Принцип то что не запрещено то разрешено: Правовое оформление и воплощение принципа «разрешено всё, что не запрещено законом»

Автор: | 20.10.1979

Содержание

Принцип «разрешено все, что не запрещено законом» не работает, когда применяется процессуальное законодательство?

В силу части 1 статьи 6 федерального закона от 06.04.2011 N 63-ФЗ «Об электронной подписи» информация в электронной форме, подписанная квалифицированной электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью, и может применяться в любых правоотношениях в соответствии с законодательством Российской Федерации, кроме случая, если федеральными законами или принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами установлено требование о необходимости составления документа исключительно на бумажном носителе.

Я подала жалобу, подписанную электронной цифровой подписью, на постановление о привлечении к административной ответственности, вынесенное должностным лицом налоговой, через официальный сайт налоговой.  Дату подписания электронного цифрового документа можно установить достоверно.

КоАП РФ предоставляет подателю жалобы право выбора того, куда подавать жалобу по делу об административном правонарушении: напрямую в суд и  в орган, вынесший оспариваемое постановление. Претензий у налогового органа к форме и формату данной жалобы не возникло, в связи с чем жалоба с материалами дела была направлена в суд.  

Судом данная жалоба была возвращена  без рассмотрения и без вынесения какого-либо определения просто сопроводительным письмом.

На действия суда мною была подана жалоба в квалификационную коллегию судей, которая нарушения законодательства не нашла. Позиция коллегии:

 «документы, обращения, жалобы по делам об административных правонарушениях не могут быть поданы в суд общей юрисдикции в электронном виде, поскольку производство по таким делам осуществляется по правилам КоАП РФ, нормами которого не предусмотрена подача таковых в электронном виде. По смыслу положений, закрепленных в главе 30КоАП РФ, жалоба на состоявшиеся по делу об административном правонарушении акты подлежат подаче в вышестоящий суд на бумажном носителе».

Т.е. в данном случае в федеральном законе формулировка: «если не установлено требование о необходимости составления документа исключительно на бумажном носителе» вроде как не предполагает какого-либо скрытого смымсла: чтобы требовать бумажный вид так и должно быть написано — только бумажный вид. Судьи же идут как всегда по пути выявления скрытых смыслов.

Хотя какие в КоАП могут быть скрытые смыслы? Этот документ должен быть как Устав — все должно быть прямо и перпендикулярно, т.к. этот документ касается каждого гражданина.

Также коллегия сослалась на позицию Конституционного Суда РФ о том, что

«из права каждого на судебную защиту не следует возможность выбора лицом по своему усмотрению той или иной процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются федеральными законами»

Может я чего не допонимаю, но разве способ подачи документа (по почте, лично, через представителя, по эл. почте) —  это и есть процедура судебной защиты? И разве отсутввие в Кодексе (возможно в силу того, что он написан намного раньше того, как придумали электронную подпись) указания на обязательный бумажный вид жалобы или прямого запрета на использование ЭЦП можно трактовать как запрет на подачу документа в электронном виде? 

 

 

 

 

 

«Что не запрещено — то разрешено»: правопреемство убытков. Налоги & бухучет, № 57, Июль, 2020

К сожалению, об этом основополагающем правовом принципе частенько забывают как сами плательщики, так и контролеры. А стоило бы помнить.

Вопрос отражения правопреемником в своем налоговом учете убытков предшественника будоражил предприятия давно. На первый взгляд очевидно: правопреемнику в налоговоприбыльном учете должны передаваться и убытки, ведь при реорганизации к нему переходят все права и обязанности реорганизуемого предприятия (в том числе налоговые, ст. 98 НКУ). Но фискалы настойчиво отрицали такое право правопреемника, аргументируя тем, что нет соответствующей нормы в НКУ (см. письма ГФСУ от 13.10.2016 г. № 22278/6/99-99-15-02-02-15, от 17.08.2017 г. № 1637/6/99-99-15-02-02-15/ИНК).

Первая ласточка в борьбе с фискалами — письмо ГФСУ от 10.05.2018 г. № 2077/6/99-99-15-02-02-15/ИНК, которое появилось во исполнение решения Житомирского окружного админсуда от 22.02.2018 г. по делу № 806/303/18 («Налоги & бухучет», 2018, № 56, с. 3).

Суд, принимая решение, исходил из общего правила п.п. 140.4.2 НКУ (в редакции НКУ до 23.05.2020 г.). То есть,

НКУ не устанавливает никаких ограничений (запретов) относительно учета правопреемником в составе «минуса» прошлых периодов отрицательного значения реорганизованного предприятия

Под давлением судов появились и другие консультации, где фискалы, ссылаясь на п.п. 140.4.2 НКУ, фактически повторяли аргументы, которыми руководствовался суд в вышеупомянутом решении (письмо ГНСУ от 15.11.2019 г. № 1350/6/99-00-07-02-02-15/ІПК // «Налоги & бухучет», 2019, № 98, с. 24).

Впрочем, этот момент нельзя назвать переломным, ведь он полностью позицию фискалов не изменил. Они стали метаться из стороны в сторону, выдавая параллельно консультации с абсолютно противоположными выводами (письма ГФСУ от 14.08.2018 г. № 3534/ІПК/28-10-01-03-11, от 26.02.2019 г. № 747/ІПК/28-10-27-01-11).

Сегодня ситуация изменилась благодаря Закону № 466 (см. «Налоги & бухучет», 2020, № 45, с. 17, № 48, с. 27). А именно, п. 140.4 НКУ дополнен новым п.п. 140.4.5 НКУ, согласно которому финрезультат до налогообложения уменьшается правопреемником на сумму «минуса» реорганизуемого плательщика (убыток (!) учитывается) в периоде утверждения: (1) передаточного акта (при присоединении, слиянии, преобразовании) и (2) разделительного баланса пропорционально полученной доле имущества (при разделении, выделении).

Правда, работает эта норма при условии, что правопреемник и предшественник были связанными лицами не менее 18 месяцев подряд до даты завершения реорганизации. И учесть убытки можно только в сумме, которая не превышает сумму собственного капитала предшественника по состоянию на конец предыдущего налогового (отчетного) года.

Указанная налоговая разница действует со дня вступления в силу редакции п. п. 140.4.5 НКУ, то есть с 23.05.2020 г., и соответственно может быть отражена в прибыльной декларации за полугодие 2020 года. До внесения изменений в прибыльную декларацию правопреемник может отразить убыток реорганизуемого плательщика в строке 3.2.4 приложения РІ к ней (см. информписьмо № 12, 102.20.02 БЗ).

Принципы информационной безопасности


Москва +7 (495) 221-21-41
Санкт-Петербург +7 (812) 407-34-71

Ростов-на-Дону +7 (863) 320-09-60

Полноценная информационная безопасность базируется на нескольких основополагающих принципах:

Основные принципы информационной безопасности

Рассмотрим принципы ИБ подробно:

1. Простота использования информационной системы. Данный принцип информационной безопасности заключается в том, что для минимизации ошибок следует обеспечить простоту использования информационной системы. Во время эксплуатации ИС пользователи и администраторы совершают непреднамеренные ошибки, некоторые из которых могут вести к невыполнению требований политик безопасности и снижению уровня информационной безопасности.

Чем более сложны, запутанны и непонятны для пользователей и администраторов совершаемые ими операции, тем больше они делают ошибок. Простота использования ИС является необходимым условием для снижения числа ошибочных действий. При этом следует помнить, что данный принцип информационной безопасности не означает простоту архитектуры и снижение функциональности ИС.

2. Контроль над всеми операциями. Этот принцип подразумевает непрерывный контроль состояния информационной безопасности и всех событий, влияющих на ИБ. Необходим контроль доступа к любому объекту ИС с возможностью блокирования нежелательных действий и быстрого восстановления нормальных параметров информационной системы.

3. Запрещено всё, что не разрешено. Этот принцип ИБ заключается в том, что доступ к какому-либо объекту ИС должен предоставляться только при наличии соответствующего правила, отраженного, например, в регламенте бизнес-процесса или настройках защитного программного обеспечения. При этом основной функцией системы ИБ является разрешение, а не запрещение каких-либо действий. Данный принцип позволяет допускать только известные безопасные действия, а не заниматься распознаванием любой угрозы, что очень ресурсоёмко, невозможно в полной мере и не обеспечивает достаточный уровень ИБ.

4. Открытая архитектура ИС. Этот принцип информационной безопасности состоит в том, что безопасность не должна обеспечиваться через неясность. Попытки защитить информационную систему от компьютерных угроз путем усложнения, запутывания и скрытия слабых мест ИС, оказываются в конечном итоге несостоятельными и только отсрочивают успешную хакерскую, вирусную или инсайдерскую атаку.

5. Разграничение доступа. Данный принцип ИБ заключается в том, что каждому пользователю предоставляется доступ к информации и её носителям в соответствии с его полномочиями. При этом исключена возможность превышения полномочий. Каждой роли/должности/группе пользователей можно назначить свои права на выполнение действий (чтение/изменение/удаление) над определёнными объектами ИС.

6. Минимальные привилегии. Принцип минимальных привилегий состоит в выделении пользователю наименьших прав и доступа к минимуму необходимых функциональных возможностей программ. Такие ограничения, тем не менее, не должны мешать выполнению работы.

7. Достаточная стойкость. Этот принцип информационной безопасности выражается в том, что потенциальные злоумышленники должны встречать препятствия в виде достаточно сложных вычислительных задач. Например, необходимо, чтобы взлом паролей доступа требовал от хакеров неадекватно больших промежутков времени и/или вычислительных мощностей.

8. Минимум идентичных процедур. Этот принцип информационной безопасности состоит в том, что в системе ИБ не должно быть общих для нескольких пользователей процедур, таких как ввод одного и того же пароля. В этом случае масштаб возможной хакерской атаки будет меньше.

При выполнении проектов специалисты ARinteg реализуют весь комплекс принципов, обеспечивающих информационную безопасность.


О принципе «не запрещенное законом дозволено» (Н.И. Матузов)

В любом подлинно гражданском обществе действует известный в мировой практике общеправовой либерально-демократический принцип «не запрещенное законом дозволено». Он касается прежде всего физических и юридических лиц как субъектов рыночной, хозяйственной, гражданско-правовой деятельности и ни в косм случае не распространяется на государственные властные структуры, должностных лиц, которые обязаны придерживаться другого правила: «можно только то, что прямо разрешено законом». Для них право должно быть своего рода «стоп-сигналом» – дальше нельзя, закон не позволяет.

Принцип возник в свое время как отражение объективных потребностей рынка, бурного развития товарооборота, частного предпринимательства, торговли, конкуренции, утверждения идей свободы, демократии, прав человека. Все это составляло единый процесс смены старой косной системы поной, более динамичной и прогрессивной, получило закрепление в первых буржуазных конституциях, других политико-юридических документах, было направлено против жестких абсолютистских порядков.

Молодая буржуазия стремилась к социальному и духовному раскрепощению, созданию более эффективных экономических стимулов и механизмов, твердому юридическому равенству (фактическое немыслимо), отказу от всяких сословных градаций и привилегий, ущемляющих личность. Это было одним из ее главных лозунгов в период прихода к власти. Рождалась новая эпоха – эпоха господства закона прибавочной стоимости как постоянной пружины (локомотива) деловой активности людей, смены мотивации их поведения. Выражением этих исторических тенденций и явился рассматриваемый принцип. Оправдывался известный афоризм: «Неудовлетворенность достигнутым – шпоры прогресса».

Французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г. провозгласила: «Осуществление естественных прав человека ограничено лишь теми границами, которые обеспечивают другим членам общества пользование этими же правами» (ст. 4). «Закон вправе запрещать лишь деяния, вредные для общества. Все, что не запрещено законом, то дозволено, и никто не может быть принуждаем делать то, что не предписано законом» (ст. 5). Позднее в Конституции Франции 1791 г. соответственно постулировалось: «Все, что законом не запрещено, не может быть пресекаемо».
Эти идеи так или иначе разделяли все прогрессивные мыслители прошлого. «Граждане пользуются тем большей свободой, чем больше дел законы оставляют на их усмотрение. Они цепенеют, если не делают ничего без прямого предписания закона» (Гоббс). «Свобода есть право делать все то, что закон не запрещает» (Монтескье). «Позволено, а потому и не предписывается все то, что не стесняет свободу других людей» (Гегель). В этом же контексте высказывался и К. Маркс: «Свобода – это право делать все то и заниматься всем тем, что не вредит другому». В России Лев Толстой также считал, что «для граждан право является разрешением делать все, что не запрещено». Даже Екатерина II под влиянием европейских просветителей изрекла: «Ничего не надо запрещать законами, кроме того, что может быть вредно каждому живущему или всему обществу».

Смысл всех этих требований и высказываний состоял в том, чтобы избавиться от стесняющих крепостнических пут, обеспечить свободным индивидам-собственникам необходимый простор для более активной и полезной деятельности, развязать их инициативу, предприимчивость, стимулировать развитие новых отношений. Именно для того чтобы люди по «цепенели», чтобы они не были связаны по рукам и ногам различными запретами и ограничениями, им должна быть предоставлена возможность действовать самостоятельно, ибо свободная деятельность человека является его естественным и неотъемлемым правом.

Подобный подход рассматривался как необходимая предпосылка успеха, как шанс для каждого реализовать себя, свои знания, способности, потенциал, добиться всего самому легальным путем. В этом суть индивидуальной свободы, идеи равных возможностей, равных стартовых условий. Дальше вес решают личные качества, инициатива. Будь законопослушен, плати исправно налоги – и поступай как знаешь (заводи «собственное дело», торгуй, производи, извлекай прибыль, доход и т.д.), соблюдая при этом общепринятые нормы поведения. Последнее – непременное условие реализации указанного принципа, ибо в противном случае будут разрушаться нравственные и правовые основы общества.

Конечно, этими возможностями не могут воспользоваться старики, дети, инвалиды, другие нетрудоспособные лица, а также военные и госслужащие. Забота о них лежит на государстве. Остальные же члены общества должны зарабатывать себе на жизнь сами, исходя из своих способностей, квалификации, целей, желаний, здоровья, активности, образования и т.д. Патернализм им противопоказан. Для них просто создаются надлежащие условия, когда работать хорошо – выгодно, а также необходимый прожиточный минимум, пособие по безработице и т.д. Дальше гарантии государства не простираются.

В международных пактах о правах человека закреплено право каждого на предоставление возможностей обеспечивать жизнь своим трудом, который он свободен выбирать или на который он свободно соглашается. Известно, что одной из причин низкой производительности труда в СССР была выплата не заработанной платы или платы только за выход на работу. Это подрывало всякие стимулы добросовестно трудиться, проявлять инициативу, активность.
Это и есть рыночный принцип, в котором заложен мощный импульс всего прогресса. Власть, закон должны лишь очерчивать общие границы, стоять на страже порядка, устанавливать честные и обязательные для всех «правила игры». За пределами же разумного правового запрета человек свободен и независим, в том числе и от власти. Он может по своему усмотрению распоряжаться своей собственностью, правами, опытом, талантом, честно нажитым капиталом. Ему не нужно для этого какого-то особого разрешения. В сущности, это проблема взаимоотношений государства и личности, которая во все времена представляла собой предмет пристального внимания научной мысли и социальной практики.

Роль государства здесьсь не в том, чтобы командовать, куда поворачивать руль, с какой скоростью ехать, что везти и т.д., а в том, чтобы расставить дорожные знаки и направить движение по нужной дороге, следить за тем, чтобы на этой дороге был порядок, чтобы все соблюдали правила движения, дабы не столкнуться. В остальном участники «рейсов» свободны, они сами прокладывают свои маршруты, сами определяют их цели и конечные пункты. Реальной причиной для этого служат интересы, мотивы, потребности.

Принцип дозволения – это ставка на доверие и добросовестность самих субъектов общественных отношений, на те механизмы и стимулы, которые определяют их поведение. Еще Гельвеций заметил: «Если физический мир подчинен закону движения, то мир духовный не менее подчинен закону интереса. На земле интерес есть всесильный волшебник, изменяющий на глазах всех существ вид всякого предмета».

Не менее образно выразился один из современных ученых-экономистов – Василий Леонтьев: «Экономика – это шхуна, в паруса которой дует ветер интересов, а руль находится в руках государства». С этими афоризмами созвучна мысль Ф. Энгельса о том, что «интерес практичен…, никто не может сделать хоть что-нибудь, не делая этого вместе с тем ради удовлетворения какой-либо из своих потребностей»2. Известно, что все живое отличается от неживого именно наличием потребностей. Но интересы и потребности требуют выхода, реализации.

Принцип «не запрещенное законом дозволено» с самого начала не вписался, да и не мог вписаться в советскую административно-командную систему, поэтому либо замалчивался, либо прямо отвергался как неприемлемый для жестко управляемого, «дисциплинированного», а точнее, зарегулированного и заорганизованного общества. Каждому была гарантирована определенная плановая пайка, но не более того. За пределы этого минимума (например, 120 «рэ») никто выйти не мог, кроме как окольными путями.

Этот принцип был несовместим с самим тоталитарным мышлением, всеобщим контролем государства над всей общественной и личной жизнью людей. Об этом принципе, как уже говорилось, вспомнили лишь в разгар «перестройки», во второй половине 80-х годов. Сначала он вызвал переполох, растерянность, замешательство. Как это так? Из «низов» слышалось: «А это позволено»? Из «верхов», напротив: «Как же это они будут без разрешения и указаний?» Но в целом, когда все улеглось и люди вникли в смысл провозглашенного лозунга, он породил у них небывалую эйфорию, был с ликованием подхвачен прессой. Общественное мнение безоговорочно поддержало его, увидев в нем возможность дальнейшего расширения свободы индивида, раскрепощения личности.

Но затем, с течением времени, непомерные страсти и восторги по поводу нового девиза заметно поутихли, сменились более трезвым и взвешенным к нему отношением, а позже – острой критикой, поскольку он был воспринят определенными субъектами как своего рода приглашение к вседозволенности – «теперь все можно». Во многих людях проснулось худшее. Как бы вспомнили Карамазова: Бога нет и все дозволено. Ведь «демократический разгул» ничуть не лучше всякого иного, «оказалось, что свобода – как бритва в руках ребенка; мы и поранились» (В. Астафьев).

Стали очевидными побочные деструктивные последствия его применения. Принцип был вскоре расценен как вредный. Резкие возражения на этот счет высказываются и сейчас. Для этого есть определенные основания, его прямо связывают с «криминальной демократией». Вместе с тем в этих оценках все более заметны крайности, эмоции, нетерпимость, запальчивость. Иными словами, та же эйфория, только с обратным знаком.

Сегодня в названном принципе многие склонны видеть причину бесчисленных зол; возник соблазн «списать» на него чуть ли не все происходящие в стране неурядицы. Это легко понять – кругом разгул преступности, произвол, беспредел, а тут какая-то «дозволенность». Однако неприятие это носит скорее психолого-эмоциональный, а не аргументированный характер. Корни кризисных процессов гораздо глубже и серьезнее, чем рассматриваемая правовая аксиома.
Ясно, что принцип «не запрещенное законом дозволено» в полной мере осуществим лишь в зрелом гражданском обществе, каковым Россия пока не является. Именно поэтому автор этих строк не относится к ревностным сторонникам немедленного внедрения рассматриваемого принципа в нынешних российских условиях. К выдвинутой идее нельзя подходить как к «задаче дня», требующей форсированной реализации. Но он и противник ее огульного или конъюнктурного отрицания, ибо это в очередной раз свидетельствовало бы лишь о нашем вечном максимализме – либо все, либо ничего.

В данном случае, как уже подчеркивалось, проблема анализируется в сугубо научном плане, прежде всего в историческом, социальном, моральном и юридическом аспектах. Наука обязана ставить такие вопросы, осмысливать их, выражаясь языком традиционной лексики, с позиций диалектического подхода, предполагающего рассмотрение как положительных, так и отрицательных сторон явления, плюсов и минусов, отслеживать реальности и тенденции, делать выводы. При этом она должна говорить и о неприятных истинах. Необходимость в теоретическом исследовании проблемы вытекает из того, что цель построения гражданского общества и правового государства Россией поставлена, идет становление рыночных отношений, нового образа жизни.

На наш взгляд, принцип «дозволенности» не следует ни фетишизировать, ни отвергать с порога. Его надо оценивать спокойно, объектив- но, непредвзято. Здесь были бы одинаково вредны как неоправданный «авангардизм», так и заскорузлый «консерватизм», перестраховщица. Шараханья из одной крайности в другую по любому вопросу еще никогда к положительным результатам не приводили. Это хорошо известно из нашей недавней истории, да и нынешней практики.

Иллюстрацией может служить анализируемый принцип, в использовании которого уже есть печальный опыт как его поспешного выдвижения и бездумного применения в период «перестройки», а затем реформации, так и абсолютного непризнания и игнорирования в предшествующие десятилетия сплошного запретительства. И трудно сказать, что хуже – когда все гайки закручены до Предела или когда они опасно ослаблены. Оптимальный вариант, видимо, находится где-то в «золотой середине».

Издержки реализации указанного принципа проявились главным образом в политико-моральной и житейско-бытовой сферах. В хозяйственных же, экономических отношениях он так и не утвердился. А именно это было важно. Его взяли на вооружение совсем не те, на
кого он прежде всего был рассчитан. Им, в частности, не преминули воспользоваться всевозможные криминальные элементы.

Рынка еще не было. Появились лишь первые законы о кооперативах, индивидуальной трудовой деятельности, семейном подряде, а применительно к предприятиям – о хозрасчете, самоокупаемости, самофинансировании, большей самостоятельности и т.д. Во всех этих актах и была заложена идея правового регулирования, основанного на принципе дозволенности.
Так, в Законе «Об индивидуальной трудовой деятельности» от 19 ноября 1986 г. после перечисления и соответствующих разделах довольно разнообразных видов такой деятельности указывалось, что «допускаются и другие виды кустарно-ремесленных промыслов, если занятие ими не запрещено законодательством Союза ССР и союзных республика. Аналогичная расширительно-дозволительная формула применялась и относительно оказания различных услуг и сфере бытового обслуживания населения.

Итак, раз не возбраняется – значит допускается. В результате уже через год 7 млн советских граждан стали кооператорами, еще 1 млн занялись индивидуальной трудовой деятельностью. Выло легализовано частное предпринимательство. Но еще до этого многие кустари-одиночки вышли па рынок явочным порядком. Инициативу уже трудно было сдержать, заглушить, повернуть вспять.

Шлюзы были приоткрыты. Но движение к рынку, экономической свободе сопровождалось массовыми злоупотреблениями. Зыбкие законодательные барьеры ломались, установленные правила и условия не соблюдались. Тысячи кооперативов возникли прямо на предприятиях, как правило, за счет их средств, оборудования, помещений, перераспределяя значительную часть прибыли в свою пользу. В орбиту такой деятельности оказались втянутыми сами руководители. Идея свободной экономики явно перерастала в свободный криминал. Многие стали действовать не по законам, а, как сейчас говорят, «по понятиям».

Потом пришли «дикий рынок», «черный бизнес», началось «первоначальное накопление капитала», банковские аферы, приватизация. Появились первые «новые русские», а затем олигархи, сколотившие за короткий срок «из воздуха» огромные состояния. «Теневая экономика» вышла из тени и стала себя отмывать. Разгулялась «вольница». Государство терпело убытки, ослаблялось, теряло нити управления. Била в глаза нахрапистая вседозволенность, безнаказанность, погоня за наживой. Все это вызывало крайнее недовольство честных и законопослушных граждан. Подобные явления и процессы наблюдаются и сейчас. Но джинн был выпущен из бутылки и загнать его обратно теперь уже невозможно.

Надо сказать, что юристы уже тогда предостерегали от излишнего самообольщения провозглашенным принципом и возможных неблагоприятных последствиях его осуществления в конкретных условиях нашей страны (В.Н. Кудрявцев, С.С. Алексеев, М.В. Баглай, Д.А. Керимов, В.В. Лазарев, Р.З. Лившиц, Н.И. Матузов и др.). В частности отмечалось, что лозунг «разрешено все, что не запрещено» предполагает достаточно высокий уровень политической и правовой культуры, правосознания, юридической информированности, грамотности; развитую правовую систему; умение соотносить свой личный интерес с общественным, соблюдать общепринятые социальные нормы поведения и т.д. В России же пока не сложилась такая многовековая традиция законопослушания.

«Переход к формуле «не запрещенное законом дозволено» требует глубокого переустройства общественной жизни и правосознания людей, затрагивает самый чувствительный институт демократии – политические права и свободы, а они у нас четко не разработаны». Не было в то время и других важнейших предпосылок для введения «сверху» нового ориентира поведения.
Поэтому приобретали значение даже такие «мелочи», как воспитанность, внутренний самоконтроль, такт, опыт, мера, здравый смысл, цивилизованность – все то, что составляет общую повседневную культуру человека, не позволяющую ему вести себя анархично. Именно с моральной точки зрения формула оказалась наиболее уязвимой, ибо мораль требует от индивида гораздо больше, чем право. Римляне говорили: «Не все, что дозволено, достойно уважения». Так что не запрещенное законом вполне может быть нравственно предосудительным. Отсюда, конечно, закономерен вопрос: а разрешено ли не запрещенное? И, конечно, требуется существенная декриминализация общества.

По мнению Т.В. Кашаниной, первая часть формулы «все, что законом не запрещено, дозволено» ставит вопросов не меньше, а может, даже больше, чем вторая. И главный из них: как реализовать все незапрещенное, есть ли в праве механизм для этого. Анализ системы правового регулирования показывает, что таковым могут служить локальное и индивидуальное регулирование (саморегуляция)4.

Негативные последствия действия принципа «дозволенности» в первую очередь остро ощутили на себе правоохранительные органы, которым все труднее становилось обеспечивать общественный порядок в стране, бороться с преступностью. Поэтому в оценке названной формулы требовались известная гибкость, взвешенность, осторожность. Тем более что контрольно-ревизионные функции государства были сильно ослаблены. Многие властные рычаги воздействия выпали из его рук. Возникли и стали устойчиво развиваться негативные тенденции.

Свобода была дана не только законопослушным гражданам, но и криминальному миру, который сполна воспользовался открывшимися возможностями и прежде всего внезапного и легкого обогащения. Но не за счет труда, а путем разного рода махинаций, комбинаций, строительства финансовых пирамид, спекуляций с ГКО, подлогов, обмана и т.д. Началось интенсивное перераспределение собственности и все то, что сегодня называют «рыночным большевизмом». Произошел колоссальный всплеск экономической преступности, хищений, злоупотреблений. Было создано раздолье для многочисленной «братвы», мафиозных структур, вывоза сырья, металла, денежных средств за рубеж. Организовывались всевозможные ложные или подставные фирмы и производства.

Одним из существенных изъянов рассматриваемого принципа оказалось то, что у нас целые пласты общественных отношений вообще юридически не урегулированы, хотя объективно нуждаются в этом. В законодательстве имеются многочисленные пробелы («вакуумы», «ниши», «пустоты»). Правда, немало и перенасыщенной регламентации, которая тоже причиняет вред, но главное – это все же пробельность и отставание правотворчества. В его «черные дыры», лазейки устремляются, как правило, разного рода нувориши. Многие из них разбогатели не потому, что нарушали законы, а потому, что законов просто не было.

Субъектам важно знать, что конкретно запрещено, ибо все остальное согласно принципу разрешено. «Белые пятна» в праве, юридическая неграмотность и неосведомленность большинства населения усугубляют проблему. Очень часто возникают ситуации, когда люди не могут сориентироваться, как вести себя, поскольку нет ни прямого запрета, ни прямого разрешения. Получается – можно все, что не запрещено законом, а закона просто нет, он еще не принят на этот случай. Почти полное отсутствие законодательной базы для экономической деятельности было одной из главных причин дискредитации рассматриваемого принципа. Этой базы и сейчас не хватает. Кроме того, пределы правового регулирования весьма подвижны.
И вообще, резкий переход от «ничего нельзя» к «все можно» не мог не породить трудностей. В этом и заключалась основная ошибка поспешного и непродуманного провозглашения анализируемого принципа. Делалось это в духе перестроечных лозунгов «ускорения». Постепенность, взвешенность, этапность никого тогда не устраивали, так как начавшиеся изменения, реформы были объявлены «революционными».

Кроме того, формулу «не запрещенное законом дозволено» можно трактовать в узком и широком смысле. В узком – если под законом понимать только акт органа законодательной власти. А поскольку законов у нас (по сравнению с другими правовыми актами) не так уж много и к тому же они носят общий характер, то они, строго говоря, мало чего запрещают. В результате перед субъектами открывается огромное поле для вполне легальной деятельности.
В широком смысле – если под законом подразумевать всякий нормативно-правовой акт государства. В этом случае круг запрещенных действий раздвигается до невероятных размеров, ибо всевозможные запреты и ограничения исходят в основном от управленческого бюрократического аппарата, министерств, ведомств, местных органов и т.д. Иными словами, вопрос упирается в понятие законодательства – включает ли оно в себя только законы или же и все иные юридические нормы.

В целом же, рассматриваемая аксиома, правильно понятая, ничего порочного в себе не содержит, она разумна, конструктивна, признана всеми демократическими странами, где воспринимается как нечто естественное, не подлежащее обсуждению. Она выражает презумпцию правомерности поведения индивида, его право и возможность действовать без оглядки на директивный окрик.
Подобная презумпция законодательно закреплена сегодня в новом Гражданском кодексе РФ: «В случаях когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются» (п. 3 ст. 10). В противном случае, как считает В.С. Нерсесянц, «при уравнительно-дозволительном порядке регуляции, где все, прямо не разрешенное, запрещено, новое в принципе оказывается под запретом как нечто негативное. Более того, здесь зачастую запрещается даже то, что разрешено».

Поэтому ругать рассматриваемый принцип как таковой абсурдно, подобно тому, как наивно пенять на зеркало… или, скажем, бранить демократию, гласность, многопартийность, парламентаризм, свободу слова, разделение властей, другие институты только потому, что мы не научились ими пользоваться. Проблема состояла в том, что основная масса населения не была приучена к самостоятельности и альтернативности.

Не сам принцип плох, а условия, методы, практика его применения. Виноваты в конечном счете люди, общество, среда. Ведь не обвиняем же мы законы за то, что они нарушаются – причина не в них. Так и с принципом дозволенности. Противодействовать надо не принципу, а тем лицам, кто эксплуатирует его в корыстных целях. Ясно, что планка была поднята слишком высоко и поспешно, общество оказалось не готовым для преодоления ее с «первого захода». Нужны постепенность, этапность, адаптация, создание надлежащего климата, атмосферы. Как выражаются публицисты, в нашей молодой школе демократии пока мало «отличников». Следовательно, надо повышать «успеваемость».

Признание принципа «не запрещенное законом дозволено» закона мерно и неизбежно, коль скоро Россия взяла курс на переход к рынку, предполагающему частное предпринимательство, личную инициативу, предприимчивость, свободную деятельность индивидов-собственников. Более того, отчасти он уже используется в новом секторе экономики – мелком и среднем бизнесе, коммерции, инвестициях, банковском деле. В стране сейчас около 12 млн индивидуальных предпринимателей, 860 тыс. малых производств, которые дают 12% ВВП. В них занято 6,5 млн человек. Малый и средний бизнес рассматриваются сегодня как база экономических реформ.
В президентском Послании Федеральному Собранию 1996 г. указывается на необходимость «предоставления всем равных шансов для успехов в экономической жизни, что позволит сформировать массовый слой наиболее активных граждан». Такая же установка содержится и в последующих посланиях. Это – своего рода протекционизм деловым, инициативным людям, которые нуждаются в содействии, поддержке со стороны общества, государства.
В то же время перенос указанного принципа на российские условия не может быть чисто механическим, без учета специфики отечественного менталитета, национальных особенностей, традиций. Особенно это касается общественно-политической и моральной сфер, межличностных, человеческих отношений, жизненного уклада.

В России издавна первостепенную роль в народной жизни играли не столько законы, сколько нравственные, духовные, религиозные и иные ценности и регуляторы, такие, как совесть, честь, долг, порядочность, гражданское чувство, оказывавших и оказывающих мощное определяющее воздействие на поведение людей. Все это составляет то, что нередко называют «русской душой», в которую не всегда могут вписаться западные модели и эталоны бытия, например «американская мечта».
Именно поэтому формула дозволенности попала у нас на неподготовленную почву, не было учтено то, что для ее реализации необходимы достаточно развитое правосознание, культура, самодисциплина, правопочитание, отлаженная, а не разбалансированная юридическая система. Но это вовсе не значит, что саму формулу разумной, полезной разрешенности, проверенную многовековым опытом других народов, надо отвергнуть как непригодную и в очередной раз искать «свой собственный путь».

Свободный человек в свободном обществе вправе предпринимать любые действия, не противоречащие закону и морали. Формирующиеся рыночные отношения объективно требуют смены старой психологии – психологии скованности, нерешительности, выжидания, косности, страха, рутины. Ругательства и проклятия по поводу нового принципа малопродуктивны и никакой пользы в конечном счете не принесут, как и нигилизм по отношению к демократии вообще.

Ведь совсем недавно мы не признавали идеи правового государства, гражданского общества, разделения властей, естественных прав человека, частного права (как и частной собственности), института президентства, конституционного правосудия, политического плюрализма, многопартийности и многого другого. Однако все это постепенно вошло и продолжает входить в нашу жизнь. Важно лишь при этом, как отмечено выше, учитывать российскую специфику.
Вступление в рыночные отношения – не экономический «блицкриг», а сложный, длительный и во многом болезненный процесс. Рынок волей-неволей заставляет субъектов проявлять инициативу, искать приложение своим способностям, стараниям, наклонностям, и право не только не должно мешать, но всячески содействовать этому. Гражданское общество, правовое государство несовместимы с директивно-распределительной экономикой, командно-бюрократическим правлением.

Соответственно и правовое регулирование должно менять свой характер, свои цели, задачи, функции – быть более гибким, либеральным, демократическим.
Призыв «не запрещенное дозволено» при его выдвижении был рассчитан на преодоление синдрома «держать и не пущать», на развертывание активности, деловитости, выход из многолетнего застоя социальной энергии, здоровое честолюбие, стимулы, интересы. Он был провозглашен в противовес негласному правилу: можно только то, что прямо разрешено; или запрещено все, что не разрешено. Важно было переломить запретительные и перестраховочные тенденции. Ведь за многие годы люди привыкли жить по командам сверху или по инструкциям, расписывавшим все «от сих до сих». Требовалось разбудить это «сонное царство», избавиться от социальной летаргии. Еще римляне говорили: законы пишутся не для спящих.
Идеолого-партийное, тоталитарное правление, которое длительное время господствовало в нашей стране и основой которого было не только единомыслие, но и единодействие, сформировало у людей такие комплексы и стереотипы, как страх, боязнь ответственности, пассивность, апатия, конформизм, угодничество, бездумное исполнительство, чинопочитание. Срабатывал рефлекс «как бы чего не вышло». Именно поэтому советское общество нередко называли системой, где все можно и в то же время ничего нельзя. Один телефонный звонок был сильнее любого закона. Команда сверху – и машина начинала безо всякой пробуксовки быстро вращаться со всеми ее «винтиками» и «колесиками».

Все это глубоко укоренилось в общественном сознании и для многих было «жизненной философией». Она, в частности, проявлялась в расхожих сентенциях типа: «моя хата с краю», «меня это не касается», «я человек маленький», «начальству виднее», «инициатива наказуема», «не высовывайся», «знай свой шесток», «не бери на себя лишнего». Причем подобная психология отражала настроения как «культиков», так и «винтиков», «управляемых» и «управляющих». Среди последних доминировала позиция: «не возникай», «сиди и жди, за нас думают вожди». Задача заключалась в том, чтобы разрушить этот синдром, избавиться от мелочной опеки, зарегулированное, патернализма.

Люди были не приучены жить в мире альтернатив, в мире столкновения различных мнений, взглядов, позиций и действий, т.е. в условиях плюрализма, когда надо поступить не по команде сверху, а самостоятельно, да еще отстаивать свой выбор. Отдельный индивид оказался запрограммированным лишь на определенную волну, заидеологизированным и закомплексованным. По словам известного российского писателя Сергея Залыгина, такой человек скорее уверует в ложный ориентир, чем согласится хоть на час остаться без ориентира.
Подобный индивид готов выполнять любые указания, не имея своей точки зрения на происходящее, не вдаваясь в суть спускаемых предписаний и распоряжений.

Стандартизированное, одномерное поведение укоренялось годами и десятилетиями – поступай не так, как лучше, разумнее, целесообразнее, полезнее, а как велит инструкция или начальство. Ценились послушание, безропотность, а не инициатива и предприимчивость. В иерархических отношениях, да и в повседневной жизни культивировалась мысль, согласно которой важно «не быть, а слыть» или «не быть, а казаться». Все подгонялось под общий ранжир, усреднялось.
Ценились бездумное исполнительство, различные проявления «усердия не по разуму», ревностное исполнение команд сверху, даже если эти команды неправомерны. Придерживались правила: говори что надо или молчи, не рассуждай, а исполняй; остальное – не твоего ума дело. Насаждалась психология «винтиков» и «колесиков», которые должны лишь вовремя срабатывать, крутиться, но не более того.

Кто хорошо крутился, того сама система выносила наверх – на следующую иерархическую ступеньку. На такой почве процветали показуха, парадность, рапортомания, очковтирательство, стремление скрыть недостатки, приукрасить положение дел. Укоренялась неприязнь к способным, инициативным людям, умеющим отстаивать свои взгляды и позиции, т.е. инакомыслящим и инакодействующим. Приветствовались покорность, безотказность, чинопочитание. Все это порождало «двойную» и даже «тройную» мораль, когда думали – одно, говорили – другое, а делали – третье. В этой ситуации выдвижение принципа «не запрещенное дозволено» было оправдано.

«Казарменное общество» – так нередко называли нашу страну западные социологи. В таком обществе за многие годы фактически был выработан стереотип чеховского «человека в футляре», который считал, что даже езда на велосипеде должна быть «циркулярно разрешена». Он сетовал по поводу «жизни, не запрещенной циркулярно, но и не разрешенной вполне».
«Когда в циркуляре что-либо запрещалось, – писал классик,– то это было для него (Беликова. – Я. М.) все ясно, определенно; запрещено–и баста. В разрешении же и дозволении скрывался всегда элемент сомнительности, что-то недосказанное и смутное».
Американский ученый-психолог Фрида Полат, побывавшая в разгар «перестройки» в СССР, делилась затем в нашей прессе своими впечатлениями:
«Ваши люди панически боятся принимать самостоятельные решения, даже думать боятся. Не любят альтернатив. Всех преследует страх выбора. Но где нет выбора, там нет творчества, нет свободы – главных ценностей жизни. На лицах покорность судьбе. Не хотят чем-либо рисковать, поэтому стараются вообще не предпринимать никаких активных шагов. Мне кажется, что в вас сидит, за вас думает и действует не свободный, здравомыслящий, уважающий себя человек, а «гомосоветикус».

Преобладали именно такие умонастроения, менталитет, привычки, и они полностью не преодолены до сих пор. Зато постоянно возникали парадные, организованные «инициативы», «почины», «одобрения». Демократия понималась примитивно. Писатель Евгений Носов не без сарказма тогда заметил: «У нас ведь как: ежели за воротник не хватают – уже и демократия».
Естественно, что новый стиль жизни по принципу «коль не запрещено, то разрешено – действуй» оказался для человека-«винтика» чуждым. Но рыночное гражданское общество, основанное на свободе и частном предпринимательстве, немыслимо без указанного постулата. И строить отношения придется по нему, а не только по готовым образцам поведения. Естественно, он не должен иметь ничего общего с тезисом «обогащения любой ценой», с беспределом и другим крайностями.

Командно-приказное регулирование было настолько детализированным и глобальным, что не давало субъектам никакого шанса для личной инициативы. Шаг влево, шаг вправо – уже нарушение. Особенно от этого страдали хозяйственники, немалое число которых оказалось за решеткой, ибо они, опережая время, пытались действовать вопреки инструкциям; им надо было «давать план», решать производственные и другие задачи, выводить свои коллективы из прорывов, а законной основы для этого не было, предприимчивость стоила им дорого. Причем запретительство подчас носило иррациональный, необъяснимый характер – нельзя и все. В газетах мелькали заголовки: «Без права купить гвоздь», «Запреты на рассветы». Трагедия состояла в том, что сделать какое-либо полезное дело зачастую было нельзя иначе, как нарушив закон. И даже не закон, а какую-нибудь инструкцию.
Родилась практика, можно сказать, целое искусство обхода законов. Действовали по принципу: если нельзя, но очень хочется, то можно, были вынуждены идти на риск, обходить инструкции, искать окольные пути. Всевозможные ограничения связывали производственников по рукам и ногам. Сплошь и рядом надо было выбирать: соблюдение инструкции или провал плана, «формальная законность» или интересы дела, следовать букве приказа или подвергнуться наказанию? И часто избирали последнее. Выговорами даже гордились. В результате правовые предписания девальвировались, утрачивалось уважение к ним. Возникали острейшие коллизии между правом и моралью, законом и совестью.

Понятно, что принцип «не запрещенное дозволено» эффективен, как уже говорилось, лишь при наличии твердого нравственного фундамента, устойчивых демократических традиций законопослушания, культуры, внутренней готовности к самоограничению. Всего этого у нас явно не хватает. Тем более что между «да» и «нет», «можно» и «нельзя» есть много оттенков. Границы эти, как правило, нечетки, условны, размыты, зависят от субъективных оценок.

Поэтому указанную формулу, на наш взгляд, следовало бы (применительно к нашим условиям) дополнить: «разрешено все, что не запрещено законом и не порицается моралью*, дабы не создавать ситуации, когда все можно, включая то, чего нельзя. Нравственный критерий должен как бы постоянно сопровождать и проверять названную формулу на «благонадежность».
Корректировка эта очень важна, ибо именно моральные «тормоза», соблюдение нравственных и иных социальных норм призваны сыграть здесь роль эффективных сдерживающих начал. Тем самым формула как бы становится более «легитимной», приемлемой, конструктивной. В этом случае она может удовлетворить любого критика, ибо отпадает главный предлог для ее неприятия – нравственные нормы.

В то же время следует заметить, объективности ради, что ссылки на низкую мораль, испорченные нравы, бытовую распущенность – недостаточное основание для отказа от правила «можно, если не запрещено». Во многих странах Запада с моралью тоже дело обстоит неважно, существуют и «у них» преступность, нарушения прав человека, злоупотребления свободой, нормами общежития и т.п., однако указанный принцип там действует и приносит свои плоды. Но действует прежде всего в экономической, предпринимательской, рыночной среде. Там о нем не спорят, а просто руководствуются им, не ведая, что такое, скажем, «мелочная опека», «вождение на поводке», вмешательство власти в частные дела граждан.

Конечно, в классических демократиях подобный способ социального взаимодействия не был, как у нас, в один прекрасный день введен «сверху», а складывался на протяжении столетий по мере формирования свободных рыночных отношений, органически вплетаясь в другие прогрессивные институты. Создавалась соответствующая инфраструктура. Обычно четко очерчивались лишь общие границы правового и неправового, устанавливались основополагающие ориентиры и требования, обязательные для всех граждан, иными словами, – «рамочные условия».
В остальном же давался широкий простор для самостоятельных поступков и решений индивидов-собственников, субъектов рынка, которые могли в рамках указанных разумных и необходимых ограничений действовать по своему усмотрению. При этом сам принцип такой свободы не имел и не мог иметь ничего общего со вседозволенностью, партизанщиной», игнорированием общепринятых норм поведения. Самостоятельность, предприимчивость и дисциплина вполне совместимы.

Не случайно приведенные выше слова Гоббса о том, что граждане «цепенеют», если не делают ничего сверх разрешенного, органично дополняются другим его важным высказыванием: «Индивиды разбегаются во все стороны, если законы позволяют им делать все. Обе крайности вредны, ибо законы установлены не для устрашения, а для направления человеческих действий, подобно тому, как природа поставила берега не для задержания течения реки, а для того, чтобы направлять его».
Это сравнение как раз и показывает роль права в регулировании рыночных отношений, которое должно определять и направлять лишь их общий ход, способствовать естественному развитию данного процесса. И здесь принцип дозволенности применим в наибольшей степени, о чем свидетельствует мировая практика. Законы должны быть по возможности либеральными.
Американские юристы В. Ландквист и Р. Розенфельд, выступая еще в 1989 г. в нашей прессе, настойчиво подчеркивали, что «главный принцип законодательства США – разрешено все, что не запрещено законом. С этой точки зрения у нас право действительно служит интересам свободного предпринимательства, дает бизнесменам простор для деловых предприятий»2.
Интересное наблюдение высказал также известный американский политолог Д. Саймс. Говоря об условиях и возможностях инвестиций в различных странах, он задался вопросом: почему десятки крупных предприятий США устремились в коммунистический Китай? И ответил: «В Китае и России в целом схожие экономические ограничения деятельности иностранцев. Но есть одна принципиальная разница. В Китае все, что не запрещено, разрешено.

Очень важная констатация. Далее он заметил, что зарубежным инвесторам нужна также политическая стабильность и прочная законодательная база, гарантирующая их права. «Для них самый средний закон лучше самого передового декрета (указа). Недопустимо, когда вместо Серьезного и необходимого диалога с Думой, и президент, и руководители правительства по-прежнему въезжают туда с шашкой наголо».
Мы с трудом осознаем эту истину – истину свободной деловой активности и политической стабильности; только теперь постепенно начинаем закладывать принцип дозволенности в новейшее законодательство, в частности гражданское. Но в целом последнее носит пока что «шлагбаумный» характер. Между тем в основе правового регулирования в период перехода к рынку должны лежать не императивно-ограничительные методы, а главным образом диспозитивные, общедозволительные. Не зря говорят: «Если нельзя запретить, лучше разрешить».

Именно в этом прежде всего должно заключаться законодательное обеспечение проводимых реформ. В литературе справедливо отмечается, что принцип «дозволено все, что не запрещено законом» особенно ярко высвечивает смысл перемен в нашей правовой системе. Юридическое дозволение предполагает прежде всего нормативно установленную общую цель. Остальное – дело субъектов. Это дает простор для инициативы и хозяйственного маневра, для разных вариантов решения одного и того же вопроса, развития договорных связей.

В президентском Послании Федеральному Собранию 1997 г. подчеркивается: «Необходимо существенно снизить в хозяйственной сфере объем разрешительного принципа, заменив его уведомительным. Это будет означать режим максимального благоприятствования для любого бизнеса, стремящегося к производству товаров и услуг».

Право не может охватить всего спектра даже наиболее важных отношений. Законы, особенно экономические, как правило, имеют известный люфт, некий допустимый зазор для свободного волеизъявления. Поэтому и в рамках закона можно поступить по-разному, выбрать нужный, наиболее разумный, целесообразный вариант решения, поведения.

Принцип «что не запрещено, то разрешено» отражает общедозволительный тип правового регулирования. Такое регулирование осуществляется главным образом гражданско-правовыми методами, являющимися по природе своей «дозволительными, характеризуются наделением субъектов на началах их юридического равенства способностью к правообладанию, диспозитивностью и инициативой, обеспечивают установление правоотношений на основе правовой самостоятельности».

Вообще должна быть по возможности максимальная разрешенность, – лишь бы это не противоречило интересам государства, общества. Такой подход открывает широкое поле для легальной конструктивной деятельности законопослушных субъектов. Решающими критериями подобной деятельности являются: общественная польза, отсутствие вреда и соответствие моральным и другим социальным нормам. Запрещение – не лучший способ правового регулирования.

В новом Гражданском кодексе РФ рассматриваемый принцип, хотя и не получил прямого и однозначного закрепления («отдельной строкой»), тем не менее органически вытекает из него как из акта рыночного характера (ст. 1,49, 209 и др.). В частности, в статье 49 устанавливается, что коммерческие организации «могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Иная позиция не соответствовала бы сути предпринимательских отношений.

Статья 209 (п. 2) гласит: «Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом». Аналогичные возможности открывают Федеральный закон «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации» от 14 июня 1995 г., постановление Правительства РФ от 19 декабря 1997 г. «О дополнительных мерах по стимулированию деловой активности и привлечению инвестиций в экономику»; другие новейшие акты. Вообще, предпринимательство должно носить не разрешительный, а главным образом заявительный характер, что полностью соответствует рассматриваемому принципу. Ибо формула «Действуй только в пределах разрешенного» фактически преграждает путь к инициативе, деловой активности, творческим поискам.

В то же время в Гражданском кодексе справедливо оговаривается, что права граждан могут быть ограничены в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 2 ст. 1). Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (ст. 10).

Приведенные положения базируются на конституционной норме (ст. 34), гласящей, что «каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом  экономической деятельности», а также ст. 45, в которой провозглашается: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Свободные дозволения сориентированы на добросовестных и позитивно настроенных граждан, а не на криминальные элементы. Злоупотребления указанным принципом возможны, но они возможны везде, и только на этом основании его отрицать нельзя. Проблема заключается в том, чтобы систематически и настойчиво повышать правосознание и Правовую культуру всех членов общества.

Главный ориентир: делай больше, чем разрешено, но честно, способствуй укреплению правопорядка и нравственных основ государства, удовлетворяй свои законные интересы и потребности. Все это должно быть направлено на развитие нормальных рыночных отношений, конкуренции, личной инициативы, свободного отечественного предпринимательства, создание нового хозяйственного механизма.
В период тотального запретительства у нас были, в частности, запрещены или резко ограничены различные формы совместительства. Люди лишались возможности честным трудом зарабатывать себе на жизнь столько, сколько могли и хотели заработать в соответствии со своими способностями, знаниями, профессией (например, вузовские, научные, творческие и другие работники). Господствовала уравниловка. Сейчас такие запреты сняты либо существенно ослаблены.

Желающие могут подрабатывать в других сферах (исключение составляют лишь некоторые госслужащие и депутаты). Благодаря этому у многих доходы значительно возросли. Это значит, что здесь фактически действует формула: «раз не» запрещено, значит разрешено». И люди пользуются этим. Речь идет о реализации важнейшего права гражданина – права на труд и вознаграждение за него. Каждый сам рассчитывает свои силы и возможности, поступает как ему удобно и выгодно, соблюдая при этом юридические и этические нормы.

Этот принцип – необходимое условие пользования личностью принадлежащими ей основными правами. Во Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН в 1948 г., говорится, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек может подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом исключительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и благосостояния в демократическом обществе (ч. 2 ст. 29).
В остальном человек свободен, и это одно из обязательных условий гражданского общества, правового государства, многоукладной конкурентной экономики, строительство которых начато в России. Задача состоит в том, чтобы максимально развязать инициативу субъектов рыночных отношений и в то же время направить их деятельность в надежное правовое русло.
Именно такая идея и заложена в первой же статье (п. 2) ГК РФ:
«Граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора».

Но этого недостаточно. Россия сегодня занимает 102-е место в мире по так называемому индексу экономической свободы. Такие индексы ежегодно определяет международный фонд «Наследие». Согласно проведенным исследованиям, все страны разделены на три категории. Оказалось, что экономику только 9 из них можно считать действительно свободной, в 64 она «частично свободна», а в 83 странах – «подавлена» или «в основном свободна». Российская Федерация, хоть и передвинулась в 1998 г. со 120 места на 18 пунктов вверх, по-прежнему относится
к группе стран с самой несвободной экономикой.
Учитывая, что Россия переживает пока сложный переходный период, ей приходится решать непростую социальную дилемму: что предпочтительнее – жесткий контроль, запреты и ограничения или далеко идущая и неуправляемая разрешенность, «свободное плавание». Первую крайность мы уже испытали, последствия известны. Теперь важно не впасть во вторую. Открыть все шлюзы – значит подвергнуться непредсказуемому риску, который уже дает о себе знать; закрыть их – снова породить застойные инерционные процессы.

Существует угроза как стихии, самотека, выхода за пределы разумной достаточности, так и возврата к состоянию безынициативной апатии и безразличия. Крайности должны в какой-то точке сходиться, взаимодействовать. Предстоит трудный поиск «золотой середины», которую и пытается установить новое гражданское законодательство. Дальше скажет свое слово практика. Главное, не создавать ситуации «бега в мешках» – бежать разрешается, но бежать трудно. Рыночные стимулы должны работать.

Следует отметить, что еще в 50–60-х годах в советской гражданско-правовой литературе предпринимались активные попытки найти эту самую «золотую середину» применительно к сфере тогдашних хозяйственных отношений. Дискутировался вопрос о том, что предпочтительнее – «можно все, что законом не запрещено» или «только то, что им прямо разрешено». Что касается первого принципа, то высказывались опасения, что он может ослабить центристские начала, подорвать регулирующую роль государства и права. По поводу второго говорили, что он сковывает инициативу субъектов, ограничивает их самостоятельность. В ходе полемики, сопоставления мнений наметился некий консенсус. С.Н. Братусь в итоге заключил: «Не все то, что не запрещено, дозволено, но и дозволено не только то, что прямо разрешено законом». Это и был компромиссный вариант, который, однако, не мог быть полностью реализован в условиях плановой экономики.

Поддержание постоянного «динамического равновесия» – не простая задача. Это своего рода «перетягивание каната», а оно всегда заканчивается победой одной из команд. Право, как известно, запрещает далеко не все общественно вредные действия, а лишь наиболее опасные. Поэтому возникает немало ситуаций, когда определенное поведение индивида правом не запрещается, но с точки зрения иных социальных норм явно предосудительно. Мера допустимого с позиций морали и закона не одинакова: право требует от человека гораздо меньшего, ибо оно есть лишь минимум нравственности. Даже самые лучшие побуждения, которыми руководствуется субъект, выходя за рамки правовых императивов, могут привести к отрицательным результатам. Важно найти ту критическую черту, за которой начинается своеволие. Уловить и законодательно закрепить эту грань чрезвычайно трудно, ибо она подвижна, зависит от ряда факторов и причин.

Римляне говорили: «Кто живет по закону, тот никому не вредит». Однако опыт показал, что есть и другие, кроме закона, нормы, которые необходимо соблюдать, дабы не навредить и не вступить в конфликт с обществом и согражданами. Конечно, выйти за грань дозволенного законом – еще не значит поступить предосудительно, но и совершение не запрещенных им действий не всегда желательно и полезно.
Как уже подчеркивалось, принцип «не запрещенное законом дозволено» направлен на развитие активности субъекта. Но активность и пассивность – понятия относительные. Древняя мудрость гласит: пока умный думает, решительный сделает. Однако та же мудрость подмечает: ум без смелости неподвижен, смелость без ума – опасна. Это выработано многовековым опытом, и юридическая мысль не может не учитывать этих обобщений. В нынешней ситуации необходимо противостоять как инерционным, консервативным тенденциям, так и максималистским устремлениям, своего рода правовому авангардизму, попыткам искусственно пришпорить события и процессы.

Между «можно» и «нельзя», «разрешено» – «запрещено» призваны стоять такие непреходящие понятия, как совесть, честь, долг, нравственность, воспитанность и другие слагаемые, составляющие духовную сущность человека. Они могут служить надежными преградами на пути эгоизма, корысти, своеволия, злоупотреблений. В целом же страна медленно, но настойчиво идет к цивилизованному, нормальному и активному образу жизни, идет по пути, проложенному другими странами и народами. И есть надежда, что «Россия вспрянет ото сна» (А.С. Пушкин).

Бизнес Беларуси хотел бы работать по принципу «разрешено всё, что не запрещено»

3 октября в Верховном суде Беларуси прошло закрытое для СМИ заседание Совета по развитию предпринимательства, посвященное теме «Презумпция добросовестности как ключевой принцип взаимодействия государства и бизнеса».

Заместитель председателя по развитию предпринимательства при Минском горисполкоме Сергей Варивода в интервью БелаПАН рассказал о важных вопросах, обсуждавшихся на мероприятии.

— Сергей Михайлович, какие темы обсуждались сегодня на совещании Совета?

— Тема одна — взаимодействие бизнеса с правоохранительными структурами в интересах общества и экономики. То есть, как сделать так, чтобы, с одной стороны, не было жуликов, которые действуют с преступным умыслом, не платят налоги, пошлины и сборы, а с другой, как добиться того, чтобы в Беларусь безбоязненно шли зарубежные инвесторы, да и отечественные не выводили капитал из страны. И в целом мы имели бы преуспевающую растущую экономику.

Истинный смысл сегодняшнего мероприятия — в поиске компромиссных решений. И, конечно, спектр вопросов, который обсуждался, был очень широкий. От уголовно- и гражданско-правовых до налоговых и таможенных правоотношений.

Например, задержание должностных лиц субъектов хозяйствования за налоговые правонарушения — насколько это обосновано? Необходимо ли держать человека в СИЗО, если он готов внести залог втрое больше, чем начисленная ему сумма? Или пусть он будет на свободе и приносит пользу обществу?

Состоялся обмен мнениями по очень широкому спектру вопросов. Самое главное — мы услышали друг друга.

Были ли приняты какие-то решения?

— Конечно, для всех важна позиция судов. Бизнес ждет формализацию сегодняшней дискуссии в виде постановления пленума Верховного суда.

Председатель Верховного суда Беларуси Валентин Сукало пообещал, что будет подготовлено постановление пленума Верховного суда, в котором будут разъяснены практические стороны обсуждаемых вопросов, в том числе принципа необоснованной налоговой выгоды. В документе будет отражено, каким образом на практике суды будут подходить к оценке тех или иных сделок в части того, стоит ли за ними реальный экономический смысл либо это попытка налогоплательщика минимизировать налоги.

Все участники совещания прекрасно понимают, что в конечном итоге и контрольно-надзорные органы, и бизнес будут смотреть на позицию суда. Ведь суд — это последняя инстанция, куда можно обратиться для защиты своих прав. Поэтому крайне важна позиция, которая будет изложена в материалах пленума Верховного суда на эту тему.

Мы ждем не какой-то формальный протокол Совета по развитию предпринимательства, а постановление, которое будет указующим документом как для правоохранительной системы, так и для бизнеса. И суд разъяснит, куда можно заступать, а куда не следует.

— Правоприменительная практика ст. 33 Налогового кодекса, наконец, будет разложена по полочкам?

— Настолько, насколько она сформировалась. По ст. 33 НК практики почти еще нет. Вот по указу № 488 какая-то практика сформировалась в той степени, в которой она может быть применена и по 33-й статье Налогового кодекса. В этом смысле она, конечно, будет обобщена и в будущем постановлении пленума отражена.

— На ваш взгляд, насколько 33-я статья НК сохранила преемственность указа № 488?

— Принцип необоснованной налоговой выгоды, который положен в ее основу — это не одиозный указ № 488. Хочу напомнить, что такой же принцип есть в налоговом законодательстве России уже много лет, также и в правовых системах других стран. А вот таких документов, как указ № 488, мы не встречали не только на пространстве Евразийского союза, но и в международной практике.

— Какие предложения, озвученные на совещании, были наиболее целесообразны, на ваш взгляд?

Мне очень понравилось мнение министра по налогам и сборам Сергея Наливайко о том, что законные пути оптимизации налогообложения не должны караться фискальными органами.

Рассмотрим простую ситуацию.

Я владелец субъекта хозяйствования, начисляю сегодня дивиденды из прибыли и обратно их реинвестирую в этот же субъект хозяйствования в виде процентного займа. У контролирующего органа возникает вопрос — каков истинный смысл этой сделки? Ведь в результате собственный капитал компании, который не надо было обслуживать под проценты, в итоге перешел в заемный капитал, по которому компания платит проценты. А проценты, естественно, завышают затраты, то есть снижают налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

И возникает вопрос — с одной стороны, что из всего этого я сделал незаконно? Вправе ли я получить дивиденды при наличии прибыли? Наверное, да. Вправе ли я инвестировать эти дивиденды обратно в компанию под проценты либо займа, либо облигационного займа? Наверное, да. Но как к этой ситуации отнесутся контролирующие органы? Каков истинный смысл?

Не скажут ли они — послушай, ведь дивиденды ты забрал не на потребление, не на покупки, и истинный смысл твоей сделки заключается в минимизации налога на прибыль.

Понимаете, какая это тонкая грань? И почему я считаю такими важными слова Сергея Эдуардовича, если я их правильно понял? Из всего, услышанного сегодня, именно это было важно для меня.

Вообще, сегодня первый вице-премьер Александр Турчин произнес правильную вещь — у нас очень много ведомств, толкующих те или иные нормы права. Он отметил, что если мы говорим о 33-й статье, то методология налогового и бухгалтерского учета находится в руках МНС. И предложил определиться, что единственным органом, который будет давать толкование на применимость той или иной нормы, и будет МНС.

В данном случае ни УДФР, ни прокуратура, ни иной орган, а именно МНС будет давать разъяснения, как же на практике применять 33-ю ст. Налогового кодекса.

Также на совещании было очень много предложений поступить по опыту России — публиковать в открытом доступе, какие схемы, на взгляд правоохранителей, неприменимы, то есть подпадут под 33-ю статью, а также приводить примеры, какие сделки нельзя осуществлять.

Вот я приводил пример с дивидендами в займ. Можно же изложить такой пример и указать, что такие схемы рассматриваются, как уклонение от уплаты налогов и являются экономически обоснованной сделкой. И мы будем понимать, что это нельзя делать.

Также заместитель председателя комитета Госконтроля, директор департамента финансовых расследований Игорь Маршалов, касаясь вызвавшей резонанс в прессе и напряжение бизнеса инструкции КГК, отметил, что инструкция предназначена для внутреннего пользования, и не стоит принимать ее сильно к сердцу.

В первую очередь, делается упор на доказательства, каковыми являются документы. Он уточнил, что практика будет формироваться, и, конечно же, те перекосы, которые возникли при применении 488-го указа, будут учтены.

— Какие темы вы подняли в своем выступлении сегодня?

— Понимаете, ведь на самом деле бизнес (и я в частности) считает, что указ № 488 сыграл и значительную положительную роль. Ведь, согласитесь, у нас очень много бизнесов в стране — от мелких до очень крупных — выросли на ниве лжепредпринимательства.

Другое дело, что даже если 1-2% добросовестных предпринимателей незаслуженно понесли наказание по указу № 488 либо по 33-й статье НК — это сигнал. Поэтому смысл моего выступления на совещании заключался как раз в том, что мы должны исключить привлечение к ответственности невиновных лиц — то есть добросовестных предпринимателей.

Это касается не только 33-й статьи — таких случаев очень много возникает с таможенными органами. Поэтому сам по себе принцип презумпции добросовестности, который сейчас обсуждается, важен, но это всего лишь предположение о добросовестности субъекта хозяйствования, пока не доказано иное.

Я в выступлении предложил двигаться от принципа презумпции добросовестности в сторону общедозволительного принципа права, когда субъект хозяйствования четко знает — ему разрешено все, что прямо не запрещено законодательными актами.

Так проще, потому что кто и как будет толковать, есть ли виновные действия субъекта хозяйствования или его должностных лиц или их нет? Это вопрос правоприменительной практики, вопрос оценок, вопрос субъективный.

Когда, согласно ст. 3.5 КОАП, юридическое лицо нарушило норму законодательства и не сделало все необходимое, чтобы не нарушить, как будет определяться это «необходимое»? Это опять-таки оценки — контролеров, правоохранителей, судов. А мы, бизнес, не всегда уверены, что эти оценки будут взвешенными и справедливыми.

Мы считаем, что лицо может быть признано виновным, когда оно прямо нарушило предписание нормы законодательства. Условно говоря, если в норме законодательства написано о том, что ИП запрещено оказывать услуги по управлению субъектами хозяйствования, а я эти услуги оказываю — значит, должен быть наказан.

Но попытка, допустим, согласно инструкции УДФР КГК оценивать, насколько обосновано оказание таких услуг ИП, не являются ли они аналогом трудовых отношений, вызывает вопрос, насколько эта оценка будет справедливой? Поэтому принцип «разрешено всё, что не запрещено», конечно, в большей степени защищал бы интересы субъектов хозяйствования.

Также в своем выступлении я затронул вопрос оценки доказательств. Есть статья 108 Хозяйственного процессуального кодекса, которая требует, чтобы суды проверяли доказательства на достоверность, на истинность и принимали решения на основе таких доказательств. Но мы на практике зачастую сталкиваемся с другой ситуацией, когда суды в основу решений кладут какие-либо доказательства по формальному признаку. Субъекты хозяйствования с этим лично столкнулись.

Конституция в помощь

Газета «Частный предприниматель» № 12, 2018 г.

День Конституции Украины – государственный праздник Украины. Причем это единственный праздник, закрепленный в самой Конституции (ст. 161). Он отмечается ежегодно 28 июня в честь принятия Конституции в тот же день 1996 года. Поздравляем читателей и хотим напомнить, что этот Основной Закон не только устанавливает наши права и обязанности как граждан Украины, но и стоит на страже интересов вашего бизнеса.

Каждый из нас должен знать свои конституционные права и отстаивать их. При этом важно помнить, что предприниматель – в первую очередь сам гражданин, поэтому нормы Основного Закона он может применить в защиту своего бизнеса. Приведем некоторые из них.

Первое – это принцип свободы, определенный ч. 1 ст. 19 Конституции. Сводится он к следующему: разрешено все, что не запрещено законом.

Статья 19. Никто не может быть принужден делать то, что не предусмотрено законодательством.

Данный принцип действует для физлица (гражданина) и напрямую касается предпринимателя. В свою очередь, ч. 2 этой же статьи устанавливает ограничение для органов госвласти и их должностных лиц, которые обязаны действовать только на основании, в рамках полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины. Таким образом, они ограничены в выборе вариантов или модели поведения, поскольку здесь действует правило: запрещено все, что прямо не разрешено законом.

Таким образом, если проверяющий или другой представитель государства действует не предусмотренным законом способом и за рамками своих полномочий, – это основание для признания таких действий и решений, принятых в процессе их осуществления, незаконными.

Второе – неприкосновенность жилища: не допускается проникновение в жилище или другое владение лица (например, в салон автомобиля), проведение в них осмотра или обыска.

Статья 30. Каждому гарантируется неприкосновенность жилища.

Вместе с тем предусматривается возможность законного проникновения в жилище: правомерным будет проникновение, если оно осуществлено с разрешения владельца жилища или по мотивированному решению суда. Также проникновение не будет противозаконным в случаях крайней необходимости (для предотвращения пожара, затопления, взрыва и т. п.) и для предотвращения преступных посягательств на жилище или жизнь и здоровье людей, которые в нем находятся. В соответствии с практикой Европейского суда по правам человека понятие “жилище” в п. 1 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод охватывает не только жилище граждан. Оно может распространяться на офисные и другие помещения, принадлежащие физлицам и используемые ими в предпринимательской деятельности.

Третье – каждый отвечает сам за себя и один раз за одно и то же нарушение. Это закреплено в статье 61.

Статья 61. Никто не может быть дважды привлечен к юридической ответственности одного вида за одно и то же правонарушение. Юридическая ответственность лица имеет индивидуальный характер.

Четвертое – презумпция невиновности.

Статья 62. Никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления.

Лицо считается невиновным, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена судом. Все сомнения относительно вины лица толкуются в его пользу.

Пятое – право молчать.

Статья 63. Лицо не несет ответственности за отказ давать показания или объяснения в отношении себя, членов семьи или близких родственников, круг которых определяется законом.

И последнее: помните, что незнание законов не освобождает от ответственности (ст. 68). Каждый обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Украины и законы Украины, не посягать на права и свободы, честь и достоинство других людей.

Знайте свои основные гражданские права и не позволяйте их никому нарушать. Конституция вам в помощь!

Анна АЙВАЗОВА, редактор

Безопасность бизнеса

Снимать на выборах не запрещено, но и не разрешено. Что говорит закон и Ермошина | Новости Беларуси

Генпрокуратура не нашла оснований для проверки в связи с тем, что во время выборов некоторым наблюдателям, журналистам и избирателям запрещали на участке для голосования снимать фото или видео. Такой ответ получил блогер Антон Мотолько, который на примере случая с Андреем Козелом, которому не только запретили съемку, но еще и брутально удалили с участка, поинтересовался у прокуроров: можно снимать или нет?

«В Вашем обращении в Генеральную прокуратуру не приводится конкретных фактов нарушений законодательства, в связи с чем оснований для его рассмотрения по существу не имеется. Абстрактные ссылки на отдельные информационные ресурсы сети Интернет сообщением о нарушении законодательства не являются, поскольку Вами не изложены доводы, в соответствии с которыми Вы считаете те или иные действия несоответствующими законодательству», — говорится в ответе Генпрокуратуры за подписью заместителя начальника отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Елисеева.

Решаем помочь блогеру в попытке разобраться в вопросе и обращаемся за комментарием к председателю Центризбиркома Лидии Ермошиной.

Лидия Ермошина: « Можно — аккредитованным средствам массовой информации. Если вы про того корреспондента (Андрея Козела, — Еврорадио), то как вы знаете, Белсат у нас не аккредитован и журналистами данные лица являться не могут. Что касается наблюдателей, то им делать снимки можно только с согласия участковой избирательной комиссии, её председателя. Нам часто говорят: «Это же не запрещено!». Но дело в том, что принцип «можно всё, что не запрещено», действует только в частном праве — этот принцип на граждан распространяется в обычной жизни. Когда мы говорим о процедурах официальных, а выборы и подсчёт голосов это официальная процедура, здесь можно делать только то, что предусмотрено законом. Поскольку в правах наблюдателя такого права нет, то они осуществлять это право могут только с согласия главного распорядителя на участке для голосования — председателя избирательной комиссии».

Еврорадио: И в Избирательном кодексе есть норма, где конкретно прописано, что снимать можно только с согласия председателя комиссии?

Лидия Ермошина: Там вообще нет этого права — на съёмку. Поэтому, считайте, мы предоставляем это право своими разъяснениями: если люди не против — пожалуйста. Причём, это касается не Избирательного кодекса — это вообще общегражданское законодательство. «Меня можно снимать только с моего согласия», — говорит оно. Потому что мне принадлежит эксклюзивное право на мою собственную личность.

Еврорадио: Но избирательный участок — общественное место!

Лидия Ермошина: Место общественное, но тут поведение всех сторон ограничено пределами избирательного законодательства. И там четко прописаны права наблюдателя.

Еврорадио: И оно, это законодательство, ни наблюдателю, ни обычному человеку, который захочет сделать снимки…

Лидия Ермошина: Нет, оно не даёт права! У обычного человека никакого права, кроме как прийти и проголосовать, нет. А любой обычный с улицы, если он не является избирателем данного участка, по большому счету, вообще прав не имеет — он просто прохожий.

Эксперт в избирательном праве Сергей Альфер с председателем ЦИК не согласен — ни в одном законодательном акте запрет на фото и видеосъемку не прописан, независимо от того, кто снимает: аккредитованный журналист, наблюдатель, избиратель из этого участка или прохожий. Если не считать таким законодательным актом разработанные ЦИК «методички».

Сергей Альфер: «И делать видео председатели комиссий запрещают на основании этих методических рекомендаций. А вот, что касается фото и звукозаписи, то этого вообще запрещать нельзя».

Правда, добавляет Сергей Альфер, здесь председатели избирательных комиссий научились пользоваться другим «законом» — право начальника, который заявляет, что своими снимками вы мешаете работе комиссии и на основании этого он запрещает это делать. Если же вы не согласны, то здесь вступает в силу еще одна «норма» — право вызывать на вас милицию. Чем это может закончиться, мы видели на примере с Андреем Козелом.

Все, что не является обязательным, запрещено — Цитата исследователя

Т. Х. Уайт? Роберт Хайнлайн? В. Х. Оден? Мюррей Гелл-Манн? Фридрих Шиллер? Носим Холбрука? Рональд Сторрс? Гарри Линдси? Гордон Дэниел Конант? Герхарт Х. Сегер? Анонимный?

Уважаемый исследователь цитаты: Следующий социальный принцип был назван тоталитарным, авторитарным, фашистским и диктаторским. Вот две версии:

Все, что не запрещено, обязательно.
Все, что не является обязательным, запрещено.

Это высказывание приписывают автору фэнтези Т. Х. Уайту, писателю-фантасту Роберту Хайнлайну, поэту У. Х. Одену и физику Мюррею Гелл-Манну. Не могли бы вы изучить происхождение этого выражения?

Quote Investigator: QI полагает, что этот принцип произошел из более старого принципа, сформулированного немецким драматургом и поэтом Фридрихом Шиллером в «Wallensteins Lager» («Лагерь Валленштейна») в 1798 году.Вот заявление на немецком языке, за которым следует английский перевод. Жирным шрифтом добавлены выдержки к QI :

Was nicht verboten ist, ist erlaubt
Все, что не запрещено, разрешено

Замена слова «разрешенный» на «обязательный» кардинально меняет его значение. Вот датированная выборка соответствующих утверждений, относящихся к QI . Формулировки варьируются, и не все эти утверждения логически эквивалентны:

1932, 11 сентября: Все было либо «абсолютно принудительным», либо «строго запрещено под страхом исключения»

1938 Авг 06: Все, что не запрещено, обязательно

1938 29 сентября: Все, что не запрещено, обязательно

1939, 03 января: Все либо обязательно, либо запрещено

1939 24 мая: Все, что не является обязательным, запрещено

1940, 08 января: Все запрещено или обязательно

1940 Июль: Все, что не является обязательным, запрещено

Самое раннее совпадение, обнаруженное QI , произошло в статье Вира Холбрука 1932 года о студенческих городках под названием «Путь всех первокурсников».Автор рассказала о жесткой дисциплине, применяемой к студентам, которым в девять часов был введен комендантский час, и двухчасовое обязательное богослужение в часовне. Выбор курсов был жестким, пока не была адаптирована элективная система:

Правительство седобородых представило множество ярких мишеней для молодой идеи. Все было либо «абсолютно принудительно», либо «строго запрещено под страхом исключения». Избирательная система находилась в зачаточном состоянии. Не было золотой середины, по которой студент мог бы прогуляться и реализовать свой выбор.

Ниже приведены дополнительные избранные цитаты в хронологическом порядке.

В августе 1938 года «Манчестерский страж» Англии сообщил о речи Рональда Сторрса, бывшего военного губернатора Палестины:

Сэр Рональд сказал, что недавно он описал некоторые другие страны как «страны, в которых все, что не запрещено, является обязательным». К счастью, в Англии люди могли говорить то, что им нравилось, и он пытался беспристрастно описать трудности в Палестине.

В сентябре 1938 года Гарри Линдсей, директор Имперского института Лондона, обратился к группе в Виктории, Британская Колумбия:

Британский гений осознал, что какой бы социальный или экономический прогресс ни был достигнут, личность, в силу разнообразия природы, является основой, с которой нужно иметь дело.

Это, по его словам, противоречит этим положениям, где «все, что не было запрещено, было обязательным».

Кроме того, в сентябре 1938 года в газете Монтгомери, штат Алабама, появилась следующая информация:

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Лондонский экономист цитирует идеальное определение диктаторского государства: это «государство, где все, что не запрещено, обязательно.”

Кроме того, в сентябре 1938 года Гарри Линдсей обратился в Канадскую торговую палату в Квебеке и использовал более сжатую версию высказывания:

«Есть штаты, где все, что не запрещено, обязательно».

В январе 1939 года дизъюнктивная версия этой поговорки была применена к Германии Гордоном Даниэлем Конантом, Генеральным прокурором Онтарио, как описано в «Оттавском вечернем гражданине» Канады:

Действительно, свобода подавлена, так что в Германии все либо принудительно, либо запрещено.

В мае 1939 г. газета The Bangor Daily News в штате Мэн сообщила следующее:

Говоря о современной Германии, Герхарт Х. Зегер, бывший член рейхстага, определил фашизм как состояние общества, в котором все, что не является обязательным, запрещено, на лекции, прочитанной здесь недавно.

В декабре 1939 года «The Saturday Evening Post» опубликовала рассказ об Италии Джона Т. Уитакера:

Кофе запрещен, использование автомобилей запрещено, а мясо запрещено два раза в неделю, пока кто-то не скажет о фашизме, «Все, что не является обязательным, запрещено. Тем не менее, те самые люди, которые ворчат о свободе, налогах, немцах, кофе и революции, гордятся тем, что Муссолини приобрел престиж для Италии.

В январе 1940 года газета в Морристауне, штат Теннесси, напечатала вводную статью с простой дизъюнкцией:

Легко понять, что делать при диктаторе. Все либо запрещено, либо принудительно.

В июле 1940 года журнал «Astounding Science Fiction» опубликовал рассказ известного писателя-фантаста Роберта Хайнлайна «Ковентри», который включал в себя версию поговорки со словом «что угодно»:

Государство мыслилось как единый организм с единственной головой, единым мозгом и единой целью. Все, что не было обязательным, было запрещено.

В октябре 1940 года калифорнийская газета представила эпиграмму о тоталитаризме, распространяющуюся в Париже, Франция:

Среди эпиграмм, которые сейчас ходят в Париже…
«Определение тоталитарного режима: Запрещается все, что не является обязательным».

В 1941 году английский писатель-фантаст Т. Х. Уайт завершил рукопись «Книги Мерлина» и представил ее для публикации.Работа должна была стать заключительной книгой опуса из пяти книг под названием «Король прошлого и будущего», но план публикации был сорван. В рукописи 1941 года был раздел, в котором фокусник Мерлин превратил персонажа Артура в муравья, а крохотный Артур увидел поговорку, напечатанную на вывеске над туннелем:

В крепость входили туннели, и над входом в каждый туннель была табличка с надписью:

ВСЕ НЕ ЗАПРЕЩЕННОЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПО НОВОМУ ЗАКАЗУ

Он прочел записку с чувством неприязни, хотя и не оценил ее значения, и подумал про себя: прежде чем войти, я обойдусь.По какой-то причине уведомление вызывало у него нежелание идти, из-за чего неровный туннель выглядел зловещим.

История публикации примера высказывания Т. Х. Уайта была несколько сложной. Это высказывание действительно появилось в издании «Король прошлого и будущего» 1958 года и издании 1977 года «Книги Мерлина». Однако это высказывание не появилось в издании «Меча в камне» 1939 года.

В 1948 году «Книга пословиц, изречений и известных фраз Макмиллана» включала запись с цитатой, указывающей на статью «The Saturday Evening Post», упомянутую ранее в этой статье:

Все, что не является обязательным, запрещено.
Джон Т. Уитакер, Семь секретов Италии. Субботняя вечерняя почта, 23 декабря 1939 г., стр. 53. Цитирование определения фашизма.

В 1956 году физик Мюррей Гелл-Манн опубликовал в журнале статью со сноской, содержащей поговорку:

Мы либерально и негласно использовали это предположение, которое связано с положением дел, которое, как говорят, преобладает в идеальном тоталитарном государстве. Все, что не является обязательным, запрещено.

В 1972 году поэт В.Х. Оден опубликовал сборник «Послание к крестнику», содержащий стихотворение «Говоря сам с собой», в которое вошли следующие две строки:

бессмертные минералы выглядели довольными своим режимом,
где то, что не запрещено, обязательно.

В заключение, самое раннее совпадение, обнаруженное к QI , появилось в статье Уира Холбрука 1932 года об обращении со студентами в колледжах. Холбрук назвал это «правительство седобородых», и QI предварительно приписывает ему создание этого выражения.Формулировка эволюционировала с течением времени, и это выражение применялось к множеству реальных и вымышленных состояний. Т. Х. Уайт, Роберт Хайнлайн, У. Х. Оден и Мюррей Гелл-Манн использовали примеры этого высказывания после того, как оно уже было в обращении.

(Большое спасибо Eccles, Fake History Hunter и RivoalN, чьи твиты о семействе связанных высказываний побудили QI сформулировать этот вопрос и провести это исследование. Также спасибо редакторам-добровольцам в Википедии и Викицитатнике за их усилия.)

Все запрещено, если не разрешено

В системах общего права есть популярная максима: «Все, что не запрещено, разрешено». Идея состоит в том, что в либеральных демократиях мы по своей природе и естественным образом свободны делать что угодно, если это прямо не запрещено законом.

Онтарио перевернул эту максиму с ног на голову. Согласно новому порядку пребывания дома, все запрещено, если это не разрешено. Наспех опубликованные правила правительства Форда требуют, чтобы каждый человек оставался по месту жительства, если только он не попадает в длинный список исключений.

Исключения варьируются от выхода из дома, чтобы погулять с собакой, пойти на важную работу, поехать в аэропорт или забрать необходимый предмет, среди многих других причин. Исключения из порядка широки и довольно гибки. Например, освобождение от занятий физическими упражнениями может касаться любого пешехода возле своего дома. Но проблема с этим порядком в том, что мы живем не так в свободном обществе. Просто невозможно охватить всю деятельность, которая должна быть разрешена.

Правительство, по сути, заявило об этом в документе с вопросами и ответами.В канцелярии премьер-министра заявили, что невозможно определить, что является важным предметом, важной поездкой или важной работой. Основные рабочие места определены в другом нормативном акте, но вполне вероятно, что многие сотрудники на этих рабочих местах могут выполнять свою работу из дома. Однако для правительства просто нереально пересматривать десятки миллионов должностных инструкций, чтобы определить, кто может работать из дома.

Тем не менее, несмотря на признание полной невозможности наложить общий запрет на все, а затем отказаться от деятельности, которую мы все еще можем делать, это именно то, что правительство Форда пыталось сделать.Признавая абсурдность того, что правительство может принимать такие решения, премьер Форд попросил жителей руководствоваться «здравым смыслом» при принятии решения, выходить ли на улицу.

Не менее тревожным, чем тот факт, что правительство перевернуло основные понятия основных свобод с ног на голову, является тот факт, что они уполномочили полицию обеспечивать выполнение этого нечеткого и субъективного приказа. Правительство даже опубликовало правила, дающие право полиции обеспечивать соблюдение приказа о пребывании дома за день до того, как они даже уточнили, каковы будут условия этого приказа.

Правила дают полиции право просить людей называть себя, когда есть «разумные и вероятные основания» полагать, что они нарушают порядок пребывания дома. Управление генерального солиситора заявило, что это не дает право полиции останавливать автомобили исключительно для проверки того, соблюдают ли водители приказ оставаться дома. В правительственной записке начальникам полиции предпринята попытка разъяснить, что само по себе пребывание на улице не является достаточным доказательством несоблюдения приказа о пребывании дома, и что отдельные лица не обязаны объяснять, почему они находятся за пределами своей резиденция.

Тем не менее, в служебных записках говорится, что полиции рекомендуется проводить разумные расследования, чтобы определить, соблюдают ли люди приказ о пребывании дома. И хотя соблюдение запрета на пребывание дома может быть не единственной причиной остановки автомобилей, справедливо ожидать, что многих водителей со сломанным задним фонарем спросят о причинах их отсутствия.

Мы все должны быть обеспокоены тем, что произойдет, если полиция и отдельные лица не согласятся с тем, что действительно «важно» в соответствии с приказом оставаться дома.Тем более, что мы знаем, что случайные уличные проверки, даже если они проводятся под предлогом сломанного заднего фонаря, оказывают несоразмерное воздействие на общины меньшинств. Увеличение количества взаимодействий с полицией и наделение полиции полномочиями требовать идентификации при соблюдении в значительной степени субъективного закона — это рецепт произвольных задержаний, обысков и эскалаций.

Что самое разрушительное, это порождает культуру страха и недоверия. Большинство полицейских — это трудолюбивые и порядочные люди, которые хотят арестовывать плохих парней, а не бабушек, говорящих на подъездных дорожках.Но этот приказ о пребывании дома с его нечеткими и субъективными терминами настраивает полицию против людей, которых они призваны служить и защищать. Проще говоря, свободные люди не так живут.

Эта колонка изначально была опубликована в The Line.

Положение об учреждении

| Wex | Закон США

Положение об учреждении Первой поправки запрещает правительству издавать какие-либо законы, «касающиеся установления религии». Этот пункт не только запрещает правительству устанавливать официальную религию, но также запрещает действия правительства, которые неправомерно отдают предпочтение одной религии над другой.Он также запрещает правительству необоснованно отдавать предпочтение религии над нерелигией или нерелигии над религией.

Хотя некоторые действия правительства, связанные с религией, допустимы и действительно неизбежны, неясно, насколько допускаются положения о создании. В прошлом Верховный суд разрешал религиозные призывы к открытию законодательных сессий, государственные средства использовались для организации частных религиозных школ и учебников, а средства университетов использовались для печати и публикации публикаций студенческих религиозных групп.Напротив, Суд постановил запретить некоторые откровенно религиозные демонстрации в зданиях судов, государственное финансирование в дополнение к заработной плате учителей в религиозных школах и некоторые излишне религиозные праздничные украшения на государственной земле.

Один из пунктов разногласий в отношении Положения о создании состоит в том, как сформулировать действия правительства, связанные с религией. Вопросы об оформлении часто возникают в контексте постоянных религиозных памятников на государственной земле. Хотя достаточно ясно, что города не могут устанавливать новые религиозные памятники, ведутся ожесточенные споры о том, следует ли удалять существующие памятники.Когда Верховный суд недавно рассматривал этот вопрос в делах Van Orden v. Perry , 545 US 677 (2005) и McCreary County v. ACLU , 545 US 844 (2005), он не сформулировал четких общих стандартов для принятия решения. эти типы случаев. Суд повторно рассмотрел этот вопрос в деле Salazar v. Buono (08-472), в котором рассматривалась конституционность большого белого христианского креста, установленного членами ветеранов иностранных войн на федеральной земле в пустыне Мохаве.Хотя пять судей пришли к выводу, что федеральный судья допустил ошибку, запретив передачу земли по распоряжению Конгресса, в результате которой памятник будет помещен на частной земле, большинство аргументов не объясняли, почему. Три судьи постановили, что цель избежать одобрения религии государством не требует уничтожения религиозных символов в частной сфере, в то время как судья Скалиа и судья Томас пришли к выводу, что истец не имел права подавать эту жалобу.

Конституция США

Конституция Соединенных Штатов
Преамбула Статья I Статья II Статья III Статья IV Статья V Статья VI
Статья VII ПОПРАВКИ
Введение

Конституция Соединенных Штатов, написанная в 1787 году, ратифицированная в 1788 году и действующая с 1789 года, является самой древней в мире письменной хартией правительства.Первые три слова — «Мы, народ» — подтверждают, что правительство Соединенных Штатов существует для того, чтобы служить своим гражданам. Верховенство народа через избранных представителей признается в статье I, в соответствии с которой создается Конгресс, состоящий из Сената и Палаты представителей. Расположение Конгресса в начале Конституции подтверждает его статус «Первой ветви» федерального правительства.

Конституция возложила на Конгресс ответственность за организацию исполнительной и судебной ветвей власти, сбор доходов, объявление войны и принятие всех законов, необходимых для выполнения этих полномочий.Президенту разрешено наложить вето на определенные законодательные акты, но Конгресс имеет право отменять президентское вето большинством в две трети голосов обеих палат. Конституция также предусматривает, что Сенат консультирует и дает согласие на назначения ключевых исполнительных и судебных органов и на утверждение ратификации договоров.

Более двух столетий Конституция оставалась в силе, потому что ее создатели успешно разделили и сбалансировали правительственные полномочия для защиты интересов господства большинства и прав меньшинств, свободы и равенства, а также федерального правительства и правительства штатов.Конституция — это скорее краткое изложение национальных принципов, чем подробный план действий правительства, она была разработана для удовлетворения меняющихся потребностей современного общества, глубоко отличающегося от мира восемнадцатого века, в котором жили ее создатели. На сегодняшний день в Конституцию вносились поправки 27 раз, последний раз в 1992 году. Первые десять поправок составляют Билль о правах.


Аннотированные конституции

Конституция Соединенных Штатов Америки: анализ и толкование (широко известная как Аннотированная Конституция) содержит правовой анализ и толкование Конституции Соединенных Штатов, основанное, главным образом, на прецедентном праве Верховного суда.

Конституция Соединенных Штатов Америки, S.PUB.103-21 (1994) (PDF), подготовленная канцелярией секретаря Сената при содействии Джонни Х. Киллиана из Библиотеки Конгресса в 1994 г. , предоставил исходный текст каждого пункта Конституции с сопровождающим объяснением его значения и того, как это значение менялось с течением времени.



Курсивом выделены слова и отрывки Конституции, которые были изменены или затронуты поправками.


Оригинальный текст

Преамбула

Мы, Народ Соединенных Штатов, для того, чтобы сформировать более совершенный Союз, установить Справедливость, обеспечить внутреннее Спокойствие, обеспечить общую защиту, способствовать всеобщему Благосостоянию и обеспечить Благословения Свободы для себя и нашего потомства, предписываем и утвердить эту Конституцию для Соединенных Штатов Америки.


Артикул I
Раздел 1 Раздел 2 Раздел 3 Раздел 4 Раздел 5 Раздел 6 Раздел 7
Раздел 8 Раздел 9 Раздел 10

Раздел 1

Все предоставленные законодательные полномочия принадлежат Конгрессу Соединенных Штатов, который состоит из Сената и Палаты представителей.


Раздел 2

Палата представителей состоит из членов, избираемых каждые два года народом нескольких штатов, и выборщики в каждом штате должны иметь квалификацию, необходимую для выборщиков наиболее многочисленной ветви законодательного собрания штата.


Ни одно лицо не может быть Представителем, если оно не достигло возраста двадцати пяти лет и не являлось гражданином Соединенных Штатов в течение семи лет и которое на момент избрания не может быть жителем того штата, в котором оно будет проживать. выбрал.


Представители и прямые налоги распределяются между несколькими штатами, которые могут быть включены в этот Союз, согласно их соответствующему количеству, которое определяется путем прибавления к полному количеству свободных лиц, включая тех, которые связаны службой на срок в несколько лет. , за исключением индейцев, не облагаемых налогом, три пятых всех остальных лиц .Фактический подсчет будет производиться в течение трех лет после первого собрания Конгресса Соединенных Штатов и в течение каждого последующего десятилетнего срока в порядке, установленном законом. Число представителей не должно превышать одного на каждые тридцать тысяч, но каждый штат должен иметь как минимум одного представителя; и до тех пор, пока не будет произведен такой подсчет, штат Нью-Гэмпшир будет иметь право выделить три, Массачусетс восемь, Род-Айленд и Плантации Провиденс один, Коннектикут пять, Нью-Йорк шесть, Нью-Джерси четыре, Пенсильвания восемь, Делавэр один, Мэриленд. шесть, Вирджиния десять, Северная Каролина пять, Южная Каролина пять и Джорджия три.


Когда в представительстве любого штата открываются вакансии, его исполнительная власть издает Распоряжения о выборах для заполнения таких вакансий.


Палата представителей избирает своего спикера и других должностных лиц; и имеет исключительное право на импичмент.


Раздел 3

Сенат Соединенных Штатов состоит из двух сенаторов от каждого штата, избираются Законодательным собранием, — на шесть лет; и каждый сенатор имеет один голос.

Сразу после того, как они будут собраны в результате первых выборов, они будут разделены поровну на три класса.Места сенаторов первого класса освобождаются по истечении второго года, второго класса — по истечении четвертого года, а места сенаторов третьего класса — по истечении шестого года, так что одна треть может выбираться раз в два года; , и если вакансии возникнут в результате отставки или иным образом, во время перерыва в работе Законодательного собрания любого штата, его исполнительная власть может произвести временные назначения до следующего собрания Законодательного собрания, которое затем должно заполнить такие вакансии.


Сенатором не может быть лицо, не достигшее тридцатилетнего возраста, не являющееся гражданином Соединенных Штатов девять лет и не являющееся на момент избрания жителем того штата, для которого оно должно быть избрано. .


Вице-президент Соединенных Штатов должен быть председателем Сената, но не имеет права голоса, если они не разделены поровну.


Сенат избирает других своих должностных лиц, а также временного президента в отсутствие вице-президента или когда он исполняет обязанности президента Соединенных Штатов.


Сенат имеет исключительное право рассматривать все дела об импичменте.Сидя для этой цели, они приносят присягу или подтверждение. Когда судят президента Соединенных Штатов, председательствует главный судья: и ни одно лицо не может быть осуждено без согласия двух третей присутствующих членов.

Решение по делам об импичменте не должно распространяться дальше, чем отстранение от должности и лишение права занимать и занимать какую-либо почетную, доверительную или прибыльную должность в Соединенных Штатах; но осужденная Сторона, тем не менее, несет ответственность и подлежит обвинению, суду, Суд и наказание по закону.


Раздел 4

Время, место и порядок проведения выборов сенаторов и представителей должны устанавливаться в каждом штате его Законодательным собранием; но Конгресс может в любое время по закону издать или изменить такой Регламент, за исключением мест избрания сенаторов.

Конгресс собирается не реже одного раза в год, и такое собрание должно быть в первый понедельник декабря , если только они законом не назначат другой день.


Раздел 5

Каждая палата должна быть судьей при выборах, возвращении и квалификации своих членов, и большинство каждой из них составляет кворум для ведения дел; но меньшее количество членов может откладываться изо дня в день и может иметь право требовать присутствия отсутствующих членов таким образом и с такими штрафами, которые может установить каждая палата.

Каждая палата может определять правила своей работы, наказывать своих членов за беспорядочное поведение и, с согласия двух третей, исключать члена.


Каждая палата должна вести журнал своих заседаний и время от времени публиковать его, за исключением тех частей, которые в своем решении могут требовать соблюдения секретности; и «Да» и «Нет» членов любой из палат по любому вопросу, по желанию одной пятой присутствующих, должны быть внесены в Журнал.


Ни одна из палат во время сессии Конгресса не может без согласия другой переносить заседания более чем на три дня или в любое другое место, кроме того, в котором будут заседать обе палаты.


Раздел 6

Сенаторы и представители должны получать вознаграждение за свои услуги, установленное законом и выплачиваемое из казначейства Соединенных Штатов.Во всех случаях, за исключением государственной измены, тяжкого преступления и нарушения общественного порядка, им будет предоставлена ​​привилегия от ареста во время их присутствия на заседаниях своих соответствующих палат, а также при посещении и возвращении из них; и для любой речи или дебатов в любой из палат они не могут быть допрошены ни в каком другом месте.


Ни один сенатор или представитель в течение времени, на которое он был избран, не может быть назначен на какую-либо гражданскую должность при Власти Соединенных Штатов, которая должна быть создана, или вознаграждение за которую должно быть увеличено в течение этого времени; и ни одно Лицо, занимающее какую-либо должность в Соединенных Штатах, не может быть Членом какой-либо Палаты во время его пребывания в должности.


Раздел 7

Все законопроекты о повышении доходов должны исходить от Палаты представителей; но Сенат может предлагать поправки или соглашаться с ними, как и с другими законопроектами.


Каждый законопроект, который должен быть принят Палатой представителей и Сенатом, до того, как он станет законом, должен быть представлен Президенту Соединенных Штатов: если он одобряет, он должен его подписать, но если он не принимает его, он должен вернуть его с свои возражения в адрес той Палаты, в которой они были созданы, которая внесет все возражения в свой журнал и приступит к их пересмотру.Если после такого пересмотра две трети этой Палаты соглашаются принять законопроект, он должен быть отправлен вместе с возражениями в другую Палату, где он также должен быть повторно рассмотрен, и, если он будет одобрен двумя третями этой Палаты, он станет Законом. Но во всех таких случаях голоса обеих палат определяются «да» и «нет», а имена лиц, голосующих за и против законопроекта, вносятся в журнал каждой палаты соответственно. Если какой-либо законопроект не должен быть возвращен Президентом в течение десяти дней (кроме воскресенья) после того, как он был представлен ему, то же самое должно быть законом, как если бы он его подписал, если Конгресс своей отсрочкой не предотвратит его возврат, и в этом случае это не будет законом.

Каждый приказ, резолюция или голосование, для принятия которого может потребоваться согласие Сената и Палаты представителей (за исключением вопроса о переносе заседания), должны быть представлены Президенту Соединенных Штатов; и до того, как то же самое вступит в силу, должно быть одобрено им или не одобрено им, должно быть повторно принято двумя третями Сената и Палаты представителей в соответствии с Правилами и Ограничениями, установленными в случае законопроекта.


Раздел 8

Конгресс будет иметь право устанавливать и собирать налоги, пошлины, сборы и акцизы, оплачивать долги и обеспечивать общую оборону и общее благосостояние Соединенных Штатов; но все пошлины, сборы и акцизы должны быть единообразными на всей территории Соединенных Штатов;


Занять деньги в кредит США;


Для регулирования торговли с иностранными государствами, между несколькими штатами и с индейскими племенами;


Установить единые правила натурализации и единообразные законы о банкротстве на всей территории Соединенных Штатов;


Для чеканки денег, регулирования их стоимости и иностранной монеты, а также установления стандарта мер и весов;

Для наказания за подделку ценных бумаг и текущей монеты Соединенных Штатов Америки;


Для организации почтовых отделений и почтовых дорог;


Содействовать прогрессу науки и полезных искусств, обеспечивая на ограниченное время авторам и изобретателям исключительное право на их соответствующие сочинения и открытия;


Учредить суды нижестоящего уровня Верховного суда;


Для определения и наказания пиратов и тяжких преступлений, совершаемых в открытом море, и преступлений против права наций;


Объявлять войну, выдавать каперские грамоты и репрессалии и устанавливать правила, касающиеся захвата на суше и на воде;

Для создания и поддержки армий, но никакое выделение денег на это использование не должно быть на срок более двух лет;

Обеспечивать и содержать военно-морской флот;

Для разработки Правил управления и распоряжения сухопутными и военно-морскими силами;


Обеспечить вызов милиции для исполнения законов Союза, подавления восстаний и отражения вторжений;

Обеспечить организацию, вооружение и дисциплинирование ополчения, а также управление такой их частью, которая может быть задействована на службе Соединенных Штатов, зарезервировав за штатами, соответственно, назначение офицеров и полномочия по обучению. милиция в соответствии с дисциплиной, установленной Конгрессом;


Осуществлять исключительное законодательство во всех каких бы то ни было случаях над таким Округом (не превышающим десяти квадратных миль), который в результате уступки определенных штатов и принятия Конгресса может стать резиденцией правительства Соединенных Штатов, и осуществлять аналогичные Власть над всеми Местами, приобретенными с согласия Законодательного собрания штата, в котором они будут находиться, для возведения фортов, журналов, арсеналов, верфей и других необходимых зданий; — и


Принимать все законы, которые будут необходимыми и правильными для выполнения вышеупомянутых полномочий, а также всех других полномочий, предоставленных настоящей Конституцией Правительству Соединенных Штатов или любому его департаменту или должностному лицу.


Раздел 9

Миграция или ввоз таких лиц, которые любой из существующих в настоящее время штатов сочтет нужным признать, не должны запрещаться Конгрессом до наступления тысячи восьмисот восьмого года, но на такой ввоз могут быть наложены налоги или пошлины. , не более десяти долларов на каждого человека.


Привилегия предписания Habeas Corpus не может быть приостановлена, за исключением случаев, когда этого требует общественная безопасность в случаях мятежа или вторжения.


Запрещается принимать Билль о хозяйстве или закон ex post facto.


Не взимаются подушные или другие прямые налоги, кроме случаев, когда они пропорциональны данным переписи или переписи, приведенной в настоящем документе до того, как было предписано их взимать.

Никакие налоги или пошлины не взимаются с предметов, вывозимых из любого штата.

Никакие правила торговли или доходов не должны отдавать портам одного штата предпочтения перед портами другого; также Суда, связанные с одним государством или из него, не обязаны заходить, очищать или уплачивать пошлины в другом государстве.


Никакие деньги не могут быть получены из казначейства, кроме как в результате ассигнований, произведенных в соответствии с законом; и регулярный отчет и отчет о поступлениях и расходах всех государственных денег должны публиковаться время от времени.


Соединенные Штаты не должны предоставлять дворянский титул: и никакое лицо, занимающее какую-либо прибыльную или трастовую должность в их ведении, не может без согласия Конгресса принимать какие-либо подарки, вознаграждение, должность или титул любого рода. что угодно, от любого короля, принца или иностранного государства.


Раздел 10

Ни одно государство не может заключать никаких договоров, союзов или конфедераций; даровать каперские грамоты и репрессалии; монета Деньги; эмитировать векселя; делать любую Вещь, кроме золотых и серебряных монет, для выплаты долгов; принять любой билль о достоянии, закон ex post facto или закон, нарушающий обязательства по контрактам, или предоставить какой-либо дворянский титул.

Ни один штат не может без согласия Конгресса налагать какие-либо сборы или пошлины на импорт или экспорт, за исключением того, что может быть абсолютно необходимо для выполнения его законов о проверке: и чистой продукции всех пошлин и сборов, установленных каким-либо государством в отношении импорта. или экспорт, должны быть для использования Казначейством Соединенных Штатов; и все такие законы подлежат пересмотру и контролю Конгресса.

Ни один штат без согласия Конгресса не может устанавливать тоннаж, содержать войска или военные корабли в мирное время, заключать какие-либо соглашения или договоры с другим государством или иностранной державой или вступать в войну. если только оно не подверглось действительному вторжению, или в такой неминуемой Опасности, которая не допускает промедления.


Статья II
Раздел 1 Раздел 2 Раздел 3 Раздел 4

Раздел 1

Исполнительная власть принадлежит Президенту Соединенных Штатов Америки. Он занимает свою должность в течение четырехлетнего срока и вместе с вице-президентом, избираемым на тот же срок, избирается следующим образом:


Каждый штат назначает таким образом, который может быть определен его Законодательным собранием, Количество выборщиков, равное полному количеству сенаторов и представителей, на которое штат может иметь право в Конгрессе: но ни один сенатор, или представитель, или лицо, имеющее право Доверительное управление или Управление прибыли в Соединенных Штатах должно быть назначено выборщиком.


Выборщики собираются в своих штатах и ​​голосуют бюллетенями за двух лиц, из которых по крайней мере одно не должно быть жителем одного с ними штата. И они должны составить список всех лиц, за которых проголосовали, и количество голосов за каждого; этот Список они должны подписать, заверить и передать опечатанным в резиденцию правительства Соединенных Штатов на имя Председателя Сената.Председатель Сената в присутствии Сената и Палаты представителей вскрывает все сертификаты, после чего подсчитываются голоса. Лицо, набравшее наибольшее количество голосов, является Президентом, если это число составляет большинство от общего числа назначенных выборщиков; и если имеется более одного человека, которые имеют такое большинство и имеют равное количество голосов, то Палата представителей немедленно избирает бюллетенями одного из них на пост Президента; и если ни одно лицо не имеет большинства, то из пяти наивысших в Списке указанная Палата избирает Президента аналогичным образом.Но при избрании президента голоса подаются по штатам, причем представители каждого штата имеют один голос; кворум для этой цели составляет член или члены из двух третей штатов, и для выбора необходимо большинство из всех штатов. В каждом случае после избрания президента лицо, получившее наибольшее количество голосов выборщиков, становится вице-президентом. Но если останутся двое или более человек, имеющих равные голоса, Сенат выберет из них вице-президента бюллетенями.


Конгресс может определить время избрания выборщиков и день, в который они должны подавать свои голоса; который День будет одинаковым на всей территории Соединенных Штатов.


Ни одно лицо, кроме гражданина по рождению или гражданина Соединенных Штатов на момент принятия настоящей Конституции, не может иметь право занимать пост президента; также не может иметь право на эту должность любое лицо, не достигшее возраста тридцати пяти лет и не являющееся четырнадцатилетним резидентом в Соединенных Штатах.


В случае отстранения президента от должности, его смерти, отставки или неспособности выполнять полномочия и обязанности на указанной должности, то же самое передается вице-президенту, и Конгресс может законом предусмотреть В случае отстранения, смерти, отставки или недееспособности как президента, так и вице-президента объявляется, какое должностное лицо будет действовать в качестве президента, и такое должностное лицо должно действовать соответствующим образом до тех пор, пока инвалидность не будет удалена или пока не будет избран президент.


Президент должен в указанные сроки получать за свои услуги вознаграждение, которое не может быть увеличено или уменьшено в течение периода, на который он был избран, и он не должен получать в течение этого периода никакого другого вознаграждения от Соединенных Штатов. , или любой из них.


Прежде чем он приступит к исполнению своей должности, он должен дать следующую присягу или заявление: «Я торжественно клянусь (или подтверждаю), что буду добросовестно исполнять обязанности президента Соединенных Штатов и буду в меру своих сил». Моя Способность сохранять, защищать и защищать Конституцию Соединенных Штатов.«


Раздел 2

Президент должен быть главнокомандующим армией и флотом Соединенных Штатов, а также ополчением некоторых штатов, когда он призван на действительную службу Соединенных Штатов; он может потребовать письменное мнение главного должностного лица каждого из исполнительных департаментов по любому вопросу, относящемуся к обязанностям их соответствующих ведомств, и он будет иметь право предоставлять отсрочку и помилование за преступления против Соединенных Штатов, за исключением по делам об импичменте.


Он будет иметь власть, по совету и согласию Сената, заключать договоры при условии согласия двух третей присутствующих сенаторов; и он должен выдвигать, и по совету и с согласия Сената назначать послов, других государственных министров и консулов, судей Верховного суда и всех других должностных лиц Соединенных Штатов, чьи назначения не предусмотрены настоящим документом. , и который должен быть установлен законом: но Конгресс может по закону передать назначение таких низших должностных лиц, если они сочтут нужным, только Президенту, судам или главам департаментов.


Президент имеет право заполнять все вакансии, которые могут возникнуть во время перерыва в работе Сената, путем назначения комиссий, срок действия которых истекает в конце их следующей сессии.


Раздел 3

Он должен время от времени предоставлять Конгрессу информацию о состоянии Союза и рекомендовать их на рассмотрение такие меры, которые он сочтет необходимыми и целесообразными; в исключительных случаях он может созвать обе палаты или любую из них, а в случае разногласий между ними в отношении времени переноса заседания он может перенести их на такое время, которое он сочтет подходящим; он будет принимать послов и других государственных министров; он позаботится о добросовестном исполнении Законов и уполномочит всех офицеров Соединенных Штатов.


Раздел 4

Президент, вице-президент и все гражданские должностные лица США должны быть отстранены от должности после импичмента или осуждения за государственную измену, взяточничество или другие тяжкие преступления и проступки.


Статья III
Раздел 1 Раздел 2 Раздел 3

Раздел 1

Судебная власть Соединенных Штатов принадлежит одному верховному суду и таким нижестоящим судам, которые Конгресс может время от времени определять и учреждать.Судьи как верховного, так и нижестоящего суда занимают свои должности во время хорошего поведения и в установленные сроки получают за свою работу вознаграждение, которое не может быть уменьшено во время их пребывания в должности.


Раздел 2

Судебная власть распространяется на все дела по праву и справедливости, возникающие в соответствии с настоящей Конституцией, законами Соединенных Штатов и заключенными или заключенными договорами под их властью; — на все дела, затрагивающие послов, другие публичные министров и консулов; — по всем делам адмиралтейства и морской юрисдикции; — по спорам, стороной которых являются Соединенные Штаты; — по спорам между двумя или более штатами; — между штатом и гражданами другого штата; разные государства; — между гражданами одного и того же государства, претендующими на земли по грантам разных государств, и между государством или его гражданами и иностранными государствами, гражданами или подданными.


Во всех делах, касающихся послов, других государственных министров и консулов, а также тех, в которых государство является стороной, Верховный суд имеет первоначальную юрисдикцию. Во всех других случаях, упомянутых выше, Верховный суд обладает апелляционной юрисдикцией как в отношении закона, так и фактов, с такими исключениями и в соответствии с такими Регламентами, которые устанавливает Конгресс.


Рассмотрение всех преступлений, за исключением случаев импичмента, осуществляется присяжными; и такое судебное разбирательство должно проводиться в государстве, в котором были совершены указанные преступления; но если оно не совершено в пределах какого-либо штата, судебное разбирательство должно проводиться в таком месте или в таких местах, которые Конгресс может определить по закону.


Раздел 3

Измена против Соединенных Штатов должна состоять только в развязывании против них войны или в присоединении к их Врагам, оказывая им помощь и утешение.Ни одно лицо не может быть осуждено за государственную измену, кроме как на основании показаний двух свидетелей одного и того же открытого акта или признания в открытом судебном заседании.

Конгресс имеет право объявлять наказание за измену, но ни одно лицо, совершившее государственную измену, не может совершать кровавое разложение или конфискацию, кроме как в течение жизни данного лица.


Статья IV
Раздел 1 Раздел 2 Раздел 3 Раздел 4

Раздел 1

Полное доверие и уважение в каждом штате должны проявляться к публичным актам, документам и судебным процедурам любого другого штата.Кроме того, Конгресс может общими законами предписывать порядок подтверждения таких актов, протоколов и процедур, а также их последствия.


Раздел 2

Граждане каждого штата имеют право на все привилегии и иммунитеты граждан в нескольких штатах.


Лицо, обвиняемое в любом штате в государственной измене, тяжком преступлении или другом преступлении, которое скрывается от правосудия и будет обнаружено в другом штате, должно быть выдано по требованию исполнительной власти государства, из которого он бежал, для переданы в государство, подсудное преступлению.


Ни одно лицо, занимающееся службой или трудом в одном штате в соответствии с его законами, бежавшее в другой, в силу любого закона или постановления, содержащегося в нем, не может быть уволено с такой службы или труда, но не должно быть освобождено от должности по требованию стороны. кому могут причитаться такие Услуги или труд.


Раздел 3

Новые штаты могут быть приняты Конгрессом в настоящий Союз; но ни один новый штат не может быть образован или возведен в пределах юрисдикции какого-либо другого штата; ни один штат не может быть образован слиянием двух или более штатов или частей штатов без согласия законодательных собраний соответствующих штатов, а также Конгресса.


Конгресс имеет право распоряжаться всеми необходимыми правилами и положениями, касающимися территории или другой собственности, принадлежащей Соединенным Штатам, и принимать их; и ничто в этой Конституции не может быть истолковано как наносящее ущерб каким-либо претензиям Соединенных Штатов или какого-либо конкретного штата.


Раздел 4

Соединенные Штаты гарантируют каждому штату в этом Союзе республиканскую форму правления и защищают каждый из них от вторжения; и по заявлению законодательного или исполнительного органа (когда законодательный орган не может быть созван) против домашнего насилия.


Статья V

Конгресс, когда две трети обеих палат сочтут это необходимым, предлагает поправки к настоящей Конституции или, по заявлению законодательных собраний двух третей нескольких штатов, созывает Съезд для внесения поправок, который в любом Дело, имеет силу для всех Намерений и Целей, как часть настоящей Конституции, при ратификации Законодательными собраниями трех четвертей нескольких штатов или Конвенциями в трех четвертях штатов, поскольку может быть предложен тот или иной способ ратификации. Конгрессом; При условии, что никакие поправки, которые могут быть внесены до Года одна тысяча восемьсот восьмого, никоим образом не затрагивают первый и четвертый пункты девятого раздела первой статьи ; и что ни один штат без его согласия не может быть лишен равного избирательного права в Сенате.


Статья VI

Все долги и обязательства, заключенные до принятия настоящей Конституции, имеют такую ​​же силу в отношении Соединенных Штатов в соответствии с настоящей Конституцией, как и в соответствии с Конфедерацией.

Настоящая Конституция и законы Соединенных Штатов, принимаемые в соответствии с ней; и все договоры, заключенные или которые будут заключены под властью Соединенных Штатов, являются высшим законом страны; и судьи в каждом штате должны быть связаны этим, невзирая на любые положения Конституции или законов любого штата.

Сенаторы и представители, упомянутые выше, а также члены законодательных собраний нескольких штатов, а также все исполнительные и судебные должностные лица как Соединенных Штатов, так и нескольких штатов, обязаны дать присягу или заявление о поддержке настоящей Конституции; но ни одно религиозное испытание никогда не должно требоваться в качестве квалификации для какого-либо офиса или общественного фонда в Соединенных Штатах.


Статья VII

Ратификации Конвенций девяти государств будет достаточно для принятия настоящей Конституции между штатами, ратифицировавшими ее.

Совершено Конвенцией по Единодушному согласию Штатов, представленных в семнадцатый день сентября в Год нашего Господа одна тысяча семьсот восемьдесят седьмой год Независимости Соединенных Штатов Америки, Двенадцатое Свидетельство о чем Мы подписали Имена,

G или . Вашингтон — Президент t .

И депутат от Вирджинии

Нью-Гэмпшир Джон Лэнгдон

Николас Гилман

Массачусетс Натаниэль Горэм

Руфус Кинг

Connecticut Wm.Saml. Джонсон

Роджер Шерман

Нью-Йорк Александр Гамильтон

Нью-Джерси Уил: Ливингстон

Дэвид Брирли

Вт. Патерсон

Jona.Дейтон

Пенсильвания Б Франклин

Томас Миффлин

Робт Моррис

Geo. Clymer

Thos. ФитцСимонс

Джаред Ингерсолл

Джеймс Уилсон

Гув Моррис

Delaware Geo: читать

Ганнинг Бедфорд июн

Джон Дикинсон

Ричард Бассет

Жако: Метла

Мэриленд Джеймс МакГенри

Дан св.Thos. Дженифер

Данл Кэрролл

Вирджиния Джон Блэр —

Джеймс Мэдисон младший

North Carolina Wm. Блаунт

Richd. Доббс Спаайт

Ху Вильямсон

Южная Каролина Дж.Рутледж

Чарльз Котсуорт Пинкни

Чарльз Пинкни

Пирс Батлер

Джорджия Уильям Фью

Абр Болдуин

Аттестат Секретарь Уильяма Джексона



ПОПРАВКИ
Поправка I (1791) Поправка II (1791)
Поправка III (1791) Поправка IV (1791)
Поправка V (1791) Поправка VI (1791)
Поправка VII (1791) Поправка VIII (1791)
Поправка IX (1791) Поправка X (1791)
Поправка XI (1795/1798) Поправка XII (1804)
Поправка XIII (1865) Поправка XIV (1868)
Поправка XV (1870) Поправка XVI (1913)
Поправка XVII (1913) Поправка XVIII (1919) )
Поправка XIX (1920) Поправка XX (1933)
Поправка XXI (1933) Поправка XXII (1951)
Поправка XXIII (1961) Поправка XXIV (1964)
Поправка XXV (1967) Поправка XXVI (1971)
Поправка XXVII (1992) )

Поправка I (1791 г.)

Конгресс не принимает никаких законов, касающихся установления религии или запрещающих свободное исповедание религии; или ограничение свободы слова или печати; или право народа на мирные собрания и ходатайство перед правительством о возмещении жалоб.


Поправка II (1791 г.)

Хорошо организованная милиция, поскольку она необходима для безопасности свободного государства, право людей хранить и носить оружие не должно нарушаться.


Поправка III (1791 г.)

Ни один солдат не может быть расквартирован в мирное время в каком-либо доме без согласия владельца, ни во время войны, кроме как в порядке, установленном законом.


Поправка IV (1791 г.)

Право людей на безопасность в отношении своих лиц, домов, документов и имущества от необоснованных обысков и конфискований не должно нарушаться, и никакие ордера не должны выдаваться, кроме как по вероятной причине, подкрепленной клятвой или подтверждением, и особенно с описанием места, которое нужно обыскать, и лиц или вещей, которые должны быть изъяты.


Поправка V (1791 г.)

Никто не может быть привлечен к ответственности за тяжкое преступление или иное печально известное преступление, кроме как по представлению или обвинительному заключению Большого жюри, за исключением случаев, возникающих в сухопутных или военно-морских силах, или в ополчении, когда они находятся на действительной службе в срок. войны или общественной опасности; ни одно лицо не может быть дважды подвергнуто угрозе жизни или здоровью за одно и то же преступление; ни один из них не может быть принужден в рамках какого-либо уголовного дела быть свидетелем против самого себя, ни быть лишенным жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры; частная собственность не может быть изъята в общественное пользование без справедливой компенсации.


Поправка VI (1791 г.)

Во всех случаях уголовного преследования обвиняемый пользуется правом на быстрое и открытое судебное разбирательство беспристрастным судом штата и округа, в котором было совершено преступление, который должен быть предварительно установлен законом и быть проинформированным. о характере и основании обвинения; предстать перед свидетелями против него; иметь обязательную процедуру получения свидетелей в его пользу и пользоваться помощью адвоката для своей защиты.


Поправка VII (1791 г.)

В исках по общему праву, где стоимость спора превышает двадцать долларов, право на судебное разбирательство дела присяжными сохраняется, и ни один факт, рассматриваемый присяжными, не может быть пересмотрен иным образом в любом суде Соединенных Штатов, кроме по нормам общего права.


Поправка VIII (1791 г.)

Не требуется ни чрезмерного залога, ни чрезмерных штрафов, ни жестоких и необычных наказаний.


Поправка IX (1791 г.)

Перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или пренебрежение другими правами, сохраняемыми народом.


Поправка X (1791 г.)

Полномочия, не делегированные Соединенным Штатам Конституцией и не запрещенные ею штатам, сохраняются соответственно за штатами или за народом.


Поправка XI (1795/1798)

Судебная власть Соединенных Штатов не должна толковаться как распространяющаяся на какой-либо судебный процесс по закону или справедливости, возбужденный или возбужденный против одного из Соединенных Штатов гражданами другого штата или гражданами или подданными любого иностранного государства.


Поправка XII (1804 г.)

Выборщики собираются в своих штатах и ​​голосуют бюллетенями за Президента и Вице-президента, из которых по крайней мере один не должен быть жителем одного с ними штата; они должны указать в своих бюллетенях лицо, за которое проголосовали в качестве президента, и отдельными бюллетенями для голосования лицо, за которое проголосовали в качестве вице-президента, и они должны составить отдельные списки всех лиц, проголосовавших в качестве президента, и всех лиц, проголосовавших в качестве вице-президента. , а также о количестве голосов, поданных за каждый список, которые они должны подписать, заверить и передать опечатанными в резиденцию правительства Соединенных Штатов, направленную Председателю Сената; — Председатель Сената должен в присутствие Сената и Палаты представителей, вскрытие всех сертификатов и затем подсчет голосов; — Лицо, имеющее наибольшее количество голосов за президента, должно быть президентом, если это число составляет большинство от общего числа выборщиков. назначен; и если ни одно лицо не имеет такого большинства, то из числа лиц, имеющих наибольшее количество, не более трех в списке проголосовавших в качестве Президента, Палата представителей немедленно выбирает Президента путем голосования.Но при избрании президента голоса подаются по штатам, причем представительство от каждого штата имеет один голос; кворум для этой цели должен состоять из члена или членов от двух третей штатов, и для выбора необходимо большинство от всех штатов. И если Палата представителей не будет выбирать президента всякий раз, когда право выбора переходит к ней, до четвертого дня марта следующего года, то вице-президент должен действовать как президент, как в случае смерти или иного конституционная недееспособность президента —Лицо, имеющее наибольшее количество голосов в качестве вице-президента, должно быть вице-президентом, если такое количество составляет большинство от общего числа назначенных выборщиков, и если ни одно лицо не имеет большинства, то из двух наивысших номеров в списке Сенат выбирает вице-президента; кворум для этой цели составляет две трети от общего числа сенаторов, и для выбора необходимо большинство от полного числа.Но ни одно лицо, конституционно не имеющее права занимать должность президента, не может иметь право занимать должность вице-президента Соединенных Штатов.


Поправка XIII (1865 г.)

Раздел 1 . Ни рабство, ни принудительный труд, кроме как наказание за преступление, за совершение которого сторона должна быть должным образом осуждена, не должны существовать в Соединенных Штатах или в любом другом месте, находящемся под их юрисдикцией.

Раздел 2 . Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.


Поправка XIV (1868 г.)

Раздел 1 . Все лица, рожденные или натурализованные в Соединенных Штатах и ​​подпадающие под их юрисдикцию, являются гражданами Соединенных Штатов и штата, в котором они проживают. Ни один штат не может принимать или обеспечивать соблюдение каких-либо законов, ограничивающих привилегии или иммунитеты граждан Соединенных Штатов; ни один штат не может лишать какое-либо лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры; и не отказывать любому лицу, находящемуся под его юрисдикцией, в равной защите закона.

Раздел 2 . Представители распределяются между несколькими штатами в соответствии с их численностью с учетом всего числа лиц в каждом штате, за исключением индейцев, не облагаемых налогами. Но когда в праве голосовать на любых выборах по выбору выборщиков президента и вице-президента Соединенных Штатов, представителей в Конгрессе, исполнительных и судебных должностных лиц штата или членов его Законодательного собрания отказано любому из для мужчин, проживающих в таком штате, возраст которых составляет — двадцать один лет, и граждан Соединенных Штатов, или каким-либо образом сокращенным, за исключением участия в восстании или другом преступлении, основание представительства в нем должно быть сокращено в соотношение, которое должно составлять число таких граждан мужского пола к общему числу граждан мужского пола в возрасте двадцати одного года в таком Государстве.

Раздел 3 . Ни одно лицо не может быть сенатором или представителем в Конгрессе, или избирателем президента и вице-президента, или занимать какую-либо гражданскую или военную должность в Соединенных Штатах или в каком-либо штате, которое, ранее приняв присягу, в качестве члена Конгресс, или как должностное лицо Соединенных Штатов, или как член законодательного собрания любого штата, или как должностное лицо исполнительной или судебной власти любого штата, поддерживающее Конституцию Соединенных Штатов, должен участвовать в восстании или восстании против того же самого. , или оказал помощь или утешение своим врагам.Но Конгресс может двумя третями голосов каждой Палаты снять такую ​​инвалидность.

Раздел 4 . Действительность государственного долга Соединенных Штатов, разрешенного законом, включая долги, понесенные для выплаты пенсий и наград за услуги по подавлению восстания или восстания, не подлежит сомнению. Но ни Соединенные Штаты, ни какой-либо штат не должны брать на себя или выплачивать какие-либо долги или обязательства, возникшие в связи с восстанием или восстанием против Соединенных Штатов, или какие-либо претензии в отношении потери или освобождения какого-либо раба; но все такие долги, обязательства и требования будут признаны незаконными и недействительными.

Раздел 5 . Конгресс имеет право обеспечивать соблюдение положений настоящей статьи посредством соответствующего законодательства.


Поправка XV (1870 г.)

Раздел 1 . Право голоса граждан Соединенных Штатов не может быть отказано или ограничено Соединенными Штатами или каким-либо штатом из-за расы, цвета кожи или предыдущего состояния подневольного состояния.

Раздел 2 . Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.


Поправка XVI (1913 г.)

Конгресс будет иметь право устанавливать и собирать налоги на доходы из любого источника без распределения между отдельными штатами и без учета каких-либо переписей или подсчетов.


Поправка XVII (1913 г.)

Сенат Соединенных Штатов состоит из двух сенаторов от каждого штата, избираемых его народом на шесть лет; и каждый сенатор имеет один голос.Избиратели в каждом штате должны обладать квалификацией, необходимой для выборщиков наиболее многочисленной ветви законодательных собраний штата.

Когда появляются вакансии в представительстве любого штата в Сенате, исполнительная власть такого штата издает распоряжения о выборах для заполнения таких вакансий: При условии, что законодательный орган любого штата может уполномочить его исполнительную власть производить временные назначения до тех пор, пока люди заполнить вакансии путем выборов по решению законодательного органа.

Данная поправка не должна толковаться как влияющая на выборы или срок полномочий любого сенатора, выбранного до того, как она станет действительной как часть Конституции.


Поправка XVIII (1919 г.)

Раздел 1 . По истечении одного года с момента ратификации данной статьи производство, продажа или транспортировка опьяняющих спиртных напитков в пределах, ввоз или вывоз из Соединенных Штатов и всей территории, находящейся под их юрисдикцией, для производства напитков настоящим запрещается.

Раздел 2 . Конгресс и несколько штатов имеют одновременные полномочия по обеспечению соблюдения настоящей статьи посредством соответствующего законодательства.

Раздел 3. Настоящая статья не вступает в силу, если она не будет ратифицирована в качестве поправки к Конституции законодательными органами нескольких штатов, как это предусмотрено Конституцией, в течение семи лет с даты ее представления в Штаты Конгрессом.


Поправка XIX (1920)

Право голоса граждан Соединенных Штатов не может отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по признаку пола.

Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.


Поправка XX (1933 г.)

Раздел 1 .Срок полномочий президента и вице-президента истекает в полдень 20 января, а срок полномочий сенаторов и представителей — в полдень 3 дня января тех лет, в которых такие сроки закончились бы, если бы эта статья не была ратифицирован; и затем вступают в силу условия их преемников.

Раздел 2 . Конгресс собирается не реже одного раза в год, и такое заседание должно начинаться в полдень 3-го дня января, если только законом не назначен другой день.

Раздел 3 . Если к моменту, установленному для начала срока полномочий Президента, избранный Президент умрет, избранный Вице-президент становится Президентом. Если Президент не должен быть избран до срока, установленного для начала его полномочий, или если избранный Президент не соответствует требованиям, то избранный Вице-президент будет действовать как Президент до тех пор, пока Президент не будет соответствовать требованиям; и Конгресс может законом предусмотреть случай, когда ни избранный Президент, ни избранный Вице-президент не будут соответствовать требованиям, указав, кто в таком случае будет действовать в качестве Президента, или порядок избрания того, кто должен действовать, и такое лицо должно действовать соответственно до тех пор, пока президент или вице-президент не будут квалифицированы.

Раздел 4 . Конгресс может законом предусмотреть случай смерти любого из лиц, из числа которых Палата представителей может выбрать президента, когда право выбора перешло к ним, а также случай смерти любого из этих лиц. от которого Сенат может выбрать вице-президента, когда право выбора переходит к нему.

Раздел 5 . Разделы 1 и 2 вступают в силу 15 октября после ратификации настоящей статьи.

Раздел 6 . Настоящая статья не вступает в силу, если она не будет ратифицирована в качестве поправки к Конституции законодательными собраниями трех четвертей отдельных штатов в течение семи лет с даты ее представления.


Поправка XXI (1933 г.)

Раздел 1 . Восемнадцатая статья поправки к Конституции Соединенных Штатов отменяется.

Раздел 2 . Перевозка или ввоз в любой штат, территорию или владение Соединенных Штатов для доставки или использования в них опьяняющих напитков в нарушение их законов настоящим запрещается.

Раздел 3 . Настоящая статья утрачивает силу, если она не будет ратифицирована в качестве поправки к Конституции съездами в нескольких штатах, как это предусмотрено Конституцией, в течение семи лет с даты представления ее Конгрессом штатам.


Поправка XXII (1951 г.)

Раздел 1 . Ни одно лицо не может быть избрано на должность президента более двух раз, и никакое лицо, занимавшее должность президента или действовавшее в качестве президента, более двух лет из срока, на который было избрано какое-либо другое лицо, не может быть избрано. в офис Президента более одного раза. Но эта статья не применяется к любому лицу, занимающему должность президента, когда эта статья была предложена Конгрессом, и не препятствует любому лицу, которое может занимать должность президента или действовать в качестве президента в течение срока, в течение которого это Статья вступает в силу с момента пребывания в должности Президента или исполняющего обязанности Президента в течение оставшегося срока.

Раздел 2 . Настоящая статья утрачивает силу, если она не будет ратифицирована в качестве поправки к Конституции законодательными собраниями трех четвертей отдельных штатов в течение семи лет с даты ее представления Конгрессом штатам.


Поправка XXIII (1961 г.)

Раздел 1 . Округ, являющийся резиденцией правительства Соединенных Штатов, назначает в порядке, установленном Конгрессом:

Количество выборщиков президента и вице-президента, равное полному количеству сенаторов и представителей в Конгрессе, на которое округ имел бы право, если бы он был штатом, но ни в коем случае не больше, чем штат с наименьшей численностью населения; они должны быть в дополнение к тем, которые назначаются штатами, но они должны рассматриваться для целей выборов президента и вице-президента как выборщики, назначенные государством; и они должны собираться в Округе и выполнять обязанности, предусмотренные двенадцатой статьей поправки.

Раздел 2 . Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.


Поправка XXIV (1964 г.)

Раздел 1 . Право граждан Соединенных Штатов голосовать на любых первичных или других выборах президента или вице-президента, выборщиков президента или вице-президента, сенатора или представителя в Конгрессе не может отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом. по причине неуплаты подушного или другого налога.

Раздел 2 . Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.


Поправка XXV (1967)

Раздел 1 . В случае отстранения президента от должности, его смерти или отставки вице-президент становится президентом.

Раздел 2 . Если в должности вице-президента появляется вакансия, президент назначает вице-президента, который вступает в должность после утверждения большинством голосов обеих палат Конгресса.

Раздел 3 . Всякий раз, когда президент передает временно исполняющему обязанности президента Сената и спикеру Палаты представителей свое письменное заявление о том, что он не может выполнять свои полномочия и обязанности, и пока он не передаст им письменное заявление об обратном, такие полномочия и обязанности исполняет Вице-президент как исполняющий обязанности президента.

Раздел 4 . Каждый раз, когда вице-президент и большинство главных должностных лиц исполнительных департаментов или такого другого органа, который Конгресс может предусмотреть по закону, передают временному президенту Сената и спикеру Палаты представителей их письменное заявление о том, что Президент не может выполнять полномочия и обязанности своей должности, Вице-президент немедленно принимает на себя полномочия и обязанности должности в качестве исполняющего обязанности президента.

После этого, когда президент передает временно исполняющему обязанности президента Сената и спикеру Палаты представителей свое письменное заявление об отсутствии недееспособности, он возобновляет полномочия и обязанности своей должности, если только вице-президент и большинство из них высшие должностные лица исполнительного департамента или такого другого органа, который Конгресс может предоставить по закону, в течение четырех дней передают временному президенту Сената и спикеру Палаты представителей свое письменное заявление о том, что президент не может выполнить полномочия и обязанности его офиса.После этого Конгресс решает вопрос, собравшись для этой цели в течение сорока восьми часов, если не на сессии. Если Конгресс в течение двадцати одного дня после получения последнего письменного заявления или, если Конгресс не заседает, в течение двадцати одного дня после того, как Конгресс должен собраться, двумя третями голосов обеих палат определит, что Президент не может выполнять свои полномочия и обязанности, Вице-президент продолжает выполнять те же обязанности, что и исполняющий обязанности Президента; в противном случае Президент возобновляет полномочия и обязанности своей должности.


Поправка XXVI (1971)

Раздел 1 . Право голоса граждан Соединенных Штатов в возрасте восемнадцати лет и старше не может отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом в зависимости от возраста.

Раздел 2 . Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.


Поправка XXVII (1992)

Ни один закон, изменяющий размер вознаграждения за услуги сенаторов и представителей, не вступает в силу до тех пор, пока не вступят в силу выборы представителей.

Защита всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме

Текст в формате PDF

Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме


Приняты резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1988 г.

Сфера действия Свода принципов

Эти принципы применяются для защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме.

Использование терминов

Для целей Свода принципов:

(а) «Арест» означает задержание лица по обвинению в совершении преступления или в результате действий властей;

(b) «Задержанное лицо» означает любое лицо, лишенное личной свободы, кроме как в результате осуждения за преступление;

(c) «Заключенный» означает любое лицо, лишенное личной свободы в результате осуждения за преступление;

(d) «Задержание» означает состояние задержанных лиц, как определено выше;

(e) «Заключение» означает состояние заключенных, как определено выше;

(f) Слова «судебный или иной орган» означают судебный или иной орган в соответствии с законом, статус и срок полномочий которого должны обеспечивать максимально надежные гарантии компетентности, беспристрастности и независимости.

Принцип 1

Со всеми лицами, подвергающимися задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, следует обращаться гуманно и с уважением достоинства, присущего человеческой личности.

Принцип 2

Арест, задержание или тюремное заключение должны производиться только в строгом соответствии с положениями закона и компетентными должностными лицами или лицами, уполномоченными для этой цели.

Принцип 3

Не должно быть никаких ограничений или отступлений от каких-либо прав человека лиц, находящихся в какой-либо форме задержания или тюремного заключения, признанных или существующих в любом государстве в соответствии с законом, конвенциями, постановлениями или обычаями под предлогом, что настоящий Свод принципов не признает такие права или то, что он признает их в меньшей степени.

Принцип 4

Любая форма задержания или тюремного заключения и все меры, затрагивающие права человека лица, находящегося под какой-либо формой задержания или тюремного заключения, должны приниматься или подлежать эффективному контролю судебной или иной властью.

Принцип 5

1. Эти принципы применяются ко всем лицам, находящимся на территории любого данного государства, без каких-либо различий, таких как раса, цвет кожи, пол, язык, религия или религиозные убеждения, политические или иные взгляды, национальные, этнические или социальные. происхождение, собственность, рождение или другой статус.

2. Меры, применяемые в соответствии с законом и предназначенные исключительно для защиты прав и особого статуса женщин, особенно беременных женщин и кормящих матерей, детей и подростков, престарелых, больных или инвалидов, не считаются дискриминационными. Необходимость и применение таких мер всегда подлежат пересмотру судебным или другим органом.

Принцип 6

Ни один человек, находящийся под стражей или в заключении в какой-либо форме, не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания.1 Никакие обстоятельства не могут служить оправданием пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания.

Принцип 7

1. Государства должны запретить законом любые действия, противоречащие правам и обязанностям, изложенным в этих принципах, применять соответствующие санкции и проводить беспристрастные расследования жалоб.

2. Должностные лица, у которых есть основания полагать, что нарушение настоящего Свода принципов имело место или вот-вот произойдет, должны сообщить о проблеме своим вышестоящим властям и, при необходимости, другим соответствующим органам или органам, наделенным полномочиями по проверке или исправлению положения.

3. Любое другое лицо, у которого есть основания полагать, что нарушение настоящего Свода принципов имело место или вот-вот произойдет, имеет право сообщить об этом вышестоящему начальству соответствующих должностных лиц, а также другим соответствующим властям или органам. наделен полномочиями по проверке или исправлению положения.

Принцип 8

Лица, содержащиеся под стражей, подлежат обращению, соответствующему их статусу неосужденных. Соответственно, они должны, когда это возможно, содержаться отдельно от заключенных.

Принцип 9

Власти, которые арестовывают лицо, содержат его под стражей или расследуют дело, должны осуществлять только полномочия, предоставленные им в соответствии с законом, и осуществление этих полномочий подлежит обращению в судебные или другие органы.

Принцип 10

Каждый арестованный должен быть проинформирован во время ареста о причине его ареста и незамедлительно проинформирован о любых предъявленных ему обвинениях.

Принцип 11

1. Лицо не может содержаться под стражей без предоставления эффективной возможности быть незамедлительно заслушанным судебным или другим органом. Задержанный имеет право защищаться или пользоваться помощью адвоката в соответствии с законом.

2. Задержанное лицо и его защитник, если таковой имеется, должны быть незамедлительно и полностью извещены о любом постановлении о задержании с указанием причин его задержания.

3. Судебный или иной орган уполномочен в соответствующих случаях пересматривать продление содержания под стражей.

Принцип 12

1. Должно быть зарегистрировано:

(a) Причины ареста;

(b) время ареста и доставки арестованного к месту содержания под стражей, а также время его первой явки в судебный или другой орган;

(c) личности соответствующих сотрудников правоохранительных органов;

(d) Точная информация о месте содержания под стражей.

2. Такие записи сообщаются задержанному или его адвокату, если таковой имеется, в установленной законом форме.

Принцип 13

Любому лицу в момент ареста и в начале задержания или заключения или сразу после этого орган, ответственный за его арест, задержание или тюремное заключение, должен предоставить информацию и объяснение его прав и способов воспользоваться такими правами.

Принцип 14

Лицо, которое не понимает должным образом или не говорит на языке, используемом властями, ответственными за его арест, задержание или тюремное заключение, имеет право на незамедлительное получение на языке, который он понимает, информацию, упомянутую в принципе 10, принципе 11, параграфе 2, принципе 12, пункт 1 и принцип 13, а также пользоваться, при необходимости, бесплатной помощью переводчика в связи с судебным разбирательством после его ареста.

Принцип 15

Несмотря на исключения, содержащиеся в пункте 4 принципа 16 и пункте 3 принципа 18, в общении задержанного или заключенного лица с внешним миром, в частности с его семьей или адвокатом, не может быть отказано более чем на несколько дней. .

Принцип 16

1. Незамедлительно после ареста и после каждого перевода из одного места содержания под стражей или заключения в другое задержанное или находящееся в заключении лицо имеет право уведомить или потребовать от компетентного органа уведомить членов его семьи или других соответствующих лиц о своем выборе его арест, задержание или тюремное заключение или перевод и место, где он содержится под стражей.

2. Если задержанное или заключенное в тюрьму лицо является иностранцем, оно также должно быть незамедлительно проинформировано о его праве на общение соответствующими средствами с консульским учреждением или дипломатическим представительством государства, гражданином которого он является или которое имеет иное право получать такое сообщение в соответствии с международным правом или с представителем компетентной международной организации, если он является беженцем или иным образом находится под защитой межправительственной организации.

3. Если задержанное или находящееся в заключении лицо является несовершеннолетним или не может понять свои права, компетентный орган по своей собственной инициативе направляет уведомление, указанное в настоящем принципе. Особое внимание следует уделять уведомлению родителей или опекунов.

4. Любое уведомление, упомянутое в настоящем принципе, должно быть сделано или разрешено сделать без задержки. Однако компетентный орган может отложить уведомление на разумный срок, если этого требуют исключительные потребности расследования.

Принцип 17

1. Задержанный имеет право на помощь адвоката. Он должен быть проинформирован о своем праве компетентным органом сразу после ареста, и ему будут предоставлены разумные возможности для его осуществления.

2. Если задержанное лицо не имеет адвоката по своему выбору, оно имеет право на назначение ему адвоката судебным или другим органом во всех случаях, когда этого требуют интересы правосудия, и без оплаты со стороны ему, если у него нет достаточных средств для оплаты.

Принцип 18

1. Задержанный или находящийся в заключении человек имеет право общаться и консультироваться со своим адвокатом.

2. Задержанному или заключенному в тюрьму лицу должно быть предоставлено достаточное время и возможности для консультации со своим адвокатом.

3. Право задержанного или находящегося в заключении лица на посещение, а также на консультации и общение, без задержек или цензуры и в условиях полной конфиденциальности, со своим адвокатом не может быть приостановлено или ограничено, кроме как в исключительных обстоятельствах, определенных законом. или законные постановления, когда судебные или другие органы считают это необходимым для поддержания безопасности и порядка.

4. Беседы между задержанным или заключенным лицом и его адвокатом могут проводиться в пределах видимости, но не в пределах слышимости должностного лица правоохранительных органов.

5. Сообщения между задержанным или находящимся в заключении лицом и его адвокатом, упомянутые в настоящем принципе, недопустимы в качестве доказательства против задержанного или заключенного лица, если только они не связаны с продолжающимся или предполагаемым преступлением.

Принцип 19

Задержанный или находящийся в заключении человек должен иметь право на свидание и переписку, в частности, с членами его семьи, и ему должна быть предоставлена ​​адекватная возможность общаться с внешним миром при соблюдении разумных условий и ограничений, установленных законом или правовые нормы.

Принцип 20

По просьбе задержанного или заключенного под стражу лицо, по возможности, содержится в месте содержания под стражей или в заключении, находящемся в разумной близости от его обычного места жительства.

Принцип 21

1. Запрещается неправомерное использование положения задержанного или находящегося в заключении лица с целью принуждения его к признанию, иному свидетельству против себя или дачи показаний против любого другого лица.

2.Ни одно задержанное лицо во время допроса не должно подвергаться насилию, угрозам или методам допроса, которые умаляют его способность принимать решения или его суждения.

Принцип 22

Ни одно задержанное или заключенное в тюрьму лицо не должно, даже с его согласия, подвергаться каким-либо медицинским или научным экспериментам, которые могут нанести вред его здоровью.

Принцип 23

1. Продолжительность любого допроса задержанного или заключенного лица и интервалы между допросами, а также личность должностных лиц, проводивших допрос, и других присутствующих лиц должны регистрироваться и удостоверяться в такой форме, которая может быть предписана законом. .

2. Задержанное или находящееся в заключении лицо или его защитник, если это предусмотрено законом, должны иметь доступ к информации, описанной в пункте 1 настоящего принципа.

Принцип 24

Задержанному или заключенному в тюрьму лицу должно быть предложено надлежащее медицинское обследование как можно скорее после его поступления в место содержания под стражей или лишения свободы, и после этого в случае необходимости будут предоставляться медицинская помощь и лечение. Этот уход и лечение предоставляются бесплатно.

Принцип 25

Задержанное или находящееся в заключении лицо или его защитник имеют право только при соблюдении разумных условий, обеспечивающих безопасность и надлежащий порядок в месте содержания под стражей или тюремного заключения, потребовать или обратиться в судебный или другой орган с просьбой о повторном медицинском осмотре или заключении.

Принцип 26

Факт прохождения задержанного или заключенного лица медицинского освидетельствования, имя врача и результаты такого осмотра должны быть должным образом зарегистрированы.Доступ к таким записям должен быть обеспечен. Таким образом, условия должны соответствовать соответствующим нормам внутреннего законодательства.

Принцип 27

Несоблюдение этих принципов при получении доказательств должно приниматься во внимание при определении допустимости таких доказательств против задержанного или находящегося в заключении лица.

Принцип 28

Задержанное или находящееся в заключении лицо имеет право на получение в пределах имеющихся ресурсов, если из публичных источников, разумное количество образовательных, культурных и информационных материалов при соблюдении разумных условий для обеспечения безопасности и надлежащего порядка в месте содержания под стражей или тюремное заключение.

Принцип 29

1. В целях надзора за строгим соблюдением соответствующих законов и постановлений места содержания под стражей должны регулярно посещаться квалифицированными и опытными лицами, назначенными и подотчетными компетентному органу, отличному от органа, непосредственно отвечающего за администрирование место задержания или заключения.

2. Задержанное или находящееся в заключении лицо имеет право свободно и в условиях полной конфиденциальности общаться с лицами, которые посещают места содержания под стражей или лишения свободы в соответствии с пунктом 1 настоящего принципа, при соблюдении разумных условий для обеспечения безопасности и порядка. в таких местах.

Принцип 30

1. Типы поведения задержанного или заключенного лица, которые представляют собой дисциплинарные проступки во время задержания или заключения, описание и продолжительность дисциплинарного наказания, которое может быть наложено, а также органы, компетентные налагать такое наказание, должны быть определены законом или законными постановлениями и должным образом опубликовано.

2. Задержанный или находящийся в заключении человек имеет право быть заслушанным до принятия дисциплинарных мер.Он имеет право подать такой иск на рассмотрение в вышестоящие инстанции.

Принцип 31

Соответствующие органы власти должны стремиться обеспечить, в соответствии с национальным законодательством, помощь, когда она необходима иждивенцам и, в частности, несовершеннолетним членам семей задержанных или заключенных лиц, и уделять особое внимание надлежащей опеке над детьми, оставшимися с наш надзор.

Принцип 32

1.Задержанное лицо или его защитник имеют право в любое время обратиться в суд или другой орган в соответствии с национальным законодательством, чтобы обжаловать законность его задержания, чтобы без промедления добиться его освобождения, если оно является незаконным.

2. Судопроизводство, указанное в пункте 1 настоящего принципа, должно быть простым и быстрым и бесплатным для задержанных без надлежащих средств. Задерживающий орган без необоснованной задержки представляет задержанного лица в контролирующий орган.

Принцип 33

1. Задержанное или находящееся в заключении лицо или его защитник имеют право обратиться с просьбой или жалобой в отношении обращения с ним, в частности, в случае пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, властям, ответственным за администрацию места. содержания под стражей и вышестоящим властям и, при необходимости, соответствующим органам, наделенным полномочиями по проверке или исправлению положения.

2. В тех случаях, когда ни задержанное, ни находящееся в заключении лицо, ни его защитник не имеют возможности осуществить свои права в соответствии с пунктом 1 настоящего принципа, член семьи задержанного или заключенного лица или любое другое лицо, которому известно о дело может осуществлять такие права.

3. Конфиденциальность запроса или жалобы сохраняется, если этого требует податель жалобы.

4. Каждый запрос или жалоба незамедлительно рассматриваются, и на них дается ответ без неоправданной задержки. Если запрос или жалоба отклонены или, в случае чрезмерной задержки, истец имеет право подать их в судебный или другой орган. Ни задержанное, ни находящееся в заключении лицо, ни кто-либо из истцов в соответствии с пунктом 1 настоящего принципа не могут пострадать в связи с обращением с просьбой или жалобой.

Принцип 34

Каждый раз, когда смерть или исчезновение задержанного или находящегося в заключении лица происходит во время его задержания или заключения, расследование причин смерти или исчезновения проводится судебным или другим органом, либо по его собственной инициативе, либо по просьбе члена. семьи такого человека или любого лица, которому известно об этом деле. Когда того требуют обстоятельства, такое расследование должно проводиться на той же процедурной основе всякий раз, когда смерть или исчезновение происходит вскоре после прекращения задержания или тюремного заключения.Результаты такого расследования или отчет о нем предоставляются по запросу, если это не поставит под угрозу текущее уголовное расследование.

Принцип 35

1. Ущерб, причиненный в результате действий или бездействия государственного должностного лица, противоречащего правам, изложенным в этих принципах, подлежит компенсации в соответствии с применимыми правилами или ответственностью, предусмотренной национальным законодательством.

2. Информация, подлежащая регистрации в соответствии с этими принципами, должна быть доступна в соответствии с процедурами, предусмотренными национальным законодательством, для использования при требовании компенсации в соответствии с настоящим принципом.

Принцип 36

1. Задержанное лицо, подозреваемое в совершении уголовного преступления или обвиняемое в нем, считается невиновным и с ним обращаются как с таковым до тех пор, пока его вина не будет доказана в соответствии с законом в ходе открытого судебного разбирательства, в ходе которого ему были предоставлены все гарантии, необходимые для его защиты.

2. Арест или задержание такого лица в ожидании расследования и судебного разбирательства осуществляется только в целях отправления правосудия на основаниях, условиях и процедурах, установленных законом.Наложение на такое лицо ограничений, которые не требуются строго для целей задержания или предотвращения препятствий процессу расследования или отправления правосудия, или для поддержания безопасности и порядка в месте содержания под стражей, должно быть запрещенный.

Принцип 37

Лицо, задержанное по уголовному обвинению, должно быть доставлено в судебный или другой орган, предусмотренный законом, сразу после его задержания. Такой орган незамедлительно принимает решение о законности и необходимости задержания.Никто не может содержаться под стражей до завершения расследования или суда, кроме как по письменному приказу такого органа. При доставке к такому органу задержанное лицо имеет право сделать заявление об обращении с ним во время содержания под стражей.

Принцип 38

Лицо, задержанное по уголовному обвинению, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

Принцип 39

За исключением особых случаев, предусмотренных законом, лицо, задержанное по уголовному обвинению, имеет право, если судебный или другой орган не примет иного решения в интересах отправления правосудия, освободить до суда с соблюдением условий, которые могут быть установлены. в соответствии с законом.Такой орган должен держать под стражей необходимость задержания.

Общие положения

Ничто в данном Своде принципов не может быть истолковано как ограничение или отступление от любого права, определенного в Международном пакте о гражданских и политических правах.

Проект Авалон — Мнение Гамильтона относительно конституционности Банка Соединенных Штатов: 1791

Мнение Гамильтона относительно конституционности Банка Соединенных Штатов: 1791 г.

Министр финансов, внимательно ознакомившись с документами, содержащими заключения государственного секретаря и генерального прокурора относительно конституционности законопроекта о создании Национального банка, приступает, согласно распоряжению президента, к изложению причин. которые побудили его придерживаться другого мнения.

Естественно предполагалось, что при выполнении этой задачи он будет испытывать необычайную заботу. Одних личных соображений, вытекающих из размышления о том, что мера исходит от него, было бы достаточно, чтобы произвести ее. Чувство, которое он проявил в отношении огромной важности такого учреждения для успешного управления отделением, находящимся под его особой опекой, и ожидание серьезных болезненных последствий, которые могут возникнуть в результате несоблюдения меры, не позволяют ему оставаться без беспокойства. на публичных счетах.Но главная забота проистекает из твердого убеждения, что принципы построения, подобные тем, которые поддерживаются государственным секретарем и генеральным прокурором, будут фатальными для справедливой и необходимой власти Соединенных Штатов.

Приступая к аргументу, следует исходить из того, что возражения государственного секретаря и генерального прокурора основаны на общем отрицании полномочий Соединенных Штатов создавать корпорации. Последний, действительно, прямо признает, что если в законопроекте есть что-то, что не оправдано Конституцией, так это пункт об инкорпорации.

Министру финансов кажется, что этот общий принцип является неотъемлемой частью самого определения правительства и необходим для каждого шага прогресса, который должен быть сделан в Соединенных Штатах, а именно: каждая власть, наделенная правительством является по своей природе суверенным и включает, в силу этого термина, право использовать все необходимые и справедливо применимые средства для достижения целей такой власти и которые не исключаются ограничениями и исключениями, указанными в Конституции, или не аморально, или не противоречит основным целям политического общества.

Этот принцип в его применении к правительству в целом будет признан аксиомой; и это будет обязанность тех, кто склонен отрицать это, доказать различие и показать, что правило, которое в общей системе вещей важно для сохранения общественного порядка, неприменимо к Соединенным Штатам. .

То обстоятельство, что суверенитет в этой стране разделен между национальным правительством и правительством штата, не позволяет провести необходимое различие.Из этого не следует, что каждая часть полномочий, делегированных тому или другому, не является суверенной в отношении своих собственных целей. Из этого будет только следовать, что каждый имеет верховную власть в отношении одних вещей, а не других. Отрицать суверенную власть правительства Соединенных Штатов в отношении заявленных целей и доверительных отношений, поскольку его власть не распространяется на все случаи, означало бы в равной степени отрицать суверенную власть правительств штатов в любом случае, поскольку их власть не распространяется на каждый случай.В десятом разделе первой статьи Конституции приводится длинный список очень важных вещей, которые они не могут делать. И, таким образом, Соединенные Штаты представят уникальное зрелище политического общества без суверенитета или народа, которым управляют, без правительства.

Если было бы необходимо привести доказательство столь ясного предложения, как то, которое утверждает, что полномочия федерального правительства в отношении его целей были суверенными, то есть пункт его Конституции, который будет иметь решающее значение.Это то, что провозглашает, что Конституция и законы Соединенных Штатов, принятые в соответствии с ней, и все договоры, заключенные или которые будут заключены под их властью, будут безмятежным законом страны. Власть, которая в любом случае может установить верховный закон страны, несомненно, суверена в этом случае.

Этот общий и неоспоримый принцип сразу ставит точку в абстрактном вопросе, имеют ли Соединенные Штаты власть создать корпорацию; иными словами, предоставить юридическую или искусственную дееспособность одному или нескольким лицам, отличным от физических.Ибо создание корпораций, несомненно, присуще суверенной власти, а следовательно, и власти Соединенных Штатов в отношении объектов, доверенных правительству. Разница заключается в следующем: там, где власть является общей, оно может создавать корпорации в рекламных случаях, когда оно ограничено определенными отраслями законодательства, оно может создавать корпорации только в этих случаях.

Здесь, что касается аргументов государственного секретаря и генерального прокурора, можно оставить в силе утверждение конституционности законопроекта.Президенту придет в голову, что выдвинутый здесь принцип не был затронут ни одним из них.

Тем не менее, для более полного прояснения сути аргументы, которые они использовали против власти правительства создавать корпорации, какими бы чуждыми они ни были по отношению к изложенному великому и фундаментальному правилу, должны быть особенно исследованы. И после демонстрации того, что они не имеют тенденции ослабить его силу, также должно быть показано, что инкорпорационные полномочия, присущие правительству в определенных случаях, действительно распространяются на тот конкретный случай, который является предметом законопроекта.

Первый из этих аргументов состоит в том, что основа Конституции заложена на следующем основании: «Все полномочия, не делегированные Соединенным Штатам Конституцией и не запрещенные им штатами, сохраняются за штатами, или Людям.» Отсюда следует вывод, что Конгресс ни в коем случае не может осуществлять какие-либо полномочия, не включенные в те, которые не перечислены в Конституции. При этом утверждается, что право на создание корпорации не входит ни в одну из перечисленных полномочий.

Основное положение, изложенное здесь, в его истинном значении не подлежит сомнению. Это не более чем следствие этой республиканской максимы, что все правительство является делегированием власти. Но сколько делегируется в каждом случае — это вопрос факта, который должен быть сделан путем справедливого рассуждения и толкования на конкретных положениях Конституции, руководствуясь общими принципами и общими целями правительства.

Не отрицается, что есть подразумеваемые хорошо выраженные полномочия, и что первые так же эффективно делегируются, как и лохмотья.И для точности следует упомянуть, что существует еще один класс полномочий, который может быть надлежащим образом назван державами покоя. Не подлежит сомнению, что, если Соединенные Штаты завоюют любую из территорий своих соседей, они будут обладать суверенной юрисдикцией над завоеванной территорией. Это было бы скорее результатом всей совокупности властных полномочий правительства и природы политического общества, чем следствием любой из специально перечисленных властей.

Но как бы то ни было, это дает поразительную иллюстрацию общей доктрины, за которую отстаивают; он показывает обширный случай, в котором право создавать корпорации либо подразумевается, либо может быть результатом некоторых или всех полномочий, которыми наделено национальное правительство. Юрисдикция, полученная над такой завоеванной страной, безусловно, будет соответствовать любому типу законодательства.

Для возврата: Предполагается, что подразумеваемые полномочия должны рассматриваться как делегированные наравне с явными.Из этого следует, что, поскольку право на создание корпорации может подразумеваться так же, как и любая другая вещь, она может также использоваться в качестве инструмента или средства осуществления любой из указанных полномочий, как и любой другой инструмент или любое другое средство. . Единственный вопрос должен заключаться в этом, как и в любом другом случае, имеет ли средство, которое будет использоваться, или, в данном случае, корпорация, которая будет создана, естественное отношение к любому из признанных объектов или законных целей правительства. Таким образом, Конгресс не может создать корпорацию для надзора за полицией города Филадельфия, потому что они не уполномочены регулировать работу полиции этого города.Но один может быть возведен в связи со сбором налогов, или торговлей с зарубежными странами, или торговлей между штатами, или с индейскими племенами; потому что регулирование этих объектов является прерогативой федерального правительства, и поскольку общая суверенная или законодательная власть имеет право регулировать вещь, использовать все средства, относящиеся к ее регулированию, с максимальной выгодой.

Странное заблуждение, кажется, закралось в образ мышления и рассуждения по этому вопросу.Воображение, кажется, было необычно занято этим. Инкорпорация, кажется, рассматривалась как нечто большее, независимое и существенное; как политическая цель особого размаха и момента; тогда как это действительно следует рассматривать как качество, способность или средство для достижения цели. Таким образом, создается торговая компания с определенным капиталом для ведения определенной отрасли бизнеса. Здесь дело, которое нужно преследовать, — это конец. Ассоциация, чтобы сформировать необходимый капитал, является основным средством.Предположим, что к этому была добавлена ​​инкорпорация, это было бы только для того, чтобы добавить новое качество этой ассоциации, придать ей искусственную способность, с помощью которой она могла бы вести бизнес с большей безопасностью и удобством.

То, что важность инкорпорации была преувеличена и приводила к ошибочным выводам, станет очевидным после прослеживания ее происхождения. Источником этого является римское право, согласно которому добровольное объединение людей в любой момент или для любой цели могло его произвести.В Англии, откуда мы сразу же заимствовали наши представления о нем, он составляет часть исполнительной власти, и ее осуществление часто делегируется этой властью. Отсюда, следовательно, основание предположения, что оно находится вне досягаемости всех тех очень важных частей суверенной власти, как законодательной, так и исполнительной, которая принадлежит правительству Соединенных Штатов.

Против этого способа рассуждений, уважающего право использовать все средства, необходимые для выполнения указанных полномочий правительства, возражается, что не должны использоваться только необходимые и надлежащие средства; и государственный секретарь утверждает, что никакие средства не должны считаться необходимыми, кроме тех, без которых предоставление власти было бы недействительным.Более того, он заходит так далеко в своем ограничительном толковании этого слова, что даже приводит доводы в пользу необходимости, которые должны гарантировать конституционное осуществление власти в зависимости от случайных и временных обстоятельств; идея, которая сама по себе опровергает конструкцию. Целесообразность осуществления определенной власти в определенное время действительно должна зависеть от обстоятельств, но конституционное право на ее осуществление должно быть единообразным и неизменным, таким же сегодня, как и завтра.

Таким образом, все аргументы против конституционности законопроекта, проистекающие из случайного существования определенных государственных банков, учреждений, которые существуют сегодня и, что касается правительства Соединенных Штатов, могут исчезнуть завтра. должно быть не только отвергнуто как ошибочное, но и должно рассматриваться как доказательство того, что в рассуждениях есть радикальный источник ошибок.

Для существования национального правительства важно, чтобы столь ошибочное представление о значении слова «необходимо» было взорвано.

Несомненно, что ни грамматический, ни популярный смысл этого термина не требует такой конструкции. Согласно обоим, «необходимое» часто означает не более чем «необходимое», «необходимое», «случайное», «полезное» или «способствующее чему-либо». Распространенным способом выражения является утверждение, что правительству или лицу необходимо сделать то или иное, когда не предполагается и не понимается ничего большего, чем того, что требуют интересы правительства или лица или которые будут продвигаться. по, совершение того или иного.Воображение не ограничивается примерами использования этого слова в этом смысле. И это истинный, в том смысле, в котором он используется в Конституции. Полный оборот статьи, содержащей ее, указывает на то, что целью Конвенции было посредством этой статьи предоставить либеральную свободу для осуществления указанных полномочий. Выражения имеют особую полноту. Считается, что они устанавливают все законы, необходимые и подходящие для выполнения вышеупомянутых полномочий, а также всех других полномочий, возложенных Конституцией на правительство Соединенных Штатов или любой его департамент или должностное лицо.»

Понять это слово так, как его понимает госсекретарь, означало бы отступить от его очевидного и популярного смысла и применить к нему ограничительную операцию — идея, которую раньше никогда не рассматривали. Это значило бы придать ему такую ​​же силу, как если бы к нему было добавлено слово «абсолютно или обязательно».

Такая конструкция породила бы бесконечную неуверенность и затруднения. Случаи должны быть очевидными и крайними, в которых можно было бы с уверенностью объявить, что мера была абсолютно необходимой, или такая, без которой применение данной власти было бы недействительным.Есть несколько мер правительства, которые выдержали бы такое суровое испытание. Настаивать на этом значило бы сделать критерий осуществления любой подразумеваемой власти случаем крайней необходимости; что является скорее правилом для оправдания выхода за рамки конституционной власти, чем для регулирования ее обычного осуществления.

Можно справедливо сказать о каждом правительстве, а также о правительстве Соединенных Штатов, что оно имеет право принимать только такие законы, которые необходимы и уместны для выполнения доверенных ему целей.Ибо ни одно правительство не имеет права делать только то, что ему заблагорассудится. Таким образом, рассуждениями, аналогичными рассуждениям государственного секретаря, можно доказать, что ни одно из правительств штата не имеет права учреждать банк. Можно было бы показать, что все публичные дела государства могли осуществляться без банка, и, исходя из этого, можно было бы утверждать, что это не могло быть выполнено, потому что это противоречит правилу, которое только что было упомянуто. Подобный способ рассуждения докажет, что нет силы объединить жителей города с целью создания более совершенной полиции.Ведь несомненно, что от инкорпорации можно обойтись, хотя лучше иметь ее. Следует помнить, что ни в одной государственной конституции нет прямого права создавать корпорации.

Степень, в которой мера необходима, никогда не может быть критерием законного права на ее принятие; это должно быть вопросом мнения и может быть только проверкой целесообразности. Отношение между мерой и концом; между природой средства, используемого для осуществления власти, и объектом этой власти должен быть критерий конституционности, а не более или менее необходимости или полезности.

Практика правительства противоречит правилам строительства, которые отстаивает госсекретарь. Ярким примером этого является Закон о маяках, маяках, буях и общественных пирсах. Это, несомненно, следует отнести к полномочиям по регулированию торговли, и это справедливо по отношению к ней. Но нельзя утверждать, что осуществление этой власти в данном случае было строго необходимостью или что сама власть была бы несостоятельной, без регулирования учреждений подобного рода.

Это ограничительное толкование слова «необходимый» также противоречит здравому смыслу построения, а именно, что полномочия, содержащиеся в конституции правительства, особенно те, которые касаются общего управления делами страны, ее финансами, торговлей и т.д. защиту и т. д. следует толковать либерально в интересах общественного блага. Это правило не зависит от конкретной формы правительства или от конкретной демаркации границ его полномочий, но от природы и цели самого правительства.Средства, с помощью которых должны удовлетворяться национальные нужды, устраняться национальные неудобства, способствовать национальному процветанию, имеют такое бесконечное разнообразие, степень и сложность, что по необходимости должна быть большая свобода усмотрения при выборе и применении этих средств. Отсюда, следовательно, необходимость и уместность осуществления вверенных правительству властей на принципах либерального строительства.

Генеральный прокурор признает правило, но проводит различие между Конституцией штата и Федеральной конституцией.Последнее, по его мнению, следует толковать с большей строгостью, потому что существует большая опасность ошибки при определении частичных, чем общих полномочий. Но причина правила запрещает такое различие. Причина этого заключается в разнообразии и масштабах общественных потребностей, гораздо большая часть которых, причем гораздо более критического характера, является предметом национального, а не государственного управления. Большая опасность ошибки, насколько это допустимо, может быть разумным поводом для осторожности на практике, но это не может быть правилом ограничительного толкования.

Что касается статьи Конституции, находящейся в настоящее время на рассмотрении, то Генеральный прокурор признает, что она не имеет ограничительного действия. Он определяет слово «необходимый» следующим образом: «Быть ​​необходимым — значит быть случайным и может быть названо естественным средством осуществления силы».

Но хотя, с одной стороны, создание государственного секретаря считается недопустимым, с другой стороны, не будет утверждаться, что рассматриваемая статья дает какие-либо новые или независимые полномочия.Но он дает явную санкцию на доктрину подразумеваемых полномочий и эквивалентен признанию утверждения о том, что правительство в отношении его определенных полномочий и целей обладает полной и суверенной властью, в некоторых случаях имеющей первостепенное значение для Штатов; в других — согласовывайтесь с ним. Ибо таков простой смысл декларации, что она может принять все меры, необходимые и уместные, чтобы претворить в жизнь эти полномочия.

Утверждение, что эта доктрина рассчитана на распространение власти правительства на всю сферу государственного законодательства, не является обоснованным возражением против этой доктрины.То же самое было сказано и может быть сказано относительно всякого применения власти косвенно или конструктивно.

В тот момент, когда буквальное значение отклоняется, существует вероятность ошибки или злоупотребления. И все же соблюдение буквы своих полномочий сразу остановило бы движение правительства. Не только все согласны с тем, что осуществление созидательной силы необходимо, но и каждый принятый акт является более или менее его примером.Об одном уже упоминалось, что в отношении маяков и т. Д. То, что декларирует право президента удалять офицеров по своему усмотрению, признает ту же истину в другом и показательном случае.

На самом деле трудности в этом вопросе заложены в самой природе Федеральной конституции; они неизбежно возникают в результате разделения законодательной власти. Следствием этого разделения является то, что будут случаи, явно находящиеся в компетенции национального правительства; другие, явно без его полномочий; и третий класс, который оставит место для разногласий и разногласий и относительно которых должна быть предоставлена ​​разумная свобода суждений.

Но доктрина, о которой идет речь, не влечет за собой вменяемых ей последствий. Он не утверждает, что национальное правительство является суверенным во всех отношениях, но что оно является суверенным до определенной степени; то есть в пределах объектов его указанных полномочий.

Таким образом, остается критерий того, что конституционно, а что нет. Этот критерий — цель, к которой мера относится как среднее. Если цель четко понимается в рамках любой из указанных полномочий, и если мера имеет очевидное отношение к этой цели и не запрещена каким-либо конкретным положением Конституции, ее можно смело считать входящей в компетенцию национального государства. орган власти.Существует также следующий критерий, который может существенно помочь в принятии решения: ограничивает ли предлагаемая мера ранее существовавшее право какого-либо государства или какого-либо лица? В противном случае существует сильная презумпция в пользу его конституционности, и может быть позволено изменить отношение к любому провозглашенному объекту Конституции.

Общие возражения, которые должны быть выведены из рассуждений государственного секретаря и генерального прокурора, против выдвинутой доктрины, были сформулированы, и ожидается, что на них будет дан удовлетворительный ответ. быть исследованным.

Государственный секретарь представляет свое мнение замечанием о том, что предлагаемое объединение обязуется создать определенные возможности, свойства или атрибуты, которые противоречат законам отчуждения, спуска, выкупа и конфискации, распределения и монополии, а также предоставить право принимать законы превыше законов Штатов. И ничто, говорит он в другом месте, кроме необходимости, непобедимой другими средствами, не может оправдать такое пренебрежение законами, которые составляют столпы всей нашей системы юриспруденции и являются основополагающими законами правительств штатов.Если это действительно основные законы нескольких штатов, то большинство из них подорвали свои собственные основы. Ибо едва ли найдется один из них, который с момента установления своей особой конституции не внес существенных изменений в некоторые из этих отраслей своей юриспруденции, особенно в право потомков. Но непонятно, как что-либо может быть названо основным законом государственного управления, если оно не установлено в его конституции и не может быть изменено обычным законодательным органом.Что касается вопроса о необходимости, было показано, что это может быть вопросом целесообразности, а не права.

Создать корпорацию — значит заменить физическое лицо юридическим или искусственным, а в некоторых случаях — придать им индивидуальность. К этому юридическому или искусственному лицу, однажды созданному, общее право каждого государства само по себе присоединяет все те инциденты и атрибуты, которые представлены как прострация основных основ их юриспруденции.

Конечно, неверно утверждать, что создание корпорации противоречит различным законам главы государства; потому что это скорее создание некоего физического или юридического лица, к которому они неприменимы и которому общие правила этих законов предписывают другой режим. Законы отчуждения не могут применяться к искусственному лицу, потому что у него не может быть страны; потомки не могут относиться к нему, потому что у него не может быть наследников; вымощенные чужды ему по той же причине; конфискованные, потому что они не могут совершить преступление; распределения, потому что, хотя оно может быть растворено, оно не может умереть.

Совершенно верно можно сказать, что осуществление права предписывать правила натурализации иностранцев противоречит закону об отчуждении, в то время как на самом деле это только для того, чтобы поставить их в ситуацию, когда они перестают действовать. быть субъектом этого закона. Делать то, что противоречит закону, значит делать то, что он запрещает или является его нарушением.

Но если бы даже было допущено, что создание корпорации является прямым изменением законов штата, в перечисленных подробностях это не сделало бы ничего для доказательства того, что эта мера была неконституционной.Если правительство Соединенных Штатов не может совершить никаких действий, которые равносильны изменению закона штата, все его полномочия являются недействительными; поскольку почти каждый новый закон является изменением, тем же или другим способом, старого закона, общего или статута.

В некоторых штатах действуют законы о банкротстве. В некоторых штатах есть законы, регулирующие стоимость иностранных монет. Конгресс уполномочен устанавливать единые законы о банкротстве на всей территории Соединенных Штатов и регулировать стоимость иностранных монет.Осуществление Конгрессом любого из этих полномочий обязательно влечет за собой изменение законов этих штатов.

Снова. Каждый человек в соответствии с общим правом каждого штата может вывозить свою собственность в зарубежные страны по своему усмотрению. Но Конгресс, в соответствии с полномочиями по регулированию торговли, может запретить вывоз товаров; поступая таким образом, они изменяли бы общее право каждого государства, ограничивая индивидуальные права.

Следовательно, никогда не может быть веским основанием сказать, что тот или иной акт является неконституционным, поскольку он изменяет тот или иной закон государства.Необходимо показать, что акт, который вносит изменение, является неконституционным по другим причинам, а не потому, что он вносит изменение.

В предложениях госсекретаря, которые были отмечены, есть два особенно неправильных. Во-первых, предлагаемая инкорпорация противоречит законам о монополии, поскольку предусматривает исключительное право на ведение банковских операций в рамках государственной власти; во-вторых, это дает институту право издавать законы, имеющие преимущественную силу по сравнению с законами штатов.

Но, что касается первого: законопроект не запрещает ни одному штату создавать столько банков, сколько им заблагорассудится, ни любому количеству лиц объединяться для ведения бизнеса, и, следовательно, он свободен от обязанности устанавливать монополию. ; поскольку монополия подразумевает юридическое препятствие для ведения торговли другими лицами, кроме тех, кому она предоставлена.

А по второму пункту фундамента все же меньше. Устав такого учреждения, как банк, может работать только с его собственными членами, может касаться только распоряжения его собственностью и должен по существу напоминать правила частного коммерческого партнерства.Они явно не должны противоречить закону; и закон здесь должен означать закон штата, а также Соединенных Штатов. Никогда не может быть сомнений в том, что закон корпорации, если он противоречит закону штата, должен быть отменен как недействительный, если закон штата не противоречит закону Соединенных Штатов, и тогда вопрос не будет между право штата и право корпорации, но между законом штата и законом Соединенных Штатов.

Еще один аргумент, использованный Государственным секретарем, — это отклонение предложения Конвента наделить Конгресс полномочиями создавать корпорации либо в целом, либо для некоторых специальных целей.

Какова была точная природа или степень этого предложения, или каковы причины отказа от него, не установлено ни одним подлинным документом, ни даже точным воспоминанием. Поскольку любой такой документ существует, он определяет только каналы. Если бы это было его количество, это, в лучшем случае, только доказывало бы, что было сочтено нецелесообразным давать право на включение с целью открытия каналов, для чего потребовались бы особые полномочия, за исключением западная территория, ни в одной части Конституции нет ничего, что касалось бы регулирования каналов.Однако следует признать, что даются очень разные объяснения значения предложения и мотивов его отклонения. Одни утверждают, что он ограничивался открытием каналов и препятствий в реках, другие — берегами; и другие, что оно распространялось на способность объединять в целом. Некоторые, опять же, утверждают, что с этим не согласились, потому что считалось неправильным наделить Конгресс правом создавать корпорации. Другие, потому что было сочтено излишним указывать полномочия и нецелесообразно выдвигать дополнительную тему возражения против Конституции.При таком состоянии дела из этого нельзя сделать никаких выводов.

Но какой бы ни была природа предложения или причины его отклонения, оно не включает ничего, то есть предложения, в отношении истинных достоинств вопроса. Государственный секретарь не станет отрицать, что каким бы ни было намерение создателей конституции или закона, это намерение следует искать в самом документе в соответствии с обычными и установленными правилами построения.Нет ничего более распространенного, чем законы, выражающие и избирающие больше или меньше, чем было задумано. В таком случае, если право на создание корпорации в любом случае может быть выведено путем справедливого вывода из всех или любой части многочисленных положений Конституции Соединенных Штатов, аргументы, извлеченные из внешних обстоятельств, касающихся противоречия Конвенции, должны быть отклоненным.

Большинство аргументов государственного секретаря, которые не были учтены в предыдущих замечаниях, по своей природе скорее относятся к целесообразности, чем к конституционности законопроекта.Тем не менее, они будут замечены в ходе обсуждений, которые потребуются в связи с конкретными руководителями властей правительства, которые вовлечены в этот вопрос.

Те из Генерального прокурора теперь должным образом попадают в поле зрения.

Его первое возражение состоит в том, что право на инкорпорацию прямо не передано Конгрессу. Это должно быть признано, но только в этом смысле, что это не декларируется прямо, что Конгресс может создать корпорацию.Но это не может означать, что нет определенных явно выраженных полномочий, которые необходимы для его включения. Например, Конгресс имеет явные полномочия осуществлять исключительное законодательство во всех случаях, когда бы то ни было, в таком районе (не превышающем десять квадратных миль), который может, в результате уступки определенных штатов и принятия Конгресса, стать резиденцией правительства Соединенных Штатов; и осуществлять такую ​​же власть над всеми местами, купленными с согласия законодательного органа штата, в котором то же самое будет для возведения фортов, арсеналов, верфей и других необходимых зданий.Таким образом, здесь выражается явное право осуществлять исключительное законодательство во всех случаях, в каких бы то ни было случаях, в отношении определенных льдов, то есть делать в отношении этих мест все, что может делать любое правительство. Ведь язык не дает более полного обозначения суверенной власти, чем в этих исчерпывающих терминах. Другими словами, это право принимать все законы и, следовательно, принимать законы для создания корпораций, а также для любых других целей, что является надлежащим объектом закона в условиях свободного правления.

Конечно, нельзя поверить в то, что Конгресс, обладающий исключительными законодательными полномочиями во всех каких бы то ни было случаях, не может создать корпорацию в округе, которая станет резиденцией правительства, для лучшего регулирования его полиции. И все же есть безоговорочный отказ в праве создавать корпорации в каждом случае со стороны как государственного секретаря, так и генерального прокурора; первое, действительно, говорит об этой власти в таких решительных терминах: что это право остается исключительно за государствами.

В таком случае, поскольку существует явное право на совершение какого-либо конкретного законодательного акта, существует однозначное право на создание корпорации в описанном выше случае. Но, точнее говоря, никакая конкретная сила не может быть больше той, что подразумевается в общей. Таким образом, право налагать пошлину на галлон рома является лишь частным элементом общих полномочий по сбору налогов, пошлин, пошлин и акцизов. Это служит объяснением того, в каком смысле можно сказать, что Конгресс не имеет явных полномочий создавать корпорации.

Это не может быть неподходящим местом, чтобы обратить внимание на аргумент, который использовался в дебатах в Палате представителей. Там утверждалось, что, если бы Конституция намеревалась наделить такой важной властью, как право создавать корпорации, это было бы прямо упомянуто. Но тот случай, который был замечен, явно является случаем, в котором такая власть существует, и все же без какого-либо конкретного указания на ее явное предоставление, кроме того, как можно сказать, что все частные, подразумеваемые в общей власти, предоставлены.

Но сам аргумент основан на преувеличенном и ошибочном представлении о природе власти. Было показано, что это не настолько трансцендентный вид, как предполагает рассуждение, и что, если рассматривать его в справедливом свете, это средство, которое следовало бы оставить на усмотрение, а не цель, которая должна была быть явно поставлена. предоставляется.

Отметив, что полномочия на создание корпораций прямо не предоставлены Конгрессу, Генеральный прокурор поступает следующим образом:

«Если это может быть осуществлено ими, оно должно быть

«1.Потому что природа федерального правительства предполагает это.

«2. Потому что он участвует в некоторых из указанных полномочий законодательства.

«3. Потому что необходимо и уместно реализовать некоторые из указанных полномочий».

Быть включенным в природу федерального правительства, говорит он, породило бы доктрину настолько неопределенную, что охватила бы любую власть.

Следует отметить, что это предположение не является точным и даже не тем, на которое полагались.Предполагается, что указанные полномочия Конгресса по своей природе суверенны. Создание корпораций присуще суверенной власти и, следовательно, Конгресс имеет право создавать корпорации внутри сферы и по отношению к объектам своей власти. Однако предполагается, что Генеральный прокурор рассмотрит оба предложения в одном и том же свете, и что возражение, сделанное против одного, будет сделано против другого.

На это возражение ответ уже дан.Именно в этом состоит доктрина, сформулированная с такой явной оговоркой, что право создавать корпорации распространяется только на случаи и объекты, находящиеся в сфере определенных полномочий правительства. Общие законодательные полномочия подразумевают право создавать корпорации во всех случаях. Конкретные законодательные полномочия подразумевают полномочия создавать корпорации только в отношении дел, возникающих в рамках этих полномочий. Следовательно, утверждение о том, что Конгресс может создать корпорацию для сбора их налогов, является не более чем подтверждением того, что они могут делать все, что им заблагорассудится, чем заявлением о том, что они имеют право регулировать торговлю. , означало бы подтвердить, что у них есть власть регулировать религию; или чем утверждение, что они обладают суверенной властью в отношении налогообложения, означало бы утверждение, что они обладают суверенной властью в отношении всего остального.

Генеральный прокурор обязуется в следующем месте продемонстрировать, что полномочия по созданию корпораций не связаны ни с одной из указанных законодательных полномочий, предоставленных национальному правительству. Для этого он попытался перечислить детали, которые, как он полагает, следует понимать под несколькими заголовками Обложений, касающихся взимания и сбора налогов и т. Д .; занимать деньги в кредит Соединенных Штатов, чтобы регулировать торговлю с суверенными странами; между Штатами и с индейскими племенами распоряжаться и принимать все необходимые правила и положения, касающиеся территории другой собственности, принадлежащей Соединенным Штатам.Дизайн этого перечисления должен показать, что входит в эти различные главы власти, и, что отрицательно, что власть создания корпораций не включена.

Истинность этого вывода или заключения должна зависеть от точности подсчета. Если можно показать, что перечисление ошибочно, вывод уничтожается. Сделать это будет несложно.

Руководителями органов по установлению и сбору налогов являются:

1.Оговорить ссуду.

2. Выплата процентов или отсутствие процентов.

3. Время и способ погашения, если заем не размещен в невозвратный фонд.

Это перечисление может вызвать ряд возражений. Прежде всего, в нем не упоминается залог или ипотека фонда для обеспечения ссудных денег, что является обычным и, в большинстве случаев, важным компонентом.

Идея оговорки интереса или отсутствия интереса слишком ограничена.Скорее надо было сказать, чтобы оговорить рассмотрение кредита. Частные лица часто берут взаймы не только для выплаты процентов, но и для правительств, и поэтому они часто считают это необходимым. Все вспоминают лотерейные билеты и другие подарки, которые часто раздают в Великобритании в качестве побуждения к ссуде денег правительству. Также часто встречаются побочные условия, которые не учитываются при перечислении. Каждый контракт, который был заключен в отношении денег, взятых в долг в Голландии, содержит положения о том, что причитающаяся сумма должна быть покрыта за счет налогов и изъятия во время войны, и закладывает в залог всю землю и имущество Соединенных Штатов для возмещения расходов.

Также известно, что лотерея — это распространенный способ заимствования денег, который, конечно, не подпадает ни под одну из перечисленных глав.

Руководителями органов регулирования торговли с иностранными государствами являются:

1. Запретить им или их товарам ввозить их в наши порты.

2. Облагать их пошлинами, если их раньше не было, или увеличивать существующие; обязанности на них.

3.Подвергать их любым видам таможенного регулирования.

4. Предоставить им какие-либо исключения или привилегии, которые могут быть предложены политикой.

Это перечисление является гораздо более исключительным, чем любое из первых. Он опускает все, что относится к судам граждан или товарам Соединенных Штатов.

Сразу возникают следующие ощутимые упущения:

I О полномочиях запрещать экспорт товаров, которые не только существуют во все времена, но которые необходимо было бы применять во время войны, особенно в отношении военно-морских и военных запасов.

и.О праве устанавливать правила, касающиеся характеристик и привилегий американского дна, как им управлять, будь то граждане или иностранцы, или часть каждого из них.

3. О полномочиях по регулированию порядка заключения договоров с моряками; полиция судов в их рейсах и т. д., образцом которого является Закон об управлении и регулировании моряков на службе у торговцев.

То, что в трех предыдущих статьях есть пропуски, не подлежит сомнению, есть длинный список дополнительных пунктов, которые не допускают практически никаких вопросов, из которых следует привести несколько примеров.

1. Предоставление наград за определенные виды судов и определенные виды товаров; такого характера — это надбавка на вяленую и маринованную рыбу и соленую пищу.

2. Установление правил проверки экспортируемых товаров. Хотя штаты в индивидуальном порядке обладают компетенцией в отношении этого постановления, тем не менее, по крайней мере, с точки зрения полномочий, нет причин, по которым общая система не могла бы быть принята Соединенными Штатами.

3.Регулирование полисов страхования; утилизации товаров, обнаруженных в море, и распоряжением такими товарами.

4. Регламент пилотов.

5. Регулирование переводных векселей, выставляемых купцом одного государства торговцу другого государства. Последнее, скорее, относится к регулированию торговли между Штатами, но в равной степени опущено в спецификациях под этим заголовком.

Последнее перечисление относится к полномочиям распоряжаться и устанавливать все необходимые правила и положения, касающиеся территории или другой собственности, принадлежащей Соединенным Штатам.

Главы этой державы называются:

1. Для осуществления права собственности на территорию Соединенных Штатов, которая может быть правильно названа собственностью Соединенных Штатов, как на западной территории, и установить на ней правительство, или

2. Право собственности на другую собственность Соединенных Штатов.

Идея владения территорией или другим имуществом Соединенных Штатов особенно неопределенна и расплывчата.Это совершенно не соответствует концепции того, что должно было быть предназначено властью для установления всех необходимых правил и положений, и не было бы никакого смысла в специальной статье, которая не разрешала бы больше ничего. Ведь право владения подразумевается в самом определении собственности. Допускается, что в отношении западной территории предполагается нечто большее; даже институт правительства, то есть создание политического органа или корпорации высочайшего уровня; тот, который по мере своей зрелости сможет сам создавать другие корпорации.Почему же тогда тот же самый пункт не разрешает создание корпорации в отношении регулирования или распоряжения любой другой собственностью Соединенных Штатов?

Эта идея будет расширена в другом месте.

Отсюда следует, что подсчеты, которые были предприняты Генеральным прокурором, настолько несовершенны, что не позволяют сделать никаких выводов; поэтому они не склонны опровергать тот факт, что каждая из полномочий, к которым они относятся, включает в себя создание корпораций, что они, безусловно, и делают, поскольку последующие иллюстрации будут храпеть и более очевидны.

Предполагается, что в ходе предыдущих наблюдений было удовлетворительно показано:

1. Что власть правительства в отношении объектов, доверенных ему, по своей природе является суверенной.

2. Право на создание корпораций является неотъемлемой частью идеи суверенной власти и неотделимо от нее.

3. То, что правительство Соединенных Штатов не может осуществлять никаких полномочий, кроме тех, которые делегированы ему Конституцией, не противоречит этому принципу.

4. Что слово «необходимый» в общем пункте не может иметь ограничительного действия, действительно умаляющего силу этого принципа, «что степень, в которой мера является или не является необходимой, не может быть критерием конституционного права, но только целесообразность.

5. То, что право создавать корпорации следует рассматривать не как независимую или существенную силу, а как побочную и вспомогательную, и, следовательно, было правильнее оставить на усмотрение, чем прямо предоставленное.

6. Рассматриваемый принцип не расширяет полномочия правительства сверх установленных пределов, поскольку он лишь подтверждает право на включение в целях, находящихся в сфере указанных полномочий.

И, наконец, что право осуществлять такие полномочия в определенных случаях недвусмысленно предоставляется в самых положительных и всеобъемлющих условиях. Ко всему, что остается только добавить, такая власть действительно использовалась в двух очень выдающихся случаях; а именно, в создании двух правительств, одно к северо-западу от реки Огайо, а другое к юго-западу, последнее независимое от какого-либо предшествующего договора.И это приводит к полной и полной демонстрации того, что госсекретарь и генеральный прокурор ошибаются, когда в целом отрицают право национального правительства создавать корпорации.

Теперь следует попытаться показать, что есть полномочия на возведение одного из видов, предложенных в законопроекте. Это будет сделано путем отслеживания естественной и очевидной связи между учреждением банка и объектами нескольких из перечисленных полномочий правительства; и показывая, что с политической точки зрения это необходимо для эффективного выполнения одной или нескольких из этих полномочий.

В ходе этого расследования будут изложены различные случаи в качестве иллюстрации права создавать корпорации в соответствии с этими полномочиями.

Некоторые предварительные наблюдения могут быть правильными.

Предлагаемый банк должен состоять из объединения лиц с целью создания совместного капитала, который будет использоваться в основном и в основном в займах. Пока объект не только законный, но и простое осуществление права, которое закон позволяет каждому человеку.Банк Нью-Йорка, который не зарегистрирован, является примером такой ассоциации. В законопроекте предлагается добавить, что правительство должно стать совместным собственником в этом предприятии и разрешить принимать векселя компании, подлежащие оплате по требованию, в составе ее доходов; и оговаривается, что он не должен предоставлять привилегии, аналогичные тем, которые должны быть предоставлены этой компании, другим лицам. Все это, бесспорно, находится в пределах усмотрения правительства.Единственный вопрос заключается в том, имеет ли он право регистрировать эту компанию, чтобы дать ей возможность более эффективно выполнять цели, которые сами по себе являются законными.

Чтобы установить такое право, остается показать связь такого учреждения с одним или несколькими указанными полномочиями правительства. Соответственно, утверждается, что он имеет более или менее прямую связь с властью собирать налоги, занимать деньги, регулировать торговлю между штатами, а также создавать и содержать флот и армию.С двумя первыми отношения Нельзя сказать, чтобы быть непосредственными; и, наконец, будет доказано, что это явно находится в рамках положения, которое разрешает создание всех необходимых правил и положений, касающихся собственности Соединенных Штатов, поскольку то же самое практиковалось правительством.

Банк занимается сбором налогов двумя способами косвенно, увеличивая количество средств обращения и ускоряя обращение, что упрощает средства оплаты напрямую, создавая удобный! вид среды, в которой они должны быть оплачены.

Обозначение или назначение денег или вещей, которыми должны быть уплачены налоги, — это не только надлежащее, но и необходимое упражнение в праве их взимания. Соответственно, Конгресс в лаве, касающейся взимания пошлин на сборы и тоннаж, установил, что они будут оплачиваться золотом и серебром. Но хотя определение того, сколько им следует платить, было неотъемлемой частью работы, выбор конкретной вещи был просто вопросом усмотрения. Оплата могла потребоваться в самих товарах.Натуральные налоги, какими бы необдуманными они ни были, не беспрецедентны даже в Соединенных Штатах; или это Night было в бумажных деньгах нескольких штатов, или в векселях Банка Северной Америки, Нью-Йорка и Массачусетса, всех или любого из них; или это могло быть векселями, выпущенными под эгидой Соединенных Штатов.

Предполагается, что никакая часть этого не может быть оспорена. Таким образом, назначение денег или вещей, которыми должны быть уплачены налоги, является инцидентом с властью по сбору налогов.И среди средств, которые могут быть приняты, есть векселя, выпущенные под эгидой Соединенных Штатов.

Теперь способ выписки этих векселей снова является вопросом усмотрения. Правительство, несомненно, могло бы поступить следующим образом:

Он мог бы предусматривать, что они должны выпускаться под руководством определенных должностных лиц с уплатой по требованию, и, чтобы поддержать их кредит и дать им готовое обращение, он мог бы, помимо предоставления им валюты в своих налогах, установить отдельно, из любых денег в его казне, определенную сумму и присвоить ее под руководством этих должностных лиц в качестве фонда для ответа на счета, представленные к оплате.

Конституционность всего этого не вызывает сомнений, и все же это равносильно учреждению банка с целью более удобного сбора налогов. депонирование монеты или другого имущества в качестве фонда для обращения на них кредита, который должен отвечать назначению денег. То, что такая договоренность была бы эквивалентна учреждению банка, стало бы очевидным, если бы место, где хранился выделяемый фонд, было бы превращено в приемник денег всех других лиц, которые склонны вкладывать их туда для безопасного хранения. -хозяйство; и стало бы еще больше, если бы офицеры, отвечающие за управление фондом, имели право делать скидки по обычной процентной ставке при хорошем обеспечении.Отказать правительству в праве добавлять эти составляющие к плану означало бы очистить все правительство.

Дальнейший процесс еще более ясно проиллюстрирует эту мысль. Предположим, что когда собирался учреждать описанный вид банка, нужно было настаивать на том, чтобы для обеспечения ему должной степени доверия фонд не только выделялся и присваивался в целом, но и должны быть конкретно возложены на должностных лиц, которые должны были руководить им, и на их преемников в должности, с тем чтобы он мог приобрести характер частной собственности, неспособной возобновить свою деятельность без нарушения санкций, с помощью которых права собственности защищены и вызывают более серьезную и общую тревогу, опасения по которой могут сдерживать правительство.Такому предложению можно было бы противопоставить аргументы против его целесообразности или обоснованности назначенной для него причины, но непонятно, что можно было бы выдвинуть против его конституционности; и все же такое распоряжение вещью равносильно созданию корпорации; поскольку истинное определение корпорации кажется следующим: это юридическое лицо или лицо, созданное в соответствии с законом, состоящее из одного или нескольких физических лиц, уполномоченных владеть имуществом или франшизой по очереди, в юридическом, as в отличие от натурального, емкость.

Позвольте иллюстрации продвинуться дальше. Предположим, что банк зрелых людей, который был описан, с инкорпорацией или без нее, был учрежден, и этот опыт показал, как это, вероятно, было бы, что, находясь полностью под общественным руководством, он не обладал уверенностью, необходимой для кредитования векселей. Предположим также, что из-за некоторых из тех неблагоприятных обстоятельств, которые иногда случаются с народами, произошел очень большой отток денег из страны, так что не только вызвал всеобщее бедствие из-за отсутствия адекватного средства обращения, но и в результате этого обстоятельства приводят к значительному растрату государственных доходов.Предположим также, что ни в одном штате не учрежден банк; при таком положении вещей, не будет ли самым очевидным, что включение банка, подобного тому, который предлагается в законопроекте, было бы мерой, непосредственно относящейся к эффективному сбору налогов и полностью находящейся в сфере суверенной власти государства. обеспечение, по всем законам, необходимым и надлежащим для этого сбора? Если будет сказано, что такое положение вещей сделало бы это необходимым и, следовательно, конституционным, что не так сейчас, ответ на этот вопрос, и, несомненно, твердый ответ, все равно должен быть тем, что уже было заявлено, обстоятельства могут влияют на целесообразность меры, но они не могут ни добавить, ни уменьшить ее конституционность.

Банк имеет прямое отношение к способности занимать деньги, потому что это обычный, а в случае внезапных чрезвычайных ситуаций важный инструмент для получения ссуд государству.

Нации угрожает война, внезапно требуются большие суммы для необходимых приготовлений. Налоги взимаются с этой целью, но для получения от них выгоды требуются деньги. Без предвкушения не обойтись. Если есть банк, то можно сразу получить запас. Если их нет, надо искать ссуды у физических лиц.Они часто развиваются слишком медленно, в некоторых ситуациях они вообще неосуществимы. Часто, когда они есть, очень важно иметь возможность предвидеть их результат путем аванса из банка.

Сущность такого института, как кредитный инструмент, проиллюстрирована именно сейчас. Индийская экспедиция подлежит судебному преследованию. Единственный фонд, из которого могут поступать деньги в соответствии с государственными обязательствами, — это налог, сбор которого начнется только в июле следующего года.Однако приготовления должны быть сделаны немедленно. Следовательно, деньги должны быть взяты в долг, и у кого они могли бы быть взяты взаймы, если бы не было государственных банков?

Бывает, что такие заведения есть, но если бы их не было, то без создания не обойтись.

Тогда предположим, что необходимость существовала (как это было бы в случае несчастного случая), что были внесены предложения о получении ссуды; что ряд людей выступили и сказали, что мы готовы удовлетворить правительство деньгами; с тем, что у нас есть в руках, и с кредитом, который мы можем привлечь на это, мы не сомневаемся, что сможем предоставить требуемую сумму; но для этого необходимо, чтобы мы были зарегистрированы как банк.Это важно для того, чтобы дать нам возможность делать то, что мы хотим, и поэтому мы обязаны сделать это возмещением или условием ссуды.

Можно ли считать, что выполнение этого предложения будет неконституционным? Разве одно это не говорит об обратном? Это необходимая часть полномочий по заимствованию, чтобы иметь возможность оговаривать возмещение или условия ссуды. Эффективно, как уже отмечалось в другом месте, то, что это не ограничивается простым условием франшизы.Если это возможно, а почему не понимается, то предоставление корпоративной мощности может быть предусмотрено как возмещение по ссуде. Кажется, что нет ничего непригодного или чуждого по природе вещей в предоставлении индивидуальности или корпоративной способности ряду лиц, которые готовы ссудить правительству некоторую сумму денег, чтобы они могли это сделать, и сделать их обычным инструментом займов на случай будущих чрезвычайных ситуаций государства. Но более общий взгляд на предмет все же более удовлетворителен.Законодательная власть занимать деньги и делать все законы, необходимые и подходящие для осуществления этой власти, очевидно, имеет право на назначение органа, с помощью которого способности и воля людей могут быть наиболее эффективно использованы для размещения правительство за счет займов.

Генеральный прокурор возражает против этой аргументации следующее наблюдение: «Займ денег предполагает накопление фонда, подлежащего ссуде, и является вторичным по отношению к созданию способности предоставлять ссуды.»Это правдоподобно в теории, но не соответствует действительности. Во многих случаях предыдущего накопления фонда, равного всей требуемой сумме, не существует. И на самом деле нельзя предположить ничего большего, кроме наличия ресурсов. , которые, будучи задействованы с наибольшей выгодой в силу характера операции с правительством, будут равны желаемому эффекту.Все положения и операции правительства должны рассматриваться как вещи такими, какие они есть на самом деле.

Учреждение банка также имеет естественное отношение к регулированию торговли между штатами, поскольку оно способствует созданию удобного средства обмена между ними и поддержанию полного обращения посредством предотвращение частого вытеснения металлов при взаимных денежных переводах Деньги — это тот самый стержень, на котором вращается торговля. И это не просто золото и серебро; многие другие вещи служили этой цели с разной степенью полезности.Бумага получила широкое распространение.

Таким образом, вместе с Генеральным прокурором нельзя признать, что регулирование торговли между штатами в том, что касается средств обращения и обмена, должно рассматриваться как ограниченное монетой. Можно даже предположить, что вся или большая часть монеты страны может быть выведена из нее.

Государственный секретарь возражает против отношения, на котором здесь настаивают с помощью следующего способа рассуждений: «Создание банка, — говорит он, — и регулирование торговли — это очень разные действия.Тот, кто создает банк, создает субъект торговли, так же делает и тот, кто добывает бушель пшеницы или выкапывает доллар из девяток, но ни один из этих людей не регулирует торговлю таким образом. Создание вещей, которые можно покупать и продавать, не означает предписания правил купли-продажи.

Это превращение регулирования торговли в предписания правил для покупки и продажи, действительно, является разновидностью регулирования торговли, но это тот, который более уместно относится к области местных юрисдикций, чем к сфере государственного управления. , чьи заботы должны рассматриваться как направленные на те общие политические договоренности, касающиеся торговли, от которых зависят его совокупные интересы, а не на детали купли-продажи.Соответственно, в законах Соединенных Штатов можно найти только такие правила, цель которых состоит в том, чтобы поощрять предпринимательство наших собственных купцов и продвигать нашу навигацию и производство. И именно в связи с этими общими торговыми отношениями заведение, которое предоставляет средства для обращения и удобное средство обмена и отчуждения, должно рассматриваться как регулирование торговли.

Госсекретарь далее утверждает, что, если бы это было регулированием торговли, оно было бы недействительным, поскольку распространялось как на внутреннюю торговлю каждого штата, так и на внешнюю.Но какое регулирование торговли не распространяется на внутреннюю торговлю каждого государства? Что все пошлины на ввозимые товары равносильны запретам, но столько щедростей на отечественные товары, по-разному затрагивающие интересы разных классов граждан? Какие все положения Закона о прибрежных территориях относятся к торговле между округом и округом одного и того же штата? Короче говоря, какое регулирование торговли между штатами должно влиять на внутреннюю торговлю каждого государства? Что может действовать в целом, но должно распространяться на каждую часть?

Отношение банка к исполнению полномочий, касающихся общей защиты, было предвидено.Было отмечено, что в настоящий момент помощь такого учреждения имеет важное значение для мер, которые необходимо предпринять для защиты наших границ.

Теперь остается показать, что учреждение банка находится в рамках действия положения, которое уполномочивает Конгресс принимать все необходимые правила и положения, касающиеся собственности Соединенных Штатов. Но предварительно необходимо указать на различие, проведенное Генеральным прокурором.

Он признает, что слово «собственность» может обозначать личную собственность, как бы она ни была приобретена, и тем не менее утверждает, что оно не может обозначать деньги, полученные из источников дохода, указанных в Конституции, «потому что, — говорит он, — распоряжение деньгами и их регулирование. это окончательная причина его повышения за счет налогов.»

Но было бы точнее сказать, что объект, на который предполагается направить деньги, является тепловой причиной для их увеличения, чем то, что распоряжение им и регулирование таковы.

Поддержка правительства — поддержка войск для общей защиты — выплата государственного долга — это истинные конечные причины для сбора денег. Его расположение и регулирование, когда оно поднято, — это шаги, с помощью которых он применяется к концам плитки, для которых он был поднят, а не к самим концам.Следовательно, деньги, которые будут собираться за счет налогов, как и любая другая личная собственность, должны рассматриваться как входящие в смысл, как они, безусловно, в буквальном смысле слова, полномочия устанавливать все необходимые правила и постановления, касающиеся собственности Соединенные Штаты.

Чемодан сделает это проще. Предположим, что государственный долг погашен, а средства, обещанные для его погашения, высвобождаются. В некоторых случаях будет сочтено целесообразным отменить налоги на плитку; в других случаях отмена может нанести ущерб нашей собственной промышленности, нашему сельскому хозяйству и обрабатывающей промышленности.В этих случаях они, конечно, будут сохранены. Таким образом, речь идет о денежных средствах, возникающих из разрешенных источников дохода, которые не подпадают под правило, в соответствии с которым Генеральный прокурор пытается исключить их из другого личного имущества, а также от действия рассматриваемой статьи. Деньги, находящиеся в казне правительства, должны препятствовать такому расположению к ним, которое предусмотрено в законопроекте; или какое объединение заинтересованных сторон в соответствии с упомянутой статьей?

Допускается, что в отношении западной территории они дают право на создание корпорации, то есть на учреждение правительства; и по какому правилу построения можно утверждать, что одни и те же слова в конституции правительства не будут иметь такого же эффекта при применении к одному виду собственности, как и к другому, насколько субъект на это способен? Или что законодательная власть устанавливать все необходимые правила и постановления или принимать все необходимые и надлежащие законы в отношении государственной собственности, которая допускается для разрешения регистрации в одном случае, не будет разрешать ее в другом? оправдает ли учреждение правительства на западной территории и не оправдает учреждение банка для более эффективного управления денежными средствами Соединенных Штатов? Если он сделает последнее, а также первое, то только в соответствии с этим положением законопроект является конституционным, поскольку он предполагает, что Соединенные Штаты будут совместными собственниками акций банка.

По этому поводу есть замечание Государственного секретаря, которое может потребовать уведомления в этом месте: — Конгресс, говорит он, не должен взимать налоги ad libitum для любых целей, а только для выплаты долгов или предоставления на благо Союза. Конечно, из этого нельзя сделать вывод о возможности использования своих денег для учреждения банка. Верно, что они не могут без злоупотребления доверием взимать налоги для каких-либо иных целей, кроме общего благосостояния; но так не может и любое другое правительство.Благополучие сообщества — это единственная законная цель, для которой могут быть получены деньги в сообществе. Можно рассматривать Конгресс как имеющий только одно ограничение, которое не распространяется на правительства других стран: они не могут по праву использовать собранные деньги для каких-либо целей, чисто местных или чисто местных.

Но, за этим исключением, у них есть такая же большая свобода усмотрения в отношении использования денег, как и у любого законодательного органа. Конституционная проверка правильности применения всегда должна проводиться, будь то цель общего или местного характера.Если первое, то недостатка в конституционной власти быть не может. Качество объекта в том, насколько он действительно будет способствовать или нет благосостоянию Союза, должно быть предметом сознательного усмотрения, и аргументы за или против меры в этом свете должны быть аргументами относительно целесообразности или нецелесообразности, а не конституционного права. Все, что относится к общему порядку финансов, общим интересам торговли и т. Д., Будучи общими объектами, является конституционным для применения денег.

Таким образом, банк, чьи векселя должны использоваться во всех доходах страны, является, очевидно, общей целью и по этой самой причине конституционной целью в том, что касается присвоения ему денег. Будет ли это действительно выгодным или нет, заслуживает внимательного изучения, но это не больше конституционный вопрос в упомянутом частном случае, чем вопрос о том, будут ли западные земли продаваться по цене 20 или 30 центов за акр.

Есть надежда, что к этому времени, к удовлетворению президента, стало казаться, что банк естественным образом связан с властью собирать налоги — с властью регулирования торговли — с властью предоставления для общей защиты и что, поскольку рассматриваемый законопроект рассматривает правительство в свете совладельца акций банка, он подводит дело к положению статьи Конституции, которая немедленно уважает собственность Соединенных Штатов. Состояния.

Будучи убежден в том, что такие отношения существуют, министр финансов со всем уважением считает, что это будет неизбежным следствием того положения, что все особые правительственные полномочия являются суверенными в отношении надлежащих целей.

, что создание банка является конституционной мерой и что возражения против законопроекта в этом отношении необоснованны.

Но, из искреннего желания доставить максимальное удовлетворение разуму президента по столь деликатному и важному вопросу, министр финансов попросит его снисхождения, в то время как он дает некоторые дополнительные иллюстрации случаев, в которых Право создания корпораций может осуществляться некоторыми из тех руководителей определенных полномочий правительства, которые, как утверждается, включают право на создание банка.

и. Не вызывает сомнений тот факт, что, если бы Конгресс счел нужным предусмотреть в законах о сборе платежей, что залоги, подлежащие уплате по пошлинам, должны передаваться коллекционеру округа, А или Б., в зависимости от обстоятельств. требовать, чтобы он и его преемники находились на своем посту, находясь в доверительном управлении Соединенных Штатов, что принятие такого решения соответствовало бы Конституции; и все же это, как предполагается, будет равносильно инкорпорации.

и.Сельское хозяйство определенных отраслей доходов — это не необычный способ налогообложения, то есть закладывать или продавать их продукты за определенные суммы, оставляя сборы сторонам, которым они переданы в залог или проданы. Примеры этого есть даже в США. Предположим, что существует какая-то конкретная отрасль доходов, которую явно целесообразно разместить на этой основе, и есть ряд лиц, желающих сотрудничать с правительством при условии, что они должны быть включены, и суммы, вложенные в них, как хорошо для их большей безопасности, а также для более удобного сбора налогов и управления ими.Можно ли предположить, что существует какое-либо конституционное препятствие для принятия этой меры? Предполагается, что ничего не могло быть. Это, безусловно, способ сбора, который правительство может принять по своему усмотрению, хотя обстоятельства должны быть очень необычными, которые побудили бы Секретаря счесть его целесообразным.

3. Предположим, что должна появиться новая и неизведанная отрасль торговли с какой-то другой страной. Предположим, было очевидно, что для его достижения с выгодой требуется объединение капиталов ряда лиц, и что эти лица не будут склонны приступить к делу без объединения, а также избежать того последствия частного партнерства, которое делает каждого индивида несет ответственность всем своим имуществом по долгам компании в максимальной степени, что касается более удобного управления бизнесом — какие могут быть основания сомневаться в том, что национальное правительство будет иметь конституционное право учреждать и регистрировать такую ​​компанию? ? Никто.Они обладают общими полномочиями по регулированию торговли с зарубежными странами. Это средство, которое практиковалось с этой целью всеми основными торговыми странами, у которых есть торговые компании по сей день, которые существовали веками. Почему по конституции Соединенные Штаты не могут использовать средства, обычные в других странах, для достижения вверенных им целей?

Право издавать все необходимые правила и положения, касающиеся территории, было истолковано как право создавать правительство.Право регулировать торговлю — это право устанавливать все необходимые правила и положения, касающиеся торговли. Почему же тогда он не может включать создание торговой компании, а в других случаях — создание правительства?

Примечательно, что на съездах штатов, которые предлагали поправки по этому поводу, большинство, если не все, выражалось примерно так: Конгресс не должен предоставлять монополии или создавать какие-либо компании с исключительными коммерческими преимуществами! Таким образом, в то же время, выражая свое мнение о том, что право создавать торговые компании или корпорации было неотъемлемой частью Конгресса, и возражали против него не более чем в отношении предоставления исключительных привилегий.

Секретарь принимает все существующие сомнения относительно полезности таких компаний, но он не может придумать для своего собственного мнения причину, чтобы вызвать сомнение в том, что в Соединенных Штатах есть конституционный орган для их учреждения. Если бы такая причина была запрошена, ее нельзя было бы назвать, если бы она не была следующей: Конгресс не может создать корпорацию. Что было бы не лучше, чем сказать, что они не могут этого сделать, потому что они не могут этого сделать — сначала предполагая неспособность без причины, а затем приписывая эту неспособность как причину самой себя.Такого рода иллюстрации можно бесконечно множить. Однако преследовать их дальше не следует.

По этому поводу есть своего рода свидетельство, вытекающее из совокупного взгляда на Конституцию, который имеет немаловажный вес: очень общие полномочия по взиманию и сбору налогов и присвоению их доходов — право занимать деньги на неопределенный срок. — чеканки денег и регулирования иностранных монет; — установления всех необходимых правил и положений, касающихся собственности Соединенных Штатов.Сочетание этих полномочий, а также причины и характера происходящего четко говорит на этом языке: явным замыслом и объемом Конституции является наделение Конгресса всеми полномочиями, необходимыми для эффективного управления финансами Соединенных Штатов. . Что касается этого объекта, то здесь, похоже, нет никакой экономии власти.

Тогда предположить. что правительство лишено возможности использовать такой обычный и такой важный инструмент для управления своими финансами, как банк, — значит предполагать то, что не совпадает с общим направлением и характером конституции, а что не приемлемо до впечатлений, которые развлечет по этому поводу любой новый зритель.

Немного меньше, чем запрещающая оговорка, может разрушить сильные презумпции, вытекающие из общего аспекта деятельности правительства. Ничто, кроме демонстрации, не должно исключать идею существования власти.

Во всех вопросах подобного рода человеческая практика должна иметь большой вес против теорий индивидов.

Тот факт, например, что все основные коммерческие страны использовали торговые корпорации или компании для внешней торговли, является убедительным доказательством того, что их создание является нарушением регулирования торговли.

Другой факт, что банки являются обычным двигателем в управлении национальными финансами, обычным и наиболее эффективным инструментом ссуды, который в нашей стране был признан необходимым, решительно возражает против (он полагает, что правительству, наделенному большинством важнейших прерогатив суверенитета в отношении своих доходов, долгов, кредитов, своей защиты, торговли, отношений с иностранными государствами, запрещено использовать этот инструмент в качестве придатка к своим собственный авторитет.

Это было заявлено как вспомогательная проверка конституционной власти, чтобы проверить, ограничивает ли она какое-либо ранее существовавшее право какого-либо государства или любого человека. Предлагаемое расследование по этому поводу выдержит самую суровую проверку. Каждое государство может построить столько банков, сколько ему заблагорассудится. Каждый человек может продолжать заниматься банковским делом в любой степени, в какой ему заблагорассудится.

Другой критерий может быть таким. Имеет ли учреждение или вещь более прямое отношение в отношении своего использования к объектам зарезервированных полномочий правительств штатов, чем к объектам полномочий, делегированных Соединенными Штатами.Это правило действительно менее точно, чем первое, но оно все же может служить некоторым руководством. Несомненно, банк имеет больше ссылок на объекты, доверенные национальному правительству, чем на объекты, оставленные на попечение правительств штатов. Общая защита является решающей в этом сравнении.

Предполагается, что ничего важного в замечаниях государственного секретаря и генерального прокурора не осталось незамеченным.

Действительно, существуют различные наблюдения государственного секретаря, призванные показать, что коммунальные услуги, приписываемые банку в отношении сбора налогов и торговли, могут быть получены без него; проанализировать который, неограниченно затянул бы дискуссию.Он подлежит запрещению по двум причинам. Во-первых, потому что отчет, касающийся банка, может говорить сам за себя в этом отношении.

, а во-вторых, потому что все эти наблюдения основаны на ошибочной идее о том, что величина необходимости или полезности является проверкой конституционного осуществления власти.

Можно сделать только одно или два замечания. Во-первых, он не обратил внимания на очень важное преимущество торговли в целом, которое упоминается в отчете как особенное для существования банковского обращения, равного по общественной оценке золоту и серебру.Именно это делает ненужным блокировать деньги страны, накапливать их месяцами подряд для периодической выплаты процентов. Другой заключается в следующем: что его аргументы показывают, что казначейские ордера и переводные векселя от оттенка. в ходе торговли, предотвратит любое значительное перемещение металлов, основаны на определенном взгляде на предмет. Случай докажет это. Суммы, собранные в государстве, могут быть небольшими по сравнению с причитающейся ему задолженностью; баланс его торговли, прямой и окольный с резиденцией правительства, может быть ровным или почти равным; здесь, следовательно, без банковских векселей, которые в этом государстве отвечают назначению монеты, должно происходить смещение монеты пропорционально разнице между суммой, собранной в государстве, и суммой, подлежащей уплате.С банковскими векселями такого перемещения не было бы, или, если бы оно произошло, оно было бы постепенным и незаметным. Также существует множество других способов, по крайней мере, временное и неудобное перемещение монеты, даже если ход торговли в конечном итоге вернет ее в надлежащее русло.

Разница между двумя ситуациями с точки зрения удобства для казначейства может быть оценена только тем, кто испытывает затруднения, предусматривая выплату процентов по акциям, постоянно меняющим место в тринадцати разных местах.

Одна вещь, которая была опущена, просто возникает, хотя она не очень существенна для основного аргумента. Госсекретарь утверждает, что законопроект предусматривает только погашение, а не ссуду правительству. Но здесь он определенно ошибается. Это правда, что государство инвестирует в акции банка сумму, равную той, которую оно получает в ссуду. Но следует помнить, что, следовательно, он не перестает быть владельцем акций, что было бы в случае, если бы полученные обратно деньги имели характер платежа.Он по-прежнему остается собственником и будет участвовать в прибыли или убытке учреждения в зависимости от того, больше или меньше дивидендов, чем проценты, которые он должен выплатить на заемную сумму. Следовательно, эта сумма явно и в самом строгом смысле является ссудой.

Источник:
Форд, Пол Лестер
Федералист: комментарий к Конституции Соединенных Штатов Александра Гамильтона, Джеймса Мэдисона и Джона Джея, отредактированный с примечаниями, иллюстративными документами и обширным указателем Пола Лестера Форда.
Нью-Йорк: Генри Холт и компания, 1898.

% PDF-1.5 % 140 0 obj> эндобдж xref 140 94 0000000016 00000 н. 0000002723 00000 н. 0000002845 00000 н. 0000002176 00000 п. 0000002896 00000 н. 0000003086 00000 н. 0000003250 00000 н. 0000004359 00000 п. 0000005498 00000 п. 0000006683 00000 п. 0000006775 00000 н. 0000006866 00000 н. 0000006957 00000 н. 0000007048 00000 н. 0000007224 00000 н. 0000007288 00000 н. 0000007353 00000 п. 0000007417 00000 н. 0000007597 00000 п. 0000008147 00000 н. 0000008761 00000 н. 0000009308 00000 н. 0000009858 00000 н. 0000010408 00000 п. 0000010970 00000 п. 0000011520 00000 н. 0000012047 00000 п. 0000012409 00000 п. 0000016708 00000 п. 0000016944 00000 п. 0000043485 00000 п. 00000

00000 п. 00000 00000 п. 00000 00000 п. 00000 00000 п. 00000 00000 п. 00000 00000 п. 00000 00000 п. 00000 00000 н. 00000 00000 н. 00000

00000 н. 00000

00000 п. 00000

00000 п. 00000

00000 п. 00000

00000 п. 00000

00000 н. 00000

00000 п. 00000

00000 п. 0000093514 00000 п. 0000093676 00000 п. 0000093723 00000 п. 0000093817 00000 п. 0000093894 00000 п. 0000094036 00000 п. 0000094083 00000 п. 0000094175 00000 п. 0000094262 00000 п. 0000094374 00000 п. 0000094421 00000 п. 0000094468 00000 п. 0000094574 00000 п.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *