При какой форме афазии чаще всего встречаются эмболы: 14. Восстановление речевой функции у инвалидов с разными формами 70 афазии – Афазия — Википедия

Автор: | 01.08.2020

14. Восстановление речевой функции у инвалидов с разными формами 70 афазии

Социальная реабилитация Социальная реабилитация

Пермский край, г. Пермь ГКУ СОН «Центр комплексной реабилитации инвалидов»
Н. М. Надеева

В настоящее время отмечается стремительная тенденция к увеличению числа больных с инсультом, а также их «омоложению». По данным ВОЗ, 30% больных составляют лица трудоспособного возраста (соотношение мужчин и женщин — 3:1). Около 80% больных, перенесших инсульт, полностью утрачивают профессиональные навыки и трудоспособность. Последствием инсульта в 40 — 50% случаев является нарушение речевой функции, проявляющейся в форме афазий и дизартрии. В результате нарушения речи и расстройств двигательной сферы больным устанавливается инвалидность 1 или 2 группы, без права работы. При этом важнейшим фактором при определении степени инвалидности является именно нарушение речи. В данной работе представлен опыт коррекционно-восстановительного обучения пациентов с афазиями.
Согласно классификация А. Р. Лурия (см. табл. 1), выделяются следующие формы афазий:

— Моторная афазия афферентного типа
— Моторная афазия эфферентного типа
— Динамическая афазия
— Сенсорная (акустико-гностическая) афазия
— Акустико-мнестическая афазия
— Семантическая афазия

Таблица 1
Локализация очага поражения и структура дефекта афазии по классификации А. Р. Лурия

Наименование афазии Очаг поражения Центральный механизм Клиническая картина
Афферентная моторная афазия Нижние отделы постцентральной зоны левое полушарие Нарушение кинестетической афферентации артикуляционного аппарата Нарушение способности выполнять целенаправленные движения артикуляционным аппаратом, что проявляется в распаде артикулем. Наличие речевого «эмбола»
Эфферентная моторная афазия Нижние отделы премоторной зоны левого полушария Нарушение кинетических эфферентных связей артикуляционного аппарата Нарушение способности переключения с одного движения на другое, что появляется в персеверациях в речи.
Динамическая афазия Поражение задне-лобных отделов левого полушария Нарушение динамического праксина, программирования функции речи Нарушается способность планировать высказывание, что выражается в «телеграфном стиле речи». Наличие «эхолалии»
Акустико гностическая (сенсорная) афазия Поражение верхневисочных отделов (зона Вернике) левого полушария Нарушение фонематического слуха (речевая слуховая агнозия) Нарушение способности дифференцировать фонемы, расслоение звуковой оболочки слова (нарушение понимания речи) Наличие «словесной окрошки»
Акустико-мнестическая афазия Поражение средних и задних отделов височной области левого полушария Нарушение мнестической деятельности. Снижение оперативной памяти . Нарушение способности к удержанию в памяти воспринятой на слух информации (нарушение понимания многоступенчатых инструкций) Паузы в речи, контоминации, перестановки слогового ряда
Семантическая афазия Поражение теменнозатылочных областей левого полушария Нарушение способности ориентации в пространстве. Нарушение способности понимать сложные логико-грамматические обороты речи. Экспрессивная речь практически не изменена.

Помимо локализации очага поражения и его размеров, специфику нарушения речи при каждой из форм афазии определяет степень тяжести и этап заболевания. Важную роль играют также патогенетические механизмы. Так, например, при сосудистых поражениях головного мозга большое значение имеет характер нарушения мозгового кровообращения, степень выраженности нейродинамического компонента, состояние не пострадавших участков мозга и т. д.

Пациенты с последствиями травм и острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК), поступают в Центр комплексной реабилитации через 6 месяцев и более от момента заболевания, поэтому восстановление речевой функции на поздних этапах заболевания представляет наибольшую практическую значимость. Нами обследовано 118 человек с моторной и сенсорной афазией. У всех пациентов в той или иной степени речевые нарушения сопровождались патологией высших психических функций (различными видами агнозий и апраксией). Из них наиболее тяжелой формой, сопровождаемой стойкими речевыми нарушениями, препятствующими адаптации в обществе является афферентная моторная афазия, она составила 43,2% от общего числа случаев. На эфферентную моторную афазию пришлось 23,4% случаев. Оставшиеся 33,4% случаев включали акустико-мнестическую и акустико-гностические (сенсорные) формы. У значительной части пациентов в связи с обширным поражениями мозга (заднее-лобных, теменных и затылочных областей доминантного по речи полушария) наблюдались смешанные формы афазии. (Рис. 1)

Все пациенты посещали индивидуальные логопедические занятия и групповые занятия логоритмикой.

Программа коррекционного воздействия включает следующие этапы:

1. Налаживание контакта с пациентом. Беседы с пациентом на различные близкие ему темы, вовлечения его в целенаправленную деятельность. Как правило, для этого используются методы, состоящие в подключении «неречевых» видов деятельности: простейшего конструирования, срисовывания, лепки из пластилина и т. д.

2. Беседа с родственниками. Логопед должен договориться с семьей, выработав общую линию поведения. Если в семье больного нет травмирующих факторов — чаще всего эти больные восстанавливаются хорошо.
Когда логопед нацеливает больного на дальнейшую трудовую деятельность, а семья придерживается другой линии поведения, возникает конфликт, в котором, к сожалению, чаще одерживает победу семья, и больной, с почти уже восстановившейся речью, бросает занятия.

3. Преодоление расстройств понимания обращенной речи достигается путем показа изображений предметов, классификации их по категориальным и прочим признакам.
Многие больные сравнительно долго плохо воспринимают речь, обращенную к другому. Поэтому довольно рано мы просим больных:

— выполнять двигательные задания;
— повторять слова и предложения, обращенные к третьему лицу;
— отвечать на вопросы, обращенные не к больному;
— отвечать на вопросы, задаваемые в положении собеседников спина к спине.
Так, постепенно восстанавливается навык восприятия речи, обращенной к другому. Это же помогает подвести больного к разговору по телефону, т. е. к восприятию речи невидимого собеседника.
Материал подбирается с учетом уровня восстановления пациента, профессиональных интересов, поскольку известно, что речь легче восстанавливается с использованием «профессионального словаря». У плохо говорящих больных, приходится учитывать и преморбидные вкусы, и интересы больного

4. Растормаживание произносительной стороны речи. Сопряженное, отраженное и самостоятельное произнесение автоматизированных речевых рядов (порядковый счет, дни недели, пение хорошо знакомых песен со словами) включения непроизвольных, автоматизированных уровней речевой деятельности. В этот период наиболее эффективным оказывается использование автоматизированных речевых рядов, «оречевление» эмоционально значимых ситуаций, «оживление» речевых стереотипов, хорошо упроченных в прежней речевой практике.

Очень важно правильно подобрать материал для больных с запущенной афазией. Эти пациенты все потеряли в жизни — работу, специальность, семью, веру в себя и свои возможности. С чего начинать работу с ними? — С того, что больному легче всего.
Затормаживание речевого «эмбола» путем включения слухового контроля пациента.
При затормаживании эмбола следует соблюдать следующие условия:
— соблюдение оптимальных интервалов между речевыми раздражениями, позволяющими после выполнения каждого задания полностью угаснуть возникшему возбуждению.
— подача материала на малой силе голоса (поначалу — на шепоте), поскольку в нетяжелых случаях афазии персеверации почти не возникают при малой силе звукового раздражителя и значительно быстрее угасают в случаях тяжелой афазии.
— при первом же намеке на появление персеверации делать паузу в занятиях.
— рекомендовать больному (временно) стараться не разговаривать с окружающими, удовлетворяясь только беседой с логопедом. Причем больному следует объяснить, что это необходимо для скорейшего восстановления речи.
— для достижения максимального эффекта в смысле исчезновения возникающих персевераций: а) дробно вести занятия, подходя к больному на несколько минут 2—3 раза в день; б) ежедневно работать с больным, внимательно следя за угасанием персевераций; в) предложить больному самому умолкать при первом появлении эмбола.
Слоговые эмболы обычно бесследно растворяются при такой методике работы, словесные постепенно затормаживаются и возникают лишь в моменты боль возбуждения или при наступлении усталости. Как упражнения, ускоряющие распад эмбола, можно рекомендовать включение единичных звеньев эмбола в различные словесные контексты.

5. Стимулирование глобального чтения и письма:
— Проводится путем восстановления звуко-буквенного состава слова, его анализа (одно-двух- трехсложные слова) с опорой на схемы, предлагающие слоговую и звуко-буквенную структуру слова.
— Заполнение пропущенных букв и слогов в словах.
— Письмо наиболее простых фраз и слов.
— Сопряженное чтение идеограмм.
— На поздних этапах восстановления эта работа может производиться педагогом, педагогом- психологом, социальным педагогом.

6. Метод Биологической Обратной Связи (БОС) иначе называется методом адаптативного или функционального биоуправления, биореабилитацией, висцеральным обучением — это современный метод направленный на активизацию внутренних резервов организма с целью восстановления или совершенствования физиологических навыков.
— формирование нового дыхательного стереотипа с диафрагмально-релаксационным типом дыхания и с максимальной дыхательной аритмией сердца;
— улучшение мозгового и периферического кровоснабжения через нормализацию, коррекцию и тренировку вегетативных функций;
— налаживание речевого синергизма речеобразующего аппарата — дыхания, артикуляции, голосоподачи на фоне равномерного выдоха;
— включение резервных возможностей организма с устранением избыточного психоэмоционального и мышечного напряжения вне и во время речи;
— активное включение пациента в реабилитационный процесс и в процесс саморегуляции.

Метод БОС при коррекции моторной афазии использовался для закрепления навыка ритмикослоговой структуры слов, их кинетической мелодики, а так же для преодоления явлений кинетической апраксии.

7. Групповые занятия. Целью групповых занятий является не только восстановление речи, но и личностного социального статуса больного.
В занятии принимают участие больные с различными формами афазии и на различном уровне восстановления. Не привлекаются к коллективным занятиям с больные, находящимися на довольно высоком уровне восстановления речи, больных, с которыми проводим первичное растормаживание. В этих случаях могут быть использованы такие виды упражнений, как договаривание пословиц и поговорок, предложений; ответы на вопросы по прослушанному короткому рассказу. При этом на начальных стадиях восстановления успех коллективного занятия решает эмоциональное напряжение и заинтересованность логопеда, на более поздних этапах на передний план стремление каждого отдельного больного дать лучший ответ. Этот вид занятий нельзя рекомендовать как основной. Однако его удельный вес велик в общем комплексе методических приемов; он является одним из основных профилактических мероприятий для предупреждения развития фобии речи, одного из самых тяжелых вторичных невротических наслоений при восстанавливающейся речи.

Динамика восстановления речевой функции при различных формах афазии неоднородна. Коррекционное воздействие оценивалась по субъективным критериям и считалось эффективным если за курс лечения получено два и более новых психоречевых навыка:
— увеличилась психоречевая активность
— произошло снижение количества «эмболов» в речи
— появился «абрис» слова
— улучшилось понимание обращенной речи
— исчезло отчуждение смысла слова
— появились элементы глобального чтения
— появились элементы «аналитического» письма
Согласно нашим наблюдениям и данным литературных источников при восстановлении речи как одной из высших мозговых функций наиболее благоприятным является госпитализация и начало занятий в течение 1 месяца от момента заболевания. Также было установлено, что пациенты, посетившие не менее 21 занятия, имели достаточный уровень восстановления речи, в отличие от пациентов, посетивших менее 10 занятий. Наиболее эффективными оказались занятия, проводившиеся через день, как индивидуально, так и группе. Кроме того, уравновешенное психоэмоциональное состояние, отсутствие депрессии благотворно влияют на восстановление речи. У основной массы пациентов при всех формах афазии (73%) 61 человек, наблюдалось улучшения речевой функции. Учитывая, что подавляющее большинство инвалидности характеризуется стойкими функциональными нарушениями и отсроченным по времени коррекционным воздействием (6 месяцев и более после наступления заболевания) могут свидетельствовать в пользу данной технологии восстановления речи.
Подводя итоги вышеизложенному, хочется привести ряд морально-этических положений помогающих в работе логопеда:
— Уважай в не говорящем больном человека
— Относись к не говорящему больному к равному
— Помни, что интересы больного превыше интересов его родственников и твоих интересов
— Никогда не делай того, что может психологически или физически повредить больному
— Не предай доверие больного
— Борись за больного до конца, и некогда не признавай его безнадежным

Афазия — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Афа́зия или афази́я (от др.-греч. ἀ- — отрицательная частица и φάσις — проявление, высказывание) — это локальное отсутствие или расстройство уже сформировавшейся речи[1] (в отличие от алалии) с нарушением восприятия речи при сохранении слуха. Возникает при органических поражениях речевых отделов коры[2][3] (и «ближайшей подкорки» — по выражению А. Р. Лурии) головного мозга в результате перенесённых травм, опухолей, инсультов, воспалительных процессов и при некоторых психических заболеваниях. Афазия затрагивает различные формы речевой деятельности[3].

Чаще всего афазия возникает вследствие инсультов: ишемического и геморрагического (наиболее часто при смешанной и тотальной форме). Также причинами афазийного расстройства могут быть:

  • Опухоли головного мозга.
  • Трепанация черепа и другие вмешательства в черепную коробку.
  • Энцефалит и другие воспалительные процесса мозга.
  • Прогрессирующие заболевания ЦНС.
  • Разного рода черепные травмы.

Существуют различные классификации афазий (Вернике-Лихтгейма; Лурии). В России наибольшее распространение получила классификация А. Р. Лурии[4].

Типы афазий
  • Афазия Брока, или эфферентная моторная афазия (efferentis — выносящий; эфференты — конечная часть рефлекторной дуги) впервые описана Полем Брока в 1861 году. Она возникает при поражении нижних отделов премоторной коры левого полушария мозга (двигательный речевой центр (центр Брока)). Она вызывает распад грамматики высказывания (телеграфный стиль высказываний) и трудность переключения с одного слова (или слога) на другое вследствие инертности речевых стереотипов. Наблюдаются литеральные парафазии (замещения одних звуков другими), грубые нарушения чтения и письма.
  • Динамическая афазия проявляется в невозможности построения внутренней программы высказывания и её реализации. А. Р. Лурия полагал, что в основе этой формы афазии лежит распад внутренней речи. Эта форма возникает вследствие поражения префронтальной области левого полушария (у правшей).
  • Афферентная моторная афазия (от afferentis — привносящий; афференты — нервные окончания) . Возникает при поражении задне-центральной и теменной областей коры. Для таких больных характерно нарушение звена выбора звука. Первичный дефект заключается в неразличении близких по артикуляции звуков. Они смешивают артикулемы внутри группы (халат-хадат, слон-снол). Нарушаются кинестетические ощущения от органов артикуляции. Ведущий дефект — невозможность найти точные артикуляционные позы и уклады для произнесения слова.
  • Афазия Вернике, или сенсорная афазия. В её основе лежит нарушение фонематического слуха, различение звукового состава слов. При акустико-гностической афазии наблюдается утрата способности понимания звуковой стороны речи.
  • Амнестическая афазия проявляется при поражении теменно-височной области. Дефект заключается в трудности называния предметов, хотя больной знает их значение и употребление. Например, при показе пациенту ключа, он не может его назвать, но отвечает, что это то, чем открывают и закрывают замок, либо делает ключом вращательные движения.[5] Наблюдаются вербальные парафазии, амнестические западения. Некоторые исследователи[кто?] считают различение этих трёх форм афазии сугубо теоретическим.
    • Акустико-мнестическая афазия — в основе лежит нарушение объёма удержания слухоречевой информации, сужение объема и тормозимость слухоречевой памяти. В основе оптико-мнестической афазии лежит нарушение зрительной памяти, слабость зрительных образов слов, она проявляется в трудности называния слов. Эта форма афазии и афазия Вернике могут рассматриваться в рамках амнестической афазии, картина которой схожа с проявлениями этих форм.
    • Оптико-мнестическая афазия
  • Номинальная афазия, близкая к вышеописанной амнестической, проявляется в затруднении называния предметов и является одним из симптомов болезни Альцгеймера.
  • В основе семантической афазии лежат дефекты симультанного анализа и синтеза речи (одновременного схватывания информации). Ведущим дефектом для этой формы является нарушение понимания сложных логико-грамматических конструкций, описывающих пространственные и квазипространственные отношения.

В рамках упрощённой классификации можно выделить «моторную афазию» — когда пациент не может говорить, хотя понимает устную речь, и «сенсорную афазию», когда он не понимает речь, хотя может произносить слова и фразы.[6]

В целом речь афазиков характеризуется бедностью лексики, они редко употребляют прилагательные, наречия, описательные обороты, почти не используют и не понимают пословицы, поговорки.

Афазии изучаются в рамках логопедии, нейропсихологии и психолингвистики (нейролингвистики).

  1. ↑ Афазия // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. ↑ Логопедия: Учебник для студентов дефектол. фак. пед. высш. учеб. заведений / Под ред. Л. С. Волковой, С. Н. Шаховской. — Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2002. — 680 с.
  3. 1 2 Хомская Е. Д. Нейропсихология: Учебник для вузов.
  4. ↑ Лурия, 1969.
  5. ↑ Морозов, Ромасенко, 1987, с. 301.
  6. ↑ Морозов, Ромасенко, 1987, с. 302.
  • Лурия А. Р. . Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга. — Второе дополненное издание . — М., 1969.
  • Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. (любое издание): Часть 2: Главы II,III, IV; Часть 3: Глава V.
  • Морозов Г. В., Ромасенко В. А. Нервные и психические болезни. — М.: Медицина, 1987. — 336 с.
  • Хомская Е. Д. Нейропсихология. (любое издание): Раздел II, Глава 13.
  • Цветкова Л. С. Афазия и восстановительное обучение.- М.: МПСИ; Воронеж: Модэк, 2001. — 256 с.
  • Цветкова Л. С. Введение в нейропсихологию и восстановительное обучение. — М., 2000.;
  • Рябова Т. В. Механизм порождения речи по данным афазиологии[1]
  • Критчли М. Афазиология. М.: Медицина, 1974.;
  • Смирнов Б. Л.[2] К вопросу об афазии у полиглотов.
  • Пирон К. Весь мир страдает афазией? (эспер. Ĉu la tuta mondo suferas pro afazio?)
  • Зайцев И. С. Афазия. Учебно-методическое пособие. — Минск: БГПУ им. Максима Танка, 2006
  • Фёдорова Елена Анатольевна. Афазия — не приговор.- Нижний Новгород: Дрофа, 2005. — 128 с.
  • Колягин В.В. Приобретённая афазия у детей дошкольного возраста. // Клиническая эпилептология, 2010 г., стр. 28-30
  • ↑ Рябова Т. В. Механизм порождения речи по данным афазиологии Архивировано 10 февраля 2009 года.
  • ↑ Смирнов Б. Л. Учителя России
  • Афазии — Неврология — LiveJournal

    Речь – это специфическая человеческая функция, с помощью которой становится возможным процесс общения посредством языка. Она представляет собой очень сложную психическую деятельность, подразделяемую на различные виды и формы. Выделяют экспрессивную и импрессивную речь, которые характеризуются различным психологическим строением. 

    Экспрессивная речь, или процесс высказывания с помощью языка, начинается с замысла (программы высказывания), затем проходит стадию внутренней речи и затем переходит в стадию развернутого внешнего высказывания.
     
    Импрессивная речь, или процесс понимания речевого высказывания, начинается с восприятии речевого высказывания и завершается формированием общей сигнальной схемы сообщения.
     
    Как сложная функциональная система речь включает разные афферентные и эфферентные системы. В речевой функциональной системе принимают участие все анализаторы: слуховой, зрительный, кожно-кинестетический. Нарушения речи многообразны в зависимости от того, какое звено функциональной системы пострадало.
     
    Афазия (от греч. а – отрицание, phasis – речь) – это нарушение речи, возникающее у людей с сохранным артикуляторным аппаратом и достаточным слухом и представляющее собой системное расстройство различных форм речевой деятельности при поражении коры и подкорковых зон левого полушария (у правшей). Афазии следует отличать от других расстройств речи, возникающих при мозговых поражениях – дизартрии (нарушении произношения без расстройств восприятии речи на слух, чтения и письма), алалий (врожденных расстройств речи в детском возрасте, в виде недоразвития всех форм речевой деятельности).
     
    В настоящее время различают семь форм афазии:
    1. моторную афферентную;
    2. моторную эфферентную;
    3. моторную динамическую;
    4. сенсорную;
    5. акустико-мнестическую;
    6. семантическую;
    7. амнестическую.
     

    Афферентная моторная афазия

       
    Афферентная моторная афазия связана с выпадением кинестетического афферентного звена речевой системы. Эта форма афазии возникает при поражении нижних отделов левой теменной области мозга (у правшей), а именно: 40-го поля, примыкающего к 22-му и 42-му полям, или задней оперкулярной области коры. В этих случаях нарушается кинестетическая речевая афферентация (речевые кинестезии), т.е. возможность появления четких ощущений, поступающих от проприорецепторов артикуляционного аппарата в кору больших полушарий во время речевого акта. У здорового человека ощущения, поступающие в мозг в тот момент, когда он произносит то или другое слово, конечно, не осознаются. Однако кинестетическая речевая афферентация играеточень важную роль как при формировании речи у ребенка, так и при нормальном осуществлении речевой деятельности, произношении слов. Нарушается вся речевая система в целом. Возникают нарушения произношения слов, замена одних звуков реи другими (по типу литеральных парафазий) вследствие трудностей дифференциации близких артикулем (т.е. артикуляционных движений), необходимых для произношения звука и слова в целом. первичный дефект состоит в трудностях различения близких по артикуляции звуков речи. В русском языке, например, ряд звуков образуется преимущественно при участии передней части языка («д», «л», «н»). Эти согласные называются переднеязычными. Другая группа звуков – заднеязычная – при преимущественном участии задней части языка («г», «х», «к»). Каждая из этих групп звуков, различных по звуковым характеристикам, произносится с помощью близких артикулем.
     
    Больные с поражением нижних отделов теменной области коры левого полушария смешивают близкие артикулемы и произносят, например, слово «халат» как «хадат», слово «слон» как «снол» или «слод». Важно отметить, что данная категория больных не только неправильно произносит близкие артикулемы, но и неправильно воспринимает их. Это объясняется тем, что артикуляторные теменные зоны коры тесно взаимодействуют с воспринимающими височными зонами. При афферентной моторной афазии нарушены все виды речевой продукции – речь спонтанная, автоматизированная, повторная, называния. У больных с афферентной моторной афазией нередко нарушен и оральный (неречевой) праксис, например, больной не может надуть одну щеку или обе щеки, высунуть язык, облизать губы. Эти оральные движения более примитивны, просты, тем не менее, часто и они распадаются вследствие трудностей произвольного управления оральным аппаратом вообще.
     
    Трудности артикулирования звуков речи у больных с афферентной моторной афазией возникают в случае повторения согласных звуков, произносимых с помощью близких артикулем, а также при повторении слов со стечением согласных, сложных в артикуляционном отношении (типа «пропеллер», «тротуар»). Характерно, что такие больные обычно понимают, что они произносят слова неверно, они чувствуют свою ошибку, но их рот как бы ни подчиняется их волевым усилиям. Вторично нарушаются и другие формы речи. У подобных больных нарушено письмо (как самостоятельное, так и под диктовку), причем затруднение артикуляции (с помощью инструкции «открыть рот» или «зажать язык за зубами») обычно ухудшает написание слов. Чтение вслух привычных слов более сохранно, но сложные слова произносятся неверно, с литерными заменами.
     
    Эфферентная моторная афазия

       
    Эфферентная моторная афазия возникает при поражении нижних отделов коры премоторной области (передней оперкулярной зоны), в задней части нижней лобной извилины полей 44-го и частично 45-го. Это зоны Брока, ученого, впервые описавшего в 1981 году моторное нарушение речи у больного с поражением данной области мозга. При полном разрушении зоны Брока больные нее могут произнести почти ни одного слова. При попытке что-либо сказать они произносят нечленораздельные звуки. В то же время они в определенной степени понимают обращенную к ним речь. Часто в устной речи таких больных остается одно слово (или сочетание слов). Это словесный стереотип – «эмбол» — застревает и становится заменой всех других слов.
     
    При менее грубых поражениях этой зоны возможность артикулировать различные звуки речи сохранена, отсутствует и оральная апраксия. Однако страдает четкая временная последовательность речевых движений¸ нарушается и кинетическая мелодия речевого акта. При попытке произнести слово больные не могут переключиться от одного слова к другому, возникают речевые персеверации. Они проявляются и в активной спонтанной речи, и в повторной речи, и в письме. Даже при тонких стертых формах эфферентной афазии больные не могут правильно произнести «трудные» в моторном отношении слова и сочетания слов типа скороговорок. Трудности в плавном протекании активной речи, в нарушении ее автоматизации приводят к вторичному нарушению других форм речевой деятельности – письма, чтения. Понимание устной и письменной речи не страдает.
     
    Эфферентная моторная афазия, как правило, развивается остро в сочетании с гемипарезом по брахиофациальному типу – более значительно выраженному в руке и на лице – в результате инсульта в бассейне левой средней мозговой артерии.
     
    Динамическая моторная афазия

     
       
    Динамическая моторная афазия связана с поражением областей, расположенных впереди от зоны Брока. Это 9-ое, 10-е, 11-е, 46-е поля премоторной области. Другое название этой формы афазии – «дефект речевой инициативы». Речь таких больных очень бедна. Самостоятельно они почти не высказываются. При ответе на вопросы отвечают односложно, часто повторяя в ответе слова вопроса. В то же время у таких больных нет нарушений речевой моторики, понимание устной речи также сохранено. Больной в состоянии произносить все звуки, слова, но у него резко снижена мотивация к речи. Это особенно отчетливо проявляется в спонтанной повествовательной речи, в то же время повторная и автоматизированная речь не страдают или страдают незначительно.
     
    В основе этой формы афазии лежит нарушение последовательной организации речевого высказывания. Это не просто затруднение в построении своей речи, а более глубокие нарушения, когда больные не могут составить элементарную фразу, не могут развернуто ответить на простые вопросы (даже рассказать о своем здоровье). Как правило, они дают односложные ответы на любые вопросы. Один из методов, выявляющий этот дефект – это метод заданных ассоциаций, когда больного просят назвать несколько (5 – 7) однотипных предметов (например, красного цвета, кислых, горячих) или перечислить животных, обитающих на севере и т.п. В этих случаях больные не могут назвать более 1 — 2 предметов и замолкают. Подбадривание, подсказка им не помогают. Особенно плохо такие больные актуализируют слова, обозначающие действия. Если им предложить вспомнить несколько существительных, а затем глаголов, то оказывается, что они могут перечислить лишь несколько существительных, но ни одного глагола.
     
    Наиболее частой причиной динамической моторной афазии является острое нарушение мозгового кровообращения в бассейне левой передней мозговой артерии.
     
    Сенсорная афазия

       
    Сенсорная афазия связана с поражением задней трети верхней височной извилины левого полушария (у правшей). В ее основе лежит нарушение фонематического слуха, т.е. способности различать звуковой состав слов. Фонемами обозначаются различительные единицы звукового строя. В каждом языке (русский, английский, немецкий) одни звуковые признаки выступают как смыслоразличительные, а другие как несущественные для данного языка. В русском языке фонемами уваляются все гласные и их ударность, согласные звуки. Умение различать эти звуковые признаки и называется речевым, или фонематическим, слухом.
     
    При поражении ядерной зоны звукового анализатора (41-е, 42-е и 22-е поля) левого полушария – в классической неврологии эта область коры носит название зоны Вернике – возникает грубое речевое расстройство, проявляющееся не только в невозможности различать звуки устной речи, но и в нарушении всех других форм речевой деятельности. При полном разрушении этой зоны больные не понимают обращенную к ним речь. В менее грубых случаях они перестают понимать быструю речь. особенно затруднено для них восприятие слов с оппозиционными фонемами. так слово «голос» больные слышат как «колос», «холост», «колхоз», слова «забор – собор – запор» звучат для них как одинаковые.
     
    В грубых случаях у таких больных отсутствует активная спонтанная речь. Речевое высказывание заменяется «словесным салатом», когда больные произносят какие-то непонятные по своему звуковому составу слова или набор звуков. Как правило, они заменяют одни звуки другими. Эти замены носят название «литеральных парафазий». Реже встречаются «вербальные парафазии» (замена одного слова другим). У таких больных резко нарушено письмо под диктовку, резко затруднено повторение услышанных слов, нарушено также и чтение, поскольку нет контроля над правильностью своей речи. В то же время у больных сенсорной афазией нет нарушений музыкального слуха, у них сохранена артикуляция, им доступны любые оральные позы по образцу.
     
    Акустико-мнестическая афазия

       
    Акустико-мнестическая афазия возникает при поражении коры средних отделов левой височной области, расположенной вне ядерной зоны звукового анализатора. Это 21-е и частично 37-е поля. При акустико-мнестической афазии фонематический слух остается сохранным, больной правильно понимает обращенную устную речь. В отличие от сенсорной афазии понимание отдельных фонем сохранено. Однако больной не способен запомнить даже сравнительно небольшой речевой материал вследствие грубого нарушения слухоречевой памяти. Главным образом страдает запоминание существительных.
     
    Здоровый человек, как правило, запоминает при первом предъявлении на слух из десяти слов, не связанных между собой по смыслу, 6 – 7 слов. У больных с акустико-мнестической афазией объем слухо-речевой памяти снижается до 3, а иногда и до 2 элементов. Это ведет к тому, что в специальных условиях, когда требуется запомнить большую фразу возникает вторичное (из-за слабости слухо-речевых следов) непонимание устной речи, поскольку понимание речи в значительной степени зависти и от запоминания речевого сообщения.
     
    У таких больных имеются отчетливые трудности в активной устной речи в виде поиска нужных слов, вербальных парфазий и др. Для этих больных характерна «скудная»» речь с частым пропусканием слов, обычно существительных. Повторная речь не нарушена, больной без затруднений повторяет слова за врачом. Иногда акустико-амнестическая афазия сменяет сенсорную в процессе регресса речевых нарушений.
     
    Семантическая афазия

       
    Семантическая афазия возникает при поражении в месте стыка височных, теменных и затылочных областей мозга (37-го и частично 33-го полей слева). Зона височно-теменно-затылочной области относится к третичным областям коры или «к заднему ассоциативному комплексу». У таких больных страдает понимание грамматических конструкций, которые в той или иной степени отражают одновременный (симультанный) анализ и синтез явлений, т.е. когда для понимания какого-либо выражения требуется одновременное представление о нескольких явлениях.
     
    Больные с семантической афазией не понимают целый ряд грамматических конструкций; к ним относятся следующие:
     
    1. предлоги (над, под), сверху, снизу; такие больные не видят разницы в выражениях «круг над крестом», «круг под крестом» или «крест под кругом», т.е. больные не понимают пространственные отношения, выраженные с помощью предлогов; не могут нарисовать треугольник в круге, крестик над квадратом;
     
    2. сравнительные отношения; больные не понимают предложений типа «Оля темнее Кати, но светлее Сони. Кто из них темный?»; понимание такого рода конструкций требует мысленного сравнения двух или трех объектов, т.е. симультанного (одновременного) анализа. В данном случае слова связаны «квазипространственными» отношениями, поскольку в подобных конструкциях отсутствует собственно пространственное содержание;
     
    3. конструкции родительного падежа типа «брат отца», «отец брата»; больным понятно, то такое брат и отец отдельно, но они не понимают отношения между ними;

    4. временные конструкции, которые отражают временные отношения между событиями, например, «перед ужином я пошел гулять» или «прежде чем пойти в кино, он зашел в магазин» и т.п.
     

    Амнестическая афазия

       
    Амнестическая (оптическая) афазия возникает при поражении задненижних отделов височной области. К ним относятся отделы 2-го и 37-го полей конвекситальной поверхности полушарий и задненижние отделы 20-го поля на конвекситальной и базальной поверхности мозга. В основе этой формы афазии лежит слабость зрительных представлений, зрительных образов слов. Состроит она в том, что больные не способны правильно называть предметы, но пытаются дать им словесное описание и обычно стремятся показать, как это делается. Например, когда врач показывает карандаш и просит пациента его назвать, то пациент обычно отвечает: «Ну, это то, чем пишут». Подсказка помогает пациенту вспомнить нужное слово. Но проходит небольшое время, и он вновь забывает название предмета. В речи больных с амнестической афазией мало существительных и много глаголов. У больных с амнестической афазией нет каких бы то ни было явных зрительных гностических расстройств, они прекрасно ориентируются и в зрительном пространстве и в зрительных объектах. Амнестическая афазия весьма характерна для пациентов с болезнью Альцгеймера.
     
    Обратите внимание: в практике невролога встречается тотальная афазия – сочетание моторной и сенсорной афазий. Пациент не понимает обращенной к нему речи и сам не способен к активному произношению слов. Тотальная афазия развивается при обширных инфарктах мозга в бассейне левой (у правшей) средней мозговой артерии и обычно сочетается с гемипарезом на противоположной стороне.

    Источник: учебное пособие «Синдромы нарушений высших психических функций в неврологической практике» А.В. Густов, Т.В. Мельникова, Е.В. Гузанова, издательство «НГМА», Нижний Новгород, 2005.

    виды и формы, причины и лечение болезни

    Афазия – это полное или частичное расстройство речи, возникшее по разным причинам. Диагностикой отклонения занимаются неврологи, психологи и логопеды. Заболевание может возникать у взрослых и детей. Классификация афазий осуществляется по этиологическому фактору и неврологической симптоматике. От этого зависит течение патологии, прогноз и терапия.

    СодержаниеСвернуть

    Причина патологии заключается в образовании патологических зон в участках головного мозга, отвечающих за формирование речи. К характерным признакам афазии относят нарушение произношения звуков, скудный словарный запас, проблемы с грамматикой, тяжелое восприятие устной речи и письма. Кроме того, страдает двигательная активность и психологическая сторона личности пациента.

    Причины развития

    Этиология афазии

    Этиология афазии связана с нарушением процессов в речевых центрах коры головного мозга, причем возникают они после полного ее формирования. На первом месте в патогенезе развития этой патологии находится инсульт. И геморрагический, и ишемический связаны с нарушениями кровообращения в сосудах. Может возникать моторная или сенсорная форма афазии, или комбинированный вариант.

    На втором месте стоят органические процессы в головном мозге – ЧМТ, энцефалит, менингит, абсцесс, опухоль, перенесенные нейрохирургические вмешательства. Также принимают во внимание при диагностике болезни центральной нервной системы с хроническим течением: болезнь Альцгеймера, Пика, «коровье бешенство».

    Относительным образом влияют на внезапное нарушение речи и другие факторы:

    • патогенетическая предрасположенность;
    • атеросклероз сосудов головного мозга;
    • гипертоническая болезнь;
    • отравление токсинами;
    • хронические соматические дисфункции;
    • ревматизм сердца;
    • ишемия миокарда.

    Риск развития афазии повышается в преклонном возрасте и обусловлен физиологическими процессами. Тяжесть протекания болезни, динамика зависят от локализации поражения и размеров очагов, причины, ее вызвавшей. Так, более медленным развитием отличается афазия при опухолях головного мозга, а острая церебральная недостаточность кровообращения вызывает нарушение мгновенно.

    Классификация форм

    Левое полушарие, центры речи

    Формы афазии отличаются различными анатомическими, психологическими и лингвистическими характеристиками. Также различают моновиды и смешанные типы нарушения. Классификация афазий по Лурия занимает ведущее место в медицине на текущий период времени. А. Р. Лурия является основоположником нейрогенной психологии в России. Согласно классификации, выделяют такие виды расстройств речи: моторный, эфферентный, афферентный, акустико-гностический (мнестический, семантический, мнемический) и динамический.

    Таблица с характеристиками патологии по основным видам

    Наименование расстройства Локализация Симптомы
    Эфферентная моторная афазия Зона Брока Нарушение артикуляции. Больной произносит отдельные звуки, но не соединяет их в слова. При тяжелом течении болезни он общается с помощью жестов и мимики
    Афферентная моторная афазия Нижний отдел постцентральной извилины Затруднение произношения звуков
    Сенсорная афазия (акустико-гностическая) Задняя треть верхней височной извилины, или зона Вернике Пациенты не способны различать звуки между собой, ухудшение восприятия речи в связи с отклонениями от нормы в процессах анализа и синтеза информации. Не могут произнести сложные слова, речь путанная. Теряют способность чтения вслух и письма, говорят на «своем» языке
    Амнестико-семантическая афазия Переднетеменной или задневисочный отдел Ухудшение памяти и, как следствие, сбой в характеристиках предметов, совершении действий
    Динамическая афазия Префронтальная область Невозможность правильно высказаться, проблемы с реализацией речи. Пациент общается с помощью обрывков фраз и отдельных слов. В предложениях слова не склоняет по падежам
    Амнестическая афазия Теменно-височная область Больной не помнит названия предметов из привычного обихода. Не понимает значения фраз с переносным смыслом. Например, «золотые руки» воспринимается буквально. Могут разговаривать глаголами
    Семантическая Теменная доля Пациент поддерживает диалог, выполняет просьбы, но теряется во времени и пространстве. Не понимает смысл предлогов в глаголах, они для него равнозначны. Не в состоянии осмыслить значение пословицы, слов с переносным смыслом

    Описание смешанных форм патологии совпадает с их симптомами в отдельности. Для любого типа отклонения характерно нарушение речи.

    Симптомы

    Общими признаками болезни являются паузы между фразами, снижение звука голоса. Такой стиль общения еще может называться «телеграфным». Нарушается письмо, чтение. Отмечаются пропуски букв, их замена, коверканье слов. Афферентная, эфферентная и динамическая форма имеют общий признак – больной не может активно устно высказываться. Поэтому их еще называют моторными нарушениями. Пациент с афферентной формой афазии не в состоянии разговаривать, он может выдавать произвольные звуки, но повторить по просьбе не сумеет. Такому больному непонятны обычные артикуляционные движения: открывание рта, высовывание языка и другие жесты.

    Импрессивными отклонениями считаются акустико-гностическая и семантическая афазия, она выражается в невосприятии человеком устной речи. Для этого вида характерно отсутствие способности называть отдельные предметы. Амнестико-семантическая форма чаще диагностируется в пожилом возрасте и выражается не только в непонимании прочитанного текста. Эти люди не воспринимают сложные обороты речи, не могут осмыслить значение пословиц, метафор.

    Для сенсорной формы характерны нарушения восприятия информации при отсутствии органического поражения органа слуха. Кроме того, пациент не контролирует собственный словесный поток. У больных с акустико-гностическим типом афазии возникают проблемы при занятиях с логопедом из-за неспособности запомнить связку из 3-4 слов.

    При сенсомоторной патологии больной не различает речевые звуки, поэтому не воспринимает и письмо – это тотальная форма. Для каждого вида афазии характерны определенные симптомы, в этом их отличие. Но при любой форме расстройства обязательно наблюдается нарушение речевой функции.

    По статистике, всего 1% детей имеет такое речевое расстройство. Чаще у них регистрируют сенсорный тип патологии, симптомы одинаковы со взрослыми пациентами. Явным признаком считается то, что дети мало говорят, а сама речь короткая и неэмоциональная. Дети могут быть чрезмерно суетливыми или, наоборот, безразличны к происходящему вокруг. Им свойственна быстрая утомляемость, они не могут долго сосредоточиться на конкретном событии. Причинами развития подобного отклонения являются родовые травмы и опухоли мозга. Лечение практически одинаковое со взрослыми, но более длительное.

    Прогноз при детской афазии зависит от объема поражения ткани мозга и давности заболевания. Задача терапии замедлить прогрессирование болезни, помочь адаптироваться в социуме. Комплексный и грамотный подход позволяет добиться улучшения у детей и восстановить нейронные связи в коре.

    Диагностика заболевания

    Диагностика афазии комплексная

    Перед постановкой диагноза пациенту назначат полное обследование после визуального осмотра невролога и психолога. Для выявления причины речевой афазии применяют инструментальные методы исследования: КТ и МРТ головного мозга, ультразвуковую диагностику сосудов шеи и головы, при наличии эпилептического приступа в анамнезе − ЭЭГ. Может потребоваться люмбальная пункция.

    Логопед выявляет характер нарушений речи, в неврологии оценивают такие характеристики, как праксис, слухоречевую память, интеллект, зрительный гнозис. Важным этапом диагностики является проведение дифференциации с алалией, дизартрией и тугоухостью.

    Терапия речевого расстройства

    Медикаментозная схема лечения зависит от этиологии отклонения. Только после устранения причины афазии начинают коррекционную реабилитацию больного. Положительное влияние на восстановление речи оказывает физиотерапия, массаж. В процессе сеансов отмечается расслабление мускулатуры органов речи, устранение спазма губ, улучшение притока крови. Таким образом происходит общее оздоровление организма, улучшение психоэмоционального состояния.

    Логопед составляет комплекс упражнений, основываясь на типе отклонения. Чтобы не допустить фиксации речевой патологии, реабилитацию необходимо начинать как можно раньше после ее выявления. Курс лечения может длиться 2-4 года.

    Прогноз полного восстановления речи зависит не только от своевременного обращения к врачу. Имеет значение общее состояние здоровья пострадавшего, его возраст (взрослый или ребенок), механизм возникновения и локализация очага.

    Лечение начинают с восстановления способности человека произносить звуки, затем слова и фразы. Классификация по симптоматике предназначена, чтобы обуславливать состав комплексной терапии. Для облегчения понимания может потребоваться использование наглядности, больного просят отвечать жестом на вопросы, выполнять простые задания и показывать на картинках предметы.

    Коррекционное занятие с логопедом при афазии

    Чтобы восстановить слухоречевой вид памяти при мнестической афазии, работают над зрительным восприятием, отрабатывают чтение и навыки письма. Моторная форма лечится обучением различия между предлогами, наречиями. Вспоминают значение антонимов и синонимов. Для этого просят придумать с их использованием предложения. Также разбирают значение слов, использованных в переносном смысле. Коррекция семантической патологии заключается в обучении сложным и развернутым предложениям, ориентации во времени и пространстве.

    Обратите внимание! Задание нужно давать больному афазией спокойным голосом, четко, громко. Чтобы он его понял, речь должна быть максимально простой.

    На лечение лучше реагируют дети и молодые люди. В молодом возрасте реабилитация проходит более успешно и быстро, чем у пожилых людей. При обширных очагах поражения в головном мозге может оставаться стойкий дефект речи, который не поддается коррекции.

    Профилактические меры

    Чтобы вовремя предотвратить расстройства речи, при нарушениях кровотока в церебральных сосудах необходимо обратиться за медицинской помощью. В любом возрасте необходимо беречься от черепно-мозговых травм, нейроинфекций. Для нормализации кровоснабжения тканей показано соблюдение здорового образа жизни, умеренная физическая активность. В случае наличия факторов риска ребенка с детских лет нужно показывать неврологу для получения консультативной помощи и наблюдения.

    Перекрестная афазия — Неврология — LiveJournal


    АФАЗИОЛОГИЯ

    Нарушение речевых функций является вторым по значимости и распространенности пост-инсультным дефектом: афазия обнаруживается у 28 — 40% больных, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения. Вместе с тем, еще многие вопросы в афазиологии (мозговая организация речевых процессов, причины их вариабельности, систематизация видов речевых нарушений, топическая диагностика афазии др.) остаются дискутабельными, а роль правого полушария головного мозга в формировании лингвистических возможностей, в т.ч. случаи нарушений речи при правополушарных инсультах, все еще недооцениваются. Многие из перечисленных аспектов проблемы в полной мере относятся и к разделу перекрестной афазии. Функциональная связь конечностей с контралатеральным (противоположным) полушарием головного мозга была известна еще Гиппократу, который указывал, что если рана находится на левой стороне головы, то конвульсии охватывают правую половину тела, а если рана на правой части головы, то конвульсии наблюдаются в левых конечностях.

    В 1861 году П. Брока сообщал, что центр артикуляции речи (моторной афазии, афемии) локализуется в задней трети нижней лобной извилины слева. Вскоре он сформулировал правило: афазия сопрягается с повреждением полушария, контра-латерального ведущей (доминирующей) руке. Однако относительно скоро стало очевидно, что постулат Брока избыточно упрощает проблему локализации центров речи. Это правило какое-то время хорошо объясняло связь поражения левого полушария с афазией у праворуких. Среди же леворуких выявлялись две группы лиц. У одних пациентов (1-й вариант) центры речи располагались, в соответствии с представлениями Брока, в противоположном ведущей (левой) руке правом полушарии. У представителей другой группы леворуких больных (2-й вариант) речевые функции локализовались в левом полушарии, на стороне доминирующей руки.

    Для обозначения афазии, вызванной ипсилатеральным к доминирующей руке церебральным поражением, B. Bramwell (1899) предложил термин «перекрестная афазия» (ПА). Клинический (1-й) вариант взаимосвязи центров речи с доминирующей контралатеральной рукой у леворуких стал определяться как «тип зеркального отображения», а 2-й вариант их зависимости (локализация речевых функций в левом полушарии — на стороне доминирующей руки) – как «аномальный тип». Вскоре было установлено, что аномальный тип может выявляться и у правшей. В большинстве публикаций его распространенность выражается величиной в 1 — 3%.


    аномальный тип = локализация речевых функций в ипсилатеральном (по отношению) к доминирующей руке полушарии головного мозг

    Несомненный интерес предоставляет изучение локализации речевых функции методом функциональной транскраниальной допплерографии (фТКДГ) у неврологически интактных людей. Левополушарная латерализация речевых функций установлена в 61,5% наблюдений, правополушарная латерализация в 38,5%. Последняя цифра значительно превышает число леворуких в популяции — 2,8 — 16% (Доброхотова, Т.А., 2006). В других источниках указывается, что только в 1 — 2 % наблюдений правое полушарие доминантно по речи (Дюкова, Г.М.,2009).

    Сообщается, что в Европейской популяции «чистые» правши составляют около 40%, 50 — 55% — амбидекстры с определенной степенью левшества, 5 — 10% — «чистые» левши. У правшей левое полушарие по речи доминирует в 90 — 96%. У левшей в 76% речевые центры локализуются в левом полушарии, в 14% имеется двухстороннее речевое представительство, в 10% преобладает правое полушарие. Следовательно, доминантность правого полушария по речи встречается значительно реже, нежели выявляется леворукость. Таким образом, стало понятно, что ПА у левшей – это не редкое явление, а правило.

    Вместе с тем в афазиологии фактически общепринято, что левши имеют менее сильно латерализованные языковые способности. Поэтому в настоящее время ПА относится только к правшам с очаговым поражением ипсилатерального к доминирующей (правой) руке правого полушария (crossed aphasia in dextrals).

    В целом клиническая феноменология ПА изучена достаточно хорошо. Обсуждается вопрос о достоверности сопряжения ПА с апраксией и односторонним дефицитом зрительно-пространственной ориентации. P. Marien с соавт. (2001) утверждают, что ПА сопутствует разнообразный нейрокогнитивный дефицит: специфичный для гнозии дефицит (анозогнозия, пальцевая, слуховая и вербальная агнозия), нарушение счета, частичный синдром Герстманна (нарушение право-левосторонней ориентации, пальцевая агнозия, акалькулия, аграфия), конструктивная апраксия. Исследователи констатируют, что нейрокогнитивные расстройства при ПА – это явление частое и значимое, а систематическое и всесторонние изучение нейрокогнитивных функций вносит важный вклад в понимание отношения мозг/поведение, в частности, у аномальных правшей.

    P. Marien с соавт. (2004) предложили классификацию ПА: возможная, сомнительная, достоверная. Первая распознается при выявлении: [а] очага повреждения только в правом полушарии и при структурной интактности левого; [б] афазии; в) подтвержденной праворукости. Случаи ПА, не удовлетворяющие этим критериям, расцениваются как сомнительные. Достоверная ПА предполагает: [а] отсутствие в анамнезе упоминания о левшестве и амбидекстрии в семье; [б] отсутствие сведений о повреждении головного мозга в неонатальном или постнатальном периодах, об эпилептических припадках в детском возрасте; [в] отсутствие других внешних небиологических факторов, которые способны оказывать влияние на функциональную организацию мозга (неграмотность, владение двумя и более языками, использование иероглифического письма и др.).

    Проанализировав 152 случая правополушарных инсультов с афазией у правшей, авторы установили отличия ПА от неперекрестной афазии (uncrossed aphasia): ПА чаще встречается среди мужчин, частота клинических вариантов ПА не зависит от возраста; часто наблюдаются достаточно тяжелые нарушение письма; ПА редко оказывается транзиторной. Невербальные нейропсихологические нарушения при ПА включают как дисфункции по типу пространственного игнорирования, так и дисфункции по типу апраксии.



    Если у Вас появилось желание более подробно ознакомится с таким феноменом, как ПА, в т.ч. с концепциями возникновения (генеза) синдрома ПА, а также появилось желание узнать: [1] почему эволюция предпочла преимущественное развитие правой руки; [2] почему ПА у правшей не представляет единого синдрома и не является только зеркальным отражением картины неперекрестной афазии; [3] почему леворукость в плане функциональной организации не может трактоваться как простая противоположность праворукости;

    читайте статью (обзор): «Перекрестная афазия» А.А. Михайленко, И.В. Литвиненко, Е.А. Аношина, А.В. Бобков, Н.В. Павлова; Военно-медицинская академии им. С.М. Кирова, Санкт-Петербург (журнал «Вестник Российской Военно-медицинской Академии» №4(52) — 2015) [читать]



    читайте также статью «Клинико-нейровизуализационные сопоставления при афазиях, связанных с инсультом» И.И. Шоломов, Н.А. Орнатская, Ю.Б. Мещерякова, А.А. Носачев, Т.А. Жаренова, А.С. Крутцов, ГОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет» (журнал «Медицинский альманах» №1(14) — 2011) [читать]

    Динамическая афазия — причины, симптомы, диагностика и лечение

    Динамическая афазия

    Динамическая афазия — это нарушение формирования высказываний активной речи, обусловленное поражением префронтальной лобной коры. Клинически проявляется отсутствием инициации высказываний, односложностью, упрощённостью ответов на поставленные вопросы, повторением фраз собеседника, недостаточным пониманием длинных сообщений. Диагностируется динамическая форма афазии с учетом данных неврологического осмотра, логопедического и психологического обследования, томографических, сосудистых исследований. Коррекция речевого дефекта проводится путём логопедических занятий, фармакотерапии на фоне этиотропного лечения и общеукрепляющих мероприятий.

    Общие сведения

    Как отдельный вид нарушений речи динамическая афазия была выделена в 1934 году немецким психиатром К. Клейстом, который называл данную форму афазии «немоторной спонтанной речью». В последующем ее изучением занимался отечественный невролог А.Р. Лурия, определивший центральный симптом патологии. Его последователи установили, что динамическая афазия представляет собой нарушение внутренней речи, обусловленное апраксией — расстройством планирования и оформления речевого высказывания.

    Поскольку данная патология возникает при поражении лобных отделов мозговой коры, отдельные специалисты в области неврологии употребляют название «лобная афазия». Динамическая форма практически не встречается у левшей, что связано с наличием высоких компенсаторных возможностей соответствующих отделов правого полушария.

    Динамическая афазия

    Динамическая афазия

    Причины

    Речевое расстройство обусловлено очагом поражения заднелобных отделов префронтальной коры левого полушария, относящихся к третичным полям 3-го функционального блока. Наиболее часто наблюдается травматическая, сосудистая, опухолевая этиология. Основными этиофакторами выступают:

    • Черепно-мозговые травмы. Повреждение тканей лобной доли происходит в результате сотрясения, размозжения, внутреннего кровоизлияния. Вторичное поражение нейронов провоцируется нарастанием посттравматического отёка, развитием воспалительных процессов, увеличением внутримозговой гематомы, приводящей к компрессии окружающих тканей.
    • Цереброваскулярная патология. Чаще появление речевых нарушений связано с острыми сосудистыми катастрофами (ишемическим, геморрагическим инсультом) в бассейне передней мозговой артерии. К дисфункции нейронов коры также способна привести хроническая ишемия головного мозга, возникающая при церебральном атеросклерозе, гипертонии, сахарном диабете, амилоидозе сосудов.
    • Инфекционно-воспалительные заболевания. Формирующиеся в лобных отделах воспалительные очаги различной этиологии вызывают фокальное повреждение лобной коры, нарушение её взаимосвязей с иными церебральными структурами. В результате развивается дисфункция отделов мозга, отвечающих за речевой праксис.
    • Церебральные опухоли лобной локализации (глиомы, астроцитомы). При инвазивном типе опухолевого роста гибель нейронов обусловлена их деструкцией, при относительной доброкачественности процесса дисфункция вызвана компрессией мозговых тканей вследствие роста новообразования. Сдавление и опухолевая инвазия лобной коры также возможны при локализации неоплазии в оболочках мозга (менингиомы, меланомы).
    • Дегенеративные процессы. Болезнь Альцгеймера, лейкодистрофии, болезнь Пика сопровождаются прогрессирующей дегенерацией церебральных структур, в том числе лобной коры. Дегенеративные процессы приводят к утрате нейронами их основных функций, апоптозу. В начальной фазе заболевания наряду с иными нарушениями праксиса может развиться динамическая афазия.

    Патогенез

    Задние отделы первой лобной извилины относятся к речевому отделу третьего структурно-функционального блока мозга, отвечающего за программирование и регуляцию психической деятельности. Поражение данной области ведёт к нарушению развёртывания внутренней программы высказывания, грамматического конструирования, что проявляется расстройством речевой предикативности. Утрачивается грамматическая схема предложения, согласованность его членов, отсутствует сказуемое.

    Потеря способности создавать внутренний план высказывания обуславливает резкое снижение спонтанной речевой продукции вплоть до её полного отсутствия. При обширном поражении динамическая афазия сочетается с идеаторной апраксией, акалькулией вследствие дезорганизации последовательности счётных операций. Дезинтеграция целенаправленного поведения провоцирует проявления так называемой «лобной психики» — нарушение формирования намерений, отсутствие мотивации, изменения эмоционально-личностной сферы.

    Классификация

    Клиническое значение имеет понимание, на каком именно этапе формирования речевого высказывания происходит сбой. В соответствии с современными представлениями отечественные логопеды выделяют две группы пациентов, различающихся уровнем дисфункции и способностью к восстановлению:

    • 1-я группа — больные с первичным нарушением звена внутреннего программирования высказывания. Отсутствует мотивация к восстановлению. Реабилитация сложная, длительная.
    • 2-я группа — пациенты с первичным расстройством грамматического конструирования. Критика более сохранна, имеется мотивация. Восстановление проходит проще и быстрее.

    Для подбора наиболее эффективных методик логопедической коррекции важно определить степень утраты способности к построению спонтанных речевых высказываний. С учетом выраженности речевой дисфункции динамическая афазия классифицируется на три степени тяжести:

    • Лёгкая — возможны развёрнутые спонтанные высказывания. Речь характеризуется стереотипностью, наличием аграмматизмов, глагольной слабостью. Выявляются сложности понимания переносного значения высказываний.
    • Среднетяжёлая — спонтанная речь представлена короткими стереотипными фразами. Наблюдается аграмматизм, отсутствие глаголов. Речевая активность низкая, преобладает диалогическая речь.
    • Тяжёлая — спонтанная речь практически отсутствует. Возможно употребление речевых штампов. Пациенты нуждаются в стимуляции речи извне. Отмечается телеграфный стиль речи. Диалогическая речь доступна в форме односложных ответов «да»/«нет».

    Симптомы динамической афазии

    Основным симптомом является трудность формирования активного высказывания. Активная речь резко снижена: больной не задаёт вопросов, не обращается с просьбами. Речевая активность требует постоянной стимуляции извне. Произносятся отдельные несвязанные фрагменты, основные звенья высказывания не определяются. Уменьшено употребление глаголов, предлогов, местоимений, существительные ставятся в именительном падеже. Динамическая афазия тяжёлой степени отличается полным отсутствием активной речевой продукции — пациент молчит. Возможно автоматическое повторение высказываний собеседника (эхолалия), иногда — его движений (эхопраксия).

    В лёгких случаях наблюдается стереотипность высказываний, общее обеднение фраз, употребление закреплённых ранее бытовых и профессиональных оборотов, нарушения согласования слов в предложении. Артикуляция, произношение отдельных звуков полностью сохранны. Выразительность, эмоциональная окраска высказывания снижены.

    В зависимости от тяжести поражения диалоговая речь сводится к односложным коротким ответам или более развёрнутым, но стереотипным высказываниям. Зачастую ответ повторяет сформулированный вопрос. «Вы вчера занимались?» – «Мы вчера занимались». Пересказ текста, рассказ по сюжетной картинке затруднён или полностью недоступен. Лёгкая афазия характеризуется трудностями конструирования сложных фраз. В ряде случаев наблюдаются псевдомнестические сложности называния предметов, вспоминания географических названий, которые деблокируются подсказкой первого слога необходимого слова.

    Динамическая афазия протекает на фоне сниженной способности к концентрации внимания, замедленности мышления, потери критики к собственному дефекту. Вследствие быстрого истощения внимания отмечается расстройство понимания обращённой речи, особенно длинных сложных фраз.

    Письменная речь во многом сохранна. Дисграфия наблюдается при написании под диктовку длинных предложений, попытках создать текст собственного сочинения. Дислексия обусловлена невнимательностью, выражается пропуском слов, словосочетаний, плохим пониманием прочитанного. Возможна акалькулия, выражающаяся в затруднениях определения последовательности выполнения арифметических операций. Доступными пациенту остаются последовательный счёт, решение элементарных примеров.

    При обширном повреждении лобных долей тяжёлая динамическая афазия сопровождается апраксией, элементами «лобной психики»: потерей интереса к окружающему, апатией, депрессией, заторможенностью, полным отсутствием мотивации. Двигательные расстройства выражены минимально.

    Осложнения

    Отсутствие активной речевой продукции при снижении критики приводит к резкому нарушению коммуникативных возможностей. Молчащий пациент неспособен попросить о помощи, при невнимательном отношении окружающих не может удовлетворить элементарные потребности. Изменения психоэмоциональной сферы, нарушения внимания и мотивации существенно затрудняют логопедическое восстановление. При отсутствии речевой коррекции динамическая афазия приобретает стойкий резидуальный характер, инвалидизирует больного до конца жизни.

    Диагностика

    Речевые нарушения выявляются при первой попытке установления вербального контакта. Данные анамнеза помогают предположить характер церебрального поражения. Дальнейшие обследования направлены на уточнение вида афазии, её дифференцировку от психогенных, артикуляционных расстройств, определение этиологии, характера и размеров происходящего в церебральных тканях патологического процесса. Перечень диагностических исследований включает:

    • Осмотр невролога. На первый план выходят особенности поведения, замедленность мышления, невнимательность, эмоциональная обеднённость больного, отсутствие активной речи. Двигательная сфера преимущественно сохранна. Наблюдается апраксия.
    • Консультацию логопеда. Диагностика устной речи выявляет характерные симптомы, позволяет определить степень и вид динамической афазии. Дополнительно проводится диагностика письменной речи, относительная сохранность которой помогает дифференцировать динамическую форму афазии от прочих нарушений.
    • Консультацию психиатра. Необходима для исключения психогенного мутизма, выявления психических расстройств, «лобной психики». Включает беседу, психологическое тестирование, наблюдение за поведением больного.
    • Церебральную томографию. Позволяет уточнить морфологический субстрат основного заболевания. В случае ЧМТ, посттравматической гематомы, поражения мозговых оболочек предпочтительно проведение КТ головного мозга. В диагностике нарушений церебрального кровообращения, внутримозговых опухолей, дегенеративных процессов применяется МРТ головного мозга. Исследование церебрального метаболизма производится при помощи ПЭТ-КТ, МР-спектроскопии.
    • Сосудистые исследования: ультразвуковую допплерографию, дуплексное сканирование, МРТ церебральных сосудов. Назначаются при подозрении на цереброваскулярный характер патологии. Дают возможность определить скорость кровотока, место и степень окклюзии.
    • Люмбальную пункцию. Показанием к исследованию служит подозрение на инфекционно-воспалительный процесс. В подобных случаях анализ цереброспинальной жидкости подтверждает цитоз с увеличением нейтрофилов (при гнойном характере инфекции), моноцитов (при вялотекущем воспалении). Возможно определение возбудителя путём проведения ИФА, ПЦР-диагностики ликвора.

    Дифференциальная диагностика

    Динамическая афазия дифференцируется с иными речевыми расстройствами. Снижение речевой продукции отличает её от акустико-гностической и акустико-мнестической афазии, характеризующихся логореей. При афферентной моторной афазии экспрессивная речь тотально затруднена, артикуляция нарушена, наблюдаются сложности фонации отдельных звуков, что отсутствует при динамической форме. Психогенный мутизм отличается флюктуацией симптоматики, её зависимостью от психологической обстановки, наличием сопутствующих психических отклонений.

    Лечение динамической афазии

    Эффективное лечение речевого дефекта неразрывно связано с успешной терапией причинной патологии. Этиотропная терапия может включать назначение антибактериальных, противовирусных, антимикотических, тромболитических, вазоактивных фармпрепаратов, нейрохирургическое удаление опухоли. Логопедическая коррекция должна начинаться как можно ранее, сочетаться с другими реабилитационными методиками. Комбинированная восстановительная терапия осуществляется с участием невролога, реабилитолога, логопеда, врача ЛФК, массажиста, нейропсихолога. Основными направлениями речевой реабилитации являются:

    • Логопедические занятия. Трудности внутреннего планирования высказывания преодолеваются созданием внешних опор: вопросов, схем, серий картинок. При грубой афазии занятия направлены на преодоление инактивности, стимулирование коммуникативной функции при помощи диалога, при средней степени — на восстановление фразовой речи, понимания сложных грамматических оборотов, при лёгкой — на активизацию спонтанной речи, преодоление трудностей понимания переносного смысла слов.
    • Нейрометаболическая поддержка. Назначение медикаментозных препаратов, улучшающих церебральный метаболизм, способствует восстановлению старых и формированию новых межнейрональных связей, что ускоряет процесс логопедического восстановления. Рекомендованы к применению мемантин, пирацетам, препараты гинкго билоба.
    • Общеукрепляющие мероприятия. Лечебная физкультура, массаж повышают двигательную активность больного, путём усиления кровообращения способствуют скорейшему восстановлению церебральных функций. Большое значение имеет соблюдение режима дня, витаминизированное питание, прогулки.

    Прогноз и профилактика

    Степень восстановления речевой функции зависит от причинного заболевания, локализации и объёма поражения, времени начала лечения и логопедической коррекции, сопутствующих нарушений, возраста больного. В силу сниженной критики, недостаточной мотивации, проявлений «лобной психики» динамическая афазия является сложной для восстановления, требует большой настойчивости врачей и близких пациента. Наиболее неблагоприятный прогноз отмечается при опухолях и прогрессирующих дегенеративных заболеваниях. Профилактика состоит в предупреждении и своевременной терапии болезней, способных привести к церебральному поражению: атеросклероза, артериальной гипертензии, диабета, инфекционных заболеваний, клещевого энцефалита, очагов хронического воспаления и пр.

    8.3. Формы афазии

    Наиболее характерными симптомами при афферентной мо­торной афазии являются либо полная неспособность артикули­ровать, либо поиски артикуляции, когда больной производит как бы беспорядочные движения языком, губами, прежде чем произ­нести тот или иной звук. Поиски артикуляции отдельного звука (артикулемы) чаще заканчиваются неуспешно, т.е. произносится неправильный звук, но даже если удается найти правильную артикулему, речь не выглядит нормативной, т.к постоянно преры­вается паузами, разрывающими ее течение.

    Вторичные, системные нарушения речевой деятельности при афферентной моторной афазии проявляются в том, что расстро­енными оказываются другие стороны речевой функции.

    Нередко афферентная артикуляционная апраксия сочетается с еще более элементарным расстройством произносительной стороны речи, а именно оральной апраксией. Она состоит в невоз­можности воспроизводить произвольные движения органами, расположенными в оральной полости («оральный» означает «ро­товой»). Больные теряют способность поцокать, пощелкать язы­ком по заданию, подуть и прочее. Непроизвольно эти же движе­ния могут быть выполнены данными больными, иногда даже легко, поскольку у них не имеется парезов, ограничивающих объем оральных движений.

    Больные с грубой артикуляционной апраксией и практиче­ски полным отсутствием экспрессивной речи в отдельные мо­менты, связанные с особым эмоциональным подъемом, могут непроизвольно произнести высоко автоматизированные рече­вые штампы типа «давай», «как же так», «не знаю», «ох!» и т.д. При этом они усиленно жестикулируют и дают утрированные мимические гримасы. Нередко у них имеется так называемый речевой «эмбол». Чаще всего это «осколок» или высоко упрочен­ного слова, например, имени близкого человека, либо фрагмент слова, произносимого в момент заболевания (удара), либо слово бранной лексики, которая является высоко упроченной у многих людей. К сожалению, слова любимых поэтических произведе­ний или молитв, которые выступали в качестве речевых эмболов у больных прошлого времени, в настоящей популяции практи­чески не встречаются. Термин «эмбол» введен неврологами-кли­ницистами и отражает систему их взглядов на клинические явле­ния. Они расценили осколок слова в остаточной речи больного как «затычку», аналогично эмболу, «затыкающему» ток крови по сосудистому руслу. Речевые эмболы произносятся насильствен­но, самостоятельно «подавить» их больной, как правило, не в со­стоянии. Несмотря на навязчивый и неуправляемый характер, эмбол нередко несет важные коммуникативные функции. Он богато интонирован, сопровождается жестово-мимическими ре­акциями и за счет использования этих паралингвистических средств позволяет больному нередко вполне понятно выразить свою мысль

    К речевым эмболам близка речь, представленная автоматиз­мами порядковой речи (сопряженный или отраженный, порядко­вый счет, пение со словами, договаривание пословиц, фраз с жестким контекстом и т.п.)

    При менее грубой степени речевого дефекта у больных с аф­ферентной моторной афазией присутствует повторная речь, од­нако, как правило, она тоже грубо нарушена. Недоступно произнесение даже отдельных звуков, в том числе и гласных. Больной часто вглядывается в визуальный образ артикулемы собеседни­ка. Это ему помогает.

    Называние предметов первично не нарушено. Больные по­мнят слова, но не могут произнести их, т.е. найти соответствую­щие внутренним звучаниям артикулемы. Если артикуляционная апраксия не грубая, то больные воспроизводят достаточно много слов-названий (номинаций).

    Состояние фразовой, в том числе и диалогической, речи зависит от степени грубости артикуляционного дефекта. Наиболее часто у больных остается способность произносить слова «да» и «нет».

    Больные с афферентной моторной афазией понимают речь, и прежде всего ситуативно-бытовую. Иногда — в достаточно боль­шом объеме. При показе предметов, а также при выполнении Устных инструкций иногда допускают ошибки, как и при показе предметов, частей тела. Принято считать, что эти трудности обусловлены невозможностью полноценной опоры на проговаривание из-за расстройств артикуляции.

    Дифференциация фонем, включая оппозиционные*, первичн не нарушена, хотя ошибки нередко присутствуют. Причина их т же, что при понимании речи: недостаточность артикуляционных опор. Объем слухо-речевой памяти в большинстве случаев определить невозможно из-за грубости первичного дефекта.

    Чтение и письмо нарушены, но в разной степени, в зависи­мости от тяжести афазии. У больных с грубой афазией чтение преимущественно глобальное или «про себя». Это означает, что они в состоянии прочитывать идеограммные слова и расклады­вать подписи под картинками. Вслух больные затрудняются в прочитывании даже отдельных букв. Однако часто правильно показывают их по названию. Письмо нередко сводится к умению написать лишь свою фамилию. У больных с негрубой афазией письмо с ошибками, в которых обнаруживаются замены букв. В их основе лежит артикуляционная близость обозначаемых этими буквами звуков речи. Интересный феномен наблюдается у боль­ных с грубой афферентной моторной афазией при списывании. Они пытаются воспроизвести списываемый текст точно таким, каким он им предъявлен. Это носит название «рабского копиро­вания». Звукобуквенный анализ состава слова страдает. Больные затрудняются в определении количества букв в слове, а также в восполнении пропущенных букв.

    При негрубой степени выраженности афазии письмо боль­ным доступно, однако в нем имеются ошибки. Главная причина их появления — первичный распад ассоциативной связи артикулема — графема. При попытках письма больные многократно повторяют каждый звук слова, пытаются «привязать» к нему ка­кое-либо упроченное слово («ммм… мама»), как правило, допус­кают большое число пропусков, литеральных параграфий и т.д. Звуко-буквенный анализ состава слова существенным образом страдает. Больные ошибаются и в определении количества букв в слове, и в их качестве, и в порядке следования.

    Для афферентной моторной афазии характерно то, что боль­ные часто сохраняют абрис слова. Звуконаполнение в слове может быть неправильным, а общее звучание сохраняется. Это объясняется тем, что первичный дефект состоит у них в распаде изолированных артикулем, а не звукового образа слова в целом.

    Темп речи чаще всего замедлен, интонация утрирована. Ре­чевая активность при данной форме афазии достаточна, но ком­муникативная речь носит в основном диалогический характер.

    У больных с грубой афферентной моторной афазией фразо­вая речь, естественно, отсутствует. Неспособность построить и произнести предложение рассматривается в нейропсихологической классификации афазий как системное следствие артикуляционной несостоятельности больных. Больные с легкой степенью выраженности афферентной моторной афазии могут, хотя с искажениями (аграматизмами), произносить достаточно развёрнутые фразы, разнообразные по логической и синтаксиче­ской структуре. Словарный состав без резких ограничений. Больные в состоянии также дать словесное изложение какого-ли­бо события. Они охотно вступают в речевое общение. Речевая ак­тивность достаточно высокая.

    * Оппозиционная фонема — отличающаяся от другой фонемы лишь одним акустико-артикуляционным признаком.

    Эфферентная моторная афазия. Эта форма афазии обуслов­лена поражением вторичных полей коры нижних отделов премоторной зоны левого доминантного (у правшей) полушария головного мозга. Нередко эту зону обозначают как зону Брока, который впервые выдвинул утверждение, что она ответственна за моторную речь. Правда, у пациента Брока была комплексная моторная афазия, и соответственно зона поражения мозга была более обширной, однако его имя закрепилось преимущественно за премоторной областью.

    В норме эта область мозга обеспечивает плавную смену одно­го орального или артикуляторного акта другим. Поскольку мы не говорим отдельными артикулемами, например, к, о, ш, к, а, необходимо, чтобы они слились в последовательные ряды, которые Л.С. Выготский назвал сукцессивными (последовательными), а А. Р. Лурия — «кинетическими мелодиями».

    При эфферентной моторной афазии воспроизведение плав­ной речи страдает из-за патологической инертности артикуляторных актов. Наиболее ярко она проявляется в персеверациях, препятствующих свободному переключению с одной артикуляторной позы на другую. В результате речь больных становится разорванной, сопровождается застреванием на каких-либо фраг­ментах высказывания.

    Эти дефекты произносительной стороны речи вызывают сис­темные расстройства и других сторон речевой функций: чтения, письма и частично понимания речи. Таким образом, в отличие от артикуляционной апраксии у больных с афферентной мотор­ной афазией, у больных с эфферентной моторной афазией апраксия артикуляторного аппарата относится к серии артикуляторных актов, а не единичной позе. Больные относительно легко произносят отдельные звуки, но испытывают существенные за­труднения при произнесении слов и фраз.

    При грубой эфферентной моторной афазии спонтанная речь больных крайне бедна. Она состоит в основном из хорошо упро­ченных слов, преимущественно номинаций. Имеются значи­тельные произносительные трудности, проявляющиеся в «застревании» на отдельных фрагментах слова. Слова «разорваны» абрисы их, как правило, не сохраняются. Интонация бедная однообразная. Имеются ошибки в ударении. В целом в высказы­вании отсутствует плавность, оно носит разорванный характер. Речевая активность невысокая.

    Фраза практически отсутствует. Иногда имеется аграмматизм типа телеграфного стиля, при котором словарь представлен в ос­новном существительными и частотными глаголами в инфинитиве. В сложных по звуковой структуре словах выражены труд­ности артикуляционных переключений. Выявляются ошибки связанные с персевераторной «привязанностью» к какой-либо из операций, составляющих речевой акт. Они обусловливают не­возможность переключиться на другое звено действия. В боль­шинстве случаев у больных даже с грубым речевым дефектом присутствуют элементы автоматизированной речи, представлен­ной жесткими речевыми стереотипиями: сопряженный и отра­женный счет, пение со словами. Произносительные трудности в этом виде речи несколько сглажены. Обратная автоматизиро­ванная речь (например, счет от 10 до 0), в отличие от прямой, больным недоступна главным образом из-за большого числа персевераций.

    Возможно повторение отдельных звуков как с опорой на артикуляторный образ, так и по акустическому образцу. Повторная речь лучше спонтанной, однако и она затруднена из-за неспособ­ности к артикуляторным переключениям. Больные не в состоя­нии слить в открытый простой слог согласный и гласный звуки. Воспроизведение слова, как правило, не удается. Повторная речь появляется в процессе восстановления речевой функции раньше спонтанной.

    Оральный праксис грубо нарушен в плане серийной организа­ции акта. Больные справляются с воспроизведением отдельных поз, но затрудняются в осуществлении переключений. При попытках воспроизведения серии оральных поз возникают искаже­ния, застревания на отдельных элементах. То же самое наблюда­ется и в артикуляционном праксисе: изолированные звуки больные повторяют относительно свободно, однако задание воспроизвести серию звуков вызывает существенный артикуля­ционный сбой.

    Первичные расстройства понимания речи отсутствуют, но име­ют место трудности ее восприятия из-за инертности в области переключения слухового внимания. Кроме того, для больных с данной формой афазии характерно неполное понимание рече­вых конструкций, в которых грамматические элементы несут су­щественную смысловую нагрузку.

    Письменная речь грубо нарушена. Не только письмо, но и чтение слов и фраз практически отсутствуют. Способность же к проговариванию отдельных букв остается, поскольку нет первичного распада связи «артикулема — графема». У большинства больных имеются элементы глобального чтения (раскладывание подпи­сей под картинками и т.д.)

    При средней степени выраженности эфферентной моторной афазии спонтанная речь больных достаточно развернута, фраза однообразна по синтаксической структуре, однако отмечается большое количество речевых штампов, маскирующих имеющие­ся затруднения. Выявляются отдельные аграмматизмы, пред­ставляющие собой дефекты в области словообразования и словоизменения. Словарный состав разнообразный. Высказывание не всегда носит ситуативный характер. Возможна монологиче­ская речь на определенные темы. Повторная речь, как правило, в том или ином объеме присутствует. Больные справляются с по­вторением звуков, слогов, слов и простых фраз. Однако в более сложных по синтаксической структуре фразах допускают аграмматизмы. Имеются артикуляционные трудности при произнесе­нии слов. Страдает и просодический компонент высказывания. Больные с трудом передают интонацию вопроса, восклицания.

    Простые виды диалогической речи (в основном ситуативного характера) большинству больных доступны. При этом отмечают­ся частые эхолалии, прямое использование текста вопроса для ответа. Диалоги неситуативного характера практически невоз­можны.

    Повторная речь с существенными произносительными труд­ностями, проявляющимися в отсутствии главных артикуляторных переходов внутри слова (тенденция к послоговому произнесению).

    Диалогическая речь в общем сохранена, однако наблюдается стереотипность ответов, персеверации (застревание на фрагмен­тах предыдущих ответов). Выражены трудности переключения с одного фрагмента слова на другой. Наиболее доступен ситуатив­ный диалог.

    По сюжетной картинке больные составляют лишь фразы. Часты пропуски названий действий служебных частей речи, окончаний и т.п. Однако кроме этих элементов телеграфного стиля имеются и произносительные трудности. При пересказе текстов имеются отдельные трудности конструирования фразы, элементы аграмматизма типа телеграфного стиля. Высказыва­ния несколько бедны просодически, есть отдельные артикуля­ционные застревания.

    В рамках называния возможно продуцирование отдельных высокочастотных слов, однако имеются препятствия в виде персевераций, проявляющихся в «застревании» на предыдущих номинациях. Трудности звуковой (артикуляционной) организации слова довольно значительны. Кинетическая мелодика слова изменена. Слоговая структура часто нарушена. Больные редко «дают» малочастотные названия, избегают слов со сложной звуковой структурой. Фразовая речь упрощена по семантической синтаксической структуре.

    Особенности понимания речи, как и у больных с грубой афферентной моторной афазией, носят вторичный характер, являясь системным следствием недостаточности артикуляционных подкреплений. Объем слухо-речевой памяти сужен, следы восприни­маемых на слух речевых рядов, как правило, ослаблены.

    Письменная речь нарушена, однако чтение гораздо менее, чем письмо. В письме под диктовку большое число литеральных па­рафазии, обусловленных персеверациями и пропусками не толь­ко согласных, но и гласных звуков. В основном это обусловлено нарушениями звуко-буквенного анализа состава слова, а именно трудностями организации его сукцессивной звуковой структуры.

    Следует отметить, что в целом при эфферентной моторной афазии распад связи «артикулема — графема» менее выражен, чем при афферентной.

    У большинства больных имеются нарушения орального праксиса. Переключение с позы на позу, с артикулемы на артикулему затруднено, особенно в усложненных условиях.

    Динамическая афазия. При динамической афазии имеет мес­то поражение мозга в заднелобных отделах левого полушария, расположенных кпереди от зоны Брока на уровне третичных по­лей коры. Данная форма афазии впервые выделена и описана А.Р. Лурией. Согласно исследованиям динамической афазии, проведенным Т. В Ахутиной и являющимся развитием представ­лений А.Р. Лурии, она имеет два основных варианта. Вариант 1 характеризуется преимущественным нарушением функции ре­чевого программирования, в связи с чем больные пользуются в основном готовыми речевыми штампами, не требующими спе­циальной «деятельности программирования». При динамиче­ской афазии первичным дефектом является нарушение функ­ции грамматического структурирования, в речи больных он вы­ступает в виде экспрессивного аграмматизма, наиболее грубо проявляющегося в виде отсутствия или крайней обедненности грамматического оформления высказывания — «телеграфном стиле». Произносительные трудности в обоих вариантах не зна­чимы. Весьма важным является то, что при обеих формах имеют место речевая инактивность, аспонтанность.

    При грубой степени выраженности динамической афазии спонтанная речь практически отсутствует, за исключением отдельных упроченных в прежней речевой практике штампов разговорного характера. При произнесении этих стереотипных оборотов речи не обнаруживается каких-либо произносительных трудностей. Интонационная картина отличается однообразием. Речевая активность низкая. Часты эхолалии. Больные постоянно нуждается в стимулировании к речи извне.

    Со всеми видами прямой автоматизированной речи больные справляются, обратная же сопровождается персеверациями, ис­тощением внимания, соскальзыванием на прямой порядок пере­числения и т.д. Повторная речь носит в основном характер эхола­лии. Повторяемые слова и фразы, как правило, не осмыслены. Выражены персеверации в виде «добавочной» речевой продук­ции по типу «застревания» на предыдущих фрагментах звукового и смыслового соскальзывания.

    Диалогическая речь практически отсутствует. Больные в со­стоянии лишь отвечать словами «да» или «нет», а также исполь­зуют в качестве ответов отдельные междометия.

    Называние отдельных обиходных предметов большинству больных удается. Составление фразы по сюжетной картинке вы­зывают существенные трудности. Пересказ текстов практически невозможен. Выявляются элементы «полевого поведения» вследствие истощения внимания, персевераций: больной отвле­кается на то, что находится в пределах поля зрения.

    Иногда выражено непонимание грамматически сложно по­строенной речи. Отмечаются явления «псевдоотчуждения смыс­ла слова» из-за трудностей включения в задание. Исследовать объем слухо-речевой памяти, как правило, затруднительно — из-за дефектов понимания.

    Письменная речь нарушена. Чтение отдельных букв в простых словах доступно больным. Чтение фраз с искажениями, вызван­ными персеверациями, приводящими к застреванию на отдель­ных словах и невозможности переключиться на следующие. Письмо отдельных букв и простых слов в большинстве случаев доступно больным. При списывании или письме под диктовку сложных слов и фраз больные допускают ряд искажений, в ос­новном в виде пропусков и персевераторных «вставок» элемен­тов текста. Письмо «от себя» практически недоступно из-за общего снижения речевой активности.

    Оральный и артикуляторный праксис практически без наруше­ний. В разных видах деятельности могут иметь место «отставлен­ные» персеверации, проявляющиеся во всплывании фрагментов Действия спустя определенное время после его совершения. Больные затрудняются также в переключении с одного вида де­ятельности на другой, например, с кистевых и пальцевых проб на оральные, с оральных на артикуляторные.

    При менее грубой степени выраженности динамической афазии спонтанная речь больных состоит из коротких фраз, однообразных по синтаксической структуре. Часто встречаются речевые штампы, как разговорные, так и профессиональные. В целом высказывание выглядит бедным, однообразным по интонированию Часто повторяются одни и те же «речения», упроченные ранее в бытовой и профессиональной речи. Общий рисунок характеризу­ется недостаточной интонационной выразительностью. Морфологическая структура речи отличается уменьшением модаль­но-оценочных слов, служебных частей речи и т.д. У некоторых больных встречаются аграмматизмы, связанные с трудностями конструирования фразы. Произносительные трудности не выявля­ются.

    Словарный состав без резких ограничений. Речевая актив­ность низкая. Преобладает диалогическая речь. Отмечаются эхолалии, в основном «на утомлении».

    В повторной речи больные более состоятельны, чем в осталь­ных видах речевой деятельности, однако и в ней имеют место эхолалии, преимущественно «на истощении». Имеется тенден­ция к употреблению большого числа жестких речевых штампов, возникающих непроизвольно, персевераторно. Просодический компонент изменен в сторону снижения выразительности, эмоциональной однозначности.

    Номинативная функция речи без грубых нарушений, но пред­метный словарь существенно превосходит глагольный. Больные могут участвовать в диалоге, однако их ответы большей частью стереотипны, вопросно-ответные виды речи развернуты недо­статочно. Наиболее доступен ситуативный диалог.

    Больные способны составить простую фразу по сюжетной картинке, однако характерен истинный экспрессивный аграмматизм. При наличии в сюжете картинки и субъекта, и одушевленного объекта действия возникают трудности речевого про­граммирования на уровне глубинной структуры фразы. Они свя­заны главным образом с трудностями определения субъекта и «приписывания» ему факта совершения соответствующего дей­ствия. У некоторой части больных преобладают ошибки во флексиях, предлогах и других грамматических элементах высказывания.

    Пересказ текстов осуществляется больными чаще всего в форме ответов на вопросы или по очень подробному плану. При этом обнаруживается явная «привязанность» сюжетов к синтаксической модели вопроса.

    Объем слухо-речевой памяти первично сужен, имеются эле­менты «отвлечения» внимания при восприятии речевых рядов.

    Письменная речь как функция сохранена, однако имеются явления «застревания» на отдельных фрагментах текста, как при тении, так и при письме, пропуски слов и целых словосочетаний Понимание читаемого существенным образом страдает. При применении специальных приемов, концентрирующих внимание больного, возможности понимания в значительной степени расширяются. Письмо под диктовку значительно лучше, чем «от себя». Последнее ограничивается стереотипными ре­чевыми конструкциями, свидетельствующими о речевой аспонтанности больных с данной формой афазии не только в устной, но и в письменной речи. Не выявляется грубых нарушений в об­ласти звуко-буквенного анализа состава слова, хотя имеются ошибки из-за недостаточности внимания, а также персевераций.

    Орально-артикуляторной апраксии, как правило, не выявляет­ся, или же она обнаруживается в усложненных условиях.

    Сенсорная (акустико-гностическая) афазия. Она возникает при поражении верхневисочных отделов, так называемой зоны Вернике, впервые открывшего ее как ответственную за понима­ние речи и обозначившего афазию, возникающую при ее пора­жении, как сенсорную. Первичным дефектом при сенсорной афазии является нарушение способности, которую принято счи­тать прямо зависящей от состояния фонетического слуха. Она состоит в дифференциации смыслоразличительных признаков звуков речи, принятых в данном конкретном языке. Расстройст­ва фонематического слуха обусловливают, согласно нейропсихо-логической концепции афазии, грубые нарушения импрессивной речи — понимания. Появляется феномен «отчуждения смысла слова», который характеризуется «расслоением» звуко­вой оболочки слова и его предметной отнесенности. Звуки речи теряют для больного свое константное стабильное звучание и каждый раз воспринимаются искаженно, смешиваются между собой по тем или иным параметрам. В результате этой звуковой лабильности в экспрессивной речи больных появляются харак­терные дефекты: логорея (обилие речевой продукции) как ре­зультат «погони за ускользающим шумом», замены одних слов Другими, одних звуков — другими: вербальные и литеральные парафазии.

    При грубой степени выраженности сенсорной афазии объем понимания речи крайне ограничен. Больные в состоянии осмыс­ливать лишь сугубо ситуативную речь, близкую им по тематике. Выявляется грубое отчуждение смысла слова при показе частей тела и предметов. Устные инструкции не выполняются или вы­полняются с грубыми искажениями. В основе этих явлений — первичное грубое нарушение фонематического слуха. При восприятии речи больные усиленно опираются на мимику, жест, ин­тонацию собеседника. Письменная речь страдает первично — из-за распада ассоциативной связи между фонемой и графемой. Наиболее грубо это выступает в отношении оппозиционных фонем. Больные пытаются найти букву, опираясь на слова, в которых она наиболее упрочена (например, «м..м..м — мама-ко…ко — кошка» и т.д.), однако и этот путь часто не приводит к желаемому результату.

    При менее грубой степени выраженности сенсорной афазии больные в общем понимают ситуативную речь, однако восприя­тие более сложных неситуативных видов речи затруднено. Имеются ошибки в осмыслении слов — парагнозии, а также отчуж­дение смысла слова на названиях отдельных предметов и частей тела. Иногда больные в состоянии дифференцировать слова с оппозиционными фонемами, но в соответствующих слогах до­пускают ошибки. Резко выраженной диссоциации между воз­можностью понимания слов с абстрактным и конкретным зна­чениями не выявляется, хотя предметная отнесенность страдает чаще, чем переносный смысл слова. На способность понимания речи оказывает существенное влияние темп речи собеседника и ее просодические особенности. В задании оценить правильность речевой конструкции больные, как правило, отличают грамма­тически искаженные конструкции от правильных, но не замеча­ют в них смысловых несоответствий. Они в состоянии заметить лишь грубые смысловые искажения и испытывают трудности восприятия развернутых текстов, Определенную проблему пред­ставляет понимание текстов, требующих совершения ряда по­следовательных логических операций. Иногда в усложненных условиях истощения слухового внимания. Устные инструкции выполняются часто с ошибками. Письменная речь характеризу­ется теми же особенностями, что и устная, притом выраженны­ми более выпукло.

    Акустико-мнестическая афазия. Эта форма афазии обуслов­лена очагом поражения, расположенным в средних и задних от­делах височной области. В отличие от акустико-гностической афазии, акустический дефект проявляется здесь не в сфере фо­нематического анализа, а в сфере слуховой мнестической де­ятельности. Больные теряют способность к удержанию в памяти воспринятой на слух информации, проявляя тем самым сужение объема слухо-речевой памяти и наличие слабости акустических следов. Эти дефекты приводят к определенным трудностям по­нимания развернутых видов речи, требующих участия слухо-речевой памяти. В собственной речи больных с этой формой афа­зии основным проявлением является словарный дефицит, связанный как со вторичным обеднением ассоциативных связей лова внутри данного семантического куста, так и с недостаточ­ностью зрительных представлений о предмете. Таким образом, по мнению А.Р. Лурии, акустико-мнестическая афазия включает компонент амнестической афазии.

    Семантическая афазия возникает при поражении височно-те-менно-затылочных областей левого доминантного полушария — так называемой зоны ТРО (височно-теменно-затылочной). Впервые семантическая афазия была описана Г. Хэдом под этим же названием. А.Р. Лурия провел нейропсихологический фак­торный анализ семантической афазии и в соответствии со своей концепцией выделил первичный дефект и его системные следст­вия. Основное проявление речевой патологии при этом виде афазии А.Р. Лурия обозначил как импрессивный аграмматизм, невозможность понимания сложных логико-грамматических оборотов речи. Он базируется на более элементарной предпо­сылке, а именно, на одном из видов общего расстройства пространственного гнозиса — нарушении способности к симуль­танному синтезу. Поскольку в речи основными «деталями», свя­зывающими слова в единое целое (логико-грамматическую конструкцию), являются грамматические элементы, главная трудность связана с выделением этих элементов, пониманием их смысловой роли и объединением их в единое симультанное целое. Больше всего таких больных затрудняют слова с про­странственным значением (пространственные предлоги, наре­чия и т.д.).

    Остаточные явления нарушения речевой функции проявля­ются лишь в замедлении темпа устной и письменной речи, иног­да имеются трудности подбора нужного слова (в развернутом высказывании), отдельные ошибки на письме и редкие аграмматизмы «согласования» при употреблении синтаксически слож­ных речевых конструкций. По состоянию речевой функции та­кие больные пригодны к труду, не связанному с лингвистической деятельностью.

    При легкой семантической афазии больные пишут изложе­ния, сочинения на заданную тему, читают практически без за­труднений, если не приходится оперировать логико-граммати­ческими оборотами речи.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *