Публицистика примеры: Публицистический стиль: черты и примеры

Автор: | 09.11.2020

Содержание

определение, история, виды (по учебникам Кима, Есина, Овсепяна) —

Понятие публицистика, по словарю СМИ А. А. Князева, означает жанр, «спецификой которого является реагирование на актуальные общественно значимые процессы и проблемы путем их документального отображения, идейно-политического осмысления и эмоционально-художественной оценки».

Далее исследователь тесно связывает публицистику с политической деятельностью, имея в виду ее социальный аспект. Из этого можно вывести, что основа публицистического текста – случай из социальной жизни, обобщенный до общественно значимого явления. Анализ и обобщение роднят публицистику и аналитику, а отличается она яркой гражданской позицией автора. 

История возникновения 

История публицистики восходит к временам Древнего мира. Прообразом является ораторское искусство Древней Греции и Рима. Выступления включали в себя приемы риторики, актерского мастерства и психологии. Целью был детальный анализ проблемы и убеждение слушателей.

Те же черты выражались в жанре проповеди, которая была предтечей публицистики в Средних веках. Также публицистикой можно назвать труды на религиозные темы, которые несли воспитательно-нравоучительную функцию. Однако настоящий публицистический жанр появился в эпоху Возрождения. Это был памфлет – обличительное произведение на социальную тематику. Именно с этого времени публицистика основывалась на случаях из социальной жизни.

  • Русская публицистика зародилась еще в Киевской Руси («Поучения Владимира Мономаха», «Домострой», «Слово о полку Игореве», «Слово о погибели русской земли»). Древнерусская литература была более публицистической, чем художественной, так как служила эмоциональным откликом автора на общественные события. 
  • Развитие публицистики продолжалось в XVIII веке. Это время было наполнено различными событиями: реформы Петра I, Екатерины II, войны, крестьянские бунты. Авторы писали на тему крестьянского вопроса (М. М. Щербатов – против освобождения, А.
    Н. Радищев, А.П. Сумароков, Ф. Прокопович – за него), а также создавали антиклерикальные (Ф. Прокопович) и либеральные (Н. И. Новиков) произведения. Подробнее…
  • XIX век – золотой век публицистики в России. Главные проблемы того периода – притеснение крестьян и злоупотребления власти всех уровней. Ведущие имена начала столетия — М. П. Погодин, С. П. Шевырев, Н. И. Греч и Ф. В. Булгарин. Помогала развитию публицистики традиция «толстых журналов», где публиковались литературные, критические и публицистические произведения. В 60-х годах в общественном диспуте участвовали западники (В. Г. Белинский), славянофилы (А. С. Хомяков), революционные демократы (Н.Г.Чернышевский, Н.А.Добролюбов и Д.И.Писарев). Подробнее…
  • Искусство публицистики оттачивалось и в XX веке. Публицистов начала века беспокоила судьба страны, ее будущее развитие, тема Первой мировой войны. Русскую литературу и общественную жизнь разделила революция. Множество ученых, философов, писателей и публицистов эмигрировали, их занимала оставленная родина, в ее настоящем положении многим виделась трагедия.
    Советскую же публицистику регулировала цензура. Развитию жанра поспособствовала Великая Отечественная война, на которую отправилось множество авторов в качестве военных корреспондентов. Публицисты рассказывали об успехах Советского союза, героизме солдат, единении фронта и тыла. Талант журналистов внес большой вклад в общую победу. Знаковые личности и произведения – А.Толстой («Родина»), Н.Тихонов («Сила России»), Л.Леонов («Размышления у Киева»), А.Довженко («Украина в огне»), И.Эренбург («Душа России»), Вс. Вишневский («Уроки истории»). В 50-80-х годах публицистика находилась под гнетом партийного давления, однако талантливые авторы могли найти способы выразить свои мысли. Авторы использовали бытовые случаи, чтобы вскрыть общественные противоречия (А. Аграновский, В. Песков, Я. Голованов, И. Руденко). 

Основные черты 

Основы публицистики – это осмысление отдельных фактов социальной жизни как представление общественно значимых явлений. То есть, если хочется рассказать о бюрократии, то нужно не абстрактно рассуждать, а начать с частного случая, после все обобщить.  

В публицистике журналистика тесно сливается с литературой: фактическое, актуальное содержание принимает художественную форму, что выражается в языке, средствах выразительности. Также имеет большое значение впечатление автора и его осмысление факта. 

Главные функции публицистики – экспрессивная (воздействующая) и информативная.

Виды, жанры и стили 

Публицистику можно разделить по тематическим видам: военная, литературная (это расширенная версия отзыва или рецензии, в которой затрагивается не только конкретное произведение, но и современная автору социальная ситуация), политическая, социальная (затрагивает наиболее острые проблемы, но социальный аспект присутствует в любом из видов), философская, сатирическая. 

Жанры художественно-публицистических произведений:

  1. Очерк – разновидность рассказа, в которой преобладают описания и раскрываются проблемы гражданского и нравственного состояния «среды». Подробнее об очерке…
  2. Зарисовка – высокохудожественное образное описание пейзажа, объекта.
    Чаще всего, реализуется на телевидении в видовых съемках. Подробнее о зарисовке…
  3. Фельетон – сатирический очерк, то есть описание и обобщение факта, требующего осмеяния, гнева, осуждения аудитории. 
  4. Памфлет – наибольшая сатирическая окраска изложения, наиболее масштабный объект разоблачения и осмеяния.
  5. Пародия – гипертрофированное описание объекта или явления с целью подчеркнуть его особенности, сделать их узнаваемыми и при этом смешными.
  6. История и легенда – наиболее близкие к рассказу жанры, описания каких-либо событий и явлений, настоящих или вымышленных.

Язык 

Язык публицистики сочетает в себе экспрессию и стандарт. Здесь могут присутствовать выражения как публицистического стиля, так и художественного (а этот последний стиль может сочетать в себе все остальные и даже позволять отступления для наилучшего выполнения авторской задачи). 

Особенности лексики – сочетание общественно-политических выражений с разговорными и даже просторечными. Могут добавляться авторские неологизмы, переносное значение слов, а также пословицы, поговорки, афоризмы, цитаты. Интересную и новаторскую публицистику можно встретить в гонзо-журналистике.

Средства выразительности обусловлены функциями. С экспрессивностью связана оценочность, для этого употребляются эпитеты с положительной или отрицательной оценкой. Также могут употребляться метафоры и сравнения, чтобы убедить читателя и передать ему авторскую позицию. Информативность достигается документальностью изложения, выражающимися специальными терминами, профессиональными выражениями.

Особенности

Итак, характеризуют публицистику:

  1. Сочетание экспрессии и информации;
  2. Использование разнообразных стилей языка для более яркого изображения описываемого явления;
  3. Стремление передать аудитории собственную точку зрения на определенную проблему;
  4. Общественный резонанс темы;
  5. Преобладание художественности над срочностью.

Примеры 

Эпоха Просвещения в Европе является прекрасным временем для публицистики (Вольтер, Д. Дидро, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Л. де Монтескьё). 

В России наибольшего внимания заслуживают авторы XIX века. Множество писателей обращалось к публицистике – А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, Н. А. Некрасов, А. И. Герцен. Критика была не аналитическим, а публицистическим жанром, авторы затрагивали и общественные проблемы (В. Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов и Д.И. Писарев). 

Общественная мысль рубежа веков была направлена на поиск пути развития России. Творческая интеллигенция чувствовала грядущие перемены и пыталась осмыслить их зарождение в настоящий момент. И пути виделись разные. Л. Н. Толстого занимали вопросы образования, семьи, религии. И спасение он видел в нравственности и всепрощении, выступал против насилия. В это же время М. Горький видел грядущий переворот, в его публицистике звучит призыв к свободе и справедливости. Однако после революции он разочаровался в реализации великой идеи всеобщего равенства, что отразилось в его «Несвоевременных мыслях». Свое отношение к революции, роли интеллигенции выражал и А. А. Блок («Интеллигенция и революция»).

Публицистика времен войны поражает энергичностью, сильным гражданским посылом к единению против врага. Главные авторы – А. Толстой, Н. Тихонов, И. Эренбург, М. Шолохов, К. Симонов, Б. Горбатов, Л.  Соболев, В.  Вишневский, Л.  Леонов, М.  Шагинян, А.  Сурков, В. Величко.

А. И. Солженицын предстает яркой фигурой в послевоенной публицистике. В первую очередь потому, что он один из первых, кто пошел против системы. Его произведения на лагерную тему отличаются ярко выраженной публицистичностью и гражданской позицией («Один день Ивана Денисовича», «Архипелаг ГУЛАГ»). После возвращения на родину в 1990 году также писал на тему будущего развития страны, ее нового пути («Как нам обустроить Россию). 

Автор: Мария Блинова

Tags: публицистикапублицистический жанртеория журналистики

Публицистика и литература: общее и отличительные особенности

Раздел: Дискуссия

В статье проведен сопоставительный анализ литературы и публицистики. На основе изучения объекта, предмета, методов творческой деятельности и показа отношения литературы и публицистики к аудитории, раскрыты специфические особенности этих сфер творчества. Утверждается, что если главной целью литературы является художественно-эстетическое отображение действительности и духовного мира писателя, то для публицистики это — демонстрация конкретных общественных проблем и непосредственный призыв к действию.

Ключевые слова: публицистика, публицистичность, метод, стиль, жанры

Почему-то стало хорошим тоном считать, что в информацион­ный век, во времена Интернета и новых медиа публицистика по­теряла свою актуальность. С этим можно частично согласиться, если речь идет о прежнем значении публицистики (Юрий Жуков, Валентин Зорин, Анатолий Аграновский). Однако с точки зрения феномена публицистики как формы общественной жизни, это не так.

Как неоднократно писал профессор Я.Н. Засурский (Засур­ский, 2008; Засурский, 2009 и др.), контент во все времена был важ­нейшей, фундаментальной категорией литературного и журналист­ского творчества и останется таковым, пока существуют данные сферы деятельности. Мы присоединяемся к этому мнению.

Несмотря на то, что благодаря современным информационно­коммуникационным технологиям количество информации в со­временном мире резко возросло, тем не менее наблюдается определенная коллизия, проявляющаяся в ее явном дефиците. Авторы книги «К мобильному обществу: утопии и реальность» пишут об этом: «По мнению Нобелевского лауреата, экономиста Герберта Саймона, сегодняшняя информация истребляет и поедает внимание своих потребителей {реципиентов). Ученые говорят об информаци­онном и коммуникационном парадоксе: много информации — мало информации. В таких условиях технологии для производства и рас­пространения информации бесполезны… В условиях информаци­онного парадокса идет перегрузка информацией, в связи с чем возникает дефицит внимания.

Массив интернет-сайтов, огромное количество спутниковых и кабельных каналов ТВ, которые, как правило, можно выбрать при помощи пульта управления, в целом не дают человеку сосредоточиться на чем-то конкретном»1. Полага­ем, что публицистика как раз и есть то средство, которое позволяет преодолеть эту отчужденность и помочь аудитории сосредоточить свое внимание на чем-то одном.

Рассмотрение поставленной в статье проблемы начнем с выяс­нения опорных понятий, от которых автор отталкивается. Такая необходимость вызвана тем, что некоторые исследователи доволь­но легко проецируют теорию журналистики на теорию публици­стики и наоборот, тогда как между ними есть серьезные различия. Прежде всего прокомментируем несколько фундаментальных терми­нов, имеющих непосредственное отношение к изучаемому вопросу.

Коммуникация, литература, журналистика, публицистика

Наиболее широким среди них будет понятие коммуникации. В широком плане коммуникацией можно считать любую форму взаимосвязи между двумя или несколькими объектами. Коммуни­кацией сознательных существ является обмен сигналами между людьми с помощью слов, интонации или движения. Здесь следует оговорить весьма существенную деталь — коммуникация может осуществляться как при участии сознания, так и с помощью бес­сознательного или, что вероятнее всего, того и другого вместе. В раз­витом обществе коммуникация осуществляется и через передачу произведений разных типов творчества, в том числе таких, как ли­тература, журналистика, публицистика. Это дает основание гово­рить о них как разновидностях социальной коммуникации.

Элементы такой выдающейся формы социальной коммуникации, как литература, включая ее примитивные формы в виде наскаль­ных надписей и устновыразительной традиции, присутствуют в со­обществе людей со времен появления разумного человека. Долгие тысячелетия литература существовала в устной форме, в виде пик­тограмм, надписей, рисунков на листьях и др.

С изобретением алфавита и основанного на нем связного изло­жения текста появились письменная литература и публицистика. Сохранившийся до наших дней первый литературный памятник — возникшая пять тысяч лет назад на Востоке «Поэма о Гильгамеше», частично содержащая диалоги публицистического характера.

В античном мире были популярны лаконичные латинские изре­чения, наполненные публицистическим духом: «Sauve locus resonat voci conclusus» («Ибо в затворенном месте звончей раздается их го­лос») или «Fata viam inveniunt» («Судьба движет нами»)»2.

Сегодня литературная коммуникация развилась в крупный, масштабный канал человеческого творчества, а точнее — в вели­кую жизненную событийность. Современная литература способна в различных традициях и в немыслимом количестве ракурсов — классических, модернистских и постмодернистских — отобразить жизнь во всех подробностях, от планетарных полотен до деталей. Для этого у нее есть большая совокупность присущих ей необхо­димых выразительных средств — логических, эмоциональных, ху­дожественных.

Журналистика. Слово «журналистика» имеет семь основных зна­чений [Прохоров, 2005]. Во-первых, это социально-политическая деятельность по сбору, обработке, распространению и хранению общественно важной массовой информации. Во-вторых, это совокуп­ность профессий людей, занимающихся подготовкой оперативных материалов для средств массовой коммуникации (СМК) — редак­тор, заведующий отделом, ответственный секретарь, корреспон­дент, выпускающий и др. В-третьих, это целевым образом подго­товленные для газет и журналов, радио и телевидения материалы в определенном жанре: заметка, отчет, репортаж, интервью, корре­спонденция, статья, рецензия, очерк, фельетон и др. В-четвертых, это совокупность каналов массовых коммуникаций — газет, жур­налов, еженедельников, дайджестов, радио, телевидения, Интер­нета. Пятое значение (самое широкое, объединяющее предыдущие четыре направления) и, по нашему мнению, наиболее значимое для аудитории — это восприятие журналистики как социального института общества.

Кроме того, существуют еще два понимания слова «журнали­стика»: как специальности высшего образования и направления в номенклатуре специальностей научных работников, т. е. сферы, где готовят кандидатов и докторов наук.

Публицистика. О том, что такое публицистика, споры идут давно. Плодотворная дискуссия на эту тему прошла среди ученых фа­культета журналистики Московского, а затем и других универси­тетов бывшей советской страны во второй половине 60-х — первой половине 70-х гг. XX в. В ходе ее о публицистике высказывались различные мнения. В.М. Горохов считает публицистику специфи­ческой областью общественно-политической деятельности, пре­следующей цель актуально-политического воздействия на массы. В.И. Здоровега делает вывод о том, что публицистика — это про­изведения, в которых оперативно исследуются и обобщаются ак­туальные факты и явления с целью воздействия на общественное мнение, общественное сознание и оказания определенной соци- ально-практической помощи тем, к кому обращается автор. Г.В. Ко­лосов и Э.А. Худякова завершают свои рассуждения о публицистике следующим образом: «Итак, в свете всего сказанного публицисти­ка — прежде всего творчество, постоянно развивающийся под влия­нием общественной практики процесс отражения текущей действи­тельности, особый поток информации («история современности»). Это отражение…, которое запечатлевается в эмпирических фактах и рассуждениях, в понятиях, идеях, публицистических образах, ги­потезах, дающих возможность анализировать актуальные события под политическим углом зрения, оперативно давать им оценку и, таким образом, выражать и формировать общественное мнение и через него воздействовать на общественное сознание и развитие всей практической деятельности людей» (Колосов, Худякова, 1984: 14-15). В.В. Ученова отмечает, что публицистика — такой вид массовой политической пропаганды, где информационная содер­жательность сочетается с эмоциональной выразительностью, где точность в передаче реальных событий сочетается с политической остротой комментирующей мысли и выраженностью авторского отношения к происходящему (Ученова, 1979).

В.Н. Фоминых одним из первых обратил внимание на трех­значный характер термина «публицистика». Он считает, что пре­обладающим среди них является понимание публицистики как особого, обладающего своими закономерностями рода творчества — живой отклик на конкретные факты и события, явления и процессы социальной жизни (Фоминых, 1980: 69). Полемика между про­фессорами МГУ Е.П. Прохоровым и А. Г Бочаровым в данном отно­шении стала определяющей (мы имеем в виду прежде всего статью А.Г. Бочарова «Не сотвори себе гомункулуса») (Бочаров, 1968).

Доцент МГУ Г.В. Лазутина рассматривает публицистику как тип творчества, который не замкнут в профессиональные рамки и служит для членов общества средством реализации их граждан­ской миссии. Классифицируя продукты, поступающие в массовые информационные потоки, по назначению и функциональной на­правленности, она выделяет семь групп текстов и пишет относи­тельно одной из них: «Третью составляют материалы, знакомящие с разными мнениями о происходящих событиях и волнующих об­щество проблемах — публицистические выступления политиков, ученых, писателей, журналистов, других социально активных граж­дан, посвященные злобе дня» (Лазутина, 2010: 40—42).

В целом можно объединить мнения специалистов о публицисти­ке в пять групп. Во-первых, это одно из направлений литературы. Данный взгляд присущ, в первую очередь, представителям литера­турной критики. Во-вторых, — это одно из направлений журнали­стики, здесь выделяется даже особая группа художественно-публи- цистических жанров: зарисовка, очерк, фельетон, памфлет, басня, пародия, эпиграмма. Такого мнения придерживаются многие спе­циалисты по журналистике. В-третьих, публицистика — это особый тип творчества. Подобная позиция свойственна тем, кто старается держаться независимо от первых двух групп. Так, данная мысль была главенствующей в книге Е.П. Прохорова «Публицист и дей­ствительность» (Прохоров, 1973). Четвертая группа специалистов считает, что публицистика — это тексты произведений, подготов­ленные в определенном языковом и стилевом исполнении, облада­ющие мобилизующей спецификой и предназначенные для массо­вой аудитории. В.В. Ученова пишет об этом: «Под публицистикой следует понимать массовые популярные политические тексты, воздействующие на актуальные общественно-политические про­цессы оперативным документальным отображением, основанным на их идейно-политическом осмыслении и эмоционально выра­женной оценке» (Ученова, 1979: 230).

Наконец, пятое мнение широко распространено среди писате­лей и поэтов Узбекистана. Согласно их оценкам, публицистика — это «облегченная» форма творческой деятельности, когда писатель отдыхает от трудов праведных, создавая легкие публицистические произведения после или в перерыве между серьезными романами и поэмами. Это объясняется и тем, что большинство редакторов газет и журналов Узбекистана и Каракалпакстана традиционно яв­ляются писателями и поэтами.

Дадим свое определение публицистики. Мы считаем, что пуб­лицистика — это открытый для ознакомления и обсуждения по­ставленной автором темы вид творческой деятельности, в котором воплощается гражданская позиция автора и который претворяется в газетно-журнальных и других видах оперативных текстов, посвя­щенных актуальным общественно-политическим фактам и про­цессам и содержащих как убедительные логико-понятийные сред­ства, так и особую эмоционально-стилевую форму.

Научно-творческие направления в литературе и публицистике

Жизнь и мышление людей отражаются и проявляются в раз­личных формах, видах и жанрах художественной литературы. Эти течения нашли свое отражение в двух крупных литературных на­правлениях: традиционном (классическом) и нетрадиционном (постклассическом).

К классическим школам и течениям относятся классицизм (Фран­ция, XVII в.), сентиментализм (Великобритания, XVIII в.), роман­тизм (Западная Европа, начало XIX в.: Ф. Новалис, Дж. Байрон, П. Шелли), критический реализм (Европа, XIX в.: О. де Бальзак, Г Флобер, Ч. Диккенс. Н. Гоголь). Не будем более останавливаться на данных течениях, знакомых каждому литературоведу и публицисту.

В постклассические (неоклассические) течения входят модер­низм, сюрреализм, постмодернизм и др.

Модернизм конца XIX — начала XX вв. ярче всего проявил себя в искусстве, в частности в художественной литературе. Его основа­телями или видными представителями стали Т. Эллиот, Дж. Джойс, Г. Стайн, В. Вульф. Модернизм резко отрицал формы, виды и спо­собы оценок, содержащихся в предыдущих творческих формах, он способствовал поиску как оригинальных мыслей, так и новых вы­разительных средств.

Сюрреалисты — это авторы, которые стараются постичь абсо­лютную реальность и стремятся реализовать ее в своем творчестве. Течение развилось в период между Первой и Второй мировыми войнами, его основоположником стал поэт А. Бретон.

Постмодернизм является столь сложным, многоаспектным ви­дом творчества и литературным направлением, что невозможно назвать в качестве его основоположника какого-либо отдельного писателя. Термин в первый раз встречается в книге Р. Ранвицца «Кризис европейской культуры» (1917 г.). Ф. де Онис применил слово «постмодернизм» в 1934 г. для характеристики деятельности поэтов, которые входили в течение авангардизма и резко отрицали существовавшие до них литературные традиции. Впоследствии по­нятие было значительно обогащено историком А. Тойнби, фило­софом Ж. Лиотаром и др.

Разумеется, творческие течения художественной литературы состоят не только из перечисленных вътттте. Но мы не можем углу­бляться в этот вопрос дальше. Нашей задачей является сравнение литературы и публицистики, выявление общего и особенного между ними. Как видно из только что изложенного, публицистика достаточно далека от перечисленных направлений. Разумеется, публицистическое произведение может быть выполнено в методах классицизма, сентиментализма, романтизма или критического реализма. Однако в силу природы публицистики как обществен­ного события и потребности данные методы не могут стать преоб­ладающими в таких выступлениях, как это вполне реально для произведений художественной литературы, потому что цель, задачи и методы создания публицистических работ являются иными.

Еще дальше от природы и задач публицистического произведе­ния, по сравнению с классическими течениями, находятся модер­низм, сюрреализм и постмодернизм. Как известно, представители данных течений воспринимают и выражают свое отношение к дей­ствительности с весьма своеобразных позиций. Подобные подходы и характеристики заметно отличаются даже от самых современных публицистических оценок реальности. Поэтому объект, предмет, цель и задачи современной публицистики заметно отличаются от объекта и предмета неоклассических направлений в литературе. Потому что иным является само ее социальное предназначение. Цель публицистики — пробуждение общественной мысли, объеди­нение людей вокруг идеи, освещаемой в статье, формирование об­щественного мнения в соответствии с данной идеей, мобилизация аудитории на выполнение определенных задач, создание из нее единой, целеустремленной массы людей, организуемых на реали­зацию конкретной социальной программы.

Словом, если сравнить публицистику и публицистические про­изведения с результатами художественных творений, выполнен­ных в стиле приведенных выше и господствовавших в разные века литературных течений, то неизбежно бросается в глаза историче­ская, теоретическая и классификационная разница между литера­турой и публицистикой. Публицистические выступления от древ­ности до современности — по стилю и методам своего появления, по способам воздействия на массовую аудиторию — очень близки друг к другу3, тогда как литературные произведения этого же вре­мени сильно разнятся между собой, а иногда и вовсе отрицают друг друга.

Традиции творчества в литературе и публицистике

Достаточно важным является выяснение вопроса об отноше­нии литературы и публицистики к творческим традициям своих сфер. Из изложенного выше следует, что принципиальное отрицание предыдущих традиций — основной путь развития нового на­правления в литературе. Немало было писателей, которые спокойно относились к тому, что их не понимали окружающие. Они надея­лись на то, что если не современники, то потомки поймут их, как на самом деле и происходило. К примеру, некоторые литераторы за свои произведения изгонялись с родины (итальянский поэт Данте, каракалпакский поэт Ажинияз), а иных карали смертной казнью (суфийский поэт Машраб). Через несколько веков эти же люди были провозглашены национальными героями. Коротко го­воря, можно вспомнить немало писателей, произведения которых не были признаны их современниками, но после определенного времени становились яркими произведениями национальной и мировой литературы, а сами писатели — гордостью своего народа (М. Сервантес, «Дон Кихот»; М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»).

Подобный вариант событий совершенно неприемлем для пуб­лицистики. Публицистические работы включают в себя конкрет­ные политические, социально-экономические, национальные и экологические вопросы данного времени и конкретного общества, в отличие от произведений художественной литературы, которые дают более широкую общественно-политическую и нравственную панораму. Для публициста важно, чтобы его произведение поняли именно современники, потому что оно предназначается для них и готовится с конкретной целью — возбудить в людях дух единомыс­лия с публицистом, способствовать выработке определенной жиз­ненной позиции, мобилизовать на конкретные действия. Публи­цист работает на сегодняшний день, тогда как литератор устремлен в будущее. Писатель может отрицать существовавшие до него тра­диции и принципы литературного творчества, более того, он со­знательно к этому стремится. Для публициста это неприемлемый путь, он обязан придерживаться оправдавших себя для его совре­менников традиций публицистики, иначе его произведение быстро не поймут и оно может не вызвать желаемого для него оперативного общественного резонанса. Поэтому коренным условием успеха публицистического выступления является актуальность поднятой автором проблемы в соответствии с принятыми в данном обще­стве обычаями и традициями. Для публициста очень важно создать произведение в гармоничном сочетании с современным ему обще­ственным настроением, моральным подъемом народа, его соци­альным духом и жизненными силами.

Невозможность для литературы ограничиться национальными рамками связана с существованием системы фундаментальных со­циальных ориентиров — общечеловеческих ценностей. Талантли­вые поэты и писатели рассчитывают свои произведения на более широкую аудиторию, чем их местное общество, преодолевая тем самым национальные границы и оперируя общечеловеческими ка­тегориями ценностей. Настоящий писатель разъясняет не только национальные, но и общечеловеческие ценности, соединяя первые и вторые в единое, гармоничное, художественное полотно. В ре­зультате творения, подготовленные для широкого круга людей, становятся художественно-эстетическими событиями всемирного значения, преобразуясь в литературную классику. Из таких худо­жественных эпизодов-произведений и сложилась литература на­родов мира.

Мировая литература стала первым духовным прибежищем, а точнее, нравственным оплотом, сближающим жителей разных стран и континентов. В многотысячелетней истории человечества было немало попыток объединения народов военными, политиче­скими и экономическими путями. Однако они не дали желаемого результата. Великие полководцы (Македонский, Чингизхан, Темур) создали большие империи, но все они распались после их смерти. Однако всемирно известные «Илиада» и «Шахнаме», «Слово о пол­ку Игореве» и «Потерянный рай» успешно передают от века к веку воспетые в них национальные и общечеловеческие ценности, ли­тературные и эстетические традиции. Они давно перешагнули на­циональные границы и стали общечеловеческим достоянием.

Объект и предмет публицистики и литературы

Объект литературы — действительность: природы, человека, сознания. Отражение писателем действительности — очень широ­кий, содержательный и противоречивый процесс. Пути, формы и способы изучения сущего и отражения его в художественном про­изведении зависят от мировоззрения и позиции писателя. В свою очередь, чем новее, нестандартнее, неожиданнее будет подход пи­сателя, тем оригинальнее окажется созданное им произведение (мы не говорим здесь о таланте писателя, его наличие подразуме­вается само собой).

Вместе с тем достаточно трудно ясно и четко представить себе объект и предмет, проблему и методы литературы. Данные катего­рии столь сложны и безграничны, что они в полной мере не под­даются исследованию. Что есть объект и предмет, отражаемая про­блема и авторский метод таких всемирно известных произведений, как «Царь Эдип», «Декамерон» или «Гаргантюа и Пантагрюэль»? Существует ли вообще ответ на данный вопрос?!…

Конечно, в общей форме можно сказать, что предметом худо­жественной литературы являются жизненные проблемы, хорошо обобщенные Гамлетом в его знаменитом «Быть или не быть?». Вместе с тем, как ответить на вопрос, что является предметом большинства произведений, ставших традиционной или совре­менной классикой? К примеру, что есть предмет произведений

Айзека Азимова или Александра Беляева? А «Тристана и Изоль­ды», «Саги о Форсайтах» или «Золотого теленка»? Как видно, это достаточно сложный вопрос. Обсуждаемая проблема настолько безгранична, что невозможно найти ответ на нее в пределах из­вестной нам теории литературы (публицистики, эстетики, полити­ки) или каких-либо общепринятых профессиональных критериев.

Что касается публицистического произведения, то здесь объект и предмет совершенно конкретны. Объект публицистики — от­расль жизни, деятельность министерства, предприятия или учреж­дения, жизненный эпизод или факт, которые бытуют в обществе и стали сферой изучения публициста. Предмет — социальные про­блемы, которые беспокоят большие группы людей, общественные причины, ставшие поводом для того, чтобы состоялось данное со­бытие и отражающая его публицистика. Предметом публицисти­ческого выступления может быть конкретный экономический, культурный или экологический вопрос. Правда, это факты перво­го плана, непосредственно бросающиеся в глаза сведения, собы­тия или процессы. На самом деле в их первооснове, как правило, лежат проблемы руководства обществом, отраслью или предприя­тием, точнее, недостатки стиля такого управления.

В публицистическом произведении в качестве его предмета на втором плане иногда может присутствовать еще один вопрос (или общественная проблема), однако здесь нет третьего, четвертого пла­нов. Потому что публицистика — преимущественно одномерная, прямолинейная деятельность, требующая конкретной презента­ции вопроса и приведения реальных путей его решения. Задачи публицистического выступления требуют быстрого и правильного их решения, в этом кроется решающая предпосылка их эффектив­ности и действенности. Что касается возможностей и кроящихся за ними смыслов литературного произведения, то они безграничны, безмерно глубоки и не требуют скорейшей реализации.

Литература и публицистика — это панорамы человеческой жизни и мысли, но каждая на свой лад. В литературе преобладает идеал, прекрасное, эстетика. Публицистика же сильна эмоциями, обще­ственной значимостью и актуальностью.

Литература, литературный процесс, художественное сочинение — весьма емкие понятия. Существует специальная публицистика, разъясняющая литературное творчество (статьи В. Белинского или Д. Писарева). Но нет произведений художественной литературы, разъясняющих публицистические работы, если только публицисти­ческое выступление не послужило поводом для создания конкретно­го сочинения художественной литературы. Тема публицистического выступления, по сравнению с художественным произведением или литературой в целом, значительно уже и имеет конкретную постановочную задачу Например, публицистика содействует разъяс­нению идей художественного сочинения, обращает на них внима­ние литературных критиков и общественности.

В частности, объектом широко известной статьи талантливого публициста Узбекистана и Каракалпакстана Уразбая Абдурахманова «Арал: перед белой стеной» является высыхающее Аральское море, предметом — связанные с этой экологической катастрофой про­блемы: нерачительное использование поливной воды, истребление флоры и фауны в дельте реки Аму-Дарья, уничтожение сайгаков из- за их рогов и, как общий знаменатель, безответственное отноше­ние к этому актуальному кризису людей4. Недаром на VIII Форуме творческой и научной интеллигенции стран СНГ в сентябре 2013 г. было отмечено, что главенствующую роль в журналистских произ­ведениях на экологическую тему должны занимать не столько описания последствий экологических катастроф, сколько воспи­тание у населения СНГ экологического сознания.

Отношение публицистики и литературы к своей аудитории

Это отношение весьма разнится между собой. Концепция худо­жественного сочинения условно выглядит в виде следующей схемы: писатель — действительность — художественное произведение — аудитория. Концепция публицистического выступления несколько иная: публицист — проблема — произведение — аудитория. Метод всех публицистов один — призыв к действию. Что касается писа­телей, то для представления в конкретном сочинении той или иной общественной панорамы каждый из них обладает своим сти­лем и именно данный стиль рекомендует его массам как ориги­нального, самобытного автора. Подобные стили порой разительно отличаются друг от друга. Писатель, который не может найти свой стиль и повторяет здесь других авторов, обречен на неудачу. В то же время все публицисты используют схожий метод — это призыв к аудитории через освещение актуальной общественной пробле­мы. Писатель воспитывает свою аудиторию, публицист мобилизо­вывает ее.

Литература — это отражение философии жизни в форме искус­ства слова и художественной эстетики. Публицистика — это пре­образование реальной жизненной практики, призыв к действию методом актуализации проблемы, организация массового социаль­но-политического движения путем привлечения общественного внимания к актуальным вопросам дня, защита интересов конкрет­ных слоев и групп, населяющих данное общество. Литература вы­полняет перспективную задачу — стремится поднять общий куль­турный и эстетический уровень аудитории, она является своего рода духовной инвестицией на десятилетия и века. Публицистика воюет за сегодняшние интересы людей.

Литература — территория тонких чувств. Публицистика по сравнению с ней несколько пафосна и, поскольку использует не­посредственные призывы, выглядит прямолинейнее, если не ска­зать, грубее. Она имеет конкретную цель — вовлечь широкую аудиторию в обсуждение проблемы статьи. Публицистическое творчество рассчитано на большие массы людей, поэтому содер­жит непосредственные призывы, оценки, иногда довольно резкие. Художественное творение, насыщенное загадочными лабиринтами авторской мысли, глубоко прочерченными эскизными набросками, прописанными контурами эстетического отражения действитель­ности, живет долгие века и каждое новое поколение открывает в нем свой пласт образов и ценностей.

Публицистическое выступление бросается в глаза оперативной злободневностью отражаемых проблем, со временем уровень дан­ной актуальности снижается или вовсе сходит на нет. «Потерян­ный рай» Джона Мильтона и сегодня поражает людей своей зна­чимостью и величием, тогда как «Ареопагитика» этого же автора не столь актуальна, так как поднятый в ней вопрос свободы печати во многих странах уже решен. Литература — это плавно текущая, широкая и глубокая река. Публицистика — горная речка, которая с шумом несется через перепады и стремнины, но именно этим и привлекает к себе внимание. Если писатель исходит из действи­тельности и собственных чувств, то публицист больше ориентиру­ется на тему и общественный интерес. Если цель писателя — отра­жение панорамы жизни, то цель публициста — пробуждение общественного сознания, мобилизация мысли и движения людей в определенном направлении.

Аудитория писателя, как правило, бывает узкой и специализи­рованной. Не все люди могут легко прочитать и быстро понять ху­дожественное сочинение. Поэтому есть разница в том, в каком возрасте читает человек творение писателя, молодым или зрелым. Каждый возраст дает свое восприятие: с приобретением жизнен­ного опыта одни и те же эпизоды художественного произведения могут дать совершенно разные ощущения.

Каждый читатель художественного творения находит в нем смысл, соответствующий его характеру, мировоззрению, опыту. Публицистику же такой плюрализм мнений не устраивает. Ей надо, чтобы все поняли ее одинаково, иначе публицистика не смо­жет объединить различные социальные слои, широкую обще­ственность и выполнить тем самым свою главную социальную функцию — мобилизовать людей на выполнение определенной социальной задачи.

Жанры в литературе и публицистике

Еще одна возможность лучше понять общее и различное между литературой и публицистикой — сравнить их с точки зрения ис­пользуемых ими жанров. Удобство этого заключается в том, что иногда бывает трудно постичь идеи, методы, принципы, функции, позицию автора, в то время как жанры понятны всем, их класси­фикация и понимание, как правило, не вызывают возражений.

Известно, что жанр (наряду с языком и стилем) — одно из про­явлений формы произведения. Возможность и привилегия художе­ственных сочинений — иметь широкий диапазон форм, от простых до замысловатых. В публицистике такое невозможно. Публици­стическое выступление не терпит многосложной формы, которую в таком варианте придется долго расшифровывать массовой ауди­тории. В этом случае автор не достигнет своей главной цели — оперативной мобилизации своих читателей. У аудитории нет ни возможности, ни желания читать и перечитывать публицистиче­скую статью, выявляя в ней все новые и новые смыслы. Собствен­но публицист и не планирует подобное отношение к своей статье.

Классическое художественное сочинение всегда имеет слож­ную структуру. Многослойное повествование, эстетически оправ­данное прямое и косвенное отражение многих толкований, шиф­ровка перспективных значений — все это важные факторы создания настоящего художественного творения. Со временем каждое очередное поколение раскрывает все новые и новые смыс­ловые пласты такого произведения, что и позволяет последнему оставаться в рядах классики.

Публицистика не может существовать в таком виде, ее статьи не терпят сложной структуры. Для автора важнее, чтобы читатель понял его здесь и сейчас. Поэтому публицистическое сочинение отличается простой, прозрачной, очень ясной структурой. Однако это вовсе не означает, что содержание публицистики может быть поверхностным. Поверхностность должна быть в обязательном порядке исключена из любого произведения любого времени. Со­держание публицистики должно быть простым и легко восприни­маемым потому, что оно предназначается для одновременного и однозначного его понимания большими массами людей.

Следовательно, жанровое исполнение двух видов творчества за­метно отличается друг от друга. Рассмотрим это на конкретных примерах.

Литература традиционно делится на эпику, лирику и драму Все три рода художественного творчества содержат многоуровневые внутренние классификации, по каждой из которых есть немало научных изысканий.

Роман, который относится к эпической прозе, делится на ряд видов: эпопея, психологический, философский, фантастический, сатирический, приключенческий, исторический и др. Разверну­тую классификацию имеют также повесть, рассказ. Каждый новый вид лирического творчества привлекает все новые и новые поко­ления исследователей. Хотя драма существует не одно тысячеле­тие, относительно ее жанровой дифференциации специалисты еще не пришли к одному мнению.

Публицистические произведения не обладают столь богатым жанровым разнообразием, им трудно стать, к примеру, приклю­ченческими или фантастическими. Такие выступления разнятся между собой больше по теме работы: политическая публицистика, экономическая, экологическая, военная и др.

Если вникнуть в эволюцию жанров публицистических произ­ведений, охарактеризовать ситуацию с жанрами в наиболее общем виде, то выяснится, что длительное время ряд исследователей счи­тали публицистику отдельным жанром журналистского (литера­турного) творчества. Как пишет профессор Ф.А. Муминов, у такого подхода нет перспективы, публицистику следует считать больше качеством произведения, нежели его формой (Муминов, 1998).

Коротко говоря, мы можем предположить, что слово «жанр» не очень-то подходит к публицистике. Ее произведения на жанры не делятся, или, говоря другими словами, собственно публицистиче­ских жанров нет как таковых. Есть группа художественно-публицистических жанров, куда входят зарисовка, очерк, фельетон, памфлет, басня и т.д., это верно. Но это не жанры публицистики в чистом виде, а жанры журналистики с точки зрения их публици­стической насыщенности.

Для выяснения отношений между содержанием публицистики и ее жанрами следует обратить внимание на две важные особенно­сти. Во-первых, публицистика может подразделяться на направле­ния (политическая, экономическая и др.), но она не может делиться на жанры, присущие только ей. Во-вторых, хотя первые две группы жанров журналистики и не называются публицистическими, это вовсе не значит, например, что репортаж и интервью (из первой, информационной группы) или корреспонденция и статья (из вто­рой, аналитической группы) не содержат публицистики, она здесь присутствует и нередко в весомом виде. Более того, статья является основным публицистическим жанром. Все зависит от того, как ав­тор подходит к освещению избранной темы, при помощи каких методов и каким образом решает поставленные вопросы. Элементы публицистики в прямой или косвенной форме могут присутство­вать в любом жанре журналистики, если только автор реализует поставленную перед собой задачу соответствующим образом.

Литературные традиции народов Центральной Азии показыва­ют, что публицистика является составной частью не только жур­налистики, но и художественных произведений. Не подвергается сомнению, что романы Абдуллы Кадыри и Тулепбергена Каипбер- генова, Чингиза Айтматова и Мухтара Ауэзова, многие стихи Ибраима Юсупова и Абдуллы Арипова насыщены высокой публи­цистикой. Это связано как с национально-литературными обычая­ми, так и с уникальными творческими способностями упомянутых писателей. Нередко авторы вплетают в художественную ткань ро­манов, повестей и рассказов стихи, что также является местной многовековой традицией. В последние годы набирает размах соз­дание публицистических эссе, также не входящих в традиционную классификацию жанров журналистики.

Настало время высказаться по одному из основных спорных вопросов современного литературного процесса. Речь идет об от­несении конкретного произведения к тому или иному жанру. Мно­гие специалисты считают (и в этом есть большая доля истины), что теория жанров литературы и журналистики разработана доста­точно обстоятельно, поэтому критику не составляет труда присво­ить тому или иному произведению то жанровое имя, в котором оно выполнено. Здесь не возникает серьезных вопросов до тех пор, пока в дело не вмешивается сам автор. Ситуация резко усложняет­ся, когда писатель называет свою работу определенным жанром, который не подходит данному произведению по традиционным классификационным признакам. В русской литературе примером этого может послужить книга «Мертвые души» Н.В. Гоголя, кото­рая оценивается литературными критиками как роман, но кото­рую сам автор именовал как поэма. Каракалпакский писатель Уразбай Абдурахманов назвал свою книгу «Порог» («Бусага») ро­маном, тогда как есть национальные критики, которые отрицают правомерность такой классификации.

По нашему мнению, право писателя отнести свое сочинение к тому или иному жанру — это его абсолютная привилегия, которую никто не может и не должен оспаривать. Автор — единственный человек, который полностью и в деталях знает, зачем и как писа­лось произведение, каким целям и задачам оно посвящено, что удалось и чего не удалось достичь в работе. Если бы оригиналь­ность Мишеля Монтеня, опубликовавшего свои «Опыты» в совер­шенно неожиданном для современников жанре, была проигнори­рована, то человечество могло бы потерять или, по меньшей мере, недооценить такой великолепный художественно-журналистский жанр, как эссе.

К тому же настоящий писатель всегда старается создать ориги­нальное произведение, не похожее на труды других авторов. Это его творческая метазадача. В результате он преодолевает застыв­шие стандарты, прежние стереотипы, одержим мыслью сказать новое слово, добиться поставленной им оригинальной цели. В та­кое время он нередко не обращает внимания на политические ориентиры современности, морально-психологическую обстанов­ку в обществе, денежные интересы или личный авторитет. Но, вместе с тем, максимальная личная отдача автора цели и задачам сочинения порой является наиболее вероятным путем создания бессмертного творения.

Критик может дать произведению те оценки, которые он счи­тает нужными. Писатель вправе принять или не принять мнение критика. Каждая сторона относится к публикации исходя из свое­го понимания жизни, профессии, целей и задач, уровня знаний, эстетической подготовленности, накопленного опыта и т.д. Однако если перед литературным критиком стоит задача оценить сочине­ние, исходя из общепринятых принципов, то максизадача писате­ля — создать на века произведение, не похожее на другие работы.

Разумеется, когда литературный критик подходит к сочинению с общепринятой (общеэстетической, общетеоретической) точки зрения, то тем самым он ставит писателя в затруднительное поло­жение. Особенно если создано оригинальное творение. Но серь­езным писателям к этому не привыкать. Они идут на издержки сегодня, чтобы их произведение было понято и вошло в ряды классики завтра. Словом, нельзя сомневаться в праве писателя са­мому обозначать жанр своего творения, потому что это его работа и он ее знает и понимает лучше других.

Публицистика в публицистических работах и публицистичность художественных произведений

Не будет преувеличением назвать публицистику генеральным, «сквозным» качеством множества произведений, опубликованных в рамках литературной или журналистской традиции. В той или иной форме публицистика присутствует всюду, где есть заинтере­сованное изложение материала, что вполне характерно, например, для политического, идеологического, национального или иного пристрастного подхода к рассматриваемой проблеме. Поэтому права Н.И. Клушина, когда пишет: «…Текст любой тематики явля­ется публицистическим, если ему присущ политико-идеологический модус формулирования текста. Поэтому вполне обоснованно «политико-идеологическая деятельность рассматривается в функцио­нальной стилистике в качестве экстралингвистической основы публицистического стиля… Исследователи, исходя из положения о том, что «журналистика и политика, представляя собой самостоя­тельные явления, оказываются связанными исторически и функционально…, считают, что публицистическая деятельность на­правлена в первую очередь на решение политико-идеологических задач…» (Клушина, 2008: 36).

В принципе невозможно до конца понять и исчерпывающе оха­рактеризовать отношения между литературой и публицистикой потому, что это два родственных общественных явления, взаимно переходящих друг в друга процесса. Но публицистика не есть, как это думают некоторые писатели (и таких немало), «легкая» лите­ратура. Правильно, по объему публицистическое произведение бывает, как правило, значительно меньше, чем художественное. Но в данном случае объем не может служить критерием оценки творческой работы. Нередко несколько страниц текста или одна картина художника могут дать больше знаний и пищи для размыш­ления, чем целые тома пустого литераторства. В художественной и публицистической деятельности важен метод реализации постав­ленных авторами творческих целей, а не что-либо иное.

Из приведенных выше сравнений и комментариев становится ясно, что выбранные в качестве объектов настоящей статьи лите­ратура и публицистика есть близкие друг к другу сферы творче­ства. Обе отражают реальную жизнь, исследуют общественные проблемы, предназначаются для многочисленной аудитории. Обе являются искусством слова, призывая людей следовать определен­ным идеям и действиям. Неоценимо их место в просветительской и воспитательной работе с массами.

Вместе с тем следует сказать, что хотя литература и публици­стика имеют немало общего, между ними существуют и серьезные различия, которые мы постарались показать в статье. Перейдем к выводам. Главная задача теперь заключается в том, чтобы приве­сти оба понятия к единому знаменателю без ущерба для каждого из них.

На наш взгляд, оптимальное решение вопроса заключается в том, чтобы различать между собой публицистику публицистических и публицистичность художественных произведений. Если публици­стическое сочинение сильно постановкой общественной пробле­мы и актуальностью, то художественное творение сильно своей публицистичностью и этим обращает на себя внимание широкой общественности. Эстетическое и воспитательное значение литера­турного произведения сразу в глаза не бросается. Публицистиче­ский стиль, напротив, бывает ярким, он в значительной степени является как бы магнитом, который сразу же притягивает к себе массового читателя, ключом, который позволяет ему вникнуть в тайны художественного сочинения.

Произведения Чингиза Айтматова и Тулепбергена Каипберге- нова не являются публицистическими работами, но они обладают мощным публицистическим зарядом. Подобный дух, наряду с ав­торской задумкой и системой образов, в целом является одной из сильных сторон множества классических романов и повестей. Пуб­лицистичность художественных произведений, привлекая к ним внимание аудитории, обеспечивает донесение их идей до широких масс. Публицистическая позиция автора, используя собственную специфику, лучше доводит его идеи до большой аудитории, служит средством создания завораживающей пафосности произведения. Поэтому публицистичность, публицистический дух как воздух нужны литературному произведению — классическое творение писателя не может состояться и жить без пафоса.

Публицистичность естественна для каждого серьезного литера­турного произведения. Настоящей публицистике к лицу художе­ственное совершенство. Если художественное произведение акту­ально своей публицистичностью, то публицистика привлекательна своей художественностью.

Примечания

К мобильному обществу: утопии и реальность / Под ред. Я.Н. Засурского. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2009. С. 92—93.

2 История печати. Антология. Т III / Сост., предисл. и коммент. Я.Н. Засурского, О.А. Бакулина. М.: Аспект Пресс, 2008. С. 11, 32.

3 Чтобы убедиться в этом, достаточно просмотреть книги В.В. Ученовой «У ис­токов публицистики» (М.: МГУ, 1984) и Г.Г. Прутцкова «История мировой журна­листики. Учебно-методический комплект» (М.: Аспект Пресс, 2010), в которых освещается период от Античности до современности.

4 См . Абдурахманов У. Орол: оппо девор олдида… (Арал: перед белой стеной) // У. Абдурахманов. ораалпо дунеси (Мир Каракалпакии). Публицистика, эссе ва икоялар (Публицистика, эссе, рассказы). Ташкент: Изд-во Национальной библиотеки имени Навои, 2011 (на узб. яз).

Библиография

Абдурахманов У. Орол: оппо девор олдида… (Арал: перед белой стеной) // У. Абдурахманов. ораалпо дунеси (Мир Каракалпакии). Публицистика, эссе ва икоялар (Публицистика, эссе, рассказы). Ташкент: Изд-во Национальной библиотеки имени Навои, 2011 (на узб. яз).

Бочаров А.Г. Не сотвори себе гомункулуса // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 1968. № 5.

История печати. Антология. Т. III / Сост., предисл. и коммент. Я.Н. За­сурского, О.А. Бакулина. М.: Аспект Пресс, 2008.

К мобильному обществу: утопии и реальность / под ред. Я.Н. Засур­ского. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2009.

Клушина Н.И. Стилистика публицистического текста. М.: МедиаМир, 2008.

Колосов Г.В., Худякова Э.А. Журналистский творческий процесс (об­щая модель публицистического творчества). Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1984.

Лазутина Г.В. Основы творческой деятельности журналиста: Учеб. для студ. вузов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Аспект Пресс, 2010.

Муминов Ф.А. Журналистика ижтимоий институт сифатида (Журнали­стика как социальный институт общества). Ташкент: ТашГУ, 1998 (на узб. яз).

Прохоров Е.П. Публицист и действительность. М., 1973.

Прохоров Е.П. Введение в журналистику. 5-е изд. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005.

Прутцков Г.Г. История мировой журналистики. Учебно-методический комплект. М.: Аспект Пресс, 2010.

Ученова В.В. Публицистика и политика. 2-е изд. М.: Политиздат, 1979.

Ученова В.В. У истоков публицистики. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984.

Фоминых В.Н. К спорам о публицистике (о трехзначном смысле тер­мина «публицистика») // Журналистика развитого социализма. Сверд­ловск, 1980.

Поступила в редакцию 20.08.2013


рефлексия и практика – тема научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

#

Вестник РУДН. Серия: Литературоведение. Журналистика

RUDN Journal of Studies in Literature and Journalism

2018 Vol. 23 No. 1 95-102

http://journals.rudn.ru/literary-criticism

DOI 10.22363/2312-9220-2018-23-1-95-102 УДК 316.77.001

ПУБЛИЦИСТИКА В СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ СМИ: РЕФЛЕКСИЯ И ПРАКТИКА

В статье исследуется современное состояние публицистики, определяются ее высокая значимость в жизни общества и тенденции развития. Феномен, который известен сегодня как «публицистика», существует в культуре России на протяжении более трех столетий. Однако в рассуждениях о публицистике, ее функциях, методах, формах, возможностях дальнейшего существования, до сих пор встречаются неясности. В известной мере это объясняется незавершенностью теоретического осмысления данного явления.

Именно это, побуждает автора данной статьи, критически взглянуть на уже имеющиеся теоретические представления о публицистике и изложить новое системное видение данного феномена как более фундаментально и развитого явления, нежели это представлялось ранее, что и составляет концептуальную новизну статьи и ее научную ценность, поскольку открывает новые направления в исследовании публицистики, реализация которых приведет к дальнейшему научному уточнению ее сущности, форм, видов. В статье также выявляются ситуативные социально — политические факторы, затрудняющие существование и развитие публицистики в современном информационном пространстве России. Преодоление их будет способствовать дальнейшему развитию публицистического творчества.

Ключевые слова: творчество, публицистика, виды публицистики, информационная политика, нравственный идеал, информационные потребности

Феномен публицистики, в ходе «перестройки» российского общества, казалось бы, навсегда был повержен, так называемой журналистикой «факта». Если судить по рубрикам газет, журналов, интернет-сайтов и др., а также по названиям учебных программ обозримого числа факультетов журналистики соответствующих вузов, то создается впечатление, что данный вид информационной деятельности на самом деле уже исчез, или, по крайней мере, вот-вот исчезнет. Не случайно же в подзаголовке одного из научных сборников обозначено: «трагедия публицистики в информационном обществе» [4. С. 3]. Возможно, она, действительно, как ненужный орган, «ампутирована» современным обществом и все разговоры о ней следует воспринимать в качестве проявления фантомной боли? И общество уже не испытывает потребности в публицистике? Но так ли это?

Чтобы правильно ответить на этот вопрос, необходимо, хотя бы и кратко, разобраться в том, что, собственно говоря, стоит за словом «публицистика»? В чем суть этого феномена, который, возможно, изжил себя? Хотя, стоит ли еще раз разбираться в том, о чем, как известно, и без того сказано очень много?! Действи-

А. А. Тертычный

Московский государственный университет Моховая ул., 9, стр. 1, Москва, Россия, 119019

тельно, публицистике посвящено множество фундаментальных и иного рода работ. И, тем не менее, можно утверждать, что и на данный момент единого определения публицистики не существует. Напомним высказывания о ней известных основателей теории публицистики.

Прохоров Е.П. представлял публицистику как третий тип познания (наряду с научным и художественным), который «требует сплава, соединения, переплетения научно-теоретического и художественно-образного мышления» [6. С. 90] и присущих им методов. Ученова В.В. считала публицистику «средством массового политического общения» [8. С. 31], а по мнению В.М. Горохова, публицистика — это «специфическая область общественной деятельности, преследующая цель актуального политико-идеологического воздействия на массы» [1. С. 30]. У известных теоретиков публицистики М. С. Черепахова, В. И. Здоровеги и ряда других исследователей есть свои оригинальные определения сущности публицистики.

В итоге возникает ситуация, когда, рассуждая о публицистике, тот или иной автор имеет в виду только признаваемое им толкование ее, что, соответственно, затрудняет понимание его другими исследователями. Ситуацию усугубляет еще и недостаточное внимание к сферам бытования публицистики. Так, большинство современных отечественных исследователей публицистики лишь видит в ней часть журналистики [2. С. 129; 7. С. 34—38; 9. С. 94; 10. С. 1—3 и др.]. В зарубежной же науке и практике понятие «публицистика» вообще отсутствует, а явление, стоящее за ним, обычно включается в понятие «journalism» или «political journalism». На деле же публицистика представлена в обществе более широко. Она существует и в сферах литературы, кинематографа, театрального, изобразительного искусств и при этом использует возможности той или иной из сфер, что способствует созданию своеобразных публицистических произведений. К сожалению, это не всегда принимается во внимание исследователями, что не способствует четкости представления о публицистике.

Надо иметь в виду, что практически не учитывается и тот факт, что весь поток публицистических произведений не может быть назван исключительно «художественной публицистикой», как он чаще всего традиционно обозначается в отечественной теории. На деле, публицистика представлена тремя главными видами: 1) документальной публицистикой; 2) художественной публицистикой; 3) художественно-документальной публицистикой. Особенности текстов этих направлений заключаются, на взгляд автора, в следующем. Для документальной публицистики значимо прежде всего то, что она базируется на «правде факта», описывает события, ситуации, процессы, в которых участвуют реальные, конкретные люди, а не вымышленные герои. Пример выдающихся документально-публицистических произведений разных эпох: «Мултанское жертвоприношение» Владимира Короленко, «Одноэтажная Америка» Ильфа и Петрова, «А лес растет. ..» Анатолия Аграновского, «Господин Гексоген» Александра Проханова, «Репортаж из монастыря: жизнь не от мира сего» Жанны Чуль и др. Подобные публикации отличаются от массы «проходных» документальных информационных и других (прежде всего — журналистских) текстов высокой социальной значимостью опи-

сываемых событий, поступков героев, глубиной проникновения в тему, профессиональным исполнением. Авторами документально-публицистических произведений обычно выступают журналисты, в силу чего такие тексты относят к сфере журналистской деятельности.

Художественная публицистика базируется на отображении «правды жизни». За этим понятием скрывается общий опыт людей, который возникает на основе обобщения, типизации множества подобных друг другу фактов, и выступает в качестве характерной черты жизни общества на том или ином этапе его развития. Это могут быть проявления таланта людей, миролюбия, сострадания, мужества, героизма, готовности к самопожертвованию ради других или, напротив — эгоистичности, лживости, завистливости, предательства и др. Российская культура имеет множество образцов художественной публицистики, таких, например, как «Русский характер» Алексея Толстого, «Судьба человека» Михаила Шолохова, «Районные будни» Валентина Овечкина, «На всякий случай» Семёна Нариньяни, «Козерог» Ильи Шатуновского, «Медведь на воеводстве. Сказка для демократов. Злая» Вячеслава Костикова и др. В этих и подобных им произведениях, обобщается опыт жизни, переживания и чаяния, судьбы, множества людей, через которые проявляется «лицо» актуальной современности. Авторами художественно-публицистических произведений чаще всего выступают писатели. На этом основании художественную публицистику относят к сфере литературного творчества.

Взаимодействие первого и второго направлений публицистики порождает гибридные художественно-документальные публицистические тексты. Суть таких текстов состоит в том, что они базируются на документальных фактах, однако интерпретация их, оценка осуществляются с применением художественной фантазии автора, цель которой — усилить эмоциональное «звучание» текста, более ярко проявить мнение автора о происходящем, его социальную позицию. Примером могут служить тексты выдающихся писателей и журналистов, например, Антона Чехова («Остров Сахалин»), Максима Горького («В.И. Ленин»), Петра Лидова («Таня»), Геннадия Бочарова («Непобежденный»), Владимира Надеина «Три карата в одни руки» и др.

Обычно, рассуждая о публицистике, авторы имеют в виду только одно из названных направлений, что, естественно, может приводить их к неточным обобщающим выводам о сущности и возможностях публицистики.

Но, несмотря на то, что пока не существуетединого определения публицистики, не всегда учитывается многообразие сфер ее существования и особенностей содержательного наполнения публицистических текстов, все же есть то, что объединяет исследователей. Это — признание ее как средства публичного выражения мнения автора по поводу актуальных явлений в жизни общества, в целях открытого преднамеренного воздействия на аудиторию. Причем, это мнение часто выражается резко, страстно, односторонне, что, конечно же, не может быть принято приверженцами «журналистики факта». Но значит ли это, что и аудитория отвергает такое мнение, не нуждается в нем, не нуждается в публицистике?

Если судить по утверждениям современных исследователей данного вида творческой деятельности, то, дело обстоит совсем не так. Как и в прежние времена,

как пишет один из них, «общественный запрос на публицистику присутствует, а, следовательно, и на писателей «о злободневном, о текущей жизни» [7. С. 34—38]. По мнению другого автора, в настоящее время даже намечается ренессанс данного вида творчества: «в 1995—2005 годах оказался востребованным формат неспециализированного информирования…. Кто бы мог подумать, к примеру, что спустя 15 лет после того, как журналисты перестали поучать деловую аудиторию, возникнет спрос на так называемую «журналистику мнений» или «журналистику эмоций», когда даже факты начнут отходить на задний план» [3. С. 1—2]. А, по замечанию следующего автора: «запрос на индивидуализированное профессиональное слово не умирает и не умрет, потому что есть соответствующая потребность общества, с одной стороны, и готовность журналистов в меру их понимания отвечать на нее — с другой. Есть, кстати, и площадки, где предмет освещения и обсуждения — соотношение факта и мнения» [9. С. 94—100]. Тем более, что возможность для автора выражать свое мнение, выступающее важнейшим элементом публицистики, необходимо еще и потому, что «когда мы говорим о свободе прессы — то это о свободе выражения мнений, скорее, чем о свободе находить и публиковать факты» [12. С. 15]. И такие мнения часто оказываются для аудитории не менее ценными, чем факты, ибо, как в свое время заметил Уолтер Липпман, только «законченные идеалисты могут воображать, что в современном обществе простой гражданин способен своим умом «дойти до самой сути» и самостоятельно составить суждение о важности происходящих где-то далеко событий или об актуальности сложных и не затрагивающих его непосредственно общественных проблем» [11. С. 15].

Но если есть потребность в публицистике, то что же придает существованию ее в современном обществе черты трагичности? Анализируя практику российских СМИ (что, в данном случае, особо важно), можно назвать, как минимум, следующие факторы, «убивающие» современную публицистику.

«Вестернизация» информационной политики редакций. Многие редакции на современном этапе пытаются осуществлять свою деятельность по образцам западной рыночной журналистики. В условиях резко возросшего информационного потока (особенно — после появления интернет- сайтов, социальных сетей), они ориентируются на «конвейерное» производство, помогающих победить в жесткой конкурентной борьбе, чаще всего, — примитивных информационно-новостных сообщений, «дутых» сенсаций, развлекательных текстов (максимально используя при этом рерайтинг), требующих минимум затрат и без затруднения поглощаемых наиболее обширной частью массовой аудитории. Это намного выгоднее, чем производство серьезных, весомых публицистических текстов, нацеленных на думающую, но относительно немногочисленную часть аудитории.

Дегуманизация контента СМИ. Перестройка жизни нашей страны, переход к рыночной экономике, привели к тому что человек, как начало всего сущего в обществе, его судьба, базовые потребности общества мало «востребованы» СМИ. Теперь «в центре их внимания оказывается не многообразие сторон жизни общества и отдельной личности, а прежде всего события скандально-криминального типа. Новостные программы практически на всех «кнопках» ТВ начинаются с

сообщений о грабежах, убийствах, арестах подозреваемых, техногенных и природных катастрофах. Серьезный экономический анализ процессов, протекающих в стране, подменяется публичным обсуждением споров хозяйствующих субъектов… СМИ, по существу, выступают защитниками интересов определенных экономических подразделений или определенных правящих элит» [2. С. 130— 140]. Естественно, что в такой «агрессивной среде» существовать публицистике очень трудно.

Отказ от нравственных идеалов. Названная в народе «воровской», приватизация общегосударственной собственности, проведенная в девяностых годах прошлого века, циничное присвоение огромной доли национального богатства перестроечной «элитой», беззаконие, коррупция, и прочие язвы, поразившие общество, отнюдь не способствовали укреплению нравственных идеалов, в частности — в качестве ориентиров в деятельности для журналистов. Не случайно, в начале девяностых годов, в своем выступлении на научной конференции, проходившей на факультете журналистики МГУ, тогдашний главный редактор центральной молодежной газеты заявил, примерно, следующее: «Мы не будем далее исходить из каких-то там норм морали и этики, нам достаточно будет соблюдения норм закона». О том, что вырастает из такой позиции, можно судить, например, по возникшим в дальнейшем таким «выдающимся достижениям» ТВ, как передачи «За стеклом», «Большая стирка», «Про это», «Дом-2», «Пусть говорят» и пр. [5. С. 1—36]. Где нет нравственной оценки происходящего, там нет и не может быть публицистики.

Уровень информационных ожиданий аудитории. За прошедшие последние четверть века в российском обществе резко изменился характер аудитории. Ранее, самая читающая в мире, самая думающая, она стала все меньше обращать внимание на серьезные публикации. Это произошло по ряду значимых причин, но в первую очередь, в силу того, что в рыночных условиях СМИ стали жить по принципу «минимум затрат — максимум прибыли» и поэтому, — все больше производить и поставлять в аудиторию «малозатратную» информационную продукцию, легковесное чтиво, все более и более снижающее уровень информационных ожиданий аудитории. И в настоящее время, СМИ уже ничем не рискуют, не принимая во внимание еще не деградировавшую, способную по достоинству оценить публицистику, и испытывающую в ней потребность, часть аудитории.

Противодействие бюрократического аппарата и учредителей. Существует явное или неявное противодействие публицистическому подходу в отображении действительности в СМИ со стороны современного бюрократического аппарата и «денежных мешков» — владельцев и учредителей изданий. Им не нужны «умники», желающие с помощью публичного слова воздействовать на аудиторию. Публицист как «властитель дум» может быть даже опасным для них. Это стало особенно ясно после скандального выступления на международной научной конференции, проходившей на факультете журналистики МГУ в феврале 2013 г. заместителя министра связи и коммуникаций Алексея Волина, который открыто заявил рассуждавшим о высокой миссии публичного слова ученым и практикам — журналистам, что СМИ не нужны «мессии», а главная задача журналиста в ры-

ночном обществе — служить «дяде» — работодателю. Поэтому не кажется странным, когда журналисты однажды признаются: «Нам запретили высказывать собственную точку зрения на страницах изданий, в которых мы работаем. Даете информацию — и ничего больше» [2. С. 129—144].

Ожидать, что названные и другие преграды на пути развития публицистики быстро исчезнут, отнюдь не приходится. Но, все же, можно надеяться на то, что по мере совершенствования российского обществ, она все же освободится от подспудного состояния и займет подобающее ей место в нашей жизни.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[1] Горохов В.М. Закономерности публицистического творчества. М.: Мысль, 1975. С. 30.

[2] Кройчик Л.Е. Принципы публицистического творчества // Вестник МГУ. Сер. 10. Журналистика. 2014. № 5. С. 128—144.

[3] Малютин А.А. Во что превращается российская деловая пресса. URL: forbes.ru/sobytiya-column/ (дата обращения: 18.10.2017).

[4] Мисонжников Б.Я. Феноменология публицистического текста // Публицистика в современном обществе / отв. ред. Б.Я. Мисонжников. СПб.: С.- Петерб. гос. ун-т, Ин-т «Высш. шк. журн. и мас. коммуникаций», 2014. С. 2.

[5] Привалова Н.К. Слабое звено больших стирок. М.: Изд-во «Академия медиаиндустрии», 2002. С. 1—34.

[6] Прохоров Е.П. Публицист и действительность. М.: Изд-во МГУ, 1973. С. 90.

[7] Семенова А.Л. Публицистика: между пропагандой и пиаром // Публицистика в кризисный период: проблемы истории, теории, языка: материалы науч.-практ. конф. (7—8 октября 2010 года, Великий Новгород) / Ред.-сост. А. Л. Семенова. Великий Новгород, 2010. С. 34.

[8] Ученова В.В. Гносеологические проблемы публицистики. М.: Изд-во МГУ, 1971. С. 54.

[9] Фомичева И.Д. Публицистика в эпоху Интернета // Вестник МГУ. Сер. 10. Журналистика. 2013. № 13. С. 94—111.

[10] Хорольский В.В. Журналистика: есть ли постмодернистская публицистика? URL: http:// www.e-ng.ru/zhurnalistika/est_li_postmodernistskaya_publicistika.html (дата обращения: 23.09.2017).

[11] Lippman W. Public Opinion. New York, 1954. P. 319.

[12] Park R.E. The natural history of the newspaper. Mass communications. Urbana, 1960. Р. 15.

© Тертычный А.А., 2018

История статьи:

Дата поступления в редакцию: 2 декабря 2017 Дата принятия к печати: 28 декабря 2017

Для цитирования:

Тертычный А.А. Публицистика в современных российских СМИ: рефлексия и практика // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Литературоведение. Журналистика. 2018. Т. 23. № 1. С. 95-102. DOI 10.22363/2312-9220-2018-23-1-95-102

Сведения об авторе:

Тертычный Александр Алексеевич, доктор филологических наук, профессор кафедры журналистики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Контактная информация: e-mail: [email protected]

PUBLIZISM IN MODERN RUSSIAN MASS MEDIA: REFLECTION AND PRACTICE

A.A. Tertychnyy

Moscow state University Mokhovaya str., 9, p. 1, Moscow, Russia, 119019

The article examines the current state of publicism, are determined by its high significance in the life of society and trends. The phenomenon known today as «publicism» exists in the culture of Russia for over three centuries. However, in discussions about «publicism», its functions, methods, forms and possibilities of continued existence, still there are ambiguities. To some extent his is due to the incompleteness of theoretical understanding of this phenomenon.

This is what motivates the author of this article, a critical look at the existing theoretical understanding of «publicism» and to present a new systemic vision of this phenomenon as a more fundamental and robust phenomenon than previously thought, which is the conceptual novelty of the article and its scientific value, because it opens new directions in the study of «publicism», the implementation of which will lead to further research to clarify its nature, forms, and types. The article also identifies the situational socio — political factors hindering the existence anddevelopment of «publicism» in the modern information space of Russia. Overcoming them will contribute to the further development of journalistic creativity.

Key words: creativity, journalism, types ofjournalism, information policy, moral ideal, information needs

REFERENCES

[1] Gorokhov V.M. Zaconomernosti publizisticheskogo tvopchestva [Regularities of publizism creativity]. Moscow: Mysl, 1975. P. 30.

[2] Kroychik L.E. Prinzipi publizistichescogo tvorchestva [Principles ofjournalistic creativity]. Vestnik MGU. Ser. 10. Journalism. 2014. No. 5. P. 128—144.

[3] Malyutin A.A. Chto sluchilos s delovoy pressoy Rossii [What happens to the Russian business press]. URL: forbes.ru/sobytiya-column/231572 (Accessed: 18 October 2017).

[4] Misonzhnikov B.Ya. Fenomenologia publizistichescogo teksta [Phenomenology of the publizism text]. Publizistika v sovremennom obschestve [Publizism in modern society]. Ed. by B.Ya. Misonzhnikov. SPb.: With.-Peterb. GOS. UN-t, In-t «Higher. SHK. Sib. and wt. communications», 2014. P. 2.

[5] Privalov N.K. Slaboe zveno bolchih stirok [The weak link of the large washings]. M., 2002. S. 1—34.

[6] Prokhorov E.P. Publizistika i obschestvo [Publicist and reality]. M., 1973. S. 90.

[7] Semenova A.L. Publizistika: mezhdu propagandoy i piarom [Publizism: between advocacy and public relations]. Publizistika v krizise: problemi istorii, teorii, yazika: materiali nauch.-practich. konf. (7—8 oktyabrya 2010, Veliky novgorod) [Publizism in crisis: problems of history, theory, language: materialy nauch.-pract. Conf. (7—8 October 2010, Veliky Novgorod)]. Ed.-comp. A.L. Semenov. Veliky Novgorod, 2010. P. 34.

[8] Uchenova YV Gnoseologicheskie problemi publizistiki [Gnoseological problems of publizism]. M.: Izd-vo MGU, 1971. P. 54.

[9] Fomicheva I.D. Publizistika v epohu interneta [Publizism in the Internet age]. Vestnik MGU. Ser. 10. Journalism. 2013. № 13. P. 94—111.

[10] Horolsky V.V. Zhournalism: est’ li postmodernistskaya publicistika [Journalism: is there a postmodern publizism]? URL: http://www.e-ng.ru/zhurnalistika/est_li_postmodernistskaya_ publicistika.html (Accessed: 23 September 2017).

[11] Lippman W Public Opinion. New York, 1954. P. 319.

[12] Park R.E. The natural history of the newspaper. Mass communications. Urbana, 1960. P. 15.

Article history:

Received: 2 December 2017 Revised: 22 December 2017 Accepted: 28 December 2017

For citation:

Tertychnyy A.A. (2018). Publizism in Modern Russian media: reflection and practice. RUDNJournal of Studies in Literature and Journalism, 23 (1), 95-102. DOI 10.22363/2312-9220-2018-23-195-102

Bio Note:

Tertuchnyy Alexander Alexeevich, doctor of philological science, professor, Department of Journalism, Lomonosov Moscow state university. Contacts: e-mail: [email protected]

Издательство «Время»

Издательство «Время» основано в 2000-м году — и с тех пор выпускает качественную современную прозу. А ещё — книги для детей и подростков, классику, русскую и зарубежную, современную поэзию («Поэтическая библиотека» — старейшая современная поэтическая серия на постсоветском пространстве), литературоведение и мемуаристику.

Среди авторов «Времени» — лауреаты множества литературных премий, в том числе «Большой книги» (Валерий Залотуха), «Русского Букера» (Александр Чудаков, Андрей Дмитриев, Марк Харитонов), «Ясной Поляны» (Елена Катишонок, Олег Ермаков, Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак), «Русской премии» (Саша Филипенко) и даже Нобелевской премии (Александр Солженицын, Светлана Алексиевич). Книги издательства каждый год попадают в длинные и короткие списки перечисленных выше и многих других премий.

Особой гордостью издательства являются собрания произведений — как уже вышедшие, так и продолжающие выходить. Репертуар издательства постоянно развивается и пополняется молодыми талантами — при неизменно строгом отборе произведений для публикации, узнаваемом дизайне и высоком полиграфическом исполнении. Книги «Времени» приятно не только читать, но и просто держать в руках — это своего рода визитная карточка издательства.

Новинки

Авторы

Вышли в свет многотомники Н. Гоголя, В. Высоцкого, Ф. Искандера, М. Зощенко, И. Губермана, И. Бабеля, В. Смехова, А. Сахарова, Особая гордость издательства — 30-томное cобрание сочинений Александра Солженицына. 10 томов «Красного колеса» в последней авторской редакции. Всего уже выпущено 15 томов из 30.
Одна из самых долгожданных новинок издательства – первое в России собрание сочинений Андрея Платонова в 8 томах, которое удостоено премии «Книга года-2011». Постоянный и верный автор издательства – Михаил Жванецкий, полное собрание сочинений, CD-диски и другие издания которого постоянно допечатываются.
Особого внимания заслуживает старейшая серия «Поэтическая библиотека», в которой вышли уже более ста книг — Юрия Левитанского и Давида Самойлова, Генриха Сапгира и Леонида Губанова, Тимура Кибирова и Николая Глазкова, Дмитрия Бобышева, Инны Кабыш, Александра Кушнера, Виктора Шендеровича, Игоря Иртеньева, Бахыта Кенжеева, Бориса Слуцкого, Юлия Кима…

Серии

Мероприятия

Награды

4 национальных премии «Книга года», 18 номинаций на «Книгу года», премия «Русский Букер», 8 участников коротких списков «Русского Букера», «Студенческий Букер», 6 участников коротких списков «Большой книги», «Русская премия», 2 премии «Заветная мечта», другие литературные премии

Издательство «Время» — первый приз ежегодного конкурса журнала «Книжный бизнес» «за выдающиеся успехи в книжном бизнесе» (2006).
Главный художник издательства «Время» Калныньш Валерий Янович — лауреат премии «Человек книги» в номинации «Главный художник» (2006).
Серия «Поэтическая библиотека» — победитель конкурса «Книга года» в номинации «Поэзия» (2001).
Михаил Жванецкий и издательство «Время» — первый приз ежегодного конкурса журнала «Книжный бизнес» «за выдающиеся успехи в книжном бизнесе» в номинации «Эпохально!» (2001).

Полный список наград авторам издательства.

Последняя редакция: 26 октября 2020 г., 20:47, Time_Secretary

перевод на английский, синонимы, антонимы, примеры предложений, значение, словосочетания

The New Yorker — американский еженедельный журнал, в котором представлены публицистика, комментарии, критика, эссе, художественная литература, сатира, карикатуры и поэзия. The New Yorker is an American weekly magazine featuring journalism, commentary, criticism, essays, fiction, satire, cartoons, and poetry.
Была очищена определенная прогрессивная публицистика, имеющая отношение к современной музыке. Certain progressive journalism pertaining to modern music was purged.
Другие результаты
Читаем мы в публицистике, в передовых статьях разные вопли суетливых душ. We read in the papers, in leading articles, various wailings of anxious souls.
Когда фюрер пришел к власти, нацистская революция сразу же нашла свое выражение в музыковедческой публицистике. When the Fuhrer assumed power the Nazi revolution was immediately expressed in musicological journalism.
Подборка Дэвисона из публицистики Оруэлла и других работ была опубликована Harvill Secker в 2014 году под названием Видение вещей такими, какие они есть. A selection by Davison from Orwell’s journalism and other writings were published by Harvill Secker in 2014 under the title Seeing Things as They Are.
Ситуационная теория публицистики возникла в 1966 году в журналистской монографии Джеймса Э. Грунига “роль информации в принятии экономических решений”. The situational theory of publics originated in James E. Grunig’s journalism monograph titled “The Role of Information in Economic Decision Making” in 1966.
Они публикуют шутки, интервью, мощную публицистику. They print jokes, interviews, hard-hitting journalism.
В Париже он публиковал публицистику, беллетристику и рецензии на книги в эмигрантских газетах. In Paris he contributed journalism, fiction, and book reviews to emigre papers.
Другие его произведения включают три книги стихов, пьесу, опубликованные письма и иногда публицистику. His other writings include three books of poetry, a play, his published letters and occasional journalism.
Статья уже слишком сильно перекосилась на публицистику и эссе Рихлера; слишком мало внимания уделяется романам. The article is already too heavily skewed to Richler’s journalism and essays; too little attention is paid to the novels.

Как использовать в ИС публицистику и литературу non-fiction

Этот вебинар напомнит школьникам, что не стоит зацикливаться только на “избитых” литературных аргументах, которые могут сделать ваше сочинение посредственным. Тем, кто не любит читать художественную литературу, будет особенно интересно.

Часто учителя требуют, чтобы было именно два литературных примера для подстраховки. Вот так и могут встретиться в одной работе Юшка с Болконским и Олеся с Соней Мармеладовой. Иногда такое сочетание выглядит уместно, но все-таки чаще “за уши притянутым”.

Если же вам важно написать оригинальную работу, которую оценят при поступлении в вуз (да, в некоторых институтах будут читать ваши сочинения), то этот вебинар для вас! На нём мы разберем альтернативные источники примеров для итогового сочинения. Вы узнаете, как можно расширить собственный банк аргументов, читая новостную ленту в Интернете.

Мы поговорим о том, как СМИ может стать вашим верным помощником в подготовке к ИС. Научим выбирать среди бесконечного потока информации только то, что интересно и понятно вам. Дадим полезные ссылки. И, конечно, покажем, как использовать публицистику в написании своего сочинения. 
Тем более что публицистика становится актуальной для одного из направлений этого года: где, как не в ней, найти “осмысление духовных ценностей и нравственных ориентиров молодежи, ее места в современном мире” (из комментария к направлению “Между прошлым и будущим: портрет моего поколения”).

Поговорим о литературе non-fiction. А из неё можно брать примеры в итоговое сочинение так же, как из художественной литературы!

Благодаря этому вебинару вы научитесь использовать шаблонное вступление об актуальности поднятой темы и действительно доказать злободневность, приведя пример из “свежей” литературы, а не из книги XIX века.

На вебинаре:

  • разбираемся с тем, что такое публицистика и научно-популярная литература,
  • учимся собирать собственный банк примеров,
  • узнаём явки и пароли (адреса сайтов и списки литературы),
  • учимся вплетать такие примеры в сочинение.
Гапон Ольга Юрьевна — учитель русского языка и литературы из города Смоленска — предложит новые источники примеров для итогового сочинения.

Приходите 5 октября, в 17 часов Москвы на сайт «Могу писать».

Художественная публицистика — Вопросы литературы

Александр Рубашкин, Прямая речь. Очерки о советской писательской публицистике, Л., «Советский писатель», 1980, 368 с.

Понятие «художественная публицистика» вошло в наш критико-литературоведческий обиход сравнительно недавно, хотя практически оно складывалось с тех пор, как возникла в журналистике, в литературе сама публицистика. Были времена, когда публицистика почти никак не связывалась с искусством, создавались теории, согласно которым публицистика в любом своем качестве не относится к области художественного творчества. Если в художественном произведении обнаруживались какие-либо публицистические элементы, это воспринималось лишь как недостаток. Характерно, что исторические отступления в «Войне и мире» Толстого с их новой открыто полемической концепцией истории встречались как нечто чужеродное для традиционного романа. Только с течением времени Герцен был признан как корифей историко-философских и публицистических воспоминаний («Былое и думы»). Выяснилось, что в этом и состояла специфика произведения, определившая его звучание на столетия. Традиции Радищева и Герцена поддерживаются в русской литературе до сих пор, конечно, каждый раз по-новому в зависимости от того исторического этапа, который переживает и наше общество, и наша теперь уже многонациональная литература.

Книга А. Рубашкина «Прямая речь» имеет подзаголовок «Очерки о советской писательской публицистике», потому, естественно, сосредоточивает внимание именно на художественной публицистике в отличие от так называемой «деловой», общественно-политической или научной, хотя четких границ здесь быть не может. Всякая публицистика, хозяйственная, научная, политическая, может быть в то же время и художественной, а художественная немыслима без постановки самых разных практических или теоретических проблем, сегодня волнующих общество. «…При анализе статей, очерков, публицистических книг, – пишет автор во вступлении, – хотелось исключить какую бы то ни было нормативность, ибо высокая публицистика одухотворена мыслью, ее окрыляют высокие идеи, для нее характерен самостоятельный подход к проблемам, умение сказать по-своему» (стр. 19). Иначе говоря, свойства и особенности художественной публицистики автор вскрывает в процессе конкретного анализа произведений, от практики идет к теоретическим обобщениям.

Свое исследование А. Рубашкин начинает от А. Серафимовича и Л. Рейснер и доходит до наших дней, до публицистики Ф. Абрамова и Д. Гранина, однако не претендует на «историю публицистики», его интересует прежде всего место публицистики в русской советской литературе, место ее в творчестве некоторых писателей, которые оставили заметный след в литературе как публицисты. И в этом первейшее достоинство книги А. Рубашкина.

Анализировать художественное произведение трудно, публицистическое – вдвойне. Публицистика, как известно, основана на документе, на только что происшедшем событии, на реальных фактах действительности, а мысль нередко тут же точно формулируется самим автором. Казалось бы, чего проще: пересказывай и цитируй. Однако такая простота приводила обычно лишь к перечислению тем и проблем того или иного писателя-публициста. В своей книге А. Рубашкин создает систему «опор» для проникновения во внутренний дух публицистики, в тот самый, который и делает ее подлинно художественной.

Публицист, по счастливому выражению В. Катаева, «художник-моменталист», пишущий о дне сегодняшнем во имя будущего. Потому-то первое качество статей, очерков, книг публициста – «непосредственное участие в событиях», о которых он рассказывает. Таким мы видим А. Серафимовича в первые дни советской власти, когда он в своих статьях непосредственно обращается к читателю, говорит с ним доходчиво без упрощения и правдиво до беспощадности, вывод же исследователя о «стиле» этих статей звучит так: «Политкому-художнику рисовать некогда, он воюет». О книге Л. Рейснер сказано: «Фронт» – не только книга, это поступок».

«Испанский дневник» М. Кольцова отличается тем же качеством, но это еще и «своеобразный дневник души» писателя, хотя и ограниченный особенностями наших тогдашних взглядов на взаимосвязь личного и общественного. В «дневнике», как в других таких же книгах – Л. Рейснер или Джона Рида, – «заключена большая эмоциональная сила, без чего вообще невозможно представить себе писательскую публицистику». На примере «Испанского дневника» доказывается, что такое художественность публицистики.

Да, в «дневнике» нет «принудительной» образности, господствует лаконизм и точность, Кольцов создал много ярких сцен, пластических портретов, точных пейзажей, но главное в том, что «весь «дневник» – развернутый лирический монолог» что мы все время слышим голос автора, участника событий, и видим его в деле». Подчеркивается, таким образом, исключительная роль личности автора в структуре художественной публицистики. Читателю виден автор, потому что он ведет «главную партию», читатель идет за ним, «следит за его мыслью». Художественность публицистики находится в зависимости от масштаба личности пишущего, от меры его убежденности и искренности. Таковы эти «опоры», они-то и позволяют автору исследования говорить затем об индивидуальном в творчестве разных писателей-публицистов. Показателен в этом смысле анализ публицистики Ольги Берггольц блокадной поры в Ленинграде и военной публицистики Эренбурга. Радиоголосу Ленинграда в дни блокады необходима была высокая патетика, и он ее имел. Но Берггольц обращалась к своим слушателям не с речью, а с задушевно-исповедальной беседой, потому что это было по преимуществу обращение к людям ослабевшим, замерзающим, оторванным от других людей в своих квартирах, темных, без телефона, без газет, почти без писем. Она была именно исповедальной, ибо вел беседу не просто все видящий и все понимающий человек, а человек, все сам переживающий – голод, холод, смерть близких, постоянные обстрелы, труд сверх какой-либо нормы, сверх силы. Из анализа этих бесед, стихов, поэмы «Февральский дневник» постепенно вырастает перед нами незаурядная личность писательницы. О ней слушательница того времени написала: «В Вашем голосе я слышу голос своей совести, голос бойца, командира… Умница Вы наша!..» Многочисленные свидетельства такого рода потребовали сделать обобщение: «И сегодня чувствуешь, как слово писателя звучало в контексте своего времени». Чувствовать это необходимо, иначе не поймешь реальную общественную значимость этих бесед, их целенаправленность и убежденность, их подлинную и с течением времени не умирающую человечность.

Говоря об особенном в статьях Эренбурга, А. Рубашкин выделил прежде всего то, что они обращены к уму и сердцу читателя, воздействовали на него эмоционально. О стиле своих статей Эренбург словно бы и не думает, тем не менее стиль этот мы узнаем по его «короткой, ударной, как штык, фразе», по неповторимо индивидуальным афоризмам, по той ненависти к фашизму, которую он выражал со всей силой своего публицистического таланта. Эренбург не был наблюдателем, он не заботился об эффектных приемах воздействия на читателя, он открыто, честно и просто говорил о наших бедах и наших задачах, о наших просчетах, тревогах и, о нашей вере в победу, он говорил о нас и о себе, о своей и нашей любви и ненависти… «Все это надо помнить… – пишет А. Рубашкин, – ибо мастерство и проблематика здесь неотделимы друг от друга. Значение этой публицистики и в масштабности ее, в том, что она выразила существеннейшие тревоги времени, и в том, как это было сделано…»

Или возьмем послевоенное время. Естественно, что А. Рубашкин обращается в первую очередь к В. Овечкину. Опять-таки его творчество рассматривается в «контексте своего времени», и уже потому оно своеобразно. Появившись в 50-х годах, очерки В. Овечкина, а также очерки писателей «овечкинской школы» стали «важнейшим фактором общественной жизни». Снова, как в случае с Берггольц или с Эренбургом, мы видим, какая крупная личность перед нами, как заинтересованно отдавал он себя тому, во что верил, что досконально знал и защищал. Снова убеждаемся, что очерки Овечкина имеют не одно газетно-прикладное значение. Недавно точную и глубокую оценку творчества Овечкина дал И. Дедков. А. Рубашкин разделяет его оценку: «И. Дедков увидел в самой позиции автора «Будней» нравственный пример для всей литературы – и тогдашней, и нынешней. В этом смысле, добавим мы, нет существенных различий между публицистикой и другими жанрами» (стр. 211).

Добавление принципиальное, подкрепленное многими достижениями писателей-публицистов.

Примеров конкретного и полновесного анализа писательских работ можно привести много, автор обращается, к произведениям Д. Рида, Вс. Вишневского, К. Симонова, В. Гроссмана, Б. Горбатова, А. Толстого, Л. Леонова и других, но уже ясно: складывается теоретическое обоснование художественности писательской публицистики в ее лучших образцах. При этом автор постоянно полемичен, активно и последовательно отстаивая свое понимание проблемы. В самом начале книги, когда определяются ее задачи и формулируются ее исходные позиции, он доказательно возражает М. Черепахову, решительно отлучающему публицистику от художественной литературы. А. Рубашкин в этой полемике ссылается на классиков и на серьезные исследования современников – В. Канторовича, Э. Генри, Е. Прохорова… Суждения М. Лобанова и И. Стрелковой о творчестве Овечкина он считает «далекими от правды», потому что критики убеждены: овечкинские очерки вскоре «угасли в своей практической актуальности именно из-за узко-практической своей проблематики». «…Опять отрывается «проблема» от мастерства, будто живут они в произведении отдельно…» (стр. 205), – обоснованно констатирует А. Рубашкин, опираясь на собственный анализ овечкинских очерков, на оценку их Г. Радовым, Ю. Черниченко, И. Дедковым. Весомо прозвучала полемика с критиком П. Глинкиным, который не согласен с тем, что публицистика Эренбурга – «ярчайшее явление военных лет». Однако к тому, что говорили о качестве и значении военной публицистики Эренбурга такие писатели, как Н. Тихонов, Э. Генри, А. Сурков, Н. Грибачев, К. Симонов, что написал о ней А. Рубашкин, следует добавить, что так думали – да и не могли думать иначе – все, кто в годы войны был на фронте… И там, где автор подводит итоги своих размышлений о писательской публицистике, он отмечает отклонения от понятия «художественная публицистика» у самих писателей, зарекомендовавших себя проникновением в специфику публицистики, в специфику своего творчества.

Так, Ю. Черниченко, обращая внимание на важные черты публицистики Н. Энгельгардта, опускает, однако, то, что позволило бы понять ее отличие от публицистики, например, Г. Успенского. Дело в том, что автор «Писем из деревни» художнических задач перед собой не ставил. А Эрнст Генри, написавший отличную статью «Мастерство публициста» (И. Эренбурга), все-таки ставит в один ряд публицистику Герцена и Плеханова, Гюго и Воровского, Эренбурга и Луначарского. А. Рубашкин уточняет: «Можно «выигрывать политические битвы огнем публицистики» (Э. Генри) и не будучи художником. Но остаться в литературе суждено Герцену, Успенскому, Короленко, Овечкину. Это не мешает нам видеть и литературные дарования крупных политических деятелей, своеобразие их публицистического слова. Мы не призываем к строгим регламентациям. Но определить характер художественной публицистики необходимо в интересах самой литературы, разумеется, помня, что резких границ между искусством и неискусством не существует» (стр. 357).

А. Рубашкину свойственна заинтересованность в проблемах, исследуемых писателями-публицистами. О войне говорить не приходится – она потрясла всех и до сих пор военные темы волнуют нас. Но далее А. Рубашкин энергично поддерживает «художественную экономику» Ю. Черниченко, «художественную социологию» Е. Дороша, очерки «проблемиста» Л. Иванова, справедливо видя во всей деятельности таких писателей насущную необходимость. Разговор о давних и недавних очерках Ф. Абрамова он завершает, например, так: «…Лишь в связи с публикацией романа «Дом», последнего в «пряслинском цикле», критика вспомнила, и вполне обоснованно, что очерк «Пашня живая и мертвая» связан прямо с романом, как, добавим, связаны с ним и «Вокруг да около» и яркое выступление Ф. Абрамова на VI писательском съезде. Везде в центре внимания писателя один вопрос – о нашем общем доме и его хозяине-труженике, о том, каким ему быть и как ему жить» (стр. 264). Отсюда публицистичность самой книги А. Рубашкина. Он выступает как критик-публицист и тогда, когда изучает период «трудной весны» Овечкина и его последователей, и тогда, когда исследует выступления писателей «в защиту друга», в защиту нашей земли. И он не просто повторяет уже сказанное. Его интересуют не только художественные особенности произведений, но все произведение с его конкретным содержанием и с его направленностью. Исследователь не регистратор проблем, анализируя, он защищает прогрессивные идеи времени, вскрывает природу взглядов писателей и тем самым дополняет, обогащает действенную силу их работ. Сама концентрация проблем, идей, предложений, высказанных писателями за последние 10 – 15 лет, производит неизгладимое впечатление, а затем идет вывод: «Вот почему хочется поддержать пафос экологической публицистики: она учит измерять леса не в одних кубометрах. Сказанное слово само по себе ничего не меняет. Но и принятое решение – тоже. Все дело в человеке, воспринимающем это слово и претворяющем решения в жизнь» (стр. 287). Мысль, безусловно, актуальная, потому что в жизни мы вновь и вновь сталкиваемся с проблемами, по которым давно уже приняты умные решения.

О публицистике в советской литературе написано немало, о ней пишут и будут писать. Книга А. Рубашкина – заметная ступень в постижении закономерностей развития нашей художественной публицистики. Она своевременна и современна, хотя и обращена во многих главах к нашей литературной истории.

К этому хочется добавить, что автор исследований о публицистике Эренбурга и Кольцова, автор документального и в чем-то неповторимого очерка о героических и трагических блокадных годах «Говорит Ленинград», видимо, и не мог не написать книги о большой, звучащей во все времена писательской публицистике, причем, как и прежде, в живой, всем доступной форме. По-своему знаменательно и то, что «Прямая речь» посвящена памяти писателя-публициста Владимира Яковлевича Канторовича.

г. Новосибирск

примеров отмеченной наградами журналистики данных

Примеры отмеченной наградами журналистики данных

Награды в области журналистики данных
Этот международный конкурс отмечает выдающиеся достижения в области журналистики, основанной на данных, во всем мире, отмечая как редакции, так и отдельные лица, успешно использующие данные в репортажах, а также новые базы данных и инструменты для визуализации данных. Премия проводится Global Editors Network при поддержке Google News Lab и John S.и Фонд Джеймса Л. Найта в партнерстве с Chartbeat.


Gapminder
Этот некоммерческий беспартийный фонд предлагает бесплатные инструменты визуализации данных и обучающие ресурсы
для использования и анализа глобальной статистики народонаселения и макротенденций. Инструменты
Gapminder включают пузырьковые диаграммы, карты и базы данных о бедности, росте населения, занятости, экологических тенденциях и статистике здравоохранения во всем мире.


Как мышление Америки изменилось при Обаме (Five Thirty Eight)
Созданный в конце второго срока президентства Барака Обамы, этот проект
проанализировал данные общественного мнения с 2009 по 2016 год, чтобы выяснить, как Америка смотрит на 32
основных проблем. — включая аборты, расовые отношения, здравоохранение, законы об оружии, однополые браки, терроризм и экономику — изменились за время его президентства.


Как американцы думают об изменении климата, на шести картах (The New York Times)
Используя данные опросов общественного мнения на уровне округов и конгрессов, собранные Йельской программой по климатической коммуникации
, эта коллекция карт иллюстрирует жителей США.
взглядов на изменение климата и уровень поддержки политики по сокращению выбросов CO 2 .


Как колеблется эпидемия смертей от передозировки наркотиками в Америке (The New York Times)
Этот набор карт отображает рост передозировок наркотиков в Соединенных Штатах с 2003 по 2014 год с использованием данных Национального центра по контролю и профилактике заболеваний. Центр статистики здравоохранения.Он также фокусируется на штатах и ​​регионах, которые борются с резкими скачками передозировок героином, включая Нью-Йорк, Нью-Гэмпшир, Нью-Мексико и Аппалачи.


Как Wall Street Journal визуализировал более 500 конфликтов интересов в The Trumps
Storybench, проект цифрового рассказывания историй в Северо-Западном университете, исследует исследовательский проект Wall Street Journal, который включал интерактивную графику, иллюстрирующую более чем 500 потенциальных возможностей семьи Трамп политические конфликты интересов.В отчете есть вопросы и ответы, в которых журналисты WSJ объясняют, как они исследовали и создавали проект.


Информация прекрасна
Этот веб-сайт, основанный удостоенным наград журналистом данных Дэвидом МакКэндлессом, публикует
интерактивных графических изображений, визуализирующих статистику и данные в политике, науке, здравоохранении, музыке и поп-культуре, а также веб-технологиях, которые могут быть лицензированы для использования . Сайт также предлагает вебинары и тренинги по созданию увлекательных визуализаций данных.


Лучшие визуализации данных года абсолютно невероятны (2016)
Gizmodo выделяет победителей и выдающихся участников первого конкурса историй данных, спонсируемого Американской ассоциацией содействия развитию науки. В видео-победителях использовалась статическая и анимированная графика, диаграммы и пиктограммы для изучения научных явлений, таких как угроза газелям, изменения в атмосфере Марса
, а также то, как люди собираются и взаимодействуют.


Десять лучших #ddj: Самые популярные ссылки на журналистику данных недели
Глобальная сеть журналистских расследований предлагает 10 проектов в области журналистики, основанной на данных, на период с 3 по 12 мая 2016 года. Примеры включают интерактивную карту, отражающую приверженность немецких городов
охране окружающей среды. природоохранные мероприятия, анимированная иллюстрация работорговли в Атлантике
, инфографика тенденций занятости во Франции по секторам и регионам, а также видеоурок о том, как создать масштабируемый символ или пузырьковую карту с помощью Datawrapper.


Белые националисты в Твиттере. Обязательно любите Джеффа Сешнса (Мать Джонс)
В этой статье освещается проект картирования данных трех математиков, которые использовали твиты для анализа связей между белыми националистами и американскими политиками. Проект является частью более крупного беспартийного проекта по анализу данных по таким социальным вопросам, как расовое неравенство и право голоса.


Журнал данных (The Guardian)
Журнал данных Guardian содержит отчеты о расследованиях и визуализацию данных, которые газета
выпускает по различным глобальным темам.Недавние примеры включают интерактивные карты основных результатов австралийской переписи населения; графики, сравнивающие расходы на здравоохранение и ожидаемую продолжительность жизни в США и 35 других странах; иллюстрация разрыва между общественным восприятием
и реальностью количества мусульман, проживающих в европейских странах; и карта, анализирующая глобальное неравенство в благосостоянии, ВВП и счастье.

примеров желтой журналистики в истории и сегодня

Желтая журналистика использует сенсационность и преувеличение для привлечения читателей.Обычно он недостаточно изучен и часто рассказывает только одну сторону истории. Иногда это будут выдуманные интервью или воображаемые рисунки. Это не всегда ложь, хотя иногда и бывает. Он имеет тенденцию быть чрезмерно драматичным и играть на эмоциях или страхах читателей. Откройте для себя несколько примеров желтой журналистики, чтобы лучше понять концепцию.

Желтая журналистика сегодня

Жёлтая журналистика сегодня ничем не отличается от жёлтой журналистики прошлого, хотя кажется, что сейчас она ещё более распространена.В то время как журналистика должна фокусироваться на фактической информации, представленной объективно, желтая журналистика — это что угодно, только не это. Война за клики и просмотры, похоже, породила эпидемию сенсационных заголовков, которые далеко не объективны и часто даже не соответствуют действительности (то есть фейковые новости).

Всякий раз, когда вы видите сенсационные заголовки, которые скандализируют или преувеличивают содержание, вы видите пример желтой журналистики. Например, в декабре 2020 года заголовок «Политко» гласил: «Байден потребует ходить в ботинках после перелома ноги» над фотографией Джо Байдена в маске (из-за пандемии Covid-19).Что на самом деле произошло? Он споткнулся, играя с одной из своих собак. У его ступни действительно были переломы по волосам. Но из-за заголовка это прозвучало намного хуже, чем было на самом деле. Это освещалось на всех медиа-платформах, от национальных до местных, часто с сенсационными заголовками.

Примеры желтой журналистики

Есть много ярких примеров желтой журналистики как сегодня, так и на протяжении всей истории. Эти истории получили сенсацию как в телерадиовещании, так и в печатных СМИ, а теперь и в цифровой форме.

  • Испано-американская война — Желтая журналистика подтолкнула Испанию и Соединенные Штаты к войне в 1898 году. Американский линкор «Мэн» затонул в результате взрыва. Джозеф Пулитцер и Уильям Рэндольф Херст опубликовали ложные статьи о заговоре с целью потопить корабль, тем самым увеличив напряженность.
  • Судебное дело Samsung и Apple — История утверждала, что Samsung выплатила Apple компенсацию в размере 1,2 миллиарда долларов в никелях. История возникла как комедия, но американский журналист опубликовал ее как правду.
  • Эбола приближается — Во время вспышки Эболы в 2014 году на обложке Bloomberg Businessweek было написано «Эбола приближается», написанное на всей обложке, так что казалось, что оно было залито кровью. Этот ужасающий образ сильно преувеличивал реальную угрозу, не делая сенсаций.
  • Принц Гарри и Меган Маркл — Когда в 2019 году принцы Гарри и Меган Маркл объявили, что отказываются от своих титулов, чтобы вести более обычный образ жизни вне поля зрения общественности, средства массовой информации пришли в негодование.Каждое их движение освещалось, иронически акцентируя внимание на желании пары быть вне поля зрения.
  • Covfefe — Когда Дональд Трамп написал в Твиттере Covfefe, последовавшее за этим пристальное внимание СМИ можно охарактеризовать как пример желтой журналистики. Да, твиты человека, занимающего его положение, тщательно изучаются, но широкое и постоянное обсуждение этого вопроса в СМИ было чрезмерным по любым стандартам.
  • Орёл схватил младенца — Этот заголовок привлек внимание, но сопроводительное видео было показано как подделка.
  • Фотография Первой мировой войны — На фотографии изображен мужчина перед расстрельной командой, а подпись гласит, что этот человек был вражеским шпионом. Фотография была подделкой, и фотограф на самом деле выдавал себя за шпиона. С тех пор его использовали как фотографию времен Второй мировой войны.
  • Премьер-министр назвал предателем — ABC News сообщило, что израильский Биньямин Нетаньяху назвал премьер-министра Ицхака Рабина предателем, но сообщение оказалось ложным.
  • О.Дж. Simpson — Прямые репортажи о погоне и захвате Симпсона сделали это трагическое дело сенсацией после того, как Симпсон был обвинен в убийстве своей бывшей жены.
  • Тайгер Вудс — Средства массовой информации пережили период расцвета с историей его романов, включая интервью с сексуальными наркоманами.
  • Хайди Флейсс — Она была осуждена за проституцию и уклонение от уплаты налогов и стала очень известной благодаря освещению в СМИ.
  • Мама ботокса — Эта история о маме, дающей своей дочери ботокс и депиляцию воском, чтобы она выглядела молодой, была выдумкой. Британский таблоид The ​​Sun заплатил ей 200 долларов за то, чтобы она сказала, что это сделала.
  • Octomom — Бывшая стриптизерша родила восьмерых и стала сенсацией СМИ.
  • Сумасшедшая женщина преследует Брэда Питта — Заголовок привлекает внимание, но на самом деле она просто бежала за ним, чтобы сделать снимок.

Желтая журналистика в заголовках таблоидов


Гораздо больше примеров желтой журналистики можно было увидеть в заголовках таблоидов за эти годы, а также в других публикациях. Броские заголовки могут быть хорошими, если они точны и не слишком сенсационны.

  • Выжившие на «Титанике» найдены на борту корабля
  • Дик Чейни — робот — когда он идет в больницу, ему нужно перемонтировать свои схемы
  • Прыжок с отрезанной ногой в больницу
  • Зловонный запах изо рта мужа убивает его жену
  • Вампиры атакуют войска США
  • Получеловек-полусобака сбивает с толку врачей
  • Обнаружена инопланетная Библия, они поклоняются Опре
  • Мужской чих со скоростью 174 миль в час срывает волосы жены
  • Волосы подростка меняют цвет… вместе с ее настроением!
  • Судьи Верховного суда голые под мантией!
  • Заядлый курильщик бросает 30-летнюю привычку… А потом задыхается от никотиновой жевательной резинки!
  • Дельфин выращивает человеческие руки
  • Мужчина рожает здорового мальчика
  • Авраам Линкольн был женщиной
  • Фигурка Иисуса исцеляет больных
  • Половина U.С. проститутки — космические пришельцы — и у них нет половых органов!
  • Человек зарабатывает 60 000 долларов в год, работая жокеем на лужайке
  • Нацистские НЛО атакуют США
  • Змея с человеческой головой найдена в Арканзасе
  • Репортер новостей, заживо съеденный 80-футовым динозавром
  • Голова человека взрывается в кресле парикмахера
  • Is Your Кот с Марса?

Не поддавайтесь желтой журналистике

Как видите, желтая журналистика привлекает внимание, но обычно не имеет особого содержания.Умение распознавать фейковые новости, дезинформацию и чрезмерно сенсационные истории, представленные так, как будто они являются новостями, может помочь вам избежать влияния предвзятых репортажей и дезинформации. Часто желтые журналистские заголовки даже не отражают содержание рассказов, которые они представляют. Не думайте, что заголовки верны; прочтите всю историю и постарайтесь отделить факты от неправды. Это поможет вам стать образованным потребителем новостей. Просмотрите эти советы по написанию новостного репортажа, чтобы вы могли идентифицировать реальные новости, а не примеры желтой журналистики.

Вот как выглядит лучшее из журналистики данных | Марианна Бушар | Награды в области журналистики данных

Еще мы увидели, что группы по работе с данными по всему миру находят новые способы рассказывать истории. Появились новые инновационные методы повествования, которые используются все чаще и чаще.

Машинное обучение

Вероятно, это наиболее часто используемый термин в текущих разговорах о новостях. Недавно он также использовался для создания проектов на основе данных, таких как «Скрытые самолеты-шпионы» от BuzzFeed News в США, победителя премии JSK Fellowships за инновации в журналистике данных на церемонии Data Journalism Awards в этом году.

Этот проект раскрыл деятельность самолетов, которые их эксплуатанты не хотели обсуждать, открыв крышку черного ящика скрытого воздушного наблюдения, проводимого агентствами правительства США, вооруженными силами и их подрядчиками, а также местными правоохранительными органами.

В некоторых из этих самолетов-шпионов использовались сложные технологии наблюдения, включая устройства для обнаружения и отслеживания сотовых и спутниковых телефонов или для исследования сетей Wi-Fi.

До того, как вышли эти истории, большинство американцев не знали о масштабах и сложности этих операций.Без использования машинного обучения для идентификации самолетов, участвующих в воздушном наблюдении, действия многих самолетов, использующих эти устройства, остались бы скрытыми.

В последние годы было много дискуссий о потенциале машинного обучения и искусственного интеллекта в журналистике, в основном сосредоточенных на классификации и организации контента с помощью CMS, например, на проверке фактов.

Было относительно немного историй, в которых машинное обучение использовалось в качестве основного инструмента для создания отчетов, поэтому этот проект является важной вехой.

Технологии, используемые в этом проекте: R, RStudio, PostgreSQL, PostGIS, QGIS, PostGIS, OpenStreetMap

Дрон-журналистика

Еще одна новаторская практика рассказывания историй, которую мы заметили, — это дрон-журналистика, и вот пример под названием «Дороги в никуда» от The Guardian.

Это расследование с использованием дронов, исторических исследований и анализа, интервью, а также фотомозаичных визуализаций.

Это был проект, который специально рассматривал инфраструктуру в США и коренные причины того, как города были спроектированы с сегрегацией и разделением в качестве фундаментального принципа.Он показывает с помощью различных средств, как красная линия и система межгосударственных автомагистралей были отчасти инструментами для лишения афроамериканцев избирательных прав.

Люди по сей день живут с этой сегрегацией.

Большинство фотографий и все видео были сделаны с помощью дрона в этом проекте. Это новаторский подход в том смысле, что это действительно единственный способ по-настоящему оценить некоторые решения в области микромасштабного планирования, принятые в городских сообществах по всей территории США.

Технологии, использованные в этом проекте: дрон DJI Mavic Pro, камера Canon 5Diii для фотосъемки, стенография, Adobe Photoshop.Инструмент Knightlab Juxtapos, чтобы воплотить его в жизнь с помощью инструмента слайдов

AR

Еще один инновационный метод, о котором сейчас говорят многие люди, — это дополненная реальность, и чтобы проиллюстрировать это в контексте журналистики данных, я Я представляю вам этот проект под названием ExtraPol от WeDoData во Франции.

Extrapol — это приложение с дополненной реальностью (iOS и Android), которое было запущено за месяц до президентской кампании во Франции в апреле 2017 года. Ежедневно официальные плакаты кандидатов можно было превращать в новые визуализации данных в реальном времени, чтобы информировать аудиторию о кандидатах.Этот проект по журналистике данных рассматривал 30 тем в данных, таких как: их географические путешествия по Франции во время кампании, совокупное количество лет, в течение которых они управляли политическим мандатом и т. Д.

Это, вероятно, первое эфемерное ежедневное новостное приложение для журналистики данных, которое использует дополненная реальность. Это был первый случай, когда реальные материалы, официальные плакаты кандидатов, были «взломаны» для получения фактов о политиках.

Технологии, используемые в этом проекте: Python, Javascript, HTML, CSS, PHP, jsFeat, TrackingWorker, Vuforia, GL Matrix, Open CV, Three.js, Adobe Illustrator, After Effect и Photoshop

Newsgames

Это не новая тенденция, но все больше и больше редакций используют ее. И этот пример, названный Financial Times в Великобритании «Игра Uber», стал ключевым игроком в этой области в этом году, вдохновляя новостные группы по всему миру…

Эта игра ставит вас на место штатного специалиста. Водитель Убер. Основываясь на реальных отчетах, включая десятки интервью с водителями Uber в Сан-Франциско, он призван передать эмоциональное понимание того, что значит пытаться зарабатывать на жизнь в гиг-экономике.

Это инновационная попытка представить отчетность в новом интерактивном формате. Она была третьей по количеству просмотров страниц в 2017 году.

Примерно две трети людей, начавших игру, завершили ее, хотя это занимает около 10 минут и в среднем 67 кликов.

Технологии, использованные в этом проекте: Ink для создания сценариев игры, inkjs, anime.js, CSS, SCSS, NodeJS, база данных Postgres, Zeit Micro, Heroku 1X dynos, база данных Heroku Postgres стандартного размера 0, Framer, Affinity Designer

Примеры журналистики данных | Fractl

Превращение огромных наборов данных в оригинальный контент — ключ к нашему успеху во Fractl.Тщательный анализ огромных скоплений цифр, статистики и данных опросов позволяет нам получить представление о большой совокупной информации и превратить ее в понятный контент. Это называется журналистикой данных, , и это ключ к разработке историй, извлечению результатов и созданию незабываемого контента.

Эти примеры журналистики данных показывают, как наша команда копается в большом количестве данных, чтобы найти значимые истории и новые идеи.

Расследование в публичных отчетах

Чтобы лучше понять, в каких колледжах наиболее распространена культура употребления наркотиков, мы изучили записи об арестах, связанных с наркотиками и алкоголем, и дисциплинарных мерах в студенческих городках.Получившаяся инфографика показала различные карты с разбивкой по городам с наибольшей концентрацией инцидентов.


Социальные сети: 8,535

Примечательные особенности: Huffington Post, Chicago Sun Times, DrugFree.org, TimesUnion.com

Из-за популярности темы, это была одна из трех частей стратегии кампании, которую мы разработали вокруг этой темы. Это хороший пример использования той же концепции для создания обновленных версий по мере появления новых исследований.Один набор данных, большой или маленький, можно использовать по-разному для создания разнообразного контента.

Посмотреть кампанию

Исследования в Instagram

Для этой следующей кампании мы прочесали аккаунты популярных знаменитостей в Instagram, чтобы определить, кто опубликовал больше всего фотографий, а также кто опубликовал больше всего фотографий с изображением наркотиков или алкоголя. Мы представили наши выводы в удобном для восприятия визуальном формате, который подтвердил то, что мы уже знали: знаменитости любят делиться в Instagram чрезмерно, даже когда они делают что-то незаконное или опасное.


Социальные сети: 15 810

Примечательные особенности: Business Insider, New York Post, Jezebel, MSN, Refinery29, Daily Dot

Использование свежих данных о поведении знаменитостей в популярной социальной сети в этой кампании привлекло широкий круг издателей и аудиторию. Кроме того, кампания вызвала дискуссию о влиянии знаменитостей и потенциальных последствиях попустительства наркотикам и алкоголю миллионам подписчиков в социальных сетях.

Посмотреть кампанию

Анализ музыкальных исследований

В рамках этой кампании мы проанализировали более 300 000 твитов, содержащих 30 повседневных терминов, таких как школа, семья, церковь и пиво. Используя эти данные, мы смогли точно определить, какие районы и группы населения чаще всего обсуждают эти темы.


Поделиться в социальных сетях: 4,322

Примечательные особенности: Mashable, AV Club, Daily Dot, Bustle, Pixable

Подобно карте выборов, мы затем создали «сопоставления» двух терминов, чтобы увидеть, какой термин «выиграл» в каждом штате.В итоге мы получили несколько интересных и захватывающих матчей, таких как «муж против вина», «пиво против секса» и «девушка против жены».

Посмотреть кампанию

Просмотрите всю нашу работу, чтобы узнать больше об инновационных стратегиях, которые предлагает Fractl!

12 лучших примеров журналистики данных: рассказывание историй с помощью данных

0

Одна из наиболее интересных областей для развития в последнее время — журналистика данных, то есть использование данных для рассказа историй.Иногда это может быть большой веб-сайт, управляемый данными, как в некоторых из приведенных ниже примеров. Однако даже более «мягкие» подходы, такие как включение графиков и инфографики, являются примером того, насколько успешно данные могут добавить жизни и достоверности журналистским материалам.

Ниже приведены 12 лучших примеров журналистики данных в сети, которые не только представляют данные — им все же удается вплетать историю и помогать читателю понять проблему и интерпретировать информацию.

1. The Guardian: Эдвард Сноуден Расшифровка файлов АНБ

Один из ярких примеров журналистики данных — газета (и источник новостей в Интернете) Guardian.Хотя утечка Эдвардом Сноуденом файлов АНБ была одним из самых значительных инцидентов нашего времени, эти файлы не имели смысла, поскольку представляли собой тысячи страниц необработанных данных. Огромное количество информации, предназначенное для большинства людей, было бессмысленным.

The Guardian, которая в течение некоторого времени была предшественницей журналистики данных, смогла быстро «расшифровать» данные, представив их таким образом, чтобы читатели могли легко понять, что это была за информация и каковы ее последствия. мы. Этот высокоинтерактивный сайт является блестящим примером того, что хорошо оснащенное новостное агентство может сделать с захватывающим новым искусством журналистики данных.

2.Gapminder: Wealth & Health of Nations

Некоммерческая организация Gap Minder избрала другой подход. Gap Minder не является традиционной новостной организацией, а вместо этого нацелен на публикацию фактов и статистических данных о мире. Используя свой инновационный и развлекательный веб-сайт, аудитория может легко отслеживать прогресс любой страны в мире по ряду показателей, таких как валовой внутренний продукт (ВВП), младенческая смертность и т. Д.Посетители также могут разместить на графике сразу несколько стран, чтобы измерить «разрыв» между ними.

Этот сайт является прекрасным примером преимуществ журналистики данных. Сайт не только очень интересен своим интерактивным характером и простыми элементами управления, но также представляет собой важное сообщение о мире для своих читателей. Этот новаторский подход показывает, как журналистика данных может легко и весело демонстрировать очень сложные концепции. Gap Minder также публикует все свои данные полностью, чтобы вы могли проверить их точность.

3. Составление карты переписи населения США 2010 г.

Цель создания интерактивной карты на основе переписи населения США 2010 г. служила способом обследования различных этнических групп населения в Соединенных Штатах. Например, перепись выявила значительный рост латиноамериканского населения и сокращение кавказского населения в Вирджинии. Более того, вводя город или почтовый индекс, пользователи могут просматривать данные, относящиеся к их географическому положению.

Сравнение переписи 2010 года с переписями 1990 и 2000 годов показывает тенденцию к росту латиноамериканского населения, вероятно, из-за увеличения иммиграции.Тем не менее, исследование также показало, что население европеоидной расы остается самой большой группой в Соединенных Штатах, но его рост замедлился.

4. Immigration Explorer

The New York Times разработала концепцию интерактивного картирования, получившего название Immigration Explorer. Карта содержит подробные наглядные изображения, показывающие, как поселения иммигрантов изменились в каждом штате за эти годы.

Immigration Explorer позволяет пользователю переключаться между штатом и видеть точное количество постоянно проживающих иммигрантов.Более того, у пользователей есть возможность увеличивать масштабы округов, чтобы увидеть рост конкретных групп населения с течением времени. Популяции иммигрантов организованы по цветам, присвоенным каждой этнической группе, при этом наиболее значительные группы иммигрантов находятся у границы с Мексикой, на юге Флориды и в крупных городах.

5. Углубленный взгляд на религиозные верования и обычаи США

Религиозная интерактивная карта направлена ​​на отображение и отслеживание религиозных различий между группами в соответствии с географическими регионами Соединенных Штатов.Исследование направлено на проведение глубокого анализа религиозных верований Северной и Южной Америки. Был успешно сделан вывод, что 92 процента американцев отождествляют себя с религией и присутствием Бога. Однако, хотя большинство людей признавали концепцию молитвы, они также демонстрировали терпимое отношение к другим религиям.

Существует общее мнение, что, возможно, более чем одна религия может привести к полному спасению. Более того, был сделан вывод, что даже американцы, которые прямо не верят в Бога, действительно верят, что существует высшая сила.Таким образом, согласно данным, можно предположить, что Америка состоит из людей, которые действительно верят в божественность религии.

6. Карта ветров

Интерактивная карта ветров призвана обеспечить визуальное отображение воздушных потоков на территории Соединенных Штатов в любой момент времени. Первоначальная карта была создана зимой, когда обычно дуют более сильные ветры, чем весной или летом. Карта предназначена для отображения движения ветра через движущиеся течения, видимые на экране. В зависимости от погодных условий в конкретный день визуальные эффекты ветра могут казаться успокаивающими или сильными.

Изначально карта предназначалась для образовательных целей, но со временем превратилась в карту для использования в развлекательных целях. Например, часто сообщается, что карта ветра используется орнитологами для регистрации движения птиц, велосипедистами для планирования маршрутов и учеными для наблюдения за режимами ветра в энергетических целях.

7. Студия научной визуализации — Хаббл отображает Юпитер в 4k Ultra HD

Космический телескоп Хаббла предоставил ученым новые захватывающие изображения Юпитера в Ultra HD.Изображения, полученные с космического телескопа Хаббла, были использованы для съемки Юпитера в разрешении Ultra HD. Кроме того, изображения с космического телескопа Хаббла показывают облака, штормы и атмосферное давление.

Затем собранная информация используется для установления условий на Юпитере и прогнозирования поведения планет в будущем. Более того, эти недавно полученные изображения Ultra HD подтверждают, что Большое красное пятно уменьшилось в размерах и приобрело более круглую форму. Все эти определения привели к более глубокому пониманию Юпитера.

8. Bloomberg Graphics — Миллениалы не могут взломать Конгресс

По мере приближения 2016 года количество миллениалов, живущих в Соединенных Штатах, превысило количество представителей поколения «бэби-бумеров». Однако когда дело доходит до голосования, в Вашингтоне до сих пор считается крайне мало миллениалов, которые редко голосуют на выборах. Кроме того, когда дело доходит до баллотирования на посты, примеры из журналистики данных показывают, что около одной трети миллениалов не соответствуют возрастным требованиям, чтобы баллотироваться на место в Палате представителей.

На данный момент только пять представителей поколения миллениума занимают выборные должности в Конгрессе. Причина такого непропорционального представительства в Конгрессе связана с переизбранием ошеломляющих 95 процентов членов, что создает большую демографическую группу пожилых членов и недостаточное количество миллениалов.

9. San Francisco Chronicle 2016 Election

Согласно примерам журналистики данных, приведенным на интерактивной карте, показано, как поступил каждый кандидат в том или ином штате, с акцентом на выборы в Калифорнии и их результаты.Прокручивая интерактивные карты, пользователь может четко видеть, какой район был оплотом республиканцев, а какой — демократов.

Кроме того, взаимодействия охватывают принятые или отклоненные предложения, связанные с образованием, медицинским обслуживанием и преступностью. Результаты голосования в режиме реального времени в сочетании с интерактивными картами упрощают отслеживание избирателями обновлений в окне голосования. Кроме того, избиратели, желающие проверить результаты решения проблем, связанных с конкретным штатом, также могут сделать это с легкостью благодаря удобству навигации по функциям интерактивной карты.

10. ProPublica — Как работает мошенничество с избирателями — а чаще всего нет

Подтасовка избирателей на выборах всегда является горячей темой во время каждого избирательного цикла. Избиратели разных вероисповеданий в Соединенных Штатах признают возможность фальсификации результатов голосования. Обычно разговоры о фальсификациях на выборах быстро заглушаются моими должностными лицами, ответственными за выборы. Однако после недавних выборов, на которых Трамп и Клинтон были бок о бок, подозрения в мошенничестве на выборах снова всплыли на поверхность.

Интересно, что в этом избирательном цикле сам кандидат Дональд Трамп высказал предположение о возможности фальсификации результатов голосования в случае победы Хилари Клинтон. Согласно приведенным примерам журналистики данных, разговоры о мошенничестве на выборах ведутся с 1970-х и 1980-х годов. Было много историй о людях, которые пытались проголосовать дважды, когда кто-то голосовал вместо них, и голосовал за своего супруга. Всем этим типам лиц были вынесены обвинительные приговоры, однако крупномасштабное мошенничество на выборах никогда официально не расследовалось национальной системой правосудия.

11. Chartball — Pro Basketball Season History

Примеры, представленные здесь, интересны тем, что они также являются произведениями искусства. Например, на некоторых плакатах изображены истории баскетбола популярных команд, таких как Cleveland Cavaliers, Golden State Warriors и Miami Heat. На плакатах перечислены самые важные достоинства и недостатки конкретной команды и ее игроков. В других данных на плакатах указано общее количество очков, заработанных командой в определенных играх.Кроме того, результаты игроков также сообщаются в уникальном стиле и дизайне, который варьируется от плаката к плакату. Таблицы доступны для покупки по цене около 30 долларов за штуку при размерах кадра 24 на 36.

12. Журналистика, основанная на данных, представила проекты

Типы работ, представленные на этом веб-сайте, представляют собой попурри журналистских проектов от разных авторов со всего мира. Этот веб-сайт часто считается лучшим источником для обучения себя или аудитории темам журналистики данных.

Интересный проект, который сейчас представлен на сайте, называется «Хрупкие города: сюжеты малоизвестных городских историй». Все во всем мире знают об огромных мегаполисах, таких как Чикаго, Нью-Йорк, Лондон, но как насчет менее известных городов? В статье отслеживаются менее известные города и предоставляется информация об их населении, включая рост, качество воздуха, уровень преступности и политику, и это лишь некоторые из них.

Бесплатный курс журналистики данных

Если все это звучит захватывающе для вас, возможно, вы захотите изучить журналистику данных дальше.В Интернете доступно множество фантастических ресурсов, многие из которых совершенно бесплатны. Некоторые из доступных бесплатных курсов по журналистике данных включают:

Справочник по журналистике данных


В дополнение к вышеупомянутым онлайн-ресурсам есть также отличная книга, которая дает хороший обзор и введение в журналистику данных. «Справочник по журналистике данных» — это фантастическое издание, на которое полагались некоторые из крупнейших мировых источников новостей, включая BBC, Guardian и New York Times.Лучше всего то, что это удобное издание публикуется в сотрудничестве с Open Knowledge Network и доступно совершенно бесплатно в Интернете.

Книги по визуализации данных

Журналистика данных включает большой объем визуализации данных. Я просмотрел 10 лучших книг по визуализации данных.

Заключение

Это отличные ресурсы для начала в мире журналистики данных. Однако природа этого подхода заключается в том, что он ограничен только тем, что с ним делают журналисты, поэтому не бойтесь рисковать и пробовать новое.

10 примеров отличной бренд-журналистики

Контент бренда, достойный подражания

Некоторые бренды реализовали свою контент-стратегию вне пределов парка, другие еще не достигли нужного уровня. Ниже представлен наш список качественных примеров бренд-журналистики и публикаций известных компаний со всего мира. Нам нравится ссылаться на эти примеры в наших контент-стратегиях для клиентов и заимствовать параллельные стратегии, которые могут работать для клиентов первой страницы. Они говорят, что подражание — это самая искренняя форма лести, и ниже приведены контент-центры «крупных брендов», которым, по нашему мнению, стоит подражать.

  1. Директор по маркетингу Adobe расскажет о маркетинговых идеях, опыте и вдохновении лидеров отрасли. Публикация призвана помочь директорам по маркетингу и руководителям маркетинга создавать успешные бренды в цифровом мире. Здесь есть множество контента, от статей до интервью и мнений, видео и многого другого.

  2. GE — отличный пример бренда, который действительно инвестирует в бренд-журналистику. GE выпускает GE Report, красиво оформленный веб-сайт с впечатляющими изображениями и специальным контентом, посвященным точкам зрения по важным вопросам, касающимся GE и мира.Некоторые темы включают устойчивость, инновации, энергетику и здравоохранение. Поскольку GE является известным драйвером и экспертом в любой из этих отраслей, этот тип публикаций продолжает укреплять их авторитет как бренда.

  3. Блог Reebok — большая часть их усилий по «перезапуску». Бренд был наиболее популярен в 80-х, затем потерял популярность только для того, чтобы возобновить усилия через нишевый рынок — кроссфит. Их блог — отличный пример уважаемой журналистики, включая статьи о беге, стиле (см. Интервью НФЛер Девонты Фриман), кроссфите, музыке, технологиях и многом другом.Статьи включают элегантные изображения и удобоваримые видео.

  4. The Coca-Cola Journey — динамичный цифровой журнал и собственный медиа-канал, который фокусируется на универсально важных темах, социальных проблемах и новостях компании. Издание призвано вдохновлять, просвещать и побуждать к действию. Он включает в себя привлекательные фотографии, видео, аудио, статьи и пользовательский контент. Интересно то, что это на самом деле веб-сайт их компании.

  5. Longitude: Delivered by UPS — это всеобъемлющий и интерактивный форум, полный блогов, видео и подкастов о тенденциях, меняющих глобальную экономику, таких как торговля, транспорт, электронная коммерция, большие данные и многое другое.

  6. Блог Patagonia «The Cleanest Line» публикует контент, который поощряет диалог об экологических проблемах, их продукции и спортивных мероприятиях. Их цель — вдохновить людей сделать мир лучше, обучая их таким темам, как устойчивость и повышение осведомленности о находящихся под угрозой исчезновения животных. Эти темы ценятся и компанией, и ее целевой аудиторией.

  7. Моя сетевая жизнь Cisco — это серия видеороликов, демонстрирующих, как профессионалы всего мира используют технологии.Он включает серию блогов, предлагающих читателям полезные советы и информацию. Возможно, это не самый приятный для глаз веб-сайт, но его контент уникален и актуален с индивидуальным оформлением.

  8. IQ от Intel — это журнал о технической культуре, в котором представлены известные и перспективные новаторы, производители и эксперты внутри Intel и в отрасли. Он наполнен жирными изображениями и заголовками и организован с использованием графических «плиток» контента, напоминающих интерфейс Flipboard. Контент включает в себя разнообразный контент — от здравоохранения до образования и технических инноваций.

  9. Открытый форум American Express позволяет предпринимателям оставаться в курсе последних деловых новостей и информации, а также получать от ведущих и представителей деловых кругов информацию об управлении деньгами, привлечении клиентов, создании команды и многом другом. У вас есть возможность выбрать контент, который вы хотите получать, делая его еще более ценным.

  10. Barneys: The Window — это редакционный веб-сайт и приложение. Это всеобъемлющая модная платформа, ориентированная на высококлассную аудиторию.В нем представлены вопросы и ответы с дизайнерами, обучающие видеоролики и материалы, связанные с последними тенденциями моды, красоты, развлечений и домашнего декора. Фотография модна, драматична и вдохновляет, создавая впечатление, которого ожидает целевая аудитория.

Журналистика брендов — это отличное повествование

Журналистика брендов предлагает ценность, помощь, а иногда и новую перспективу. Но, прежде всего, это дает возможность установить более глубокую связь между потребителем и брендом, чем просто покупка продукта или услуги.С точки зрения маркетинга, хорошая журналистика брендов тонко убеждает потребителя подумать о том, чтобы стать клиентом, при этом покупатель не чувствует, что его заставляют что-то покупать или инвестировать во что-то, чего он не хочет. По мере того, как эти компании выстраивают отношения со своими читателями с помощью этого типа контента, они завоевывают уважение и доверие в своей отрасли, влияя на будущие продажи.

Журналистские расследования: определение и примеры — курс письма (видео)

Ресурсы для журналистских расследований

Журналисты-расследователи используют различные ресурсы, чтобы больше узнать о теме, которую они исследуют.Репортеры будут использовать информацию из интервью, публичных отчетов, юридических и налоговых отчетов и других федеральных ресурсов.

Журналисты прибегают к стандартной работе под прикрытием, когда в базах данных недостаточно информации или когда источники не хотят раскрывать информацию. Обычно для создания убедительных аргументов используется комбинация этих различных методов.

Важно отметить, что репортер-расследователь не приобретает конфиденциальный материал только для того, чтобы опубликовать его. Вместо этого они используют информацию для написания и публикации последовательной и основанной на фактах статьи или книги.

Примеры журналистских расследований

Журналистские расследования затрагивают самые разные темы. Давайте посмотрим на несколько реальных примеров журналистских расследований.

В 2017 году журналист Эрик Эйр получил Пулитцеровскую премию за журналистские расследования за свой доклад о передозировках опиоидов в Западной Вирджинии. В серии из трех отчетов для Charleston Gazette-Mail в 2016 году он продемонстрировал, как таблетки попадают в штат и приводят к такому количеству смертей.Оказалось, что фармацевтические компании поставляли слишком много таблеток аптекам в беднейших округах Западной Вирджинии, что привело к порочному кругу употребления таблеток и смертей.

Дефибрилляторы — это устройства, которые могут спасти жизни людей, страдающих сердечными приступами или другими сердечными осложнениями. Журналист Джон М. Крюдсон из Chicago Tribune в 1996 году написал отчет, в котором говорилось, что наличие этих машин в общественных местах и ​​в самолетах может спасти жизни без дополнительных затрат.Его отчет внес положительные изменения в самолетостроение и во всем мире, поскольку компании серьезно отнеслись к его советам и разместили их в авиакомпаниях и в крупных общественных местах, таких как библиотеки.

Хантер С. Томпсон написал книгу Hell’s Angels: A Strange and Terrible Saga , проведя два года в компании мотоциклетной группы Hell’s Angels. В ходе своего расследования он выявил рост мотоциклетной культуры, а также проступки, совершенные группой, которая всегда была полна анархистов.Ангелы ада известны тем, что причастны к множеству незаконных действий, таких как проституция, торговля наркотиками и политическая коррупция. Томпсон разоблачил многое из этого как истину.

Краткое содержание урока

Журналистские расследования — это вид журналистики, который требует глубокого исследования определенной темы. Основная цель — выявить то, что люди не хотят раскрывать, и спровоцировать перемены.

Часто эти истории о коррупции, преступлениях, финансовых преступлениях и других злоупотреблениях, которые могут оставаться незамеченными в течение многих лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *