Публицистический тексты: Публицистический стиль: черты и примеры

Автор: | 02.09.2020

Содержание

Публицистические тексты на занятиях по русскому языку как иностранному (неудачные метафоры и культура речи инофонов) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 81

Р.Э.Брускова

Старший преподаватель ВоенМедА им. С.М. Кирова, г. Санкт-Петербург, РФ E-mail: [email protected]

ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЕ ТЕКСТЫ НА ЗАНЯТИЯХ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ КАК ИНОСТРАННОМУ (НЕУДАЧНЫЕ МЕТАФОРЫ И КУЛЬТУРА РЕЧИ ИНОФОНОВ)

Аннотация

В предлагаемой статье говорится о влиянии аутентичных публицистических текстов на культуру речи читателей (в том числе инофонов). Публицистический текст насыщен метафорами, однако поиски интересного образа не всегда имеют удачный результат и могут стать причиной коммуникативных неудач. Неудачные метафоры представляют собой определенную зону риска для молодых читателей, особенно инофонов. Автор дает рекомендации по работе с публицистическими текстами на занятиях по РКИ.

Ключевые слова:

Русский язык как иностранный, культура речи, образность в тексте, публицистический текст, аутентичный текст, метафоры, неудачные метафоры, чтение.

Rakhil Eduardovna Bruskova

Senior Lecturer Kirov military medical academy

JOURNALISTIC TEXTS IN THE RUSSIAN AS A FOREING LANGUAGE CLASSES (inappropriate metaphors and culture of speaking foreign languages)

Annotation

The proposed article considers the impact of authentic journalistic texts on the culture of speech of readers (including foreign language speakers). A journalistic text is saturated with metaphors, however, searches for an interesting image do not always have a successful result and can lead to communicative failure. The author gives recommendations on working with journalistic texts in classes of Russian as a foreign language, as these inappropriate metaphors create a certain risk for young readers, especially foreign language speakers.

Key words:

Russian as a foreign language (RFL), culture of speaking, imagery in the text, journalistic text, authentic text, metaphores, inappropriate metaphor, reading.

Процессы, происходящие в современном русском языке, и новые тенденции, наметившиеся в нём, будучи производными изменившихся условий существования человека, сами начинают воздействовать на его сознание. Так, демократизация языка приобретает все более серьезные подчас угрожающие масштабы, а нормы литературного языка становятся не всегда уместными и важными (например, в интернет-коммуникации).

Стремление к речевой экономии расхолаживает, повседневная интернет-коммуникация, которая начинает занимать ведущие позиции, допускает как лексику сниженную, так и жаргонную или даже бранную. Для сокращения дистанции с читателем, а также для привлечения внимания аудитории авторы ищут новые образы, беспрецедентные высказывания, используют языковую игру и даже допускают в своей

речи обсценную лексику.

Следует отметить, что авторы письменных публицистических текстов стараются придерживаться нормы настолько, насколько это возможно, однако вместе с тем они ориентируются на запросы целевой аудитории, стремятся быть более доступными и популярными. Следует ли из этого, что они должны потакать вкусам масс и, стремясь к доступности, предусмотрительно снижать семантический и лексический уровень языковых средств? К сожалению, такая тенденция наблюдается.

Н. С. Валгина замечает, что язык печати стал более натуральным, «смешалась стилистика массовой печати — больше стало иронии и сарказма, а это побуждает и развивает тонкие нюансы в слове», но порой авторы не могут прочувствовать эти нюансы и из этого получаются двусмысленные вещи, которые могут оскорбить человека [3, с. 5].

Ответственность автора перед читателями достаточно велика, ведь СМИ обусловлены социокультурной ситуацией, с одной стороны, и способны вызывать изменение этой ситуации — с другой. «Периодическая печать, наиболее традиционная разновидность масс-медиа, <…> остается, тем не менее, и сегодня важнейшим СМИ, обладающим значительным потенциалом воздействия не только на читателя, но и на разные стороны жизни социума» [6, с. 239].

Кроме того, в контексте разговора об обучении русского языку иностранных граждан следует сказать о том, что носители языка ответственны перед инофонами. Человек, находясь в процессе изучения нового языка, как маленький ребенок реагирует на любую информацию (в первую очередь речевую), которая к нему поступает. И, безусловно, обращает внимание на общеупотребительную лексику и ту, которая «широко известна в узких кругах».

Причина активного употребления метафор в языке СМИ заключается в эффективности передачи мысли посредством образов и в стремлении воздействовать на читателя через его подсознание и ассоциации. Отличительной чертой метафоры является ее постоянное участие в развитии языка, речи и культуры в целом. Это связано с формированием метафоры под воздействием современных источников знаний и информации, использованием ее в определении объектов достижений человечества.

Однако часто из-за неудачно или неправильно использованной метафоры происходит искажение смысла явления и, как следствие, непонимание со стороны адресата (читателя или слушателя).

К таким же результатам может привести и чрезмерность в употреблении метафор. Она загромождает речь, затуманивает мысль, отвлекает и может привести к отторжению и абсолютному непониманию текста.

На продвинутом этапе изучения русского языка важно предлагать инофонам аутентичные тексты различной стилистики, начиная от разговорного и заканчивая научным. Важно дать представление о разграничении стилей литературного языка и в то же время показать, насколько порой тесно они могут взаимодействовать. Так, например, публицистический стиль нередко вбирает в себя элементы разговорного стиля. Инофонам важно объяснить, что такой подход во многом определяется требованиями и тематикой издания, в котором опубликован текст.

Применение образных и экспрессивных средств, безусловно, усиливает действенность речи. Рассмотрим такой пример: «Зализывают раны и жилищники, в канун отопительного сезона недосчитавшиеся 130 тысяч штук бронзовой арматуры» (Петровский курьер. 1999. № 42). Подобное устойчивое выражение действительно существует в разговорном стиле — «зализывать раны», что буквально означает «восстанавливать утраченное/проигранное», но в данном контексте оно не уместно и стремление придать высказыванию образность с помощью данного выражения приводит к сильному снижению стиля текста.

Необходимо считаться также и с уровнем развития и с особенностями практического опыта читателя. Художественные средства предоставляют возможность обрести этот опыт, пережить, так сказать, состояние предшествующее опыту. И здесь без метафоры как некоего косвенного сообщения в виде истории или образного выражения, использующего сравнение, автору не обойтись. Метафора может создаваться на основе абсолютно всем известного материала или события, придавая ему новый неожиданный смысл, приглашая взглянуть на явление в принципе, воспринять его как некое символическое отображение до этого

скрытого знания.

Однако неудачной можно назвать метафору, если:

• она построена на образе, несоответствующем действительности и этим отталкивает читателя: Представьте, к нам на юбилей пришли Марк Захаров, Станислав Говорухин, Сергей Юрский…Для нас это большая честь — признание от таких мастодонтов, таких мастеров» (Комсомольская правда. 2010. № 21).

• не передает сущности явления, а потому неудачна: «Артисты с очень скудным арсеналом выразительных средств». (Сергею Безрукову — человеку и лицедею //Известия. 2006).

• создает путаный двусмысленный образ: Словом, Антонов, судя по всему, готовится к отходному маневру, усиленно налаживает запасные аэродромы. А, следовательно, и его корабль еще пробороздит волны Невы?» (Московский комсомолец. 2001. № 53-1).

Причиной возникновения неудачных метафор может стать поиск образа, несоответствующего общему характеру освещаемого материала, или образы надуманные, вычурные и вызывающие неясные, трудноуловимые ассоциации. Современные авторы, в целях усиления эксцентричности своего текста часто злоупотребляют метафорами или же попросту неумело используют их, например: «Те, у кого он [иммунитет] слабый, получили обострение своих тараканов» (Реклама иммуноповышающего препарата. АиФ. 2010).

Стремление сделать свой текст более красивым и запоминающимся порой переходит все границы и становится поистине ироничным или даже безвкусным: «Последний всплеск любви к булкам был на рубеже XX-XXI вв.- сказался кризис 1998 года». (Чего не хватает русскому человеку на столе //АиФ. 2010). Слово «всплеск» передает динамику и несет в себе смысл чего-то стремительного и быстро надвигающегося. Простое толкование данного слова: всплеск — звук, шум плеснувшей воды [7], оно может быть использовано при метафорическом переносе, но в данном контексте оно не уместно, так как употреблено вместе со словом «любовь» и по отношению к «булкам», поэтому вся фраза выглядит достаточно комичной, а метафора неудачной.

Метафоры можно разделить на общеупотребительные (тиражируемые журналистами клише, узнаваемые «словесные формулы, которые уже есть в сознании читателя) и на индивидуально-авторские. Например, общеупотребительными являются такие метафоры, как «сильная рука», «работать на два фронта», «крестовый поход…», «выйти из окопов», «болезнь общества», «чума XX века» и мн. др. Индивидуально-авторские же демонстрируют личное восприятие автора и его индивидуальный опыт, который он стремится, так или иначе, передать и читателю. Этот вид метафоры чаще всего подвергается «вирусу» неудачного употребления: «Однако супруга Михаила [Боярского] Лариса Луппиан выдержала этот фанатский натиск» («Так звезды сошлись» //КП. 2010) или же «Ладно, такова зрительская доля -терпеть. Или пальпировать кнопку «выкл.». И все же терпеливый зритель слегка озадачен… » (Новая газета. 2002. № 30).

Слово «пальпировать» является медицинским термином, обозначающим метод медицинского обследования больного, основанный на осязательном ощущении. Этимология слова восходит к латинскому «palpatio», что в переводе значит «ощупывание». Пальпировать, производя медицинское обследование, ощупывать какую-нибудь часть тела. П. печень, селезенку [7]. Именно здесь и расположен «корень» ошибки автора данной неудачной метафоры. Автор использует свои индивидуальные знания (видимо, не совсем точные), чтобы создать новый образ, однако становится очевидным, что это не всегда верный шаг.

На занятиях по русскому языку как иностранному можно предложить для сравнения контексты со словом «болезнь»:

1. Буквальный непереносный смысл: «Гиппократ причиной болезни считал неправильное смешение четырёх основных жидкостей организма: крови, слизи, жёлчи жёлтой и чёрной (венозная кровь)».

2. Контекст с общеупотребительной метафорой (фразеологизмом): «Таким скромным молодым человеком был и не прошёл испытание славой. Вот она — звёздная болезнь!»

3. Контекст с индивидуально-авторской метафорой: «О, сахар — это моя слабость, я бы даже сказала

— болезнь!»

Одной из характерных черт современной газетной публицистики является метафоризация терминов; переносное употребление специальной научной, специальной профессиональной, военной лексики, лексики, относящейся к спорту. На занятиях по РКИ преподаватель может уделить внимание некоторым случаям сообразно специальности, получаемой обучаемыми.

Специальная терминология оказывается практически неисчерпаемым источником для новых, свежих, не штампованных способов речевого выражения. Многие узкопрофессиональные слова начинают использоваться как языковые метафоры. Например, использование слова «консилиум»: Уже через несколько минут вокруг мертвой антилопы собирается целый консилиум пятнистых гиен, и каждая стремится получить свой кусок добычи (И. Затевахин. РТР. Диалоги о животных. 2000). Консилиум — это совещание врачей для установления диагноза заболевания и определения способов лечения [7]. Используя в данном контексте специальный врачебный термин, автор стремится придать своей речи не только псевдонаучность, но также и неуместную эстетичность, на чем и строится ирония при описании образа жизни диких животных. При рассмотрении на занятии данного примера с неудачной индивидуально-авторской метафорой, необходимо отдельно обсудить цели и мотивы говорящего.

По мнению некоторых авторов, метафора в газете нередко проходит путь: метафора — штамп — ошибка. В этой универсальности как бы заложены объективные условия для появления в газете, как пишет В.Г. Костомаров, «непродуманных стилистически, а часто и логически неоправданных метафор» [5].

Таким образом, также как и метафора в художественной речи, метафора в публицистическом тексте несет в себе функцию художественного познания. Именно ориентация на положительные, удачные образы позволяет подойти к неудачным семантическим образованиям как к явлению необязательному и не столь уж неизбежному для газетной стилистики. Словесные неудачи надо рассматривать не как типичное для издания явление, а как издержки.

Рассмотрим пример из статьи С.И. Виноградова «Выразительные средства в парламентской речи» [4]. В статье автор приводит пример из выступления писателя, где тот сравнивает демократию с юной девочкой:

«Депутат С. (известный писатель: Я призываю вас, дорогие товарищи, помнить о том, что демократия — еще юная девочка, так скажем. И сразу требовать от нее удовлетворения всех своих страстей, не дав достигнуть ей совершеннолетия хотя бы,- это просто уголовное преступление (Оживление в зале).

Пусть она подрастет, пусть плод созреет, не будем сразу же рвать зеленые яблоки и ждать решения всех наших проблем именно сегодня, именно на этой трибуне, именно в эти дни (I Съезд народных депутатов. Стенографический отчет)».

С.И. Виноградов пишет о том, что «метафора — острое орудие, но, как и любое оружие, она требует умелого обращения, в противном случае эта метафора может оказаться направленной против того, кто ее применяет» [Там же]. Язык писателя богат на образы, но в данном контексте рассуждение о демократии, как о юной девочке совершенно неуместно. Таким образом, может поколебаться и авторитет говорящего, и будет нарушена деловая атмосфера мероприятия, ведь речь идет не об обычной бытовой беседе, а о Съезде народных депутатов. Если заглянуть в «Словарь русских политических метафор», то можно обнаружить, что демократию часто сравнивают не только с девочкой («юная демократия», «жениться на демократии, а мама-партия против»), но и с «любимым дитятей». Встречается метафора «забеременеть демократией» [1, с. 14].

При обсуждении данного примера рекомендуется рассмотреть более удачные случаи сравнения демократии с юным существом: «Все понимаю, демократия наша молода. Ей еще надо многому учиться. Вот только времени на это сегодня уже нет» (Г. Михайлов) и «Все эти приметы молодой демократии говорят о том, что будущее молодой демократии совсем не безоблачно. (С. Говорухин)» [1, с. 15].

Метафора, как одно из наиболее популярных средств художественной выразительности, помогает представить сложное понятие как относительно простое, новое — как хорошо известное, абстрактное — как конкретное: архитектурный ансамбль, вирус атакует, иммунитет защищается и т.п.

А.П. Чудинов пишет, что каждый новый этап социального развития страны отражается в метафорическом зеркале, где вне зависимости от чьих-либо намерений фиксируется подлинная картина общественного самосознания. Система базисных метафор — это своего рода ключ к пониманию «духа времени». Именно поэтому «актуальность их исследования определяется не только собственно лингвистическими потребностями, но представляет собой междисциплинарную проблему» [8].

Средства массовой информации в значительной степени определяют нормы языка и общения, и тем более велика их ответственность за то, чтобы эти нормы отвечали лучшим культурным традициям [2, с. 279].

Таким образом, метафора является очень популярным и продуктивным средством речевой выразительности в языке современных публицистических текстов, выступая не только как инструмент описания и оценки действительности, но и как средство ее познания. Именно поэтому на занятиях по русскому языку как иностранному следует рассматривать аутентичные публицистические тексты и анализировать метафорические аналогии в них, обращать внимание на буквальное значения слова. Это формирует образное мышление у обучаемых и, как следствие, совершенствует речь. Список использованной литературы:

1. Баранов А.Н., Караулов Д.О. Словарь русских политических метафор. — М.: 1994. 351 с.

2. Былинский К.И. Язык газеты. Избранные работы / Сост. К.М. Накорякова. — М.: Изд-во МГУ, 1996. 304 с.

3. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке: Учебное пособие для студентов вузов. — Москва: Логос, 2001. 304 с.

4. Виноградов С.И. Выразительные средства в парламентской речи // Русская речь. — 1994. №1. URL: http://old.rodchenko.ru/liter/articles/others/8/ (дата обращения: 12.08.2019).

5. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений за речевой практикой масс-медиа. Издание третье, испр. и доп. СПб.: «Златоуст», 1999. 320 с.

6. Культура русской речи: Учебник / отв. ред. Л.К. Граудина, Е.Н. Ширяева. — М.: Норма, 2009. 560 с.

7. Толковый словарь русского языка. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Издательство «Азъ», 1992. Проверка, коррекция и форматирование С.А. Трушкин, 2003/08. URL: http://www.lib.ru/DIC/OZHEGOW/ozhegow_a_d.txt (дата обращения: 15.08.2019).

8. Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале // Русская речь. — 2001. №1,3,4.; 2002. №1,2,3.

© Брускова Р.Э., 2019

УДК37

Воронкова О.Ю.

учитель иностранных языков Михайличенко З.И. учитель математики Рева Е.Ю. учитель начальных классов МБОУ «Засосенская СОШ» с.Засосна, Красногвардейский район, Белгородская область, Россия

E-mail: [email protected]

ТРУДНОСТИ В ОБУЧЕНИИ ДЕТЕЙ АНГЛИЙСКОМУ ЯЗЫКУ В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ

Аннотация

В статье рассматриваются основные трудности, возникающие при обучении английскому языку детей

Создание текста публицистического стиля: этапы обучения | Русский язык и литература

Создание текста публицистического стиля: этапы обучения

Автор: Пискунова Галина Валерьевна

Организация: МБОУ Гимназия № 34

Населенный пункт: г. Ульяновск

Способность составить грамотное речевое высказывание, как письменное, так и устное, является важнейшим коммуникативным умением и формируется эта способность, прежде всего, на уроках развития речи. А присутствие во всех типах ГИА задания, предполагающего сформированность у выпускников умения составлять связный текст, делает уроки обучения написанию сочинений особенно значимыми.

На уроках развития речи в 7 классе по программе М.Г.Разумовской предусматривается знакомство с особенностями публицистического стиля и создание собственных текстов этой стилевой принадлежности. ….

На уроке знакомства с публицистическим стилем формируется

умение видеть особенности этого стиля речи и умение отличать публицистику от текстов иной стилевой принадлежности. Особое внимание следует уделить анализу образца публицистического стиля, которыми, несомненно, можно считать тексты Д.С.Лихачева. Обучение созданию публицистического текста невозможно без теоретических знаний о языковых средствах, характерных для этого стиля речи. Овладеть ими и увидеть на примере, какие особенности речи использовал автор, помогут справочные материалы, предложенные учителем:

Экспрессивные выражения — эмоционально окрашенные слова и словосочетания, которые помогают передать отношение говорящего или пишущего к предмету речи.

(С отчаянием смотрим мы, как уничтожаются леса, загрязняются реки, гибнет природа.)

Инверсия – стилистический прием, перестановка слов или словосочетаний, нарушающая обычный порядок построения выражения. (Белеет парус одинокий в тумане моря голубом.)

Параллельный способ связи предложений в тексте — соподчинение второго, третьего и т. п. предложений первому. Первое предложение содержит тему, дает общий план картины, а все остальные связаны с ним по смыслу и грамматически. Они детализируют общую картину, конкретизируют тему текста.

Расчленение предложений (парцелляция) стилистический прием, заключающийся в разделении одной синтаксической конструкции на части для расстановки в ней акцентов, деление на мелкие интонационные и смысловые единицы. (Он тоже пошел в магазин. Следом. Купить молока)

В ходе занятия важно формировать у учащихся осознание того, что умение строить высказывание в публицистическом стиле необходимо при общении с окружающими. Помогут активизировать личностное восприятие темы вопросы, направленные на субъектный опыт ученика. На этапе мотивации и целеполагания учащимся предлагается поразмышлять над ключевым в формулировке темы словом («Публицистический стиль речи»), задать вопросы к теме, поиск ответов на которые и являются целями занятия: «Что такое публицистический стиль, как его отличить, каковы его характерные признаки, как овладеть публицистическим стилем речи, где его можно использовать, как создать текст публицистического стиля?» Потом ученики пытаются найти ответ на один из поставленных ими вопросов: «Каким требованиям должен отвечать текст, предназначенный воздействовать на публику?» Все предположения записываются на доске. Дети указывают следующие: информативность, воздействие на слушателя (должно быть интересно читать), убедительность, актуальность, эмоциональность). Этот список в ходе анализа текста пополняется.

В основе урока – работа с текстом Д.С.Лихачева «О хороших манерах»:

О хороших манерах
Есть много книг о « хороших манерах ». Эти книги объясняют, как держать себя в обществе, в гостях и дома, со старшими и младшими, как говорить и как одеваться. Но люди обычно мало черпают из этих книг. Происходит это, я думаю, потому, что в книгах о хороших манерах редко объясняется, зачем нужны хорошие манеры.
Что же лежит в основе руководства для приобретения хороших манер?
В основе всех хороших манер лежит одна забота — о том, чтобы человек не мешал человеку, чтобы все вместе чувствовали себя хорошо.
Надо уметь не мешать друг другу. Поэтому не надо шуметь. Поэтому не надо чавкать, звонко класть вилку в тарелку, громко говорить за обедом. не надо говорить с набитым ртом, чтобы у соседей не было опасений. И не надо класть локти на стол — опять-таки, чтобы не мешать соседу. быть опрятно одетым надо потому, что в этом сказывается уважение к другим: на вас не должно быть противно смотреть
Как видите, в так называемых хороших манерах есть глубокий смысл. И воспитывать в себе нужно не столько манеры, сколько то, что выражается в них — бережное отношение к людям, к природе.-

Начало разговора о тексте и его особенностях строится традиционно: следует небольшой рассказ об авторе, определяется тема и идея. Здесь уместно предложить задуматься, насколько сложно было выявить авторскую позицию (идею) и потом вместе прийти к выводу о характерной особенности публицистики: открыто выраженная авторская позиция.

Ученики отмечают наличие аргументов, с помощью которых Лихачев убеждает нас в верности своей точки зрения, обращают внимание на самые убедительные строки. По учебнику и справочным материалам они определяют языковые средства, которые использует автор в предложениях, показавшихся ребятам самыми выразительными, Учитель рассказывает о «Письмах о добром и прекрасном», об их тематике, предлагает записать предложение, где перечислены некоторые статьи Дмитрия Сергеевича: В книге Д.С.Лихачева «Письма о добром и прекрасном» заглавия публицистических статей открыто говорят об их содержании: «В чем смысл жизни», «Что объединяет людей», «О воспитанности», «Искусство ошибаться», «Любите читать!», «Учитесь учиться», «О памяти», «О русской природе. Некоторым из учащихся это предложение поможет определиться с выбором темы сочинения.

Учитель обращается в классу с вопросом: «Д.С.Лихачеву, пережившему блокаду, посвятившему всю жизнь русской культуре, конечно, было что сказать потомкам. А вам нужно уметь выражать свою позицию, обладать навыками владения публицистическим стилем? Почему? (Уметь высказать свою точку зрения, уметь убедить слушателей в ее правильности важно в любом возрасте).

Детям предлагается подумать, с чем им хотелось бы обратиться к публике, к ребятам из параллели, например, какие темы их волнуют (Темы, прелагаемые семиклассниками, могут быть разнообразными: связанными с экологией, защитой животных, трудностями в общении со сверстниками, с конфликтными ситуациями с родителями и учителями, о судьбе России в современном мире, о патриотизме)

Переход к следующему этапу учащимися определен еще в начале урока, на этапе целеполагания: после анализа текста нужно переходить к практике, созданию собственного варианта. Учитель предлагает определить собственную тему или использовать заголовки из «Писем». В этом случае ученикам предоставляется возможность сравнить свое видение темы со статьями академика.

Учитель предлагает составить опорные материалы для будущего сочинения-рассуждения (ребята могут объединиться в группы, если совпадают темы, или работать индивидуально). Дети пишут свои варианты на отдельных листах, которые потом прикрепляются к доске и в течение дня у одноклассников есть возможность их прочитать и определить, чьи материалы показались наиболее значительными, актуальными и аргументированными: проводится своеобразный конкурс на самого убедительного автора. Перед началом работы нужно еще раз определиться вместе с ребятами, что обязательно должны содержать их записи. Сообща ученики приходят к выводу: так как по типу речи будущее сочинение будет представлять собой рассуждение, в рабочие материалы нужно включить авторскую позицию (тезис), аргументы, рабочее название.

На этапе рефлексии ребята анализируют, какие цели из определенных самими семиклассниками в начале урока были достигнуты, приходят к выводу о необходимости создания полного текста, черновика сочинения.

На втором уроке, который целесообразнее проводить не раньше следующего дня, работа посвящена рецензированию полученных черновых вариантов. Начать нужно с выявления проблем, с которыми столкнулись ученики в ходе работы над сочинением: относительно легко определились с темой, но потом долго думали, о чем писать, не хватило знаний, просто эмоциональные фразы вряд ли смогут заинтересовать читателя, нужен информативный материал, поэтому пришлось почитать статьи по этой теме, ознакомиться с фактами, которые могут быть использованы в сочинении, поговорить со старшими, с друзьями. Учащиеся могут прийти к выводу о необходимости подробного изучения материалов по выбранной теме, на основе которых можно составить аргументированное собственное мнение. Такая подробная работа с черновым вариантом сочинения позволит семиклассникам прийти к выводу о серьезной подготовке к написанию публицистического текста, который должен убедить читателей в актуальности выбранной темы и верности авторской позиции.

Работа с черновым вариантом сочинений начинается с проговаривания необходимых требований к тексту публицистического стиля и его речевых особенностей (о них говорилось на предыдущем уроке). Ученикам было предложено упражнение по типу «путаницы»: в одном столбике были написаны примеры средств речевой выразительности, характерных для публицистического стиля, в другом – их названия. Нужно было установить соответствия. После работы делается акцент на том, для чего это может пригодиться (для использования в собственных текстах).

Обсуждение черновиков сочинений предполагает зачитывание работ тех учащихся, которые изъявляют желание быть услышанными. Если работа с черновиками ведется в системе, желающие всегда находятся: еще с 5 класса формируется убежденность в том, что одноклассники помогут советом, вопросом, замечанием, что прочтенное вслух сочинение и самому автору видится по-другому. Вместе с учащимися формируем критерии обсуждения сочинения:

  • Присутствует ли ярко выраженная позиция автора по обозначенной проблеме?
  • Насколько убедителен автор в подборе аргументов?
  • Можно ли считать текст достаточно эмоциональным?
  • Использование каких речевых средств показалось наиболее оправданным, уместным?
  • Что в сочинении показалось особенно удачным, что поможет в работе над собственным текстом?
  • Что хотелось бы посоветовать автору?

В классе происходит живое обсуждение: ребята понимают, что нужно увидеть в сочинении, учатся видеть достижения друг друга, критически относиться к собственным работам. Можно организовать работу над сочинением в группах. Группа выбирает вариант, показавшийся самым удачным, потом эти работы по принципу «вертушки» проходят через другие группы, каждая отмечает достоинства, вносит свои коррективы, дает советы. Группа, являющаяся «автором», может не согласиться с замечаниями, но должна аргументировать свое несогласие

На уроке, посвященном редактированию сочинения, ученики, конечно, вправе рассчитывать на помощь учителя. Поэтому постоянно звучат вопросы, обращенные к классу: «Какие вопросы возникают? Чем нужно помочь? Что осталось неясным?» Кроме того, на подобных уроках учитель должен быть готов прокомментировать любые вопросы по орфографии и пунктуации, независимо от того, изучены правила или нет. На этом уроке важнее сосредоточиться на самом тексте, а слова и предложения, которые вызвали затруднения, лучше попросить записать тем, кому они показались сложными, и поработать с ними индивидуально, в режиме консультаций.

В заключительной части урока, на этапе рефлексии звучит вопрос: Что вам особенно помогло в работе над сочинением? Кого из одноклассников хотелось бы поблагодарить за «подаренную» идею, мысль, совет?

Подобная работа над сочинениями позволяет сформировать не только способность к использованию речевых средств в соответствии с целью высказывания и редактированию текстов, но и осознанную необходимость овладения публицистическим стилем речи, чтобы быть понятым и услышанным. В перспективе это может облегчить им работу над написаниями сочинений в формате ОГЭ и ЕГЭ.

Список использованной литературы:

  1. Лихачев, Д.С. Письма о добром и прекрасном. / сост., общ. ред. Г.А.Дубровской. – М.: Детская литература, 1985.
  2. Розенталь, Д.Э., Теленкова, М.А., Словарь-справочник лингвистических терминов. – М.: Просвещение, 1985.

Русский язык, 7 кл.:учебник / М.М.Разумовская, С.И.Львова, В.И.Капинос и др.; под ред. М.М.Разумовской, П.А.Леканта. – М.: Дрофа, 2018.

Приложения:

  1. file0.docx.. 29,6 КБ
  2. file1.ppt.zip.. 500,5 КБ
Опубликовано: 06.12.2019

Читать «Публицистический текст. Лингвистический анализ. Учебное пособие» — Трофимова Ольга Борисовна, Кузнецова Наталья Владимировна

Ольга Викторовна Трофимова, Наталья Владимировна Кузнецова

Публицистический текст. Лингвистический анализ: учебное пособие

Предисловие

Профессия журналиста складывается из многих составляющих. Немаловажная среди них – работа со словом, ведь именно слово – оружие журналиста, и им, как и любым другим оружием, нужно пользоваться умело. В наши дни, когда средства массовой информации приобрели такое влияние, это особенно актуально. Не случайно лингвисты говорят, что язык СМИ становится моделью общенационального языка – «великого и могучего». Тем внимательнее пишущая (а также радио– и телевизионная) братия должна относиться к слову, тем грамотнее использовать его богатые возможности.

Конечно, сроки создания газетного материала, радио– и телесюжета, как правило, жестко ограничены, поэтому соответствующими навыками обычно владеешь автоматически и при написании текста часто полагаешься на интуицию. Но всегда полезно осмыслить свои интуитивные умения, посмотреть на них со стороны, тем более со стороны современных достижений лингвистики текста. Образцы применения «продвинутых» языковедческих теорий к газетным текстам, в том числе нашей региональной прессы, в большом количестве приведены в этом пособии.

Книга, несомненно, поможет «работнику слова» быть более убедительным в своих материалах, чтобы в полном объеме донести информацию до читателя, достичь наибольшего понимания. Уверен, что она послужит не только подготовке будущих, но и повышению квалификации действующих журналистов.

…Владение законами текстообразования необходимо журналисту прежде всего для успешной практической работы. Разумеется, автор, моделируя свое произведение, не стремится лишь на сугубо дискурсивной, т. е. рассудочной, основе разрабатывать творческие ходы, просчитывать наиболее рациональные варианты интертекстуальных включений, формировать пространство подтекста Безусловно, очень большую роль играет также интуиция, поскольку творчество немыслимо без смелого выхода за границы стереотипов, поворота «против течения» и в ряде случаев парадоксального отрицания жестких логических схем. Однако без понимания природы строго выверенного закона текстообразования творческий процесс будет развиваться непременно хаотично, с высокой энтропией – рассогласованностью структурных элементов. Даже одаренный журналист, не знакомый с основами теории текстообразования, не сможет в полной мере использовать те возможности, которые таятся в текстовом материале, пройдет мимо интересных творческих ходов, скорее всего, упрощенно и одномерно отразит события в своем произведении…

Б.Я. Мисонжников. Феноменология текста

Предисловие авторов

В заголовок книги вынесен термин «публицистический текст». Однако практически все анализируемые тексты извлечены из газет, и, следовательно, читатель может сделать вывод, что в предлагаемом его вниманию учебном пособии продолжается отечественная традиция сближения понятий «язык газеты» и «газетно-публицистический стиль». Подкрепим это читательское умозаключение следующей авторитетной цитатой:

«Газетные тексты и их функционально-стилистические особенности подробно рассматриваются в работах В.Г. Костомарова, А.Н. Васильевой, И.П. Лысаковой, O.A. Лаптевой, Г.Я. Солганика. <…> Такое повышенное внимание именно к языку газеты вполне закономерно: во-первых, газета является старейшим средством массовой информации, в котором складывались и формировались основные стилистические приемы и средства, характерные для языка массовой коммуникации в целом, во-вторых, газетные тексты представляют собой наиболее доступный и удобный с точки зрения лингвистического описания материал, так как не требуют предварительной записи и последующей расшифровки, как, например, радио– и видеоматериалы. Всё это позволило ученым рассматривать язык газеты, в особенности газетные тексты информационной направленности, в качестве базового компонента языка средств массовой информации вообще. Словосочетание „newspaper language“ довольно часто встречается в англоязычных лингвистических исследованиях; существует целый ряд работ зарубежных авторов, специально посвященных изучению языка газеты» [Добросклонская 2008: 23].

Лингвистический анализ текста на сегодняшний день – все еще в большей степени собственно научная, чем учебная дисциплина. Именно этим определяется явное «многоголосие» предлагаемого учебного пособия. В нем, помимо авторской концепции составителей, имеющих собственный опыт научной работы по теме и практику преподавания дисциплины студентам отделения филологии и отделения журналистики, представлены фрагменты монографических исследований ведущих специалистов в области лингвистического исследования текста, функциональной стилистики, публицистического стиля современного русского языка и современного публицистического дискурса. Большое количество цитат и фрагментов из словарей, монографий и научных статей обусловлено тем, что «научная цитата апеллирует прежде всего к объективной истине, установленной (или окончательно оформленной) цитируемым автором. <…> Цитация имеет первостепенное значение при обзоре современного состояния изучаемой области знаний, с ее помощью вскрывается недостаточность или противоречивость предложенных решений, намечается то направление исследований, которое намерен развивать автор, выявляется общее и особенное в предлагаемом подходе, обосновывается актуальность проблемы. <…> Цитация подтверждает надежность научного знания, его включенность в интертекст как информационную реальность» [Кузьмина 1999: 226,231][1]

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс. Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Особенности иноязычного публицистического текста профессиональной направленности

Германские языки | Филологический аспект №5 (49) Май 2019

УДК 811.11

Дата публикации 31.05.2019

Амахина Светлана Рудольфовна
ассистент кафедры английского языка, Вологодский государственный университет, РФ, г. Вологда

Аннотация: В статье рассматриваются основные черты иноязычного публицистического текста профессиональной направленности (в частности, технической), особая роль отводится терминам, которые представляют лексическое ядро при чтении и переводе таких статей. Также отмечается смешение публицистического и научного стиля за счет наличия двух типов информации (фактической и эмоциональной).
Ключевые слова: термин, публицистический стиль, технический текст, аббревиатура, авторский неологизм.

Particularities of a publicistic text of professional orientation in a foreign language

Amakhina Svetlana Rudolfovna
Assistant of English language department, Vologda State University, Russia, Vologda

Abstract: The main characteristics of the English-language journalistic texts of professional orientation (especially technical) are considered in the article; a special role is given to the terms which create the lexical core in reading and translation of such texts. It is also noted that in these texts a combination of publicistic and scientific styles can be found due to the presence of two types of information (facts and emotional component).
Keywords: term, publicistic (journalistic) style, technical text, abbreviation, author’s neologism

Любому специалисту, желающему развиваться в своей профессиональной отрасли, необходимо читать зарубежную специализированную литературу. Частью такой специализированной литературы выступают журнальные статьи, которые в силу своего публицистического характера читаются легче, так как носят в себе оценочные суждения автора, а не сухой и четко регламентированный научный текст. Хотя нельзя сказать, что второй стиль менее важен. Наоборот, он отличается большей информативностью и меньшим отклонением от темы (что можно встретить в публицистическом). Но всё зависит от настроения читателя, которому иногда может быть интереснее освоить публицистический текст (журнальную статью), чтобы разделить или, наоборот, не согласиться с мнением автора, или же иногда ему важны точные факты без лишней «воды», и тогда он предпочитает научный стиль и читает, например, спецификацию. Между прочим, журнальные технические статьи (как, например, Top Gear), часто содержат полный комплекс, когда после авторского обзора прилагается спецификация.

Итак, как было сказано выше, публицистический текст наряду с научным текстом является основой профессионального совершенствования. Публицистический стиль, который признается официальным языком средств массовой информации, часто присутствует в статьях профессиональной направленности, например, технического характера. Отличительными особенностями такого стиля можно считать эмоциональность речи для того, чтобы задать тон автора (легкий/ироничный или более нейтральный и серьёзный) и создать определенную атмосферу [5]; также прослеживается логика изложения с опорой на факты (здесь он и приближается к научному стилю, главной функцией которого является информативность). Знакомясь с публицистическими текстами профессиональной тематики (например, технической), можно заметить особенности построения такого текста: это и использование эмоционально-экспрессивной лексики, наличие разговорных слов (что, в свою очередь, отличает это от научного текста и задает именно публицистический характер), обилие прилагательных. Также отмечаются и синтаксические конструкции, например, чередование коротких и неполных предложений с длинными и сложноподчиненными. То есть это целая совокупность лексических, фразеологических, грамматических средств, которые выполняют функции информирования и влияния на читателя [5].

Журнальные статьи, относящиеся к профессиональной тематике (отрасли) и рассчитанные на определенный круг лиц, специалистов в конкретной области или неспециалистов, но заинтересованных лиц в данной сфере в силу собственных интересов, часто могут походить на научный текст. Итак, при чтении/ переводе публицистической статьи профессиональной направленности, важно разграничивать два типа информации – когнитивной (фактической) и эмоциональной, отражающей оценочные суждения автора. Не чувствуя этой грани, читатель может принять чужое мнение за свое, ведь автор, раскрывая свое мнение, может навязывать читателю свое видение той или иной проблемы/аспекта. При переводе задача усложняется еще больше, так как необходимо отразить фактическую информацию и авторскую позицию оригинального текста, не исказив тон автора, что зачастую сделать очень трудно, подбирая правильные слова и их синонимы для передачи оттенков значений. Таким образом, сочетание научного и публицистического стиля может усложнять коммуникативную задачу при наличии двух типов информации, фактической и эмоциональной.

Для примера, обратимся к статьям технической направленности из журнала Top Gear. Эти аналитические статьи в большей степени носят характер описания и рассуждения, которые содержат развернутые комментарии с оценкой и сравнениями, также можно заметить наличие эмоциональной компоненты. Итак, в статьях часто отмечаются эпитеты, такие как brand-new VW Polo, specially designed front bumper, move with wonderful solidity, look exactly the bloody same to me, a monster boot, feeling of refined tautness, it’s far to say this isn’t the most…coherent-looking hatchback on the market [6]. Можно заметить и метафоры. Например, при описании большого багажника автор использует следующее: Masses of legroom, front and back, and a monster boot into the mix. Swallows a road bike without requiring removal of a wheel or lowerment of a saddle. Just pop down the rear seats and fling it in [6]. (Большое пространство для ног, спереди и сзади, и огромный багажник в придачу. Проглатывает дорожный велосипед, не требуя снятия колеса или опускания сиденья). Этот литературный прием делает текст более ярким и эмоциональным (конечно, багажник не проглатывает, а вмещает). Также эмоциональная составляющая присутствует в описаниях, опирающихся на тактильные ощущения – you’re driving the future; if you are feeling the need for a boost; it’s not quite time travel, but it sure feels like it. Также можно заметить наличие фразеологизмов, например, в статье про гибридный автомобиль – That is, a plug-in performance hybrid that’s capable of zero driving emissions, but can still knock your socks off [6], где knock your socks off — поразить, привести в восторг, удивить кого-то. Или в этой же статье, встречается — This really is a hybrid that lets you have your cake and eat it (have your cake and eat it – пытаться совместить несовместимое). Так, при чтении англоязычных статей, для полного и глубокого понимания русскоязычному читателю необходимо проверять значение идиом. Авторскую оценку можно заметить в наличии сравнений, например: The Polo is no longer just the small sibling of the Golf when it comes to its interior. It is no longer the car that people only buy when they cannot afford the Golf [6]. (Фольксваген Поло больше не является младшим братом Гольфа, когда речь идет о салоне автомобиля. Это уже больше не машина, которую покупают только потому что не могут позволить себе Гольф). Или, описывая внешние сходства автомобиля Alfa Romeo Giulia Quadrifoglio и немецких марок, автор говорит — You’ve heard it a million times: imitation is the sincerest form of flattery. But when does the imitation cross the boundary?… Both the BMW-esque gear selector and Audi-style rotary control feel incredibly cheap and plasticky compared with its German rivals (Вы слышали это много раз: подражание — самая искренняя форма лести. Но когда оно переходит все границы? И рычаг переключения передач как в БМВ, и круглая кнопка управления мультимедиа в стиле Ауди ощущаются невероятно дешевыми и напоминающими пластик, по сравнению с немецкими соперниками). Что касается синтаксических конструкций, можно заметить сочетание сложных предложений, которые отличаются информативностью, с предложениями, построение которых достаточно простое для восприятия, разговорное. Например – Ford changed the seats to get more adjustment, so it had to change the floor. The team changed the B-post pressings to get more side-impact safety, so by then they pretty much had a new inner bodyshell on which to mount the new panels [6]. В данном фрагменте видим сложное, информативное предложение. И в этой же статье есть более простая фраза, сопровождающаяся междометием: So just go over the looks, eh?

При чтении публицистических статей профессиональной направленности следует уделять особое внимание обилию терминов, присутствующих, например, в любой технической статье. Терминоведение как наука зародилось на основе лексикологии в 30-е гг. XX века и длительное время считалось одним из ее разделов. В 1980-е гг. большинство специалистов, занимающихся данной областью знаний, выделяют терминоведение как самостоятельную научную дисциплину, связанную с языкознанием, но выходящую за рамки языковедческой проблематики. Основные вопросы, находящиеся в центре языковедческого анализа, были сформулированы Г.О. Винокуром: в чем заключается лингвистическая сущность термина, что является природой и организацией терминологий, как соотносятся между собой номенклатура и терминология. Он рассматривал термин не как «особое слово», а как простое общеупотребительное слово «в особой функции, функции наименования специального понятия, названия специального предмета или явления» [2]. Изучая различные определения слова «термин», которых существует множество, можно отметить следующее: Б.Н. Головин, Р.Ю. Кобрин в книге «Лингвистические основы учения о терминах» пишут, что термин – это слово или подчинительное словосочетание, имеющее специальное значение, выражающее и формирующее профессиональное понятие и применяемое в процессе познания и освоения научных и профессионально-технических объектов и отношений между ними [3]. В классическом толковании и понимании природы термина, ему присуща однозначность и относительная независимость от контекста.

С одной стороны, терминам характерны все семантические и формальные свойства слов, но с другой стороны есть и те черты, которые отличают термин от стандартного, общеупотребительного слова. Так, для термина характерна специфичность употребления и содержательная точность. Различие термина и слова также состоит в том, что они отражают явления разных уровней мыслительной деятельности – научное мышление и оперирование бытовыми представлениями. В современном терминоведении отмечается, что термин – противоречивая единица, и общепринятые доводы о природе термина подвергаются сомнениям. Двойственность термина выражается в следующем: во-первых, термин стремится к однозначности в различных текстах, но фактически остается многозначным вне данного контекста; во-вторых, стремясь к изолированности, он может быть связан с другими словами контекстно и деривационно. Таким образом, необходимо учитывать к какой области науки/техники относится термин, в случае его многозначности. При переводе технической терминологии следует помнить, что часть терминов носит международный характер и фактически не нуждается в переводе, например: bumper (бампер), chassis (шасси), graphics (графика), diesel (дизель, дизельный двигатель). Последний из терминов произошел от имени собственного, которое относится к имени Рудольфа Дизеля, немецкого инженера и изобретателя, создателя дизельного двигателя. Большинство терминов имеют соответствующие эквиваленты в языке перевода, которые проверяются в официальных справочниках. Например, wheelbase (колесная база), engine (двигатель), steering wheel (рулевое колесо), suspension (подвеска), dashboard (приборная панель). Если возможно, при переводе терминов следует отдавать предпочтение русским аналогам, минимизируя количество зарубежных слов. Так, термин selector можно перевести не только как «селектор», но и «рычаг переключения передач; рычаг управления автоматической коробки передач». При переводе, если для данного иностранного термина эквивалент на русском языке вообще не установлен, то необходимо перевести этот термин описательным путем. Как говорит Алексеева И.С., описательный перевод – самая распространенная трансформация. Любой переводчик знает, что когда ничего не поможет – поможет описательный перевод [1].   Например, при описании электромобиля, который не производит выбросов в окружающую среду, можно встретить следующее предложение: One that has the benefit we all crave in these environmentally conscious times: a more responsible use of power [6] (Автомобиль имеет преимущество, к чему мы все стремимся в эти времена, когда необходимо заботиться об окружающей среде: более разумное использование энергии). Так, не используя описательного оборота, перевод данного словосочетания может вызвать затруднения. В статьях можно заметить немало сложных терминологических групп путем добавления уточняющих левых и правых (предложных) определений к исходному термину.

В публицистических текстах технической направленности можно наблюдать наличие аббревиатур. Они также являются частью лексической системы языка, часто это общепринятые аббревиатуры, значения которых проверяются в справочниках. Иностранная аббревиатура либо переводится, содержание которой выражается соответствующими средствами языка перевода (это может быть аббревиатура – аналог или же расшифровка аббревиатуры в полноценное слово/словосочетание) или же переносится в текст перевода без изменений и выступает как заимствование. Возьмем следующий пример: This is the brand-new, MkVI VW Polo, but we’ll skip to the three letters that will pique your interest – GTI.  It’s the range-topper (unless VW is planning an R), and gets a slightly bigger engine than its predecessor [6]. Так, при переводе можно пояснить значение R или GT (grand tourer, grand turismo), что подразумевает класс автомобилей, разработанных для езды на дальние расстояния, а аббревиатура «R» подразумевает racing, racer, «ралли», то есть рассчитанный для высокоскоростной езды.

При чтении статей можно замечать авторские неологизмы, которые образуются по словообразовательным моделям языка-оригинала, что также может вызывать трудности при чтении и переводе для читателя, незнакомого с процессом словообразования в языке-оригинале (где может использоваться аффиксация, словосложение, словослияние и др. модели). Например — Such embiggification confers many advantages. Particularly in the “interior space” department. The Civic’s cabin is, as the estate agents would have it, generously proportioned. Masses of legroom, front and back, and a monster boot into the mix [6] (Такое увеличение предоставляет много преимуществ. Особенно это касается внутреннего пространства автомобиля. Салон Хонды Цивик, как бы выразились агенты по недвижимости, по-настоящему просторный. Много места для ног, спереди и сзади, и огромный багажник в придачу).

Итак, зная основные характеристики публицистического текста профессиональной направленности, читатель может существенно облегчить себе задачу, знакомясь с оригинальными иноязычными статьями. Уделять внимание необходимо лексике по тематическим группам, синтаксическим конструкциям, морфологии, стилистическим особенностям, выделять объективные доводы и субъективные суждения автора (чтобы не потерять коммуникативную задачу текста). Обращаясь к зарубежным текстам, читатель может совершенствовать свои профессиональные знания и обогащать лексический запас в иностранном языке.


Список литературы

1. Алексеева И.С. Профессиональный тренинг переводчика / Профессиональное обучение переводчика: Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей. СПб.: Издательство «Союз», 2001. 288 с.
2. Винокур Г.О. О некоторых явлениях словообразования в русской технической терминологии // Труды Моск. Ин-та истории, философии и литературы. — T.V. Сборник статей по языковедению. М., 1939. — с. 3–54.
3. Головин Б.Н., Кобрин Р.Ю. Лингвистические основы учения о терминах: Учеб. пособие для филол. спец. вузов. М.: Высшая школа, 1987. 104 с.
4. Сдобников, В.В. Перевод и коммуникативная ситуация / В.В. Сдобников. М.: Флинта, 2015. 116 c.
5. Шаховский В.И. Стилистика английского языка: Учебное пособие. Изд. стереотип. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2013. 232 с.
6. Top Gear, BBC Worldwide UK Publishing, August 2017. 172 p.

Расскажите о нас своим друзьям:

Кузнецова Н.В., Трофимова О.В. Публицистический текст. Лингвистический анализ

Posted in Книги — Лингвистика текста

 

 

Автор: Кузнецова Н. В., Трофимова О.В.
Название: Публицистический текст. Лингвистический анализ
Категория: лингвистика текста
Тип издания: учебник
Серия: —
Издательство: Флинта, Наука
Переплет: электронная книга
Год: 2010
Кол-во страниц: 211
Язык: русский
Формат: pdf
Размер: 7 mb
OCR: есть

 


Кузнецова Н.В., Трофимова О.В. Публицистический текст. Лингвистический анализ. — М.: Флинта, Наука, 2010. – 211 с. Электронная книга. Лингвистика. Лингвистика текста


Аннотация (описание)

Это пособие включает курс лекций, практикумы, тесты для самопроверки. Данные лекции совмещают исследование и хрестоматию; значительное место занимают выдержки из современной литературы по теме, что обусловлено дискуссионностью на сегодняшний день многих теоретических положений и самой терминологии. Главным материалом для анализа служат газетные тексты, из центральной и региональной печати.
Книга расчитана для студентов специальности «Журналистика». А также студентов и аспирантов, обучающихся по специальности «Филология», и практикующих журналистов.


Содержание (оглавление)

Предисловие
Предисловие авторов
Методические указания
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Лекция первая. ТЕКСТ КАК ВЫСШАЯ
ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА. МНОГОМЕРНОСТЬ ТЕКСТА
1.1. Понятие о тексте в лингвистике и семиотике
1.2. Признаки текста как лингвистической единицы
1.3. Медиатекст
1.4. «Семь критериев текстуальности»
1.5. Дискуссии об интертекстуальности
1.6. «Чужое слово» в тексте
1.7. «Чужое слово» в газете
Лекция вторая. СОВРЕМЕННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ИССЛЕДОВАНИИ ТЕКСТА
2.1. Лингвоцентрический подход
2.2. Текстоцентрический подход
2.3. Антропоцентрический подход
2.4. Когнитивное направление
2.5. Методы изучения медиатекстов
Лекция третья. ПОНЯТИЕ ДИСКУРСА
3. 1. Историческая многозначность термина дискурс
3.2. Современное понимание терминов текст и дискурс
3.3. Понятийный аппарат лингвистики дискурса
3.4. Публичный дискурс
Практикум первый
Тесты для самоконтроля
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Лекция четвертая. РЕЧЕВЫЕ ИНТЕНЦИИ. РЕЧЕВОЙ АКТ И РЕЧЕВОЙ ЖАНР
4.1. Функции текста и речевые интенции адресанта
4.2. Терминологический аппарат: речевой акт, перформатив
4.3. Типология иллокутивных целей (речевых интенций)
4.4. Речевой жанр
Лекция пятая. КОММУНИКАТИВНАЯ СТРУКТУРА ТЕКСТА.
РЕЧЕВАЯ ТАКТИКА И РЕЧЕВАЯ СТРАТЕГИЯ
5.1. Понятие темы и ремы в тексте
5.2. Элементарные тема-ремные структуры в тексте
5.3. Теория рематических доминант
5.4. Речевая (текстовая) тактика и стратегия
Практикум второй
Тесты для самоконтроля
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Н. В. Кузнецова, О. В. Трофимова. «Публицистический текст. Лингвистический анализ: учебное пособие»
Лекция шестая. ПОНЯТИЕ ФУНКЦИИ ЯЗЫКА.
ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ГРАММАТИКА.
ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СТИЛИ
6.1. Понятие функции языка
6.2. Функциональная грамматика
6.3. Понятие функционального стиля
Лекция седьмая. КОМПЛЕКС СТИЛЕОБРАЗУЮЩИХ ФАКТОРОВ ДЛЯ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО СТИЛЯ НА ФОНЕ ДРУГИХ СТИЛЕЙ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
7.1. Экстралингвистические факторы[54]
7.2. Собственно лингвистические факторы
7.2.1. Объектная информация (о предмете речи)
7.2.2. Субъектная информация (о позиции говорящего)
7.2.3. Соотношение эксплицитной и имплицитной информации (наличие подтекста[55])
7.3. Специфика публицистического стиля (по классическим и современным источникам)
7.4. Язык СМИ и современное общество
Практикум третий
Тесты для самоконтроля
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
Лекция восьмая. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ СВЯЗНОГО ТЕКСТА. СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЦЕЛЬНОСТИ И СВЯЗНОСТИ ТЕКСТА
8.1. Связность и цельность как предмет теории текста
8.2. Законы связного текста
8.2.1. Закон связности
8. 2.2. Закон антагонизма между линейной организацией текста и его гиперсинтаксической и смысловой структурой
8.2.3. Закон повторяемости смысла
8.2.4. Закон сокращения (экономии)
8.2.5. Закон избыточности
8.3. Способы выражения связности текста
Лекция девятая. ТЕКСТ КАК СОВОКУПНОСТЬ
ТЕКСТОВЫХ КАТЕГОРИЙ. СПЕЦИФИКА ТЕКСТОВЫХ КАТЕГОРИЙ В ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОМ СТИЛЕ
9.1. Текст как система текстовых категорий
9.2. Понятие текстовой категории. Набор текстовых категорий
9.3. Средства выражения текстовых категорий
9.3.1. Тематическая цепочка
9.3.2. Логическая цепочка
9.3.3. Категория тональности
9.3.4. Категория оценочности
9.3.5. Категория темпоральности
9.3.6. Категория локальности
9.3.7. Композиция текста
Н. В. Кузнецова, О. В. Трофимова. «Публицистический текст. Лингвистический анализ: учебное пособие»
9.4. Публицистический стиль в зеркале текстовых категорий
9.5. Примеры комплексного анализа газетного текста в аспекте текстовых категорий
Практикум четвертый
Тесты для самоконтроля
Тематический указатель
Литература
Ключи к тестам для самопроверки


 

Программы для чтения этой книги можно скачать ЗДЕСЬ

 

 

Электронная библиотека предоставляет вам возможность скачать бесплатно и без регистрации электронные учебники, самоучители, монографии, сборники трудов, справочники, словари, энциклопедии, журналы, рефераты, курсовые работы, дипломные работы и многое другое по тематике лингвистика (языкознание, языковедение), филология, теория и практика перевода (переводоведение), теория коммуникации, иностранные языки, методика преподавания иностранных языков (лингводидактика).

 

Электронная книга Кузнецова Н.В., Трофимова О.В. Публицистический текст. Лингвистический анализ скачать бесплатно и без регистрации

 

 

Программы для чтения этой книги можно скачать ЗДЕСЬ

Похожие материалы по теме:


Ответы на вопрос «13) Публицистический стиль современного русского литературного языка: …»

 

Публицистический стиль речи представляет собой функциональную разновидность литературного языка и широко применятся в различных сферах общественной жизни: в газе-тах и журналах, на телевидении и радио, в публичных политических выступлениях, в деятельности партий и общественных объединений. Сюда же следует добавить политическую литературу для массового читателя и документальное кино.

В различных учебниках по стилистике публицистический стиль именовался также газетно-публицистическим, газетным стилем, общественно-политическим стилем. Название «публицистический стиль» представляется более точным, поскольку иные варианты названия более узко определяют сферу его функционирования. Название «газетный стиль» объясняется историей становления данного стиля: его речевые особенности оформились именно в периодических печатных изданиях и прежде всего в газетах. Однако сегодня этот стиль функционирует не только в печатных, но и в электронных средствах массовой информации: его было бы также справедливо назвать «телевизионным» стилем. Другое название — общественно-политический стиль — точнее указывает на тесную связь обсуждаемого стиля с общественной и политической жизнью, но здесь стоит вспомнить, что данный стиль обслуживает и неполитические сферы общения: культуру, спорт, деятельность общественных организаций (экологических, правозащитных и др.).

Название публицистического стиля тесно связано с понятием публицистики, которое является уже не лингвистическим, а литературным, поскольку характеризует содержательные особенности относимых к ней произведений.

Важнейшие функции публицистического стиля — информационная и воздействующая.

Информационная функция текстов, относящихся к этому стилю речи, состоит в том, что авторы таких текстов имеют целью информировать как можно более широкий круг читателей, зрителей, слушателей о значимых для общества проблемах и о взглядах авторов на эти проблемы.

Информационная функция присуща всем стилям речи. Специфика информационной функции в публицистическом стиле заключается в характере информации, ее источниках и адресатах. Телевизионные передачи, газетные и журнальные статьи информируют общество о самых разнообразных сторонах его жизни: о парламентских дебатах, об экономических программах правительства и партий, о происшествиях и преступлениях, о состоянии окружающей среды, о повседневной жизни граждан.

Информация в публицистических текстах не только описывает факты, но и отражает мнения, настроения, содержит комментарии и размышления авторов. Это отличает ее от научной информации. Другое отличие связано с тем, что перед публицистическими произведениями не ставится задача полного, всестороннего описания того или иного явления. Публицист стремится писать, прежде всего, о том, что вызывает интерес у определенных общественных групп, выделяя те стороны жизни, которые важны для его потенциальной аудитории.

функции воздействия. Цель публициста состоит не только в том, чтобы рассказать о положении дел в обществе, но и в том, чтобы убедить аудиторию в необходимости определенного отношения к излагаемым фактам и в необходимости определенного поведения. Публицистическому стилю присущи открытая тенденциозность, полемичность, эмоциональность, что как раз и вызвано стремлением публициста доказать правильность своей позиции.

Функция воздействия является для публицистического стиля системообразующей, именно она выделяет этот стиль среди других разновидностей литературного языка. Хотя эта функция характерна также для официально-делового и разговорного стиля, на отбор языковых средств она активно влияет именно в текстах публицистических.

Кроме информационной и воздействующей, тексты публицистического стиля, конечно же, выполняют и все остальные присущие языку функции:

  • коммуникативную;
  • экспрессивную;
  • эстетическую.

Коммуникативная функция является главной функцией языка и проявляется во всех его формах. Поскольку публицистический стиль функционирует в сфере взаимоотношений между различными общественными группами, роль данного стиля в поддержке общественной коммуникации огромна. Коммуникативность публицистического стиля заключается в том, что его тексты создаются не для внутреннего пользования и не для единственного адресата (хотя и в этих случаях коммуникативный аспект присутствует), а для максимально широкой аудитории

Экспрессивная функция языка позволяет говорящему выразить свои чувства. Публицистический текст обычно ярко отражает личность автора, отличается явно выраженным и эмоционально окрашенным отношением автора к излагаемым фактам. Не все публицистические жанры в одинаковой мере предполагают экспрессивность текста: она менее вероятна для информационной заметки и более типична для очерка или памфлета. На телевидении эмоциональность менее характерна для выпусков новостей и обязательна для ток-шоу.

Эстетическая функция публицистического текста представляет собой установку автора на то, чтобы сообщение своей формой в единстве с содержанием удовлетворяло эстетическим чувствам адресата.

 

Перечисленные выше функции определяют основные требования культуры речи, предъявляемые к произведениям публицистического стиля.

  •  Информационная функция требует от автора информативности публицистического текста, т.е. того, чтобы текст содержал сведения, интересные и нужные адресату, а не только самому автору. Этические нормы предполагают достоверность и точность информации. Плохо, если заметка, выпуск новостей, аналитический обзор оказываются информационно пустыми.
  •  Функция воздействия связана с тем, чтобы цель его не противоречила общественным интересам, а форма воздействия не воспринималась бы как грубое давление или навязывание субъективных оценок.
  •  Коммуникативная функция определяет большинство культурно-речевых норм в любом стиле. В публицистике особенно важны такие качества речи, как понятность и выразительность. Этические нормы коммуникации в любом стиле предполагают взаимное уважение участников коммуникации, ориентированность текста на удобство его восприятия адресатом, уважение к правам личности.
  •  Осуществление экспрессивной функции также предполагает соблюдение норм речевой культуры. Выражение эмоций не должно превращаться в единственную задачу публициста или политика или выходить за рамки приличий.
  •  Эстетическая функция для публицистического стиля не является обязательной в отличие от художественной литературы, однако внимание к эстетическим качествам текста весьма желательно и для журналиста, и для оратора.

Социальные характеристики сфер применения публицистического стиля. Общественная роль газеты (исторически первичной и по-прежнему важной сферы функционирования этого стиля) состоит в том, чтобы:

  • сообщать об актуальных событиях и фактах текущей общественной жизни,
  • обеспечивать участие творчески активных сил общества в формировании и распространении нужных обществу знаний,
  • давать оперативную политическую и нравственную оценку происходящему,
  • динамично формировать и выражать общественное мнение по актуальным вопросам политики.

В зависимости от функционального назначения газеты делятся:

  • на общеполитические;
  • отраслевые;
  • развлекательные;
  • рекламные;
  • по территории распространения — на федеральные, региональные и местные;
  • по времени выпуска — на утренние и вечерние;
  • по периодичности — на ежедневные и еженедельные.

Журнал представляет собой периодическое и/или изобразительное издание, содержащее статьи или рефераты по различным общественно-политическим, научным, производственным и другим вопросам, литературные произведения, во многих случаях иллюстрации, имеющее постоянную программу.

Информация, содержащая в журнале, может носить разнообразный характер:

  • она может быть первичной: статьи, очерки, художественные произведения и пр.;
  • вторичной: обзоры, рефераты и др.;
  • оригинальной и переводной.

 

Преподавание журналистских текстов на уроках естествознания: важность медиаграмотности

  • Баденшер, Ф. и Вормер, Х. (2012). Выбор темы в научной журналистике: к специальной теории новостной ценности для научных новостей? В Rödder, S., Franze, M., & Weingart, P.(ред.). Связь науки со СМИ — Общественная коммуникация и ее последствия (стр. 59–85). Ежегодник социологии наук 28 Нидерланды: Springer Science + Business Media B.V.

  • Барам-Цабари А. и Осборн Дж. (2015). От редакции: объединение научного образования и научных коммуникационных исследований. J Res Sci Teach, 52 (2), 135–144.

    Артикул Google ученый

  • Броссар Д. (2013). Новые медиа-ландшафты и потребитель научной информации. PNAS, 110 (3), www.pnas.org/cgi/doi/10.1073/pnas.1212744110

  • Брунфил Б. (2009). На смену старым СМИ? Nature, 458 , 274–277.

    Артикул Google ученый

  • Бубела, Т., Nisbet, M.C., Borchelt, R., Brunger, F., Critchley, C., Einsiedel, E., et al. (2009). Пересмотр научного общения. Nat Biotechnol, 27 (6), 514–518.

    Артикул Google ученый

  • ДеБоер, Г.Э. (2000). Научная грамотность: еще один взгляд на ее историческое и современное значение и ее связь с реформой естественнонаучного образования. J Res Sci Teach, 37 , 582–601.

    Артикул Google ученый

  • Димопулос, К., и Кулаидис, В. (2003). Научно-техническое образование для гражданственности: потенциальная роль прессы. Sci Educ, 87 (2), 241–256.

    Артикул Google ученый

  • Файнштейн, Н. У. (2015). Коммуникация и наука в публичной сфере. J Res Sci Teach, 52 (2), 145–163.

    Артикул Google ученый

  • Файнштейн, Н. В., Аллен, С., И Дженкинс, Э. (2013). Вне очереди: переосмысление естественнонаучного образования для неученых. Science, 340 (6130), 314–317.

    Артикул Google ученый

  • Хоббс, Р. (2011) Цифровая и медиаграмотность: соединяющая культуру и класс. Корвин Пресс.

  • Хоббс Р. и Дженсен А. (2013). Прошлое, настоящее и будущее образования в области медиаграмотности. Журнал медиаграмотности, 1 (1), 1–11.Получено с http://digitalcommons.uri.edu/jmle/vol1/iss1/1.

    Google ученый

  • Ходсон, Д. (1998). Преподавание и изучение науки: к индивидуальному подходу . Букингем: Издательство Открытого университета.

    Google ученый

  • Ходсон, Д. (2003). Время действовать: научное образование для альтернативного будущего. Int J Sci Educ, 25 (6), 5–670.

    Артикул Google ученый

  • Джарман, Р., и МакКлюн, Б. (2002). Обзор использования газет в преподавании естественных наук учителями средних школ в Северной Ирландии. Int J Sci Educ, 24 (10), 997–1020.

    Артикул Google ученый

  • Клостерман, М. Л., Сэдлер, Т. Д., и Браун, Дж. (2012). Использование учителями естественных наук средств массовой информации для решения социально-научных проблем и вопросов устойчивого развития. Res Sci Educ, 42 (1), 51–74.

    Артикул Google ученый

  • Ковач Б. и Розенштиль Т. (2007). Элементы журналистики: что нужно знать журналистам и ожидать публике . Нью-Йорк: Three Rivers Press.

    Google ученый

  • Левенштейн, Б. В. (2015). Определение того, что имеет значение: естественнонаучное образование, научное общение и демократия. J Res Sci Teach, 52 (2), 253–262.

    Артикул Google ученый

  • МакКлун, Б. , и Джарман, Р. (2010). Критическое чтение научно обоснованных новостных репортажей: формирование структуры знаний, навыков и отношения. Международный журнал естественнонаучного образования, 32 (6), 727–752.

  • Маккомбс, М., и Шоу, Д. (1972). Функция СМИ по определению повестки дня. Public Opinion Quarterly, 36 , 176–187.

    Артикул Google ученый

  • Маккомбс, М., и Шоу, Д. (1993). Эволюция исследований, определяющих повестку дня: двадцать пять лет на рынке идей. Journal of Communication, 43 (2), 58–67.

    Артикул Google ученый

  • Мейер, М. (2010). Взлет знаний прервался. Science Communication, 32 (1), 118–127.

    Артикул Google ученый

  • Рэтклифф, М., И Грейс, М. (2003). Научное образование для гражданственности: T = преподавание социально-научных вопросов . Мейденхед: Издательство Открытого Университета.

    Google ученый

  • Ренни, Л. Дж. (2014). Преподавание естественных наук вне школы (стр. 120–144). В Н. Г. Ледерман и С. К. Абелл (ред.), Справочник по исследованиям в области естественнонаучного образования . Нью-Йорк: Рутледж.

    Google ученый

  • Ренсбергер, Б.(2009). Научная журналистика: слишком близко, чтобы утешить. Nature, 459 , 1055–1056.

    Артикул Google ученый

  • Робертс Д. А., Байби Р. У. (2014). Научная грамотность, научная грамотность и естественнонаучное образование (стр. 545–558). В Н. Ледерман и С. К. Абелл (ред.), H и книга исследований по естественнонаучному образованию (Том II). Абингдон: Рутледж.

    Google ученый

  • Сэдлер Т.Д. (2009). Локальное обучение в естественнонаучном образовании: социально-научные проблемы как контекст для практики. Исследования в области естественнонаучного образования, 45 (1), 1–42.

  • Сэдлер Т. Д. (2011). Размещение социально-научных вопросов в классах как средство достижения целей естественнонаучного образования. В Т. Д. Сэдлер (ред.), Социально-научные проблемы в классе . Нью-Йорк: Спрингер.

    Google ученый

  • Секко, Д.М., Аменд, Э. и Пятница, Т. (2013). Четыре модели научной журналистики: синтез и практическая оценка. Журнал Практик, 7 (1), 62–80.

    Google ученый

  • Шумейкер П. Дж. (1991). Контроль доступа . Thous & Oaks: Sage.

    Google ученый

  • Симонно, Л. (2013). Вопросы socialement vives и социально-научные проблемы: новые направления исследований для удовлетворения потребностей в обучении постмодернистского общества (стр.37-54). В C. Bruguière, A. Tiberghien, & P. ​​Clément (Eds.), Темы и тенденции в современном естественнонаучном образовании . Дордрехт: Спрингер.

    Google ученый

  • Соломон Дж. И Томас Дж. (1999). Научное образование для общественного понимания науки. Stud Sci Educ, 33 , 61–89.

    Артикул Google ученый

  • Tal, T., & Kedmi, Y.(2006). Преподавание социально-научных вопросов: классная культура и выступления студентов. Культурные исследования естественнонаучного образования, 1 , 615–644.

  • Тал, Т., Кали, Ю., Магид, С., и Мадхок, Дж. Дж. (2011). Повышение достоверности веб-модуля для обучения простому наследованию. В T. D. Sadler (Ed.), Социально-научные проблемы в классе (стр. 11–38). Нидерланды: Спрингер.

  • Тренч, Б. (2007). Как Интернет изменил научную журналистику (стр.133–141). В М. Бауэр и М. Букки (ред.), Журналистика, наука и общество: научная коммуникация: между новостями и связями с общественностью . Нью-Йорк: Рутледж.

    Google ученый

  • Веллингтон, Дж. (1991). Газетная наука, школьная наука: друзья или враги? Int J Sci Educ, 13 (4), 363–372.

    Артикул Google ученый

  • Белый, Д.М. (1950). «Привратник»: пример выбора новостей. Journal Q, 27 , 383–390.

    Google ученый

  • (PDF) Выделение собственного имени из не журналистских текстов.

    Извлечение правильного имени из не журналистских текстов 13

    Тем не менее необходимо, чтобы учесть специфические характеристики корпуса

    , чтобы получить оценки человеческого уровня независимо от корпуса.

    Благодарности

    Авторы выражают благодарность Люку Ламонтаню из DREV и анонимным рефералам

    ees, чьи конструктивные комментарии значительно улучшили статью.

    Ссылки

    [1] Протоколы Четвертой конференции по пониманию сообщений, Сан-Франциско,

    1992. Издательство Morgan Kaufmann.

    [2] Труды Пятой конференции по пониманию сообщений, Сан-Франциско,

    1993. Издательство Morgan Kaufmann.

    [3] Труды Шестой конференции по пониманию сообщений, Сан-Франциско,

    1995. Издательство Morgan Kaufmann.

    [4] Дж. Абердин, Дж. Бургер, Д. Дэй, Л. Хиршман, П. Робинсон и М.Вилен.

    MITER: Описание системы Alembic, используемой для MUC6. [3].

    [5] Дуглас Аппельт, Джерри Хоббс, Джон Беар, Дэвид Исраэль, Мегуми Камеяна,

    Энди Келер, Дэвид Мартин, Карен Майерс и Мабри Тайсон. SRI Interna-

    система FASTUS: результаты испытаний и анализ MUC-6. [3].

    [6] Дуглас Аппельт, Джерри Хоббс, Джон Беар, Дэвид Исраэль, Мегуми Камеяна и

    Мабри Тайсон. FASTUS: процессор с конечным числом состояний для извлечения информации

    из реального текста.В материалах Международной совместной конференции

    по искусственному интеллекту (IJCAI’93), 1993.

    [7] Дуглас Аппельт и Дэвид Мартин. Распознавание именованных сущностей в речи: Ap-

    поиск и результаты с использованием системы TextPro. [15].

    [8] М. Колло и Н. Бельмор. Электронный язык: новая разновидность английского языка. В

    С. Херринг, редактор, Computer-Mediated Communications: Linguistic, So-

    cial and Cross-Cultural Perspertives, стр. 13–28.Джон Бенджаминс, Амс-

    тердам / Филадельфия, 1996.

    [9] Беатрис Дайль, Бенот Абер, Кристиан Жакмен и Жан Ройот. Em-

    Пирическое наблюдение за вариациями терминов и принципами их описания.

    Терминология, 3 (2): 197–258, 1996.

    [10] Лин Декан. Использование статистики коллокации при извлечении информации. В Pro-

    ceedings Седьмой конференции по пониманию сообщений, San Fran-

    cisco, 1998. http: //www.muc.saic.com.

    [11] Ральф Гришман. Где синтаксис? Система NYU MUC-6. [3].

    [12] Дилек Хаккани-Тур, Тур Гохан, Андреас Штольке и Элизабет Шриберг.

    Объединение слов и просодий для извлечения информации из речи.

    In Proceedings of Eurospeech-99, Budapest, Hongrie, 1999.

    [13] S. Сельдь. Вступление. В С. Херринге, редакторе, Computer-Mediated Commu-

    nations: Linguistic, Social and Corss-Cultural Perspertives, стр. 1–10.

    Джон Бенджаминс, Амстердам / Филадельфия, 1996.

    Роль изображений, влияние и важность в JSTOR

    Три тематические статьи из популярных журналов прочитали 54 студента колледжа. Каждая статья оценивалась по абзацам в зависимости от степени вызванных мысленных образов, степени вызванного аффекта или степени важности для статьи в целом по методологии, сопоставимой с методологией, использованной Садоски, Гетцем и Кангизером (1988). . Шестнадцать дней спустя читателям было предложено неожиданное задание на вспоминание, в котором их попросили написать отзывы о наиболее запоминающихся частях текстов (названия использовались в качестве подсказок).Было обнаружено, что структура реакции читателя и отношения между образами, аффектом и важностью в тематической журналистике отличаются от тех, что были ранее обнаружены для историй, хотя образы и аффекты постоянно и значительно коррелировали, как и с рассказами. Рейтинги изображений, рейтинги аффектов и длина абзаца были важными общими предикторами для долгосрочного запоминания абзаца, тогда как важность — нет. Образцы неизменно были наивысшим рейтингом из шести наиболее часто вспоминаемых абзацев, за которым следует аффект.Студенты спонтанно упомянули аффект как преобладающую субъективную причину их отзыва. Авторы интерпретируют эти результаты как предполагающие, что читатели могут с большей вероятностью запомнить контент, который является субъективно важным (отражается в изображениях и влияет на оценки), чем контент, рассматриваемый как объективно важный (отраженный в рейтингах важности). /// [французский] Trois de faits divers extraits de magasines populaires ont été lus par 54 étudiants de niveau collégial. En appliquant la méthode de Sadoski, Goetz et Kangiser (1988), chaque paragraphe de chacun des article ont été cotés selon le degré d’imagerie mentale évoquée, le degré d’affectivité suscitée ou le degré d’importance l’apport du texte.Получите журналы и запоздалые, sans que les lecteurs ne s’y Посетитель, по запросу, по запросу de produire un rappel des éléments les plus importants du texte en s’appuyant sur les titres com index. Les Relations entre la structure des rappels, le degré d’imagerie, le degré d’affectivité et l’importance relative sont apparues différentes pour les faits divers que pour les récits bien que l’on ait retrouvé, com dans les récits, des corrélations Значительные Entre les rappels, le degré d’imagerie et le degré d’émotion.Le degré d’imagerie et d’émotion ainsi que la longueur des paragraphes sont ressortis com de bons predicteurs de la mémoire a long term mais pas l’importance relative des information. Le facteur imagerie obtint les коэффициенты les plus élevés для шести paragraphes les mieux rappelés, suivi de près par le facteur émotion. Spontanément, les étudiants ont identify le facteur affctivité, com le facteur subjectif le, plus important pour le rappel. В обсуждении, «Авторы, работающие над ролью воображения», «Об эффекте и относительной важности», обращаются к информационным текстам./// [испанский] Tres artículos centrales de revistas populares fueron leídos por 54 estudiantes Universitarios. Cada artículo fue calificado por párrafo: de acuerdo al grado de imaginación mental evocado, el grado de emoción evocada, o el grado de importancia asignado al artículo en general; en una metodología сопоставима а-ля де Садоски, Goetz, y Kangiser (1988). Despues de 16 días, se les dió a los lectores una tarea de reconocimiento, administrada por sorpresa, en la que se les pidió que escribieran lo que recordaban de las partes másmemerables de los textos (se usaron los títulos como claves de recuperación). Se encontró que la estructura de la respuesta del lector y las relaciones entre imaginación, emoción e importancia en los artículos periodísticos era Diferente a los encontrados en Historias; aún cuando se encontró que la imaginación y la emoción installan correlacionadas Mongativamente al igual que en las Historias. Se encontró que las calificaciones de imaginación y emoción, y la longitud del párrafo fueron predictores generales de una maneraignativa para el recuerdo de los párrafos a largo plazo; mientras que la importancia no fueignativa.La imaginación obtuvo consistentemente las calificaciones más altas como responsable de los seis párrafos mas frecuentemente recordados, seguida muy cercanamente de la emoción. Los estudiantes mencionaron de una manera espontánea, la emoción como la razón subjetiva predominante para su recuerdo. Se discute el papel que juegan la imaginación, la emoción y la importancia en la manera en que afectan las calificaciones de los textos Expositorios y el recuerdo de esos textos. /// [немецкий] Drei besondere Textbeiträge aus populären Zeitschriften wurden von 54 Studenten gelesen.Jeder Beitrag wurde Abschnitt für Abschnitt ausgewertet und entsprechend einer der folgenden Kriterien eingestuft: Grad der hervorgerufenen geistigen Bilder, Grad des hervorgerufenen Affekts und Grad der Wichtigkeit zeschnit des. Diese Einstufung entspricht methodologisch der von Sadoski, Goetz und Kangiser (1988). Sechzehn Tage später wurde den Lesern eine überraschende Nacherzählungsaufgabe gegeben, wobei sie gebeten wurden, Nacherzählungen von den bedeutendsten Teilen der Texte zu schreiben (Titel wurden als geilbenfestellung).Es stellte sich dabei heraus, daß die Struktur der Leserreaktionen und die Beziehungen zwischen geistigen Bildern, Affekt und Wichtigkeit bei diesen journalistischen Sonderbeiträgen sich von denen bei Geschichten unterschieblffee geschichten und geschichten unterschiedentier geschichten und geschichten unterschiedentier geschichten und geschichten unterschiedentier geschichten und geschichten unterschiedentier géschiedennen und de géschie de génétén de génétén de nétén de génétén de géní. Gleichzeitig erwies sich, daß die Einstufungen für die geistigen Bilder, die Affekteinstufungen und die Länge der Abschnitte insgesamt bedeutende Vorhersagen in bezug auf langfristig versetzte Nacherzählungen der jantechitte nacherzählungen der jantechitten.Der Faktor geistige Bilder zeigte fortlaufend die höchste Einstufung für die sechs Abschnitte, die von den meisten nacherzählt wurden, wobei die Einstufung des Affekts nur wesentlich geringer war. Die Studenten gaben spontan an, daß Affekt der ausschlaggebende subjektive Grund für die Nacherzählung gewesen war. Die abschließende Diskussion befaßt sich u. а. damit, auf welche Weise die Rollen von geistigen Bildern, Affekt und Wichtigkeit die Einstufungen der Erörterungstexte und die Erinnerung an diese Texte beeinflussen.

    Reading Research Quarterly (RRQ) — ведущий рецензируемый профессиональный исследовательский журнал для тех, кто привержен стипендии по вопросам грамотности среди учащихся всех возрастов. RRQ поддерживает дух исследования, который необходим для постоянного развития исследований грамотности, и предоставляет форум для междисциплинарных исследований, альтернативных методов исследования и различных точек зрения на природу практики и политики грамотности различных групп людей во всем мире.RRQ доступен для физических лиц как членство в Международной ассоциации чтения. Текущие выпуски доступны в ассоциации как в печатной, так и в электронной форме.

    Международная ассоциация грамотности — это профессиональная членская организация. посвящен продвижению высокого уровня грамотности для всех за счет повышения качества обучения чтению, распространения исследований и информации о чтении, и поощрение пожизненной привычки к чтению.Члены включают классных учителей, специалисты по чтению, консультанты, администраторы, руководители, преподаватели университета, исследователи, психологи, библиотекари, специалисты по СМИ и родители. В Ассоциация издает несколько рецензируемых журналов и множество книг, предлагает ряд профессиональных встреч по всему миру, а также множество других услуги для образовательного сообщества.

    Исследование оптимального опыта чтения журналистских текстов в свете обучения модели Фэйрклаф и Ван Дейка | Хамеди

    Асакава, К.(2004). Опыт потока и аутотелическая личность в японском колледже

    учащихся: как они сталкиваются с проблемами в повседневной жизни? Журнал счастья

    Исследования, 5, 123-154.

    Брунер, Дж. С. (1966). К теории обучения. Кембридж: Гарвард

    University Press.

    Честейн, К. (1988). Развитие навыков второго языка. Чикаго: Харкорт Брейс

    Йованович.

    Чиксентмихайи, М.(1975). За пределами скуки и беспокойства. Сан-Франциско: Джосси Басс.

    Csikszentmihalyi, M. (1988). Опыт потока и его значение для человека

    психология. В M. Csikszentmihalyi, & I. S. Csikszentmihalyi (Eds.), Optimal

    Опыт

    : Психологические исследования потока в сознании (стр. 15-35). Новый

    Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Csikszentmihalyi, M. (1990). Поток: психология оптимального опыта. Нью-Йорк:

    Харпер и Роу.

    Csikszentmihalyi, M., & Csikszentmihalyi, I.S (1988). Оптимальный опыт:

    Психологические исследования потока в сознании. Нью-Йорк: Кембриджский университет

    Нажмите.

    Csikszentmihalyi, M. (1997). Поиск потока: психология взаимодействия с повседневностью

    жизнь. Нью-Йорк: Харпер Коллинз.

    Эгберт, Дж. (2003). Изучение теории потока в классе иностранного языка.Модерн

    Language Journal, 87, 499-518.

    Fairclough, N. (1989). Язык и власть. Лондон: Лонгман.

    Fairclough, N. (2001). Критический анализ дискурса. В A. McHoul, &, M. Rapley (Eds.),

    Как анализировать разговоры в институциональных условиях: сборник примеров (стр. 25-38).

    Лондон: Континуум.

    Fairclough, N. L., & Wodak, R. (1997). Критический анализ дискурса. В Т.А.Ван Дейк

    (ред.), Исследования дискурса: мультидисциплинарное введение. Vol. 2. Дискурс как социальный

    взаимодействия (стр. 258-284). Лондон: Мудрец.

    Гонсоли Б. и Хамеди С. М. (2014). Исследование наиболее вызывающего потока

    жанра. Международный журнал исследований в области образования, 4, 1-10.

    Холлидей, М.А.К. (1994). Введение в функциональную грамматику. Лондон: Эдвард

    Арнольд.

    Хашеми, М. Р., Ганизаде, А. (2012). Критический анализ дискурса и критический

    мышление: экспериментальное исследование в контексте EFL. Система, 40, 37-47.

    Inghilleri, P. (1999). От субъективного опыта к культурным изменениям. Кембридж:

    Издательство Кембриджского университета.

    Янкс, Х. (1997). Критический анализ дискурса как инструмент исследования. Дискурс: Исследования в

    Культурная политика образования, 18 (3), 329-342.

    Кубей Р. и Чиксентмихайи М. (1990). Телевидение и качество жизни: как смотрят

    формирует повседневный опыт. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

    Леунг, Д. Ю. П., и Кембер, Д. (2003). Взаимосвязь подходов к обучению

    и размышления над практикой. Педагогическая психология, 23 (1), 61-71.

    Массимини Ф. и Карли М. (1998). Систематическая оценка расхода в повседневном опыте.

    In M. Csikszentmihalyi, & I. S. Csikszentmihalyi (Eds.), Оптимальный опыт:

    Психологические исследования потока в сознании (стр. 288-306). Нью-Йорк: Кембридж

    University Press.

    Massimini, F., Csikszentmihalyi, M., & DelleFave, A. (1988). Поток и бикультура

    эволюция. В M. Csikszentmihalyi, & I. S. Csikszentmihalyi (Eds.), Optimal

    Опыт

    : Психологические исследования потока в сознании (стр.342-363). Нью-Йорк:

    Издательство Кембриджского университета.

    Массимини, Ф., и Делле Фейв, А. (2000). Индивидуальное развитие в биокультурном

    перспектива. Американский психолог, 55, 24-33.

    Маккуиллан Дж. И Конде Г. (1996). Условия потока в чтении: два этюда

    Оптимальный опыт. Психология чтения: Международный квартал, 17, 109–135.

    Мирлохи, М., Эгберт, Дж., И Гонсули, Б.(2011). Поток перевода: поиск оптимального

    стаж для стажеров-переводчиков. Мишень, 23 (2), 250-271.

    Сато И. (1988). Босодзоку: поток в японских мотоциклетных бандах. По адресу M. Csikszentmihalyi,

    и И. Чиксентмихайи (ред.), Оптимальный опыт: Психологические исследования потока в

    сознание (с. 92-117). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Шмидт Р. и Сэвидж В. (1992). Вызов, навыки и мотивация.PASAA, 22, 14-

    Шамс, М. Р. (2007). Чтение английских газет. Тегеран: издание «Джунгли».

    Селигман, М. Э. П., и Чиксентмихайи, М. (2000). Позитивная психология:

    введение. Американский психолог, 55, 5-15.

    Тревино, Л. К., и Вебстер, Дж. (1992). Поток в компьютерной коммуникации.

    Коммуникационные исследования, 539-573.

    Ван Дейк, Т.А. (1995). Анализ дискурса как анализ идеологии.В C. Schaffner, & A. L.

    Венден (ред.), Язык и мир (стр. 17-33). Дартмут: Олдершот.

    Уоллес, К. (1992). Осведомленность о критической грамотности в классе EFL. В районе Н. Фэйркло

    (ред.), Критическое знание языка (стр. 59-92). Харлоу: Лонгман.

    Вебстер Дж., Тревино Л. и Райан Л. (1993) Размерность и корреляты потока в

    человеко-компьютерных взаимодействий. Компьютеры в поведении человека, 9, 411-426.

    Специфика журналистских текстов на экономические темы на немецком языке по сравнению с болгарскими текстами

    Автор

    Abstract

    В статье представлены исследования сходства и различий болгарских и немецких текстов экономической журналистики. Он начинается с анализа текстолингвистических моделей для определения вида, типа и жанра текста и фокусируется на тех, которые определяются функцией текста и способом развития темы.При этом решена проблема «специализированного текста» и его процентного содержания. Подробно раскрываются составные элементы «специализации»: терминология, нетерминологическая специализированная лексика и различные лексико-семантические особенности. В зависимости от развития темы тексты группируются на описательные, описательные с пояснительными элементами, аргументативные и аргументативно-объяснительные, которые сопоставимы в соответствии с текстолингвистической моделью на обоих языках.

    Рекомендуемое цитирование

  • Сильвия Васильева, 2019.« Специфика журналистских текстов на экономические темы на немецком языке по сравнению с болгарскими текстами », Научные труды, Университет национальной и мировой экономики, София, Болгария, выпуск 4, страницы 161-171, декабрь.
  • Обозначение: RePEc: nwe: natrud: y: 2019: i: 4: p: 161-171

    Скачать полный текст от издателя

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами.Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите номер этого элемента: RePEc: nwe: natrud: y: 2019: i: 4: p: 161-171 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого материала, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: (Ваня Лазарова). Общие контактные данные провайдера: http://edirc.repec.org/data/unweebg.html .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь.Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    У нас нет ссылок на этот товар. Вы можете помочь добавить их, используя эту форму .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого элемента ссылки. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле службы авторов RePEc, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    Обратите внимание, что исправления могут занять пару недель, чтобы отфильтровать различные сервисы RePEc.

    Базовые тексты, касающиеся безопасности журналистов

    Неполный список текстов, деклараций, решений, резолюций и конвенций, касающихся прав человека и безопасности журналистов.

    1. Международные законы о правах человека

    2. Резолюции, решения и декларации ЮНЕСКО Безопасность журналистов

    Резолюции Генеральной конференции

    Решения Правления

    Решения Межправительственного совета МПРК

    Декларации Всемирного дня свободы печати

    Совместные декларации специальных докладчиков ООН по свободе выражения мнений

    3.Процесс универсального периодического обзора (включая вклад ЮНЕСКО)

    Универсальный периодический обзор (УПО) Совета по правам человека — это механизм отчетности ООН по правам человека во всех государствах-членах ООН, в который ЮНЕСКО вносит свой вклад, в частности, в отношении основных прав человека, свободы выражения мнений, свободы информации и безопасности журналистов. Он собирается три раза в год и дает возможность каждому государству-члену объявить, какие действия они предприняли для улучшения положения с правами человека в пределах своих границ и выполнения своих обязательств.

    13-я сессия (2012 г.) | 14-я сессия (2012 г.) | 15-я сессия (2013 г.) | 16-я сессия (2013 г.) | 17-я сессия (2013 г.)
    18-я сессия (2014 г.) | 19-я сессия (2014 г.) | 20-я сессия (2014 г.) | 21-я сессия (2015 г.) | 22-я сессия (2015)
    23-я сессия (2015) | 24-я сессия (2016 г.) | 25-я сессия (2016 г.) | 26-я сессия (2016 г.) | 27-я сессия (2017)
    28-я сессия (2017) | 29-я сессия (2018 г.) | 30-я сессия (2018 г.) | 31-я сессия (2018 г.) | 32-я сессия (2019)
    33-я сессия (2019) | 34-я сессия (2019 г.) | 35-я сессия (2020)

    4.Региональные инструменты законодательства о правах человека

    5. Гуманитарное право

    6. Прочие меры безопасности журналистов

    7. Заявления неправительственных организаций и гражданского общества

    8. Национальные заявления и декларации по итогам национальных консультаций по Плану действий ООН

    9. Основные решения Международного суда

    Этнография, журналистика и политика представительства

    Парадигмы качественного исследования часто противопоставляются количественным парадигмам.А в классе антропологии низшего звена студенты могут быть знакомы только с подходами к науке и исследованиям, которые отдают предпочтение позитивистскому количественному подходу. Этнография, как исследовательский подход, включает в себя набор исследовательских методов, часто использующих как количественный, так и качественный сбор и анализ данных. Однако убеждения, подобные приведенному в твите выше, демонстрируют, что «качественные» исследования иногда цинично рассматриваются как надменный способ сказать «журналистика».Такое отношение порочит и неверно характеризует как журналистские , так и качественные исследовательские парадигмы, такие как этнография.

    Мэри-Кейтлин размышляла над некоторыми из этих вопросов, когда она готовила программу курса под названием «Латинская Америка через этнографию». Как класс антропологии низшего уровня, открытый как для специалистов по антропологии, так и для неосновных, для Мэри-Кейтлин было важно обратить внимание на важность и ценность части этого названия, посвященной «сквозной этнографии». Что такое этнография? Какое значение он имеет как метод качественного исследования? И чем это отличается от журналистики — если это все те качественные исследования, в любом случае (читайте с сарказмом!).Сидней предложил студентам прочитать и критически оценить парные наборы этнографических и публицистических текстов об одном и том же событии — и таким образом родилась эта серия мероприятий.

    Следующие упражнения предлагают студентам открыть для себя ценность этнографии как исследовательского подхода, сравнивая этнографические исследования с журналистскими работами по аналогичным темам с помощью рекомендованных наборов для чтения, перечисленных ниже. (Некоторые из этих работ посвящены темам, которые могут требовать предупреждения о содержании — ниже мы предоставили образец текста для этого).Этот сравнительный подход позволяет студентам рассматривать политику представления людей, мест и проблем с различных эпистемологических и методологических точек зрения. Эти мероприятия были опробованы в классе, посвященном Латинской Америке, поэтому большинство предлагаемых чтений сосредоточено на этнографических и публицистических текстах, относящихся к этому региону или о нем. Однако эти действия можно легко адаптировать к аналогичным наборам этнографических и публицистических текстов, ориентированных на другие регионы. «Ориентирующие» тексты — Deloria (1969), Wainaina (2005) и Jusionyte (2015) — имеют более широкое применение.Свяжитесь с нами через социальные сети, если у вас есть предложения по дополнительным наборам материалов для чтения, вопросам для обсуждения или другим стратегиям по адаптации этого упражнения к различным учебным средам / платформам!

    Цели обучения

    • Дайте определение этнографии и журналистике .
    • Подумайте, как вопросы дизайна аудитории влияют на цели и условности как этнографии, так и журналистики.
    • Поймите и уметь объяснить, почему антропологи и другие социологи используют этнографию в качестве методологического подхода.
    • Практикуйтесь в выявлении различных жанров представления данных, анализа и построения повествования на основе качественных данных.

    Образец текста для предлагаемого содержания примечания

    Назначенные чтения для нашего следующего собрания относятся к случаю геноцида (и / или) вредных исследовательских практик (и / или) личных историй, которые может быть трудно или неудобно читать. Мы будем работать над тем, чтобы обсудить эти случаи со всей ответственностью и уважением. Помните, как вы выражаете свои мысли и как ваши слова могут повлиять на других.Если вы почувствуете дискомфорт в любой момент во время нашего обсуждения, вы можете выйти из комнаты, чтобы расслабиться.

    Рекомендуемые наборы для чтения

    Ниже приведены некоторые наборы для чтения, которые включают по крайней мере один журналистский отчет, один этнографический отчет и один текст, который включает точки зрения члена / ей исследуемого сообщества. Существует также набор «ориентировочных» чтений, которые в более широком смысле относятся к журналистской / этнографической репрезентации. Каждый план деятельности требует отдельного подмножества чтений из «ориентировочного» набора, чтобы установить более широкие темы деятельности, поэтому этот набор не будет назначен как группировка, в отличие от других наборов текстов.Мы рекомендуем выбрать один региональный / тематический набор, который лучше всего подходит для вашего класса, и основывать обсуждения в обоих планах деятельности на этих чтениях.

    N.B. В набор для чтения El Mozote входит мультимедийный материал на испанском языке, созданный сообществом. Мы рекомендуем включить этот текст, направляя англоязычных студентов, говорящих на одном языке, к ресурсам о том, как переводить тексты с помощью онлайн-инструментов. Это немного неуклюжий механизм для включения текстов на испанском языке; мы приветствуем рекомендации от тех, кто успешно включил в свои учебные планы неанглийские источники.

    Ориентир

    Вайнайна, Биняванга. 2005. «Как писать об Африке». Granta 92.

    Deloria Jr., Vine. 1969. «Антропологи и другие друзья». В Кастер умер за твои грехи, Вайн Делориа-младший, 78–100. Нью-Йорк: Макмиллан.

    Юзионите, Иева. 2015. Savage Frontier: Новости и безопасность на аргентинской границе. Беркли: Калифорнийский университет Press. [Рекомендуется: главы 1 и 6]

    Яномами

    Аш, Тимоти и Наполеон Шаньон.1987. Яномамо из Ориноко. Фильм. Уотертаун, штат Массачусетс: документальные образовательные ресурсы.

    Борофски, Роб. 2005. Яномами: ожесточенная полемика и чему мы можем научиться на ее основе . Беркли: Калифорнийский университет Press. [Рекомендуется: главы 5 и 6]

    Тирни, Патрик. 2001. Тьма в Эльдорадо. Нью-Йорк: W.W. Нортон.

    Эль-Мозоте

    Бинфорд, Ли. 2016. Резня в Эль-Мозоте: права человека и глобальные последствия, второе издание . Тусон: Университет Аризоны Press. [Рекомендуется: главы 1 и 10]

    Аларкон Медина, Рафаэль и Ли Бинфорд. 2014. «Возвращаясь к резне в Эль-Мозоте: память и политика в послевоенном Сальвадоре». Журнал исследований геноцида 16, вып. 4: 513–33.

    Даннер, Марк. 1994. Резня в Эль-Мозоте. Нью-Йорк: Винтаж. [Рекомендуется: главы 6 и 7]

    Эль Фаро. 2019. «Testigos: Las voces que hicieron sobrevivir a El Mozote». https: // mozote.elfaro.net/inicio.

    Примечание. Видео под названием «La vida que quedó» содержит изображения человеческих останков из 8: 59–9: 20.

    Миграция США и Мексики

    Де Леон, Джейсон. 2015. Страна открытых могил: жизнь и смерть на тропе мигрантов . Окленд: Калифорнийский университет Press. [Рекомендуется: Введение и Глава 2]

    Холмс, Сет М. 2013. Свежие фрукты, сломанные тела: фермеры-мигранты в США . Беркли: Калифорнийский университет Press.[Рекомендуется: Введение]

    Гласс, Ира, хозяин. 2019. «The Out Crowd». This American Life (подкаст). https://www.thisamericanlife.org/688/the-out-crowd

    Герреро, Дайан. 2016. В стране, которую мы любим: моя семья разделилась . Нью-Йорк: Макмиллан. [Рекомендуется: Глава 3]

    Занятия в классе

    Ниже приведены предложения по обсуждениям и занятиям в классе. Предлагаем планы на два мероприятия. Эти виды деятельности являются гибкими: они могут составлять два урока, быть сжатыми и объединенными в один урок или разбиваться на какой-либо цифровой метод общения и синхронное (онлайн или личное) классное собрание.Учитывая реалии онлайн-обучения прямо сейчас, мы также предлагаем более подробные предложения по проведению всего этого онлайн-урока в отдельном разделе ниже.

    Задание 1: Этнография и журналистика

    В этом упражнении используется Jusionyte (2015) из набора «ориентировочного» чтения и любого набора парных чтений, который вы выбрали для изучения различий и сходства между этнографией и журналистикой с точки зрения метода и жанра.

    Часть 1: Вступительное обсуждение + необязательная мини-лекция

    Перед занятием: попросите учащихся прочитать главы 1 и 6 Jusionyte (2015) (из набора «Ориентация») и быть готовыми обсудить свои идеи.

    Во время занятий: проведите учащихся через размышления об опыте Жусонайт как журналистки и ее опыте антрополога.

    • Возможные вопросы для обсуждения:
      • Как ее журналистский опыт повлиял на ее подход к этнографической работе?
      • Как она характеризует разницу между этнографией и журналистикой?
      • Какие виды знания или производства истины она считает возможными для журналистики и этнографии?
    Часть 2: Создание графического органайзера

    В зависимости от размера и формата вашего класса, следующее действие может быть выполнено в группах обсуждения или в классе с проецированием графического органайзера и видимым для всех.

    Предложите учащимся создать таблицу, диаграмму Венна или двойную пузырьковую карту, которая отслеживает следующие характеристики любого выбранного вами набора показаний:

    • Какой вид записи или документирования выполняется?
      Разъяснительный, убедительный, повествовательный, описательный? Каждого по чуть-чуть? Что-то совсем другое?
    • Как автор собирал информацию?
    • Сколько времени понадобилось автору на сбор информации?
    • Кто слушает это произведение? Откуда нам знать?
    • Включает ли автор обсуждение этических дилемм?
    • Каковы цели журналистики? Этнографии? Каковы сильные и слабые стороны каждого подхода?

    Если учащиеся работали в небольших группах, попросите каждую группу поделиться своим ответом на один из приведенных выше вопросов и запишите их в графическом органайзере, который виден всему классу.

    Задание 2: Политика представительства

    Это упражнение основано на материалах Wainaina (2005) и Deloria (1969) из «ориентировочного» набора для чтения, а также из любого набора парных чтений, которые вы выбрали для изучения того, как этнография и журналистика решают этические проблемы в репортажах о людях и о людях.

    Часть 1: Вступительное обсуждение + необязательная мини-лекция

    Перед уроком: попросите учащихся прочитать материалы Wainaina (2005) и Deloria (1969) (из набора «Ориентация») и быть готовыми обсудить свои идеи.

    Во время урока: попросите учащихся обсудить, что в работах Вайнайны и Делории говорится о том, как небелые / незападные группы исторически изучались и представлялись исследователями и журналистами.

    Необязательно (позволяет время): Включите мини-лекцию по истории темной стороны антропологии, отслеживая роль антропологов в проблемных предприятиях от колониализма до наших дней. Вы можете включить следующие темы:

    • Антропология как «служанка колониализма»
    • Практика добычных исследований
    • Этнография спасения
    • Современные споры, такие как роль антропологов в программе Human Terrain System
    Часть 2: Примеры из практики

    Основываясь на анализе студентами журналистских и этнографических примеров в Задании 1, предложите им рассмотреть следующие вопросы либо в небольших группах, либо в классе.

    • Чьи голоса включены в читаемые произведения?
      • Если это письменный текст, используются ли прямые кавычки? Кто цитируется?
      • Кто берет интервью для видео и аудио текстов?
      • Как осуществляется перевод с одного языка на другой?
      • В случае аудио, перекрывается ли голос оригинального говорящего переводчиком?
    • Включены ли изображения?
      • Кого, если вообще, изображают? Отдельные лица или группы?
        Если отдельные лица, как они называются?
      • Какие соображения могут потребоваться при выборе того, следует ли сообщать имя фотографируемого человека?
      • В каком визуальном контексте изображен человек? Как этот контекст влияет на вашу интерпретацию изображения?
    • Кто выиграет от производства этой работы?
    • Доверяете ли вы точности сообщения, которое читаете? Почему или почему нет?
    Часть 3: Размышления

    Поразмышляйте над обсуждениями, вдохновленными заданиями 1 и 2. Рассмотрим сходства и расхождения между журналистикой и этнографией, а также вопросы репрезентации, поднятые обоими жанрами. Подумайте:

    • Каковы этические обязанности этнографов? Журналистов? В чем эти обязательства схожи и чем они различаются? Какие стратегии использовали антропологи и журналисты для представления голосов членов сообщества в своей работе?
    • Кому этически обязаны этнографы и журналисты? Чем они обязаны сообществам, с которыми работают? Чем они обязаны аудитории, которая увлечена их работой?
    • Как разные цели / правила письма в журналистике и этнографии влияют на то, как журналисты и антропологи пишут о сообществах, с которыми они работают?
    • Как журналисты и антропологи должны решать, что говорить, а что не говорить о сообществе? Должны ли журналисты и антропологи выступать в защиту людей, о которых они пишут? Если да, то как и когда? Если нет, то почему? ²

    Адаптация для онлайн-курсов

    Изначально мы разработали и опробовали это упражнение в очной аудитории. Здесь мы предлагаем несколько советов, как адаптировать эти упражнения для онлайн-обучения.

    • Для синхронной структуры классов:
      • Выполните часть 1 каждого действия в большой группе.
      • Затем назначьте учащихся в комнаты для обсуждения после Части 1. Многие платформы для видеоконференций (например, Zoom) имеют функции «комнаты для обсуждения» и «белой доски». Функцию интерактивной доски можно использовать для деятельности графического органайзера (действие 1, часть 2 выше).
    • Для гибридной асинхронной и синхронной структуры класса:
      • Попросите учащихся асинхронно аннотировать показания, используя платформу, например гипотезы.is или VoiceThread (проверьте, есть ли у вашего учреждения подписка), используя вопросы для обсуждения для каждого действия в качестве руководства для чтения.
      • Общайтесь синхронно с помощью Zoom или другого программного обеспечения для видеоконференцсвязи, чтобы обсудить свои выводы и поразмышлять.
    • Для асинхронной структуры классов:
      • Предложите часть 1 каждого занятия как «мини-лекцию» и рассмотрите возможность загрузки этих слайдов вместе с вашим «повествованием» в VoiceThread. Платформа VoiceThread позволяет пользователям загружать слайды и добавлять повествование по слайду, к которому другие пользователи могут добавлять аудио, видео и текстовые комментарии, которые затем становятся видимыми для других членов класса.
      • Дайте студентам достаточно времени, чтобы они посмотрели и прокомментировали вашу мини-лекцию (возможно, от нескольких дней до недели, в зависимости от ситуации в вашем классе).
      • Распределите учащихся по небольшим группам для выполнения заданий по графическому органайзеру (задание 1, часть 2) и тематическому исследованию (задание 2, часть 2). Используя такие инструменты, как Google Slides, они могут удаленно и асинхронно совместно работать над презентациями слайд-шоу, в которых они демонстрируют свой графический органайзер / ответы на некоторые вопросы для обсуждения.
      • Попросите каждую группу загрузить свои слайды в VoiceThread.
      • Предложите учащимся комментировать / обсуждать работу друг друга, чтобы вовлечь в работу коллегиальное сотрудничество.
      • После просмотра и участия в презентациях всех групп попросите студентов индивидуально представить отражение Части 3 в разделе «Политика представительства» (Задание 2) в виде короткого эссе / письменного ответа.

    Очки для расширения

    Приведенные выше подсказки для чтения и обсуждения могут легко привести к более широким дискуссиям о том, чьи истории рассказываются и как они рассказываются.Если вы хотите расширить эту тему в более широкую единицу, вы можете рассмотреть возможность использования других типов текстов, таких как песни, стихи, литература, фотографии и другие формы искусства. Ниже приведены несколько примеров других ресурсов, связанных с вышеуказанными темами.

    Эль Мозоте

    Далтон, Роке. 2005. Нет местоимений mi nombre: Poesía complete. Сан-Сальвадор: Publicaciones e Impresos.³

    Dalton, Roque. 1996. Маленькие часы ночи: Избранные стихи Роке Далтона .Отредактировал Харди Сен-Мартин. Перевод: Джонатан Коэн, Джеймс Грэм, Ральф Нельсон, Пол Пайнс, Харди Сент-Мартин и Дэвид Унгер.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.