Позитивная теория: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Автор: | 11.08.1978

Содержание

Позитивная юридическая ответственность как признак (свойство) субъекта права

Котковский Л. Э.

Позитивная юридическая ответственность как признак (свойство) субъекта права

Страницы / Pages
32-38
Аннотация

Рассматриваются спорные вопросы позитивной ответственности. На основе проведенного анализа автор приходит к выводу, что исследуемая категория выступает признаком (свойством) субъекта права, представляет собой осуществление субъективных прав своей волей и в своем интересе в соответствии с правовыми нормами, критериями правомерности осуществления действий, установленными пределами и ограничениями. Проявления позитивной юридической ответственно-сти надо искать не в конкретных правовых нормах, а в законодательно установленных оценочных категориях. Оценочные категории выступают в качестве меры свободы усмотрения при осуществлении субъективных прав, при разрешении спора правоприменителем.

Abstract

The article deals with controversial issues of positive responsibility. The analysis enables the author to conclude that the category under investigation is a feature (property) of the subject of law, represents the exercise of subjective rights by his will and in his interest in accordance with legal norms, criteria for the lawfulness of the implementation of actions, restrictions. Manifestations of positive legal responsibility should be sought not in specific legal norms, but in the legislatively established valuation categories. Evaluation categories act as a measure of discretion in the exercise of subjective rights, when the dispute is resolved by the law enforcer.

Список литературы

1. Чепус А. В. Теория позитивной юридической ответственности. М., 2016.

2. Базылев Б. Т. Сущность позитивной юридической ответственности // Правоведение. 1979. № 4. С. 40—46.
3. Бондарев А. С. Юридическая ответственность — исключительно позитивное свойство субъектов права // Правоведение. 2008. № 1. С. 133—144.
4. Гревцов Ю. И. Субъект права // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 14: Право. 2014. № 1. С. 33—39.
5. Поляков А. В. К понятию субъекта права // Постклассическая онтология права / под ред. И. Л. Честнова. СПб., 2016. С. 305—310.
6. Гревцов Ю. И. Проблемы юридических конструкций ответственности // Юридическая техника. 2013. № 7, ч. 2. С. 200—203.
7. Рубинштейн С. Л. О мышлении и путях его исследования. М., 1958.
8. Тон А. Правовая норма и субъективное право. Исследования по общей теории права (часть третья) // Вестник гражданского права. 2012. № 3. С. 271—294.
9. Поляков А. В. Связь человеческой личности, права и государства с понятием суверенитета // Постклассическая онтология права. СПб., 2016 С. 298—300.
10. Хабермас Ю. Концепт человеческого достоинства и реалистическая утопия прав человека // Вопросы философии. 2012. № 2. URL: http://vphil.ru/ index.php?id=474&option=com_content&task=view (дата обращения: 01.
10.2017).
11. Липинский Д. А., Шишкин А. Г. Субъективное право и юридическая обязанность как меры позитивной юридической ответственности // Государство и право. 2014. № 10. С. 5—14.
12. Липинский Д. А. Концепции позитивной юридической ответственности в отечественной юриспруденции // Журнал российского права. 2014. № 6. С. 37—51.
13. Гаврилов В. Н. Категория субъективного права в отечественном правоведении : автореф. дис. … : канд. юр. наук. Казань, 2006.
14. Дерюгина Т. В. Теоретические проблемы в сфере осуществления субъективных гражданских прав : дис. … д-ра юр. наук. Волгоград, 2010.
15. Гревцов Ю. И. О хронических «болезнях» теории государства и права // Теория государства и права в науке, образовании, практике / пред. ред. совета Т. Я. Хабриева. М., 2016. С. 318—325.

Позитивная экономика и банки | Банковское обозрение

В Ростов приехали 65 экспертов мирового уровня: политологи, общественники, политики, экономисты, бизнесмены, ученые. Большая часть из них представляла страны Евросоюза. В рамках Форума они поделились с его участниками (в мероприятии участвовало порядка тысячи человек) своим опытом успешной работы и рецептами построения социально ориентированного бизнеса.

По мнению председателя совета директоров банка «Центр-инвест» Василия Высокова, позитивную экономику характеризует новый тип отношений, который строится не по принципу «ты мне, а я — тебе», а «мы вместе и друг для друга». По мнению экспертов, одной из главных характеристик позитивной экономики является устойчивое, социально ответственное предпринимательство.

Как отметила директор Агентства социальной информации, член Общественной палаты России Елена Тополева-Солдунова, сейчас в нашей стране наблюдается подъем социальной ответственности граждан и представителей бизнеса. «Несмотря на то что тема социального предпринимательства не так давно появилась в России, сегодня есть много активных организаций и людей, которые выступают за эту концепцию», — рассказала она.

Форум позитивной экономики включал в себя десять тематических круглых столов («Позитивные бизнес-модели и предпринимательство в 21 веке», «Позитивные продукты и сельское хозяйство», «Позитивная энергия», «Позитивное государственно-частное партнерство», «Позитивная интеграция региональных игроков в мировую экономику» и т.д.), а также мастер-класс «Позитивное социальное предпринимательство», который провел председатель ассоциации социальных предпринимателей Франции Le Mouve Андре Дюпон.

Организаторы Форума изначально предполагали, что речь нужно вести именно об обмене знаниями, так как не только зарубежные, но и российские предприниматели имеют уже немалый опыт успешного осуществления социально важных проектов.

Также в рамках Форума состоялся круглый стол «Трансформационный банкинг и доступность финансовых услуг», где обсуждались различные темы, начиная от трансформационого банкинга и заканчивая вероятностью появления е-регулятора.

Трансформационный банкинг

О том, что это такое и как он может помочь развитию позитивной экономики в России, рассказал Василий Высоков.

«Трансформационный банкинг — это одно из современных направлений, которое активно продвигает Международная финансовая корпорация. Концепция трансформационного банкинга предполагает креативные и социально ответственные ответы на вызовы сегодняшнего дня в интересах будущих поколений. Это тесно переплетается с позитивной экономикой». Правда, на практике первый предусматривает рассмотрение бизнес-процессов банка как экосистемы, включая клиентов, партнеров и т.п. «Трансформационный банкинг — динамичный, устойчивый, рентабельный, без поддержки государства, с учетом рисков по российским и международным стандартам», — рассказал он.

«Идея трансформационного банкинга в том виде, в каком она была представлена, заслуживает внимательного изучения, поскольку классический банковский бизнес, хочет он этого или нет, но будет трансформироваться под влиянием внешней среды и тех факторов, которые становятся определяющими», — поделился своим мнением начальник главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Центробанка Михаил Мамута.

Будущее банковского бизнеса и е-регулятор

По мнению Василия Высокого, будущее банковского бизнеса «не в том, чтобы найти точку равновесия между спросом и предложением. Сегодня кредит можно не выдавать. Проблему оплаты можно решать с помощью системы скидок и рассрочек. Банковский бизнес будущего — это ремонт многоквартирных домов. Это строительство инфраструктурных объектов. В этих направлениях и будем работать».

Михаил Мамута так прокомментировал высказанные руководителем регионального банка идеи: «Сейчас нет единой точки зрения, куда пойдет банковский рынок. Часть экспертов, на мой взгляд, вполне обоснованно предрекают изменения розничного финансового рынка. Фактически замещение банков мобильными операторами, которые находятся ближе всего к человеку и будут способны ему предложить любые цифровые финансовые услуги через пять — семь лет. И наверно, человек будет больше общаться со своим телефоном, чем с операционистом банка».

Поэтому, по мнению Василия Высокова, необходимо, чтобы в России появился е-регулятор.

«Если есть e-money, то должен быть e-регулятор», — пояснил он.

Михаилу Мамуте такая идея понравилась. «Это, скорее, вопрос о трансформации самой модели надзора в некую новую концепцию, в которой наряду с классическими кредитными организациями все большую роль будут играть, например, операторы телекоммуникационной связи», — пояснил он.

Прозрачность и устойчивость

Говорили на круглом столе не только о будущем, но и о настоящем. Например, активно обсуждалась тема: как микрофинансовым и небанковским кредитным организациям стать привлекательными для зарубежных инвесторов. Не секрет, что отечественные банки в силу различных причин крайне неохотно фондируют своих «младших братьев».

Инвестиционный менеджер ResponsAbility France (европейский инвестиционный фонд со штаб-квартирой в Цюрихе, более 10 лет занимается привлечением средств на развитие малого и среднего бизнеса в 30 странах мира (в том числе и в России), управляет активами на 2,5 млрд долларов США) Зинаида Василенко отметила, что одна из проблем российского рынка микрокредитования — его разрозненность и фрагментарность. Есть «достаточно огромное количество игроков разрозненных и играющих по своим правилам», — пояснила она.

Она высказала ряд предложений, реализация которых, по ее мнению, сможет улучшить инвестиционную привлекательность России. Например, одна из мер — повышение уровня доступности информации о заемщиках и их кредитных историях. «Сейчас существует несколько кредитных бюро в России. Наше предложение — все-таки создать единое кредитное бюро. Мы знаем, что закон о кредитных историях обязал все кредитные организации направлять полную информацию о заемщике. Хотя лучшая практика — сохранение единого кредитного бюро. Не важно, кем оно будет создано». Главное, что появление такой организации было бы положительно воспринято международными инвесторами. Хотя это не единственное «требование».

Позитивная экономика

Экономическая теория, не содержащая никаких оценочных суждений, то есть не зависящая ни от каких этических воззрений или нормативных оценок. Позитивную экономическую теорию как особый раздел экономического анализа впервые рассмотрел М. Фридмэн. По его мнению, именно на этом подходе основываются претензии экономической теории на звание науки.

Другое пожелание зарубежных инвесторов — повышение прозрачности самих небанковских финансовых организаций. Например, в России очень мало организаций, работающих в сегменте МФО, которые имеют «аудированную отчетность и аудированную отчетность по международным стандартам». Еще меньше тех, у кого она есть за последние три года.

«Организации часто воспринимают аудированую отчетность как бремя дополнительных расходов, которые, по их мнению, не оправдывают тех инвестиций, которые они смогут найти за рубежом», — поделилась Зинаида Василенко своим опытом. И добавила, что повышение прозрачности привело бы к увеличению интереса со стороны зарубежных инвесторов к микрофинансовым и небанковским финансовым организациям.

Также для международных инвесторов необходимо понимать особенности взаимодействия СРО с входящими в них организациями.

«Немаловажное предложение по ведущим международным практикам — повышение финансовой устойчивости организаций. Фиксирование такого показателя, как достаточность капитала в МФО, КПК, товариществах, союзах. Не просто из-за того, что это какая-то формальность. Мы видим, что сегодня многие организации сталкиваются с высокими рисками, в том числе и кредитными. Поэтому мы как инвестор более спокойны на тех рынках, где регулятор внедрил такого рода ограничения и настаивает на их выполнении. Мы видим, что те потери, с которыми сейчас сталкиваются микрофинансовые организации на всех рынках СНГ… Такие организации могут более качественно абсорбировать те потери, с которыми они сталкиваются», — добавила она.

 

 

«Прозрачность и устойчивость — ключевые достижения, которые мы хотим увидеть на этом рынке», — в завершение своего выступления сообщила Зинаида Василеноко. И эти требования соответствуют принципам позитивной экономики.

Банк будущего

Партнер PricewaterhouseCoopers Евгений Кузнецов поделился своими мыслями о том, каким будет банковский рынок (с точки зрения потребителя) через 10 лет.

«Банковский бизнес начался с того, что люди приходили в банки, чтобы взять деньги. У кого-то их было много, у кого-то — мало. Постепенно банковский бизнес трансформировался, и мы видим банки такими, какие они есть сейчас. Это финансовые учреждения, которые предоставляют финансовые услуги. Банки будущего, как мне видится, это площадка, где предоставляется множество услуг, не только финансовых».

Свою мысль спикер проиллюстрировал простым примером. Представьте, что человеку нужен ипотечный кредит. Сейчас, когда он приходит в банк, банкир уверен, что он пришел за деньгами, и, соответственно, предоставляет некий набор услуг, связанный с предоставлением кредита.

История мероприятия

Международный проект Positive Economy Forum (или Форум позитивной экономики) зародился во Франции в 2012 году. Его основателем стал известный французский экономист и политик, писатель и философ, первый руководитель Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали. Форум проходит несколько раз в год в разных странах Евросоюза.

«Представьте банк будущего. Там вам помогает не обязательно банкир, но точно профессионал, продать старое и купить новое жилье, оформить правильно сделку, правильно ее профинансировать и застраховать, и т.п. Такой банк будет прекрасен, прибылен и очень интересен».

Также спикер обратил внимание на то, что, по его мнению, «цепочка от тех, у кого есть деньги, к тем, кто в них нуждается, со временем будет сокращаться». Он назвал несколько причин, почему так будет происходить. Во-первых, из-за сокращения издержек. Чем короче ее длина, тем дешевле ее содержание. Во-вторых, короткие цепочки будут более востребованы у инвесторов. В-третьих, уже сейчас появляется спрос и предложение на финансовые продукты, которые соответствуют определенным моральным стандартам инвесторов или вкладчиков. «Некоторых людей не устраивает, что они приносят деньги в банк и не знают, как они используются. Многие предпочли бы их не использовать для финансирования производства алкоголя. Многие предпочли бы, чтобы деньги использовались на социальные инициативы и развитие новых технологий», — пояснил он.

По его мнению, «банк будущего будет больше интегрирован как в нашу жизнь, так и предприятий». Например, «при совершении платежа это событие сразу же будет отражаться как на финансовом состоянии предприятия, так и на нашей личной жизни».

Хотя главное качества банка будущего — его удобство для клиентов. «Если раньше поход в банк это было статусное поведение и событие, то теперь это инструмент, позволяющий превратить мечту в возможность», — завершил свое выступление он.

Мегарегулятор будущего

Во время дискуссии один из участников Форума озвучил свой прогноз о том, каким будет финансовый рынок России через 10 лет. «Будет один мегабанк, мегарегулятор и, может быть, одна страховая компания», — уверен он.

 

 

Михаил Мамута с ним не согласен. «Я думаю, что все будет совсем по-другому. Дело в том, что мегарегулятор, наоборот, смотрит на финансовый рынок, как на совокупность сегментов. И для каждого из них выстраивает свою политику. Поэтому выравнивать регулятора и банк сейчас — не совсем корректно. У нас сейчас, кроме банков, 17 секторов финансового рынка находится под надзором. И более того, приходят новые технологические возможности. Те же Р2Р-платформы…, краудфандинг, бизнес-ангелы, которые сегодня постепенно набирают силу. В них, кроме возможностей, есть определенного рода финансовые риски. На которые тоже нужно обращать внимание, если мы не хотим повторения печальных историй 90-х годов. Поэтому наша роль как мегарегулятора состоит в неком балансе между развитием новых технологий и контролем за рисками, которые при этом развитии возникают. Я думаю, все согласятся, что нужно обращать внимание на ту и другую сторону медали. Иначе мы не получим баланса. А без последнего у нас не будет устойчивости регулирования».

Спикер объяснил, почему он не верит в то, что через 10 лет «у нас будет один регулируемый и один регулятор». Дело в том, что технологии и жизнь «меняются быстрее, чем мы можем себе это представить. Еще десять лет назад мобильный банкинг казался невозможным, а сейчас он занимает существенную часть рынка, представить себе банковский сервис еще через десять лет сейчас не может никто. Не исключено, что изменятся особенности регулирования сектора и структура банков, которые будут представлять собой вертикально интегрированные холдинги»,— сказал он.

Подводя итоги

«Ростов поднял такую волну интереса к теме позитивной экономики, в будущем она будет только расти. Вполне возможно, что в следующем году уже французы будут учиться у россиян примерам позитивных решений в экономике и предпринимательстве», — пообещал, выступая на торжественной церемонии закрытия мероприятия, директор Форума позитивной экономики в России Жан-Эммануэль Афота.

Василий Высоков рассказал такую историю: «Много лет назад, в конце перестройки, проходил семинар в Ростове. На нем австрийские экономисты обвинили наших экономистов в том, что мы опорочили идеи социализма. И тогда была произнесена очень мудрая фраза: «Подождите, дайте время, мы опорочим и идеи капитализма»… Мечты сбываются. Сегодня мы знаем недостатки плановой экономики и рыночной экономики». Будем надеяться, что подобная участь не постигнет позитивную экономику.

Реклама

: Капитал и процент: Т. 2-3 (Т. 2: Позитивная теория капитала : Т. 3: Экскурсы) :: Экономическая теория :: Социум

Настоящее издание включает в себя второй и третий тома главного теоретического труда автора «Капитал и процент» («Позитивная теория капитала» и «Экскурсы»).

Первый том этого классического произведения можно купить в интернет-магазине «ЛитРес» (в формате pdf)

«Позитивная теория капитала» занимает особое место в истории экономической мысли. Ее появление ознаменовало собой завершение так называемой маржиналистской революции — перехода от классической политической экономии, основанной на трудовой теории ценности, к современной экономической теории, основанной на субъективной теории ценности. Вместе с дополнениями и экскурсами книга содержит полное изложение экономической теории.

Бём-Баверк интегрировал субъективистскую теорию ценности и цены (основы которой были заложены Карлом Менгером и затем развиты Фридрихом Визером) с разработанными им теориями капитала и процента. Сформулированная Бём-Баверком знаменитая теория капитала как межвременной структуры промежуточных благ и окольных методов производства вместе с концепцией процента как временного предпочтения настоящих благ по сравнению с будущими в дальнейшем стала основой для теории экономических циклов, созданной учеником Бём-Баверка Людвигом фон Мизесом и впоследствии развитой другими представителями австрийской школы, в частности Р. Штриглем, Ф. Хайеком, М. Ротбардом, М. Скоузеном, Дж. Гаррисоном, Х. Уэрта де Сото.

 

 

ТОМ II. ПОЗИТИВНАЯ ТЕОРИЯ КАПИТАЛА

Введение

КНИГА I. ПОНЯТИЕ КАПИТАЛА И ЕГО ПРИРОДА

Глава I. Человек и природа — фундаментальные условия для производства материальных благ
Глава II. Природа капитала
Глава III. Полемика вокруг понятия «капитала»
1. Исторический обзор
2. Мое позитивное предложение
3. Критика других предложений
4. Выводы
Глава IV. Социальный капитал и частный капитал

КНИГА II. КАПИТАЛ КАК ОРУДИЕ ПРОИЗВОДСТВА

Глава I. Процесс капиталистического производства
Глава II. Важное параллельное явление, присущее окольным путям капиталистического производства
Глава III. Функции капитала в процессе производства
Глава IV. Теория образования капитала

Книга III ЦЕННОСТЬ И ЦЕНА

Часть A — Ценность

Глава I. Два понятия ценности
Глава II. Сущность и происхождение субъективной ценности
Глава III. Величина ценности. Универсальный принцип. Закон предельной полезности
Глава IV. Величина ценности благ, которые можно приобрести в любом количестве
Глава V. Особенности ценности в случаях, когда возможно различное использование благ — потребительная                ценность и субъективная меновая ценность
Глава VI. Ценность комплементарных благ
Глава VII. Ценность производственных благ и вообще благ «высших (отдаленных) порядков». Соотношение                ценности и издержек
Глава VIII. Ценность и тягостность труда
Глава IX. Резюме
Глава X. Психологическое послесловие к теории ценности
1. Гедонизм и теория ценности
2. Степень ценности и степень эмоции
3. Интеллектуальные требования, предъявляемые процессом оценки

Часть Б — Цена

Глава I. Задачи теории цены
Глава II. Основной закон образования цены
Введение
1. Образование цены при изолированном обмене
2. Определение цены при условии односторонней конкуренции покупателей
3. Определение цены при условии односторонней конкуренции продавцов
4. Определение цены при двусторонней конкуренции
Глава III. Отдельные факторы, определяющие цену
Глава IV. Закон издержек

КНИГА IV. ПРОЦЕНТ

Глава I. Настоящее и будущее в экономике
Введение
Первое основание
Второе основание
Третье основание
Глава II. Происхождение процента
1. Первый основной случай. Ссуда и процент по ссуде
2. Второй основной случай. Покупка и продуктивное использование благ отдаленных порядков:
прибыль на капитал предпринимателя
Основные принципы
Усложнения
Рынок труда
Общий рынок средств к существованию
3. Третий основной случай. Процент на блага длительного пользования
4. Выводы
5. Процент в социалистическом государстве
Глава III. Ставка процента
1. Ставка процента в одиночных сделках
2. Ставка процента в условиях рынка. Простейший вариант
3. Хорошо развитый рынок капитала

ТОМ III. ЭКСКУРСЫ

Экскурс I. Дальнейшие разъяснения и доказательства правила более высокой производительности окольных путей капиталистического производства

Экскурс II. О количественном соотношении новых изобретений, сокращающих сложившийся до их появления период производства, и новых изобретений, удлиняющих сложившийся до их появления период производства

Экскурс III. О некоторых эпистемологических возражениях против моего тезиса о более высокой производительности более длинных окольных методов производства

Экскурс IV. О роли «разумного отбора» применительно к правилу большей производительности более продолжительных окольных методов производства

Экскурс V. О том, тождественны ли «производство с большим капиталом на душу населения» и «производство более продолжительными окольными методами»

Экскурс VI. Ответ на возражения д-ра Роберта Мейера на мою критику теории эксплуатации

Экскурс VII. О теории ценности комплементарных благ (о теории вменения)

Экскурс VIII. О ценности средств производства и соотношение между ценностью и издержками

Экскурс IX. О месте отрицательной полезности труда в теории ценности

Экскурс X. Об «измеримости» чувств

Экскурс XI. О мотивированности экономических действий в настоящем будущими потребностями

Экскурс XII. О связи между «третьим основанием» более высокой оценки настоящих благ и двумя остальными основаниями

Экскурс XIII. Об развитии идей учения о благах длительного пользования в рамках теории капитала. Критические глоссы к теориям процента Касселя и Ландри

Экскурс XIV. О размере начального фонда, необходимого для обеспечения периода производства заданной продолжительности

У вас все хорошо? Позитивная психология в этом сомневается

Болезни надо, в первую очередь, предупреждать. И это относится не только к физическому здоровью. Психические проблемы стали бичом современного человечества. Жители благополучных стран сегодня не знают войн, голода и имеют широкий спектр возможностей для удовлетворения своих потребностей. Но они в большинстве своем несчастливы.

Так, в Европе, по данным разных соцопросов, проценты страдающих депрессией и другими психическими заболеваниями крайне высоки – по некоторым странам выше 50%. В менее благополучной России ситуация, казалось бы, не настолько страшная. По данным свежего исследования ВЦИОМ, 61% россиян оценивают свою жизненную ситуацию, как «все нормально». Но что скрывается за этим «нормально»? Соцопросы показывают, что одно из важнейших условий для большинства россиян – свое здоровье и здоровье близких. Далее часто следует финансовое благополучие. То есть, то, чего многие депрессивные европейцы уже достигли.

Один из главных постулатов позитивных психологов – не в деньгах счастье. И, тем более, не в их количестве. «Материальное благополучие, конечно, помогает достичь счастья, но на очень низком уровне. Само по себе увеличение количества благ не делает человека счастливее», – говорит создатель знаменитой теории «потока» (flow) Михай Чиксентмихайи, который приехал в Москву на конференцию по позитивной психологии.

А из чего состоит счастье? Парадоксально, но классическая психология, пытаясь помочь человеку быть счастливее, долгое время не задавалась вопросами, а что это, собственно, за состояние такое – счастье, как человек его осознает? О проявлениях психического нездоровья и о том, как привести человека в норму, наука знает много. Но как помочь человеку из состояния нормы перейти в состояние счастья?

Один из основателей позитивной психологии Мартин Селигман обращал внимание на то, что психологи прекрасно овладели тем, как из состояния (-5) привести человека в состояние (-1) или даже (0), но, как из состояния (0) или (+2) перейти в точку (+5) или (+7)?

Как поясняет профессор факультета психологии МГУ, директор институт экзистенциальной психологии и жизнетворчества, обозреватель журнала Psyhologies Дмитрий Леонтьев, научные исследования позитивных качеств человеческой жизни активизировались с начала 90-х. А в отдельное направление позитивная психология вылилась лишь в конце 90-х. Объектом исследований позитивной психологии выступают такие человеческие состояния, как например, удовлетворенность жизнью, поток, оптимизм, надежда.

Аналитика страсти

Президент Международной ассоциации позитивной психологии (IPPA) и президент Канадской психологической ассоциации Роберт Валлеранд, наряду с другими известными психологами, приехавший в Москву на конференцию, считает, что определяющими качество жизни многих людей являются их страсти.

Страсти по отношению к чему-либо или кому-либо: к увлечениям, работе, другим людям. Человек, по-настоящему охваченный какой-либо страстью, находится в поле действия энергий, продуцируемых этой страстью, рассказал Валлеранд на своей лекции в МГУ. Страсть – это то, что движет человеком, направляет его вперед, не позволяя стоять на месте. В общем, жизнь без страстей — почти не жизнь.

Но страсть, которая способна свернуть горы, может с такой же силой повергнуть одержимого ей на дно отчаяния и разочарования. Такую страсть он называет obsessive passion (дословно – навязчивая страсть). Определить ее можно на первоначальном этапе, задавшись вопросами о мотивах. К примеру, подросток увлекся музыкой. Такая страсть может быть навязчивой, если юношей владеют, прежде всего, мысли, например, о том, как став популярным в школе, он будет объектом внимания сверстниц, рассказывает Валлеранд.

Противоположность навязчивой страсти – harmonious passion (гармоничная страсть) – по словам Воллеранда, естественно становится неотъемлемой частью человеческой личности. Человек живет этой страстью, но он может ей управлять, в отличие от страсти негативной, и оставаться хозяином собственной жизни.

При навязчивой страсти, как только что-либо выходит из-под контроля, например, возникают неудачи и препятствия, у человека возникают серьезные психологические проблемы, что выливается в негативные эмоции, с которыми одержимому очень сложно справиться, он сталкивается с проблемами в разных сферах своей жизни. Но если страсть гармонична, можно считать, что человек нашел ключ к собственному счастью, или хотя бы к его весомой доле. Как правило, такой человек оказывается в потоке.

Где смысл жизни? В потоке!

Создатель теории «потока», известный далеко за пределами США психолог Михай Чиксентмихайи 30 лет своей жизни посвятил изучению состояний, в которых оказываются по-настоящему увлеченные своим делом люди. На своей московской лекции он рассказал о том, чем характерен поток одаренных людей.

«Поток» в интерпретации Чиксентмихайи – состояние, когда человек, используя свои возможности, таланты, способности, занимаясь любимым делом, забывает о времени, еде и сне, когда секунды превращаются в часы, а часы в секунды. Чиксентмихаий пришел к выводу, что именно люди, испытывающие подобное состояние и ставящие перед собой осмысленные цели, чувствуют себя по-настоящему счастливыми.

Такое состояние, например, характерно для творческих людей – поэтов, художников, писателей, а также ученых. К примеру, состояние потока, к которому, наверное, может прикоснуться любой, прекрасно передано в фильме «Модильяни» режиссера Мика Дэвиса, когда в решающую ночь перед городским конкурсом несколько художников, в том числе, Пикассо и Модильяни создают свои картины, действительно забыв о времени и окружающем пространстве.

В ходе исследований г-н Чиксентмихайи пришел к интересным выводам, которые порой не соответствуют общепринятым представлениям. Например, принято считать, что большинство творческих людей – интроверты. На самом деле это не так. Современный темп жизни заставляет людей меняться.

Чиксентмихайи убедился в ходе исследований, что многие творческие люди легко способны переходить из состояния экстраверта в состояние интроверта, используя потом в своей деятельности то, что получено в процессе активного общения, из состояния детскости к крайней степени серьезности, от лени к деятельности. Творчество требует от человека способности находиться в широком спектре ощущений и чувств. Поэтому, объясняет Чиксентмихайи, многим талантливым людям с детства, например, присущи признаки андрогинности (проявление одновременно и женских и мужских качеств).

Осторожно: рутина!

Изменить мир, изобрести что-либо свое дано не каждому, да и не каждый к этому стремится.

Но превратить свою жизнь в поток и почувствовать себя намного счастливее может каждый, уверен профессор Чиксентмихайи. По его мнению, любую рутинную работу можно превратить в поток, несмотря на то, что это кажется практически невыполнимым.

Жить в потоке можно, отдаваясь своим хобби, искренне поддерживая свой интерес к тому, что по-настоящему интересует. А если полностью зациклиться где-нибудь на переходах между ступеньками пирамиды Маслоу и ждать, когда наступит благоприятное время для «потока», то не исключено, что растущие тем временем дети уже никогда не выберутся на более высокие ступеньки этой пирамиды, даже если у них будут для этого все возможности.

Как бы это не звучало издевательски для родителей, бегущих ежедневным маршрутом из детского сада на работу, потом обратно и пытающихся в промежутках сделать массу рутинных дел, неинтересная взрослая жизнь опасна для детей.

«Если ребенок будет видеть, что жизнь – это беготня из дома в офис на неинтересную работу и обратно, то он вряд ли сам чем-нибудь заинтересуется», – говорит Чиксентмихайи.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Развитие теории естественного и позитивного права в традиции аналитической философии

URI
http://jakov.kpu.edu.rs/handle/123456789/1193 RISBibTexAPAVancouverChicago
TY  - BOOK
AU  - Карнаушенко, Л. В.
PY  - 2019
UR  - http://jakov.kpu.edu.rs/handle/123456789/1193
AB  - В монографии рассматривается формирование и развитие аналитической философии права в контексте разграничения теорий естественного и позитивного права. Раскрывается методологическое значение разграничения названных теорий для функционирования российской правовой системы. Обобщаются достижения отечественной юридической науки в области теоретико-правового изучения государственно-правовых институтов современного российского общества.
Для профессорско-преподавательского состава, адъюнктов, аспирантов, курсантов, слушателей и студентов образовательных организаций. 
PB  - Краснодар : Краснодарский университет МВД России
T1  - Развитие теории естественного и позитивного права в традиции аналитической философии
ER  - 
@book{
author = "Карнаушенко, Л. В.",
year = "2019",
abstract = "В монографии рассматривается формирование и развитие аналитической философии права в контексте разграничения теорий естественного и позитивного права. Раскрывается методологическое значение разграничения названных теорий для функционирования российской правовой системы. Обобщаются достижения отечественной юридической науки в области теоретико-правового изучения государственно-правовых институтов современного российского общества.
Для профессорско-преподавательского состава, адъюнктов, аспирантов, курсантов, слушателей и студентов образовательных организаций.",
publisher = "Краснодар : Краснодарский университет МВД России",
title = "Развитие теории естественного и позитивного права в традиции аналитической философии"
}
Карнаушенко, Л. В.. (2019).  Развитие теории естественного и позитивного права в традиции аналитической философии. 
Краснодар : Краснодарский университет МВД России..
Карнаушенко ЛВ. Развитие теории естественного и позитивного права в традиции аналитической философии. 2019;..
Карнаушенко, Л. В., "Развитие теории естественного и позитивного права в традиции аналитической философии" (2019).

Научные концепции понимания права ИС — Статьи — INTELLECT

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Проблему научного понимания интеллектуальной собственности, вынесенную в заголовок статьи, исследует Максим Лабзин, ИНТЕЛЛЕКТ-С.

История становления законов о защите исключительных прав отчетливо показывает, что их целью являлась и до сих пор остается главным образом защита имущественных интересов. И если изначально признавалась необходимость защитить имущественные интересы производителей и торговцев, то с некоторых пор – еще и интересы авторов, творческим трудом которых создаются произведения, изобретения и другие охраняемые объекты. Но признание, закрепление и развитие исключительного права всегда встречали противодействие, в основе которого лежала идея свободной конкуренции и общественный интерес получать широкий доступ к продуктам творческого труда.

Такое столкновение частного и общественного интересов заставляло ученых мужей искать социально-экономические, идеологические или общеправовые обоснования исключительных прав, чтобы объяснить причины, по которым общественные интересы должны быть все-таки в той или иной степени ущемлены ради защиты имущественных интересов правообладателей.

Все более или менее отчетливо сформированные взгляды по данному вопросу можно разделить на следующие направления (теории).

Персональная теория

Эта теория исходит из того главного соображения, что результаты умственной деятельности – некое продолжение личности их творца, поскольку отражают ее особенности. Подобные проявления личности, а также возможность использовать результаты своей творческой активности в гражданском обороте подлежат защите в силу теории естественных прав и постольку, поскольку несанкционированное их использование другим лицом является недопустимым посягательством на личность творца. Эта защита обеспечивается разделом гражданского законодательства о личных правах, к которому тяготеет и исключительное право. Имущественная сторона этого права вторична по отношению к неимущественной.

Основным разработчиком и активным сторонником этой теории стал известный немецкий профессор права Отто Гирке. Она была очень популярна и во Франции 18 века. Однако эта теория не способна ни объяснить, ни даже оправдать рыночный оборот результатов умственного труда (прав на них), принадлежность прав иным правообладателям, чем автор, и появление нетворческих объектов исключительных прав. На самом деле, как справедливо отмечает С.А.Бабкин1 и как мы увидим далее, подавляющее большинство объектов интеллектуальной собственности оторваны от личностей своих создателей и существуют в объективном, а не в субъективном смысле. В этой связи данная теория имеет ценность, пожалуй, только в качестве объяснения личных неимущественных прав авторов. Также за нею можно признать некоторую историческую заслугу в обосновании и закреплении исключительного права за автором, перехода этого права из сферы публичного права в сферу частного. Особенно велика была эта заслуга в эпоху буржуазных революций, когда общество избавлялось от всех выданных монархами монополий, но не отменило интеллектуальную собственность.

Договорная (контрактная) теория

Сторонники данной теории видели в каждом случае предоставления тому или иному субъекту исключительного права некую сделку с государством, в соответствии с которой наделение этим правом происходит на определенный срок и взамен на публичное раскрытие объекта. Это позволяет обществу извлекать из объекта некоторую пользу в течение срока правовой охраны и в большей степени после его истечения. Иными словами, исключительное право исходя из этой теории является некой платой за благо, которое дал обществу создатель объекта.

За этой теорией можно признать, пожалуй, только ту ценность, что она объясняет необходимость поиска некоего баланса частных и общественных интересов в регулировании рассматриваемых правовых отношений, отвечая, например, на вопросы, почему исключительное право имеет срочный характер и почему нельзя выдавать патенты на уже известные или, наоборот, недостаточно раскрытые изобретения? Однако по сути она неверна, поскольку взгляд на наделение каким-либо правом как на сделку означал бы право государства решать каждый раз этот вопрос по своему усмотрению, что не соответствует современным взглядам. Кроме того, данной теории не соответствует отсутствие в современном праве такого условия охраноспособности, как общественная полезность объекта.

Теория вознаграждения (трудовая теория)

Данная теория получила большое распространение еще в эпоху становления права интеллектуальной собственности, сыграла важную роль при переходе исключительного права из сферы публичных прав в сферу частную и до сих пор имеет многочисленных сторонников. Основана она на том соображении, что гражданское право должно регулировать и охранять присвоение любых объектов, являющихся результатом труда и имеющих стоимость2. К таковым относятся и результаты умственной деятельности.

Действительно, как писал И.А.Покровский, помимо материальных благ мало-помалу индивид начинает ценить и нематериальные, духовные блага, а право начинает давать им охрану – сначала частичную, слабую и бессистемную, а потом все полнее и полнее3. Как показывает историческое развитие права интеллектуальной собственности, осознание ценности результатов умственной деятельности и готовность платить за них пришли с развитием техники, способной сделать использование этих результатов массовым, а также с культурным развитием самого общества, о чем пишет В.А.Белов4.

При этом изначальным владельцем объекта должен быть его создатель, чтобы он смог получить вознаграждение за свой труд и(или) возместить свои затраты. Однако у сторонников этой теории разные предпочтения интересам авторов и интересам иных правообладателей. Одни видят цель правовой охраны прежде всего в том, чтобы вознаградить авторов. Другие отдают должное также и интересам владельцев предприятий.

Так, Г.Ф.Шершеневич писал: «Цель установления авторского права мы видим в необходимости материального обеспечения автора, в устранении для него необходимости изыскания источников существования, в обеспечении независимого положения в обществе, но не в простой охране результатов труда, как это имеет место в экономической деятельности… При существовании экономической системы, построенной на началах частной предприимчивости, обязывающей каждого лично заботиться об условиях своего материального благосостояния, единственно возможный способ обеспечения авторов состоит в том, чтобы поставить их на ряду с экономическими деятелями и предоставить им, лично, на общих экономических основаниях заботиться о своих интересах»5. А.А.Пиленко высказывался в том же духе: «Недостаточность всех вышеперечисленных способов обеспечивать изобретателям получение вознаграждения заставила обратиться к системе выдачи так называемых патентов (привилегий) на изобретения. Вознаграждение изобретателя ставится, путем выдачи патента, в органическую зависимость, во-первых, от достоинств изобретения… Во-вторых, оно ставится в зависимость и от усердия, которое проявляет изобретатель в столь трудном деле, как распространение новой идеи…»6.

Однако нельзя забывать, что появление исключительного права было вызвано необходимостью создать условия, при которых производственная и торговая деятельность, связанная с оборотом интеллектуальных продуктов, будет приносить прибыль. Эти коммерческие интересы никуда не исчезли. И сегодня создание этих продуктов зачастую обеспечивается не только, а иногда даже не столько творческим трудом автора, сколько условиями, создаваемыми их работодателями, инвесторами и другими подобными носителями имущественных интересов: наличием оборудования, соответствующей организацией творческого труда, информационными ресурсами, оплатой творческой работы с принятием на себя рисков творческой неудачи и т.п. Соответственно, говоря об исключительном праве как о вознаграждении, следует расширить такое его понимание, признавая за ним также и средство возмещения затрат, получения прибыли всеми иными правообладателями, а не только авторами. Поэтому современное понимание целей исключительного права с этих позиций выглядит так: каждый, кто приложил усилия (труд, инвестиции) к ресурсам, не имеющим собственника, имеет право полной власти над результатами труда7.

Ценность данной теории – в ее соответствии общим началам частного права, которое не терпит своевольного обогащения за чужой счет, несанкционированного использования результатов чужого труда без предоставления эквивалента. Критика же данной теории состоит в том, что она неоправданно ограничивается рассмотрением имущественной сферы правообладателя, игнорируя иные потребности современного общества.

Утилитарная теория

Сторонники данной теории отдают должное праву интеллектуальной собственности, максимализируя общественное достояние. Они утверждают, что право интеллектуальной собственности есть базис рынка интеллектуальных продуктов, который в условиях конкуренции позволяет по достоинству оценить каждый интеллектуальный продукт и тем самым стимулирует их создание. Часто говорят, что без авторского и патентного права люди все равно бы писали сочинения и создавали изобретения. Это верно. Но вряд ли можно сомневаться, что состав интеллектуальных продуктов на рынке был бы иным. Хорошо это или плохо, но ясно одно: многих так называемых коммерческих продуктов чисто развлекательной направленности мы бы, наверное, не увидели. Заметим, что зачатки этой теории наблюдаются и в трудовой теории. Например, в приведенном выше высказывании А.А.Пиленко. Но в целом она более свойственна англо-саксонской правовой доктрине «copyright», тогда как континентальная Европа всегда тяготела к теориям, в которых в центре стоят интересы автора.

Теория социального планирования

Принципиальных отличий от утилитарной теории у нее не обнаруживается8. Она тоже ставит во главу угла положительный общественный эффект, который обеспечивает право интеллектуальной собственности, но к стимулированию создания интеллектуальных продуктов добавляет и такое следствие, как независимость, творческую самостоятельность авторов. Поэтому утилитарную теорию и теорию социального планирования следует, пожалуй, рассматривать как единую, сутью которой является мнение о достижении с помощью права интеллектуальной собственности также и иных экономических и социальных целей, помимо защиты имущественных интересов правообладателей, что видится перспективным путем в поиске баланса интересов при правовом регулировании. Определенные мысли в этом направлении можно найти уже у Г.Ф.Шершеневича (cм., приведенную выше цитату).

Пожалуй, каждая из рассмотренных выше теорий вносит свой вклад в понимание целей правового регулирования отношений интеллектуальной собственности, которые, в свою очередь, позволяют найти тот или иной баланс в защите частных интересов правообладателей и общественных интересов. Можно согласиться с С.А.Бабкиным, который, приводя все известные взгляды о целях правового регулирования к общему знаменателю, пришел к следующему обобщению.

Главной целью права интеллектуальной собственности является создание юридическими методами такого экономического уклада, который позволяет обществу в рамках рыночных механизмов оценивать труд, вложенный в нематериальный результат человеческой деятельности. При этом необходимость признания и оценки такого труда обосновывается как идеологически (всякий труд должен быть вознагражден), так и объективно-экономически (в те отрасли, в которых создаются нематериальные продукты, должен быть обеспечен приток ресурсов)8. Таким образом, право интеллектуальной собственности должно обеспечивать оборот и оценку в рамках этого оборота результатов интеллектуальной деятельности и иных объектов, приравненных к ним по правовому режиму.

Однако указанные выше теории не описывают ни юридические методы обеспечения такого экономического уклада, ни саму суть исключительного права, ни его место в системе других прав, а потому их значение не стоит переоценивать. Пиленко А.А. называл такие теории генетикой первого порядка, отмечая при этом, что из них невозможно вывести никакого содержания исключительного права. Тезис «изобретение должно быть защищено и должно принадлежать автору, его создавшему» неоспорим, однако каким же образом такая власть будет обеспечиваться? Доходило даже до того, что сторонники одной и той же генетической теории давали прямо противоположные заключения о сути такой власти. Влияние таких теорий на содержание конкретных устанавливаемых законом прав и обязанностей и выбор применяемой юридической техники невелико. Л.Бентли и Б.Шерман, впрочем, допускают, что, например, приверженность теориям естественно-правового направления (я бы отнес к ним персональную и проприетарную теории) могла бы повлечь выводы и об определенном содержании исключительного права, например, о необходимости предоставлять исключительные права бессрочно. Однако с этим трудно согласиться, поскольку теория естественных прав, принадлежащих каждому от рождения прав (напр., право собственности на свои вещи), допускает различные их ограничения в целях защиты общественных интересов. Например, в качестве такого ограничения может выступать и срочность права в случаях, когда это позволяет найти баланс интересов9.

В этой связи больший интерес вызывают теории, которые с учетом юридической сути относят исключительное право к тому или иному виду гражданских прав. Сегодня известны только две разработанные теории такого рода: проприетарная и монополистическая. А.А.Пиленко называл такие теории статикой второго порядка.

Проприетарная теория

Данная теория появилась сразу, как только возникла необходимость объяснения исключительного права именно как права, а не как милости короля, даруемой им по своему усмотрению. При отсутствии иных известных способов нормативного закрепления имущественной власти субъекта над объектом было сказано: право автора, который своим трудом создает продукт, есть право собственности на этот продукт, а несанкционированное использование созданного им объекта есть кража. И даже в законодательстве ряда государств было определено, что произведение и изобретение есть собственность его автора. Например, патентный закон Франции 1791 г., закон Российской империи 1830 г. «О правах сочинителей, переводчиков и издателей», Свод законов Российской империи 1887 г. А один из французских защитников проприетарной теории говорил так: «Мы просим, чтобы слово «собственность» было вставлено в текст закона – и просим по важным мотивам; слова имеют громадное влияние на те умы, которые не могут проникать до сущности вещей. Поверхностный человек будет уважать изобретение своего соседа только тогда, когда закон будет предупреждать его, что это изобретение есть собственность. Если же закон будет хранить по этому важному вопросу молчание, то сейчас же найдутся завистники, которые скажут: «Это – монополия, долой ее!». Именно этой теории мы обязаны появлением терминов «интеллектуальная и промышленная собственность», которые до сих пор активно применяются в международном и национальном законодательстве, наименованиях международных организаций.

Довольно скоро стало понятно, что между вещной собственностью и правом на результаты умственной деятельности существует много различий, предопределяемых нематериальным характером объекта последнего. Признавая это, сторонники проприетарной теории указывали, что интеллектуальная собственность является собственностью «sui generis» (своего рода) и по-прежнему усматривали в ней много общего с правом вещной собственности: классическую триаду полномочий «владеть – пользоваться – распоряжаться», основания приобретения прав и некоторые другие моменты. Теоретическую основу своих воззрений они зачастую черпали из концепции так называемых бестелесных вещей (res incorporales), которая была известна римскому праву.

Однако эта концепция не может дать проприетарной теории надежную теоретическую основу. Дело в том, что здесь мы имеем дело с некой фикцией, особым приемом римских юристов, которые причисляли права к разряду вещей для того, чтобы обосновать их оборотоспособность. Но в дальнейшем от широкого понимания вещей юридическая наука и законодатели большинства стран мира отказались10 и сегодня вещами именуются именно материальные объекты прав, а право собственности понимается исключительно как вещное право.

Следует также отметить, что в отечественной доктрине доминирует взгляд, согласно которому владеть можно только объектом, имеющим пространственную локализацию, а нематериальным благом владеть нельзя11. Убедительным выглядит определение проф. В.А.Белова, который определяет владение как реально существующую исключительную (монопольную) возможность известного лица определять условия и режим доступа других (посторонних) лиц к известной вещи12. То есть, владение понимается современной наукой не как любая юридическая власть субъекта над объектом, а только та власть, которая заключается в возможности физического контроля. Пожалуй, именно отсутствие полномочия владения – это и есть главное отличие исключительного права от права собственности.

Невозможность владеть нематериальным объектом, в свою очередь, также предопределяет и особенность распоряжения: распорядиться нематериальным объектом (решить его юридическую судьбу) невозможно. Например, его невозможно уничтожить или передать кому-либо. Можно распорядиться только правом на него либо материальным носителем.

По этим причинам на сегодняшний день проприетарная теория практически утратила свою актуальность, а словосочетание «интеллектуальная собственность» носит условный характер13. Никто всерьез уже не утверждает, что интеллектуальная собственность есть собственность в том смысле, в котором ее понимает законодатель в разделе частного права о вещных правах. Так, в проекте федерального закона Российской Федерации о внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации содержится новый п. 3 ст. 1227, в котором говорится, что к интеллектуальным правам не применяются положения раздела ГК РФ о вещных правах. То есть, законодатель не видит между ними даже аналогии закона.
Монополистическая теория

Эта теория, как и проприетарная, определяет место исключительного права в системе других прав и наиболее актуальна в сфере патентов.

Как уже отмечалось, исключительное право издавна рассматривалось как монополия. Многие в пылу борьбы за сохранение и укрепление данного права пытались это отрицать, тем самым уходя от известных доводов о вреде монополии для экономической жизни. Однако на самом деле исключительное право производить, например, водку с более или менее конкретными признаками ее состава есть такая же по сути монополия, как и государственная монополия на производство водки вообще (если бы она была введена) с той лишь разницей, что если вторая покрывает все варианты данного напитка, то первая – только часть из них, причем тоже весьма неопределенную. Под патент подпадет любой вариант водки, если они будет содержать признаки, указанные в независимом пункте патентной формулы или эквивалентные им и ставшие известными (п. 3 ст. 1358 ГК РФ). Другой пример: обладатель патента и только он имеет право на производство изделий по описанному в патенте способу. Не лишены этой характеристики и права на товарные знаки: правообладатель товарного знака и только он имеет право на ввоз товаров, маркированных его товарным знаком.

Данная теория нашла критиков, которые говорили о том, что монополия не есть юридическая конструкция14. Однако А.А.Пиленко полагал, что у такой монополии все же есть некий цивилистический отличительный признак, каковым является генеричность этого права, то есть когда его объектом выступает нечто, определенное абстрактно и включающее в себя заранее неопределенный перечень конкретных объектов15.

С этим, по всей видимости, можно согласиться, хотя большой ценности за этой теорией наука гражданского права так и не признала16. Видимо, по причине того, что иных монополий частно-правового характера цивилистика не знает, в современных условиях такое явление получить распространение не может, а потому и необходимость исследовать характерные для него признаки не имеет смысла. Кроме того, данная теория не проникает внутрь правового механизма защиты интересов правообладателей, описывая его лишь в самых общих чертах и называя место исключительного права среди других прав. Впрочем, сам термин монополия встречается в характеристиках интеллектуальной собственности достаточно часто. Например, у А.В.Белова в учебнике гражданского права видим название параграфа о секретах производства: фактическая монополия на нематериальные объекты как гражданско-правовая форма17.

При этом следует отметить, что для установления монополии скорее характерно такое явление, как наложение на третьих лиц запрета использования, чем санкция монополисту на использование. Например, монополия может быть введена (и часто вводится) в момент, когда и будущий монополист, и его конкуренты без каких бы то ни было ограничений уже осуществляли деятельность, впоследствии монополизированную. В этой связи совершенно невозможно согласиться с проф. В.И.Еременко, который полагает, что легитимность патентной монополии свидетельствует о позитивности содержания исключительного права18. В частности, ошибочным выглядит его утверждение о том, что «в рамках этой монополии патентообладатель реализует свое право на использование запатентованных изобретения, полезной модели или промышленного образца». Монополия не дает специальной ранее отсутствовавшей возможности использования, а лишает её других лиц. Поэтому использование объекта со стороны монополиста к монополии и монополизации отношения не имеет.

В учении А.А.Пиленко есть и другие соображения о сущности патентного права и исключительного права вообще, которые характеризуют юридическую конструкцию уже не с точки зрения места в системе гражданских прав, а с позиции правового механизма обеспечения имущественных интересов правообладателя, то есть затрагивают суть исключительного права как регулятора поведения людей. Эти соображения, как будет показано ниже, несмотря на все более поздние достижения правовой доктрины, до сих пор актуальны и могут использоваться для решения задач, стоящих перед наукой, законодательством и судебной практикой.

Так, в современной цивилистике единогласно признается, что механизм установления принадлежности объекта интеллектуальной собственности конкретному лицу или лицам в значительной степени искусственен в том смысле, что если вещные права как бы оформляют существующие и без них социальные явления (например, факт принадлежности вещи определенному лицу), то исключительные права создают соответствующие общественные отношения нового вида сообразно целям правового регулирования. Главная цель, как показано выше – сделать нематериальные по своей сути результаты интеллектуальной собственности и иные объекты рыночными товарами, способными к обороту на возмездных началах19. Перед нами не простая рефлекторная реакция права на объективную экономическую действительность, а достаточно серьезное ее преобразование20.

Иными словами, обеспечиваемое законодательством господство субъекта над нематериальным объектом является сугубо правовым, а не фактическим. Однако при этом были выдвинуты различные точки зрения по поводу того, имеет ли исключительное право позитивное или негативное содержание.

Теория запрещения (негативная теория)

А.А.Пиленко полагал, что суть исключительного права заключается в праве запрещать использовать объект другим субъектам, а исключительность в собственном использовании есть лишь рефлекс (следствие) этого запрета. Аргументы ученого в пользу наибольшей адекватности именно такого подхода сводились к следующему:

  • использовать свой объект (изобретение) может каждый и без исключительного права (патентной привилегии), суть последнего состоит в обеспечении именно исключительности использования, а оно обеспечивается запретом и только им;
  • исключительное право не отменяет и не вступает в коллизию с публично-правовыми запретами только в случае, если мыслить его как право запрещения, а не как право на использование;
  • сообладатели исключительного права имеют общее право запрета, которое в отношении каждого из них не действует, поэтому каждый из них может использовать свой объект, но разрешить использование другому они могут только совместно;
  • отношения между обладателями зависимых патентов могут быть без коллизий определены, только если рассматривать их права как права взаимного запрещения друг другу использовать запатентованные ими объекты.

Проводя параллели со спорными вопросами о содержании абсолютных правоотношений в целом21 А.А.Пиленко писал: «Патентное право, несомненно, имеет два элемента: позитивный («право фабриковать») и негативный («право запрещать фабрикацию»). Этой двойственности никто не отрицает. Но затем возникает дополнительный вопрос: который из указанных двух элементов является более принципиальным, более существенным с точки зрения конструкционной экономии? … Куда ни повернись, негативная конструкция повсюду представляет для конструкционной техники значительные удобства… Патентное право есть право запрещения: позитивная же возможность фабрикации есть не юридическое понятие, а экономическая функция правового института запрещения»22.

Надо отметить, что такое понимание исключительного права впервые было предложено отнюдь не А.А.Пиленко. Еще в XIX в. ученые Лабанд и Гареис утверждали, что юридическая сущность патентного права заключается не в положительном правомочии, а в чисто отрицательном праве запрещать всем и каждому эксплуатацию данного изобретения. Собственное право эксплуатации принадлежит всякому изобретателю и без патента23.

Не является новой и ссылка А.А.Пиленко на аналогичную проблему в понимании права вещной собственности. Так, он приводит следующие рассуждения Врангеля, высказанные в 1866 году: основанием вещественной собственности является солидарная обязанность третьих лиц воздерживаться от вмешательства в сферу собственника, и интеллектуальная собственность может быть приведена к той же самой конструкции, ибо автор имеет право требовать от посторонних лиц не положительных каких-либо действий, а лишь воздержания от них, поэтому сущность авторского права есть прежде всего исключение третьих лиц, то есть то же самое, что и при вещественной собственности24.

Но, конечно, следует признать большую заслугу А.А.Пиленко в том, что он всесторонне обосновал и развитил данный подход с использованием наглядных примеров того, как патентное право проявляет себя в указанных выше ситуациях, а также допустил распространение этого подхода на всякое исключительное право вообще. Однако в то время такое понимание исключительного права еще не находило надежную опору в теории правоотношения, а ключевая для многих видов правоотношений функция обязанности как средства реализации возможностей, гарантированных управомоченному лицу, в цивилистике выявлена не была. В отечественной цивилистике такие взгляды начали высказываться несколько позже, а теоретическое обоснование получили (прежде всего в работах О.С.Иоффе) только во второй половине XX в. Субъективное гражданское право мыслилось чаще всего как мера возможного поведения, мера свободы, и такой взгляд, по всей видимости, коренился в признании главенствующей роли государства санкционирования любых прав и свобод.

Кроме того, право запрещать, на котором настаивал А.А.Пиленко, действительно, невозможно представить в статике, и на это часто указывают противники негативной концепции: правообладатель не может, да и не должен объявлять всем и каждому свои запреты. Тем не менее, у представленного взгляда на содержание исключительного права имелись весьма авторитетные сторонники. Так, Г.Ф.Шершеневич писал: «Сущность права на промышленное изобретение заключается в запрещении всем, кроме изобретателя или его правопреемника, применять данное изобретение без дозволения субъекта права»25.

Позитивная концепция

Сторонники позитивной конструкции утверждают, что правообладатель имеет право совершать действия по использованию объекта, а обеспечивается это право запретом всем и каждому на совершение тех же самых действий. Отдельные сторонники позитивной конструкции также полагают, что без такого правомочия, как использование, невозможно говорить о «присвоенности» объекта определенному субъекту, о его власти над ним26.

Однако сразу возникает вопрос: разве с помощью запрета третьим лицам совершать действия с объектом может обеспечиваться право самого правообладателя на их совершение? Ведь от того, что третьи лица будут использовать объект, правообладатель не потеряет свою возможность его использования.

В ответ на это сторонники позитивной конструкции уточняют, что в качестве содержания исключительного права подразумевается именно исключительное право на использование. С.А.Бабкин пишет: «Дело в том, что функция патента состоит не в предоставлении права на практическое применение изобретения, а в предоставлении исключительного права на практическое применение изобретения»27.

Но тем самым они признают, что главным является не столько возможность управомоченного лица совершать действия, сколько его исключительное положение среди других лиц и тот запрет, который лежит на третьих лицах, который обеспечивает такое положение. Соответственно, добавление к праву характеристики «исключительное» не защищает позитивную концепцию от критики, а, напротив, ослабевает ее, поскольку обращает к вопросу: в каком же положении находятся все иные (обязанные) лица и не лежит ли основная нагрузка в защите интересов правообладателя на законодательном определении надлежащего поведения (бездействия) именно таких обязанных лиц, а не действий самого правообладателя? Это приближает нас к пониманию механизма правового регулирования, выяснению расстановки сил в правоотношении. И для юридической науки важно ответить на вопросы: каким способом, с помощью какой конструкции субъективного права и предоставлением каких вытекающих из него полномочий или же возложением каких обязанностей можно кратчайшим путем и при наименьших противоречиях достичь исключительности положения правообладателя и в чем эта исключительность состоит.

Исходя из отсутствия ясности в этом вопросе, любопытен взгляд авторитетного отечественного теоретика права интеллектуальной собственности В.А.Дозорцева. Он относил к числу имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности право использования и право распоряжения этим использованием. Казалось бы, негативная концепция при такой системе взглядов должна быть им отвергнута. Однако далее автор неожиданно указывает, что право использования состоит не только в возможности правообладателя монопольно совершать действия, но и в запрете всем третьим лицам совершать такие действия без разрешения правообладателя. И правовая охрана, по его мнению, означает запрет28.

Следует отметить, что негативная теория находит все большую и большую поддержку со стороны теории правоотношения, где получил подтверждение взгляд, что в абсолютных правоотношениях ключевую роль в обеспечении возможностей управомоченного лица играет именно пассивная обязанность всех третьих лиц воздерживаться от соответствующих действий. При этом спорным остается тезис, о том, что власть субъекта над объектом непременно должна включать полномочие по его использованию. Разве не является властью такое мое положение, когда я по каким-то причинам, и не имея юридической возможности использования (например, в силу публичных запретов), другому лицу этого делать не даю, хотя другой такую юридическую возможность имел бы и начал бы использование, если бы только не мое упорство? Полагаю, что это — самая настоящая власть.

Плохо соотносится позитивная концепция исключительного права и с тем подходом к правовому регулированию частных отношений, который выражается фразой: «Разрешено все, что не запрещено». В частно-правовой сфере наделение государством субъекта той или иной возможностью действовать не совсем типично: оно скорее решает вопрос, когда и в чем следует ограничить свободу и инициативу субъектов гражданского права.

Наконец, в настоящее время представляется несостоятельным следующее возражение против негативной конструкции исключительного права: право запрета невозможно реализовать на практике, где оно все равно сводится к тому, что правообладатель может использовать свой объект, а другие лица должны воздерживаться от такого использования29. Действительно, в этой части взгляды А.А.Пиленко представляются ошибочными или, скорее, неточно сформулированными. На самом деле, любое абсолютное право характеризуется тем, что все третьи лица обязаны воздержаться от совершения тех или иных действий независимо от того, запрещает ли им это носитель такого права или нет. Данный общий запрет вытекает из закона, а не из волеизъявления правообладателя и действует до тех пор, пока собственник своим разрешением его не снимет. Это и создает экономическую ценность исключительного права, как и права собственности. Она имеется даже тогда, когда никакого нарушения еще не произошло, когда правообладатель еще никому не выдвинул никаких требований и запретов, ибо вытекающее из закона и адресованное каждому указание: «Ты не должен использовать объект интеллектуальной собственности», сопровождаемое предусмотренной ответственностью на случай его нарушения, как раз и удерживает третьих лиц от вторжения в сферу интересов правообладателя.

Соответственно, с позиций современной теории правоотношения негативная концепция исключительного права может быть представлена в виде гипотезы: исключительное право заключается конечно же не в праве запрещать, а в обязанности всех третьих лиц воздерживаться от указанных в законе действий по использованию объекта, которая является главным элементом такого абсолютного правоотношения, поскольку именно она позволяет правообладателю извлечь пользу от принадлежащего ему нематериального блага. Не об этом ли пишет В.А.Хохлов: «Исключительное право не должно содержать такой элемент, как «право на запрет» другим использовать произведение, ведь оно как раз и опирается на необходимость всех обращаться к правообладателю за согласием всякого использования, т.е. данный запрет содержательно уже входит в исключительное право?»30.

В настоящее время в литературе наблюдается новый виток дискуссии по вопросу о содержании исключительного права. Число сторонников негативной теории пополнили Э.П.Гаврилов31, В.Ю.Джермакян32, Е.А.Дедков33, В.А.Мещеряков34, Н.В.Щербак35 и др. Последняя, в частности, писала, что «авторскому праву как абсолютному праву соответствует обязанность всех третьих лиц воздерживаться от действий, не согласованных с автором, при этом обязанности пассивных субъектов имеют форму запрещения. … и здесь ведущую роль играет запретительный элемент, в отличие, например, от права собственности».

Заметим, что именно негативная концепция положена в основу патентного законодательства США, где права, вытекающие из патента на изобретение, определены следующим образом: «право исключать (не допускать) других от (до) создания, использования, предложения к продаже или продажи изобретения в США или импорта изобретения в США и, в случае, когда изобретением является процесс, право исключать (не допускать) других от (до) использования, предложения к продаже или продажи в США, или импорта в США продуктов, изготовленных при помощи такого процесса»36.

Список литературы

  1. Бабкин С.А. Интеллектуальная собственность в сети Интернет. М.: АО «Центр Юринфор», 2005.
  2. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: «Статут», 2003
  3. Белов В.А. Гражданское право. Особенная часть. Абсолютные гражданско-правовые формы: Учебник. Т III. М., Изд-во «Юрайт», 2012.
  4. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т.II: Товар. Торговые сделки. М.: «Статут», 2003.
  5. Пиленко А.А. Право изобретателя. М.: «Статут», 2001
  6. Бентли Л., Шерман Б. Право интеллектуальной собственности: Авторское право/Пер. с англ. В.Л.Вольфсона. СПб.: юридический центр «Пресс», 2004.
  7. Латыев А.Н. Вещные права в гражданском праве: понятие и особенности правового режима: Дисс. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004.
  8. Бевзенко Р.С. Проблема владения и держания//Гражданское право: Актуальные проблемы теории и практики/Под общ. ред. В.А.Белова. М: Юрайт-издат, 2007.
  9. Бабкин С.А. Понятие и содержание исключительных прав/Гражданское право: Актуальные проблемы теории и практики/Под общ. ред. В.А.Белова. М: Юрайт-издат, 2007.
  10. Сергеев А.П. Интеллектуальная собственность в Российской Федерации. М.: Проспект, 2001.
  11. Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе/Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика : Сборник статей памяти С.А.Хохлова / Отв. ред. А.Л.Маковский. М., 1998.
  12. Гражданское право: В 2 т. Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Том I. 2-е изд., перераб. и доп. М.: изд-во «БЕК», 1998.
  13. Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей — М.: Статут, 2005.
  14. Еременко В.И. Содержание исключительного права на объекты интеллектуальной собственности//Законодательство и экономика. 2011. № 5.
  15. Хохлов В.А. Авторское право: Законодательство, теория, практика. М.: издательский дом «Городец», 2008.
  16. Гаврилов Э.П. О «столкновениях» исключительных прав//Хозяйство и право. 2010. № 10.
  17. Джермакян В.Ю. К вопросу о столкновении патентов с одинаковыми или эквивалентными признаками.//Гражданин и право. 2010. № 10.
  18. Джермакян В.Ю., Дедков Е.А. Коллизия патентных прав: обоснован ли новый подход Высшего арбитражного суда РФ?//Патенты и лицензии. 2008. №9.
  19. Мещеряков В.А. У них свой патент, а у нас – свой. Часть II//Патентный поверенный. 2010. № 2 и 3.
  20. Щербак Н.В. Основные начала (принципы) авторского права//Сборник статей, посвященных памяти профессора С.М. Корнеева/Отв. ред. Е.А.Суханов и М.В.Телюкина. – М.: Статут, 2013.

Опубликовано в Журнале «Патенты и лицензии. Интеллектуальные права», №8/2014

авторское право, деловая репутация, доменные споры, интеллектуальная собственность, коммерческая тайна, конкуренция, международные товарные знаки, международный патент, патенты, программное обеспечение, реклама, споры по интеллектуальной собственности, товарные знаки, франчайзинг

ПОЗИТИВНАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ. ИДЕАЛИСТИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Аннотация:

Целью статьи является обоснование возможности создания позитивной истории на основе теоретико-методологических положений идеалистического подхода. Под позитивной историей в статье понимается великая и трагическая правда в ее русском понимании об идее, судьбе, предназначении и путях России и ее народа.В основе и позитивной, и негативной истории лежат оценки исторических фактов, которые определяются той теорией, которой руководствуется историк при их интерпретации. Как правило, исторические действия людей, совершенные исходя из целей и мотивов одного мировоззрения, с точки зрения иных мировосприятий оцениваются как отрицательные. История, создаваемая народом, исходившим в своих действиях из коммунистической идеи, будет негативной с либеральных и наоборот, поскольку это антагонистические мировоззрения. Для того чтобы правильно понять и интерпретировать события прошлого, необходимо в их оценке исходить из тех мировоззренческих норм, которым следовали акторы исторического действия. Именно так понимает события прошлого идеалистический подход. Российская история, написанная с его позиций, предстает закономерным результатом идейно-творческой деятельности русского народа.Ключевые события российской истории, интерпретированные с позиций идеалистического подхода, предстают как результат мировоззренческой борьбы, которая в течение нескольких столетий велась в сознании русского народа. В результате этой борьбы в 1917 году православное мировоззрение уступило место коммунистическому. С позиций идеалистического подхода это борьба за лучшее будущее страны и ее народа, которую вели люди, стоящие на различных мировоззренческих позициях. Непримиримость идейных позиций определила бескомпромиссность этой борьбы. Трагизм такой истории заключается в том, что с обеих сторон люди жертвовали собой и другими за различно понятые идеалы будущего российского государства и общества. Таким образом, исходя из теоретико-методологических положений идеалистического подхода, становится возможным позитивное объяснение основных исторических событий отечественной истории.

Образец цитирования:

Герасимов Г.И., (2019), ПОЗИТИВНАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ. ИДЕАЛИСТИЧЕСКИЙ ПОДХОД. История и современное мировоззрение, 2: 42-49.

Список литературы:

Алексеева Е.В. Диффузия европейских инноваций в России (XVIII — начало XX в.). М.: РОССПЭН, 2007. 366 с. [Alekseeva E.V. Diffusion of European Innovations in Russia (XVIII — beginning of XX century). M.: ROSSPE`N, 2007. 366 р.]
Герасимов Г.И. Мировоззренческие основы истории России (середина XIX — начало XX вв.). Тула: Третий путь, 2019. 528 с. [Gerasimov G.I. The ideological foundations of the history of Russia (mid XIX — early XX centuries. Tula: Tretij put`, 2019. 528 p.]
Евангелие от Матфея. [Gospel of Matthew. ]
История российского зарубежья. Проблемы историографии (конец XIX-XX в.): сб. статей. М.: Ин-т рос. истории РАН, 2004. 254 с. [The history of Russian abroad. Problems of historiography (end of XIX-XX): digest of articles. M.: In-t ros. istorii RAN, 2004. 254 p.]
Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 2003. М.: Астрель, 2003. 394 с. [Klyuchevskij V.O. Old Russian Lives of Saints as a Historical Source. M., 2003. M.: Astrel`, 2003. 394 p.]
Корф М.А. Историческое описание 14-го декабря и предшедших ему событий. СПб: тип. 2 Отд-ния Собств. Е.И.В. канцелярии, 1848. VI, 168 с. [Korf M.A Historical description of the 14th of December and the events that preceded it. SPb.: Tipografiya 2 Otdeleniya Sobstvennoj E.I.V. Kancelyarii, 1848. VI, 168 p.]
Лихачёв Д. С. Человек в литературе древней Руси. М.: Наука, 1970. 180 с. [Lixachyov D.S. Human in the literature of ancient Russia. M.: Nauka, 1970. 180 p.]
Личман Б.В. Новое отношение к объяснению истории России. Многоконцептуальность и толерантность // Вестник Уральского института экономики, управления и права. Декабрь 2016. № 4 (37). С. 43-59. [Lichman B.V. New attitude to the explanation of the history of Russia. A lot of conceptuality and tolerance // Vestnik Ural`skogo instituta e`konomiki, upravleniya i prava. Dekabr` 2016. № 4 (37). P. 43-59.]
Нечкина М.В. Декабристы. М.: Изд-во политкаторжан, 1933. 141 с. [Nechkina M.V. Decembrists. M.: Izd-vo politkatorzhan, 1933. 141 p.]
Чаадаев П.Я. Статьи и письма / П.Я. Чаадаев. М.: Современник, 1987. С. 365. [Chaadaev P.Ya. Articles and letters / P.Ya. Chaadaev. M.: Sovremennik, 1987. P. 365.]

Ключевые слова:

позитивная история, мировоззрение, идеализм, идеалистический подход к истории, теория истории.

Нормативные и позитивные теории

1.1 Нормативные и позитивные теории

Цели обучения

  1. Как используется экономика?
  2. Что такое экономическая теория?
  3. Что такое рынок?

Экономический анализ служит двум основным целям. Во-первых, понять, как на практике распределяются товары и услуги, ограниченные ресурсы экономики. Это положительный анализ — исследование, цель которого — понять мир без оценочных суждений., например, изучение электромагнетизма или молекулярной биологии; он направлен на понимание мира без оценочных суждений. Однако развитие этой позитивной теории предлагает другие варианты использования экономики. Экономический анализ может предсказать, как изменения в законах, правилах и другой государственной политике повлияют на людей и будут ли эти изменения в целом полезны для общества. Такие прогнозы сочетают в себе позитивный анализ — прогнозирование последствий изменений в правилах — с исследованиями, в которых выносятся оценочные суждения, известные как нормативный анализ. Исследование, которое выносит оценочные суждения.. Например, налог на бензин при строительстве автомагистралей наносит вред покупателям бензина (которые платят более высокие цены), но помогает водителям (за счет улучшения транспортной системы). Поскольку водители и покупатели бензина, как правило, одни и те же люди, нормативный анализ показывает, что от этого выиграют все. Политика, которая приносит пользу всем, относительно бесспорна.

Напротив, анализ затрат и выгод Нормативный анализ, который взвешивает выгоды и потери для разных людей, чтобы определить изменения, которые приносят больше пользы, чем вреда.взвешивает выгоды и потери для разных людей, чтобы определить изменения, которые принесут больше пользы, чем вреда. Например, налог на недвижимость для строительства местного парка создает выгоду для пользователей парка, но вредит владельцам собственности, которые платят налог. Не всем это выгодно, поскольку некоторые налогоплательщики не пользуются парком. Анализ затрат и выгод сопоставляет затраты с выгодами, чтобы определить, выгодна ли политика в целом. В случае с парком затраты легко измерить в денежном выражении размером налога.В отличие от этого, преимущества оценить труднее. Концептуально выгода — это сумма, которую пользователи парка готовы платить за пользование парком. Однако, если плата за вход в парк отсутствует, необходимо оценить готовность платить — сумму, которую покупатель желает и может заплатить за товар, сумму, которую покупатель желает и может заплатить за товар. В принципе, парк приносит больше пользы, чем затрат, если выгода для пользователей превышает убытки налогоплательщиков. Однако в парке также предусмотрены трансферы от одной группы к другой.

Анализ благосостояния Нормативный анализ, который торгует прибылью и убытками между разными людьми. это еще один подход к оценке государственного вмешательства в рынки. Это нормативный анализ, который торгует прибылями и убытками между разными людьми. Анализ благосостояния устанавливает социальные предпочтения и цели, например помощь бедным. Как правило, анализ благосостояния требует выполнения анализа затрат и выгод, который учитывает общие выгоды и потери, но также взвешивает эти выгоды и потери по их влиянию на другие социальные цели.Например, налог на имущество для субсидирования оперы может принести больше пользы, чем затраты, но основная часть налогов на собственность платится людьми с низким и средним доходом, в то время как большинство посетителей театра состоятельны. Таким образом, субсидия на оперу представляет собой переход от людей с относительно низкими доходами к богатым, что противоречит общественным целям выравнивания. Напротив, отмена налогов с продаж на основные продукты питания, такие как молоко и хлеб, приносит большую пользу бедным, которые тратят гораздо больший процент своего дохода на продукты питания, чем богатые.Таким образом, такие схемы желательны в первую очередь из-за их эффектов перераспределения. Экономика полезна для предоставления методов определения общего воздействия налогов и программ, а также воздействия на распределение. Однако экономическая наука не может указать, кто должен получать выгоду. Это вопрос общества.

Ключевые выводы

  • Положительный анализ, аналогичный изучению электромагнетизма или молекулярной биологии, включает только попытку понять мир вокруг нас без оценочных суждений.
  • Экономический анализ с использованием оценочных суждений известен как нормативный анализ. Когда изменение приносит пользу всем, рекомендация об этом изменении относительно бесспорна.
  • Анализ затрат и выгод суммирует прибыли и убытки для разных людей в долларах и предлагает провести изменения, которые принесут больше пользы, чем вреда. Анализ затрат и выгод — это нормативный анализ.
  • Анализ благосостояния устанавливает социальные предпочтения и цели, позволяя оптимизировать социальный выбор.Анализ благосостояния является нормативным.
  • Экономика помогает информировать общество о последствиях решений, но оценка этих решений является делом выбора общества.

границ | Понимание психического здоровья через теорию положительной дезинтеграции: наглядное пособие

Теория позитивной дезинтеграции (TPD) — комплексная теория развития личности, разработанная К. Домбровски (1902–1980). Характерной чертой этой теории является то, что некоторые признаки психического заболевания (например,ж., невроз, тревога) наряду с тем, что часто считается недостатками человека (например, нервозность, дезадаптация), рассматриваются как положительные признаки того, что человек развивает свою личность в направлении своего «идеала личности» (т. е. лучшего, наиболее альтруистического и достойная версия самих себя) (Dabrowski, 1964; Dabrowski, Joshi, 1972). Значение TPD состоит в том, что симптомы плохого психического здоровья не всегда могут быть негативными, но являются частью необходимого процесса, который позволяет людям, успешно преодолевшим эти сложные внутренние состояния, вырасти и стать лучшей версией самих себя.

В TPD путь к развитию личности выражается в виде серии уровней, представленных римскими цифрами I – V (рис. 1). Чтобы объяснить, как человек может претерпевать развитие личности, используются динамизмы (например, беспокойство по поводу самого себя, субъект-объект в себе) для объяснения чувств человека, когда они переходят с одного уровня на другой (Dabrowski, 1964) (рис. ). Теория гласит, что ни онтогенез, ни интеллект не влияют на уровень, на котором человек окажется.Потенциал любого человека в развитии своей личности связан с тремя факторами: (1) генетическими атрибутами, также называемыми сверхвозбудимостью (психомоторная, чувственная, образная, интеллектуальная и эмоциональная) (2) окружающей средой (3) внутренней мотивацией к развитию личности. (названный третьим фактором) (Dabrowski et al., 1972).

Рисунок 1 . Графическое представление пяти уровней теории положительного распада. Уровень I: первичная интеграция, Уровень II: одноуровневая дезинтеграция, Уровень III: спонтанная многоуровневая дезинтеграция, Уровень IV: направленная многоуровневая дезинтеграция и Уровень V: вторичная интеграция.D, динамизм, который представляет собой механизмы, с помощью которых человек переключается с одного уровня на другой. Пропорции пирамиды не могут быть точными с количественной точки зрения. Если учесть, что основание пирамиды должно составлять 70% от общего основания секций, пирамида действительно должна быть приземистой. Однако, когда он нарисован таким образом, становится трудно адекватно проиллюстрировать уровень V, поэтому это схематическое представление уровней является компромиссом.

Теория имеет следующие аспекты в области обучения одаренных детей, где некоторые компоненты теории (перевозбудимость) иногда используются для выявления одаренных учеников.На сегодняшний день эмпирические данные, показывающие, насколько сверхвозбудимость соответствует (или нет) известным психологическим конструкциям, скудны (но см. Rinn and Reynolds, 2012; Vuyk et al., 2016). Обращается внимание на риск использования концепции сверхвозбудимости вне контекста всей теоретической основы TPD (Mendaglio and Tillier, 2006), поскольку сверхвозбудимость — это только один (первый фактор) из трех факторов, влияющих на развитие личности. TPD, как правило, плохо известен психологам, психиатрам и специалистам в области (психического) здоровья и редко является частью формального профессионального или университетского обучения.Тем не менее, TPD предлагает новый взгляд на психическое здоровье (Dabrowski and Joshi, 1972), который, возможно, поможет пациентам справиться с проблемами, связанными с психическим здоровьем, и поможет терапевтам понять своих пациентов. Существуют неофициальные данные, позволяющие предположить, что практикующие психиатры считают TPD бесценным при консультировании детей и взрослых, у которых наблюдаются признаки того, что обычно считается плохим психическим здоровьем (например, тревожность, невроз и т. Д.), А также при консультировании пациентов с другими характеристиками. что может ухудшить их самочувствие (например,ж., перфекционизм, социальная дезадаптация и т. д.).

Принимая точку зрения, что теория имеет достоинства, здесь делается попытка обеспечить визуальное представление некоторых из ее ключевых аспектов с целью предоставления помощи для запоминания, чтобы помочь ее пониманию и распространению. Эта диаграмма может помочь теоретикам, психометрикам и практикам понять некоторые фундаментальные концепции теории, выходящие за рамки ее наиболее известных аспектов (сверхвозбужденность). Надеемся, что представленные здесь концепции будут достаточно интригующими, чтобы побудить читателя искать оригинальные произведения К.Домбровски за полное понимание этой теории и ее ценности (см. Dabrowski, 1964, 1967, 1972; Dabrowski et al., 1970, 1972).

Слово предостережения, вероятно, уместно для тех, кто хочет начать изучать основные концепции теории: К. Домбровски часто придает новое, уникальное значение словам, обычно используемым в области психологии. Это может вызвать раздражение у специалистов и может стать препятствием для дальнейшего изучения теории. Новички в этой области или непрофессионалы могут столкнуться с меньшим сопротивлением принятию альтернативного значения, данного некоторым словам в TPD.Тем, кто не преодолевает этот начальный барьер, теория может показаться продуктом сбитого с толку ученого и по сути не заслуживает изучения. Однако постоянное изучение TPD действительно раскрывает его глубину и сложности и предлагает совершенно иной и интересный взгляд на психическое здоровье. Этот документ призван познакомить теоретиков и практиков с TPD, и по этой причине представлен словарь ключевых терминов (вставка 1).

Ящик 1 . Значение ключевых терминов теории позитивной дезинтеграции.

Динамизмы: Механизмы, с помощью которых люди продвигаются или продвигаются с одного уровня развития личности на другой. Динамизмы часто формулируются как чувства (например, удивление, неудовлетворенность собой или сочувствие), но теперь всегда (например, творчество, самосознание).

Первый фактор: Комбинация 5 характеристик, которыми обладают некоторые люди, также называемых сверхвозбудимостью (OE), которая приводит к увеличению несоответствия между качественным жизненным опытом человека и социальными условиями, в которых он находится.Существует 5 видов сверхвозбудимости: психомоторная, чувственная, эмоциональная, интеллектуальная и воображаемая (неологизм, используемый К. Дабровски для обозначения «которая проистекает из воображения» и противопоставляется «воображаемой» (т. Е. «Ненастоящей»)). ОО часто используются в сфере обучения одаренных людей. Чем они сильнее, тем больше вероятность того, что человек испытает внутренние конфликты, которые могут привести к положительному распаду.

Многоуровневый: Человек, достигший многоуровневого взгляда на мир, — это тот, кто видит «что есть» и «что должно быть» с точки зрения индивидуальных ценностей и остро чувствует разницу между ними (Уровень III, IV и V на рисунке 1).Люди с сильной перевозбудимостью имеют более высокую вероятность получить многоуровневое представление и, следовательно, оказаться на уровне III, IV или V.

Повышенная возбудимость: См. «Первый фактор».

Личность: Состояние развития, которое достигается, когда человек стремится к своему личностному идеалу и достигает его.

Идеал личности: Самая лучшая, самая благородная версия человека, наделенного ими самими характеристиками, которые все признали бы благородными и приносящими пользу высшему благу.

Положительная дезинтеграция: Состояние, представленное уровнем III (рис. 1), в котором личность человека переходит от ценностей, определяемых биологическими факторами (потребность в еде, поиске убежища и воспроизводства) и социальными факторами. факторы (обретение социального положения, принадлежность к социальной группе, ценности которой принимаются без критического анализа) в сторону самоопределенных ценностей, направленных на достижение большего блага.

Второй фактор (фактор окружающей среды): внешние обстоятельства, в которых находится человек, которые способствуют или препятствуют его пути к достижению его личностного идеала.

Третий фактор: Внутреннее побуждение к самосовершенствованию, стремление к идеалу своей личности, проистекающее из внутренней мотивации.

Unilevel: Человек без уровня (уровень I и II на рисунке 1) не видит никакой разницы между «тем, что есть» и «тем, что должно быть», потому что для них это одно и то же.

TPD — это теория развития личности. Многие называют это теорией «эмоционального развития», и хотя в основе теории лежат эмоции, TPD по существу сосредоточена на концепции личности и «идеале личности» (Dabrowski et al., 1972). Для К. Домбровски слово «личность» не относится к индивидуальным человеческим характеристикам, присутствующим с рождения или приобретенным в результате воздействия окружающей среды. Предпосылка Домбровски состоит в том, что мы не только рождаемся без личности, но и многие люди никогда ее не развивают. Согласно TPD, обретение личности предполагает стремление к идеалу своей личности (Dabrowski, 1964). Те, кому не удается предпринять это путешествие, просто остаются без личности на всю жизнь. Личностный идеал (рис. 1) уникален для каждого человека, но по сути является наилучшей версией самого себя, которую можно достичь за всю жизнь.Это определение личности резко контрастирует с более стандартным определением личности, где часто думают, что это «качество или состояние личности», которое формируется с момента (или даже до) рождения, которым обладает все люди и достигаются в основном без сознательных усилий. По этим причинам следует проявлять осторожность при сравнении TPD с другими теориями развития личности, потому что слово личность относится к двум очень разным понятиям, которые нельзя легко сравнивать.

TPD предсказывает, что те, кто предпринимает путь к обретению личности (путем продвижения к своему личностному идеалу), могут оказаться на четырех разных уровнях (II – V) (рис. 1). Те, кто не предпринимает этого пути, обычно остаются на уровне I (рис. 1). В отличие от последовательных стадий (таких как, например, пирамида потребностей Маслоу), уровни TPD не являются последовательными. Другими словами, нельзя начинать с уровня I и переходить к уровню V. Скорее, человек может находиться на определенном уровне в определенный момент времени, и модель TPD дает прогноз механизмов (динамизмов) и вероятность этого. человек переходит на другой уровень.На рисунке 1 уровни представлены в виде пирамиды, потому что Домбровски предположил, что только очень немногие люди находятся на уровне V, тогда как большинство, вероятно, находится на уровне I, отсюда широкое основание геометрической формы. Неофициальные данные свидетельствуют о том, что К. Домбровски думал, что уровень I будет справедливым представлением 70% человеческой популяции (см. Piechowski, 2016, p. 12), хотя эта оценка никогда не публиковалась в его собственной работе.

На уровне I, также называемом первичной интеграцией, ценности человека в основном основываются на его биологии и принадлежности к социальным группам.Ценности индивида уровня I определяются необходимостью удовлетворять его биологические потребности (есть, спать, размножаться и избегать вреда) и социальные потребности (вести себя приемлемым для социальных групп, к которым принадлежит индивид, и обретать статус. внутри групп). Неоспоримым преимуществом уровня I является предсказанное отсутствие внутреннего конфликта (показано на рисунке 1 отсутствием белого цвета). Кирпичи на Рисунке 1 представляют ценности индивида уровня I, которые единообразны и прочно соединены вместе, образуя очень стабильную структуру, и соответствуют биологическим и социальным ценностям.Некоторые ученые интерпретируют уровень I как очень отрицательный (например, уровень психопатов). Эта точка зрения бесполезна, потому что теория, согласно которой 70% населения являются психопатами, не может приниматься всерьез. Как указывали Мендаглио и Тилье (2015), Домбровски заявил, что психопаты — это только подтип людей, обнаруженных на уровне I (Дабровски, 1964). С этого момента я предлагаю рассматривать уровень I как людей, которые, хотя и не могут развить личность, обладают стабильностью, последовательностью и предсказуемостью поведения за счет отсутствия внутреннего конфликта (представлены белым цветом на Рисунке 1).Эта точка зрения, похоже, не противоречит описанию уровня I Дабровски и предлагает большинству из нас способ лучше идентифицировать себя с этим уровнем. В сочетании с желательными чертами характера, такими как доброта и добрая воля, люди на уровне I могут обеспечить столь необходимую поддержку и стабильность, которых не хватает людям на неинтегрированных уровнях (уровни II – IV). Лица на уровне I могут принципиально не иметь возможности сопереживать тем, кто переживает дезинтеграцию, но тем не менее могут быть благосклонными и терпимыми, в то же время руководствуясь только ценностями, связанными с их биологией и окружающей средой.Я предполагаю, что они могут обеспечить стабильное, благожелательное и доброе присутствие в жизни этих людей на менее интегрированных уровнях, и поэтому предлагаю, чтобы ценность уровня I основывалась на его стабильности и предсказуемости.

Традиционный взгляд на Уровень II [но см. Tillier (2009) для объяснения различных взглядов] — это переходный уровень, на котором человек начинает испытывать внутренний конфликт (белые полосы между цветными кирпичиками на Рисунке 1). На уровне II человек не может сознательно двигаться к уровню III, потому что его взгляд на мир одноуровневый (т.е., они не подозревают, что их ценности могут существенно измениться и что «то, что есть» и «то, что должно быть», не обязательно одно и то же). Как и на уровне I, у людей на уровне II есть ценности, соответствующие биологии и социальному / экологическому контексту, но они могут начать немного меняться (см. Разные оттенки серого на кирпичах на Рисунке 1) из-за возникновения внутреннего конфликта. Человек на уровне II будет страдать от бессознательного внутреннего конфликта до такой степени, что относительно быстро вернется на уровень I или бесконтрольно перевернется на уровень III (Dabrowski et al., 1972). Dabrowski (1964, 1967) выдвинул гипотезу, что если человек оказался в ловушке на уровне II, он может испытать симптомы шизофрении или может оказаться в опасности совершения самоубийства из-за тяжести бессознательного внутреннего конфликта (белые полосы на рисунке 1), амбивалентности и амбициозности. по психике.

На уровне III, уровне спонтанной многоуровневой дезинтеграции, индивид имеет способность различать «что есть» и «что должно быть», тем самым обретая многоуровневое восприятие (Dabrowski, 1964).На этом уровне человек может саморефлексировать и определять, когда он действует в соответствии с ценностями уровня I или II, или когда он действует в соответствии с самодельными ценностями (серые / цветные кирпичи на Рисунке 1). Возникает осознанный внутренний конфликт (большие белые области на уровне III на Рисунке 1). Приобретение многоуровневости может быть не контролируемым процессом, а скорее спонтанным (кирпичи (= ценности) расходятся во всех направлениях (рисунок 1)). Некоторые значения остаются такими же, как и раньше (кирпичи с серыми тонами), а некоторые резко меняются в сторону новых, самостоятельно выбранных значений, которые могут сильно отличаться от значений уровней I и II (текстурированные, ярко окрашенные кирпичи, рисунок 1).Человек на этом уровне может испытывать такие симптомы, как тревога и невроз, но также обладает осознанием, необходимым для активного самостоятельного, автономного развития своей личности в направлении своего личностного идеала (Dabrowski, 1964, 1967; Dabrowski et al. , 1972).

Отсюда следует, что практикующие врачи, у которых есть пациенты на этом уровне, будут играть большую роль в стимулировании их личностного развития. Они могут либо сопровождать человека в направлении дальнейшего развития, чтобы достичь уровня IV, на котором внутренний конфликт уменьшился, а ценности приобрели очень личный оттенок, либо их действия могут помешать развитию личности человека и подтолкнуть его к уровню II и, в конечном итоге, к уровню I.Теория гласит, что распад этих ценностей является положительным явлением в жизни человека, отсюда и название «положительный распад» (Dabrowski et al., 1972). Отсюда следует, что, хотя пациенты на уровне III могут демонстрировать высокую степень непоследовательного поведения, кризисов и симптомов психического здоровья, они, более чем на любом другом уровне, могут получить пользу от информированного, поддерживающего консультативного вмешательства. Это потому, что, если человека поддерживают, а не мешают в его развитии, он может достичь уровня IV, когда внутренние ценности человека приобрели свой собственный решающий цвет, несмотря на некоторый остающийся внутренний конфликт (рис. 1).Практически это может быть проиллюстрировано людьми, которые могут действовать в соответствии со своими собственными ценностями в большинстве ситуаций, за исключением случаев, когда внешние обстоятельства не благоприятствуют или когда их одолевает неуверенность в себе. Знание о том, что уровень III носит временный характер, может помочь пациентам с депрессией и тревогой управлять своим негативным аффектом, который, согласно теории системного взаимодействия личности, препятствует их способности к саморегуляции и мотивации (Kuhl, 2000). Будущие исследования могут показать, что практикующие психиатры могут сыграть большую роль в сопровождении своих клиентов при переходе с уровня III на уровень IV, делясь со своими клиентами позицией TPD.

На уровне V человек может постоянно действовать в соответствии с саморазвитыми ценностями, и при любых обстоятельствах и эти ценности обращены к большему благу, а не к корыстным целям, которые обычно видны на уровне I. уровень I, однако, действия человека на уровне V предсказуемы в их постоянстве. На уровне V человек достиг идеала своей личности. На рисунке 1 показана только очень небольшая и узкая часть пирамиды для уровня V, поскольку предполагается, что этот уровень достигается только меньшинством населения, хотя на сегодняшний день существует немного легкодоступных и прошедших экспертную оценку эмпирических данных, подтверждающих это требование; но см. примеры в Mendaglio (2008).

Сильные стороны TPD заключаются в том, что вместо того, чтобы считать людей с психическими проблемами больными (неврозы, тревожность и т. потенциал для роста и развития личности. Сильные стороны TPD явно заключаются в другом взгляде на определенные симптомы психического здоровья. Следствием этого является то, что те люди, у которых проявляются симптомы плохого психического здоровья, могут быть теми людьми, которые в конечном итоге могут внести непропорциональный вклад в общее благо, если они будут поддержаны в их внутреннем развитии.В равной степени они будут теми же людьми, которые могут стать обузой для общества, если их заставят вписаться в мир, где их вновь обретенным внутренним ценностям нет места. С точки зрения общественного здравоохранения, TPD постулирует, что инвестирование в этих пациентов — хорошее вложение для общества. Ограничениями этой теории являются ограниченные эмпирические данные в поддержку теоретической основы за пределами области образования одаренных людей, области, в которой она традиционно использовалась, и соответствующий акцент на первом факторе, сверхвозбудимости.Другие ограничения заключаются в том, что некоторые проблемы психического здоровья, такие как шизофрения, вряд ли будут представлять собой признаки положительной дезинтеграции. Более того, валидность этой теории должна быть в дальнейшем применена в кросс-культурных исследованиях, чтобы проверить ее универсальную валидность.

Таким образом, этот визуальный инструмент может помочь распространить некоторые из основных концепций TPD, теории развития личности, которая, надеюсь, теперь получит больше внимания как теоретиков, так и практиков. Рассматривая людей в процессе дезинтеграции через призму, предусмотренную в TPD, практикующие психиатры могли бы помочь этим людям достичь позитивной, более высокой версии самих себя.TPD предлагает такой альтернативный взгляд на психическое здоровье, что все, кто контактирует с людьми, находящимися в процессе дезинтеграции, должны быть знакомы с основами TPD.

Авторские взносы

M-LS изобрела наглядное пособие и написала бумагу.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Рецензенты положительно повлияли на ее качество и благодарим за приложенные усилия.

Сноски

Список литературы

Dabrowski, K. (1964). Положительная дезинтеграция. Бостон, Массачусетс: Маленький Браун.

Google Scholar

Dabrowski, K. (1967). Формирование личности посредством позитивной дезинтеграции. Бостон, Массачусетс: Маленький Браун.

Dabrowski, K. (1972). Психоневроз — это не болезнь. Лондон: Gryf Publications.

Dabrowski, K., and Joshi, P. (1972). Различные современные концепции психического здоровья. J. Contemp. Psychother. 4, 97–106. DOI: 10.1007 / BF02111975

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dabrowski, K., Kawczak, A., and Piechowski, M. M. (1970). Умственный рост через положительную дезинтеграцию. Лондон: Gryf Publications.

Dabrowski, K., Kawczak, A., and Piechowski, M. M. (1972). La Croissance Mentale par la Désintégration Positive. Éditions Saint-Yves.

Куль, Дж. (2000). «Функциональный дизайн-подход к мотивации и саморегуляции: динамика взаимодействий систем личности», в Саморегуляция: направления и задачи для будущих исследований , ред. М. Бокертс, П. Р. Пинтрих и М. Зейднер (Сан-Диего , CA: Academic Press), 111–169. DOI: 10.1016 / B978-012109890-2 / 50034-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мендаглио, С.(2008). Теория позитивной дезинтеграции Домбровского. Скоттсдейл, Аризона: Great Potential Press.

Google Scholar

Mendaglio, S., and Tillier, W. (2006). Теория позитивной дезинтеграции и одаренности Домбровски: результаты исследования перевозбудимости. J. Educ. Подарок. 30, 68–87. DOI: 10.1177 / 016235320603000104

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mendaglio, S., and Tillier, W. (2015). Пришло время подражать Юнгу? Ответ на последнее переосмысление Пеховским теории позитивной дезинтеграции: I.Дело против первичной интеграции. Roeper Rev. 37, 219–228. DOI: 10.1080 / 02783193.2015.1077495

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пеховски, М. М. (2016). Переосмысление теории Домбровского: I. Доводы против первичной интеграции. Roeper Rev. 36, 11–17. DOI: 10.1080 / 02783193.2013.856829

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ринн, А. Н., и Рейнольдс, М. Дж. (2012). Повышенная возбудимость и СДВГ у одаренных: экзамен. Roeper Rev. 34, 38–45. DOI: 10.1080 / 02783193.2012.627551

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тиллье, В. (2009). «Концептуальные различия между Пеховски и Домбровски», Труды 19-й ежегодной конференции SAGE. 7–8 ноября 2008 г. , ред. Г. Франк, Дж. Кертис и Х. Финли (Калгари, AB), 60–68.

Вуйк, М.А., Криешок, Т.С., Керр, Б.А. (2016). Открытость к опыту, а не сверхвозбудимость: назовите это как есть. Подарок. Ребенок Q. 60, 192–211. DOI: 10.1177 / 0016986216645407

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Позитивная теория хищнического государства

  • Аджемоглу Д. и Робинсон Дж. (2006). Экономические истоки диктатуры и демократии . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Адлер В., & Польский А. (2010). Строительство новой американской нации: экономическое развитие, общественные блага и ранняя армия США. Ежеквартальный вестник политических наук, 125 (1), 87–110.

    Артикул Google ученый

  • Андерсон, Т., и Хилл, П. (2004). Не такой уж дикий, дикий запад: права собственности на границе . Стэнфорд: Стэнфордская экономика и финансы.

    Google ученый

  • Андерсон, Т., и Мак Чесни, Ф. (1994).Рейд или торговля? Экономическая модель индийско-белых отношений. Журнал права и экономики, 37 (1), 39–74.

    Артикул Google ученый

  • Энджелл, Н. (1910/2012). Великая иллюзия, исследование отношения военной мощи к национальному преимуществу . Мемфис: General Books LLC.

  • Анжуйн, Р. (2004). Железная дорога и государство, война, политика и технологии в Америке девятнадцатого века .Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

    Google ученый

  • Бейн, Д. (1999). Имперский экспресс, строящий первую трансконтинентальную железную дорогу . Нью-Йорк, Лондон: Викинг.

    Google ученый

  • Барзель Ю. (1977). Экономический анализ рабства. Юридический и экономический журнал, 20 (1), 87–110.

    Артикул Google ученый

  • Барзель, Ю.(1982). Стоимость замера и организация рынков. Юридический и экономический журнал, 25 (1), 27–48.

    Артикул Google ученый

  • Barzel, Y. (1997). Экономический анализ права собственности (2-е изд.). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Книга Google ученый

  • Барзель Ю. (2002). Теория государства, экономических прав, юридических прав и сферы действия государства . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Барзель Ю. (2015). Что такое «права собственности» и почему они важны? Комментарий к статье Ходжсона. Журнал институциональной экономики, 11 (4), 719–723.

    Артикул Google ученый

  • Бейтс, Р., & Льен, Д. (1985). Примечание о налогообложении, развитии и представительном правительстве. Политика и общество, 14 (1), 53–70.

    Артикул Google ученый

  • Бек, Л. (1990). Племена и государство в Иране XIX и XX веков. В P. Khoury & J. Kostiner (Eds.), Племена и формирование государства на Ближнем Востоке (стр. 185–222). Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Google ученый

  • Бенсон, Б.(1999). Экономическая теория эволюции управления и возникновения государства. Обзор экономики Австрии, 12 , 131–160.

    Артикул Google ученый

  • Бенсон Б. (2008). Эволюция выдающейся власти в домене: средство от сбоев рынка или эффект, ограничивающий власть правительства и провал правительства. Independent Review, 12 (3), 423–432.

    Google ученый

  • Бест, С. (2004). Свойства беглеца: Закон и поэтика одержимости . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Книга Google ученый

  • Boix, C. (2003). Демократия и перераспределение . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

    Книга Google ученый

  • Боулдинг, К.(1960). Конфликт и оборона, общая теория . Нью-Йорк, Эванстон и Лондон: Harper and Row Publishers.

    Google ученый

  • Каплан Б. (2001). Стоящий Тибу с ног на голову: капитализация налогов и монопольная власть местных органов власти. Общественный выбор, 108 (1/2), 101–122.

    Артикул Google ученый

  • Карлсон, А.(1969). Овцеводство Нью-Мексико, 1850–1900: его роль в истории территории. Историческое обозрение Нью-Мексико, 44 (1), 25–49.

    Google ученый

  • Кларк, В., и МакГирр, С. (2010). Специфика активов, неравенство и ограниченное управление. В Американская ассоциация политических наук 2010, Ежегодное собрание.

  • Коуз, Р.(1974). Маяк в экономике. Юридический и экономический журнал, 17 (2), 357–376.

    Артикул Google ученый

  • Коул Д. и Гроссман П. (2002). Значение прав собственности: закон против экономики? Экономика земли, 78 (3), 317–330.

    Артикул Google ученый

  • Коннолли, Р.(2012). Экономические источники развития общественного строя в постсоциалистической Восточной Европе . Лондон, Нью-Йорк: Рутледж.

    Google ученый

  • Cooter, R., & Ulen, T. (2012). Право и экономика (6-е изд.). Бостон: Эддисон-Уэсли.

    Google ученый

  • Де Лонг, Б., и Шлейфер, А. (1993). Цены и торговцы: рост европейских городов до промышленной революции. Юридический и экономический журнал, 36 (2), 671–702.

    Артикул Google ученый

  • Дин, М. (2008). Грабеж евреев, конфискация еврейского имущества во время Холокоста, 1933–1945 гг. . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Demsetz, H. (1964). Обмен и реализация имущественных прав. Юридический и экономический журнал, 7 , 11–26.

    Артикул Google ученый

  • Desmarais-Tremblay, M. (2014). Об определении общественных благ, оценка вклада Ричарда А. Масгрейва . Париж: Documents de Travail du Centre d’Economie de la Sorbonne, Université Paris 1.

  • Domar, E. (1970). Причины рабства или крепостного права: гипотеза. Журнал экономической истории, 30 (1), 18–32.

    Артикул Google ученый

  • Элликсон Р. (1991). Порядок без закона, как разрешают споры соседи . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Элликсон Р. (1993). Недвижимость на земле. Юридический журнал Йельского университета, 102 , 1317–1400.

    Артикул Google ученый

  • Эли, Дж. (2003). Можно ли приручить «деспотическую власть»? Пересмотр ограничения публичного использования выдающегося домена. In Probate and property , 31–36 ноября / декабрь.

  • Эпштейн Р. (1985). Сборы, частная собственность и власть именитого домена . Кембридж, Лондон: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Эванс, П.(1989). Хищные, развивающие и другие аппараты: сравнительная политико-экономическая перспектива государства третьего мира. Социологический форум, 4 (4), 561–587.

    Артикул Google ученый

  • Фогель Р. (1964). Железные дороги и американский экономический рост, очерки эконометрической истории . Балтимор: Пресса Джона Хопкинса.

    Google ученый

  • Фриман, Дж., & Куинн, Д. (2012). Пересмотрены экономические истоки демократии. Обзор американской политической науки, 106 (1), 58–80.

    Артикул Google ученый

  • Фридман Д. (1977). Теория размера и формы наций. Журнал политической экономии, 85 (1), 59–77.

    Артикул Google ученый

  • Гиффель, Ф.(2009). Философское богословие Аль-Газали . Оксфорд, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Книга Google ученый

  • Эррера, Г. (2006). Технологии и международные преобразования, железная дорога, атомная бомба и политика технологических изменений . Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка.

    Google ученый

  • Хиршман, А.(1970). Выход, голос и верность . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Хиршман, А. (1977/2013). Страсти и интересы, политические аргументы в пользу капитализма перед его триумфом . Принстон, Оксфорд: Издательство Принстонского университета.

  • Хиршман, А. (1978). Выход, голос и состояние. Мировая политика, 31 (1), 90–107.

    Артикул Google ученый

  • Ходжсон, Г. (2015). Большая часть «экономики прав собственности» обесценивает собственность и юридические права. Журнал институциональной экономики, 11 (4), 683–709.

    Артикул Google ученый

  • Hohfeld, W. (1913). Некоторые фундаментальные правовые концепции в применении к судебной аргументации. Юридический журнал Йельского университета, 23 , 16–59.

    Артикул Google ученый

  • Холкомб Р. (1994). Экономические основы государственного управления . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

    Книга Google ученый

  • Холкомб Р. (2004). Правительство: ненужно, но неизбежно. Independent Review, 8 (3), 325–342.

    Google ученый

  • Джонс, С. (2000). Преодоление выдающегося закона о предметной области: аргумент в пользу строгого тщательного анализа в соответствии с требованиями Пятой поправки к публичному использованию. Syracuse Law Review, 50 , 285–314.

    Google ученый

  • Каутский, К. (1903). Социальная революция, Vol. II: На следующий день после социальной революции.Перевод А. М. и Мэй Вуд Симмонс и Салли Райан, Чарльз Керр и компания http://www.marxists.org/archive/kautsky/1902/socrev/. По состоянию на сентябрь 2015 г.

  • Kelley, K., & Francis, H. (2001). Много поколений, немного улучшений: «американцы» бросают вызов навахо на трансконтинентальной железной дороге Грант, Аризона, 1881–1887 гг. Журнал исследований и культуры американских индейцев, 25 (3), 73–101.

    Артикул Google ученый

  • Клейн, Б., Кроуфорд Р. и Алчиан А. (1978). Вертикальная интеграция, приемлемая арендная плата и конкурентный процесс заключения контрактов. Юридический и экономический журнал, 21 (2), 297–326.

    Артикул Google ученый

  • Куррилд-Клитгаард, П., и Свендсен, Г. (2003). Рациональные бандиты: грабежи, общественные блага и викинги. Общественный выбор, 117 (3), 255–272.

    Артикул Google ученый

  • переулок, Ф. (1958/1979). Экономические последствия организованного насилия. В Ф. Лейн (ред.), Прибыль от власти (стр. 50–65). Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка.

  • Ле Биллон, П. (2001). Политическая экология войны: природные ресурсы и вооруженные конфликты. Политическая география, 20 , 561–584.

    Артикул Google ученый

  • Лисон, П.(2007). Эффективная анархия. Общественный выбор, 130 (1), 41–53.

    Артикул Google ученый

  • Лисон, П. (2011). Правительство, клубы и конституции. Журнал экономического поведения и организации, 80 , 301–308.

    Артикул Google ученый

  • Лисон, П., И Уильямсон, К. (2009). Анархия и развитие: применение теории второго лучшего. The Law and Development Review, 2 (1), 76–96.

    Артикул Google ученый

  • Лемке, Дж. (2016). Межведомственная конкуренция и законы о собственности замужних женщин. Общественный выбор, 166 , 291–313.

    Артикул Google ученый

  • Ленина, В.(1921/1965). Натуральный налог, значение новой политики и ее условия. Собрание сочинений (т. 32, с. 329–365). Москва: Издательство Прогресс. https://www.marxists.org/archive/lenin/works/1921/apr/21.htm.

  • Леви М. (1988). Правил и доходов . Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Google ученый

  • Макгуайр Дж. И Олсон М. (1995). Экономика автократии и правления большинства: невидимая рука и применение силы. Журнал экономической литературы, 34 , 72–96.

    Google ученый

  • Мицели Т. и Сегерсон К. (2014). Сборы. В J. Backhaus (Ed.), Энциклопедия права и экономики . Springer.com/SpringerReference, ISBN: 978-1-4614-7883-6 (онлайн) .

  • Масгрейв, Р. (1969). Предоставление социальных товаров. В J. Margolis & H. Guitton (Eds.), Государственная экономика: анализ общественного производства и потребления и их отношения к частному сектору . Лондон: Макмиллан.

    Google ученый

  • Масгрейв Р. и Масгрейв П. (1973). Государственные финансы в теории и практике (1-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу Хилл.

    Google ученый

  • Норт, Д. (1981). Структура и изменения в экономической истории .Нью-Йорк, Лондон: W.W. Нортон и компания.

    Google ученый

  • Норт, Д. (1990). Институты, институциональные изменения и экономические показатели . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Книга Google ученый

  • Олсон, М. (1982). Взлет и упадок наций: экономический рост, стагфляция и социальная негибкость . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

    Google ученый

  • Онорато, М., Шеве, К., и Стасаваге, Д. (2014). Техника и эпоха массовой армии. Журнал экономической истории, 74 (2), 449–481.

    Артикул Google ученый

  • Пагано, У. (2014). Кризис интеллектуального монополистического капитализма. Кембриджский журнал экономики, 38 (6), 1409–1429.

    Артикул Google ученый

  • Пол, Э. (1988). Права собственности и именитый домен . Нью-Брансуик: книги транзакций.

    Google ученый

  • Пьетри, А., Таздаит, Т., и Вахаби, М. (2016). Экономика строительства империи: хищническая и ценовая конкуренция. Журнал институциональной и теоретической экономики, 173 (готовится к печати).

  • Пауэлл Б. и Стрингем Э. (2009). Общественный выбор и экономический анализ анархии: обзор. Общественный выбор, 140 (3), 503–538.

    Артикул Google ученый

  • Рихтер, А. (2005). Дом на рельсах: женщины, железная дорога и рост общественной жизни . Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины Press.

    Google ученый

  • Роговски, Р.(1998). Демократия, капитал, навыки и размер страны, влияние мобильности активов и монополии режима на шансы демократического правления. В P. Drake & M. McCubbins (Eds.), Истоки свободы, политической и экономической либерализации в современном мире, (стр. 48–69). Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Росс, М. (2004). Что мы знаем о природных ресурсах и гражданской войне? Журнал исследований мира, 41 (3), 337–356.

    Артикул Google ученый

  • Рунте, А. (2010). Национальные парки: Американский опыт (4-е изд.). Lanham Md .: Тейлор Трейд Паб.

    Google ученый

  • Самуэльсон, П. (1954). Чистая теория государственных расходов. Обзор экономики и статистики, 36 (4), 387–389.

    Артикул Google ученый

  • Субботний обзор политики, литературы, науки и искусства (1883 г.). Американская железнодорожная система. 3 марта (стр. 276–277).

  • Скотт, Дж. (1998). Похоже на то, что некоторые схемы по улучшению условий жизни людей потерпели неудачу . Нью-Хейвен, Лондон: Издательство Йельского университета.

    Google ученый

  • Скотт, Дж. (2009). Искусство не подчиняться, анархическая история горной Юго-Восточной Азии . Нью-Хейвен, Лондон: Издательство Йельского университета.

    Google ученый

  • Снайдер Р.(2006). Разве грабимое богатство порождает беспорядок? Политическая экономия добычи. Сравнительные политические исследования, 39 (8), 943–968.

    Артикул Google ученый

  • Стрингхэм, Э. (2015). Частное управление, наведение порядка в экономической и социальной жизни . Оксфорд, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Книга Google ученый

  • Саттон, Р.(1966). Истоки американских тарифов на предоставление земли железным дорогам. Business History Review, 40 (1), 66–76.

    Артикул Google ученый

  • Такаки Р. (1993). Другое зеркало, история мультикультурной Америки (стр. 228–245). Бостон, Нью-Йорк, Торонто, Лондон: Little, Brown and Company.

    Google ученый

  • Тибу, К.Х. (1956). Чистая теория местных расходов. Журнал политической экономии, 64 (5), 416–424.

    Артикул Google ученый

  • Атли Р. (1967). Пограничники в синем: армия Соединенных Штатов и Индия, 1848–1865 годы . Нью-Йорк: Макмиллан.

    Google ученый

  • Вахаби, М. (2011). Присвоение, насильственное исполнение и транзакционные издержки: критический обзор. Общественный выбор, 147 (1), 227–253.

    Артикул Google ученый

  • Вахаби, М. (2016). Политическая экономия хищничества: охота на людей и экономика побега . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Книга Google ученый

  • Фолькарт, О. (2000). Открытая конституция и ее враги: конкуренция, поиск ренты и подъем современного государства. Журнал экономического поведения и организации, 42 , 1–17.

    Артикул Google ученый

  • Уильямсон, О. (1976). Экономика внутренней организации: выход и голос по отношению к рынкам и иерархиям. The American Economic Review, 66 (2), 369–377.

    Google ученый

  • Уильямсон, О.(1985). Экономические институты капитализма Фирмы, рынки, реляционные контракты . Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Google ученый

  • Позитивная теория социального предпринимательства

  • Альварес, С. А., и Барни, Дж. Б. (2004). Организация генерирования и присвоения ренты: к теории предпринимательской фирмы. Journal of Business Venturing, 19 (5), 621.

    Артикул Google ученый

  • Остин, Дж., Стивенсон, Х., Вей-Скиллерн, Дж. (2006). Социальное и коммерческое предпринимательство: одно и то же, другое или и то, и другое? Предпринимательство: теория и практика, 30 (1), 1–22.

    Артикул Google ученый

  • Бейкер Т. и Нельсон Р. Э. (2005). Создание чего-то из ничего: создание ресурсов с помощью предпринимательского бриколажа. Administrative Science Quarterly, 50 (3), 329.

    Артикул Google ученый

  • Boschee, J. (2001). Справочник по социальным предприятиям . Миннеаполис, Миннесота: Институт Нортленда.

    Google ученый

  • Черто, С. Т., и Миллер, Т. (2008). Социальное предпринимательство: ключевые вопросы и концепции. Business Horizons, 51 , 267–271.

    Артикул Google ученый

  • Чоудхури, И., & Сантос, Ф. М. (2011). Gram vikas: В чем суть социального предпринимательства . INSEAD, дело 04 / 2011-5633.

  • Дачин, М. Т., и Дачин, П. А. (2011). Социальное предпринимательство: критика и направления на будущее. Организация науки, 22 (5), 1203–1213.

    Артикул Google ученый

  • Дачин, П. А., Дачин, М. Т., и Матеар, М. (2010).Социальное предпринимательство: почему нам не нужна новая теория и как мы будем двигаться дальше. Академия управленческих перспектив, 24 (3), 37.

    Артикул Google ученый

  • де Сото, Х. (2000). Тайна капитала . Лондон: Черный лебедь.

    Google ученый

  • Дис, Дж. Г. (2001). Значение «социального предпринимательства» .Неопубликованная статья.

  • Dees, G., Emerson, J., & Economy, P. (Eds.). (2001). Предприимчивые некоммерческие организации: инструментарий для социальных предпринимателей . Нью-Йорк: John Wiley Sons.

    Google ученый

  • Элкингтон, Дж. (1998). Каннибалы с вилками: тройной результат 21 века . Остров Габриола: Издатели нового общества.

    Google ученый

  • Элкингтон, Дж., & Хартиган, П. (2008). Сила неразумных людей: как социальные предприниматели создают рынки, которые меняют мир . Бостон, Массачусетс: Harvard Business Press.

    Google ученый

  • Эмерсон, Дж. (2003). Комбинированное ценностное предложение: интеграция социальной и финансовой отдачи. California Management Review, 45 (4), 35.

    Артикул Google ученый

  • Данн, Э.В., Акнин, Л. Б., и Нортон, М. И. (2008). Тратить деньги на других способствует счастью. Science, 319 (5870), 1687–1688.

    Google ученый

  • Ghoshal, S., & Moran, P. (2005). К хорошей теории менеджмента. В J. Birkinshaw & G. Piramal (Eds.), Sumantra Ghoshal, об управлении (Глава 1, стр. 1-27). Нью-Дели: образование Пирсона.

  • Гроссман, С. Дж., & Харт, О.Д. (1986). Стоимость и преимущества владения: теория вертикальной и горизонтальной интеграции. Журнал политической экономии, 94 (4), 691–719.

    Артикул Google ученый

  • Хардинг Р. (2006). Монитор социального предпринимательства . Лондон: Global Entrepreneurship Monitor.

    Google ученый

  • Haugh, H.(2007). Новые стратегии для устойчивого общества: растущий вклад социального предпринимательства. Business Ethics Quarterly, 17 (4), 743–749.

    Артикул Google ученый

  • Ходжкинсон, Г. П. (1997). Когнитивная инерция на нестабильном рынке: на примере британских агентов по недвижимости. Журнал исследований в области управления, 34 (6), 921.

    Артикул Google ученый

  • Джонс, Т.М., Фелпс В. и Бигли Г. А. (2007). Этическая теория и решения, связанные с заинтересованными сторонами: роль культуры заинтересованных сторон. Академия управления обзором, 32 (1), 137–155.

    Артикул Google ученый

  • Кайзер, О., и Сантос, Ф. (2009). CDI: Проблемы роста социального предпринимателя. © INSEAD.

  • Кун, Т. С. (1962). Структура научных революций .Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Лави, Д. (2007). Портфели альянсов и эффективность компаний: исследование создания и присвоения стоимости в индустрии программного обеспечения США. Журнал стратегического управления, 28 , 1187–1212.

    Артикул Google ученый

  • Леонард-Бартон, Д. (1992). Основные возможности и жесткость ядра: парадокс в управлении разработкой новых продуктов. Журнал стратегического управления, 13 , 111–125.

    Артикул Google ученый

  • Майр Дж. И Марти И. (2006). Исследование социального предпринимательства: источник объяснений, прогнозов и восторга. Journal of World Business, 41 , 36–44.

    Артикул Google ученый

  • Маркидес, К., И Героски П.А. (2005). Быстрая секунда: как умные компании обходят радикальные инновации, чтобы выйти на новые рынки и доминировать на них . Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс.

    Google ученый

  • Мартин, Р. Л., и Осберг, С. (2007). Социальное предпринимательство: аргументы в пользу определения. Stanford Social Innovation Review, Весна , 28–39.

    Google ученый

  • Мейнард, М.Т., Матье, Дж. Э., Марш, В. М., и Радди, Т. М. (2007). Многоуровневое исследование влияния сопротивления сотрудников расширению прав и возможностей. Возможности человека, 20 (2), 147.

    Артикул Google ученый

  • Mizik, N., & Jacobson, R. (2003). Компромисс между созданием ценности и присвоением ценности: финансовые последствия смещения стратегических приоритетов. Маркетинговый журнал, 67 (январь), 63–76.

    Артикул Google ученый

  • Мерфи П. Дж. И Кумбс С. (2009). Модель открытия социального предпринимательства. Журнал деловой этики, 87 (3), 325–336.

    Артикул Google ученый

  • Николс, А. (Ред.). (2006). Социальное предпринимательство: новые модели устойчивых изменений . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Николс, А., & Янг, Р. (2008). Предисловие к изданию в мягкой обложке. В А. Николс (ред.), Социальное предпринимательство: новые модели для устойчивых изменений . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Никерсон, Дж. А., Сильверман, Б. С., и Зенгер, Т. Р. (2007). «Проблема» создания и удержания стоимости. Стратегическая организация, 5 (3), 211.

    Артикул Google ученый

  • О’Махони, С. (2007). Управление инициативами с открытым исходным кодом: что значит быть управляемым сообществом? Журнал менеджмента и управления, 11 (2), 139.

    Артикул Google ученый

  • О’Махони, С., и Бечки, Б.А. (2008). Пограничные организации: обеспечение сотрудничества между неожиданными союзниками. Administrative Science Quarterly, 53 (3), 422.

    Артикул Google ученый

  • Pache, A.-C. (2002). Разработка Unis Cité: 1994 2002 (A) (Vol. 2002-04). Дело ESSEC.

  • Pache, A.-C., & Santos, F. (2010). Когда миры сталкиваются: внутренняя динамика организационных ответов на конфликтующие институциональные требования. Академия управления обзором, 35 (3), 455.

    Артикул Google ученый

  • Передо, А. М., и Крисман, Дж. Дж. (2006). К теории общественного предприятия. Академия управления обзором, 31 (2), 309.

    Артикул Google ученый

  • Пфеффер, Дж. (1993).Барьеры на пути развития организационной науки: развитие парадигмы как зависимая переменная. Академия управления обзором, 18 (4), 599–620.

    Google ученый

  • Пфеффер Дж. И Саланчик Г. (1978). Внешний контроль организаций: перспектива ресурсной зависимости . Нью-Йорк: Издательство Harper & Row.

    Google ученый

  • Плесс, Н.М. (2007). Понимание ответственного лидерства: идентичность ролей и мотивационные факторы. Журнал деловой этики, 74 (4), 437–456.

    Артикул Google ученый

  • Портер, М. Э. (1980). Конкурентная стратегия . Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Google ученый

  • Ранган, С., Самии, Р., и Ван Вассенхов, Л.Н. (2006). Конструктивное партнерство: когда союзы между частными фирмами и государственными субъектами могут способствовать реализации творческих стратегий. Академия управления обзором, 31 (3), 738.

    Артикул Google ученый

  • Роча, Х. О., и Гошал, С. (2006). Возвращение за рамки личного интереса. Журнал исследований в области управления, 43 (3), 585–619.

    Артикул Google ученый

  • Розенберг, Р.(2007). Размышления GACP о первичном публичном размещении акций Compartamos: тематическое исследование процентных ставок и прибыли микрофинансирования . Вашингтон, округ Колумбия: GACP / Всемирный банк.

    Google ученый

  • Рой Б. и Хартиган Дж. (2009). Расширение возможностей сельской бедноты для саморазвития. Инновации. Специальное издание для ежегодного собрания Всемирного экономического форума 2009 г., стр. 71–97.

  • Сантос, Ф., и Эйзенхардт, К.(2009). Построение рынков и организация границ: предпринимательская сила в зарождающихся областях. Журнал Академии Менеджмента, 52 (4), 643.

    Артикул Google ученый

  • Скарлата, М., и Алемани, Л. (2011). Структурирование сделок в области благотворительных венчурных инвестиций: инструменты финансирования, оценка и ковенанты. Журнал деловой этики, 95 , 121–145.

    Артикул Google ученый

  • Шумпетер, Дж. (1934). Теория экономического развития . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Seelos, C., & Mair, J. (2005). Социальное предпринимательство: создание новых бизнес-моделей для обслуживания бедных. Business Horizons, 48 , 241–246.

    Артикул Google ученый

  • Сен, П. (2007). Большая идея Ашоки: преобразовать мир с помощью социального предпринимательства. Фьючерсы, 39 , 534–553.

    Артикул Google ученый

  • Смит, А. (1922). Богатство народов . Лондон: Дж. М. Дент и сыновья.

    Google ученый

  • Смит, А.(1976). Теория нравственных настроений . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Смит, А. (2003). Богатство народов (1904, 5-е изд.). Нью-Йорк: Бантам Делл.

  • Sud, M., VanSandt, C., & Baugous, A. (2009). Социальное предпринимательство: роль институтов. Журнал деловой этики, 85 , 201–216.

    Артикул Google ученый

  • Экономист.(26 июня 2008 г.). Делать добро, делая действительно очень хорошо .

  • Трипсас, М. (2009). Технологии, идентичность и инерция через призму «компании цифровой фотографии». Организация науки, 20 (2), 441–460.

    Артикул Google ученый

  • Райн, Э. (2010). Состояние глобального микрофинансирования: как государственные и частные фонды могут эффективно способствовать финансовой доступности для всех (стр.55–59). http://financialservices.house.gov/media/file/hearings/111/printed%20hearings/111-100.pdf.

  • VanSandt, C.V, Sud, M., & Marme, C. (2009). Реализация первоначального замысла: катализаторы социального предпринимательства. Журнал деловой этики, 90 , 419–428.

    Артикул Google ученый

  • Уильямсон, О. Э. (1991). Сравнительная экономическая организация: анализ дискретных структурных альтернатив. Administrative Science Quarterly, 36 (2), 269–296.

    Артикул Google ученый

  • Всемирный банк. (2009). Расширение возможностей .

  • Юнус, М. (2007). Создание мира без бедности: социальный бизнес и будущее капитализма . Нью-Йорк: Связи с общественностью.

    Google ученый

  • Юнус, М.(2008). Пресс-релиз профессора Мухаммада Юнуса об обсуждении обвинений против Telenor . Бангладеш: Grameen Bank.

    Google ученый

  • Захра, С. А., Гедайлович, Э., Нойбаум, Д. О., и Шульман, Дж. М. (2009). Типология социальных предпринимателей: мотивы, поисковые процессы и этические проблемы. Journal of Business Venturing, 24 (5), 519–532.

    Артикул Google ученый

  • Захра, С.А., Раухузер, Х. Н., Бхаве, Н., Нойбаум, Д. О., и Хэйтон, Дж. К. (2008). Глобализация возможностей социального предпринимательства. Журнал стратегического предпринимательства, 2 (2), 117–131.

    Артикул Google ученый

  • Zott, C., & Amit, R. (2007). Дизайн бизнес-модели и эффективность предпринимательских фирм. Организация науки, 18 (2), 181.

    Артикул Google ученый

  • Zott, C., & Amit, R. (2008). Соответствие между стратегией товарного рынка и бизнес-моделью: последствия для деятельности компании. Журнал стратегического управления, 29 (1), 1.

    Артикул Google ученый

  • Роль позитивных эмоций в позитивной психологии

    Am Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2011 24 июня.

    Опубликован в окончательной редакции как:

    PMCID: PMC3122271

    NIHMSID: NIHMS305177

    Теория развития положительных эмоций

    Мичиганский университет

    Примечание автора. Барбара Л. Фредриксон, Департамент психологии и Исследовательский центр групповой динамики Института социальных исследований Мичиганского университета.

    Корреспонденция по этой статье должна быть адресована Барбаре Л. Фредриксон, Департамент психологии, Мичиганский университет, 525 East University Avenue, Ann Arbor, MI [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Am Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    В этой статье автор описывает новый теоретический взгляд на положительные эмоции и помещает эту новую точку зрения в развивающуюся область положительной психологии. Теория расширения и развития утверждает, что переживания положительных эмоций расширяют репертуар мгновенных мыслей и действий людей, что, в свою очередь, служит для создания их устойчивых личных ресурсов, начиная от физических и интеллектуальных ресурсов до социальных и психологических ресурсов.Предварительные эмпирические данные, подтверждающие теорию расширения и строительства, рассматриваются, и выявляются открытые эмпирические вопросы, которые еще предстоит проверить. Теория и результаты предполагают, что способность испытывать положительные эмоции может быть фундаментальной силой человека, занимающей центральное место в изучении человеческого процветания.

    Миссия позитивной психологии состоит в том, чтобы понимать и развивать факторы, которые позволяют людям, сообществам и обществам процветать (Seligman & Csikszentmihalyi, 2000).Какую роль в этой миссии играют положительные эмоции? На первый взгляд ответ кажется простым: положительные эмоции служат маркерами процветания или оптимального благополучия. Определенно моменты в жизни людей, характеризующиеся переживанием положительных эмоций, таких как радость, интерес, удовлетворенность, любовь и тому подобное, — это моменты, когда они не страдают от отрицательных эмоций, таких как тревога, печаль, гнев и отчаяние. В соответствии с этой интуицией было показано, что общий баланс положительных и отрицательных эмоций людей предсказывает их суждения о субъективном благополучии (Diener, Sandvik, & Pavot, 1991).Основываясь на этом открытии, Канеман (1999) предположил, что «объективное счастье» лучше всего можно измерить, отслеживая (а затем обобщая) моментальные переживания людей хорошими и плохими чувствами (но см. Fredrickson, 2000c). Согласно этим взглядам, положительные эмоции сигнализируют о расцвете. Но это еще не все: положительные эмоции также приносят процветание. Причем делают это не только в настоящий, приятный момент, но и в долгосрочной перспективе. Основная идея заключается в том, что положительные эмоции стоит культивировать не только как конечные состояния сами по себе, но и как средство для достижения психологического роста и улучшения самочувствия с течением времени.

    Обзор текущих взглядов на эмоции, аффекты и их соответствующие функции обеспечивает важный фон. Далее следует выборочный обзор.

    Перспективы эмоций и аффекта

    Рабочие определения эмоций и аффекта несколько различаются у разных исследователей. Тем не менее, несмотря на продолжающиеся дискуссии (например, Diener, 1999; Ekman & Davidson, 1994), все больше приходит к выводу, что эмоции являются лишь подмножеством более широкого класса аффективных феноменов. Согласно этой точке зрения, эмоции лучше всего представить как тенденции многокомпонентных реакций, которые проявляются в течение относительно коротких промежутков времени.Обычно эмоция начинается с оценки человеком личного значения некоторого предшествующего события. Этот процесс оценки может быть сознательным или бессознательным, и он запускает каскад тенденций реагирования, проявляющихся в слабосвязанных компонентных системах, таких как субъективный опыт, выражение лица, когнитивная обработка и физиологические изменения.

    Аффект, более общее понятие, относится к сознательно доступным чувствам. Хотя аффект присутствует в эмоциях (как компонент субъективного опыта), он также присутствует во многих других аффективных явлениях, включая физические ощущения, отношения, настроения и даже аффективные черты.Таким образом, эмоции отличаются от аффекта во многих отношениях. Во-первых, эмоции обычно связаны с некоторыми лично значимыми обстоятельствами (т.е. у них есть объект), тогда как аффекты часто бывают свободно плавающими или лишенными объекта (Oatley & Jenkins, 1996; Russell & Feldman Barrett, 1999; Ryff & Singer, в печати). Кроме того, эмоции обычно кратковременны и связаны с многокомпонентными системами, описанными выше, тогда как аффекты часто более продолжительны и могут проявляться только на уровне субъективного опыта (Ekman, 1994; Rosenberg, 1998; Russell & Feldman Barrett, 1999). ).Наконец, эмоции часто концептуализируются как относящиеся к дискретным категориям семей эмоций, таким как страх, гнев, радость и интерес. Аффект, напротив, часто концептуализируется как изменяющийся по двум параметрам: приятность и активация (Russell & Feldman Barrett, 1999) или позитивная и негативная эмоциональная активация (Teilegen, Walson, & Clark, 1999).

    Перспективы функций аффекта и эмоций

    Положительный аффект, согласно многочисленным теоретикам, облегчает подходящее поведение (Cacioppo, Gardner, & Berntson, 1999; Davidson, 1993; Watson, Wiese, Vaidya, & Teilegen, 1999) или продолжение действие (Carver & Scheier, 1990; Clore, 1994).С этой точки зрения опыт положительного аффекта побуждает людей взаимодействовать со своей средой и принимать участие в деятельности, многие из которых адаптируются для человека, его вида или того и другого. Эта связь между положительным аффектом и вовлеченностью в деятельность объясняет часто документированное смещение позитивности, или склонность людей часто испытывать умеренный позитивный аффект, даже в нейтральном контексте (Diener & Diener, 1996; Ito & Cacioppo, 1999). Без такого возмещения люди чаще всего были бы немотивированы взаимодействовать со своим окружением.Тем не менее, при таком противодействии люди проявляют адаптивную предвзятость, чтобы подходить к новым объектам, людям или ситуациям и исследовать их. (См. Соответствующее объяснение суточных моделей позитивной эмоциональной активации в Watson et al., 1999.)

    Поскольку положительные эмоции включают в себя компонент положительного аффекта, они также действуют как внутренние сигналы для приближения или продолжения. Тем не менее, положительные эмоции разделяют эту функцию с рядом других положительных аффективных состояний. Сенсорное удовольствие, например, побуждает людей приближаться и продолжать потреблять любой стимул, биологически полезный для них в данный момент (Cabanac, 1971).Точно так же свободно плавающие позитивные настроения побуждают людей продолжать следовать любой линии мышления или действия, которые они инициировали (Clore, 1994). Таким образом, функциональные отчеты о положительных эмоциях, которые подчеркивают тенденции к приближению или продолжению, могут отражать только самый низкий общий знаменатель для всех аффективных состояний, которые разделяют приятное субъективное ощущение, оставляя неизученными дополнительные функции, уникальные для конкретных положительных эмоций.

    Теоретики дискретных эмоций часто связывают функцию конкретных эмоций с концепцией конкретных тенденций действия (Frijda, 1986; Frijda, Kuipers, & Schure, 1989; Lazarus, 1991; Levenson, 1994; Oatley & Jenkins, 1996; Tooby). И Космидес, 1990).Например, страх связан с желанием убежать, гнев — с побуждением к атаке, отвращение — с побуждением изгнать и так далее. Дело не в том, что люди неизменно отыгрывают эти побуждения, испытывая определенные эмоции. Скорее, представления людей о возможных вариантах действий сводятся к конкретному набору вариантов поведения. Ключевая идея с этой точки зрения состоит в том, что конкретная склонность к действию — это то, что делает эмоцию эволюционно адаптивной: это одни из тех действий, которые предположительно лучше всего работали, помогая предкам человека выжить в жизненных ситуациях (Tooby & Cosmides, 1990).Еще одна ключевая идея с точки зрения конкретных эмоций заключается в том, что определенные тенденции к действию и физиологические изменения идут рука об руку. Так, например, когда кто-то испытывает желание убежать из-за страха, тело этого человека реагирует мобилизацией соответствующей автономной поддержки на возможность бега (Levenson, 1994).

    Хотя для описания функции определенных положительных эмоций были задействованы определенные тенденции к действию, тенденции к действию, выявленные для положительных эмоций, заметно расплывчаты и недоопределены (Fredrickson & Levenson, 1998).Например, радость связана с бесцельной активизацией, интерес с участием и удовлетворенность бездействием (Frijda, 1986). Эти тенденции слишком общие, чтобы их можно было назвать конкретными (Fredrickson, 1998). Они напоминают общие побуждения сделать что-либо или сделать не что иное, как побуждения сделать что-то вполне конкретное, например, бежать, атаковать или плеваться. Это неприятно: если тенденции к действию, вызванные положительными эмоциями, расплывчаты, их влияние на выживание может быть несущественным. Таким образом, как и точка зрения, сосредоточенная на общих тенденциях подхода, точка зрения, сосредоточенная на конкретных тенденциях действия, дает неполный анализ функции положительных эмоций.

    Теория развития и расширения положительных эмоций

    Чтобы углубить понимание в этой области, я сформулировал новую теоретическую модель, которая лучше отражает уникальные эффекты положительных эмоций. Я называю это теорией позитивных эмоций «расширяй и создавай» (Fredrickson, 1998). Эта теория утверждает, что определенные дискретные положительные эмоции — включая радость, интерес, удовлетворенность, гордость и любовь — хотя феноменологически различны, все они обладают способностью расширять мгновенный репертуар мыслей и действий людей и наращивать их устойчивые личные ресурсы, начиная от физических и интеллектуальных ресурсов. к социальным и психологическим ресурсам.

    Я противопоставляю эту новую теорию (o традиционные модели, основанные на определенных тенденциях к действию. Конкретные тенденции к действию хорошо подходят для описания функции отрицательных эмоций, и их следует сохранить для моделей этого подмножества эмоций. Без потери теоретических нюансов, конкретное действие Тенденцию можно переопределить как результат психологического процесса, который сужает сиюминутный репертуар мыслей и действий человека, вызывая в памяти побуждение действовать определенным образом (например, убежать, атаковать, изгнать).В опасной для жизни ситуации суженный репертуар мысли и действия способствует быстрым и решительным действиям, которые приносят прямую и немедленную пользу. Конкретные тенденции к действиям, вызванные отрицательными эмоциями, представляют собой действия, которые, вероятно, лучше всего помогали спасать жизни и конечности предков человека в аналогичных ситуациях.

    Хотя положительные эмоции могут возникать в неблагоприятных обстоятельствах, типичный контекст положительных эмоций не представляет угрозы для жизни. Таким образом, психологический процесс, который сужает репертуар мгновенных мыслей и действий человека, чтобы способствовать быстрым и решительным действиям, может не понадобиться.Вместо этого положительные эмоции радости, интереса, удовлетворенности, гордости и любви, по-видимому, имеют дополнительный эффект: они расширяют репертуар мгновенных мыслей и действий людей, расширяя спектр мыслей и действий, которые приходят в голову (Fredrickson, 1998; Fredrickson И Браниган, 2001). Это утверждение подтверждается концептуальным анализом ряда положительных эмоций. Например, радость расширяется за счет побуждения к игре, расширению границ и творчеству. Эти побуждения проявляются не только в социальном и физическом поведении, но также в интеллектуальном и художественном поведении (Ellsworth & Smith, 1988; Frijda, 1986).Интерес, феноменологически отличная положительная эмоция, расширяется за счет побуждения исследовать, воспринимать новую информацию и опыт и расширять себя в процессе (Csikszentmihalyi, 1990; Izard, 1977; Ryan & Deci, 2000; Tomkins, 1962). Удовлетворенность, третья особая положительная эмоция, расширяется за счет побуждения смаковать текущие жизненные обстоятельства и интегрировать эти обстоятельства в новые взгляды на себя и на мир (Изард, 1977). Гордость, четвертая особая положительная эмоция, которая следует за личными достижениями, расширяется за счет побуждения делиться новостями о своих достижениях с другими и предвидеть еще большие достижения в будущем (Lewis, 1993).Любовь, концептуализированная как смесь различных положительных эмоций (например, радости, интереса, удовлетворенности), испытываемых в контексте безопасных, близких отношений (Izard, 1977), расширяется за счет создания повторяющихся циклов побуждений поиграть, исследовать и смаковать переживания. любимые. Эти различные склонности мысли и действия — играть, исследовать, наслаждаться и интегрировать или предвидеть будущие достижения — каждая представляет способы, которыми положительные эмоции расширяют привычные способы мышления или действия (Fredrickson, 1998,2000a; Fredrickson & Branigan, 2001) .

    В отличие от отрицательных эмоций, которые несут прямую и немедленную адаптационную выгоду в ситуациях, угрожающих выживанию, расширенный репертуар мысли и действия, вызванный положительными эмоциями, имеет другие преимущества. В частности, такое расширенное мышление несет косвенные и долгосрочные адаптивные преимущества, поскольку расширение создает устойчивые личные ресурсы, которые функционируют как резервы, которые будут использоваться позже для управления будущими угрозами.

    Возьмем, к примеру, игру — влечение, связанное с радостью.Исследования на животных показали, что особые формы игры в погоню, очевидные у молодых особей вида, такие как натиск на гибкий саженец или ветвь и катапультирование в неожиданном направлении, наблюдаются у взрослых особей этого вида исключительно во время избегания хищников (Dolhinow, 1987). Такие соответствия предполагают, что детские игры создают устойчивые физические ресурсы (Boulton & Smith, 1992; Caro, 1988). Игра также создает устойчивые социальные ресурсы: социальная игра с ее общим весельем, азартом и улыбками создает прочные социальные связи и привязанности (Aron, Norman, Aron, McKenna, & Heyman, 2000; Lee, 1983; Simons, McCluskey-Fawcett, & Papini, 1986), которые могут стать локусом последующей социальной поддержки.Детские игры также создают устойчивые интеллектуальные ресурсы за счет повышения уровня творчества (Sherrod & Singer, 1989), создания теории разума (Leslie, 1987) и поддержки развития мозга (Panksepp, 1998). Другие положительные эмоции, такие как интерес, удовлетворенность, гордость и любовь, аналогичным образом увеличивают личные ресурсы людей, начиная от физических и социальных ресурсов до интеллектуальных и психологических ресурсов. (Более подробные описания теории расширения и наращивания доступны в Fredrickson, 1998, 2000a, в печати; Fredrickson & Branigan, 2001.)

    Важно отметить, что личные ресурсы, накопленные во время состояний положительных эмоций, концептуализируются как долговечные. Они переживают преходящие эмоциональные состояния, которые привели к их приобретению. Следовательно, часто побочным эффектом переживания положительных эмоций является увеличение личных ресурсов. Эти ресурсы действуют как резервы, которые можно использовать в последующие моменты и в различных эмоциональных состояниях.

    Короче говоря, теория расширения и развития описывает форму положительных эмоций в терминах расширенного репертуара мысли и действия и описывает их функцию с точки зрения создания устойчивых личных ресурсов.Таким образом, теория предлагает новый взгляд на эволюционировавшее адаптивное значение положительных эмоций. Человеческие предки, поддавшиеся побуждению, вызванному положительными эмоциями, играть, исследовать и т. Д., Как следствие, накопили больше личных ресурсов. Когда эти же предки позже столкнулись с неизбежными угрозами для жизни и здоровья, их большие личные ресурсы привели бы к более высоким шансам на выживание и, в свою очередь, к большим шансам прожить достаточно долго, чтобы размножаться. В той мере, в какой способность испытывать положительные эмоции закодирована генетически, эта способность в процессе естественного отбора стала бы частью универсальной человеческой природы.

    Доказательства теории расширения и построения

    Эмпирическое подтверждение нескольких ключевых положений теории расширения и развития может быть получено из множества суб-дисциплин психологии, начиная от познания и внутренней мотивации до стилей привязанности и поведения животных (обзор см. в Fredrickson, 1998). Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции расширяют сферу внимания, познания и действия и создают физические, интеллектуальные и социальные ресурсы.Тем не менее, многие из этих свидетельств, поскольку они предшествовали теории расширения и строительства, лишь косвенно подтверждают эту модель. С тех пор я и мои коллеги начали прямые проверки гипотез, взятых из теории расширения и строительства. Хотя еще предстоит проделать большую работу, я кратко опишу здесь наши предварительные выводы. Я надеюсь, что это первоначальное свидетельство вызовет интерес у читателей к проведению дальнейших исследований положительных эмоций, которые могут послужить для проверки и уточнения теории расширения и развития (Fredrickson, 2000b).

    Положительные эмоции расширяют репертуар мыслей и действий

    Основополагающие доказательства утверждения о том, что положительные эмоции расширяют репертуары мгновенных мыслей и действий людей, получены в результате двух десятилетий экспериментов, проведенных Айзеном и его коллегами (обзор см. В Isen, 2000). Они документально подтвердили, что люди, испытывающие положительный аффект, демонстрируют модели мышления, которые являются особенно необычными (Isen, Johnson, Mertz, & Robinson, 1985), гибкими (Isen & Daubman, 1984), творческими (Isen, Daubman, & Nowicki, 1987), интегративный (Isen, Rosenzweig, & Young, 1991), открытый для информации (Estrada, Isen, & Young, 1997) и эффективный (Isen & Means, 1983; Isen et al., 1991). Они также показали, что те, кто испытывает положительный аффект, проявляют повышенное предпочтение разнообразию и принимают более широкий спектр вариантов поведения (Kahn & Isen, 1993). В общих чертах, Айзен предположил, что положительный аффект производит «широкую, гибкую когнитивную организацию и способность интегрировать разнообразный материал» (Isen, 1990, стр. 89), эффекты, недавно связанные с повышением уровня дофамина в мозге (Ashby, Isen, & Туркен, 1999). Таким образом, хотя работа Айзена не нацелена на конкретные положительные эмоции или мыслительные тенденции как таковые, она предоставляет убедительные доказательства того, что положительный аффект расширяет познание.В то время как давно известно, что отрицательные эмоции сужают внимание людей, заставляя их скучать по лесу за деревьями (или по стилю одежды подозреваемого для оружия), недавние исследования показывают, что положительные эмоции могут расширять внимание (Derryberry & Tucker, 1994). Доказательства получены из исследований, в которых используются глобально-локальные парадигмы обработки изображений для оценки искажений в фокусе внимания. Отрицательные состояния, такие как тревога, депрессия и неудача, предсказывают локальные предубеждения, согласующиеся с ограниченным вниманием, тогда как положительные состояния, такие как субъективное благополучие, оптимизм и успех, предсказывают глобальные предубеждения, согласующиеся с расширенным вниманием (Basso, Schefft, Ris, & Dember , 1996; Деррибери и Такер, 1994).

    Эти результаты обеспечивают начальную эмпирическую основу для гипотезы, взятой из теории расширения и построения, о том, что различные типы положительных эмоций служат для расширения репертуара мгновенных мыслей и действий людей, в то время как различные типы отрицательных эмоций служат для сужения этих же репертуаров. . Вместе с Кристин Браниган я проверила эту расширяющую гипотезу, показав участникам исследования короткие эмоционально вызывающие воспоминания видеоклипы, вызывающие определенные эмоции радости, удовлетворенности, страха и гнева.Мы также использовали неэмоциональный фильм в качестве нейтрального условия контроля. Сразу после каждого видеоклипа мы измеряли широту репертуара мыслей и действий участников. Мы попросили их отойти от специфики фильма и представить себе ситуацию, в которой возникнут похожие чувства. Затем мы попросили их перечислить, что они хотели бы сделать прямо сейчас, учитывая это чувство. Участники записывали свои ответы на 20 пустых строках, которые начинались с фразы «Я бы хотел».

    Подсчитав то, что перечислил каждый участник, мы с Браниганом нашли поддержку гипотезы расширения.Участники в двух состояниях положительных эмоций (радость и удовлетворенность) определили больше вещей, которые они хотели бы делать правильно, чем те, которые находятся в двух состояниях отрицательных эмоций (страх и гнев), и, что более важно, относительно тех, которые находятся в состоянии нейтрального контроля. . Те, кто находился в условиях двух отрицательных эмоций, также называли меньше вещей, чем те, кто находился в состоянии нейтрального контроля (Fredrickson & Branigan, 2000).

    Эти данные предоставляют предварительное свидетельство того, что два различных типа положительных эмоций — состояние радости с высокой активацией и состояние удовлетворенности с низкой активацией — каждый порождает более широкий репертуар мысли и действия, чем нейтральное состояние.Точно так же два различных типа отрицательных эмоций — страх и гнев — производят более узкий репертуар мысли и действия, чем нейтральное состояние. Эта модель результатов подтверждает основное положение теории «расширяй и развивай»: отчетливые положительные эмоции расширяют спектр мыслей и действий, которые приходят в голову. Напротив, отчетливые отрицательные эмоции, как следует из моделей, основанных на определенных тенденциях к действию, сужают этот же массив.

    Несмотря на эти обнадеживающие первоначальные свидетельства, возникает много вопросов: Есть ли у других положительные и отрицательные эмоции (например,g., интерес, гордость, любовь и печаль, отвращение) соответствуют этим эффектам? Распространяются ли эффекты на другие показатели расширенного познания? Если да, то какие основные когнитивные процессы лежат в основе этого явления? Расширяют ли отчетливые положительные эмоции (а отчетливые отрицательные сужают) объем внимания или объем рабочей памяти? Каковы неврологические основы? Опосредуются ли эти эффекты изменением уровней циркулирующего в мозге дофамина, как предположили Эшби и его коллеги (1999)? Какие мозговые структуры, цепи и процессы задействованы? Наконец, как расширенный репертуар мысли и действия преобразуется в решения и действия? Эти и другие вопросы дают направление для будущей работы.

    Положительные эмоции Преодоление сохраняющихся отрицательных эмоций

    Свидетельства расширяющейся гипотезы имеют четкое значение для стратегий, которые люди используют для регулирования своего переживания отрицательных эмоций. Если отрицательные эмоции сужают репертуар мгновенных мыслей и действий, а положительные эмоции расширяют тот же репертуар, тогда положительные эмоции должны действовать как эффективное противоядие от затяжных эффектов отрицательных эмоций. Другими словами, положительные эмоции могут исправить или нейтрализовать последствия отрицательных эмоций; мои коллеги и я называем это гипотезой отмены (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson, Mancuso, Branigan, & Tugade, в печати).Базовое наблюдение о том, что положительные эмоции (или их ключевые компоненты) каким-то образом несовместимы с отрицательными эмоциями, не ново и было продемонстрировано в более ранних работах по тревожным расстройствам (например, систематическая десенсибилизация; Wolpe, 1958), мотивации (например, оппонент-процесс теория; Соломон и Корбит, 1974) и агрессия (например, принцип несовместимых ответов; Барон, 1976). Даже в этом случае точный механизм, в конечном итоге ответственный за эту несовместимость, не был должным образом идентифицирован.Может сыграть роль расширяющая функция положительных эмоций. Расширяя сиюминутный репертуар мыслей и действий человека, положительная эмоция может ослабить влияние отрицательной эмоции на его разум и тело, разрушив или отменив подготовку к определенному действию.

    Одним из маркеров специфических тенденций действий, связанных с отрицательными эмоциями, является повышенная сердечно-сосудистая активность, которая перераспределяет кровоток к соответствующим скелетным мышцам. Таким образом, в контексте отрицательных эмоций положительные эмоции должны ускорять восстановление или устранять эту сердечно-сосудистую реактивность, возвращая тело к более средним уровням активации.Ускоряя восстановление сердечно-сосудистой системы, положительные эмоции создают телесный контекст, подходящий для реализации более широкого круга вызываемых мыслей и действий.

    Мои сотрудники и я проверили эту отменяющую гипотезу, сначала вызвав у всех участников негативные эмоции с высокой степенью активации (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., В печати). В одном исследовании (Fredrickson et al., В печати) мы использовали ограниченную по времени задачу по подготовке речи. Всего за одну минуту участники подготовили речь на тему «Почему вы хороший друг», полагая, что их выступление будет записано на видео и оценено их сверстниками.Это речевое задание вызывало субъективное переживание тревоги наряду с увеличением частоты сердечных сокращений, периферической вазоконстрикции, а также систолического и диастолического артериального давления. В этом контексте симпатического возбуждения, связанного с тревогой, мы случайным образом назначили участников для просмотра одного из четырех фильмов. Два фильма вызывали умеренные положительные эмоции (радость и удовлетворение), а третий служил нейтральным контрольным условием. Примечательно, что эти три фильма при просмотре после исходного состояния покоя практически не вызывают сердечно-сосудистой реактивности (Fredrickson et al., под давлением). Таким образом, два фильма с позитивными эмоциями, использованные в этом исследовании, неотличимы от нейтральных в отношении сердечно-сосудистых изменений. Наш четвертый фильм вызвал печаль. Мы выбрали печаль в качестве дополнительного сравнения, потому что среди отрицательных эмоций она не была окончательно связана с тенденцией к высокоэнергетическим действиям и, таким образом, могла быть претендентом на ускорение восстановления сердечно-сосудистой системы.

    Гипотеза отмены предсказывает, что те, кто испытывает положительные эмоции вслед за высокоактивированной отрицательной эмоцией, быстрее всех восстановят свою сердечно-сосудистую систему.Мы с коллегами проверили это, измерив время, прошедшее с начала произвольно назначенного фильма до тех пор, пока сердечно-сосудистые реакции, вызванные отрицательной эмоцией, не вернулись к исходному уровню. В трех независимых выборках участники в двух состояниях положительных эмоций (радость и удовлетворенность) продемонстрировали более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы, чем участники в нейтральном контрольном состоянии. Участники в состоянии печали выздоравливали дольше всех (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., под давлением).

    Хотя два фильма с позитивными эмоциями и нейтральный фильм не различались по тому, что они делают с сердечно-сосудистой системой, эти данные предполагают, что они действительно различаются в том, что они могут отменить в рамках этой системы. Два различных типа положительных эмоций — легкая радость и удовлетворенность — обладают общей способностью нейтрализовать сохраняющиеся сердечно-сосудистые последствия отрицательных эмоций. Хотя точные когнитивные и физиологические механизмы разрушающего эффекта остаются неизвестными, теория расширения и наращивания предполагает, что расширение на когнитивном уровне опосредует уничтожение на уровне сердечно-сосудистой системы.Феноменологически положительные эмоции могут помочь людям рассматривать события своей жизни в более широком контексте, уменьшая резонанс любого конкретного отрицательного события. Возможно, указывая на физиологические маркеры эффектов расширения, некоторые предположили, что парасимпатический контроль сердца (измеряемый как вариабельность сердечного ритма или аритмия дыхательного синуса) лежит в основе положительных эмоций, а также способности регулировать отрицательные эмоции (Fox, 1989; McCraty, Atkinson, Tiller, Rein, & Watkins, 1995; Porges, 1995).Проверка этих предложений и распространение работы на другие эмоции и другие контексты обеспечивают дорожную карту для будущих исследований.

    Положительные эмоции подпитывают психологическую устойчивость

    Свидетельства о разрушающем эффекте положительных эмоций свидетельствуют о том, что люди могут улучшить свое психологическое благополучие, а, возможно, и свое физическое здоровье, культивируя опыт положительных эмоций в подходящие моменты, чтобы справиться с отрицательными эмоциями ( Фредриксон, 2000а). Фолкман и его коллеги сделали аналогичные заявления о том, что переживания положительного аффекта во время хронического стресса помогают людям справиться с ситуацией (Folkman, 1997; Folkman & Moskowitz, 2000; Lazarus, Kanner & Folkman, 1980).Доказательства, подтверждающие это утверждение, могут быть получены из экспериментов, показывающих, что положительный аффект способствует вниманию к отрицательной, релевантной информации (Reed & Aspinwall, 1998; Trope & Neter, 1994; Trope & Pomerantz, 1998; обзор см. В Aspinwall, 1998). . Экстраполируя эти результаты, Аспинуолл (2001) описал, как положительный аффект и положительные убеждения служат ресурсами для людей, справляющихся с невзгодами (см. Также Aspinwall & Taylor, 1997; Taylor, Kemeny, Reed, Bower, & Gruenewald, 2000).

    Кажется правдоподобным, что некоторые люди в большей степени, чем другие, могут интуитивно понимать и использовать преимущества положительных эмоций в своих интересах. Одно из индивидуальных отличий кандидата — психологическая стойкость. Считается, что устойчивые люди быстро и эффективно восстанавливаются после стрессовых переживаний, так же как упругие металлы сгибаются, но не ломаются (Carver, 1998; Lazarus, 1993). Это теоретическое определение устойчивости предполагает, что, по сравнению с их менее устойчивыми сверстниками, у устойчивых людей будет более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы после высокоактивной негативной эмоции.Кроме того, теория расширения и наращивания предполагает, что эта способность возвращаться к исходному уровню сердечно-сосудистой системы может быть вызвана переживанием положительных эмоций.

    Вместе с Мишель Тугаде я проверил эти две гипотезы об устойчивых людях, используя одно и то же задание на подготовку речи с ограниченным временем (описанное ранее), чтобы вызвать высокоактивную негативную эмоцию. Мы измерили психологическую устойчивость, используя шкалу самоотчетов Блока и Кремена (1996). Интересно отметить, что устойчивость не предсказывала уровни тревожности, о которых участники сообщали во время речевой задачи, или величину их сердечно-сосудистых реакций на стрессовую задачу, и то и другое было значительным.Однако устойчивость предсказывала сообщения участников о положительных эмоциях. Еще до того, как была введена речевая задача, более устойчивые люди сообщали о более высоких уровнях ранее существовавшего положительного влияния на начальную оценку настроения. Когда позже их спросили, как они себя чувствовали на этапе подготовки к речи с ограниченным временем, более устойчивые люди ответили, что наряду с высоким уровнем тревожности они также испытали более высокий уровень счастья и интереса.

    Как и предсказывалось теоретическим определением психологической устойчивости, более устойчивые участники демонстрировали значительно более быстрое возвращение к исходному уровню сердечно-сосудистой активации после речевого задания.Более того, как предсказывает теория расширения и наращивания, эта разница во времени, необходимом для восстановления сердечно-сосудистой системы, была опосредована различиями в положительных эмоциях (Tugade & Fredrickson, 2000).

    Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции могут способствовать психологической устойчивости. Таким образом, в действительности стойкие люди могут быть — сознательно или невольно — опытными пользователями разрушительного эффекта положительных эмоций. Опять же, из этого первоначального исследования возникают вопросы: намеренно ли устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы справиться с ними? Если да, то как они это делают? Фолкман и Московиц (2000) определили три типа совладания, которые могут вызвать положительный аффект в стрессовых обстоятельствах: позитивная переоценка, проблемно-ориентированное копинг и наполнение обычных событий позитивным смыслом.Используют ли устойчивые люди одну или все эти стратегии? Если да, можно ли обучить этим стратегиям менее устойчивых людей? Наконец, думают ли устойчивые люди шире, как предполагает теория расширения и строительства? Если да, то позволяет ли расширенное мышление людям находить позитивный смысл в невзгодах? Опять же, эти оставшиеся вопросы дают направление для будущей работы.

    Положительные эмоции повышают психологическую устойчивость и запускают восходящие спирали к улучшению эмоционального благополучия

    Предварительные данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции могут подпитывать индивидуальные различия в устойчивости.Отмечая, что психологическая устойчивость является постоянным личным ресурсом, теория расширения и развития делает более смелое предположение о том, что опыт положительных эмоций может также со временем повысить психологическую устойчивость, а не просто отразить ее. То есть в той мере, в какой положительные эмоции расширяют сферу внимания и познания, обеспечивая гибкое и творческое мышление, они также должны увеличивать устойчивые ресурсы людей по преодолению трудностей (Aspinwall, 1998, 2001; Isen, 1990). В свою очередь, создавая этот психологический ресурс, положительные эмоции должны улучшать последующее эмоциональное благополучие людей.В соответствии с этой точкой зрения, исследования показали, что люди, испытывающие положительные эмоции во время тяжелой утраты, с большей вероятностью разработают долгосрочные планы и цели. Наряду с положительными эмоциями планы и цели предсказывают большее психологическое благополучие через 12 месяцев после родов (Stein, Folkman, Trabasso, & Richards, 1997; соответствующие работы см. Bonanno & Keltner, 1997; Keltner & Bonanno, 1997). Один из способов, которым люди испытывают положительные эмоции перед лицом невзгод, — это находить положительный смысл в обычных событиях и в самих невзгодах (Affleck & Tennen, 1996; Folkman & Moskowitz, 2000; Fredrickson, 2000a).Важно отметить, что связь между положительным смыслом и положительными эмоциями считается взаимной: не только нахождение положительного значения вызывает положительные эмоции, но и положительные эмоции, поскольку они расширяют мышление, должны увеличивать вероятность нахождения положительного значения в последующих событиях ( Фредриксон, 2000а).

    Эти предполагаемые взаимные отношения между положительными эмоциями, расширенным мышлением и положительным смыслом предполагают, что со временем эффекты положительных эмоций должны накапливаться и усугубляться.Расширение внимания и познания, вызванное более ранним переживанием положительных эмоций, должно способствовать преодолению трудностей, и это улучшенное копирование должно предсказывать будущие переживания положительных эмоций. По мере продолжения этого цикла люди укрепляют свою психологическую устойчивость и улучшают свое эмоциональное благополучие.

    В когнитивной литературе по депрессии уже задокументирована нисходящая спираль, в которой депрессивное настроение и порождаемое им суженное пессимистическое мышление взаимно влияют друг на друга, что со временем приводит к постоянно ухудшающимся настроениям и даже клиническим уровням депрессии (Peterson & Seligman, 1984 ).Теория расширения и развития предсказывает сопоставимую восходящую спираль, в которой положительные эмоции и порождаемое ими расширенное мышление также взаимно влияют друг на друга, что со временем приводит к заметному повышению эмоционального благополучия. Положительные эмоции могут вызвать эти восходящие спирали, отчасти за счет повышения устойчивости и влияния на то, как люди справляются с невзгодами. (Дополнительное обсуждение восходящих спиралей см. В Aspinwall, 1998, 2001.)

    Вместе с Томасом Джойнером я провел предварительную перспективную проверку гипотезы о том, что через расширение когнитивных функций положительные эмоции вызывают восходящую спираль к повышению эмоционального благополучия.Мы оценили положительные и отрицательные эмоции, а также концепцию, которую мы назвали , широкий кругозор , в двух временных точках с разницей в пять недель. Широкий кругозор выявлялся с помощью таких пунктов, как «подумайте о различных способах решения проблемы» и «постарайтесь отойти от ситуации и быть более объективным».

    Наши данные показали явное свидетельство восходящей спирали. Люди, которые испытывали больше положительных эмоций, чем другие, со временем становились более устойчивыми к невзгодам, о чем свидетельствует повышение их способности справляться с трудностями.В свою очередь, эти улучшенные навыки совладания предсказывали рост положительных эмоций с течением времени (Fredrickson & Joiner, 2000).

    Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции и широкий кругозор взаимно дополняют друг друга. Положительные эмоции не только заставляют людей чувствовать себя хорошо в настоящем, но также благодаря своему влиянию на расширенное мышление положительные эмоции повышают вероятность того, что люди будут чувствовать себя хорошо в будущем. Поскольку широкий кругозор является формой психологической устойчивости, эти данные согласуются с предсказанием, сделанным на основе теории расширения и развития, о том, что мгновенные переживания положительных эмоций могут создавать устойчивые психологические ресурсы и запускать восходящие спирали в направлении улучшения эмоционального благополучия. существование.

    Опять же, из этих данных возникает много вопросов. Сохраняется ли этот эффект восходящей спирали в течение более длительных интервалов времени и в отношении других показателей благополучия и расширения? Каковы механизмы эффекта? Порождают ли положительные эмоции положительные эмоции в будущем, потому что расширенное мышление, связанное с предыдущими положительными эмоциями, помогает людям решить их первоначальные проблемы, или потому, что это расширенное мышление позволяет людям находить положительный смысл в других жизненных обстоятельствах и, таким образом, испытывать дополнительные положительные эмоции? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимы дальнейшие исследования, в том числе экспериментальные планы.

    Заключительные замечания

    Какую роль положительные эмоции играют в позитивной психологии? Традиционные взгляды предполагают, что переживания положительных эмоций сигнализируют о благополучии и, возможно, определяют поведение в данный момент. Не умаляя важности этих функций, теория расширения и развития играет гораздо более важную роль в позитивных эмоциях. Теория предполагает, что положительные эмоции, хотя и мимолетные, имеют более долгосрочные последствия. С точки зрения теории «расширяй и развивай», положительные эмоции являются средством индивидуального роста и социальных связей: создавая личные и социальные ресурсы людей, положительные эмоции преобразуют людей к лучшему, давая им лучшую жизнь в будущем.

    Более конкретно, теория расширения и развития предполагает, что множественные дискретные положительные эмоции являются важными элементами оптимального функционирования. Таким образом, способность испытывать радость, интерес, удовлетворенность и любовь может быть истолкована как фундаментальные человеческие сильные стороны, приносящие множественные взаимосвязанные выгоды (Fredrickson, 2000e). Мое собственное исследование описывает небольшую часть этих преимуществ. В частности, я показал, что положительные эмоции (а) расширяют репертуар мыслей и действий людей (Fredrickson & Branigan, 2000), (b) устраняют затяжные отрицательные эмоции (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., в печати), (c) подпитывают психологическую устойчивость (Tugade & Fredrickson, 2000), и (d) повышают психологическую устойчивость и запускают восходящие спирали в сторону повышения эмоционального благополучия (Fredrickson & Joiner, 2000). В дополнение к этой работе, две новые точки зрения подчеркивают длительные личные и социальные преимущества положительных эмоций благодарности (McCullough, Kil-patrick, Emmons, & Larson, 2001; см. Также Fredrickson, 2000d) и возвышения (Haidt, 2000). Я надеюсь, что эти первоначальные открытия вдохновят на дальнейшие исследования положительных эмоций, которые необходимы для проверки, уточнения, поддержки или отказа от теории расширения и построения, что, в свою очередь, будет способствовать развитию позитивной психологии.

    Одной из тем, особенно нуждающихся в изучении, является давняя, но мало поддерживаемая гипотеза о том, что положительные эмоции способствуют физическому здоровью (обзоры см. В Ryff & Singer, 1998; Salovey, Rothman, Detweiler, & Steward, 2000). Например, отрицательные эмоции с их повышенной и часто длительной сердечно-сосудистой активацией вовлечены в этиологию ишемической болезни сердца (Blascovich & Katkin, 1993; Fredrickson et al., 2000; Williams, Barefoot, & Shekelle, 1985).Если положительные эмоции сокращают продолжительность отрицательного эмоционального возбуждения, возможно, они также могут замедлить постепенное прогрессирование болезни (Fredrickson & Levenson, 1998). Известно, что методы релаксации снижают артериальное давление у взрослых гипертоников (Blumenthal, 1985; Schneider et al., 1995), и они могут делать это именно потому, что они извлекают выгоду из расширяющих и отменяющих эффектов удовлетворенности (Fredrickson, 2000a). Кроме того, Рифф и Сингер (1998) предположили, что физическое здоровье зависит от наличия качественных связей с другими и ведения целеустремленной жизни.Недавние данные, кажется, подтверждают это утверждение. Например, люди, которые постоянно испытывали положительные эмоции со своими родителями в детстве, а затем со своими супругами, став взрослыми, были менее чем вдвое ниже, чем другие, демонстрировали высокий уровень совокупного износа тела (Ryff, Singer, Wing и Любовь, в печати). Аналогичным образом, в продольном исследовании с участием 2282 пожилых американцев мексиканского происхождения те, кто сообщил о высоком положительном аффекте, по сравнению с людьми с менее положительным аффектом, в два раза реже стали инвалидом или умерли в течение двухлетнего периода наблюдения (Ostir, Маркидес, Блэк и Гудвин, 2000).Эти новые результаты, хотя и несколько изолированные, подчеркивают идею о том, что положительные эмоции могут иметь важное значение для оптимизации как психологического, так и физического функционирования (Fredrickson, 2000a).

    И все же преимущества положительных эмоций, выявленные до сих пор, вероятно, являются лишь верхушкой пресловутого айсберга. Поскольку движение за позитивную психологию вдохновляет на дополнительные исследования положительных эмоций, может быть обнаружено еще больше причин для развития положительных эмоций.

    Благодарности

    Мое исследование положительных эмоций поддержано грантами MH53971 и MH59615 Национального института психического здоровья, грантом и стипендией факультета Рэкхема Мичиганского университета и фондами Фонда Джона Темплтона.

    Биография

    Барбара Л. Фредриксон

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    • Аффлек Дж., Теннен Х. Создание выгод от невзгод: адаптивная значимость и диспозиционные основы. Журнал личности. 1996; 64: 899–922. [PubMed] [Google Scholar]
    • Арон А., Норман К. С., Арон Е. Н., Маккенна С., Хейман Р. Э. Совместное участие пары в романтических и возбуждающих действиях и испытанное качество отношений. Журнал личности и социальной психологии.2000. 78: 273–284. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ashby FG, Isen AM, Turken AU. Нейропсихологическая теория положительного аффекта и его влияние на познание. Психологический обзор. 1999; 106: 529–550. [PubMed] [Google Scholar]
    • Aspinwall LG. Переосмысление роли положительного аффекта в саморегуляции. Мотивация и эмоции. 1998; 22: 1–32. [Google Scholar]
    • Aspinwall LG. Работа с невзгодами: саморегуляция, преодоление трудностей, адаптация и здоровье. В: Тессер А., Шварц Н., редакторы.Справочник Блэквелла по социальной психологии: Том 1. Внутриличностные процессы. Блэквелл; Maiden, MA: 2001. С. 159–614. [Google Scholar]
    • Aspinwall LG, Taylor SE. Шов во времени: саморегуляция и проактивное копирование. Психологический бюллетень. 1997; 121: 417–436. [PubMed] [Google Scholar]
    • Барон Р.А. Снижение человеческой агрессии: полевое исследование влияния несовместимых реакций. Журнал прикладной социальной психологии. 1976; 6: 260–274. [Google Scholar]
    • Basso MR, Schefft BK, Ris MD, Dember WN.Настроение и глобально-локальная визуальная обработка. Журнал Международного нейропсихологического общества. 1996; 2: 249–255. [PubMed] [Google Scholar]
    • Бласкович Дж., Каткин Э. Сердечно-сосудистая реактивность на психологический стресс и болезнь. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1993. [Google Scholar]
    • Block J, Kremen AM. IQ и эго-устойчивость: концептуальные и эмпирические связи и обособленность. Журнал личности и социальной психологии. 1996; 70: 349–361. [PubMed] [Google Scholar]
    • Blumenthal JA.Релаксационная терапия, биологическая обратная связь и поведенческая медицина. Психотерапия: исследования, практика, обучение. 1985; 22: 516–530. [Google Scholar]
    • Бонанно Г.А., Келтнер Д. Выражение эмоций на лице и течение супружеской утраты. Журнал аномальной психологии. 1997. 106: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
    • Boulton MJ, Smith PK. Социальная природа игрового боя и игрового преследования: механизмы и стратегии, лежащие в основе сотрудничества и компромисса. В: Барков Дж. Х., Космидес Л., Туби Дж., Редакторы.Адаптированный разум: эволюционная психология и формирование культуры. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1992. С. 429–444. [Google Scholar]
    • Кабанак М. Физиологическая роль удовольствия. Наука. 1971, 17 сентября, 173: 1103–1107. [PubMed] [Google Scholar]
    • Cacioppo JT, Gardner WL, Berntson GG. Система аффектов имеет компоненты параллельной и комплексной обработки: Форма следует за функцией. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 76: 839–855. [Google Scholar]
    • Caro TM.Адаптивное значение игры: мы приближаемся? Дерево. 1988; 3: 50–54. [PubMed] [Google Scholar]
    • Carver CS. Устойчивость и процветание: проблемы, модели и связи. Журнал социальных проблем. 1998. 54: 245–266. [Google Scholar]
    • Carver CS, Scheier MF. Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Психологический обзор. 1990; 97: 19–35. [Google Scholar]
    • Clore GL. Почему ощущаются эмоции. В: Экман П., Дэвидсон Р., редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы.Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. С. 103–111. [Google Scholar]
    • Чиксентмихайи М. Флоу: Психология оптимального опыта. HarperPerennial; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
    • Davidson RJ. Нейропсихология эмоций и аффективного стиля. В: Льюис М., Хэвиленд Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1993. С. 143–154. [Google Scholar]
    • Derryberry D, Tucker DM. Мотивируем фокус внимания. В: Neidenthal PM, Chinaama S, редакторы.Глаз сердца: эмоциональные влияния на восприятие и внимание. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1994. С. 167–196. [Google Scholar]
    • Динер Э. Введение в специальный раздел о структуре эмоций. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 76: 803–804. [PubMed] [Google Scholar]
    • Динер Э., Динер К. Большинство людей счастливы. Психологическая наука. 1996. 7: 181–185. [Google Scholar]
    • Динер Э., Сандвик Э., Павот У. Счастье — это частота, а не интенсивность положительного и отрицательного аффекта.В: Strack F, редактор. Субъективное благополучие: междисциплинарная перспектива. Pergamon Press; Оксфорд, Англия: 1991. С. 119–139. [Google Scholar]
    • Dolhinow PJ. В игре на полях. В: Topoff H, редактор. Читатель естествознания в поведении животных. Издательство Колумбийского университета; Нью-Йорк: 1987. С. 229–237. [Google Scholar]
    • Экман П. Настроения, эмоции и качества. В: Экман П., Дэвидсон Р. Дж., Редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994.С. 56–58. [Google Scholar]
    • Экман П., Дэвидсон Р. Дж., Редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. [Google Scholar]
    • Ellsworth PC, Smith CA. Оттенки радости: модели оценки приятных эмоций. Познание и эмоции. 1988; 2: 301–331. [Google Scholar]
    • Estrada CA, Isen AM, Young MJ. Положительный аффект облегчает интеграцию информации и снижает привязанность к рассуждениям врачей. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми.1997. 72: 117–135. [Google Scholar]
    • Фолкман С. Положительные психологические состояния и преодоление тяжелого стресса. Социальная медицина. 1997. 45: 1207–1221. [PubMed] [Google Scholar]
    • Folkman S, Moskowitz JT. Позитивный аффект и обратная сторона совладания. Американский психолог. 2000; 55: 647–654. [PubMed] [Google Scholar]
    • Fox NA. Психологические корреляты эмоциональной реактивности первого года жизни. Психология развития. 1989. 25: 364–372. [Google Scholar]
    • Fredrickson BL.Что хорошего в положительных эмоциях? Обзор общей психологии. 1998. 2: 300–319. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Fredrickson BL. Выращивание положительных эмоций для улучшения здоровья и благополучия. Prevention and Treatment, 3. 2000a Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http://www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030001a.html.
    • Фредриксон БЛ. Проведение исследований положительных эмоций. Prevention and Treatment, 3. 2000b Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http: // www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030007r.html.
    • Фредриксон БЛ. Извлечение значения из прошлого эмоционального опыта: важность пиков, концов и конкретных эмоций. Познание и эмоции. 2000c; 14: 577–606. [Google Scholar]
    • Fredrickson BL. Благодарность и другие положительные эмоции расширяются и укрепляются. В кн .: Председатель Эммонс Р.А., редактор. Разжигая науку благодарности. Симпозиум, спонсируемый Фондом Джона Темплтона; Даллас, Техас: октябрь 2000 г. [Google Scholar]
    • Fredrickson BL.Положительные эмоции как сильные стороны: значение для таксономии VIA. В: Vaillant GA Председатель, редактор. К систематике сильных и добродетельных сил VIA. Симпозиум, спонсируемый Институтом ценностей в действии и Сетью позитивной психологии; Фогельсвилл, Пенсильвания: октябрь 2000 г. [Google Scholar]
    • Fredrickson BL. Позитивные эмоции. В: Снайдер CR, Лопес SJ, редакторы. Справочник по позитивной психологии. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати. [Google Scholar]
    • Fredrickson BL, Branigan CA.Положительные эмоции расширяют побуждения к действиям и увеличивают объем внимания. 2000. Рукопись готовится. [Google Scholar]
    • Фредриксон Б.Л., Браниган К. Положительные эмоции. В: Mayne TJ, Bonnano GA, редакторы. Эмоции: текущие проблемы и направления на будущее. Guilford Press; Нью-Йорк: 2001. С. 123–151. [Google Scholar]
    • Фредриксон Б.Л., Джойнер Т. Положительные эмоции запускают восходящие спирали к эмоциональному благополучию. 2000. Рукопись отправлена ​​в печать. [PubMed] [Google Scholar]
    • Фредриксон Б.Л., Левенсон Р.В.Положительные эмоции ускоряют восстановление после сердечно-сосудистых последствий отрицательных эмоций. Познание и эмоции. 1998. 12: 191–220. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Фредриксон Б.Л., Манкузо Р.А., Браниган К., Тугаде М. Мотивация и эмоции. Разрушающий эффект положительных эмоций. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Fredrickson BL, Maynard KE, Helms MJ, Haney TL, Seigler IC, Barefoot JC. Враждебность определяет величину и продолжительность реакции артериального давления на гнев.Журнал поведенческой медицины. 2000. 23: 229–243. [PubMed] [Google Scholar]
    • Frijda NH. Эмоции. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Англия: 1986. [Google Scholar]
    • Фриджда Н.Х., Койперс П., Шуре Э. Отношения между эмоциями, оценкой и эмоциональной готовностью к действию. Журнал личности и социальной психологии. 1989. 57: 212–228. [Google Scholar]
    • Хайдт Дж. Положительные эмоции возвышения. Prevention and Treatment, 3. 2000 Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http: // www.journals.apa.org/prevention/volume 3 / preOO3OO03c.html.
    • Исен AM. Влияние положительного и отрицательного воздействия на когнитивную организацию: некоторые последствия для развития. В: Штейн Н., Левенталь Б., Трабассо Т., редакторы. Психологические и биологические подходы к эмоциям. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1990. С. 75–94. [Google Scholar]
    • Исен AM. Положительный эффект и принятие решений. В: Льюис М., Хэвиленд-Джонс Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. 2-е изд. Guilford Press; Нью-Йорк: 2000.С. 417–435. [Google Scholar]
    • Исен А.М., Даубман К.А. Влияние аффекта на категоризацию. Журнал личности и социальной психологии. 1984. 47: 1206–1217. [Google Scholar]
    • Исен А.М., Даубман К.А., Новицки Г.П. Положительное влияние способствует творческому решению проблем. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 52: 1122–1131. [PubMed] [Google Scholar]
    • Айзен AM, Johnson MMS, Mertz E, Robinson GF. Влияние положительно сказывается на необычности словесных ассоциаций.Журнал личности и социальной психологии. 1985. 48: 1413–1426. [PubMed] [Google Scholar]
    • Айзен А.М., Минс Б. Влияние положительного воздействия на стратегию принятия решений. Социальное познание. 1983; 2: 18–31. [Google Scholar]
    • Isen AM, Rosenzweig AS, Young MJ. Влияние положительного эффекта на решение клинических проблем. Принятие медицинских решений. 1991; II: 221–227. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ито Т.А., Качиоппо Дж. Т.. Психофизиология оценок полезности. В: Канеман Д., Динер Э., Шварц Н., редакторы.Благополучие: основы гедонической психологии. Фонд Рассела Сейджа; Нью-Йорк: 1999. С. 470–488. [Google Scholar]
    • Изард CE. Человеческие эмоции. Пленум; Нью-Йорк: 1977. [Google Scholar]
    • Kahn BE, Isen AM. Влияние положительно влияет на поиск разнообразия среди безопасных, приятных продуктов. Журнал потребительских исследований. 1993; 20: 257–270. [Google Scholar]
    • Канеман Д. Объективное счастье. В: Канеман Д., Динер Э., Шварц Н., редакторы. Благополучие: основы гедонической психологии.Фонд Рассела Сейджа; Нью-Йорк: 1999. С. 3–25. [Google Scholar]
    • Keltner D, Bonanno GA. Изучение смеха и диссоциации: отчетливые корреляты смеха и улыбки во время утраты. Журнал личности и социальной психологии. 1997. 73: 687–702. [PubMed] [Google Scholar]
    • Lazarus RS. Эмоция и адаптация. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1991. [Google Scholar]
    • Lazarus RS. От психологического стресса к эмоциям: история изменения взглядов.Ежегодный обзор психологии. 1993; 44: 1–22. [PubMed] [Google Scholar]
    • Лазарус Р.С., Каннер А.Д., Фолкман С. Эмоции: когнитивно-феноменологический анализ. В: Плутчик Р., Келлерман Х., редакторы. Теории эмоций. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1980. С. 189–217. [Google Scholar]
    • Lee PC. Игра как средство развития отношений. В: Хинде Р.А., редактор. Социальные отношения примаса. Блэквелл; Оксфорд, Англия: 1983. С. 82–89. [Google Scholar]
    • Лесли А.М. Притворство и репрезентация: истоки «теории разума».’. Психологический обзор. 1987. 94: 412–426. [Google Scholar]
    • Льюис М. Застенчивые эмоции: смущение, гордость, стыд и вина. В: Льюис М., Хэвиленд Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1993. С. 563–573. [Google Scholar]
    • Levenson RW. Человеческие эмоции: функциональный взгляд. В: Экман П., Дэвидсон Р., редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. С. 123–126. [Google Scholar]
    • McCraty R, Atkinson M, Tiller W, Rein G, Watkins AD.Влияние эмоций на краткосрочный анализ спектра мощности вариабельности сердечного ритма. Американский журнал кардиологии. 1995; 76: 1089–1093. [PubMed] [Google Scholar]
    • Маккалоу М.Э., Килпатрик С.Д., Эммонс Р.А., Ларсон Д.Б. Является ли благодарность моральным аффектом? Психологический бюллетень. 2001; 127: 249–266. [PubMed] [Google Scholar]
    • Оатли К., Дженкинс Дж. М.. Понимание эмоций. Блэквелл; Кембридж, Массачусетс: 1996. [Google Scholar]
    • Ostir GV, Markides KS, Black SA, Goodwin JS. Эмоциональное благополучие предсказывает последующую функциональную независимость и выживание.Журнал Американского гериатрического общества. 2000. 48: 473–478. [PubMed] [Google Scholar]
    • Панксепп Дж. Дефицит внимания, гиперактивность, психостимуляторы и непереносимость детской игривости: трагедия в процессе становления? Современные направления психологической науки. 1998. 7: 91–98. [Google Scholar]
    • Петерсон С., Селигман, депутат Европарламента. Причинные объяснения как фактор риска депрессии: теория и доказательства. Психологический обзор. 1984. 91: 347–314. [PubMed] [Google Scholar]
    • Porges SW.Ориентация в защитном мире: модификации млекопитающих нашего эволюционного наследия: поливагальная теория. Психофизиология. 1995; 32: 301–318. [PubMed] [Google Scholar]
    • Рид МБ, Aspinwall LG. Самоутверждение снижает предвзятое отношение к информации о риске для здоровья. Мотивация и эмоции. 1998. 22: 99–132. [Google Scholar]
    • Rosenberg EL. Уровни анализа и организации аффекта. Обзор общей психологии. 1998; 2: 247–270. [Google Scholar]
    • Рассел Дж. А., Фельдман Барретт Л.Основной аффект, прототипные эмоциональные эпизоды и другие вещи, называемые эмоциями: вскрытие слона. Журнал личности и социальной психологии. 1999. 76: 805–819. [PubMed] [Google Scholar]
    • Райан Р.Л., Деси Э.Л. Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог. 2000; 55: 68–78. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ryff CD, Singer BH. Контуры позитивного здоровья человека. Психологическое расследование. 1998; 9: 1–28. [Google Scholar]
    • Ryff CD, Singer BH.Роль эмоций на пути к положительному здоровью. В: Дэвидсон Р. Дж., Голдсмит Х. Х., Шерер К., редакторы. Справочник аффективной науки. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати. [Google Scholar]
    • Ryff CD, Singer BH, Wing E, Love GD. Избирательная близость и непрошенные страдания: отображение эмоций, связанных с близкими, на здоровье. В: Ryff CD, Singer BH, редакторы. Эмоции, социальные отношения и здоровье: Третий ежегодный симпозиум по эмоциям в Висконсине. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати.[Google Scholar]
    • Salovey P, Rothman AJ, Detweiler JB, Steward W.T. Эмоциональные состояния и физическое здоровье. Американский психолог. 2000. 55: 110–121. [PubMed] [Google Scholar]
    • Шнайдер Р. Х., Стаггерс Ф., Александр К. Н., Шеппард В., Рэйнфорт М., Кондвани К., Смит С., Кинг К. Дж. Рандомизированное контролируемое исследование снижения стресса при гипертонии у пожилых афроамериканцев. Гипертония. 1995; 26: 820–827. [PubMed] [Google Scholar]
    • Селигман, депутат Европарламента, Чиксентмихайи М. Позитивная психология: введение.Американский психолог. 2000; 55: 5–14. [PubMed] [Google Scholar]
    • Шеррод Л. Р., Зингер Дж. Л.. Развитие притворства. В: Гольдштейн Дж, редактор. Спорт, игры и игра. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1989. стр. 1–38. [Google Scholar]
    • Саймонс С.Р., Маккласки-Фосетт К.А., Папини Д.Р. Теоретический и функциональный взгляд на развитие юмора в младенчестве, детстве и юности. В: Nahemow L, McCluskey-Fawcett KA, McGhee PE, редакторы. Юмор и старение. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1986.С. 53–77. [Google Scholar]
    • Solomon RL, Corbit JD. Теория мотивации оппонент-процесса: I. Временная динамика аффекта. Психологический обзор. 1974. 81: 119–145. [PubMed] [Google Scholar]
    • Штейн Н.Л., Фолкман С., Трабассо Т., Ричардс Т.А. Процессы оценки и достижения цели как предикторы психологического благополучия лиц, ухаживающих за близкими. Журнал личности и социальной психологии. 1997. 72: 872–884. [PubMed] [Google Scholar]
    • Тейлор С.Е., Кемени М.Э., Рид Г.М., Бауэр Д.Е., Грюневальд Т.Л.Психологические ресурсы, позитивные иллюзии и здоровье. Американский психолог. 2000; 55: 99–109. [PubMed] [Google Scholar]
    • Tellegen A, Watson D, Clark LA. О размерной и иерархической структуре аффекта. Психологическая наука. 1999; 10: 297–303. [Google Scholar]
    • Tomkins SS. Аффект, образность, сознание: Том 1 Аффект положительный. Springer; Нью-Йорк: 1962. [Google Scholar]
    • Туби Дж., Космидес Л. Прошлое объясняет настоящее: эмоциональные адаптации и структура среды предков.Этология и социобиология. 1990; 11: 375–424. [Google Scholar]
    • Trope Y, Neter E. Согласование конкурирующих мотивов в самооценке: роль самоконтроля в поиске обратной связи. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 646–657. [PubMed] [Google Scholar]
    • Trope Y, Pomerantz EM. Разрешение конфликтов между мотивами самооценки: положительный опыт как ресурс для преодоления защитной реакции. Мотивация и эмоции. 1998. 22: 53–72. [Google Scholar]
    • Tugade M, Fredrickson BL.Устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы оправиться от отрицательного эмоционального возбуждения. 2000. Рукопись готовится. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж., Теллеген А. Две общие системы активации аффекта: структурные открытия, эволюционные соображения и психобиологические данные. Журнал личности и социальной психологии. 1999. 76: 820–838. [Google Scholar]
    • Williams RB, Barefoot JC, Shekelle RB. Последствия враждебности для здоровья.В: Чесней М.А., Розенман Р.Х., редакторы. Гнев и враждебность при сердечно-сосудистых и поведенческих расстройствах. Полушарие; Вашингтон, округ Колумбия: 1985. С. 173–185. [Google Scholar]
    • Вольпе Дж. Психотерапия путем взаимного торможения. Stanford University Press; Стэнфорд, Калифорния: 1958. [Google Scholar]

    Теория позитивных действий — Исследование позитивных действий

    Программа PA , впервые разработанная в 1977 году Кэрол Гербер Оллред, доктором философии. и пересмотренный с тех пор в результате оценки процесса, основан на широкой теории самооценки (Combs, 1962; Purkey, 1970; Purkey & Novak, 1984), особенно Теории повышения самооценки (SET) (DuBois et al. ., 2009). При поддержке исследований в области социальной психологии, психологии развития и клинической психологии SET утверждает, что желание хорошо себя чувствовать является сильной универсальной потребностью и что люди (включая маленьких детей) будут использовать несколько когнитивных, аффективных и поведенческих стратегий для приобретения и поддержания чувств. стоит. Положительные результаты следуют в той степени, в которой люди должным образом подготовлены и поддерживаются для удовлетворения своей мотивации к самооценке посредством адаптивных убеждений, ценностей и действий.

    Экологическая поддержка (возможности для развития навыков, демонстрация мастерства, подкрепление в различных условиях) и тренинг по повышению самооценки, которые частично направлены на привнесение мотивации к самооценке и усилий по удовлетворению этой потребности в сознательное осознание, вместе являются ожидается, будет эффективным.Действительно, имеющиеся данные показывают, что стимулирование положительных эмоций по отношению к себе может быть лучшим методом регулирования отрицательных эмоций и их пагубного воздействия на самоконтроль (Fredrickson, 2000; Fredrickson & Joiner, 2002; Lazarus, 1991).

    Одним из аспектов программы является обучение учителей и родителей тому, как выявлять и укреплять позитивные мысли, действия и чувства взрослых и учащихся, что приводит к укреплению позитивного поведения и усилению связи учащихся с родителями и школой, в соответствии с множеством теорий социального обучения (Эйкерса , 1977, 1998; Bandura, 1977a, 1977b, 1986) и другие современные подходы к социальному развитию, укреплению здоровья и профилактике нездорового поведения (DuPaul & Stoner, 2004; Hawkins & Weis, 1985; Petraitis, Flay, & Miller, 1995 ).

    Research поддерживает акцент программы на эмоциях, показывая, что даже очень маленькие дети проявляют положительные эмоции сочувствия и сочувствия и чувствительны к благополучию других, часто действуют просоциально, даже альтруистично (Eisenberg & Fabes, 1998). Самосогласованность становится моральной только тогда, когда наше понимание и рассуждения о социальных вопросах и проблемах становятся связанными с нашими чувствами и мотивацией действовать ответственно — когда мы намереваемся поступать правильно или хорошо (Blasi, 2004; Higgins-D’Alessandro & Power, 2005).

    Круг Мысли-Действия-Чувства программы PA также согласуется с теориями изменения поведения, в которых основное внимание уделяется установкам, социальным нормативным убеждениям и самоэффективности, каждая из которых имеет аффективный характер (оценки, мотивация подчиняться, самоопределение). ) и когнитивный (ожидания, нормативные убеждения, социальные навыки) компоненты. Эти теории и взгляды интегрированы в Теорию триадного влияния Флея (TTI) (Flay & Petraitis, 1994; Flay et al., 2009; Petraitis, Flay, Miller, Torpy, & Greiner, 1994).

    Программа PA направлена ​​на обеспечение комплексного подхода к школьной организации, отношениям учителя и ученика, вовлечению родителей, методам обучения и развитию самооценки всех сторон.

    Подробнее о программе Positive Action можно прочитать здесь.

    Теория позитивной психологии в двух словах

    Позитивная психология дополняет традиционную психологию, которая занимается патологией. Он изучает сильных сторон, , добродетелей и факторов, , которые способствуют полноценной и значимой жизни.

    «Наверное, самая большая идея заключается в том, что счастье — это не только место, но и процесс. Счастье — это непрерывный процесс новых вызовов и проблем. . . чтобы и дальше быть счастливым, нужно правильное отношение и правильные занятия ».

    — Эд Динер

    Мартин Селигман, , которого часто называют основоположником позитивной психологии, описывает ее как научное исследование оптимального функционирования человека, направленное на выявление и продвижение факторов, которые позволяют людям и сообществам процветать.

    Вот краткий обзор теории позитивной психологии.

    Краткое введение

    До появления позитивной психологии основная психология в значительной степени фокусировалась на негативных аспектах жизни, таких как депрессия и тревога (Csikszentmihalyi & Seligman, 2000).

    Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам ( DSM ) — это диагностическое руководство, которым владеет почти каждый психолог в мире.Но до начала 2000-х не существовало сопоставимого руководства с систематической классификацией положительных человеческих качеств и ценностей.

    Фактически, с 1887 по 2001 год из каждых 17 исследований психологии, связанных с темой отрицательных эмоций, было только одно, относящееся к положительным эмоциям (Myers, 2015). Некоторые исследователи занимались такими темами, как творчество, оптимизм, и мудрость , , но не было теории или всеобъемлющей основы, объединяющей их.

    Перед Второй мировой войной у психологии было три основных задачи (Csikszentmihalyi & Seligman, 2000):

    1. Чтобы понять и вылечить психическое заболевание;
    2. Для улучшения жизни и производительности людей;
    3. Для выявления и развития высоких талантов.

    Однако, учитывая гуманитарный кризис в период после Второй мировой войны, все доступные психологические ресурсы были направлены на исследование и лечение психических расстройств. Так психология начала работать в рамках болезни. Один из результатов этой концепции является положительным: теперь можно вылечить четырнадцать психологических заболеваний, которые считались неизлечимыми.

    Тем не менее, неспособность изучить таланты, сильные стороны и другие положительные аспекты жизни оставила пробел в области психологии.Любая наука, занимающаяся фундаментальными вопросами человеческой жизни, неполна, если фокусируется только на негативе.

    Теория позитивной психологии

    Позитивная психология родилась из необходимости научного изучения положительных сторон жизни. Теория позитивной психологии претерпела значительные изменения за последние несколько лет — постоянно растущее количество исследований раскрывает строительные блоки счастья и благополучия.

    В ходе многочисленных исследований Мартин Селигман обнаружил, что степень, в которой люди осознают и используют свои сильные стороны (например, смелость, настойчивость и мудрость), сильно влияет на качество их жизни (Park, Peterson, & Seligman, 2004; Селигман, 2012).

    Он потратил годы на разработку теории благополучия, получившей название модели PERMA . Модель состоит из пяти элементов, составляющих основу процветающей жизни (Селигман, 2012; 2018):

    1. Положительные эмоции;
    2. Помолвка;
    3. Отношения;
    4. Значение;
    5. Достижения.

    Каждый из этих элементов имеет три свойства:

    1. Способствует благополучию;
    2. Люди преследуют это ради себя, а не только для достижения других элементов;
    3. Измеряется и определяется независимо от других элементов.

    Подробное описание модели PERMA

    Вот более подробный взгляд на каждый аспект модели PERMA. Состоит из пяти компонентов:

    1. Положительные эмоции

    Барбара Фредриксон в своей теории «расширяй и создавай » (1998) объясняет, что положительные эмоции могут развивать наши физические, интеллектуальные и социальные способности. Она выдвинула гипотезу, что, расширяя свой репертуар осознания и мысли-действия, мы ищем творческие и гибкие способы мышления и действий.

    Со временем этот эффект расширения способствует развитию навыков и ресурсов. Исследование Фредриксона показывает, что люди, испытывающие положительные эмоции, устанавливают больше связей, создают более инклюзивные категории и обладают повышенным уровнем творчества.

    Положительные эмоции также помогают нам лучше работать и укрепляют наши отношения.

    2. Помолвка

    Flow — это опыт оптимального психологического функционирования, когда мы полностью поглощены задачей, которая немного превышает наш уровень навыков и, следовательно, требует от нас выхода на новый уровень производительности.

    «Лучшие моменты нашей жизни — это не время пассивности, восприятия и расслабления. . . Лучшие моменты обычно случаются, если тело или разум человека напряжены до предела в добровольных усилиях, направленных на достижение чего-то трудного и стоящего ».

    — Михай Чиксентмихайи (1990, стр. 3)

    При ощущении потока концентрация становится настолько сфокусированной на лазере, что кажется, что все остальное исчезает, а восприятие времени изменяется.

    Непрерывный голос в нашей голове также стихает, когда мы чувствуем поток.Исследования показывают, что префронтальная кора, область мозга, отвечающая за когнитивные процессы, такие как саморефлексия и самосознание, менее активна во время состояний потока (Dietrich, 2003). Результат — повышенный уровень производительности и творчества.

    Михай Чиксентмихайи, исследователь, придумавший термин «поток», считает, что счастье — это не просто явление. Напротив, Csikszentmihalyi (1990) говорит, что это продукт человека, который сталкивается с проблемами, которые не являются ни слишком сложными, ни слишком простыми для его способностей.

    3. Взаимоотношения

    Как люди, мы запрограммированы на общение с другими. Нам нужна связь, любовь, а также физическая и эмоциональная близость к другим.

    Потребность в общении возникает при рождении — человеческие младенцы зависят от других, которые заботятся о них, потому что они не могут выжить самостоятельно. Кроме того, люди развиваются и узнают о жизни и перемещении по миру посредством взаимодействия с другими людьми и открываемых ими перспектив.

    Поэтому неудивительно, что исследования неоднократно показывали, что единственное, что отличает более счастливых людей, — это качество их отношений.

    Психиатр Роберт Уолдингер стоит за одним из самых длинных и полных исследований взрослой жизни. В исследовании участвовали две группы мужчин в течение 75 лет, начиная с 1938 года. Эти мужчины каждые два года отвечали на опросы о качестве своего брака, удовлетворенности работой и социальной активности. Каждые пять лет исследователи проверяли физическое здоровье испытуемых.

    В ходе исследования нужно было ответить на один вопрос: что делает нас счастливыми и здоровыми? Результаты показали простой ответ: хорошие отношения.

    Кристофер Петерсон хорошо резюмировал это своей цитатой:

    «Другие люди имеют значение».

    4. Значение

    Селигман утверждает, что на уровень благополучия влияет выбор, отношение и поведение. Однако он заявляет, что коротких путей нет. Хорошее самочувствие требует усилий и настойчивости.

    И хотя положительные эмоции необходимы для здоровой жизни, воспитание более глубокого и стойкого чувства благополучия требует исследования смысла.

    Мартин Селигман определяет , означающее , как «использование ваших сильных сторон и добродетелей на службе чего-то гораздо большего, чем вы есть» (Селигман, 2002, стр. 249).

    Он утверждает, что подлинное счастье:

    «Предисловие к осмысленной жизни и о том, что, хотя можно принимать наркотики для создания эффектов положительных эмоций и удовольствия с помощью фармакологии, невозможно синтезировать положительные эффекты пребывания в потоке или переживания смысла.”

    Когда мы гонимся только за удовольствием ради удовольствия и не используем свои сильные стороны для достижения чего-то значимого, мы можем упустить свой потенциал. Но когда мы применяем и развиваем наши уникальные сильные стороны и достоинства к чему-то большему, чем мы сами, мы испытываем более глубокое чувство удовлетворения, .

    5. Достижения

    Исследования неизменно показывают, что люди, которые чувствуют себя лично причастными к достижению своих целей, показывают более высокий уровень благополучия и имеют лучшее здоровье, чем люди, которым не хватает чувства направления в своей жизни.

    Тем не менее, не все цели в равной степени способствуют благополучию. Исследования показывают, что цели, ведущие к благополучию, имеют личное значение.

    В начале 1960-х Селигман работал в лаборатории профессора Байрона Кэмпбелла в Принстонском университете. В то время преобладающей теорией мотивации была теория снижения влечения, которая гласила, что все животные действуют, исходя из потребности удовлетворить свои биологические потребности.

    Однако в 1959 году Роберт Уайт опубликовал статью под названием «Мотивация по-новому: концепция компетенции», которая противоречила теории снижения влечения.В нем он утверждал, что вместо того, чтобы просто удовлетворять биологические потребности, люди и животные часто действовали ради господства над окружающей их средой.

    Селигман обнаружил, что это правда. Мы часто стремимся к достижениям ради них самих, даже если это не приводит к увеличению положительных эмоций, значимости или качества отношений.

    Итак, как нам изменить нашу точку зрения, чтобы включить эти другие аспекты, которые помогают людям процветать?

    Краткое описание

    Селигман объясняет, как с помощью позитивной психологии и его целостного исследования счастья он стал:

    «[…] пытается расширить сферу позитивной психологии далеко за пределы смайлика.Счастье — лишь пятая часть того, что люди выбирают делать ».

    — Мартин Селигман

    Как вы можете применить модель PERMA в личной или рабочей жизни? Были ли у вас успехи или трудности с этим раньше?

    Мы хотели бы услышать ваш опыт в разделе комментариев ниже.

    • Csikszentmihalyi, M. (1990). Flow: Психология оптимального опыта. Харпер энд Роу.
    • Csikszentmihalyi, M., & Seligman, M.E.П. (2000). Позитивная психология. Американский психолог , 55 (1), 5-14.
    • Дитрих А. (2003). Функциональная нейроанатомия измененных состояний сознания: гипотеза преходящей гипофронтальности. Сознание и познание , 12 (2), 231-256.
    • Фредриксон, Б. Л. (1998). Что хорошего в положительных эмоциях? Обзор общей психологии, 2 (3), 300-319.
    • Майерс, Д. Г. (2015) Эмоции, стресс и здоровье.В Д. Г. Майерс (ред.), Психология (11-е изд.). Скотт-Форесман.
    • Парк Н., Петерсон К. и Селигман М. Э. (2004). Сильные стороны характера и благополучия. Журнал социальной и клинической психологии , 23 (5), 603-619.
    • Селигман, М. Э. П. (2012). Flourish: новое понимание счастья и благополучия. Саймон и Шустер.
    • Селигман, М.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *