Принцип сравнительных издержек в международной торговле впервые обосновал: Классическая теория международной торговли

Автор: | 10.05.2020

Содержание

Концептуальные основы теорий международной торговли Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

Концептуальные основы теорий международной торговли

В.Л. Селъцовский

Профессор Кафедры Международной торговли и внешней торговли РФ Всероссийской академии внешней торговли, тел. 8(499) 147-50-03

Ключевые слова и термины

Абсолютные и относительные преимущества в издержках, факторы производства, трудоемкие и капиталоемкие товары, постоянные расходы (издержки), технологический разрыв, цикл жизни продукта, конкурентоспособность, конкурентные преимущества, внешнеторговая специализация, диверсификация производства, инновационная деятельность.

Absolute and relative advantages in costs, factors of production, labor-intensive and capital-intensive commodity, fixed costs, technological gap, product life cycle, competitive position, the competitive advantages, foreign trade specialization, diversification of production, innovation activity.

Аннотация

В статье исследована эволюция и дан анализ как классических, так и современных теорий международной торговли. Рассмотрена суть нового подхода к конкурентоспособности одной из самых распространенных современных теорий международной торговли М. Портера. Дана критика этой теории. Показана актуальность в настоящее время ряда положений, исследованных в теориях международной торговли, для экономики России. Статья полезна для научных и практических работников внешнеэкономических связей, студентов, аспирантов и преподавателей экономических вузов.

The article gives the investigation of the evolution both of classical and modern theories of the international trade and the analysis of these theories. The essence of the new approach to the question of the competitiveness of one of the prevalent modern theories about the international trade developed by M.

Porter is considered. The criticism of this theory is given. The article shows the current actuality of a number of tenets of the researched international trade theories for the Russian economy. The article is useful for scientists and practitioners in the field of foreign economic relations, students, post-graduates as well as for lecturers of higher education institutes of economy.

Международная торговля представляет собой исторически первую, наиболее развитую и распространенную форму международных экономических отношений. Ее влияние на экономику стран значительно и крупномасштабно. В настоящее время активное участие стран в мировой торговле связано со значительным повышением эффективности ее экономики: оно позволяет более эффективно использовать имеющиеся в стране ресурсы, использовать мировые достижения науки и техники, в более

сжатые сроки осуществить структурную перестройку своей экономики, а также более полно и разнообразно удовлетворять потребности населения.

Международная торговля в настоящее время развивается под воздействием ведущей тенденции мировой экономики — глобализации. Это тенденция будет определять ее развитие в ХХ1 в. Причем, международная торговля является одним из основных направлений глобализации экономической деятельности, которая

оказывает не только громадное влияние на экономическую жизнь, но и влечет за собой далеко идущие политические социальные последствия.

В этом аспекте значительный интерес представляет изучение как теорий, раскрывающих принципы оптимального участия национальных экономик в международном товарообмене, факторы конкурентоспособности отдельных стран на мировом рынке, так и объективных закономерностей развития мировой торговли. Особую актуальность эти проблемы имеют для России и других стран, вставших на путь создания развитой рыночной экономики, ориентированной на активное участие в мировой торговле. Вопросам анализа теорий международной торговли посвящено значительное число работ отечественных и зарубежных экономистов.1

Основными вопросами, поднятыми в теориях международной торговли, были следующие:

— что лежит в основе международного разделения труда?

— какая международная специализация является наиболее эффективной для отдельных стран и регионов и приносит им наибольшие выгоды?

— какими факторами предопределяется конкурентоспособность страны в мировой торговле?

Все эти вопросы актуальны и для России и в настоящее время. Поэтому теории международной торговли представляют несомненный практический интерес.

А. Смит обосновал тезис, в соответствии с которым основой развития международной торговли служит различие абсолютных издержек.

Основное положение его теории заключается в следующем: если какая-либо чужая страна может снабжать нас каким-либо товаром по более дешевой цене, чем ты в состоянии изготовлять его, гораздо лучше покупать его у нее на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом.2

Основным недостатком теории А. Смита является то, что она не рассматривает весьма распространенный случай, когда абсолютные преимущества в производстве всех товаров сосредоточены в одной стране или небольшом

числе стран. Таким образом, она не дает ответа на вопрос, возможно ли участие в международной торговле тех стран, которые не располагают никакими абсолютными преимуществами в производстве товаров.

Взгляды А. Смита были развиты в труде Д. Рикардо. «Начало политической экономики и налогового обложения» (1819), где он дополнил теорию Смита положением об относительном преимуществе в издержках. Риккардо утверждал, что стране невыгодно развивать даже те отрасли, где производственные издержки меньше, чем в других странах, но разница в издержках ниже, чем по продукции, выработанной в наиболее производительной отрасли в данной стране.

Основной смысл теории Рикардо виден из приведенного в его труде примера.3 Производство определенного количества вина в Португалии может требовать труда 80 человек в течение года, а производство сукна — 90 человек в течение того же времени. В Англии для производства того же количества вина необходимо 120 человек, а сукна — 100 человек.

Португалии будет выгодно вывозить вино в обмен на сукно, хотя ввозимое Португалией сукно могло быть произведено в самой Португалии с меньшим количеством труда, чем в Англии. Дело в том, что, переместив труд и капитал из производства сукна в виноделие -отрасль, в которой она имеет большие сравнительные преимущества перед Англией, Португалия путем обмена на вино может получить сукно, затратив труд лишь 80 человек, то есть сэкономить труд 10 человек. Этот обмен будет выгоден и для Англии, так как, сосредоточивая свои усилия на производстве сукна, она может в обмен на сукно получить определенное количество вина, затрачивая труд не 120 человек, а лишь 100 человек. Таким образом, она экономит труд 20 человек.

Теория Рикардо получила название «Учение о сравнительных издержках производства». Вместе с тем следует отметить, что в ряде случаев в ее трактовке зарубежными экономистами отмечается следующие моменты. Стране следует специализироваться на экспорте товаров, в производстве которых она имеет либо наибольшее абсолютное преимущество, либо наименьшее не преимущество, в случае отсутствия абсолютного преимущества ни по одному из товаров, стране целесообразно им-

портировать те товары, в производстве которых в смысле производительности труда она имеет наименьшие сравнительные преимущества или наибольшие сравнительные невыго-ды.4

Дж. Ст. Милль, развивая теорию Д. Рикардо, вскрыл важную проблему, возникающую при развитии торговли между странами. Рикардо при анализе обмена исходил из того, что продукт первой страны при ее специализации на его выпуске, будет полностью закуплен второй страной, которая специализируется на производство другого продукта и увеличение его выпуска будет полностью реализован в первой стране.

Милль показал, что вышеуказанный сценарий происходит не всегда. Одной стране, которая, отказавшись от производства какого-то продукта и переведя рабочую силу и капитал в производство другого продукта, с целью его реализации на внешнем рынке, удается это сделать, а другой нет. В этой связи очевиден следующий вывод: при специализации страны на производстве товара, который имеет недостаточный спрос, ее положение в мировом хозяйстве оказывается неблагоприятным и возможности страны извлечь доход от внешней торговли ограничены.

Милль вывел закон взаимного спроса, в соответствии с которым: “Стоимости, по которым данная страна обменивается своей продукцией с другими странами, зависит от двух факторов: во-первых, от размера и способности к расширению спроса этих стран на ее товар сравнительно с ее спросом на их товары; во-вторых, от величины капитала высвобождаемого из внутреннего производства товаров для собственного потребления”. 5

Правда второй фактор, по мнению Милля, не вызывает существенного изменения практического результата в связи с тем, как отмечает Милль, “какой бы ни была часть совокупного дохода страны, затрачивая на закупку иностранных товаров, точно такая же часть ее капитала высвобождается из внутреннего производства этих товаров”. “Этот результат состоит в том, что те страны, товары которых пользуются наибольшим спросом за рубежом и которые сами предъявляют наименьший спрос на иностранные товары, ведут внешнюю торговлю при наиболее выгодных условиях обмена”.6

Как отмечает И.П. Фаминский, конкретной иллюстрацией правильности выводов Дж. Ст. Милля может быть ситуация, сложившаяся в 60-е гг. для экспорта развивающихся стран. Относительный спрос на сырьевые и продовольственные товары, на производстве которых эти страны специализировались в мировом масштабе, снизился, цены на них упали, в то время как цены на промышленные изделия, которые они импортировали, росли.

Это обстоятельство поставило экономику развивающихся стран в тяжелейшее положение.7 Следует отметить, что не только для экономики развивающихся, но и для экономики России при падении спроса на топливно-сырьевые товары и соответственно мировых цен в 1990 и в 1998 гг. последствия были очень серьезные.

В теории сравнительных издержек производства Рикардо есть, конечно, рациональное зерно. Не вызывает сомнения тот факт, что стране выгодно продавать те товары, национальные издержки производства которых относительно ниже, чем по другим товарам, и покупать товары, издержки производства которых в данной стране относительно выше. Однако эта теория Рикардо не может рассматриваться в качестве универсальной теории международной торговли.

Теория Рикардо показывает, что основой международного обмена является различие сравнительных издержек, но ничего не говорит

о причинах этих различий. В связи с чем, отдельные страны имеют сравнительные преимущества именно в этом товаре, а не каком-либо другом. Рикардо особое внимание обращал лишь на природные ресурсы. Несомненно, природные ресурсы являются одним из важных факторов, влияющих на издержки производства, но далеко не единственными, а в настоящее время и не самым важным. Они имеют существенные значения лишь для отдельных отраслей производства — добывающей промышленности, сельского хозяйства. Важнейшим же фактором является технический уровень производства. В связи с этим преимущества в мировой торговле продукцией обрабатывающей промышленности имеют страны с более высоким уровнем экономического развития.

Подтверждением этого положения может служить международная торговля “Новых индустриальных стран”, которые добились существенных результатов, — обогнав по объему торговли США и ФРГ. При этом, как известно,

эти страны имеют скромные природные ресурсы и сравнительно небольшие территории.

Причины различий в относительных издержках производства попытались объяснить шведские экономисты Э. Хекшер и Б. Олин. Они разработали теорию соотношения факторов производства. Суть ее состоит в следующем. Стоимость производимых товаров слагается из доходов на три фактора производства: заработной платы за труд, процента за капитал, земельной ренты за землю. Авторы и сторонники8 этой теории утверждали, что страны неодинаково наделены факторами производства — трудом, землей и капиталом. Такие различия определяют цены этих факторов применительно к производству конкретного товара. Если страна обеспечена в изобилии одним из факторов производства, например, трудом, и соответственно он имеет более низкую цену, то в этой стране товары, в производстве которых используется в большей мере фактор, находящийся в изобилии, в данном случае трудоемкие товары, будут обходиться более дешево. В странах с изобилием капитала более дешевыми будут капиталоемкие товары.

В связи с этим, странам, имеющим избытки дешевой рабочей силы, целесообразно производить и экспортировать трудоемкие товары, а странам, располагающим свободными капиталами, но не имеющим излишка рабочей силы, выгодно специализироваться на изготовлении и экспорте капиталоемких товаров, ввозя трудоемкие из-за границы. Сущность своей теории Олин подчеркивает следующим тезисом: “То -вары, требующие для своего производства значительных затрат (избыточных факторов производства) или, напротив, затрат небольших (дефицитных факторов), экспортируются в обмен на товары, производимые с использованием факторов в обратной пропорции. Так в скрытом виде экспортируются избыточные факторы и импортируются факторы дефицитные9”.

Хотя в последние годы была признана необходимость индустриализации развивающихся стран, эта теория по сути дела направлена на сохранение в этих странах сырьевой специализации и развитие тех отраслей промышленности, которые связаны с использованием дешевой рабочей силы. Несомненна ориентировка теории Олина на заинтересованных транснациональных корпораций в создании ряда производств в развивающихся странах.

П. Самуэльсон внес большой вклад в развитие и уточнении теории (модели) Хекшера-Олина, поэтому ее иногда называют теоремой Хекшера-Олина-Самуэльсона. Он доказал, что в процессе международной торговли происходит выравнивание цен факторов производства. Этот процесс выравнивания сводится к следующему. Вначале цена факторов производства, которые имеются в стране в изобилии, будет сравнительно низкой и высокой на те факторы, которых недостает.

Специализация той или иной страны на производстве капиталоемких товаров приводит к интенсивному перемещению капитала в экспортные отрасли, относительно возрастает спрос на капитал по сравнению с его предложением. В связи с этим растет его цена (процент на капитал). Специализация других стран на производстве и экспорте трудоемких товаров и получение больших доходов вызывает перемещение значительных трудовых ресурсов в соответствующие отрасли. Вследствие этого растет спрос на рабочую силу, ее цена (заработная плата) растет.

Таким образом, в соответствии с моделью, разработанной Самуэлсоном, обе группы стран постепенно утрачивают свои первоначальные преимущества, происходит нивелирование уровней их развития. По нашему мнению, выравнивание цен факторов является важным процессом стимулирования международной торговли, т.к. способствует в целях получения наибольшей прибыли, расширению круга экспортных отраслей, более глубокого их проникновения в международное разделение труда с учетом вновь возникших сравнительных преимуществ отдельных факторов производства.

Следует отметить, что указанные в теореме Хекшера-Олина-Самуэльсона, выравнивание факторных цен происходит главным образом не в результате мобильности производственных ресурсов, а в результате международной торговли, которая реализует это выравнивание. На это обстоятельство еще указывал Р. Манделл: “Международная торговля оказывает точно такое же воздействие на факторные цены, как и реальное перемещение факторов производства между отдельными странами, и в этом смысле выступает как субститут международной мобильности производственных ресурсов10”.

Необходимо подчеркнуть (по нашему мнению, это является важным теоретическим и практическим моментом), что международная торговля не только реализует преимущества факторов, но и оказывает влияние на цены факторов производства. Международной торговле свойственно постоянные колебания цен, причем изменения цен влияют на цены факторов производства, с использованием которых эти товары были произведены. Указанная взаимосвязь была впервые доказана В. Столпером совместно с П. Самуэльсоном. Суть теоремы состоит в том, что изменения мировой цены товара изменяет цену интенсивно используемого в производстве этого товара фактора производства, причем факторные цены изменяются пропорционально и в большей пропорции, чем цены товаров. Этот эффект известен в мировой экономике как эффект усиления Джонса.

При этом необходимо отметить, что цена (вознаграждение) фактора производства товара, цена которого растет, будет повышаться, а цена на фактор производства, применяемый при производстве другого товара, будет снижаться. В связи с этим, теорема Столпера-Саму-эльсона затрагивает такой важный вопрос мировой экономики как распределение доходов внутри страны. В. Волгина правильно отмечает, в соответствии с этой теоремой международная торговля сокращает реальные доходы труда и увеличивает реальные доходы капитала в капиталонасыщенных странах. Избытком капитала по сравнению с трудом обладают развитые страны, и именно в этих странах международная торговля непосредственно влияет на их реальную заработную плату. В особенно неблагоприятную ситуацию попадают неквалифицированные рабочие, так как их доходы снижаются в максимальной степени.

Поскольку развивающиеся страны в избытке обладают неквалифицированным трудом, а развитые страны — квалифицированным, в результате обмена последними товарами с высоким содержанием квалифицированного труда на простые промышленные изделия это приведет к падению относительной и даже абсолютной заработной платы неквалифицированных рабочих в развитых странах. Сходную точку зрения высказывают И. Фаминский11,

В. Трухачев, И. Лякшиева, В. Ерохин12, А.Н. Спартак, анализируя положения теоремы

Столпера-Самуэльсена-Джонса, подчеркивает, что в результате международной торговли увеличиваются доходы владельцев фактора, специфического для экспортных отраслей и уменьшаются доходы владельцев фактора, специфического для отраслей, конкурирующих с импор-

том13.

Чтобы защитить себя от импортной конкуренции в отраслях, где цена фактора производства снижается, развитые страны применяют защитные меры в сельском хозяйстве, текстильной, металлургической и других социально значимых секторах. В то же время необходимо отметить, что Россия, получая значительные доходы от торговли энергоресурсами за счет роста мировых цен, и цена факторов производства в топливно-энергетической промышленности значительно возросла, не защитила свою текстильную промышленность, где цена фактора производства неуклонно падала. Вопрос о введении ограничений на поставку в Россию текстильной продукции из европейских стран в 90-е годах — неоднократно обсуждался, но никаких ограничений так и не было принято. В результате была разрушена отечественная текстильная промышленность. Так, по данным Минэкономразвития России, к концу 90-х годов 82% продаваемых на российском рынке изделий текстильной и легкой промышленности были импортной продукцией. Были полностью остановлены 70% отраслевых российских предприятий, а остальные работали на неполную мощность. Объем промышленной продукции текстильной и легкой промышленности с 1990 по 2000 гг. сократился в 12 раз. В то же время вплоть до 1999 г. Страны ЕС установили на российские текстильные товары квоты, значительно затрудняющие доступ этих товаров на рынке Западной Европы.

Одним из наиболее важных результатов неравномерного развития факторов производства под воздействием внешней торговли состоит в том, что, во-первых, опережающий рост одного из факторов вызывает увеличение выпуска товара в секторе, где он интенсивно используется. Во-вторых, при неизменных мировых ценах в других секторах экономики происходит сокращение производства товаров. Сектор интенсивного использования “подешевевшего” фактора производства “оттягивает” мобильные факторы производства из других секторов экономики. Данный вывод вытекает

из теоремы Т. Рыбчинского, которая также входит в пакет “неоклассической теории Хек-шера-Олина”, “увеличивающееся предложение одного из факторов приводит к еще большему процентному увеличению выпуска в том секторе, где этот фактор используется интенсивнее, в то время как в другом секторе наблюдается абсолютное сокращение темпов выпуска14”. Теорема имеет большое практическое значение. Она объясняет, каким образом расширение в стране одного из производств может вызвать отток ресурсов из других отраслей, что приведет к их застою и может быть разоряющим для страны. Характерным в этом отношении является пример деиндустриализации Нидерландов, известный как “голландская болезнь”. Разработка Голландией месторождения природного газа в Северном море, более высокая прибыль и заработная плата в этом секторе привели к оттоку ресурсов из других отраслей и прежде всего обрабатывающей промышленности. В результате это привело к значительному падению промышленного производства и промышленного экспорта Голландии.

Симптомы “голландской болезни” проявились в различные периоды времени в ряде других стран, разрабатывающих крупные полезные ископаемые, включая Великобританию, Норвегию, Канаду, Мексику. Несомненно, проявление голландской болезни отмечается в последние годы в России15.

Теория Хекшера-Олина является одной из самых популярных и значимых теорий международной торговли после теории сравнительных издержек. Однако еще после Второй мировой войны эта теория подвергалась критике и проверке со стороны ряда экономистов, которые пытались выяснить существование взаимосвязи между капиталоемкостью и трудоемкостью отраслей промышленности отдельных стран и реальной структурой их экспорта и импорта. Так, известный американский экономист В. Леонтьев, исследуя товарную структуру внешней торговли США в 50-х годах прошлого столетия, выявил тенденцию, что вопреки теории Хекшера-Олина в экспорте США преобладали относительно более трудоемкие товары, а в импорте — капиталоемкие. Этот результат стал известен как парадокс Леонтьева.

Дальнейшие исследования показали, что противоречие, обнаруженное В. Леонтьевым, может быть устранено, если при анализе структуры торговли расширить факторы производства на квалифицированный/ неквалифицированный труд, капитал и землю.

В. Леонтьев следующим образом объяснил свой парадокс. Он показал, что при данном количестве капитала один человеко-год американского труда эквивалентен трем человеко-годам иностранного труда. Это подтверждает, что США и в самом деле трудоизбыточная страна, так что никакого парадокса нет.

В. Леонтьев также показал, что большая производительность американского труда связана с более высокой квалификацией американских рабочих и, что США экспортируют товары, требующие труда более квалифицированного, чем затрачиваемый на производство “конкурирующего импорта”. Для этого В. Леонтьев разбил все виды труда на пять уровней квалификации и определил, сколько человеко-лет труда каждой квалификационной группы необходимо для производства на 1 млн долл. американского экспорта и “конкурирующего импорта”. Оказалось, что экспортные товары потребовали значительно более квалифицированного труда, чем импортные16.

Таким образом, можно сделать вывод, что избыточным фактором производства для США является не столько капитал, сколько научнотехнические кадры. На это указывает Линдер, отмечая, что в результате разрешения “парадокса” теория Хекшера-Олина обогатилась новыми результатами.

Вместе с тем следует отметить, что теория Хекшера-Олина и ее модификации имеют слабые места, которые не позволяют в полной мере объяснять развитие международного разделения труда и международной торговли. Во-первых, указанная теория не учитывает международной мобильности факторов производства, а исходит из неограниченной подвижности производственных факторов лишь в пределах страны.

На самом деле в последнее время международное движение факторов производства усиливается, это особенно проявляется в международном движении капитала и рабочей силы. Что же касается неограниченной под-

вижности производственных факторов внутри страны, на которую опирается теория Хекше-ра-Олина, то здесь как раз, наоборот, в ряде случаев внутренняя мобильность факторов производства затруднена. Например, перемещение рабочей силы внутри страны в отрасли с более высокой оплатой труда, определяемой мировыми ценами на продукцию этих отраслей, зачастую затруднено вследствие проблем с жильем, социальной инфраструктурой, транспортом и т. д.

Во-вторых, теория Хекшера-Олина исходит из абсолютной конкуренции и свободной беспошлинной торговли. На самом деле, как известно, в международной торговле широко используются средства внешнеторговой политики (тарифы, квоты) и другие протекционистские барьеры, увеличивающие цену товара и затрудняющие его проникновение на международные рынки.

Теория Хекшера-Олина также подвергается критике и в зарубежной литературе. Например, зарубежные экономисты абсолютно правильно указывают на другие существенные недостатки этой теории. Они считают, что теория Хекшера-Олина не рассматривает влияние технологических изменений в производстве и торговле в условиях НТР, а также эффект масштаба, когда рост производства товара ведет к сокращению издержек на его производство и как следствие снижению его цены17. Познер одним из первых рассмотрел вопрос о влиянии технологических изменений на взаимную торговлю стран, предложив модель технологического разрыва. Основная идея подхода Познера состояла в том, что технические новшества, приобретенные одной страной, позволяют ей иметь сравнительные преимущества в соответствующей отрасли, производя товары с меньшими издержками и, таким образом, выигрывать конкурентную борьбу на мировых рынках18. Экспорт этого товара из страны-производства на мировой рынок будет продолжаться до момента, пока другие страны не преодолеют технологический разрыв в этой отрасли. После нивелирования технологического разрыва, по мнению Познера, исчезают причины для развития торговли данным товаром.

Эта теория объясняет причину торговли между развитыми странами, а также между странами, одинаково наделенными факторами производства.

Г. Хафбауер углубил теорию Познера, введя понятие имитационного лага, т.е. определенного ограниченного периода времени, в течение которого страна может использовать временное технологическое превосходство для получения сравнительных преимуществ в производстве высокотехнологических товаров. Г. Хафбауер рассмотрел также возможность уд -линения имитационного лага19. Одним из важных элементов для удлинения имитационного лага Хафбауэр считал динамическую экономию от масштаба производства.

Исследование эффекта воздействия экономии от масштаба производства на внешнюю торговлю содержится также в работах П. Круг-мана и К. Ланкастера. Следует отметить, что эффект масштаба является важным моментом, объясняющим торговлю между странами, наделенными примерно равными факторами производства, торговлю схожими товарами, а также необходимость специализации стран на производстве товаров в тех отраслях, которые характеризуются наличием эффекта массового производства. Ответы на вышеуказанные вопросы не содержатся в теории Хекшера-Оли-на и ее модификациях.

Сущность эффекта масштаба состоит в следующем. С увеличением объема (масштаба) производства снижаются издержки производства единицы продукции за счет экономии на условно-постоянных расходах (расходы НИОКР, управленческие и технологические, содержание промышленных зданий и др.), в результате и цена товара снизится. Это приведет к экономии, обусловленной масштабами производства. Специализация и кооперирование производства для обеспечения оптимальных размеров производства является одной из важнейших причин углубления разделения труда. Концентрация крупных производств в отдельных отраслях позволяет вкладывать в них большие средства, создавая крупные предприятия оптимальных размеров с учетом выпуска продукции не только для внутреннего, но и внешнего рынка. Это важные направления повышения эффективности производства. Кроме того, сосредоточение научных и квалифицированных кадров, материальных ресурсов в тех отраслях, в которых данная страна специализируется в мировом масштабе, позволяет повысить технический уровень производства, производительность труда и качество продукции.

Таким образом, для реализации эффекта масштаба производства необходим емкий рынок, который формируется посредством международной торговли, которая позволяет преодолеть ограниченную емкость внутренних рынков. В результате увеличивается ассортимент обмениваемых товаров, а их цена снижается.

П. Линдерт в своей работе “Экономика мирохозяйственных связей” отдавал также приоритет в развитии внешней торговли возможности экономии на масштабах производ -ства. Страны с одинаковой обеспеченностью факторами производства смогут извлечь максимальную выгоду из торговли друг с другом, если обе они будут специализироваться в разных отраслях, характеризующихся экономией на масштабах (эффективностью массового производства) — снижением издержек на единицу выпуска по мере наращивания объема производства20.

В то же время, как правильно, отличают некоторые отечественные и зарубежные исследователи, эффект масштаба производства имеет также негативные последствия. К негативным последствиям эффекта масштаба следует отнести его связь с концентрацией производства и процессом укрупнения фирм, которые могут превратиться в монополистов, что неизбежно приведет к нарушению совершенной конкуренции и изменению структуры рынков. Рынки становятся либо олигополистическими с преобладанием межотраслевой торговли однородными продуктами, либо монополистическими с развитой внутриотраслевой торговлей дифференцированными продуктами. В последнем случае международная торговля все больше концентрируется в руках гигантских международных фирм, транснациональных корпораций (ТНК). В результате возрастает объем внутрифирменной торговли, направления которой определяются не принципами сравнительных преимуществ или соотношением факторов производства, а стратегическими целями корпорации21.

Кроме Познера, Хафбауера, Кругмана и Ланкастера, к представителям технологических теорий международной торговли, несомненно, относится Вернон, разрабатывающий концепцию жизненного цикла товара для объяснения направлений и структуры международной торговли.

Согласно теории Вернона, товарная структура торговли изменяется во времени по мере того, как товары проходят различные этапы своего жизненного цикла: рождение (изобретение), рост, зрелость, упадок.

Как и в теории технологического разрыва, страна имеет возможность эффективно использовать сравнительное преимущество до тех пор, пока она является единственным обладателем новой технологии. С расширением рынков и распространением технологий страна нововведения лишается производственных преимуществ. Поэтому, исходя из теории Вернона, с развитием НТР и стандартизацией технологий производства (на этапе зрелости) появляются стимулы перемещения выпуска многих товаров в страны, где более низкий доход, и, следовательно, основой сравнительных преимуществ является дешевая рабочая сила, а не сфера НИОКР. В связи с этим, вышеуказанная теория приводит к выводу о необходимости перемещении в развивающиеся страны трудоемких и сборочных производств с целью последующего экспорта готовых изделий.

На наш взгляд, теория Вернона имеет существенные недостатки. Во-первых, существуют товары с коротким жизненным циклом. Например, моральный износ многих электронных и других приборов проходит достаточно быстро, так что распространять их производство в мировом масштабе нецелесообразно. В то же время, как правильно отмечает И.П. Фаминский, жизненный цикл многих видов продукции обрабатывающей промышленности тянется десятилетиями и даже столетиями (шотландские виски, итальянский вермут, французские духи и т.д.).22

Во-вторых, теория не совсем удовлетворительно объясняет современное состояние дел в связи с массовым распространением в мире функционирования транснациональных компаний, которые внедряют новые товары на отечественном и зарубежных рынках практически одновременно. Вместо того чтобы просто учитывать потребности внутренних рынков компании, разрабатывают продвижение нового товара в глобальном масштабе. Таким образом, транснациональная активность крупных ТНК нивелирует различия между странами в наделенности факторами производства, девальвируя эти различия для развития международной торговли, замещая ее такими форма-

ми внешнеэкономических связей как движением инвестиций и международным производством.

С. Линдер предложил модель объяснения развития международной торговли не со стороны предложения (издержек производства), а со стороны вкусов и предпочтений потребителей, т.е. их спросом, определяемым величиной дохода на душу населения.

По его мнению, в странах, примерно одинаковым уровнем доходов на душу населения, у потребителей одинаковый спрос на высококачественные или сложные промышленные товары, которые удовлетворяются производителями разных стран. С этой целью внешняя торговля способствует расширению ассортимента предлагаемых товаров, главным образом, потребительским, с точки зрения дизайна, моды, качества и др. параметрам. По мнению Линдера, чем более схожим будет характер спроса двух стран, тем более интенсивной является торговля между ними23.

С. Линдер считает также, что его теория верна также и для обмена товаров производственного назначения.

Следует отметить, что С. Линдер явно абсолютизирует свою модель. Ряд развивающихся стран имеют примерно одинаковый среднедушевой национальный доход, но торгуют не между собой, а с развитыми странами. Да и в некоторых развитых странах, несмотря на одинаковый доход на душу населения, доля внутриотраслевого обмена в их взаимной торговле невелика (например, США и Япония). Что касается товаров производственного назначения, то их обмен между странами с одинаковым уровнем национального дохода на душу населения осуществляется в соответствии со специализацией их производства, а не стремлением к разнообразию применяемого оборудования. Все-таки в какой-то степени теория Линдера объясняет развитие торговли потребительскими товарами между развитыми странами стремлением к расширению ассортимента этих товаров на рынках указанных стран.

В условиях научно-технического прогресса, расширения и углубления процессов интернационализации производства, приобретших глобальный характер усложнилась структура международной конкуренции. Наиболее всесто-

ронне суть нового подхода к оценке конкурентоспособности стран и возможностей их специализации в международном разделении труда была сформулирована американским экономистом М. Портером в его работе “Конкурентные преимущества наций”, где он подчеркивал ограниченность традиционных теорий международной торговли и их неспособность объяснить многие современные явления в мировой экономике, что стало особенно очевидным в условиях глобализации конкуренции и усилении технологической мощи24.

В соответствии с теорией М. Портера в системе факторов, которые определяют позиции страны в международной конкуренции и ее внешнеторговую специализацию определяющая роль отводится факторам конкурентоспособности, понимаемым намного шире, чем просто факторы производства, обладание последними уже не является достаточным для успеха на мировом рынке.

Суть нового подхода к конкурентоспособности в теории М. Портера четко подчеркнуто А. Спартаком в двух моментах. Во-первых, в том, что помимо имеющихся факторов производства, включая административную, технологическую, научную и информационную инфраструктуру, принимались во внимание эффективность стратегий и управления на микроуровне, условия спроса, предпринимательской деятельности и конкуренции, состояние смежных и поддерживающих отраслей. Во-вторых, инновационно-технологическая составляющая конкурентоспособности стала определять развитие страны, оказывая растущее влияние на весь процесс формирования национальных конкурентных преимуществ. Отрасли и производства, располагающие эффективной совокупностью конкурентных преимуществ, позволяющей им повышать производительность и расширять присутствие на мировом рынке, получили название кластеров конкурентоспособности (competitive clusters)25.

Как отмечает М. Портер, задачи, стоящие в деле повышения конкурентоспособности страны и усиления ее позиций в международной торговле вызывают необходимость перехода от эксплуатации традиционно понимаемых сравнительных преимуществ (природные ресурсы, дешевая рабочая сила и др. ) к использованию конкурентных преимуществ, основанных на диверсификации производства за счет

уникальных продуктов и более эффективных технологических процессов. В широком смысле это переход на инновационную деятельность, предполагающую интенсивную разработку новых продуктов и технологических процессов, что позволяет стране опережать другие страны в технологическом плане.

В соответствии с взглядами М. Портера “в развитых странах с относительно высокой стоимостью рабочей силы и равным доступом к глобальным рынкам производство стандартной продукции с использованием стандартных приемов не обеспечит поддержания конкурентного преимущества”26.

Таким образом, по мнению Портера, стратегическим направлением деятельности страны должно быть инновационная диверсификация производства, которая более эффективна, чем меры по реструктуризации и снижению затрат.

В основе конкурентных преимуществ фирм М. Портер видит четыре детерминанты:

1. Параметры факторов — наделенность факторами, их иерархия и создание новых.

2. Параметры спроса на внутреннем рынке на товары, предлагаемые отраслью.

3. Наличие в стране конкурентоспособных на внешнем рынке отраслей, позволяющих обеспечить быстрый доступ к дорогостоящим ресурсам и оказывать содействие процессу нововведения, а также сложных отраслей, производящих взаимодополняемую продукцию.

4. Конкурентоспособность отрасли зависит от национальных черт, определяющих особенности создания и управления фирмами и характера конкуренции на внутреннем рынке.

Безусловно, теория Портера является прогрессивной и актуальной. Вместе с тем, по нашему мнению, Портер, недостаточно внимания уделяет факторам производства и, прежде всего, снижению уровня издержек производства. Несомненно, что производство формирует основы конкурентных преимуществ фирм и отраслей, и внешняя торговля во многом зависит от уровня развития производства.

Еще К. Маркс писал по этому поводу, что “обмен заключен в производстве как его мо-мент27” и что “внешняя торговля и мировой рынок является как предпосылкой, так и результатом капиталистического воспроизводства28”.

Таким образом, несмотря на разнообразие теорий международной торговли, формирующих ее методологические параметры, ни одна из них не объясняют все реально существенные тенденции развития современной торговли. Вместе с тем современное развитие мировой торговли подтверждает актуальность и жизнеспособность всех теорий и необходимость их постоянной модификации, расширения, дополнения новыми идеями, что обусловлено объективными тенденциями НТП и общей либерализацией, международных экономических отношений.

Примечания:

1 Бурмистров В.Н. Международная торговля -М.: Весть, 2008; Волгина Н.А. Международная экономика — М.: Эксмо, 2006; Международные экономические отношения / Под ред. И.П. Фаминского -М.: Экономистъ, 2004; Трухачев В.И., Лякшиева Н.И., Ерохин В. Л. Международная торговля — М.: Финансы и статистика , 2006; Фомичев В.И. Международная торговля — М.: ИНФРА-М, 1998; Экономика / Под ред. А.С. Бугатова — М.: Издательство БЕК, 1997

2 Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Наука, 1962. С. 333

3 См.: Риккардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения. Соч. В 3 т. Т. 1. М., 1955. С. 116-117.

4 AuBenhandel und Wirtschaftswachstum von Dr. Gunter Gabisch. — J.C. B. MOHR, 1976, p. 4

Moderne AuBenwirtschaftstheorie Von Wilfried J.Ethier -R. Oldenbourg Verlag Munchen-Wien, 2001, p. 78-82

5 Милль Дж. С. Основы политической экономии. М.: Прогресс, 1980. Т 11, с. 369

6 Милль Дж. С. Основы политической экономии. М.: Прогресс, 1980. Т 11, с. 370

7 Международные экономические отношения / Под ред. И.П. Фаминского. — М.: Экономистъ, 2004 , с.50

8 К сторонникам этой теории относятся такие зарубежные экономисты, как Киндлебергер, Мид, Тауссиг, Хаберлер, Харрод, Эллсворт и др.

9 Линдерт П.Х. Экономика мирохозяйственных связей. — М.: Прогресс, 1992, с. 34.

10 Mundell R. A. International Trade and Factor Mobility // American Economic Review, June 1957. .№47. P. 321-335

11 Международные экономические отношения / Под. ред. И.П. Фаминского. — М.: Экономистъ, 2004, с.65.

12 Трухачев В.И., Лякшиева И.Н., Ерохин В.Л., Международная торговля. — М.: Финансы и статистика, 2006, с.40.

13 Спартак А.Н. Россия в международном разделении труда. — М.: Макс Пресс, 2004, с.26-27.

14 Линдерт П.Х. Экономика мирохозяйственных связей. — М.: Прогресс, 1992, с 501.

15 Сельцовский В.Л. Внешнеторговая стратегия России в современной системе мирохозяйственных связей: методологические аспекты количественных оценок. — М.: Весть, 200S, с. 269-273.

16См.: Leontiev V. Factor Proportions and the Structure of American Trade, Further Theoretical and Empirical Analysis // The review of Economics and Statictics. 1956. N° 4. P. 39S-399.

17Gablisch L. AuBenhandel und Wirtschafts-wachstum. Tubingen : J.C.B. MOHR, 1976, pp. 71-79

18 Moderne AuBenwirtschafts theorie Von Wilfried J.Ethier -Mйnchen-Wien: R. Oldenbourg Verlag, 2001, pp. 190-192, 194-195

19 Hufbauer G.S. Synthetic Materials und the Theory of International Trade.- Cambridge, MA: Harvard University Press, 1966, p. 72-84.

20 Линдерт П.Х. Экономика мирохозяйствнных связей. — М.:Прогресс, 1992, с.43

Международные экономические отношения / Под ред. И.П. Фаминского. М.: Экономистъ, 2004, с.86

Gablisch L. AuBenhandel und Wirtschafts-wachstum. Tubingen : J.C.B. MOHR, 1976, p. 149

Moderne AuBenwirtschaftstheorie-Verlag Mйnchen-Wien: R. Oldenbourg 2001, pp. 74-76, 195196

21 Вавилова Е.В., Бородулина Л.П. Международная торговля.- М: Гардарики, 2006, с. 17-18.

22 Международные экономические отношения / Под ред. И.П. Фаминского. — М.: Экономистъ, 2004, с.77

23 Linder S.B. Causes of Trade in Primary Products versus Manufactures// International trade and Finance Frontiers for Research. Cambridge, 1975 p. 46

24 Porter M.E. The Competitive Advantage of Nations. New York: The Free Press. London: Macmillan

Press, 1990. On competition. Cambridge, Massachusetts: Harvard Business School Press, 1998, p. 15-27.

25 Спартак А.Н. Россия в международном разделении труд: выбор конкурентоспособной стратегии

— М. : МАКС Пресс, 2004, с.14

26 Porter M.E. National Innovative Capacity.// The Global Competitiveness Report 2001-2002, New York, Oxford University Press, 2002, p. 102

27 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., Т.12, с. 725

28 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., Т.26, с. 262

Библиография:

Бурмистров В.Н. Международная торговля — М : Весть, 2008. — 359 с.

Волгина Н.А. Международная экономика -М : Эксмо, 2006. — 736 с.

Международные экономические отношения / Под ред. И.П. Фаминского — М.: Экономистъ, 2004. — 880 с.

Сельцовский В.Л. Внешнеторговая стратегия России в современной системе мирохозяйственных связей: методологические аспекты количественных оценок. — М.: Весть, 2008. —

436 с.

Спартак А.Н. Россия в международном разделении труда: Выбор конкурентоспособной стратегии. — М.: МАКС Пресс, 2004. — 524 с.

Трухачев В.И., Лякшиева Н.И., Ерохин В.Л. Международная торговля — М.: Финансы и статистика, 2006. — 416 с.

Фомичев В.И. Международная торговля -М.: ИНФРА — М, 1998. — 496 с.

Экономика / Под ред. А.С. Булатова — М.: Издательство БЕК, 1997. 816 с.

Moderne AuBenwirtschaftstheorie Von Wilfried J.Ethier — MQnchen-Wien: R. Oldenbourg Verlag, 2001. — 837 p.

Peter Zweifel, Robert H. Heller, 2001 Internationaler Handel — Heidelberg: Phusica -Verlag, 1997. — 413 p.

Dixit, A. K., Norman V. Theory of International Trade, London, Cambridge University Press, 1980.

— 392 p.

$

Теории международной торговли — Студопедия

Здесь мы расскажем основные современные теории международной торговли

 

Меркантилистская теория

Меркантилисты воспринимали современный им мир в статике. Они считали, что богатство, которым располагают народы в каждый данный момент, фиксировано и, следовательно, рост благосостояния отдельной страны возможен только путем перераспределения имеющегося богатства, т.е. за счет других стран. При этом богатство отождествлялось ими с запасами благородных металлов – золота и серебра. Чем большим количеством золота и серебра располагала нация, тем могущественнее и богаче была держава.

Правительство, по мнению меркантилистов, должно было предпринимать все меры по стимулированию экспорта и ограничению импорта товаров и особенно предметов роскоши. При этом следовало стремиться к тому, чтобы продавать товары подороже, а покупать подешевле.
Поскольку все страны мира не могут иметь положительное сальдо торгового баланса, а количество золота и серебра фиксировано в каждый данный момент, то обогащение той или иной страны в соответствии с доктриной меркантилизма возможно только путем снижения благосостояния  других наций, т.е. путем перераспределения имеющегося богатства. На практике это означало создание сложнейшей системы таможенных пошлин, налогов, квот и иных барьеров, которые буквально опутывали всю международную торговлю. Государство запрещало вывоз благородных металлов из страны частным лицам.

 

Классическая теория

А. Смит обосновал тезис, в соответствии с которым основой международной торговли служит различие абсолютных издержек. Он отмечал, что следует импортировать товары из страны, где абсолютные издержки меньше, а экспортировать те товары, издержки которых ниже у экспортеров.

Взгляды А. Смита были дополнены и развиты Д. Рикардо, который сформулировал теорию сравнительных издержек. Он считал возможной взаимовыгодную торговлю и при наличии абсолютных преимуществ одной страны перед другой при производстве товаров.
Необходимым условием существования международной торговли  выступает производство в различных странах одних и тех же товаров с различными издержками. Каждой стране целесообразно, согласно взглядам Д. Рикардо, специализироваться  на производстве таких товаров, по которым она имеет сравнительно более низкие затраты труда и капитала.

Д. Рикардо исходил из того, что при полной свободе торговли принцип сравнительных издержек действует автоматически и сам по себе приводит к оптимальной специализации.

 

Модель Хекшера-Олина

В течение ряда десятилетий после смерти Д. Рикардо его теория сравнительных преимуществ оставалась, по существу, единственной теорией международного разделения труда и мировой торговли.

Новая модель была создана шведскими экономистами Оли Хекшером и Бертелем Олином. Вплоть до 60-х гг. модель Хекшера-Олина господствовали в экономической литературе. Олин в 1977 г. получил Нобелевскую премию по экономике. Нобелевским лауреатом стал и П. Самуэльсон, внесший наибольший вклад в развитие и уточнение модели. В знак признания его заслуг модель часто называют моделью Хекшера-Олина_самуэльсона.

Сущность неоклассического подхода к международной торговле и специализации отдельных стран состоит в следующем: по причинам исторического и географического характера распределение материальных и людских ресурсов между странами неравномерно, что по мнению неоклассиков, объясняет различия относительных цен на товары, от которых, в свою очередь, зависят национальные сравнительные преимущества. Отсюда следует закон пропорциональности факторов: в открытой экономике каждая страна стремится специализироваться в производстве товара, требующего дольше факторов, которыми страна относительно лучше наделена. Олин сформулировал этот закон еще короче: «Международный обмен – это обмен изобильных факторов на редкие, страна импортирует товары, производство которых требует большего количества факторов, имеющихся в изобилии».

В соответствии с моделью международной торговли Хекшера-Олина в процессе международной торговли происходит выравнивание цен факторов производства. Таким образом, в соответствии с данной моделью обе группы стран постепенно утрачивают свои первоначальные преимущества, происходит нивелирование уровней их развития. Это создает условия для расширения круга экспортных отраслей, более глубокого их проникновения в международное разделение труда с учетом сравнительных преимуществ, возникших на новом уровне их развития.

Альтернативные теории международной торговли

1.1. Теория сравнительного преимущества

Теории международной торговли определяют собой общепризнанные и достаточно верные объяснения международной торговли как социального явления. Однако их главными вопросами были и остаются следующие: что лежит в основе международного разделения труда? Какая международная специализация является наиболее эффективной для стран?

Первая попытка теоретического осмысления международной торговли и выработки рекомендаций в этой области была предпринята в учении меркантилизма. В развитии доктрины меркантилизма принято выделять ранний и поздний меркантилизм.

Положения раннего меркантилизма наиболее полно изложены в хозяйственных трактатах У. Стаффорда (1554—1612). Он отождествлял богатство с деньгами и ориентировал на максимальную сохранность и увеличение в стране количества золота и серебра. Для этого необходимо было стимулировать экспорт и ограничивать импорт.

Поздний меркантилизм отождествлял богатство с превращением в деньги избытка товаров на внешнем рынке и поддержанием активного торгового баланса.

Меркантилисты по сути предлагали обогащение одних стран за счет других. Вместе с тем их заслуга заключается в том, что они впервые привлекли внимание к проблемам внешней торговли, подчеркнули ее значимость для экономического развития стран, описали и обосновали определенное соотношение затрат на экспорт и импорт, т. е. заложили основы платежного баланса.

Однако развитие и обогащение страны невозможны только за счет перераспределения имеющихся богатств. Национальное богатство отдельных стран должно прирастать за счет постоянного развития и совершенствования экономических систем. На взаимо­зависимость экономического развития и внешней торговли впер­вые обратили внимание экономисты-классики. Еще Адам Смит (1723—1790) в своей работе «Исследования о природе и причинах богатства народов» отмечал, что благосостояние нации зависит не столько от количества накопленного ею золота, сколько от ее способности производить конечные товары и услуги. Смит показал, что страны заинтересованы в свободном развитии международной торговли, т.к. могут выигрывать от нее независимо от того, являются ли они экспортерами или импортерами. Им была разработана и первая классическая теория внешней торговли — теория абсолютных преимуществ.

Какая-либо страна обладает абсолютным преимуществом, если есть такой товар, которого на единицу затрат она может производить больше, чем другая страна.

Абсолютное преимущество характеризует возможность страны производить с меньшими затратами на единицу продукции благодаря природным особенностям или производственному потенциа­лу.

Сильная сторона теории абсолютных преимуществ заключает­ся в том, что она показывает явные преимущества разделения тру­да на международном уровне, соответственно ее ограниченность в том, что она не объясняет, почему торговля между отдельными странами происходит даже при отсутствии абсолютных преимуществ в производстве тех или иных товаров.

Эту проблему разрешил Давид Рикардо, создав теорию срав­нительных преимуществ. Рикардо в своей работе «Начала политической экономии и налогового обложения» доказал, что принцип абсолютного преимущества является лишь частным случаем общего правила, и обосновал теорию сравнительного преимущества.

Сравнительные преимущества страны характеризуют ее способность производить товары или услуги с относительно меньшими издержками замещения. Согласно теории сравнительных преимуществ Д. Рикардо, несоблюдение принципа абсолютных преимуществ не является препятствием для взаимовыгодной торговли. Если страна имеет абсолютное преимущество по всем товарам, то она должна специализироваться на экспорте товаров, в производстве которых имеет наибольшее абсолютное преимущество. Если же страна не имеет абсолютного преимущества ни по одному из товаров, то она должна специализироваться на экспорте товаров, производство которых для нее наибо­лее дешево.

Чтобы торговля была взаимовыгодной, цена товара на внешнем рынке должна быть выше, чем внутренняя цена в стране-экспортере, и ниже, чем в стране-импортере.

Выгода, получаемая странами от внешней торговли, будет заключаться в приросте потребления, который может быть обусловлен 2 причинами:

— изменением структуры потребления;

— специализацией производства.

До тех пор, пока в соотношениях внутренних цен между странами сохраняются различия, каждая страна будет располагать сравнительным преимуществом, т. е. у нее всегда найдется товар, производство которого более выгодно при существующем соотношении издержек, чем производство остальных.

Совокупный объем выпуска продукции будет наибольшим тогда, когда каждый товар будет производиться той страной, в которой ниже альтернативные издержки. Направления мировой торговли определяются относительными издержками.

1.2. Теория Хекшера-Олина

В конце XIX — начале XX в. значение естественных факторов и различий в производительности труда в специализации стран су­щественно сокращается. Эти изменения поставили перед учеными необходимость новых теоретических обоснований международной торговли и послужили основой создания В 30-х гг. XX века теории международной торговли Хекшера — Олина. Шведский экономист Эли Хекшер и его ученик Бертиль Олин объясняют сравнительные преимущест­ва, которыми располагает та или иная страна в отношении опреде­ленных товаров, на уровне относительной обеспеченности факто­рами производства, и прежде всего трудом и капиталом. Относи­тельная обеспеченность факторами производства определяется не количеством имеющихся факторов производства, а мерой их обес­печенности.

По мнению авторов, межстрановые различия в относительных издержках объясняются тем, что:

— в производстве различных товаров факторы используются в различных соотношениях;

— неодинакова относительная обеспеченность стран факторами производства.

Отсюда следует закон пропорциональности факторов: в открытой экономике каждая страна стремится специализироваться в производстве товара, требующего больше факторов, которыми страна относительно лучше наделена. Международный обмен – это обмен изобильных факторов на редкие.

В процессе международной торговли происходит выравнивание цен на факторы производства в торгующих странах. Первоначально цена на доступные факторы производства будет низкой, а на те, которых мало, — высокой. Предположим, в стране много капитала и мало трудовых ресурсов, следовательно, капитал дешевый. Специализация на капиталоемких товарах вызовет необходимость увеличения объемов используемого капитала, в силу чего возрастает спрос на него по сравнению с предыдущим и, следовательно, увеличится цена на капитал.

В странах, которые имеют трудовые ресурсы и специализируются на трудоемкой продукции, произойдет увеличение спроса на труд и возрастет цена этого фактора производства. Постепенно первоначальные преимущества обеих стран утрачиваются, и каждая из них вынуждена будет искать новые возможности экспорта своей продукции, для чего ей необходимо совершенствовать про­изводство. Данный механизм был обоснован американским эконо­мистом П. Самуэльсоном, поэтому теорию соотношения факторов производства нередко называют теорией Хекшера — Олина — Самуэльсона.

Если в одной из стран какого-либо фактора производства отно­сительно больше, то цена на этот фактор будет в этой стране отно­сительно ниже. Если в одной из стран при производстве товара ис­пользуется в большей степени более дешевый фактор, то цена этого товара будет ниже, чем в других странах. Межстрановые различия в относительных издержках определяют направления международной торговли. В стране, где трудовых ресурсов много, а капитала недостаточно, труд будет сравнительно дешевым, а капитал — дорогим. Обратные явления будут иметь место в стране, где трудовых ресурсов мало, а капитал имеется в избытке. Каждая из этих стран экспортирует те товары, которые сравнительно дешевле произвести, используя в большей степени более дешевый фактор производства.

1.3. Парадокс Леонтьева

Эмпирическая проверка модели Хекшера — Олина американ­ским экономистом В. Леонтьевым дала новый импульс к совершен­ствованию теории международной торговли. Попытка проверить тео­рию Хекшера — Олина на основе расчета полных затрат труда и ка­питала на экспорт и импорт США показала, что вопреки теории трудоизбыточные страны экспортируют капиталоемкую продук­цию, тогда как капиталоизбыточные — трудоемкую.

Учитывая, что в послевоенные годы в США капитал был относительно избыточным фактором производства, а уровень зарплаты был значительно выше, чем в других странах, этот результат противоречил теории Хекшера-Олина и потому получил название «парадокс Леонтьева».

Леонтьев выдвинул гипотезу, что в любой комбинации с данным количеством капитала 1 человеко-год американского труда эквивалентен 3 человеко-годам иностранного труда. Он предположил, что большая производительность американского труда связана с более высокой квалификацией американских рабочих. Леонтьев провел статистическую проверку, которая показала, что США экспортируют товары, требующие более квалифицированного труда, чем импортные.

Это исследование послужило основой для создания американским экономистом Д. Кисингом в 1956 г. модели, учитывающей квалификацию рабочей силы. В производстве участвуют 3 фактора: капитал, квалифицированный и неквалифицированный труд. Относительно изобилие высококвалифицированной рабочей силы ведет к экспорту товаров, требующих большого количества квалифицированного труда.

В более поздних моделях западных экономистов использовалось 5 факторов: финансовый капитал, квалифицированный и неквалифицированный труд, пригодные для сельскохозяйственного производства земельные угодья и др. естественные ресурсы.

1.4. Альтернативные теории международной торговли

В последние десятилетия XX века в направлениях и структуре международной торговли происходят существенные сдвиги, которые не всегда объясняются классической теорией МТ. Среди таких качественных сдвигов следует отметить превращение НТП в доминирующий фактор в международной торговли, возрастающий удельный вес встречных поставок сходных промышленных товаров. Возникла необходимость учесть это влияние в теориях международной торговли.

Основные теории международной торговли 1 страница

Производство Основные теории международной торговли 1 страница

просмотров — 101

Теории международной торговли, ведущие начало от английской классической политэкономии, прошли в своем развитии ряд этапов вместе с развитием мировой экономической мысли. При этом их центральными вопросами были и остаются следующие:

— что лежит в основе международного разделœения труда?

— какая международная специализация является наиболее эффективной для отдельных стран и регионов и приносит им наибольшие выгоды?

— какими факторами предопределяется конкурентоспособность страны в мировой торговле?

1. Введение в теорию международного обмена: меркантилизм

Первые серьёзные исследования по проблемам международной торговли встречаются в трудах меркантилистов. Термин меркантилизм (от итал. mercante – торговец, купец) был впервые введен в научный оборот в 1763 году французским экономистом Виктором Мирабо, который применил его для описания системы взглядов на экономику национального государства. Для раннего меркантилизма [последняя треть XV — сер. XVI вв., основные представители: У. Стаффорд (Англия), Г. Скаруффи (Италия)] характерна теория денежного баланса, обосновывавшая политику, направленную на увеличение денежного богатства чисто законодательным путем (законы от истрачивании).

Главным элементом позднего меркантилизма, достигшего расцвета в ХVII в., являлась система активного торгового баланса. Основные представители позднего меркантилизма: Т. Мен (Англия), А. Серра (Италия), Ж.Б.Кольбер (Франция). По их мнению, государство должно продавать на внешнем рынке как можно больше любых товаров, а покупать как можно меньше; при этом будет накапливаться внутри страны золото, отождествлявшееся с богатством. Οʜᴎ выступали за ограничение импорта и поощрение экспорта путём чрезмерно жёсткого протекционизма государства, чтобы не тратить золото на покупку товаров вне страны. Ограничение импорта достигалось установлением высоких таможенных пошлин на импорт предметов роскоши и потребительских товаров.

Протекционизм, как экономическая политика государства, применяется до сих пор и осуществляется с помощью торгово-политических барьеров, которые ограждают внутренний рынок от ввоза импортных товаров, снижают их конкурентоспособность по сравнению с отечественными товарами. В этих целях используются высокие ставки таможенных пошлин на ввозимые товары (тарифные барьеры) и через нетарифные меры (нетарифные барьеры). К последним относятся количественные и валютные ограничения импорта товаров, лицензирование и сертификация внешней торговли, и др. Протекционизм охраняет, прежде всœего, развитие отечественной промышленности и сельского хозяйства.

Характер протекционизма менялся в зависимости от исторической эпохи. В эпоху первоначального накопления капитала протекционизм поддерживался экспансией торгового капитала, поощрением развития отечественной промышленности, особенно мануфактурной (политика импортозамещения). Появлению мануфактур способствовали, также, и низкие таможенные пошлины на сырье, по преимуществу из колоний. К примеру, в Великобритании под страхом смертной казни запрещался вывоз необработанной шерсти, а ввоз шерсти-сырца не ограничивался. Во Франции в эпоху Людовика XIV, его министром Ж. Б. Кольбером тратились значительные средства из государственной казны на создание крупных частных мануфактур по производству бархата͵ фарфора, гобелœенов.

Наиболее интересным и своеобразным выразителœем меркантильных идей в России были А.Л. Ордын-Нащекин и И. Т. Посошков. Афанасий Лаврентьевич Ордын-Нащекин принимал участие в организации металлургических предприятий, кожевенных, бумажных и стекольных мануфактур, уделял большое внимание развитию инфраструктурных отраслей: транспорту, торговому флоту, почте. (В 1669 ᴦ. был спущен по Оке в Волгу, а оттуда в Каспийское море первый русский корабль «Орел»). Он был автором Новоторгового устава 1667 — крупнейшего законодательного акта͵ определявшего нормы внешней и внутренней торговли России той поры. Красной нитью через «Книгу о скудости и богатстве» (1724) Ивана Тихоновича Посошкова проходит идея о том, что одной из главных мер накопления богатства нации является производительный труд. Следовательно, нужно поощрять ремесло, поддерживать отечественную торговлю, создавать купеческие компании, «куда вовлекать и небогатых, маломощных купцов».

В период перерастания капитализма в монополистическую стадию в XIX веке «защитный» протекционизм сменился «наступательным», цель которого завоевание внешних рынков на основе защиты от иностранной конкуренции наиболее развитых отраслей промышленности. Получение монопольных прибылей внутри страны давало возможность реализации товаров на внешнем рынке по низким демпинговым ценам.

В 70-х гᴦ. XX века начинают проявляться тенденции неопротекционизм. При помощи ограничения импорта многие страны пытались стимулировать внутреннее производство. Такая политика импортозамещения была характерна для новых индустриальных стран Латинской Америки.

Важно заметить, что для современной мирохозяйственной интеграции, сочетающей открытость к внешнему миру с защитой национальных интересов, характерен региональный протекционизм, который осуществляется на основе согласованных действий группы стран. Искусство политики селœективного протекционизма заключается в поиске оптимальных для данного места и социального времени отношений между протекционизмом и либерализацией. Либерализация, по существу, означает сокращение протекционистских барьеров во внешней торговле.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, по мере накопления исторического опыта сложилось два принципиальных теоретических подхода к объяснению особенностей международного торгового обмена:

1. Протекционизм — государственное вмешательство во внешнюю торговлю в целях содействия национальным интересам. Крайним проявлением политики протекционизма является политика самообеспечения, опора на собственные силы, (автаркия).

2. Фритрейдерство, (англ. free trade— свободная торговля), — крайняя форма либерализации — направление в экономической теории и политике, выдвигающее требования свободной торговли и полное невмешательства государства в частнопредпринимательскую деятельность.

Помимо обоснования значимости политики протекционизма и роли государства во внешней торговле, в трудах меркантилистов содержатся основы теории платежного баланса страны. При этом, идеи меркантилистов в отношении активного торгового баланса, несмотря на их чрезвычайную популярность вплоть до наших дней, обладают внутренней противоречивостью. Избыток экспорта у одной страны, означает дефицит импорта другой страны. В итоге такая политика приводит к конфликтам между странами. Одна нация может получить выгоды от торговли только за счет другой страны. Данный принцип получил название «торговля с нулевой суммой». Теоретическое обоснование политики свободной торговли, выгодной всœем странам и народам, дали А. Смит, Д. Рикардо, Ф. Кенэ и другие экономисты.

2. Классические теории международной торговли

Движение сторонников фритредерства зародилось в последней трети XVIII века в Англии, и было связано с промышленной революцией. Борьба английских фритредеров была направлена против аграрных пошлин, поддерживавших высокие цены на сельскохозяйственные продукты в интересах крупных землевладельцев. В результате была осуществлена таможенная реформа, и в серединœе XIX века фритредерство полностью победило в Великобритании. В дальнейшем тенденции фритредерства проявились временно в торговой политики Франции, Германии, России (в 50— 60-е годы XIX в.) и других странах. При этом большинство государств придерживалось протекционистской политики. В ХХ веке принципы фритредерства — либерализации условий торговли — осуществлялись на практике в деятельности международных организаций, в частности ВТО, и региональных экономических союзов (ЕС, НАФТА, МЕРКОСУР идр).

В книге «Исследование о природе и причинах богатства народов», вышедшей в 1776 ᴦ. Адам Смит[1] сформулировал теорию абсолютного преимущества. А. Смит обосновал тезис, в соответствие с которым основой развития международной торговли служит различие абсолютных издержек. Он отмечал, что следует импортировать товары из страны, где издержки абсолютно меньше, а экспортировать те товары, издержки которых ниже экспортеров.

Д. Рикардо[2] в работе «Начала политической экономии и налогового обложения» (1817ᴦ.) доказал, что принцип абсолютного преимущества является лишь частным случаем общего правила, и обосновал теорию сравнительного преимущества. Даже тогда, когда страна ни в чём не обладает абсолютным преимуществом, торговать оказывается выгоднее, чем наоборот. Теория сравнительных издержек исходила из национальных различий в стоимости, обусловленных затратами труда. Суть модели состояла в том, что страна должна производить и экспортировать те товары, которые обходятся ей относительно дешевле, и импортировать те товары, которые дешевле производить за границей, чем внутри страны.

Теория абсолютных и сравнительных преимуществ строилась на основе трудовой теории стоимости, которая исходила из того, что цена товара зависит от количества труда, затраченного на его производство, следовательно, труд является единственным и важнейшим фактором производства. В современных условиях сравнительные преимущества определяются через альтернативные издержки, ᴛ.ᴇ. затраты на производство одного товара определяются через производство другого товара. В частности такую попытку предпринял американский экономист австрийского происхождения Г. Хаберлер.

Обоснуем теоретические выводы А.Смита и Д. Рикадро, используя понятие альтернативных издержек и границу производственных возможностей (ГПВ). ГПВ — это кривая, показывающая, какое максимальное количество товаров или услуг может быть произведено национальной экономикой при имеющемся (ограниченном) количестве ресурсов.

2.1.Теория абсолютного преимущества

Пусть, к примеру, Аргентина на единицу затрат может произвести 50 тонн зерна или 25 тонн сахара или любую комбинацию их на линии производственных возможностей, а Бразилия при аналогичных затратах — 40 тонн зерна и 100 тонн сахара (рис. 1).

Рис 1.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, Аргентина обладает абсолютным преимуществом по зерну, а Бразилия — по сахару. Это преимущество может объясняться многими факторами, не последний из которых — климатические условия. Итак, Аргентина находится в точке А, производя 20 тонн зерна и 15 тонн сахара, а Бразилия в точке Б, производя 12 тонн зерна и 70 тонн сахара. До начала торговли потребители этих стран могли потреблять только то количество продуктов, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ было произведено внутри страны. После того, как каждое государство специализировалось на производстве того товара, где оно имеет абсолютное преимущество — Аргентина на производстве зерна, Бразилия на производстве сахара — и стало экспортировать данный товар (-20 тонн), а товар, в производстве которого оно «отстаёт» от сосœеда — импортировать (+20 тонн). Мы исходим из того, что мировая цена на эти продукты установилась 1т. зерна = 1т. сахара — в этом случае, как видно из таблицы, выигрывают и потребители Аргентины и потребители Бразилии. Наглядную иллюстрацию этой теории даёт таблица 1.

Таблица 1.

До специализации
Страна Производство Экспорт(-) Импорт (+) Потребление Прирост потребления
Аргентина Зерно Сахар         - -
Бразилия Зерно Сахар         - -
После специализации
Аргентина Зерно Сахар     -20 +20     +10 + 5
Бразилия Зерно Сахар     +20 -20     + 8 +10

Некоторые современные исследования, имеющие в основе теорию абсолютного преимущества, оформились в теорию размера страны, которая учитывает различие стран по их производственной специализации и помогает объяснить, в каком объеме и какого типа продукцию нужно вовлечь в торговлю. Крупные страны обладают рядом отличий от небольших стран, в силу чего они обычно продают меньшую долю произведенной продукции и приобретают меньшую долю потребляемых товаров, обладают более разнообразными ресурсами, несут более высокие транспортные издержки во внешней торговле, могут вести крупносœерийное производство. Эти страны имеют большие возможности развивать отрасли, как для обслуживания обширных внутренних рынков, так и для достижения их конкурентоспособности на экспортных рынках.

2.2.Теория сравнительного преимущества.

Пусть Аргентина производит столько же продуктов, а Бразилия может произвести не 40 тонн зерна, как в предыдущем примере, а 67 тонн и таким образом получает абсолютное преимущество как по зерну, так и по сахару (рис 2). Казалось бы: зачем Бразилии торговать? При этом если рассмотреть относительные цены, то картина предстаёт в другом свете. Действительно, в Аргентинœе цена зерна составляет 0,5 тонны сахара за тонну (25т /50т), в Бразилии же оно дороже -1,49 тонны сахара (100т /67т. ) (Таб. 2).

Это означает, что если в Бразилии производящее сахар предприятие захочет купить зерно, то на внутреннем рынке ему придется отдать за (1 тонну) единицу зерна 1,49 т своего сахара, а при покупке того зерна в Аргентинœе — только 0,5 тонны. Выигрыш бразильского сахаропроизводящего предприятия в результате торговли составит 0,99 сахара. По этой причине оно будет импортировать сахар из Аргентины, так как там оно относительно дешевле.

Таблица 2.

  Относительная цена 1 т зерна Относительная цена 1 т сахара
Бразилия 1,49 т. сахара 0,67 т. зерна
Аргентина 0,5 т. сахара 2 т.зерна

Рис. 2.

Выигрыш покупателœей от взаимной торговли представлен в таб.3.

Таблица 3.

До специализации
Страна Производство Экспорт(-) Импорт (+) Потребление Прирост потребления
Аргентина Зерно Сахар         - -
Бразилия Зерно Сахар         - -
После специализации
Аргентина Зерно Сахар     -20 +20     +10 + 5
Бразилия Зерно Сахар     +20 -20     + 4 + 4

Значение теории сравнительных издержек состоит в том, что она дает базу для понимания сущности международного разделœения труда и международного обмена. Принцип сравнительных затрат справедлив не только в отношении любых двух стран, но и любого числа товаров и стран.

Специализация, основанная на использовании принципа сравнительных преимуществ обеспечивает более эффективное размещение мировых ресурсов и рост мирового производства соответствующих товаров.

Теория сравнительных преимуществ представляет собой достаточно абстрактную модель, как правило, отвлеченную от реальных процессов МРТ. Рассматриваемая модель основана на ряде упрощений:

• анализ ограничивается рассмотрением лишь двух стран и двух товаров;

• экономики существуют в условиях свободной конкуренции;

• транспортные издержки равны нулю;

• предполагается прямой обмен товара на товар;

• не учитывается влияние масштабов производства;

• вмешательство государства в экономику отсутствует;

• мобильность труда (ᴛ.ᴇ. рабочей силы) внутри каждой страны полная при отсутствии его перелива между странами

• издержки производства и технология постоянны;

• полная взаимозаменяемость ресурсов при альтернативном использовании;

• различия в уровне заработной платы между странами игнорировался

2. 3. Теория международной стоимости

Впоследствии Джон Стюарт Милль в своем труде «Основания политической экономии» (1848ᴦ.) дал пояснения, по какой цене осуществляется обмен.

Согласно Миллю, цена обмена устанавливается по закону спроса и предложения на таком уровне, что совокупность экспорта каждой страны позволяет оплачивать совокупность ее импорта. Этот закон международной стоимости, или «теория международной стоимости», — важная заслуга Милля. Теория международной стоимости показывает, что существует цена, которая оптимизирует обмен товаров между странами. Эта рыночная цена зависит от спроса и предложения.

Следует отметить, что если на мировой рынок выходят страны, равные по уровню экономического развития, то выгоды у них будут равными; если же на мировой рынок выходят страны с неравным уровнем экономического развития, то более развитая страна выигрывает от торговли в меньшей степени, поскольку менее развитая страна не может полностью удовлетворить потребности более развитой и мировая цена всœегда будет близкой к автаркической цене более развитой страны.

Теория сравнительных преимуществ сформировала хороший научный базис, позволяющий анализировать и прогнозировать развитие национальных экономик в условиях МРТ. Основные положения этой теории:

• Предприятия многих стран, участвующих в МРТ, производят значительно больше продукции, чем это крайне важно для удовлетворения внутреннего потребительского или производственного спроса.

• Хозяйствующие субъекты отдельных стран, сознательно производя излишнюю продукцию, реализуют ее на мировом рынке, приобретая необходимую для них продукцию, являющуюся избыточной для потребителœей других стран.

• Наращивая, укрепляя специализацию на производстве определœенной группы товаров, конкретные страны получают необходимые им товары на международном рынке за счет обмена с другими странами, специализирующимися на иных группах товаров.

Контрольные вопросы.

1. Каковы основные идеи меркантилистской теории?

2. Почему меркантилисты полагали, что регулирование экономики со стороны государства имеет большое значение?

3. В чем состоит противоречивость взглядов меркантилистов?

4. Как соотносятся взгляды меркан­тилистов с сегодняшней действительностью?

5. Чем взгляды меркантилистов отличаются от взглядов Адама Смита?

6. Что такое протекционистская политика? Перечислите основные инструменты, используемые в протекционизме.

7. В чем различие абсолютного преимущества и относительного преимущества?

8. Может ли страна обладать абсолютным преимуществом в про­изводстве определœенного товара и в то же время не иметь срав­нительного преимущества в нем? Приведите обоснования.

9. Может ли страна обладать относительным преимуществом в производстве определœенного товара и в то же время не иметь абсолютного преимущества в нем? Приведите обоснования.

10. Сформулируйте закон международной стоимости Д.С.Милля.

11. Может ли страна, первоначально располагающая сравнительными преимуществами в производстве какого-либо продукта͵ в последствии потерять это преимущество?

Задачи и тесты.

1. Меркантилисты возражали бы против;

А) стимулирования экспорта;

Б) ограничения импорта;

В) накопления золота государством;

Г) свободы торговли.

2. Теория внешней торговли меркантилистов предлагала:

А) стимулировать импорт и ограничивать экспорт;

Б) ограничивать импорт и стимулировать экспорт;

В) поддерживать равновесие между экспортом и импортом.

3. Какое из перечисленных ниже соотношений издержек является определяющим для налаживания взаимовыгодных внешнеторговых отношений:

А) соотношение издержек на производство товара X в данной стране и за рубежом;

Б) соотношение издержек на производство товара X и товара Y в данной стране;

В) соотношение альтернативных (сравнительных) издержек на производство товара X в данной стране и за рубежом?

4. Любая страна, участвующая во внешней торговле, может получить большую выгоду, продавая товары:

А) альтернативная стоимость (издержки) производства которых высока;

Б) от которых нация получает меньшее удовольствие;

В) с низкой альтернативной стоимостью (издержками) производства;

Г) от которых нация получает большее удовольствие.

5. Согласно теории сравнительных преимуществ в результате развития международной торговли объем всœего мирового производства:

А) увеличивается;

Б) сокращается;

В) остается неизменным;

Г) может и увеличиваться, и сокращаться.

Типовая задача 1.

Страна А может производить, используя единицу ресурсов 1 т. пшеницы или 4 тонны угля. Страна В, используя также одну единицу ресурсов 2 т. пшеницы и 5 тонн угля:

Таб. 4. Иллюстрация к задаче 1.

Продукт Страна
А В
пшеница (т)
Уголь (т.)

Следует узнать:

1) в производстве какого товара страна А имеет абсолютное преимущество? В производстве какого товара страна В имеет абсолютное преимущество? Ответьте, почему;

2) в производстве какого товара страна А имеет сравнительное преимущество? В производстве какого товара страна В имеет сравнительное преимущество преимущество? Ответьте, почему;

3) Какая из стран будет экспортировать пшеницу, уголь?

Решение:

Согласно условию задачи страна В обладает абсолютным преимуществом в производстве пшеницы и угля. На основе теории абсолютных преимуществ международная торговля между странами не выгодна. Для определœения сравнительного преимущества рассчитаем относительные цены товаров. В стране А 1 т. пшеницы стоит 4 т. угля, а 1.т. угля стоит 0,25 т. пшеницы. В стране В 1.т. угля стоит 0,4 т. пшеницы, 1 е. пшеницы стоит 2,5 т. угля. Сводим полученные данные в таблицу 5.

Таблица 5. Иллюстрация к задаче 1.

Продукт Относительные цены, за т.
    Страна А Страна В
пшеница (т) 4 т.угля 2,5 т. угля
Уголь (т.) 0,25 т. пшеницы 0,4 т. пшеницы

Очевидно, что страна А обладает сравнительными преимуществами в производстве угля, следовательно она будет экспортировать его и импортировать пшеницу. Страна В обладает сравнительным преимуществом в производстве пшеницы, следовательно она будет ее экспортером.

Задача 2. Производство товаров X и Y в единицу времени в странах А и В составляет:

Таблица 6. Иллюстрация к задаче.2

Продукт Страна
А В
 
 

Следует узнать:

1) в производстве какого товара страна А имеет абсолютное преимущество? В производстве какого товара страна В имеет абсолютное преимущество? Ответьте, почему;

2) подсчитайте выигрыш от внешней торговли соответственно страны А.и В, если они обменивают 10 кг X на 6 шт. Y. Постройте линии производственных и торговых возможностей для двух стран до и после специализации.

Задача 3. Производство товаров X и У в странах А и Б б течение года состав­ляет:

Таблица 7. Иллюстрация к задаче 3.

Продукт Страна
    А В
X (кг в год)
Y (кг в год)

3) каковы относительные цены в странах при отсутствии внешней торговли;

в каких пределах могут колебаться мировые цены после установления торговых отношений? Каково направление специализации каждой страны? 3. Неоклассические теории международной торговли

3.1. Модель Хекшера — Олина

Модель Рикардо показывает, что базисом международного обмена является различие сравнительных издержек, но в ней ничего не говориться об источниках этих различий, о том, почему та или иная страна имеет сравнительное преимущество именно в этом товаре, а не в каком либо другом. Первую попытку разобраться в этой проблеме предприняли независимо друг от друга Эли Хекшер и Бертиль Олин в 20-30–х гᴦ. XX века. Основные положения теории были сформулированы Б.Олином в книге «Межрегиональная и международная торговля» 1933 ᴦ. В ней использовались положения ранних работ Э.Хекшера, его учителя. Οʜᴎ дали объяснение сравнительных преимуществ, которыми располагает та или иная страна в отношении определœенных продуктов, на уровне обеспеченности факторами производства. Шведские ученые выдвинули теорему «выравнивания цен на факторы производства». Ее суть в том, что национальные производственные различия определяются разной наделœенностью факторами производства — трудом, землей, капиталом, а также разной внутренней потребностью в тех или иных товарах. Модель Хекшера-Олина господствовала в экономической литературе вплоть до 60-х гг прошлого века.

Допущения теории Хекшера-Олина сходны с допущениями теории сравнительных пре­имуществ:

· в экономике задействованы два фактора производства;

· количество и соотношение факторов, затрачиваемых на производство каждого товара, фиксировано;

· идентичная производственная функция во всœех отраслях;

· страна производит два товара;

· спрос ограничен полученным от экспорта доходом;

· в торговле принимают участие две страны, торговля сбалансирована;

· торговли факторами производства отсутствует, они немобильны;

· транспортные расходы отсутствуют;

· рынок совершенной конкуренции;

· размер рынков торгующих стран одинаков.

Это так называемая версия 2x2x2. (Две страны, два товара, два фактора производства). Хекшер указал, что при одинаковом дефиците факторов производства, одина­ковых технологиях и одинаковых размерах рынка, сравнительные издержки между странами должны быть одинаковыми и в связи с этим, по Рикардо, торговли не будет. По этой причине разница в относительном дефиците факторов производства между странами — крайне важное условие для появления различий в сравнительных издержках и, следовательно, для международной торговли. Различный дефицит факторов производства означает различные относительные цены на факторы производства и различное соотношение использования факторов в производстве различных товаров. По этой причине торговля между странами может осуществляться и при равных относительных издержках и, более того, способствовать их выравниванию.

Международное движение факторов производства подчиняется тем же законам, что и движение товаров. Различия в цене на труд, к примеру, обусловленные в значительной степе­ни различиями в уровнях технологий, — причина международной миграции рабочей силы. Одинаковые технологии ведут к установлению одинаковых цен на факторы производства, а допущение об их мобильности между странами ведет к уравниванию их цен. Международная торговля не дает никаких гарантий относительно распределœения доходов, в связи с этим свободная торговля в сочетании с целœенаправленным распределœением дохода представляет собой самую лучшую экономическую политику.

Б. Олин отмечал, что избыточные факторы производства стоят относительно дешево, а дефицитные — относительно дорого. Товары, для производства которых требуется больше относительно избыточных факторов и малое количество относительно дефицитных факторов, будут экспортироваться в обмен на товары, производство которых требует противоположного соотношения факторов. Важные оговорки: по мере использования относительно избыточных факторов для производства экспорта их предложение будет уменьшаться, так же как и дефицит относительно недостаточного фактора по мере роста импорта; выравнивание цен на факто­ры может произойти, только если устранить всœе препятствия для международной торговли; выравнивания цен не будет, если разные факторы задействованы в производстве экспортных и импортных товаров; торговля не влияет на цену фактора, который не используется для производства импорта или экспорта. Международная торговля может возникать и независимо от обеспеченности факторами производства — из-за требований найти большой рынок для эффективного производства и сбыта продукции (экономика масштаба). Различия в качестве производственных факторов в различных странах, возможность использовать совершенно несходные технологии, отдача от масштаба и различия в уровне экономической стабильности и налогообложении — всœе это делает воздействие международной торговли на выравнивание цен на факторы производства весьма неопределœенным.

Интерпретация классических теорий территориально-отраслевого разделения труда и международной торговли Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

УДК 330.821.1 (332.133+339.5.018)

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ КЛАССИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ОТРАСЛЕВОГО РАЗДЕЛЕНИЯ ТРУДА И МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛИ

К. В. Фенин

аспирант, ассистент кафедры экономической теории и национальной экономики, Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского. E-mail: [email protected]

Введение. Развитие экономической теории возможно как через решение новых научных проблем, так и посредством обобщения уже имеющихся методов и нетривиального толкования ранее полученных результатов. Новые проблемы экономики не могут быть поняты, если неизвестно, каким образом экономисты пришли к нынешнему образу мыслей, который и подвиг их заниматься именно данными проблемами. Посему будет полезным осуществить свежую трактовку принципов абсолютных и относительных преимуществ А. Смита и Д. Рикардо. Теоретический анализ. В ходе исследования анализировались: смысловое содержание упомянутых принципов, истори-ко-экономические предпосылки их зарождения, а также культура научных взглядов и система ценностей — представлений о естественном гармоничном развитии хозяйственных систем, которых придерживались А. Смит и Д. Рикардо. Аналитические отображения данных классических теорий международной торговли были интерпретированы в качестве первых моделей пространственной экономики. Результаты. В процессе интерпретации были обнаружены внутренние и внешние противоречия принципов абсолютных и сравнительных преимуществ. Кроме противоречий, ограничивающих объяснительную силу теорий А. Смита и Д. Рикардо, также определены факторы, которые позволили данным моделям в течение длительного времени пребывать в авангарде экономической науки и управленческой хозяйственной практики.

Ключевые слова: принципы абсолютных и сравнительных преимуществ, пространственная экономика, международная торговля, разделение труда.

Э01: 10.18500/1994-2540-2017-17-2-148-156

Введение

В 2017 г. экономическая наука отмечает юбилей — 200 лет со дня публикации Давидом Рикардо «Начал политической экономии и налогового обложения» и формулирования им принципа сравнительных (относительных) преимуществ международной торговли и территориально-отраслевого разделения труда [1, с. 112-128]. Спустя два столетия эта классическая теория остаётся почти «незыблемой», опираясь на авторитет своего создателя и на трудолюбие его апологетов, которые не единожды подвергали реставрации рикардианское учение, внося различные уточнения и дополнения, предлагая более «глубокую» его интерпретацию.

Принцип относительных преимуществ служит своеобразным мостом между принципом абсолютных преимуществ А. Смита [2, с. 330-345]

и многими современными моделями, описывающими движение хозяйственных потоков между различными территориальными образованиями: экономическими районами, национальными экономиками и экономическими союзами стран. Рикардианская модель международного разделения труда стала исходной точкой возникновения неоклассических теорий регионального роста, одного из разделов учения о пространственной экономике.

Теории регионального роста воплотили дух рикардианского учения в своих основополагающих идеях: свободной конкуренции, эквивалентном обмене, постоянной обоюдной выгодности межрегиональной торговли, внутренней мобильности факторов производства, правиле производственной функции с убывающей и постоянной отдачей от масштаба и конечной сходимости или социально-экономической конвергенции регионов [3, с. 7]. Принцип сравнительных преимуществ Д. Рикардо уместно представлять как одну из первых моделей пространственной экономики, поскольку в нём заложено объяснение географического распределения экономической активности, основанное на условных количественных сравнениях формирования системы разделения труда и структуры производства между макрорегионами — национальными экономиками отдельных государств.

Научный инструментарий теории пространственной экономики не исчерпывается вышеназванными классическими моделями. Однако различные интерпретации принципов абсолютных и относительных преимуществ пользуются большой популярностью в научной среде по причинам их простоты, математической точности описания и предполагаемого потенциала объяснения реальных экономических закономерностей. Вместе с тем в теориях пространственно-продуктового разделения труда и международной торговли А. Смита и Д. Рикардо содержатся серьезные противоречия, которые ставят под сомнение их научную достоверность. При критическом анализе теоретических интерпретаций следует учитывать исторический контекст, время, когда

были сформулированы принципы абсолютных и относительных преимуществ. Современное понимание названных теорий не может быть полноценным, если неизвестны исторические предпосылки их возникновения [4, а 12].

Теоретический анализ

Хронологически первым из классических теорий международного разделения труда был принцип абсолютных преимуществ, изложенный А. Смитом в «Исследовании о природе и причинах богатства народов» в 1776 г. [2, с. 21-32, 330-345].

В современной литературе идеи А. Смита обычно представляются в виде аподиктической — основанной на логической необходимости -модели Б. Содерстена [5, с. 281], описывающей две страны, А и В, различающихся по степени наделённости естественными преимуществами, позволяющими производить в них унифицированные товары Х и 7 затратив 10 и 20 трудовых единиц соответственно в стране А и 20 и 10 трудовых единиц соответственно в стране В. Таким образом, страна А имеет абсолютное преимущество в создании товараX, который и будет предлагаться к продаже стране В, получая взамен от неё товар 7, по которому она, в свою очередь, имеет абсолютное преимущество производства. Обмен должен быть полностью эквивалентным и взаимовыгодным при условиях соблюдения равновесия торговых балансов стран А и В и отсутствия пошлин и иных «торговых барьеров», выстраиваемых государством. Трудовые затраты на производство товаров X и 7 определяют их относительную стоимость, формирующуюся одинаково как внутри страны, так между двумя или несколькими странами. Трудовые затраты на производство товаров X и 7 неизменны вне зависимости от объёмов их выпуска. Последнее допущение не согласуется с эффектом экономии на масштабе производства, который А. Смит оригинально описал в «Богатстве народов», восхищаясь постадийной специализацией рабочих, изготовлявших английские булавки [2, с. 21-22]. Получается, что автор не признавал ни активной политики государственного регулирования внешнеэкономических отношений, ни воздействия на них особых экономических законов, даже тех, которые он сам и открыл.

Отказ от включения государственного регулирования в теорию абсолютных преимуществ чаще всего объясняют идеологическими установками А. Смита, который отстаивал противоположную меркантилистской практике организацию международного обмена и верил во «всевластие невидимой руки рынка». Основное

же противоречие усматривают в самом ядре теории: в неоспоримом главенстве абсолютных преимуществ, в основе которых лежат естественные природно-климатические условия национальных экономик, в возникновении взаимовыгодной международной торговли. Статистика по мировой торговле в период научного творчества А. Смита была ограниченной, но некоторые показатели всё же доступны. В конце XVIII в. торговля «колониальными товарами» в ценовом выражении составляла более 1/3 мировой торговли. Возможно, что солидный объём торговли сырьевыми товарами и подтолкнул А. Смита к созданию теории абсолютных преимуществ. Очевидно, что в случае с масштабным производством выгоднее выращивать апельсины и лимоны в жарких тропических странах, а не в оранжереях Глазго, Лондона или Эдинбурга [6, с. 42].

Подобного, сомнительного и одностороннего, мнения в объяснении формирования взглядов А. Смита придерживается также П. А. Минакир. Автор утверждает, что «в XVIII — начале XIX в., когда уровень разнообразия товарных рынков был невелик, торговые взаимодействия практически полностью исчерпывались обменом продуктами монополий, возникавших на основе эксплуатации природных и технологических преимуществ. При этом природные преимущества играли определяющую роль. Поэтому вполне адекватной реальным взаимосвязям экономических агентов являлась модель абсолютных преимуществ А. Смита» [7, с. 21].

В то же время на торговлю с европейскими странами приходилось около половины внешней торговли Англии, и здесь естественные природные различия уже не могли лежать в основе объяснения абсолютных преимуществ экспортёров, продающих товары в соседние страны. А. Смит отмечает данное обстоятельство и указывает, что, наряду с естественными преимуществами, существуют ещё приобретённые, однако фактически не анализирует причин их возникновения [6, с. 42]. По мнению американского учёного Майкла Ю. Портера, у стран, достигших во внешнеэкономической деятельности конкурентного преимущества более высокого порядка, всегда на первом месте были искусственно созданные факторы [8, с. 101].

Чрезмерную абстрактность и противоречивость принципа абсолютных преимуществ можно объяснять и тем, что А. Смит сознательно не учитывал выявленных им экономических закономерностей, поскольку теоретизировал исходя из своих более ранних работ, в том числе «Теории нравственных чувств», а не из реальной логики хозяйственной жизни [9].

Выдвигая гипотезу относительно механизма международного обмена и разделения труда, А. Смит приводит дедуктивные рассуждения, основанные на мотивах поведения отдельного разумно хозяйствующего субъекта, которые кажутся ему очевидными. Образ действия экономического агента микроуровня — патриархального главы семьи, мелкотоварного производителя — переносится на внешнюю торговлю, на пространственный макроуровень стран [6, с. 40-42].

Автор «Богатства народов» пишет: «Основное правило каждого благоразумного главы семьи состоит в том, чтобы не пытаться изготовлять те предметы, изготовление которых обойдётся дороже, чем при покупке их на стороне. Портной не пробует сам сшить себе сапоги, а покупает их у сапожника. Сапожник не пробует сам шить себе одежду, а прибегает к услугам портного. <.. .> Все они находят более выгодным для себя затрачивать весь свой труд в той области, в которой обладают некоторым преимуществом перед соседями. Всё необходимое себе они (портной и сапожник) покупают . на цену части продукта своего труда.

То, что представляется разумным в образе действий любой частной семьи, вряд ли может быть не разумным для всего королевства. Если какая-либо чужая страна может снабжать нас (Англию) каким-либо товаром по более дешёвой цене, чем мы сами в состоянии изготовить его, гораздо лучше покупать его у неё на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом» [2, с. 333].

Вероятно, представление об абстрактной «хозяйственной логике» вытекало из идей А. Смита о «нравственных добродетелях, верный взгляд на которые определили ещё древние моралисты, отказавшиеся от притязаний на строгую точность и довольствовавшиеся описанием в общих чертах тех чувств, на которых основаны данные добродетели» [9, с. 222]. «Общие для всех постигаемые через эмпатию нравственные добродетели», пропущенные через систему протестантских религиозных и этических воззрений А. Смита, воплотились в единую сбалансированную систему «хозяйственной логики». Профессор нравственной философии ввёл в свою теоретическую систему механизм «невидимой руки Божьего Провидения» (вместо которой интерпретаторы лукаво толкуют о «невидимой руке рынка»), которая предопределяла «рациональную» деятельность как «рачительного главы семьи», так и целых наций. Последним только лишь само Провидение предопределило заниматься каким-либо конкретным видом экономической

деятельности, основанным на дарованных им естественных преимуществах и, как следствие, быть богатыми или бедными.

Лишь в условиях такой предопределённости, когда от хозяйствующего субъекта практически ничего не зависит, становится ясен сам принцип действия механизма «невидимой руки». Только она, как божественное волеизъявление, способна преобразовать, и в конечном счёте преобразует, любые эгоистические и оппортунистические действия «homo economicus», максимизирующего личные выгоды, во вклад в рост всеобщего благосостояния. Получается, что в такой сбалансированной системе все эгоистичные действия нравственны, поскольку ведут к увеличению личного имущества индивида или богатства целых народов «законным путём», пусть даже за счёт ущемления интересов других.

В связи с этим становится понятным и негативное отношение А. Смита к государственному регулированию экономики. При наличии Божьего Провидения (или «невидимой руки рынка», в толковании адептов концепции рыночного либерализма) присутствие любого иного регулятора кажется излишним, а то и губительным для «естественного» течения хозяйственных процессов. Посему разумно предположить, что проблема международного разделения труда интересовала А. Смита лишь как возможность доказать, что невмешательство государства в эту область экономической жизни принесёт наилучшие плоды.

Таким образом, полный логических противоречий принцип абсолютных преимуществ правдоподобно выражал представления «шотландского мудреца» о хозяйственной логике международной торговли. Экономико-теоретическое творчество А. Смита весьма достоверно описывало основанную на протестантских духовных ценностях хозяйственную практику.

Спустя почти 40 лет после издания «Богатства народов», бывший биржевой английский маклер Давид Рикардо, изучивший труды А. Смита, отказался от принципа абсолютных преимуществ и создал свою теорию международной торговли — принцип относительных (сравнительных) преимуществ. При этом Д. Рикардо проявил должную деликатность к своему великому предшественнику, согласившись с трудовой теорией ценности А. Смита и включив его гипотезу о международном обмене в качестве частного случая своего учения о выгодах межстрановой торговли [1, с. 112-128].

В современной научной и учебной литературе чаще всего преподносится не модель международного разделения труда Д. Рикардо, изложенная в седьмой главе «Начал политической

экономии и налогового обложения», а та или иная её интерпретация. Простейшую версию арифметики гипотезы Д. Рикардо выразил в своей также аподиктической модели американский экономист П. Самуэльсон в 1964 г.: «… пусть в стране А затраты труда на производство товаров (X; У) составляют (Ах; Ау) = (10; 10), а в стране В — (Вх; Ву) = (20; 30). Очевидно, что страна А по затратам труда более эффективна в производстве обоих товаров, но относительное преимущество страны А в товаре У больше, чем в товаре X, в силу того, что 30/10 > 20/10. Данное сравнительное преимущество страны А в некотором товаре У выражено в его более низкой альтернативной стоимости (затратах труда на производство) по сравнению с точно таким же товаром, производимым её торговым партнёром, то есть страной В. Поэтому А не будет экспортировать товар X и товар У, если её относительное преимущество — в производстве товара У, а не товараX, то есть если Ву /Ау > Вх /Ах Обоюдный выигрыш от международной торговли получается в результате того, что каждая страна специализируется на товаре своего сравнительного преимущества и покупает товар, в котором у нее нет сравнительного преимущества, у страны — торгового партнёра» [10, с. 22]. При этом Д. Рикардо утверждал, что рыночные силы сами направят ресурсы страны туда, где они могут быть применены наиболее продуктивно [8, с. 29].

Основной новацией в гипотезе Д. Рикардо стала идея о том, что «правило, регулирующее образование относительной стоимости товаров в одной стране, не регулирует образование относительной стоимости товаров, обмениваемых между двумя или несколькими странами» [1, с. 116]. Полагалось, что обмен различными продуктами труда внутри страны в конечном счёте должен быть сбалансирован, но на международном уровне между разными странами допустим неравноценный обмен. «Труд 100 англичан не может быть отдан за труд 80 англичан, но продукт труда 100 англичан может быть отдан за продукт труда 80 португальцев, 60 русских или 120 индусов» [1, с. 119]. Дифференциация производительности различных видов деятельности в разных национальных экономиках жёстко задана и неизменна вследствие «необъяснимых географических отличий в окружающей среде или климате стран, благоприятствующих развитию тех или иных отраслей» [6, с. 29]. Поскольку, по Д. Рикардо, неравноценный обмен не препятствует международной торговле, каждое государство с «явной» выгодой для себя может вписаться в мирохозяйственный процесс. Странам в условиях свободной конкуренции необходимо допустить перелив

факторов производства в отрасли с самой высокой сравнительной продуктивностью. Таким образом, каждое государство автоматически будет ориентировано на виды экономической деятельности, обладающие относительным преимуществом. Тогда за счёт «рациональной» концентрации ресурсов в отраслях со сравнительным преимуществом неизбежен рост мирового производства — совокупного выпуска всех стран — в стоимостном выражении и всеобщего благосостояния [11].

Принцип сравнительных преимуществ в его интерпретации П. Самуэльсоном, как и теория абсолютных преимуществ А. Смита в трактовке Б. Содерстена, за внешней видимостью гармонии и математической точности скрывает глубокие противоречия. Динамика и развитие международной торговли у Д. Рикардо так же, как и у А. Смита, детерминированы природно-климатическими условиями и рыночными силами — «невидимой рукой Божьего Провидения». Анализируемые абстрактные страны А и В, в одной из которых труд более производителен вследствие «необъяснимых отличий в окружающей среде и климате», имеют сходную структуру производства и разделения труда.

Предположение о том, что рыночные силы допускают возникновение такого нерационального состояния, когда в национальной экономике В вопреки «здравому смыслу» организовалось производство в отраслях, не имеющих ни абсолютных, ни значимых сравнительных преимуществ перед внешним миром, частично объясняется историей развития экономических учений — борьбой «классиков» с меркантилистами.

Во внешней торговле в ХУ-ХУ11 вв. (как, впрочем, и позднее) были популярны государственные меркантилистские меры селективной закрытости национальных экономик и протекционизма — политики защиты отечественных отраслей производства. Д. Рикардо, следуя по пути А. Смита, доказывал в своей гипотезе вредность государственного регулирования для развития мирового хозяйства и национальных экономик. Автор утверждал, что протекционизм и замкнутость страны ведут к неэффективному использованию ресурсов, которые направляются государством в отрасли с относительно низкой производительностью труда. Обнаруживается это только тогда, когда страны решают торговать друг с другом.

Согласно логике модели Д. Рикардо, утверждающей обоюдную выгоду свободно торгующих между собой стран, можно прийти к иному заключению: всеобщая выгода в условиях свободной торговли недостижима. Под действием рыночных сил значительная часть ресурсов из

стран с менее эффективным трудом будет направлена в страну или страны, где они могут быть применены наиболее продуктивно.

Указанное противоречие «разрешается» самим Д. Рикардо, если обратиться к оригинальному варианту изложения принципа сравнительных преимуществ. В тексте на английском языке примерно половина от общего объёма изложения теории Д. Рикардо (485 слов из 973) занимает объяснение главного допущения (предположения), при котором этот принцип работает, — полная немобильность факторов производства между странами на наднациональном уровне и абсолютная мобильность факторов производства внутри страны на макроуровне. К слову, термин «сравнительные преимущества» как исторически закрепившееся название для теории Д. Рикардо был позже предложен его апологетом и другим именитым классиком политэкономии — шотландцем Дж. Миллем [10, с. 22].

Помимо названного главного предположения имеется ещё и ряд других:

1) есть только один фактор производства -однородной труд, и, следовательно, только один вид издержек — заработная плата, которая прямо пропорциональна числу часов труда, необходимого для выпуска единицы продукции;

2) как и у А. Смита, издержки производства постоянны: независимо от количества производимого товара издержки остаются теми же самыми, а технология производства неизменна;

3) цены определяются и равны издержкам производства и не подвержены влиянию спроса;

4) транспортные издержки несущественны;

5) товары обмениваются на товары при бартерной торговле без денег.

Предположение о немобильности факторов производства в теории Д. Рикардо есть уступка другому его допущению — отсутствию пошлин или каких-либо «тарифных» мероприятий, ограничивающих и регламентирующих процесс товарообмена между странами. Нежелание включать в регулирование процесса международной торговли государство вызвало необходимость иной интерпретации барьеров и их отсутствия на пути движения факторов производства и товаров.

Д. Рикардо, обладая недюжинной гибкостью ума, попытался продемонстрировать преграды на пути к движению ресурсов между странами не в виде государственных формальных и институциональных ограничений, а в виде абстрактного и поэтому неоспоримого факта — отсутствия подвижности. За этим фактом стояли рыночные силы, которые, по мнению Д. Рикардо, при отсутствии прямых и косвенных государственных запретов стимулировали свободное движение

товаров между странами, но почему-то «тормозили» товарно-рыночное движение факторов производства между национальными экономиками. Внутри стран рыночная конкуренция свободно направляла ресурсы из одной отрасли в другую, исходя из наиболее продуктивного их использования, но не учитывая вещественной разницы в технологии производства и затратах ресурсов на изготовление различных товаров [8, с. 157; 6, с. 63].

Особые условные допущения (теоретические предпосылки) — селективная «просачивае-мость» хозяйственных потоков и неоднородное избирательное действие рыночных сил — были необходимы Д. Рикардо, чтобы его гипотеза сохранила рабочий потенциал — способность к описанию и объяснению реальных хозяйственных отношений между странами. Но они имели мало общего с практикой международной торговли.

Мировая экономика в теории Д. Рикардо была ограничена взаимодействием только двух стран: Португалии и Англии. В своей модели автор отдаёт абсолютные преимущества по трудовым затратам при производстве двух видов товаров Португалии, в которой для изготовления определённого количества сукна и вина затрачивался труд 90 и 80 человек в год, а в Англии — 100 и 120 человек в год соответственно. Но Португалия имеет сравнительные преимущества перед Англией в производстве вина, поскольку для производства одной единицы вина в Португалии требуется 80/120, или 67% издержек Англии, а для производства единицы сукна 90/100, или 90% английских издержек. Для Англии производство единицы вина составляет 150% издержек Португалии, а для единицы сукна — 111% [1, с. 117-122]. Это предположение не соответствовало реальным условиям начала XIX в. Когда Д. Рикардо писал свою книгу, изменения в международном территориально-отраслевом разделении труда спровоцировали очередной контролируемый виток роста неравенства национальных экономик и неоднородности «экономического ландшафта». К примеру, Индия, некогда занимавшая видное место в мировой экономике по производству тканей и стали, попав в колониальную зависимость от Великобритании, перестала вывозить промышленные товары и пополнила клуб стран «нижнего миллиарда».

Англия, преуспевшая в промышленном перевороте и торговой войне с Францией, пребывая в «благородной изоляции» континентальной блокады к началу XIX в. , превратилась в главную «мастерскую мира». Происходило становление моноцентричной системы международного разделения труда, где вокруг «промышленного солнца» — Англии — обращались «аграрные спутники»

[6, с. 48-49; 12, с. 22]. М. Портер верно подметил: «… по иронии судьбы как раз к моменту создания теории сравнительных преимуществ промышленная революция и многие другие социально-экономические процессы сделали некоторые из её предпосылок устаревшими» [8, с. 32].

Теории международного обмена и рекомендации по межотраслевому региональному разделению труда А. Смита и Д. Рикардо служили «научным» обоснованием политики свободной торговли — «free trade», курс на которую Великобритания взяла в 1840-х гг. Первым значительным «достижением» избранного политико-экономического курса была отмена пошлин на импорт хлеба в империю. Англия смогла позволить себе вступить на путь, продиктованный классической экономической школой, поскольку процесс становления её масштабного метропольного внутреннего рынка и индустриальной мощи, питаемых за счёт менее развитых колоний, к этому времени окончательно завершился. Великобритании более ничего не угрожало в плане конкуренции с другими крупными хозяйственными державами, а для завоевания внешних рынков годилась и более мягкая экономическая политика [12, с. 22-25].

Изменения внешней торговой политики Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии совпали по времени с окончанием первой Кондратьевской волны, датируемой с конца 80 — начала 90-х гг. XVIII в. до 1844-1851 гг. Согласно концепции Н. Д. Кондратьева, глубокая трансформация национальных экономик и географии мировых хозяйственных связей, а также смена политической и экономической идеологии сопряжены с колебаниями экономической конъюнктуры и происходят именно в переломные моменты: при окончании одной большой волны и начале другой [13, с. 8, 11].

Основное нестроение теории Д. Рикардо, низводящее её до уровня нереальной гипотезы территориально-отраслевого развития экономики, — это представление труда как гомогенного и единственного фактора производства и создания стоимости. Жгучее желание Д. Рикардо разработать в рамках своего учения «идеальный» формальный закон международного разделения труда в «чистом виде» привело к рождению «ходячей спекулятивной конструкции», редкие эмпирические (статистические или фактологические) проверки которой приводили к неопределённым результатам. Одними из первых на данный факт указали Э. Лимер и Дж. Левинсон, отметив, что «рикардианская связь между направлениями торговли и относительными ценами труда слишком деликатна, чтобы обнаружить её в любых реальных статистических данных» [10, с. 22].

Формальная изящность модели сравнительных преимуществ и её спекулятивная «универсальность», определение абстрактных, не имеющих отношения к хозяйственной практике понятий о предмете исследования позволили интерпретаторам научного творчества Д. Рикардо её неоднократно модернизировать. Одним из последних был Г. фон Хаберлер, предложивший в 1950-х гг. вместо принципа относительных преимуществ принцип сравнительных издержек труда. Но и эта попытка обновления рикардианского учения не принесла значительных результатов. После Второй мировой войны развитие многих отраслей происходило за счет роста капитало- и наукоёмкости. Теория сравнительных издержек не могла раскрыть закономерности колебаний конъюнктуры международной торговли в условиях, когда национальная продуктивность зависела от применения сложной технологии и высококвалифицированной рабочей силы, а факторы производства перемещались из страны в страну, под контролем государственной тарифной и пошлинной политики [8, с. 32]. Да и сама спорная теория трудовой стоимости, редуцирующая все факторы производства к абстрактному труду, выраженному в часах, в течение своего долгого периода эволюции оказалась неспособной объяснить равенство качественно различных видов занятости, появившихся в процессе международного разделения труда, например, час труда программиста и час труда грузчика [11, 14].

Результаты

Анализ классических теорий территориально-отраслевого разделения труда и международной торговли А. Смита и Д. Рикардо выявил ряд логических и содержательных противоречий, которые объективно ограничивают их практическое применение. А. Смит, предложив принцип абсолютных преимуществ как простую логическую конструкцию, легко переводимую на язык математики и сохраняющую всю полноту при таком переводе, сузил историко-экономиче-ские рамки её использования. В XVIII — начале XIX в., когда уровень разнообразия товарных рынков был невелик и торговые взаимодействия практически полностью исчерпывались обменом продуктами монополий, возникавших на основе эксплуатации природных и технологических преимуществ, теория А. Смита была близка к реальным взаимосвязям экономических агентов, описывая процесс обмена товарами и услугами для случая монопольных рынков.

А. Смит загнал свой принцип абсолютных преимуществ в «ловушку» мнимой однородности иррационального многообразия экономических

связей, отказавшись видеть в государстве фактор, влияющий на национальные экономики и модифицирующий экономические отношения, уповая на полную свободу торговли, которой в XVIII в. не было. Учение А. Смита описывало рациональное поведение макроэкономических агентов, пространственно локализованных в пределах хозяйства отдельных стран в условиях индифферентности государственного аппарата к международной торговле, хотя государственная власть нигде более не имеет такого явного хозяйственного интереса, тесно переплетающегося с интересами других хозяйствующих субъектов, как в международной торговле и разделении труда [12, с. 18, 240]. Эти формы хозяйственных отношений реализуются во взаимодействии национальных экономик, где первую скрипку среди макроэкономических агентов играет государство как законодатель, основной собственник ресурсов, предприниматель и получатель доходов и ренты. Иные экономические агенты — домохозяйства, фирмы и иностранный сектор — при удовлетворении своих интересов должны подчиняться унифицированным экономическим законам, которые не различают географических координат, климатических или геологических особенностей [4, с. 8]. В таких условиях абсолютные естественные преимущества, которые и поставил во главу угла А. Смит, не имеют решающего значения. Потому что единообразное, лишённое всяких нюансов рациональное поведение хозяйствующих субъектов возможно только в гомогенной экономической пространственной среде, в идеальном и «без сомнений самом лучшем» мире, где нет циклов, структурных сдвигов или иных трансформаций.

Гипотеза Д. Рикардо более приближена к реальной экономике, нежели учение А. Смита, при описании хозяйственных отношений — разделения труда, торговли, обмена и потоков факторов производства — между национальными государствами. Тем не менее, и модели Д. Рикардо присущ всё тот же избирательный историзм. Негативная черта «внеисторичности» принципа относительных преимуществ — статичность. Социально-экономические теории должны раскрывать движущие силы становления и изменения системы экономических отношений, а у Д. Рикардо представлен принцип «одноразового действия». «Он не ставит вопрос о законах, обеспечивающих постоянный переход системы международного разделения труда в новые состояния. <. > В теории Д. Рикардо нет даже попытки описать и объяснить международное разделение труда, исторически сложившиеся к началу XIX в.» [6, с. 48-49]. Исследовательская

стратегия Д. Рикардо заключалась в том, чтобы теоретизировать, опираясь на формальные общие положения смитианской «хозяйственной логики», игнорируя исторические факты и статистические данные. Он не изучал механизм ценообразования в международной торговле, не анализировал внешнеторговый баланс Англии и Португалии, на примерах которых строил свою модель. Теория стоимости Д. Рикардо была верной лишь по умолчанию. В XIX столетии в условиях ограничений на движение факторов производства между странами труд и капитал не будут свободно двигаться из Великобритании в Польшу, Китай, или Ост-Индию для производства там промышленных товаров. Поэтому теория, описывающая международную торговлю, трансформировалась в теорию обмена простыми продуктами между хозяйственными средами, которые экономически сообщаются исключительно путём данного товарного обмена [12, с. 243]. И эта теория годилась в лучшем случае для объяснения общих тенденций в структуре международного товарного обмена, но не для объяснения причин, по которым страна экспортирует или импортирует какой-либо конкретный товар [8, с. 31]. Страны, имеющие сходные структуры производства и разделения труда, в рамках рикардианской модели торговать друг с другом не должны [1, с. 121]. Но на практике основной объём международной торговли в Европе приходился на государства со сходными по масштабам и структуре экономиками.

Однако именно формализм и внеисторизм принципа сравнительных преимуществ позволяли теории Д. Рикардо оставаться столь долгое время востребованной в научных кругах и среди государственных деятелей, хозяйственников-управленцев. Об этом свидетельствует неоднозначное высказывание П. Самуэльсона: «Если бы теории, подобно девушкам, могли бы одерживать победу на конкурсах красоты, теория сравнительных преимуществ, несомненно, котировалась бы высоко, ибо она является стройной и логичной теорией» [6, с. 9]. Вот только не совсем ясно, прозвучал ли данный комплимент нобелевского лауреата по экономике в адрес канонической рикардианской гипотезы или же в адрес его собственной интерпретации принципа относительных преимуществ.

Концепция Д. Рикардо оказалась технически привлекательной по содержанию, поскольку учитывала специфичность условий производства товаров. С её помощью правительства многих государств просто и убедительно отстаивали собственные хозяйственные интересы, обосновывая посредством принципа сравнительных преимуществ «объективные» различия в формировании

«оптимальной» межотраслевой и межрегиональной структуры разделения труда и структуры экспорта и импорта. Достигнутое соответствие между теорией и практикой, более чем удовлетворительное для тех, кто его достиг, выражалось в том, что за странами «золотого миллиарда» закрепились сравнительные преимущества в производстве сложных, капиталоёмких, наукоёмких товаров с высокой добавленной стоимостью. Полупериферии и периферии мировой экономики осталось преимущество в производстве и экспорте простых сырьевых товаров [11]. Французский историк-экономист Фернан Бродель, изучая развитие системы мирового капитализма, заметил: «Разделение труда в мировом масштабе . не было соглашением равных партнёров, доступным для пересмотра в любой момент. Всегда были определённые привилегированные виды деятельности, которые доставляли более прибыли, нежели другие. Возделывать виноград было выгоднее, чем выращивать зерно (по крайней мере если другие соглашались выращивать зерно для вас), действовать во вторичном секторе [экономики] было выгоднее, чем в первичном, а в третичном — выгоднее, чем во вторичном» [15, с. 43].

А. Смит и Д. Рикардо, будучи классиками экономической теории, стали и авторами первых моделей пространственной экономики, описывающих функционирование международной торговли и территориально-отраслевого разделения труда. Специфика предложенных ими теорий, которые оставались в авангарде экономической науки вплоть до 1930-х гг. , а в новоявленной интерпретации и до 1980-х гг., заключается в самосогласованности их формальных высказываний. Однако в концептуальных построениях принципов абсолютных и относительных преимуществ присутствуют явные логические и содержательные противоречия, рассогласованность с экономической действительностью. При этом экономическая реальность, воплощённая в теориях А. Смита и Д. Рикардо, внутри себя была и остаётся гармоничной. Стремясь к абсолютной точности модели и возможности раз и навсегда закрыть проблему международной торговли и специализации, А. Смит и Д. Рикардо пренебрегли важными внешними критериями теорий: релевантностью и возможностью описывать и объяснять с помощью них изменяющийся характер внешнеэкономической деятельности государств в разные периоды истории. Интерпретация клас-

сических теорий территориально-отраслевого разделения труда и международной торговли не смогла дополнить их статус абстрактных формально-логических схем статусом рабочей научной гипотезы.

Список литературы

1. Рикардо Д. Сочинения : в 4 т. Т. 1. Начала политической экономии и налогового обложения. М., 1955. 360 с.

2. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962. 684 с.

3. Гаджиев Ю. А. Неоклассические и кумулятивные теории регионального экономического роста // Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера : Вестн. НИЦ корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкар. гос. ун-та. 2008. № 1. С. 6-23.

4. Минакир П. А., Демьяненко А. Н. Пространственная экономика : эволюция подходов и методология // Пространственная экономика. 2010. № 2. С. 6-32.

5. Киреев А. П. Puzzle Кругмана // Экономическая школа : альманах. T. 7. Международная экономика / отв. ред. А. П. Киреев, В. Д. Матвеенко. СПб., 2011. С. 269-289.

6. Иголкин А. А., Мотылёв В. В. Международное разделение труда : модели, тенденции, прогнозы / под ред. Т. Я. Белоуса, И. П. Фаминского. М., 1988. 184 с.

7. Минакир П. А. Экономический анализ и измерения в пространстве // Пространственная экономика. 2014. № 1. С. 12-39.

8. Портер М. Международная конкуренция : конкурентные преимущества стран. М., 2016. 947 с.

9. Смит А. Теория нравственных чувств. М., 1997. 351 с.

10. Киреев А. П. Теории международной торговли XXI века // Экономическая школа : альманах. T. 7. Международная экономика / отв. ред. А. П. Киреев, В. Д. Матвеенко. СПб., 2011. С. 7-30.

11. Райнерт Э. С. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными. М., 2011. 384 с.

12. Струве П. Б. Торговая политика России. М., 2016. 256 с.

13. Черемисинов Г. А. Большие циклы в экономике : исторический опыт, теоретические модели и государственная политика. Саратов, 1993. 54 с.

14. Черемесинов Г. А. О толковании трудовой теории стоимости : экономическая герменевтика. Саратов, 1994. 201 с.

15. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII вв. : в 3 т. Т. 3. Время мира. М., 1992. 680 с.

Образец для цитирования:

Фенин К. В. Интерпретация классических теорий территориально-отраслевого разделения труда и международной торговли // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Экономика. Управление. Право. 2017. Т. 17, вып. 2. С. 148-156. БОТ: 10.18500/1994-2540-2017-17-2-148-156.

New Interpretation of the Classical Interregional and International Trade Theories: Economic Logic vs the Economy

C. V. Fenin

Saratov State University,

83, Astrakhanskaya str., Saratov, 410012, Russia

E-mail: [email protected]

Introduction. This paper offers a new interpretation of the principles of absolute and comparative advantage. Theoretical analysis. The innovation of this study is its attempt to consider the old theories of international trade as the first models of the spatial economy. During the course of the theoretical research, analysis was performed not only on the semantic content of the referenced hypotheses, but also on the historico-economic and cultural backgrounds of their origins that incorporate in themselves a system of scientific views and values: ideas of natural balanced economic development to which A. Smith and D. Ricardo adhered. Results. As a result, the study has discovered several internal and external contradictions, which limit the explanatory power of the theories of A. Smith and D. Ricardo. The researchers have also determined the factors which allow these models to remain as the mainstream in economic theory and practice for a long time. Key words: principles of absolute and comparative advantage, spatial economics, international trade, specialization of labor.

References

1. Rikardo D. On the Principles of Political Economy and Taxation. Kitchener, Ontario: Batoche Books, 2001. 333 p. (Russ. ed.: Rikardo D. Sochineniya: v 4 t. T. 1. Nachala politicheskoi ekonomii i nalogovogo oblozhe-niia. Moscow, 1955. 360 p.).

2. Smit A. An Inquiry Into the Nature and Causes of the Wealth of Nations. London: The ElecBook Classics, 1998. 1282 p. (Russ. ed.: Smit A. Issledovanie o prirode i prichinakh bogatstva narodov. Moscow, 1962. 684 p.).

3. Gadzhiev Yu. A. Neoklassicheskie i kumuliativnye teorii regional’nogo ekonomicheskogo rosta [Neoclassical and Cumulative Theories of Regional Economic Growth]. Korporativnoe upravlenie i innovatsionnoe razvitie ekonomiki Severa: Vestnik Nauchno-issledovatel ‘skogo tsentra korporativnogoprava, upravleniia i venchurnogo investirovaniia Syktyvkarskogo gosudarstvennogo uni-versiteta [Corporate Governance and innovative economic development of the North: Bulletin of Research Center of Corporate Law, Management and Venture Investment of Syktyvkar State University], 2008, no. 1, pp. 6-23 (in Russian).

4. Minakir P. A., Demianenko A. N. Prostranstvennaia eko-nomika: evoliutsiia podkhodov i metodologiia [Spatial Economics: Evolution of Approaches and Methodology]. Prostranstvennaia ekonomika [Spatial еconomics], 2010, no. 2, pp. 6-32 (in Russian).

5. Kireev A. P. Puzzle Krugmana [Krugman’s Puzzle]. Ekonomicheskaiashkola:al’manakh. T. 7.Mezhdunarod-naia ekonomika [The School of Economics. Almanac. Vol. 7. International Economics]. St. Petersburg, 2011, pp. 269-289 (in Russian).

6. Igolkin A. A., Motylev V. V. Mezhdunarodnoe razdelenie truda: modeli, tendentsii, prognozy [International Division of Labor: Models, Tendencies, Forecasts. Ed. by T. Ya. Be-lous, I. P. Faminsry]. Moscow, 1988. 184 p. (in Russian).

7. Minakir P. A. Ekonomicheskii analiz i izmereniia v pros-transtve [Economic analysis and measurements: spatial case]. Prostranstvennaia ekonomika [Spatial еconomics], 2014. no. 1, pp. 12-39 (in Russian).

8. Porter M. The Competitive Advantage of Nations. New York: Free Press, 1998. 896 p. (Russ. ed.: Porter M. Mezhdunarodnaia konkurentsiia: konkurentnye prei-mushchestva stran. Moscow, 2016. 947 p.).

9. Smith A. Teoriia nravstvennykh chuvstv [The Theory of Moral Sentiments]. Moscow, 1997. 351 p. (in Russian).

10. Kireev A. P. Teorii mezhdunarodnoi torgovli XXI veka [Theories of international trade of the XXIst century]. Ekonomicheskaia shkola: al’manakh. T. 7. Mezhdunarodnaia ekonomika [The School of Economics. Almanac. Vol. 7. International Economics]. St. Petersburg, 2011, pp. 7-30 (in Russian).

11. Rainert E. S. Kak bogatye strany stali bogatymi, i pochemu bednye strany ostaiutsia bednymi [How Rich Countries Got Rich and Why Poor Countries Stay Poor]. Moscow, 2011. 384 p. (in Russian).

12. Struve P. B. Torgovaia politika Rossii [Russian Trade Policy]. Moscow, 2016. 256 р. (in Russian).

13. Cheremisinov G. A. Bol’shie tsikly v ekonomike: istoricheskiy opyt, teoreticheskie modeli i gosudar-stvennaia politika [Big Cycles in Economy: Historical Experience, Theoretical Models and Public Policy]. Saratov, 1993. 54 p. (in Russian).

14. Cheremesinov G. A. O tolkovanii trudovoi teorii stoimos-ti: ekonomicheskaia germenevtika [About Interpretation of the Labor Theory of Value: Economic Hermeneutics]. Saratov, 1994. 201 р. (in Russian).

15. Brodel’ F. Material’naia tsivilizatsiia, ekonomika i kapi-talizm, XV-XVIII vv.: v 3 t. T. 3: Vremia mira [Civilisation Matérielle, Économie et Capitalisme, XV-XVIIIth centuries: in 3 volumes. Vol. 3: Le Temps du Monde]. Moscow, 1992. 680 p. (in Russian).

Cite this article as:

Fenin C. V. New Interpretation of the Classical Interregional and International Trade Theories: Economic Logic vs the Economy. Izv. Saratov Univ. (N.S.), Ser. Economics. Management. Law, 2017, vol. 17, iss. 2, pp. 148-156 (in Russian). DOI: 10.18500/1994-2540-2017-17-2-148-156.

Абсолютное преимущество по сравнению со сравнительным преимуществом: в чем разница?

Абсолютное преимущество перед сравнительным: обзор

Абсолютное преимущество и сравнительное преимущество — два важных понятия в экономике и международной торговле. Они во многом влияют на то, как и почему страны и предприятия тратят ресурсы на производство определенных товаров.

По отдельности, абсолютное преимущество описывает сценарий, в котором одно предприятие может производить продукт более высокого качества и более быстрыми темпами с большей прибылью, чем может достичь другой конкурирующий бизнес или страна.

Сравнительное преимущество отличается тем, что оно учитывает альтернативные издержки, возникающие при выборе производства нескольких типов товаров с ограниченными ресурсами.

В чем разница между сравнительным преимуществом и абсолютным преимуществом?

Ключевые выводы

  • Абсолютное преимущество и сравнительное преимущество — два понятия в экономике и международной торговле.
  • Абсолютное преимущество означает неоспоримое превосходство страны или бизнеса в улучшении производства определенного товара.
  • Сравнительное преимущество представляет альтернативные издержки как фактор для анализа при выборе между различными вариантами диверсификации производства.

Абсолютное преимущество

Различие между разными способностями компаний и стран эффективно производить товары является основой концепции абсолютного преимущества. Абсолютное преимущество смотрит на эффективность производства одного продукта.

Этот анализ помогает странам избегать производства продуктов, на которые не будет или не будет спрос, что приведет к убыткам.Абсолютное преимущество или недостаток страны в конкретной отрасли может играть важную роль в выборе типов товаров для производства.

Например, если Япония и Италия могут производить автомобили, но Италия может производить спортивные автомобили более высокого качества и более быстрыми темпами с большей прибылью, то считается, что Италия имеет абсолютное преимущество в этой конкретной отрасли.

В этом примере Японии может быть лучше использовать ограниченные ресурсы и рабочую силу для другой отрасли или других типов транспортных средств, таких как электромобили, в которых она может получить абсолютное преимущество, вместо того, чтобы пытаться конкурировать с Италией по эффективности.

В то время как абсолютное преимущество относится к превосходным производственным возможностям одного предприятия по сравнению с другим в одной области, сравнительное преимущество вводит понятие альтернативных издержек.

Сравнительное преимущество

Сравнительное преимущество предполагает более целостный взгляд с точки зрения того, что страна или бизнес обладают ресурсами для производства разнообразных товаров. Альтернативная стоимость данного варианта равна упущенной выгоды, которую можно было бы получить, выбрав для сравнения доступную альтернативу.

Как правило, когда определяется прибыль от двух продуктов, аналитики рассчитывают альтернативные издержки выбора одного варианта по сравнению с другим.

Например, предположим, что у Китая достаточно ресурсов для производства смартфонов или компьютеров. Китай может произвести 10 компьютеров или 10 смартфонов. Компьютеры приносят более высокую прибыль.

Следовательно, альтернативная стоимость — это разница в стоимости, потерянной при производстве смартфона, а не компьютера. Если Китай зарабатывает 100 долларов за компьютер и 50 долларов за смартфон, то альтернативная стоимость составляет 50 долларов.Если Китаю придется выбирать между производством компьютеров вместо смартфонов, он выберет компьютеры.

История абсолютного преимущества и сравнительного преимущества

Адам Смит помог сформировать концепции абсолютного и сравнительного преимущества в своей книге «Исследование природы и причин богатства народов» . Смит утверждал, что страны должны специализироваться на товарах, которые они могут производить наиболее эффективно, и торговать теми товарами, которые они не могут производить.Взаимодействие с другими людьми

Смит описал специализацию и международную торговлю как несомненные преимущества. Он предположил, что Англия может производить больше текстиля за час труда, а Испания может производить больше вина за час труда, поэтому Англия должна экспортировать текстиль и импортировать вино, а Испания должна делать наоборот.

Следуя исследованиям Адама Смита, британский экономист Дэвид Рикардо развил свои концепции, в более широком смысле представив сравнительные преимущества в начале 19 века.

На протяжении всей истории Рикардо прославился своими размышлениями о сравнительных преимуществах.Основываясь на исследованиях Адама Смита и Роберта Торренса, Рикардо объясняет, как страны могут получить выгоду от торговли, даже если одна из них имеет абсолютное преимущество в производстве всего.

Другими словами, страны должны принять решение о диверсификации производимых ими товаров и услуг, что требует от них учета альтернативных издержек.

Что такое теория международной торговли?

«Около 5200 лет назад Урук на юге Месопотамии был, вероятно, первым городом, который когда-либо видел мир, в котором проживало более 50 000 человек в пределах шести миль стены.Урук, его сельское хозяйство, процветающее благодаря современным ирригационным каналам, был домом для первого класса посредников, торговых посредников … Кооперативная торговая сеть … задала образец, который просуществует в течение следующих 6000 лет ».

В последние века экономисты сосредоточились на попытках понять и объяснить эти торговые модели. Глава 1 «Введение», раздел 1.4 «Дебаты о глобализации» обсуждает, как подход Томаса Фридмана к плоскому миру делит историю на три этапа: Глобализация 1.0 с 1492 по 1800 год, 2.0 с 1800 по 2000 год и 3.0 с 2000 года по настоящее время. В «Глобализации 1. 0» нации доминировали над глобальной экспансией. В «Глобализации 2.0» транснациональные компании взяли верх и подтолкнули к глобальному развитию. Сегодня технологии движут глобализацией 3.0.

Чтобы лучше понять, как развивалась современная мировая торговля, важно понять, как страны вели торговлю друг с другом исторически. Со временем экономисты разработали теории, объясняющие механизмы глобальной торговли.Основные исторические теории называются классическими и исходят из страны или страны. К середине двадцатого века теории начали меняться, чтобы объяснить торговлю с точки зрения фирмы, а не страны. Эти теории называются современными и основаны на фирмах или компаниях. Обе эти категории, классическая и современная, состоят из нескольких международных теорий.

Классические или страновые теории торговли

Меркантилизм

Меркантилизм, разработанный в шестнадцатом веке — классическая национальная теория международной торговли, согласно которой богатство страны определяется ее запасами золота и серебра. была одной из первых попыток разработки экономической теории. Эта теория гласила, что богатство страны определяется количеством ее золотых и серебряных авуаров. В самом простом смысле меркантилисты считали, что страна должна увеличивать свои запасы золота и серебра, продвигая экспорт и препятствуя импорту. Другими словами, если люди в других странах покупают у вас больше (экспорт), чем продают вам (импорт), то они должны заплатить вам разницу в золоте и серебре. Целью каждой страны было иметь положительное сальдо торгового баланса, когда стоимость экспорта превышает стоимость импорта., или ситуация, когда стоимость экспорта превышает стоимость импорта, и во избежание торгового дефицита Когда стоимость импорта превышает стоимость экспорта., или ситуация, когда стоимость импорта превышает стоимость экспорт.

Более пристальный взгляд на мировую историю с 1500-х до конца 1800-х годов помогает объяснить, почему процветал меркантилизм. 1500-е годы ознаменовались возникновением новых национальных государств, правители которых хотели укрепить свои нации путем создания более крупных армий и национальных институтов.Увеличивая экспорт и торговлю, эти правители смогли накопить больше золота и богатства для своих стран. Одним из способов, которым многие из этих новых стран способствовали развитию экспорта, было введение ограничений на импорт. Эта стратегия называется протекционизмом — это практика введения ограничений на импорт и защиты отечественной промышленности. и используется до сих пор.

Наций увеличили свое богатство, используя свои колонии по всему миру, чтобы контролировать больше торговли и накопить больше богатств.Британская колониальная империя была одним из наиболее успешных примеров; он стремился увеличить свое богатство, используя сырье из разных мест, от нынешних Америк и Индии. Франция, Нидерланды, Португалия и Испания также преуспели в построении крупных колониальных империй, которые принесли огромные богатства своим правящим странам.

Хотя меркантилизм — одна из старейших торговых теорий, он остается частью современного мышления. Такие страны, как Япония, Китай, Сингапур, Тайвань и даже Германия, по-прежнему отдают предпочтение экспорту и препятствуют импорту с помощью формы неоммеркантилизма, в которой страны продвигают сочетание протекционистской политики и ограничений и субсидий отечественной промышленности.Почти каждая страна в тот или иной момент внедрила ту или иную форму протекционистской политики для защиты ключевых отраслей своей экономики. В то время как компании, ориентированные на экспорт, обычно поддерживают протекционистскую политику в пользу их отраслей или компаний, протекционизм наносит ущерб другим компаниям и потребителям. Налогоплательщики платят за государственные субсидии отдельных экспортных товаров в виде более высоких налогов. Ограничения на импорт приводят к повышению цен для потребителей, которые больше платят за товары или услуги иностранного производства. Сторонники свободной торговли подчеркивают, что свободная торговля приносит пользу всем членам мирового сообщества, в то время как протекционистская политика меркантилизма приносит пользу только избранным отраслям, за счет как потребителей, так и других компаний внутри отрасли и за ее пределами.

Абсолютное преимущество

В 1776 году Адам Смит поставил под сомнение ведущую коммерческую теорию того времени в книге «Богатство народов ». Смит предложил новую торговую теорию, названную абсолютным преимуществом «Способность страны производить товар более эффективно, чем другая нация», которая фокусировалась на способности страны производить товар более эффективно, чем другая нация. Смит рассуждал, что торговля между странами не должна регулироваться или ограничиваться государственной политикой или вмешательством.Он заявил, что торговля должна развиваться естественным образом в соответствии с рыночными силами. В гипотетическом мире с двумя странами, если страна А могла бы производить товар дешевле или быстрее (или и то, и другое), чем страна Б, то страна А имела бы преимущество и могла бы сосредоточиться на производстве этого товара. Точно так же, если страна B лучше производит другой товар, она также может сосредоточиться на специализации. Благодаря специализации страны будут повышать эффективность, потому что их рабочая сила станет более квалифицированной, выполняя те же задачи.Производство также станет более эффективным, потому что появится стимул к созданию более быстрых и лучших методов производства для увеличения специализации.

Согласно теории Смита, с повышением эффективности люди в обеих странах получат выгоду, а торговля должна поощряться. Его теория гласила, что о богатстве страны следует судить не по количеству золота и серебра, а по уровню жизни ее людей.

Сравнительное преимущество

Проблема теории абсолютного преимущества заключалась в том, что некоторые страны могут быть лучше в производстве обоих товаров и, следовательно, иметь преимущество во многих областях.Напротив, другая страна может не иметь каких-либо полезных абсолютных преимуществ. Чтобы ответить на этот вызов, английский экономист Давид Рикардо в 1817 году представил теорию сравнительных преимуществ. Рикардо рассуждал, что даже если бы страна А имела абсолютное преимущество в производстве и товаров, специализация и торговля все равно могли бы происходить между двумя странами. .

Сравнительное преимущество Ситуация, при которой одна страна не может производить продукт более эффективно, чем другая страна; тем не менее, он производит этот продукт лучше и эффективнее, чем другой товар.возникает, когда одна страна не может производить продукт более эффективно, чем другая страна; однако он может производить этот продукт лучше и эффективнее, чем другие товары. Разница между этими двумя теориями невелика. Сравнительное преимущество фокусируется на относительной разнице в производительности, тогда как абсолютное преимущество смотрит на абсолютную производительность.

Давайте рассмотрим упрощенный гипотетический пример, чтобы проиллюстрировать тонкую разницу между этими принципами.Миранда — юрист с Уолл-стрит, которая берет 500 долларов в час за свои юридические услуги. Оказывается, Миранда также может печатать быстрее, чем административные помощники в ее офисе, которым платят 40 долларов в час. Несмотря на то, что Миранда явно имеет абсолютное преимущество в обоих наборах навыков, должна ли она выполнять обе работы? Нет. За каждый час, когда Миранда решает печатать вместо того, чтобы заниматься легальной работой, она теряет 460 долларов дохода. Ее производительность и доход будут самыми высокими, если она специализируется на высокооплачиваемых юридических услугах и наймет наиболее квалифицированного помощника по административным вопросам, который может быстро печатать, хотя и немного медленнее, чем Миранда.Если и Миранда, и ее помощник сконцентрируются на своих задачах, их общая продуктивность как команды будет выше. Это сравнительное преимущество. Человек или страна будут специализироваться на том, что они делают на относительно лучше. На самом деле мировая экономика более сложна и состоит из более чем двух стран и продуктов. Могут существовать торговые барьеры, и товары необходимо транспортировать, хранить и распространять. Однако этот упрощенный пример демонстрирует основу теории сравнительных преимуществ.

Теория Хекшера-Олина (Теория пропорций факторов)

Теории Смита и Рикардо не помогли странам определить, какие продукты дадут стране преимущество. Обе теории предполагали, что свободные и открытые рынки позволят странам и производителям определить, какие товары они могут производить более эффективно. В начале 1900-х годов два шведских экономиста, Эли Хекшер и Бертил Олин, сосредоточили свое внимание на том, как страна может получить сравнительные преимущества, производя продукты, в которых используются факторы, которых в стране было в изобилии.Их теория основана на производственных факторах страны — земле, рабочей силе и капитале, которые обеспечивают средства для инвестиций в заводы и оборудование. Они определили, что стоимость любого фактора или ресурса зависит от спроса и предложения. Факторы, которые были в большом количестве относительно спроса, были бы дешевле; Факторы высокого спроса по сравнению с предложением будут более дорогими. Их теория, также называемая теорией пропорций факторов, также называемая теорией Хекшера-Олина; Классическая международная теория, основанная на странах, утверждает, что страны получили бы сравнительные преимущества, если бы они производили и экспортировали товары, которые требовали ресурсов или факторов, которые у них были в большом количестве и, следовательно, были более дешевыми факторами производства.Напротив, страны будут импортировать товары, для которых требуются ресурсы, которых не хватает в их стране, но которые пользуются повышенным спросом., Заявил, что страны будут производить и экспортировать товары, требующие ресурсов или факторов, которых в большом количестве и, следовательно, более дешевые факторы производства. . Напротив, страны будут импортировать товары, требующие ресурсов, которых не хватает, но спрос на них выше.

Например, Китай и Индия являются домом для больших и дешевых рабочих мест.Следовательно, эти страны стали оптимальным местом для таких трудоемких отраслей, как текстильная и швейная.

Леонтьевский парадокс

В начале 1950-х годов американский экономист русского происхождения Василий Леонтьев внимательно изучил экономику США и отметил, что Соединенные Штаты богаты капиталом и, следовательно, должны экспортировать более капиталоемкие товары. Однако его исследование с использованием реальных данных показало обратное: США импортировали более капиталоемкие товары.Согласно теории пропорций факторов, США должны были импортировать трудоемкие товары, но вместо этого они фактически их экспортировали. Его анализ стал известен как парадокс Леонтьева — парадокс, выявленный российским экономистом Василием Леонтьевым, который утверждает, что в реальном мире в некоторых странах существует обратная теория пропорций факторов. Например, даже если страна может быть богата капиталом, она все равно может импортировать более капиталоемкие товары. потому что это было противоположно тому, что ожидалось в теории пропорций факторов.В последующие годы экономисты исторически отмечали, что в то время рабочая сила в Соединенных Штатах была доступна в постоянном количестве и была более производительной, чем во многих других странах; следовательно, имело смысл экспортировать трудоемкие товары. На протяжении десятилетий многие экономисты использовали теории и данные, чтобы объяснить и минимизировать влияние парадокса. Однако остается ясным то, что международная торговля сложна и подвержена влиянию множества и часто меняющихся факторов. Торговлю невозможно четко объяснить одной единственной теорией, и, что более важно, наше понимание теорий международной торговли продолжает развиваться.

Современные теории торговли или теории фирм

В отличие от классических теорий торговли, основанных на странах, категория современных теорий, основанных на фирмах, возникла после Второй мировой войны и была разработана в значительной степени профессорами бизнес-школ, а не экономистами. Теории, основанные на фирмах, развивались с ростом транснациональной компании (MNC). Теории, основанные на странах, не могли адекватно решить проблему расширения ТНК или внутриотраслевой торговли товарами, производимыми в одной отрасли между двумя странами., который относится к торговле между двумя странами товарами, произведенными в одной отрасли. Например, Япония экспортирует автомобили Toyota в Германию и импортирует автомобили Mercedes-Benz из Германии.

В отличие от теорий, основанных на странах, теории, основанные на фирмах, включают другие факторы продуктов и услуг, включая лояльность к бренду и клиентам, технологии и качество, при понимании торговых потоков.

Теория подобия страны

Шведский экономист Штеффан Линдер разработал теорию сходства стран — современную теорию международной торговли, основанную на фирмах, которая объясняет внутриотраслевую торговлю, утверждая, что страны с наибольшим сходством по таким факторам, как доходы, потребительские привычки, рыночные предпочтения, уровень развития технологий, коммуникации, степень индустриализация, а другие с большей вероятностью будут участвовать в торговле между странами, и внутриотраслевая торговля станет обычным явлением.в 1961 году, когда он пытался объяснить концепцию внутриотраслевой торговли. Согласно теории Линдера, потребители в странах, находящихся на одной или аналогичной стадии развития, будут иметь аналогичные предпочтения. В этой теории, основанной на фирмах, Линдер предположил, что компании сначала производят продукцию для внутреннего потребления. Изучая возможности экспорта, компании часто обнаруживают, что рынки, похожие на их внутренние с точки зрения предпочтений клиентов, имеют наибольший потенциал для успеха. Теория сходства стран Линдера утверждает, что большая часть торговли промышленными товарами будет осуществляться между странами с аналогичным доходом на душу населения, а внутриотраслевая торговля будет обычным явлением.Эта теория часто оказывается наиболее полезной для понимания торговли товарами, когда торговые марки и репутация продукта являются важными факторами в процессах принятия покупателями решений и покупок.

Теория жизненного цикла продукта

Раймонд Вернон, профессор Гарвардской школы бизнеса, разработал теорию жизненного цикла продукта — современную теорию международной торговли, основанную на фирмах, которая утверждает, что жизненный цикл продукта состоит из трех отдельных стадий: (1) новый продукт, (2) созревающий продукт и ( 3) стандартизированный продукт.в 1960-е гг. Теория, зародившаяся в области маркетинга, гласила, что жизненный цикл продукта состоит из трех отдельных стадий: (1) новый продукт, (2) созревающий продукт и (3) стандартизованный продукт. Теория предполагала, что производство нового продукта будет полностью происходить в стране, где была создана инновация. В 1960-х это была полезная теория для объяснения производственных успехов Соединенных Штатов. После Второй мировой войны промышленность США была доминирующим производителем во многих отраслях промышленности.

Он также использовался для описания того, как персональный компьютер (ПК) проходил свой производственный цикл.ПК был новым продуктом в 1970-х годах и превратился в зрелый продукт в 1980-х и 1990-х годах. Сегодня ПК находится на стадии стандартизированного продукта, и большая часть производственного процесса осуществляется в странах с низкими ценами в Азии и Мексике.

Теория жизненного цикла продукта менее способна объяснить текущие модели торговли, в которых инновации и производство происходят по всему миру. Например, глобальные компании даже проводят исследования и разработки на развивающихся рынках, где высококвалифицированная рабочая сила и оборудование обычно дешевле.Несмотря на то, что исследования и разработки обычно связаны с первым или новым этапом разработки продукта и, следовательно, завершаются в родной стране, эти развивающиеся страны или страны с формирующимся рынком, такие как Индия и Китай, предлагают как высококвалифицированную рабочую силу, так и новые исследовательские центры по существенной цене. преимущество для глобальных фирм.

Теория глобального стратегического соперничества

Теория глобального стратегического соперничества возникла в 1980-х годах и была основана на работах экономистов Пола Кругмана и Кельвина Ланкастера.Их теория была сосредоточена на ТНК и их усилиях по получению конкурентного преимущества перед другими глобальными фирмами в своей отрасли. Фирмы столкнутся с глобальной конкуренцией в своих отраслях, и для процветания они должны развивать конкурентные преимущества. Важнейшие способы, которыми фирмы могут получить устойчивое конкурентное преимущество, называются барьерами для входа в эту отрасль. Барьеры для входа Препятствия, с которыми может столкнуться новая фирма при попытке выйти в отрасль или новый рынок. относятся к препятствиям, с которыми может столкнуться новая фирма при попытке выйти в отрасль или новый рынок.Барьеры для входа, которые корпорации могут стремиться оптимизировать, включают:

  • исследования и разработки,
  • право собственности на интеллектуальную собственность,
  • эффект масштаба,
  • уникальных бизнес-процессов или методов, а также обширный опыт в отрасли, а
  • контроль ресурсов или благоприятный доступ к сырью.

Национальная теория конкурентных преимуществ Портера

В ходе продолжающейся эволюции теорий международной торговли Майкл Портер из Гарвардской школы бизнеса разработал новую модель для объяснения национальных конкурентных преимуществ в 1990 году.Теория Портера — современная теория международной торговли, основанная на фирмах, которая утверждает, что конкурентоспособность страны или фирмы в отрасли зависит от способности отрасли и фирмы вводить новшества и совершенствоваться. В дополнение к роли государства и случая, эта теория определяет четыре ключевых фактора, определяющих конкурентоспособность страны: (1) ресурсы и возможности местного рынка, (2) условия спроса на местном рынке, (3) местные поставщики и дополнительные отрасли, и (4) характеристики местной фирмы. заявил, что конкурентоспособность страны в отрасли зависит от способности отрасли вводить новшества и обновляться.Его теория была сосредоточена на объяснении того, почему некоторые страны более конкурентоспособны в определенных отраслях. Чтобы объяснить свою теорию, Портер выделил четыре детерминанты, которые он связал вместе. Четыре определяющих фактора — это (1) ресурсы и возможности местного рынка, (2) условия спроса на местном рынке, (3) местные поставщики и дополнительные отрасли и (4) характеристики местных фирм.

  1. Ресурсы и возможности местного рынка (факторные условия). Портер признал ценность теории пропорций факторов, которая рассматривает ресурсы страны (например, природные ресурсы и доступную рабочую силу) в качестве ключевых факторов при определении того, какие продукты страна будет импортировать или экспортировать. Портер добавил к этим основным факторам новый список передовых факторов, которые он определил как квалифицированную рабочую силу, инвестиции в образование, технологии и инфраструктуру. Он воспринимал эти передовые факторы как обеспечение страны устойчивым конкурентным преимуществом.
  2. Условия спроса на местном рынке. Портер считал, что развитый внутренний рынок имеет решающее значение для обеспечения непрерывных инноваций и создания устойчивого конкурентного преимущества. Компании, чьи внутренние рынки являются сложными, задающими тенденции и требовательными, заставляют непрерывно внедрять инновации и разрабатывать новые продукты и технологии. Многие источники считают, что требовательный американский потребитель заставил американские компании-разработчики программного обеспечения постоянно вводить новшества, создавая тем самым устойчивое конкурентное преимущество в программных продуктах и ​​услугах.
  3. Местные поставщики и смежные отрасли. Чтобы оставаться конкурентоспособными, крупные глобальные компании извлекают выгоду из наличия сильных, эффективных вспомогательных и связанных с ними отраслей, обеспечивающих ресурсы, необходимые отрасли. Некоторые отрасли группируются географически, что обеспечивает эффективность и производительность.
  4. Характеристика местных фирм. Характеристики местных фирм включают стратегию фирмы, отраслевую структуру и отраслевую конкуренцию.Местная стратегия влияет на конкурентоспособность фирмы. Здоровый уровень соперничества между местными фирмами будет стимулировать инновации и конкурентоспособность.

В дополнение к четырем детерминантам алмаза, Портер также отметил, что государство и случайность играют роль в национальной конкурентоспособности отраслей. Правительства могут своими действиями и политикой повысить конкурентоспособность фирм, а иногда и целых отраслей.

Теория Портера, наряду с другими современными теориями, основанными на фирмах, предлагает интересную интерпретацию тенденций международной торговли.Тем не менее, они остаются относительно новыми и минимально проверенными теориями.

Глава 3: Торговые соглашения и экономическая теория

Уильям Крист

Сегодня почти все западные экономисты верят в желательность свободной торговли, и это философия, которую отстаивают международные институты, такие как Всемирный банк, Международный валютный фонд. , и Всемирная торговая организация (ВТО). Так было после Второй мировой войны, когда западные лидеры подписали Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) в 1947 году.

Однако экономическая теория претерпела существенные изменения со времен Адама Смита, и она быстро развивалась с момента основания ГАТТ. Чтобы понять торговые соглашения США и то, как они должны действовать в будущем, важно проанализировать экономическую теорию и увидеть, как она развивалась и где находится сегодня.

В семнадцатом и восемнадцатом веках преобладало мнение, что успешная нация должна экспортировать больше, чем импортировать, и что положительное сальдо торгового баланса следует использовать для увеличения национальных сокровищ, в первую очередь золота и серебра.Это позволило бы стране иметь более крупную и мощную армию и флот и больше колоний.

Одним из наиболее известных защитников этой философии, известной как меркантилизм, был Томас Мун, директор Британской Ост-Индской компании. В письме, написанном в 1630-х годах своему сыну, он сказал: «Таким образом, обычным средством увеличения нашего богатства и сокровищ является внешняя торговля, при которой мы должны всегда соблюдать это правило; продавать незнакомцам ежегодно больше, чем мы потребляем их по стоимости… В соответствии с этим порядком, должным образом сохраняемым в нашей торговле,… та часть наших запасов, которая не возвращается нам в виде товаров, обязательно должна быть возвращена домой в качестве сокровищ.”[1]

Меркантилисты считали, что правительства должны продвигать экспорт и что правительства должны контролировать экономическую деятельность и устанавливать ограничения на импорт, если это необходимо для обеспечения экспортного излишка. Очевидно, не все страны могли иметь излишек экспорта, но меркантилисты считали, что это была цель, и что успешные страны выиграют за счет менее успешных. В идеале, согласно теории меркантилизма, нация должна экспортировать готовую продукцию и импортировать сырье, тем самым увеличивая занятость внутри страны.

Затем Адам Смит бросил вызов этому преобладающему мышлению в книге «Богатство народов », опубликованной в 1776 году. [2] Смит утверждал, что когда одна нация более эффективна, чем другая страна в производстве продукта, в то время как другая нация более эффективна в производстве другого продукта, тогда обе страны могут получить выгоду от торговли. Это позволило бы каждой нации специализироваться на производстве продукта там, где у нее было абсолютное преимущество, и тем самым увеличить общий объем производства по сравнению с тем, что было бы без торговли.Это понимание подразумевало совершенно иную политику, чем меркантилизм. Это предполагало меньшее участие государства в экономике и снижение торговых барьеров.

Теория сравнительного преимущества

Спустя тридцать один год после публикации Богатство народов Давид Рикардо внес чрезвычайно важную модификацию в свою теорию в своей книге О принципах политической экономии и налогообложения , опубликованной в 1817 году. [3] Рикардо заметил, что торговля будет происходить между странами, даже если одна страна имеет абсолютное преимущество в производстве всех продаваемых товаров.

Рикардо показал, что важно сравнительных преимуществ каждой страны в производстве. Теория сравнительных преимуществ утверждает, что даже если одна нация может производить все товары дешевле, чем другая нация, обе нации все равно могут торговать на условиях, при которых каждая из них выигрывает. Согласно этой теории, важна относительная эффективность.

Экономисты иногда сравнивают это с ситуацией, когда даже если юрист может быть более опытным как в законе, так и в печатании, чем секретарь, юристу все равно будет платить за то, чтобы секретарь занимался набором текста, чтобы дать больше времени для более высокооплачиваемых юридических работай.Точно так же, если каждая страна специализируется на продуктах, которые сравнительно более эффективны, общий объем производства будет выше, и у потребителей будет больше товаров для использования.

Смит и Рикардо рассматривали только труд как «фактор производства». В начале 1900-х годов эту теорию развили два шведских экономиста, Бертил Хекшер и Эли Олин, которые рассмотрели несколько факторов производства [4]. Так называемая теория Хекшера-Олина в основном утверждает, что страна будет экспортировать те товары, которые производятся за счет фактора, имеющегося в ее относительном изобилии, и что она будет импортировать продукты, для производства которых требуются факторы производства, там, где их относительно меньше.Эта ситуация часто изображается в учебниках по экономике как упрощенная модель двух стран (Англии и Португалии) и двух продуктов (текстиль и вино). В этом упрощенном изображении Англия имеет относительно обильный капитал, а Португалия — относительно обильный труд, а текстиль относительно капиталоемкий, тогда как вино относительно трудоемко. При таких условиях обеим странам было бы лучше, если бы они вели свободную торговлю, а в такой ситуации свободной торговли Англия могла бы экспортировать текстиль и импортировать вино.Это привело бы к максимальному повышению эффективности, в результате к большему объему производства текстиля и вина и более низким ценам для потребителей, чем в случае без торговли. Благодаря эмпирическим исследованиям и математическим моделям экономисты почти повсеместно считают, что эта модель одинаково применима для нескольких продуктов и многих стран.

Фактически, экономисты считают этот закон сравнительного преимущества фундаментальным. Как говорит Доминик Сальваторе в своем учебнике по основам экономики International Economics , закон сравнительного преимущества остается «одним из самых важных и все еще неоспоримых законов экономики.… Закон сравнительного преимущества является краеугольным камнем чистой теории международной торговли »[5]

Закон сравнительного преимущества также справедливо для многих факторов производства. Помимо труда и капитала, к другим факторам производства относятся природные ресурсы, такие как земля и технологии, и их можно подразделить. Например, земля может быть землей для добычи полезных ископаемых или землей для сельского хозяйства, или технологией для производства автомобилей или компьютерных чипов, или квалифицированной и неквалифицированной рабочей силой. Кроме того, со временем запас факторов может измениться.Например, могут быть исчерпаны природные ресурсы, такие как запасы угля, или может быть улучшена система образования страны, что обеспечит более высококвалифицированную рабочую силу.

Кроме того, в некоторых продуктах не используются одни и те же факторы производства в течение своего жизненного цикла. [6] Например, когда впервые появились компьютеры, они были невероятно капиталоемкими и требовали высококвалифицированного труда. Со временем, когда объем увеличился, затраты снизились, и компьютеры могли производиться массово. Первоначально Соединенные Штаты имели сравнительное преимущество в производстве; но сегодня, когда компьютеры массово производятся относительно неквалифицированной рабочей силой, сравнительное преимущество переместилось в страны с изобилием дешевой рабочей силы.И все же другие продукты могут использовать разные факторы производства в разных странах. Например, производство хлопка в Соединенных Штатах является высокомеханизированным, но в Африке — очень трудоемким. Тот факт, что факторы производства могут меняться, не отменяет теорию сравнительных преимуществ; это просто означает, что набор продуктов, которые страна может производить относительно более эффективно, чем ее торговые партнеры, может измениться.

Традиционные экономические теории, изложенные Рикардо и Хекшер-Олин, основаны на ряде важных допущений, таких как совершенная конкуренция без каких-либо искусственных барьеров со стороны правительства.Второе предположение состоит в том, что производство происходит при уменьшающейся или постоянной отдаче от масштаба, то есть затраты на производство каждой дополнительной единицы такие же или выше по мере увеличения производства. Например, чтобы увеличить урожай пшеницы, фермер может быть вынужден использовать менее плодородную землю или платить больше рабочим за уборку пшеницы, тем самым увеличивая стоимость каждой дополнительной произведенной единицы.

Еще одно ключевое предположение традиционной экономической теории состоит в том, что основные факторы производства, такие как земля, рабочая сила и капитал, не подлежат трансграничной торговле.Хотя Олин считал, что торговля такими основными факторами производства не осуществляется, он утверждал, что относительная отдача от факторов производства между странами будет иметь тенденцию выравниваться по мере того, как товары торгуются между странами. Впоследствии Самуэльсон утверждал, что цены на факторы производства фактически будут уравновешены в условиях свободной торговли, и это известно в экономике как теорема уравнивания цен на факторы производства [7]. Это может означать, например, что международная торговля приведет к падению ставок заработной платы неквалифицированных рабочих в стране с высокой заработной платой по сравнению с арендной платой, получаемой из капитала, и до того же уровня, что и заработная плата в стране с низкой заработной платой, а заработная плата — до уровня. рост по отношению к ренте, получаемой от капитала в стране с низкой заработной платой, и равен уровню страны, в которой рабочей силы было меньше.(Последствия этого важны и подробно рассматриваются в главе 8.)

В статических терминах закон сравнительных преимуществ гласит, что все страны могут получить выгоду от свободной торговли, поскольку увеличившийся объем производства доступен для потребителей в результате более эффективного производство. Джеймс Джексон из Исследовательской службы Конгресса описывает преимущества следующим образом: Либерализация торговли «за счет снижения иностранных барьеров для экспорта США и устранения барьеров США для иностранных товаров и услуг помогает укрепить те отрасли, которые являются наиболее конкурентоспособными и продуктивными, а также укрепить перемещение труда и капитала от менее производительных усилий к более производительной экономической деятельности.”[8]

Однако многие экономисты считают, что динамические выгоды от свободной торговли могут быть больше, чем статические выгоды. Динамические выгоды, например, включают в себя давление на компании, чтобы они были более эффективными, чтобы противостоять иностранной конкуренции, передачу навыков и знаний, внедрение новых продуктов и потенциальное положительное влияние более широкого принятия коммерческого права. Таким образом, торговля может влиять как на то, что производится (статические эффекты), так и на то, как это производится (динамические эффекты).

Условия торговли

Еще одним важным понятием в теории международной торговли является концепция «условий торговли».«Это относится к объему экспорта, необходимому для получения данного объема импорта, при этом чем меньше требуется экспорта, тем лучше для страны. Условия торговли могут измениться, что принесет пользу стране или снизит ее благосостояние.

Предположим, что Соединенные Штаты экспортируют самолеты в Японию и импортируют телевизоры, и что на один самолет можно купить 1000 телевизоров. Если теперь на один самолет можно будет купить 2 000 телевизоров, Соединенные Штаты будут в лучшем положении; или наоборот, его благосостояние ухудшается, если он может купить только 500 телевизоров на один самолет.

На условия торговли может влиять ряд факторов, включая изменения спроса или предложения, а также политику правительства. В приведенном выше примере, если спрос Японии на самолеты возрастет, условия торговли изменятся в пользу Соединенных Штатов, поскольку они могут потребовать больше телевизоров для каждого самолета. В качестве альтернативы, если японцы начнут производить самолеты, условия торговли изменятся в пользу Японии, потому что поставки самолетов теперь будут больше, и у японцев появятся альтернативные источники поставок.

При определенных условиях повышение производительности страны может ухудшить условия торговли. Например, если японские производители телевизоров станут более эффективными и снизят отпускные цены, условия торговли в Японии ухудшатся, поскольку потребуется больше телевизоров для обмена на самолет.

Страна может также занять позицию разорения соседа, намеренно изменяя условия торговли в свою пользу путем введения оптимального тарифа или посредством валютных манипуляций.В своем учебнике по экономике Доминик Сальваторе определяет оптимальный тариф как

— ту ставку тарифа, которая максимизирует чистую выгоду в результате улучшения национальных условий торговли по сравнению с негативным эффектом в результате сокращения объема торговли. . . . По мере улучшения условий торговли страны, вводящей тариф, условия торговли для торгового партнера ухудшаются, поскольку они противоположны. . . . В условиях сокращения объемов торговли и ухудшения условий торговли благосостояние торгового партнера определенно снижается.В результате торговый партнер может нанести ответный удар. . . . Обратите внимание, что даже когда торговый партнер не принимает ответных мер, когда одна нация устанавливает оптимальный тариф, выгоды страны, вводящей тариф, меньше, чем потери торгового партнера, так что мир в целом находится в худшем положении, чем при свободной торговле. . Именно в этом смысле свободная торговля максимизирует мировое благосостояние [9].

Если обе страны будут играть в эту игру, им будет хуже. Однако, если только одна страна будет придерживаться этой стратегии, она может получить прибыль за счет своего партнера.

Экономические последствия либерализации торговли

Целью снижения торговых барьеров, конечно же, является повышение уровня торговли, что, как ожидается, улучшит экономическое благосостояние. Экономисты часто измеряют экономическое благополучие с точки зрения доли от общего объема производства товаров и услуг (то есть валового внутреннего продукта, ВВП), который страна производит в среднем на человека. ВВП — лучший доступный показатель экономического благополучия, но он сопряжен со значительными концептуальными трудностями.Как отмечает Джозеф Стиглиц, измерение ВВП не в состоянии «уловить некоторые факторы, которые влияют на жизнь людей и способствуют их счастью, такие как безопасность, досуг, распределение доходов и чистая окружающая среда, в том числе те факторы, которые способствуют росту сам по себе должен быть устойчивым »[10]. Более того, ВВП не различает« хороший рост »и« плохой рост »; например, если компания сбрасывает отходы в реку в качестве побочного продукта своего производства, как производство, так и последующая очистка реки вносят вклад в измерение ВВП.

В результате многостороннего раунда торговых переговоров в рамках ГАТТ / ВТО тарифы снижаются в течение переходного периода, но не отменяются полностью. Однако в двусторонних или региональных соглашениях Соединенных Штатов о свободной торговле (ССТ) стороны соглашения полностью отменяют почти все тарифы на торговлю друг с другом, как правило, в течение переходного периода, который может составлять от пяти до десяти лет.

Хотя снижение торговых барьеров обычно представляет собой движение к свободной торговле, бывают ситуации, когда снижение тарифа может фактически повысить эффективный уровень защиты для отечественной промышленности.Джейкоб Винер приводит пример: «Предположим, что существуют импортные пошлины как на шерсть, так и на шерстяные ткани, но шерсть дома не производится, несмотря на пошлину. Отмена пошлины на шерсть при сохранении неизменной пошлины на шерстяную ткань приводит к усилению защиты суконной промышленности, но не имеет никакого значения для выращивания шерсти »[11]

Это происходит с некоторыми товарами в результате многосторонних торговых переговоров. Например, страна часто снижает тарифы на товары, которые не зависят от импорта — часто потому, что они не производятся в этой стране — в большей степени, чем снижает тарифы на товары, чувствительные к импорту.В соглашении о свободной торговле, где конечным результатом являются нулевые тарифы, это не повлияет на полное выполнение соглашения. Однако в переходный период это вполне может быть актуально для некоторых продуктов. Однако, помимо этого исключения, снижение тарифов или других торговых барьеров увеличивает торговлю продуктом, и это является целью торгового соглашения.

Выгоды для экономики от расширения экспорта как торгового партнера, улучшающего доступ к рынкам, очевидны и неоспоримы. Если торговый партнер США снизит барьеры в результате торгового соглашения, U.Южный экспорт, вероятно, увеличится, что приведет к увеличению производства и ВВП США. И поставщики фирмы, которая получает дополнительные продажи за счет экспорта, вероятно, также увеличат свои продажи этой фирме, тем самым увеличивая ВВП.

Фирмы, увеличивающие продажи благодаря этому, вполне могут нанять больше рабочих и, возможно, увеличить дивиденды акционерам. Эти деньги распределяются по экономике несколько раз в результате того, что экономисты называют эффектом денежного мультипликатора , который гласит, что на каждый доллар, полученный индивидом в качестве дохода, часть его будет потрачена (т.е., расход) и порция будет сохранена. Если люди откладывают 10 процентов своего дохода, на каждый доллар, полученный в качестве дохода, будет потрачено 90 центов и будет сэкономлено 10 центов. Затем потраченные 90 центов становятся доходом для другого человека, и снова 90 процентов этой суммы будет потрачено на потребление. Это продолжается до тех пор, пока от первоначальной суммы в 1 доллар не останется ничего.

Фактически, расширение экспорта по определению увеличивает ВВП страны. Экономисты используют одно уравнение для определения ВВП: ВВП = внутреннее потребление ( C ) + внутренние валовые инвестиции ( в ) + государственные расходы ( G ) + [экспорт ( E ) —импорт ( I )] , или ВВП = C + In + G + ( E I)

Таким образом, влияние торговли на ВВП — это чистая сумма, на которую экспорт превышает или меньше импорта.Однако это статическая мера. Как отмечалось выше, расширение экспорта также имеет динамический эффект, поскольку компании становятся более эффективными по мере увеличения продаж.

Экономический эффект от увеличения импорта различен. По определению ВВП экономистов, конечно, рост импорта снижает ВВП. Можно взглянуть на это так: если американская фирма производит продукт, который внезапно проигрывает из-за увеличения импорта, она сократит свое производство и занятость, и, следовательно, ее поставщики также сократят производство и занятость, тем самым сократив объем производства.

Это может означать, что меркантилисты были правы, что стране следует ограничить импорт. Однако сегодня почти все экономисты отвергли бы этот вывод, и на самом деле многие экономисты полагают, что снижение торговых барьеров приносит пользу стране независимо от того, уменьшают ли ее торговые партнеры свои барьеры или нет. Адам Смит и многие после него экономисты утверждают, что цель производства — производить товары для потребления. Стивен Коэн и его коллеги выражают этот аргумент следующим образом: «Теории сравнительных преимуществ (как классические, так и неоклассические) предполагают, что либерализация торговли всегда выгодна для потребителей в любой стране, независимо от того, отвечают ли торговые партнеры страны взаимностью, снижая свои собственные торговые барьеры. .С этой точки зрения, акцент на взаимном снижении торговых барьеров в большинстве реальных усилий по либерализации торговли. . . неуместен »[12]

Преимущества одностороннего устранения торговых барьеров особенно очевидны в тех случаях, когда страна не производит продукт; в этих случаях устранение торговых барьеров расширяет выбор потребителей. (Однако, как отмечалось выше, исключение из этого правила возникает в ситуациях, когда снижение торгового барьера для сырья или компонента, которые не производятся в стране, увеличивает эффективную степень защиты готового продукта.)

Даже там, где страна действительно производит продукт, усиление конкуренции в результате либерализации торговли, вероятно, приведет к снижению цен отечественными фирмами. В этом случае часть сбережений потребителя будет потрачена на потребление других продуктов. Сумма, потраченная на потребление других продуктов, будет иметь положительный производственный эффект, что в некоторой степени снизит потери производства фирмой, конкурирующей с импортом.

Усиление импортной конкуренции также имеет динамические преимущества, заставляя отечественных производителей становиться более эффективными, чтобы конкурировать в условиях более низких цен.Более низкие цены также могут оказать положительное влияние на денежно-кредитную политику; поскольку импортная конкуренция снижает угрозу инфляции, центральные банки могут проводить более либеральную денежно-кредитную политику с более низкими процентными ставками, чем в противном случае. Эти более низкие ставки приносят пользу инвестициям, жилищному строительству и другим производственным секторам.

Экономические модели

Экономисты разработали ряд сложных моделей, предназначенных для моделирования изменений экономических условий, которых можно ожидать от торгового соглашения.Эти модели, основанные на современных экономических теориях торговли, полезны там, где торговые барьеры поддаются количественной оценке, хотя результаты очень чувствительны к допущениям, используемым при установлении параметров модели.

Одним из типов моделей, широко используемых экономистами для оценки воздействия изменений торговой политики на экономику, таких как результаты раунда многосторонних торговых переговоров, является прикладная модель общего равновесия, также называемая вычисляемой моделью общего равновесия (CGE).[13] Джеймс

Джексон из Исследовательской службы Конгресса отмечает: «Эти модели включают предположения о поведении потребителей, структуре и организации рынка, технологии производства, инвестициях и потоках капитала в форме прямых иностранных инвестиций». [14]

CGE-модели могут использоваться для оценки воздействия торгового соглашения на торговые потоки, рабочую силу, производство, экономическое благосостояние или даже окружающую среду. Они могут учитывать последствия соглашения для всех участвующих стран и предполагаются заранее; то есть они пытаются спрогнозировать изменения, которые могут возникнуть в результате торгового соглашения.Модели общего равновесия основаны на моделях затрат-выпуска, которые отслеживают, как продукция одной отрасли является вкладом в другие отрасли. В моделях общего равновесия используются огромные входные данные, отражающие все элементы, которые необходимо учитывать [15].

Одна из самых сильных сторон этих моделей состоит в том, что они могут показать, как воздействие на отрасли распространяется на всю экономику. Один из их недостатков состоит в том, что из-за их сложности предположения, лежащие в основе их прогнозов, не всегда прозрачны.Экономические модели полезны, чтобы дать представление о том, что может произойти в результате торгового соглашения. Они создают впечатление авторитетности, но пользователи должны осознавать, что экономические модели не предсказывают, что на самом деле произойдет, и что у них есть существенные недостатки.

Во-первых, результаты любой модели зависят от лежащих в ее основе допущений, таких как степень, в которой импортируемые продукты и продукты отечественного производства могут заменять друг друга, или существует ли совершенная или несовершенная конкуренция.Различные предположения могут привести к широкому диапазону результатов не только по величине, но и иногда даже в направлении прогнозируемых изменений.

Во-вторых, необходимые экономические данные часто недостаточны не только по развивающимся странам, но даже по США и другим развитым странам. Например, торговые и экономические данные между странами и даже внутри стран несовместимы. В Соединенных Штатах Североамериканская система отраслевой классификации (NAICS), которая используется для сбора статистических данных, описывающих U.S. экономика основана на отраслях с аналогичными процессами производства товаров или услуг. Напротив, данные о международной торговле товарами собираются на товарной основе [16]. Партнеры США по НАФТА, Канада и Мексика, также используют НАИКС, но Европейский Союз использует систему, называемую Номенклатурой экономической деятельности. Хотя между этими разными системами есть согласования, они далеко не точны.

Нетарифные барьеры, такие как импортные квоты, субсидии, стандарты и правила, должны быть преобразованы в их тарифные эквиваленты, а это часто бывает сложно и ненадежно.Для новых областей, охватываемых торговыми переговорами, таких как услуги, инвестиции и интеллектуальная собственность, еще труднее измерить влияние барьеров.

Хотя измерение влияния тарифов более точно, чем измерение нетарифных барьеров или услуг, это не так просто, как может показаться. Например, экономисты часто используют взвешенный тариф, рассматривая долю импорта, подпадающего под эту тарифную линию. Проблема с этим подходом состоит в том, что очень высокая пошлина полностью блокирует импорт, что приводит к ложному выводу о том, что этой тарифной позиции не придается никакого веса.

Ввиду проблем с торговыми моделями некоторые экономисты отвергают их полезность. Например, Бхагвати говорит: «Я считаю многие оценки расширения торговли и прибылей от торговли, производимые с большими затратами за счет обработки цифр в таких учреждениях, как Всемирный банк с помощью огромных вычислимых моделей … не более чем полётами. фантазии в искусственных летательных аппаратах »[17]. Многие экономисты сочли бы эту критику чрезмерной, но, тем не менее, к торговым моделям нужно относиться с большой осторожностью.

Экономическая теория торговых блоков

Разработчики ГАТТ считали, что снижение торговых барьеров должно происходить на многосторонней основе, чтобы получить максимальные выгоды от расширения производства на основе сравнительных преимуществ. Как отмечалось выше, они закрепили эту концепцию в статье I ГАТТ (режим наибольшего благоприятствования, режим наибольшего благоприятствования), которая требует от участников равного режима в отношении торговых барьеров для всех участников ГАТТ.

Однако они также признали роль региональной интеграции, которая позволила бы членам торгового блока устранить барьеры в торговле между собой, сохраняя при этом дискриминационный тариф на импорт из стран, не являющихся членами.[18] Соответственно, статья XXIV ГАТТ предусматривает серьезное исключение из принципа НБН, которое позволяет странам создавать таможенные союзы или зоны свободной торговли (ССТ), которые могут дискриминировать лиц, не являющихся членами блока. [19] В таможенном союзе члены устраняют торговые барьеры между собой, но устанавливают общий таможенный тариф на импорт из стран, не являющихся членами. Члены зоны свободной торговли также устраняют торговые барьеры между собой, но каждый сохраняет свой собственный график тарифов на импорт из стран, не являющихся членами.

Таможенные союзы и соглашения о зоне свободной торговли могут расширять торговлю и глобальное благосостояние или снижать благосостояние в зависимости от того, создают ли они новые модели торговли, основанные на сравнительных преимуществах, или просто перенаправляют торговлю от более конкурентоспособного государства, не являющегося членом, к члену торгового блока. В 1950 году экономист Джейкоб Винер определил создание торговли как ситуацию, когда член блока преференциальной торговли имеет сравнительное преимущество в производстве продукта и теперь может продавать его своим партнерам по зоне свободной торговли, поскольку торговые барьеры сняты.

Создание торговли приносит пользу экспортерам в члене торгового блока, который имеет сравнительное преимущество в производстве продукта, и приносит пользу потребителям в члене-импортере, которые теперь могут покупать продукт по более низкой цене. Отечественные производители, конкурирующие с более дешевым импортом из страны-партнера, проигрывают, но их потери меньше, чем выгоды для экспортеров и потребителей. Создание торговли повышает глобальное благосостояние за счет этой большей эффективности.

В случае отклонения торговли, однако, член получает свои продажи за счет более конкурентоспособного производителя в стране, не входящей в блок, просто потому, что его продукция поступает на рынок его партнера беспошлинно, в то время как более конкурентоспособный производитель, не являющийся членом, несет дискриминационную обязанность.[20] Экспортеры из стран, не являющихся членами, которые имели бы сравнительные преимущества при равных условиях конкуренции, проигрывают от отклонения торговли.

Кроме того, в результате переориентации торговли страна-импортер теряет тарифные поступления, которые она получила от импорта, который теперь беспошлинно поступает от ее партнера по блоку. Потребитель в партнере-импортере действительно выигрывает, потому что импортируемый товар больше не должен нести стоимость тарифа; однако выгода потребителя обязательно меньше или равна потерянным таможенным доходам, поэтому нация в целом менее обеспечена.Таким образом, отклонение торговли наносит ущерб как стране-импортеру, так и остальному миру. Эти потери больше, чем выгоды для члена блока, который получает экспорт из-за отклонения торговли.

Если отклонение торговли больше, чем создание торговли, создание таможенного союза или ССТ снизит мировое благосостояние. Если создание торговли будет больше, то повысится и глобальное благосостояние.

В дополнение к отвлечению торговли и созданию торговли, которые в основном являются статическими эффектами, участники зон свободной торговли и таможенных союзов также ищут динамические выгоды, такие как расширение производства, поскольку фирмы используют преимущества увеличения размера рынка для увеличения производства, и повышение эффективности по мере адаптации фирм к усилению конкуренции.Доступ к более крупным рынкам особенно важен для малых стран, экономика которых слишком мала, чтобы оправдать крупномасштабное производство.

Чтобы свести к минимуму возможные неблагоприятные последствия таких торговых блоков, Статья XXIV ГАТТ требует, чтобы члены таможенного союза или ЗСТ должны устранить торговые барьеры для «практически всей» торговли между ними, и чтобы все члены ГАТТ имели возможность для просмотра соглашения. В случае, если член ГАТТ, не являющийся участником таможенного союза, сталкивается с более высокими тарифами на некоторые товары при образовании таможенного союза, Статья XXIV требует, чтобы этот член получил компенсацию за потерянную торговлю.Однако, как отмечалось в главе 2, статья XXIV оказалась совершенно неэффективной в ограничении роста торговых блоков; в результате эти схемы преференций существенно искажают структуру торговли.

Теория торговли встречает новые реалии

Со времен Адама Смита в 1776 году до открытия ГАТТ в 1947 году экономическая теория торговли развивалась довольно медленно. Однако с момента создания ГАТТ в 1947 году в традиционную западную экономическую теорию международной торговли был внесен ряд существенных изменений.Эти модификации в значительной степени обновляют основную теорию торговли, чтобы отразить новые реалии промышленности и торговли.

Во времена Смита, Рикардо и Хекшера-Олина компании, как правило, были небольшими, и большая часть международной торговли велась в области сельскохозяйственной или минеральной продукции или производилась в небольших масштабах. К 1947 году, однако, возникло крупномасштабное производство, и большая часть торговли приходилась на промышленные товары.

В 1979 году экономист Пол Кругман заметил, что большая часть торговли происходит между развитыми странами, имеющими схожие факторы производства.Например, Соединенные Штаты и страны Европы имеют в целом схожие факторы производства, но, как правило, ведут огромную торговлю в одних и тех же отраслях. Таким образом, Соединенные Штаты будут экспортировать автомобили и автозапчасти в Европу и в то же время импортировать автомобили и автозапчасти из Европы.

Модель Хекшера-Олина, которая хорошо помогает прогнозировать вероятные модели торговли между странами, где факторы производства различны, на самом деле не объясняет эту модель торговли.Теория Кругмана основана на дифференциации продуктов и экономии за счет масштаба. Например, Jeep и Volkswagen являются автомобилями, но с точки зрения потребителя они сильно различаются. И оба выигрывают от эффекта масштаба; то есть, чем больше объем производства, тем больше можно снизить затраты в широком диапазоне объемов. В отличие от пшеницы, где затраты увеличиваются по мере увеличения объема, стоимость каждого дополнительного произведенного автомобиля снижается по мере увеличения производства, хотя при очень большом объеме производства затраты, вероятно, начнут расти.Такие товары, как автомобили, требуют больших, механизированных производственных циклов и значительных капиталовложений, и новичку может быть чрезвычайно трудно конкурировать с уже существующей фирмой.

В рамках торговли, основанной на дифференциации продуктов и экономии от масштаба, несколько стран могут производить один и тот же продукт в широком смысле и торговать частями и дифференцированными продуктами друг с другом. Таким образом, Соединенные Штаты могут специализироваться на производстве джипов, а Европа может специализироваться на производстве фольксвагенов.Ясно, что большая часть производства в экономиках современных развитых стран приходится на отрасли, в которых наблюдается возрастающая отдача от масштаба, и в этих отраслях отдача от факторов производства не будет иметь тенденцию выравниваться в результате международной торговли. Фактически, отдача от труда в экономике с дефицитом рабочей силы вполне может увеличиваться, а не уменьшаться, как предсказывает теория уравнивания цен на факторы производства.

Западная экономическая теория также изменилась в последние годы, чтобы учесть тот факт, что с начала 1970-х годов мировая торговля росла намного быстрее, чем общий экономический рост.В 1973 году отношение экспорта к ВВП в Соединенных Штатах составляло 4,9 процента, а к 2005 году оно увеличилось более чем вдвое до 10,2 процента. Для мира в целом это соотношение составляло 10,5 процента в 1973 году, увеличившись до 20,5 процента в 2005 году.

Причиной более быстрого роста экспорта по сравнению с производством является то, что компании эволюционировали от внутренней ориентации к транснациональным корпорациям, и теперь многие из них эволюционировали. стать глобальным. Первые шесть раундов торговых переговоров ГАТТ снизили тарифы развитых стран на промышленные товары со среднего 40 процентов после Второй мировой войны до менее чем половины этого уровня к концу раунда Кеннеди в 1967 году.Кроме того, значительно улучшились международная связь и перевозки (первый коммерческий самолет пересек Атлантику в 1958 году, а первый спутник для коммерческих телекоммуникаций был запущен в 1965 году).

В результате компании в некоторых отраслях, таких как электроника и химия, стали транснациональные корпорации и все чаще стали закупать и производить детали и материалы в ряде стран. Каждый раз, когда эти детали и материалы пересекают границу, происходит международная торговая сделка; а затем, когда последний товар экспортируется, происходит еще одна международная торговая сделка.

Эта тенденция значительно усилилась за последние двадцать пять лет, и теперь эта трансграничная торговля происходит практически во всех отраслях. Многие продукты будут иметь детали и материалы из многих стран; например, в новом костюме может быть хлопок из Западной Африки, который был переработан в ткань в Бангладеш и сшит в костюм в Китае, с пуговицами, импортированными из Индии. И тогда костюм может быть экспортирован в США. Другой пример — первый реактивный самолет Airbus jumbo 380, детали и компоненты которого были произведены более чем 1500 поставщиками из двадцати семи стран.Сегодня многие компании имеют глобальные цепочки поставок, закупая запчасти и материалы по всему миру. Каждая конкретная деталь или материал в цепочке создания стоимости поступает из страны, которая может производить эту деталь наиболее дешево, либо из-за наличия факторов производства, либо из-за особых стимулов, например налоговых каникул.

Кей-Му И из Всемирного банка отмечает, что стандартные экономические модели очень хорошо объясняют рост мировой торговли до середины 1970-х годов, но не могут объяснить рост торговли с тех пор.[21] Однако модель, которая учитывает цепочки поставок, действительно объясняет рост торговли, и он считает, что на такую ​​вертикальную специализацию сегодня приходится около 30 процентов мировой торговли.

Йи отмечает, что снижение тарифов оказывает гораздо большее влияние на эти глобальные цепочки поставок, чем на традиционную торговлю. Чтобы взять пример костюма, предположим, что Китай, Бангладеш и Соединенные Штаты снижают свои тарифы на 1 процент, и что импортная ткань и пуговицы составляют половину стоимости костюма, произведенного в Китае; тогда стоимость производства костюма в Китае снизится на 0.5 процентов. В сочетании со снижением тарифов в США на 1 процент затраты для потребителей в США снизятся на 1,5 процента. Если бы костюм был полностью произведен в Китае, стоимость для потребителя снизилась бы только за счет снижения тарифов в США, или на 1 процент.

Появление этих обширных цепочек поставок имеет огромные последствия. Это означает, что для многих продуктов традиционное понятие «страна происхождения» больше не применяется, поскольку многие продукты имеют много стран происхождения.Это, в свою очередь, означает, что стандартная торговая статистика имеет ограничения в отношении того, насколько она полезна для понимания того, что на самом деле происходит в мировой торговле [22]. Это влияет на то, как страны должны подходить к экономическому развитию, потому что это означает, что развивающиеся страны должны стать частью этих глобальных цепочек поставок, чтобы увеличить количество добавленной стоимости в деталях и материалах, поставляемых в эти цепочки поставок. И это влияет на то, как компании видят себя — фирма, продающая глобально и закупающая свои детали и материалы на глобальном уровне, считает себя «глобальной» фирмой, а не «национальной» фирмой.

Торговля факторами производства и услугами

Традиционная экономическая теория предполагала, что товары торгуются между странами, но что факторы производства (например, рабочая сила, капитал и технологии) и услуги не продаются из страны в страну. Однако в последнее время капитал, технологии и услуги все чаще перемещаются через национальные границы, и даже рабочая сила перемещается из страны в страну все чаще. Соответственно, в недавних раундах многосторонних переговоров и в U.S. двусторонних соглашений участники переговоров стремились разработать правила, регулирующие инвестиции, защиту интеллектуальной собственности, услуги и труд.

В экономической теории, если факторы производства полностью мобильны, затраты на все факторы производства, которые могут перемещаться через границы, приведут к одинаковым затратам во всех торговых странах. Это означало бы, что база сравнительных преимуществ для торговли между странами уменьшится, и в конечном итоге международная торговля сократится.

На самом деле, конечно, существуют причины, помимо торговых барьеров, по которым факторы производства, такие как капитал или рабочая сила, не могут перемещаться через границы, даже когда нет никаких барьеров и более высокая прибыль может быть получена на других рынках.Рабочие, например, не хотят покидать свою родину, семью и друзей, а инвесторы не хотят вкладывать средства в другие рынки, с которыми они менее знакомы. В результате даже устранение всех установленных правительством барьеров для торговли капиталом и рабочей силой не приведет к полному выравниванию затрат между округами.

Как и торговля инвестициями и капиталом, экономисты после Второй мировой войны не задумывались о торговле услугами. Фактически, ранние экономисты, такие как Адам Смит и Дэвид Рикардо, считали торговлю услугами почти оксюмороном, считая, что услуги не подлежат торговле.Такого же мнения придерживались участники торговых переговоров в течение трех или более десятилетий после запуска ГАТТ.

Геза Фекетукуты, ведущий переговорщик США по услугам в рамках Уругвайского раунда, приводит замечательный анекдот о первых попытках начать переговоры по торговле услугами: «Швейцарский делегат. . . уволил торговлю услугами, указав на то, что для него было невозможно стричь волосы парикмахером в другой стране. Председатель комиссии. . . ответила, что каждая женщина в Германии получила огромную выгоду от французского экспорта парикмахерских услуг, и она уверена, что жена делегата подтвердит, что то же самое верно и в Швейцарии.”[23]

Неудивительно, что экономическая теория применительно к торговле услугами все еще находится в стадии разработки. В целом экономисты сегодня предполагают, что основная теория сравнительных преимуществ применительно к товарам в равной степени применима и к трансграничной торговле услугами. Как говорит Геза Фекетекути: «Теория сравнительных преимуществ как теоретическое утверждение об экономических отношениях должно быть одинаково действенным, независимо от того, являются ли продукты, охватываемые теорией, физическими товарами, такими как обувь и апельсины, или услугами, такими как страхование и инженерия.”[24]

Многие виды услуг, такие как телекоммуникации, тесно связаны с другой экономической деятельностью. Либерализация торговли в этих областях может иметь далеко идущие экономические последствия. Например, снижение затрат и повышение доступности телекоммуникационных услуг может помочь производителям конкурировать на мировых рынках, это может позволить фермерам изучить новейшие технологии и может помочь другим секторам услуг, таким как туризм, которые теперь могут выйти на мировой рынок. по Интернету.Либерализация телекоммуникационных услуг даже способствовала созданию новой формы предприятия, а именно «офшоринга», когда компании переместили некоторые из своих основных операций, такие как телефонные центры телемаркетинга, в недорогие места в других странах.

Напротив, либерализация ограничений в некоторых других секторах, таких как туризм, может повлиять на доходы и занятость поставщиков и страны, но окажет лишь минимальное влияние на конкурентоспособность других секторов внутри страны.Другими словами, либерализация некоторых услуг может иметь мультипликативный эффект во всей экономике, тогда как в других секторах выгоды в основном будут поступать только в затронутый сектор.

Создание сравнительного преимущества

Классическая западная модель торговли основывалась на экономических реалиях восемнадцатого века. Факторы производства были относительно фиксированными: земля была неподвижной (хотя ее плодородие или использование могли измениться), а мобильность рабочей силы сильно ограничивалась политическими ограничениями.На протяжении большей части века движение капитала через границы ограничивалось политическими барьерами и незнанием других рынков. (Однако к середине девятнадцатого века и капитал, и рабочая сила более свободно перемещались между Европой и Америкой.) Технологии восемнадцатого века были относительно простыми по сегодняшним стандартам и были относительно одинаковыми во всех странах. Кроме того, производство большинства продуктов в то время было подвержено уменьшению отдачи, а это означало, что по мере роста производства затраты на производство каждой дополнительной единицы увеличивались.

В этом мире классическая рикардианская модель торговли дает хорошее объяснение моделей торговли, например, какие страны и какие товары будут производить. Англия производила текстиль на основе производства шерсти и наличия капитала, а Португалия производила вино на основе солнечного света и плодородной почвы. Если Португалия решит наложить барьеры для импорта британских текстильных изделий, ее собственная экономика окажется в менее благополучном положении, и в интересах Великобритании по-прежнему будет разрешать свободный импорт португальского вина.

Однако в двадцатом веке мировая экономика начала меняться, поскольку некоторые продукты можно было производить в условиях возрастающей отдачи от масштаба. По мере того, как компания производит больше стали, производство может быть автоматизировано, а затраты на каждую дополнительную единицу могут быть значительно сокращены. То же самое можно сказать и об автомобилях и растущем числе других более сложных продуктов.

За последние двадцать пять лет двадцатого века мировая экономика сильно изменилась.Земля и рабочая сила по-прежнему оставались относительно фиксированными, хотя капитал снова мог более свободно перемещаться по миру. Однако технологии сильно различались между странами, и во многих областях лидировали Соединенные Штаты.

Созданная в отрасли компания, требующая значительных капиталовложений и знаний, имела огромное преимущество перед потенциальными конкурентами. Его производственные партии были большими, что позволяло производить продукцию с низкими предельными издержками. И капиталовложения для нового конкурента будут большими.

В этом новом мире экономическая политика, проводимая нацией, может создать новое сравнительное преимущество. Страна может продвигать образование и менять свою рабочую силу с неквалифицированной на полуквалифицированную или даже высококвалифицированную. Или он может предоставлять субсидии на исследования и разработки для создания новых технологий. Или он может принимать меры политики, чтобы принудить к передаче технологии или капитала из другой страны, например, разрешить своим компаниям использовать пиратские технологии у конкурентов или ввести требование о передаче технологий иностранными инвесторами.

Ральф Гомори и Уильям Баумол хорошо описывают это:

Основная причина этих значительных отклонений от исходной модели заключается в том, что современный мир свободной торговли настолько отличается от первоначального исторического окружения моделей свободной торговли. Сегодня не существует единственно определенного наилучшего экономического результата, основанного на естественных национальных преимуществах. Современная глобальная экономика не выделяет ни одного наилучшего результата, достигнутого в результате международной конкуренции, в которой каждая страна служит мировым интересам, производя только те товары, которые она может производить наиболее эффективно.Скорее, есть много возможных результатов, которые зависят от того, что страны на самом деле решают делать, какие возможности, естественные или созданные руками человека, они на самом деле развивают [25].

В мире конца двадцатого века страна могла доминировать в отрасли из-за присущих ей сравнительных преимуществ, или она могла быть доминирующей из-за сильной поддержки со стороны государственной политики, или она могла быть доминирующей из-за исторической случайности. Например, доминирование США в авиастроении, вероятно, было связано с сильной образовательной системой, которая выпускала высококвалифицированных инженеров, большим внутренним рынком с преданным заказчиком (U.S. military), а также исторический случай, когда авиастроительная промышленность основных конкурентов Соединенных Штатов — Японии, Германии и Англии — была уничтожена во время Второй мировой войны.

Когда такая отрасль становится доминирующей, отраслям других стран становится чрезвычайно трудно конкурировать. Капитальные затраты на вступление могут быть очень большими, и новичку сложно освоить технологию. Кроме того, в отрасли обычно есть сеть поставщиков, критически важных для конкурентоспособности, таких как сталелитейные компании и производители шин.Однако, если такая отрасль утратит свое господство, ей будет также трудно повторно выйти на рынок.

Страна с такой доминирующей отраслью экономики получает огромные экономические выгоды. Из-за своего доминирующего положения такая отрасль может выплачивать высокую заработную плату и обеспечивать стабильную базу занятости.

Доступ к другим рынкам играет важную роль в этой экономической модели, где могут быть созданы сравнительные преимущества. Без свободной торговли государству становится чрезвычайно дорого субсидировать нового участника, потому что субсидия должна быть достаточно большой как для преодоления барьеров во внешней торговле, так и для стимулирования отечественного производителя.ВТО и ССТ Соединенных Штатов также играют важную роль, устанавливая правила, определяющие, какие действия страна может предпринять во многих областях для создания сравнительных преимуществ; например, кодекс субсидий ограничивает типы субсидий, которые могут предоставлять правительства.

Гомори и Баумоль отмечают, что, поскольку страны могут создавать сравнительные преимущества в товарах с уменьшением издержек производства, существует множество возможных результатов для моделей торговли: «Эти результаты различаются по своим последствиям для экономического благосостояния участвующих стран.Некоторые из этих результатов хороши для одной страны, некоторые — для другой, некоторые — для обеих. Но часто бывает так, что результаты, которые являются самыми лучшими для одной страны, имеют тенденцию быть плохими результатами для ее торгового партнера ». [26]

Хотя политика страны может привести к созданию доминирующей отрасли, такая отрасль не может быть так же эффективно, как если бы это произошло в другой стране. В качестве примера Гомори и Баумол приводят сталелитейную промышленность Японии. Япония не имеет внутренних источников энергии и высоких зарплат; Напротив, в Китае «низкие затраты на рабочую силу и много угля.[27] Теоретически Китай был бы эффективным производителем стали, но на самом деле Япония является доминирующим производителем. (Этот пример сегодня менее актуален, поскольку Китай стал крупным производителем стали.)

Несмотря на то, что есть много областей, в которых государственная политика может создавать сравнительные преимущества, все же есть много областей, где классические допущения об присущих им сравнительных преимуществах все еще остаются в силе. Ключевым моментом является то, подвержена ли отрасль постоянным или возрастающим затратам, например, пшеница, или уменьшающимся затратам, например, автомобилям, самолетам или полупроводникам.

Неомеркантилизм

Экономическая теория, основанная на концепции сравнительных преимуществ Рикардо, доминирует в современном мышлении на Западе и сформировала интеллектуальную основу для формирования ГАТТ / ВТО. Доктрина меркантилизма, которая доминировала в мышлении до конца восемнадцатого века, сегодня в целом отвергается западными экономистами.

Однако ряд стран, включая Японию, Южную Корею, Китай и некоторые другие страны Дальнего Востока, придерживаются модели неомеркантилизма, в которой они стремятся к росту за счет агрессивного расширения экспорта в сочетании с очень умеренным сокращением. импортных барьеров.Эти страны стремятся развивать мощные экспортные отрасли, изначально защищая свою отечественную промышленность от иностранной конкуренции и предоставляя субсидии и другую поддержку для стимулирования роста, часто включая валютные манипуляции.

Успех некоторых стран, преследующих неомеркантилистскую стратегию, не опровергает закон сравнительного преимущества. Фактически, причина успеха этих стран в том, что они сосредоточены на отраслях, в которых они имеют или могут создать сравнительные преимущества.Таким образом, Япония сначала сосредоточилась на таких отраслях, как сталелитейная и автомобильная, а затем и на электронике, где политика защиты импорта и внутренних субсидий могла бы позволить их отечественным компаниям конкурировать на мировых рынках, особенно на рынке США.

Чтобы добиться успеха в стратегии неомеркантилизма, конечно, стране необходим доступ к другим рынкам, который обеспечила прогрессивная либерализация торговых барьеров в рамках ГАТТ / ВТО. Неомеркантилисты обычно сосредотачиваются на ключевых отраслях, выбранных правительством, и эта стратегия известна как , промышленная политика .Для успешной промышленной политики требуется дальновидное правительство. В Японии была чрезвычайно компетентная группа правительственных чиновников в Министерстве промышленности и торговли (MITI), которая контролировала ее промышленную политику и была в основном защищена от политического давления. Хотя у MITI было много успехов, он также сделал несколько ошибок. Например, планируя в 1950-х годах развивать автомобильную промышленность мирового уровня, официальные лица MITI сначала полагали, что у них слишком много автомобильных компаний, и призвали Honda слиться с другой компанией.Вместо этого Honda решила инвестировать в Соединенные Штаты и стала ведущим производителем автомобилей.

Страны, придерживающиеся неомеркантилистской модели, также в целом способствовали образованию и высоким внутренним сбережениям для финансирования своих растущих экспортных отраслей. Например, уровень сбережений в Японии часто превышает 20 процентов ВВП, а сегодня он приближается к 40 процентам ВВП Китая. (Напротив, норма сбережений в США за последнее десятилетие составляла всего около 2 процентов, а в некоторые годы была фактически отрицательной.)

Многие экономисты утверждают, что неомеркантилистская стратегия какое-то время может быть успешной, но со временем такая стратегия не будет эффективной. В основном этот аргумент состоит в том, что правительства слишком сложно определить потенциальных победителей и определить, как продвигать эти отрасли. Например, Япония была очень успешной со своей стратегией неомеркантилизма до середины 1990-х годов. Однако с тех пор японская экономика находится в состоянии стагнации, и многие экономисты считают, что Японии необходимо будет изменить свой подход к стимулированию внутреннего спроса, а не сосредотачиваться на экспортных рынках.В течение последних десяти лет Южная Корея и Китай также проводили неомеркантилистскую политику, и еще неизвестно, будут ли они эффективны в долгосрочной перспективе.

Кроме того, ряд экономистов утверждают, что государственное вмешательство может быть эффективным для продвижения определенного сектора, но что промышленная политика неэффективна на макроуровне, принося пользу экономике в целом. В любом случае западные экономисты и политики сегодня почти повсеместно отвергают идею о том, что Соединенные Штаты должны проводить промышленную политику, выбирающую победителей и проигравших.Противники возможной промышленной политики США утверждают, что в рамках системы США такая политика будет подвергаться политическому давлению, которое приведет к провалу.

Напротив, настоящая дискуссия среди экономистов и политиков заключается в том, должны ли США реагировать на иностранные методы неомеркантилизма, и если да, то как. Стивен Коэн и его коллеги говорят:

Сторонники свободной торговли утверждают, что введение импортных барьеров, даже если это делают другие страны, равносильно прострению себе ноги.Целесообразность подставить другую щеку к торговым барьерам других стран основана на экономическом аргументе, восходящем к Адаму Смиту в восемнадцатом веке: поскольку потребление является единственной целью производства, интересы потребителей превыше интересов производителей, особенно неэффективные производители. Эта стратегия, доведенная до логического завершения, рекомендует правительству США не предпринимать никаких действий для компенсации фактических субсидий, предоставляемых внутренним потребителям, когда импортные товары продаются по ценам ниже справедливой.[28]

Другие утверждают, что цель свободной торговли — способствовать конкуренции, основанной на сравнительных преимуществах, которая максимизирует глобальную эффективность. Такие практики, как субсидии или манипуляции с валютой, являются отходом от такой конкуренции и могут привести к тому, что менее эффективный производитель будет доминировать в торговле, тем самым снижая общее благосостояние. В этих обстоятельствах принятие компенсационных мер, таких как введение компенсационной пошлины, могло бы восстановить «равные условия игры», где может происходить торговля, основанная на сравнительных преимуществах.

Несбалансированная торговля

Теория сравнительных преимуществ предполагает, что мир, в котором торговля между странами находится в равновесии или, по крайней мере, где страны имеют положительное или отрицательное сальдо торгового баланса, является циклическим и временным. [29] Ослабление предположения, что «международная торговля между странами сбалансирована, может привести к тому, что страна с торговым дефицитом будет импортировать некоторые товары, в которых она будет иметь сравнительные преимущества, и фактически будет экспортировать со сбалансированной торговлей», — говорит Доминик Сальваторе.Однако он не видит в этом большой проблемы, «поскольку большинство торговых дисбалансов, как правило, не очень велико по сравнению с ВНП [валовым национальным продуктом]». [30]

Анализируя влияние профицита или дефицита, экономисты часто принимают во внимание «Торговля» очень широко по определению. Как правило, экономисты не считают простой баланс в торговле товарами таким же уместным, как «текущий счет», который включает торговый баланс товаров и услуг, плюс чистые международные поступления доходов (переведенная прибыль от зарубежных инвестиций, выплаты роялти, проценты и дивиденды) и односторонние переводы (иностранная помощь и переводы за границу частными лицами).За исключением односторонних переводов, все эти элементы включены в наши торговые соглашения.

Чтобы дать реальную картину того, как обстоят дела в стране, текущий счет часто измеряется как процент от ВВП; по мере роста страны более крупное профицит или дефицит счета текущих операций не вызывает беспокойства, поскольку экономика может легче справиться с последствиями.

На профицит или дефицит текущего счета может повлиять деловой цикл. Таким образом, если наша экономика будет быстро расти, спрос на импорт будет увеличиваться, поскольку потребители смогут позволить себе покупать больше, а предприятиям потребуются запчасти и расходные материалы для расширения.Точно так же на экспорт Соединенных Штатов влияет экономический рост их торговых партнеров. Короче говоря, если он будет расти быстрее, чем его торговые партнеры, это отрицательно скажется на балансе текущего счета США. И наоборот, если торговые партнеры Соединенных Штатов будут расти более быстрыми темпами, это положительно скажется на балансе текущего счета США.

Экономистов не интересуют такие циклические торговые дефициты или положительные сальдо. Кроме того, их не волнует, возникнет ли дефицит, потому что страна берет большие займы из-за границы для финансирования инвестиций, которые будут возвращены позже.Фактически, в XIX веке Соединенные Штаты находились именно в таком положении, когда они брали большие займы для строительства железных дорог по всему континенту, сталелитейных заводов и других долгосрочных инвестиций. Однако сегодня ситуация в Соединенных Штатах не так. Сегодня он заимствует большие суммы у других стран для финансирования краткосрочного потребления, например, новейших и крупнейших телевизоров высокой четкости из Японии или Южной Кореи, и эти покупки не приносят дохода для погашения его долга в будущем.

Фундаментальная концепция бухгалтерского учета в международной экономике заключается в том, что общий платежный баланс страны, который состоит как из текущего счета, так и из счета операций с капиталом, должен быть сбалансированным.Это означает, что если текущий счет имеет дефицит, счет движения капитала страны должен иметь положительное сальдо на такую ​​же сумму. Счет операций с капиталом состоит из покупок или продаж иностранной валюты центральным банком или частными лицами. Этот фундаментальный принцип бухгалтерского учета можно рассматривать как:

Платежный баланс = Текущий счет + Счет операций с капиталом = Ноль

Два фактора, которые могут привести к дефициту или положительному сальдо текущего счета, — это уровень сбережений и инвестиций страны по сравнению с потребление и обменный курс между его валютой и валютой ее торговых партнеров.Уровень сбережений и инвестиций страны по сравнению с ее потреблением обратно пропорционален ее торговому балансу. Джозеф Стиглиц формулирует этот вопрос следующим образом: «Торговый дефицит и внешние займы — две стороны одной медали. Если заимствования из-за границы вырастут, увеличится и торговый дефицит. Это означает, что если государственные займы увеличатся, если частные сбережения не увеличатся соразмерно (или частные инвестиции не уменьшатся соразмерно), стране придется брать больше займов за границу, и торговый дефицит увеличится … Страну резерва можно рассматривать как экспортирующую Т- векселя »в обмен на импорт товаров и услуг.[31]

Второй фактор, который может повлиять на сальдо текущего счета страны, — это обменный курс. Обменный курс означает количество иностранной валюты, которое можно купить за собственную валюту страны. Согласно экономической теории, если страна имеет постоянный торговый дефицит, ожидается, что ее обменный курс упадет по отношению к ее торговым партнерам — например, если Соединенные Штаты имеют постоянный дефицит, доллар должен покупать меньше иностранной валюты, например в евро или иенах.Это будет означать, что импортные товары будут стоить дороже, потому что на каждую единицу иностранной валюты потребуется больше долларов, и это приведет к сокращению импорта. Кроме того, экспорт Соединенных Штатов должен увеличиться, поскольку иностранцы смогут покупать больше их продукции за каждую единицу своей валюты.

Однако страны могут воспрепятствовать работе этого механизма, агрессивно вмешиваясь в работу валютных рынков. Например, согласно экономической теории, стоимость доллара по отношению к юаню должна снизиться, потому что Соединенные Штаты имеют огромный дефицит, в то время как

Китай имеет сопоставимое положительное сальдо торгового баланса.Однако Китай привязал юань к доллару и предотвратил рост своего обменного курса и тем самым восстановил торговый баланс. Китай делает это, используя доллары, которые он накапливает из своего торгового баланса, для агрессивной покупки валюты США в виде казначейских векселей. Результатом стал переоцененный доллар и заниженный курс юаня. (Это похоже на то, что сделала Япония в начале 1980-х, когда иена была недооценена, а доллар был переоценен.) В экономической теории «заниженный обменный курс составляет как налог на импорт, так и экспортную субсидию, и, следовательно, является наиболее меркантилистским политика вообразимая.[32]

Заключение

Сегодня большинство экономистов считают закон сравнительного преимущества одним из фундаментальных принципов экономики. Однако некоторые очень важные оговорки относительно закона сравнительных преимуществ часто упускаются из виду или игнорируются.

Во-первых, Давид Рикардо основал свою теорию на предположении, что издержки производства увеличиваются по мере роста производства; Другими словами, каждая дополнительная произведенная единица стоит больше, чем предыдущая, и это верно для многих продуктов, таких как пшеница.Это предположение подразумевает, что страны имеют сравнительные преимущества в отношении определенных товаров из-за их природных богатств. Однако сегодня многие продукты производятся в условиях снижения затрат; например, стоимость производства каждого дополнительного полупроводника или самолета снижается по мере расширения производства. Чрезвычайно важным следствием этого является то, что страны могут создавать сравнительные преимущества.

Второе чрезвычайно важное предостережение — это так называемая теорема о выравнивании цен на факторы производства, согласно которой международная торговля приведет к выравниванию относительной отдачи от факторов производства, таких как неквалифицированный труд, между странами в условиях свободной торговли.Это означало бы, что для страны с высоким уровнем заработной платы, такой как Соединенные Штаты, заработная плата неквалифицированных рабочих упадет, а заработная плата в странах с избытком рабочей силы будет расти. Однако цены на факторы производства не будут стремиться к выравниванию в отраслях, в которых производственные издержки снижаются.

В-третьих, Рикардо и другие ранние экономисты основывали свои теории на торговле товарами и не рассматривали торговлю факторами производства. Однако сегодня основными факторами производства, такими как рабочая сила, капитал и технологии, идет торговля.Смысл торговли факторами производства состоит в том, что выравнивание факторов производства произойдет полностью за более короткий период времени, чем это могло бы происходить при торговле только товарами.

В-четвертых, западная экономическая теория предполагает, что торговля со временем будет разумно сбалансирована. Если это не так, это указывает на то, что страна с дефицитом будет импортировать продукты там, где у нее обычно было бы сравнительное преимущество; если эти продукты находятся в областях, где затраты на производство снижаются, со временем отрасль может потерять способность конкурировать на мировых рынках.

Мир изменился со времен Смита и Рикардо. Сегодня торговля больше ведется не между мелкими производителями и фермерами, а гигантскими глобальными корпорациями, которые покупают запчасти и материалы со всего мира и продают их по всему миру. Эти гигантские цепочки поставок стали возможными благодаря либерализации торговли и технологическим изменениям, и они объясняют тот факт, что с 1970 года международная торговля росла намного быстрее, чем глобальный экономический рост. Эти глобальные цепочки поставок также имеют значение для стратегий развивающихся стран по продвижению экономики. рост.

Очевидно, что Соединенные Штаты выигрывают, когда их торговые партнеры снижают свои торговые барьеры, потому что их экспорт увеличится, что приведет к расширению производства и занятости. Большинство экономистов также считают, что Соединенным Штатам выгодно снижение собственных торговых барьеров, поскольку потребители выигрывают от снижения затрат, а производители вынуждены в результате международной конкуренции повышать эффективность. Однако либерализация импорта оказывает влияние на внутреннюю рабочую силу и производство, и это необходимо учитывать.

Многосторонняя либерализация торговли, при которой все страны сокращают свои торговые барьеры параллельно, лучше всего способствует торговле, основанной на сравнительных преимуществах. Однако страны могут злоупотреблять системой, применяя политику «разори соседа»


[1] Томас Мун в письме своему сыну в 1630-х годах, доступном по адресу http://socserv.mcmaster.ca/econ /ugcm/3ll3/mun/treasure.txt.

[2] Уильям Бернштейн отмечает, что Смит не был первым, кто отстаивал преимущества свободной торговли.Он говорит: «Безусловно, самым выдающимся ранним свободным трейдером был Генри Мартин, чей « Соображения о торговле в Ост-Индии » предшествовали семидесятипятилетним« Богатства народов »Адама Смита ». Уильям Дж. Бернштейн, Великолепный обмен: как торговля сформировала мир (Нью-Йорк: Grove Press, 2008), 258.

[3] Дэвид Рикардо, О принципах политической экономии и налогообложения (Лондон: Джон Мюррей, 1821).

[4] Бертил Олин опубликовал эту теорию в 1933 году.Краткое объяснение теории Хекшера-Олина доступно по адресу http://nobelprize.org/educational_games/economics/trade/ohlin.html.

[5] Доминик Сальваторе, International Economics , 8-е изд. (Hoboken, NJ: John Wiley & Sons, 2004), 15.

[6] Концепция жизненного цикла продукта была введена Раймондом Верноном в 1966 году.

[7] Хорошее объяснение этой теоремы, которое показывает гипотетические торговые отношения между двумя странами доступны на http: // faculty.Washington.edu/danby/bls324/trade/hos.html.

[8] Джеймс К. Джексон, Торговые соглашения: влияние на экономику США (Вашингтон, округ Колумбия: Исследовательская служба Конгресса, 2006), 9.

[9] Сальваторе, Международная экономика, 255.

[10 ] Stiglitz, Progress, What Progress , 27.

[11] Джейкоб Винер, , Таможенный союз, выпуск (Нью-Йорк: Фонд Карнеги за международный мир, 1950), 48.

[12] Стивен Д. Коэн , Роберт А.Блекер и Питер Д. Уитни, Основы внешней торговой политики США: экономика, политика, законы и вопросы (Боулдер, Колорадо: Westview Press, 2003), 57.

[13] Обычно используется и общедоступно Модель CGE и исчерпывающая база данных доступны в проекте Global Trade Analysis Project, который находится на факультете экономики сельского хозяйства Университета Пердью. Модель и база данных GTAP доступны по адресу https://www.gtap.agecon.purdue.edu/default.asp.

[14] Джексон, Торговые соглашения , 12.

[15] Второй тип широко используемой модели — это гравитационная модель, которая предполагает, что более крупные экономики имеют большее влияние на торговые потоки, чем более мелкие страны, и что близость является важным фактором, влияющим на торговые потоки. И еще один распространенный тип — это модель частичного равновесия, которая оценивает влияние действий торговой политики на конкретный сектор, а не на экономику в целом. Модели частичного равновесия не отражают связи с другими секторами и, соответственно, полезны, когда ожидается, что побочные эффекты будут незначительными.Однако модели частичного равновесия более прозрачны, чем модели CGE, и легче увидеть влияние измененных допущений.

[16] Хорошим источником данных о торговле и объяснения используемых систем данных является веб-сайт статистики внешней торговли Бюро переписи населения http://www.census.gov/eos/www/naics/.

[17] Джагдиш Бхагвати, В защиту глобализации , Отчет Совета по международным отношениям (Нью-Йорк:, Oxford University Press, 2004), 230.

[18] Составители ГАТТ, вероятно, были сосредоточены на потенциале преимущества европейского таможенного союза, способствующие интеграции.Некоторые историки утверждают, что переговорщики США также предусмотрели возможное соглашение о свободной торговле между США и Канадой, которое устранит торговые барьеры в Северной Америке.

[19] Еще одно важное исключение из правила НБН касается преференций для развивающихся стран. Это исключение рассматривается далее в главе 6.

[20] Винер отмечает уточнение правила, согласно которому глобальное благосостояние снижается, если отклонение торговли больше, чем создание торговли, и это происходит тогда, когда удельные затраты в отрасли снижаются по мере увеличения объема производства.В таком случае небольшая страна, возможно, не смогла бы развить отрасль из-за слишком малого размера ее рынка, но способна развивать отрасль в рамках таможенного союза или соглашения о свободной торговле.

[21] Кей-Му Йи, Может ли вертикальная специализация объяснить рост мировой торговли? (Нью-Йорк: Федеральный резервный банк Нью-Йорка, 1999).

[22] Заместитель генерального директора ВТО Алехандро Хара 26 мая 2010 г. выступил с интересной речью, в которой обрисовал некоторые последствия цепочек поставок для нашего представления о международной торговле.Его выступление доступно на сайте www.wto.org/english/news_e/news10_e/devel_26may10_e.htm.

[23] Геза Фекетекуты, Международная торговля услугами: обзор и план переговоров (Кембридж, Массачусетс: Американский институт предпринимательства / Баллинджер, 1988), 2–3.

[24] Там же, 100.

[25] Ральф Гомори и Уильям Баумол, Глобальная торговля и конфликт национальных интересов (Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2000), 5.

[26] Там же ., 5

[27] Там же., 21.

[28] Коэн, Блеккер и Уитни. Основы внешней торговой политики США , 8–9.

[29] См., Например, там же, 54: «Теория сравнительных преимуществ предполагает, что торговля сбалансирована (т. Е. Экспорт равен импорту по стоимости) и что рабочая сила используется полностью… Если торговля не сбалансирована, страна с положительным сальдо должен экспортировать некоторые товары, в которых он не имеет «истинного» сравнительного преимущества ».

[30] Сальваторе, Международная экономика, , 167.

[31] Джозеф Э. Стиглиц, Как заставить глобализацию работать (Нью-Йорк: У. В. Нортон, 2006), 252–53.

[32] Адитья Матту и Арвинд Субраманиан. Занижение курса валюты и суверенные фонды благосостояния: новая роль Всемирной торговой организации (Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк, 2008), 3.

Обновления главы

Home

Глава 1: Торговля в США Политика в условиях кризиса

Глава 2: Торговые соглашения Америки

Глава 3: Торговые соглашения и экономическая теория

Глава 4: Торговые соглашения и U.S. Коммерческие интересы

Глава 5: Внешняя политика: другой фактор

Глава 6: Экономическое развитие: упущенная возможность

Глава 7: Беспокойные соседи: торговля и окружающая среда

Глава 8 : Трудовая дилемма

Глава 9: Путь вперед

Для получения дополнительной информации или вопросов свяжитесь с Уильямом Кристом по телефону [email protected]

Скрытые затраты сравнительного преимущества

Принцип сравнительного преимущества, , на котором строится вся предпосылка мировой торговли, был назван «самым глубоким и самым прекрасным результатом во всей экономической науке».»Первоначально заявленный Давидом Рикардо в 1817 году, он показывает, что страна имеет сравнительное преимущество, если она может производить товар с более низкими альтернативными издержками по сравнению с другими товарами, которые она производит, по сравнению с ее торговыми партнерами. Все страны могут получить выгоду, если они будут специализироваться. в товарах, где у них есть сравнительное преимущество, независимо от абсолютных издержек производства.

Логика этого беспроигрышного предложения непреодолима, из-за чего любой стране сложно обосновать торговые барьеры. Этот принцип хорошо работает в идеальном мире, где торговля не несет никаких человеческих или экологических затрат.В реальном мире, где кто-то должен в конечном итоге нести все расходы, вне зависимости от того, является ли это частью бухгалтерского учета, неудивительно, что глобальная торговля встречает яростную оппозицию на низовом уровне.

Принстонский экономист Пол Кругман утверждал, что выгоды от торговли в виде того, что рабочие зарабатывают больше, переходя в отрасли, где страна имеет сравнительное преимущество, «просто не регистрируются» у многих, кто выступает против торговли. Но сколько рабочих могут легко перейти в новые отрасли и начать зарабатывать больше, особенно в развивающихся странах, где очень немногие имеют образование и навыки для такого перехода?

Даже в такой богатой стране, как США.С., когда в результате торговли исчезают рабочие места в производстве, программном обеспечении и поддержке клиентов, возникает много боли и страданий. В период с 1979 по 1999 год среди рабочих обрабатывающей промышленности США, которые потеряли работу, а затем были повторно трудоустроены, четверть рабочих снизили заработную плату на 25 и более процентов.

Гурчаран Дас, индийский венчурный капиталист и писатель, несколько лет назад предложил Индии сосредоточиться на производстве программного обеспечения, алюминия, цемента, фармацевтических препаратов и некоторых сельскохозяйственных товаров, а остальное импортировать.Программное обеспечение, которое считается выгодной областью для Индии, обеспечивает занятость не более нескольких сотен тысяч человек. Хотя количество рабочих мест в сфере программного обеспечения в Индии растет, безработный сельскохозяйственный рабочий не может переехать в большой город и устроиться на работу программистом. Также, если индустрия программного обеспечения переживает спад, программист не может легко превратиться в фабричного рабочего, производящего алюминий или цемент.

Если не произойдет какое-то перераспределение выгод от торговли внутри каждой страны — например, через пособия по безработице, страхование заработной платы, образование и переподготовку — победители заберут большую часть добычи, а проигравшие останутся мало.Но сам механизм перераспределения, предназначенный для компенсации социальных издержек торговли, может изменить набор продуктов, в которых страна имеет сравнительное преимущество. Если бы такой механизм существовал, страна могла бы не отказаться полностью от определенных местных отраслей. Выгоды от занятости и социальной стабильности — а также затраты на их достижение — затем будут фигурировать в расчетах сравнительных преимуществ.

Аналогичным образом, истинные экологические издержки торговли — при единообразном учете — оказали бы прямое влияние на то, что страна производит и чем торгует.Сравнительное преимущество зависит от факторов производства, доступных нации, таких как рабочая сила, капитал и другие ресурсы. Факторная обеспеченность нации включает не только природные ресурсы, но и то, как эти ресурсы можно использовать и как следует удалять отходы, что определяется экологическими нормами. Таким образом, правила становятся частью сравнительного преимущества или недостатка нации.

Одним из последствий глобализации является легкая мобильность капитала в поисках высокой прибыли.Китай только что обогнал США как крупнейшего получателя прямых иностранных инвестиций, привлекая 53 миллиарда долларов только в 2003 году. Одним из последствий концентрации стольких производственных мощностей в Китае является быстро ухудшающееся качество окружающей среды. Из 20 городов с наихудшим качеством воздуха, перечисленных Всемирным банком, 16 находятся в Китае. New York Times недавно сообщила, что сельские районы Китая, где проживает две трети населения, превратились в свалки токсичных отходов нефтеперерабатывающих, металлургических и других производств.

Китай привлекает капитал в основном из-за низкой стоимости рабочей силы. Очень немногие транснациональные корпорации открыли бы заводы в Китае исключительно для того, чтобы избежать экологических норм. Но после того, как там были созданы фабрики, местные ресурсы и нормативные требования действительно играют роль в стоимости производства. Мобильность капитала может усилить и усилить эффект «гавани загрязнения» международной торговли. Кроме того, правила Всемирной торговой организации затрудняют для стран-импортеров применение тарифов на товары в зависимости от того, как они были произведены.Таким образом, страна с более низкими экологическими стандартами будет иметь преимущество в широком ассортименте товаров.

И наоборот, если бы правила ВТО допускали определенные минимальные экологические стандарты во всем мире — имея в виду, что любое экономическое развитие, основанное на торговле, в конечном итоге должно быть устойчивым, — модели международной торговли начали бы отражать некоторые из экологических издержек торговли.

Глобальное качество окружающей среды, еще один внешний эффект, также может быть несправедливо ухудшен некоторыми странами — например, из-за увеличения выбросов углекислого газа — для получения сравнительных преимуществ в производстве определенных товаров.Кроме того, перевозки грузов на дальние расстояния становятся значительным источником парниковых газов. Если бы выбросы парниковых газов были ограничены в соответствии с международным соглашением об изменении климата между всеми торговыми странами, это не только изменило бы тип продаваемых товаров, но также сократило бы среднее расстояние, на которое товары перемещаются. Тогда местная и региональная торговля станет намного более привлекательной, чем торговля между странами, географически удаленными друг от друга.

Правильная формула торговли должна способствовать минимальному и разумному использованию природных ресурсов для получения максимальной экономической выгоды для наибольшего числа людей.Эта формула может быть получена только путем интернализации социальных и экологических издержек торговли. Это не разрушило бы международную торговлю, но сделало бы ее предложение более справедливым, чем сегодня.

——
Кумар Венкат — технолог, предприниматель и писатель из Портленда, штат Орегон.

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, используйте кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или уточнить у системного администратора.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

Что сохраняется в файлах cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Экономический принцип для всех нас: сравнительное преимущество

отрывок из книги

Немного о теории сравнительных преимуществ

Из Краткое руководство по макроэкономике

Дэвид А. Мосс

Одним из важнейших принципов всей экономики является принцип сравнительного преимущества, впервые сформулированный британским политическим экономистом Дэвидом Рикардо в 1817 году. Намереваясь убедить британских законодателей отказаться от протекционистской торговой политики, Рикардо намеревался доказать исключительную силу торговля для увеличения общего мирового производства и, следовательно, потребления и уровня жизни.На основе простой модели с двумя странами и двумя товарами он показал, что каждая страна — даже та, которая имеет абсолютное преимущество в производительности по обоим товарам — выиграет от специализации на том, что она относительно лучше всего производит, а затем от участия в торговле для все остальное.

В своем теперь известном примере Рикардо представил, что Португалия более производительна, чем Англия, в производстве вина и тканей. В частности, он предположил, что португальцы могли производить в течение года определенное количество вина (скажем, 8 000 галлонов) всего с помощью 80 человек по сравнению со 120 мужчинами в Англии; и точно так же, что португальцы могли произвести определенное количество ткани (скажем, 9 000 ярдов) всего с помощью 90 человек по сравнению с 100 мужчинами в Англии.Другими словами, производительность Португалии составляла 100 галлонов вина или 100 ярдов ткани на одного рабочего в год, в то время как в Англии производительность составляла всего 66,67 галлонов вина или 90 ярдов ткани на одного рабочего в год. Учитывая абсолютное преимущество Португалии в обеих отраслях, зачем португальцам покупать вино или ткань в Англии?

Удивительный ответ Рикардо заключался в том, что обе страны выиграют от торговли, если обе будут специализироваться на том, что у них относительно лучше всего получается.В примере с Рикардо, хотя Португалия лучше делала и вино, и ткань, ее преимущество было больше в виноделии. В результате Португалия имела сравнительное преимущество в вине, а Англия, наоборот, имела сравнительное преимущество в производстве сукна. Рикардо пришел к выводу, что если каждая страна будет следовать своему сравнительному преимуществу (Португалия производит только вино, а Англия — только ткань), а затем эти две страны будут вести торговлю друг с другом, каждая из них сможет потреблять больше вина и больше ткани, чем если бы она пыталась производить оба товара по отдельности.

«Большинство из нас — даже те, кто никогда не изучал теорию сравнительных преимуществ — склонны жить ею каждый день в своих личных делах»

Чтобы сделать это более конкретным, предположим, что в каждой стране было 1200 рабочих, каждая из которых выделила 700 на вино и 500 на одежду. Это означало бы, что Португалия произвела 70 000 галлонов вина и 50 000 ярдов ткани, тогда как Англия произвела 46 667 галлонов вина и 45 000 ярдов ткани. Однако, если каждая страна посвятит все 1200 рабочих своим сравнительным преимуществам, Португалия будет производить 120 000 галлонов вина, а Англия — 108 000 ярдов ткани.Если бы они теперь обменяли, скажем, 48 000 галлонов вина на 55 000 ярдов ткани, Португалия получила бы 72 000 галлонов вина и 55 000 ярдов ткани, а Англия — 48 000 галлонов вина и 53 000 ярдов ткани. Иными словами, в результате специализации и торговли обе страны получат больше обоих товаров. Фактически, чтобы произвести это количество самостоятельно, потребовалось бы 1270 рабочих в Португалии и 1309 рабочих в Англии. Как будто в результате специализации и торговли в соответствии с принципом сравнительного преимущества обе страны бесплатно получили продукцию многих дополнительных рабочих.

С тех пор экономисты показали, что результат Рикардо можно обобщить на столько стран и на столько товаров, сколько нужно включить. Хотя мы, безусловно, можем указать условия, при которых взаимные выгоды от торговли нарушаются, большинство экономистов склонны полагать, что эти условия — эти возможные исключения из свободной торговли — на практике встречаются относительно редко. Действительно, лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Самуэльсон однажды признал, что «это упрощенная теория. Тем не менее, несмотря на все ее упрощения, теория сравнительных преимуществ дает очень важный проблеск истины.Политическая экономия нашла еще несколько беременных принципов. Нация, пренебрегающая сравнительными преимуществами, может заплатить высокую цену с точки зрения уровня жизни и роста «.

Примечательно, что большинство из нас — даже те, кто никогда не изучал теорию сравнительных преимуществ — склонны жить в соответствии с ней в наших личных делах каждый день. По большей части мы все стараемся делать то, что у нас относительно лучше всего, и торгуем на все остальное. Возьмем, к примеру, инвестиционного банкира. Даже если бы этот инвестиционный банкир рисовал дома лучше, чем любой профессиональный маляр в городе, она, вероятно, была бы мудрой (с экономической точки зрения), чтобы сосредоточиться на инвестиционном банкинге и платить другим, чтобы они красили для нее дом, а не красили сама.Это связано с тем, что ее сравнительное преимущество, по-видимому, связано с инвестиционным банкингом, а не с покраской дома. Отказ от высокооплачиваемой работы в инвестиционном банке для того, чтобы покрасить дом, скорее всего, обернется довольно дорого, что в конечном итоге уменьшит сумму денег, которую она может заработать, и, в свою очередь, объем продукции, который она может потреблять. Другими словами, чтобы максимизировать выпуск продукции, каждому из нас имеет смысл специализироваться на своих сравнительных преимуществах и торговать на все остальное.

17.3 Ограничения международной торговли — Принципы экономики

Цели обучения

  1. Дайте определение термину «протекционистская политика» и проиллюстрируйте общие последствия протекционистской политики на рынке.
  2. Опишите различные формы протекционистской политики.
  3. Обсудите и оцените аргументы, используемые для оправдания торговых ограничений.

Несмотря на убедительные теоретические аргументы в пользу свободной международной торговли, каждая страна мира воздвигла по крайней мере некоторые барьеры для торговли. Торговые ограничения обычно применяются для защиты компаний и работников отечественной экономики от конкуренции со стороны иностранных фирм. Протекционистская политика — это политика, при которой страна ограничивает импорт товаров и услуг, произведенных в зарубежных странах.Спад в экономике США в конце 2007 года и в 2008 году вызвал новый виток протекционистских настроений, который стал фактором президентской кампании в США в 2008 году.

США, например, используют протекционистскую политику, чтобы ограничить количество иностранного сахара, поступающего в Соединенные Штаты. Результатом этой политики является сокращение предложения сахара на рынке США и повышение цены на сахар в Соединенных Штатах. Закон о сельском хозяйстве США от 2008 года еще больше подсластил сахаропроизводителям.Это повысило гарантированно получаемые цены и ограничило импорт иностранного сахара, так что американские производители всегда будут иметь по крайней мере 85% внутреннего рынка. В законопроекте впервые установлен предел дохода — прямые субсидии будут получать только производители, чей доход ниже 1,5 миллиона долларов в год (для пар) или 750 000 долларов для частных лиц (The Wall Street Journal, 2008).

Цена на сахар в США почти в три раза превышает мировую цену на сахар, что снижает количество, потребляемое в Соединенных Штатах.Программа приносит пользу производителям сахарной свеклы и сахарного тростника за счет потребителей.

Рисунок 17.10 Влияние протекционистской политики

Протекционистская политика сокращает количество иностранных товаров и услуг, поставляемых в страну, которая вводит ограничение. В результате такая политика сдвигает кривую предложения влево для товаров или услуг, импорт которых ограничен. В показанном случае кривая предложения сдвигается до S 2 , равновесная цена повышается до P 2 , а равновесное количество падает до Q 2 .

Источник: Historical Statistics, Colonial Times to 1970: Statistical Abstract of the United States 1998, Table no. 1325; Статистический отчет США, 1990 г. ; Международная комиссия США (http://dataweb.usitc.gov/prepared_reports.asp).

В целом протекционистская политика, применяемая в отношении определенного товара, всегда сокращает его предложение, повышает его цену и уменьшает равновесное количество, как показано на Рисунке 17.11 «США». Тарифы на 1820–2005 годы ».Защита часто принимает форму налога на импорт или ограничения на количество, которое может быть импортировано, но она также может иметь форму добровольных экспортных ограничений и других барьеров.

Тарифы

Тариф — это налог на ввозимые товары и услуги. Средний тариф на облагаемый пошлиной импорт в Соединенных Штатах (то есть на импорт, на который наложен тариф) составляет около 4%. Некоторые импортные товары имеют гораздо более высокие тарифы. Например, тариф США на импортируемый замороженный апельсиновый сок составляет 35 центов за галлон (что составляет около 40% от стоимости).Тариф на импортные консервы из тунца составляет 35%, а на импортную обувь — от 2% до 48%.

Тариф увеличивает стоимость реализации импортных товаров. Таким образом, кривая предложения товаров сдвигается влево, как показано на Рисунке 17.10 «Влияние протекционистской политики». Цена на защищаемый товар растет, а количество, доступное потребителям, падает.

Антидемпинговое производство

Одной из наиболее распространенных протекционистских мер, применяемых сейчас, является антидемпинговое производство.Отечественная фирма, столкнувшаяся с конкуренцией со стороны иностранного конкурента, предъявляет обвинение своему правительству в том, что иностранная фирма демпингует или взимает «несправедливую» цену. В соответствии с правилами, изложенными в ходе международных переговоров, предшествовавших утверждению Всемирной торговой организацией, несправедливая цена определялась как цена ниже себестоимости продукции или ниже цены, которую иностранная фирма взимает за тот же товар в своей стране. Хотя эти определения могут показаться достаточно простыми, они оказались довольно проблематичными.Определение «себестоимости продукции» — процедура совершенно произвольная. При определении затрат государственное агентство неизменно включает спецификацию «нормальной» прибыли. Эта нормальная прибыль может быть абсурдно высокой. Министерство юстиции США, агентство США, отвечающее за определение того, установила ли иностранная фирма несправедливую цену, иногда определяло нормальную норму прибыли как превышающую производственные затраты более чем на 50%, что намного выше, чем в большинстве других стран. Промышленность США.

Практика, когда иностранная фирма взимает в Соединенных Штатах цену ниже той цены, которую она взимает в своей стране, является обычным явлением. Рынок США может быть более конкурентным, или иностранная фирма может просто пытаться сделать свой продукт привлекательным для покупателей из США, которые еще не привыкли к его продукту. В любом случае такая ценовая дискриминация не является необычной и не обязательно «несправедливой».

В Соединенных Штатах, как только Министерство юстиции определило, что иностранная фирма виновна в установлении несправедливой цены, U.S. Комиссия по международной торговле должна установить, что иностранная фирма причинила материальный ущерб американской фирме. Если американская фирма столкнулась с сокращением продаж и, следовательно, сокращения занятости, как правило, будет обнаружен материальный ущерб, и будут наложены штрафные санкции.

Квоты

Квота — это прямое ограничение на общее количество товара или услуги, которое может быть импортировано в течение определенного периода. Квоты ограничивают общее предложение и, следовательно, увеличивают внутреннюю цену товара или услуги, на которые они налагаются.Квоты обычно указывают, что доля страны-экспортера на внутреннем рынке не может превышать определенного предела.

В некоторых случаях устанавливаются квоты для повышения внутренней цены до определенного уровня. Конгресс требует от Министерства сельского хозяйства, например, наложить квоты на импортный сахар, чтобы оптовая цена в Соединенных Штатах оставалась выше 22 центов за фунт. Мировая цена обычно составляет менее 10 центов за фунт.

Квота, ограничивающая количество определенного товара, импортируемого в экономику, сдвигает кривую предложения влево, как показано на Рисунке 17.10 «Влияние протекционистской политики». Это повышает цену и уменьшает количество.

Важное различие между квотами и тарифами состоит в том, что квоты не увеличивают издержки для иностранных производителей; тарифы делаем. В краткосрочной перспективе тариф снизит прибыль иностранных экспортеров товаров или услуг. Однако квота повышает цену, но не увеличивает издержки производства, и, таким образом, может увеличить прибыль. Поскольку квота накладывает ограничение на количество, любая прибыль, которую она создает в других странах, не будет стимулировать приход на рынок новых фирм, что обычно исключает прибыль в условиях совершенной конкуренции.По определению, вход новых иностранных фирм для получения прибыли, доступной в Соединенных Штатах, заблокирован квотой.

Добровольные ограничения на экспорт

Добровольные экспортные ограничения — это форма торгового барьера, с помощью которого иностранные фирмы соглашаются ограничить количество товаров, экспортируемых в определенную страну. Они стали заметными в Соединенных Штатах в 1980-х годах, когда правительство США убедило иностранных экспортеров автомобилей и стали согласиться ограничить свой экспорт в Соединенные Штаты.

Хотя такие ограничения называются добровольными, обычно они соглашаются только после того, как страна, отрасли которой они защищают, оказывает давление. США, например, удалось убедить многие другие страны принять квоты, ограничивающие их экспорт товаров, от свитеров до стали.

Добровольное ограничение экспорта работает точно так же, как обычная квота. Это повышает цены на отечественный продукт и снижает количество потребляемого товара или услуги, на которые распространяется квота.Это также может увеличить прибыль фирм, которые соглашаются на квоту, потому что это увеличивает цену, которую они получают за свою продукцию.

Другие барьеры

В дополнение к тарифам и квотам, такие меры, как стандарты безопасности, требования к маркировке, контроль загрязнения и ограничения качества, могут иметь эффект ограничения импорта.

Многие ограничения, направленные на защиту потребителей на внутреннем рынке, создают препятствия в качестве чисто непреднамеренного и, вероятно, желательного побочного эффекта.Например, ограничения на содержание инсектицидов в пищевых продуктах часто более жесткие в США, чем в других странах. Эти стандарты, как правило, препятствуют ввозу иностранных товаров, но их основная цель, по-видимому, состоит в защите потребителей от вредных химических веществ, а не в ограничении торговли. Но другие нетарифные барьеры, похоже, служат только для защиты от иностранных товаров. Например, томаты, произведенные в Мексике, конкурируют с помидорами, произведенными в Соединенных Штатах. Но мексиканские помидоры обычно меньше U.С. томаты. Соединенные Штаты однажды ввели ограничения по размеру, чтобы «защитить» потребителей США от небольших помидоров. Результатом стал высокоэффективный торговый барьер, который защитил производителей США и поднял цены на помидоры в США. Эти ограничения были отменены согласно условиям Североамериканского соглашения о свободной торговле, что привело к значительному увеличению импорта в США мексиканских помидоров и сокращению производства томатов в США (Guajardo, R. G. and Homero A. Elizondo, 2003).

Обоснования ограничения торговли: оценка

Концептуальное обоснование свободной торговли — один из старейших аргументов в экономике; не подлежит сомнению логика аргумента о том, что свободная торговля увеличивает глобальное производство, мировое потребление и международную эффективность.Но критики подчеркивают, что аргумент носит теоретический характер. По их словам, в реальном мире можно привести несколько аргументов в пользу протекционистских мер.

Детские товары

Одним из аргументов в пользу торговых барьеров является то, что они служат своего рода буфером для защиты молодой отечественной промышленности. Первоначально фирмы в новой отрасли могут быть слишком маленькими, чтобы добиться значительной экономии на масштабе, и их могут заткнуть устоявшиеся фирмы в других странах. Новую отечественную отрасль с потенциальной экономией на масштабе называют молодой отраслью.

Рассмотрим ситуацию, в которой фирмы в стране пытаются войти в новую отрасль, в которой многие крупные фирмы уже существуют на международной арене. Иностранные фирмы воспользовались эффектом масштаба и, следовательно, достигли относительно низких уровней производственных затрат. Новые фирмы, сталкивающиеся с низким уровнем производства и более высокими средними издержками, могут столкнуться с трудностями в конкуренции. Аргумент зарождающейся отрасли предполагает, что, предлагая защиту в годы становления отрасли, тариф или квота могут позволить новой отрасли развиваться и процветать.

Рисунок 17.11 Тарифы в США, 1820–2005 гг.

Тарифы на «облагаемый пошлиной импорт» резко упали на протяжении истории США.

Источники: историческая статистика, колониальные времена до 1970 г .; Статистический обзор США, 1998 г., таблица № 1325; Статистический обзор Соединенных Штатов, 1990; Международная комиссия США http://dataweb.usitc.gov/prepared_reports.asp).

Аргумент о зарождающейся отрасли сыграл важную роль в тарифной политике в первые годы существования U.С. развитие. Рисунок 17.11 “США Тарифные ставки, 1820–2005 гг. »Показывает средние тарифные ставки на облагаемый пошлиной импорт в Соединенных Штатах с 1820 года. Высокие тарифы начала XIX века обычно оправдывались необходимостью позволить американским компаниям закрепиться в мировой экономике. По мере становления отечественной промышленности тарифные ставки падали. Последующее повышение тарифов было отчасти ответом на внутренние кризисы: гражданскую войну и Великую депрессию. Ставки тарифов резко упали с 1930 года.

Критики аргументации молодой индустрии говорят, что, если защита установлена, ее может быть очень трудно удалить. Они утверждают, что неэффективные фирмы могут выжить в течение долгого времени под защитой зарождающейся отрасли.

Стратегическая торговая политика

Новая версия аргумента в пользу детской индустрии использовалась в последние несколько лет, поскольку технологические разработки породили целые новые отрасли и трансформировали существующие. Новая версия аргументации о зарождающейся индустрии предполагает наличие несовершенно конкурентного рынка.

Предположим, что технический прогресс привел к возникновению новой отрасли. Учитывая эффект масштаба в этой отрасли, лишь несколько фирм будут доминировать в ней во всем мире — она, скорее всего, превратится в олигополию. Фирмы, которые доминируют в отрасли, вероятно, будут получать экономическую прибыль, которая сохранится. Кроме того, поскольку будет всего несколько фирм, они будут расположены всего в нескольких странах. Их правительства могли бы ввести налоги на прибыль этих фирм, что повысило бы экономическое благосостояние страны.Потенциал такой выгоды может оправдывать усилия правительства по оказанию помощи фирмам, стремящимся занять доминирующее положение в новой отрасли.

Государственная помощь может принимать форму протекционистской торговой политики, направленной на то, чтобы позволить этим фирмам расширяться в условиях иностранной конкуренции, помощи в исследованиях и разработках, программ по обучению рабочих специальным навыкам, необходимым для отрасли, или субсидий в виде прямые платежи или особый налоговый режим. Любая такая политика, направленная на содействие развитию ключевых отраслей, которые могут повысить внутреннее благосостояние страны за счет торговли с остальным миром, известна как стратегическая торговая политика.

Хотя стратегическая торговая политика предполагает концептуально позитивную роль государства в международной торговле, сторонники этого подхода отмечают, что он несет в себе определенные опасности. Фирмы могут использовать аргумент о стратегической торговле, даже если их развитие вряд ли принесет прибыль, указанную в теории. Для успешного применения этого подхода необходимо, чтобы правительство правильно определило отрасли, в которых страна может фактически получить доминирующее положение, а это может быть невозможно. Различные европейские правительства предоставляли субсидии фирмам, которые участвовали в производстве Airbus, который в настоящее время является основным конкурентом в самолетостроении.С другой стороны, Великобритания и Франция субсидировали разработку сверхзвукового самолета под названием Concorde. После того, как было выпущено всего несколько «Конкордов», стало очевидно, что самолет был убыточным в финансовом отношении, и производство было остановлено. Авиакомпания вышла из бизнеса.

Наконец, те фирмы, успех которых способствует стратегической торговой политике, могут иметь достаточное политическое влияние, чтобы блокировать налоги, которые перераспределяли бы прибыль от политики среди населения в целом.Таким образом, обещание стратегической торговой политики вряд ли будет выполнено.

Национальная безопасность

Иногда утверждают, что безопасность Соединенных Штатов окажется под угрозой, если эта страна будет зависеть от иностранных держав как основного источника стратегических материалов. Во время войны Соединенные Штаты могут оказаться отрезанными от источников иностранного снабжения и потерять некоторые материалы, от которых зависит промышленность США.

Одна из областей, где применяется аргумент национальной безопасности, — это нефтяная промышленность.Некоторые люди говорят, что учитывая нестабильность политической ситуации на Ближнем Востоке, Соединенные Штаты должны защищать отечественную нефтяную промышленность, чтобы обеспечить адекватные производственные мощности в случае прекращения поставок на Ближний Восток.

Альтернативой тарифной защите стратегических товаров является создание запасов этих товаров для использования во время кризиса. Например, в Соединенных Штатах имеется стратегический запас нефти для использования в случае прекращения поставок из-за рубежа или внутренних кризисов.Например, стратегические запасы нефти были задействованы в результате сбоев трубопроводов и нефтеперерабатывающих заводов после урагана Катрина в 2005 году.

Защита вакансий

Желание сохранить существующие рабочие места, которому угрожает иностранная конкуренция, вероятно, является самым важным источником сегодняшней протекционистской политики. Некоторые отрасли, которые когда-то обладали сравнительными преимуществами, больше не входят в число производителей с самыми низкими издержками; они изо всех сил пытаются остаться на плаву. Снижение затрат ведет к увольнениям, а увольнения — к требованиям защиты.

Модель международной торговли в условиях совершенной конкуренции предполагает, что торговля будет угрожать некоторым отраслям. Поскольку страны специализируются на видах деятельности, в которых они имеют сравнительное преимущество, секторы, в которых они не имеют этого преимущества, будут сокращаться. Сохранение этих секторов с помощью торговых барьеров не позволяет нации пользоваться выгодами, возможными от свободной торговли.

Еще одна трудность с использованием торговых барьеров для увеличения занятости в конкретном секторе заключается в том, что это может быть чрезвычайно затратной стратегией.Предположим, что иностранные товары не попадают в Соединенные Штаты, чтобы сохранить одну работу в США. Это немного сдвигает кривую предложения влево, повышая цены для потребителей в США и сокращая их излишек. Потеря для потребителей — это стоимость сохраненной работы. Оценки затрат на экономию одного рабочего места в сталелитейной промышленности за счет ограничений на импорт стали, например, достигают 800 000 долларов в год.

Дешевая иностранная рабочая сила и аутсорсинг

Одна из причин, часто называемых осознанной необходимостью защиты американских рабочих от свободной международной торговли, заключается в том, что рабочие должны быть защищены от дешевой иностранной рабочей силы.Это расширение аргумента о защите рабочих мест из предыдущего раздела. С теоретической точки зрения, конечно, если зарубежные страны могут производить товар по более низкой цене, чем мы, то в наших общих интересах получить его у них. Но рабочие возражают, говоря, что низкая заработная плата иностранных рабочих означает, что иностранные рабочие подвергаются эксплуатации. Чтобы конкурировать с иностранными рабочими, американским рабочим пришлось бы подвергнуться аналогичной эксплуатации. Это возражение, однако, не учитывает того, что различия в ставках заработной платы обычно отражают различия в производительности работников.

Рассмотрим следующий пример. Предположим, что работники инструментальной промышленности США зарабатывают 20 долларов в час, а индонезийские работники инструментальной промышленности зарабатывают всего 2 доллара в час. Если предположить, что инструментальная промышленность является конкурентоспособной, то заработная плата в обеих странах основана на предельном продукте доходов рабочих. Более высокая заработная плата американских рабочих должна означать, что у них более высокий маржинальный продукт — они более производительны. Более высокая заработная плата рабочих в США не обязательно означает, что затраты на рабочую силу в США выше, чем в Индонезии.

Кроме того, мы увидели, что для торговли важны сравнительные преимущества, а не сравнительные затраты на рабочую силу. Когда каждая нация специализируется на товарах и услугах, в которых она имеет сравнительное преимущество, измеряемое количеством других товаров и услуг, отданных для их производства, тогда мировое производство и, следовательно, мировое потребление возрастают. По определению, каждая нация будет иметь сравнительное преимущество в с чем-то.

Особенно спорным вопросом в промышленно развитых странах является аутсорсинг, когда фирмы в развитой стране переносят часть своей деятельности за границу, чтобы воспользоваться преимуществами более низких затрат на рабочую силу в других странах.Вообще говоря, практика аутсорсинга имеет тенденцию к снижению затрат для фирм, которые этим занимаются. Эти фирмы часто расширяют производство и увеличивают занятость внутри страны, как обсуждается в сопроводительном эссе «Случай в точке».

Различия в экологических стандартах

Еще одним оправданием протекционистских мер является то, что свободная торговля несправедлива, если она противопоставляет отечественные фирмы иностранным конкурентам, которые не обязаны придерживаться тех же нормативных стандартов. Например, в дебатах по поводу НАФТА критики предупреждали, что мексиканские фирмы, столкнувшиеся с относительно слабыми стандартами контроля за загрязнением, будут иметь несправедливое преимущество перед США.S. фирмы, если ограничения на торговлю между двумя странами были сняты.

Однако экономическая теория предполагает, что различия в политике контроля за загрязнением могут быть важным источником сравнительных преимуществ. В целом спрос на качество окружающей среды положительно связан с доходом. Люди в странах с более высокими доходами требуют более высокого качества окружающей среды, чем люди в странах с более низкими доходами. Это означает, что загрязнение обходится дешевле в более бедных странах, чем в более богатых странах. Если отрасль вызывает сильное загрязнение, может быть более эффективным разместить ее в бедной стране, чем в богатой.По сути, более низкий спрос бедной страны на качество окружающей среды дает ей сравнительное преимущество в производстве товаров, вызывающих сильное загрязнение.

При условии, что выгоды от загрязнения превышают затраты в бедной стране, а затраты рассчитываются на основе предпочтений и доходов людей в этой стране, имеет смысл производить больше благ в бедных странах и меньше — в богатых. страна. В результате такого распределения люди в обеих странах живут лучше, чем они были бы в противном случае.Затем, поскольку более свободная торговля ведет к более высоким доходам в более бедных странах, люди там также будут требовать улучшения качества окружающей среды.

Поддерживают ли экономисты какие-либо ограничения на свободную международную торговлю? Почти все экономисты сказали бы нет. Прибыль от торговли настолько велика, а цена ее ограничения настолько высока, что трудно найти удовлетворительную причину для ограничения торговли.

Основные выводы

  • Протекционистские меры направлены на ограничение количества товаров и услуг, импортируемых из зарубежных стран.Они сдвигают кривую предложения для каждого из защищаемых товаров или услуг влево.
  • Основными средствами защиты являются тарифы и квоты.
  • Антидемпинговые процедуры стали обычным средством защиты.
  • Добровольные экспортные ограничения — еще одно средство защиты; они редко бывают добровольными.
  • Другие протекционистские меры могут включать стандарты безопасности, ограничения качества окружающей среды, требования к маркировке и стандарты качества.
  • Протекционистские меры иногда оправдываются аргументами о зарождающейся отрасли, стратегической торговой политикой, защитой рабочих мест, «дешевой» иностранной рабочей силой и аутсорсингом, национальной безопасностью и различиями в экологических стандартах.

Попробуй!

Предположим, Соединенные Штаты вводят квоту, сокращающую импорт обуви наполовину (примерно 85–90% обуви, продаваемой в настоящее время в Соединенных Штатах, импортируется). Предположим, что обувь производится в условиях совершенной конкуренции и что равновесная цена обуви сейчас составляет 50 долларов за пару.Проиллюстрируйте и объясните, как эта квота повлияет на цену и объем производства обуви в Соединенных Штатах.

Пример: аутсорсинг и трудоустройство

Рисунок 17.12

Явление аутсорсинга стало обычным явлением, поскольку Интернет и другие инновации в области коммуникации облегчили компаниям перенос некоторых аспектов своей продукции за границу. В то же время такие страны, как Индия и Китай, вложили значительные средства в образование и создали значительную рабочую силу профессиональных людей, способных занимать относительно высокие должности в компаниях в более развитых странах.

Сама идея аутсорсинга раздражает политиков и слева, и справа. В Соединенных Штатах проводились многочисленные слушания в Конгрессе по вопросам аутсорсинга и предложений о запрете фирмам, которые занимаются этой практикой, получать государственные контракты.

Используя аутсорсинг, фирмы могут снизить свои производственные затраты. Как мы видели, снижение производственных затрат приводит к увеличению производства и падению цен. Таким образом, с точки зрения потребителя, аутсорсинг должен быть очень хорошим делом.Однако многие комментаторы обеспокоены тем, что аутсорсинг приведет к сокращению занятости в Соединенных Штатах, особенно среди профессионалов высокого уровня. Мэтью Дж. Слотер, экономист из Дартмутского университета, изучил тенденции занятости с 1991 по 2001 год в многонациональных американских компаниях, которые нанимали сторонних подрядчиков. За этот период эти фирмы передали на внешний подряд 2,8 миллиона рабочих мест.

Были ли просто потеряны 2,8 миллиона рабочих мест? Г-н Слотер указывает, что есть три причины ожидать, что фирмы, сократившие производственные затраты за счет аутсорсинга, действительно увеличат занятость внутри страны.Во-первых, за счет снижения затрат фирмы, вероятно, увеличат объем производства. Нанятые иностранные рабочие, которых г-н Слотер называет «аффилированными работниками», по-видимому, дополняли американских рабочих, а не заменяли их. Если они будут дополнять, а не заменять, то аутсорсинг может привести к увеличению занятости в стране, которая выполняет аутсорсинг.

Вторая причина, по которой аутсорсинг может увеличить занятость, заключается в том, что за счет снижения производственных затрат фирмам, которые увеличивают масштабы своей деятельности за счет аутсорсинга, требуется больше домашних работников для продажи увеличившейся продукции, координации ее распределения и развития инфраструктуры для обработки всех эти товары.

Наконец, фирмы, которые занимаются аутсорсингом, также, вероятно, увеличат объем своих операций. Им нужно будет нанять дополнительных людей для изучения разработки других продуктов, участия в исследованиях и поиска новых рынков для продукции фирмы.

Таким образом, г-н Слотер утверждает, что аутсорсинг может привести к увеличению занятости, потому что домашние работники дополняют иностранных работников, потому что аутсорсинг расширяет масштабы деятельности фирмы и потому, что он расширяет сферу деятельности.Что показали доказательства? Помните 2,8 миллиона рабочих мест, которые транснациональные компании, базирующиеся в США, передали на аутсорсинг в период с 1991 по 2001 год? Занятость в тех же фирмах США увеличилась на на 5,5 миллиона рабочих мест за этот период. Таким образом, с явлением взаимодополняемости, увеличения масштаба и увеличения объема каждое рабочее место, переданное на аутсорсинг, привело почти к двум дополнительным рабочим местам в Соединенных Штатах.

Опыт двух совершенно разных фирм иллюстрирует это явление.Wal-Mart начала расширять свою деятельность на международном уровне примерно в 1990 году. Сегодня она управляет своими глобальными операциями из штаб-квартиры в Бентонвилле, штат Арканзас, где работает 15 000 человек. Примерно 1500 из этих людей координируют поток товаров между магазинами Wal-Mart по всему миру. Эти 1500 рабочих мест не существовали бы, если бы не глобализация. Xilinx, компания, занимающаяся исследованиями и разработками в области высоких технологий, обеспечивает объем продаж около 1,5 млрд долларов в год. Шестьдесят пять процентов продаж приходится на долю за пределами Соединенных Штатов.Но 80% ее сотрудников находятся в США.

Таким образом, аутсорсинг создает рабочие места. Это их не уничтожает. Г-н Слотер заключает: «Вместо того чтобы сетовать на продолжающуюся иностранную экспансию американских транснациональных корпораций, если история является нашим ориентиром, мы должны поощрять ее».

Источник: Мэтью Дж. Слотер, «Глобализация и занятость в транснациональных корпорациях США: структура и факты», Daily Tax Report (26 марта 2004 г.): 1–12.

Ответ попробуйте! Проблема

Квота сдвигает кривую предложения влево, увеличивая цену на обувь в Соединенных Штатах и ​​уменьшая равновесное количество.В показанном случае цена повышается до 68 долларов. Поскольку вам не дано точное положение кривых спроса и предложения, вы можете только сделать вывод, что цена растет; на вашем графике может быть другая цена. Важно то, что новая цена больше 50 долларов.

Рисунок 17.13

Список литературы

Гуахардо Р. Г. и Омеро А. Элизондо, «Североамериканский рынок томатов: перспектива пространственного равновесия», Applied Economics , 35 (3) (февраль 2003 г.): 315–22.

The Wall Street Journal , «Кто хочет стать миллионером?», 14 мая 2008 г., с. A20.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *