Принцип здесь и сейчас: Жить «здесь и сейчас»: зачем это нужно?

Автор: | 29.05.2021

Содержание

Жить «здесь и сейчас»: зачем это нужно?

Психологи и философы убеждают нас, что «здесь и сейчас» — важный жизненный принцип. Присутствовать в текущем моменте, практиковать осознанность, быть в контакте с собой, другими людьми и миром… Между тем часто мы наблюдаем как раз обратное: мысли блуждают неизвестно где, а действия совершаются «на автопилоте». Вы наверняка ловили себя на том, что скользили глазами по странице, но не понимали ни слова из прочитанного, или ели, не ощущая вкуса пищи.

И хотя идея жить в настоящем выглядит весьма привлекательной, похоже, достичь этого состояния непросто?

«Вовсе нет, — возражает гештальт-терапевт Галина Каменецкая. — Во-первых, это состояние переживают все дети, а те, у кого были принимающие родители, сохраняют эту способность на всю жизнь. Во-вторых, мы иногда переживаем его без всяких усилий, например, при встрече с близким по духу человеком или произведением искусства — мы узнаем это переживание как захватывающее чувство свободы, полноты и целостности».

Когда нам хорошо, мы стремимся воспроизвести этот опыт. Но что-то мешает пребывать в таком состоянии непрерывно. Это не завершенные в прошлом дела и не нашедшие выхода чувства.

Там и тогда

У каждого «здесь и сейчас», по выражению Галины Каменецкой, есть родной брат — «там и тогда»:

«В прошлом некая ситуация породила напряжение, которое там и тогда не могло разрешиться. Например, ребенок чувствовал себя обиженным и не мог найти защиты у родителей. Повторяясь, это переживание закрепилось, и теперь уже взрослый человек каждый раз, испытывая обиду, одновременно переживает беззащитность».

Поэтому он не может заявить о своих интересах: средства для этого у него есть, но он как будто не знает об этом, у него нет контакта с собой-взрослым. В ходе психотерапии моделируется ситуация «здесь и сейчас»: терапевт создает ее за счет своей включенности и принятия клиента. И она становится тем ресурсом, который требуется клиенту, чтобы позволить себе осознавать и безбоязненно выражать чувства, какими бы они ни были (например, гнев на родителей), получая новый опыт.

1.6. Принцип «здесь и сейчас». Средство от болезней

Читайте также

Это все имеет место здесь и сейчас

Это все имеет место здесь и сейчас Затем Рино изложил парадоксальную концепцию. Сон показывает течение во времени и, одновременно, весь сон происходит в любой данный момент! Но что же это значит? Рино сказал, что вы можете увидеть, как происходит весь сон, если посмотрите

Часть 1. Здесь и Сейчас

Часть 1. Здесь и Сейчас Ты не сможешь ладить с людьми, пока не научишься ладить с собой.

Решение здесь и сейчас

Решение здесь и сейчас Эта техника манипулирования направлена на то, чтобы заставить человека принять решение немедленно. Манипулятор провоцирует и иногда напрямую настаивает на том, что определиться нужно непременно «здесь и сейчас», так как «завтра будет уже поздно».

Обращение к «здесь и сейчас»

Обращение к «здесь и сейчас» Отметьте для себя два момента, когда я погружался в «здесь и сейчас». Марк начал сеанс, сказав, что, «как обычно», по дороге ко мне он погрузился в сладкие грезы о своей пациентке по имени Руфь. Этот комментарий, безусловно, косвенно указывал на

РАБОТА «ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС»

РАБОТА «ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС» Часто можно услышать вопрос: нужен ли психотерапевт, если у человека есть близкие друзья? Хорошие друзья — важное условие благополучной жизни. Более того, если человек окружен друзьями или (что еще важнее) обладает способностью строить

НЕТЕРПЕНИЕ “ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС”

НЕТЕРПЕНИЕ “ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС” Когда терапевт понимает, что время сеанса проходит бесплодно, ему следует оставить тактику терпеливого выжидания – он уже терпел достаточно долго – и стать нетерпеливым; отказаться пассивно принимать уничтожение своей

Начните здесь и сейчас

Начните здесь и сейчас Иногда мы делаем что-то бессознательно. Мы следуем «социальным нормам», хотя все, чего на самом деле хотим, – взять ситуацию под контроль. Время прислушаться к этому тихому голосу внутри нас, который говорит: «Начни сейчас!»Начиная какой-то проект,

Метод № 1 Здесь и сейчас

Метод № 1 Здесь и сейчас Счастье в большей мере зависит от хода наших мыслей, чем от внешних обстоятельств. Бенджамин Франклин Однажды я приехал в Остин, штат Техас, на встречу с сотрудниками, которые руководят моей Программой по обучению чудесам и Программой подготовки

Главное – здесь и сейчас

Главное – здесь и сейчас Я хочу, чтобы вы знали: чудо происходит здесь и сейчас. Чудо происходит в этот самый момент. Если вы усвоили, что жить нужно в настоящем моменте, если вы действуете – значит, идете правильным путем. Вам в голову будут приходить нужные идеи, вы

Упражнение 8. Здесь-и-сейчас

Упражнение 8. Здесь-и-сейчас Перед выполнениемЭто простое упражнение, работающее на более осознанное присутствие в моменте «здесь-и-сейчас», можно выполнять как в одиночку, так и на пару с кем-нибудь, и в компании. Если вы решили поупражняться наедине с собой, вам

Здесь и сейчас

Здесь и сейчас 1. «Каждая минута, в течение которой ты избегал присутствия в настоящем времени (не важно, каким способом), есть минута непрожитая» (Лиз Бурбо).ВОПРОС. Вы так много говорите о здесь и сейчас. Не могли бы вы, пожалуйста, точнее рассказать про это, желательно, как

2. Жить здесь и сейчас

2. Жить здесь и сейчас Римский поэт Гораций подвигал своего читателя к наслаждению настоящим, поскольку будущее смутно: никто не вечен. «Carpe diem». Эта фраза, подхваченная Ронсаром в его знаменитой строке «…цените день живой, спешите розы взять у жизненного мая», поистине

Как жить в моменте здесь и сейчас и радоваться жизни — Колесо жизни

К реке подошли два монаха. Стоявшая на берегу девушка попросила их помочь перебраться на другой берег. Один отвел глаза от красавицы, а второй перенес ее через речку. Затем монахи молча продолжили свой путь. Спустя пару часов первый разразился возмущениями: «Мы дали обет не касаться женщин! А ты… как мог позволить себе нести на руках ту девушку?!». Ответ был исчерпывающим: «Я еще два часа назад оставил человека у реки. А ты несешь девушку до сих пор».

Стоит ли спрашивать о том, сколько таких «женщин» мы несем по жизни и как прогибаемся под их весом? Удивительно, как эти «красавицы» нас еще не раздавили?! То душит груз обид и сожалений о прошлом, то слепят глаза иллюзии о будущем.

Порой они так довлеют, что даже дышать трудно, глаза не поднять, чтобы жизнью насладиться… А годы идут-идут и потихоньку уходят.

Стоит ли в тысячный раз говорить, что жизнь – в моменте? Именно в этом моменте, здесь и сейчас, а не где-то там! Находиться физически в одном пространстве-времени, а мысленно в другом – это как есть вчерашний хлеб в то время, когда перед тобой лежит свежая, еще теплая, хрустящая булочка.

Как научиться жить настоящим? В чем сложность

Искусство «здесьисейчасья» одновременно простое и сложное. Простое оно потому, что практики доступны и подвластны каждому. Напомним некоторые из них:

  • Медитация. Помогает сначала сосредоточиться на себе и своих ощущениях в данном моменте. А с опытом вовсе рассеивает мысли.
  • Осознанность. Как только отключите режим поведения «на автомате», перейдете на «ручное управление», станете замечать мир вокруг и себя в нем.
  • Избавление от привычек. Это часть практики осознанности, но ее важно выделить. Когда человек, например, чистит зубы или закуривает по привычке, его мировосприятие остается оторванным от места нахождения. Зачастую голова заполнена припевом любимой песни или мыли скачут, как блохи, и нет в них конструктива. Попробуйте сосредоточиться на самом действии: почему его делаю, как и зачем, что чувствую в этот момент, какая польза/вред привычки, когда она появилась, что к ней привело… Так за пару минут можно раскрутить клубок какой-то личностной проблемы или внезапно получить ответ на долго мучивший вопрос.
  • Сосредоточение на сенсорике. Периодически наблюдайте за своим дыханием, тактильными или вкусовыми ощущениями, обратите внимание на то, что видите или слышите. Такой перенос внимания возвращает в «здесьисейчасье», позволяет его почувствовать и насладиться тем, что ты живой.

А сложное оно потому…собственно, сложности нет, а есть личные недостатки каждого. Лень, нерешительность, безответственность, слабая сила воли, консерватизм, страх чего-то нового и более того.

— Сложно перестать спешить, жить настоящим и испытывать от этого удовольствие (а не зацикливаться на былых проступках и не случившихся проблемах) тому, кто не знает, что так можно.

— Сложно и тому, кто знает, но так и не попробовал сделать первые шаги.

— Сложно и тому, кто попробовал раз-другой, а потом забыл или «забил».

— Сложно и тому, кто практикует через пень-колоду, не придерживается регулярности, не старается, не пытается углубиться и развиться.

— Сложно и тому, кто вообще не понимает смысла жизни в моменте здесь и сейчас, даже не пытался в него вникнуть.

Так что зачастую проблема не в том, как научиться жить здесь и сейчас. А в том, как взять себя в руки и наконец-то сделать это.

Подводные камни «Здесьисейчасья»

На первый взгляд может показаться, что человек должен выбирать: жить в моменте, либо анализом прошлого, либо и планами на будущее. Налево пойдешь – в воспоминаниях увязнешь, прямо пойдешь – аки бабочка-однодневка станешь, направо пойдешь – себя позабудешь.  И правда, кажется, если живу только здесь и теперь, то становлюсь, как одуванчик легок и недолговечен, либо как Винни-Пух немного глуповат, но зато веселый и беззаботный. А как же цели, свершения и достижения? Что-то тут не то.

В условиях современной урбанистической жизни так не выжить и уж тем более не стать успешным. Человеку нужно думать о будущем, ради него развиваться, учиться, заботиться о здоровье, строить планы. «О, – подумает читатель, – зануда включилась…». Нужно и помнить прошлое, доставать из этих бесценных закромов полезные выводы.

Здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы оставаться на месте. А чтобы попасть в другое место, нужно бежать в два раза быстрее Алиса в Стране Чудес

Нельзя отказываться от памяти — мы то, что мы помним. Нельзя хорошо жить, не думая о перспективах – рискуем оказаться на месте Стрекозы из басни Крылова. Но и нельзя игнорировать свое здесьисейчасье, свое актуальное нахождение в пространстве-времени. Уф, голова кругом, хочется упасть и умереть…

Как научится радоваться жизни и быть счастливым

Так как же быть-то? Чья стратегия верна? Беззаботного «разгильдяя» Винни или запасливого «зануды» Кролика?

Все хорошо в меру. Но давайте будем честными. Давайте признаемся себе, не мужу/жене, не начальнику, не родителям, а себе драгоценному, признаемся, чего на самом деле хотим. Отдохнуть, машину, платьице, здоровья, успеха, любви, познать смысл бытия?

Счастья мы хотим! Да, дорогие, за каждым «хочу» стоит желание быть счастливым. Может поэтому прислушиваемся к психологу, который копается в нашем детстве, обещая, что, размотает клубок и закончится черная полоса. Следуем рекомендациям коуча, что советует распланировать чуть ли не всю жизнь наперед, якобы так жить станет проще и счастливее. А может поэтому зубами уцепились в мудрый принцип здесь и теперь, объясняющий, как наконец почувствовать радость бытия.

А счастье – не в методе, а внутри нас. Вы ведь знаете: «Кто тот мастер, который делает траву зеленой»? Именно! Вы сами, ваше тело, ум, мировоззрение! Человек сам конец своего счастья… но он же может стать началом оного, кузнецом, творцом, хранителем. Если постарается. Если позволите себе быть счастливым, радоваться жизни, то прошлое, будущее и настоящее превратиться не в 3 противоборствующие силы, а в единую гармоничную суперсилу.

Расслабьтесь и получайте удовольствие

Часто уход в воспоминания или сожаления и залипание в фантазиях или тревогах сопряжены с фанатичным поиском себя. Это тоже уводит от наслаждения реальной настоящей жизнью.

Однажды российский психолог Михаил Лабковский в сердцах сказал: «Прекратите наконец искать себя. Считайте, что уже нашли. Пришло время этим просто наслаждаться». Только не подумайте, что теперь всё – можно сесть и лапки свесить. Рефлексию и саморазвитие никто не отменял. Однако от полного погружения в этот метафизический поиск, человек теряется еще больше. Порой, чтобы продвинуться нужно приостановиться.

Тут будет размещена реклама

Как-то один фермер потерял в сеннике часы. После безрезультатных поисков позвал на помощь детей. Шумной ватагой ребята вместе с друзьями кинулись шерстить сенник, но не нашли и сдались. Лишь один мальчик, попросился еще раз поискать, но в одиночку. Фермер разрешил. Через пару минут ребенок нашел пропажу. «Как тебе это удалось? – спросили у мальчика. — Я сидел и прислушивался. В тишине стало хорошо слышно тиканье, по которому понял, куда упали часы».

У человека множество вариантов, кем он может стать. Но люди рьяно ищут какого-то конкретного «себя», переворачивая «сенник» вверх дном. Вот придумали сами, что у них должно быть некое «Я» и с фонарями, биноклями и собаками тщательно разыскивают, куда же оно спряталось. В книгах и фильмах, в ютубе и на тренингах, в ремесле и искусстве, в спорте и религии – всё ищут и ищут… Да, этот метод тоже дает результаты. Но порой эффективнее расслабиться и прислушаться к «тиканью», возможно «часы» гораздо ближе, чем кажется.

Какой бы метод вы не применяли, не попадитесь в «капканы»:

  1. Часто, когда человек задается целью найти себя, сужает свой туннель реальности. Его внутренний взор заточен на поиск «Я», а боковое зрение меньше замечает окружающий мир с его вариативностью. Это чревато тем, что «Я» ограничено рамками поиска и ему негде раскрыться.
  2. Ищущий считает, что наконец-то нашел свою сущность (чаще всего связывает с профессией или хобби). Как думаете, кем на самом деле является тот, кого он отыскал? Это лишь «слепок» его «Я» на определенном этапе бытия. Мало, кто это осознает. Потому в радостных порханиях погружается в ту сферу, в которой якобы нашелся. Через месяц-год-пять вдруг окажется, что то найденное «Я» не настоящее. И давай заново искать. И снова идет по кругу, не снимая шоры.

Нужно лишь понять, что «Я» – не какое-то одно, а многолико, многогранно. Познать его можно не впадая в крайности: гармонично сочетать нахождение в моменте здесь и сейчас, свои воспоминания и планирование. Вот тогда появится свободная радость жизни и ощущение настоящего счастья.

Спасибо, что помогли сделать качество статей лучше!

Принципы гештальт-терапии: здесь и сейчас.

Принцип «здесь и сейчас», или концентрация на настоящем моменте, является, пожалуй, самым важным принципом гештальт-терапии. Он берет свое начало в традициях дзен-буддизма и ряде других восточных практик, которые с присущей Перлзу тщательностью и основательностью, были им изучены.

*** Суть данного принципа состоит в том, что в процессе сеанса терапевт часто обращается с просьбой определить, что пациент в настоящее время делает, чувствует, что с ним и вокруг него происходит в данную минуту. В случае появления в процессе работы материала, связанного с какими-либо важными аспектами личности, терапевтом предпринимаются усилия перенести этот материал в настоящее время. К примеру, если пациент рассказывает о каких-то событиях прошлого, то его можно попросить перенести с помощью фантазии действие в настоящее и излагать события так, как если бы они происходили в данный момент. В таких случаях часто выявляется, как много людей избегают контакта со своим настоящим и склонны углубляться в воспоминания о прошлом и в фантазии о будущем.

*** Т.е. принцип «здесь и сейчас», — это принцип, который означает, что актуальное для организма всегда происходит в настоящем, будь то восприятия, чувства, действия, мысли, фантазии о прошлом или будущем, все они находятся в настоящем моменте. Использование этого принципа позволяет интенсифицировать процесс осознания.

Пациенту следует повторять основное предложение: «Сейчас я осознаю». Обязательно использование настоящего времени. Возможны следующие варианты вопроса: «Что вы осознаете сейчас?», «Где вы сейчас?», «Что вы видите? чувствуете?», «Что вы делаете рукой? ногой?» или «Осознаете ли вы, что вы сейчас делаете своей…?», «Что вы хотите?», «Чего ждете?».

Задача психотерапевта — привлечь внимание пациента к его поведению, чувствам, переживаниям, не давая им интерпретации. Задача состоит в том, чтобы выяснить как, а не почему — как пациент мешает собственному осознанию незавершенного или прерванного дела, «дыр», или недостающих частей личности, отвергаемых или диссоциированных ее аспектов. Осознание нельзя вызвать силой; формирование гештальтов — процесс автономный. Таким образом, если пациент сопротивляется работе с материалом, к которому привлекает его внимание психотерапевт, не следует его подталкивать. Придут другие времена, когда пациент будет готов к такой работе.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Почему жить по принципу «здесь и сейчас» глупо — Рамблер/новости

Наверняка тебе часто приходилось слышать фразу типа «Забей, не думай, что будет завтра, живи здесь и сейчас». И вроде бы этот принцип кажется не таким уж и плохим. И правда, что в этом такого? Будущее тебе недоступно, прошлое уже случилось — остается только наслаждаться данной минутой, которая с каждой последующей превращается в прошедшее. Но этот принцип может завести тебя так далеко, что не обрадуешься. Необдуманные поступки равняются ярким эмоциям, но не всегда полезным последствиям. Запомни одну вещь: каждый принцип или закон просто необходимо подвергать скепсису, обдумывать его, крутить, рассматривая со всех сторон. Разве является абсолютной правдой то, что говорят все? «Нет», — ответишь ты. И иногда самый лучший путь будет прямо противоположным тому, которому следуют остальные. Не думаем, что ты часто задумывался над тем, что можно, даже нужно жить как-то иначе, чем «здесь и сейчас». Теперь прочитай и подумай.

Не подменяй понятия

Часто в погоне за удовольствием, живя только настоящим, люди не задумываются, что вечная бездумная погоня за сегодняшним днем не принесет им того, что они хотят. Скорее наоборот: их жизнь может испортиться еще сильнее. В чем главный вред принципа «Здесь и сейчас»? Первое: это закрывает людям глаза не только на их прошлое, но и на мысль о том, что это настоящее не вечно и тоже рано или поздно станет чем-то отжившим свое. А если ты хочешь оставить в своей памяти побольше приятных воспоминаний, придется корпеть над сегодняшним днем, волей-неволей задумываясь о былом. Да и вообще, не кажется ли тебе, что «Здесь и сейчас» равносильно принципу «Делай, потом думай». Именно этот постулат является причиной многих людских сожалений. А принципом, о котором мы ведем разговор, «гуру» мотивации лишь сделали подмену понятий, направленных не улучшить твою жизнь, а разрушить ее.

Помни о прошлом

Итак, мы плавно подошли к мысли о том, что помнить свое прошлое несомненно важно. Все-таки для чего, если можно просто жить «здесь и сейчас»? Дело в том, что, следуя этому принципу, ты становишься слишком ведомым своими эмоциями, которые не дают тебе взглянуть на ту или иную ситуацию трезвыми глазами. Следовательно, забыв о прошлом и не думая о будущем, ты просто берешь и делаешь, потому что тебе так хочется. Но если бы ты задумался, то в уголках своей памяти, возможно, смог бы откопать похожий случай и, проанализировав его последствия тогда, смог бы понять, как действовать сейчас. Но получается, что ты можешь или нажить себе новые неприятности, или наступить на те же грабли. При любом раскладе этот вариант не самый лучший для твоей жизни, если ты хочешь прожить ее здорово и весело. 6 советов, которые ты дал бы себе, вернувшись в прошлое

Больше концентрируйся на будущем

По сути своей, в настоящем-то (с точки зрения времени) человек практически не находится. Это все один сплошной переход из прошлого в будущее. Ведь каждая следующая минута, если не секунда, очень быстро становится чем-то недосягаемым. Но это все философия. Мы ведем к тому, что понятие «здесь и сейчас» настолько обширно, что охватывает все три временных отрезка сразу. И, естественно, связывает их между собой. Одна ошибка настоящего уже ошибка прошлого, которая меняет наше будущее. Поэтому о нем стоит задумываться чаще. Так, известный психолог Стивен Кови рекомендовал любое дело начинать с того, чтобы четко представить конечный результат. Да, будущее темно и загадочно, плюс разные обстоятельства могут повлиять на него, но это не значит, что не надо думать о нем. Совет Кови, по сути, пересекается с принципом «Здесь и сейчас», но в другом ключе. Он говорит о том, что надо жить сегодня, однако не для себя, а для своего будущего. Если ты не будешь забывать о прошедшем и грядущем, тебе будет проще не совершать ошибок в настоящем. Подумай о людях, которые многого достигли в бизнесе: вряд ли бы они смогли так высоко подняться, если бы жили только «здесь и сейчас». Ведь именно этот принцип не дает решать проблемы, а предполагает справляться с ними по мере поступления, что не всегда кстати. 3 совета для тех, кто хочет обеспечить светлое и стабильное будущее

Здесь и сейчас: иногда можно

Но все-таки эта вещь иногда работает. Не хочется верить, что рано или поздно она тебе пригодится, однако данный принцип используется для терапевтических целей психологами, которые лечат своих пациентов от негативного мышления или старых душевных травм, которые, кстати, вполне возможно, возникли из-за следования этому закону. Но оставим свои предположения и вернемся к психологии. Именно таким замещением врачи помогают своим больным справиться с внутренними негативными переживаниями. А теперь подумай: разве нормально пить сильнодействующее лекарство здоровому человеку? Нет, даже для профилактики не подходит. Конечно, каждому из нас свойственно быть непосредственным участником процесса жизни. Это и есть «здесь и сейчас». Но можно быть участником, совмещая это со сторонним наблюдением (что довольно неплохо), а можно полностью войти в игру. Но если на следующий день останешься без дома и с долгами — не удивляйся, не расстраивайся. Ведь ты же помнишь, что главное — «здесь и сейчас».

Принцип «здесь и сейчас» и его применение

Здесь и сейчас — состояние сознания при фокусировке внимания на происходящее в этом месте и в эту секунду.

Не где-то в далеке или у кого-то, а здесь. Не в прошлом или будущем, а сейчас. И решать соответственно только то, что происходит или может произойти сейчас, не грузясь проблемами будущего — или тем, что не в нашей власти сейчас.

Аналогично, принцип «Здесь и сейчас» — способ организации внимания, переключающий и фокусирующий внимание c прошлого (или будущего) на то, что происходит в эту секунду и в этом месте. Правильно ли жить по принципу «Здесь и сейчас»? Иногда да, иногда нет. Для детей, инфантильных взрослых и людей с проблемами умение «быть здесь и сейчас» — как правило, очень полезно: умение быть «здесь и сейчас» повышает личностную адекватность, быстроту и четкость реагирования, общую эффективность.

Действительно, дети (в том числе и взрослые дети) легко отвлекаются. Яркое там, шумное в другой стороне — и внимание уже не здесь. Дела остановились или пошли криво. А когда человек собрал внимание и вернулся к делу — дела пошли снова.


При правильном использовании принцип «Здесь и сейчас» снимает инфантилизм, помогает взрослению. Человек-ребенок любит мечтать, сладкими мечтами заменяя трудную реальность. Он остается в детстве. А когда такой человек вернулся к жизни, к здесь и сейчас — он занялся делами, приучает себя к взрослой жизни.

Принцип «здесь и сейчас» хорошо помогает в решении трудных проблем. Действительно, люди с негативным мышлением видят проблемы там, где их нет, принцип «здесь и сейчас» возвращает таких людей в реальность. Аналогично, при неврозе человек склонен погружаться в прошлое или убегать в будущее. Причины этого различны — иногда уход в прошлое есть убегание от трудного настоящего, иногда, напротив, человек не может уйти от болезненных воспоминаний прошлого… А результат один — настоящее заброшено, что уменьшает адекватность и плодит новые проблемы. Вместо того, чтобы страдать по прошлым неудачам или мечтать, что в будущем будет все классно (и одновременно бояться будущего), полезно увидеть окружающую тебя реальность. Реальность — не всегда сияющая и только классная и приятная, но, как правило, она богаче, интереснее и перспективнее негативных глюков.

С практикой использования этого приема можно познакомиться, просмотрев консультирование Ф. Перлза, а также в статьях Торопись жить настоящим — Вячеслав Панкратов или Есть только миг (Антон Переломов).

Где принцип «здесь и сейчас» оказывается лишним и вредным?

Когда принцип «здесь и сейчас» отвлекает от негативных мыслей либо болезненных воспоминаний, он является удачным психотерапевтическим решением, полезным, как костыли для больного. Но то, что полезно для больных, не стоит бездумно рекомендовать здоровым. «Здесь и сейчас» — важная лечебная площадка для душевнобольных, однако те, кто выздоровели, из этой лечебной площадки выходят и до нее более не опускаются. Когда принцип «здесь и сейчас» некритично продвигается в отношении людей взрослых, здоровых и развивающихся, он оказывается скорее вредной глупостью.

Да, для людей с негативным мышлением умение быть «здесь и сейчас» — исключительно важно. С другой стороны, всем и всегда оставаться только «здесь и сейчас» — неправильно и глупо. То, что полезно для невротиков, людей с негативным мышлением, в меньшей степени необходимо людям здоровым и бодрым. Для здорового, бодрого и сильного человека жить сегодняшним днем — мало, для бизнесмена — глупо и невозможно.

Сегодня я снял все свои деньги со счета и сижу в шикарном ресторане, пью свою любимое вино. Здесь и сейчас — полное счастье. А то, что завтра, когда у меня будет болеть голова и мне нечем будет расплатиться, я предпочитаю не думать. «Зачем думать о завтра? Живи здесь и сейчас!» Есть только миг, за него и держись!.. Так?

Успешный человек хорошо помнит прошлое и нацелен в будущее. Прошлое может дать нужный опыт, взгляд в будущее помогает сориентироваться.

Частью личности быть «здесь и сейчас» — обязательно. Вовлекаться в здесь и сейчас всей личностью — недопустимо. Лучшую часть личности нужно держать в ценностях и планах, работающих на будущее. Сильному здоровому человеку естественно находиться в реальности, видеть все, что происходит «здесь и сейчас», и при этом в больше степени жить будущим. Чем более развит человек, тем в большей степени он живет — будущим!

Итого

Для детей, инфантильных взрослых и людей с проблемами умение быть «здесь и сейчас» — как правило, очень полезно. Когда принцип «здесь и сейчас» отвлекает от негативных мыслей либо болезненных воспоминаний, он является удачным психотерапевтическим решением. Если же этот принцип продвигается в отношении людей взрослых, здоровых и развивающихся, он оказывается скорее вредной глупостью.


Свои отклики вы можете как комментарии в статье. См.→

Почему у вас не получается быть Здесь и Сейчас?

9 из 10 человек совершенно не знают, что это такое — быть Здесь и Сейчас. Наверняка вы тоже не знаете. А ведь это не только наиважнейшая часть различных духовных практик, но и главная причина счастливой жизни.

Жизнь пролетает моментально,
А мы живем, как будто пишем черновик,
Не понимая в суете скандальной,
Что наша жизнь — всего лишь только миг…
Людмила Бугрова

Вы с трудом осилили книги Ошо, Экхарта Толле и Рам Дасса, но так и не поняли, как это — быть Здесь и Сейчас? Или вы не читали этих мудрых и несомненно полезных книг, но слышали, что нынче очень модно — быть Здесь и Сейчас, только не понимаете совершенно, как это сделать? Тогда эта статья точно для вас.

Смотрите, что получается. Проблема нахождения в месте и моменте «Здесь и Сечас» не так уж и проста, как это может показаться на первый взгляд. Не, ну действительно, казалось бы, чего тут сложного? Не думай о будущем, не сожалей о прошлом, не размышляй о лучших местах, где тебя нет, сосредотачивай все свое внимание на том, где ты и что делаешь сейчас, вот и вся практика.

Да только не работает она почему-то. И даже не потому, что мысли по привычке своей улетают то в будущее, то в прошлое, то на недоступные Гавайи. Просто не работает и все. Нет того обещанного кайфа, который должен наступить по-умолчанию сразу, как только вы начнете жить в Здесь и Сейчас.

Жизнь всегда происходит Cейчас.

Почему осознание Здесь и Сейчас не работает

Для начала стоит отдать должное нашему замечательному мозгу. Он не просто так мечется от будущего к прошлому. Он сканирует пространство на предмет опасностей и хочет защитить нас на все 200%, а лучше даже на 1000%. Чтоб уж наверняка! Это свойство досталось нам от далеких предков и до сих пор помогает не попасть под машину в насыщенном городском трафике или удачно обходить открытые люки, почти не глядя под ноги. А что же прошлое и будущее? А это опыт и возможные опасности. Потому и блуждаем мыслями то там, то сям, чтобы предупредить, предусмотреть, предсказать и, по возможности, спастись.

Славное свойство! Спасибо нашему древнему мозгу!

Но вот вы все это осознали, научились медитировать и примерно с полчаса можете не скакать мыслями, а наблюдать, скажем, за своим дыханием. То есть, практически быть в том самом заповедном Здесь и Сейчас. И что же? Месяц медитируете, год, несколько лет. Каждый день! Ну, хорошо, через день. Ладно, пусть всего три раза в неделю, но железно.

И ничего. То есть, абсолютно!

Да, вы стали чуточку спокойнее и уравновешеннее, стресс немного поубавился, печенек вы теперь съедаете на три штуки меньше, чем раньше, и сосед с дрелью уже не такая большая сволочь, хотя и гад, конечно. Но где обещанный рай? Где Изначальное Счастье и Всеобъемлющая Безмятежность, незапятнанные ничем и безмерные, как океан? Нету их. Обещали и не дали. Фу на вас всех! Обманщики.

Почаще отвлекайтесь от мыслей — увлекайтесь моментом…

Фишка в том, что недостаточно просто находиться своим вниманием в текущем моменте. Можно тупо смотреть в стену или наблюдать свой собственный пупок и не думать ни о чем постороннем, но это не гарантирует вам немедленного счастья. И даже отсроченного во времени тоже. Это не работает так.

Представьте, что вы переключили свой телевизор на канал, где ничего нет, даже мельтешащих полосок. Просто белый экран. Кому не нравится белый — пусть будет черный. В него можно пялиться бесконечно, но это не даст ровным счетом ничего. Счастье не нарисуется из пустоты само по себе только потому, что вы соизволили освободить голову от мыслей. А ведь именно об этом пишут разные гуру. Это они, подлые бесштанники в оранжевых сари и гороподобных чалмах, обещают то самое Счастье, как только вы успокоите свой ум. Успокоил — получи вагон счастья! Успокоил еще раз — вот тебе десять вагонов. Успокоил навсегда — получай Просветление и садись вместе с нами брахманами чаи гонять! Места есть еще.

Ладно, я утрирую, конечно. У тех же гуру ясно написано в книжках, что с первого раза нифига не получится, надо тренироваться. Причем некоторым придется делать это всю жизнь, и результат не гарантирован. Но кого это волнует? Сначала было ведь обещано, а все остальное — так себе, издержки, на которые не хочется обращать внимания.

Живите здесь и сейчас, цените обычные минуты жизни.

Здесь и Сейчас без ощущения Счастья не сработает!

Можно сколько угодно говорить об эффективности работы нашего древнего мозга, или о том, что такой способ жизни наоборот не дает саморазвиваться. Можно пытаться избегать автоматизмов в собственном мышлении и поведении, и многим это удается в той или иной степени. Но нет главного — нет ощущения Счастья. А должно быть. Об этом твердят все, кто проповедует способ жить Здесь и Сейчас. А иначе какой смысл? Ну, будете вы действовать в жизни более эффективно без своих заученных автоматизмов, но без ощущения Счастья все это не имеет смысла.

Так вот, уважаемые, первое ключевое слово здесь — наличие того самого Счастья. Правда заключается в том, что счастье не придет автоматом, как только вы перестанете блуждать мыслями и сосредоточитесь на текущем моменте. Его нужно намеренно вызывать в себе. Да! Именно так — намеренно.

Все мы умели вызывать в себе это прекрасное чувство в детстве. Вернее там оно возникало как раз на автомате просто потому, что для нас все было впервые и вновь. Мы познавали этот мир, и нам абсолютно все было интересно. Вот и второе ключевое слово — интересно!

Взрослых людей уже не восхищает и не удивляет каждый лист на дереве, фантик на асфальте, соседская собака размером с велосипед, дяденька с усами и метлой, солнечные зайцы на стене комнаты, тысячи летающих пылинок в луче солнца и пр.

Это и понятно. Мы это все видели миллион раз, тут нечему восхищаться и удивляться. Скучно и банально. Но именно потому, что мы привыкли ко всей окружающей нас обстановке, мы всегда стремимся куда-то убежать. В далекие неведомые края, где всегда по-умолчанию праздник-праздник, фонтаны из шампанского, возможность лопать сладости без меры и без всяких последствий, и где рассыпаны горы волшебных спичек, исполняющих любые желания, где мы юные и беззаботные носимся по лужам и не паримся ни о чем вообще. То есть, не Здесь и не Сейчас, а где-то Там и Когда-то.

Как снова начать жить Здесь и Сейчас

Как же разбудить в себе это детское восприятие, чтобы снова радоваться всему, что нас окружает? На самом деле не так уж и сложно. Это как вспомнить навыки катания на велосипеде.

Вот представьте себе: взрослый человек после длительного перерыва садится на велик. В последний раз он катался на нем в 10 лет. После этого прошло уже лет 30. На лице человека смесь неуверенности с боязнью показаться глупым, потому что он действительно не знает, получится ли у него. Хоть и говорят, что подобный опыт не забывается, но кто его знает. А вдруг что-то не так пойдет? И в то же время человек старается выглядеть невозмутимым и даже небрежным, типа — чего там уметь то?

Дальнейшее зависит от того, проникнется ли он моментом или не найдет для себя ничего нового и лишь недоуменно пожмет плечами. Так вот, проблема взрослого в том, что ничего нового он уже и не ждет от привычных вещей. И искренне не понимает, как тут вообще можно чему-то радоваться. Это же такая банальщина.

Не ищите нового или необычного в привычных вещах, это не работает

А секрет в том, что не нужно искать ничего нового в привычных вещах. Ежу понятно, что это невозможно. Но! Можно и нужно находить радость в том, что вы можете все это сделать. Причем можете именно Здесь и Сейчас. В каждый момент это вам доступно. То есть, сместить акцент с действия, как такового, на возможность выполнения этого действия.

Зачем это смещение внимания?

Ну, вот представьте: идет человек по улице. Ничего нового в этом нет. Он ходил по ней уже миллион раз, много лет подряд. Он знает почти каждый кирпич в зданиях, мимо которых идет, и помнит, где и какие матюки на стенах написаны. Под ногами обычный асфальт со знакомыми до тошноты трещинами, лужами и следами жвачки. А вдоль дорожки — аллея из тополей, которые каждое лето рассыпаются пухом, аж не продохнуть. Скукотища!

Но что, если этого прохожего моментально перенести в знойную пустыню, где ни дорог, ни домов, ни деревьев нет и в помине, а о луже с водой можно только мечтать? Или еще круче — отправить его на темную сторону планеты Венера, где в мощном скафандре и под защитой корпуса ракеты еще можно несколько часов выжить, а потом кранты. Вот тогда ему вся эта привычная домашняя улица станет гораздо милее и симпатичнее. Согласитесь?

Мы отвыкли ценить то, что имеем. Воспринимаем это, как само собой разумеющееся. Но стоит у нас это отнять, как нам сразу станет нехорошо и неуютно. Свет в доме погас, воду отключили, кофе кончился, печеньки тоже. Ах, как без них сразу тоскливо стало! А когда все это есть в изобилии, ну так и фиг с ним, чего об этом думать то.

Здесь нет никакого морализма. Фишка не в том, чтобы прищучить кого-то и сказать: вот смотри, какой ты неблагодарный засранец и все такое. Я лишь хочу, чтобы вы поняли одну простую вещь: чтобы научиться быть счастливым в Здесь и Сейчас недостаточно просто вспомнить об этом и пытаться выпученными от усердия глазами внимательно оглядывать свою комнату, прислушиваться к звукам за окном, принюхиваться к запахам и ощущать пятой точкой сиденье дивана. Самое важное в этот момент — вспомнить о том, что у вас есть возможность все это видеть, слышать, обонять и осязать. Вспомнить и обрадоваться. И почувствовать кайф. Вот буквально кожей ощутить. Потому что это — огромный Дар!

Вспомните хоть на миг о тех, кто этого дара лишен. О тех, кто не может видеть или слышать. О тех, кто не имеет рук или ног. О тех, кто живет не в таких комфортных условиях, как у вас, а вынужден ютиться в крохотной лачуге без воды, тепла и электричества. О тех, кто не имеет возможности каждый день выходить в Интернет и быть подключенным к безграничному источнику информации. Если вы читаете это, то у вас все есть. Вы бесконечно богаты, по сравнению с жителями бедных регионов любой страны. Но вы это не цените, просто потому что привыкли.

Сместите свое внимание с привычных вещей на осознание того, что они у вас есть, что вы ими владеете, можете потрогать, увидеть, услышать, понюхать, наконец. Поймите, что когда вас не станет, то некому будет все это осязать, видеть, слышать и нюхать. Даже если вы верите в потустороннее существование, то вспомните о том, чего вы лишитесь с потерей физической оболочки.

Такое переключение внимания на свои чувственные ощущения поможет вам восстановить то самое непосредственное восприятие, которое и было у вас в детстве. Просто тогда оно у вас всегда было включено по-умолчанию, а теперь вам необходимо включить его заново, потому что яркие чувства — это и есть настоящая Жизнь. А тогда и счастье не за горами, а совсем даже рядом окажется.

Яркие чувства — это и есть настоящая Жизнь!

Все просто!

Именно сегодня меня постигнет счастье. Счастье заключено внутри нас; оно не является результатом внешних обстоятельств. Поэтому человек счастлив настолько, насколько он полон решимости быть счастливым.
Дейл Карнеги

Поначалу у вас, естественно, мало чего будет получаться. Порой будет возникать неприятное чувство, будто вы пытаетесь себя заставить радоваться банальному наличию воды в кране или мягкости туалетной бумаги, а не жесткой газетке или лопуху. Здесь все зависит от вашей упертости. Если не бросите сразу, то через некоторое время начнете замечать, что вам действительно начинают нравиться привычные вещи и обстановка. Не просто типа: «О, вода есть в кране, норм.», а именно — «Ух ты, вода какая сегодня свежая и прохладная, супер!».

И чаще улыбайтесь 🙂 Пусть сначала это будет даже натянутая улыбка. Со временем она будет становиться все более искренней и радостней.

Знаете, как легко определить находитесь ли вы в Здесь и Сейчас? Вот когда у вас начнет самопроизвольно возникать на лице широкая улыбка в самые неожиданные моменты, тогда вы можете быть абсолютно уверены, что добились чего-то существенного в этом деле, что находитесь в этом самом моменте и ощущаете всю полноту жизни. Это самый яркий признак успешного продвижения по пути осознанности. Порой эта широкая улыбка может превращаться в непроизвольный смех без всякой причины. Не спешите вызывать дурку, с вами все в полном порядке. Это в вас заговорило, заиграло ваше почти забытое детское восприятие жизни. И это здорово!

Жизнь превращается в настоящий праздник, когда в ней нет ничего, кроме настоящего.
Пауло Коэльо

Где вы Сейчас? Что чувствуете Сейчас? Что у вас есть Сейчас, чего стоит только у вас отнять, и вам сразу станет неудобно, грустно, тоскливо, страшно, горько, неприятно и т.п.? Можете ли вы прямо Сейчас поблагодарить Вселенную за то, что это нужное и необходимое у вас все еще есть? Так поблагодарите! И порадуйтесь за себя любимого(ую).

Обновлено (16. 02.2019): На днях прочел интересную статью доктора психологических наук Н.И. Козлова о принципе «Здесь и Сейчас».

Статья спорная. Видно, что автор «заточен» под бизнес-задачи с прицелом на постановку целей на будущее и все в таком духе. Для него, безусловно, есть четкое разделение людей на «нездоровых» (инфантильных взрослых и прочих невротиков), которым жить и действовать по принципу «Здесь и Сейчас» крайне полезно и необходимо, а есть здоровые и бодрые (бизнесмены и политики), которым надо именно смотреть в будущее и строить планы. Для последних этот принцип даже вреден.

В комментариях там же есть отличный ответ от Марии Колташевой, с которым я полностью согласен. Приведу его полностью:

Опечалена содержанием статьи и ее идеями. И в первую очередь потому, что большинство людей в моем окружении, действительно, так воспринимают понятие «здесь и сейчас».

В моем понимании, «здесь и сейчас» — это в первую очередь внутреннее состояние присутствия и осознанности в каждом моменте времени, в контексте текущей ситуации. Это ресурс отстраненной позиции «наблюдателя», который позволяет принимать реальность такой, какая она есть, и продолжать действовать исходя из ситуативного контекста.

Но это не исключает конструктивного анализа прошлого опыта и его продуктивной проработки. Так же как и не исключает планирования своего будущего и постановки целей и задач, формулирования эффективной жизненной позиции.

Таким образом, руководствуясь проработанным прошлым опытом и отпустив все лишнее, зная свои цели и планы на будущее, ты просто присутствуешь и концентрируешься на моменте сейчас. Ты присутствуешь здесь и берешь от этого момента все для своих целей. В психотерапии прием «здесь и сейчас» как раз используется для осознания своего текущего эмоционального состояния, что позволяет через эмоциональный мост вернуться к беспокоящим ситуациям прошлого и осознать их, тем самым завершить.

На мой взгляд, автор статьи слишком однобоко трактует принцип «Здесь и Сейчас» в духе «Живем лишь один раз, а после нас хоть трава не расти!».

Ничего подобного! В эзотерическом смысле, да и в психологическом тоже этот принцип отражает действительно присутствие в каждом моменте бытия. Причем не просто присутствие, а именно присутствие прочувствованное, в позитивном ключе, с радостью от того, что ты чувствуешь и воспринимаешь. В таком состоянии вполне можно и нужно планировать будущее, вспоминать с благодарностью прошлое и делать все это из текущего момента. Вот в чем фишка-то! 🙂

А мужики-то не знают…

Принцип «здесь и сейчас»

Обычно мы сосредотачиваем внимание на прошлом или будущем. Мы снова и снова переосмысливаем наши прошлые ошибки или успехи. Мы мечтаем о лучшем будущем, в котором мы будем здоровыми, богатыми и успешными.

Когда-нибудь я буду счастлив, когда у меня будет… когда я закончу школу… когда выйду замуж, когда вырастут дети…

Все эти предложения задерживают нас. Мы в зоне ожидания. Когда мы сосредотачиваемся на будущем, мы не можем прислушиваться к своему окружению, мы не можем быть внимательными к своей семье, друзьям и, самое главное, мы не внимательны к себе.Наше внимание всегда где-то еще. Когда мы на работе, мы думаем о наших детях, когда мы с детьми, мы думаем о работе. Некоторые женщины признают, что во время интимной близости со своим партнером их мысли сосредоточены на посуде в раковине.

сосредоточиться на настоящем моменте

Единственный способ оставить полноценную, приносящую удовлетворение жизнь — это перенести наше внимание на настоящее. Мы живем здесь и сейчас .

Чтобы получить данные, которые посылают нам пять органов чувств, мы должны освободить свой разум от мыслей о прошлом и будущем.Мы должны посвятить свой ум текущему моменту; посвятите свой разум текущему опыту.

Сосредоточенность на настоящем — это то, с чем мы родились. Младенец всегда сосредоточен на настоящем и на своих настоящих потребностях. Когда он голоден, он хочет есть, когда хочет пить, он хочет пить. Каким-то образом мы теряем эту способность, когда вырастаем. Мы перестаем прислушиваться к своему телу. Вдруг мы едим, когда часы говорят нам, и идем спать, когда наступает «подходящее» время.

Мы всегда «делаем» и никогда «не существуем».

Как реализовать принцип «здесь и сейчас»

Хорошая новость заключается в том, что способность быть внимательным к настоящему и к самим себе — это то, чему мы можем научиться заново. Все, что нам нужно сделать, это найти время и приложить усилия, чтобы выучить это снова.

Следующие два упражнения помогут вам практиковать «быть» вместо «делать»:

  • Выключайте телефоны на определенное время, когда вы с супругом, детьми или с собой. В настоящее время вам не разрешается общаться ни с кем, кроме того, которому вы посвятили свое время.
  • Раз в день останавливайтесь и полностью отдайтесь чувственным ощущениям. Ешьте, пробуя на вкус каждый укус. Почувствуйте запах человека, которого вы обнимаете. Идите босиком по земле. Прекратите всякую деятельность и послушайте понравившуюся песню.

Если вы не можете сосредоточиться на настоящем, вы потеряете будущее.

Удачи и расскажи, как все прошло…

Вы читали мою статью «Забота о разрыве между нашими желаниями и нашей реальностью»?

Здесь и сейчас | Бристольский терапевт

Гештальт-терапия фокусируется на настоящем моменте.Это не потому, что прошлое и будущее не важны; их просто не существует. Когда мы с вами встречаемся в терапевтическом кабинете, опыт происходит здесь и сейчас. Каждый опыт происходит здесь и сейчас, поэтому я, как гештальт-терапевт, должен сосредоточиться на этом опыте.

Последствия прошлых событий и наши ожидания будущих событий — это силы здесь и сейчас. Вспомните, когда вы в последний раз беспокоились о том, чего еще не произошло. Ваше беспокойство возникло в вашем опыте здесь и сейчас.Если меня беспокоит что-то, что произойдет на следующей неделе, то ситуация, в которой я сейчас нахожусь, отходит на второй план.

Важное понятие в гештальт-терапии — «незавершенное дело». Это клиническое применение эффекта Зейгарник. Блюма Зейгарник была гештальт-психологом, который заметил, что незавершенные задания легче запомнить, чем выполненные. Это связано с тем, что человеческий организм должен вкладывать больше энергии в удержание деталей незавершенного задания в кратковременной памяти; выполненное задание можно с радостью сохранить в долговременной памяти или забыть.Представьте, что вы вращаете множество тарелок на палочках; каждая из них — незавершенная задача, для которой нужна энергия, чтобы пластины вращались.

Основоположники гештальт-терапии применили эту идею в клинической практике. В нашей культуре мы часто говорим о «багаже» людей. Этот багаж можно рассматривать как скопление незавершенных дел или незавершенных ситуаций. Предположим, кто-то растет с холодными, безразличными родителями; потребность в тепле родительской любви будет для этого человека большой незавершенной ситуацией.Важная причина для того, чтобы сосредоточиться на здесь и сейчас, заключается в том, что мы будем активно стремиться завершить наши незавершенные дела здесь и сейчас. Обычно мы об этом не подозреваем.

Постоянно возвращаясь к нашему опыту здесь и сейчас, мы можем построить картину насущных неудовлетворенных потребностей, которые нуждаются в завершении. Часто это понимание приносит с собой ответ на вопрос «Что мне нужно, чтобы завершить эту ситуацию?».

Больше, чем какой-либо другой аспект гештальта, именно сосредоточение на опыте здесь и сейчас делает его таким мощным подходом к терапии.

Ялом здесь и сейчас

Возможно, самый мощный, но простой инструмент в психотерапии — это здесь и сейчас: делиться грубыми, честными мыслями и чувствами о том, что происходит в данный момент. Эта концепция существует всегда, но никто так не отстаивает ее клиническое применение, как Ирвин Ялом.

Для меня было честью сесть с Яломом на час, чтобы обсудить жизнь, смерть, терапию и его книгу Смотря на Солнце . Терапевтический сегмент интервью был включен в проект «Семь вопросов», где я спросил известных авторов, теоретиков и политиков их мысли о психотерапии.Раздел о жизни и смерти был опубликован в этом месяце в журнале Psychotherapy Networker Magazine (онлайн здесь). Сегодня у меня для вас есть специальные бонусные кадры.

Здесь и сейчас основан на идее, что межличностные проблемы клиента в конечном итоге проявятся в терапевтических отношениях. Женщина, которая чувствует себя преданной всеми своими друзьями и семьей, вероятно, когда-нибудь почувствует себя преданной терапевтом. Мужчина, страдающий гневом, рано или поздно почувствует гнев во время терапии. Обращение к материалу, который появляется в комнате, становится в центре внимания.Терапия становится меньше говорить о проблемах и больше работать с ими по мере их возникновения, здесь и сейчас.

Ялом поощряет как терапевтов, так и пациентов брать на себя уязвимый риск, обсуждая то, что происходит в данный момент, — заметный сдвиг, который часто приносит свои плоды. Но, как вы увидите ниже, здесь и сейчас не только терапевтический кабинет:

RH: Я руковожу молодыми врачами и делюсь с ними вашими идеями «здесь и сейчас» из Gift of Therapy , а также это центральное послание в Staring at the Sun .Применимо ли это также к публичным выступлениям: лучшее выступление — это присутствие в данный момент?

IY: Совершенно верно. Я выступал с докладом в Китае после землетрясения [Сычуань в 2008 году], и мне он не очень понравился. Я думал, что мы очень далеки друг от друга. Я пытался немного поговорить о том, что происходит здесь и сейчас, но они начали задавать мне вопросы вроде: «Не могли бы вы научить нас, как управлять группами для всех этих жертв землетрясения, которые у нас есть?» Было несколько таких вопросов, и мне, честно говоря, было нечего им предложить.Я раньше не делал группы для пострадавших от травм или чего-то подобного. Когда я говорил о том, что происходит здесь и сейчас, кто-то всплыл — китайцы восхищаются этим больше, чем многие страны, на самом деле: «Ну, что вам нравится здесь и сейчас?» Мне просто нравится этот вопрос. Итак, я сказал: «Ну, сейчас я чувствую себя немного обеспокоенным. Я чувствую, что у вас у всех огромные нужды, и я не предлагаю вам много информации об этих жертвах землетрясения, я чувствую себя немного несчастным из-за этого, я Хотел бы я сказать больше.«Я говорил такие вещи, и это просто изменило весь разговор, он стал намного более живым, когда люди начали задавать вопросы, и у нас была отличная дискуссия. Я мог бы заплатить тому человеку, который задал этот вопрос.

RH: Так как ты здесь и сейчас?

IY: Прямо здесь сегодня?

РХ: Ага.

IY: Да, пока я думаю, что все идет неплохо. Мне это нравится. Когда вы впервые начали говорить: «Ну, мы собираемся поговорить об этой книге», у меня был какой-то стон, я чувствую, что я так много говорил об этом, понимаете.Так делает каждый автор, это ни в коем случае не является чем-то особенным. Вы отправляете этого маленького ребенка в мир, и вы должны вырастить его, помочь ему плавать и тому подобное, так что я знаю, что должен сделать это с помощью этой книги.

RH: Конечно, я это очень ценю. Конечно, вы много об этом говорили, вы слышите много одних и тех же вопросов. Я могу понять этот стон .

IY: Ну, у вас все хорошо. Вы задаете мне необычные вопросы, и это нормально.

Для более необычных вопросов с Яломом взгляните на его ответы на Семь вопросов или интервью Сетевика Психотерапии «Обнимая жизнь, сталкиваясь со смертью».

Здесь и сейчас в терапевтических отношениях

Когда клиенты приходят к нам в офис, они надеются, что мы поможем им почувствовать себя лучше. Часто они предполагают, что им необходимо изменить свои внешние условия: «если бы только мой муж…» или «как только я найду новую работу . ..» или «я не знаю, почему мне плохо, потому что у меня отличная жизнь, но… »Дело не в том, что мы не прислушиваемся к их опасениям, это все ситуации, которые существуют за пределами нашей консультационной комнаты.

Чтобы помочь клиентам измениться, мы должны позволить себе измениться благодаря тому, что мы в терапевтических отношениях делаем вместе.Работа в настоящем, в комнате непосредственно с тем, что происходит, требует, чтобы терапевт эмоционально связывался с клиентом, а не просто сидел сложа руки, скрытый нашей профессиональной ролью «помощника» или «эксперта». Это требует эмоциональной вовлеченности, рефлексии, уязвимости, прозрачности и риска.

Исследования неоднократно говорят нам, что терапевтические отношения являются лечебным фактором, а не только теоретическими установками. В литературе часто приводится цифра, согласно которой до 50% клиентов прекращают терапию после первого сеанса.Эти цифры устанавливаются вне зависимости от финансов: в частных практиках, агентствах и бесплатных клиниках. Исследователи связывают эти высокие цифры с двумя вещами: отсутствием эмоциональной вовлеченности и неспособностью справиться с разрывом. 1

Если терапевт и клиент говорят только об отношениях, существующих за пределами консультационной комнаты, они упускают много возможностей для углубления совместной работы. Как терапевты, нам не нужно делать обобщения или предположения о том, что означают проблемы наших клиентов или как они возникли.Эти сценарии разыгрываются и прорабатываются в переносе и контрпереносе терапевтических отношений.

Мы также рискуем потерять наших клиентов из-за тупиков и крушения без присмотра.

Первый телефонный звонок может прервать сделку еще до того, как что-то начнется, потому что модели взаимоотношений клиентов начинают воспроизводиться с того момента, как они связываются с нами.

Первый телефонный звонок может прервать сделку еще до того, как что-то начнется, потому что модели взаимоотношений клиентов начинают воспроизводиться с того момента, как они связываются с нами. Если мы пропускаем эти моменты и не обращаемся к ним в подходящее время, мы жертвуем моментом, которым можно научить, поскольку он происходит между нами.

Взаимное участие в терапевтических отношениях здесь и сейчас является глубоким внутренним каналом для изменений, и это влечет за собой то, что наши клиенты испытывают влияние, которое они оказывают на нас. Это наделяет их личными полномочиями, которые мы редко можем предсказать, что говорит об их уникальности. Это отличается от предписывающей, целенаправленной и ориентированной на решение модели, в которой мы, терапевты, являемся всезнающими специалистами с советами и ответами.Вместо этого он имеет дело с вещами такими, какие они есть, в клиенте, в терапевте и с пространством между ними.

Ник: пример из практики

Мы можем увидеть, как этот способ работы разыгрался с Ником, 48-летним разведенным мужчиной, который пришел на лечение с жалобами на «одиночество и проблемы в отношениях». 2 Он хотел знать, почему он всегда остается один, и что он делал в отношениях, которые заставляли женщин расстаться. Его также сбило с толку его отказ от женщин еще до того, как дела пошли.Дополнительная проблема, которая возникла позже при нашем лечении, заключалась в его компульсивном переедании. Я задавался вопросом, почему потребовалось несколько месяцев, чтобы его беспокойство по поводу своего веса возникло между нами. Позже я узнал, что у него был ужасный стыд вокруг своего тела, в детстве над ним жестоко насмехались из-за того, что он толстый, и он привык к своему телу, как будто ему суждено было нести этот «мертвый груз».

На первом сеансе Ник выглядел полноватым, почти не уделяя внимания уходу: помятая джинсовая рубашка, пара брюк чинос без швов и поношенные теннисные туфли.Его волосы были причесаны, но он давно не видел ножниц. Он сел у двери, в самое дальнее от меня кресло. Когда он устроился, его движения казались трудными и неудобными, он корчился на стуле, как будто его тело было неудобным местом для проживания. Там наверняка будет больно, подумал я, наблюдая за ним .

«Похоже, я не в состоянии поддерживать интимные отношения», — мягко сказал он, глядя на свои туфли, озадаченный собственной неспособностью. Когда я спросил, почему он так считает, он ответил, глядя повсюду, кроме меня, что он не знает, но затем упомянул, что был слишком разборчив, когда дело касалось женщин.Он понял, что был перфекционистом — не то чтобы он считал себя идеальным, но он всегда находил в женщинах что-то такое, что становилось неугодным.

«У них нет достойной работы, или у нас мало общего, или они недостаточно умны, у них нет чувства юмора, они постоянно говорят о себе…»

Он сказал это, глядя в окно, как будто разговаривает с деревьями. У меня не было ощущения, что я нахожусь в комнате с ним .

Он сказал это, глядя в окно, как будто разговаривая с деревьями.У меня не было ощущения, что я нахожусь в комнате с ним . Его список был бесконечным, и я задавался вопросом, было ли это верхушкой айсберга, говоря о нем больше, чем о женщинах, которых он отвергал.

Во время одного сеанса после того, как мы проработали вместе год, он покачал головой и заявил: «Отношения — это слишком много работы». Большая часть нашего разговора происходила, когда он возился со своей одеждой, руками или диваном. Изучение этих невербальных движений в прошлом дало мало информации и предупредило нас о вероятном разъединении, которое он имел со своим телом.Однако он признал, что думал, что невербальные жесты были связаны с его «дискомфортом от близости». Я видел его через две короткие романтические стычки только для того, чтобы снова застать его одного.

«Я, должно быть, боюсь сближаться с людьми, поэтому всегда ищу оправдания, чтобы найти с ними что-то не так».

Я кивнул, подозревая, что он что-то понял. «Похоже, хорошее понимание». Затем, почти задаваясь вопросом вслух: «Как он пытается приблизиться ко мне?»

Он подумал, когда его нога начала раскачиваться взад и вперед. «Ну, кажется, это проще по сравнению с другими».

«Как так?»

«Ты меня не осуждаешь, ты принимаешь то, что я говорю, от меня ничего не нужно».

Признаюсь, мне было приятно это услышать, но я подозревал, что в этой истории есть еще кое-что.

«Ты чувствуешь себя рядом со мной?» Я буквально почувствовал, как мое тело нагревается, как будто мы приближаемся к чему-то важному, что происходит между нами в комнате.

«Я думаю», — сказал он, глядя в окно, ерзая на стуле.

«Вы не уверены?» — спросила я, пытаясь удержать его в присутствии и объяснить.

«Ну, я знаю, что мы говорили о том, чтобы приезжать дважды в неделю, и я боюсь этого делать».

Последние несколько недель мы обсуждали его отвращение к добавлению сеанса, делая его сеансом два раза в неделю, возможностью для нас стать более близким. Я видел, как он возмутился моим предложением, когда он упомянул «недостаточно времени» в конце последних нескольких сеансов. Я подозревал, что это была одна из версий того, как его страхи перед близостью были воспроизведены между нами.«А что вас пугает в том, чтобы быть вместе два раза в неделю?» Я попросил.

«Что вы обнаружите, что со мной что-то действительно не так», — мягко сказал он, теребя свои пуговицы.

«И что бы я увидел в тебе такого?»

Он подумал. «Я не знаю… что мне не хватает гена, который необходим для близости и здоровых отношений», — сказал он. «Может, у меня какая-то недееспособность, или я испортил товар, и не могу воскреснуть для настоящего брака». Он сказал это с большим вздохом, повесив голову и качая ею из стороны в сторону.

Мы выяснили, что он имел в виду под «поврежденными товарами». Это был болезненный процесс с долгим молчанием и тихими слезами, бегущими по его лицу.

«Как только вы это увидите, вы откажетесь от меня, потому что почувствуете, что я не могу измениться». Он сказал это себе под нос, сдерживая слезы, как будто его слова застряли у него в горле. «Может быть, вы подумаете, что я безнадежный случай, откажетесь от меня и захотите избавиться от меня».

Его было еле слышно. Были ли эти новые мысли для него? Мое сердце болело за него . Теперь мы подошли к тому, как между нами разыгрался страх близости.

«Вы так думаете? Вы тот, кто считает себя безнадежным? » Я попросил. Он боялся, что я его отвергну. Возможно, поэтому он так быстро отверг некоторых женщин, чтобы у них не было возможности сначала отвергнуть его.

Разговор завязался на крахе его первого брака. За девять лет, что они были вместе, было все труднее и труднее продлевать близость, как в сексуальном, так и в межличностном плане.Здесь, в комнате, опершись локтями на колени, подперев голову руками, он не мог сказать, почему он отказался от своей жены. Я также задавался вопросом о том, какую боль он испытывал из-за своего неудачного брака. Он не понимал, почему так плохо себя чувствовал; он только что сделал. Он всегда вспоминал, как чувствовал себя таким: никому не нужен, высмеивал за то, что он тяжелый, не чувствовал себя стоящим или не отвечал. Я представлял, что его вес, который был с ним всю его жизнь, был изолятором для многих из этих чувств.

Разрывы

Несколько недель спустя Ник прибежал с опозданием — что было для него очень необычно — и ворвался в дверь моего офиса.Он выглядел взволнованным, воодушевленным, когда он замахал руками и тяжело рухнул на диван.

«Я не знаю, что происходит, — сказал он, затаив дыхание, — но в последнее время я злюсь — злюсь все время». Мои брови приподнялись, когда я кивнул, подозревая, что это хорошая вещь, .

Он устроился, вздохнул и добавил: «Честно говоря, я думаю, что просто осознаю, что зол». Обычно Ник изо всех сил пытался понять свои чувства и страдал от притупления эмоций, что приводило к сильной усталости и апатии.Я подозревал, что переедание усиливает усталость и депрессию и помогает заглушить болезненные ощущения. «С тех пор, как мы работали вместе, — продолжил он, — я понимаю, что это всегда было в потоке гнева, но теперь вижу, что я позволяю этому проявиться. Это не обычное отрицание того, что я чувствую, и поэтому я вижу, насколько это распространено ». Я вижу, как еда позволяет мне избавиться от разочарования. Он выглядел оживленным и недоверчивым.

«Похоже, хорошее понимание, — сказал я. Я ждал. Тишина. «Ты сейчас злишься?»

Он обдумал это.«Я… я не знаю. Думаю, да, — сказал он удивительно, как будто про себя. Я ждал.

«Вы что-то на меня сердитесь?» — спросил я, ничего не имея в виду, но думая о том, что он опаздывает и приходит в ярость.

«Ну, нет, — подумал он, — это похоже на натяжку. Почему ты спрашиваешь? »

«Вы опоздали сегодня, что для вас нехарактерно; на самом деле я не могу припомнить, чтобы ты когда-нибудь опаздывал, а ты говоришь о гневе прямо сейчас.Мы здесь только двое, поэтому я подумал, что это может иметь какое-то отношение к нам.

«Я думаю, это скорее из-за ссоры, которая произошла сегодня утром с моим боссом. Меня это взволновало, — сказал он, меняя позицию. Через минуту он успокоился, сосредоточился и продолжил: «Знаешь, теперь, когда я думаю об этом, на прошлой неделе я уезжал отсюда, как бы помешанный».

Он рассказал мне о своем разочаровании из-за того, что у меня не было возможности прочитать написанную им статью. Я сказал ему, что буду счастлив прочитать это, но не сделал этого между нашими двумя встречами.Я конечно понимал его разочарование мной; Если бы я был честен, я бы сказал ему, что не смогу прочитать статью пару недель. Теперь я понял, что мой контрперенос помешал мне что-либо сказать, не желая разочаровывать его — давняя привычка избегать людей и доставлять им удовольствие, чтобы я понравился им.

Когда он это сказал, я вспомнил выражение разочарования и удивления на его лице в конце нашего последнего сеанса, когда я попросил меня высказать свое мнение о статье. С тех пор я забыл об этом моменте, выражение его лица было таким тонким и мимолетным.Момент ускользнул от меня; возможно, я не хотел видеть или чувствовать его гнев, идущий на меня, — чувство, которое мне трудно .

«Я чувствовал себя неважным и отвергнутым вами, не оцененным», — сказал он несколько застенчиво, как будто я собирался объяснить себя или сделать его неправым.

В этой ситуации было необходимо ощутить собственное разочарование и вину за то, что я не прочитал статью, посмотреть, как это повлияло на моего клиента, и не вступать в сговор (уклоняясь от его гнева), мстить или защищаться.Я остался с тем, что происходило между нами, чтобы глубже изучить его гнев и разочарование в отношении меня.

Между нами произошел разрыв, и если бы я не связался с тем, что происходило в комнате, этот инцидент ушел бы в подполье.

Между нами произошел разрыв, и если бы я не связался с тем, что происходило в комнате, этот инцидент ушел бы в подполье. Я подозреваю, что наши отношения зашли бы в бессознательный тупик, создав недостаток доверия и дистанцию ​​между нами.Когда мы говорили со мной о его гневе и боли, он увидел, что может признать это, почувствовать это, выразить это, и что я мог это услышать, и мы все еще могли оставаться на связи, несмотря на трудности.

Отслеживание чувств Ника в контексте интерсубъективного поля показало нам, как моя потребность доставить удовольствие и избежать гнева, а также невысказанные обида и разочарование Ника бессознательно проявляются между нами. Опоздание и злость, несмотря на то, что никто из нас не знал почему, разыграли чувства Ника. Я представлял «Плохую мать», как называет это Мелани Кляйн, тем, что не читал его статью.Это воспроизвело его родительские отношения. В годы становления Ника у него не было отзывчивых родителей в качестве зеркала, отражающего его собственные мысли и чувства. Из-за этого он чувствовал себя обесцененным и игнорируемым, а также отрезанным от собственного самосознания — чувство, которое имело долгую и болезненную историю и проявлялось в его депрессии, изоляции и пищевых привычках.

Как мы видим в этой инсценировке, разыгрывались не только чувства Ника, но и мои.В своей попытке не разочаровать его, я сделал именно это. Разъединение было тем, что мы создали вместе, общим опытом терапевтических отношений. Как терапевты, мы будем ошибаться. Важная часть состоит в том, как мы используем текущий опыт на должном уровне. Это проработка терапии в отношениях, в данный момент, в комнате — распаковка того, что только что произошло.

Как терапевтам, важно внимательно следить за тем, что стимулируется не только в клиенте, но и в нас самих.

Как терапевтам, важно внимательно следить за тем, что стимулируется не только в клиенте, но и в нас самих. Мы позволяем нашим клиентам быть взволнованными, провоцированными, сбитыми с толку и, прежде всего, затронутыми. То, что возникает во время сеанса, является результатом столкновения нашего бессознательного субъективного мира с их. Мы замечаем нашу личную реакцию и отличаем ее от реакции наших клиентов, чтобы помочь нашим клиентам с их реакцией. Каждый сеанс — это обоюдное открытие. Это создает настоящую живость, освещая проблемы, скрывающиеся в нас обоих, часто возникающие на нашем радаре знания.

Прошлое как настоящее

Несколько месяцев спустя, после того, как у Ника сократились часы работы, он попросил меня видеться раз в две недели. Он сказал, что чувствует себя неуверенно с финансами и не хочет рисковать, тратя больше денег в это время. Мы никогда не обсуждали деньги, кроме первоначального взноса, и мне было любопытно, каково его финансовое положение. Он сообщил, что за его дом заплатили, никаких алиментов и что у него есть инвестиции, но он считает, что сейчас не «хорошее время», чтобы тратить дополнительные деньги.

Я понимал его опасения и задавался вопросом, могут ли быть какие-то другие дополнительные причины для желания сократить сеансы. Спросить о дополнительных причинах помимо стоимости терапии может быть богатое окно в эмоциональные проблемы, скрытые между терапевтом и клиентом.

«Нет, это действительно просто денежная вещь», — сказал он, пожав плечами.

Во время перехода на терапию раз в две недели я по ошибке взимал с него плату за дополнительный сеанс, возможно, из-за моего беспокойства по поводу денег или разочарования по поводу сокращения сеансов.Поскольку Ник не упомянул мою ошибку, я поднял ее ближе к концу нашего следующего сеанса и спросил его, заметил ли он ее.

«Я знал, но полагал, что вы терапевт и знаете лучше всех, поэтому я не собирался ничего об этом говорить».

Я сказал Нику, что сожалею о своей ошибке, отпустил ее и представил, что мы ее исправили.

Но здесь была реконструкция. Он собирался игнорировать свои собственные потребности и приспосабливаться к моим, болезненный, повторяющийся образец, установленный в начале его жизни.

В каждый момент терапии есть несколько уровней, на которые терапевт может реагировать, включая содержание, процесс, язык тела, аффект или поле отношений. Оглядываясь назад, я понимаю, что этот момент с Ником был упущенной возможностью исследовать наши отношения. Нику было трудно говорить за себя, и он часто не обращал внимания на свои эмоциональные потребности, стараясь приспосабливаться и угодить другим, прежде чем знать или просить о том, чего он хочет. За несколько месяцев мы вместе обнаружили, как переедание часто заменяет его способность осознавать, чувствовать и говорить о своих потребностях.Но одна упущенная возможность — не повод для отчаяния; основные проблемы, несомненно, найдут способ решить снова, особенно когда они не решены.

Прошла пара месяцев, а Ник забыл оплатить месячные сеансы. Когда я выставил ему счет за них, он возразил, сказав, что вспомнил, что выписывал мне чек. После нескольких телефонных разговоров, которые я сочла стрессовыми, боясь, что неправильно подсчитала, он пришел к выводу, что действительно пропустил платеж. Выписанный им чек лежал у него на столе и так и не был доставлен.

На следующем сеансе он пришел с проверкой, тихо сел и, наконец, сказал: «Я чувствую, что терапия продвигается слишком медленно и мало что дает. Не уверен, что мне стоит продолжать приходить, — сказал он без всякого аффекта.

Не чувствуя, что он окупает свои деньги, подумал я. Вслух я сказал: «Я удивлен, услышав это, потому что вы неоднократно отмечали, насколько терапия помогает вам измениться, говоря за себя, чувствуя больше (в основном гнев) и обращаясь к людям.”

«Я сказал это, потому что подумал, что ты хочешь их услышать», — сказал он, когда его лицо покраснело.

«Что заставляет тебя говорить это?» — подумал я вслух.

«Что ж, мне нравится делать людей счастливыми … для меня это автопилот, и это проще, чем выяснять, чего я хочу или о чем думаю». Он пытается дать мне то, что, по его мнению, я хочу, игнорируя при этом свои чувства .

Опять же, я подозревал, что это как-то связано с тем, как он научился адаптироваться к своим ранним опекунам.Я понял, что упустил перенос и могу потерять его — и мне это не нравилось.

Его гнев и разочарование в отношении меня проявлялись через его неуплату. Его аффект и уступчивость были хорошо скрыты от меня. Как бы мне ни было неудобно быть объектом чьего-либо гнева, я знал, что нужно терпеть. Это было еще одним окном в работу с гневом Ника, который не позволял никому приближаться к нему, в том числе и мне. Он принимал решение, не всегда осознанное, отказаться от отношений, чтобы ему не приходилось иметь дело со своей агрессией и успокаивать обиженное и напуганное «я».

Иногда непредсказуемость встречи здесь и сейчас в терапевтических отношениях вынуждает нас эмоционально противостоять самим себе таким образом, к которому нас полностью не готовит никакая тренировка.

Иногда непредсказуемость встречи здесь и сейчас в терапевтических отношениях вынуждает нас эмоционально противостоять самим себе таким образом, к которому нас полностью не готовит никакая тренировка. Если бы я не позволил себе и не отличал свои собственные внутренние реакции от Ника в этот момент, мы были бы более склонны к бессознательному разыгрыванию. В этих сценариях одним из наиболее вероятных препятствий на пути к лечению является страх терапевтов перед собственными чувствами, которые потенциально могут направить терапию в неверном направлении. 3

Конец или новое начало

Вскоре после этого Ник оставил мне голосовое сообщение о том, что он бросает терапию. Я перезвонил ему и попросил прийти хотя бы на один последний сеанс, чтобы подвести итоги. Он действительно пришел, и, надо отдать ему должное, он наконец смог сказать, что у него на уме, что позволило нам завершить последнюю главу терапии.Для Ника это было колоссальным достижением — желание оставаться на связи, даже если только прекратить и рассказать мне, что происходит. Он чувствовал, что у меня нет для него ответов, и что он не может чувствовать себя комфортно, будучи единственным, кто раскрывает все. В конце концов мы пришли к пониманию того, что его отыгрывание было невысказанным способом сказать мне, как он зол на меня за то, что я не дал ему больше указаний. Ник чувствовал, что я слишком скрываю, и ему не нравилось, что отношения «такие односторонние».”

Уязвимость стала для него невыносимой (как в его браке?), Несмотря на то, что он знал, что близость — это то, чего он жаждал. Это стало слишком эмоционально неудобно; он чувствовал себя уязвимым и подверженным риску (то есть с деньгами). Я задавалась вопросом, легче ли ему найти недостатки во мне, как он делал с другими женщинами в своей жизни, чем рискнуть оказаться уязвимым со мной. Лучше он сначала отвергнет меня, чем я отвергну его.

«Как, по вашему мнению, вам помогает это нежелание прыгать в« опасные воды »?» Я попросил.

«Это держит меня в безопасности. Я могу оставаться дома в своей пещере, играть в компьютерные игры и есть нездоровую пищу, а не приходить сюда, смотреть вам в глаза и чувствовать, насколько я облажался ».

«Я вижу, насколько вы отважны, чтобы признаться мне во всем этом», — сказал я, зная, насколько это было правдой. Меня тронуло его признание.

Пока мы разговаривали, Ник начал понимать, как его нежелание общаться с людьми позволяло ему сорваться с крючка; он мог вернуться к своему комфортабельному, онемевшему одиночеству, сократив количество сессий.Он отвлекался судоку, кроссвордами, компьютерными играми и т. Д. И теперь видел, как это способствовало его отключению и изоляции.

Пока мы продолжали обсуждать моменты, когда ему было неудобно со мной, например, вовремя заканчивал сеанс, даже если он был в середине чего-то, или изначально не мог решить свои проблемы с питанием,

Ник пришел посмотреть, как он установил «Демилитаризованная зона» вокруг себя, чтобы я (и другие) его не обидели и не осудили.

Ник пришел посмотреть, как он построил вокруг себя «демилитаризованную зону», чтобы я (и другие) его не обидели и не осудили. Он увидел, как расстояние «помогло» ему не жить с неприятными чувствами, какое значение оно имело, и как он был единственным, кто мог это изменить. Он пришел к выводу, что его одиночество находится внутри него самого — добровольно в попытке больше не пострадать.

Когда Ник осознал свое одиночество, вместо того, чтобы возлагать ответственность на других — особенно на бывшую жену, несовершенных подруг или даже на меня, — он увидел, что закономерностью было бессознательное состояние души и тела, которое защищало его.Как только мы связали его мышление и поведение с его историей и созданным им шаблоном привычек, он понял, насколько это была успешная стратегия выживания в детстве. Эта бессознательная стратегия помогла ему пережить эмоциональное пренебрежение своим детством и защитила его от постоянных обид, причиняемых неотзывчивыми и пренебрежительными родителями. Он понял, что расстояние, которое он чувствовал раньше со своей бывшей женой, а теперь и со мной, было устаревшим способом заботиться о себе, чтобы ему больше не причиняли вреда. Пребывание в изоляции позволило ему избежать горя, стыда и гнева, которые стимулировались в близких отношениях; еда стала его самым большим утешением и спутником.

Связав то, что происходило в наших отношениях с его историей, поведение Ника имело для него смысл. Это изменило его отношение к самому себе, заменив гнев и внутренний саботаж на сострадание. Вместо того, чтобы ненавидеть себя, есть, чтобы заглушить боль, и отказаться от отношений, он увидел, как тяжело он борется не только за то, чтобы соединиться с другими, но и с самим собой. Работая с отношениями в настоящем, мы увидели, как его прошлое живо сегодня в настоящем.

Ник также увидел, как его защита от лишнего веса помогла ему адаптироваться к лишениям его ранней жизни. То, что когда-то было стратегией успокоения и защиты, теперь превратилось в жизненные привычки, использующие пищу, замкнутость и эмоциональное оцепенение в бессознательной попытке избежать боли. Два года мы безуспешно работали с его весом, однако это осознание стало началом усилий на всю жизнь и успеха в медленной потере веса. Он больше не нуждался в дополнительной подкладке для защиты и прекратил терапию вскоре после того, как потерял 40 фунтов.Дело не в том, что все его проблемы были решены, особенно в отношениях; но он чувствовал, что может справиться с ситуацией в будущем. Я был доволен работой, которую мы проделали вместе, и он успешно уволился.

Работа с расхождениями и сбоями

Отслеживание сбоев в терапевтических отношениях — это способ перенести жизнь переноса и контрпереноса прямо в «здесь и сейчас» интерсубъективного поля. Разделение между терапевтом и клиентом должно произойти, чтобы мы могли понять, как они развились.Мы, терапевты, заменяем внутренний объект, через который переживаются конфликты клиента. А потом мы исправим то, что между нами произошло. Ник не привык к тому, что кто-то хочет знать о его потребностях, поэтому он попытался перестать иметь их. Когда это стало невозможным, он просто ушел, и это сделало его болезненно одиноким.

Разъединения, которые происходят во время сеансов, обычно имеют долгую историю; явное проявление паттерна в настоящий момент терапевтических отношений помогает клиенту идентифицировать паттерн. Точно так же, как мать должна удерживать, сдерживать и частично прорабатывать переживания, которые ее ребенок не может выдержать и прорабатывать самостоятельно, так и терапевт должен помогать переваривать и усваивать переживания для клиента. В то время как отношения создают моменты разрушения, мы можем использовать нашу взаимную внимательность, чтобы помочь клиенту осознать ранее отвергнутые чувства. 4

Для меня проблема возникает, когда я попадаю в ловушку собственных комплексов, собственных ощущений неадекватности, гнева, беспомощности, незнания, что делать, или желания, чтобы прогресс выглядел определенным образом.Я должен отложить в сторону желание помочь, исцелить или добиться определенного результата. Я поддерживаю свою медитационную практику активной, чтобы я мог сосредоточиться на том, что происходит здесь и сейчас, замечать свои собственные чувства и не позволять им мешать моим клиентам, продолжаю свой собственный рост и развитие и использую консультации / наблюдение, когда я подозреваю, что мой собственный материал не соответствует действительности. вмешиваться.

Отмечая, что происходит в терапевтических отношениях, и помогая клиенту сформулировать, что это может означать, — это проработка, которая выявляет эти старые паттерны и дает клиенту свободу делать более здоровый выбор.Пребывание в отношениях помогает клиентам высвободить давно накопленный аффект, интегрировать отрицаемые части себя и подавить реактивные паттерны, которые портят естественную радость бытия. По мере того как клиенты учатся терпеть и переваривать свой внутренний мир, их связи с собой и своим миром меняются. Становится доступной больше творческой активности. В результате совместного участия и совместного участия в радостях и страданиях, открытия того, что неизвестно, непостижимо и непредсказуемо, я чувствую себя униженным, привилегированным и воодушевленным нашей встречей.Мы меняем друг друга.

Сноски
1 Барретт, С. , Ви-Джонг, К., Криц-Кристоф, П., и Гиббонс, М. (2008). Ранний отказ от лечения психических заболеваний: последствия для психотерапевтической практики. Психотерапия: теория, исследования, практика, обучение, 45 (2), 247-267.

2 Я сконструировал Ника как сборник людей, событий и ситуаций для защиты конфиденциальности.

3 Рассел П.(1998). Роль парадокса в навязчивом повторении. В J.G. Тейхольц и Д. Кригман (ред.), Травма, повторение и регулирование аффекта: работа Пола Рассела (стр. 1-22). Нью-Йорк: Другая пресса.


4 Riesenberg-Malcolm, R., ed. Ботт Спиллиус, Э., (1999) О переносе невыносимых состояний ума, Лондон: Рутледж.

© 2011, Psychotherapy.net, LLC.

Основные принципы когнитивно-поведенческой терапии

Хотя терапия должна быть адаптирована к индивидуальным особенностям, тем не менее, существуют определенные принципы, которые лежат в основе когнитивно-поведенческой терапии для всех пациентов.Я буду использовать депрессивного пациента «Салли», чтобы проиллюстрировать эти основные принципы и продемонстрировать, как использовать когнитивную теорию для понимания трудностей пациентов и как использовать это понимание для планирования лечения и проведения терапевтических сеансов.

Салли была 18-летней незамужней женщиной, когда она обратилась ко мне за лечением во втором семестре колледжа. Она чувствовала себя довольно подавленной и тревожной в течение предыдущих 4 месяцев и испытывала трудности с повседневными делами. Она соответствовала критериям большого депрессивного эпизода средней степени тяжести согласно DSM-IV-TR (Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , , , четвертое издание, редакция текста ; Американская психиатрическая ассоциация, 2000).Основные принципы когнитивно-поведенческой терапии следующие:

Принцип № 1: Когнитивно-поведенческая терапия основана на постоянно меняющейся формулировке проблем пациентов и индивидуальной концептуализации каждого пациента в когнитивных терминах. Я рассматриваю трудности Салли в трех таймфреймах. С самого начала я определяю ее текущее мышление , которое способствует ее чувству печали (я неудачник, я ничего не могу сделать правильно, я никогда не буду счастлив) и ее проблемное поведение (изоляция себя, проведение большого количества непродуктивного времени). в своей комнате, не прося помощи).Это проблемное поведение проистекает из дисфункционального мышления Салли и, в свою очередь, усиливает его.

Во-вторых, я идентифицирую провоцирующих факторов , которые повлияли на восприятие Салли в начале ее депрессии (например, первое пребывание вдали от дома и трудности в учебе способствовали ее убеждению в своей некомпетентности).

В-третьих, я выдвигаю гипотезу о ключевых событиях развития и ее устойчивых образцах , интерпретирующих эти события, которые могли предрасполагать ее к депрессии (например,g., Салли на протяжении всей жизни имела склонность приписывать личные сильные стороны и достижения удаче, но рассматривала свои слабости как отражение своего истинного «я»).

Я основываю свое концептуальное представление о Салли на когнитивной формулировке депрессии и на данных, которые Салли предоставляет на сеансе оценки. Я продолжаю уточнять эту концепцию на каждом сеансе по мере получения дополнительных данных. В стратегических точках я делюсь концептуализацией с Салли, чтобы убедиться, что она ей соответствует. Более того, на протяжении всей терапии я помогаю Салли рассматривать ее опыт через когнитивную модель.Она учится, например, определять мысли, связанные с ее тревожным аффектом, а также оценивать и формулировать более адаптивные реакции на свое мышление. Это улучшает ее самочувствие и часто приводит к тому, что она ведет себя более функционально.

Принцип № 2: Когнитивно-поведенческая терапия требует прочного терапевтического альянса . Салли, как и многие пациенты с неосложненной депрессией и тревожными расстройствами, не испытывает особых трудностей, доверяя мне и работая со мной. Я стремлюсь продемонстрировать все основные составляющие, необходимые в ситуации консультирования: теплоту, сочувствие, заботу, искреннее внимание и компетентность.Я проявляю уважение к Салли, делая сочувственные заявления, внимательно и внимательно слушая и точно обобщая ее мысли и чувства. Я отмечаю ее маленькие и большие успехи и сохраняю оптимистичный и оптимистичный взгляд на вещи. Я также прошу Салли высказать свое мнение в конце каждого сеанса, чтобы убедиться, что она чувствует себя понятой и положительной по отношению к сеансу.

Принцип № 3: Когнитивно-поведенческая терапия подчеркивает сотрудничество и активное участие . Я призываю Салли рассматривать терапию как командную работу; вместе мы решаем, над чем работать на каждом сеансе, как часто мы должны встречаться и что Салли может делать между сеансами для домашнее задание по терапии.Во-первых, я более активно предлагаю направление терапевтических сеансов и резюмирую то, что мы обсуждали во время сеанса. По мере того, как Салли перестает подавляться и становится более социализированной в лечении, я призываю ее стать более активной на сеансе терапии: решать, о каких проблемах говорить, выявлять искажения в ее мышлении, обобщать важные моменты и составлять домашние задания.

Принцип № 4: Когнитивно-поведенческая терапия ориентирована на достижение цели и решение проблем. Я прошу Салли на нашем первом занятии перечислить свои проблемы и поставить конкретные цели, чтобы у нас с ней было общее понимание того, над чем она работает. Например, Салли упоминает во время оценочной сессии, что чувствует себя изолированной. Под моим руководством Салли формулирует цель в поведенческом плане: завязать новые дружеские отношения и проводить больше времени с текущими друзьями. Позже, обсуждая, как улучшить ее распорядок дня, я помогаю ей оценить и отреагировать на мысли, которые мешают достижению ее цели, например: Мои друзья хотят проводить со мной время.Я слишком устал выходить с ними . Во-первых, я помогаю Салли оценить достоверность ее мыслей путем изучения доказательств. Затем Салли желает проверить мысли более непосредственно с помощью поведенческих экспериментов, в которых она инициирует планы вместе с друзьями. Как только она распознает и исправляет искажение в своем мышлении, Салли может извлечь выгоду из прямого решения проблемы, чтобы уменьшить ее изоляцию.

Принцип № 5: Когнитивно-поведенческая терапия изначально делает упор на настоящем .В лечении большинства пациентов уделяется особое внимание текущим проблемам и конкретным ситуациям, которые их беспокоят. Салли начинает чувствовать себя лучше, когда она способна отреагировать на свое негативное мышление и предпринять шаги для улучшения своей жизни. Терапия начинается с изучения текущих проблем, независимо от диагноза. Внимание смещается в прошлое при двух обстоятельствах: во-первых, когда пациенты выражают сильное предпочтение сделать это, и отказ сделать это может поставить под угрозу терапевтический альянс.Во-вторых, когда пациенты застревают в своем дисфункциональном мышлении, и понимание детских корней их убеждений может потенциально помочь им изменить свои жесткие идеи. (Что ж, неудивительно, что вы все еще считаете себя некомпетентным. Видите ли вы, как почти любой ребенок, у которого был тот же опыт, что и вы, вырастал, полагая, что он некомпетентен, и все же это могло быть неправдой или определенно не совсем правдой?)

Например, Я вкратце обращаюсь к прошлому на полпути к лечению, чтобы помочь Салли определить набор убеждений, которые она усвоила в детстве: если я достигаю высоких результатов, это означает, что я чего-то стою, а если я не достигаю высоких результатов, значит, я неудачник.Я помогаю ей оценить обоснованность этих убеждений как в прошлом, так и в настоящем. Это отчасти приводит Салли к выработке более функциональных и более разумных убеждений. Если бы Салли страдала расстройством личности, я бы потратил пропорционально больше времени на обсуждение ее истории развития и детского происхождения убеждений и совладающего поведения.

Принцип № 6: Когнитивно-поведенческая терапия носит образовательный характер, направлена ​​на то, чтобы научить пациента быть терапевтом самостоятельно, и делает упор на профилактику рецидивов .На первом сеансе я рассказываю Салли о природе и течении ее расстройства, о процессе когнитивно-поведенческой терапии и о когнитивной модели (то есть о том, как ее мысли влияют на ее эмоции и поведение). Я не только помогаю Салли ставить цели, определять и оценивать мысли и убеждения и планировать изменение поведения, но и учу ее, как это делать. На каждом сеансе я гарантирую, что Салли записывает на дому важные идеи, которые она усвоила, чтобы она могла извлечь пользу из своего нового понимания в последующие недели и по окончании лечения.

Принцип № 7: Когнитивно-поведенческая терапия должна быть ограничена по времени . Многие простые пациенты с депрессией и тревожными расстройствами проходят лечение от шести до 14 сеансов. Цели терапевта — облегчить симптомы, облегчить ремиссию расстройства, помочь пациентам решить их самые насущные проблемы и научить их навыкам, позволяющим избежать рецидива. Сначала у Салли еженедельные терапевтические сеансы. (Если бы ее депрессия была более серьезной или если бы она склонялась к суициду, я мог бы назначить более частые сеансы.) Через 2 месяца мы совместно решили поэкспериментировать с сеансами раз в две недели, а затем с ежемесячными. Даже после прекращения мы планируем периодические бустерные сеансы каждые 3 месяца в течение года. Однако не все пациенты достигают достаточного прогресса всего за несколько месяцев. Некоторым пациентам требуется 1 или 2 года терапии (или, возможно, дольше), чтобы изменить очень жесткие дисфункциональные убеждения и модели поведения, которые способствуют их хроническому дистрессу. Другим пациентам с тяжелыми психическими заболеваниями может потребоваться периодическое лечение в течение очень длительного времени для поддержания стабилизации.

Принцип № 8: Сеансы когнитивно-поведенческой терапии структурированы . Независимо от диагноза или стадии лечения, следование определенной структуре на каждом сеансе максимизирует эффективность и результативность. Эта структура включает вводную часть (проверка настроения, краткий обзор недели, совместное определение повестки дня для занятия), среднюю часть (проверка домашнего задания, обсуждение проблем в повестке дня, постановка нового домашнего задания, подведение итогов) и заключительную часть. (получение обратной связи).Следование этому формату делает процесс терапии более понятным для пациентов и увеличивает вероятность того, что они смогут заниматься самолечением после завершения.

Принцип № 9: Когнитивно-поведенческая терапия учит пациентов определять, оценивать и реагировать на свои дисфункциональные мысли и убеждения. Пациенты могут иметь множество десятков или даже сотен автоматических мыслей в день, которые влияют на их настроение, поведение или физиологию (последнее особенно важно при тревоге).Терапевты помогают пациентам определить ключевые познания и принять более реалистичные, адаптивные точки зрения, которые побуждают пациентов чувствовать себя лучше эмоционально, вести себя более функционально или снижать физиологическое возбуждение. Они делают это в процессе управляемого открытия , используя вопросы (часто называемые или ошибочно называемые сократическими вопросами) для оценки своего мышления (а не убеждения, дебаты или лекции). Терапевты также создают опыт, называемый поведенческими экспериментами , для пациентов, чтобы напрямую проверить их мышление (например,g., Если я даже посмотрю на картинку с пауком, я так встревожусь, что не смогу думать). Таким образом, терапевты применяют совместный эмпиризм , . Как правило, терапевты не знают заранее, в какой степени автоматическая мысль пациента верна или неверна, но вместе они проверяют мышление пациента, чтобы выработать более полезные и точные ответы.

Когда Салли находилась в сильной депрессии, у нее в течение дня возникало множество автоматических мыслей, о некоторых из которых она сообщала спонтанно, а о других вызывала я (спрашивая ее, что происходило у нее в голове, когда она чувствовала себя расстроенной или действовала дисфункционально). Мы часто обнаруживали важные автоматические мысли, когда обсуждали одну из конкретных проблем Салли, и вместе мы исследовали их обоснованность и полезность. Я попросил ее обобщить ее новые точки зрения, и мы записали их в письменном виде, чтобы она могла читать эти адаптивные ответы в течение недели и подготовить ее к этим или подобным автоматическим мыслям. Я не поощрял ее некритически принимать более позитивную точку зрения, подвергать сомнению обоснованность ее автоматических мыслей или пытаться убедить ее, что ее мышление было нереалистично пессимистичным.Вместо этого мы начали совместное исследование доказательств.

Принцип № 10: Когнитивно-поведенческая терапия использует различные методы для изменения мышления, настроения и поведения . Хотя когнитивные стратегии, такие как сократовские вопросы и направленные открытия, являются центральными для когнитивно-поведенческой терапии, поведенческие методы и методы решения проблем являются важны, как и техники из других ориентаций, реализованные в рамках когнитивной структуры. Например, я использовал вдохновленные гештальтом техники, чтобы помочь Салли понять, как опыт общения с ее семьей способствовал развитию ее убеждения в своей некомпетентности.Я использую психодинамически вдохновленные техники с некоторыми пациентами оси II, которые применяют свои искаженные представления о людях в терапевтических отношениях. Типы выбранных вами методов будут зависеть от вашего представления о пациенте, проблемы, которую вы обсуждаете, и ваших целей на сеансе.

Эти основные принципы применимы ко всем пациентам. Однако терапия значительно различается в зависимости от отдельных пациентов, характера их трудностей и стадии их жизни, а также их уровня развития и интеллектуального развития, пола и культурного происхождения.Лечение также варьируется в зависимости от целей пациентов, их способности формировать прочную терапевтическую связь, их мотивации к изменениям, их предыдущего опыта лечения и их предпочтений в отношении лечения, среди других факторов. акцент в лечении также зависит от конкретного расстройства (а) пациента. Когнитивно-поведенческая терапия панического расстройства включает в себя проверку катастрофических неверных интерпретаций пациентами телесных или психических ощущений (как правило, опасных для жизни или психического здоровья) [1].Анорексия требует изменения представлений о личной значимости и контроле [2]. Лечение наркозависимости фокусируется на негативных представлениях о себе, а также на убеждениях, способствующих или разрешающих употребление психоактивных веществ [3].

Выдержки из книги Когнитивно-поведенческая терапия, второе издание: основы и не только Джудит С. Бек. Авторские права 2011 Гилфорд Пресс. http://www.guilford.com


[1] Кларк, 1989

[2] Гарнер и Бемис, 1985

[3] Бек, Райт, Ньюман и Лизе, 1993

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) | CAMH

Что такое когнитивно-поведенческая терапия?

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — это практическая краткосрочная форма психотерапии. Он помогает людям развивать навыки и стратегии для того, чтобы стать и оставаться здоровыми.

КПТ фокусируется на «здесь и сейчас» — на проблемах, которые возникают в повседневной жизни. КПТ помогает людям понять, как они понимают, что происходит вокруг них, и как это восприятие влияет на то, как они себя чувствуют.

CBT:

  • структурированный
  • ограничен по времени (обычно 6-20 сеансов)
  • ориентирован на проблемы и цели
  • обучает стратегиям и навыкам
  • основан на активных терапевтических отношениях между терапевтом и клиентом.

В этом видео , Dr.Зиндель Сегал, эксперт CBT, обсуждает, как работает CBT. В видео также представлены люди, объясняющие, как когнитивно-поведенческая терапия помогла им справиться с различными проблемами психического здоровья, включая депрессию и шизофрению.

Как работает когнитивно-поведенческая терапия?

В КПТ клиенты учатся определять, подвергать сомнению и изменять мысли, отношения и убеждения, связанные с эмоциональными и поведенческими реакциями, которые вызывают у них трудности.

Отслеживая и записывая мысли во время расстраивающих ситуаций, люди узнают, что их образ мышления может способствовать возникновению эмоциональных проблем, таких как депрессия и беспокойство.КПТ помогает уменьшить эти эмоциональные проблемы, обучая клиентов:

  • выявлять искажения в своем мышлении
  • рассматривает мысли как идеи о том, что происходит, а не как факты
  • отстраняются от своего мышления, чтобы рассматривать ситуации с разных точек зрения.
CBT модель

Модель КПТ построена на двусторонней связи между мыслями («познаниями») и поведением. Каждый может влиять на другого.

Существует три уровня познания :

  • Сознательные мысли: рациональные мысли и решения, сделанные с полной осознанностью.
  • Автоматические мысли: Мысли, которые текут быстро, так что вы можете не осознавать их полностью. Это может означать, что вы не можете проверить их точность или актуальность. У человека с проблемами психического здоровья эти мысли могут быть нелогичными.
  • Схемы: основные убеждения и личные правила обработки информации.Схемы формируются под влиянием детства и другого жизненного опыта.

Поведение можно изменить с помощью таких методов, как самоконтроль, планирование активности (при депрессии) и предотвращение воздействия и реакции (при беспокойстве).

CBT и самопомощь

Существует множество книг и веб-сайтов по самопомощи, основанных на когнитивно-поведенческих принципах. Факты показывают, что эти ресурсы более полезны, когда человек также получает поддержку со стороны терапевта, особенно если он или она испытывают плохое настроение. Подходы самопомощи на основе КПТ включают:

  • компьютерная CBT
  • профессионально поддерживаемое самоуправление.

Кому может быть полезна когнитивно-поведенческая терапия?

По КПТ было проведено много исследований. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что он особенно эффективен при лечении тревожности и депрессии. CBT также адаптирован для решения других конкретных проблем.

Например, КПТ также используется для лечения:

  • биполярное расстройство
  • расстройства пищевого поведения
  • генерализованное тревожное расстройство
  • обсессивно-компульсивное расстройство
  • паническое расстройство
  • Посттравматическое стрессовое расстройство
  • шизофрения и психоз
  • специфических фобий
  • расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.

Часто задаваемые вопросы

Как я узнаю, подходит ли мне КПТ?

Большинство людей уже в первые несколько сеансов знают, довольны ли они КПТ и соответствуют ли они их потребностям в лечении. Когда «подгонка» не совсем правильная, терапевт может скорректировать лечение или предложить другие варианты лечения.

В целом КПТ может быть хорошим вариантом лечения, если:

  • вы заинтересованы в приобретении практических навыков управления повседневной жизнью
  • вы заинтересованы в отработке стратегии изменений («домашнего задания») между занятиями для закрепления улучшений.

КПТ может не подойти вам, если вы хотите сосредоточиться исключительно на прошлых проблемах или если вам нужна поддерживающая консультация.

Как долго длится КПТ?

КПТ — это ограниченный по времени, целенаправленный подход к лечению. При таких проблемах, как тревога и депрессия, КПТ обычно включает от 12 до 20 сеансов. Однако продолжительность лечения может варьироваться в зависимости от серьезности и сложности ваших проблем: у некоторых людей значительно улучшается состояние за четыре-шесть сеансов, в то время как другим может потребоваться более 20 сеансов.

Чего я могу ожидать от своего первого визита к терапевту КПТ?

Во время вашего первого визита вы и терапевт КПТ обсудите:

  • характер и причины ваших трудностей и факторы, которые могут их поддерживать
  • , как терапевт применит модель КПТ к вашим конкретным проблемам
  • как задачи, которые вы будете выполнять в терапии, могут помочь изменить различные аспекты проблем
  • то, что вы хотите получить от лечения.

Сопутствующие программы и услуги

Дополнительные ресурсы

Кларнетист Нью-Йоркской филармонии встал на два колена, чтобы протестовать против расизма

Кларнетист Энтони МакГилл опубликовал видео, на котором он играет скорбную версию «Прекрасной Америки», затем падает на оба колена и держит кларнет за спиной.

Макгилл, первый черный исполнитель в Нью-Йоркской филармонии, попросил других исполнителей классической музыки сделать то же самое. Теперь хэштег #TakeTwoKnees распространяется по классическому миру.

«Если это не красиво для всех, то не прекрасно от моря до сияющего моря», — говорит он.

Однажды утром Макгилл говорит, что не может спать из-за страха, связанного с кризисом COVID-19, и мучений из-за несправедливости. Он провел остаток дня, пытаясь понять, что он хотел сказать, пока его жена не предложила сыграть в «Прекрасную Америку».

Примерно через 37 секунд Макгилл начинает играть в минорной тональности, чтобы продемонстрировать, что все может улучшиться. По его словам, некоторые люди обвиняют протестующих в том, что они не любят свою страну, но переход от основного к второстепенному означает, что нужно посмотреть в зеркало и выявить несправедливость.

«Переход к этой минорной тональности означает, что она не всегда так прекрасна, как мы думаем. Это прекрасно, потому что мы действительно можем сказать, что не так с нашей страной и над чем нам нужно работать », — говорит он. «Вот почему я … закончил с некоторым сомнением, с некоторыми вопрошающими звуками в моем инструменте, потому что продолжается боль и есть люди, которые чувствуют то, что нам нужно решить».

Когда Макгилл упал на оба колена, он хотел сказать, что одного колена недостаточно.Но действие приобрело новый смысл после того, как он снял видео.

По его словам, его движения нельзя интерпретировать неправильно.

«Это черный человек, который опускается на колени и кладет руки и инструмент за спину, говоря:« Возьми меня, арестуй меня ». И в некотором смысле, когда я это делал, это было похоже на сдачу, » он говорит. «Мы поддаемся надежде, что все соберутся вместе по этому вопросу и попытаются исправить его и постараются улучшить ситуацию. Мы преклоняем колени, потому что так старались, что встать тяжело.

Классические музыканты со всего мира откликаются на МакГилла: трубач Билли Хантер, тромбонист Уэстон Спротт, скрипач Ноа Бендикс-Балгли, танцоры из Американского театра танца Элвина Эйли и тенор Лоуренс Браунли.

Просмотр всех ответных видеороликов показал МакГиллу, что многие другие люди также «хотели что-то сказать, встать, встать на колени, встать», — говорит он. Он чувствует себя эмоционально, когда смотрит эти видео — будь то 75 студентов со всего мира, играющих вместе, или любитель, впервые за 20 лет берущий свой инструмент.

«Позвольте мне использовать свой голос как музыканта, как артиста, как танцора, чтобы на самом деле выразить свое согласие с тем фактом, что жизни Блэка имеют значение», — говорит он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *