Предмет исследования кейнсианство: Кейнс и кейнсианство — Сайт Марии Загорской

Автор: | 22.05.2021

Кейнсианская Научно-Исследовательская Программа В Контексте «Новой Нормальности»

Author

Abstract

Целью статьи является выделение структурных элементов кейнсианской научно-исследовательской программы и анализ ее соотношения с «новой нормальностью». В работе использована методология научно-исследовательской программы И. Лакатоса, дополненная идеей о тождественности картины исследуемой реальности как онтологической предпосылки экономической теории и твердого ядра научно-исследовательской программы. Выявлены основные постулаты твердого ядра кейнсианской научно-исследовательской программы, ее негативная и позитивная эвристика, сформулирована картина экономической реальности, репрезентирующая предмет исследования кейнсианской теории, и обоснован вывод о реактуализации кейнсианской научно-исследовательской программы в современных условиях

Suggested Citation

  • Кусургашева Л.В. & Черновол С.Н., 2016. «Кейнсианская Научно-Исследовательская Программа В Контексте «Новой Нормальности»,» Проблемы современной экономики, CyberLeninka;Общество с ограниченной ответственностью «Научно-производственная компания «РОСТ», issue 4 (60), pages 50-57.
  • Handle: RePEc:scn:004883:17008459

    Download full text from publisher

    Corrections

    All material on this site has been provided by the respective publishers and authors. You can help correct errors and omissions. When requesting a correction, please mention this item’s handle: RePEc:scn:004883:17008459. See general information about how to correct material in RePEc.

    For technical questions regarding this item, or to correct its authors, title, abstract, bibliographic or download information, contact: (CyberLeninka). General contact details of provider: http://cyberleninka.ru/ .

    If you have authored this item and are not yet registered with RePEc, we encourage you to do it here. This allows to link your profile to this item. It also allows you to accept potential citations to this item that we are uncertain about.

    We have no references for this item. You can help adding them by using this form .

    If you know of missing items citing this one, you can help us creating those links by adding the relevant references in the same way as above, for each refering item. If you are a registered author of this item, you may also want to check the «citations» tab in your RePEc Author Service profile, as there may be some citations waiting for confirmation.

    Please note that corrections may take a couple of weeks to filter through the various RePEc services.

    Кейнсианство (Keynesian economics)

                                         

    2. Суть кейнсианства.

    (The essence of Keynesianism)

    Рыночной экономике не свойственно равновесие, обеспечивающее полную занятость. причиной является склонность к сбережению части доходов, которая приводит к тому, что совокупный спрос меньше совокупного предложения. чтобы преодолеть склонность к сбережению невозможно. поэтому государство должно регулировать экономику воздействием на совокупный спрос: увеличение денежной массы, снижение процентных ставок, стимулирование инвестиционной активности. отсутствие спроса компенсирует за счет общественных работ и бюджетного финансирования.

    По данной схеме развитые страны успешно строили экономику в течение 25 лет. только в начале 1970-х начали проявляться проблемы макроэкономической политики, обострившиеся нефтяной кризис 1973 г.

    Кейнс построил следующую цепочку: падение общего покупательского спроса вызывает сокращение производства товаров и услуг. сокращение производства ведет к разорению мелких товаропроизводителей, к увольнениям сотрудников крупных предприятий и массовая безработица. безработица приводит к снижению доходов населения, то есть покупателей. И это, в свою очередь, форсирует дальнейшее падение покупательского спроса на товары и услуги. возникает замкнутый круг, который держит экономику в состоянии хронической депрессии.

    Кейнс предлагал следующий выход: если массовый потребитель не способен оживить совокупный спрос в национальной экономике, оно должно быть государством. если государство будет навязывать и платить компании крупный заказ, это приведет к дополнительной рабочей силе со стороны этих компаний. получая заработную плату, бывшие безработные увеличат свои расходы на потребительские товары, и, соответственно, позволит увеличить общий экономический спрос. это в свою очередь приведет к увеличению совокупного предложения товаров и услуг, и общее оздоровление экономики. начальный государственный заказ, представленные предприятиям, может быть грандиозным и в какой-то мере даже бесполезное.

    Основные методологические принципы подхода Дж. М. Кейнс:

    • Важнейшие проблемы расширенного воспроизводства необходимо решать не с позиции изучения предложения ресурсов и спроса на рынке, выделение ресурсов для внедрения.
    • Кризис перепроизводства не хочется и проблему равновесия в макроэкономике следует решать с позиции «эффективного спроса», который выражает равновесие между потребителем и производством, доходом и занятостью.
    • Введение термина «эффективный спрос» стимулировало анализ макроэкономических показателей, что позволило выяснить функционирования экономической системы в целом, потоки, производства, распространения и потребления ценностей.
    • Основным инструментом регулирования экономики признавалась бюджетная политика, на которое была возложена задача обеспечения занятости рабочей силы и производственного оборудования.
    • Рыночная экономика не может саморегулироваться, и поэтому вмешательство государства неизбежно.

    Идеи Кейнса получили дальнейшее развитие в работах представителей «ортодоксального» кейнсианство и слева-кейнсианцы Дж. Робинсон., П. херовый и т. д. глава американских последователей Кейнса Э. Хансен положил кейнсианский коэффициент мультипликатора в основу теории экономического цикла. сделан вывод, что увеличивая расходы и снижая налоги, в результате чего дефицит бюджета будет покрыт за счет запасов и займов в периоды кризисного спада и сокращения эксплуатационных расходов и повышения налогов, в результате профицит бюджета используется для создания резервов и погашение кредитов в течение периода «перегрева экономики», государство способно сгладить циклические колебания производства и занятости.

    Кейнсианство ввело в научный оборот макроэкономические агрегатные общей стоимости макроэкономические показатели, их количественные отношения. тем самым оно дало импульс развитию новых разделов экономической науки, в частности эконометрики.

    Значение основной работы Кейнса, по мнению некоторых авторитетных экономистов, недооцененным или непонятым вообще. особенно когда «1012110 идет об иррациональных факторах в поведении человека:

    Между тем, «Общей теории» Кейнс был намеренно выхолащивается, и этот процесс начался вскоре после ее опубликования и заметно возросли «Общую теорию» — в 1960. последователи Кейнса убрали из его концепции все, что касается иррационального начала — то есть неэкономические мотивы и иррациональное поведение, которое, в первую очередь, и основывалась кейнсианская трактовка Великой депрессии.

    Идеи Кейнса становятся почти самоочевидными в отношении кризисных явлений в экономике, но не для представителей неоклассической школы экономики. 1970 гг Роберт Лукас заявил: «видимо, в кризис кейнсианской становится все». однако, сущность финансового кризиса, В 2009 году показывает трудности реализации кейнсианского подхода в условиях, когда процентная ставка изначально была невысока, а государственный долг близок или превышает сумму годового ВВП страны. профессор РЭШ Константин Сонин в предисловии к русскому изданию книги Роберт Скидельски 2008 года, говоря о недавнем экономическом кризисе, пишет:

    От кейнсианских идей впечатляет интеллектуальной оппозиции и голоса противников не менее громко, чем голоса neokantians. впрочем, финансовый кризис развивался так стремительно, что дебаты нужно проводить после того, как большинство стран выбрали первый ответ на кризис. И ответ был практически везде решительно кейнсианская.

    Был ли Джон Мейнард Кейнс кейнсианцем » Економіст


    Известно, что экономическая наука развивается различными путями, образуя самостоятельные теории, школы и учения. Естественно, что в силу своих отличий они находятся в определённом противостоянии и даже в противоборстве, которое, с одной стороны является движущей силой развития науки, а с другой – создает тормозящий эффект этому развитию.

    Наиболее заметное противоборство наблюдается между старой и новой классической экономической наукой. Пожалуй, самой яркой точкой их противостояния являются их взгляды на понимание категории стоимости. Однако последнее время это противостояние становится менее антагонистичным [8, с. 36]. Появляется единая классическая экономическая наука.

    Особняком от новой и старой классической экономической науки стоит кейнсианство. В 90-х годах кейнсианский метод развития экономики мог дать сильнейший толчок для выхода из депрессии Украины. Однако он оказался вне внимания украинского руководства. Но не только это составляет актуальность настоящей работы. Не менее важно, что учение Кейнса является неразрывной частью классической экономической науки. Понимание этого обстоятельства может позволить извлечь кейнсианство из забвения и дать возможность вновь служить процветанию общества. В том числе и в Украине. Именно в этом состоит

    актуальность поднятой темы.

    Целью
    работы является демонстрация единства кейнсианской и классической школ экономической науки. Метод – анализ учения Джона Мейнарда Кейнса. Объектом исследования является книга «Общая теория занятости, процента и денег». Предметом – место учения Кейнса в мировой экономической науке.

    Смысл учения Джона Мейнарда Кейнса изложен в его работе «Общая теория занятости, процента и денег». Однако эта книга чрезвычайно сложна для восприятия. Те редкие экономисты, которые попытались её прочесть от начала до конца, наверняка согласятся с мнением, которое сложилось у другого выдающегося экономиста П. Самуэльсона: «Это плохо написанная, плохо организованная книга; и обыватель, который полагался на репутацию автора и купил ее, пожалел о потраченных 5 шиллингах. Она совсем не пригодна для процесса обучения.

    Она претензионная, полемичная и не слишком щедрая на признание чужих заслуг. Она полна иллюзий и недоразумений: вынужденная безработица, единица заработной платы, равенство сбережений и инвестиций, механизм мультипликатора, связь предельной эффективности капитала и процента, вынужденные сбережения, разные формы процентов и много другого.

    Кейнсианская система изложена так путано, будто сам автор плохо понимал ее суть и основные черты; и, конечно, он демонстрирует худшие черты, когда пытается выяснять отношения со скучной алгеброй, а двусмысленные определения неожиданно ведут к незабываемым побочным линиям рассуждений. Но когда все это остаётся позади, мы находим анализ ясным и новым. Короче говоря, это работа гения» [9].

    Что касается впечатлений автора этих строк, то книга представляет собой нагромождение размышлений, которые оказались опубликованными до того, как их смысл удосужились воплотить в доступный для понимания текст. Но Кейнса осуждать за это не следует: в науке это случается достаточно часто. Чего стоит, скажем, «Капитал» К. Маркса.

    Несмотря на то, что в названии книги упоминаются занятость, процент и деньги, книга посвящена, главным образом, проблеме занятости и представляет собой теорию занятости. Процент и деньги рассматриваются лишь постольку, поскольку они связаны с проблемами занятости. Суть своей теории занятости Кейнс излагает следующим образом: «… равновесный уровень занятости зависит: … от функции совокупного предложения, … от склонности к потреблению и … от объема инвестиций. Это и есть суть общей теории занятости [2, с. 153]».

    Исследователи научного наследия Кейнса все изложенные в книге идеи систематизировали и представили в логической последовательности. Один из лучших продуктов их труда можно найти в «Истории экономических учений» В. Базилевича [4, с. 855]. С учётом незначительного размера и поставленной цели настоящей статьи, здесь представлена только незначительная часть изложенных в ней идей и открытий.

    В рамках же задач, стоящих перед настоящей работой, всё внимание акцентировано на том обстоятельстве, что популярное и более известное широкому кругу экономистов учение, именуемое кейнсианством, состоит не в изучении проблем повышения занятости как в книге Кейнса, а в поиске пути к достижению экономического роста. А главная идея кейнсианства состоит в достижении роста за счёт увеличения потребительского спроса посредством увеличения государственных заказов на общественные работы. Это увеличение спроса становится мотивом для увеличения объёмов производства со стороны бизнеса. Метод получил название экономики спроса.

    Такое изложение идей последователей Кейнса абсолютно не согласуется с его «Общей теорией». По сути, идея кейнсианства это идея Кейнса, «вывернутая наизнанку». У Кейнса занятость является функцией роста, а у кейнсианцев – экономический рост является функцией спроса и занятости.

    Важно отметить, что кейнсианский путь (путь кейнсианцев) широко и успешно применялся на американском континенте и в Европе для выхода из всемирного кризиса 30-х годов. Сама теория появилась уже после того, как её идеи были блестяще реализованы практиками. Заслуга же Кейнса состоит в том, что он дал теоретическую базу, инструменты для создания теоретической модели метода, которая широко использовалась в послевоенные годы. Позже и учение Кейнса, и кейнсианская теория были вытеснены из практической деятельности классической наукой.

    Несмотря на то, что Кейнс настойчиво и последовательно дистанцируется от классиков, его «Общая теория» свидетельствует об их единстве. Подтверждение сказанному можно начать с того, что крылатая фраза «спрос определяет предложение» в книге Кейнса отсутствует. Есть предложение: «Недостаточность эффективного спроса будет мешать росту производства, несмотря на то, что предельный продукт труда все еще превышает величину предельной тягости труда при данном уровне занятости» [3, с.158].

    Это предложение можно понять как первичность спроса над предложением. И с этим трудно не согласиться. Но, как оказывается при внимательном прочтении «Общей теории»» с этим не согласен сам Кейнс. Он, в частности, пишет, что «для поддер¬жания любого данного уровня занятости необходимы текущие инвестиции, поглощающие превышение совокупной продукции над тем, что общество желает потреблять при данном уровне занятости» [4, с. 156].

    Говоря языком Кейнса, нужен инвестиционный спрос. Потребительский спрос, на котором кейнсианцы построили стратегию спроса, у самого Кейнса постепенно, но настойчиво вытесняется инвестиционным спросом, т.е. спросам на инвестиции. Но инвестиции – это основа доктрины новых классиков. И эта доктрина, в противовес стратегии спроса, получила название экономики предложения. Таким образом, Кейнс, возможно, незаметно для себя, позиционировался как классик.

    Но это не единственный момент в книге, который роднит Кейнса с классической теорией. Главное сходство заключается в том, что Кейнс опрокидывает сам принцип кейнсианского роста через государственные заказы, направляемые на общественные работы, и аргументирует это пятью причинами:

    1) эффективный спрос не будет изменяться в точной пропор¬ции с количеством денег;
    2) поскольку ресурсы не являются однородными, то налицо будет убывающая, а не постоянная доходность по мере постепен¬ного роста степени их использования;
    3) поскольку ресурсы не одинаковы по степени своей эффек¬тивности, то предложение некоторых товаров окажется неэлас¬тичным уже тогда, когда все еще будут оставаться неиспользо¬ванными ресурсы, пригодные для производства других товаров;
    4) единица заработной платы будет проявлять тенденцию к росту еще до того, как будет достигнута полная занятость всех ре¬сурсов;
    5) вознаграждение факторов, входящих в состав предельных издержек производства, не будет изменяться в одинаковой про¬порции».
    … Таким образом, вместо постоянных цен при наличии неиспользованных ресурсов и цен, растущих пропорционально количеству денег в условиях полного использования ресурсов, мы практически имеем цены, постепен¬но растущие по мере увеличения занятости факторов» [5, с. 367].

    Можно добавить, что это не все причины, которые могут снизить эффективность кейнсианского метода. В частности, одной из таких причин является то обстоятельство, что субъектом спроса является не человек, а семья. При получении работы одним из членов семьи увеличивается не количество субъектов потребления, а доход одного субъекта. Это ведёт к инфляции.

    Но все эти причины не умаляют эффективности метода бюджетной экспансии, направленной на повышение потребительского спроса, в период сильной безработицы и эластичного предложения. Это было доказано, как уже упоминалось, историческим опытом тридцатых годов.

    Тем не менее, Кейнс в своей книге переходит от бюджетной экспансии к управлению экономикой посредством влияния на процент. Это также одна из главенствующих позиций классиков, разработкой которой занимаются монетаристы. И сам Кейнс является монитористом. Об этом свидетельствует его «Количественная Теория Денег» [6, с. 367]. Правда, Кейнс допускает оговорку относительно участия в управлении процентом государства. Но современные классики от вмешательства государства также не отказываются.

    Таким образом, начав книгу с резкой и совершенно справедливой критики постулата классиков о верховенстве предложения, Кейнс в ходе своих исследований, практически, от неё отказался и оказался в лагере классической науки. Вместе с тем, стопроцентным классиком Кейнса тоже назвать нельзя.

    Главное противоречие между Кейнсом и классической теорией состоит в том, что Кейнс, в значительной мере, остаётся представителем науки, именуемой политической экономией. Это можно утверждать, поскольку в его исследованиях сохраняется классовый подход. Его книга просто пронизана пролетарским подходом Маркса. В ней экономический рост рассматривается всего лишь как средство для достижения занятости рабочих.

    Возможно, что именно по этой причине Кейнс не упоминает и не критикует Маркса. Правда, он иронизирует по поводу Рикардо, который больше занят распределением богатства между классами, чем производством. Но это у него проходит вскользь, в рамках одной сноски [7, с. 138]. У классиков же, как, кстати, и у кейнсианцев, наоборот: приоритет целиком отдаётся национальному доходу и достижению его роста. При этом классики ещё и отдают занятость рабочих в жертву экономического роста. Кейнсианцы ищут компромисс, но экономический рост у них всё равно в приоритете.

    Кейнсианцы, в отличие от Кейнса, остались приверженцами не монетарного способа достижения роста, а бюджетного, и добились на этом пути немалых успехов. Кейнсианский путь (путь, предлагаемый кейнсианцами), как метод, безупречен для экономик, прошедших через кризис и находящихся в депрессии. Но, вместе с тем, несмотря на различия между теорией Кейнса и кейнсианства, было бы неправильным считать кейнсианство направлением, не являющимся составной частью классической экономической науки. Кейнсианцы признают большинство основных постулатов классиков.

    Из всего сказанного следует, что осознание единства учения Кейнса и кейнсианства с классической экономической наукой открывает путь к исследованию возможности использования этих учений для достижения экономического роста в современной Украине. Сегодня Украина уже прошла период критической безработицы при одновременном наличии мощных промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Уровень безработицы остановился на отметке естественной безработицы, а мощные предприятия попросту разрушены. Пришла пора вновь обратиться к кейнсианству. Об этом свидетельствуют присуждение нобелевской премии сторонникам кейнсианства и ряд выступлений на Киевском международном экономическом форуме.

    ЛИТЕРАТУРА

    1. Базилевич В. Історія економічних вчень: Підручник / За ред. В.Д.Базилевича. – К.: Знання, 2004. – 1300 с.
    2. Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег // Антология экономической классики. Предисловие, составление И.А.Столярова. – М.: «ЭКОНОВ», «Ключ», 1993. – 486 с.
    3. Там же.
    4. Там же.
    5. Там же.
    6. Там же.
    7. Там же.
    8. Криворак А.Д. Политэкономия. Краткое изложение. Измаил: Издательский дом «Курьер». – 2015. – 135 с.
    9. Samuelson P. Lord Keynes and the General Тheory // Econometria. – 1946. – №3. – Р. 190.

    (PDF) Устный перевод Кейнса. Литературный обзор интерпретаций Кейнса

    19 | Стр.

    Различия между подходами Хикса и Модильяна

    широко обсуждались во многих последующих статьях. Подход Модильяни

    был основным вкладом в неоклассический синтез. Помимо анализа

    рынка труда и жесткости заработной платы, цель Модильяни состояла в том, чтобы показать, что номинальные

    переменных, в частности, денежная масса, могут влиять на реальные переменные, атакуя

    таким образом широко распространенной классической дихотомией.При гибкой заработной плате

    классическая дихотомия выполняется, но это не относится к жесткости заработной платы,

    , где денежные переменные определяют предпочтение ликвидности, сбережения и

    инвестиций, которые, в свою очередь, определяют все реальные переменные и, следовательно,

    дихотомия распадается. Это становится очевидным при сравнении эффектов

    падения процентной ставки. Согласно Модильяни, снижение процентной ставки

    увеличивает денежные средства для удержания, тогда как в случае Хикса оно влияет на инвестиции посредством предельной эффективности капитала

    (Модильяни поместил технологическую и

    психологическую основу на предельную эффективность капитала).Другим решающим вкладом Модильяни

    была стабильность (безработицы) его модели в контрасте

    с нестабильностью модели Хикса. Предпочтение ликвидности

    сильно подвержено инфляции и, следовательно, нестабильно. Итак, в отличие от Хикса,

    Модильяни стремился отказаться от денежной основы кейнсианской теории, а

    подчеркивал зависимость реальной переменной от денежной массы. Еще

    различий между двумя подходами касается классификации рынков.

    Точнее, согласно Хиксу кривая IS — это реальная экономика, а его кривая LL

    — денежная экономика. С другой стороны, для Модильяни обе кривые

    относятся к денежному сектору экономики. Наконец, разногласия

    также произошли в способе восстановления неравновесия. Согласно Хиксу,

    неравновесия на денежном рынке корректируются изменениями в инвестициях.

    Для Модильяни неравновесие на денежном рынке устраняется с изменениями в объеме производства и занятости

    .

    Последний пункт был в центре внимания более поздних идей кейнсианской теории

    Понимание экономики Джона Мейнарда… | Экономика

    Кейнсианская экономика

    Понимание кейнсианских тем может быть полезным при оценке макрополитики и поиске макроэкономической стабильности с точки зрения цен, рабочих мест, доходов и прибылей как для развитых, так и для развивающихся стран

    Кейнсианская экономика фокусируется на по психологии , неопределенности и ожиданий в принятии макроэкономических решений и поведения.Как мы увидим, в кейнсианской экономике состояние животных духов жизненно важно.

    Кейнсианские экономисты и свободные рынки

    • Кейнсианские экономисты считают, что свободные рынки изменчивы и не всегда самокорректируются.
    • Система свободного рынка естественно подвержена периодам спада и депрессии
    • Неустойчивость совокупного спроса (AD = C + I + G + XM) может быть объяснена важными изменениями в настроениях потребителей и бизнеса, также известными как духи животных .
    • В мире экономической стагнации и / или депрессии стандартные правила экономики могут больше не применяться, и прямое вмешательство в экономику может иметь важное значение
    • Свободные рынки не всегда самокорректируются:
    • Когда рецессия или депрессия Таким образом, свободная рыночная экономическая система не обязательно самокорректируется — действительно, в массовом порядке люди могут попасть в ловушку дефляционной депрессии, которая не отвечает чьим-либо интересам, но которой никто не может противодействовать, оставшись самим собой.
    • Устойчивая дефляция может быть столь же дорогостоящей, как и высокая инфляция — она ​​может быть разрушительной, особенно в странах с огромным уровнем долга частного и государственного секторов
    Кейнс о равновесии неполной занятости

    Революционное предположение заключалось в том, что после большого экономического шока — обычно обвала инвестиций — в рыночной экономике не было сил автоматического восстановления. Экономика будет продолжать сокращаться, пока не достигнет какой-то стабильности на низком уровне.Кейнс назвал эту позицию «равновесием неполной занятости»

    Профессор Роберт Скидельски, биограф Кейнса

    Нельзя всегда полагаться на новые изобретения / инновации и другие естественные экономические стабилизаторы, чтобы вытащить экономику из рецессии ( они действительно случаются — как полагают австрийские школы)

    Сбережения и совокупный спрос

    • Парадокс бережливости помогает объяснить, почему повышение уровня предупредительных сбережений на (т.е. люди, ищущие безопасности) может привести к падению спроса и доходов, а также к сокращению производства, доходов и благосостояния.
    • Другими словами — отрицательные эффекты мультипликатора и ускорителя могут снизить производство и занятость в экономике до низкого уровня, где они могут оставаться в течение некоторого времени, если не будет какого-либо внешнего стимула , чтобы снова поднять спрос и выпуск
    • На международном уровне, когда глобальное желание сберегать превышает глобальную готовность инвестировать, результатом является сокращение мирового спроса и производства, падение доходов и занятости, что в конечном итоге приводит сбережения в равновесие с инвестициями

    Риски дефляционной депрессии

    Рецессия (и, что еще хуже, глубокая депрессия) представляет собой чистую трату ограниченных экономических ресурсов.Безработные рабочие хотят работать, а предприятия хотят использовать свои производственные мощности для поставки товаров и услуг. Если бы они это сделали, то произведенные ими вещи были бы доступны для покупки всем, а полученные ими доходы позволили бы им покупать продукцию других. Доходы от более высокой заработной платы и большей прибыли будут подпитываться через круговой поток в стандартной макромодели.

    Но во время рецессии страна может находиться в устойчивом состоянии , где объем производства намного ниже потенциального.

    Ловушка ликвидности:

    • В нормальных условиях можно повысить спрос, снизив процентные ставки. Но существует уровень, ниже которого процентные ставки не могут опуститься (они были на уровне 0,5% в Великобритании с весны 2009 года и на низком уровне в других странах), и в этот момент денежно-кредитная политика может стать бессильной.
    • Более того, даже если процентные ставки могут быть снижены, это может не иметь никакого эффекта, если люди не могут или не будут брать взаймы. Это известно как ловушка ликвидности.
    • На данном этапе совокупный спрос может быть увеличен только за счет увеличения заимствований Правительства, либо для прямых расходов, либо для предоставления другим лицам посредством снижения налогов и т.п.
    • Другими словами, нам нужен целевой кейнсианский фискальный стимул. Кейнсианцы считают, что размер эффекта фискального мультипликатора выше для государственных расходов, чем для снижения налогов.

    Духи животных

    • Джон Мейнард Кейнс придумал понятие духа животных , которое относится к движущей силе, которая заставляет людей и бизнес работать в экономике
    • Духи животных помогают объяснить, почему страны попадают в рецессия, но также и то, что в конечном итоге приводит к выздоровлению.Он относится к широкому спектру уверенности, доверия, настроения и ожиданий, и духа животных может очень быстро колебаться по мере того, как группы людей меняют свое мышление. Такое внимание к духам животных помогает объяснить, почему психология может иметь такое важное значение в макроэкономике.
    • Когда настроение животных плохое, существует риск замедления роста или спада. Частные лица экономят больше, предприятия тоже больше, и, поскольку спрос и прибыль ниже, чем ожидалось, они могут предпочесть сократить производство и, возможно, отложить или отменить проекты капитальных вложений.
    • Увеличение сбережений и сокращение инвестиций имеют эффект снижения спроса и доходов в круговом потоке, вызывая экономический спад.

    Кейнсианская экономика и бюджетный дефицит

    Кейнсианские экономисты обычно поддерживают то, чтобы государство занимало больше денег в периоды слабости.

    1. Государственные заимствования могут способствовать росту: Дефицит бюджета может иметь положительные последствия, если он используется для финансирования капитальных расходов, которые приводят к увеличению объема национальных активов .Например, расходы на транспортную инфраструктуру увеличивают производственный потенциал экономики . А увеличение инвестиций в здравоохранение и образование может повысить производительность и занятость .
    2. Управление спросом: Кейнсианские экономисты поддерживают использование изменения уровня государственных заимствований в качестве законного инструмента управления совокупным спросом. Увеличение заимствований может быть полезным стимулом для повышения спроса на , когда другие секторы экономики страдают от слабых или падающих расходов.Если вытеснение не является серьезной проблемой — фискальная политика может играть важную антициклическую роль, «опираясь на ветер» экономического цикла
    3. Низкие процентные ставки — для государства имеет смысл брать займы при низких процентных ставках и вызвать дополнительный спрос в экономику, особенно когда спрос частного сектора (C + I + X) низкий

    Естественно, этому есть контраргументы:

    1. Финансирование дефицита: Бюджетный дефицит должен быть профинансирован через выпуск долга.Если дефицит бюджета вырастет до высокого уровня, в среднесрочной перспективе правительству, возможно, придется предложить более высокие процентные ставки, чтобы привлечь достаточное количество покупателей долга. Это увеличивает вероятность того, что правительство попадет в долговую ловушку , где ему придется брать более простые средства для выплаты процентов по накопленным займам.
    2. Гора государственного долга: По мере роста государственного долга возникает альтернативных издержек , поскольку процентные платежи по облигациям могут быть использованы более продуктивно, например, на услуги здравоохранения или дополнительные инвестиции в образование.Увеличение долга государственного сектора также представляет собой перевод доходов от людей и предприятий, которые платят налоги, тем, кто имеет государственный долг.
    3. Вытеснение — необходимость повышения процентных ставок и налогов. Если более крупный бюджетный дефицит приводит к более высоким процентным ставкам и налогообложению в среднесрочной перспективе и тем самым отрицательно сказывается на росте потребления и инвестиционных расходов, то говорят, что происходит «вытеснение бюджета » .
    4. Риск бегства капитала : Высокий уровень государственных займов и долгового риска, вызывающий «бегство с валюты».Это связано с тем, что правительству может быть трудно найти достаточное количество покупателей долга, а рейтинговые агентства могут принять решение о понижении рейтинга суверенного долга. Иностранные инвесторы могут предпочесть отправить свои деньги за границу, что может вызвать валютный кризис.

    Споры между кейнсианской и неоклассической экономикой

    Макроэкономика — это глубоко разделенная тема между кейнсианской и неоклассической экономикой. В этой статье доктор Джон Гэтергуд обсуждает это противоречие.

    Концепции кейнсианского управления спросом, введенное в предыдущем фильме является спорным вопросом в экономике сегодня.В этой статье доктор Джон Гэтергуд исследует, как кейнсианское управление спросом соотносится с некоторыми общепринятыми школами макроэкономики. Напряжение между кейнсианской и неоклассической экономической теорией подводит нас к сути споров, разногласий и споров в современной макроэкономике. Макроэкономика — это глубоко разделенный предмет. В некоторых областях экономики существует широкое согласие относительно того, как функционирует экономика и каковы последствия политики, например, в области международной торговли, где существует общее мнение о причинах и последствиях международной торговли и вероятных последствиях введение тарифов или квот.Но макроэкономика совсем другая. Макроэкономисты расходятся во мнениях по фундаментальным вопросам, например, следует ли разрешить рынкам функционировать независимо от правительства или требуется ли вмешательство. Эти разногласия часто включают и отражают различия в политической идеологии, поэтому макроэкономисты обычно разделяются по пристрастным политическим линиям. Действительно, часто во время выборов одна группа макроэкономистов ставит свои подписи под письмами в поддержку определенной политической точки зрения, а группа макроэкономистов такого же размера предлагает свою поддержку диаметрально противоположной позиции.Чтобы понять несогласие в современной макроэкономике, нам нужно понять важность истории в развитии экономики. В конце 18-го и начале 19-го веков консенсусный взгляд на макроэкономику возник в результате размышлений Адама Смита и Давида Рикардо. Во многом это отражало взгляд Адама Смита на функцию рынка и эффективные качества «невидимой руки» рыночного производства. Если бы отдельные рынки были эффективными благодаря ценовому механизму, то была бы эффективна и экономика в целом.Это мышление доминировало в зарождающейся экономической науке, однако в XIX веке и снова в XX веке это мнение было оспорено двумя мыслителями, чье наследие, хотя и весьма различное в политическом и экономическом плане, остается с нами сегодня в их альтернативном понимании экономика. В XIX веке Карл Маркс, немецкий теолог и философ, утверждал, что рыночный механизм не был эффективным, а вместо этого порождал социальную рознь и классовую войну между рабочими и предпринимателями через систему торговли, которая изначально благоприятствовала предпринимателю и порождает классовую борьбу. борьба и революция.Большая часть этого мышления была пропитана русской революцией после Первой мировой войны и оставалась центральным принципом коммунистической идеологии. В то время как Маркс критиковал долгосрочные последствия капиталистической системы в противопоставлении рабочего против предпринимателя, Кейнс видел гораздо более непосредственный недостаток капиталистическая система. Великая депрессия, во время которой экономика США сократилась почти на треть и не могла восстановиться почти десять лет, была для Кейнса доказательством неэффективности системы частного рынка.По мнению Кейнса, рыночная система может создать недостаточную занятость (и чрезмерную занятость ресурсов). Спрос и предложение не будут автоматически уравновешиваться, поскольку неустойчивые цены и животный дух вынудят спрос и предложение выйти из равновесия, а ожидания рабочих и фирм — оторваться от реальности. Кейнс видел в правительстве патерналистского актора, необходимого для вмешательства в рыночный механизм, налогообложения и расходов рабочих и фирм, чтобы сбалансировать совокупный спрос и предложение в экономике. Начиная с работ Кейнса в 1930-х годах, различные школы макроэкономической мысли, представленные появились их соответствующие модели, отражающие противоречия между кейнсианским мышлением и традиционной макроэкономикой.С одной стороны, монетаристское мышление Милтона Фридмана резко расходится с кейнсианской точкой зрения, вместо этого утверждая, что роль государства в экономике минимальна. Современные модели реального делового цикла пропитывают эту точку зрения, моделируя экономику как эффективную систему, в которой подъемы и спады в экономике вызваны факторами, не зависящими от правительства. Напротив, новые кейнсианские модели, как следует из названия, придерживаются кейнсианского взгляда на то, что ценовой механизм неэффективен, но цены «липкие» медленно корректируются.В крайнем случае кейнсианского мышления модели неопределенности и хаоса представляют собой экономику, в которой животный дух экономических агентов создает нестабильную и непредсказуемую экономику, которая колеблется между подъемом и спадом. Макроэкономические институты современной экономики, такие как центральные банки и государственные казначейства. — в Великобритании Казначейство Ее Величества и Банк Англии стремятся синтезировать аспекты неоклассической и кейнсианской моделей в своем коллективном мышлении и действиях. Действительно, часто существует столько же разногласий и споров по поводу основных причин функционирования экономики в центральных банках и правительствах, сколько и в средствах массовой информации и в популярной экономической мысли.Джон представил несколько различных пониманий макроэкономики:
    • Неоклассические модели макроэкономики, представленные Адамом Смитом и Дэвидом Рикардо
    • Модели, отражающие классовую борьбу, введенную Карлом Марксом
    • Кейнсианское (и новокейнсианское) мышление, подчеркивающее необходимость активного управления спросом правительством
    • Монетаристское мышление Милтона Фридмана, отстаивающего минимальную роль правительства в экономике
    Пожалуйста, обсудите в комментариях ниже, какое из этих пониманий наиболее резонирует с вами.Почему вы приписываете именно это понимание?

    © Ноттингемский университет

    Преподавательский курс кейнсианской экономики

    Дополнительная информация

    В этой книге утверждается, что посткейнсианская экономика имеет свою методологическую и дидактическую основу, и ее реалистичный анализ крайне необходим в условиях текущего экономического и финансового кризиса. В то время, когда исходное послание общей теории Кейнса больше не присутствует в большинстве университетских программ, эта книга отмечает уникальность преподавания посткейнсианской экономики, сравнивая ее с традиционным экономическим обоснованием и иллюстрируя преимущества посткейнсианской педагогики.

    На фоне преобладания неоклассических учебников эксперты-участники демонстрируют, что Кейнс и «Общая теория» обладают незаменимым пониманием, которое могло бы дать учащимся более четкое представление о мировой экономике, в которой они живут. Они исследуют преподавание посткейнсианской экономики с различных точек зрения, охватывая такие темы, как теоретизирование открытых систем, плюрализм в обучении, риторика в духе Кейнса, неопределенность, ожидания и деньги.Также дается критика основных и традиционных экономических учебников.

    Эта в высшей степени уникальная и увлекательная книга станет бесценным справочным пособием для учителей и исследователей посткейнсианской экономики, а также их студентов.

    Авторы

    Авторы: А. Асенсио, В. Чик, А. Коттрелл, А. Дени, С. Доу, Дж. Джесперсен, М. Лавуа, Б. Литтлбой, М.О. Мэдсен, П. Мадсен, М. Миссалья, Ф. Олесен, Р.Дж. Ротейм, М.Дж. Сальваньо

    Содержание

    Содержание:

    Введение
    Йеспер Йесперсен и Могенс Уве Мадсен

    1.Преподавание посткейнсианской экономики на общеобразовательном факультете
    Марк Лавуа

    2. Экономист, принявший свою модель за рынок
    Рой Дж. Ротейм

    3. Будущее открыто: теория открытых систем в экономике
    Виктория Чик

    4. Преподавание экономики открытых систем
    Шейла Доу

    5. Плюрализм в экономическом образовании
    Энди Денис

    6. Истина и красота в макроэкономике
    Аллин Коттрелл

    7. Риторика в духе Кейнса: метафоры для убеждения экономистов, Студенты и общественность о фискальной политике
    Брюс Литтлбой

    8.Преподавание макроэкономики: в поисках вдохновения от Пола Дэвидсона
    Финн Олесен

    9. Как насчет основной критики американских учебников по основам экономики?
    Пол Тёйс Мадсен

    10. Преподавание теории Кейнса неоклассически сформированным умам
    Ангел Асенсио

    11. Неоклассические и кейнсианские макромодели: размышления о «особом случае»
    Марко Миссалья

    12. Экономисты о финансовом кризисе 2008 года. Отражение; или создание повествований, подтверждающих авторитет профессии?
    Майкл Дж.Salvagno

    Индекс

    Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

    Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

    Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

    Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

    Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

    • В вашем браузере отключены файлы cookie.Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить, хотите ли вы принимать файлы cookie.
    • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, используйте кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
    • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
    • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie.Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
    • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

    Почему этому сайту требуются файлы cookie?

    Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу.Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

    Что сохраняется в файле cookie?

    Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

    Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта.Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

    NYTimes

    ДЖОН МЭЙНАРД КЕЙНЗ Том первый: обманутые надежды 1883-1920. Автор Роберт Скидельский . Проиллюстрировано. 447 стр. Нью-Йорк: Элизабет Сифтон / Викинг.24,95 долларов США.

    БИОГРАФЫ, Роберт Скидельски говорит нам, оказываются в любопытной оборонительной позиции: они пытаются рассказать историю или что-то объяснить? Это вопрос, который обязательно встанет перед каждым, кто берется за жизнь Джона. Мейнард Кейнс . Кейнс был, пожалуй, самым влиятельным экономистом со времен Адама Смита. Он также был публичным человеком с необычайным кругом интересов и влияния — главным экономическим представителем Великобритании. во время переговоров с Соединенными Штатами в конце Второй мировой войны, главный архитектор послевоенной международной валютной системы, директор Банка Англии, предприниматель в театре и балете и попечитель Национальной галереи.Как говорит г-н Скидельский : «Он был не просто чиновником; но часть элиты каждого учреждения, членом которого он был ».
    Текст:

    Но был и другой Кейнс, с жизнью которого мы только недавно полностью познакомились. Мы всегда знали, что Кейнс был центральной фигурой в кругу утонченных и невинных Блумсбери, которые какое-то время господствовали над британской культурой. до и после Первой мировой войны.Мы не знали до публикации биографии Литтона Стрейчи Майклом Холройдом в 1965 году, что Кейнс также был глубоко вовлечен в сексуальную и гомосексуальную карусель Блумсбери, страстный любовник Стрейчи и Дункана Гранта. Эти нелепости были осторожно исключены из защитной биографии Кейнса, написанной британским экономистом сэром Роем Харродом. Г-н Скидельский, профессор международного родственники из Университета Уорика, очень хорошо понимают мотивы этого упущения — присутствие семьи Кейнса, страх (это было в 1951 году), что сексуальные склонности их автора подорвут обоснованность идей Кейнса.Но он придерживается той точки зрения, что ни одна серьезная биография Кейнса не может упустить из виду столь центральный аспект жизни ее субъекта, и что кейнсианская экономика сегодня достаточно хорошо принята сама по себе, чтобы выдержать такое откровение. ОТКРОВЕНИЕ чего?

    Здесь возникает трудная проблема объяснения.

    Какие связи можно обоснованно провести между частной и общественной жизнью Кейнса? Какие связи связывают отношение круга Блумсбери к собственной моральной позиции Кейнса? Что мы должны делать с последней фразой письма (тоже тактично опущено Харродом), написанное Стрейчи в возрасте 22 лет: «Я нахожу экономику все более удовлетворительной и думаю, что у меня это довольно хорошо получается.Я хочу управлять железной дорогой или организовать траст или, по крайней мере, обмануть инвесторов ». Мерилом блестящего достижения г-на Скидельского является то, что он позволяет поднимать такие вопросы без полемики, вульгарности или просто любопытства.

    В этом первом томе мы наблюдаем взросление грозного персонажа, которым стал Кейнс. С самого начала было ясно, что он станет феноменом. Мэйнард (только его мать звала его Джоном) родился в заботливой семье, состоящей из солидного высшего среднего класса. академики, которые быстро осознали его скороспелость и тренировали его, как скаковую лошадь, для академических успехов.Обычно, когда в 1896 году было решено, что он должен попытаться получить стипендию в Итоне, были наняты специальные наставники, и его отец, Джон Невилл Кейнс — экономист с большой репутацией, хотя и не большого достижения — работал вместе со своим сыном, начиная с завтрака, чтобы подготовиться к этому испытанию. Когда настал роковой день, Невилл был в состоянии нервный коллапс. Он собирался покинуть свой отель, чтобы встретиться с Мейнардом на экзамене, когда вошел его сын.Он закончил рано. По окончании экзаменов родители отчаялись из-за шансов Мейнарда и утешали себя тем, что мальчик сделал все, что мог. Конечно, он выиграл стипендию. Кейнс побеждал почти во всех соревнованиях, в которых он когда-либо участвовал, и это вряд ли поощрит смирение у развивающейся личности.

    Итон раскрыл и развил природные интеллектуальные таланты Кейнса. Это тренировало его логические способности — он быстро развил заметный талант к математике — пробудило любовь к средневековой поэзии и литературе, познакомило его с традиционными патриотическими взглядами. история и проникла в него социальными взглядами, которые позже смягчились, но никогда полностью не отбрасывались.Аристократию он считал абсурдной, в отличие от своего отца, который был взволнован, обнаружив, что он делит железную дорогу. тренироваться с австрийской королевской семьей; пролетариат как «хамство». Возможно, что более важно, Итон подтвердил в нем привычку к успеху. Он собрал 63 приза, был избран в его самый эксклюзивный социальный клуб, наслаждался и возможно, научился ожидать восхищения своих сверстников. Когда он поступил в Кембриджский университет — он выиграл стипендию в Королевском колледже, его отец, как обычно, кусал ногти, — он уже был отмечен как многообещающий человек.

    Королевский колледж был решающей плацдармом для будущего развития Кейнса. Г-н Скидельский ярко демонстрирует волнение начала 1900-х годов, когда блеск и эксцентричность были в порядке вещей, спасенные от простого баловства. по интенсивности интеллектуального и нравственного климата. Здесь мы начинаем различать публичные и частные темы, которые становятся двойной спиралью личности Кейнса — публичный Кейнс, основанный на традициях его семьи. и Итона, и влияния Альфреда Маршалла, великого викторианского экономиста, взявшего Кейнса под свое крыло; и частный Кейнс, возникающий в страстных гомосексуальных связях, которые управляли его эмоциональной жизнью до тех пор, пока его бракосочетание с известной русской балериной Лидией Лопоковой в 1925 году.Рецензируя книгу г-на Скидельского в лондонской The Times в 1983 году, сэр Уильям Рис-Могг утверждал, что неприятие Кейнсом норм, регулирующих частную жизнь, жизнь привела к его окончательному отказу от норм, регулирующих общественную жизнь, в частности золотого стандарта. МИСТЕР. СКИДЕЛЬСКИЙ воздерживается от подобных рассуждений. Его интерес к личной жизни Кейнса заключается не в установлении натянутых связей. между сексуальными привычками и интеллектуальными достижениями, но в открытии стереоскопической структуры, которая позволяет нам объединить в единый согласованный образ социально-сексуального девианта и социально-политического набожного человека, способного писать, даже в шутку, об обмане общественности и человека, который должен был стать голосом возмущенного общественного сознания в связи с наказанием, наложенным на Германию после войны.Задача, которую ставит перед собой г-н Скидельский, — объединить повествование и экспликацию. одно увеличивает, но никогда не затемняет другого.

    Г-н Скидельский преследует эту биографическую цель двояко. Его книга переплетается с главами, излагающими идеи, как, например, в первой книге Кейнса по индийским финансам или в его замечательном «Трактате о вероятностях» с главы, которые развивают собственно историю — жизнь Кембриджа с ее фокусом на избранном обществе, известном как Апостолы, которое сформировало ядро ​​его общественной жизни, его двойственные отношения с группой Блумсбери, сериал бурных любовных похождений, которые заканчиваются первым намеком на сексуальную переориентацию, поскольку война истощает количество доступных любовников-мужчин.Частное лицо, которое возникает со страниц, по очереди очаровательно и невыносимо, режет и добрые, снобистские и непритязательные; публичный человек глубоко серьезен, необычайно трудолюбив, невероятно умен. Это противоречивость реальности. Переплетение социальных и интеллектуальных тем — это только механическое средства, с помощью которых достигается единство личной и социальной истории. Г-н Скидельски также заинтересован в том, чтобы показать нам, что две стороны Кейнса — одна глубоко проникнута ценностями буржуазной цивилизации, а другая пренебрежительно относится к ней. общепринятые ценности — отражают философию, которая была тщательно разработана с учетом требований как частной, так и общественной жизни.Здесь г-н Скидельски опирается на ряд статей, некоторые из которых были написаны Кейнсом еще во время учебы в университете, а одна … Ранние убеждения », — прочитал небольшой круг знакомых в 1938 году. Как пишет г-н Скидельски,« философия заложила основу жизни Кейнса. Это было раньше экономики; и философия целей была раньше философия средств ».

    Первоначально на эту философию оказала влияние книга Дж. Э. Мура «Principia Ethica», книга, которая в начале 1900-х годов оказала почти гипнотическое влияние на своих читателей, особенно читателей из Блумсбери.По словам Кейнса, Философия Мура призывала к культивированию «вневременных, страстных состояний созерцания и общения, в значительной степени не привязанных к« до »и« после ». . . . Соответствующие предметы. . . были любимыми человек, красота и истина, а главными объектами жизни были любовь, создание и наслаждение эстетическим опытом и стремление к знаниям. Из них любовь прошла долгий путь на первом месте ».

    Кейнс продолжает в своей статье 1938 года, что эти первые страстные убеждения принесли как прибыль, так и убытки.Выигрыш был побегом от бентамовского расчета экономического самовосхваления. Потеря была «катастрофически ошибочной» взгляд на человеческую природу и беззаботное безразличие к хрупкости и уязвимости цивилизации, этой тонкой и шаткой корке, созданной личностью и волей немногих и поддерживаемой только правилами и условностями умело изложен и хитро сохранен ». Эти последние слова подготавливают нас ко второму источнику личной философии Кейнса — прагматическому консерватизму Эдмунда Берка.«Берк всегда держал и держал справедливо». Кейнс писал в отмеченном наградами эссе в 1904 году, «что редко бывает правильным жертвовать благополучием нации ради поколения, ввергать целые общины в беду или разрушать благотворное учреждение для общества. ради предполагаемого тысячелетия в сравнительно отдаленном будущем ».

    По словам Скидельски, жизнь Кейнса находилась в равновесии между моральными претензиями Мура и Берка.«Его долг как личности состоял в том, чтобы достичь хорошего состояния ума для себя и для тех, с кем он был непосредственно связан; его долг как гражданина должно было помочь достичь счастливого положения дел для общества. . . . Первому он придавал больший приоритет, чем второму, за исключением тех случаев, когда он думал, что государство находится в опасности. Он так же робко ожидал увидеть хорошее состояния ума в большом масштабе, поскольку он был смел в своих ожиданиях относительно количества счастья или полезности, которое может доставить правительство.’Уравновешивание приобретает дополнительный смысл, когда мы размышляем о бабьем лете. довоенной эпохи. Кейнс теперь был уважаемым академическим деятелем, редактором престижного журнала «Экономический журнал», к которому правительственные ведомства обращались за советом, и уже преуспел как частный спекулянт. Для него и для его друзей и Любителям группы Блумсбери мир казался многообещающим. Началась новая эра художественных новшеств; старый мир моральных и личных ограничений и лицемерия подходил к концу.Мир был забавным, манящим и даже прогрессивным. Отделение сферы, в которой можно было преследовать и наслаждаться личными удовольствиями, от сферы, в которой продвигались общественные цели, казалось вполне разумным решением противоречивых требований жизни.

    Начало войны в 1914 году нанесло огромный удар по этому хрупкому плану жизни. Кейнса почти сразу же привлекли к военной службе в качестве чиновника казначейства, работа, которую он, по его словам, ненавидел, но на самом деле казался ему приятным.Война, сначала далекая и нереальный, начал принимать чудовищные размеры. Некоторые из его друзей были убиты; другие возражали «по совести» против своего впечатления в конфликте, который они интерпретировали как совершенно бессмысленный. Сам Кейнс, хотя гарантированный своими официальными обязанностями, тем не менее, претендующий на статус лица, отказывающегося от военной службы по соображениям совести, вероятно, считает Скидельский, на том основании, что война должна быть немедленно прекращена по договору, а не вестись как борьба против Конец.Нарастающее напряжение между осуждением Блумсбери войны как аморальной и престижем собственной позиции Кейнса в военных усилиях помогает объяснить необычайную страсть, с которой Кейнс завершил свой военный опыт. Конфликт, наконец, закончился, его попросили приехать в Париж в качестве главы казначейства британской делегации. Там он с отчаянием стал свидетелем заключения мирного договора, драконовские положения которого наполнили его предчувствиями. Все советы умеренности игнорировались, поскольку мстительность, целесообразность и моральное ханжество в сочетании с целью установления мстительного мира.Уйдя в отставку, когда стало очевидно, что ничто не может спасти положение, Кейнс принялся за работу над одним из самых эффективная полемика когда-либо написана. Но, как указывает г-н Скидельски, «ярость, проявившаяся в« Экономических последствиях мира », была не только результатом Мирной конференции, но и накапливалась на протяжении всего периода. война. . . . Кейнс понес на конференцию бремя не только коллективной вины, но и личной вины за свое участие в войне. Он искал способ внести личную компенсацию.»

    Полемика не лишена серьезных недостатков. Правильно говоря о разрушительных последствиях неработающих и мстительных репараций, он был гораздо менее правильным в своей оценке пределов доступного маневра или мотивов многих центральных властей. цифры. Тем не менее, в двух отношениях книга явилась решающим моментом в карьере Кейнса. Великолепный стиль и острая аргументация сделали его автора всемирно известным и тем самым подготовили почву для необычайного влияния, которое Кейнс будет приложить усилия в ближайшие десятилетия.Не менее важным было изменение его общих экономических взглядов. Роберт Скидельски пишет: «С биографической точки зрения« Экономические последствия мира »- ключевой документ. Это ознаменовало радикальный сдвиг в мышлении Кейнса от предположения девятнадцатого века об «автоматическом» экономическом прогрессе, поддерживаемом либеральными институтами, к взгляду на будущее, в котором процветание должно быть усилено. победила в неблагоприятных обстоятельствах, созданных войной.»

    Это изменение точки зрения, конечно же, должно было поставить задачу на оставшиеся 26 лет жизни Кейнса. Именно в эти годы появилась книга «Общая теория занятости, процента и денег», которая изменила как мы думаем о капитализме. Эта необычная история должна стать главной темой будущего тома, появления которого с нетерпением ждут все поклонники искусства биографии. Тщательно подрывное видение

    Как историк, специализирующийся на межвоенном периоде, Роберт Скидельски часто сталкивался с проблемой понимания выдающегося экономиста той эпохи Джона Мейнарда Кейнса.

    «Моя работа была сосредоточена на периоде Великой депрессии, — сказал он в недавнем телефонном интервью из Уорикского университета в Англии, где он преподает международные исследования», — и Кейнс был центральным в дискуссии. о том, как бороться со спадом. Он был необычен тем, что сочетал теоретические интересы с огромными практическими проблемами ».

    Мистер.Однако Скидельски обнаружил, что первая большая биография Кейнса, написанная сэром Роем Харродом в начале 1950-х годов, не давала того, что, по его мнению, было адекватным изображением уникального человека. Преуменьшая или опуская многие аспекты теории Кейнса. личной жизни, включая его гомосексуализм, сказал г-н Скидельски, «биография Харрода не дает столь яркого и правдивого портрета этого человека, как это было оправдано. Это сделало его в некотором роде менее креативным и менее интересным. что он действительно был.

    «Если вы изображаете Кейнса как обычного человека и представляете его личные дела в этих терминах, то вы не готовы понять его разрыв с условностями в других областях. Кейнс подрывно относился к целому ряду викторианской эпохи. морали и условностей, которые позволили ему очень необычно видеть экономические проблемы ». Предприняв собственное исследование жизни Кейнса, Скидельски извлек выгоду из интереса своего предмета, оставив запись своего опыта.«Одна из вещей, которые нужно помнить о семье Кейнсов и кружке Блумсбери, — заметил г-н Скидельски, — заключалась в том, что они были хранителями. Они хотели определенных аспектов своей жизни — включая их сексуальную жизнь — сохранить для истории ».

    «Ключевая проблема заключалась в том, чтобы завоевать доверие семьи Кейнсов, — сказал он. «Брат Кейнса Джеффри был еще жив, когда я начал работать, и семья знала, что я буду намного откровеннее, чем прежние ученые.Убедить их в том, что у меня серьезная цель и что я не собираюсь создавать что-то банальное и скандальное, потребовало много времени, но в конце концов они были покорены ».

    В следующем году г-н Скидельский возьмет отпуск от преподавания, чтобы закончить второй том биографии. Но, посвятив пять лет изучению своего предмета, он осторожно подходит к твердым прогнозам. «Это похоже на экономическое прогнозирование», он сказал.«Вы никогда не поймете это правильно», — Марк А. Улиг.

    Самуэльсон, Кейнс и поиск общей теории экономики

    В предыдущих разделах уже установлены по крайней мере два понятия о том, что значит иметь общую теорию экономики. Однако я хочу утверждать, что «неоклассический синтез» Самуэльсона представляет собой еще одну концепцию общей теории. Термин «неоклассический синтез» был введен в третьем издании «Экономика: вводный анализ» (1955).В этом учебнике Самуэльсон не претендовал на то, чтобы излагать общую теорию экономики. Он действительно начал с разговора об «универсальных экономических условиях», но это было не более чем утверждение, что все общества сталкиваются с некоторыми очень общими проблемами. Общества могут столкнуться с ограничениями в том, что они могут производить, и динамика населения может быть одинаковой во всех обществах, но он не считает, что этого достаточно для построения общей теории.

    Чтобы увидеть, насколько отличался «неоклассический синтез», представленный им в Economics , от общей теории, на которую он ссылался в Foundations , рассмотрим его наиболее подробное определение, содержащееся в двух абзацах, выделенных курсивом для выделения.

    Неоклассический синтез: за счет надлежащего усиления денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики наша система смешанных предприятий может избежать чрезмерных подъемов и спадов и может рассчитывать на здоровый, поступательный рост.

    Если это фундаментальное понимание, парадоксы, которые лишили старые классические принципы, касающиеся мелкомасштабной «микроэкономики», большей части их актуальности и значимости — эти парадоксы теперь потеряют свою остроту.Короче говоря, владение современным анализом определения дохода действительно подтверждает основные классические принципы ценообразования; и — возможно, впервые — экономист справедливо заявляет, что широкий разрыв между микроэкономикой и макроэкономикой закрыт. (Самуэльсон 1955, с. 360).

    Более лаконично он утверждал, что «если современная экономика (сокращение от теории определения дохода) выполняет свою задачу так хорошо, что безработица и инфляция в значительной степени изгнаны из демократических обществ, то ее важность исчезнет, ​​и традиционная экономика (чья забота с разумным распределением полностью задействованных ресурсов ) действительно вступит в силу — почти впервые »(там же., п. 11). Еще более кратко он утверждал, что «успешная стабилизация доходов подтверждает классические принципы экономики» (там же, с. 666, п. 2). Эти определения явно перекликаются с точкой зрения Кейнса, предложенной в последней главе Общей теории , которая обсуждалась ранее.

    В определении неоклассического синтеза Самуэльсоном проводится четкое различие между «современной экономикой» и «классической» теорией, которая имеет дело с эффективным распределением полностью используемых ресурсов.Синтез был описан как «неоклассический» на том основании, что он представляет собой комбинацию современных и древних (классических) идей, но не подразумевалось, что эти два набора идей были обязательно выведены из общей теоретической основы. В самом деле, если бы он придерживался взглядов, выраженных в Фондах , они не могли быть такими. Аргумент Самуэльсона состоял в том, что необходима одна теория для решения проблем безработицы и другая теория для решения проблем полной занятости. Это мнение о том, что для разных ситуаций необходимы разные типы теории, нашло отражение в литературе о странах, которые тогда назывались «слаборазвитыми странами» — разные типы экономики требовались для стран, находящихся на разных стадиях развития (см. Backhouse 1985, глава 27).Требовалась мудрая политика, основанная на одном типе экономики, чтобы сделать другой тип экономики актуальным.

    Самуэльсон утверждал, что этот неоклассический синтез представляет собой консенсусную точку зрения, принятую большинством американских экономистов.

    В последние годы 90% американских экономистов перестали быть «кейнсианскими экономистами» или «антикейнсианскими экономистами». Вместо этого они работали над синтезом всего ценного в старой экономике и в современных теориях определения дохода.Результат можно назвать неоклассической экономической теорией, и в общих чертах он принимается всеми, кроме 5% крайне левых и правых авторов. (там же, стр. 212)

    Об этом синтезе можно сказать три вещи. Первая состоит в том, что, хотя она имеет явные корни в Кейнсе, ее представление Самуэльсоном имеет корни в американском институционализме. При написании книги он неоднократно, извиняясь, описывал ее друзьям как «очень институциональную». Очевидно, это означало, что книга была элементарной и не фокусировалась на абстрактной теории, но невозможно поверить, что американский экономист, хорошо читавший литературу межвоенного периода, использовал слово «институциональный», не осознавая его коннотаций.«Институциональный» смысл означал, что эта книга, в отличие от Foundations , была ориентирована на местных жителей. Его рассказы о домашних хозяйствах, фирмах, правительстве, рынках труда и так далее были основаны на современных Соединенных Штатах. Предложение полностью локальных, зависящих от контекста идей полностью соответствовало эмпирической концепции науки институционалистов. Он широко использовал данные, созданные в эпоху Нового курса правительственными агентствами и экономистами, которых обычно считали более близкими к институционализму, чем к неоклассической экономике.Такая перспектива неудивительна для человека, который познакомился с экономикой по учебникам Ричарда Эли и Самнера Слихтера и признал, что на него глубоко повлияло чтение Джона Мориса Кларка.

    Однако наиболее прочная связь с институционализмом была связана с его вторым наставником, Элвином Хансеном. Они познакомились после того, как Хансен приехал в Гарвард осенью 1937 года, после чего быстро стали очень близки. Наиболее известные статьи Самуэльсона о взаимодействии мультипликатора и ускорителя (Samuelson 1939a, b) возникли в результате перевода числовых примеров Хансена в алгебру.В своих размышлениях о макроэкономике и политике Самуэльсон был учеником Хансена. В годы войны, когда Самуэльсон работал неполный рабочий день в Национальном совете по планированию ресурсов, они оставались близкими, обсуждая финансовую политику, и в 1947 году они подготовили совместный отчет. В своей макроэкономике Самуэльсон, еще молодой экономист (в 1940 году ему было 25 лет), в значительной степени был учеником Хансена.

    Это ставит под сомнение распространенное мнение о том, что Хансен к тому времени был кейнсианцем, который, как известно, обратился к Кейнсу в промежутке между двумя написанными им обзорами «Общей теории » в 1936 году. Footnote 5 Хансен был одним из ведущих представителей институциональной теории бизнес-цикла в Соединенных Штатах, разработав динамическую теорию инвестиций и цикла, основанную на принципе ускорения. Инвестиции были обусловлены технологиями, динамикой населения и структурными факторами, а не факторами краткосрочных ожиданий, на которые указал Кейнс. Можно утверждать, что Хансен принял Кейнса, возможно, после прочтения его статьи в Eugenics Review (Keynes 1937), потому что он понял, что ключевые кейнсианские идеи могут быть включены в его собственную теорию.Таким образом, модель «умножитель-ускоритель» Хансена – Самуэльсона следует рассматривать не как приложение кейнсианской теории, а как включение множителя в ранее существовавшую теорию цикла. На протяжении большей части военных лет Хансен и Самуэльсон дистанцировались от Кейнса, предлагая весьма некейнсианские объяснения инвестиций и цикла, хотя и принимали во внимание множитель.

    Также уместно отметить политический контекст, в котором развивался «неоклассический синтез».Используемый не менее чем в двенадцати статьях указателя, разбросанных по всей книге, он был не только продуктом интеллектуальной позиции, придававшей большое значение местным, но и реакцией на очень «местные» обстоятельства. В приведенной выше цитате Самуэльсон стремился отделить теорию определения дохода от кейнсианства. Сказав, что эту теорию приняли все, кроме крайне левых и крайне правых, Самуэльсон признал, что термины «кейнсианский» и «антикейнсианский» имеют политическую подоплеку.Таким образом, неоклассический синтез был политическим консенсусом. Более того, подразумевалось, что если традиционная «классическая» теория рассматривалась как консервативная, то таким же был неоклассический синтез, поскольку Самуэльсон представил его не как оправдание кейнсианской экономической теории, а как подтверждение «настоящих классических истин» (там же ., с. 569). Эти «истины» были не просто теоретическими предположениями, но включали утверждения о реальном мире, имеющие отношение к политике, — «классические истины и принципы социальной жизни» (там же., п. 733). Таким образом, неоклассический синтез — использование надлежащей денежно-кредитной и фискальной политики — может подтвердить утверждение Джона Стюарта Милля о том, что импорт, а не экспорт, увеличивает благосостояние нации (там же, с. 623). Неоклассический синтез подтвердил аргументы в пользу свободной торговли, опровергнув аргумент о том, что тарифная защита была необходима для лечения безработицы, поскольку для этой цели было более эффективно использовать денежно-кредитную и фискальную политику (там же, с. 659). Это позволило решить сложные проблемы мировой экономики (там же., п. 676). Когда Самуэльсон обратился к проблеме экономического роста, заявив, что двадцатью годами ранее было трудно ответить на «неомарксистскую теорию империализма», он писал:

    Может быть, мы должны быть благодарны за то, что российские экономисты не овладели современной элементарной экономикой; что они еще не понимают «неоклассического» синтеза, который, сочетая современное определение дохода со старыми экономическими теориями распределения ресурсов, ясно демонстрирует способность решительных свободных обществ рассеять древний страх массовой безработицы.(Там же, с. 709)

    Политическое измерение неоклассического синтеза как совокупности идей, которые могли бы помочь Соединенным Штатам в борьбе против коммунизма в холодной войне, едва ли могло быть более ясным.

    Неоклассический синтез также уходил корнями в особый экономический контекст. Наиболее полное определение этого термина Самуэльсон дает в коротком эпилоге к главе «Фискальная политика и полная занятость без инфляции», в которой он объясняет, как можно контролировать цикл.В первых двух выпусках упор делался на сложность создания здоровой экономики. Недавно принятый Закон о занятости 1946 года подтвердил ответственность правительства за борьбу с массовой безработицей и инфляцией, но предложенных им мер может оказаться недостаточно, поскольку необходимо также следить за «правильным соотношением цен и различных отраслей производства». Самуэльсон (1948, с. 436; 1951, с. 419). Он лишь намекнул на возможность решения проблемы платежеспособного спроса, закончив обсуждение Закона о занятости предложением: «Если когда-либо будет изгнано проклятие общей инфляции или дефляции, верх поднимется наверх». повестки дня нашей национальной политики — и, собственно говоря, — истинные и постоянные универсальные экономические проблемы, с которыми каждое экономическое общество сталкивается со времен Эдемского сада »(там же.).

    В третьем издании тон был совсем другой. Когда было опубликовано первое издание, безработица составляла около \ (3,5 \, \% \) и продолжала расти. Footnote 6 Контроль военного времени был только что снят, и перспективы были далеко не ясными. Закон о занятости был принят недавно, и никто не знал, как он будет работать на практике. Когда вышло второе издание, безработица в течение двух лет составляла 5% или более. Безработица действительно снизилась в 1951 году, но даже если Самуэльсон ожидал этого к моменту выхода книги в печать, это могло быть связано с Корейской войной, которая также способствовала высокой инфляции.Оснований для уверенности в нормальном уровне активности мирного времени не было. Напротив, ко времени выпуска третьего издания уже два года была низкая безработица (2,7 и 2,4%), и, хотя Самуэльсон полагал, что в 1954 году она будет намного выше, были доказательства того, что даже республиканцы были привержены цели достижения цели. полная занятость. Соответствующая глава открывается цитатой президента-республиканца Дуайта Эйзенхауэра: «Я заверяю вас: будут использованы все законные средства, доступные федеральному правительству, которые могут быть использованы для поддержания процветания» (Samuelson 1955, p.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *