Проблемы личности в работах анны фрейд: Развитие Эго-психологии в трудах Анны Фрейд

Автор: | 30.09.1972

Содержание

Развитие Эго-психологии в трудах Анны Фрейд

Анна Фрейд (1895 — 1982) — младший ребенок в семье Фрейда, получила частное педагогическое образование и с 1914 по 1920 годы работала учительницей. В годы первой мировой войны начала изучать психоанализ. Зигмунд Фрейд лично провел учебный анализ своей дочери, хотя до начала 20-х годов он не являлся обязательным элементом подготовки психоаналитиков, что еще более усилило ее привязанность к отцу, а также сказалось на ее научной позиции в психоанализе — она навсегда осталась поборницей классического психоанализа З.Фрейда. В 1921 году А.Фрейд была принята в Венское психоаналитическое объединение. С 1923 г. она стала заниматься детским анализом. После эмиграции в Англию в 1938 году была принята в члены Британского психоаналитического общества. В декабре 1940, совместно с Дороти Барлингем, ближайшей подругой и соратницей, организовала «Хэмпстедский детский дом», где проводилось психоаналитическое исследование детей. Здесь А.Фрейд развивает детский анализ как самостоятельную область психоанализа. В 1952 открываются Хэмпстедская клиника и курсы детской терапии под руководством А.Фрейд. Сама она неоднократно избиралась на должность вице-президента МПА.

В начале 1920-х в Вене стал развиваться педагогически ориентированный психоанализ. Гермина Хуг-Хельмут (1871 — 1924) первой из аналитиков в Вене начала систематическое изучение детей. Анна Фрейд также оказалась в ряду детских психоаналитиков. Помимо Вены, другим центром детского психоанализа был в те годы Берлин, где Мелани Кляйн разработала «игровой метод» для анализа детей, а затем теорию раннего детского анализа. В 1926 М.Кляйн окончательно переехала в Лондон, где продолжила развивать теорию и практику анализа детей. На протяжении многих последующих лет А.Фрейд находилась в непримиримой полемике с М.Кляйн из-за острых разногласий по вопросам детского анализа.

Их первое заочное столкновение произошло в 1927 году, после выхода книги А.Фрейд «Введение в технику детского анализа», в которой она обсуждает возможность изменения аналитической техники при работе с детьми.

Говоря о специфике анализа детей, А.Фрейд выделяет следующие моменты:

1. У ребенка нет сознания своей болезни и воли к выздоровлению. Решение подвергнуться анализу никогда не исходит от маленького пациента, а принимается его родителями. Поэтому аналитику требуется подготовительный период, чтобы вызвать в ребенке недостающую готовность и согласие на лечение. В силу этого аналитик должен прежде всего установить определенные эмоциональные взаимоотношения между собой и ребенком.

2. Однако после такой предваряющей анализ стадии аналитик становится слишком ярко очерченным лицом и плохим объектом для переноса.

3. Ребенок, далее, не готов к выполнению основного правила психоанализа, то есть отказывается от свободного сообщения всех возникающих у него мыслей.

4. К тому же, родители продолжают быть любовными объектами ребенка в реальности, а не в фантазии, поэтому он не испытывает необходимости заменять в своих переживаниях родителей аналитиком. Как следствие, у ребенка не формируется невроз переноса, хотя могут присутствовать отдельные его компоненты.

5. В силу вышесказанного, аномальные реакции ребенка продолжают разыгрываться в домашней среде. Поэтому аналитик должен быть в курсе всех семейных взаимоотношений. Там же, где, по мнению А.Фрейд, обстоятельства или отношение родителей исключают возможность совместной работы, результатом является утрата подлежащего анализу материала. В подобных случаях А.Фрейд приходилось ограничиваться анализом сновидений и грез наяву у детей.

6. И, наконец, при работе с детьми возникает дополнительная проблема. Так как Супер-эго ребенка еще очень тесно связано с воспитывающими его лицами, то есть в большинстве случаев с родителями, то оценка бессознательных инстинктивных побуждений ребенка передается на усмотрение не Супер-эго, а его близких, которые своей чрезмерной строгостью и подготовили появление невроза у ребенка. Единственным выходом из этой тупиковой ситуации, согласно А.Фрейд, может стать занятие аналитиком на время работы с ребенком места Эго-идеала последнего. Однако это становится возможным только в том случае, если для ребенка авторитет аналитика становится выше авторитета родителей.

Детские аналитики пытались компенсировать нехватку свободного высказывания ребенком всех возникающих у него мыслей различными техническими приемами. В частности, М.Кляйн заменила технику свободных ассоциаций техникой игры, полагая, что действие более свойственно маленькому пациенту, чем речь. Она считала каждое игровое действие ребенка аналогом свободных ассоциаций у взрослого и сопровождала его собственным толкованием. А.Фрейд подвергла критике такое уподобление игровых действий мыслям взрослого человека и отвергла наличие постулированного М.Кляйн невроза переноса у ребенка.

В ответ на публикацию книги «Введение в технику детского анализа», работавшие под руководством М.Кляйн в Лондоне аналитики провели симпозиум, на котором подвергли резкой критике взгляды А.Фрейд на анализ детей. В частности, они считали, что невроз переноса не наступал в работе А.Фрейд по причине введенной ею вступительной фазы анализа. Ими также подчеркивалась необходимость использования игровой техники в силу меньшей предосудительности игры для ребенка, когда он не может продуцировать свободные ассоциации из-за тех или иных страхов. К тому же, согласно взглядам М.Кляйн, Супер-эго, а за ним и Эдипов комплекс образуются у ребенка на первом-втором году жизни, в силу чего она отвергла педагогический подход к анализу ребенка, свойственный А.Фрейд.

Впоследствии А.Фрейд внесла изменения в технику детского психоанализа, начав изучать всё то, что могло вызвать у ребенка вытеснение и другие защитные механизмы: фантазии, рисунки, эмоции, — найдя в них эквивалент свободных ассоциаций, что сделало предваряющую анализ стадию излишней. В то же время А.Фрейд продолжала считать даваемую М.Кляйн символическую интерпретацию детской игры ригидной, стереотипной, не учитывающей неизвестные компоненты Эго, в силу чего получалось искаженное представление о личности ребенка. Сама А.Фрейд утверждала, что путь к Ид ребенка лежит через проработку защит Эго.

В своей второй книге «Эго и механизмы защиты» (1936) А.Фрейд систематизировала всё, что было известно в то время о действии используемых Эго защитных механизмов. Помимо вытеснения, она включила в этот список регрессию, изоляцию, проекцию, интроекцию, превращение в противоположность, сублимацию, реактивное образование и др. Данная систематизация значительно расширила понимание защитных и синтезирующих функций Эго, поскольку, согласно взглядам А.Фрейд, нет антитезы между развитием и защитой, так как все «защитные механизмы» служат как внутренним ограничениям влечений, так и внешней адаптации.

Что касается техники лечения, то она выстраивалась А.Фрейд в соответствии с моделью интрапсихического конфликта, где всё, что не являлось новым, описывалось как перенос. Исходя из такого понимания переноса, она подчеркивала его спонтанность. Ее точка зрения полностью совпадала со взглядом Фрейда, который также считал, что перенос создается не врачом.

Понимание Фрейдом навязчивого повторения как биологического атрибута живой материи, дающего объяснение вездесущести феномена переноса, привело к подчеркиванию спонтанности переноса как создающегося исключительно пациентом, и, вследствие этого, к модели интрапсихического конфликта и стандартной технике психологии одной личности. Краеугольные камни психоанализа — перенос и сопротивление — были заложены в основание идеализированной научной беспристрастности. Это вело к «интерпретационному фанатизму», когда всё, происходящее в аналитической ситуации, рассматривалось прежде всего как проявление переноса, что вело к явному неравенству между вездесущим объектом — аналитиком, и неравным субъектом — пациентом. Данное неравенство разрасталось в результате генетических интерпретаций аналитика, которые вели к восприятию пациентом аналитика как человека, знающего всё о его прошлом, в том числе и о происхождении сопротивления. При этом суждение о том, что является истинным, а что — искажением «истины», отдавалось целиком на усмотрение аналитика.

Всё же, позднее, в статье 1954 года «Расширение показаний к психоанализу», А.Фрейд, наконец, поставила вопрос о том, не могут ли некоторые агрессивные реакции пациентов, обычно рассматриваемые как трансферентные, вызываться категорическим отрицанием того факта, что аналитик и пациент как взрослые люди находятся в реальных личных отношениях. Таким образом, она пришла к мысли о том, что не всё в анализе является «переносом».

Интересна эволюция взглядов А.Фрейд на теорию влечений вообще, и инстинктивную теорию агрессии, в частности. В статье 1949 года «Заметки об агрессии» (Notes on Agression) она отстаивала отцовскую теорию агрессии, основанную на теории влечений к жизни и к смерти, и отвергала теорию фрустрации, в которой агрессия рассматривалась как реакция на неисполненное влечение-желание. Однако двадцать с лишним лет спустя, в статье «Комментарии по поводу агрессии» (Comments on aggression, 1972), она пришла к заключению, что злонамеренная человеческая деструктивность не обладает чертами, которые традиционно характеризуют влечения, такими, как сексуальность и голод, как в психоанализе, так и вне него [1]. В частности, А.Фрейд вынуждена была признать, что у агрессии отсутствует особый энергетический источник, что она вызывается фрустрацией и находится на службе Эго, то есть используется в целях защиты. Несмотря на это, она, будучи не в силах отказаться от ортодоксальных взглядов своего отца, продолжала основывать свои клинические наблюдения на языке влечений.

Что касается фрейдовской теории влечений к жизни и к смерти, то мы согласны с мнением швейцарской исследовательницы метапсихологии Фрейда Корделии Шмидт-Хеллерау, говорящей о противоречивости концепции «влечения к смерти», которое, с одной стороны, является эндосоматическим нервным процессом, подталкивающим к разрядке, а с другой — некой мыслящей субстанцией, обладающей знанием о прошлом и стремящейся к определенной цели. В данном случае, считает она, «Фрейд упустил из вида то обстоятельство, что момент возвращения в исходное состояние и характеристики этого состояния определяются в соответствии с критериями регуляции на уровне структур, поскольку память системы обусловлена структурами, а не влечениями» [2].

Работа в Хэмпстедском детском доме в годы войны привела А.Фрейд к подчеркиванию важной роли «объектных отношений». В частности, она отмечала, что дети, разлученные с матерями, страдали от эволюционных задержек и регрессировали. И лишь после установления хороших отношений с воспитательницей их прерванное развитие возобновлялось. Подобное акцентирование значимости объектных отношений содействовало отходу от прежней концентрации аналитиков исключительно на интрапсихических конфликтах.

В ходе совместной работы в детском доме А.Фрейд и Д.Барлингем пришли к выводу о том, что, в отличие от взглядов Фрейда, эмоциональное отношение ребенка с матерью предшествует началу его взаимоотношений с отцом. Типичная психоаналитическая линия развития выстраивалась ими следующим образом:

1) Вначале следовало биологическое единство матери и ребенка.

2) Затем, в качестве предшественницы истинных объектных отношений, наступала привязанность, обусловленная потребностью в опоре, где на первый план выходит удовлетворение влечений в связи с деятельностью объекта.

3) На третьей стадии либидо смещается с акта удовлетворения влечения и переносится на человека, в результате чего возникают собственно объектные отношения.

Данные взгляды целиком соответствовали фрейдовской теории вторичного влечения к матери на основе пищевого подкрепления.

В дальнейшем они были оспорены английским психоаналитиком Д.Боулби, разработавшим собственную теорию привязанности, согласно которой «факторы, от которых … наиболее явно зависит, к кому будет испытывать привязанность ребенок — это быстрота, с которой человек реагирует на сигналы ребенка, и интенсивность взаимодействия с ним» [3]. Поэтому «поведение привязанности может развиваться по отношению к объекту, от которого не исходит никакого положительного подкрепления в виде пищи, тепла или сексуальной активности» [3]. По мнению Боулби, «теория вторичного влечения младенца к матери была основана на предположении, а не на результатах наблюдений или экспериментов…. В дальнейшем обе теории — теория научения и психоанализ — разрабатывались на основе данного предположения так, словно оно уже получило свое подтверждение; больше оно не обсуждалось. А поскольку никакой другой теории в этой области не было, теория вторичного влечения … стала рассматриваться как самоочевидная истина» [3].

При оценке степени истинности данных концепций мы склонны согласиться с точкой зрения американских психоаналитиков Ф. Тайсон и Р.Тайсона, считающих, что при искусственном изолировании друг от друга обе эти теории становятся тенденциозными, ибо «в первой преуменьшается или даже отрицается любая мотивация, кроме удовлетворения инстинктов, во второй же делается чрезмерный акцент на объектных отношениях и функциях Эго и недооцениваются инстинктивные потребности» [4].

Вместе с описанием типичной линии развития ребенка, А.Фрейд вводит в своей книге «Норма и патология детского развития» (1965) понятие нормальных (вр`еменных) регрессий в развитии Эго, считая, что подобные регрессии служат как приспособлению к внешнему миру, так и защите от воздействий со стороны внутреннего мира, способствуя поддержанию нормального равновесия. При этом она отличает регрессию влечений к точкам фиксации от регрессии Эго.

В целом, ее представления об Эго расширились к данному времени до понятия «автономного Эго», введенного ранее Х.Хартманном. В частности, теперь она относила к предпосылкам социализации, помимо механизмов Эго, такие функции Эго как память, логическое мышление, проверка реальности, владение моторикой. В то же время, она продолжала проводить свои рассуждения на языке классического психоанализа и теории влечений, утверждая, в частности, что важной причиной неудачи социализации ребенка является отсутствие слияния агрессивных и либидинозных стремлений из-за недостатка постоянных объектных отношений.

В 1967 году А.Фрейд вновь обратилась к проблемам детского анализа, выступив на 25-м конгрессе МПА с докладом о значении термина «отыгрывание». В нем она пришла к заключению, что всем детям допубертатного возраста свойственно отыгрывание, то есть разыгрывание определенных ситуаций вместо их вербализации, которое, тем не менее, соответствует их уровню развития. Таким образом, она фактически признала, что ее расхождения со взглядами М.Кляйн на практике являются несущественными.

Пытаясь понять причины охватившего психоанализ в 70-е годы кризиса, А.Фрейд отмечала, что собственно аналитическая область исследования становится неопределенной из-за встречного влияния других наук. В частности, она сетовала на распространение исследовательских методов академической психологии на психоанализ. Говоря о развитии эго-психологии, А.Фрейд утверждала, что вместо разработки глубинной психологии, основанной на анализе защитных механизмов Эго, произошел переход к анализу личности в целом, а также обращение к психической жизни на стадии доречевого развития, то есть выход за пределы сферы конфликтов между Ид, Эго и Супер-эго. Противостоять данным редукционистским тенденциям в психоанализе, по ее мнению, может только возвращение к всесторонним метапсихологическим описаниям внутренней жизни человека, связанным с учетом динамических, структурных и экономических изменений психических инстанций в ходе лечения.

В целом, работа А.Фрейд содействовала пониманию Эго как относительно независимой организации, находящейся в постоянном взаимодействии с внешним миром, влечениями и другими интрапсихическими требованиями. Сама она до конца жизни придерживалась традиционной терминологии Фрейда, вводя изменения лишь как некоторые уточнения в рамках этой системы мышления. В связи с выше сказанным можно согласиться с мнением Р. Бессерера, немецкого исследователя ее жизни и творчества, который считал, что «главным стремлением, лежащим в основе ее психоаналитической работы, было сохранение замкнутого в себе и не зависящего от других наук психоанализа» [5].

Психоаналитические теории | Детские психологи

Введение

Психоаналитическая теория не является статическим набором знаний, она находится в состоянии постоянной эволюции. Это было столь же верно во времена  Зигмунда Фрейда (1856-1939), как и осталось верно с тех пор. Тем не менее, основные предположения психоаналитической теории были так называемыми генетическими или связанными с развитием. Все психоаналитические тексты признавали текущее функционирование психики, как следствие её предыдущих этапов развития. Это  делает теорию  индивидуального развития психики главной для большинства психоаналитических  теорий.

Основная идея, проходящая через все этапы исследований и взглядов Фрейда, заключалась в том, что патология повторяла онтогенез человека: то есть расстройства психики могли быть лучше всего поняты как остатки событий детства и примитивных моделей психического функционирования (З.

Фрейд, 1905). Подход к психопатологии, как к последствию развития человека,  продолжает быть традиционным в  структуре психоанализа. Цель терапии — обнаружить стадии развития и осложнения различных травм детства, произошедших на этих стадиях и влияющих на взрослую жизнь. Психоаналитическая теория развивалась посредством разнообразных попыток объяснить, почему и как люди отклонились от нормального пути развития и стали испытывать трудности. Объединение психоанализа и психопатологии развития делает явным то, что было в основе психоаналитического теоретизирования и лечения со времен Фрейда. Каждая теория, рассмотренная здесь, сосредотачивается на конкретных аспектах развития или определенных фазах развития, и обрисовывает в общих чертах модель нормального развития индивидуальности, полученную из клинического опыта.

Психоаналитическая теория Фрейда

Фрейд был первым, кто предал значение расстройству психики, связав его с событиями детства и с трудностями в процессе развития. Например, теория  нарциссизма или саморазвития (self-development) Фрейда в период младенчества была создана, чтобы объяснить  психоз у взрослых, и, с другой стороны, его точка зрения на психическую жизнь в период младенчества была построена в основном на основе наблюдений за взрослой психопатологией. Его понятие инфантильной грандиозности получено из наблюдаемого во многих случаях психоза (например, бредовая вера человека, страдающего от паранойи, в то, что он является целью объединенных спецслужб Западного мира или что у него есть сверхчеловеческие полномочия).

Несомненно, одним из самых больших вкладов Фрейда в психоаналитическую теорию является признание инфантильной сексуальности. Его открытия радикально изменили наше восприятие ребенка (как одной из идеализированных невинностей) и человека, изо всех сил пытающегося достигнуть контроля над его биологическими потребностями и сделать их приемлемыми для общества через микрокосмос его семьи. Соответственно, патология была замечена в результате неудач в этом процессе. Конфликт в детстве и создавал проблему, усугубленную текущей жизненной ситуацией, которая могла быть решена только как «невротический компромисс»: частичная уступка инфантильным сексуальным требованиям, в контексте самокарательной борьбы против них.

Заключительная модель Фрейда была уже вне сексуальных проблем и содержала агрессивные или разрушительные побуждения, независимые от сексуальных, которые стояли перед ребенком с дальнейшей перспективой развития. Эта модель включает необходимость постепенно приручить естественные  агрессивные побуждения, в противном случае человек будет страдать от целого ряда душевных проблем. Фрейд и многие его последователи полагали, что генетическая предрасположенность является ключевым фактором в неправильных реакциях на опыт социализации.

Вне Фрейда: некоторые общие комментарии

Постфрейдистские модели развития, которые доминировали  во второй половине прошлого века, попадают в три географическо-концептуальных категории: (1) в США сложная модель сознания Фрейда (структурная теория ИД, Эго и Суперэго) была расширена и включила в себя  вопрос адаптации к внешнему или социальному миру. Этот подход известен, как психология эго; (2) в Европе, особенно в Великобритании, доминировали  вопросы внутренней репрезентации родительских фигур. Этот класс теорий стал известен, как теории объектных отношений из-за акцента, который они делают на фантазиях, которые  индивид может иметь с внутренним представленным объектом; (3) позже, оба подхода уступили дорогу в США интерперсональной (interpersonalist) традиции, которая прежде всего касается природы отношений младенца с матерью (или заменяющим объектом), а также трудностей социальной конструкции субъективного опыта. Эти подходы обычно рассматривают совместно с реляционными теориями.

Психология эго


Хейз Хартман (Heinz Hartmann) (1844-1970)

 Эго-пихологи пытались сбалансировать Фрейдистскую модель, фокусируясь на эволюции детских адаптивных возможностей, которые развиваются в борьбе с биологическими потребностями. Модель Хартмана (Hartmann, Kris, & Loewenstein, 1949) попыталась показать более широкое представление о процессе развития, соединить побуждения и функции эго, и показать, как отрицательный межличностный опыт мог подвергнуть опасности развитие важных для адаптации внутрипсихических структур. Она также показала, что реактивация более ранних структур (регрессия) является самым важным компонентом психопатологии. Хартман также был среди первых, кто показал сложность процесса развития, утверждая, что причины неизменности определенного поведения, вероятно, будут отличаться от причин его исходного появления.

Например, в то время как конфликты оральной зависимости и удовлетворения могут быть в составе пищевых проблем младенца, это вряд ли объяснит пищевые проблемы в юности или проблемы ожирения во взрослой жизни. Среди больших вкладов в психологию эго — идентификация повсеместности интрапсихического конфликта в течение развития, и указание, что генетическая наследственность, а также межличностный опыт, могут быть критически важными элементами в определении пути развития ребенка. Последняя идея находит свое отражение в связанном с развитием психопатологии понятии устойчивости.

 Анна Фрейд (1892-1982)

Психоаналитики с ориентацией на эго-психологию были первыми, кто изучал развитие методами прямого наблюдения за детьми, как в процессе детского психоанализа, так и в естественных условиях. Детские аналитики обнаружили, что набор симптомов не фиксируется, а скорее является динамичной частью и переплетается с основным процессом развития. Неразрывность черт индивидуальности и симптомов патологии в детстве была скорее исключением, чем нормой.

Исследование Анны Фрейд здоровых детей и детей с отклонениями в условиях большого социального стресса привело ее к формулировке относительно всесторонней теории развития, где эмоциональная зрелость ребенка могла быть определена независимо от диагностируемой патологии. В своей ранней работе, наблюдая за детьми в военных детских садах, она определила многие особенности детской психологии, которые позднее исследователи связали с  устойчивостью. Например, ее наблюдения красноречиво говорили о социальной поддержке, которую дети могли оказать друг другу в концентрационных лагерях, которая могла гарантировать их физическое и психологическое выживание. Точно так же она подметила, что дети во время лондонского Блица были менее напуганы объективной опасностью, чем угрозой, что их отделят от родителей, и что уровень тревожности их родителей определял и их уровень стресса. Более свежее исследование в области психологии детей, испытывающих тяжелую травму, подтвердило ее предположение о защитной силе социальной поддержки и риске родительской патологии в преодолении угрозы или опасности. Работа Анны Фрейд так хорошо объясняла внешнюю действительность жизни ребенка, что  дала возможность сделать из себя ряд важных практических выводов (например, опека над детьми в случае развода, лечение детей с серьезными физическими заболеваниями).

Анна Фрейд также была первой в идентификации важности равновесия между процессами развития (А. Фрейд, 1965). Ее работа особенно релевантна в объяснении, почему дети, лишенные определенных способностей (например, сенсорных способностей или общего физического здоровья), окружающей средой или конституцией, в большем риске психологического нарушения. Она была первым психоаналитиком, который поместил процесс и механизмы развития в центр психоаналитических рассуждений. Ее подход — одна из развивающихся частей психопатологии, поскольку она определяет патологическое функционирование с точки зрения его отклонения от нормального развития, в то же время, используя знания, извлеченные из клинических случаев, чтобы  проследить развитие нормального ребенка. Это — логическое развитие ее работы, исследование природы терапевтического процесса в терминах развития. Важно напомнить, что часто психоаналитики применяют такое понятие, как развитие, к терапевтическому процессу метафорически, но важная составляющая лечения, особенно детей, и неуравновешенных взрослых, неизбежно включают вовлечение ранее пропущенных процессов развития.

Маргарет Малер (1897-1986)

Первооткрыватель наблюдения за развитием в США, Малер обратила внимание на парадокс саморазвития: что отдельная личность отказывается от весьма отрадной близости с воспитателем (Mahler, 1968). Ее наблюдения за амбивалентностью детей в их второй год жизни проливает свет на хронические проблемы развития индивидуальности. Структура Малер подчеркивает важность воспитателя в облегчении  сепарации с родителями, а также помогает объяснить трудности, с которыми сталкиваются дети, чьи родители не выполняют функцию социальной адаптации. Травмированный, постоянно обеспокоенный родитель может препятствовать, а не помогать адаптации ребенка. Патогенный потенциал, полученный от матери, активизирующийся в моменты сепарации помогает объяснить трансгенерационные аспекты психологических расстройств.

 Джозеф Сэндлер (1927-1998)

В Великобритании развитие Сэндлером работы Анны Фрейд и Эдит Джэйкобсон (1897-1978) представляют лучшую интеграцию  теории развития с психоаналитической теорией. Его всесторонняя психоаналитическая модель позволила исследователям развития объединить свои результаты исследований с психоаналитическим подходом, который впоследствии также смогли использовать клинические врачи. В основе формулы Сэндлера находится представительная структура, которая содержит и реальность и искажение, и является движущей силой психической жизни. Он отошел от акцента на развитие и представил производные аффекты как организаторы человеческой мотивации. Важный компонент его модели — понятие фона безопасности (Сэндлер, 1987), который предполагает, что люди стремятся, прежде всего, испытать чувство безопасности  в отношении их внутреннего и внешнего мира. Часто то, что представляется знакомым, даже если объективно это не так безопасно, например, в ситуации абьюза, ощущается парадоксально как более безопасное, чем ожидаемая альтернатива.

Теории объектных отношений


 Мелани Кляйн (1882-1960)

Центр внимания этих теорий — ранние этапы развития и инфантильные фантазии, изменяющиеся с психоаналитической точки зрения от трагических до несколько более романтических. Мелани Кляйн и ее последователи, работающие в Лондоне, построили модель развития, которая в то время была встречена оппозиционно из-за экстравагантных предположений, которые эти психоаналитики были готовы сделать о когнитивных способностях младенцев. Однако, исследования процессов развития (эволюционные исследования) неожиданно оказались вполне совместимыми с некоторыми тезисами Кляйн в отношении восприятия причинности и причинно-следственных суждений. Теория развития Кляйн стала популярной, потому что она предоставляет убедительные описания клинического взаимодействия и между ребенком и между взрослым пациентом и аналитиком. Например, проективная идентификация изображает строгий контроль, который примитивная психическая функция может осуществлять над психическим пространством аналитика. Пост-кляйнианские психоаналитики добились больших успехов в исследованиях воздействия эмоционального конфликта на развитие познавательных способностей ребенка.

В. Р. Д. Фейрберн (1889-1964) и Д. В. Винникотт (1896-1971)

Ранние отношения с матерью (или осуществляющим заботу взрослым) появились в качестве важного аспекта развития индивидуальности после исследований тяжелых расстройств характера последователями школы объектных отношений в Великобритании. Сосредоточенность Фейрберна (1952) на потребности человека в другом человеке помогла сместить психоаналитическое внимание от структуры к содержанию, и оказала глубокое влияние на психоаналитическое мышление британских и североамериканских психоаналитиков. В результате, Self в качестве центральной части психоаналитической модели появились, например, в работе Винникотта (1971). Понятие сторожа или ложного Self, защитной структуры, созданной, чтобы пережить травму в контексте общей зависимости, стала важной конструкцией развития. Понятия Винникотта о первичной материнской озабоченности, переходных явлениях, поддерживающем окружении и функции отзеркаливания воспитателя, предоставили ценную информацию для разработок исследователей, заинтересованных в различиях в развитии и в исследованиях структуры  Self (Fonagy и др., 2002). Значение детско-родительских отношений последовательно подтверждается исследованиями развития психопатологии. Эти исследования во многих отношениях поддерживают утверждения Винникотта относительно травмирующих эффектов материнских ошибок, особенно материнской депрессии и важности материнской чувствительности для установления безопасных отношений с ребенком.

Хайнц Кохут (1913-1981)

У североамериканских теоретиков было много попыток включить идеи объектных отношений в модели, которые сохраняют аспекты структурных теорий. Self-психология Кохута базировалась, прежде всего, на его опыте работы с нарциссической патологией. Нарциссизм у Кохута — естественный и нормальный процесс, посредством которого либидо «вкладывается» в развитие self. Центральная идея развития у Кохута — необходимость понимания механизмов защит, как дающих возможность нейтрализовать чувство детской беспомощности перед лицом биологического стремления к овладеванию миром. Кохут подчеркивает важность такого понимания в течение всей жизни. Также Кохут заимствовал  некоторые положения теории  работ Винникотта и британских теоретиков объектных отношений, хотя его заимствование редко бывало признано. Отзеркаливаемый объект становится self объектом, и необходимость эмпатии становится двигателем развития, которое завершается  при достижении цельной личности. Теория драйвов становится вторичной по отношению к self-теории, в которой невозможность достичь интегрированное self оставляет пространство для агрессии и изоляции сексуальных влечений. Как бы то ни было, self остается проблематичным в конструкциях Кохута. Тем не менее, описание Кохутом нарциссической патологии очень важно и дает нам возможность увидеть влияние использования теории развития для психоаналитического понимания.

С точки зрения Кохута, дети должны иметь опыт переживаний эмпатического «принятия» со стороны значимого для ребенка самообъекта. Следовательно, оптимальное развитие должно включать постоянный объект, действующий до периода созревания и поддерживающий self. Оптимальное развитие противопоставляется «грубой сексуальности», являющейся следствием переживаний фрустрации, которая возникает в доэдипов и эдипов периоды в присутствии значимого для индивида объекта. Проявляющиеся, при подобного рода развитии, «чересчур выраженные» сексуальные влечения, Кохут рассматривал, как последствие сбоя распадающейся (фрагментирующейся) или оказавшейся в непосредственной опасности  self,  либо как реакцию индивида на неэмпатические ответы извне.

Недавние исследования показали ясную связь между травмой на ранней стадии и дезорганизацией и задержкой  развития self. Эффективность действий, предпринятых ребенком, и лежит в основе понятия  оценки self.

Personality disorders: their mutual relationships. BPO = borderline personality organization; NPO = neurotic personality organization; PPO = psychotic personality organization.

Отто Кернберг

Альтернативная интеграция идей объектных отношений предлагалась североамериканским эго-психологом Кернбергом. Его вклад в развитие психоаналитической мысли является беспрецедентным в новейшей истории этой дисциплины. Его систематическая интеграция структурной теории и теории объектных отношений (Kernberg, 1987) является наиболее используемой психоаналитической моделью развития, особенно в связи с расстройствами личности. Его понимание психопатологии развития, заключается в том, что нарушение индивидуальности отражает ограниченные возможности маленького ребенка адресовать внутрипсихологический конфликт. Невротические объектные отношения показывают намного меньше защитной дезинтеграции представления self и объектов инвестированных в либидинально инвестирванные частично-объектные отношения. При расстройстве личности частично-объектные отношения сформированы под влиянием разбросанных, подавляющих эмоциональных состояний, которые сигнализируют активацию беспочвенных опасений отношений между self  и объектом.

Модели Кернберга особенно полезны своим уровнем детализации и его определениями. Поэтому  неудивительно, что было проведено значительное количество эмпирической работы, чтобы проверить его предположения и клинический подход, который он проявляет к серьезному нарушению личности.

Вне объектных отношений


Реляционные теории

С постепенным упадком психологии эго в США и открытием психоанализа психологами, новый интеллектуальный подход к теории и методу психоанализа делал успехи в теоретических и технических  дискуссиях.

 Реляционный подход показан в работах Harry Stack-Sullivan (1892-1949) и Clara Thompson (1893-1958) в США и в работе John Bowlby в Великобритании. Из пришлых традиций унаследован интерперсональный подход (Mitchell, 1988), который коренным образом изменил роль аналитика в терапевтической ситуации. Под влиянием постмодернистских идей эта группа клиницистов  понимала аналитические отношения, как отношения двух равных людей, а не пациента и доктора. Они различают фундаментально интерперсональный характер чувства self и нередуцируемое диадическое качество метального функционирования. Они последовательно признают влияние межличностной природы ума на процесс терапии, а также активную роль, которую аналитик как человек играет в процессе лечения. Особенно спорным является утверждение многих интерперсоналистов, что отреагирования аналитика в рамках терапии почти так же неизбежны, как и пациента в переносе. До недавнего времени не наблюдалось устойчивого развития подхода в рамках этой традиции.

Джон Боулби (1907-1990)

В то же время, в Великобритании, работа Боулби над сепарацией и потерей акцентировала внимание на исследовании важности безопасности (защищенность, чувствительность и предсказуемость) в самых ранних отношениях. Его когнитивная модель интернализации межличностных отношений (внутренние рабочие модели) согласовалась с теорией объектных отношений и моделями привязанности других теоретиков и была наиболее влиятельной. Согласно Боулби, ребенок развивает ожидания относительно поведения воспитателя и своего собственного поведения. Эти ожидания основаны на понимании ребенком опыта предыдущего взаимодействия и   организуют поведение ребенка с фигурой привязанности и (расширением) с другими. Концепция имела очень широкое применение. Модель развития Боулби выдвигает на первый план трансгенерационный характер внутренних рабочих моделей: наш взгляд на себя зависит от рабочей модели отношений, которая характеризует заботящегося взрослого. Эмпирические исследования по этой модели из поколения в поколение внушают оптимизм, как аккумулирующий объем данных подтверждает, что есть передача от поколения к поколению привязанности, безопасности и отсутствия безопасности.

Ряд теорий обращается глубоко в развитие исследовательской традиции, сочетая теорию идеи привязанности с психоаналитической концепцией, в рамках общей теории отсылающей к Боулби. Было несколько крупных исследователей, таких как Стерн (1985), тема которого представляла собой веху в психоаналитическом теоретизировании относительно развития. Его работы отличает нормативность и перспективность, а не ретроспективность. Его внимание сосредоточено на реорганизации субъективных взглядов на себя и других, как это происходит с появлением новых способностей при созревании. Стерн является самым сложным среди психоаналитических писателей. Многие из его предложений оказались весьма применимы клинически, в том числе его понятие раннего сознания личности и схемы бытия с другими. Другие теории систем интерпретации психоанализа возникли в работах практиков короткой психотерапии.

 Теории на основе ментализации

Совсем недавно работа психоаналитиков в рамках долгосрочного сотрудничества Центра Анны Фрейд и Университетского колледжа Лондона выдвинула модель развития в реляционной традиции (Fonagy и др., 2002). Их идеи возникают из теории привязанности, но и сильно опираются на традиции объектных отношений. Они сосредоточены на появлении личности не как представления, но в качестве эмпирического агента изменений. Их гипотеза состоит в том, что перед тем как self переживает себя как думающее и чувствующее, возникает интерсубъективное self, которое  приобретает понимание своего функционирования через реакцию заботящихся взрослых.  Мысли о собственных действиях и действиях других теологичны, причинно-следственное мышление основано лишь на том, что  можно наблюдать.

Развитие психологической личности, которая способна принять себя и других, взаимодействует с мышлением и чувствами, возникает из-за интеграции двух примитивных способов переживания психического мира: психической эквивалентности и симуляции. В первом случае, все, что происходит внутри ума, также происходит в физической реальности. В режиме симуляции, физическая реальность и ментальный мир полностью  независимы  и, предполагается, что одно может не иметь никаких возможных последствий для другого. Эти два режима функционирования  интегрируются через игровые взаимодействия с матерью. Как следствие, когда такие взаимодействия подрываются грубым обращением или конституциональными проблемами со стороны ребенка, ментализация не будет полностью приобретена и будут возникать серьезные проблемы, связанные с привязанностью.

Заключение

Мы увидели, что связь между развитием и психопатологией, так или иначе, присутствует во всех психоаналитических формулировках. Есть расхождения с точки зрения точного периода развития, легшего в основу определенной патологии, но, тем не менее, есть повсеместно используемое предположение, что исследование развития и исследование патологии касаются одних и тех же внутрипсихических процессов. Психоаналитические теории сильно критикуют в последние годы за отсутствие доказательной базы и недостаток наблюдений для проведения обобщений. Стоит отметить, что информация, вошедшая в психоаналитические идеи, накапливалась и в результате нейропсихологических исследований и когнитивных исследований. Фактически, сейчас мы находимся на том этапе развития, когда при столь большом объеме информации о строении человеческого мозга, многие психоаналитические суждения могли бы быть уместны (например, преобладающая несознательная природа человеческого познания).

Если психоаналитическая теория развития стремится к тому, чтобы стать частью интеллектуального будущего наук о строении ума,  то должно иметь место и изменение способов, которыми накапливаются психоаналитические знания. В частности, психоанализ должен ограничить число предположений относительно того, как происходит нормальное развитие, и увеличить эффективность его взаимодействия с другими дисциплинами, изучающими строение сознания.

Однако в данный момент слишком много несовместимых теоретических формулировок соперничает за их принятие.

Если психоанализ в состоянии справиться с проблемой, которую представляет собой связь с современной когнитивной психологией и нейропсихологией, и если бы они отнеслись к психоаналитическим идеям более серьёзно, это оказало бы очень благоприятный эффект на будущее развитие наук о психопатологии. Особенно, это относится к центральному психоаналитическому понятию развития, что сложные и, порой, противоречивые представления бессознательных процессов, которые возникают в самом начале жизненного пути, оказывают влияние на поведение на протяжении всей оставшейся жизни.

Психоаналитическая теория жива, и ее потенциал для обогащения нашего понимания развития и психопатологии не был полностью использован в веке, который только что закончился.

Зигмунд Фрейд, BEHA

Доктор Зигмунд Фрейд — один из величайших умов человечества.

Он родился в провинции Австро-Венгрии, 80 лет прожил в Вене и столице империи, откуда вынужден был бежать от нацистской идеологии в Лондон в 1938 году.

Зигмунд Фрейд стал первым ученым, который открыл и обосновал функционирование самого важного в любой науке инструмента — человеческого мышления. Либидо, бессознательное, эдипов комплекс и инфантильная сексуальность признаны как особенности больного мышления благодаря доктору З. Фрейду.

Фрейд разработал метод лечения болезни: психоанализ.

Этот метод позволил Фрейду открыть и разработать глубинные механизмы работы мозга человека (главнейшего инструмента любой науки).

Благодаря Фрейду психология не ограничена областью сознательного, она рассматривает глубинные бессознательные процессы мышления, вызвав появление особого научного направления глубинной психологии..

Открытия Фрейда изменили многие области науки: медицины, психологии, психиатрии антропологии, философии и все научное мышление.

Зигмунд Фрейд был не только ученым, но и превосходным организатором (политиком).

Например :

  1. он основал психоаналитическое движение в1902 году, сначала он устраивал частные собрания по средам на своей квартире на ул. Берггассе, затем открылось Психоаналитическое общество в 1908 г.
  2. он смело возражал противникам своей теории (Адлеру, Юнгу, даже Феречи), завистникам и соперникам (Федерн-Райх), не давая уничтожить психоанализ

c)  он способствовал открытию издательства и  психоаналитеческой поликлиники в Вене.

Зигмунд Фрейд был исключительно сильной личностью и несмотря на болезнь, различные проблемы психоаналитического движения, а также общего враждебного отношения всего научного сообщества по отношению к психоанализу он продолжал свой путь, развивая научный метод, основанный на правде и наблюдательности. Не вступал в пустую полемику, он не делал уступок в целях респектабельности или для социального престижа.

Зигмунд Фрейд — исключительная личность, гений и настоящий ученый

 

Русский ментор дочери Фрейда

Зигмунд Фрейд считал, что женщины могут успешно работать психоаналитиками. Свою младшую дочь Анну Фрейд он лично посвятил в мир психоанализа. Анна Фрейд очень любила своего отца и с раннего детства стремилась быть всегда рядом с ним. Когда Анна подросла, она стала постоянным спутником отца во время прогулок по Вене и загородом, в поездках на отдых в Италию и на международные психоаналитические конгрессы.

 

О своем первом знакомстве с психоанализом Анна Фрейд рассказывала, что однажды, когда ей было 14 лет, она вместе с отцом гуляла по улицам Вены со множеством красивых домов. Вдруг отец задумчиво произнес:» Посмотри на эти дворцы с красивыми фасадами, за которыми далеко не все так уж красиво. То же самое и с людьми». Так просто и буднично состоялось посвящение Анны в мир психоанализа. Затем последовали более сложные для юной девушки научные теории психоанализа. Дома Анне разрешили по средам присутствовать на встречах психоаналитического общества. Ей можно было тихо посидеть в углу комнаты на библиотечной лестнице и слушать разговоры отца и его коллег о психоанализе. В 17 лет Анна самостоятельно прочитала все научные труды отца. В 19 лет она приняла решение посвятить себя психоанализу. Зигмунд Фрейд одобрил решение дочери и стал обучать ее своему методу. Специфика работы в психоаналитическом обществе потребовала от Анны проведения публичных выступлений. Заметив некоторые особенности в характере дочери З. Фрейд пригласил в Вену опытного коллегу и известного в Европе психоаналитика Лу Андреас Саломе.

 

Впервые писательница русского происхождения Лу Андреас Саломе приехала к Зигмунду Фрейду в 1912 году на лечение. В Вене она серьезно увлеклась фрейдистской теорией и после овладения методом психоанализа открыла в Германии свою психоаналитическую практику. В 1921 году Лу снова приехала в Вену по личному приглашению Фрейда. Она провела шесть недель в общении с его дочерью Анной Фрейд. Лу увлекательно и свободно обсуждала с Анной различные научные аспекты. Постепенно Анна из внимательного слушателя превратилась в активного участника обсуждений. Эти разговоры были чрезвычайно важны для Анны. Весной следующего года Анна Фрейд поехала в гости к Лу в Германию. Через два года Анна Фрейд напишет Лу благодарное письмо с признанием: «до общения с Вами у меня были проблемы с высказыванием собственных мыслей. До Вас я никогда и ни с кем не могла поговорить открыто о научных аспектах психоанализа». Анна откровенно боялась высказывать свои мысли. Впервые с Лу Анна Фрейд преодолела себя и смогла говорить на публике свободно и без комплексов. «Теперь я испытываю огромное удовольствие от разговоров и при любой возможности смело вступаю в дискуссии», писала А. Фрейд своей русской наставнице Лу Андреас Саломе

Анна Фрейд. Теории личности и личностный рост

Анна Фрейд

Биографический экскурс

Наиболее верным помощником Фрейда была его дочь Анна, которая не только внесла большой теоретический вклад в психоанализ, но также разработала методику его применения при лечении тревожных маленьких детей, обучала этой методике и пропагандировала ее. Возможно, еще более важным является то, что она стала первой использовать психоаналитические идеи при обучении и оказании помощи нормальным детям, попавшим в трудные ситуации. Многие учебники и исторические материалы умаляют ее вклад по следующим причинам:

— Она носила ту же фамилию, что и ее знаменитый отец.

— Она жила в его доме и была его постоянным спутником, помощником и коллегой до самой его смерти.

— Она не стремилась добиться особого признания, незаметно выполняя свою работу вместе с сотнями детских психоаналитиков, которых она обучала, и с детьми, которых она любила.

Анна Фрейд, младшая из шести детей Фрейда, родилась в 1895 году, в большом комфортабельном доме в престижном районе Вены, где она прожила до 43-летнего возраста, когда они с отцом бежали в Лондон, спасая свою жизнь после нацистского переворота.

В 1914 году за 18-летней Анной, только что окончившей среднюю школу, начал ухаживать Эрнст Джонс (Ernest Jones) — верный фрейдист, который впоследствии напишет первую большую биографию Фрейда (Jones, 1953, 1955, 1957). Перспектива такого брака совершенно не устраивала старшего Фрейда, который считал Джонса слишком старым (ему было 35 лет), а его мотивы — сомнительными. Анна скажет впоследствии: «Разумеется, я была польщена и тронута, хотя у меня и закрадывалось подозрение, что его интерес направлен больше на моего отца, чем на меня» (Young-Bruehl, 1988). Вскоре после этого она поступила в начальное училище, получила педагогическое образование и следующие пять лет преподавала в небольшой частной школе. Вот что она говорит: «Когда я оглядываюсь назад… я понимаю, насколько важны для меня были те годы. Они дали мне возможность узнать „нормальных“ детей до того, как я начала наблюдать детей, испытывавших те или иные трудности» (A. Freud in: Coles, 1992, p. 5).

Когда Анне исполнилось 23 года, она прошла двухгодичный курс психоанализа у своего отца. Сегодня подобное событие было бы немыслимо в силу конфиденциального характера психоанализа и того внимания, которое придается роли сексуальных вопросов, которые, как считается, возникают в отношениях между родителями и детьми. Но на начальном этапе, когда работа Фрейда носила экспериментальный характер, психоанализ дочери, проведенный ее отцом, рассматривался как нечто необычное, но вполне допустимое.

«Что касается психоанализа вашего сына, то это весьма щекотливый вопрос… С собственной дочерью я определенно добился успеха…. [Однако] я бы не советовал вам этим заниматься, хотя и не имею права запрещать это (из письма З. Фрейда психоаналитику Эдуардо Вайссу» (Eduardo Weiss, 1935).

Какие бы иные обстоятельства ни имели место в ходе той терапии, она обострила интерес Анны к психоанализу, ставшему средоточием ее последующей деятельности. К 1926 году она становится практикующим психоаналитиком, работающим с детьми и читающим учителям и родителям лекции о том, как психоаналитическая теория может помочь в их нормальных отношениях с детьми. Ее ранние лекции были изданы в виде книги The Psychoanalytic Treatment of Children («Лечение детей с помощью психоанализа») (1964. Vol. 1). Год спустя на Десятом международном конгрессе психоаналитиков она читает лекции о различных методах работы со взрослыми и детьми. Позже она развила эти идеи в книге Psychoanalysis for Teachers and Parents («Психоанализ для учителей и родителей») (1964. Vol. 1).

Хотя работа Анны с маленькими детьми уже сама по себе была радикальным развитием первоначальных исследований ее отца, эту ее деятельность затмила публикация в 1936 году ее самой значительной книги The Ego and the Mechanisms of Defense («Эго и защитные механизмы»). До выхода в свет этой книги психоаналитическое мышление сосредоточивалось главным образом на «оно» («ид») и инстинктивных влечениях. После ее появления и в теории, и в практике стали придавать большее значение повседневной деятельности, направляемой эго или происходящей в его области.

22 марта 1938 года, через девять дней после того, как немецкие войска пересекли австрийскую границу, Анна была задержана и допрошена гестапо. Вскоре после этого она и ее отец, которому тогда было 82 года и здоровье которого было ослаблено, уехали в Англию. Он умер спустя 18 месяцев, в первые недели Второй мировой войны.

Во время войны Анна помогла в организации и руководила работой приюта в лондонском районе Хэмпстед, который оказывал поддержку семьям, чья жизнь оказалась искалеченной войной и, прежде всего, бомбежками самого Лондона. В двух своих книгах War and Children («Война и дети») и Infants Without Families («Младенцы-сироты») (1964–1981, Vol. 3) она описывает ментальные и эмоциональные проблемы, с которыми сталкиваются обычные люди в трагических обстоятельствах.

В противовес обычной житейской мудрости, следуя которой взрослые отправляли тысячи детей из Лондона в интернаты в сельской местности, она поняла, что «война имеет для детей сравнительно небольшое значение, пока она лишь угрожает их жизни, нарушает их материальное благополучие или ограничивает их пищевой рацион. Она становится намного более значимой в тот момент, когда нарушает течение семейной жизни и подрывает первые эмоциональные привязанности ребенка внутри семейной группы. Лондонские дети были, следовательно, обеспокоены не столько бомбежками, сколько эвакуацией в сельскую местность, явившейся средством защиты от первых» (Vol. 3).

В 1947 году, продолжая заниматься частной практикой, Фрейд основала в Хэмпстеде клинику — учебный центр, задачей которого было обучение тех, кто хотел стать детским психоаналитиком. До конца своей жизни она продолжала работать с детьми, готовить учителей и расширять область и рамки психоанализа.

Она жила в Англии — в доме, где когда-то поселилась вместе с отцом, — со своей хорошей подругой, психоаналитиком (и бывшей пациенткой Зигмунда Фрейда) Дороти Берлингхем (Dorothy Burlingham), до самой своей смерти в 1979 году (см. Burlingham, 1989).

«Когда Анну Фрейд спросили, чем она предпочла бы заниматься в дальнейшем (ей было в это время за 70), она ответила: «Я не хочу делать ничего другого, как только быть с детьми — и теми [взрослыми], кто также желает быть с детьми»» (in: Coles, 1992, p. 27).

Наиболее заметное интеллектуальное влияние на Анну Фрейд оказали идеи ее отца и работы других аналитиков — как тех, кто поддерживал его взгляды, так и его ярых противников. Вне мира психоаналитики решение Анны Фрейд стать детским учителем и ее последующая работа с детьми во многом обязаны трудам Марии Монтессори (Maria Montessori) и школ, основанных ею и ее последователями, которые считали, что дети в раннем возрасте способны к инсайту (озарению), дисциплине и самосознанию. Кроме того, Фрейд любила читать писателей, не имевших отношение к психоанализу, чья способность описывать противоречия в жизни и умах людей была источником ее собственного постоянного самообразования. Она была знакома с трудами Гете и Рильке и говорила, что оба они оказали сильное влияние на ее мышление.

«Она любила поэзию, и я слышал, что она сама писала стихи; и она помнила наизусть несколько поэм. Она постоянно призывала детей заниматься музыкой и живописью» (Е. Erikson in: Coles, 1992, p. 14).

Анна Фрейд. Эго и защитные механизмы

Конечно, Анна Фрейд не первая заговорила о защитных механизмах – до нее это сделал ее знаменитый отец в работе «Защитные нейропсихозы» (1894). Но именно Анне Фрейд принадлежит заслуга глубокой разработки, систематизации, анализа практического применения теории защитных механизмов применительно к детской психологии.

Разрабатывая базовые положения психоаналитической теории, основанной на выделении «Я», «Сверх-Я» и «Оно» в психике человека, автор говорит о сложности разграничения этих компонентов, когда они находятся в состоянии гармонии. Но если «Сверх-Я» или «Оно» находятся в диссонансе по отношению к «Я», тогда «Я» и проявляется. И начинается тот процесс, который приносит дискомфорт и (в лучшем случае) побуждает человека обратиться к психотерапии.

Когда «Оно» пытается оказывать влияние на «Я», происходит столкновение с психологическими защитами. И первый этап психотерапии всегда направлен на различение характера этих влияний. «От Я требуют молчания, а Оно предлагают говорить, и обещают ему, что его производные не встретятся с обычными трудностями, если они появятся в сознании» [1]. И это довольно непросто – разрешить импульсивным порывам проявиться и при этом держать их под контролем, не позволяя им полностью завладеть личностью. Но лишь в этом случае вообще возможен терапевтический процесс.

Глубинные причины защит

В числе мотивов различных видов защит психолог разделяет защиты против инстинктов, против аффектов, а также постоянную защиту (она может выражаться в устойчивых паттернах поведения в виде не сходящей с лица улыбки или склонности постоянно острить, или стремления поставить себя выше другого и т. п.). Комплекс мотивов защиты от инстинктов включает в себя несколько возможных направлений. Во-первых, это случаи, когда уже взрослый человек характеризуется повышенной тревожностью из-за своего страха перед «Сверх-Я», строгих интроецированных голосов родителей или значимых в детстве фигур. Во-вторых, это боязнь той интенсивности, с которой обычно проявляются инстинкты, и тогда формируется защита от аффекта. В-третьих, есть объективно существующая и оправданная детская тревожность, возникшая вследствие ощущения реальной угрозы, поступающей от внешнего мира.

Виды защит

Одной из мощных защит «Я» выступает перенос. Он предполагает развитие отношений с другим исходя не из настоящего момента актуальных отношений, но из травматического опыта прошлого. Сегодня проблема переноса – одна из наиболее актуальных и обсуждаемых, особенно в зарубежной психологической науке. Есть точка зрения, что без переноса вообще невозможны никакие межличностные отношения. Анна Фрейд рассматривает случаи бессознательного переноса из собственной практики и выделяет различные разновидности переноса: либидозных импульсов (когда инстинктивные побуждения приписываются другому), перенос защиты (другому приписывается защитный механизм), действия в переносе (активность, обусловленная приписываемыми другому свойствами).

Одна из защит, которую выдвигает «Я», — это отрицание. Сегодня в психологии этот термин применяется практически повсеместно и подразумевает уход в вымышленную реальность в качестве спасения от реалий внешней среды (пример из книги А. Фрейд: ребенку дают горькое лекарство, а он убеждает себя в том, что любит его). И эта разновидность защиты относится отнюдь не только к сфере детской психологии – многие взрослые бессознательно применяют ее. Реалии окружающего мира слишком больно ранят, и тогда происходит подмена реального мира иллюзией. Здесь очень сложно удержать баланс между уходом от реальности (что грозит серьезными психическими расстройствами, вплоть до шизофрении) и адаптацией к реальности. Ведь, как отмечает А. Фрейд, если попытка защиты признана неудавшейся, возникает внутренний конфликт, перерастающий затем в невроз.

Вытеснение – защита, заключающаяся в том, чтобы обеспечить спокойствие «Я» за счет того, чтобы «не помнить», исключить из сознательного опыта нежелательный фактор, угрожающий целостному представлению о себе. Вытесненными могут быть и аффекты, желания, побуждения. С начала жизни принцип избегания неудовольствия оказывается определяющим в формировании защит и влияет на взрослую жизнь.

Торможение и ограничение «Я» – еще одна разновидность защит – возникает при существующем опыте фрустрации: в первом случае инстинктивное желание намеренно тормозится, снижается его интенсивность по причине того, что в опыте уже зафиксировано поражение при проявлении желания, во втором – происходит отказ от любимых (значимых) занятий или любой формы проявления личности из-за травматического опыта прошлого.

Идентификация с агрессором – вид защиты, которая «включается» при существующем страхе наказания, это форма совладания со страхом перед карающим поведением другого. Здесь срабатывают сразу интроекция (усвоение чужого агрессивного поведения) и проекция (когда человек начинает действовать, как предполагаемый другой). Иллюстрировать этот процесс может помочь принцип «лучшая защита – нападение», когда провинившийся с порога начинает обвинять других.

Альтруистическое подчинение своих интересов интересам других в качестве разновидности защиты можно сопоставить с синдромом Сирано де Бержерака (это сравнение приводится Анной Фрейд). Самопожертвование вплоть до самоуничижения, отказ от своего счастья и благополучия вплоть до аскетизма ради других может иметь глубинной причиной защиту целостности «Я» от импульсов, поступающих из сферы «Оно».

Получается, что психика человека, согласно теории психоанализа, характеризуется постоянным напряжением от взаимодействия «Я» с «Оно» и «Я» со «Сверх-Я». Если «Я» не удалось отстоять свои границы – возникает невроз, если защита оказалась успешной – «Я» сохраняется, но цена этого сохранения довольно высока. Задача психотерапевта и самого человека – найти баланс во взаимодействии всех структур психики.

Литература:
  1. Фрейд А. Психология «я» и защитные механизмы. М., 1993.
  1. Фрейд А. Детский психоанализ.
  1. Мак-Вильямс, Нэнси. Защитные механизмы // Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе. — Москва: Класс, 1998. — 480 с.

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Купить книгу в Литрес Купить книгу на ОЗОН Купить книгу в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Зигмунд Фрейд. Биографическая справка — РИА Новости, 23.09.2009

С 1876 по 1882 годы работал в лаборатории физиологии животных.

В 1881 году получил звание доктора медицины, в 1885 году – звание приват-доцента.

В 1885–1886 годах стажировался в Париже у доктора Шарко (Jean–Martin Charcot) в клинике Сальпетриер. Под влиянием его идей пришел к мысли, что причиной психонервных заболеваний могут быть ненаблюдаемые динамические травмы психики.
По возвращении из Парижа Фрейд открыл частную практику в Вене, где использовал метод гипноза для лечения больных. Поначалу метод казался эффективным: за первые несколько недель Фрейд добился моментального исцеления нескольких больных. Но вскоре появились и неудачи, и он разочаровался в гипнотической терапии.

В 1886 году Фрейд вступил в брак с Мартой Бернейс (Martha Bernays).

Впоследствии у них родилось шесть детей – Матильда (1887–1978), Жан Мартин (1889–1967, назван в честь Шарко), Оливер (1891–1969), Эрнст (1892–1970), София (1893–1920) и Анна (1895–1982). Именно Анна стала последовательницей отца, основала детский психоанализ, систематизировала и разрабатывала психоаналитическую теорию, внесла значительный вклад в теорию и практику психоанализа в своих трудах.

В 1892 году Фрейд разработал и использовал новый терапевтический метод – метод настояния, ориентированный на постоянное понуждение пациента к воспоминанию и воспроизведению травматических ситуаций и факторов. В 1895 году пришел к выводу о принципиальной неправомерности отождествления психического и сознательного и о значимости изучения неосознаваемых психических процессов.

С 1896 по 1902 года Зигмунд Фрейд разработал основы психоанализа. Обосновал новаторскую динамическую и энергетическую модель психики человека, состоящей из трех систем: бессознательного – предсознательного – сознательного.

В 1902 году Фрейд стал профессором Венского университета.

В 1905 году обосновал идеи о природе и функционировании либидо, о развитии человеческой сексуальности и вытесненных сексуальных влечениях как источнике неврозов. В 1907 году дал классическое определение бессознательного.

В 1908 году (вместе с Эйгеном Блейлером (Bleuler Eugen) и Карлом Густавом Юнгом (Carl Gustav Jung) основал «Ежегодник психоаналитических и психопатологических исследований», в 1910 году – Международную психоаналитическую ассоциацию.

В 1912 году Фрейд основал периодическое издание «Международный журнал по медицинскому психоанализу».

В 1913 году издал книгу «Тотем и Табу», где начал исследование общечеловеческой культуры и ранних форм религиозных верований.

В 1915–1917 годах он читал лекции по психоанализу в Венском университете, и готовил их к изданию. Тогда же вышли из печати его новые работы, где он продолжил свои исследования тайн бессознательного.

В январе 1920 года Фрейду было присвоено звание ординарного профессора Венского университета.

В 1921 он издал книгу «Психология масс и анализ человеческого «Я» – психоаналитический компендиум по проблемам личности, социальной психологии и социологии, в 1923 году – книгу «Я и ОНО», в которой изложил психоаналитическую концепцию структуры личности и ее защитных механизмов.

В 1923 году у Фрейда был диагностирован рак челюсти, вызванный его пристрастием к сигарам. По этому поводу постоянно проводились операции, которые мучили его до конца жизни.

В 1927 году опубликовал книгу «Будущее одной иллюзии» – психоаналитическую панораму прошлого, настоящего и будущего религии, трактуя последнюю в статусе навязчивого невроза. В 1929 году издал одну из наиболее философических своих работ «Беспокойство в культуре». В ней Фрейд описал теорию, согласно которой не Эрос, либидо, воля, и человеческое желание сами по себе выступают предметом творчества мыслителя, а совокупность желаний в состоянии перманентного конфликта с миром культурных установлений, социальными императивами и запретами, олицетворенными в родителях, разнообразных авторитетах, общественных идолах и т.д.

В 1930 году Фрейд был удостоен Литературной премии им. Гете.

В 1935 году стал почетным членом Королевского общества медиков в Великобритании.

В 1938 году после захвата Австрии фашистской Германией Фрейд эмигрировал в Великобританию. Последним его домом в Лондоне стал дом по адресу Maresfield Gardens 20. До 1982 года здесь жила Анна Фрейд. В настоящее время здесь музей и научно-исследовательский центр одновременно.

В 1939 году Фрейд опубликовал книгу «Моисей и монотеизм», посвященную психоаналитическому осмыслению философских и культурологических проблем.

Летом 1939 года состояние здоровья Зигмунда Фрейда начало ухудшаться, и 23 сентября того же года он умер.

Труды Фрейда оказали колоссальное воздействие на ранее существовавшие представления о человеке и его мире, и положили начало формирования новых представлений и психологических теорий.

Музеи имени Фрейда находятся в Санкт-Петербурге, Вене, Лондоне и Пршиборе (Чехия)

В 2007 году Зигмунду Фрейду был установлен памятник в Праге.

Психоанализ: в чём состоит теория Фрейда и работают ли его методы

О психоанализе Зигмунда Фрейда, наверное, слышал каждый. Но мало кто понимает, что это действительно такое.

Что такое психоанализ

Психоанализ — это психологическая теория и основанный на ней метод психиатрического лечения. Основные положения концепции и сам термин «психоанализ» были созданы австрийским психиатром Зигмундом Фрейдом на рубеже XIX–XX веков.

Психоанализ основан на вере в существование бессознательных мыслей, чувств, желаний и воспоминаний. В качестве терапии его часто используют для лечения депрессии, фобий, панических атак, обсессивно‑компульсивных и посттравматических стрессовых расстройств. Психоанализ тесно связан с психодинамической терапией.

Также под психоанализом можно понимать любую из ряда теорий о человеческой личности, которые на основе анализа бессознательного в разуме человека пытаются найти глубинные причины психических проблем. Наиболее просто можно описать этот метод как «глубинную психологию».

Общей психоаналитической теории лечения не существует .

Ещё психоанализ можно считать формой самопознания, источником новых духовных переживаний. Если человек годами делится самым сокровенным с тем, кто помогает ему интерпретировать эту информацию, то может взглянуть на себя с совершенно другой стороны.

Ну и наконец, психоанализ нередко рассматривают как научно‑философскую концепцию. Сам Фрейд считал, что психоанализ не является ни психологией, ни философией. Он называл свою теорию метапсихологической и верил, что однажды она станет наукой. Но этому не суждено было сбыться.

Во многом психоанализ был попыткой примирить разошедшиеся направления в психологии того времени: философскую и научную. В конце концов он превратился в сложный набор идей и представлений, ищущих альтернативный ответ на вопрос «Что такое человек?»

Как появился психоанализ

Основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд родился в 1856 году в Австрии и большую часть своей жизни провёл в Вене. Он поступил в медицинский институт и получил образование невролога в 1881 году. Вскоре открыл частную практику и стал лечить людей с психологическими расстройствами.

Внимание Фрейда привлёк случай, описанный его коллегой — австрийским врачом и физиологом Йозефом Брейером. Пациентка Брейера по имени Берта Паппенхейм, известная в литературе как «Анна О.», страдала от физических недомоганий без видимых на то причин. Но она почувствовала себя лучше, когда Брейер помог ей вспомнить о пережитых травматических переживаниях. Этот случай потом не раз будет описан Фрейдом и другими авторами.

Фрейд заинтересовался бессознательным и в 1890‑х годах вместе с Брейером начал изучать состояние невротических пациентов под гипнозом. Коллеги пришли к выводу, что состояние пациентов улучшалось, когда они с помощью гипноза узнавали о реальных источниках своих проблем.

Также Фрейд заметил , что многие пациенты ощущают эффект от такой терапии и без гипноза. Тогда он разработал технику свободных ассоциаций: пациент говорил психоаналитику всё, что первым приходит ему в голову, когда он слышит слова, такие как «мать», «детство».

Фрейд также увидел закономерность: чаще всего наиболее болезненные переживания его пациентов были связаны с сексом. Он предположил, что эти тревожные ощущения — следствие подавленной сексуальной энергии (либидо), проявляемой в различных симптомах. А те, согласно Фрейду, представляют собой механизмы психологической защиты.

С помощью техники свободных ассоциаций Фрейд стал изучать значения снов, оговорок, забывчивости. Он считал , что травмы и конфликты детства порождают сексуальные желания и агрессию у человека во взрослом возрасте.

Целью психоаналитической терапии Фрейда было высвобождение этих подавленных эмоций и переживаний, то есть попытка сделать бессознательное сознательным. Такое излечение получило название «катарсис».

Фрейд настаивал, что уменьшения симптомов недостаточно, проблема не будет решена, пока не устранить её причину.

Во время сеансов психоаналитической терапии пациент ложился на специальную кушетку, а сам Фрейд сидел позади, делая записи. Это помогало обоим освободиться от социальных ограничений. Для достижения положительного результата порой приходилось проводить от двух до пяти сеансов в неделю в течение нескольких лет. Иногда пациенты, по словам самого Фрейда, переживали воспоминания и ассоциации так ярко, словно на самом деле возвращались в прошлое. Хотя по сути психоаналитическая терапия — это просто откровенный разговор.

Кушетка Фрейда. Изображение: Robert Huffstutter / Wikimedia Commons

Как психоанализ повлиял на развитие психологии

В течение XX века психологи заимствовали многие идеи и наблюдения Фрейда. Особенно это касается концепции уровней сознания, защитных механизмов и стадий психологического развития.

Так, до Фрейда сны считались не заслуживающим внимания науки явлением. Однако его книга «Толкование сновидений» и изложенная в ней концепция вызвали бурный интерес к этой области человеческой жизни, сохраняющийся до сих пор.

В дальнейшем разработки Фрейда использовались , например, для создания теории детского психоанализа. Первопроходцами в этой области стали Мелани Кляйн и Анна Фрейд, дочь Зигмунда Фрейда.

В несколько иной форме дело Фрейда продолжил его ученик Карл Юнг, создатель аналитической психологии. Он разошёлся с учителем в вопросах природы либидо (энергии, лежащей в основе человеческих устремлений и действий) и бессознательного, а также причин человеческого поведения.

Фрейд рассматривал либидо только как источник сексуальной энергии, в то время как Юнг утверждал, что оно гораздо шире и включает мотивы от секса до творчества.

Также Юнг не разделял представление Фрейда о том, что поведение человека продиктовано лишь опытом прошлого. Он считал, что будущие устремления тоже играют весомую роль.

Работы Юнга лежат в основе большинства современных психологических теорий и концепций. Например, он ввёл в оборот такие общеизвестные сегодня термины, как «архетипы личности» и «коллективное бессознательное».

В середине прошлого века психоанализ вошёл в тесное взаимодействие с искусством, гуманитарными науками и философией. Например, он оказал большое влияние на немецкий экспрессионизм, а тот, в свою очередь, во многом определил появление киножанра ужасов. Концепция Фрейда сильно повлияла на творчество таких режиссёров, как Альфред Хичкок, Федерико Феллини, Микеланджело Антониони, Паоло Пазолини. Также фрейдизм играет значительную роль в фильмах «Основной инстинкт», «Вечное сияние чистого разума», «Антихрист», «Остров проклятых».

Посмотрите 📽😱🔪

Какие положения лежат в основе психоанализа

Сознание и бессознательное

Фрейд предложил модель человеческого разума, состоящую из трёх слоёв:

  1. Сознание — наши текущие мысли, чувства и устремления.
  2. Подсознание (или предсознание) — всё, что мы помним или в состоянии вспомнить.
  3. Бессознательное — хранилище того, что управляет нашим поведением, в том числе примитивные и инстинктивные желания.

Фрейд считал бессознательное особой областью психики, совершенно не похожей на реальность. Согласно ему, бессознательное оторвано от моральных установок и предубеждений, оно — хранилище тайных желаний и скрытых переживаний. Позднее Фрейд уточнил, дополнил и структурировал эту трёхчастную модель. Так появилась концепция «оно», «я» и «сверх‑я».

«Оно», «я» и «сверх‑я»

Изучение и интерпретация свободных ассоциаций привели Фрейда к новой концепции структуры личности из трёх составляющих: «оно», «я» и «сверх‑я».

  • «Оно» (ид) — это побуждения и импульсы, связанные с инстинктивными стремлениями к продолжению жизни и разрушению. Ид существует только на уровне бессознательного.
  • «Я» (эго) — это та часть личности, которая наиболее тесно связана с реальностью и помогает человеку воспринимать окружающий мир, узнавать новое и удовлетворять потребности. Она работает на сознательном и предсознательном уровнях и формируется в младенчестве.
  • «Сверх‑я» (суперэго) — это идеалы и ценности человека, которые он усвоил из семьи, окружающей среды и внешнего мира. Суперэго выступает цензором функций эго, указывая, как поступать морально приемлемо. По большей части действует на уровне сознания.

В рамках фрейдистской концепции конфликты между этими составляющими личности приводят к возникновению тревоги. Чтобы защититься от неё, у человека есть специальные механизмы, усвоенные из семьи или культуры.

Защитные механизмы

Фрейд считал , что составляющие разума находятся в постоянном конфликте, потому что каждая имеет свою цель. Когда конфликт выходит за некоторые пределы, эго человека запускает защитные механизмы, среди которых есть следующие:

  • Подавление — эго вытесняет тревожные или опасные мысли из сознания. Человек может просто «забыть» о реальной причине своего беспокойства — например, о травмирующем событии в детстве.
  • Отрицание — эго заставляет человека не верить в происходящее или отказаться его признавать. Так, родители, которые потеряли ребёнка, нередко не хотят верить в реальность случившегося.
  • Проекция — эго приписывает мысли и чувства человека кому‑то другому. Например, переносит скрытые фантазии и социально неприемлемые желания на других людей.
  • Смещение — человек перенаправляет свою реакцию и меняет объект, вызывающий напряжение, на другой — более безопасный. Наиболее простой пример — сотрудник, на которого накричал начальник, вымещает свою злость на более слабом — подчинённом, ребёнке или собаке.
  • Регрессия — человек откатывается назад в развитии в ответ на негативные эмоции. Например, шокированный взрослый ведёт себя как ребёнок.
  • Сублимация — подобно смещению подменяет бессознательные устремления человека работой или хобби. Самый известный пример — перенаправление сексуальной энергии на занятия творчеством.

Когда эти механизмы мешают нормальной жизни человека в обществе, они, согласно психоанализу, становятся патологическими.

Интерпретация

Психоанализ избегает оценивания, его суть — в пояснении, а не в осуждении или одобрении. Психоаналитик не наставник, он «пустой экран». Это нужно для того, чтобы клиент мог работать над своим бессознательным без чужого вмешательства.

Для получения данных о скрытых переживаниях и их интерпретации аналитик может использовать различные инструменты :

  • Тест Роршаха («чернильные пятна»). Сами по себе кляксы на изображениях абстрактны и ничего не значат. Важно, что в них увидит, спроецировав своё бессознательное, каждый конкретный человек.
  • «Фрейдистские оговорки» (парапраксы). В психоанализе считается, что в оговорках проступают наши скрытые бессознательные желания. Например, ошибка в имени сексуального партнёра выдаёт реальный объект фантазий оговорившегося.
  • Свободная ассоциация идей. Фрейд использовал этот метод для анализа первой (бессознательной) реакции человека на слова.
  • Анализ сновидений. Фрейд признавал этот метод очень важным, так как считал, что сознание менее бдительно во сне и пропускает «наружу» подавленные переживания. У снов, согласно фрейдизму, есть явное (то, что мы помним или думаем) и скрытое (о чём это говорит на самом деле) значения.

После получения данных клиент и аналитик совместно высказывают гипотезы о символах и скрытых за ними конфликтах и переживаниях. Обычно задача терапевта состоит в том, чтобы указать пациенту на защитные механизмы в его разуме и причины, из‑за которых они появились.

Психосексуальное развитие

Фрейд предположил , что развитие ребёнка связано с изменением источников удовольствия. На основании этого он выделил пять стадий психосексуального развития.

  1. Оральная: ребёнок ищет удовольствие ртом (например, от сосания).
  2. Анальная: ребёнок получает удовольствие от ануса (например, терпя нужду или опорожняясь).
  3. Фаллическая: ребёнок получает удовлетворение от пениса или клитора (например, во время мастурбации).
  4. Латентная (скрытая): сексуальная мотивация ребёнка в получении удовольствия слабо выражена или вовсе отсутствует.
  5. Генитальная: развитие подходит к логическому завершению; юноши и девушки получают удовольствие от пениса или влагалища (например, от секса).

Согласно Фрейду, чтобы стать психологически здоровым человеком с полностью сформированными эго и суперэго, нужно пройти все эти стадии. В противном же случае можно «застрять» на одной из них, а это приведёт к эмоциональным и поведенческим проблемам во взрослом возрасте.

Комплексы

Детские проблемы, которые, по мнению Фрейда, становились причинами сложностей во взрослой жизни, австрийский психолог структурировал в концепции комплексов. Самым известным среди описанных Фрейдом стал эдипов комплекс, когда сын бессознательно желает занять место отца. Аналог эдипова комплекса у девочек — комплекс Электры.

Какие направления психоанализа существуют сегодня

Между теориями Фрейда и современным психоанализом есть существенные различия . Например, сегодня в психологии не делается такой сильный акцент на сексе и связанном с ним поведении. Но при этом всё ещё большое внимание уделяется опыту раннего детства.

Во второй половине XX века к концепции психоанализа призвал вернуться французский психоаналитик Жак Лакан, предложив её новое прочтение. Он по‑другому взглянул на бессознательное и, в отличие от основателя психоанализа, больше внимания уделил языку.

Лакан пришёл к выводу, что именно реальное, а не бессознательное нужно признать главным уровнем человеческого разума. Тревожность же, по мнению Лакана, возникает из‑за того, что человек не может контролировать окружающую его действительность.

Так как психоанализ оказал огромное влияние на массовую культуру, некоторые ведущие представители неофрейдизма (Жак Лакан, Славой Жижек) проводят психоаналитические изыскания на её произведениях. Например, одна из книг Жижека называется «То, что вы всегда хотели знать о Лакане (но боялись спросить у Хичкока)».

В качестве другого примера неофрейдистской концепции можно привести межличностный психоанализ. Он связан с именами таких исследователей, как Гарри Стэк Салливан и Эрих Фромм. Они отводят особое место в становлении личности окружению ребёнка: родителям и другим людям, особенно сверстникам.

Ещё одно современное направление фрейдистской теории — это нейропсихоанализ . Он стремится объединить психоаналитическую концепцию с достижениями нейробиологов в изучении человеческого мозга. Таким образом исследователи пытаются найти основы эмоций, фантазий и бессознательного.

Почему психоанализ критикуют

Изначально разработки Фрейда приняли в штыки, и его концепцию сопровождала скандальная слава. В частности против неё выступили Карл Ясперс, Артур Кронфельд, Карл Поппер и Курт Шнайдер.

Хотя сегодня у концепции психоанализа немало сторонников, она подвергается серьёзной критике. Оппоненты психоанализа сомневаются в его эффективности, а некоторые исследователи и вовсе объявляют фрейдистскую концепцию псевдонаукой.

Острой темой критики стала концентрация психоанализа на сексуальных мотивах. Например, ряд исследователей считает , что «грубое копание в сексуальной жизни» пациентов может привести к неблагоприятным последствиям для психики.

Оспаривается и концепция эдипова комплекса Фрейда.

Также есть сомнения в эффективности психоаналитической терапии. В 1994 году группа немецких учёных провела исследование 897 работ по психоанализу. Учёные пришли к выводу, что долговременное посещение психоаналитика неэффективно для пациента и что психоаналитическая терапия увеличивает риск ухудшения его состояния. Только некоторые слабовыраженные расстройства, согласно статье, частично отступают после сеансов психоанализа. При этом поведенческая терапия оказалась в два раза эффективнее.

Отмечается также, что гипотезы и положения психоанализа трудно проверить опытным путём, так как этот подход слишком мало внимания уделяет сознательному в человеческом поведении.

Также психоаналитическую теорию критикуют за её корни, уходящие в сексистские взгляды Фрейда, неприменимость в культурах, отличных от западной, и чрезмерную страсть сводить всё к патологиям.

Оппоненты критикуют и методы психоанализа. Например, психолог Беррес Фредерик Скиннер считал метод «чернильных пятен» субъективным и ненаучным.

Кроме того, самого Фрейда упрекают в подтасовке фактов. В 1972 году канадский психиатр и историк медицины Генри Элленбергер выяснил , что никакого улучшения состояния у «Анны О.» не произошло. То есть самый первый случай излечения с помощью психоанализа в действительности оказался фейком. Последующие исследования установили , что Брейер пичкал пациентку морфием и хлоралгидратом, сделав её в конечном итоге наркоманкой. Из‑за этого она ещё три года отходила от последствий «катарсиса».

Сегодня известно, что «Анна О.» страдала от заболевания зубов. Этот же недуг был и у пациентки самого Фрейда — «Цецилии М.» (Анны фон Либен), которой он упорно ставил диагноз истерического невроза. Здесь также стоит упомянуть о показательном случае «Доры» (Иды Бауэр). Фрейд считал, что её боли связаны с нервными переживаниями, хотя на самом деле Иду мучил рак прямой кишки.

Существуют и субъективные факторы , из‑за которых сложно определить, эффективна психоаналитическая терапия или нет.

  • Она требует большого количества времени, денег и мотивации и не гарантирует быстрого «выздоровления».
  • Человек во время сеансов может вскрыть подавленные болезненные воспоминания, что причинит ему ещё большие страдания.
  • Психоанализ подходит не для всех людей и не для всех недугов.

Однако существует и противоположная точка зрения. Например, канадо‑американский психолог Джереми Сафран считает, что некоторые методы психоанализа в связке с современными исследованиями доказали свою эффективность. А Американская психологическая ассоциация включает психоанализ в число признанных ею практик и направлений подготовки специалистов.

Какие есть альтернативы психоанализу

Психоаналитики в отличие от психологов не ориентируются на модель естественных наук в оценке человеческого поведения. В психоанализе человек — это не объект, а субъект изучения, то есть он изучает сам себя. Поэтому, как считают сторонники психоаналитической теории, для исследования каждого отдельного случая неприменимы уже накопленные знания.

Фактически альтернативой психоанализу стала психотерапия. Она опирается на доказательные методы и меньше конкретизирует каждый отдельный случай. И если психотерапевт может использовать несколько видов лечения, то психоаналитик обычно придерживается только психоанализа.

Методы альтернативной психоанализу терапии (когнитивная, когнитивно‑поведенческая, проблемная) сосредотачиваются на снижении негативных эффектов. Психоанализ же стремится помочь человеку полностью преодолеть деструктивное влияние бессознательного, обнаружив первоисточник проблемы.


Психоанализ оказал огромное влияние на психологию и психиатрию, но нужно понимать, что он был продуктом своего времени. Концепции Фрейда крайне недоставало доказательств эффективности — их пришлось искать ученикам австрийского психолога. И хотя фрейдизм активно критикуют, именно он послужил фундаментом для доказательной психологии, которая так популярна сейчас.

Читайте также 🧐

Биография Анны Фрейд и ее вклад в психологию

Имя Фрейд чаще всего ассоциируется с Зигмундом, австрийским врачом, основавшим философскую школу, известную как психоанализ. Но его младшая дочь Анна Фрейд также была влиятельным психологом, оказавшим большое влияние на психоанализ, психотерапию и детскую психологию.

Кем была Анна Фрейд?

Анна Фрейд не просто жила в довольно длинной тени своего отца. Вместо этого она стала одним из ведущих психоаналитиков в мире.Она признана основоположницей детского психоанализа, несмотря на то, что ее отец часто предполагал, что детей нельзя подвергать психоанализу. Однако она твердо убеждена, что психоанализ не подходит для детей младше шести лет, которым можно было бы лучше помочь с помощью других методов.

Она также расширила работу своего отца и определила множество различных типов защитных механизмов, которые эго использует для защиты от тревоги. В то время как Зигмунд Фрейд описал ряд защитных механизмов, именно его дочь Анна Фрейд дала самый ясный и всесторонний взгляд на механизмы защиты в своей книге «Эго и механизмы защиты» (1936).

Многие из этих защитных механизмов (таких как отрицание, подавление и подавление) стали настолько известными, что часто используются в повседневной речи.

Анна Фрейд наиболее известна:

Рождение и смерть

  • Анна Фрейд родилась 3 декабря 1895 года в Вене, Австрия.
  • Она умерла 9 октября 1982 года в Лондоне, Англия.

Ранняя жизнь

Младшая из шести детей Зигмунда Фрейда, Анна была чрезвычайно близка со своим отцом.Анна не была близка с матерью и, как сообщалось, имела напряженные отношения со своими пятью братьями и сестрами. Она посещала частную школу, но позже сказала, что в школе мало чему научилась. Большая часть ее образования была получена на основе учений друзей и соратников ее отца.

Карьера

После школы Анна Фрейд работала учительницей в начальной школе и начала переводить некоторые работы своего отца на немецкий язык, что повысило ее интерес к детской психологии и психоанализу.Хотя на нее сильно повлияла работа отца, она была далека от его тени. Ее собственная работа расширила идеи ее отца, но также создала область детского психоанализа.

Хотя Анна Фрейд никогда не получала более высокой степени, ее работа в области психоанализа и детской психологии способствовала ее выдаче в области психологии. Она начала свою детскую психоаналитическую практику в 1923 году в Вене, Австрия, а затем была председателем Венского психоаналитического общества.Во время своего пребывания в Вене она оказала глубокое влияние на Эрика Эриксона, который позже расширил область психоанализа и психологии эго.

В 1938 году Анна была допрошена гестапо, а затем бежала в Лондон вместе со своим отцом.В 1941 году она вместе с Дороти Берлингхэм основала детский сад в Хэмпстеде. Ясли служили психоаналитической программой и домом для бездомных детей.

Ее опыт в детском саду послужил источником вдохновения для трех книг: Маленькие дети в военное время (1942), Младенцы без семьи (1943) и Война и дети (1943).После закрытия детского сада в Хэмпстеде в 1945 году Фрейд создал курс и клинику детской терапии в Хэмпстеде и занимал должность директора с 1952 года до своей смерти в 1982 году.

Вклад в психологию

Анна Фрейд создала область детского психоанализа, и ее работа во многом способствовала нашему пониманию детской психологии. Она также разработала различные методы лечения детей.

Фрейд отметил, что симптомы у детей отличаются от симптомов взрослых и часто связаны со стадиями развития.Она также дала четкие объяснения защитных механизмов эго в своей книге Эго и механизмы защиты (1936).

Выберите Работы

  • Фрейд А. (1936) Эго и механизмы защиты.
  • А. Фрейд (1956-1965) Исследования в клинике детской терапии Хэмпстеда и другие документы.
  • Фрейд, А. (1965) Нормальность и патология в детстве: оценки развития.

Биографии

  • Питерс, У.H. (1985) Анна Фрейд: жизнь, посвященная детям. Вайденфельд и Николсон, Лондон.
  • Янг-Брюль, Э. (1988) Анна Фрейд: биография. Summit Books, Нью-Йорк.

Защитные механизмы — StatPearls — Книжная полка NCBI

Непрерывное обучение

Анна Фрейд определила защитные механизмы как «бессознательные ресурсы, используемые эго» для окончательного уменьшения внутреннего стресса. Пациенты часто изобретают эти бессознательные механизмы, чтобы уменьшить конфликт внутри себя, особенно между Супер-Эго и Ид.Психодинамическая терапия используется клиницистами, чтобы помочь пациентам сориентировать их собственные бессознательные процессы. Распознавая и идентифицируя эти процессы, пациенты улучшают свое самосознание и получают новое понимание своего поведения. Эта деятельность определяет основные защитные механизмы, чтобы улучшить понимание клиницистами своих пациентов во время встреч с пациентами и роль межпрофессиональной команды в уходе за этими пациентами.

Цели:

  • Выявить и определить общие механизмы психологической защиты.

  • Опишите цель психодинамической терапии в отношении защитных механизмов.

  • Обзор клинического значения защитных механизмов в отношении психодинамической терапии.

  • Опишите стратегии межпрофессиональной команды для улучшения координации и коммуникации при оказании помощи пациентам с защитными механизмами.

Заработайте кредиты на непрерывное образование (CME / CE) по этой теме.

Введение

Зигмунд Фрейд, известный как отец психоанализа, начал обсуждение защитных механизмов в девятнадцатом веке в связи с подсознательной защитой ид, эго и суперэго.[1] Эти первоначальные защитные механизмы были более четко определены и проанализированы его дочерью Анной Фрейд в двадцатом веке. Она создала 10 основных защитных механизмов, но с тех пор их количество было увеличено более поздними психоаналитиками.

Функция

Анна Фрейд определила эти защитные механизмы как «бессознательные ресурсы, используемые эго» для окончательного уменьшения внутреннего стресса [2]. Пациенты часто изобретают эти бессознательные механизмы, чтобы уменьшить конфликт внутри себя, особенно между Супер-Эго и Ид.Психодинамическая терапия используется клиницистами, чтобы помочь пациентам сориентировать их собственные бессознательные процессы. Распознавая и идентифицируя эти процессы, пациенты улучшают свое самосознание и получают новое понимание своего поведения. Эти выводы могут быть полезны пациентам с различными психическими расстройствами, включая депрессию, тревогу, расстройства пищевого поведения и расстройства личности. [3]

Проблемы, вызывающие озабоченность

По мере того, как мы переходим от детства к подростковому возрасту, а затем переходим от подросткового возраста к взрослому, эти механизмы психологической защиты могут сохраняться от одной фазы к другой, регрессировать к более ранним фазам в ответ на стрессоры или могут развиваться с течением времени.[4] Защитные механизмы могут быть внутренними или внешними, что приводит к соответствующим поведенческим проблемам, которые могут усложнять психиатрическое лечение. [5] Тщательное понимание защитных механизмов может помочь клиницистам пройти курс лечения и избежать ошибок. Например, признание наличия защитных механизмов во время встречи с пациентом может помочь поддерживать соответствующие терапевтические и профессиональные отношения. [6]

Клиническая значимость

Если защитные механизмы определены и в подростковом возрасте, это может помочь предсказать дальнейшее развитие расстройств личности.[7] Таким образом, раннее выявление защитных механизмов может иметь большое клиническое значение. В зависимости от контекста и тяжести защитные механизмы могут быть дезадаптивными или адаптивными [8].

Примитивные защитные механизмы [1] [9]

Разыгрывание: Развитие пагубного поведения, отвлекающего внимание и энергию от других факторов стресса. Этот защитный механизм может присутствовать при расстройстве поведения, антисоциальном расстройстве личности или оппозиционно-вызывающем расстройстве.

Избегание: отвергать мысли или чувства, которые вызывают дискомфорт, или держаться подальше от людей, мест или ситуаций, связанных с неприятными мыслями или чувствами. Этот защитный механизм может присутствовать при посттравматическом стрессовом расстройстве, когда человек избегает места травматической автомобильной аварии или полностью избегает вождения.

Преобразование: Развитие физических симптомов, которые не могут быть объяснены патофизиологией или физическими травмами. Этот защитный механизм распознается при конверсионном расстройстве, также известном как расстройство с функциональными неврологическими симптомами.

Отрицание: игнорирование внешней реальности и вместо этого сосредоточение внимания на внутренних объяснениях или заблуждениях и, таким образом, избегание неудобной реальности ситуации. Этот защитный механизм может присутствовать в том, кто продолжает покупать дорогую дизайнерскую одежду, несмотря на серьезную финансовую задолженность.

Идентификация: Интернализация или воспроизведение поведения, наблюдаемого у других, например у ребенка, развивающего поведение своих родителей без сознательной реализации этого процесса.Идентификация также известна как интроекция.

Проекция: приписывание собственных дезадаптивных внутренних импульсов кому-то другому. Например, кто-то, кто совершил эпизод неверности в своем браке, может затем обвинить своего партнера в неверности или может стать более подозрительным по отношению к своему партнеру.

Регрессия: адаптация поведения к более ранним уровням психосоциального развития. Например, стрессовое событие может заставить человека вернуться к ночному недержанию мочи после того, как он уже перерос это поведение.

Подавление: Подсознательное блокирование нежелательных идей или импульсов. Этот защитный механизм может присутствовать у кого-то, кто не помнит о травмирующем событии, даже если он был в сознании и осознавал это во время события.

Шизоидная фантазия: внутреннее укрытие в своем воображении, чтобы избежать неудобных ситуаций. Этот защитный механизм может обычно присутствовать у детей или на более позднем этапе развития, может присутствовать при шизоидном расстройстве личности.

Расщепление: Неспособность согласовать положительные и отрицательные атрибуты в целостном понимании человека или ситуации, что приводит к мышлению по принципу «все или ничего».Расщепление обычно связано с пограничным расстройством личности.

Защитные механизмы более высокого уровня [10]

Ожидание: преданность своих усилий решению проблем до того, как они возникнут. Этот защитный механизм может присутствовать в том, кто готовится к важному собеседованию при приеме на работу, отрабатывая ответы на самые сложные вопросы.

Компенсация: Сосредоточение внимания на достижениях в одной области жизни, чтобы отвлечь внимание от несоответствия или страха несоответствия в другой области жизни.Этот защитный механизм может присутствовать в ученике, который получает плохие оценки в табеле успеваемости, а затем уделяет больше времени и усилий внеклассным занятиям и занятиям.

Перемещение: перенос эмоционального бремени или эмоциональной реакции с одного объекта на другой. Этот защитный механизм может присутствовать у кого-то, у кого напряженный день на работе, а затем он набрасывается на свою семью дома.

Юмор: уменьшение негативных эмоций, связанных с ситуацией, или борьба с ними с помощью комедии.Например, рассказать смешную историю о ком-то во время панегирика.

Интеллектуализация: развитие шаблонов чрезмерного мышления или чрезмерного анализа, которые могут увеличивать дистанцию ​​от эмоций. Например, человек, у которого диагностирована неизлечимая болезнь, не проявляет эмоций после постановки диагноза, а вместо этого начинает исследовать все источники о болезни, которые они могут найти.

Изоляция аффекта: избегание переживания эмоции, связанной с человеком, идеей или ситуацией.Этот защитный механизм может присутствовать в человеке, который описывает день, когда его дом сгорел дотла, фактическим образом, не проявляя никаких эмоций.

Рационализация: оправдание своего поведения попытками рационального объяснения. Этот защитный механизм может присутствовать у кого-то, кто крадет деньги, но считает это оправданным, потому что он нуждался в деньгах больше, чем человек, у которого они украли.

Формирование реакции: Замена первоначального импульса к ситуации или идее противоположным импульсом.Этот защитный механизм может присутствовать в ком-то, кто дразнит или оскорбляет романтический интерес, которого он любит. И наоборот, формирование реакции может присутствовать у тех, кто слишком добр к тем, кого они не любят.

Сексуализация: связывание сексуальных аспектов с опытом общения с определенными людьми, местами, объектами или идеями. Сексуализация может относиться к развитию сексуальной идентичности в целом. С другой стороны, сексуализация может относиться к развитию определенных фетишей или сексуальных отсылок к условно несексуальным сущностям.

Сублимация: преобразование своего беспокойства или эмоций в занятия, которые по общественным или культурным нормам считаются более полезными. Этот защитный механизм может присутствовать в том, кто направляет свою агрессию и энергию на занятия спортом.

Подавление: сознательное решение блокировать нежелательные идеи или импульсы, в отличие от подавления, подсознательного процесса. Этот защитный механизм может присутствовать у кого-то, у кого навязчивые мысли о травмирующем событии, но он вытесняет эти мысли из головы.

Улучшение результатов команды здравоохранения

Распознавание и межличностное общение психиатра, психолога, социального работника, основного лечащего врача, медсестры и членов семьи о любых защитных механизмах, используемых пациентом, может помочь сориентировать команду и повысить качество ухода, ориентированного на пациента. Психодинамическая терапия может вовлечь пациента в его заботу о себе за счет более глубокого осознания их собственных паттернов механизмов психологической защиты. Некоторые метааналитические исследования показали, что психодинамическая терапия имеет равную эффективность по сравнению с когнитивно-поведенческой терапией и фармакотерапией при лечении легких и умеренных расстройств настроения.Важно понимать, что терапевтическое лечение, основанное на самосознании и общении, позволит избежать возможных осложнений фармакотерапии, таких как побочные эффекты и межлекарственные взаимодействия, и некоторые пациенты могут быть более склонны пробовать эти методы лечения по сравнению с фармакотерапией. [11]

Проблема использования психоанализа на детях

Проблемные дети или проблемные дети? Этот вопрос часто задают как родители, так и учителя. Если ребенок непослушен в школе, является ли он «плохим» ребенком или у него проблемы с психическим здоровьем?

Большинство анализов фокусируется на детях как на проблеме — в высшей степени индивидуалистический подход, который перекликается с теорией психоанализа Зигмунда Фрейда.Это теория, возникшая более ста лет назад и уходящая корнями в изучение детских проблем, влияющих на поведение взрослых.

Психоанализ развивался в течение 20-го века, и, хотя многие отвергли этот подход, мы живем в обществе, где все еще существует одержимость «психоанализом» детей. Это неизбежно навешивает ярлык на детей как на проблему, а не на признание проблем, влияющих на общество в целом.

Что движет поведением?

Психоанализ имеет прямое отношение к философской школе Фрейда, согласно которой поведение человека определяется опытом раннего детства.Согласно Фрейду, у человека есть инстинктивные побуждения в бессознательном, которые влияют на его поведение — бессознательный материал можно найти в снах и непреднамеренном поведении.

Фрейд уделял внимание определенным половым стадиям развития, которые влияют на нашу личность по мере нашего развития в жизни. Например, на оральной стадии развития (от рождения до одного года) Фрейд предполагал, что оральная стимуляция может привести к «оральной фиксации» в более позднем возрасте — например, сосание большого пальца во время стресса.

Психоаналитики считают, что терапевтические вмешательства могут привести к воздействию этого бессознательного материала в сознание с целью решения этих проблем.

Допрос Фрейда

Психоаналитическая теория Фрейда и другие версии психоанализа проблематичны по многим причинам. Для начала, теории Фрейда основаны на «бессознательном уме», который трудно определить и проверить. Нет никаких научных доказательств существования «бессознательного».И было бы трудно сказать, кто будет квалифицирован, чтобы делать предположения об этом, если никто действительно не знает, что такое бессознательное.

Для детей это означает, что учителя, социальные работники, медсестры, психиатры и другие специалисты делают предположения о них, основываясь только на их нынешнем поведении — и без учета каких-либо более широких социальных проблем. Из-за этого психоанализ игнорирует различия и разнообразие и делает его чрезмерно обобщенным. Особенно это касается маленьких детей — учитывая, что личность и поведение могут меняться в течение чьей-либо жизни.

Не бывает «хорошего» или «плохого» ребенка. Shutterstock

Исследования также показывают, что «непослушное» поведение в школе может быть вызвано отсутствием у детей стремлений и стремления преуспевать. Это может происходить из-за многих факторов, таких как низкая самооценка и высокая тревожность, а также из-за того, что вы выросли в семье с низким доходом. Дети, находящиеся под опекой, дети с ограниченными возможностями и дети афро-карибского происхождения также с большей вероятностью будут исключены из основной школы, если они живут в неблагополучных районах.

Хватит обвинять детей

Относительно легко критиковать использование психоанализа, особенно когда люди «занимаются психоанализом», не понимая, что это такое, а что нет. В этом смысле Фрейд и общая идея психоанализа стали частью нашего языка — и нашего анализа попыток понять человеческое поведение.

И это неспроста. Теории Фрейда до сих пор играют роль в обучении и обучении многих консультантов, психологов и психиатров, несмотря на то, что с момента своего создания они подвергались большой критике.Действительно, многие виды терапии появились после Фрейда, включая трансперсональную терапию, которая является более гуманистическим подходом к терапии, и многие люди получили огромную пользу от этих подходов.

Но в конечном итоге проблема психоанализа состоит в том, что в центре внимания по-прежнему находится человек, являющийся проблемой. А в случае с детьми, продолжать сосредотачиваться на них как на проблеме, игнорируя при этом более широкие социальные проблемы, опасно.

Обозначение ребенка как «проблемы» с раннего возраста может иметь пагубные последствия.Shutterstock

Психоанализ также не полностью признает силу навешивания ярлыков и стереотипов, которые имеют место в школах и в других аспектах жизни ребенка. Сосредоточение внимания на «проблемном» ребенке дает ощущение уверенности, потому что всегда есть квадрат, который нужно отметить, который может дать некоторое представление о «проблеме» и затем привести к ее разрешению.

Но невозможно сделать это должным образом, игнорируя основные проблемы, с которыми дети сталкиваются в своем мире.Это включает в себя нехватку ресурсов из-за высокого уровня бедности, наряду с растущим уровнем проблем психического здоровья, таких как членовредительство. Конечно, нельзя игнорировать индивидуальность, но нельзя игнорировать и более широкие социальные проблемы, с которыми сталкиваются дети. Это важно, потому что в конечном итоге именно эти внешние факторы могут реально влиять на психическое здоровье и благополучие детей.

Фрейд, Зигмунд | Интернет-энциклопедия философии

Зигмунд Фрейд, отец психоанализа, был физиологом, врачом, психологом и влиятельным мыслителем начала двадцатого века.Первоначально работая в тесном сотрудничестве с Джозефом Брейером, Фрейд разработал теорию о том, что разум представляет собой сложную энергетическую систему, структурное исследование которой является надлежащей областью психологии. Он сформулировал и уточнил концепции бессознательного, детской сексуальности и вытеснения, и он предложил трехстороннее объяснение структуры ума — все как часть радикально новой концептуальной и терапевтической системы отсчета для понимания психологического развития человека и лечения ненормальные психические состояния.Несмотря на многочисленные проявления психоанализа в том виде, в каком он существует сегодня, почти во всех фундаментальных отношениях его можно проследить непосредственно до оригинальной работы Фрейда.

Новаторский подход Фрейда к человеческим действиям, сновидениям и даже к культурным артефактам как к неизменно имеющим неявное символическое значение оказался чрезвычайно плодотворным и имел огромное значение для самых разных областей, включая психологию, антропологию, семиотику, художественное творчество и т. Д. признательность.Однако наиболее важное и часто повторяемое утверждение Фрейда о том, что с помощью психоанализа он изобрел успешную науку о разуме, остается предметом множества критических споров и споров.

Содержание

  1. Жизнь
  2. Фон его мыслей
  3. Теория бессознательного
  4. Инфантильная сексуальность
  5. Неврозы и структура психики
  6. Психоанализ как терапия
  7. Критическая оценка Фрейда
    1. Претензия на научный статус
    2. Связность теории
    3. Открытие Фрейда
    4. Эффективность психоаналитической терапии
  8. Ссылки и дополнительная литература
    1. Работы Фрейда
    2. Работы по Фрейду и фрейдистскому психоанализу

1.Жизнь

Фрейд родился во Фриберге, Моравия, в 1856 году, но когда ему было четыре года, его семья переехала в Вену, где он должен был жить и работать до последних лет своей жизни. В 1938 году нацисты аннексировали Австрию, и еврею Фрейду было разрешено уехать в Англию. По этим причинам имя Фрейда, прежде всего, было связано с Веной, что было суждено быть глубоко связано для потомков, поскольку он основал то, что впоследствии стало известно как первая венская школа психоанализа , из которой произошел психоанализ как движение. и все последующие разработки в этой области.Диапазон интересов Фрейда и его профессиональной подготовки был очень широк. Он всегда считал себя, прежде всего, ученым, стремящимся расширить кругозор человеческих знаний, и с этой целью (а не в медицинской практике) он поступил в медицинскую школу Венского университета в 1873 году. биологии, проводя исследования в области физиологии в течение шести лет под руководством великого немецкого ученого Эрнста Брюке, который был директором физиологической лаборатории в университете, а затем специализировался на неврологии.Он получил степень доктора медицины в 1881 году и, обручившись в 1882 году, довольно неохотно занялся более надежной и финансово выгодной работой в качестве врача в Венской больнице общего профиля. Вскоре после его брака в 1886 году, который был чрезвычайно счастливым и подарил Фрейду шестерых детей, младшая из которых, Анна, сама стала выдающимся психоаналитиком, Фрейд открыл частную практику лечения психических расстройств, которая дала ему большую часть возможностей. клинический материал, на котором он основывал свои теории и новаторские методы.

В 1885–1886 годах Фрейд провел большую часть года в Париже, где был глубоко впечатлен работой французского невролога Жана Шарко, который в то время использовал гипноз для лечения истерии и других ненормальных психических состояний. Вернувшись в Вену, Фрейд экспериментировал с гипнозом, но обнаружил, что его благотворное влияние длилось недолго. На этом этапе он решил вместо этого применить метод, предложенный в работе более старшего венского коллеги и друга Йозефа Брейера, который обнаружил, что, когда он побуждал истеричного пациента говорить о самых ранних проявлениях симптомов, они иногда постепенно уменьшались. .Работая с Брейером, Фрейд сформулировал и развил идею о том, что многие неврозы (фобии, истерический паралич и боли, некоторые формы паранойи и т. Д.) Произошли от глубоко травмирующих переживаний, которые произошли в прошлом пациента, но которые теперь были забыты — скрыто от сознания. Лечение заключалось в том, чтобы дать пациенту возможность вспомнить переживание в сознании, противостоять ему глубже, как интеллектуально, так и эмоционально, и, таким образом, разрядить его, чтобы устранить основные психологические причины невротических симптомов.Этот метод и теория, на основе которой он основан, получили свое классическое выражение в Исследования в области истерии , совместно опубликованных Фрейдом и Брейером в 1895 году.

Однако вскоре после этого Брейер обнаружил, что он не может согласиться с тем, что он считал чрезмерным акцентом, который Фрейд придавал сексуальному происхождению и содержанию неврозов, а также двум разлученным компаниям, при этом Фрейд продолжал работать в одиночку, чтобы развить и усовершенствовать их. теория и практика психоанализа.В 1900 году, после длительного периода самоанализа, он опубликовал Толкование снов , которое обычно считается его величайшей работой. За этим в 1901 г. последовал выпуск Психопатология повседневной жизни ; и в 1905 г. изданием «Три очерка по теории сексуальности» . Психоаналитическая теория Фрейда поначалу не была хорошо принята — когда ее существование вообще признавалось, обычно это были люди, которые, как и предвидел Брейер, были шокированы акцентом Фрейда на сексуальности.Лишь в 1908 году, когда в Зальцбурге прошел первый Международный психоаналитический конгресс, важность Фрейда стала общепризнанной. Этому в значительной степени способствовало 1909 год, когда он был приглашен прочитать курс лекций в Соединенных Штатах, которые должны были лечь в основу его книги 1916 года Пять лекций по психоанализу . С этого момента репутация и слава Фрейда чрезвычайно выросли, и он продолжал плодотворно писать до самой смерти, выпустив в общей сложности более двадцати томов теоретических работ и клинических исследований.Он также был не прочь критически пересмотреть свои взгляды или внести фундаментальные изменения в свои основные принципы, когда он считал, что этого требуют научные данные — это наиболее ярко подтверждалось его продвижением совершенно новой трехсторонней системы ( id , ). ego и super-ego ) в его работе 1923 года The Ego and Id . Первоначально его очень воодушевило привлечение последователей интеллектуального уровня Адлера и Юнга, и, соответственно, он был разочарован, когда они оба основали конкурирующие школы психоанализа, что привело к первым двум из многих расколов в движении, но он знал что такое разногласие по основным принципам было частью раннего развития каждой новой науки.После выдающейся энергичной жизни и творческой продуктивности он умер от рака во время изгнания в Англию в 1939 году.

2. Предпосылки для его мыслей

Несмотря на то, что Фрейд был весьма оригинальным мыслителем, он также находился под глубоким влиянием ряда разнообразных факторов, которые накладывались друг на друга и взаимосвязаны, определяя развитие его мысли. Как указывалось выше, и Шарко, и Брейер оказали на него прямое и непосредственное влияние, но некоторые другие факторы, хотя и не менее важные, чем эти, имели совершенно иную природу.Прежде всего, сам Фрейд был в значительной степени фрейдистом — его отец имел двух сыновей от предыдущего брака, Эммануэля и Филиппа, а молодой Фрейд часто играл с сыном Филиппа Джоном, который был его ровесником. Самоанализ Фрейда, лежащий в основе его шедевра Толкование сновидений , возник в эмоциональном кризисе, который он пережил после смерти отца, и в серии сновидений, которые это породило. Этот анализ показал ему, что любовь и восхищение, которые он испытывал к своему отцу, были смешаны с очень контрастирующими чувствами стыда и ненависти (такое смешанное отношение он назвал амбивалентностью ).Особенно показательным было его открытие: в юности он часто фантазировал о том, что его сводный брат Филипп (который был ровесником его матери) на самом деле был его отцом, и некоторые другие признаки убедили его в глубоком скрытом значении этой фантазии — о том, что он желал смерти своего настоящего отца, потому что он был его соперником в любви своей матери. Это должно было стать личной (хотя отнюдь не исключительной) основой его теории Эдипова комплекса.

Во-вторых, и на более общем уровне, необходимо принять во внимание современный научный климат, в котором жил и работал Фрейд.Во многих отношениях выдающейся научной фигурой науки девятнадцатого века был Чарльз Дарвин, опубликовавший свой революционный Происхождение видов , когда Фрейду было четыре года. Эволюционная доктрина радикально изменила преобладающее представление о человеке — тогда как раньше человек рассматривался как существо, отличное по природе от представителей животного царства в силу того, что он обладал бессмертной душой, теперь он рассматривался как часть естественный порядок, отличающийся от нечеловеческих животных только степенью структурной сложности.Это впервые сделало возможным и правдоподобным рассматривать человека как объект научного исследования и представить обширный и разнообразный диапазон человеческого поведения и мотивационные причины, из которых оно проистекает, как подлежащие в принципе устранению. научное объяснение. Большая часть творческой работы, проделанной в целом ряде различных научных областей в течение следующего столетия, должна была быть вдохновлена ​​этим новым мировоззрением, которое Фрейд с его огромным уважением к науке безоговорочно принял и поддерживал его.

Однако еще более важное влияние на Фрейда оказала физика. Вторые пятьдесят лет девятнадцатого века ознаменовались грандиозными достижениями современной физики, которые во многом были инициированы формулировкой принципа сохранения энергии Гельмгольцем. Этот принцип, по сути, утверждает, что общее количество энергии в любой данной физической системе всегда постоянно, что кванты энергии могут быть изменены, но не аннигилированы, и, следовательно, когда энергия перемещается из одной части системы, она должна снова появляться в другая часть.Постепенное применение этого принципа привело к грандиозным открытиям в области термодинамики, электромагнетизма и ядерной физики, которые и связанные с ними технологии так радикально изменили современный мир. Как мы видели, когда он впервые приехал в Венский университет, Фрейд работал под руководством Эрнста Брюке, который в 1873-1843 гг. Опубликовал свои Лекционные заметки по физиологии ( Vorlesungen über Physiologie . Вена: Вильгельм Браумюллер), установив Из точки зрения, что все живые организмы, включая человека, по существу являются энергетическими системами, к которым, как и к неодушевленным объектам, применим принцип сохранения энергии.Фрейд, который восхищался и уважал Брюке, быстро с энтузиазмом воспринял новую модель Dynamic Physiology . Отсюда был лишь короткий концептуальный шаг — но тот, который Фрейд первым сделал и на котором в значительной степени обоснованы его притязания на известность, — к точке зрения, что существует такая вещь, как психическая энергия , , человеческая энергия . личность также является энергетической системой, и функция психологии состоит в том, чтобы исследовать модификации, передачи и преобразования психической энергии внутри личности, которые формируют и определяют ее.Эта последняя концепция является краеугольным камнем психоаналитической теории Фрейда.

3. Теория бессознательного

Теория бессознательного Фрейда, таким образом, в высшей степени детерминирована — факт, который, учитывая природу науки девятнадцатого века, не должен вызывать удивления. Возможно, Фрейд был первым мыслителем, который систематически применял детерминистские принципы к сфере ментального и считал, что широкий спектр человеческого поведения можно объяснить только в терминах (обычно скрытых) ментальных процессов или состояний, которые его определяют.Таким образом, вместо того, чтобы рассматривать поведение невротика как причинно необъяснимое — что было преобладающим подходом на протяжении веков — Фрейд, напротив, настаивал на том, чтобы рассматривать его как поведение, для которого имеет смысл искать объяснение путем поиска вызывает с точки зрения психического состояния человека. Отсюда то значение, которое он приписывал оговоркам или оговоркам, навязчивому поведению и сновидениям — все это, по его мнению, определяется скрытыми причинами в сознании человека, и поэтому они раскрывают в скрытой форме то, что в противном случае вообще не было бы известно. .Это наводит на мысль, что свобода воли, если не полностью иллюзия, определенно более ограничена, чем принято считать, поскольку из этого следует, что всякий раз, когда мы делаем выбор, нами управляют скрытые психические процессы, о которых мы не подозреваем и над которым мы не властны.

Постулат о том, что вообще есть таких вещей, как бессознательные психические состояния, является прямой функцией детерминизма Фрейда, его рассуждения здесь просто заключаются в том, что принцип причинности требует , чтобы такие психические состояния существовали, поскольку очевидно, что существуют Часто в сознании нет ничего, что могло бы вызвать невротическое или иное поведение.Бессознательный психический процесс или событие для Фрейда — это не тот процесс, который просто случайно находится вне сознания в данный момент, а скорее тот, который не может , кроме как с помощью длительного психоанализа, вывести на передний план сознания. Постулирование таких бессознательных ментальных состояний, конечно, влечет за собой, что ум не является и не может быть отождествлен ни с сознанием, ни с объектом сознания. Если использовать часто используемую аналогию, то структурно он скорее похож на айсберг, большая часть которого лежит под поверхностью, оказывая динамическое и определяющее влияние на ту часть, которая поддается непосредственному исследованию, — на сознание.

С этим взглядом на сознание глубоко связано учение Фрейда об инстинктах или побуждениях. Инстинкты, по Фрейду, являются основными движущими силами в ментальном царстве, и как таковые они наполняют энергией разум во всех его функциях. Он считал, что существует бесконечно большое количество таких инстинктов, но их можно свести к небольшому количеству базовых, которые он сгруппировал в две широкие общие категории: Эрос (инстинкт жизни), который охватывает все самость. -сохраняющие и эротические инстинкты, а также Thanatos (инстинкт смерти), который охватывает все инстинкты агрессии, самоуничтожения и жестокости.Таким образом, ошибочно интерпретировать Фрейда, утверждающего, что всех человеческих действий проистекают из мотивов, которые имеют сексуальное происхождение, поскольку те, которые происходят от Танатоса, не имеют сексуальной мотивации — действительно, Танатос является иррациональным побуждением уничтожить источник всего. сексуальная энергия в уничтожении себя. Сказав это, несомненно верно, что Фрейд придавал сексуальным влечениям важность и центральное место в человеческой жизни, человеческих действиях и человеческом поведении, что было новым (и для многих шокирующим), утверждая, что сексуальные влечения существуют и могут быть различимы. у детей от рождения (теория инфантильной сексуальности), и эта сексуальная энергия ( либидо ) является самой важной движущей силой во взрослой жизни.Однако здесь необходимо добавить важное уточнение — Фрейд фактически переопределил термин сексуальность , чтобы он охватывал любую форму удовольствия , которое является или может быть получено из тела. Таким образом, его теория инстинктов или побуждений, по сути, состоит в том, что человеческое существо заряжается энергией или движется с рождения желанием получить и увеличить телесное удовольствие.

4. Инфантильная сексуальность

Теорию детской сексуальности Фрейда следует рассматривать как неотъемлемую часть более широкой теории развития человеческой личности.Это произошло из более раннего открытия Брейера, что травмирующие события детства могут иметь разрушительные негативные последствия для взрослого человека, и было его обобщением, и оно приняло форму общего тезиса о том, что сексуальные переживания в раннем детстве являются решающими факторами в определении взрослая личность. Из его описания инстинктов или побуждений следует, что с момента рождения младенец движется в своих действиях желанием телесного / сексуального удовольствия, где Фрейд почти механически рассматривает это как желание высвободить умственную энергию.Первоначально младенцы получают такое освобождение и получают такое удовольствие от акта сосания. Соответственно, Фрейд называет это оральной стадией развития . За этим следует стадия, на которой локусом удовольствия или высвобождения энергии является анус, особенно во время акта дефекации, и это, соответственно, называется стадией анальный . Затем у маленького ребенка развивается интерес к своим половым органам как к месту удовольствия (фаллическая стадия ) и развивается глубокое сексуальное влечение к родителю противоположного пола и ненависть к родителю того же пола ( Эдипов комплекс ).Это, однако, порождает (социально обусловленное) чувство вины у ребенка, который осознает, что он никогда не сможет вытеснить более сильного родителя. Ребенок мужского пола также считает себя подверженным риску. Он опасается, что, если он будет настойчиво стремиться к сексуальному влечению к своей матери, отец может причинить ему вред; в частности, он опасается, что его могут кастрировать. Это называется страхом кастрации . Как влечение к матери, так и ненависть обычно подавляются, и ребенок обычно разрешает конфликт Эдипова комплекса, отождествляя себя с родителем того же пола.Это происходит в возрасте пяти лет, после чего ребенок вступает в период ожидания , когда сексуальная мотивация становится гораздо менее выраженной. Это длится до полового созревания, когда начинается зрелое генитальное развитие, и влечение к удовольствию перефокусируется на область гениталий.

Это, как полагал Фрейд, является последовательностью или прогрессией, заложенной в нормальном человеческом развитии, и следует отметить, что на младенческом уровне инстинктивные попытки удовлетворить влечение к удовольствию часто сдерживаются родительским контролем и социальным принуждением.Таким образом, процесс развития для ребенка, по сути, представляет собой движение через серию из конфликтов , успешное разрешение которых имеет решающее значение для психического здоровья взрослого. Многие психические заболевания, особенно истерия, считал Фрейд, могут быть связаны с неразрешенными конфликтами, переживаемыми на этой стадии, или с событиями, которые иным образом нарушают нормальный паттерн детского развития. Например, некоторые фрейдисты считают гомосексуальность результатом неспособности разрешить конфликты Эдипова комплекса, особенно неспособности идентифицировать себя с родителем того же пола; навязчивая озабоченность умыванием и личной гигиеной, которая характеризует поведение некоторых невротиков, рассматривается как результат неразрешенных конфликтов / репрессий, происходящих на анальной стадии.

5. Неврозы и структура психики

Рассказ Фрейда о бессознательном и связанной с ним психоаналитической терапии лучше всего иллюстрируется его знаменитой трехчастной моделью структуры разума или личности (хотя, как мы видели, он не сформулировал ее до 1923 года). Эта модель имеет много общего с описанием разума, предложенным Платоном более 2000 лет назад. Теория получила название трехчастной просто потому, что, опять же, как и Платон, Фрейд выделил три структурных элемента в уме, которые он назвал id , ego и super-ego .Ид — это та часть ума, в которой находятся инстинктивные сексуальные влечения, требующие удовлетворения; Супер-эго — это та часть, которая содержит совесть, а именно социально приобретенные механизмы контроля, которые были интернализованы и которые обычно передаются в первую очередь родителями; в то время как эго — это сознательное я, которое создается динамическими напряжениями и взаимодействиями между Ид и Супер-Эго и имеет задачу согласовать их конфликтующие требования с требованиями внешней реальности.Именно в этом смысле разум следует понимать как динамическую энергетическую систему. Все объекты сознания находятся в эго; содержание id постоянно принадлежит бессознательному; в то время как Супер-Эго — это бессознательный механизм фильтрации, который стремится ограничить слепые стремления Ид к удовольствиям путем введения ограничительных правил. Существуют некоторые споры относительно того, насколько буквально Фрейд намеревался использовать эту модель (он, кажется, сам воспринял ее чрезвычайно буквально), но важно отметить, что то, что предлагается здесь, действительно является теоретической моделью , а не описанием. наблюдаемого объекта, который функционирует как система отсчета для объяснения связи между опытом раннего детства и зрелой взрослой (нормальной или дисфункциональной) личностью.

Фрейд также следовал за Платоном в его описании природы психического здоровья или психологического благополучия, которое он видел как установление гармоничных отношений между тремя элементами, составляющими разум. Если внешний мир не предлагает возможностей для удовлетворения влечений идентификатора или, что еще чаще, если удовлетворение некоторых или всех этих влечений действительно нарушает моральные санкции, наложенные Супер-Эго, тогда внутренний конфликт возникает в уме между его составными частями или элементами.Неспособность решить эту проблему может привести к более позднему неврозу. Ключевой концепцией, введенной здесь Фрейдом, является то, что разум обладает рядом защитных механизмов , чтобы попытаться предотвратить перерастание конфликтов в слишком острые, такие как вытеснение (возвращение конфликтов в бессознательное), сублимация (направление сексуального влечет за собой достижение общественно приемлемых целей в искусстве, науке, поэзии и т. этапы).

Из них подавление является наиболее важным, и Фрейд объясняет это следующим образом: когда человек испытывает инстинктивное побуждение вести себя так, как супер-эго считает предосудительным (например, сильный эротический импульс на часть ребенка по отношению к родителю противоположного пола), тогда разум может оттолкнуть этот импульс, чтобы подавить его в бессознательное. Таким образом, вытеснение является одним из центральных защитных механизмов, с помощью которых эго стремится избежать внутреннего конфликта и боли и согласовать реальность с требованиями как Ид, так и Супер-Эго.Как таковое, это совершенно нормально и является неотъемлемой частью процесса развития, через который каждый ребенок должен пройти на пути к взрослой жизни. Однако подавленное инстинктивное влечение, как форма энергии, не может быть уничтожено и не может быть уничтожено , когда оно подавлено — оно продолжает существовать нетронутым в бессознательном, откуда оно оказывает определяющую силу на сознательный разум и может дать подъем к дисфункциональному поведению, характерному для неврозов. Это одна из причин, почему сны и оговорки имеют такое сильное символическое значение для Фрейда и почему их анализ стал такой ключевой частью его лечения — они представляют собой случаи, когда бдительность супер-эго ослабляется, а когда вытесненные влечения, соответственно, способны представляться сознательному уму в трансмутированной форме.Разница между нормальным подавлением и видом подавления, которое приводит к невротическому заболеванию, составляет степень , а не от вида — компульсивное поведение невротика само по себе является проявлением инстинктивного влечения, подавленного в детстве. Такие поведенческие симптомы в высшей степени иррациональны (и даже могут восприниматься как таковые невротиком), но полностью выходят за рамки контроля субъекта, потому что ими движет уже бессознательный подавленный импульс. Фрейд позиционировал ключевые репрессии как для нормального человека, так и для невротика в первые пять лет детства и, конечно же, считал их по сути сексуальными по своей природе; поскольку, как мы видели, репрессии, которые, в частности, нарушают процесс детского сексуального развития, по его мнению, приводят к сильной тенденции к более позднему неврозу во взрослой жизни.Задача психоанализа как терапии состоит в том, чтобы найти подавления, вызывающие невротические симптомы, путем проникновения в бессознательный разум субъекта и выведения их на передний план сознания, чтобы позволить эго напрямую противостоять им и, таким образом, разрядить их. .

6. Психоанализ как терапия

Рассказ Фрейда о половом генезе и природе неврозов естественным образом привел его к разработке клинического метода лечения таких расстройств. Сегодня это стало настолько влиятельным, что, когда люди говорят о психоанализе, они часто имеют в виду исключительно клиническое лечение; однако этот термин правильно обозначает как клиническое лечение, так и лежащую в его основе теорию.Цель метода может быть сформулирована просто в общих чертах — восстановить гармоничные отношения между тремя элементами, составляющими сознание, путем раскопок и разрешения бессознательных вытесненных конфликтов. Настоящий метод лечения, впервые предложенный Фрейдом, вырос из более раннего открытия Брейера, упомянутого выше: когда истерическую пациентку побуждали свободно говорить о самых ранних проявлениях ее симптомов и фантазий, симптомы начинали ослабевать и полностью исчезали, когда она был вынужден вспомнить первоначальную травму, которая их причинила.Отказавшись от своих ранних попыток исследовать бессознательное с помощью гипноза, Фрейд развил это говорящее лекарство , исходя из предположения, что подавленные конфликты были похоронены в самых глубоких тайниках бессознательного. Соответственно, он заставил своих пациентов расслабиться в положении, в котором они были лишены сильной сенсорной стимуляции и даже острого осознания присутствия аналитика (отсюда и знаменитое использование кушетки, когда аналитик практически молчал и находился вне поля зрения). , а затем побудил их говорить свободно и раскованно, желательно без предусмотрительности, полагая, что таким образом он сможет распознать бессознательные силы, лежащие в основе сказанного.Это метод свободных ассоциаций, обоснование которого аналогично тому, что используется при анализе сновидений — в обоих случаях супер-эго до некоторой степени обезоружено, его эффективность в качестве механизма скрининга снижается, а материал разрешается. чтобы проникнуть в сознательное эго, которое в противном случае было бы полностью подавлено. Этот процесс обязательно трудный и длительный, и поэтому одна из основных задач аналитика — помочь пациенту распознать и преодолеть его собственное естественное сопротивление, которое может проявляться как враждебность по отношению к аналитику.Однако Фрейд всегда воспринимал возникновение сопротивления как признак того, что он был на правильном пути в оценке основных бессознательных причин состояния пациента. Сны пациента представляют особый интерес по причинам, которые мы уже частично видели. Принимая во внимание, что супер-эго менее эффективно функционирует во сне, как и при свободных ассоциациях, Фрейд проводил различие между явным содержанием сновидения (то, что сновидение казалось на поверхности) и его скрытым содержанием . (бессознательные, подавленные желания или желания, которые являются его реальным объектом).Правильная интерпретация сновидений пациента, оговорок, свободных ассоциаций и ответов на тщательно отобранные вопросы приводит аналитика к точке, где он может локализовать бессознательные репрессии, вызывающие невротические симптомы, неизменно с точки зрения прохождения пациентом сексуальных отношений. процесс развития, способ, которым разрешались конфликты, подразумеваемые в этом процессе, и либидинозное содержание семейных отношений пациента. Чтобы создать лекарство, аналитик должен помочь пациенту самому осознать неразрешенные конфликты, скрытые в глубоких тайниках бессознательного, а также напрямую противостоять им и взаимодействовать с ними.

В этом смысле можно сказать, что объектом психоаналитического лечения является форма самопонимания — как только это будет достигнуто, в значительной степени пациенту, после консультации с аналитиком, предстоит определить, как он будет справляться с этим вновь возникшим. -приобретенное понимание бессознательных сил, которые его мотивируют. Одна из возможностей, упомянутых выше, — это направление сексуальной энергии на достижение социальных, художественных или научных целей — это сублимация, которую Фрейд считал движущей силой большинства великих культурных достижений.Другой возможностью был бы сознательный рациональный контроль ранее подавленных влечений — это подавление. Еще одним может быть решение о том, что виноваты именно Супер-Эго и социальные ограничения, которые его информируют, и в этом случае пациент может решить, в конце концов, удовлетворить инстинктивные побуждения. Но во всех случаях лекарство создается, по существу, своего рода катарсисом или очищением — высвобождением сдерживаемой психической энергии, ограничение которой было основной причиной невротического заболевания.

7. Критическая оценка Фрейда

Из вышеизложенного должно быть очевидно, почему психоанализ в целом и Фрейд в частности оказали такое сильное влияние на популярное воображение в западном мире и почему и теория, и практика психоанализа должны оставаться предметом огромного внимания. споров. Фактически, споры, которые существуют в отношении Фрейда, более горячие и многогранные, чем те, которые касаются практически любого другого мыслителя после 1850 года (возможное исключение — Дарвин), с критикой, начиная с утверждения, что теория Фрейда была порождена логическим основанием. путаница, возникающая из-за его предполагаемой давней пристрастия к кокаину (см. Thornton, E.M. Freud and Cocaine: The Freudian Fallacy ) к мнению, что он сделал важное, но мрачное эмпирическое открытие, которое он сознательно подавил в пользу теории бессознательного, зная, что последнее было бы более социально приемлемым ( см. Masson, J. The Assault on Truth ).

Здесь следует подчеркнуть, что гений Фрейда (как правило) не вызывает сомнений, но точная природа его достижений все еще является источником многих споров. Сторонники и последователи Фрейда (а также Юнга и Адлера) известны рвением и энтузиазмом, с которым они поддерживают доктрины учителя, до такой степени, что многие из противников движения считают его разновидностью светской религии, требующей как и процесс инициации, в котором начинающий психоаналитик должен сначала быть проанализирован.Таким образом, часто утверждается, что безоговорочное принятие набора идеологических принципов становится необходимым предварительным условием для принятия в движение — как и в случае с большинством религиозных группировок. В ответ сторонники психоанализа часто анализируют мотивы своих критиков с точки зрения самой теории, которую эти критики отвергают. Итак, дискуссия продолжается.

Здесь мы ограничимся: (а) оценкой утверждения Фрейда о том, что его теория является научной, (б) вопросом согласованности теории, (в) спором о том, что, если вообще что-либо, действительно открыл Фрейд, и (г) вопрос об эффективности психоанализа как лечения невротических заболеваний.

а. Претензия на научный статус

Это чрезвычайно важный вопрос, поскольку Фрейд считал себя в первую очередь ученым-новатором и неоднократно утверждал, что значение психоанализа состоит в том, что это новая наука , включающая в себя новый научный метод работы с разумом и психическими расстройствами. болезнь. Более того, не может быть никаких сомнений в том, что с тех пор это была главная привлекательность теории для большинства ее сторонников — на первый взгляд, она выглядит не просто научной теорией, а чрезвычайно сильной один, способный учесть и объяснить все возможные формы человеческого поведения.Однако именно последнее, по мнению многих комментаторов, подрывает его претензии на научный статус. Что касается вопроса о том, что делает теорию подлинно научной, то критерий демаркации Карла Поппера, как его называют, теперь получил очень всеобщее признание: а именно, что каждая подлинная научная теория должна быть проверяемой и, следовательно, поддаваться фальсификации , по крайней мере. в общем. Другими словами, если теория несовместима с возможными наблюдениями, она является научной; и наоборот, теория, которая совместима с всеми возможными наблюдениями, ненаучна (см. Popper, K. Логика научных открытий ). Таким образом, принцип сохранения энергии (физической, а не психической), который так сильно повлиял на Фрейда, является научным, поскольку его можно опровергнуть — открытие физической системы, в которой общее количество физической энергии не было постоянным, окончательно показало бы это ложь. Утверждается, что ничего подобного невозможно в отношении теории Фрейда — ее нельзя опровергнуть. Если задать вопрос: «Что подразумевает эта теория, что, если она будет ложной, покажет ложность всей теории?», Ответ будет «Ничего», потому что теория совместима с всеми возможными положениями вещей .Отсюда делается вывод, что теория ненаучна, и хотя это не лишает ее всякой ценности, как утверждают некоторые критики, определенно снижает ее интеллектуальный статус, как это утверждали ее самые сильные сторонники, включая самого Фрейда.

г. Связность теории

Связанный с этим (но, возможно, более серьезный) момент состоит в том, что согласованность теории, по крайней мере, сомнительна. Что привлекательно в теории, даже для непрофессионала, так это то, что она, кажется, предлагает нам давно востребованные и столь необходимые причинно-следственные объяснения условий, которые были источником огромных человеческих страданий.Тезис о том, что неврозы вызываются бессознательными конфликтами, скрытыми глубоко в подсознании в форме подавленной либидинозной энергии, по-видимому, предлагает нам, наконец, понимание причинного механизма, лежащего в основе этих ненормальных психологических состояний, как они выражаются в человеческом поведении. и далее покажите нам, как они связаны с психологией нормального человека . Однако даже это вызывает сомнения и вызывает много споров. В общем, когда говорят, что событие X вызывает другое событие Y, как X, так и Y являются и должны быть независимо идентифицируемыми .Это правда, что это не всегда простой процесс, поскольку в науке причины иногда не наблюдаются (субатомные частицы, радио и электромагнитные волны, молекулярные структуры и т. Д.), Но в этих последних случаях существуют четкие правила соответствия соединение ненаблюдаемых причин с наблюдаемыми явлениями. Трудность теории Фрейда состоит в том, что она предлагает нам сущности (например, подавленные бессознательные конфликты), которые, как говорят, являются ненаблюдаемыми причинами определенных форм поведения. Но не существует правил соответствия для этих предполагаемых причин — их невозможно идентифицировать за исключением , ссылаясь на поведение, которое они, как утверждается, вызывают (то есть аналитик не утверждает демонстративно: « Это — бессознательная причина, а — что — его поведенческий эффект»; скорее он утверждает: « Это — это поведение, поэтому его бессознательная причина должна существовать »), и это действительно вызывает серьезные сомнения относительно того, предлагает ли теория Фрейда вообще подлинные причинные объяснения.

г. Открытие Фрейда

На менее теоретическом, но не менее критическом уровне утверждалось, что Фрейд действительно сделал подлинное открытие, которое он изначально был готов открыть миру. Однако реакция, с которой он столкнулся, была настолько яростно враждебной, что он замаскировал свои выводы и предложил вместо них свою теорию бессознательного (см. Masson, J. The Assault on Truth ). Было высказано предположение, что он обнаружил крайнюю распространенность сексуального насилия над детьми, особенно с девочками ( подавляющее большинство истериков — это женщины) даже в респектабельной Вене девятнадцатого века.Он действительно предложил раннюю теорию обольщения неврозов, которая встретила яростную враждебность, и которую он быстро отозвал и заменил теорией бессознательного. Как объясняет один современный фрейдистский комментатор, изменение взглядов Фрейда по этому вопросу произошло следующим образом:

Вопросы, касающиеся травм, перенесенных его пациентами, казалось, открыли [Фрейду], что венских девочек в очень раннем детстве чрезвычайно часто соблазняли старшие родственники-мужчины.Сомнения в том, что эти соблазнения действительно возникли, вскоре сменились уверенностью в том, что предлагались описания детских фантазий. (Макинтайр).

Таким образом, предполагается, возникла теория Эдипова комплекса.

Это утверждение вызывает ряд вопросов, не в последнюю очередь, что выражение необычно часто означает в этом контексте? По какому стандарту это судят? Ответ может быть только таким: в соответствии со стандартами того, во что мы обычно верим или хотели бы верить.Но здесь некоторые критики Фрейда утверждают, что его пациенты вспоминали не фантазий из детства , а травматические события из своего детства, которые были слишком реальными . По их словам, Фрейд наткнулся на тот факт, что уровень сексуального насилия над детьми в обществе намного выше, чем это принято считать или признано, и сознательно подавил его. Если это утверждение верно — а его нужно, по крайней мере, серьезно рассмотреть, — то это, несомненно, самая серьезная критика, с которой приходится сталкиваться Фрейду и его последователям.

Кроме того, этот конкретный момент приобрел дополнительное и даже более спорное значение в последние годы, когда некоторые современные фрейдисты готовы объединить теорию подавления с признанием широко распространенной социальной распространенности детской сексуальности. злоупотреблять. Результатом стало то, что в Соединенных Штатах и, в частности, в Великобритании многие тысячи людей вышли из анализа с восстановленными воспоминаниями о предполагаемом сексуальном насилии со стороны их родителей в детстве; воспоминания, которые, как предполагается, до сих пор подавлялись.На этом основании родители были обвинены и отвергнуты, а целые семьи были разделены или уничтожены. Неудивительно, что это, в свою очередь, вызвало систематическую негативную реакцию, в ходе которой организации обвиняемых родителей, считая себя истинными жертвами того, что они называют синдромом ложной памяти , осудили все такие заявления о памяти как фальсифицированные — прямой продукт вера в то, что они считают мифом о репрессиях. (см. Пендергаст, М. Жертвы памяти ). Таким образом, концепция вытеснения, которую сам Фрейд назвал краеугольным камнем, на котором зиждется структура психоанализа , стала предметом более широкого критического анализа, чем когда-либо прежде.Здесь тот факт, что, в отличие от некоторых из своих современных последователей, Фрейд сам никогда не одобрял расширение концепции подавления, чтобы охватить фактическое сексуальное насилие над детьми, и тот факт, что мы не обязательно вынуждены выбирать между взглядами, которые все восстановленные воспоминания либо правдивы, либо фальсифицированы, часто теряются из виду из-за сильной жары, порождаемой этими дебатами, что, возможно, и понятно.

г. Эффективность психоаналитической терапии

Из этого не следует, что, если теория Фрейда ненаучна или даже ложна, она не может предоставить нам основу для благотворного лечения невротического заболевания, потому что связь между истинностью или ложностью теории и ее полезностью-ценностью далека от истины. изоморфный.Теория, на которой основывалось использование пиявок для обескровливания пациентов в медицине восемнадцатого века, была совершенно ложной, но иногда пациенты действительно получали пользу от лечения! И, конечно, даже истинная теория может быть неправильно применена, что приведет к негативным последствиям. Одна из проблем здесь состоит в том, что трудно определить, что считать лекарством от невротического заболевания, в отличие, скажем, от простого облегчения симптомов. В целом, однако, эффективность данного метода лечения обычно клинически измеряется с помощью контрольной группы — доля пациентов, страдающих от данного расстройства, излеченных с помощью лечения X, измеряется путем сравнения с пациентами, излеченными с помощью других методов лечения. или вообще без лечения.Проведенные клинические испытания показывают, что доля пациентов, получивших пользу от психоаналитического лечения, существенно не отличается от доли пациентов, выздоравливающих спонтанно или в результате других форм вмешательства в использованных контрольных группах. Итак, вопрос о терапевтической эффективности психоанализа остается открытым и дискуссионным.

8. Ссылки и дополнительная литература

а. Работы Фрейда

  • Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда (Ред.J. Strachey с Анной Фрейд), 24 тт. Лондон: 1953-1964.

г. Работы по Фрейду

и Фрейдистскому психоанализу
  • Абрамсон, Дж. Б. Освобождение и его пределы: моральная и политическая мысль Фрейда. Нью-Йорк: Free Press, 1984.
  • Bettlelheim, B. Freud and Man’s Soul . Кнопф, 1982.
  • Кавелл, М. Психоаналитический разум: от Фрейда к философии . Издательство Гарвардского университета, 1993.
  • Кавелл, М. Стать предметом: размышления в философии и психоанализе. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2006.
  • Чессик, Р. Д. Фрейд учит психотерапии . Hackett Publishing Company, 1980.
  • .
  • Чоффи, Ф. (ред.) Фрейд: современные суждения . Макмиллан, 1973,
  • Дей, Дж. Источники моральной воли: очерки моральной психологии и теории Фрейда . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета, 1996.
  • Дильман, И. Фрейд и природа человека. Блэквелл, 1983 год
  • Дильман И. Фрейд и разум . Блэквелл, 1984.
  • Эдельсон, М. Гипотезы и доказательства в психоанализе. University of Chicago Press, 1984.
  • Эрвин, E . Заключительный отчет: философские и эмпирические вопросы в психологии Фрейда. MIT Press, 1996.
  • Фанчер, Р. Психоаналитическая психология: развитие мысли Фрейда . Нортон, 1973,
  • Фаррелл, Б.А. Положение психоанализа . Oxford University Press, 1981.
  • Фингаретт, Х. Самость в трансформации: психоанализ, философия и жизнь духа. HarperCollins, 1977.
  • Фримен, Л. История Анны О. — женщины, которая привела Фрейда к психоанализу . Paragon House, 1990.
  • .
  • Frosh, S. Политика психоанализа: Введение во фрейдистскую и постфрейдистскую теорию. Yale University Press, 1987.
  • Гарднер, С. Иррациональность и философия психоанализа. Кембридж, Издательство Кембриджского университета, 1993.
  • Грюнбаум, А. Основы психоанализа: философская критика . Калифорнийский университет Press, 1984.
  • Гей, В. Фрейд о сублимации: пересмотр. Олбани, Нью-Йорк: State University Press, 1992.
  • Хук С. (ред.) Психоанализ, научный метод и философия . Издательство Нью-Йоркского университета, 1959.
  • Джонс, E. Зигмунд Фрейд: жизнь и работа (3 тома), Basic Books, 1953-1957.
  • Кляйн, Г.С. Психоаналитическая теория: исследование основ . International Universities Press, 1976.
  • Лир, Дж. Любовь и ее место в природе: философская интерпретация фрейдистского психоанализа. Фаррар, Страус и Жиру, 1990.
  • Лир, Дж. Открытый разум: разработка логики души. Кембридж, издательство Гарвардского университета, 1998.
  • Лир, Джонатан. Счастье, смерть и остаток жизни. Harvard University Press, 2000.
  • Лир, Джонатан. Фрейд. Рутледж, 2005.
  • Левин, М. (ред). Аналитический Фрейд: философия и психоанализ. Лондон: Рутледж, 2000.
  • Леви, Д. Фрейд среди философов: психоаналитическое бессознательное и его философские критики. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета, 1996.
  • Макинтайр, А.С. Бессознательное: концептуальный анализ . Рутледж и Кеган Пол, 1958.
  • Махони, П.Дж. Дора Фрейда: психоаналитическое, историческое и текстологическое исследование . Издательство Йельского университета, 1996.
  • Массон, Дж. Нападение на истину: подавление Фрейдом теории соблазнения . Faber & Faber, 1984.
  • Neu, J. (ред.). Кембриджский компаньон Фрейда. Cambridge University Press, 1994.
  • O’Neill, J. (ed). Фрейд и страсти. Издательство Пенсильванского государственного университета, 2004 г.
  • Поппер К. Логика научных открытий . Хатчинсон, 1959.
  • Пендергаст, м. Память жертв . HarperCollins, 1997.
  • .
  • Райзер, М. Разум, мозг, тело: на пути к конвергенции психоанализа и нейробиологии . Основные книги, 1984.
  • Ricoeur, P. Freud and Philosophy: An Essay in Interpretation (trans. D. Savage). Издательство Йельского университета, 1970.
  • Робинсон, стр. Фрейд и его критики. Беркли, Калифорнийский университет Press, 1993.
  • Роуз, Дж. О неспособности уснуть: Психоанализ и современный мир. Princeton University Press, 2003.
  • Рот, стр. Суперэго. Icon Books, 2001.
  • Рудницкий, П.Л. Фрейд и Эдип. Columbia University Press, 1987.
  • Саид, E.W . Фрейд и неевропейцы. Verso (совместно с Музеем Фрейда, Лондон), 2003 г.
  • Шафер Р. Новый язык психоанализа . Издательство Йельского университета, 1976.
  • Шервуд, М. Логика объяснения в психоанализе. Academic Press, 1969.
  • Smith, D.L. Философия бессознательного Фрейда. Kluwer, 1999.
  • .
  • Стюарт, В. Психоанализ: первые десять лет, 1888-1898. Macmillan, 1969.
  • Саллоуэй, Ф. Фрейд, биолог разума . Основные книги, 1979.
  • Торнтон, Э.М. Фрейд и кокаин: заблуждение Фрейда . Блонд и Бриггс, 1983.
  • Таубер, А. Фрейд, упорный философ. Princeton University Press, 2010.
  • Уоллес, E.R. Фрейд и антропология: история и переоценка. International Universities Press, 1983.
  • Wallwork, E. Психоанализ и этика. Yale University Press, 1991.
  • Whitebrook, J. Perversion and Utopia: Study in Psychoanalysis and Critical Theory. MIT Press, 1995.
  • Уайт, Л.Л. Бессознательное до Фрейда. Basic Books, 1960.
  • Wollheim, R. Freud. Фонтана, 1971.
  • Wollheim, R. (ed.) Freud: A Collection of Critical Essays. Якорь, 1974 .
  • Wollheim, R. & Hopkins, J. (eds.) Philosophical Essays on Freud . Издательство Кембриджского университета, 1982.

См. Также статьи о различении разума и тела Декарта, теории сознания высшего порядка и интроспекции.

Информация об авторе

Стивен П. Торнтон
Эл. Почта: [email protected]
Лимерикский университет
Ирландия

Анна Фрейд: биография и теории — видео и стенограмма урока

Биография

Анна Фрейд родилась 5 декабря 1895 года. Она была младшей дочерью Зигмунда Фрейда, и ее ранняя жизнь была сформирована сильным соперничеством со старшей сестрой Софи. Она получила образование в Вене и самостоятельно следила за работой своего отца, прежде чем в 1918 году начала свою собственную работу в области психоанализа.Понимание работы отца позволило ей выступать с докладами на конференциях, и в 1922 году она смогла присоединиться к Венскому психоаналитическому обществу. В 1927 году она стала генеральным секретарем Международной психоаналитической ассоциации, и занимала эту должность до 1934 года. Анна вместе со своей подругой Дороти Берлингхэм основала школу для детей из неблагополучных семей. К сожалению, эта школа закрылась в следующем году из-за событий Второй мировой войны.

Живя со своей семьей в Англии, Зигмунд Фрейд умер 23 сентября 1939 года.После его смерти Анна была занята академическими вопросами и открыла ясли для детей от родителей-одиночек в Хэмпстеде. Кроме того, она обсуждала технические вопросы психоанализа с Мелани Кляйн, британской коллегой, владеющей собственными методами и исследованиями. Эти двое участвовали в серии дебатов, которые привели к созданию различных методов обучения для тех, кто придерживается той или иной теории. Анна расширила свою деятельность из яслей на курсы детской терапии в Хэмпстеде и построила там клинику в 1952 году.Там она работала с детьми и обучила следующее поколение психотерапевтов. Позже она часто путешествовала, читая лекции в таких местах, как юридическая школа Йельского университета, на такие темы, как преступность и ее влияние на семью. Она скончалась 9 октября 1982 года. Клиника Хэмпстед, где она выполняла большую часть своей работы, была переименована в Центр Анны Фрейд в 1984 году.

Психоанализ: история вопроса

А теперь давайте кратко рассмотрим психоанализ. Психоаналитическая терапия — это стереотипный кабинет терапевта, в котором пациент сидит на кушетке, а терапевт сидит рядом и говорит очень редко.Эта терапия предназначена для того, чтобы позволить терапевту увидеть закономерности в переживаниях, манерах и мыслях пациента в попытке проникнуть в подсознание пациента. Психоаналитики сосредотачиваются на бессознательном, поскольку считают, что именно бессознательное может развиваться таким образом, что создает проблемы для пациента. Важны ранние жизненные опыты и отношения, такие как ранние отношения пациента с родителями, сверстниками и авторитетными лицами. Психоаналитики считают, что бессознательное формируется этими переживаниями и отношениями, и что открытие вредных переживаний или паттернов в результате этих отношений может помочь пациентам оправиться от психических заболеваний.

Также центральное место в раннем психоанализе, в частности в соответствии с теориями Зигмунда Фрейда, был баланс между тремя частями разума: ид, эго и суперэго. id — это сумма базовых инстинктов выживания, рожденных человеком, сосредоточенных на удовлетворении основных потребностей, таких как еда, питье и секс. эго — это чувство индивидуальности, которое развивается в раннем возрасте. суперэго — это совокупность знаний о морали и отношениях с людьми, которые человек получает в детстве.Согласно Фрейду, мы все состоим из этих трех элементов, но поскольку каждый элемент связан с разными вещами (такими как потребность в пище или потребность в справедливости), в уме человека может возникнуть напряжение, которое может привести к различные психологические заболевания и неврозы.

Вклад Анны

У Анны Фрейд было два основных направления работы в области психологии. Первое упомянуто в ее биографии: детская психология . В своих ранних работах Фрейд и Дороти Берлингхэм учитывали развивающиеся у детей потребности в привязанности.Согласно психоанализу, детям нужны привязанности к людям в ранние годы, чтобы стать стабильными взрослыми. Работа Анны Фрейд с детьми была сосредоточена на выяснении взаимосвязи между развивающимся разумом и развивающимся телом. Ее практика была сосредоточена на ее представлении о ребенке как о живом биологическом организме и развивающемся уме, а также на взаимодействии между этими двумя сторонами ребенка и окружающей средой.

Другой работой Анны Фрейд было развитие области психологии эго .Это поле касается эго и того, как оно защищает себя от ид. В широком смысле личность (или эго) человека борется с его влечениями в качестве животного (или его ид). Например, человек может проецировать свои недостатки на другого человека, а не признавать их. Таким образом, проецирующий человек может критиковать и даже ненавидеть поведение, не ненавидя себя. В то время как Зигмунд Фрейд уделял больше внимания подсознанию и неудовлетворенным желаниям пациента, работа Анны Фрейд была сосредоточена больше на распознавании этих защит эго.Область психологии эго развилась из ее работ. Поле посвящено исследованию того, как эти защиты подавляют сознательное знание. Терапевтов, следовавших методологии Анны Фрейд, побуждали исследовать эти защиты, когда они проявлялись у пациента, в отличие от прежнего акцента на том, что вытесняется.

Краткое содержание урока

Чтобы повторить, хотя Анна Фрейд в некотором роде продолжала работу своего отца, Зигмунда Фрейда, ее работа в области психологии была значимой сама по себе.Она разработала теории детской психологии, и ее работа по защите эго легла в основу современной психологии эго. Фрейд однажды пошутил, что ее жизнь не была такой уж захватывающей, ей просто нравилось работать с детьми. Благодаря этой любви был разработан комплекс работ, которые до сих пор определяют направление современной психологической терапии и исследований.

Анна Фрейд, Мелани Кляйн и психоанализ с детьми и подростками (рецензия на книгу)

Автор : Холдер, Алекс
Издатель : Карнак
Проверено : Кэрол Лахман, PhD, Vol.XXVII, 1 (зима 2007 г.), стр. 62-64

Красочная картинка на обложке научного и практического взгляда Алекса Холдера на корни, противоречия и актуальность детского психоанализа для области психоанализа в целом передает суть этой книги. Его нарисовала восьми с половиной лет девочка по имени Моника в конце ее пяти сессий анализа в неделю с автором. Моника назвала рисунок «шикарной леди». Эта детская фантазия о том, как выглядит элегантная взрослая женщина, является, так сказать, воплощением огромного роста и изменений, которые произошли в ней во время лечения.Моника начала свой анализ как навязчивый, трудный в управлении ребенок, страдающий фобией. С помощью соответствующих клинических описаний автор показывает, как первоначальное ограниченное поведение Моники в игровой комнате (частично из-за страха неодобрения) постепенно переросло в выражение в игре и переносе ее тревог и страхов, а также сопутствующей агрессии. Алекс Холдер описывает это постепенное (но иногда внезапное) углубление анализа, показывая, как он пытался понять игру и вербализацию Моники в контексте ее психосексуального развития и динамики ее тревог.В конце анализа, как следует из рисунка, Моника стала явно более уверенной в себе девушкой, гораздо более непринужденной со своими чувствами. Это очень интересный случай для чтения, и читатель испытывает радость от трансформации, происходящей с этим ребенком.

Перед этим клиническим случаем автор создает основу для исследования истоков детского психоанализа, углубляясь в то, что составляет анализ, включая методику. Выполняя эту задачу, Холдер пытается понять и противопоставить вклады двух главных пионеров в этой области, Анны Фрейд и Мелани Кляйн.Автор является детским и взрослым аналитиком и тренинг-аналитиком, в настоящее время работающим в Германии, с сорокалетним клиническим опытом работы как в Великобритании, так и в Германии. Он хорошо знаком с ранними работами по лечению детей первых двух-трех десятилетий двадцатого века. Рассматривая раннюю работу с детьми, Холдер тщательно проводит различие между тем, что является настоящим детским психоанализом, и другими формами помощи ребенку, которые носят более педагогический характер. Холдер твердо убежден в том, что детским анализом является высокая частота сеансов в неделю в течение длительного периода времени.Только этот длительный процесс позволяет ребенку безопасно ослабить защиты, чтобы выявить менее сознательные конфликты и фантазии, в то время как аналитик, осознавая свои контрпереносные реакции, может помнить и пытаться собрать воедино часто невербальные выражения беспокойства ребенка. Автор заявляет, что даже при более краткосрочном успешном лечении Маленького Ганса преодоление симптома у ребенка было возможно только потому, что авторитет отца и врача были объединены в одном лице.Это отец, в своей повседневной заботе и любви к ребенку, а также благодаря его научному интересу к тревогам ребенка, сделал возможным излечение. Однако следует упомянуть, что в какой-то момент книги Холдер указывает, что есть несколько других стран, таких как Франция, где детский анализ проводится реже, например три раза в неделю. Практические препятствия на пути к обнаружению случаев, когда родитель согласен и ребенка можно приводить пять раз в неделю, очень трудно повсюду.

Автор считает, что и Анна Фрейд, и Мелани Кляйн, на которых повлияли теории и работы Зигмунда Фрейда, определили структуру и теоретические основы детского психоанализа. Они оба считали, что обучение психоанализу взрослых должно предшествовать технически более сложной арене детского психоанализа, чтобы аналитик, проходящий обучение, имел свой собственный анализ и был знаком с психоаналитическими теориями, касающимися психосексуального развития, работы психоанализа. ум и репрессии.Холдер отмечает, что прошло около сорока лет с того момента, как Анна Фрейд впервые порекомендовала его, прежде чем Международная психоаналитическая ассоциация официально признала обучение детского аналитика (2000). В психоаналитическом сообществе было много и, возможно, все еще есть те, кто верил, что детский психоанализ не является истинным анализом. Необходимость, эффективность и актуальность детского психоанализа для области психоанализа в целом, по-видимому, является основной целью этой компактной книги.

Как было сказано выше, частота сеансов и цели детского психоанализа (то есть помочь ребенку преодолеть тревоги, фиксации и запреты, мешавшие развитию) были точками согласия между Анной Фрейд и Мелани Кляйн. Холдер также показывает, как на Анну Фрейд, скорее всего, повлияла Мелани Кляйн (например, исключив вводную фазу анализа для ребенка и осознав ценность игры как средства понимания ребенка). Однако, по-видимому, они существенно расходятся.Мелани Кляйн, например, считала, что детский психоанализ может быть полезен для всех детей в качестве помощи в модуляции их тревог, в то время как Анна Фрейд считала, что анализ уместен только тогда, когда у ребенка развился детский невроз. Интересно, что ранее в своей работе Анна Фрейд считала, что психоаналитические принципы могут быть профилактически включены в воспитание детей, но позже пришла к выводу, что это было слишком оптимистично.

Помимо Зигмунда Фрейда, Мелани Кляйн также находилась под сильным влиянием теорий и работ Карла Абрахама над устной фазой.В результате Кляйн интересовался развитием детей и взрослых с самого начала, то есть с младенчества. Она провела непосредственное наблюдение за своими тремя детьми и делилась взглядами и идеями с другими аналитиками и, я полагаю, педиатрами, которые проводили наблюдения и теоретизировали в отношении развития младенцев. Прочитать Кляйн напрямую, как в ее статье 1952 года «О поведении младенцев» и «О технике психоаналитической игры: ее история и значение» (1955) — познавательный опыт.Эти статьи очень резкие, особенно первая из упомянутых, поскольку можно увидеть развитие и ценность ее наблюдений, описывающих, как агрессия и либидо смешиваются в фазе сосания и как младенцы различаются по своей сосательной способности. Кляйн также обратилась к тому, что делают матери, чтобы помочь ребенку в развитии и развитии этого самого раннего объектного отношения. В результате своего интереса и наблюдений за оральной фазой Кляйн постулировала раннюю защиту младенца, разделив его хороший и плохой опыт общения с матерью.Она также предположила, что вследствие садистско-каннибалистической фазы, которая происходит во второй половине первого года жизни, зачатки суперэго уже сформировались в это время жизни. Эта точка зрения контрастирует с точкой зрения Анны Фрейд, согласно которой суперэго возникает на третьем-пятом году жизни с разрешением эдипова комплекса.

Можно подумать, что эти две очень разные точки зрения на суперэго, возможно, описывают две разные части или аспекты этой концепции, а внутри суперэго может быть более ранняя невербальная часть.Холдер говорит, что Кляйн проливает свет на «самые ранние объектные отношения и истоки тревоги, вины и конфликта». Холдер также предполагает, что Кляйн могла видеть больше проявлений раннего супер-эго у детей, которых она лечила, поскольку они могли быть «более психически больными детьми», в которых доминировало «архаическое супер-эго».

Теоретические основы техники также были разными. Мелани Кляйн думала, что детские игры похожи на свободные ассоциации.Следовательно, если ребенок открывает бумажник в игре, Кляйн может дать интерпретацию, связанную с любопытством ребенка по поводу материнской утробы. Конечно, никто не знает, что еще Кляйн могла знать о ребенке, который побудил ее сказать это. Анна Фрейд не верила, что детская игра может рассматриваться как свободное общение взрослого. Она чувствовала, что аналитик должен был сформировать понимание того, что ребенок выражает в течение многих игровых сессий, учитывая также вербализацию ребенка, прежде чем давать интерпретацию.

Они также значительно различались по своему отношению к переносу, а также по роли и необходимости работы с родителями. Как предполагает Холдер, возможно, не нужно разделять эти две основные точки зрения, а вместо этого рассматривать идеи выборочно, чтобы понять, что лучше всего подходит для понимания ребенка и как с ним или с ней работать.

Следующие две главы книги, хотя и самые маленькие, содержат много важных мыслей и информации. В главе, посвященной подростковому возрасту, Холдер настоятельно рекомендует юность как отдельную фазу со своими собственными препятствиями и рисками в развитии.Автор, как и другие, считает, что в области детского психоанализа подростковый период не учитывается настолько, что в 1990-х годах была создана Европейская ассоциация подросткового психоанализа, чтобы глубже понять некоторые проблемы подросткового возраста и возникающие технические вопросы. . Например, было интересно прочитать, что в подростковом возрасте происходит угасание грандиозных представлений о себе, сменяющееся реальным удовлетворением в профессиональном и сексуальном опыте. Для подростка психоаналитическое лечение может вызвать регрессивное притяжение, так что аналитику необходимо быть более гибким в отношении частоты и продолжительности лечения.

Последняя глава в этой книге, «Значение детского анализа для анализа взрослых», уникальна, так как кажется, что идеи не были так ясно проиллюстрированы где-либо еще. Холдер (вместе с Кернбергом и Питером Блосом-младшим) рекомендует взрослым аналитикам иметь опыт анализа нескольких детей разного возраста и различных патологий. Это может повысить чувствительность и углубить понимание взрослым аналитиком динамического бессознательного и довербального мира своих пациентов с сопутствующими давлениями и конфликтами.Холдер приводит клинический пример, процитированный Питером Блосом-младшим, о том, что последний смог справиться с «сильной, но еще не осознанной потребностью взрослого пациента передвигаться по комнате для консультаций, — действие, которое часто сдерживается из-за фантазийного неодобрения со стороны врача. аналитик ». Блос указывает, что, поскольку он понял из своей детской аналитической работы с детьми, которые ходят по комнате, он мог помочь взрослому пациенту добраться до бессознательных фантазий относительно значения слов «действие, торможение и запрет».”

Холдер также рекомендует взрослым аналитикам рассмотреть возможность участия в наблюдении за младенцами в течение как минимум года, поскольку он считает, что это может помочь в сочувствии довербальному миру не только к ребенку, но и к матери. Интересно, что идея Холдера совпадает с созданием программ наблюдения за младенцами и детьми в нескольких институтах Нью-Йорка. Хотя они не являются обязательными для аналитического обучения, они дают возможность тем, кто заинтересован, расширить свои знания об этом важном этапе развития.В заключение Холдер подчеркивает, что, несмотря на некоторые утомительные и технически сложные аспекты детского психоанализа, удовлетворение заключается в осознании того, что «каждый имеет дело с человеком, у которого впереди почти вся его жизнь, но который все еще находится в ранние этапы развития его возможностей ». По этой и другим вышеупомянутым причинам эта книга представляет собой богатый ресурс, особенно для тех, кто занимается детской клинической работой, и для тех, кто думает об этом.

Влияние теории Фрейда на психологию личности

5.ОТТО РАНК

5.1 Отношения с Зигмундом Фрейдом

Отношения Зигмунда Фрейда с Отто Ранком были самыми

«постоянными, близкими и значительными» в его профессиональной жизни [9].

Для Ранка Фрейд был его наставником, руководившим его академическим

и психаналитическим развитием. Для Фрейда он описал

Ранга как «любимого сына» и «наследника» [9]. Однако интимные отношения

продлились всего двадцать лет. Расхождение

произошло, когда Ранк опубликовал «Травму рождения

», оспаривая теорию Фрейда с помощью активной терапии и

доэдипова комплекса [18].

5.2 Травма рождения

Книга завершила основную идею Ранка с 1924 по

1927 [13]. В знаменитой работе Ранка он предложил

«доэдипальных» стадий, которые взяли на себя эдипальные стадии Фрейда,

и состояли из изначального родства младенца с матерью

[9]. Рэнк считал, что рождение было прерыванием

жизни людей, которое люди тратили на восстановление

человек [18].

5.3 Психология и душа

Психология и душа была еще одной известной работой

Отто Ранка после его расхождения с Фрейдом. В книге

, описывающей историю психологии, антропологии и

философии, Ранк предложил свою идею о психологии личности

: личность

формировалась под влиянием культуры и социальной среды [17]. Кроме того,

Rank исследовал истинное значение психологии: «способ наблюдения

отношений и относительности» [17].В книге

Ранк также подверг критике интерпретацию Фрейдом

сновидений: «книга — это терапия, а не психология» [17].

6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Психоаналитическая теория личности Зигмунда Фрейда

Психология в значительной степени повлияла на других известных психоаналитических психологов

: Анну Фрейд, Карла Юнга и Отто Ранка. Анна

Фрейд унаследовал теорию психоанализа

и толкования сновидений Зигмунда Фрейда, но сместил акцент на детскую психологию

.Она также доработала теорию

Фрейда о защитных механизмах и вытеснении, которая считалась

самой влиятельной работой Анны Фрейд. Карл Юнг, будучи учеником

Фрейда, основал аналитическую психологию на основе психоанализа

. Он также предложил свою теорию в

психологических типах. Теория интроверсии и экстраверсии

повлияла на психологию личности, вызвав огромное количество исследований, основанных на характеристике психологических типов

.Отто Ранк,

ближайший друг и ученик Фрейда, разработал свою теорию

, основанную на теории психоанализа. Однако он оспорил теорию

Фрейда об Эдиповом комплексе и индивидуальной личности

, что вызвало расхождение между

Фрейдом и

Фрейдом.

Хотя есть много критики в адрес Фрейда, люди

все еще не могут отрицать вклад и влияние психоанализа

и Фрейда в области психологии личности.

Дальнейшие исследования и исследования должны проводиться

на основе психологии личности и психоанализа.

ССЫЛКИ

[1] Биллиг, М. (2006). Психоаналитический дискурсивный

Психология: от сознания к бессознательному.

Исследования дискурса.

https://doi.org/10.1177/1461445606059546

[2] Берлингем Д. Т. и Фрейд А. (1944). Младенцы без

семей: аргументы за и против детских садов.

Младенцы без семей: аргументы за и против

детских яслей.

[3] Фрейд А. (1936). Оборонительные операции эго

рассматриваются как объект анализа. Эго и механизмы защиты

.

https://doi.org/10.1097/00005053-1940-00010

[4] Фрейд С. (1915). Инстинкты и их превратности.

Standard Edition, Vol. 14.

https: // doi.org / 10.1017 / CBO9781107415324.004

[5] Freud, S. (1995). Эго и Ид (1923). В Id

и Ego and Other Works.

https://doi.org/10.1097/00000441-196111000-00027

[6] Freud, S., Jung, CG, McGuire, W., McGlashan, A.,

Manheim, R., Hull, Р. и Кэррингтон Ф. (1994).

письма Фрейда / Юнга: переписка между

Зигмундом Фрейдом и К.Г. Юнгом (сокращенное издание).

Серия Боллинген, 94.

[7] Grayling, A.C. (2002). Ученый или рассказчик?

Хранитель. Получено из

https://www.theguardian.com/books/2002/jun/22/socia

lsciences.gender

[8] Horton, L.H. (1916). Научный метод

в толковании снов

. С теорией, объясняющей процесс сновидения

как апперцептивный метод проб и ошибок. Журнал

аномальной психологии, 10 (6), 369–399.

https: // doi.org / 10.1037 / h0070297

[9] Джеймс Либерман, Э., Крамер, Р., и Рихтер, Г. К.

(2012). Письма Зигмунда Фрейда и Отто ранг:

Внутри психоанализа. Письма Зигмунда Фрейда

и Отто Ранг: внутри психоанализа.

https://doi.org/10.1177/0957154X13483218

[10] Юнг К.Г. (1935). Современный человек в поисках души.

Журнал нервных и психических заболеваний.

https: // doi.org / 10.1097 / 00005053-193506000-00052

[11] Юнг, К.Г., Бейнс, Х.Г., и Биби, Дж. (2016).

Психологические типы. Психологические типы.

https://doi.org/10.4324/9781315512334

[12] Лэпсли, Д. К., и Стей, П. К. (2012). Id, Ego и

Superego. В энциклопедии человеческого поведения: второе издание

. https://doi.org/10.1016/B978-0-12-375000-

6.00199-3

[13] Лейтнер М. (1997).Слишком ранкиан для фрейдистов, или

Успехи в социальных науках, образовании и гуманитарных исследованиях, том 433

231

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.