Общение со сверстниками в подростковом возрасте: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Автор: | 01.11.2020

Содержание

Советы подросткам. Как правильно общаться? — МКОУ СОШ №10 х.Перевальный

Советы подросткам. Общение со сверстниками противоположного пола.

Проявляющееся в подростковом возрасте чувство взрослости толкает подростка к тому, чтобы освоить новые для себя «взрослые» виды взаимодействия. Этому, естественно, способствуют бурное телесное (физическое) развитие и, следовательно, идентификация подростка со взрослыми. Отмеченные факторы существенно влияют на изменение отношений между мальчиками и девочками: они начинают проявлять интерес друг к другу как к представителю другого пола. В этой связи подростку становится особенно важно, как относятся к нему другие. С этим, прежде всего, связывается собственная внешность: в какой мере лицо, прическа, фигура, манера держать себя и др. соответствуют половой идентификации: «Я как мужчина», «Я как женщина».

Особое значение в этой же связи придается личной привлекательности — это имеет первостепенное значение в глазах сверстников. Диспропорции в развитии между мальчиками и девочками могут служить источником переживаний. Так, в физическом развитии девочки опережают мальчиков, они могут быть крупнее и выше. Девочка, опережающая других в росте, может переживать это как неполноценность. Низкий рост у мальчиков вызывает аналогичные чувства. Особенно тяжело переживаются рост, полнота, худоба и др.

Формы общения со сверстниками противоположного пола.

Возникающий интерес к другому полу у младших подростков проявляется сначала в неадекватных формах. Так, для мальчиков характерны такие формы обращения на себя внимания, как «задирание», приставание и даже болезненные действия. Девочки обычно осознают причины таких действий и серьезно не обижаются, в свою очередь, демонстрируя, что не замечают, игнорируют мальчиков. В целом мальчики также с интуитивным вниманием относятся к этим проявлениям девочек.

Позднее отношения усложняются. Исчезает непосредственность в общении. Часто это выражается либо в демонстрации безразличного отношения к другому полу, либо в стеснительности при общении.

В то же время отроки испытывают чувство напряжения от смутного чувства влюбленности к представителям противоположного пола. Наступает этап, когда интерес к другому полу еще более усиливается, однако внешне во взаимоотношениях мальчиков и девочек возникает большая изолированность. На этом фоне проявляется интерес к устанавливающимся отношениям, к тому, кто кому нравится. У девочек этот интерес обычно возникает раньше, чем у мальчиков: о собственных симпатиях таинственно сообщается единственной подруге, но часто и группе сверстниц. Даже при взаимных симпатиях открытые дружеские отношения проявляются редко, так как для этого подросткам необходимо не только преодолеть собственную скованность, но и быть готовым противостоять насмешкам и поддразниванию со стороны сверстников.

У старших подростков общение между мальчиками и девочками становится более открытым: в круг общения включаются подростки того и другого пола. Привязанность к сверстнику другого пола может быть интенсивной, как правило, ей придается очень большое значение. Отсутствие взаимности иногда становится причиной сильных негативных эмоций.

Интерес отрока к сверстникам противоположного пола ведет к увеличению возможности выделять и оценивать переживания и поступки другого, к развитию рефлексии и способности к идентификации. Первоначальный интерес к другому, стремление к пониманию сверстника дают начало развитию восприятия людей вообще. Постепенное увеличение выделяемых в других личностных качеств и переживаний, способность к их оценке повышают возможность оценить самого себя.

Непосредственной причиной для оценки своих переживаний может являться общение с привлекательным для себя сверстником другого пола.

Романтические отношения.

Романтические отношения могут возникать при совместном проведении времени: на прогулках, при посещении музеев, театров, танцев, кино и т.д. Подростки нередко отождествляют себя с популярными персонажами и стремятся соответствовать внешним формам их поведения. Они тонко чувствуют происходящие с их телом и душой метаморфозы. Одних это смущает. Другие гордятся собой.

Стремление нравиться становится одним из значимых стремлений. Взгляд обретает особую цену: «Он на меня так смотрит! Я ему нравлюсь!» Взаимные взгляды и улыбки уже ко многому обязывают. Это как бы немой обет к предпочтению другим. Другой становится предметом неотступного внимания, что побуждает его к ответному поведению в таком же духе. Если ответных взглядов нет, то подросток сильно и остро страдает. У девочек переживания прорываются в слезы и отчаянные возгласы: «Он меня не любит!»

Особую цену приобретают прикосновения. Руки становятся проводниками внутренней напряженности, связанной с физическим и психическим обретением тела. Эти намагниченные прикосновения запоминаются душой и телом на всю последующую жизнь. Поэтому очень важно одухотворить отроческие отношения, но не принизить их.

Именно в эту пору многие отроки, стремясь сохранить свои переживания для самих себя, начинают писать дневник, стихи и т.д. Романтическое отношение к представителю другого пола побуждает к мечте, к фантазиям, где осуществляются самые невероятные замыслы и сбываются надежды.

Мечты и фантазии развивают рефлексию и смелость в решении вымышленных или реальных коллизий. Отрок учится действовать в своих фантазиях, но отрабатывает свои действия и поступки по-настоящему, переживая их и рефлексируя на все возможные ситуации.

Отроческая влюбленность может, конечно, оказаться истинной любовью. Но такие случаи редки — они не правило, а исключение. Обычно отрок страдает от любви, слезы накатываются на его глаза.

Многие отроки не переживают открыто и экспрессивно своих чувств. Однако и они мечтают о ком-то прекрасном, а найдя в толпе сверстников симпатию, открыто не смотрят в глаза другому, милому, а лишь тайно посматривают в моменты, когда, как им кажется, никто не наблюдает за ними. Безмолвные воздыхатели любят столь же кратко, как и их более открытые сверстники. Иногда подросток больше любит свою мечту о другом, чем его самого.

Первые чувства оказывают на юную душу столь сильное воздействие, что многие люди уже в зрелые годы вспоминают именно эти чувства и образ сердечной склонности, давно растворившийся в перипетиях реальной жизни.

Рекомендации от психолога подросткам. Общение с товарищами.

1) Узнай лучше самого себя. Найди в себе интересные качества — это поможет привлечь к себе сверстников и сохранить объективное суждение о других людях.

2) Развивай в себе чувствительность и внимание к внутреннему миру другого человека. Старайся при разговоре задавать вопросы, которые интересовали бы твоего собеседника.

3) Помни, каждый достоин уважения, так как он — человек. Относись к другим так, как бы ты хотел, чтобы относились к тебе.

4) Проявляй чаще интерес к другому человеку. Научись находить в нем достоинства.

5) Не замечай мелкие недостатки товарища. Ты ведь тоже их не лишен.

6) Развивай умение понимать юмор. Старайся отшучиваться, если кто-то иронизирует по поводу твоей внешности или успеваемости.

7) Умей выслушать товарища, учись вести диалог, а не говорить монологи.

8) Учись мыслить творчески, занимайся чем-нибудь интересным — это притягивает.

9) Если ты теряешь друга, подумай, может быть, вы оба изменились, выросли, поэтому и расстаетесь. Всегда можно найти новых друзей. Только настоящие друзья останутся с тобой на всю жизнь.

 

Источник: Мухина В.С.
«Возрастная психология:
феноменология развития, детство, отрочество»

Метки: раздел психологарекомендации подросткам

Особенности становления рефлексии подростков с трудностями общения со сверстниками Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Международный электронный научный журнал ISSN 2307-2334 (Онлайн)

Адрес статьи: pnojournal.wordpress.com/archive18/18-02/ Дата публикации: 1.05.2018

№ 2 (32). С. 181-187. ._.._._. . . . . .

удк 159.922.7-053.6 д. Б. Петрова, Н. А. Мишанкина

Особенности становления рефлексии подростков с трудностями общения со сверстниками

Данная работа посвящена выявлению специфики становления рефлексии в подростковом возрасте в процессе реализации ведущей деятельности.

Эмпирически доказана связь между становлением рефлексии подростков и возникновением трудностей общения со сверстниками. В статье показано, что возникающие у подростков трудности в реализации социальной стороны общения, главными из которых являются несоответствие их внешнего вида ситуации взаимодействия, демонстрация превосходства, неуважительное отношения к партнерам по общению, являются пусковым механизмом рефлексивных процессов в подростковом возрасте.

Ключевые слова: подростковый возраст, становление рефлексии подростков, трудности общения в подростковом возрасте, эмпирическое исследование особенностей интимно-личностного общения современных подростков, коммуникативность (процессуальная сторона общения), коммуникабельность (социальная сторона общения)

Perspectives of Science & Education. 2018. 2 (32)

International Scientific Electronic Journal ISSN 2307-2334 (Online)

Available: psejournal. wordpress.com/archive18/18-02/ Accepted: 1 April 2018 Published: 1 May 2018

No. 2 (32). pp. 181-187. l~) l~> M a » „

D. B. pETRovA, N. a. MisHANKiNA

Peculiarities of the formation of the reflection of adolescents with difficulties in communicating with their peers

This work is devoted to the identification of the specifics of the formation of reflection in adolescence in the process of implementing the leading activity. Empirically proven the relationship between the emergence of adolescent reflection and the emergence of difficulties in communicating with peers. The article shows that the difficulties encountered in adolescents in realizing the social side of communication, the main of which are the discrepancy between their external appearance of the interaction situation, the demonstration of superiority, disrespectful attitude to the communication partners, are the triggering mechanism of reflexive processes in adolescence.

го подростка, обусловленные динамикой исторической ситуации детства, требуют от психологической науки понимания тех задач развития, которые и определяют психологическое содержание данного возраста. Выявление и анализ этих задач должны стать предметом современных научных психологических исследований.

В отечественной психологии процесс психического развития понимается как процесс присвоения, в результате которого происходит воспроизведение человеком исторически сформировавшихся способностей и функций. Становление высшей культурной формы поведения,

по мнению Б.Д. Эльконина [7-8], есть результат «вращивания» психического орудия (знака), а не эволюция естественных способов функционирования. Началом этого «вращивания» выступает реальное общение индивидов и поэтому ответ на вопрос о развитии какого-либо психического феномена должен начинаться с описания интерпсихологической ситуации, того межиндивидуального пространства, в котором развивающаяся способность существует изначально, еще не став индивидуальным достоянием ребенка. Таким образом, мы считаем, что центром анализа становления рефлексии в подростковом возрасте должны стать особенности общения со сверстниками.

Как показано М.И. Лисиной [2-3], одним из продуктов общения выступает познание самого себя. Однако не всякое общение запускает рефлексивные процессы. В нашей работе мы предполагаем, что затрудненное общение становится основанием для возникновения проблемно-конфликтных ситуаций во взаимодействии подростков со сверстниками, в процессе и результате которых получаемая обратная связь становится внешней (интерпсихологической) формой самопознания. Невозможность же игнорирования получаемой информации в контексте реализации ведущей деятельности приводит подростка к необходимости анализа, принятия или опровержения этой информации, т.е. внутренней рефлексивной работе по определению собственной индивидуальности.

Теоретическим основанием эмпирического изучения рефлексии стали психологические исследования гуманитарно-культурологической ориентации (И. Н. Семенов, С.Ю. Степанов, Е.А. Яблоков), трактующие рефлексию как переосмысление и перестройку субъектом содержания своего опыта, знания человека о самом себе, которые порождают действенное отношение его как целостного «Я» к собственному поведению и общению, осуществляемой деятельности, самому себе, как субъекту деятельности и межличностных отношений. При этом мы считаем, что рефлексия не может быть усвоена из культуры в готовом виде, её становление происходит в процессе общения с другими. Выявлению специфики становления рефлексии в подростковом возрасте в процессе реализации ведущей деятельности посвящена данная статья.

Эмпирическое исследование проводилось на базе образовательных учреждений г. Сургута с различным статусом, выборку составили 350 учащихся 5-8 классов в возрасте от 11 до 14 лет. Выборка формировалась на произвольной основе, обследование носило групповой характер.

Для решения поставленных задач была использована констатирующая стратегия исследования в разновидности метода поперечных срезов. Конкретными методами и методиками исследования стали анализ продуктов деятельности (сочинений) и опрос («Методика исследования индивидуальной меры выраженности рефлексии» А.В. Карпова, В.В. Пономаревой, авторская методика «Трудности общения подростков со сверстниками»). В ходе статистической обработки данных определялись меры центральной тенденции и изменчивости, проведена проверка достоверности различий (критерий х2 — Пирсона, дисперсионный анализ).

Результаты эмпирического исследования уровня рефлексии в подростковом возрасте позволяют говорить о том, что большая часть испытуемых (69%) имеет средний уровень развития рефлексии, практически в равной мере в выборке представлен высокий (15%) и низкий

(16%) уровни. Таким образом, для большинства подростков (69%) характерно обдумывание, желание избежать категоричности оценок, несколько односторонняя представленность положительных и отрицательных осознаваемых личностных качеств. При оценивании подростки данной группы неглубоко осознают относительность развития тех или иных личностных качеств, в суждениях доминируют оценки действий, поступков, а не чувств, переживаний испытуемых, критерии оценок аморфны, нечетки.

Применение контент-анализа сочинений позволило уточнить содержательные особенности рефлексии подростков. Обобщенный анализ полученных результатов показывает, что вне зависимости от возраста в сочинениях подростков в крайне сжатом виде представлены физические качества, испытуемые фиксируют в основном цвет глаз, волос, свой рост и т.д. В очень незначительной мере в сочинениях дано описание учебной деятельности, главным образом подростки говорят о предпочтениях учебных предметов или дополнительных занятиях. В редких сочинениях подростки описывают свои отношения со взрослыми (причем исключительно с родителями, взаимодействие с учителями не фиксируется подростками вообще), если и встречаются такие описания, то они в основном акцентируют их конфликтность, наличие противоречий в мнениях и оценках чего-либо.

При описании себя 11-летние подростки в основном ориентируются на формально-биографические данные (36%): имя, возраст, место жительства и учебы, знак зодиака, ближайшее социальное окружение. Важное место в жизни пятиклассников продолжает занимать учебная деятельность (15%). Описание взаимодействия с окружающими представляет собой опять же скорее формально-биографические данные (с кем ребенок дружит, кому из учителей симпатизирует) без объяснения/понимания оснований этих отношений, обоснования своих симпатий и т.д. Таким образом, для младших подростков довольно сложно описывать себя, на уровне сознания детей данного возраста обнаруживаются лишь фактические данные, что говорит об опоре скорее на внешние ориентиры, нежели внутренние основания деятельности.

В сочинениях 12-летних подростков обнаруживается появление преобладания описаний психологических качеств (26%) над формально-биографическими данными (13%). Важное место в сочинениях данных подростков начинает занимать общение со сверстниками (23%). Интересно, что отношения со сверстниками представлены в основном описанием морально-нравственных качеств, проявляющихся во взаимодействии.

Сочинения 13-летних подростов насыщены описанием интересов, большая часть из которых связана с компьютерными играми или занятиями в спортивных секциях, увлечением музыкой и

др. (45%). Отдельные сочинения семиклассников ограничиваются подобной информацией, психологические и физические особенности либо не представлены вообще, либо представлены крайне скупо (10% и 4% соответственно). Следует отметить, что полученные данные подтверждают классические теоретические представления о том, что ключом ко всей проблеме психологического развития подростка является проблема интересов.

Для самоописаний 14-летних подростков в целом характерно наличие большинства категорий анализа, что позволяет говорить об их

дифференцированности и широте охвата разных сфер жизни. В сочинениях подростки начинают отмечать признаки, отражающие характер, своеобразие, индивидуальность, неповторимость, которые проявляются в различных видах деятельности, в том числе и учебной.

Далее, проанализировав сочинения учащихся по критериям простоты/сложности, субъектности/объектности, широты охвата разных сторон и качеств, дифференцирован-ности/недифференцированности самоописаний, были получены результаты, представленные в таблице 1.

Таблица 1

Распределение подростков по показателям самоописания (в %)

Критерии анализа Характеристики самоописаний

Простота — сложность самоописаний Простой тип 37

Промежуточный тип 47

Сложный тип 16

Субъектность — объектность самоописаний Объектные 26

Смешанные, преимущественно объектного характера 43

Смешанные, преимущественно субъектного характера 23

Субъектные 8

Широта охвата разных сторон проявления качеств Широкий охват 12

Средний охват 53

Узкий охват 35

Дифференцированность самопрезентаций Дифференцированные самоописания 13

Недифференцированные самоописания 87

Как видно из таблицы 1, большинство сочинений подростков (47%) характеризуется поверхностной представленностью положительных и отрицательных осознаваемых психологических качеств, которая сочетается со слабой соотнесенностью с деятельностью субъекта. Автор неглубоко осознает относительную меру развитости личностных свойств, возможности их неоднозначных сочетаний. Для 37% характерны однозначность оценки представляемых качеств, отсутствие четкого разграничения положительных и отрицательных сторон своей личности, аморфность восприятия, отсутствие понимания значимости тех или иных личностных качеств в деятельности; одномерность их представленности. И лишь 16 % испытуемых умеют давать себе положительные и отрицательные определения, связывать их с мотивами, средствами и целями собственной деятельности, одномерно «видеть» представляемые свойства, понимая относительный уровень их развитости, подчас противоречивый характер их возможных взаимосвязей.

Несколько меньше половины испытуемых (43%) в сочинениях рассуждают в основном о

своих поступках, эпизодах жизни. В повествовании авторы иногда включают оценку своих чувств по поводу увлечений и поступков; делаются попытки связать эти рассуждения с мотивами деятельности. Для 26% характерны объектные суждения, представляющие собой прямую оценку своих знаний, поступков. В 23% случаев автопрезентации содержат фрагментарные описания чувств, состояний, однако их анализ либо поверхностен, либо совсем отсутствует. Анализ личных переживаний, рассуждения о своем внутреннем мире содержатся в 8% сочинений.

Как видно из таблицы, в большинстве случаев (53%) набор качеств, отраженных в сочинениях, не разнообразен, не велик, не всегда осознаются особенности их проявления в деятельности и слабо аргументированы, что характерно для среднего охвата разных сторон проявления качеств. В 35% случаев отмечено лишь несколько качеств, причем, близкого порядка, испытуемый не осознает необходимость объяснять ситуации проявления тех или иных личностных свойств; 12% — представлены относительно разнообраз-

ные качества, проявляющиеся в разных видах деятельности, их значимость осознана и аргументирована ребенком.

В подавляющем большинстве (87%), были обнаружены недифференцированные описания, дающие представления о субъекте в общем, схематично; в них личностные свойства мало связаны с действиями испытуемого. И лишь для 13% испытуемых характерно осознание выраженности у себя каких-либо личностных свойств лишь

в определенной мере, более или менее явное их проявление в какой-либо определенной деятельности, жизненной ситуации. Ребенок обнаруживает знания своих главных черт устойчиво проявляющихся и второстепенных.

Результаты первичной описательной статистики показателей общего уровня рефлексии (табл.2) свидетельствуют о наличии различий в уровне развития рефлексии на разных этапах подросткового возраста.

Таблица 2

Распределение показателей рефлексии в подростковом возрасте (баллы)

М Мо Md о А Е

11 лет 115 117 113 14 1 1

12 лет 117 125 118 10 -1 0

13 лет 109 87 109 19 1 0

14 лет 113 114 114 13 -1 0

По всей выборке 113 114 114 14 0 0

Так, если по показателям моды с 11 до 12 лет обнаруживается положительная динамика рефлексии (117 и 125 балла соответственно), то в 13 лет было выявлено резкое уменьшение данного значения до 87 баллов. Аналогичная тенденция имеет место быть и при анализе медианы. Значения асимметрии говорят о том, что в 12 и 14 лет обнаруживаются отклонения значений общего уровня рефлексии от нормального распределения в сторону более высоких значений (-1 и -1 соответственно). По всей же выборке в итоге значение асимметрии говорит о нормальности распределения. Согласно значениям эксцесса, на протяжении всего подросткового возраста преобладают средние значения уровня рефлексии, что также подтверждает нормальность распределения данного признака.

Применение критерия х2 Пирсона показало, что различия в уровне рефлексии подростков различных возрастов статистически достоверны: х2эмп= 14,34 при сравнении показателей рефлексии в 11 и 13 лет, х2эмп=10,13 при сравнении показателей в 13 и 14 лет, х2эмп=2,86 при сравнении показателей в 11 и 14 лет (при х2кр 0,05= 3,842, х2кр 0,01= 6,635, х2кр 0,001= 10,829 для df=1). Гендерные различия в уровне рефлексии оказались статистически не значимы (х2эмп=1,98 при аналогичных критических значениях критерия).

Таким образом, в результате эмпирического изучения представленности уровней развития и особенностей рефлексии в выборке, нами было установлено, что большинство подростков (69%) имеют средний уровень. Хотя процесс познания себя присутствует у испытуемых, подростки недостаточно понимают возможности самоизменения путем открытия в себе новых психологических свойств и качеств.

При этом подростки крайне разнородны как по общему уровню, так и по содержанию рефлексии. Эмпирические данные показывают, что рефлексия обнаруживает положительную динамику в 11-12 лет и резкое снижение показателей в период подросткового кризиса (13 лет). Содержание рефлексии и представления подростков о себе также существенно различаются в 11, 12, 13, 14 лет. Можно предположить, что подобное положение дел объясняется особенностями реализации ведущей деятельности в течение всего подросткового периода.

Следующим этапом данного исследования стало выявление связи становления рефлексии подростков и возникновения трудностей общения со сверстникам.

Сопоставление показателей трудностей общения и уровня развития рефлексии подростков дало довольно противоречивые результаты (см. рис.1). Подростки, имеющие низкий уровень развития рефлексии, в основном не имеют трудностей общения со сверстниками и представлены в группах испытуемых со средним (71%) и низким (29%) уровнем трудностей. Высокорефлексивные подростки представлены как в группе испытуемых с низким (33%), так и высоким уровнем (22%) трудностей в общении со сверстниками.

Полученные количественные данные могут быть поняты при рассмотрении распределения высоко- и низкорефлексивных подростков по компонентам «Коммуникативность» и «Коммуникабельность».

Как видно из рис. 1, высокорефлексивные подростки не испытывают значительных затруднений в реализации процессуальной стороны общения (коммуникативности), имея серьезные сложности в реализации его социальной стороны (коммуникабельности). Так, высоко-

Рис. 1. Распределение подростков по уровню развития рефлексии в зависимости от трудностей

общения со сверстниками (%)

рефлексивные подростки по показателю коммуникативности продемонстрировали главным образом низкий и средний уровень трудностей (22% и 67% соответственно), низкорефлексивные — высокий и средний уровни (20% и 63% соответственно). По показателю коммуникабельности высокорефлексивные подростки по преимуществу имеют высокий и средний уровень (33% и 56% соответственно), низкорефлексивные — низкий и средний (29% и 71% соответственно).

Согласно эмпирическим данным, высокорефлексивные подростки умеют сознательно использовать экспрессию для выражения собственных чувств и предоставления обратной связи партнеру по общению, владеют голосом, умеют держать паузу в разговоре. Т.е. подростки, которые осознанно и целенаправленно используют мимику, жесты для замещения слов и выражения своих чувств, невербально подбадривают собеседника, поддерживают визуальный контакт, умеют внимательно молчать в разговоре с использованием мимики и контакта глаз, в случае необходимости скрывают свое отношение к происходящему за

выражением лица, умеют приспосабливать темп своей речи к темпу речи собеседника, обладают высоким уровнем рефлексии.

Низкорефлексивные подростки соблюдают социальные нормы и правила, в достаточной мере владеют сложными коммуникативными умениями, а именно: легко подбирают слова для выражения своих чувств, мыслей, описания действий, их внешний вид не противоречит ситуации общения и пр., т.е. ведут себя в соответствии с принятым социальными нормами. В итоге данные подростки довольно быстро заводят знакомства со сверстниками, часто становятся инициатором беседы, быстро и интуитивно понимают то, что подходит для данной ситуации общения.

Сложности в реализации социальной стороны общения высокорефлексивных подростков проявляются в непунктуальности, несоответствии их внешнего вида, одежды ситуации взаимодействия, частой демонстрацией превосходства, неуважительном отношения к партнерам по общению, использовании неуместного в конкретной ситуации набора слов и т.д.

Таблица 3

Эмпирические значения F критерия

Трудности общения Значения критерия

Общий уровень 3,46**

Коммуникабельность 3,19**

Пунктуальность 1,82*

Вежливость 2,28**

Тактичность 1,41

Корректность 1,33

Соответствие внешнего вида ситуации 2,63**

Культура речи 1,70

Демонстрация превосходства 3,02**

Примечания: **дЛМ0,О1, * — Ш0,05, где ^р^^Ш^оГ2’17»» 200

Таким образом, в результате анализа таблиц сопряженности обнаруживается следующая связь уровня рефлексии и трудностей общения подростков со сверстниками:

— чем меньше трудностей в реализации процессуальной стороны общения испытывает подросток, тем выше у него уровень рефлексии;

— чем больше трудностей в реализации социальной стороны общения испытывает подросток, тем выше у него уровень рефлексии. эмп=3,46 при р <0,01) указывает на их статистическую значимость. Следовательно, наличие трудностей в общении подростков со сверстниками обусловливает развитие процесса самопознания, т.е. рефлексии.

При этом следует оговориться, что рефлексия безусловно присуща как подросткам с трудностями общения, так и их не испытывающим, однако степень выраженности рефлексии у них различна. У подростков с трудностями реализации социальной стороны общения (независимо от возраста), статистически достоверно уровень рефлексии выше, чем у их сверстников, соблюдающих социальные нормы и правила.

Таким образом, результаты анализа эмпирических данных позволяют утверждать, что воз-

никающие у подростков трудности в реализации социальной стороны общения, главными из которых являются несоответствие их внешнего вида ситуации взаимодействия, демонстрация превосходства, неуважительное отношения к партнерам по общению, являются пусковым механизмом рефлексивных процессов в подростковом возрасте.

Перечисленные трудности становятся основанием (причиной) возникновения проблемно-конфликтных ситуаций во взаимодействии подростков со сверстниками, в процессе и результате которых обратная связь становится как бы внешней формой самопознания. Обратная связь, получаемая от другого подростка, становится неким зеркалом, в котором отражаются свойства индивидуальности «трудного» в общении подростка. Невозможность же игнорирования получаемой информации в свете огромной значимости общения со сверстником приводит подростка к необходимости анализа, принятия или опровержения этой информации, т.е. внутренней рефлексивной работе по определению собственной индивидуальности.

Подростки, испытывающие трудности в общении, вынуждены обращаться к анализу собственной индивидуальности как средству, необходимому для организации взаимоотношений со сверстниками и реализации других видов деятельности. Осознание и оценка собственных качеств, понимание их как средств решения стоящих перед подростком задач, как отмечал Д. Б. Эльконин [9], становится сущностным основанием для всего психического развития подростков.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бортникова Л.Г., Петрова Д.Б. Осознанная саморегуляция произвольной активности подростков в контексте реализации ведущего вида деятельности / Л.Г. Бортникова, Д.Б. Петрова // Вестник Сургутского государственного педагогического университета. Сургут: РИО СурГПУ. 2012. №1(16). С.163-169.

2. Лисина М.И. Общение и психическое развитие // Общение, личность и психика ребенка / Лисина М. И., под редакцией Рузской А. Г. М.: Издательство «Институт практической психологи», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. С. 218-227. URL: http://psychlib.ru/inc/absid.php?absid=160858 (дата обращения: 27.03.2018)

3. Лисина М.И. Формирование личности ребенка в общении / М.И. Лисина. Санкт-Петербург : Питер, 2009. 320 с.

4. Петрова Д.Б. Роль рефлексии в саморегуляции произвольной активности подростков с трудностями общения со сверстниками : автореф. дис. … канд. психол. наук : 19.00.13. Сургут, 2012. 23 с.

5. Петрова Д.Б., Мишанкина Н.А. Инструментальный подход к исследованию трудностей общения в подростковом возрасте // Перспективы науки и образования. 2018. № 1 (31). С. 188-194.

6. Фельдштейн Д.И. Современное детство как социокультурный и психологический феномен / Д.И. Фельдштейн // Universum: Вестник Герценовского университета. 2012. № 1. С.20-29.

7. Фрумин И.Д., Эльконин Б.Д. Образовательное пространство как пространство развития («школа взросления») // Вопросы психологии. 1993. № 1. С. 24. URL: http://www.voppsy.ru/issues/1993/931/931024.htm (дата обращения: 27. 03.2018)

8. Эльконин Б.Д. Психология развития: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2001. 144 с.

9. Эльконин Д.Б. Психическое развитие в детских возрастах: Под редакцией Д. И. Фельдштейна / Вступительная статья Д. И. Фельдштейна. 2-е изд. М.: Издательство «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. 416 с. URL: http://psychlib.ru/mgppu/EPr-1997/EPR-0011.htm#$p1 (дата обращения: 27.03.2018)

REFERENCES

1. Bortnikova LG, Petrova, D.B. A conscious self-regulation of the voluntary activity of adolescents in the context of the implementation of the leading activity / L.G. Bortnikova, D.B. Petrova. Bulletin of the Surgut State Pedagogical University. Surgut: RIO SurGPU. 2012. no. 1 (16). P.163-169. (in Russian)

2. Lisina M.I. Communication and mental development // Communication, personality and psyche of the child / Lisina MI, edited by Ruzskaya AGM .: Publishing house «Institute of Practical Psychologists», Voronezh: NGO «MODEK», 1997. pp. 218-227. URL: http://psychlib.ru/inc/absid.php?absid=160858 (accessed 27.03.2018) (in Russian)

3. Lisina M.I. Formation of the child’s personality in communication / M.I. Lisina. Saint-Petersburg, Peter Publ., 2009. 320 p. (in Russian)

4. Petrova D.B. The role of reflection in self-regulation of voluntary activity of adolescents with difficulties in communicating with peers: abstract. Diss. … PhD in Psychol. Sciences: 19.00.13. Surgut, 2012. 23 p. (in Russian)

5. Petrova D.B., Mishankina N.A. Instrumental approach to the study of the difficulties of communication in adolescence. Perspectives of science and education. 2018. no. 1 (31). pp. 188-194. (in Russian)

6. Feldshtein DI Modern childhood as a sociocultural and psychological phenomenon. Feldstein. Universum: Bulletin of the Herzen University. 2012. № 1. C.20-29. (in Russian)

7. Frumin I.D., El’konin B.D. Educational space as a development space («school of growing up»). Voprosy psychologii. 1993. no. 1. P. 24. URL: http://www.voppsy.ru/issues/1993/931/931024.htm (accessed 27.03.2018) (in Russian)

8. El’konin B.D. Development Psychology: Textbook. allowance for stud. supreme. training. institutions. Moscow, Academy Publ., 2001. 144 p. (in Russian)

9. El’konin D.B. Mental development in childhood: Edited by DI Feldstein / Introductory article by DI Feldstein. 2 nd ed. Moscow: Publishing House «Institute of Practical Psychology», Voronezh: NGO «MODEC», 1997. 416 p. URL: http://psychlib.ru/mgppu/ EPr-1997/EPR-0011.htm#$p1 (accessed 27.03.2018) (in Russian)

Информация об авторах Петрова Дина Борисовна

(Россия, Сургут) Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Сургутский государственный педагогический университет E-mail: [email protected]

Information about the authors

Petrova Dina Borisovna

(Russia, Surgut) PhD in Psychological Sciences,

Associate Professor of the Department Psychology Surgut State Pedagogical University E-mail: [email protected]

Мишанкина Наталья Анатольевна

(Россия, Сургут) Кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры психологии Сургутский государственный педагогический университет E-mail: mishankina. [email protected]

Mishankina Natalya Anatolevna

(Russia, Surgut) PhD in Psychological Sciences,

Senior Lecturer of the Department Psychology Surgut State Pedagogical University E-mail: [email protected]

Инструментальный подход к исследованию трудностей общения в подростковом возрасте Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Международный электронный научный журнал ISSN 2307-2334 (Онлайн)

Адрес статьи: pnojournal.wordpress.com/archive18/18-01/ Дата публикации: 1.03.2018 № 1 (31). С. 188-194.

УДК 159.922.7-053.6 j_

д. Б. петрова, н. А. МИШАИКИИА

Инструментальный подход к исследованию трудностей общения в подростковом возрасте

В данной работе анализируется проблема изучения трудностей общения в подростковом возрасте. Представлены результаты разработки и психометрические показатели апробации авторской методики, направленной на изучение особенностей интимно-личностного общения современных подростков «Трудности общения подростков со сверстниками». Выявлена специфика трудностей общения подростков со сверстниками на разных этапах подросткового возраста. Показано, что наиболее сложным периодом подросткового возраста в отношении, как общего уровня трудностей общения, так и реализации процессуальной и социальной его сторон является не кризис 13 лет, а предшествующие ему 11 и 12 лет. Возраст 13 лет представляется как период наиболее активной (и, вероятно, успешной) реализации данного вида деятельности, когда происходит углубление и дифференциация дружеских связей на основе эмоциональной, интеллектуальной близости подростков.

Ключевые слова: подростковый возраст, трудности общения в подростковом возрасте, эмпирическое исследование особенностей интимно-личностного общения современных подростков, методика диагностики трудностей общения подростков со сверстниками, коммуникативность (процессуальная сторона общения), коммуникабельность (социальная сторона общения).

Instrumental approach to the study of the difficulties of communication in adolescence

This paper examines the problem of learning the difficulties of communication in adolescence. Presents the results of the development and psychometric indicators of approbation of author’s method, aimed at studying of features of intimate and personal communication of modern teenagers «Teenagers communication difficulties with peers». Specifics of the difficulties of communicating adolescent with peers at different stages of adolescence. It is shown, that the most difficult period of adolescence in relation to both the overall level of difficulty communicating and implementing procedural and social sides is not in crisis 13 years and preceding 11 and 12 years old. Age 13 years, appears as a period of the most active (and probably successful) implementations of this type of activity, when deepening friendly relations and differentiation based on emotional, intellectual proximity of teenagers.

Keywords: adolescence, communication difficulties in adolescence, empirical study of intimate and personal communication of modern teenagers, diagnostic technique difficulties communicating with peers, adolescents communicativeness (procedural side communication), interpersonal skills (social side of communication).

Perspectives of Science & Education. 2018. 1 (31)

International Scientific Electronic Journal ISSN 2307-2334 (Online)

Available: psejournal.wordpress.com/archive18/18-01/ Accepted: 18 January 2018 Published: 1 March 2018

No. 1 (31). pp. 188-194. ,

D. B. pETRoVA, п. A. MisHANKiNA

сихологическое содержание подросткового возраста является достаточно популярным предметом исследования психологической науки. Пристальное внимание к подростковому возрасту вполне понятно: отсутствие в российском обществе пространств для реализации подростковой субъектности часто приводит детей к не вполне адекватным формам самоутверждения, что серьёзно осложняет жизнь и самим подросткам, и окружающим их взрослым.

Одновременно с данной негативной тенденцией общепризнанно, что подростковый возраст является периодом осознания себя как автора собственной биографии, принимающего персональную ответственность за свое будущее и утверждающего себя внутри совместного бытия с другими людьми.

Таким образом, подростковый возраст «выступает в общем процессе детства как важный момент социального развития, имеющий особую нагрузку в становлении личности и связываемый с особым состоянием взросления ребенка» (Л.И. Божович) [1, с. 27].

При этом можно утверждать, что объективно происходящие изменениями культурно-исторической среды, обусловливают качественные психические и психофизиологические изменения современного подростка. Сегодняшний подросток при сохранении сущностных оснований и действенных механизмов психического развития разительно отличается от ребенка 90х г.г.: «… ребенок стал не хуже или не лучше своего сверстника двадцатилетней давности, он просто стал другим!», — пишет Д.И. Фельдштейн [6, с. 49].

Показанные в работах Д.И. Фельдштейна изменения современного ребенка являются эмпирическим подтверждением одного из базовых положений культурно-исторической теории, согласно которому возраст — это период, имеющий свое особое содержание, которое можно выразить через некоторые культурно и исторически возникшие задачи. Выявление и анализ этих задач, стоящих перед подростком, должны стать предметом дальнейших современных научных исследований.

Классические же теоретические представления (Д.Б. Эльконин, Т.В. Драгунова) и разнообразные эмпирические данные (З.Б. Абросимова, Н.Л. Белопольская, Л.Г. Бортникова, А. А. Бочавер, Г.В Бурменская., И.П. Волкова, Е.И. Захарова, С.Р. Иванова, О.А.Карабанова, С.А. Кулаков, А.Г. Лидерс, Н.П. Локалова, Е.В. Свистунова, Е.С. Собкин, Е.И. Шафирова, B.C. Шильштейн и др.) свидетельствуют о том, что на данном возрастном отрезке подростками в процессе реализации интимно-личностного общения со сверстниками усваиваются те общественные задачи, которые решаются взрослыми. Поэтому вопрос об особенностях общения современных подростков является

принципиальным для психологической и педагогической науки.

Разработка диагностического инструментария и эмпирическое исследование особенностей интимно-личностного общения современных подростков стали задачами данного исследования.

Исследование проводилось на базе образовательных учреждений г.Сургута с различным статусом, выборку составили 350 учащихся 5-8 классов, а также педагоги и родители обследованных подростов.

Отметим, что разработка авторской методики диагностики трудностей общения подростков со сверстниками стала самостоятельной задачей исследования, поскольку имеющийся в современной психологии диагностический инструментарий (Калифорнийский и Фрейбург-ский личностные опросники, СУМО В. Н. Куни-цыной, тест социального интеллекта Д. Гилфорда и М. Салливена, тест Э. Шострома, опросник КОСКОМ, тест Лири и многие др.) либо не соответствовал психологическим особенностям возраста наших испытуемых, либо противоречил исходным теоретическим представлениям об изучаемой реальности.

Теоретической основой разработки данной методики послужило представление о трудностях общения, сформулированное в работах В.Н. Куницыной [3]. Вопросы предлагаемой методики были сформулированы нами исходя из представлений данного автора о содержании конструктов процессуальной (коммуникативности) и социальной (коммуникабельности) сторон трудностей общения. Владение процессуальной стороной общения предполагает сознательное использование экспрессии (выражение собственного состояния, отношения, экспрессия как обратная связь), владение голосом, умение держать паузу. Владение социальной стороной — соблюдение социальных норм (пунктуальность, вежливость, тактичность, корректность, внешний вид, культура речи, демонстрация превосходства), сложные коммуникативные умения (вербальный компонент взаимодействия, ориентация на сотрудничество/ доминирование и другое).

Методика включает в себя 53 утверждения, сгруппированных по параметрам (шкалам) коммуникабельности и коммуникативности (16 и 37 утверждений соответственно). Следует отметить, что часть утверждений является положительной, часть — отрицательной, что учитывалось при обработке результатов посредством инверсии баллов.

По каждому утверждению эксперт мог ценить поведение испытуемого от 0 до 3 баллов. =2). Подтверждение нормального закона эмпирического распределения означает, что полученная эмпирическая кривая не требует нормализации и распределение можно рассматривать как репрезентативное по отношению к генеральной совокупности и на его основе определить репрезентативные оценочные нормы.

На этапе пилотажного исследования предлагаемая методика прошла проверку по ряду формальных критериев, доказывающих ее качество и эффективность. Выборка стандартизации составила 7о подростков и была уравновешена по полу, возрасту, условиям обучения. В качестве экспертов выступили классные руководители и родители данных подростков.

Анализ авторской методики с применением коэффициента а-Кронбаха показал высокую степень выраженности интеркорреляционных связей между утверждениями, т.е. внутреннюю согласованность (надежность) методики. Результаты статистической обработки показывают, что коэффициент а-Кронбаха для суммарного балла по всей методики равен о,728, что является довольно высоким показателем. Результаты анализа шкал «Коммуникативность» и «Ком-

муникабельность» с помощью коэффициента а-Кронбаха позволяют говорить о внутренней согласованности каждой шкалы (о,718 и о,739 соответственно). Таким образом, можно утверждать, что результаты измерения, полученные с помощью данной методики, относительно устойчивы к случайным искажающим факторам. Следует отметить, что высокий результат а-надежности является одновременно и косвенным показателем внутренней валидности.

Валидность данной методики определялась методом линейной корреляции показателей трудностей общения и данными, полученными путем экспертного опроса родителей испытуемого. Между двумя рядами показателей (оценками классных руководителей и родителей для каждого подростка) был вычислен коэффициент корреляции г Пирсона, который в среднем для суммарного балла составил о,652, для показателей коммуникативности — о,657, коммуникабельности — о,643 (при гкро1=о,228 гкроо5=о,271, г =о,351, г п =о,439 для п=53).

кро,о1 ‘ ‘ кро,оо1 ‘ » ‘

Содержательная валидность методики обеспечивалась с самого начала ее разработки логико-семантическим отбором вопросов, направленных на выявление испытываемых подростками трудностей в общении со сверстниками.

Таким образом, валидность и надежность авторской методики «Трудности общения подростков со сверстниками» была доказана с помощью методов математической статистики и обеспечивается ее содержанием.

Апробация авторской методики «Трудности общения подростков со сверстниками» позволило изучить трудности общения подростков со сверстниками (рис. 1).

71

65

21

15

18

Общий уровень

12

65

21

15

□ Высокий

□ Средний

□ Низкий

Коммуникативность Коммуникабельность

Рис. 1 Распределение показателей трудностей общения подростков со сверстниками (в %)

Как видно из рисунка 1, большинство подростков (от 8о до 83%) не имеют ярко выраженных трудностей общения, владеют как процессуальной, так и социальной сторонами общения, демонстрируя оптимальную модель общения. Для них не характерны систематические субъ-

ективно переживаемые «сбои» в реализации планируемого общения. Обследованные нами подростки демонстрируют полноту владения вербальными и невербальными средствами осуществления контакта, знание и следования нормам и правилам общения, сформирован-

ность психологической культуры общения в целом. Подростки сознательно выбирают способы общения, созидающие само общение, в центре которого находится личность партнера по общению. В процессе общения большинство подростков удовлетворяют соответствующую потребность, достигают поставленной цели совместной деятельности, получают желаемый результат и т. д., что сопровождается удовлетворенностью процессом общения и своей ролью в нем.

При этом значительная часть подростков (от 18% до 21%) обладают такими психологическими особенностями, которые делают установление подлинного контакта, сокращение психологической дистанции, развитие глубоких межличност-

ных отношений и удовлетворение базовых потребностей в данном возрасте недостижимыми, невозможными. Для данных испытуемых характерны острые отрицательные эмоциональные переживания в ходе общения, сопровождающегося высоким нервно-психическим напряжением. Испытуемые, попавшие в данную категорию, условно могут быть названы «группой риска», поскольку испытывают серьезные затруднения в процессе реализации ведущего вида деятельности, который затем целостно определяет становление новых психических образований.

Детальная характеристика трудностей общения в подростковом возрасте представлена в таблице 1.

Таблица 1

Распределение подростков по показателям составляющих трудностей общения со сверстниками (в %)

Составляющие трудностей общения Уровень трудностей общения

высокий средний низкий

Коммуникативность Выражение с помощью экспрессии собственного состояния, отношения 21 64 15

Экспрессия как обратная связь 15 71 15

Суммарный показатель сознательного использования экспрессии 15 74 12

Владение голосом 18 64 18

Умение держать паузу 21 79 0

Коммуникабельность Соблюдение социальных норм 18 68 15

Сложные умения 21 68 12

Как видно из таблицы 1, испытуемые продемонстрировали владение навыками использования экспрессии как средства общения (74% средний и 12% низкий уровни по суммарному показателю сознательного использования экспрессии), при этом подростки скорее непосредственно выражают собственное эмоциональное состояние, нежели сознательного используют экспрессию как обратную связь. Так, 15% подростков, получивших высокие оценки по данной шкале, имеют непосредственную мимику, отражающую состояние в данный момент, затрудняются в поддержании визуального контакта, характеризуются неумением внимательно молчать в разговоре с использованием мимики и контакта глаз, неадекватно использует мимику, жесты для замещения слов. Лишь 12% испытуемых осознанно и целенаправленно использует мимику для выражения своих чувств и отношения к тому, о чем говорит собеседник.

Подавляющее большинство подростков (64% средний и 18% низкий уровни) продемонстрировали достаточный уровень владения голосом в процессе общения, что предполагает использование в речи интонации, ударения для привлечения и сосредоточения внимания слушающего,

употребление междометий («А!», «Угу!», «Ну!» и др.) для выражения своего отношения, умение приспосабливать темп своей речи к темпу речи собеседника.

Отсутствие низких показателей по комплексной шкале «Коммуникативность» было обнаружено лишь при оценке умения подростков в разговоре целенаправленно держать паузу, которое, как мы предполагаем, определяется совокупностью довольно сложных умений, а также интеллектуальными, социально-перцептивными, динамическими и др. особенностями человека.

Обобщенная качественная характеристика количественных данных, полученных по шкале «Коммуникабельность», позволяет говорить, что обследованные подростки проявляют приветливость, умение начать разговор, найти общую тему, способность длительное время поддерживать разговор, умение выслушать собеседника, точно и ясно высказать свои мысли, выйти из общения, не обижая других.

Однако при этом довольно большая часть подростков (18% и 21%) испытывают затруднения в реализации социальной стороны общения. Так, почти треть подростков (32%) не выполняют

свои обязательства вовремя, например, не появляются к назначенному для встречи времени. 24-26% подростков не умеют держать себя в соответствии с общепринятым этикетом в различных ситуациях: используемые ими формы обращения к собеседнику неадекватны ситуации, их внешний вид, одежда не соответствуют ситуации взаимодействия.

18% испытуемых осложняет свои взаимоотношения со сверстниками демонстрацией превосходства. Данные подростки в иронично-унизительной форме выражают недоумение по поводу непосвященности партнера по общению в обсуждаемый вопрос, любят говорить о своих реальных и мнимых достижениях, делают ехидные, язвительные замечания собеседнику, стремятся «блеснуть», поразить собеседника своей осведомленностью. 18% испытуемых продемонстрировали неуважительное отношения к партнерам по общению, их достоинству, что проявляется в передразнивании подростками манеры собеседника говорить, отсутствии извинений за причиненные неудобства, перебивании партнера и т.д. Характеризуя культуру речи подростков, необходимо сказать, что хотя подростки в целом соблюдают основные нормы и правила русского языка (правила произношения, образования и изменения слов и др.), нередко использует в своем лексиконе жаргонные слова и нецензурные выражение (12%).

Анализируя полученные данные, необходимо сказать, что причины сложностей подросткового возраста и, как следствие, внешних конфликтов будет правильно искать вокруг психологических новообразований этого возрастного периода. Отдельные изложенные выше поведенческие проявления подростков следует интерпретировать не просто как «болезни роста», а как проявление активного желания подростка так или иначе приобщиться к миру взрослых и походить на них посредством демонстрации взрослых (как кажется самому подростку) и довольно утрированных форм поведения. Приобретение внешних признаков взрослости делает подростка взрослым в собственных глазах и (как опять же ему кажется) в представлении окружающих.

Таким образом, описанное выше поведение скорее закономерно для подросткового возраста и должно рассматриваться как одна из форм проявления чувства взрослости. При этом возникновение у подростка представления о себе как о взрослом имеет важные последствия, т.к. разрыв между реальным уровнем взрослости и желаемым подростком выступает как специфический стимул социальной активности подростка и составляет, по Д.Б. Эльконину [9], главное противоречие подросткового возраста.

Эмпирические данные позволили проследить специфику трудностей общения подростков со сверстниками от 11 до 14 лет (рис. 2).

30

20

10

♦ Общий уровень —■— Коммуникативность —-Ь.— Коммуникабельность

11 лет

12 лет

13 лет

14 лет

Рис. 2 Распределение подростков по показателю высокого уровня трудностей общения

со сверстниками (в %)

Как видно из рисунка 2, наиболее сложным периодом подросткового возраста в отношении как общего уровня трудностей общения, так и реализации процессуальной и социальной его сторон является не кризис 13 лет, а предшествующие ему 11 и 12 лет. Представленные на рисунке данные, на наш взгляд, могут отражать не только непосредственно трудности общения подростков со сверстниками, но и раскрывать особен-

ности становления ведущей деятельности в данный возрастной период.

11-12 лет представляет собой начальный этап установления интимно-личностного общения со сверстниками, определения круга лиц, с которыми возможна реализация этой деятельности, выработки необходимых для стабильных и глубоких дружеских отношений средств, умений и навыков.

0

13 лет — период наиболее активной (и, вероятно, успешной) реализации данного вида деятельности, когда происходит углубление и дифференциация дружеских связей на основе эмоциональной, интеллектуальной близости подростков. Общение со сверстниками для 13-летних подростков становится полигоном для примери-вания образцов взрослого поведения, подгонки их к себе, отработки взрослых форм и способов действия. Кроме того, в атмосфере свободы и относительной безопасности интимно-личностного общения со сверстниками подросток имеет возможность социально-психологически экспериментировать с собственной идентичностью.

Общепризнанные сложности, поведенческие трудности 13-летнего подростка связаны с

тем, что реализация чувства взрослости в этот период встречает большие препятствия в сфере взаимодействия со взрослыми. Достижение равноправного положения, являющегося непременным условием реализации чувства взрослости, в отношениях со сверстниками объективно достигается значительно проще, естественней, нежели в отношениях со взрослыми. Стремление отстоять свое право на взрослость в отношениях с родителями, учителями часто принимает формы протеста, конфликта и свидетельствует о ломке старой структуры отношений. Именно поэтому традиционно принято считать подростковый кризис (13 лет) самым острым и тяжело переживаемым . .. для окружающих подростка взрослых.

ЛИТЕРАТУРА

1. Божович Л.И. Избранные психологические труды. Проблемы формирования личности: Под. ред. Д.И. Фельдштейна / Вступительная статья Д.И. Фельдштейна. М., 1995. URL: http://elib.gnpbu.ru/text/bozhovich_problemy-formirovaniya-lichnosti_2001 (дата обращения: 15.01.2018)

2. Бортникова, Л.Г., Петрова, Д.Б. Осознанная саморегуляция произвольной активности подростков в контексте реализации ведущего вида деятельности / Л.Г Бортникова, Д.Б. Петрова // Вестник Сургутского государственного педагогического университета. Сургут: РИО СурГПУ. 2012. №1(16). С.163-169.

3. Куницына В.Н., Казаринова Н.В., Поголыпа В.М. Межличностное общение.: учеб. для вузов / В.Н. Куницына, Н.В. Казаринова, В.М. Поголыпа. — СПб.: Изд-во «Питер», 2002. 544 с.

4. Поливанова К. Н., Бочавер А. А., Нисская А. К. Взросление пятиклассников: 1960-е vs 2010-е // Вопросы образования. 2017. № 2. С. 185-205.

5. Фельдштейн Д.И. Современное детство как социокультурный и психологический феномен / Д.И. Фельдштейн // Universum: Вестник Герценовского университета. 2012. № 1. С.20-29.

6. Фрумин И.Д., Эльконин, Б.Д. Образовательное пространство как пространство развития («школа взросления») / Вопросы психологии. 1993. № 1. С.24. URL: http://www.voppsy.ru/issues/1993/931/931024.htm (дата обращения: 15.01.2018).

7. Эльконин Б.Д. Психология развития: Учебн. пособие для студ. высш. учеб. Заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2001. 144 с.

8. Эльконин, Д.Б. Психическое развитие в детских возрастах: Под редакцией Д. И. Фельдштейна / Вступительная статья Д. И. Фельдштейна. 2-е изд. М.: Издательство «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. 416 с. URL: http://psychlib.ru/mgppu/EPr-1997/EPR-0011.htm#$p1 (дата обращения: 15.01.2018)..

REFERENCES

1. Bozhovich L.I. Izbrannye psikhologicheskie trudy. Problemy formirovaniya lichnosti: Pod. red. D.I. Fel’dshteina / Vstupitel’naya stat’ya D.I. Fel’dshteina [Selected psychological works. Problems of the formation of personality: Ed. D.I.Feldstein / Introductory article D.I. Feldstein]. Moscow, 1995. Available at: http://elib.gnpbu.ru/text/bozhovich_problemy-formirovaniya-lichnosti_2001 (accessed 15 January 2018)

2. Bortnikova L.G., Petrova D.B. Osoznannaya samoregulyatsiya proizvol’noi aktivnosti podrostkov v kontekste realizatsii vedushchego vida deyatel’nosti [A conscious self-regulation of the arbitrary activity of adolescents in the context of the implementation of the leading activity]. Vestnik Surgutskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta — Bulletin of the Surgut State Pedagogical University, 2012. No. 1 (16). pp.163-169.

3. Kunitsyna V.N., Kazarinova N.V., Pogolypa V.M. Mezhlichnostnoe obshchenie.: ucheb. dlya vuzov [Interpersonal communication: for universities]. Saint-Petersburg, Piter Publ., 2002. 544 p.

4. Polivanova K. N., Bochaver A. A., Nisskaya A. K. Vzroslenie pyatiklassnikov: 1960-e vs 2010-e [The growing of fifth graders: 1960s vs 2010th]. Voprosy obrazovaniya — Education issues. 2017. no. 2. pp. 185-205.

5. Fel’dshtein D.I. Sovremennoe detstvo kaksotsiokul’turnyi ipsikhologicheskiifenomen [Modern childhood as a sociocultural and psychological phenomenon]. Universum: Vestnik Gertsenovskogo universiteta — Universum: Bulletin of the Herzen University. 2012. no. 1. pp.20-29.

6. Frumin I.D., El’konin, B.D. Obrazovatel’noe prostranstvo kak prostranstvo razvitiya («shkola vzrosleniya») [Educational space as a development space («school of growing up»)]. Voprosy psikhologii, 1993. no. 1. p. 24. Available at: http://www.voppsy.ru/ issues/1993/931/931024.htm (accessed 15 January 2018).

7. El’konin B.D. Psikhologiya razvitiya: Uchebn. posobie dlya stud. vyssh. ucheb. Zavedenii [Developmental Psychology: Training. allowance for stud. supreme. training. Institutions]. Moscow, Akademiya Publ., 2001. 144 p.

8. El’konin D.B. Psikhicheskoe razvitie v detskikh vozrastakh: Pod redaktsiei D. I. Fel’dshteina / Vstupitel’naya stat’ya D. I. Fel’dshteina. 2-e izd. [Mental development in childhood: Edited by D. I. Feldstein]. Moscow — Voronezh, NPO «MODEK» Publ., 1997. 416 p. Available at: http://psychlib.ru/mgppu/EPr-1997/EPR-0011.htm#$p1 (accessed 15 January 2018).

Информация об авторах Петрова Дина Борисовна

(Россия, Сургут) Кандидат психологических наук, Доцент кафедры психологии Сургутский государственный педагогический университет E-mail: [email protected] ru

Мишанкина Наталья Анатольевна

(Россия, Сургут) Кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры психологии Сургутский государственный педагогический университет E-mail: [email protected]

Information about the authors

Petrova Dina Borisovna

(Russia, Surgut) PhD in Psychological Sciences Associate Professor of the Department Psychology Surgut State Pedagogical University. E-mail: [email protected]

Mishankina Natalya Anatolevna

(Russia, Surgut) PhD in Psychological Sciences Senior Lecturer of the Department Psychology Surgut State Pedagogical University E-mail: [email protected]

Особенности общения подростка со взрослыми и сверстниками (Часть 3): Psychology OnLine.

Net
Особенности общения подростка со взрослыми и сверстниками (Часть 3)
Добавлено Psychology OnLine.Net
14.08.2008 (Правка 14.08.2008)

ГЛАВА III Особенности общения подростка со сверстниками

3.1. Общая характеристика общения подростка со сверстниками

Особенно интенсивное развитие общения детей со сверстниками получает в подростковом возрасте. Вовлечение подростка в орбиту уже не детских интересов побуждает его к инициативной перестройке взаимоотношения с окружающими людьми. Он сам начинает предъявлять повышенные требования к себе и ко взрослым, сопротивляется и протестует против обращения с ним как с маленьким.

В подростковом возрасте у детей складываются две разные по своему значению для психического развития системы взаимоотношений: одна со взрослыми, другая со сверстниками. Обе они продолжают формироваться в средних классах школы. Выполняя одну и туже общую социализированную роль, эти две системы взаимоотношений нередко входят в противоречие друг с другом по содержанию и по регулирующим их нормам. Отношения со сверстниками обычно строятся как равнопартнерские и управляются нормами равноправия, в то время как отношения с родителями и учителями остаются неравноправными. Поскольку общение с товарищами начинает приносить подростку больше пользы в удовлетворении его актуальных интересов и потребностей, он отходит от школы и от семьи, начинает больше времени проводить со сверстниками.

Отношения подростка с товарищами, сверстниками, одноклассниками сложнее, многообразнее и содержательнее, чем у младшего школьника. Общение со взрослыми уже не решает всех вопросов подростка, а их вмешательство вызывает обиду, протест.

Общение с товарищами приобретает для подростка большую ценность, причем нередко учение отодвигается на второй план. С одной стороны, у подростка ярко проявляется потребность общения, совместной деятельности, коллективной жизни, дружбы, а с другой – желание быть принятым, призванным, уважаемым товарищами (приложение 1).

В содержании общения происходят изменения. Если младшего подростка интересовали вопросы учения и поведения, то старшего подростка интересуют вопросы личностного общения, развития индивидуальности.

В отрочестве, как хорошо известно, общение со сверстниками приобретает исключительную значимость. В отношениях исходного возрастного равенства подростки отрабатывают способы взаимоотношений, проходят особую школу социальных отношений.

В своей среде, взаимодействуя друг с другом, подростки учатся рефлексии на себя и сверстника. Взаимная заинтересованность, совместное постижение окружающего мира и друг друга становится самоценными. Общение оказывается настолько притягательным, что дети забывают об уроках и домашних обязанностях. Связи с родителями, столь эмоциональные в детские годы, становятся не столь непосредственными. Подросток теперь менее зависит от родителей, чем в детстве. Свои дела, планы, тайны он доверяет уже не родителям, а обретенному другу. При этом в категорической форме отстаивает право на дружбу со своим сверстником, не терпит никаких обсуждений и комментариев по поводу не только недостатков, но и достоинств друга. Обсуждение личности друга в любой форме даже похвалы воспринимается как покушение на его право выбора, его свободу. В отношениях со сверстниками подросток стремится реализовать свою личность, определить свои возможности в общении. Чтобы осуществлять эти стремления, ему нужны личная свобода и личная ответственность. И он отстаивает эту личную свободу как право на взрослость. При этом по отношению к родителям подросток, как правило, занимает негативную позицию.

Обособленные группы сверстников в подростковом возрасте становятся более устойчивыми, отношения в них между детьми начинают подчиняться более строгим правилам. Сходство интересов и проблем, которые волнуют подростков, возможность открыто их обсуждать, не опасаясь быть осмеянным и находясь в равных отношениях с товарищами, — вот что делает атмосферу в таких группах более привлекательной для детей, чем сообщества взрослых людей. Наряду с непосредственным интересом друг к другу, который характерен для общения младших школьников, у подростков появляются два других вида отношений слабо или почти не представленные в ранние периоды их развития: товарищеские (начало подросткового возраста) и дружеские (конец подросткового возраста). В старшем подростковом возрасте у детей встречаются уже три разных вида взаимоотношений, отличающихся друг от друга по степени близости, содержанию и тем функциям, которые они выполняют в жизни.

Успехи в среде сверстников в отрочестве ценятся более всего. В подростковых объединениях в зависимости от общего уровня развития и воспитания стихийно формируются свои кодексы чести. Конечно, в целом нормы и правила заимствуются из отношений взрослых. Однако здесь пристально контролируется то, как каждый отстаивает свою честь, как осуществляются отношения с точки зрения равенства и свободы каждого. Здесь высоко ценятся верность, честность и караются предательство, измена, нарушение данного слова, эгоизм, жадность и т.п.

В группах подростков обычно устанавливаются отношения лидерства. Личное внимание со стороны лидера особенно ценно для подростка, который не находится в центре внимания сверстников. Личной дружбой с лидером он всегда особенно дорожит и во что бы то ни стало стремится ее завоевать. Не менее интересными для подростков становятся близкие друзья, для которых они сами могут выступать в качестве равноправных партнеров или лидеров.

Нормативность в подростковых группах формируется стихийно, контроль за ней осуществляется в малых формах. Если подросток предал, подвел, бросил, он может быть избит, ему могут объявить бойкот и оставить в одиночестве. Подростки жестко оценивают сверстников, которые в своем развитии еще не достигли уровня самоуважения. Не имеют собственного мнения, не умеют отстаивать свои интересы.

Перечисленные отроческие ориентации в общении, конечно же, в целом совпадают с ориентациями взрослых. Однако оценка поступков сверстников идет более максималистично и эмоционально, чем у взрослых.

При всей ориентации на утверждение себя среди сверстников подростки отличаются крайним конформизмом в подростковой группе. Один зависит от всех, стремиться к сверстникам и подчас готов выполнить то, на что его подталкивает группа. Группа создает чувство «Мы», которое поддерживает подростка и укрепляет его внутренние позиции. Очень часто подростки для усиления этого «Мы» прибегают к автономной групповой речи, к автономным невербальным знакам; в этом возрасте подростки начинают носить одного стиля и вида одежду, чтобы подчеркнуть свою причастность друг к другу.

С переходом во вторую половину подросткового возраста общение подростков превращается в самостоятельный вид деятельности, занимающий достаточно много времени и выполняющий важную жизненную роль, причем значение общения со сверстниками для подростка, как правило, не меньше чем все остальные его дела. Старшему подростку не сидится дома, он рвется к товарищам, проявляя явное стремление жить групповой жизнью. Это – характерная черта детей именно подросткового возраста, причем она проявляется у них независимо от степени развитости специальной потребности в общении, аффилиативной потребности. Неблагополучные личные взаимоотношения с товарищами воспринимаются и переживаются подростками очень тяжело, и в этом мы можем убедиться, знакомясь с акцентуациями характера, свойственными подросткам. Многими детьми этого возраста разрыв личностных отношений с товарищами воспринимается как персональная драма. Для того, чтобы завоевать друзей, привлечь к себе внимание товарищей, подросток старается сделать все возможное; иногда ради этого он идет на прямое нарушение сложившихся социальных норм, на открытый конфликт со взрослыми.

В неформальных подростковых объединениях формируется своеобразный сленг (англ. slang) или арго (фр.argo) – слова или выражения, употребляемые определенными возрастными группами, социальными прослойками. Речь подростков может быть сплошь сленговая, но может иметь в обороте 5-7 сленговых слов. Главное, что эти слова присутствуют в группе, являются ее достоянием, они преступают нормы обыденной этики, освобождают от нормативной пристойности и дают ощущение раскрепощения в диалоге. Подростки пользуются сленгом в классе, в спортивных группах, во дворах домов, а также в диффузных неформальных объединениях под сленговыми названиями (панки, металлисты, хиппи, фашисты и т.д.).
Панки (от англ. pune – отбросы) внешне отличаются от других по «гребню» — торчащей вверх фиксированной полосе волос от лба до затылка. «Гребень» может быть выкрашен в яркий неприродный цвет – красный, зеленый. Общий вид такой головы архаичен – напоминает что-то среднее между гребнем игуанодона или стегозавра. Панки являются носителем особого подросткового сленга и мата. Это, прежде всего подростки в возрасте 12-15 лет. Панки демонстрируют пренебрежение к культуре, к общепринятым нормам. Панки не имеют своей программы, они слоняются по городу, бездельничают и хулиганят. От учебы отлынивают, паразитируют за счет родителей. Болезнь роста – панкизм – обычно проходит вместе с отрочеством.

Другие группировки подростков также имеют свои внешние выразительные атрибуты и свой специфический сленг. Помимо автономной сленговой речи, которая объединяет подростков в группы, необходимо выделить также площадные жесты и позы – агрессивные, снимающие дистанцию, подчас откровенно циничные. Подростковое невербальное общение может вызывать протест смотрящих на это взрослых, но сами подростки подчас с готовностью проходят через эту возрастную инициацию вольными жестами и позами. Подростки легко дразнят друг друга высовыванием языка, показыванием кулака, подкручиванием пальца у виска, демонстрацией «фиги», показыванием жеста «фак».

Показывание языка – распространенный на многих континентах жест дразнения, привлечения внимания и провокации неприязни.

Показывание кулака – жест угрозы, ярости. Обычно подростки чрезвычайно экспрессивно демонстрируют агрессию, напряжение и поднимание кулака сопровождаются оскаливанием клыков.

Кручение указательным пальцев у виска означает, что у человека не хватает ума, чтобы что-то понять. Выражение лица показывает пренебрежение к умственным способностям другого.

Фига (кукиш, шиш) – грубый, агрессивный жест в знак презрительного отказа, издевки, насмешки и т.д. Жест «фак» — оскорбительный знак, означающий нецензурное ругательство.

Подростки мало интересуются глубинным смыслом используемых в общении жестов. Они подхватывают эти телесные формы экспрессии и интенсивно используют их независимо от пола. Хотя все описанные выше жесты сформировались для оскорбления достоинства другого человека, подростки в своей группе могут «не обращать» внимания на их значения и смысл.

Многое в вербальных и невербальных формах общения определяют культурная среда, в которой живет подросток, и его внутренняя позиция по отношению к сленгу и ненормативным жестам. Вообще чувствительность к пошлости одних подростков и нечувствительность других ставят в их отношении конфронтации или безмолвного отчуждения друг от друга. В этой сфере начинается разделение на «своих» и «чужих».

Диапазон подростковых ориентаций в общении велик и многообразен, как сама окружающая среда. Однако на эти ориентации оказывает сильное воздействие потребность в сверстнике, в чувстве «Мы», страх перед возможным одиночеством. Самое трудное в отрочестве – чувство одиночества, ненужности своим сверстникам. Подросток начинает комплексовать, испытывает чувство растерянности и тревоги. Совсем другое, когда отношения со сверстниками строятся благополучно: подросток удовлетворен этим и может чувствовать себя счастливым [5, C.112].

Для отрочества, большое значение имеет обретение друга. Друг в подростковом возрасте обретает особую ценность. Общение по нормативам возрастного статуса отрочества сочетается здесь с нежной привязанностью и обожанием. Не только девочки – подростки выражают свои чувства объятиями и стремлениями прикасаться друг к другу, это становится свойственно и мальчикам – подросткам. Наряду с дружескими потасовками и борьбой мальчики так же, как и девочки, выражают свою приязнь друг к другу через объятия и рукопожатия. Все – и мальчики и девочки – подростки – озаряют своего друга сиянием восхищенных любящих глаз.

Сходство в интересах и делах является важнейшим фактором дружеского сближения подростков. Иногда симпатия к товарищу, желание дружить с ним являются причинами возникновения интереса к делу, которым занимается товарищ. В результате у подростка могут появляться новые познавательные интересы. Товарищ становится для подростка образцом для подражания, у него появляется желание стать таким же, приобрести те же личностные качества, значения, умения и навыки. Дружба активирует общение подростков, за разговорами на разные темы у них проходит много времени. Они обсуждают события в жизни их класса, личные взаимоотношения, поступки сверстников и взрослых, в содержании их разговора бывает немало разнообразных «тайн».

Позднее, к концу подросткового возраста, появляется потребность в близком друге, возникают особые нравственные требования к дружеским взаимоотношениям: взаимная откровенность, взаимопонимание, отзывчивость и чуткость, умение хранить тайну. «Родство душ» становится с возрастом все более значимым фактором, определяющим личные взаимоотношения подростков. Овладение нравственными нормами составляет важнейшее личностное приобретение подросткового возраста.

Подростковая дружба, начавшись в 11, 12, 13 лет постепенно переходит в юношескую, уже с другими особенностями взаимной идентификации. По большей части следы возвышенных отношений и совместных стремлений к совершенствованию остаются в душе взрослого на всю жизнь.

3.2. Общение со сверстниками противоположного пола

Проявляющееся в отрочестве чувство взрослости толкает подростка к тому, чтобы освоить для себя «взрослые» виды взаимодействий. Этому способствует бурное телесное развитие и идентификация подростка со взрослыми.

Отношения между мальчиками и девочками в подростковом возрасте претерпевают существенные изменения (приложение 2).

К концу подросткового возраста возникает интерес к другу противоположного пола, стремление нравиться, и как следствие этого появляется повышенное внимание к своей внешности, одежде, манере поведения, соответствуют половой идентификации: «Я как мужчина, Я как женщина». Особое значение в этой связи придается личной привлекательности – это имеет первостепенное значение в глазах сверстников.

Вначале интерес к человеку другого пола приобретает характерное для подростков необычайное внешнее выражение. Мальчики начинают задирать девчонок, они в свою очередь жалуются на мальчишек, сами доставляют им неприятности, однако такое повышенное взаимное «внимание» со стороны сверстников тем и другим доставляет, по-видимому, явное удовольствие. Позднее характер межполовых отношений меняется, появляется застенчивость, скованность и робость, иногда сопровождаемые сохранением «странной внешности» атрибутики в поведении: равнодушие, презрительное отношение к сверстнику противоположного пола и т.п. Все эти симптомы характерны для детей, обучающихся в V – VI классах. В это время девочек, которые в подростковом возрасте начинают ускоренно физически развиваться, уже волнует, кто и кому нравиться, кто на кого и как смотрит, кто с кем дружит.

Диспропорции в развитии между мальчиками и девочками могут служить источником переживаний. Так, в физическом развитии девочки опережают мальчиков, они могут быть крупнее и выше. Девочка, опережающая других в росте, может переживать это как неполноценность. Низкий рост у мальчиков вызывает аналогичные чувства. Особенно тяжело переживаются рост, полнота, худоба.

Возникающий интерес к другому полу у младших подростков проявляется вначале в неадекватных формах. Так, для мальчиков характерны такие формы обращения на себя внимания, как «задирание», приставание и даже болезненные действия. Девочки обычно осознают причины таких действий и серьезно не обижаются, в свою очередь, демонстрируя, что не замечают, игнорируют мальчиков. В целом мальчики также с интуитивным вниманием относятся к этим проявлениям девочек.

Позднее отношения усложняются. Исчезает непосредственность в общении. Часто это выражается либо в демонстрации безразличного отношения к другому полу, либо в стеснительности при общении. В то же время отроки испытывают чувство напряжения от смутного чувства влюбленности к представителям противоположного пола.

Наступает этап, когда интерес к другому полу еще более усиливается, однако внешне во взаимоотношениях мальчиков и девочек возникает большая изолированность. На этом фоне проявляется интерес к установившимся отношениям, к тому, кто кому нравится. У девочек этот интерес обычно возникает раньше, чем у мальчиков: о собственных симпатиях таинственно сообщается единственной подруге, но часто и группе сверстниц. Даже при взаимных симпатиях открытые дружеские отношения проявляются редко, так как для этого подросткам необходимо не только преодолеть собственную скованность, но и быть готовым противостоять насмешкам и поддразниванию со стороны сверстников.

У старших подростков общение между мальчиками и девочками становится более открытым: в круг общения включаются подростки обоего пола. Привязанность к сверстнику другого пола может быть интенсивной, как правило, ей придается очень большое значение. Отсутствие взаимности иногда становится причиной сильных негативных реакций.

Интерес отрока к сверстникам другого пола ведет к увеличению возможности выделять и оценивать переживания и поступки другого, к развитию рефлексии и способности к идентификации. Первоначальный интерес к другому, стремление к пониманию сверстника дают начало развитию восприятия людей вообще. Поставленное увеличение выделяемых в других личностных качеств и переживаний, способность к их оценке повышают возможность оценить самого себя. Непосредственной причиной для оценки своих переживаний может являться общение с привлекательным для себя сверстником другого пола.

В VII – VIII классах между мальчиками и девочками появляются более романтические отношения, они начинают писать друг другу записки, назначают свидания. На основе таких взаимоотношений у подростков возникает желание становиться лучше, появляется потребность к самосовершенствованию. В этом возрасте большинство детей начинают заниматься самовоспитанием.

Романтические отношения могут возникать при совместном проведении времени: на прогулках, при посещении театров, музеев, кино и т.д. Подростки нередко отождествляют себя с популярными персонажами и стремятся соответствовать внешним формам их поведения.

Стремление нравиться становится одним из значимых стремлений. Взгляд обретает особую цену: «Он на меня так смотрит! Я ему нравлюсь». Взаимные взгляды и улыбки уже ко многому обязывают. Это как бы немой объект к предпочтению другим. Другой становиться предметом неотступного внимания, что побуждает его к ответному поведению в таком же духе. Если ответных взглядов нет, то подросток сильно и остро страдает. У девочек переживания прорываются в слезы и отчаянные возгласы: «Он не любит меня!».

Особую цену приобретают прикосновения. Руки становятся проводниками внутренней напряженности, связанной с физическим и психическим обретением тела. Эти намагниченные прикосновения запоминаются душой и телом на всю последующую жизнь. Романтическое отношение к представителю противоположного пола побуждают к мечте, фантазии, где осуществляются самые невероятные замыслы и сбываются надежды. Мечты и фантазии развивают рефлексию и смелость в решении вымышленных или реальных иллюзий. Отрок учится действовать в своих фантазиях, но отрабатывает свои действия и поступки по-настоящему, переживая их и рефлексируя на все возможные ситуации.

Первые чувства оказывают на юную душу столь сильное воздействие, что многие люди уже в зрелые годы вспоминают именно эти чувства и предмет сердечной склонности, давно растворившийся в реальной жизни в течение лет.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании изложенного материала можно сделать вывод, что я раскрыла все поставленные передо мною задачи:

— исследовать общую характеристику общения;
— раскрыть особенности общения подростков со взрослыми;
— изучить особенности общения подростков со сверстниками.

Первая глава курсовой посвящена раскрытию общения как психологической категории. Термин общение имеет очень много разнообразных трактовок. Под общением следует понимать форму социального взаимодействия людей, в котором осуществляется обмен мыслями и чувствами. Общение нацелено на изучение взаимоотношений между общественными субъектами. Роль общения в психическом развитии человека имеет огромное значение, потому что через активное общение вначале с членами семьи, а затем и со сверстниками, человек становиться более развитой личностью. Роль общения еще велика, потому что это первый вид социальной активности, который возникает в онтогенезе и благодаря которому младенец получает необходимую для его индивидуального развития информацию.

Следующая глава посвящена изучению особенностей общения подростков со взрослыми. Одна из главных особенностей подросткового и раннего юношеского возраста – смена значимых лиц и перестройка взаимоотношений со взрослыми.

Одной из самых важных потребностей переходного возраста становится потребность в освобождении от контроля и опеки родителей, учителей, старших, а также от установленных ими правил и порядков. Как реакция на недопонимание со стороны взрослого человека у подростка возникают разные виды протеста, неподчинения, непослушания. Если взрослый осознает причину протеста со стороны подростка; то он берет на себя инициативу в перестройке взаимоотношений, и эта перестройка проходит бесконфликтно. В противном случае возникает серьезный внутренний и внешний конфликт. Конфликты между подростками и взрослыми возникают по причине расхождения их мнений о правах и обязанностях детей и взрослых, взрослых и детей. Непосредственно на качество общения между взрослыми и подростками влияет стиль родительского общения и воспитания. Если родители применяют по отношению к ребенку грубую физическую силу, то ребенок чувствует себя лишним в такой семье, винит себя, если в семье происходят какие-либо конфликты.

Третья глава посвящена раскрытию особенностей общения подростка со сверстниками. В подростковом возрасте общение со сверстниками активизируется и углубляется, при этом для мальчиков особенно важна групповая принадлежность, членство в какой-то группе или компании, тогда как девочки дружат парами, ценя в подруге, прежде всего возможность делится своими тайнами. Позднее появляется потребность в близком друге противоположного пола, желание нравится друг другу. Взаимная привязанность может быть очень эмоциональной, занимать большое место в жизни.

На мой взгляд, более углубленное изучение этой темы необходимо, для того чтобы находить различные способы разрешения конфликтных ситуаций. Родителям необходимо анализировать и изменять свои отношения с детьми, для того чтобы дома царила благоприятная атмосфера. Трудности подросткового возраста – это преимущественно трудности полового созревания и расставания с детством, которые прорываются в серии внешних конфликтов, в частности, с родителями и вообще со старшими. Задача родителей понять изменения своих детей и по возможности перейти на новый стиль общения с подростком, то есть относится к нему как взрослому человеку.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абрамова Г.С. Возрастная психология. – М., 2000
2. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. – М., 1980
3. Асеев В.Г. Возрастная психология. – Иркутск, 1989
4. Божович Л.И. Избранные психологические труды. Проблемы формирования личности. – М., 1995
5. Возрастная и педагогическая психология / Под ред. А.В. Петровского. — М.,1979
6. Волков Б.С. Психология подростка. – М., 2002
7. Выготский Л.С. Педология подростка. – М., 1994
8. Гальперин П.Я., Запорожец А.В., Карпова С.Н. Актуальные проблемы возрастной психологии. – М., 1978
9. Дубровина И.В. Формирование личности в переходный период: от подросткового к юношескому возрасту. – М., 1987
10. Кон И.С. Психология дружбы. – М., 1973
11. Кулагина И.Ю. Возрастная психология. – М., 1997
12. Мухина В.С. Возрастная психология. – М., 1999
13. Немов Р.С. Психология Кн. 2. – М., 1998
14. Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности. – М., 1994
15. Хрестоматия по возрастной и педагогической психологии. – М., 1981
16. Цукерман Г.А., Мастеров Б.М. Психология саморазвития. – М., 1995
17. Фельдштейн Д.И. Психология развивающейся личности. – М., 1996

Общая схема возрастного развития ребёнка подросткового возраста (от 11 до 15 лет)

 

Социальная ситуация развития

Преобладание нормативного содержания в отношениях со взрослыми толкает подростка на поиск людей, которые могут подарить ему любовь, отнестись к нему самому реально. Такими людьми оказываются сверстники, хотя это могут быть люди и более старшего возраста. Т.о. характерно господство детского сообщества над взрослым. Ребёнок осваивает, с чем он реально взаимодействует – область моральных норм, на основе которых строятся социальные взаимоотношения. Через общение со сверстниками осваиваются нормы социального поведения, нормы морали, устанавливаются отношения равенства и уважения друг к другу, формируются нравственные качества. Ребёнок включается в новую систему отношений и общения со взрослыми и товарищами, занимая среди них новое место, выполняя новые функции. С осознанием взрослости связана реакция эмансипации – стремление к самосовершенствованию, желание освободиться от опеки взрослых, стремление расширить свои права.

Ведущий вид деятельности

Интимно-личностное общение со сверстниками – это своеобразная форма воспроизведения между сверстниками тех отношений, которые существуют среди взрослых людей. Происходит формирование небольших замкнутых групп друзей, живущих автономной, обособленной жизнью. Замкнутые группировки, психологически изолированные от взрослых, образуются потому, что их очень волнуют вопросы, которые со взрослыми они не могут обсуждать. Через общение, организуемое со сверстниками, подростки и усваивают жизненные цели и ценности, нравственные идеалы, нормы и формы поведения.

Центральные новообразования

Открытие «Я», осознание своей индивидуальности. Изменения сознания (ощущение себя взрослым человеком) возникновение представления о себе как «не о ребёнке», подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремиться быть и считаться взрослым, он отвергает свою принадлежность к детям, но у него ещё нет ощущения подлинной, полноценной взрослости, но зато есть огромная потребность в признании его взрослости окружающими.

Другие новообразования

Формирование системы личностных ценностей, оформляются нравственные убеждения. Появление саморазвития волевых качеств. Социальное сознание переносится внутрь – для подростка становится возможным более глубокое и широкое понимание других людей. Изменения в мотивационной сфере: мотивы возникают на основе сознательно поставленной цели и сознательно принятого намерения, в основном связаны с формирующимся мировоззрением, с планами будущей жизни.

Развитие рефлексии – не ограничивается только внутренними изменениями самой личности.

Стабилизация личности, формирование её направленности.

Формируются общие интеллектуальные и коммуникативные способности.

Активное развитие познавательных процессов.

Познавательное развитие

Активно идёт процесс познавательного развития. Начинают ярко проявляться специальные способности.

Мышление – логическое, теоретические рассуждения и самоанализ, овладение процессом образования понятий. Важнейшее интеллектуальное приобретение – это умение оперировать гипотезами, способность к индукции и дедукции. Способность ко многим видам обучения, склонность к экспериментированию. Повышенная интеллектуальная и творческая активность. Сфера познавательных, учебных интересов выходит за рамки школы, приобретая форму познавательной самодеятельности, стремление к самообразованию, то есть проявляется самостоятельность мышления.

Память – активно развивается логическая, произвольная и долговременная. Замедляется развитие механической памяти, интерес к приёмам запоминания, запоминание словесного и абстрактного материала. Процесс запоминания сводится к мышлению, к установлению логических отношений внутри запоминаемого материала. Развитие получает чтение, монологическая и письменная речь.

Внимание – недостаточно устойчиво и зависит от интереса.

Воображение – под влиянием абстрактного мышления «уходит в сферу фантазии». Воображение, которое скрывается обычно от людей, становится исключительно формой мышления.

Подростковый возраст отличается повышенной интеллектуальной активностью, которая стимулируется любознательностью и стремлением продемонстрировать свои способности.

Личностное развитие

Более высокий уровень развития самосознания, чем у младшего школьника. Это период становления личности. Главная мотивационная линия самопознание, самовыражение, самоутверждение. Продолжается процесс формирования и развития самосознания (сознаёт свои личностные особенности). Подражание контролируется сознанием и волей подростка. Формируется система личностных ценностей. Развитие самосознания ребёнка находит своё выражение в изменении мотивации основных видов деятельности, закрепляются новые, взрослые мотивы, приводящие к переосмыслению содержания, целей и задач деятельности. Совершенствуется самоконтроль деятельности, способность выбирать и избирательно контролировать любой момент или шаг в деятельности. Стремление к саморегуляции. Стабилизируются черты характера и основные формы межличностного поведения. Самооценка носит относительно устойчивый характер, подростки начинают систематически и целенаправленно заниматься самовоспитанием, саморазвитием. Происходит формирование системы личностных ценностей. Создаются неплохие условия для формирования организаторских способностей, деловитости, предприимчивости.

Социальное развитие

Появляются новые, более широкие интересы, личные увлечения и стремление занять более самостоятельную, более «взрослую» позицию в жизни. Однако ещё нет возможностей (ни внутренних, ни внешних), чтобы занять эту позицию.

Через общение со сверстниками подростки усваивают жизненные цели и ценности, нравственные идеалы, нормы и формы поведения. Общение в этом возрасте является важнейшей школой самовоспитания, которому подростки уделяют большое внимание. Стремление быть взрослым вызывает сопротивление со стороны действительности, и подросток находит своё место среди сверстников. Поиск друга, того, кто может тебя понять занимает важное место в жизни подростка. Возникают трудности в общении со взрослыми: негативизм, упрямство, безразличие к оценке успехов, уход из школы, так как главное теперь происходит вне школы.

 Назад

Почему общение со сверстниками так важно для подростка

Говорить о подростках невозможно без учета роли общения со сверстниками в развитии и становлении их личности. Некоторые исследователи считают такое общение решающим — как в позитивном, так и в негативном смыслах. Действительно, общение может содействовать успешной социализации подростка, но может и подтолкнуть его к асоциальному поведению.

Согласимся, что роль общения со сверстниками в становлении подростка велика, хотя влияние внутрисемейного общения на его развитие продолжает оставаться достаточно сильным. Воздействие на личность подростка во многом опосредуется его семьей. Доверительные отношения в семье могут компенсировать те или иные трудности в общении со сверстниками, помочь подростку определить свою внутреннюю позицию по отношению к асоциальным тенденциям его друзей. Однако верно и обратное — непонятый и не принятый в семье подросток пойдет искать тепло и внимание на улице. Подросток, унижаемый близкими, будет компенсировать свою низкую самооценку насмешками, издевательствами над более слабыми ребятами. Таким образом, можно сказать, что характер общения со сверстниками во многом определяется взаимоотношениями в семье подростка.

Итак, отметив непрямой характер влияния сверстников на подростка, перейдем к обсуждению того, на какие аспекты личности осуществляется это влияние?

Прежде всего, необходимо отметить, что общение может содействовать реальному или иллюзорному усилению «Я» подростка через возможность самоутверждения среди сверстников, достижение и поддержание высокого общественного статуса. Реальное усиление «Я» возможно в случае наличия у подростков действительных достижений в какой-либо области — спорте, музыке и т.п. — значимой в подростковой среде. Иногда некоторое усиление «Я» осуществляется не за счет реальных успехов, а через ощущение принадлежности к группе, позволяющее подростку почувствовать сильное «Мы».

    «Ты знаешь, я спешу. Мы сегодня собирались пойти в компьютерный клуб. Кто это мы? Мы — это наша компания. Мои друзья». (Дима, 15 лет)
Поэтому подростки столь остро воспринимают критику взрослых в отношении своей компании. Испытывают тревогу при возможности потери друзей. Переживают, если взрослые при них оказывают те или иные воспитательные воздействия. Это равносильно ослаблению их собственного Я.
    «Источник моих проблем — мама. Вот вчера позвонила Вика и предложила потусоваться в нашем логове. А мама меня не пустила. Она всячески портит мне отношения с друзьями. Ну, как она не понимает? Я так совсем останусь одна и не буду никому нужна». (Света, 15 лет )
    «Родители все время на работе. Поэтому у них мало времени на меня. Но когда они приходят, то тут же при друзьях начинают учить меня. Это меня просто бесит». Даня, 14 лет

Однако часто группа сверстников дает лишь иллюзию силы. Но если кто-то прибегает к этой иллюзии, значит она им необходима. Действительно, к такому лжестатусу стремятся подростки с несформированной из-за слишком быстрого отделения от семьи, и отсутствия этапа идентификации с родителями эго-идентичностью. Часто это происходит в тех семьях, где взрослые сами не ощущают своей личной значимости. Внешне это может выглядеть как социальная или семейная неуспешность, например, плохо оплачиваемая работа или отсутствие полноценной семьи, конфликты в ней. Поэтому и подростки полагают, что эти взрослые не могут быть образцами поведения, поскольку не обеспечили даже себе достойную жизнь. Другая причина слишком быстрой эмансипации — это отсутствие в семье чувства защищенности, поиск которой осуществляется в группе сверстников.

Рассмотрим основные способы, которые используют подростки для создания иллюзии силы.

Первый можно условно назвать поиск «общего враг». В этом случае для ощущения собственной силы подростковой группе обязательно требуется общий враг, вокруг которого концентрируются их объединенные агрессивные воздействия. Иллюзия собственной силы ощущается в этом случае подростками через наличие рядом с собой более слабого человека, в отношении которого можно позволить себе совершать объединенные насильственные действия.

Другой вариант — это вступление в неформальные группы — стихийно образующиеся компании подростков на основе общего интереса, увлечения, вида досуговой деятельности, подражания выбранному типу поведения («фанаты», «хиппи», «панки», рокеры, «металлисты» и т.д.). Неформальные объединения обычно нигде не зарегистрированы, у них нет своего устава или положения. Условия членства в них не оговорены, численность группировок колеблется. В то же время эти объединения являются достаточно устойчивыми и жизнеспособными, для их членов существуют свои правила, ненаписанные, но обязательные для исполнения.

В чем причина стремления подростков к неформальным группам? С одной стороны принадлежность к группе дает поддержку еще достаточно слабому «Я» подростка, заменяя его сильным «МЫ». Таким образом, у подростка возникает иллюзия собственной силы. С другой стороны, она дает ему иллюзию свободы. Подростки, принадлежащие к подобным организациям, считают себя исключительно свободными людьми, независимыми от родителей и общества. В реальности же группами руководят сильные лидеры, стремящиеся подавить всех остальных членов.

Если сравнить этот вариант иллюзорного усиления «Я» с предыдущим, то можно заметить наличие в них общего аспекта: объединения вокруг определенной идеи, действий, и тем не менее, в них есть существенное отличие. В первом варианте усиление ощущается за счет ослабления другого (с позиции сверху вниз), во втором — за счет присоединения к сильному лидеру или группе (с позиции снизу вверх).

В связи с неформальными группами необходимо остановиться на таком важном вопросе, как наличие взаимосвязи между личностными особенностями подростков и принадлежностью к определенной неформальной группе. Так, сравнительное исследование последователей панк-рока (панков) и хип-хопа (реперы) показало, что уровень физической агрессивности у реперов существенно выше, чем у панков. И это понятно, так как панк-культура проповедует философию ненасилия как в психическом, так и в физическом смыслах. В то же время, если исключить физическую агрессию, то в целом панки более агрессивны. Они более раздражительны, склонны к отрицанию норм и правил и проявлению словесной или косвенной агрессии. Отличаются панки и реперы и по некоторым другим личностным показателям. Пока неясно, что первично: личностные особенности или влияние неформальной группы — группа влияет на их формирование или же подростки с определенными характеристиками выбирают определенные группы, но принимать во внимание такую взаимосвязь необходимо.

Помимо воздействия общения со сверстниками на реальное или иллюзорное усиление «Я» подростков, необходимо отметить влияние общения на представление подростков об идеальном Я, то есть об образе, которому хотелось бы соответствовать. Это особо значимо для тех подростков, которые отвергают родителей в качестве образца для построения собственного Я. В этом случае безусловными эталонами становятся наиболее популярные и сильные лидеры их компании. Можно сказать, что их влияние на ценности и установки молодых людей часто оказывается более значимым, чем влияние родителей, школы, религиозных организаций или любых социальных структур.

Общение влияет на становление новой взрослой позиции подростка. Интересно, что первый этап ее — как раз отрицание взрослости в традиционном варианте, то есть отвержение характерных для взрослых моды, увлечений и даже лексики — украшения подростков, стиль их причесок, музыка и даже ненормативная лексика отражают дистанцированность от родителей и всего того, что связано с миром взрослых. Но если внимательно всмотреться в это отрицание, то становится понятной его роль. Для подростков в этом возрасте главная привлекательность взрослости состоит в возможности неподчинения, свободе от детской зависимости. Они еще не очень понимают, что любая свобода имеет обратную сторону — ответственность. Поэтому именно в неподчинении, отвержении законов жизни взрослых им видится доказательство своей собственной взрослости.

Необходимо отметить возможность существенного расширения самосознания подростков через дружбу с партнером того же пола. Это обусловлено тем, что подросток открывает свой внутренний мир, который определяет его индивидуальность и неповторимость. Этот мир еще слишком хрупок, и у подростка возникает необходимость в одобрении, принятии его значимыми другими, чтобы подтвердить его право на существование. Помимо этого, необходимо иметь в виду, что способность к внутреннему диалогу, то есть размышлению о себе самом, в раннем подростковом возрасте недостаточно развита. Поэтому подростку легче рассказывать о себе другому человеку, чем самому размышлять о себе. Как известно, такой внешний диалог является преддверием внутреннего, поэтому можно заключить, что через общение с другом в этом случае осуществляется самопознание подростка.

    «У меня много друзей, и нет особых проблем найти, с кем тусануться. В общем, я одна никогда не остаюсь. Это хорошо, но хочется найти настоящего друга, который помогал бы мне и понимал меня». (Яна, 14 лет)
Понятно, что основная потребность, реализуемая в дружбе, это потребность в самораскрытии, то есть стремлении посвятить другого в свои душевные тайны. Однако нужно помнить, что подросток не только стремится к самораскрытию но одновременно оберегает внутренний мир от вторжения других, поскольку он является для них неким интимным таинством. Поэтому столь важным для него является атмосфера безопасности в дружбе, а одно из наиболее значимых качеств друга — умение не предать, сохранить доверенную тайну.
    «Я очень скрытная. «Я» видела, как моя сестра переживает из-за своей открытости, и поэтому я боюсь, что раскрою перед человеком свою душу. А по ней пройдутся грязными сапогами. Хотя внешне я этого никогда не покажу! Пусть лучше меня считают человеком-загадкой». (Ксения, 14 лет)
    «Друг — это человек, с которым ты общаешься. Друг должен быть один — человек, которому можно довериться. У меня на самом деле есть один друг и одна подруга. Мы с ней еще с 1 класса знакомы. Мы с ней как брат и сестра стали. Абсолютное доверие». (Илья, 14 лет)
Говоря о подростковой дружбе, необходимо коснуться еще одной ее функции — содействии психосексуальному развитию подростков. Особенно это значимо для девочек. Имеется в виду, что выбор объекта любви часто проходит у подростков так называемую фазу гомосексуального выбора, которая внешне выглядит как страстная дружба, напоминающая влюбленность. К примеру, на переменах девочки ходят с друг другом обнявшись, пишут друг другу записочки, ревнуют и т.п.

Интересно, что мотивы выбора друзей с возрастом меняются. Младшие подростки, как правило, выбирают друзей на основе общности занятий, дел, которыми можно вместе заниматься. Для старших большее значение приобретают личностные качества партнеров. Некоторые выбирают друзей по сходству качеств, или по похожести друг на друга. Другие — по принципу идеального Я, — в этом случае выбирается друг с наличием тех качеств, которые хотелось бы иметь у себя.

Формирование идентичности и проблемы в общении

Итак, влияние общения со сверстниками на развитие личности подростка весьма существенно. Необходимо вовремя замечать тех, кто испытывает трудности в общении, и стараться понимать причины этих трудностей.
Большинство трудностей в общении у подростков связаны с нарушениями прохождения ими нормативного кризиса и формирования у них эго-идентичности.

Так, если в результате кризиса у подростка сформируется слабая идентичность, слабое Я, которое боится потерять себя в близких отношениях, то он прибегнет к самоизоляции и формализации взаимоотношений со сверстниками или будет вступать в большое количество достаточно поверхностных контактов, не приносящих ему удовлетворения, не дающих ощущения близости.

    «Боюсь потерять себя. Мне кажется, что, общаясь с другими, я слишком подстраиваюсь под них. Меня как будто уже нет в этот момент. Поэтому предпочитаю одиночество, которое для себя называю гордым». (Агния, 16 лет)
Достаточно часто трудности в общении появляются у подростков с неуверенной идентичностью, то есть с отсутствием уверенности в своих силах и возможностях. В этом случае они недовольны собой в целом, может быть своей внешностью, ощущают свое отличие от сверстников. Другие кажутся ему более уверенными, привлекательными полноценными. Чувство неполноценности подростка иногда приводит к частым конфликтам с родителями. Находясь в атмосфере безопасности, он может с помощью конфликтов попытаться доказать свою полноценность. Со сверстниками неуверенный в себе подросток может проявлять себя двумя путями.

Первый путь — это застенчивое поведение. Такие подростки внешне не проявляют своих чувств, живут в своем внутреннем мире. Окружающим они кажутся абсолютно спокойными, однако в душе они могут испытывать сильнейшие переживания и неудовлетворенные желания. Как правило, они обладают повышенной склонностью к самоанализу и поэтому постоянно сравнивают себя с другими, чувствуя, что не соответствуют желаемым стандартам. Особенность таких ребят — склонность к самоуничижению. Даже если школьная успеваемость у них не хуже, чем у остальных, они приводят как доказательства другие аргументы, например: «Я не умею много говорить на уроке, как другие ребята», «Я не такой способный как они» и т.п. И хотя может показаться, что они не стремятся к общению, что им нравится одиночество, на самом деле они глубоко страдают от невозможности близких контактов.

    «У меня очень серая и скучная жизнь, так как все дни похожи друг на друга как две капли воды. Утром в школу, из школы домой. Это потому, что у меня нет друзей. У меня есть знакомые девочки во дворе, но они не хотят меня брать с собой, так как я не похожа на них. Я чувствую себя плохо в их компании, они другие, у них другие интересы. Девочки часто пьют пиво и курят, а я этого не воспринимаю. Поэтому там никто на меня не обращает внимания. Можно сказать, что не замечают меня». (Алена, 15лет)
    «Я не хочу больше учиться в этом классе. Вот доучусь год и уйду. У меня там нет друзей. «Я» вообще говорить ни с кем не могу. Мне кажется, что всякий раз, когда открываю рот, я говорю какую-нибудь глупость. Они все смеются и издеваются надо мной. Ну не издеваются, но все время вопросы дурацкие задают». (Инна, 15 лет)
При этом возможна ситуация, когда подросток не имеет трудностей в общении с родителями. Более того, он может обращаться к родителям за помощью в налаживании контактов со сверстниками. Возможно, к неуверенности в себе здесь добавляется несформированность эмоциональной децентрации, то есть умения встать на позицию другого человека, взглянуть на проблему его глазами, приспособиться к окружающим. Это часто происходит в ситуации, когда ребенок имеет опыт благополучного общения с родителями в ущерб опыту общения со сверстниками. Родители, стараясь приспосабливаться к подростку, всегда понимать его, не учитывают того, что ему также необходимо уметь понимать других и уметь взаимодействовать с ними.
    «Да, я знаю о сложившейся в классе ситуации. «Я» не хочу обижать других детей, сказать, что они отстают в развитии, нет. Просто они с дочерью находятся на разных уровнях восприятия окружающего мира. Этим они разнятся, и поэтому у них нет общих тем для бесед». (Светлана Васильевна, мама 15-летней Инны)
Второй путь — это чрезмерное стремление к лидерству, носящее в этом случае защитный характер: через лидерство подростки пытаются доказать окружающим, но в первую очередь самим себе, собственную компетентность, полноценность, силу. Понятно, что такой путь приводит к частым конфликтам между подростком и сверстниками, поскольку из-за неуверенности в себе, спрятанной от себя и окружающих, подросток не может выполнять лидерские функции.
    «Мне нравится быть в центре внимания. Всегда хочется быть лидером. Ощущение, что кто-то может быть лучше меня, очень тяготит. Я пытаюсь успевать во всем (в школе отличница). «Я» просто требую внимания к себе не только со стороны молодых людей, но и стороны моих подружек. Наверное, это из-за того, что дома на меня внимания особого не обращают. «Я» — средняя дочь. Да еще мама меня ругает, постоянно во всех ее проблемах я виновата, что в разводе, что в других неудачах». (Оля, 17 лет)
Конечно, возможно и сочетание проявлений застенчивости и стремления к лидерству. Этот путь наиболее тяжел, потому что ни подросток, ни окружение не понимают, чего он хочет на самом деле.
    «У меня складывается впечатление, что я не такая как все, что никто не хочет со мной общаться из-за моих недостатков, которых у меня море. И поэтому у меня нет хороших друзей, на которых я могла бы положиться. А близкой подруги у меня никогда не было и посекретничать не с кем. А недостатки…У меня их так много, что всех не перечислишь. Вот, например, я веду себя чересчур эгоистично. Всегда и во всем хочу быть первой. «Я» понимаю, что этого невозможно добиться. Я уже и сама запуталась, чего мне хочется на самом деле». (Лиза, 13 лет)
Если результатом кризиса станет формирование идентичности, размытой во времени, то есть неумение установить гармоничное отношение к прошлому, настоящему и будущему (гордиться прошлым, принимать настоящее, стремиться к будущему), то трудности в общении обусловит прежде всего такой аспект, как боязнь взросления. В этом случае подростки пытаются «прятаться» за семью избегают глубоких контактов со сверстниками, которые пугают их и представляются рискованными.
    «У меня нет особых подруг. Это потому, что все сейчас грубые, пьют, курят. Мне хорошо дома, и никто не уговорит меня пойти, например, на дискотеку. И вообще, я с тревогой думаю о будущем. Мир такой страшный. «Я» боюсь встречаться с ним». (Инга, 15 лет)
Если у подростка формируется «иллюзорная» идентичность, идентификация с идеальными героями, то общение осуществляется в основном с кумирами (вернее, это не общение, а его иллюзия, поскольку происходит оно в мечтах и фантазиях подростка). Отношения со сверстниками в этом случае, хотя и бесконфликты, но достаточно поверхностны, хотя субъективно трудности в общении с ними подростком не переживаются.
    «У меня есть лучший друг — это Виктор Цой. Больше мне никто не нужен. «Я» могу часами слушать его песни, пою и играю их сам. Мне кажется, что он слышит меня и доволен мной. Это лучшее, что есть у меня в жизни». (Вадим, 17 лет)
При внимательном рассмотрении можно заметить, что, как правило, наличие трудностей в общении со сверстниками у подростка сопровождается теми или иными проблемами внутрисемейного общения, причем последние при этом могут существенно усиливаться.
    «У меня нет подруг. Одна подруга меня часто использовала. А другая хотела, но я не позволила. Она общалась со мной, только когда ее подруга куда-нибудь уезжала. Обращалась со мной на вечеринках как с ребенком. А вообще я хочу быть похожей на девочку из нашего класса. У нее идеальная внешность, одежда, прическа. Она может делать все, что хочет, и все воспринимают ее как надо. «Я» хочу, но не стараюсь быть на нее похожей. «Я» хочу быть собой.
    Меня все кругом раздражает. Меня часто раздражает моя одежда, как она на мне плохо сидит. Еще лицо мое не нравится. Все идут на дискотеку, а я дома сижу. Мама всегда спрашивает: «А ты почему не ходишь?» Она просто заставляет чувствовать себя неполноценным человеком. Не могу же я припереться туда одна. Ну, я и начинаю психовать». (Марьяна, 16 лет)
    «В последнее время дочка стала очень раздражительной. Часто плачет, взрывается, устраивает истерики примерно раз в две недели. Как правило, по выходным. Причины понять не могу. На мои вопросы не отвечает, разговаривает грубо, даже кричит, предъявляет какие-то требования. Говорит, что ей нечего одевать. Хотя в магазин с ней ходить невозможно. Она уходит, как только я начинаю спрашивать что-либо у продавца. Говорит, что я кричу на весь магазин». (Эдита Алеексеевна, мама 16-летней Марьяны)

Подростковая субкультура

Согласившись с важностью общения со сверстниками для развития подростка, обсудим пространство, в котором оно осуществляется — подростковую субкультуру. Существуют различные научные и бытовые точки зрения в отношении ее функций, социальной значимости и роли в образовании асоциальных объединений. Мы же попробуем описать собственное понимание функций подростковой субкультуры на основе анализа одной из ее неотъемлемых составляющих — ненормативной лексики, матерной брани. Ее специфика заключается в широкой распространенности в подростковой среде, с одной стороны, и древнейшем происхождении, с другой. Как утверждает Б. Успенский, матерная брань в славянском язычестве имела культовую функцию. Она была широко представлена в различных обрядах: свадебных, сельскохозяйственных. Позже в некоторых случаях она использовалась эквивалентно молитве. «Так, для того чтобы спастись от домового, лешего, черта и т.п., предписывалось либо прочесть молитву, либо матерно выругаться». (Антимир русской культуры. М., 1996. С. 19). В целом же она являлась частью анти-поведения, то есть символизировала нарушение культурных запретов.

Широкое использование матерной брани современными подростками, как нам представляется, также обозначает их стремление освободиться от требований культуры, является своего рода анти-поведением. По-видимому, пребывание в позиции «анти», то есть частичное разрушение культурных норм является необходимым для развития подростков. Обращаясь к истории, можно вспомнить, что в традиционной культуре существовали разрешенные формы анти-поведения. Так, во многие славянские праздники включались ритуальные бесчинства, пьянство, разгул и т.п., участвовали в которых преимущественно подростки.

Современные подростки, не имея возможности осуществить анти-поведение в социально приемлемых формах, то есть через соответствующие праздничные обряды, проявляют в повседневной жизни и через использование матерной брани и через другие формы, включающие, как правило, агрессивные действия.

Можно предположить, что через анти-поведение осуществляется знакомство подростков со своей темной стороной, «тенью», что необходимо для достижения их личностной целостности.

Однако подростковая субкультура не только способствует личностному развитию подростков. Ее значение намного больше. Частичное отрицание, разрушение культурных норм и ценностей предупреждает культурную стагнацию, обеспечивает культурный прогресс общества в целом.

Поэтому следует допустить некоторую асоциальность подростковой субкультуры, тем более что чаще всего она носит временный характер. Хотя безусловно, в некоторых случаях она может стать источником стойкого асоциального поведения. Но случаи эти определяются не самой культурой, а прежде всего семьей подростка и его личностными характеристиками.

Подводя итоги обсуждению влияния общения со сверстниками на развитие личности подростка, можно обозначить следующие основные направления позитивного воздействия:

    Первое — это содействие формированию самостоятельности как предпосылки умения принять ответственность за свою жизнь на самого себя через предоставление опыта реальной жизни.

    Второе — это содействие формированию эго-идентичности через предоставление подростку возможности выбора образцов для идентификации, с одной стороны, и усиление «Я» на основе самоутверждения в подростковой среде, с другой.

    Третье — расширение самосознания, развитие способности к внутреннему диалогу через самораскрытие в общении с партнером того же пола.

Более подробно об этом вопросе можно почитать в книге Ольги Владимировны Хухлаевой «Тропинка к своему Я: Уроки психологии в средней школе (7-8 классы)».

МБОУ «СОШ № 276» | Психология подросткового возраста


32.2 Кб
скачать

 

 

 

ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ

Подростковый возраст. Психологические особенности подростка
1. Основные подходы к проблеме кризиса подросткового возраста
Хронологически подростковый возраст определяется от 10-10 до 14-15 лет. Тинейджер — (10 — 19). Герою романа Достоевского «Подросток» исполнилось 20
лет, а Толстой границей между отрочеством и юностью считал возраст 15 лет. Отрок — «не имеющий права говорить», значение этого слова — раб, слуга. Это понятие подчеркивает социальный статус человека.
Основной особенностью этого возраста являются резкие, качественные изменения, затрагивающие все стороны развития. Процесс анатомо-физиологической перестройки является фоном, на котором протекает психологический кризис.
Активизация и сложное взаимодействие гормонов роста и половых гормонов вызывают интенсивное физическое и физиологическое развитие. Увеличиваются рост и вес ребенка, причем у мальчиков в среднем пик «скачка роста» приходится на 13 лет, а заканчивается после 15 лет, иногда продолжаясь до 17. У девочек «скачок роста» обычно начинается и
кончается на два года раньше (дальнейший, более медленный рост может продолжаться еще несколько лет).
Изменение роста и веса сопровождается изменением пропорций тела. Сначала до «взрослых» размеров дорастают голова, кисти рук и ступни, затем конечности — удлиняются руки и ноги — и в последнюю очередь туловище. Интенсивный рост скелета, достигающий 4-7 см в год, опережает развитие мускулатуры. Все это приводит к некоторой непропорциональности тела, подростковой угловатости. Дети часто ощущают себя в это время неуклюжими, неловкими.
В связи с быстрым развитием возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга. Поэтому для подростков характерны изменение АД (артериального давления), повышенная утомляемость, перепады настроения; гормональная буря => неуравновешенность. Это состояние удачно выразил американский подросток: «В 14 лет мое тело будто взбесилось». Эмоциональную нестабильность усиливает сексуальное возбуждение, сопровождающее процесс полового созревания.
2. Особенности социальной ситуации развития подросткового возраста
Социальная ситуация развития представляет собой переход от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости. Подросток занимает промежуточное положение между детством и взрослостью.
3. Проблема ведущей деятельности в подростковом возрасте
Ведущей деятельностью подростка является общение со сверстниками. Главная тенденция — переориентация общения с родителей и учителей на сверстников.
1) Общение является для подростков очень важным информационным каналом;
2) Общение — специфический вид межличностных отношений, он формирует у подростка навыки социального взаимодействия, умение подчиняться и в тоже время отстаивать свои права;
3) Общение — специфический вид эмоционального контакта. Дает чувство солидарности, эмоционального благополучия, самоуважения. Психологи считают, что общение включает 2 противоречивых потребности: потребность в принадлежности к группе и в обособленности (появляется свой внутренний мир, подросток испытывает потребность остаться наедине с собой).
Подросток, считая себя уникальной личностью, в то же время стремится внешне ничем не отличаться от сверстников. Типичной чертой подростковых групп является КОНФОРМНОСТЬ — Склонность человека к усвоению определенных групповых норм, привычек и ценностей, подражательность. Желание слиться с группой, ничем не выделяться, отвечающее потребности в безопасности, психологи рассматривают как механизм психологической защиты и называют социальной мимикрией.
4. Учебная деятельность и познавательное развитие подростков
В интеллектуальной сфере происходят качественные изменения: продолжает развиваться теоретическое и рефлексивное мышление. В этом возрасте появляется мужской взгляд на мир и женский. Активно начинают развиваться творческие способности. Изменения в интеллектуальной сфере приводят к расширению способности самостоятельно справляться со школьной программой. В тоже время многие подростки испытывают трудности в учебе. Для многих учеба отходит на второй план.
5. Особенности личности подростков
1. Центральное новообразование подростничества — «чувство взрослости»- отношение подростка к себе как к взрослому. Это выражается в желании, чтобы все — и взрослые, и сверстники — относились к нему не как к маленькому, а как к взрослому. Он претендует на равноправие в отношениях со старшими и идет на конфликты, отстаивая свою «взрослую» позицию. Чувство взрослости проявляется и в стремлении к самостоятельности, желании оградить какие-то стороны своей жизни от вмешательства родителей. Это касается вопросов внешности, отношений с ровесниками, может быть — учебы. Чувство взрослости связано с этическими нормами поведения, которые усваиваются детьми в это время. Появляется моральный «кодекс», предписывающий подросткам четкий стиль поведения в дружеских отношениях со сверстниками.
2. Развитие самосознания (формирование «Я-концепции» система внутренне согласованных представлений о себе, образов «Я».
3. Критичность мышления, склонность к рефлексии, формирование самоанализа.
4. Трудности роста, половое созревание, сексуальные переживания, интерес к противоположному полу.
5. Повышенная возбудимость, частая смена настроений, неуравновешенность.
6. Заметное развитие волевых качеств.
7. Потребность в самоутверждении, в деятельности, имеющий личностный смысл. Направленность личности:
— гуманистическая направленность
— отношение подростка к себе и обществу положительны;
— эгоистическая направленность
— он сам является более значимым, чем общество;
— депрессивная направленность
— он сам никакой ценности не представляет для себя. Его отношение к обществу можно назвать условно положительным;
— суицидальная направленность
— ни общество, ни личность для самой себя не представляет никакой ценности.
Обычно о подростковом возрасте говорят как о периоде повышенной эмоциональности. Это проявляется в возбудимости, частой смене настроения, неуравновешенности. Характер многих подростков становится АКЦЕНТУИРОВАННЫМ — крайний вариант нормы.
У подростков от типа акцентуации характера зависит многое — особенности транзиторных нарушений поведения («пубертатных кризов»), острых аффективных реакций и неврозов (как в их к картине, так и в отношении вызывающих их причин). С типом акцентуации характера необходимо считаться при разработке реабилитационных программ для подростков. Этот тип служит одним из главных ориентиров для медико-психологических рекомендаций, для советов в отношении будущей профессии и трудоустройства, что весьма существенно для устойчивой социальной адаптации.
Тип акцентуации указывает на слабые места характера и тем самым позволяет предвидеть факторы, способные вызвать психогенные реакции, ведущие к дезадаптации, — тем самым открываются перспективы для психопрофилактики.
Обычно акцентуации развиваются в период становления характера и сглаживаются с повзрослением. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной обстановке, и почти не обнаруживаться в обычных условиях. Социальная дезадаптация при акцентуациях либо вовсе отсутствует, либо бывает непродолжительной. В зависимости от степени выраженности выделяют две степени акцентуации характера: явная и скрытая.
Явная акцентуация. Эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера. Выраженность черт определенного типа не препятствует возможности удовлетворительной социальной адаптации. Занимаемое положение обычно соответствует способностям и возможностям. В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов, адресующихся к «месту наименьшего сопротивления», могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении. При повзрослении особенности характера остаются достаточно выраженными, но компенсируются и обычно не мешают адаптации.
Скрытая акцентуация. Эта степень, видимо, должна быть отнесена не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях, черты определенного типа
характера выражены слабо или не проявляются совсем. Однако черты этого типа могут ярко, порой неожиданно, выявиться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления». Существует две классификации типов акцентуаций — первая предложена К. Леонгардом (1968), а вторая Личко А.Е. (1977). Сопоставление этих классификаций, приводится ниже.

Тип акцентуированной личности, по К. Леонгарду:
Лабильный, Сверхподвижный, Эмотивный, Демонстративный, Сверхпунктуальный, Ригидно-аффективный, Неуправляемый, Интравертный, Боязливый, Неконцентрированный или неврастенический, Экстравертный, Слабовольный;

Тип акцентуации характера, по А. Е. Личко:
Лабильный циклоид, Лабильный, Истероидный, Психастенически, Эпилептоидный, Шизоидный, Сенситивный, Астено-невротический, Конформный, Неустойчивый, Гипертимный, Циклоидный;

Несмотря на редкость чистых типов и преобладание смешанных форм, выделяют 10 основных типов акцентуации:
1. Гипертимность. Люди, склонные к повышенному настроению, оптимисты, быстро переключаются с одного дела на другое, не доводят начатого до конца, недисциплинированные, легко попадают под влияние неблагополучных компаний. Подростки склонны к приключениям, романтике. Не терпят власти над собой, но любят, когда их опекают. Тенденция к доминированию, лидированию. В патологии — невроз навязчивых идей.
2. Застревание. Склонность к «застреванию аффекта», к бредовым реакциям. Люди педантичные, злопямятные, долго помнят обиды, сердятся, обижаются. Нередко на этой почве могут появится навязчивые идеи. Сильно одержимы одной идеей. Слишком устремленные, «упертые в одно», зашкаленные. В эмоциональном отношении ригидны (ниже нормы). Иногда могут давать аффективные вспышки (сильное нервное возбуждение), могут проявлять агрессию. В патологии — паронояльный психопат.
3. Эмотивность. Аффектно лабильные (неустойчивые). Люди у которых быстро и резко меняется настроение по незначительному для окружающих поводу. От настроения зависит все — и работоспособность, и самочувствие и т.д. тонко организована эмоциональная сфера; способны глубоко чувствовать и переживать. Склонны к добрым взаимоотношениям с окружающими. В любви ранимы как никто. Не против того, чтобы их опекали, заботились.
4. Педантичность. Преобладание черт педантизма. Люди ригидны, им трудно переключаться с одной эмоции на другую. Любят чтобы все было на своих местах чтобы люди четко оформляли свои мысли — крайний педантизм. Периоды злобно-тоскливого настроения, все их раздражает. В патологии — эпилептоидная психопатия. Могут проявлять агрессию (долго помнят и выливают).
5. Тревожность. Люди меланхолического склада с очень высоким уровнем конституционной тревожности, не уверены в себе. Недооценивают, преуменьшают свои способности. Застенчивы, пугаются ответственности.
6. Циклотимность. Резкие перепады настроения. Хорошее настроение коротко, плохое длительно. При депрессии ведут себя как «тревожные», быстро утомляются, снижается творческая активность. При хорошем настроении как гипертимные.
7. Демонстративность. В патологии психопатия истерического типа. Люди, у которых сильно выражен эгоцентризм, стремление быть постоянно в центре внимания («пусть ненавидят, лишь бы не были равнодушными»). Много таких людей среди артистов. Если нет способностей, чтобы выделиться, тогда они привлекают внимание антисоциальными поступками. Патологическая лживость — чтобы приукрасить свою особу. Склонны носить яркую, экстравагантную одежду — могут быть определены чисто внешне.
8. Возбудимость. Склонность к повышенной импульсивной реактивности в сфере влечения. В патологии — эпилептоидная психопатия.
9. Дистимичность. Склонность к расстройствам настроения. Противоположность гипертимности. Настроение пониженное, пессимизм, мрачный взгляд на вещи, утомляем. Быстро утомляется в контактах и предпочитает одиночество.
10. Экзальтированность. Склонность к аффективной экзальтации (близко к демонстративности, но там из-за характера, а здесь идут те же проявления, но на уровне эмоций, т.е. от темперамента).
1) лабильный — резкая смена настроения в зависимости от ситуации;
2) астенический — тревожность, нерешительность, быстрая утомляемость, раздражительность, склонность к депрессии;
3) боязливый (сензитивный) тип — робость, стеснительность, повышенная впечатлительность, тенденция испытывать чувство неполноценности;
4) психастенический — высокая тревожность, мнительность, нерешительность, склонность к самоанализу, постоянным сомнениям и рассуждательству, тенденция к образованию ритуальных действий;
5) шизоидный — отгороженность, замкнутость, трудности в установлении контактов (см. экстраверсия — интроверсия), эмоциональная холодность, проявляющаяся в отсутствии сострадания (см. симпатия) недостаток интуиции в процессе общения;
6) эпилептоидный — недостаточная управляемость, импульсивность поведения, нетерпимость, склонность к злобно-тоскливому настроению с накапливающейся агрессией, проявляющейся в виде приступов ярости и гнева (иногда с элементами жестокости), конфликтность, вязкость мышления, чрезмерная обстоятельность речи, педантичность;

7) неустойчивый (экстравертированный) тип — склонность легко поддаваться влиянию окружающих, постоянный поиск новых впечатлений, компаний, умение легко устанавливать контакты, носящие, однако, поверхностный характер;
8) конформный — чрезмерная подчиненность и зависимость от мнения других, недостаток критичности и инициативности, склонность к консерватизму.
Трудности подростка 14-16 лет: стратегия преодоления…(для родителей и педагогов)
В массовом сознании слово «подросток» довольно часто вызывает ассоциацию «трудный». Почему же подросток «труден»? Он труден, неудобен для других – для родителей, педагогов, вообще взрослых. Общество критично, можно даже сказать с предубеждением встречает подрастающих детей. Оно не очень-то спешит раскрыть им объятия. Нередко детям предъявляют жесткие требования, накладывают на них ограничения при пересечении ими черты мира взрослых.
При такой установке взаимоотношения между подростками и взрослыми нельзя назвать мирными, и это, конечно, значительно усложняет взросление подростков, добавляет негативные переживания в мироощущение молодых. Многие забывают, что молодым быть трудно, гораздо сложнее, чем взрослым. Ведь взгляды взрослых в большей степени уже сформировались, им есть на что опираться в своих поступках, им уже не свойственно бросаться в крайности в поисках себя и своих идеалов. Подросток же труден для других потому, что ему трудно с самим собой. Он неуверенно и с опасениями ищет свои цели и ориентиры в жизни. Взрослые, конечно, тут как тут, но они предпочитают толкать «несмышленыша» по накатанной дороге, к так называемому светлому (в понимании родителей) будущему, зачастую не интересуясь возможностями, интересами, потребностями, способностями своего ребенка. Это еще больше разводит родителей и детей, создает напряженную эмоциональную обстановку в семье и усиливает желание детей непременно отстоять собственные ценности в схватке со взрослыми.
Тысячи проблем наваливаются на подростка – это психофизиологические изменения, которые он наблюдает в себе, это новые потребности, которые его раньше не волновали, это новые возможности, в том числе интеллектуальные, которые теперь позволяют поиному представить окружающую жизнь, себя, других людей, дают основания для более глубокого осознания своего предыдущего детского опыта. Появляется критичность по отношению к своим способностям, планам и мечтам; более остро переживается необходимость кем-то стать, что-то уметь, быть компетентным в чем-то, и это не дает возможности на какое-то время остановиться, оглядеться, разобраться в своих целях – ведь заданный жизненный ритм заставляет безостановочно двигаться вперед, то есть, в первую очередь, обязательно хорошо учиться. Всего этого требуют и требуют от подростка. То есть взрослые как бы заманивают молодых: будьте хорошими, послушными мальчиками и девочкам; мы вас без особых проблем впустим в свой мир, но вы должны следовать нашим правилам.
Но если не научиться доверять собственным глазам, то невозможно быть уверенным, что идешь по правильной дороге. А взрослые стараются сразу вывести детей на свою дорогу, проложенную в иное время и с учетом иных ценностей и возможностей. Двигаться вперед – да, но как, куда и зачем? Когда же можно во всем этом разобраться? И что-то освоить, кроме учебы. Конечно, подростковые трудности, столкновения, непонимания – необходимый этап в жизни любого человека, даже обязательное условие его развития. Но они не должны перекрыть кислород для самостоятельного поиска, широкого общения, проб и ошибок, откатов назад и познания себя. Этот главный кризис жизни, к сожалению, не все успешно преодолевают. Иногда черный след сохраняется на всю оставшуюся жизнь. Некоторые заболевают, погибают или теряют веру в свои силы и жизнь. И нередко именно окружающие подростка люди усложняют и запутывают реальные задачи молодого человека. Задавая им исключительно академические цели. Не давая возможности молодым приобрести практический опыт, осуществить их проекты и мечты.
Подростку горько осознавать, что ему становится страшно перед требованиями взрослого мира, что это совсем не тот мир, куда они так рвутся. Что, оказывается, они почти ничего не умеют и не очень-то хотят научиться, потому что не знают, как, а столкновение с одиночеством, непониманием словно окатывает их тяжелой холодной волной. Взрослые скорее оппоненты и не стремятся к разумному сотрудничеству с ними.
Подростку вдруг все становится трудно, энергия переполняет его, но это неуправляемая энергия, которая ищет выхода и применения. И если подросток не использует ее разумно (а это ему совсем не просто), то она обратится против него самого и приведет к драматичным блужданиям.
Чтобы справиться с задачами собственного развития, подросткам необходимо иметь для этого некий багаж, достаточный ресурс, который частично основан на опыте и способностях, приобретенных еще в детстве, а частично – на появляющихся уже в период взросления.
В результате интеллектуального созревания у подростков возникает особая форма самосознания — рефлексия. У некоторых потребность самоанализа так велика, что они заводят дневники, где подробно описывают свои эмоциональные состояния, размышления, события, личные промахи и достижения, подробно анализируют свои поступки, мысли, переживания.
Повышенный интерес к самому себе – необходимое условие развития личности. Детей волнуют вопросы становления: какой у них характер, как научиться пониманию людей, хорошие или плохие они друзья, смогут ли они преодолеть свои недостатки, такие, например, как лень, раздражительность, неаккуратность, необязательность.
Подростки вдруг начинают обостренно видеть свои и чужие недостатки: критичность помогает им лучше оценить свои собственные способности и личностные качества других людей и в результате получить более полное представление о человеческой природе. Опыт, который получают подростки благодаря самопознанию, закладывает основы самовоспитания и определяет вектор личностного становления.
В этом же возрасте по-новому звучит и потребность в самоутверждении. И не только в среде сверстников (что чаще проявляется с внешней стороны, например через одежду, манеры поведения, принадлежность к какой-то конкретной группе), но и в мире взрослых: подросток хочет быть таким, чтобы с ним считались взрослые, иметь свои собственные идеалы и образцы, право на выбор. Он теперь по-новому смотрит на окружающих его взрослых.
И довольно часто подростков постигает разочарование. Большинство взрослых по их понятиям, – слабаки, неинтересные люди. Беда, если их потребность в реальных уважаемых взрослых остается неудовлетворенной. Это место может надолго остаться не занятым.
Громко заявляет о себе и потребность в самовоспитании. У ребенка есть силы и энергия, чтобы воспитывать себя, опираясь на свои собственные потребности, желания, на свой идеал. Воспитывать должен сам себя каждый, и подростки начинают это понимать. Именно в подростковом возрасте человек начинает работу по самоизменению, потому что он во всем не удовлетворен собой, он себе не нравится, переживает внутреннюю дисгармонию, связанную с взрослением и необходимостью приспосабливаться к обществу.
Стать лучше, сильнее, умнее, красивее хотят все. Но способы, которые выбирают подростки, довольно часто непродуманны, хаотичны. Большинство не знает, что и как нужно делать, чтобы добиться желаемого результата. Ощущение беспомощности создает напряженное, «взрывоопасное» внутреннее состояние.
Трудности словно кольцом окружают подростка, и это связано с необходимостью для него решать сразу множество задач: учебных (хотя учиться не хочется, но приходится тянуть эту лямку), семейных (не доводить отношения с родителями до «военных»), общения со сверстниками (обрести и не потерять друзей), саморазвития (побороть свой негативизм, раздражение, депрессию, преодолеть лень и множество других недостатков и в то же время найти в себе положительные, позитивные силы для того, чтобы любить себя и других, строить планы, мечтать, иметь надежду).
Чтобы справиться с какой-либо трудностью, человеку необходимо выработать стратегию ее преодоления. Когда подросток переживает трудности своего положения, это является сигналом, что ранее усвоенные и привычные формы поведения уже не срабатывают.
Решение проблем требует формирования новых подходов. Очень помогает использование творческих способностей, например конструктивных догадок, импровизаций; человеку требуется дальнейшее совершенствование и развитие имеющихся способностей или открытие в себе не известных ранее возможностей личности.
На основании тщательного анализа биографий, наблюдений и научных исследований немецкий психолог Томе выделил особые формы стратегий преодоления трудностей и назвал их техниками существования. Сюда относятся средства и методы, которые используются личностью для достижения желаемого состояния. Речь идет не только о осознанных процессах, но и о бессознательных механизмах, то есть обо всем, что оказалось пригодным и может быть использовано. Большинство людей решают свои повседневные проблемы или задачи развития, используя всего одну или несколько преобладающих техник существования. Томе различает следующие техники.
Техники достижения, применяемые для решения конкретных материальных проблем и доступные наблюдению.
Техники приспособления, изменяющие собственные переживания или поведение. Поскольку при этом в основном меняется собственное поведение, тратится меньше усилий, чем в предыдущем случае.
Защитные техники, представляющие собой отрицание проблем, с которыми в данный момент невозможно справиться.
Избегающие техники, означающие уход на долгое время от конфликта или напряженной обстановки без их разрешения.
Агрессивные техники, направленные на нанесение вреда окружающим, причем такое поведение может принимать разные формы: угнетение и подчинение, прямое нападение.
В любом случае преодоление трудностей предполагает наличие намерения, выбора и гибкого реагирования, оно подчинено внешней реальности и логике; аффекты допустимы, но требуется уравновешенное их выражение.
Часто наиболее подходящей стратегией преодоления трудностей становится ведение дневника. Причем многие подростки стихийно понимают, что личный дневник – это та форма фиксации процесса самоанализа и самовоспитания, которая помогает включиться в работу над собой. Благодаря дневнику процесс самоанализа и анализа окружающего мира как бы выносится вовне, но для окружающих остается невидимым. А сам подросток получает возможность увидеть себя, других и ситуацию, которую он переживает. Это помогает снять психическое напряжение и нередко способствует нахождению реального решения, созвучного возможностям подростка.
Для некоторых дневники служат необходимым средством работы, когда разрабатываются конкретные планы действий на день, неделю или прорабатываются поэтапные шаги для осуществления какого-то своего проекта или для решения личной проблемы.
Юноши ведут дневник главным образом в ранний период взросления и проявляют меньший интерес к возникающей при этом возможности поразмышлять о себе. Они начинают вести дневник в среднем на два года раньше, чем девочки, и по более внешним причинам (фиксация воспоминаний), для них важнее заключенная в дневнике фактическая информация. В нем в основном протоколируются и расписываются события прошедшего дня. Девушки начинают вести дневник позже, но не расстаются с ним дольше; они находят в нем верного товарища в решении своих повседневных проблем.
Содержание дневника у юношей чаще касается их самих или тех, с кем они связаны совместными занятиями и соперничеством. Девушек больше занимают эмоциональные проблемы и духовная близость. Они чаще используют прямую речь и сильнее стремятся сохранить дневник в тайне.

Дневник выполняет различные функции.
Фиксация воспоминаний. Эта сторона присутствует во всех дневниках. Возможно, так проявляется стремление ощутить непрерывность жизни и жизненного опыта в фазе его быстрых изменений.
Катарсис. После письменного изложения пережитого, проблем и чувств у многих молодых людей, испытывающих гнет обстоятельств, наступает облегчение.
Замена партнера. Во многих дневниках есть указания на то, что они заменяют подругу или друга, одновременно идеализируя их.
Самопознание. Каждый дневник выражает стремление автора прийти к ясности в отношении себя самого и своих проблем. Ведя записи, подросток вынужден четко сформулировать свои взгляды. В результате к ним можно возвращаться неоднократно и продолжать их обдумывать.
Самовоспитание. Во многих дневниках, особенно у юношей, находит выход стремление к самосовершенствованию, часто содержатся планы организации дня или недели, четко сформулированные правила собственного поведения.
Творчество. Для меньшего числа молодых людей дневник – это возможность выразить свои творческие способности: к стилю часто предъявляются литературные требования; чувства, события и проблемы излагаются художественно, иногда со словесными новообразованиями и необычными выражениями. Часто в таких дневниковых записях встречаются стихотворения или правила поведения в виде афоризмов.
Как легко можно убедиться, дневниковые записи имеют целебные свойства. Они служат важной и действенной формой осознания самого по себе на фоне неизбежных подростковых проблем. Родителям стоит ненавязчиво поощрять ведение детьми дневника.
А для начала подарите им красивую толстую книгу для записей и оригинальную ручку!

 

Роль общения сверстников в социализации подросткового переживания боли: качественное исследование | BMC Pediatrics

Дизайн

Для этого исследования были выбраны фокус-группы, чтобы охватить широту и глубину переживаний подростков. Одним из основных преимуществ фокус-групп является то, что они дают представление о повседневном социальном взаимодействии, создавая естественную среду, в которой участники влияют и находятся под влиянием других [22, 23].Фокус-группы состоят из людей, которые похожи друг на друга в некоторых аспектах, представляющих исследовательский интерес. Для этого требуется определенная однородность среди членов группы; эту однородность можно определить как широко, так и узко [23]. Для целей этого конкретного исследования было важно, чтобы участники были юными подростками мужского и женского пола, социальная структура которых включала дневное обучение в неполной средней школе. Поскольку в центре внимания этого исследования была повторяющаяся и повседневная боль, не было предпринято никаких особых усилий для поиска участников с ненормальными болевыми ощущениями.Мы сознательно выбрали две разные неполные средние школы из районов с немного разным социально-экономическим статусом, чтобы расширить диапазон мнений.

Обоснование дизайна

Качественная методология была выбрана для этого исследования по трем основным причинам. Во-первых, нет известных исследований, конкретно посвященных роли сверстников в переживании боли подростками. По этой причине исследование носило ознакомительный характер. Во-вторых, настоящее исследование было частью более крупного исследования, посвященного изучению социального влияния сверстников и семьи на отношение подростков к боли и управлению болью.Из-за нехватки данных в этой области было важно сначала изучить, как подростки относятся к боли; Лучше всего это облегчить в рамках методологии, дающей наибольшую глубину и широту информации. В-третьих, будущие направления этого направления запросов включают изучение общих черт в отношении к боли и поведении сверстников таким образом, чтобы его можно было обобщить на популяцию и объяснить в рамках теоретических рамок социальной психологии. Поскольку к психосоциальным аспектам подростковой боли еще не применялись такие рамки, вопросы исследования не могли быть сформулированы a priori без предварительного определения психосоциальных переменных.

Участники

Участниками были 7 th -, 8 th — и 9 th учеников младших классов средней школы в Галифаксе, Новая Шотландия, Канада. Одобрение на исследование было получено от совета по этике Мемориального университета Ньюфаундленда, директоров школ и учителей. Чтобы получить наиболее полный спектр болевых ощущений, критерии исключения были ограничены только неспособностью читать или говорить по-английски и отклонениями в развитии. За три недели до начала исследования студентам были розданы формы согласия с описанием исследования; Для участия требовалось согласие родителей и ребенка.

Из 350 распространенных форм согласия 36 были возвращены (процент ответов 10%). Из них 32 подростка согласились участвовать, однако только 24 подростка явились на заранее назначенные занятия в фокус-группах. Окончательная выборка состояла из 11 мужчин (средний возраст = 13,45 лет, диапазон = 12-15 лет) и 13 женщин (средний возраст = 13,31 года, диапазон = 12-15 лет).

Сбор данных

Перед сессиями фокус-групп потенциальных участников случайным образом распределили на группы одного пола (3 мужские группы, 2 женские группы; диапазон участников в группе = 3–9).Затем эти группы должны были встретиться в заранее оговоренное время и в заранее оговоренном месте (в помещениях местного торгового центра или в их школе) для проведения 90-минутных сессий фокус-групп. Случайное распределение гарантировало, что «клики» не будут появляться в одной и той же группе, а группы, состоящие из всех девочек и всех мальчиков, гарантировали устранение любых «эффектов павлина» (тенденция мужчин говорить более часто и авторитетно, чем женщины) и возможность дискомфорт во время обсуждения боли, связанной с полом.Эти вопросы обсуждались в начале сессии и на протяжении всей сессии. Перед обсуждением участников проинформировали о том, что важно, чтобы все говорили и были услышаны, а доминирующие говорящие управлялись устным обращением внимания на других членов группы, а застенчивые участники привлекались прямыми вопросами и поощрением к объяснению.

В начале занятия в фокус-группах участников попросили заполнить анкету по инцидентам с болью, демографическую анкету для оценки возраста, класса, пола, количества эпизодов боли, испытанных в течение предыдущего месяца, а также типа, продолжительности и интенсивности боли. совсем недавно испытанный.Участницам-женщинам были заданы дополнительные вопросы относительно менструальной боли. На этом этапе подросткам сказали, что в ходе предстоящего обсуждения они должны знать, что (а) не было правильных или неправильных ответов, (б) то, что обсуждалось в группе, осталось в группе (за исключением подозреваемого -harm), (c) любые жалобы на боль были обычными и приемлемыми, и (d) принятие решений о здоровье было процессом обучения в любом возрасте.

Процедура допроса следовала четким указаниям [22].Первоначально разговор начинался с простых вопросов, затем постепенно переходил к широким общим вопросам, а затем к более конкретным. Фокус-группы были собраны до теоретического насыщения данными, момента, когда не поступает никакой новой информации, и был выражен весь спектр идей и мнений. Все сеансы записывались на аудиозаписи, а затем расшифровывались. Участники получили компенсацию за свое время ваучерами на просмотр фильмов.

Анализ данных

Обученный транскрибер расшифровал аудиозаписи фокус-групп.Данные были обработаны с помощью процесса обоснованной теории, изложенного в [24]. Хотя в основе теоретической основы этого исследования лежала перспектива социального влияния, рассмотрение a priori тем, гипотез и теоретических приложений было приостановлено до тех пор, пока не будут проанализированы все данные. Этот метод позволил всесторонне рассмотреть все данные, не ограниченные априорными предположениями .

Данные были проанализированы с использованием метода постоянного сравнения [25]. Расшифрованные аудиозаписи сессий фокус-групп подвергались систематическому анализу.Первым шагом в этом процессе было тщательное чтение и перечитывание всех стенограмм фокус-группы. После того, как исследователь познакомился с дискурсом, текстовые данные были оценены в форме частичных и / или полных предложений, а также более длинного дискурса на предмет сходства между участниками по опыту, отношениям и мнениям, связанным с болью. Аналогичный опыт, взгляды и мнения были затем сгруппированы по общим категориям. Этот процесс категоризации был циклическим; темы и категории постоянно подвергались переоценке, реструктуризации и сокращению, в результате чего был получен набор текстовых данных, которые лучше всего представляли наиболее заметные возникающие темы.Возможная систематическая ошибка исследователя была сведена к минимуму за счет независимого анализа текстовых данных соисследователем. Хотя дизайн исследования и метод анализа данных не позволяли рассчитывать надежность между экспертами, аналогичные выводы были сделаны в отношении возникших тем. Различия в интерпретации обычно были незначительными и рассматривались до достижения консенсуса.

(PDF) Роль общения сверстников в социализации подросткового переживания боли: качественное исследование

BMC Pediatrics 2008, 8: 2 http: // www.biomedcentral.com/1471-2431/8/2

Страница 7 из 8

(номер страницы не для цитирования)

Однако важно отметить, что целью качественного исследования

является описание социальных реальность конкретной группы в конкретное время — обобщение или «трансформация

» не является конечной целью. Тем не менее, окончательная выборка

явно непропорционально представляла

индивидуумов, для которых предмет представлял особый интерес,

, которые обладали очень заметным отношением к боли

и обезболиванию или просто были более организованными. чем те, кто не участвовал.Эти характеристики

вряд ли являются репрезентативными для общей популяции

, что затрудняет обобщение выводов за пределами исследуемой выборки, в которой было задействовано

человек.

Перспективы будущего

Учитывая доказательства значимости сверстников и социального контекста

подросткового болевого опыта, будущие направления в этой области включают более глубокие исследования

процессов принятия решений, влияющих на подростков. ‘

болевого поведения через обработку социальной информации.Кроме того, качественные данные, полученные из настоящего исследования

, могут быть использованы для информирования экспериментальных планов, исследующих

влияние сверстников на болевое поведение подростков и влияние сверстников на отношение к боли и Выражение боли

среди подростков с хроническими болевыми состояниями

. Клинические последствия для дальнейшего развития —

этого исследования включают лучшее понимание

социальных факторов, которые влияют на то, как подростки интерпретируют и

выражают боль в контексте отношений со сверстниками, а также использование

этих знаний для обеспечения лучшей поддержки. ресурсы для

подростков с хронической болью.Например, разработка

и интернет-вмешательств в качестве средства поддержки среди подростков с хроническими болевыми состояниями

может иметь потенциал для обеспечения своих сверстников безопасной средой

, чтобы разделить боль. опыта, способствуют адаптивным стратегиям совершения

и потенциально умеренной инвалидности.

Конкурирующие интересы

Автор (ы) заявляют, что у них нет конкурирующих интересов

.

Вклад авторов

JH отвечал за концепцию и дизайн исследования, подготовку eth-

ics, набор участников, модерацию фокус-группы

, анализ данных и подготовку рукописей.

PM был главным исследователем гранта Канадских институтов

исследований в области здравоохранения (CIHR), который финансировал это исследование,

, а также отвечал за критическую оценку дизайна исследования, подготовку этических норм

и подготовку рукописей.

MM был одним из главных исследователей гранта CIHR, который финансировал это исследование, а также отвечал за критическую

оценку дизайна исследования и анализ данных, а также

за подготовку рукописи.

GAF способствовал интеллектуальному содержанию и критической

оценке дизайна исследования, этической подготовки и подготовки рукописей

.

Все авторы прочитали и одобрили окончательную версию этой рукописи

.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом канадских институтов на

медицинских исследований; Доктора МакГрат и Мюррей, главные исследователи и соисследователь доктора

Финли.

Список литературы

1. Ван Дейк А., МакГрат П.А., Пикетт В., ВанДенКеркхоф Э.Г.:

Боль у школьников 9–13 лет. Pain Res Manag

2006, 11 (4): 234-240.

2. Perquin CW, Hazebroek-Kampschreur AAJM, Hunfeld JAM, Bohnene

AM, van Suijlekom-Smit WA, Passchier J, van der Wouden JC: Pain

у детей и подростков: общий опыт. Боль

2000, 87: 51-58.

3. Крейг К.Д .: Боль у младенцев и детей: социально-развивающие

вариации на эту тему.In Pain 2002 — Обновленный обзор:

Программа повышения квалификации Отредактировал: Giamberardino MA. Сиэтл, Вашингтон:

IASP Press; 2002: 305-314.

4. Hatchette JE, McGrath PJ, Murray M, Finley A: Материнское влияние

на самоуправление болью у подростков: качественное исследование. Исследования уязвимых детей и молодежи 2006, 1: 159-169.

5. Уокер Л.С., Гарбер Дж., Грин Дж. В.: Симптомы соматизации у

педиатрических пациентов с абдоминальной болью: связь с хроническим течением боли в животе

и соматизация родителей.Журнал аномальных

детской психологии 1991, 19: 379-394.

6. Гудман Дж. Э., МакГрат П. Дж., Форвард С. П.: Агрегация жалоб, связанных с болью, инвалидности и увечий, связанных с болью, в выборке из

семей. В материалах 8-го Всемирного конгресса в

Боль, прогресс в исследованиях боли: 673–682, август 1997; Vancou-

ver. Редакторы: Дженсен Т.С., Тернер Дж. А., Визенфельд З. Сиэтл, Вашингтон: IASP

Press.

7.Chambers CT, Craig KD, Bennett SM: Влияние материнского поведения

на болевой опыт детей: экспериментальный анализ

. Журнал детской психологии 2002, 27: 293-301.

8. Гудман Дж. Э., МакГрат П. Дж.: Материнское моделирование влияет на боль детей во время холодного отжима. Боль 2003, 104: 559-565.

9. Унру А.М., Кэмпбелл М.А.: Гендерные различия в детской боли

выражения. В хронической и рецидивирующей боли у детей и подростков

Под редакцией: McGrath PJ, Finley GA.Сиэтл, Вашингтон: IASP Press;

1999: 199-241.

10. Коутанджи М., Пирс С.А., Окли Д.А.: Связь между полом

и семейным анамнезом боли с текущим опытом боли и осознанием боли другими. Боль 1998, 77: 25-31.

11. Lerner RM, Spanier GB: Динамический интерактивный взгляд на ребенка

и развитие семьи. Влияние ребенка на брак и семью

Взаимодействие: перспектива на всю жизнь Под редакцией: Лернер Р.М., Спаниер Г.Б.

Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press; 1980: 1-20.

12. Эриксон Э: идентичность, молодежь и кризис

Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон; 1968.

13. Chambers CT, Reid GJ, McGrath PJ, Finley GA: Самостоятельное введение

безрецептурных лекарств от боли среди подростков.

Arch Pediatr Adolesc Med 1997, 151 (5): 449-455.

14. Hansen EH, Holstein BE, Due P, Currie CE: Международное исследование

самооценки использования лекарств среди подростков.Анналы

фармакотерапии 2003, 37: 361-366.

15. Слоанд Э.Д., Весси Дж.А.: Самолечение с помощью общих домашних

лекарств подростками. Проблемы комплексной педиатрии

Сестринское дело 2001, 24: 57-67.

16. Nabors LA, Lehmkuhl HD, Parkins IS, Drury AM: Читаю около

лекарств, отпускаемых без рецепта. Проблемы в комплексной педиатрии

Сестринское дело 2004, 27: 297-305.

17. Ларсон Р., Ричардс М. Х .: Ежедневное общение в позднем детстве

и в раннем подростковом возрасте: изменение контекстов развития.

Развитие ребенка 1991, 62: 284-300.

18. Бил А.К., Аусиелло Дж., Перрин Дж. М.: Социальное влияние на рискованное для здоровья поведение

среди учащихся средних школ из числа меньшинств. Журнал

Здоровье подростков 2001, 28: 474-480.

Отношения в подростковом возрасте | Университет Свободы — Приложения курса

Раздел 3, Статья 3 — По мере того, как подростки стремятся к автономии, динамика семейных отношений меняется. Хотя для родителей важно способствовать развитию независимости своего подростка, они также должны ограничивать независимость в лучших интересах своего ребенка.Бог дает аналогичный пример, когда Он дал Адаму и Еве четкие указания относительно того, что разрешено и что лучше всего (Бытие 2: 15-17). К сожалению, Адам и Ева решили пойти против границ, установленных Богом (Бытие 3). Точно так же подростки могут рассматривать ограничения, установленные их родителями, как ограничивающие и несправедливые, что может привести к конфликту. Конфликт, как правило, достигает максимума в раннем подростковом возрасте, когда подростки осваивают свои растущие мыслительные способности и повышают свою самооценку (Eisenberg et al., 2008: Эйзенберг, Н., Хофер, К., Спинрад, Т. Л., Гершофф, Э. Т., Валиенте, К., Лосоя, С.… Максон, Э. (2008). Понимание дискуссий о конфликтах между матерью и подростком: одновременное и временное предсказание на основе настроений и воспитания детей. Монографии Общества исследований в области развития детей, 73 (2), vii-viiii. DOI: 10.1111 / j.1540-5834.2008.00470.x). Это одна из многих причин, по которым общение между родителями и подростками имеет решающее значение, поскольку недопонимание и неверные суждения довольно распространены (Eisenberg et al.Айзенберг, Н., Хофер, К., Спинрад, Т. Л., Гершофф, Э. Т., Валиенте, К., Лосоя, С.… Максон, Э. (2008). Понимание дискуссий о конфликтах между матерью и подростком: одновременное и временное предсказание на основе настроений и воспитания детей. Монографии Общества исследований в области развития детей, 73 (2), vii-viiii. DOI: 10.1111 / j.1540-5834.2008.00470.x). Отношения между родителями и подростками развиваются в подростковом возрасте, поскольку родители продолжают обеспечивать поддерживающий родительский контроль, а также дают своим подросткам возможность развивать независимость (Cripps & Zyromski, 2009Cripps, K., & Зыромски, Б. (2009). Психологическое благополучие подростков и предполагаемое участие родителей: последствия для участия родителей в средней школе. Rmle Online Research в области среднего образования, 33 (4), 1-13. Получено с http://files.eric.ed.gov/fulltext/EJ867143.pdf). В свою очередь, подростки могут лучше доверять и понимать мотивы, лежащие в основе правил своих родителей, что позволяет им расти, чувствуя себя в безопасности и связанными с ними. К концу подросткового возраста отношения между родителями и детьми становятся более эгалитарными.Конечно, культура играет роль в развитии автономии, поскольку одни культуры ценят коллективизм, а другие — индивидуализм. В конечном итоге исследования показывают, что автономия не зависит от универсального расписания. Скорее, культурные нормы и развитие влияют на то, когда и насколько развивается автономия (Brown, Bakken, 2011, Brown, BB, & Bakken, JP (2011). Родительство и отношения со сверстниками: активизация исследований взаимосвязей между семьей и сверстниками в подростковом возрасте. Journal of Research on Adolescence , 21 (1), 153–165.DOI: 10.1111 / j.1532-7795.2010.00720.x). В целом, подростки и родители, как правило, имеют здоровые отношения и некогда считавшийся разрыв между поколениями: разница между ценностями, взглядами и мировоззрением поколений, особенно подростков и их родителей. на самом деле становится совсем маленьким.

По мере взросления они склонны проводить меньше времени со своей семьей и больше со своими сверстниками. Именно в эти годы отношения между сверстниками, кажется, имеют наибольшее значение (Youniss & Haynie, 1992 Youniss, J., И Хейни, Д. Л. (1992). Дружба в подростковом возрасте. Журнал развития и поведенческой педиатрии, 13 (1), 59-66.). На качество и тип дружеских отношений, к которым стремятся подростки, также влияют отношения между родителями и детьми (Brown & Bakken, 2011Brown, BB, & Bakken, JP (2011). Родительство и отношения со сверстниками: новые исследования в области взаимоотношений между семьей и сверстниками в подростковом возрасте. Журнал исследований подросткового возраста, 21 (1), 153–165. DOI: 10.1111 / j.1532-7795.2010.00720.x). Когда родители пренебрегают, отношения со сверстниками становятся все более важными.Хотя давление со стороны сверстников существует, оно обычно продуктивно, особенно во время биологических и психосоциальных изменений, которые происходят в раннем подростковом возрасте (Audrey, Holliday & Campbell, 2006 Audrey, S., Holliday, J., & Campbell, R. (2006). Это хорошо to talk: подростковые перспективы неформального вмешательства сверстников по сокращению курения. Social Science & Medicine, 63 (2), 320-334. doi: 10.1016 / j.socscimed.2005.12.010; Nelson & DeBacker, 2008 Nelson, MR И ДеБакер, Т.К. (2008 г.) Мотивация достижений у подростков: роль климата сверстников и лучших друзей.Журнал экспериментального образования, 76 (2), 170-189. DOI: 10.3200 / JEXE.76.2.170-190). Из этого правила есть исключения, поскольку подростки иногда выбирают дружеские отношения, которые являются контрпродуктивными и приводят к обучению отклонениям. Обучение отклонениям: тип поддержки со стороны сверстников, который вреден и предполагает, что один из сверстников инструктирует другого, как восстать против власти или социальных норм. девиантное поведение связано с более ранними признаками агрессивного и антиобщественного поведения (Poulin, Dishion, & Hass, 1999, Poulin, F., Дишион, Т. Дж., И Хаас, Э .. (1999). Парадокс влияния сверстников: качество дружбы и тренировка девиантности в дружбе между мужчинами-подростками. Merrill-Palmer Quarterly, 45 (1), 42–61. Получено с http://www.jstor.org/stable/23093310). Сверстники имеют влияние, но подростки, как правило, выбирают то влияние, которое они желают, а затем выбирают друзей, которые согласны с этим.

В подростковом возрасте часто развиваются романтические отношения. Как отмечалось в предыдущих модулях, взаимодействие с другими постепенно переходит от наличия исключительно однополых друзей, свободного общения с представителями обоих полов, общения в преимущественно смешанных группах и, наконец, установления личных, интимных отношений.Эти фазы были впервые отмечены Декстером Данфи (Dexter Dunphy, 1963, Dunphy, D. (1963). Социальная структура городских подростков сверстников. Социометрия, 26 (2), 230-246. Doi: 10.2307 / 2785909) и с тех пор были связаны с биологическими причины, поскольку им, как правило, следует гетеросексуальная молодежь во всем мире. Обычно романтические отношения начинаются в старшей школе и на них влияют группы сверстников. Отношения в раннем подростковом возрасте имеют тенденцию быть поверхностными, потому что они больше связаны с восприятием сверстников, чем с истинной близостью. Таким образом, неудивительно, что люди в раннем подростковом возрасте часто переживают множество разрывов; эмоциональная поддержка со стороны сверстников в это время может быть жизненно важной (Mehta & Strough, 2009 Mehta, C.М. и Строу Дж. Н. (2009). Половая сегрегация в дружбе и нормативном контексте на протяжении всей жизни. Обзор развития, 29 (3), 201-220. http://dx.doi.org/10.1016/j.dr.2009.06.001).

Гормональные изменения, которые испытывают подростки, также влияют на их отношения, особенно романтические, поскольку они часто вызывают у них острый интерес к сексуальным влечениям и взаимодействиям. В Соединенных Штатах средний возраст, в котором люди впервые вступают в половую связь, составляет 17 лет, при этом чуть менее половины старшеклассников вступают в половую связь к концу 12-го класса (Центры по контролю и профилактике заболеваний и др., 2014 Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC), Канн, Л., Кинчен, С., Шанклин, С. Л., Флинт, К. Х., Кавкинс, Дж.,… Харрис, В. А., (2014). Эпиднадзор за рискованным поведением среди молодежи — США, 2013. Mmwr Supplements, 63 (4), 1-168.). Культура и этническая принадлежность также влияют на возраст, в котором подростки вступают в сексуальные отношения (Biello, Ickovics, Niccolai, Lin, & Kershaw, 2013 г., Biello, KB, Ickovics, J., Niccolai, L., Lin, H., & Kershaw, T. (2013). Расовые различия в возрасте начала полового акта: расовая сегрегация по месту жительства и неравенство между черными и белыми среди U.С. подростки. Отчеты об общественном здравоохранении, 128 (1), 23–32.).

Ключевым аспектом романтических отношений является сексуальная ориентация. Сексуальная ориентация: термин, обозначающий пол (а), к которому кто-то испытывает (или не испытывает) сексуальное или романтическое влечение. Выражение сексуальной ориентации может варьироваться от явного до скрытого и может существовать в широком диапазоне ориентаций (Denny, Dallas, & Pittman, 2007 Denny, D. & Pittman, C. (2007). Гендерная идентичность: от дуализма к разнообразию.В Митчелл Теппер и Аннетт Фуглсланг Оуэнс (ред.), Сексуальное здоровье. (Том 1, стр. 205-229). Вестпорт, Коннектикут: Прайгер. ). Хотя эксперты не знают, почему у людей одна сексуальная ориентация преобладает над другой, некоторые считают, что это взаимообмен между физиологией, генетикой и окружающей средой (LeVay & Baldwin, 2009 LeVay, S., & Baldwin, JI (2009). Человеческая сексуальность. Сандерленд. , Массачусетс: Sinauer Associates.). По мере того, как подростки выясняют свою сексуальную ориентацию, они могут иметь дело с дискриминацией, неуверенностью, неприятием и даже нападением, особенно с гомосексуалистами или бисексуалами.Ответ христианина гомосексуалистам и бисексуалам должен быть наполнен благодатью и состраданием, как Христос явил женщине у колодца (Иоанна 4: 1-26). В свете сексуальных проблем и замешательства, с которыми сталкиваются подростки, особенно важно, чтобы родители предоставляли подросткам информацию. Если они этого не сделают, то единственная информация, которую они получат, будет от СМИ и их коллег, которые не являются лучшими источниками. Лучший способ для родителей повлиять на сексуальное поведение своих подростков — это наладить искренние отношения, в которых честное и открытое общение является нормой (Deptula, Henry, & Schoeny, 2010 Deptula, D.П., Генри, Д. Б., и Шони, М. Е. (2010). Как родители могут изменить ситуацию? Продольные ассоциации с сексуальным поведением подростков. Журнал семейной психологии, 24 (6), 731-739 .; Лонгмор, Энг, Джордано и Мэннинг, 2009 г. Лонгмор, М.А., Энг, А.Л., Джордано, П.С., и Мэннинг, В.Д. (2009). Воспитание и начало половой жизни подростков. Журнал брака и семьи, 71 (4), 969–982. http://doi.org/10.1111/j.1741-3737.2009.00647.x).

Отношения со сверстниками — обзор

Сверстники

В спорте и физической активности позитивные отношения со сверстниками становятся все более заметными в детстве и юности.Молодежь хочет чувствовать себя принятой как часть команды или группы и ценит близкую личную дружбу (Smith, 2007; Weiss and Stuntz, 2004). Социальные причины часто упоминаются для инициирования и продолжения участия, а социальные сравнения и оценки преобладают в качестве источников информации о компетентности. Эти социальные конструкции тесно связаны с мотивационными ориентациями и поведением. Контекст спорта действительно представляет собой социальное предприятие, поскольку товарищи по команде, одноклассники и друзья, не связанные со спортом, играют важную роль в мотивации участия и результатах развития молодых участников (Weiss et al., 2012б).

Принятие группой сверстников и близкая дружба являются важными конструкциями в физической активности молодежи (Smith, 2007; Weiss and Stuntz, 2004). Чувство принятия и симпатии со стороны товарищей по команде связано с более высокой воспринимаемой компетентностью, удовольствием, самоопределенной мотивацией и поведением, связанным с физической активностью. Хорошие спортивные способности — постоянный показатель популярности среди мальчиков и девочек по сравнению с результатами более ранних исследований, сделанных только для мальчиков (Weiss and Stuntz, 2004).Социальная сплоченность среди товарищей по команде концептуально аналогична принятию группы сверстников и определяется как восприятие того, насколько хорошо члены команды ладят и нравятся друг другу (Weiss et al., 2012a). Более высокая социальная сплоченность связана с большим положительным влиянием, внутренней мотивацией и постоянным участием. Таким образом, процессы в группе сверстников неизменно связаны с познаниями, эмоциями и мотивационным поведением при физической активности среди детей и подростков.

Качество дружбы или социальной поддержки сильно зависит от мотивационной ориентации и поведения молодых участников (Smith, 2007; Weiss and Stuntz, 2004).Дети и подростки, которые сообщают о большем общении, уважении, поддержке, лояльности, близости, сходстве интересов и эмоциональной поддержке со спортивными друзьями, испытывают большее удовольствие, воспринимаемую компетентность, самостоятельную мотивацию и приверженность своему участию в деятельности, чем те, кто сообщает о более низком качестве дружбы (Weiss and Stuntz, 2004). В среднем и позднем детстве такие качества, как общение, схожие интересы и отсутствие конфликтов, более характерны для спортивной дружбы, тогда как подростки считают психологические и поведенческие особенности, такие как лояльность, близость, восхищение и разрешение конфликтов, более важными (Weiss et al. ., 1996). Напротив, более частые сообщения о конфликтах, предательстве, разногласиях и спорах со спортивными друзьями контрпродуктивны для адаптивных мотивационных и связанных со здоровьем результатов (Weiss et al., 1996).

Наблюдательное обучение означает еще один мощный механизм влияния сверстников на мотивацию молодежи к физической активности (Weiss et al., 2012a; Weiss and Stuntz, 2004). Модели сверстников могут быть схожими по возрасту, полу и другим характеристикам (тип спорта, уровень способностей, личность) и, таким образом, вызывать избирательное внимание наблюдателей к продемонстрированным отношениям и поведению.Модели сверстников эффективны для информирования и мотивации других к обучению навыкам, проявлению уверенности, настойчивости и повышению эффективности. Например, при вмешательствах с использованием моделей мастерства сверстников и преодоления трудностей самоэффективность, мотивация и физические навыки наблюдателей улучшились от до и после вмешательства, и улучшения оставались стабильными при оценке удержания. Несколько исследований также показали, что молодые люди, сообщающие о наличии активных друзей, сами с большей вероятностью будут физически активны (Weiss et al., 2012a; Weiss and Stuntz, 2004).Таким образом, друзья важны для поощрения адаптивных мотивационных ориентаций и поведения посредством различных процессов, таких как групповое родство, социальная поддержка и моделирование.

Исследования неизменно демонстрируют мотивационную значимость взаимоотношений со сверстниками среди молодых людей, занимающихся спортом и физической активностью. Тем не менее, на сегодняшний день большинство вмешательств, направленных на поощрение мотивации молодежи к физической активности, были нацелены на учебные программы и поведенческое обучение тренеров и учителей, а некоторые использовали семейные модели в качестве стратегий для изменения поведения, связанного с физической активностью (Kipp and Weiss, 2013; Weiss et al. ., 2012а). Внедрение вмешательств, ориентированных на группы сверстников и дружбу как на факторы изменения поведения, является многообещающим направлением для будущих исследований мотивации физической активности молодежи.

ОБЩЕНИЕ С ПОДРОСТКОМ | Национальный центр сексуального поведения молодежи

ОБЩЕНИЕ С ПОДРОСТКОМ

Хорошее общение с подростком — одна из основ хорошего воспитания. Это даже более важно в стрессовых ситуациях, например, через то, что переживает ваша семья.Когда дети становятся подростками, они обычно больше общаются со сверстниками и меньше разговаривают с родителями. Меньшее общение с родителями может быть нормальным явлением для установления независимости. Подростки по-прежнему хотят и должны общаться со своими родителями, чувствовать близость с ними и иметь возможность обратиться к родителям, когда у них возникают проблемы или когда им нужно поговорить. Вот несколько советов, как наладить хорошее общение с подростком.

Слушайте

Слушать — это лучшее, что вы можете сделать для установления хорошего общения. Слушать звучит просто, но часто это не так.

  • Пусть ваш подросток закончит свои мысли.
  • Пусть расскажет всю историю.
  • Не пытайтесь сразу исправить ситуацию.
  • Помните, что слушать не обязательно означает соглашаться со всем, что он говорит.

Иногда ему просто нужно поговорить и знать, что вы достаточно заботитесь, чтобы попытаться понять. Вам не нужно перебивать, соглашаться или не соглашаться или сразу же придумывать решение его проблем.Для начала вам просто нужно послушать. Ниже приведены некоторые простые правила прослушивания.

Обратите внимание

Постарайтесь сосредоточиться на том, что говорит ваш подросток, а не думать о том, что вы хотите сказать в ответ. Прекратите то, что вы делаете, если вам нужно, чтобы сосредоточить внимание. Избавьтесь от отвлекающих факторов, чтобы хорошо слушать.

Время от времени повторять

Иногда вы можете перефразировать сказанное вашим подростком, чтобы убедиться, что вы все поняли правильно.Это поможет вам понять, а также покажет, что вы слушаете. Будьте осторожны, чтобы не делать поспешных выводов, повторяя. Например, если ваш подросток говорит: «Я вчера забыл позвонить своему сотруднику службы пробации». Не знаю, зачем мне звонить каждую неделю. У меня все хорошо. Это глупое правило ». можно сказать:

Продемонстрируйте хорошее слушание, например: «Итак, вы задаетесь вопросом, почему вы должны звонить, когда у вас все хорошо, верно?» или «Похоже, сложно не забыть позвонить мистеру Джонсону, когда у вас все хорошо, не так ли?»

Примеры плохого слушания (поспешные выводы) «Итак, вы хотите снова нарушить правила, верно?» или: «Вы знаете, что вам нужно позвонить мистеруДжонсон каждую неделю, так что делай это прямо сейчас ».

Задавайте вопросы Время от времени

Случайные вопросы показывают, что вы слушаете и заинтересованы. Будьте осторожны, не задавайте слишком много вопросов и не прерывайте разговор вопросами. В приведенном выше примере вы можете спросить: «Что сказал мистер Джонсон, когда вы разговаривали с ним на прошлой неделе?» или «Что, если бы вы позвонили ему сегодня?»

Слушайте беспристрастно

Когда ваш подросток говорит с вами о беспокойстве или проблеме, постарайтесь не осуждать и не критиковать его, пока вы находитесь в «режиме слушания».«Сначала послушай. Придерживайтесь своего мнения на потом, когда ваш подросток закончит.

Будьте понимающими

Покажите, что вы пытаетесь понять, что чувствует ваш подросток. Даже если вы не всегда согласны с тем, что говорит ваш подросток, все равно полезно поставить себя на место подростка и сообщить, что вы понимаете, что он или она чувствует.

Используйте «открыватели дверей» вместо «доводчиков» при общении

Дверные открыватели — Побуждает вашего подростка говорить открыто.

«Расскажи мне, что случилось». «Как вы думаете, что делать правильно?» «Как вы к этому относитесь?» «Что произошло дальше?» «Это хороший вопрос.»

Дверной доводчик — заставляет вашего подростка неохотно открываться.

«Я не хочу слышать такие разговоры». «Ну и что?» «Я скажу тебе, что тебе следует делать…» «Почему ты меня спрашиваешь?» «Не приходи ко мне со слезами на глазах, если ты попал в беду».

Другие указатели связи
Общайтесь в особенностях

Подросткам нужна конкретика, особенно когда речь идет о правилах и ожиданиях.Давая ребенку инструкции или обратную связь, говорите о конкретном поведении, а не о личностях или общих чертах. Кроме того, по возможности говорите подростку, что ему делать, а не только не делать.

Говорите о поведении, а не о личных качествах

Например, если ваш подросток не справился со своими обязанностями, вы можете сказать: «Вы не закончили свои дела; Я хочу, чтобы вы их сделали », а не« Думаете, вы слишком стары, чтобы делать работу по дому? » или «Если бы вы не были так безответственны, мне бы не пришлось вам напоминать.”

Говорите о деталях, а не об общих чертах

Например, лучше сказать: «На прошлой неделе вы не были готовы уйти, чтобы пойти на лечение вовремя», вместо «Вы никогда не приходите вовремя, когда нам нужно уйти, чтобы пойти на лечение; ты возишься каждую неделю ».

Сделайте перерыв, когда все накаляется: Ссоры между родителями и подростками — нормальная часть воспитания детей. Периодически несогласие или конфликты с подростком типичны.Иногда вы можете сказать, что вы или ваш подросток очень злитесь или расстраиваетесь. Как взрослый, вы обязаны знать, когда все становится слишком жарко, и принимать соответствующие меры. Вы можете заметить, что злитесь и повышаете голос, или же вы можете заметить, что ваш подросток злится или разгневан. Когда это произойдет, попробуйте некоторые из следующих ответов.

Остановись и отдохни от разногласий, и пусть все остынет. Вы всегда можете сказать: «Я хочу уделить время и подумать об этом, прежде чем мы продолжим говорить.«Ваш подросток может попытаться продолжать спорить, но пока просто отпустите его.

Узнай, когда пора остановиться. Пора остановиться — это еще до того, как вещи разовьются до такой степени, что люди будут говорить или делать вещи, о которых они будут сожалеть. Узнайте, где находится эта точка, со своим подростком. Узнайте, где находится этот момент, и остановите обсуждение, пока не стало слишком поздно. Если ваш подросток сначала требует перерыва, уважайте это. Вернитесь к вопросу позже, когда все уляжется.

Наберитесь терпения, начав перерыв. Приказ подростку «успокоиться» редко поможет ему успокоиться; на самом деле, это может иметь неприятные последствия. Ему может потребоваться время, чтобы смириться с необходимостью сделать перерыв в разговоре.

Помните, сильный гнев со временем ослабевает. Вещи остынут. Несогласие все еще может быть, и это нормально. Никто не злится постоянно. Иногда физическая активность, такая как ходьба, бег и упражнения, может помочь снизить интенсивность гнева.

Помните, что «выплеснуть гнев» часто только ухудшает положение, а не улучшает его. Люди редко что-то решают криком, криком, обзыванием или насилием. Злость — это нормально, но нельзя действовать на гневе вредными способами. В прошлые годы люди думали, что это здорово — выражать свои негативные чувства по отношению к другим людям, например, кричать и бить предметы. Однако такой подход часто бесполезен и может навредить вашим отношениям в долгосрочной перспективе.

Вернитесь к теме разговора, когда все успокоятся. «Перерыв» не следует использовать для избегания важных тем. Перерыв скорее предназначен для того, чтобы всех успокоить, чтобы, когда вы вернетесь к общению, можно было принять более правильные решения.

Будьте готовы к открытому общению, когда вы меньше всего этого ожидаете Вы не всегда можете предсказать, когда ваш подросток захочет поговорить с вами. Это редко происходит, когда родитель пытается его подтолкнуть. Если вы его нажмете, вы можете получить ответ «Я не знаю» или «Кому какое дело?» В других случаях подросток может начать открываться самостоятельно, когда вы меньше всего этого ожидаете.Главное — быть готовым использовать хорошие коммуникативные навыки, когда это случается. Выделите время для позитивных занятий с подростком, чтобы повысить вероятность того, что подросток будет общаться с вами. Например, совместная рыбалка, приготовление еды или поход в магазин за продуктами предоставляют возможности для общения.

Обнимайте своего подростка каждый день и говорите ему, что вы его любите Это первый шаг на пути к хорошему общению. Это даст им понять, что вы их поддерживаете и заботитесь о них.

Разговор с подростком о сексе, сексуальности и отношениях

Хотя важно понимать различные аспекты незаконного сексуального поведения вашего подростка, не менее важно поддерживать с ним хорошее общение о сексе и сексуальности в целом. Точная информация о сексуальном поведении и открытое общение по этой теме важны для всех подростков, то есть молодых людей, у которых есть незаконное сексуальное поведение, и молодежи, не имевшей незаконного сексуального поведения. Не менее важно общение, которое соответствует вашим ценностям и поддерживает их.

Исследования показали, что большинство американских подростков больше узнают о сексе и сексуальности от сверстников и из средств массовой информации, чем от своих родителей. Исследования также показывают, что подростки хотели бы поговорить со своими родителями на сексуальные темы. Возможность предоставить полезную информацию и надлежащим образом общаться на сексуальные темы полезна для всех семей, особенно для тех, в которых сексуальное поведение было проблематичным.

Основы полового развития у детей старшего возраста и подростков. Примерно в 10 лет дети начинают испытывать изменения в своем теле, известные как половое созревание. Они становятся выше и начинают набирать вес, а их половые органы начинают развиваться и увеличиваться. По мере того, как они вступают в подростковый возраст, происходят другие изменения, включая развитие груди и полового члена, менструацию, рост волос на лобке и лице, а также изменения гормонов. Изменения гормонов влияют на сексуальные интересы, мысли и поведение подростков.

Большинство подростков знают о половых контактах, контрацептивах и инфекциях, передаваемых половым путем (ИППП).Однако у них часто бывает много дезинформации, например, они думают, что противозачаточные таблетки предотвратят ИППП. Некоторые подростки участвуют в программах санитарного просвещения в своих школах. Исследования показали, что эти подростки лучше информированы, чем те, кто получает информацию из средств массовой информации или от других подростков. Участие в программах полового воспитания составляет

подростков.
  • отсрочка начала полового акта;
  • реже занимаются сексом;
  • увеличение использования противозачаточных средств, когда они становятся сексуально активными; и
  • меньше половых партнеров.

Исследования показывают, что, нравится это родителям или нет, большинство подростков в США проявляют ту или иную форму сексуального поведения в подростковом возрасте. Однако уровень сексуальной активности подростков за последние два десятилетия снизился.

Это нормально, когда подростки исследуют сексуальное поведение и экспериментируют с ним. В этом эксперименте с сексуальным поведением нередко участвуют сверстники того же пола, независимо от сексуальной ориентации.

Хотя подростки могут описывать риски, связанные с сексуальной активностью, например, ИППП или беременность, они редко думают, что эти проблемы повлияют на них.Они не знают, что около 25% их сверстников, ведущих половую жизнь, заразились ИППП. От некоторых ИППП, таких как герпес и СПИД, нет лекарств.

Учитывая историю незаконного сексуального поведения вашего сына или дочери, важно подчеркнуть, что нормальное и законное сексуальное поведение предполагает активность между сверстниками, явно основанную на согласии. «Согласие» означает, что 1) оба участника согласны с таким поведением, 2) отсутствует сила, давление или насилие и 3) участники достигли совершеннолетия и способны дать согласие.

« возраст согласия » варьируется от штата к штату и может быть довольно сложно правильно интерпретировать в некоторых штатах. Это хороший вопрос, чтобы обсудить и уточнить его с адвокатом вашего подростка.

Многим родителям неудобно говорить со своими детьми о сексе. Они думают, что подросткам нельзя заниматься сексом и что разговоры о сексе дают неверное представление. Некоторые считают, что секс должен иметь место только в браке. Но реальность в нашем обществе такова, что многие подростки ведут половую жизнь.Их засыпают сообщениями о сексе и сексуальности от сверстников и из средств массовой информации. Учитывая эту реальность, родителям важно открыто обсуждать со своими детьми вопросы пола, сексуальности и взаимоотношений в соответствии с уровнем понимания каждого ребенка и строить эти обсуждения в рамках своих собственных убеждений и ценностей. Важно, чтобы родители помогали своим детям получать точную информацию и формировать здоровые ценности и отношение к сексуальному поведению.

Полезные советы
1 Поощряйте хорошее общение с подростком.
2 Будьте активным «слушателем».
3 Поговорите с подростком о сексуальном поведении, отношениях и своих ценностях.

Давление со стороны сверстников

Давление со стороны сверстников

№ 104; Обновлено в марте 2018 г.

сверстники играют большую роль в социальном и эмоциональном развитии детей и подростков. Их влияние начинается в раннем возрасте и усиливается в подростковом возрасте. Для детей естественно, здорово и важно иметь друзей и полагаться на них по мере их роста и взросления.

Коллеги могут быть позитивными и благосклонными. Они могут помочь друг другу развить новые навыки или стимулировать интерес к книгам, музыке или внеклассным занятиям.

Однако коллеги также могут иметь негативное влияние. Они могут побуждать друг друга пропускать занятия, воровать, обманывать, употреблять наркотики или алкоголь, делиться неприемлемыми материалами в Интернете или вовлекаться в другое рискованное поведение. Большинство подростков с проблемами злоупотребления психоактивными веществами начали употреблять наркотики или алкоголь в результате давления со стороны сверстников.Это давление может происходить лично или в социальных сетях.

Дети часто поддаются давлению сверстников, потому что хотят вписаться в них. Они хотят, чтобы их любили, и они беспокоятся, что их могут оставить в стороне или высмеять, если они не согласятся с группой.

Ниже приведены советы о том, как сверстники должны поделиться с детьми:

  • Держитесь подальше от сверстников, которые заставляют вас делать вещи, которые кажутся неправильными или опасными.
  • Научитесь говорить «нет» и потренируйтесь избегать или выходить из ситуаций, которые кажутся небезопасными или неудобными.
  • Проводите время с другими детьми, которые сопротивляются давлению сверстников. Полезно иметь хотя бы одного друга, который тоже готов сказать «нет».
  • Если у вас проблемы с давлением сверстников, поговорите со взрослым, которому доверяете, например, с родителем, учителем или школьным психологом.

Родители также могут помочь, узнав, когда у их ребенка проблемы с давлением со стороны сверстников. Ниже приведены советы родителям, которые помогут вашему ребенку справиться с давлением сверстников:

  • Поощряйте открытое и честное общение.Сообщите детям, что они могут прийти к вам, если они почувствуют давление и заставят их делать что-то неправильное или рискованное.
  • Научите своего ребенка быть напористым и сопротивляться опасным или неподходящим ситуациям или действиям.
  • Познакомьтесь с друзьями вашего ребенка. Если возникнут проблемы или проблемы, поделитесь своими опасениями с их родителями.
  • Узнайте, как ваш ребенок общается с друзьями и другими людьми в Интернете. Открыто говорите о безопасном использовании Интернета и социальных сетей.
  • Помогите ребенку развить уверенность в себе. Дети, которые хорошо себя чувствуют, менее уязвимы для давления сверстников.
  • Разработайте резервные планы, чтобы помочь детям выбраться из неудобных или опасных ситуаций. Например, дайте им знать, что вы всегда придете за ними, не задавая вопросов, если они будут обеспокоены или небезопасны.

Если ваш ребенок постоянно испытывает трудности с давлением со стороны сверстников, поговорите с его учителем, директором школы, школьным психологом или семейным врачом.Если у вас есть вопросы или опасения по поводу настроения, самооценки или поведения вашего ребенка, рассмотрите возможность консультации с обученным и квалифицированным специалистом в области психического здоровья.

Использование СМИ и развитие мозга в подростковом возрасте

  • 1.

    Пренски, М. Цифровые аборигены, цифровые иммигранты, часть 1. Horizon 9 , 1–6 (2001).

    Google ученый

  • 2.

    Шталь Т. Насколько хорошо разбираются в ИКТ цифровые аборигены? Nord.J. Digit. Лит. 12 , 89–108 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Rideout, V. The Common Sense Census: Использование СМИ подростками и подростками (Common Sense Media, Сан-Франциско, 2015).

    Google ученый

  • 4.

    Ливингстон, С., Маскерони, Г., Олафссон, К. и Хаддон, Л. Риски и возможности детей в Интернете: сравнительные результаты исследований EU Kids Online и Net Children Go Mobile http: // eprints.lse.ac.uk/60513/. (2014).

  • 5.

    Konijn, EA, Veldhuis, J., Plaisier, XS, Spekman, M. & den Hamer, AH в The Handbook of Psychology of Communication Technology (ed. Sundar. S.) (Wiley-Blackwell , Хобокен, Нью-Джерси, 2015).

  • 6.

    Блейкмор, С. Дж. И Миллс, К. Л. Является ли подростковый возраст чувствительным периодом для социокультурной обработки? Annu. Rev. Psychol. 65 , 187–207 (2014).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 7.

    Себастьян, К. Л. и др. Влияние развития на нейронные основы реакции на социальное отторжение: последствия социальной нейробиологии для образования. Neuroimage 57 , 686–694 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 8.

    Валкенбург, П. М. и Тейлор Пиотровски, Дж. Как СМИ привлекают и влияют на молодежь (Издательство Йельского университета, Йель, 2017).

  • 9.

    Ma, J.И Янг Ю. Что мы можем узнать о селфи — исследовательское исследование селфи и его значение для маркетологов. На конференции Global Marketing, Hong Kong Proceedings 597–601 (Глобальный альянс ассоциаций маркетинга и менеджмента, 2016).

  • 10.

    Неси, Дж. И Принштейн, М. Дж. Использование социальных сетей для социального сравнения и поиска обратной связи: пол и популярность умеренные ассоциации с депрессивными симптомами. J. Abnorm. Ребенок. Psychol. 43 , 1427–1438 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 11.

    Wartella, E. et al. Какими взрослыми станут наши дети? влияние взросления в мире, насыщенном СМИ. Дж. Чайлд. Медиа 10 , 13–20 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Ladouceur, C. D., Peper, J. S., Crone, E. A. и Dahl, R. E. Развитие белого вещества в подростковом возрасте: влияние полового созревания и последствия для аффективных расстройств. Dev. Cogn. Neurosci. 2 , 36–54 (2012).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Achterberg, M., Peper, J. S., Van Duijvenvoorde, A.C., Mandl, R.C. и Crone, E.A. Целостность лобно-полосатого тела белого вещества предсказывает развитие с задержкой удовлетворения: продольное исследование. J. Neurosci. 36 , 1954–1961 (2016).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 14.

    Huttenlocher, P.R. Морфометрическое исследование развития коры головного мозга человека. Neuropsychologia 28 , 517–527 (1990).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 15.

    Tamnes, C. K. et al. Развитие коры головного мозга в подростковом возрасте: многоэлементное исследование взаимосвязанных продольных изменений объема коры, площади поверхности и толщины. J. Neurosci. 37 , 3402–3412 (2017).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Миллс, К. Л., Лалонд, Ф., Класен, Л. С., Гедд, Дж. Н. и Блейкмор, С. Дж. Изменения в структуре социального мозга в позднем детстве и подростковом возрасте. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 9 , 123–131 (2014).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 17.

    Goddings, A. L. et al. Влияние полового созревания на развитие подкоркового мозга. Neuroimage 88 , 242–251 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Бикарт, К. К., Райт, К. И., Даутофф, Р. Дж., Дикерсон, Б. К. и Барретт, Л. Ф. Объем миндалевидного тела и размер социальной сети у людей. Нац. Neurosci. 14 , 163–164 (2011).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 19.

    Фон дер Хайде, Р., Вьяс, Г. и Олсон, И. Р. Социальная сеть-сеть: размер определяется структурой и функцией мозга в миндалевидном теле и паралимбической области. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 9 , 1962–1972 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Канаи, Р., Бахрами, Б., Ройланс, Р. и Рис, Г. Размер социальной сети в Интернете отражается в структуре человеческого мозга. Proc. Биол. Sci. 279 , 1327–1334 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 21.

    Пфайфер, Дж. Х. и Блейкмор, С. Дж. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология подростков: прошлое, настоящее и будущее. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 7 , 1–10 (2012).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 22.

    Ковальски, Р. М., Джуметти, Г. В., Шредер, А. Н. и Латтаннер, М. Р. Издевательства в цифровую эпоху: критический обзор и мета-анализ исследований киберзапугивания среди молодежи. Psychol. Бык. 140 , 1073–1137 (2014).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 23.

    Модеки, К. Л., Минчин, Дж., Харбо, А. Г., Герра, Н. Г. и Рунионс, К. С. Распространенность издевательств в разных контекстах: метаанализ, измеряющий кибер- и традиционные издевательства. J. Adolesc. Здравоохранение 55 , 602–611 (2014).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 24.

    Токунага, Р. С. Следуя за вами из школы: критический обзор и обобщение исследований по проблеме виктимизации киберзапугиванием. Вычисл. Человек. Behav. 26 , 277–287 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 25.

    ден Хамер, А.H. & Konijn, E.A. Воздействие средств массовой информации на подростков может усилить их поведение в отношении киберзапугивания: продольное исследование. J. Adolesc. Здравоохранение 56 , 203–208 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 26.

    Уильямс, К. Д. и Джарвис, Б. Cyberball: программа для использования в исследованиях межличностного остракизма и принятия. Behav. Res. Методы 38 , 174–180 (2006).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 27.

    Wolf, W. et al. Остракизм в Интернете: парадигма остракизма в социальных сетях. Behav. Res. Метод 47 , 361–373 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Cacioppo, S. et al. Количественный мета-анализ исследований социального отторжения с функциональной визуализацией. Sci. Отчет 3 , 2027 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29.

    Уилл, Г. Дж., Ван Лиер, П. А., Крон, Э. А. и Гуроглу, Б. Хроническое неприятие сверстников в детстве связано с усилением нервных реакций на социальную изоляцию в подростковом возрасте. J. Abnorm. Ребенок. Psychol. 44 , 43–55 (2015).

    Артикул PubMed Central Google ученый

  • 30.

    van Harmelen, A. L. et al. Тяжесть эмоционального жестокого обращения в детстве связана с реакцией дорсальной медиальной префронтальной коры головного мозга на социальную изоляцию у молодых людей. PLoS ONE 9 , e85107 (2014).

    ADS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 31.

    Мастен, К. Л., Телцер, Э. Х., Фулиньи, А. Дж., Либерман, М. Д. и Эйзенбергер, Н. И. Время, проведенное с друзьями в подростковом возрасте, связано с меньшей нервной чувствительностью к последующему отторжению со стороны сверстников. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 7 , 106–114 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 32.

    Dalgleish, T. et al. Социальная боль и социальная выгода в мозге подростка: общие нейронные цепи, лежащие в основе как положительной, так и отрицательной социальной оценки. Sci. Отчетность 7 , 42010 (2017).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 33.

    Виджаякумар, Н., Ченг, Т. В. и Пфайфер, Дж. Х. Нейронные корреляты социальной изоляции в зависимости от возраста: основанный на координатах мета-анализ функциональных МРТ-исследований. Neuroimage 153 , 359–368 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 34.

    Masten, C. L. et al. Нейронные корреляты социальной изоляции в подростковом возрасте: понимание дистресса отвержения сверстников. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 4 , 143–157 (2009).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 35.

    Moor, B.G. et al. Социальная изоляция и наказание исключенных: нейронные корреляты и траектории развития. Neuroimage 59 , 708–717 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 36.

    Silk, J. S. et al. Повышенная нервная реакция на отторжение сверстников, связанная с подростковой депрессией и пубертатным развитием. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 9 , 1798–1807 (2014).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 37.

    Либерман, М. Д. и Эйзенбергер, Н. И. Дорсальная передняя поясная извилина коры головного мозга избирательна в отношении боли: результаты крупномасштабного обратного вывода. Proc. Natl Acad. Sci. США 112 , 15250–15255 (2015).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 38.

    Либерман М. Д. и Эйзенбергер Н. И. Неврология. Страдания и удовольствия общественной жизни. Наука 323 , 890–891 (2009).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 39.

    Guyer, A. E., McClure-Tone, E. B., Shiffrin, N. D., Pine, D. S. & Nelson, E. E. Исследование нейронных коррелятов ожидаемой оценки сверстниками в подростковом возрасте. Ребенок. Dev. 80 , 1000–1015 (2009).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Родман, А. М., Пауэрс, К. Э. и Сомервилл, Л. Х. Развитие предубеждений в отношении самозащиты в ответ на социальную оценочную обратную связь. Proc. Natl Acad. Sci. США 114 , 13158–13163 (2017).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 41.

    Ахтерберг, М., van Duijvenvoorde, A.C., Bakermans-Kranenburg, M.J. и Crone, E.A. Управляйте своим гневом! нейронная основа регуляции агрессии в ответ на отрицательную социальную обратную связь. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 11 , 712–720 (2016).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 42.

    Achterberg, M. et al. Нейронные и поведенческие корреляты социальной оценки в детстве. Dev.Cogn. Neurosci. 24 , 107–117 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 43.

    Silk, J. S. et al. Принятие и непринятие сверстниками глазами молодежи: данные о зрачках, взглядах и экологии из задачи Chatroom Interact. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 7 , 93–105 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 44.

    Шерман Л. Э., Пэйтон А. А., Эрнандес Л. М., Гринфилд П. М. и Дапретто М. Сила подобного в подростковом возрасте: влияние сверстников на нейронные и поведенческие реакции на социальные сети. Psychol. Sci. 27 , 1027–1035 (2016).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 45.

    Burrow, A. L. и Rainone, N. Сколько лайков я получил? цель смягчает связи между положительной социальной медийной обратной связью и самооценкой. J. Exp. Soc. Psychol. 69 , 232–236 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 46.

    Хабер, С. Н. и Кнутсон, Б. Схема вознаграждения: объединение анатомии приматов и визуализации человека. Нейропсихофармакология 35 , 4–26 (2010).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 47.

    Guroglu, B. et al. Почему друзья особенные? Реализация задачи моделирования социального взаимодействия для исследования нейронных коррелятов дружбы. Neuroimage 39 , 903–910 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 48.

    Гюнтер Моор, Б., ван Лейенхорст, Л., Ромбоутс, С. А., Крон, Э. А. и Ван дер Молен, М. В. Я вам нравлюсь? Нейронные корреляты социальной оценки и траекторий развития. Soc. Neurosci. 5 , 461–482 (2010).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 49.

    Гайер, А. Э., Чоат, В. Р., Пайн, Д. С. и Нельсон, Э. Э. Нейронные цепи, лежащие в основе аффективной реакции на обратную связь сверстников в подростковом возрасте. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 7 , 81–92 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 50.

    Дэйви, К. Г., Аллен, Н. Б., Харрисон, Б. Дж., Дуайер, Д. Б. и Юсель, М. Принятие симпатии активирует первичное вознаграждение и срединные области мозга, связанные с самими собой. Hum.Мозг. Mapp. 31 , 660–668 (2010).

    PubMed Google ученый

  • 51.

    Tan, P.Z. et al. Связь между негативным аффектом матери и нервной реакцией подростка на оценку сверстников. Dev. Cogn. Neurosci. 8 , 28–39 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 52.

    Konijn, E. A.И Хорн, Дж. Ф. в The International Encyclopedia of Media Effects (ред. Рёсслер, П., Хоффнер, К. А. и Зоонен, Л. В.) 1–15 (Wiley-Blackwell Publishers, Хобокен, Нью-Джерси, 2017).

  • 53.

    Сильверман, М. Х., Джедд, К. и Люсиана, М. Нейронные сети, участвующие в обработке вознаграждения подростков: метаанализ оценки вероятности активации функциональных нейровизуализационных исследований. Neuroimage 122 , 427–439 ​​(2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 54.

    Шредерс, Л., Браамс, Б. Р., Пепер, Дж. С., Гуроглу, Б. и Кроун, Э. А. Вклад чувствительности к вознаграждению в активность вентрального полосатого тела в подростковом и взрослом возрасте. Child Dev. В печати (2018).

  • 55.

    Braams, B. R., van Duijvenvoorde, A. C., Peper, J. S. & Crone, E. A. Продольные изменения подросткового риска: всестороннее исследование нервных реакций на вознаграждение, половое развитие и рискованное поведение. J. Neurosci. 35 , 7226–7238 (2015).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 56.

    Меши, Д., Моравец, К. и Хикерен, Х. Р. Реакция Nucleus accumbens на рост репутации для себя по сравнению с выгодами для других предсказывает использование социальных сетей. Фронт. Гм. Neurosci. 7 , 439 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 57.

    Шерман Л.Э., Гринфилд, П. М., Эрнандес, Л. М. и Дапретто, М. Влияние сверстников через Instagram: влияние на мозг и поведение в подростковом и юношеском возрасте. Ребенок. Dev. 89 , 37–47 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 58.

    Бернс, Г. С., Капра, К. М., Мур, С. и Нуссэр, К. Нейронные механизмы влияния популярности на подростковые рейтинги музыки. Neuroimage 49 , 2687–2696 (2010).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 59.

    Уилл, Дж. Дж., Крон, Э. А., ван ден Бос, В. и Гуроглу, Б. Действия в условиях наблюдаемой социальной изоляции: перспективы развития в отношении наказания исключенных и компенсации жертвам. Dev. Psychol. 49 , 2236–2244 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 60.

    Knoll, L. J., Мэджис-Вайнберг, Л., Спикенбринк, М. и Блейкмор, С. Дж. Социальное влияние на восприятие риска в подростковом возрасте. Psychol. Sci. 26 , 583–592 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 61.

    Роджерс, Р., Маклин, С. и Пакстон, С. Продольные отношения между интернализацией идеала СМИ, социальным сравнением сверстников и неудовлетворенностью тела: последствия для трехсторонней модели влияния. Dev. Psychol. 51 , 706–713 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 62.

    Велдхуис, Дж., Конийн, Э. А. и Зейделл, Дж. С. Согласованные медиа-эффекты. обратная связь сверстников изменяет влияние идеала тонкого тела СМИ на девочек-подростков. Аппетит 73 , 172–182 (2014).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 63.

    Велдхуис, Дж., Конийн, Э. А. и Зейделл, Дж. С. Наклейки с информацией о весе на моделях СМИ снижают неудовлетворенность телом у девочек-подростков. J. Adolesc. Здравоохранение 50 , 600–606 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 64.

    Заки, Дж., Ширмер, Дж. И Митчелл, Дж. П. Социальное влияние модулирует нейронное вычисление ценности. Psychol. Sci. 22 , 894–900 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 65.

    Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Бах, Д. Р., Рёпсторф, А., Долан, Р. Дж. И Фрит, К. Д. Как мнение других влияет на нашу оценку объектов. Curr. Биол. 20 , 1165–1170 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 66.

    van der Meulen, M.и другие. Активация мозга при воздействии средств массовой информации на идеальное тело и обратной связи со сверстниками у девочек позднего подросткового возраста. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 17 , 712–723 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 67.

    Блейкмор, С. Дж. Социальный мозг в подростковом возрасте. Нац. Rev. Neurosci. 9 , 267–277 (2008).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 68.

    Ван Хорн, Дж., Ван Дейк, Э., Меувезе, Р., Рифф, К. и Крон, Э. А. Влияние сверстников на просоциальное поведение в подростковом возрасте. J. Res. Adolesc. 26 , 90–100 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 69.

    Ван Хорн, Дж., Ван Дейк, Э., Гуроглу, Б. и Крон, Э. А. Нейронные корреляты просоциального влияния сверстников на пожертвования общественных благ в играх в подростковом возрасте. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 11 , 923–933 (2016).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 70.

    Даль Р. Э. и Вандершурен Л. Дж. Чувство мотивации в развивающемся мозге. Dev. Cogn. Neurosci. 1 , 361–363 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 71.

    Ноулз, M. L. in The Oxford Handbook of Social Exclusion (ed. DeWall, C.N.) (Издательство Оксфордского университета, Оксфорд / Нью-Йорк, 2013).

  • 72.

    Ноулэнд, Р., Некка, Э. А. и Качиоппо, Дж. Т. Одиночество и социальное использование Интернета: пути к восстановлению связи в цифровом мире? Перспектива. Psychol. Sci. 13 , 70–87 (2017). 1745691617713052.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 73.

    Конейн, Э. А., Биджванк, М. Н. и Бушман, Б. Дж. Хотел бы я быть воином: роль принятия желаемого за действительное во влиянии жестоких видеоигр на агрессию у мальчиков-подростков. Dev. Psychol. 43 , 1038–1044 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 74.

    Plaisier, X. S. & Konijn, E. A. Отвергнутые сверстниками, которых привлекает антисоциальный контент в СМИ: гнев, основанный на неприятии, ухудшает моральные суждения подростков. Dev. Psychol. 49 , 1165–1173 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 75.

    Кейси, Б. Дж. За пределами простых моделей самоконтроля до схемотехнических расчетов подросткового поведения. Annu. Rev. Psychol. 66 , 295–319 (2015).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 76.

    Уилл, Дж. Дж., Кроун, Э. А., Ван Лиер, П. А. и Гуроглу, Б. Нейронные корреляты ответных и просоциальных реакций на социальную изоляцию: ассоциации с хроническим неприятием сверстников. Dev. Cogn.Neurosci. 19 , 288–297 (2016).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 77.

    Звягинцев М. и др. Контент, связанный с насилием, в видеоиграх может привести к функциональным изменениям связности в мозговых сетях, как показал fMRI-ICA у молодых мужчин. Неврология 320 , 247–258 (2016).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 78.

    Olsson, A. & Ochsner, K. N. Роль социального познания в эмоциях. Trends Cogn. Sci. 12 , 65–71 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 79.

    Konijn, E. A., Walma van der Molen, J. H. & Van Nes, S. Эмоции искажают восприятие реализма в аудиовизуальных медиа. Почему мы можем взять Fict. Настоящий. Дискурсивный процесс. 46 , 309–340 (2009).

    Google ученый

  • 80.

    Леду, Дж. Эмоциональный мозг: прошлое, настоящее, будущее. Neurosci. Res. 68 , e1 – e2 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 81.

    Pfeifer, J.H. et al. Вступление в подростковый возраст: сопротивление влиянию сверстников, рискованное поведение и нейронные изменения эмоциональной реактивности. Нейрон 69 , 1029–1036 (2011).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 82.

    Rosen, M. L. et al. Реакция сети значимости на изменения в эмоциональном самовыражении окружающих усиливается в раннем подростковом возрасте: актуальность для социального функционирования. Dev. Sci . https://doi.org/10.1111/desc.12571 (2017).

  • 83.

    Гуроглу, Б., Ван ден Бос, В., ван Дейк, Э., Ромбоутс, С. А. и Кроун, Э. А. Диссоциативные мозговые сети, участвующие в разработке соображений справедливости: понимание преднамеренности, лежащей в основе несправедливости. Neuroimage 57 , 634–641 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 84.

    Крон, Э. А. и Даль, Р. Э. Понимание подросткового возраста как периода социально-эмоциональной вовлеченности и гибкости целей. Нац. Rev. Neurosci. 13 , 636–650 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 85.

    Константинидис, К. и Клингберг, Т. Неврология емкости рабочей памяти и обучения. Нац. Rev. Neurosci. 17 , 438–449 (2016).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 86.

    Weerdmeester, J., Cima, M., Granic, I., Hashemian, Y. & Gotsis, M. Технико-экономическое обоснование эффективности вмешательства в видеоигры всего тела для уменьшения симптомов синдрома дефицита внимания и гиперактивности. . Games Health J. 5 , 258–269 (2016).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 87.

    Schoneveld, E.A. et al. Видеоигра с нейробиоуправлением (mindlight) для предотвращения беспокойства у детей: рандомизированное контролируемое исследование. Вычисл. Человек. Behav. 63 , 321–333 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 88.

    van Duijvenvoorde, A.C., Peters, S., Braams, B.R. и Crone, E.A. Что мотивирует подростков? Нейронные реакции на награды и их влияние на принятие подростками риска, обучение и когнитивный контроль. Neurosci. Biobehav. Ред. 70 , 135–147 (2016).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 89.

    Konijn, E. A., Veldhuis, J. & Plaisier, X. S. YouTube как инструмент исследования: три подхода. Cyber. Behav. Soc. Netw. 16 , 695–701 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 90.

    Sundar, S. S. Справочник по психологии коммуникационных технологий (Wiley-Blackwell., Хобокен, Нью-Джерси :, 2015).

    Google ученый

  • 91.

    Хуанг К. Время, проведенное на сайтах социальных сетей и психологическое благополучие: метаанализ. Cyber. Behav. Soc. Netw. 20 , 346–354 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 92.

    Бейкер, Д. А. и Алгорта, Г. П. Взаимосвязь между социальными сетями в Интернете и депрессией: систематический обзор количественных исследований. Cyber. Behav. Soc. Netw. 19 , 638–648 (2016).

    Артикул Google ученый

  • 93.

    Przybylski, A. K. & Weinstein, N. Крупномасштабная проверка гипотезы Златовласки. Psychol. Sci. 28 , 204–215 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 94.

    Уилмер, Х. и Чейн, Дж. М. Привычки к мобильной технологии: модели ассоциации между использованием устройства, межвременными предпочтениями, импульсным контролем и чувствительностью к вознаграждению. Психон. Бык. Ред. 23 , 1607–1614 (2016).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 95.

    Уилмер, Х. Х., Шерман, Л. Э. и Чейн, Дж. М. Смартфоны и познание: обзор исследований, изучающих связи между привычками мобильных технологий и когнитивным функционированием. Фронт. Psychol. 8 , 605 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 96.

    Райх, С. М., Субраманьям, К. и Эспиноза, Г. Фридинг, обмен мгновенными сообщениями и общение лицом к лицу: совпадение в социальных сетях подростков онлайн и офлайн. Dev. Psychol. 48 , 356–368 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 97.

    Lemola, S., Perkinson-Gloor, N., Brand, S., Dewald-Kaufmann, JF & Grob, A. Использование подростками электронных средств массовой информации в ночное время, нарушение сна и симптомы депрессии в смартфоне возраст. J. Youth Adolesc. 44 , 405–418 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 98.

    Меши, Д., Тамир, Д. И. и Хикерен, Х. Р. Возникающая неврология социальных сетей. Trends Cogn. Sci. 19 , 771–782 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 99.

    Chein, J., Albert, D., O’Brien, L., Uckert, K.И Стейнберг, Л. Сверстники увеличивают риск подросткового возраста, повышая активность схемы вознаграждения мозга. Dev. Sci. 14 , F1 – F10 (2011).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 100.

    Ван Хорн, Дж., Кроун, Э. А. и Ван Лейенхорст, Л. Общение с правильной толпой: влияние сверстников на рискованное поведение в подростковом возрасте. J. Res Adolesc. 27 , 189–200 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 101.

    Duell, N. et al. Взаимодействие стремления к вознаграждению и саморегулирования в прогнозировании принятия риска: межнациональный тест модели двойных систем. Dev. Psychol. 52 , 1593–1605 (2016).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 102.

    Сиск, К. Л. и Фостер, Д. Л. Нейронные основы полового созревания и подросткового возраста. Нац. Neurosci. 7 , 1040–1047 (2004).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 103.

    Gladwin, T. E., Figner, B., Crone, E. A. и Wiers, R. W. Зависимость, подростковый возраст и интеграция контроля и мотивации. Dev. Cogn. Neurosci. 1 , 364–376 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 104.

    ван Остен, Дж. М. и Ванденбош, Л. Сексуальная самопрезентация в Интернете на сайтах социальных сетей и готовность заниматься секстингом: сравнение пола и возраста. J. Adolesc. 54 , 42–50 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 105.

    Mills, K. L. et al. Структурное развитие мозга между детством и взрослостью: конвергенция по четырем продольным выборкам. Neuroimage 141 , 273–281 (2016).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *