Понятия истины: Истина — Википедия – Истина — что это такое, ее критерии, виды и истинный смысл

Автор: | 04.09.2018

ИСТИНА — Новая философская энциклопедия

ИСТИНА – категория философии и культуры, обозначающая идеал знания и способ его достижения (обоснования). Это ценностно-теоретическое понятие, предполагающее, с одной стороны, рефлексивно-конструктивную разработку критериев совершенства и совершенствования знания, а с другой – отнесение к системе ценностей, в которой идеал данного совершенства определяется контекстуально, через связи с другими ценностными категориями. Понятие истины всегда служило источником острых дискуссий и знаменовало собой поляризацию философских учений. При этом споры об истине имели своим предметом именно специальную философскую категорию, порождая многообразие конкурирующих теорий, совокупность которых и дает наиболее полный философский образ истины. Вместе с тем истина как ценность европейской культуры сохраняла относительно устойчивое содержание в обыденном сознании, религии, науке. История понятия «истина» как своеобразной исследовательской программы может быть описана как медленная трансформация жесткого ценностно-культурного ядра, идущая параллельно постоянной пролиферации (размножению) теорий на уровне философского защитного пояса.

ИСТОРИЧЕСКИЙ И ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ПОНЯТИЯ ИСТИНЫ. В философии различаются две основные позиции по отношению к истине – узкая и широкая. Узкая позиция предполагает отнесенность понятия истины только к логически правильно построенным предложениям естественных и искусственных языков, а именно к утвердительным суждениям субъектно-предикатного вида, к которым применима бинарная истинностная оценка (истина-ложь). Это – операционалистская позиция, позволяющая однозначно различать истинные и ложные суждения с помощью определенного критерия истины. Так, если логически истинным признается заключение, выведенное из истинных посылок по определенным правилам, то истинность правил вывода требует независимого основания: в данном случае она зиждется на авторитете данной логической системы в целом. Такова семантическая концепция А.Тарского и ее интерпретация в неопозитивизме; обнаружение метаязыкового характера понятия истины позволяет свести ее к логической онтологии, к отношениям между предложениями (напр., таблицы истинности для логики высказываний). Это имело неоднозначные следствия. С одной стороны, утрачивала смысл реалистическая позиция, видевшая в истине отношение между знанием и некоторой внешней ему реальностью. Из этого было недалеко до вывода о том, что понятие истины может быть вообще исключено из науки в качестве «псевдопредиката» (А.Айер). С другой стороны, получало новые импульсы и аргументы понятие теоретической истины, относящееся к семантическим связям внутри сложных концептуальных образований и не предполагающее сопоставление ни с какой онтологией, кроме производной отданной теоретической системы.

Эмпирическая истинность, напротив, может устанавливаться с помощью процедуры эмпирической проверки (верификации), однако сама верификация на деле представляет собой не непосредственное сопоставление знания с внешней ему реальностью, но сравнение «протокольного предложения» наблюдения с предложением, являющимся логическим следствием из теории. Если же истинность верификации должна быть независимо обоснована, то это могло быть выполнено лишь в рамках реалистической позиции, напр., с помощью представления ее в качестве метода, объединяющего теорию с практикой. Критерий истины имеет, таким образом, во всех случаях онтологический характер, т.е. включает предпосылку об особом характере реальности, отнесение к которой обеспечивает совершенство знания. И только с точки зрения реалистической позиции критерий истины имеет сугубо внешний по отношению к понятию истины характер. Известный тезис В.И.Ленина о том, что практика выше теоретического познания, типичен как раз для такого объединения гносеологических и онтологических предпосылок в качестве понятия и критерия истины в условиях приоритета последнего. Однако в рамках марксистско-ленинского понимания истины реализм оказался несовместим с узким подходом в силу расплывчатости и предельной широты понятия практики.

Узкий подход является источником как философских, так и специальных, нефилософских теорий истины, а широкий подход, как правило, ограничен философским пониманием истины. В этом случае теряет смысл жесткое противопоставление суждения и понятия, а также онтологизация определенной логической формы предложений вообще. В рамках широкого подхода истинным может быть не только утвердительное описательное суждение, но и модальное суждение (моральная норма, эстетический идеал, критическая оценка), вопросительное предложение, философская или научная проблема, неявно (невербально) выраженное убеждение, практическое действие. В качестве двух наиболее представительных концепций внутри широкого подхода можно назвать онтологическую и трансценденталистскую концепцию истины. Примером первой является позиция М.Хайдеггера, придававшего понятию истины всеобъемлющий характер и приписывавшего ему предикат «изначальности» (abkunftig) и «открытости» (букв. «несокрытости» – Unverborgenheit), т.е. подлинности, высшей реальности почти в платоновском духе. Эта позиция и в самом деле ведет свое начало от античности. Истина является определяющей для характеристики описываемого Платоном верховного мира идей, для Аристотеля понятия бытия и истины почти синонимы. Главное содержание понятия истины в античной философии не идеал рассуждения, но идеал чувственных несовершенных вещей, которому на деле стремится соответствовать в своей работе ремесленник, политик и художник. И то классическое определение истины, которое мы находим у Фомы Аквинского («veritas est adaequatio rеі et intellectus» – «истина есть тождество вещи и представления»), следует понимать именно в данном контексте. Эта формула многозначна: латинское «res» может переводиться и как «предмет», «мир», «природа», «сущность», «факт», «содержание», «причина», a «intellectus» – как «восприятие», «понятие», «рассудок», «значение» и «смысл». Здесь речь идет об истине как форме всеобъемлющей гармонии (согласованности, соответствия) – важнейшем признаке совершенства как реальности, так и знания о ней.

Новое время вносит принципиально новое звучание в данное определение истины. Дуалистическая картина мира позволяет вывести из нее и кантовское согласие мышления с самим собой, и гегелевское тождество понятия и предмета, и позитивистское соответствие восприятия и факта, и многие другие более поздние теории истины. Однако важнейшая новация вызвана дальнейшим обособлением, специализацией и секуляризацией познавательной деятельности и состоит в том, что взаимоотношение бытия и познания, объекта и субъекта самым радикальным образом ставится под вопрос: их соответствие из практикуемой высокой нормы бытия превращается в уже почти недостижимый идеал знания. Из области оснований бытия истина перемещается в сферу обоснования знания.

Философско-онтологическая идея соответствия, как она формулируется Платоном, Фомой Аквинским и Гегелем, в позитивистских, неокантианских и прагматических учениях выходит за пределы широкого подхода к истине и становится преимущественно теоретико-познавательным и методологическим требованием к ставшему и развивающемуся знанию (познанию). В основу двух наиболее общепринятых концепций истины – корреспондентной и когерентной – кладется внешнее соответствие знания реальности в рамках определенного вида деятельности или внутреннее соответствие элементов знания друг другу в пределах некоторой концептуальной системы.

Системность, присущая знанию, является не просто внешней связью элементов, но выражает его внутреннее содержание, в котором целое богаче (истиннее) суммы его частей (последние по отдельности могут обладать лишь частичной истинностью). Эта теория, будучи исторически производна от идеи всеобщей логико-метафизической связи (Лейбниц, Гегель), опиралась на идеал чистой математики, но затем была распространена на различные концептуальные системы. Как следует из тезиса Дюгема – Куайна, в системе научного знания смысл всякого понятия задается другими понятиями. Эта идея концептуального каркаса или даже концептуальной тюрьмы еще более рельефно формулируется в тезисе Куна – Фейерабенда о власти парадигм, или теоретической нагруженности знания. Если целостность и системность рассматриваются как смыслообразующие факторы знания, то и истина становится производной от них связью, в которой элементы знания достигают своего совершенства. Вытекающая из данной установки когерентная теория истины фактически обессмысливает истинностную оценку отдельного суждения и смыкается с теорией «принятия знания в качестве истинного» (согласно Ю.Хабермасу, «консенсусной теорией истины»). Совершенство знания признается постоянной величиной (коль скоро построена система, то и заданы истинностные критерии), что и исключает понимание познания как стремления к истине. Кроме того, представление о том, что всякой системе знания соответствует своя истина, исключает логические способы их сопоставления (тезис несоизмеримости) и приводит к выводам в духе крайнего релятивизма, отрицающего специфику познания по сравнению с другими культурными процессами. Область применения когерентной теории истины ограничена замкнутыми и самодостаточными системами, в которых развертывание значения термина совпадает с определением его истинности.

Основой корреспондентной теории истины является идея независимой от субъекта и его языка объективной и открытой познанию реальности, сопоставление с которой выполняет критериальную функцию. Подходы к данной теории намечаются уже в античной философии (Платон, Аристотель, скептики) в рамках общей проблемы достоверного знания как особого рода бытия. Отдельных аспектов теории корреспонденции касались средневековые философы в анализе логико-грамматических условий истинности. Эмпиризм Нового времени усматривал истину во взаимном соответствии чувственных впечатлений или в соответствии впечатлений и идей. В 20 в. различные варианты понятия истины включали такие интерпретации, как соответствие предложения и того, о чем оно говорит; суждения и его объекта, убеждения и факта (Дж.Мур, Б.Рассел, Л.Витгенштейн). К.Поппер, сторонник теории корреспонденции, обнаруживает ее точную формулировку в семантической трактовке истины А.Тарским. Однако у Тарского речь идет о соответствии суждения метаязыка суждению языка-объекта, поскольку реальность попадает в сферу теории истины только тогда, когда дана нам в некоторых знаково-языковых формах. У самого Поппера эмпирический базис науки также не является абсолютным, содержит конвенциональные элементы. Реалистическая позиция Поппера находит свою основу в платонизме в стиле Г.Фреге и его понятии «третьего мира». Концепция практики как основы и критерия истины, сформулированная в марксистско-ленинской версии корреспондентной теории, точно так же не способна преодолеть трудности, связанные с реальным оперативным отнесением к реальности. Открытость реальности самой по себе, дискурсивно выражающая претензии на гносеологическую значимость, проявляется в том, что и практика, и реальность оказываются лишь уровнями, или формами, совокупной знаково-языковой реальности, а истина – сопоставлением теоретического и эмпирического знания (напр., теоретических терминов и протокольных предложений).

Вместе с тем признание возможности установить совпадение знания с объективной реальностью (в марксизме – достижение абсолютной истины) равнозначно отказу от принципа развития знания. И Поппер, и сторонники марксистского учения об истине стремятся преодолеть эту трудность, объединяя идею корреспонденции с прагматистским подходом к истине. Они рассматривают истину не как актуальное обладание совершенным и полным знанием, но как процесс приближения к идеалу (здесь понятие «правдоподобия», или «приближения к истине», Поппера аналогично марксистскому понятию «относительной истины»). Тем самым понятия практического успеха, или интерсубъективно фиксируемого прогресса познания, который опять-таки является свидетельством успеха теории, молчаливо подменяют ключевое, но проблематичное понятие реальности самой по себе. Итак, если реальность трансцендентна, то установить истинность знания путем теоретического или практического отнесения к ней невозможно. Если реальность имманентна, дана нам в форме знания или практического акта, то отнесение к ней бессмысленно, поскольку не дает независимого основания. Удостоверить истинность знания – значит совершить рефлексивно-познавательный акт, добавляющий нечто к содержанию знания. Но тогда мы имеем дело уже с новым знанием, об истинности которого нужно судить заново, что ведет к регрессу в бесконечность. Здесь мы не можем выйти за пределы дуалистического противопоставления знания и реальности, знания и рефлексии о нем, что и фиксирует большинство современных теорий истины. Все они так или иначе комбинируют элементы корреспондентной, когерентной и прагматистской концепций, исходя из разных интерпретаций понятий «реальность», «деятельность», «знание», «развитие знания», «коммуникация» (нео- и постпозитивизм, прагматизм, конвенционализм, инструментализм). Сведйние проблемы истины к вопросу о свойствах знаковых систем в немалой степени способствовало тому, что для целого ряда философских учений и направлений понятие истины вообще утрачивает какую-либо значимость (философия жизни, экзистенциализм, структурализм, постмодернизм) и объявляется «устаревшим», «бессмысленным», «идеологически нагруженным» (Ж. Деррида, П.Фейерабенд, Р.Рорти). Подобная критика попыток обоснования понятия истины вынуждает сужать содержание данного понятия, придавать ему как можно более однозначный и операциональный смысл. Главная проблема, возникающая в этой связи, состоит в необходимости совмещения нормативного и дескриптивного, критического и позитивного аспектов понятия истины.

ИСТИНА КАК НОРМА. В современной теории познания проблема объективного содержания знания трансформируется в проблему его обоснования, т.е. выяснения условий его интерсубъективной приемлемости. Поэтому вопрос об истине – это вопрос об особых способах дискурса, легализующихся благодаря связи с исторически конкретными культурными предпосылками. Данные дискурсивные формы выражены нормативными суждениями.

Современные нормативные теории истины обладают обычно трехчленной структурой. Во-первых, они содержат онтологический постулат о том, чем является истина (напр., соответствие знания и реальности, или мышления и восприятия, или внутренняя гармония знания и т.д.). Однако такой постулат сам по себе еще не позволяет дать характеристику некоторой теории истины: понимание истины как, скажем, соответствия знания реальности еще не проясняет вопроса о том, как устанавливается данное соответствие. Поэтому, во-вторых, оценка знания как истинного предполагает явно сформулированные нормы, задающие применение понятия истины в ходе обоснования и развития знания. Это нормативное понятие получает название «критерия истины». Однако данный критерий не функционирует автоматически, определяясь, в-третьих, способом его операционализации. Применение критерия истины предполагает целый набор конвенций, принятых данным познающим сообществом в целом по поводу понятий «реальность», «прогресс», «время», «пространство», «системность», «логика», «познание». Поэтому в процессе истинностной оценки знанию последовательно приписываются предикаты, имеющие лишь косвенное отношение к понятию истины – «правильное», «проверенное», «глубокое», «всестороннее», «успешное», «эффективное», «адекватное». Абстрактно сформулированная норма нуждается для своего применения в опосредствующих звеньях, правилах соответствия. В этом случае используются специальные методологические критерии, связь которых с истиной далеко не самоочевидна (соответствие правилам логического вывода, верификация, фальсификация, требование эмпирического роста знания).

Такая оценка знания основана на вере в достаточность данного отрезка времени для анализа знания и на логике индуктивной экстраполяции. Понятие нормы вообще производно от понятия времени в том смысле, что всякое совершенство оценивается с точки зрения возможности его достижения в условиях пространственно-временного континуума, соразмерного человеку. Совершенство либо в принципе недостижимо для человека, будучи свойством природных явлений и процессов, либо абсолютно антропоморфно, если рассматривается как состояние, в которое человек приводит вещь в соответствии со своими понятиями. Итак, операциональный диктат специальных критериев или рассуждения об истине вообще – такова дилемма, с которой сталкивается всякая нормативная теория истины.

При наложении нормативного понятия истины на живую реальность процесса познания возникают два варианта. Если с самого начала направлять данный процесс определенными нормами, то большая часть новых результатов будет отсекаться. Если либерализировать нормы, то они утрачивают смысл. Таким образом, истина, как и всякая норма, имеет двойственную природу. Во-первых, она действует как элемент теоретико-познавательной идеологии, направленный на блокировку некоторых форм и результатов мышления и деятельности. Во-вторых, норма описывает среднестатистический уровень мышления и деятельности в качестве исходного пункта всякого анализа и оценки. Эти два аспекта нормы исключают друг друга, обладая взаимной дополняемостью, и это в полной мере характеризует понятие истины.

ИСТИНА КАК ДЕСКРИПЦИЯ. Нормативное понимание истины предполагает соответствующий образ познавательного процесса, в котором познание имеет кумулятивный и линейный вид, а между наукой и всем иным знанием проведена демаркация. Нормативная теория науки, стремящаяся противопоставить друг другу разум и опыт, с одной стороны, и веру и чувство – с другой, выразила идеологическими средствами лишь определенные социально-культурные условия: мощь современной науки и техники, требующую соответствующего философского оправдания.

Сциентистский образ познания привел к недооценке субъективной стороны познания. Так, марксистское положение о конкретности истины требовало всеобъемлющего и детального исследования объекта познания, т.е. установления его важнейших и существеннейших свойств, взаимосвязей, тенденций развития и т.п. При этом принималось за самоочевидное, что чем большую область знания занимает отнесенность к субъекту, тем больше знание теряет в истинности и объективности, и потому субъект следует ограничивать абстрактным, подчиненным объекту состоянием и в идеале вообще выводить за пределы знания. Такое представление об истине отчуждает субъекта от результатов познавательного процесса и обессмысливает знание.

Для более глубокого постижения субъективной стороны познания необходимо учитывать совокупный познавательный процесс, что позволяет построить достаточно богатый образ знания по сравнению с нормативными моделями, простота и понятность которых явно идет в ущерб их адекватности. Идея конкретности истины, в целом не подвергаемая сомнению, не может опираться лишь на конкретность и многообразие образа объекта, но должна быть понята и как утверждение о многообразии форм деятельности и общения субъекта, откладывающихся в содержании знания. Многообразие форм и типов знания, отнесенных к многообразию человеческих практик и познаваемых реальностей, ведет к расширению предмета теории познания и вовлекает в него такие контексты, которые до недавнего времени находились в исключительной компетенции социологии знания и истории культуры. С этой точки зрения каждый отдельный познавательный акт (и его результат) выступает как элемент некоторого единства, связанный с другими элементами и рассматриваемый в синхронном и диахронном аспектах. При таком подходе сливаются воедино все времена и пространства знания, здесь нет постоянных иерархий и критериев истины или прогресса, хотя идет бесконечный процесс возникновения новых теорий и метатеорий, сменяющих друг друга. Каждая часть этой целостности обладает собственной рациональностью, формами обоснования и правом делить успех или поражение с другими. Не нормативное противопоставление, но описание и взаимное сравнение разных форм и видов знания позволяет дать всеобъемлющий образ познавательного процесса.

ИСТИНА, ДЕСКРИПЦИЯ И ЭКСПЕРТИЗА. Вопрос о социальной ответственности ученого ставится обычно в связи с применением или использованием его научных достижений в рамках социума. Истина, напротив, рассматривается как нечто ценностно-нейтральное, независимое от возможного использования знания. Поэтому экспертиза в социальной и гуманитарной области (которой предстоит оценить научные результаты с точки зрения их функции в обществе) может абстрагироваться от вопроса об их истинности. Экспертиза устанавливает, в какой степени продукт науки или иной деятельности соответствует социальным потребностям, не нарушает ли он социальных запретов, насколько общество в состоянии его использовать с экономической, экологической, юридической и пр. точек зрения. В ходе экспертизы речь идет не о соответствии знания реальности, или об истине, но о проверке средств и условий деятельности с точки зрения социальных конвенций. Экспертиза – это открытая, демократическая дискуссия и оценка определенной деятельности и ее результатов, предполагающая их обстоятельное описание, анализ, историческую реконструкцию и социальный прогноз по поводу содержащихся в ней субъективных элементов и связанной с этим ответственностью. Истина же в традиционном понимании представляет собой рассмотрение познавательной деятельности и ее результатов с некоторой бессубъектной позиции. И напротив, разработка истинностной оценки знания с помощью экспертизы вводит в контекст теории истины социального субъекта, в силу чего проясняется многообразие смыслов и способов использования знания в социуме.

Аналогичное понимание истины как «свободного синтеза», призванного «раскрыть всеобъемлющий смысл бытия-в-истине», сформулировал К.Ясперс. В этом случае нормативный образ истины уступает место его дескриптивному пониманию, складывающемуся в контексте взаимного сравнения и диалога различных идей, теорий и форм знания, связанных с ними практик и социальных реальностей. Проблема истины возникает именно тогда, когда в ходе исследования нужно выбирать между множеством концепций, гипотез, фактов и свидетельств. В результате рассмотрения познавательной ситуации складывается многообразие ви́дения, методов, предпосылок, возможных результатов, что сравнивается с описаниями данной ситуации ее участниками, а также историками и социологами культуры. Так, рассматривая конкуренцию птолемеевской и коперниканской картины мира, эпистемолог не просто сравнивает их с точки зрения точности предсказаний и методологической простоты, исходя из количества вводимых эпициклов, эквантов, эксцентриков и т.п. Он последовательно принимает точки зрения Птолемея, Бруно, Коперника, Тихо Браге, Кеплера и др., критически оценивая своих противников, как если бы они собрались в одной аудитории или хотя бы все их тексты могли быть доступны каждому из них. Полученное при этом многообразие мнений сравнивается затем с современным представлением о том, что Коперник победил Птолемея, что его картина мира прогрессивнее. Ясно, что результатом такого сравнения может быть лишь поверхностное представление. Не оно, а именно многообразие позиций, исчерпывающее данную познавательную ситуацию, оказывается истиной. Истина в философско-теоретическом смысле является, с одной стороны, критическим сравнением разных концепций и тем самым служит всеобщей рационализации знания. С другой стороны, истина в ее ценностном аспекте совпадает с правдой, интегрируя знание в культурный контекст.

Философское понятие истины не имеет денотата, объективного в конкретно-эмпирическом смысле, оно дескриптивно и интерпретативно и не исходит из физических экспериментов или астрономических наблюдений. Философия постигает интегральную детерминацию и многообразие культурных смыслов знания. Истина производна от контекста человеческого бытия. Теоретико-познавательная категория истины обладает регулятивной функцией, но не предлагает операциональной основы для конкретной – нефилософской – деятельности. Вместе с тем эта категория является конкретным идеалом многообразной, рефлексивной и всегда отнесенной к более широкому контексту познавательной деятельности. Философское понятие истины указывает на то, каким может и должен быть ее субъект с точки зрения его отнесенности к конкретной ситуации, при каких условиях и какую социально-культурную роль может выполнять вырабатываемое им знание.

Литература:

1. Горский Д.П. Истина и ее критерий. – «ВФ», 1962, № 2;

2. Мальбранш Н. Разыскания истины, т. 1–2. СПб., 1903–06;

3. Ойзерман Т.И. Проблема истины и ее критерия. – «Вестник МГУ, сер. экономики, философии и права», 1956, № 1;

4. Рассел Б. Человеческое познание, его сфера и границы, пер. с англ. М., 1957;

5. Чудинов Э.М. Природа научной истины. М., 1977;

6. Касавин И.Т. О дескриптивном понимании истины. – «ФН», 1990, № 8;

7. Ayer A. Language, Truth and Logic. L., 1958;

8.  Brentano F. Wahrheit ьnd Evidenz. Lpz., 1930;

9. Heidegger M. Zur Sache des Denkens. Tьb., 1969;

10. O’Connor D. The Correspondence Theory of Truth. N. Y., 1975;

11. Habermas J. Wahrheitstheorien. – Festschrift fьr W.Schulz. Pfullingen, 1973;

12. Jaspers К. Von der Wahrheit, Mьnch., 1947;

13. PitcherG. (ed.). Truth. Enlegwood Cliffs – N.J., 1964;

14. Popper K.R. Objective Knowledge. Oxf., 1979;

15. Resher N. The Coherence Theory of Truth. Oxf., 1973;

16. Tarsky A. Der Wahrheitsbegriff in den formalisierten Sprachen. – Studia Philosophica, Bd. l. Lemberg, 1935.

И.Т.Касавин

Источник: Новая философская энциклопедия на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. истина — И́стин/а. Морфемно-орфографический словарь
  2. истина — ’ИСТИНА, истины, ·жен. 1. Идеал познания, заключающийся в совпадении мыслимого с действительностью, в правильном понимании, знании объективной действительности (·книж. ). Стремление к истине лежит в основе научных исканий. Толковый словарь Ушакова
  3. ИСТИНА — ИСТИНА — соответствие знания действительности; объективное содержание эмпирического опыта и теоретического познания… Большой энциклопедический словарь
  4. Истина — В Библии нет споров об И., подобных тем, к-рые ведут философы. Вопрос Пилата: «Что есть истина?» — сразу разоблачается в своей глубокой неистинности как фактическое бегство от И., к-рая как раз и предстает перед прокуратором в образе Иисуса (Ин 18:36-38). Библейская энциклопедия Брокгауза
  5. истина — Правда, аксиома Истина азбучная, голая, горькая, непреложная, непререкаемая, святая Говорит правду, режет правду-матку, истина глаголет его устами Это принято за аксиому Выбрил ему всю правду-матку в глаза прот. != ложь см. >> быль см. Словарь синонимов Абрамова
  6. истина — сущ., кол-во синонимов: 18 аксиома 3 алефеия 2 алефсия 2 достоверность 18 истинность 22 пейрама 1 первоистина 1 подлинность 25 подноготная 8 правда 53 правда-матка 4 правдивость 22 реснота 3 святая правда 4 суть 42 факт 58 фактура 9 чистая правда 4 Словарь синонимов русского языка
  7. Истина — Верное отражение объективной действительности в сознании человека, воспроизведение её такой, какой она существует сама по себе, вне и независимо от человека и его сознания. Понимание И. как соответствия знания вещам восходит к мыслителям древности. Большая советская энциклопедия
  8. истина — ПРАВДА — ЛОЖЬ Правдивый — лживый (см.) правдиво — лживо правдивость — лживость (см.) [Сатин:] Ложь — религия рабов и хозяев… Правда — бог свободного человека. М. Горький. На дне. Словарь антонимов русского языка
  9. истина — сущ., ж., употр. часто (нет) чего? истины, чему? истине, (вижу) что? истину, чем? истиной, о чём? об истине; мн. что? истины, (нет) чего? истин, чему? истинам, (вижу) что? истины, чем? истинами, о чём? об истинах… Толковый словарь Дмитриева
  10. истина — • абсолютная ~ • неопровержимая ~ • неоспоримая ~ • непререкаемая ~ • совершенная ~ Словарь русской идиоматики
  11. истина — Во истину (церк.- книжн., ритор.) — действительно, в самом деле, истинно. ► Во истину прекрасный человек. Фразеологический словарь Волковой
  12. истина — истина , -ы Орфографический словарь. Одно Н или два?
  13. истина — и́стина укр. íстина, др.-русск., ст.-слав. истина άλήθεια, ἀκρίβεια (Супр.), болг. и́стина, сербохорв. и̏стина, словен. ȋstina, чеш. jistinа «истина», др.-польск. iścina «истина, капитал, наличные деньги». От и́стый. Этимологический словарь Макса Фасмера
  14. истина — орф. истина, -ы Орфографический словарь Лопатина
  15. истина — ИСТИНА -ы; ж. 1. То, что соответствует действительности; правда. Сказать истину. Его слова близки к истине. Познать истину. Горькая и. (неприятное, но справедливое замечание, суждение и т.п.). Святая и. (нерушимая, незыблемая правда). Толковый словарь Кузнецова
  16. истина — • Бессмертная (Надсон). • Непреложная (Писемский). • Немая (Полонский). • Святая (Курочкин, Надсон, Салтыков-Щедрин). • Священная (Пушкин). Словарь литературных эпитетов
  17. истина — ИСТИНА, ы, ж. 1. В философии: адекватное отображение в сознании воспринимающего того, что существует объективно. Объективная и. Стремление к истине. 2. То же, что правда (в 1 знач.). Его слова близки к истине. Толковый словарь Ожегова
  18. ИСТИНА — ИСТИНА — универсалия культуры субъект-объектного ряда (см.: УНИВЕРСАЛИИ, КАТЕГОРИИ КУЛЬТУРЫ), содержанием которой является оценочная характеристика знания в контексте его соотношения с предметной сферой, с одной стороны… Новейший философский словарь
  19. ИСТИНА — ИСТИНА — англ. truth; нем. Wahrheit. 1. Соответствие, адекватность познания действительности. 2.По В. И. Ленину — отражение в сознании предметов, явлений и закономерностей объективной действительности такими… Социологический словарь
  20. истина — истина I ж. 1. Идеал познания, заключающийся в совпадении мыслимого с действительностью, в правильном понимании и знании объективной действительности. Толковый словарь Ефремовой
  21. истина — ИСТИНА ж. противоположность лжи; все, что верно, подлинно, точно, справедливо, что есть [все что есть, то истина, не одно ль и то же есть и естина, истина?… Толковый словарь Даля
  22. истина — -ы, ж. 1. То, что соответствует действительности, действительное положение вещей; правда. [Самозванец:] Нет, полно мне притворствовать! скажу Всю истину; так знай же: твой Димитрий Давно погиб. Пушкин, Борис Годунов. — Ну, будьте же откровенны, Нина —. Малый академический словарь
  23. истина — Об общеизвестной истине, не вызывающей спора, сомнений. Азбучная, банальная, безусловная, бессмертная, бесспорная, великая, вечная, высокая, грошовая, дешевая, житейская, затасканная (разг. Словарь эпитетов русского языка
  24. истина — ИСТИНА — категория философии и культуры, обозначающая идеал знания и способ его достижения (обоснования). Это ценностно-теоретическое понятие, предполагающее, с одной стороны… Энциклопедия эпистемологии и философии науки
  25. истина — ’истина — в Ветхом Завете определяется как путь Господа (Пс.24:10), дело рук Его (Пс.110:7), заповедь, откровение и закон Его (Пс.118:86 ,138,142) и сосредотачивается она в Самом Господе Боге (Иер.10:10). Библейский словарь Вихлянцева
  26. истина — Общеслав. Суф. производное от истъ «истинный, настоящий». См. истый. Этимологический словарь Шанского

Истина — Гуманитарный портал

Понятие истины

Истина — это одна из базисных категорий философии, науки, культуры, религии и обыденного сознания, обозначающая соответствие человеческих знаний объективной действительности и подразумевающая идеал знания и способ его достижения. Термин «истина» представляет собой ценностно-теоретическое понятие субъект-объектного ряда, содержанием которого является оценочная характеристика знания в контексте его соотношения с предметной сферой — с одной стороны, и со сферой процессуального мышления — с другой. Тем самым понятие истины предполагает рефлексивно-конструктивную разработку критериев совершенства и совершенствования знания, а также отнесение к системе ценностей, в которой идеал данного совершенства определяется контекстуально, через связи с другими ценностными категориями.

Истина фиксирует объективное содержание человеческих знаний. Но процесс и акт этой фиксации возможны только на основе деятельности человеческого субъекта. Указание на ограниченность истины связано с динамикой человеческого познания и пониманием её как процесса. Относительность истины является естественным её свойством — давать лишь ограниченное знание об объекте. Но истина и абсолютна, поскольку указывает на границы, в которых человеческое познание совпадает с объектом, является точным его отображением. Границы истины задаются условиями её получения, формами существования познаваемых объектов, характером тех средств, которыми может воспользоваться человек как в приобретении новых знаний, так и в их проверке на истинность. Эти средства задают меру возможностей практической и теоретической деятельности, а стало быть и то поле деятельности, где люди могут достаточно чётко фиксировать объективное содержание своих знаний. Но эти же средства — в их развитии — ведут к нарушению прежнего понимания реальности, определяют новые масштабы познания объектов. Они стимулируют переход от прежних, абстрактных представлений об объектах к представлениям более точным и конкретным, учитывающим более существенные и многообразные связи бытия.

Вопрос о характере соответствия знания и объективной действительности, как и о самой возможности совпадения мысли и объекта, является предметом разногласий между различными философскими направлениями с древнейших времён и до настоящего времени. Сложность этого вопроса не осознается в полной мере, пока речь идёт о предметах и связях человеческого обихода, об использовании привычных вещей и социальных форм. Собственно, проблема истины возникает тогда, когда человек пытается раздвинуть границы обычного, ввести в свой опыт неизвестные прежде объекты и отношения. Тогда и возникает необходимость в философском анализе проблемы истины. Наряду с этим, истина как ценность европейской культуры сохраняла относительно устойчивое содержание в обыденном сознании, религии, науке. Вещи, с которыми имеет дело современное мышление, практика и наука, заметно отличаются от элементарных вещей, изучавшихся философией и наукой прежних времён. Человек ныне взаимодействует с природой не на уровне элементарных вещей и соответствующих связей, а на уровне сложных естественных и искусственных системных объектов. В этой ситуации истина как соответствие знания действительности требует в каждом конкретном случае выработки специфических средств её достижения и проверки. Понимание того, что истина выявляет объективное содержание человеческих проблем и побуждает человека совершенствовать теоретические и практические средства деятельности, позволяет говорить об истине как о проблеме человеческого бытия (см. Бытие). Истина как процесс указывает не только на соответствие человеческих мыслей реальности, но и на ограниченность человеческих средств, на перспективы изменения человеческих сил. В этом свете истина сама оказывается определителем соответствия человека уровню тех проблем, которые он по необходимости вынужден решать. В целом, история понятия «истина» как своеобразной исследовательской программы может быть описана как постепенная трансформация жёсткого ценностно-культурного ядра, идущая параллельно постоянной пролиферации (размножению) теорий на уровне философского (см. Философия) и научно-рационального (см. Наука) осмысления действительности.

Исторический и типологический аспекты понятия истины

В философии принято различать две основные позиции по отношению к истине — узкую и широкую.

Узкая позиция предполагает отнесённость понятия истины только к логически правильно построенным предложениям естественных и искусственных языков (см. Логика), а именно к утвердительным суждениям субъектно-предикатного вида, к которым применима бинарная истинностная оценка (истина-ложь). Это — операционалистская позиция, позволяющая однозначно различать истинные и ложные суждения с помощью определённого критерия истины. Так, если логически истинным признается заключение, выведенное из истинных посылок по определённым правилам, то истинность правил вывода требует независимого основания: в данном случае она зиждется на авторитете данной логической системы в целом. Такова, например, семантическая концепция А. Тарского и её интерпретация в неопозитивизме; обнаружение метаязыкового характера понятия истины позволяет свести её к логической онтологии, к отношениям между предложениями (например, таблицы истинности для логики высказываний). Это имело неоднозначные следствия. С одной стороны, утрачивала смысл реалистическая позиция, видевшая в истине отношение между знанием и некоторой внешней ему реальностью. Из этого последовал вывод о том, что понятие истины может быть вообще исключено из науки в качестве «псевдопредиката» (А. Айер). С другой стороны, получало новые импульсы и аргументы понятие теоретической истины, относящееся к семантическим связям внутри сложных концептуальных образований и не предполагающее сопоставление ни с какой онтологией, кроме производной отданной теоретической системы. Эмпирическая истинность, напротив, может устанавливаться с помощью процедуры эмпирической проверки (верификации), однако сама верификация на деле представляет собой не непосредственное сопоставление знания с внешней ему реальностью, но сравнение «протокольного предложения» наблюдения с предложением, являющимся логическим следствием из теории. Если же истинность верификации должна быть независимо обоснована, то это могло быть выполнено лишь в рамках реалистической позиции, например, с помощью представления её в качестве метода, объединяющего теорию с практикой.

Критерий истины имеет, таким образом, во всех случаях онтологический характер (см. Онтология), то есть включает предпосылку об особом характере реальности, отнесение к которой обеспечивает совершенство знания. И только с точки зрения реалистической позиции критерий истины имеет сугубо внешний по отношению к понятию истины характер. Известный тезис В. И. Ленина о том, что практика выше теоретического познания, типичен как раз для такого объединения гносеологических и онтологических предпосылок в качестве понятия и критерия истины в условиях приоритета последнего. Однако в рамках марксистско-ленинского понимания истины реализм оказался несовместим с узким подходом в силу расплывчатости и предельной широты понятия практики.

Узкий подход является источником как философских, так и специальных, нефилософских теорий истины, тогда как широкий подход, как правило, ограничен философским пониманием истины. В этом случае теряет смысл жёсткое противопоставление суждения и понятия, а также онтологизация определённой логической формы предложений вообще. В рамках широкого подхода истинным может быть не только утвердительное описательное суждение, но и модальное суждение (моральная норма, эстетический идеал, критическая оценка), вопросительное предложение, философская или нау

что это такое, ее виды и в чем она заключается?

Знаете, сколько раз в поисковики вводилось слово «истина»? За последний месяц почти 500 тысяч раз. Полмиллиона запросов и 22 миллиона ответов на вопрос, который интересовал людей на протяжении тысячелетий. Только все ответы – это части огромной головоломки, которые соединяются и образуют настоящую Истину. Чем она отличается от правды? Зачем нам истинное знание? И какие 10 вопросов стоит задать себе, чтобы обнаружить свою истинную красоту? Возможно, истину не придется искать далеко, ведь она внутри нас.

Что такое истина?

Истина — это объективное знание, которое соответствует действительности и не зависит от оценочного мнения познающего. Это абстрактное понятие, существующее в человеческом познании в данный момент времени. Истину невозможно описать словами, так как наш язык сильно ограничен. Ее нельзя увидеть или пощупать, ее можно осознать или постичь. Истиной может именоваться само знание и понятая действительность.

Установить истинность утверждения помогают вспомогательные критерии – метод ее проверки и обоснования. Это объективность, конкретность, общественная практика, соответствие законам природы, логичность, ясность. Но главным критерием истины признается не само знание, а возможность применить его на практике: все что подтверждается – верно, опровергается – ложно. Хотя этот критерий тоже ограничен, ведь практика привязывается к знаниям, которые постоянно дополняются и корректируются.

Переживаете по поводу коронавируса COVID-19?, пройдите простой тест и узнайте, какой у вас шанс заразиться. Пройти тест на коронавирус онлайн.

В русском языке правда и истина не только пишутся по-разному, но имеют разные значения. Хотя словари трактуют эти слова как синонимы, различия все же есть:

Истина Правда
дает знание об общих законах бытия дает знание об отдельных фрагментах общей картины
объективная субъективная
единственная у каждого своя
является философской и религиозной категорией относится к бытовым понятиям
возвышенная земная и будничная

Виды истины.

Кажется, что истина нерушима. Но это не так. Она меняется вместе со познаниями об окружающем мире. Например, в Средневековье знания анатомии сильно отличались от современных, но тогда они считались истинными. С развитием медицины они были опровергнуты и сегодня считаются заблуждением. То есть человеческие знания ограничены конкретным моментом. Отсюда различают два вида истинности:

Относительная – философское понятие или неполное знание о предмете, которое может быть дополнено или опровергнуто новыми доказательствами. Она соответствует уровню развития науки, зависит от места, времени и условий исследования, изменяется по мере усовершенствования практики.

Абсолютная – актуальное, полное понимание исследуемого предмета. Это источник всего, что нас окружает. Она статична и устойчива, выражается в простой, лаконичной форме, не может быть опровергнута или оспорена, но до конца складывается только в исключительных случаях. Чаще встречается в точных науках. Например, математических аксиомах.

На протяжении всей истории ученые, философы и религиозные деятели пытались познать истину. Можно сказать иначе: история наук – это история поиска истины.

Истина в философии.

Поиски истины — одна из главнейших задач философии. Первые попытки были предприняты еще во времена Аристотеля, утверждавшего, что «не все представляемое истинно». Важный для исследования действительности вывод сделал Платон. Платон предположил, что истина может существовать вне знания: она может со временем перейти в знание или найдет другие формы существования.

По мере развития науки, точки зрения философов все больше расходились. Немецкий мыслитель Э. Кант считал истиной соответствие между знанием и самим предметом. А французский философ Рене Декарт считал истиной лишь то, что не дает повода сомнениям. В XX веке споры об истинности познаний не утихают. Но современные методы исследований не дают уверенности в том, что полученные данные правильно оценивают объекты познания.

Философы выдвигают новые признаки отличия истинных знаний от ошибочных – это чувственный опыт, ясность и отчетливость, эффективность, практическое применение, единое согласие с утверждением.

С точки зрения философии кроме относительная или абсолютная существует истина:

  • Субъективная – не существует помимо человека и человечества. Частный случай субъективной истинности – правда. Например, мы приходим с улицы и говорим, что там холодно. Это и есть субъективное утверждение.
  • Конкретная – знание, истинное в определенных условиях. Например, утверждение «вода кипит при температуре 100 градусов» истинно только при измерении температуры в градусах Цельсия.
  • Устаревшая – достоверная в течение определенного отрезка времени и утратившая свою актуальность. Например, долгое время знания о том, что Земля плоская, принимались как истинные. Сегодня это заблуждение.

Истина в религии.

Неопровержимость бытия занимает первое место в религиозных изысканиях. Подобно философии, религия не имеет точных доказательств своих гипотез или теорий. А где бессильно знание – законна вера. Вера в то, что не может быть доказано математически, но и не может быть оспорено.

По мнению теологов главная ошибка познания состоит в том, что истина – это не «что», а «Кто». Бог – источник бытия, а, значит, и неопровержимости бытия. Поэтому в религиозных мировоззрениях другой истины нет и быть не может.

В религиозных учениях есть понятие духовная истинность – это однозначность в суждениях, которая согласуется с человеческой сущностью. Правда – это то, что можно озвучить, а духовная истинность – то, что можно ощутить внутри. Она не нуждается в оглашении.

Истинная красота.

Когда-то считалось, что критерии красоты такие прочные, что только художественное образование научит отличать красоту от уродства. Но сегодня большинство людей считают, что внешняя красота – понятие относительное, окруженное стереотипами. Зато истинная красота проявляется душевными качествами: внутренней гармонией, честностью с самим собой, умением сопереживать, эмоциональным интеллектом.

Пройти тест на эмоциональный интеллект EQ

Три простые действия помогут найти душевную красоту внутри себя:

  1. Ведение дневника – мощный инструмент для преобразования и отличный способ познать себя. Когда мысли превращаются в слова на бумаге, они становятся материальными. То есть то, о чем мы думаем, можно увидеть. Здесь не нужно строить красивые фразы или обдумывать высказывания. Прелесть дневника в том, что он помогает понять себя, раскопать свои боли и преодолеть страхи.
  2. Внутренний ребенок живет в каждом взрослом, поэтому стоит встретиться с ним и поговорить «по душам». В психотерапии есть несколько способов устроить эту воображаемую встречу, но самый простой способ – просто попросить его прийти. Стоит расспросить его, что он чувствует, дать высказаться, повеселиться и поплакать вместе. И главное – дать понять, насколько он для вас важен.
  3. Осознанная медитация дарит здоровое тело, здоровый ум, спокойствие, гармонию и счастье. Если раньше эта практика считалась экзотикой и умением буддийских монахов, то сегодня она доступна многим. Со временем негативные эмоциональные реакции сменяются положительными. Уходит депрессия, апатия, раздражительность, практикуется осознанность, концентрация, внимательность.

Все виды психотерапии ведут к встрече с собой, внутренней зрелости, гармонии. Если вы пока не планируете визит к психотерапевту, эти вопросы помогут вам узнать себя:

  1. Сколько книг я прочитал за последний год?
  2. Чью судьбу я проживаю?
  3. Я занимаюсь работой или любимым делом?
  4. Какое у меня хобби?
  5. Что будет со мной через пять лет, если я буду жить так, как сейчас?
  6. Что мешает мне жить так, как я хочу?
  7. В чем причины моей злости и недовольства?
  8. Как я могу помогать людям?
  9. Я умею сосредоточиться на главном?
  10. Я – это Я?

Истина в споре.

Утверждение, что истина рождается в спорах, тоже вызывает немало споров. Ведение дискуссии – это искусство, которым владеют далеко не все. Любое неаккуратное слово способно разрушить семью, дружбу, коллектив, а спорящих превратить в заклятых врагов. Несложные правила помогут грамотно высказать свое мнение и не выйти за пределы разумного:

  • Правда не всегда соответствует фактам.
  • Если обратиться к главным ценностям, можно обратить спор в поиски истины.
  • Иногда достоверность не стоит утраты доверительных отношений.
  • Многие спорят просто так, потому что предпочитают несогласие.
  • В бесконечных прениях рождается не истина, а истинное лицо человека.
  • Если вы спорите с идиотом, вероятно, он поступает так же.
  • Чем больше вы подключаете эмоции, тем меньше шансов отстоять свою правду.
  • Иногда умение слышать и слушать поможет разрешить спор лучше любых доводов.
  • Чистая правда должна преподноситься корректно.
  • Лучшая альтернатива спору – диалог.

Верный признак того, что спор прошел плодотворно – ощущение взаимного согласия и большего понимания оппонента.

Выводы:

  • Истина – отражение объективной реальности и воспроизведение ее такой, как она существует сама по себе.
  • Истинную красоту можно обнаружить в самом себе с помощью несложных практик.
  • Спор приводит к истине только в том случае, когда ведется корректно и уважительно.

Пройти тест на психологический возраст

Истина — история понятия — Психологос

Впервые философское понятие истины введено Парменидом как антитеза мнению. Основным критерием истины признавалось постоянство. В дальнейшем в средневековой философии было разработано учение о двойственной истине: истине религиозной веры и истине научного знания.

Поверхностный обзор выявляет самую распространённую и укоренившуюся концепцию истины. Такое объяснение было принято многими философами разных эпох. Эта концепция называется корреспондентной или классической концепцией истины. Впервые она была сформулирована Аристотелем. Её суть сводится к формуле «Истина есть соответствие вещи и интеллекта. Точнее всего это можно сформулировать так: истина — это адекватная информация об объекте, получаемая посредством его чувственного и интеллектуального постижения либо сообщения о нём и характеризуемая с точки зрения её достоверности. Другая, более упрощённая трактовка: Истина — адекватное отображение действительности в сознании.

Понимание истины как соответствия знаний вещам было свойственно в античности Демокриту, Эпикуру, Лукрецию. Классическая концепция истины была принята такими гигантами мысли как Аристотель, Фома Аквинский, П. Гольбах, Гегель, Фейербах (ранний период), Маркс и т. д. Классическая концепция присуща философам ХХ в. и многим современным философам. Такое понимание истины было свойственно, в частности, английским и французским философам-материалистам Нового времени. Они определяли истину довольно чётко, постулируя в своих формулах истину, как «адекватное отображение действительности», присоединяясь к приверженцам классической концепции . Материалисты довольно часто считали истину самоочевидной в смысле рационалистической интуиции.

В классической концепции действительность трактуется, прежде всего, как объективная реальность, существующая независимо от нашего сознания. Действительность включает в себя здесь не только реально воспринимаемый мир, но и субъективную, духовную действительность. Нельзя не упомянуть здесь и о познании; его результат — истина, а также сам объект познания понимается как неразрывно связанное с предметно-чувственной деятельностью человека. Позднее к этим уточнениям прибавилось и понимание истины не только как статичное, но и как динамичное, как процесс. Вводится различие между абсолютной истиной и относительной истиной. Абсолютная истина — это полное, исчерпывающее знание о предмете, как о сложноорганизованной системе или мире в целом. Относительная же истина — это неполное, но верное знание о том же самом предмете<br>Необходимо также упомянуть о конкретности истины в классической концепции. Конкретность истины — это зависимость знания от связей и взаимодействий, присущих тем или иным явлениям, от условий, места и времени, в которых они существуют и развиваются. Это уточнение было востребовано в сравнительно позднее время, когда было достигнуто понимание природы и вселенной как динамичного целого, как изменяющейся системы.

Идеалистическое понимание истины проповедовал Лейбниц и, конечно, Фейербах в поздний период. Он отождествлял истину с содержанием человеческих ощущений: «Истинность есть то же самое, что действительность, чувственность. Только чувственное существо есть истинное, действительное существо. Только благодаря чувствам предмет даётся в истинном смысле, а не посредством мышления самого себя…».

Идеалистическая философия трактовала истину более возвышенно, более неопределённо. Здесь она понималась как свойство субъекта, состоящее в согласии с самим собой, со своими априорными формами (Кант) или же как вечное, вневременное, неизменное и безусловное свойство идеальных объектов (Платон, Августин). Кант утверждал, что «истина — это объективное свойство познания…». Идеалисты составляют вторую многочисленную группу философов, которые видят истину в идеале, в некотором недостижимом пределе. Это понимание было долгое время устойчивым, имея таких последователей как Лейбниц, Спиноза, Фейербах, Фихте. Однако советская эпоха внесла свои коррективы в понимание истины в отечественной философской литературе.

Критериями истины в различные времена служили многие понятия. От античных философов (Эпикур, Лукреций) и гедонистических концепций Древней Индии и Древней Греции идёт традиция признания ощущения и чувственного опыта за критерий истины. В философии Нового времени такой традиции придерживались Ф. Бэкон, Гельвеций, Л. Фейербах.

Часто разум был дефинирован как критерий истины, поскольку его идеи адекватны вещам; или как абсолютная очевидность ощущений у сенсуалистов. В социалистической философской мысли XIX в. Встречается понимание истины как отражение реальности, а критерием истины признавалась практика (Чернышевский, Маркс).

Наиболее разработанной идеалистической теорией истины в античной философии была теория Платона, согласно которой истина есть сверхэмпирическая вечная идея («идея истины»), одновременно — вневременное свойство прочих «идей», а через причастность человеческой души миру идей — и некое идеальное качество в человеческой душе. В средневековой философии влиянием (с XIII в.) пользовалась, в частности, концепция истины Фомы Аквинского, идеалистически трактовавшего учение Аристотеля. Августин, опиравшийся на взгляды Платона, проповедовал учение о врождённости истинных понятий и суждений. В новое время эта концепция развивалась Декартом. По Гегелю, «идея есть истина в себе и для себя…».

В западной философии конца XIX — середины XX вв. всё более усиливается иррационалистский подход к пониманию истины. Экзистенциалисты противопоставляли объективной истине представление о личной истине, которая интуитивно постигает бытие. Хайдеггер считал, что сущность истины есть свобода.

Подводя итог, можно отметить несколько основных пунктов развития понимания истины, помимо классической концепции.

Согласно объективно-идеалистическим концепциям в западной философии середины XX в. истина есть особым идеальным объектом (Маритен, Н. Гартман, Уайтхед, Флюэллинг). Такое понимание истины у них неразрывно связано с пониманием бытия как трансцендентного, сверхчувственного и непостижимого.

Субъективно-идеалистический эмпиризм понимал истину как соответствие мышления ощущениям субъекта (Рассел, Юм), либо как соответствие идей и поступков стремлениям личности (Джемс, Файхингер). Авенариус и Мах понимали истину лишь как согласованность ощущений. Шлик и Нейрат рассматривали истинность как согласованность предложений науки с чувственным опытом субъекта. Конвенционалисты (А. Пуанкаре, Р. Карнап) утверждали, что дефиниция истины и её содержание носят условно-договорный характер. Некоторые концепции в истории философии изображали познание как заранее обречённый на неудачу процесс «погони» за истиной.

Вводное занятие Университета

Понятие истины, её критерии / Справочник :: Бингоскул

Определение

Истина – это знание, соответствующее объекту познания, отражающее его реальные качества и свойства.

По степени влияния человека на истину она бывает объективной и субъективной:

  • Объективность истины заключается в том, что она не подчиняется человеку, его взглядам, желаниям и мечта6ниям, то есть истина независима.
  • Субъективность истины заключается в том, что для каждого отдельно взятого человека истина может быть своя. Она может быть построена только на интересах отдельной личности и не соответствовать реальному положению вещей.

Истина бывает относительной и абсолютной:

  • Абсолютная истина – это полное, исчерпывающее знание, соответствующее объекту познания и отражающее его реальные стороны.
  • Относительная истина – это неполное или неточное знание, которое в полной мере не отражает реальных качеств объекта и в будущем может изменяться.

Стоит отметить, что два вышенаписанных аспекта относятся только к объективной истине.

Критерии истины

Учёные столетиями ведут споры о критериях истины. Кто-то считает, что у такого многозначного понятия, как истина, не может быть критериев, с помощью которых её можно понять или узнать. Другие же говорят, что даже у истины есть особые черты, которые выделяют её среди всех видов знаний.

Приблизительные критерии истины:

  1. Соответствие существующим законам природы и науки;
  2. Соответствие существующим законам логики и морали;
  3. Простота и уникальность формы;
  4. Соответствие фундаментальным законам;
  5. Наличие практики.

Именно последний критерий, по мнению большинства учёных, считается основным критерием истины.

Практика

Практика – это целенаправленна материальная деятельность людей, направленная на изменение существующей действительности и осуществляемая в определенном обществе.

У практики, как и у большинства понятий в обществе, есть формы существования:

  • Научно-эксперементальная форма, направленная на преобразование природы и общества.
  • Материально-производственная форма, направленная на преобразование только природы.
  • Общественно-политическая форма, направленная на преобразование общества в целом.

Практика также обладает определёнными чертами:

  • Практика выступает в роли источника знаний, так как из-за практических потребностей человек совершенствуется и создает что-то новое.
  • Практика также является основой познания, так как именно благодаря практике у человека есть возможности для изучения мира и общества.
  • Практика также является целью познания, так как человек исследует мир, чтобы удовлетворить свои практические потребности.
  • Практика является основным критерием истины, ведь доказать истинность чего-либо можно только, применив знание на практике. И если оно выполняет свою практическую функцию, то такое знание является истинным.

Заблуждение

Заблуждение – это недостоверное знание об объекте познания, которое искажает его реальные свойства и качества и которое принимают за истину.

Заблуждение возникает при неправильной передаче опыта между поколениями или при переходе от чувственного познания к рациональному.

Ложь – это сознательное искажение объективных и реальных свойств объекта, дезинформирующее человека.

15. Понятие истины в философии

Обычно истину определяют как соответствие знания объекту. Истина – это адекватная информация об объекте, получаемая посредством его чувственного или интеллектуального постижения либо сообщения о нем и характеризуемая с точки зрения ее достоверности. Таким образом, истина существует не как объективная, а как субъективная, духовная реальность в ее информационном и ценностном аспектах. Ценность знания определяется мерой его истинности. Другими словами, истина есть свойство знания, а не самого объекта познания. Истина может быть и в виде отдельного утверждения, и в цепи утверждений, и как научная система. Истину определяют как адекватное отражение объекта познающим субъектом, воспроизводящее реальность такой, какова она есть сама по себе, вне зависимости от сознания. Это объективное содержание чувственного, эмпирического опыта, а также понятий, суждений, теорий, учений и, наконец, всей целостной картины мира в динамике ее развития. То, что истинна есть адекватное отражение реальности в динамике ее развития, придает ей особую ценность, связанную с прогностическим измерением. Истинные знания дают людям возможность разумно организовывать свои практические действия в настоящем и предвидеть грядущее. К абсолютным истинам относятся достоверно установленные факты, даты событий, рождения, смерти и тд.

Истина исторична. Понятие конечной или неизменной истины — всего лишь призрак. Любой объект познания — неисчерпаем, он меняется, обладает множеством свойств и связан бесконечным числом связей с окружающим миром. Каждая ступень познания ограничена уровнем развития общества, науки… Научные знания поэтому носят относительный характер. Относительность знаний заключается в их неполноте и вероятностном характере. Истина поэтому относительна, ибо она отражает объект не полностью, не исчерпывающим образом. Относительная истина есть ограничено-верное знание о чем-либо.

Абсолютная истина — это такое содержание знания, которое не опровергается последующим развитием науки, а обогащается и постоянно подтверждается жизнью.

Термин абсолютное применим и к любой относительной истине: поскольку она объективна, то в качестве момента содержит нечто абсолютное. И в этом смысле любая истина абсолютно-относительна. Развитие любой истины есть наращивание моментов абсолютного. Новые теории являются более полными и глубокими по сравнению с предыдущими. Но новые истины не сбрасывают под откос истории старые, а дополняют, конкретизируют или включают их в себя как моменты более общих и глубоких истин. (Теория относит Эйнштейна и Ньютоновская механика).

16. Познание и практика

Гносеология – «гносис» — знание – наука о познании, в которой изучается природа познания, отношения знания и реальности, выявляются условия достоверности и истинности знаний, возможности познать мир. Она исследует природу человеческого познания, формы и закономерности перехода от поверхностного представления о вещах к постижению их сущности, человека и человеческое общество. Категории гносеологии – истина, достоверность, сознание, познание, субъект и объект, чувственное, рациональное, интуиция, вера. Теория познания (гносеология) в своей совокупности может представить ответ на вопрос, что есть знание. Знание в самом широком смысле означает владение, умение. Знание есть связующее звено между природой, человеческим духом и практической деятельностью.

Человек живет в окружении мира, в атмосфере духовной культуры. Сам он – активно действующее существо. Мы нуждаемся в мире и постигаем его тайны для удовлетворения наших материальных, а затем и духовных потребностей. В этом состоит исторический смысл возникновения познания и наук. С развитием общества потребности все расширялись и обогащались, вызывая к жизни все новые и новые средства и пути познания: человечество не может успокоиться на достигнутом.

Практика – это чувственно предметная деятельность людей, их воздействие на тот или иной объект с целью его преобразования для удовлетворения исторически сложившихся потребностей. По отношению к познанию практика играет троякую роль:

Она является источником познания, его движущей силой.

Практика является сферой приложения знаний, целью познания.

Практика служит критерием, мерилом проверки истинности результатов познания.

Итак, практика – это основа формирования и развития познания на всех его ступенях, источник знания, критерий истинности результатов процесса познания. Практика не только выделяет и указывает те явления, изучение которых необходимо для общества, но и изменяет окружающие предметы, выявляет такие их стороны, которые до этого не были известны человеку и поэтому не могли быть предметом изучения. Не только земные, но и небесные тела, в которых мы ничего не изменяем, предстали перед нашим сознанием и познаются в меру вовлечения их в нашу жизнь в качестве средств ориентации в мире.

Лекция 4. Истина, её виды и критерии

Лекция 4. Истина, её виды и критерии


Истина – это знание, соответствующее предмету познания, действительности.

Понятие «истина» не всегда точно совпадает с общеупотребительным словом «правда». К примеру, для древних людей информация о том, что земля плоская, была истиной (относительной истиной, если точнее), хотя любой учащийся, изучающий астрономию, скажет, что это не является правдой.

Истина – это результат познания. Главная цель познавательной деятельности – открытие, получение, приобретение истины.

Истина бывает двух видов (по критерию её полноты, завершённости):
 — относительная – это знание о части предмета, как правило видимой, лишь о некоторых его свойствах. Знание о том, что Земля плоская – это знание о видимой части земной поверхности, т.е. неполное знание – относительная истина. Эта истина с развитием науки была опровергнута и стала считаться заблуждением.Относительная истина изменчива;
 — абсолютная – полное, исчерпывающее знание о предмете, его свойствах. К примеру, абсолютной истиной считается математическая формула 2+2=4.Это полное, завершённое, непреходящее знание, которое нельзя опровергнуть. Эта истина неизменна.

Путь к абсолютной истине лежит через истины относительные. С развитием науки и познания истины относительные либо подтверждаются, расширяются и становятся абсолютными истинами, либо опровергаются и переходят в разряд заблуждений. К примеру, с развитием науки истина о плоской форме Земли была опровергнута, а предположение Николая Коперника, ставшее относительной истиной о том, что Земля вращается вокруг Солнца, с развитием астрономии нашла подтверждение и стала абсолютной истиной.

В современной науке до сих пор большинство истин – относительные. Абсолютные истины труднодоступны. Причин этого несколько:
 — сложность и изменчивость изучаемого мира. Каждый день, каждый час, минуту и секунду мир становится другим. Он меняется, изменяется и субъект познания – человек. Это усложняет изучение мира и его объектов. Изучая мир долго, мы должны учитывать изменения. происходящие независимо от нас в процессе исследования. Не всегда это возможно в полной мере. Например, биолог изучает численность отряда животных, занесённых в Красную Книгу. Пока он это делает, численность становится другой.Возможно ли точно подсчитать этот показатель — вопрос сложный;
 — несовершенство возможностей человека – познающего субъекта. К примеру, наши глаза не настолько совершенны, чтобы увидеть и исследовать кольца Сатурна;
 — несовершенство техники и методов исследования. Например, сегодня наука пытается исследовать наночастицы. Однако возможности микроскопов не настолько велики, чтобы ярко увидеть их и исследовать.

По отношению субъекта познания к истине можно выделить следующие виды истин:
 — субъективная истина– знание, зависящее от мнений, оценок субъекта познания. Например, истина о том, что последствием крещения Руси князем Владимиром в 988 году стало укрепление княжеской власти – истина относительная, ибо включает мнение историков, с которым не все согласны. По поводу субъективной истины возможны множество споров, иных мнений;
 — объективная истина– знание, не зависящее от познающего субъекта. К примеру, математическая истина 2 + 2 = 4 не зависит от мнения людей и оспорить эту истину невозможно.

Относительные, субъективные истины преобладают в гуманитарных, социальных науках. Объективные истины чаще всего представлены в естественных, математических науках.

Вопрос о том, как отличить истину от лжи, в философии очень сложный. Для этого есть критерии истины. Самый главный среди них – практика. Практика– целенаправленная предметная деятельность по преобразованию действительности. Как распознать, является ли истиной знание о том, что одежда чёрного цвета нагревается сильнее на солнце, нежели белого? Проверить на практике. Практика – самый точный критерий истины. Однако, не всегда его можно применить. Как, например, на практике можно проверить истину о том, что крещение Руси состоялось в 988 г.? Для этого существуют иные критерии истины:
 — логика, логическая непротиворечивость. Если информация логичная, непротиворечивая – значит истинная;
— соответствие фундаментальным научным законам (основным законам). К примеру, если предположение о существовании наночастиц (пока ещё относительная, поскольку их никто не видел) соответствует фундаментальным законам о атомах, их моделях, то оно — истинное.

Могут быть приняты и другие критерии истины, но все они, как и вышеперечисленные, неточные и иногда приводят к заблуждениям. Для повышения точности определения истины рекомендуется использовать сразу несколько критериев — проверить истину и практикой (если это возможно), и посмотреть на её соответствие законам логики, поинтересоваться у авторитетных учёных и т.п.

Истину следует отличать от заблуждения и лжи. Заблуждение- субъективное знание, не соответствующее реальности, но принимаемое за истину. Древние греки думали, что развитие всего мира осуществляется по кругу — это считается сегодня заблуждением.Ложь- намеренное искажение действительности. К примеру, если человек говорит о том, что Земля треугольная, то он сознательно приводит неверную информацию — т.е. ложь.

Видеолекция по теме:

Вы можете поделиться материалом лекции в социальных сетях:



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *