Речь внутренняя и внешняя: Внешняя и внутренняя речь

Автор: | 02.12.1971

Содержание

Внешняя и внутренняя речь

Внутренняя речь есть речь для себя, а внешняя речь — это речь для других. Внутренняя речь не предшествует внешней и не воспроизводит ее в памяти, а представляет собой самостоятельное образование, возникающее примерно в семилетнем возрасте из эгоцентрической внешней речи ребенка. Эгоцентрическая речь ребенка представляет собой речь внутреннюю по психической функции и внешнюю по структуре. Переход от эгоцентрической внешней речи ребенка к внутренней речи происходит на пороге школьного возраста. При этом происходит дифференциации двух речевых функций эгоцентрической речи и обособление речи для себя и речи, для других из общей нерасчлененной речевой функции.

Главнейшая особенность внутренней речи — ее совершенно особый синтаксис: отрывочность, фрагментарность, сокращенность. Даже если бы можно было записать внутреннюю речь, то она оказалась бы сокращенной, отрывочной, бессвязной, неузнаваемой и непонятной по сравнению с внешней речью.

Устная, внешняя речь в большинстве случаев является

диалогической. Диалог всегда предполагает то или иное знание собеседниками сути дела, которое позволяет делать целый ряд сокращений, что создает в определенных ситуациях чисто предикативные суждения. Диалог предполагает всегда зрительное восприятие собеседника, его мимики и жестов и акустическое восприятие всей интонационной стороны речи. То и другое, вместе взятое, допускает понимание с полуслова, общение с помощью намеков.

Внутренняя речь не является просто речью про себя. Она, выполняя регулирующую или планирующую роль, имеет иное, чем внешняя речь, сокращенное строение. Внутренняя речь по своей семантике никогда не обозначает предмет, никогда не носит строго номинативный характер, т. е. не содержит «

подлежащего»; она указывает, что именно нужно выполнить, в какую сторону нужно направить действие. Оставаясь свернутой и аморфной по своему строению, она сохраняет свою предикативную функцию, обозначая только план дальнейшего высказывания или план дальнейшего действия.


ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 5.

    Москва, 2006, стр. 474

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Т. В. Ахутина

ВНУ́ТРЕННЯЯ РЕЧЬ, без­звуч­ная, со­кра­щён­ная фор­ма ре­чи, диа­лог с са­мим со­бой, сред­ст­во мыш­ле­ния. В разл. тео­ри­ях В. р. рас­смат­ри­ва­ет­ся как без­звуч­ная внеш­няя речь (Дж. Б. Уот­сон), под­го­то­вит. сто­ро­на внеш­ней ре­чи (К. Гольд­штейн, Б. Г. Анань­ев), фа­за ре­че­во­го мыш­ле­ния (Л. С. Вы­гот­ский, А. Р. Лу­рия), про­ме­жу­точ­ная фор­ма ме­ж­ду внеш­ней ре­чью про се­бя и свёр­ну­тым ум­ст­вен­ным дей­ст­ви­ем (П. Я. Галь­пе­рин) и др. В роc. пси­хо­лин­гви­сти­ке раз­ли­ча­ют «внут­рен­нее про­го­ва­ри­ва­ние» (скры­тую фи­зио­ло­гич. ак­тив­ность ор­га­нов ар­ти­ку­ля­ции), соб­ст­вен­но В.

 р. и «внут­рен­нее про­грам­ми­ро­ва­ние» (не­осоз­на­вае­мое по­строе­ние схе­мы вы­ска­зы­ва­ния).

Наи­бо­лее раз­ра­бо­тан­ная кон­цеп­ция В. р. бы­ла пред­ло­же­на Л. С. Вы­гот­ским, от­во­див­шим В. р. центр. роль в пе­ре­хо­де от мыс­ли к сло­ву и от сло­ва к мыс­ли. Вы­гот­ский рас­смат­ри­вал В. р. как про­дукт ин­те­рио­ри­за­ции; она фор­ми­ру­ет­ся как часть сис­те­мы выс­ших пси­хи­че­ских функ­ций в свя­зи с раз­ви­ти­ем про­из­воль­но­го по­ве­де­ния в три эта­па: ин­тер­пси­хи­че­ский (взрос­лый го­во­рит, ре­бё­нок вы­пол­ня­ет), экс­т­ра­пси­хи­че­ский (эго­цен­три­че­ская речь – ре­бё­нок вслух го­во­рит сам с со­бой) и ин­трап­си­хи­че­ский (ре­бё­нок пла­ни­ру­ет дей­ст­вие, опо­сре­дуя мыш­ле­ние ре­чью). В про­цес­се диф­фе­рен­циа­ции ре­че­вых функ­ций «речь для се­бя» всё боль­ше обо­соб­ля­ет­ся «от ре­чи для дру­гих»: в 3 го­да эго­цен­трич. речь ма­ло от­ли­ча­ет­ся от внеш­ней ком­му­ни­ка­тив­ной ре­чи, то­гда как по ме­ре при­бли­же­ния к 7 го­дам она ста­но­вит­ся всё бо­лее от­ры­воч­ной и фраг­мен­тар­ной, не­обыч­ной по син­так­си­су и се­ман­ти­ке и по­сте­пен­но поч­ти пол­но­стью ухо­дит внутрь, пре­вра­ща­ясь во В.

 р. Бла­го­да­ря В. р. прак­тич. дея­тель­ность и мыш­ле­ние че­ло­ве­ка опо­сре­ду­ют­ся сло­вом и из­ме­ня­ют­ся вме­сте с раз­ви­ти­ем обоб­ще­ния от ло­ги­ки дей­ст­вия и слу­чай­ных свя­зей ме­ж­ду по­ня­тия­ми к ло­ги­ке, ис­хо­дя­щей из сис­те­мы тео­ре­тич. свя­зей, ус­ваи­вае­мых в про­цес­се школь­но­го об­ра­зо­ва­ния.

В. р. ха­рак­те­ри­зу­ет­ся со­кра­щён­но­стью, осо­бы­ми син­так­си­сом, лек­си­кой и се­ман­ти­кой. В. р. пре­ди­ка­тив­на: фра­зы со­кра­ща­ют­ся за счёт под­ле­жа­ще­го и от­нося­щих­ся к не­му слов (пси­хо­ло­гич. под­ле­жа­щее да­но не­по­сред­ст­вен­но из си­туа­ции), а ска­зуе­мое и его груп­па, как пра­ви­ло, со­хра­ня­ют­ся. Во В. р. син­так­сис и фо­не­ти­ка сво­дят­ся к ми­ни­му­му, а на пер­вый план вы­сту­па­ет смысл (по Л. С. Вы­гот­ско­му, это со­во­куп­ность всех пси­хо­ло­гич. фак­тов, воз­ни­каю­щих в соз­на­нии бла­го­да­ря сло­ву). Сло­ва В. р. идио­ма­тич­ны, т. е. их смысл пре­об­ла­да­ет над об­ще­при­ня­ты­ми зна­че­ния­ми.

По­строе­ние вы­ска­зы­ва­ния, «путь от мыс­ли к сло­ву», про­хо­дит, по Л.

 С. Вы­гот­ско­му, че­рез ряд внутр. пла­нов: от мо­ти­ва, по­ро­ж­даю­ще­го к.-л. мысль, к со­зре­ва­нию са­мой мыс­ли, за­тем к опо­сред­ст­во­ва­нию её во внутр. сло­ве, за­тем в зна­че­ни­ях внеш­них слов и, на­ко­нец, во внеш­ней ре­чи. Идея, со­дер­жа­щая­ся в мыс­ли как еди­ное це­лое, раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в ре­чи в ви­де по­сле­до­ва­тель­но­сти зна­че­ний. Ес­ли че­ло­век не мо­жет чёт­ко «уло­вить» свою мысль, это зна­чит, что он не мо­жет опо­сре­до­вать дви­же­ние мыс­ли сло­вес­ны­ми зна­че­ния­ми. При­вле­чён­ное для фик­си­ро­ва­ния мыс­ли язы­ко­вое зна­че­ние ста­но­вит­ся смыс­лом, свя­зан­ным с кон­крет­ной си­туа­ци­ей. Т. о., про­цесс пе­ре­хо­да В. р. во внеш­нюю речь, её пе­ре­струк­ту­ри­ро­ва­ние, про­те­ка­ет че­рез со­пос­тав­ле­ние субъ­ек­тив­ных смы­слов с язы­ко­вы­ми зна­че­ния­ми. «Диа­лог мыс­ли и сло­ва» со­став­ля­ет осн. со­дер­жа­ние пла­на внутр. ре­чи.

Ре­зуль­та­ты совр. пси­хо­лин­гви­стич. и ней­ро­лин­гви­стич. ис­сле­до­ва­ний со­звуч­ны с кон­цеп­ци­ей В.  р., пред­ло­жен­ной Л. С. Вы­гот­ским. Ра­бо­ты Дж. С. Бру­не­ра, П. Грин­филд, Дж. Вер­ча, У. Чей­фа, Э. Бейтс по­зво­ли­ли со­от­не­сти син­так­сис В. р. с чле­не­ни­ем по схе­ме «под­ра­зу­мевае­мое дан­ное – вы­ра­жае­мое но­вое» («дан­ное», как оче­вид­ное, с мень­шей ве­ро­ят­но­стью упо­ми­на­ет­ся во В. р.) и свя­зать его с ме­ха­низ­ма­ми вни­ма­ния.

Речь внешняя и внутренняя. Тема: Виды речи: внешняя и внутренняя

Внешняя и внутренняя речь — два основных вида речи, которые различают психологи. С первой все в целом понятно: это то, что мы и привыкли понимать под речью. Например, слова, которые вы сейчас читаете, — внешняя речь автора текста.

Если вы выскажете мнение о прочитанном другу, это уже будет ваша внешняя речь. Проще говоря, это слова, произнесенные и услышанные, записанные и прочитанные.

Внутренняя речь — это специфическая форма речевой деятельности, которая активно изучается главным образом в психологии и литературоведении. Подобно внутренним монологам героя в художественном произведении, которые помогают читателям понять характер персонажа, внутренняя речь человека дает богатейший материал для психологов.

Две стороны речи: обращенная к другим и обращенная к себе

Внутреннее проговаривание — это спутник мышления, приспособленный для выполнения мыслительных операций. Какие это могут быть операции? Самые разные: запоминание, внимательное слушание других, сосредоточенное чтение про себя, решение задач в уме…

Речь такого типа не предполагает устного или письменного оформления: она нужна самому говорящему, а не собеседнику. Если рассматривать термин в более узком смысле, то можно сказать, что это этап планирования внешней речи, первая стадия высказывания до его реализации для слушателя.

Составленный в голове план или конспект высказывания, за которым потом следует его звуковое оформление, — это только одно проявление того, как связаны внутренняя и внешняя речь. Подобный процесс предшествует и записи того или иного текста: перед ней мы мысленно перебираем фразы, слова, предложения, определяя наиболее подходящие.

Кроме того, например, в результате психофизиологических исследований было доказано, что внутреннему говорению, как и внешнему, сопутствует артикуляция (движения губ и языка), только скрытая. Кстати, эксперименты с артикуляцией показали, что механизм внутренней речи в самом деле во многом завязан на ней. Наблюдается обоюдная зависимость.

К примеру, мысль о том, что нужно произнести определенный звук, запускает микродвижения языка и губ, в то же время их колебания воспринимаются мозгом, в результате чего мысль течет в нужном направлении.

Одна форма речевой деятельности может переходить в другую. Когда внешняя становится внутренней, говорят о процессе интериоризации (от interior, что по-латыни значит «внутренний»), а когда наоборот — процесс называется экстериоризацией (от латинского exterior — «наружный», «внешний»).

Интериоризация всегда связана с сокращением речевой структуры, экстериоризация – напротив, заставляет делать высказывания более развернутыми, строить их в соответствии с правилами грамматики. Несоблюдение строгих речевых норм — одна из главных характерных черт внутренней речи. В целом ее особенности кратко можно представить в виде следующего списка.

  • Отрывочность, фрагментарность.
  • Обобщенность.
  • Ситуативность (смысл высказывания обусловлен ситуацией и меняется в зависимости от нее).
  • Вторичность (строится на основе внешней речи).
  • Большая скорость (если сопоставлять с внешней речью).
  • Формальные элементы диалога (например, вопросительные предложения), которые, однако, не должны вводить в заблуждение: внутренняя речь — это монологическое по природе образование.

Все эти особенности обусловлены тем, что говорим мы в данном случае для себя, а значит, нам не требуются ни языковые нормы, ни средства выразительности, ни дополнительные разъяснения — все, что делает сообщение понятным не только говорящему, но и слушающему.

Общение детей: сначала для других, потом для себя

Как происходит формирование внутренней речи? Этот вопрос занимал не одно поколение исследователей. Его рассматривали, например, психолог и лингвист Алексей Алексеевич Леонтьев, лингвист Соломон Давидович Кацнельсон, психолог .

Выготский образно говорил, что внутренняя речь — это превращение слова в мысль, тогда как внешняя представляет собой прямо противоположный процесс. Ученый считал, что есть связь между такими феноменами, как внутренняя речь и эгоцентрическая речь.

Напомним, что последний термин ввел швейцарский психолог Жан Пиаже для характеристики особого мышления, присущего детям примерно до 10-11 лет. Какое же это мышление? То, которое концентрируется вокруг одной-единственной личности — самого ребенка. Соответственно, и точка зрения на все происходящее тоже существует одна, принадлежащая ему же.

Дети даже не допускают, что возможны другие, может статься, противоречащие их собственным, суждения. Ребенок бы не смог этого представить, даже если бы захотел. Ярче всего эта особенность личности видна как раз в речи. Ребенок говорит для других так же, как для себя, не старается сделать свою мысль более ясной или преобразовать ее для собеседника. Ему даже не приходит в голову, что это может быть необходимо.

И правда, зачем? Ведь другие, думает маленький человек, понимают его без усилий, так же, как сам он понимает себя. В периоде, по Пиаже, эгоцентрическое мышление преодолевается и уступает место более взрослому мировоззрению.

По мнению Выготского, эгоцентрический способ излагать свои мысли не отмирает: внутренняя речь формируется как раз из эгоцентрической. И эгоцентрическая, таким образом, становится переходным этапом от внешней речи к внутренней.

Действительно, с возрастом ребенок все больше взаимодействует с окружающими, учится смотреть на мир с других точек зрения, да и скидок ему делают уже меньше и ждут, что он будет доносить свои мысли и желания так, чтобы собеседник понимал его легко, а не разгадывал загадки. И эгоцентрическая речь обращается извне вовнутрь: как средство коммуникации она теперь неэффективна, но с успехом может использоваться как инструмент управления поведением, планирования высказываний.

Кстати, вспомним про микроартикуляцию при внутренней речи. Александр Николаевич Соколов, еще один видный отечественный психолог, предполагал, что у ребенка закрепляется связь между звуком и движением мышц, которое он ощущает, когда его произносит.

Примерно до трех лет ребенок не может эти движения задержать, поэтому не способен ни шептать, ни тем более говорить «про себя». Здесь любопытно отметить, что и дети, и даже взрослые при усложнении производимых в уме операций, как правило, переходят от внутреннего проговаривания к внешнему – сначала тихому, а потом все более громкому. Автор: Евгения Бессонова

В соответствии с функциями различается речь внешняя и внутренняя.

Внутренняя речь — это языковое оформление мысли без ее высказывания, устного или письменного. Процесс внутренней, мысленной речи протекает с большой скоростью; она неодинакова и различается степенью языковой оформленности в зависимости от ее цели.

Так, подготавливая на уровне внутренней речи, т. е. «про себя», предложение для записи, мы строим его строго по правилам грамматики, используя различные конструкции, например придаточные предложения, обособленные второстепенные члены, выверяем правильность падежных окончаний, личных окончаний глагола, используем все необходимые предлоги, союзы, иногда даже намечаем знаки препинания.

Однако, просто обдумывая свои действия, без намерения их описать, размышляя, предаваясь воспоминаниям, без намерения высказывания, мы не придерживаемся столь строго правил языка, и в нашей внутренней речи большую роль играют образы и схемы, представления окружающего мира, выполняющие, подобно словам, роль знаков.

В жизни современного человека внутренняя речь играет весьма важную роль как средство теоретической, познавательной деятельности: человек «про себя» обобщает и осмысливает информацию, постоянно через рецепторы поступающую из внешнего мира, «про себя» читает и перерабатывает почерпнутые из книг сведения, «про себя» решает задачи, принимает решения и пр.

Поскольку внутренняя речь предназначена только для самого себя и сам мыслящий субъект понимает себя буквально с полуслова, она фрагментарна, отрывочна, очень динамична, лишена строгой грамматической оформленное™. Из-за этого, кстати, происходят известные каждому учителю ситуации: ученик уверен, что он знает материал урока, потому что на уровне своей внутренней речи он сам себя понимает: он действительно уловил некоторые связи в изучаемой теме. Но рассказать этот материал связно, последовательно, как этого требуют условия урока, он не может из-за разрыва между внутренней речью и внешней, устной. Ученику ясна логика его мысли, но он плохо оформляет ее во внешней речи, и его ответ оказывается неполным, бессвязным, недостаточным, трудно понимаемым.

Простейший, доступный каждому метод изучения внутренней речи — самонаблюдение. Специалисты используют также метод регистрации микродвижений артикуляционных органов в процессе внутренней речи.

Еще по теме § 15. ВИДЫ РЕЧИ. ВНУТРЕННЯЯ РЕЧЬ:

  1. 48. Способы передачи чужой речи. Прямая речь, косвенная речь, несобственно-прямая речь.
  2. Раздел I. ЯЗЫК И ЕГО ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ. РЕЧЬ: ВИДЫ И ФОРМЫ РЕЧИ ТЕКСТ КАК ВЕДУЩАЯ ЕДИНИЦА ОБЩЕНИЯ
  3. 7.45. Чужая речь. Понятие о чужой речи и способах ее передачи
  4. Понимание Л.С.Выготским внутренней речи и логика диалога
  5. ЧастьI. УСТНАЯ РЕЧЬ Глава I. КУЛЬТУРА ДОПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ

Внутренняя речь, прежде всего, связана с обеспечением процесса мышления. Это очень сложное с психологической точки зрения явление, которое обеспечивает взаимосвязь речи и мышления.

Внутренняя речь не направлена на общение. Это разговор человека с самим собой. Во внутренней речи протекает мышление, возникают намерения и планируются действия. Основным признаком внутренней речи является ее непроизносимость, она беззвучна. Внутреннюю речь разделяют на внутреннее проговаривание и собственно внутреннюю речь. Внутренняя речь отличается по структуре от внешней тем, что она свернута, в ней опускается большинство второстепенных членов предложения. Внутренняя речь, как и внешняя, существует как кинестезический, слуховой или зрительный образ. В отличие от собственно внутренней речи внутреннее проговаривание совпадает по структуре с внешней речью Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6-ти т. Т. 1.: Вопросы теории и истории психологии / Гл. ред. А. В. Запорожец. — М.: Педагогика, 2001.. Внутренняя речь формируется на основе внешней. Внутренняя речь — это речь про себя, с нею мы не обращаемся к другим людям. Внутренняя речь имеет весьма существенное значение в жизни человека, будучи связана с его мышлением. Она органически участвует во всех мыслительных процессах, направленных на решение каких-нибудь задач, например, когда мы стремимся понять сложную математическую формулу, разобраться в каком-нибудь теоретическом вопросе, наметить план действий и т. д.

Для этой речи характерно отсутствие полной звуковой выраженности, которая заменяется зачаточными речевыми движениями. Иногда эти зачаточные артикуляционные движения приобретают очень заметную форму и даже приводят к произнесению отдельных слов по ходу мыслительного процесса. «Когда ребенок думает,— говорит Сеченов,— он непременно в то же время говорит. У детей лет пяти дума выражается словами или разговором шепотом, или по крайней мере движениями языка и губ. Это чрезвычайно часто случается и со взрослыми людьми. Я по крайней мере знаю по себе, что моя мысль очень часто сопровождается при закрытом и неподвижном рте немым разговором, т. е. движениями мышц языка в полости рта. Во всех же случаях, когда я хочу фиксировать какую-нибудь мысль преимущественно перед другими, то непременно вышептываю ее. Мне даже кажется, что я никогда не думаю прямо словом, а всегда мышечными ощущениями, сопровождающими мою мысль в форме разговора». В некоторых случаях внутренняя речь приводит к замедлению мыслительного процесса.

Несмотря на отсутствие полной словесной выраженности, внутренняя речь подчиняется всем правилам грамматики, свойственным языку данного человека, но только протекает не в столь развернутой форме, как внешняя: в ней отмечается ряд пропусков, отсутствует выраженное синтаксическое членение, сложные предложения заменяются отдельными словами. Объясняется это тем, что в процессе практического пользования речью сокращенные формы стали замещать более развернутые. Внутренняя речь возможна лишь как преобразование внешней. Без предварительного полного выражения мысли во внешней речи она не может быть сокращенно выражена и во внутренней речи.

Речевое общение — это сложный и многосторонний процесс. Речь — представляет собой процесс словесного общения людей друг с другом. При этом речь — многофункциональна. Существует множество классификаций функций речи, основными из которых являются коммуникативная и сигнификативная. Основными видами речи являются внешняя и внутренняя речь. Внешняя речь, в свою очередь делится на отдельные подвиды: монологическую, диалогическую, устную, письменную и кинестетическую. Внутренняя речь неразрывно связана с внешней речью и представляет собой особую форму мыслительного процесса.

Различают речь внутреннюю и внешнюю. Внешняя речь может быть устной и письменной. Устная речь бывает в виде монолога (один говорит — другие слушают) или диалога (разговор с одним или, поочередно, с несколькими собеседниками).

По форме различить эти виды речи нетрудно. Важнее разобраться в их особенностях по содержанию (по полноте, глубине, развернутости изложения). При сравнении монологической и диалогической форм устной речи надо иметь в виду, что монолог должен быть значительно более полным и развернутым по сравнению с диалогом.

Ведь в диалоге выясняется, что собеседнику (или собеседникам) известно и что не известно, с чем они согласны и с чем не согласны. Об известном не надо информировать, по пунктам согласия не надо убеждать. В монологе же надо дать всю возможную информацию, прежде смотреть все возможные возражения.

Письменная речь по сравнению с устной также должна быть более полной, четкой, развернутой, убедительной. Ведь письменная речь, как правило (за исключением обмена короткими записками), является монологом. Кроме того, письменная речь в противоположность устной лишена таких мощных союзников, как жесты и интонация.

Полнота и развернутость, которые должны быть присущи письменной речи, не означают, что она должна быть длинной. Надо стремиться к тому, чтобы «словам было тесно, а мыслям просторно». Наименее четкой и развернутой является внутренняя речь. Она тесно связана с внешней, особенно устной, речью. Теперь доказано, что внешне незаметные движения звуковоспроизводящих мышц имеют место во всех случаях внутренней речи.

Но внутренняя речь — это беседа с самим собой. И, хотя «внутренний спор» может быть весьма ожесточенным, он протекает в формах «свернутой» речи, где бывает достаточно понять общий смысл. Иное дело, если мы во внутренней речи «репетируем» внешнюю речь. Тогда мы и во внутренней речи стремимся соблюдать все правила внешней речи.

Все эти особенности разных видов речи надо учитывать не только тогда, когда речь применяется для общения с другими людьми, но и тогда, когда речь является основой индивидуального мышления. Мысль начинает у нас «созревать» в виде внутренней речи (хотя источником мысли всегда является внешняя деятельность человека).

Но ведь внутренняя речь является «свернутой» и нечеткой. Поэтому нечетким является и «зародыш» мысли. Чтобы сделать мысль четкой и ясной даже для самого себя, надо произнести ее вслух или хотя бы «прорепетировать» это произношение. Но лучше всего объяснить свою мысль другим.

Тогда и для вас самих она станет более ясной. Анекдотический рассказ о профессоре, который утверждал, что начинает понимать предмет тогда, когда в третий раз объясняет его студентам, не лишен зерна истины. Но особенно полезным для оформления четкости и законченности мыслей является их изложение в письменном виде, если вы ведете дневник, заносите в него не только фактическое описание событий, но и ваши мысли по поводу этих событий. Такое письменное «обдумывание» жизни принесет вам большую пользу.

Развитие речи в процессе возрастного развития человека является длительным и сложным процессом. С первых дней жизни ребенка начинается подготовительный, доречевой период в овладении речью. Уже крики развивают дыхательный и речевой аппарат ребенка (надо помнить, что крики ребенка — это сигнал о каком-то неблагополучии в его состоянии). Затем возникает лепет, имеющий уже прямое отношение к формированию речи.

Понимание слышимых слов, овладение ими как сигналами сначала первой сигнальной системы (для обозначения конкретных предметов), а затем второй сигнальной системы (допускающими обобщение и отвлечение) начинается в конце первого — начале второго года жизни, еще до того, как ребенок начинает пользоваться речью для общения с окружающими.

«Руководство по медицинской психологии»,
И.М.Тылевич

Речь человека многообразна и имеет разнообразные формы. В психологии различают два вида речи: внешняя; внутренняя.

1. Внешняя речь включает устную и письменную речь.

Одной из первых у человека появилась восклицательная речь. Её основная задача сообщить всем ос воём состоянии или об отношении к окружающим. Восклицание будет принято только в том случае, если окружающие находятся рядом и наблюдают происходящее.

Основным исходным видом устной речи является речь, протекающая в форме разговора. Такую речь называют разговорной, или диалогической — это речь поддерживаемая собеседником, в ходе которой собеседник может помочь закончить мысль (беседа), в процессе разговора участвуют двое. Эта речь в психологическом плане является наиболее простой формой речи.Она не требует развёрнутого выражения речи , поскольку собеседник в процессе разговора хорошо понимает то, о чём идёт речь, и может мысленно достроить фразу, произнесённую другим собеседником. Выделяют три основных типа взаимодействия участников диалога: зависимость, сотрудничество и равенство.

Любой диалог имеет свою структуру: зачин — основная часть — концовка. Размеры диалога теоретически безграничны, поскольку его нижняя граница может быть открытой. На практике же любой диалог имеет свою концовку.

В соответствии с целями и задачами диалога, ситуацией общения, ролью собеседников можно выделить следующие основные типы диалогов: бытовой, деловая беседа, интервью.

Для диалога характерны:

персональность адресации, т. е. индивидуальное обращение друг к другу;

спонтанность и непринуждённость — собеседники вмешиваются в речь друг друга, уточняя или меняя тему разговора; говорящий может перебивать сам себя, возвращаясь к уже сказанному;

ситуативность речевого поведения — непосредственный контакт говорящих;

эмоциональность — ситуативность, спонтанность и непринуждённость речи в непосредственном общении усиливают её эмоциональную окраску.

Другая форма устной речи называется монологической, или монологом — длительное, последовательное, связное изложение системы мыслей, знаний одним лицом. Например, речь оратора, лектора, докладчика и др. Монологическая речь психологически более сложна, чем диалогическая. Она требует от говорящего умения связно, строго последовательно излагать свои мысли и он должен следить не только за своей речью, но и за аудиторией. Монолог может быть как неподготовленным, так и заранее продуманным.

По цели высказывания монологическую речь делят на три типа:

информационная речь служит для передачи знаний. В этом случае говорящий должен учитывать интеллектуальные способности восприятия информации и познавательные возможности слушателей. Разновидности информационной речи — лекции, отчёты, сообщения, доклады.

убеждающая речь обращена к эмоциям слушателей, в этом случае говорящий должен учитывать его восприимчивость. Разновидности убеждающей речи: поздравительная, торжественная, напутственная.

побуждающая речь направлена на то, чтобы побудить слушателей к различного рода действиям. Здесь выделяют политическую речь, речь-призыв к действиям, речь-протест.

Монолог можно определить как развёрнутое высказывание одного лица. Различают два основных типа монолога:

1. монологическая речь представляет собой процесс целенаправленного сообщения, сознательного обращения к слушателю и характерна для устной формы книжной речи: устная научная речь, судебная речь, устная публичная речь. Наиболее полное развитие монолог получил в художественной речи.

2. монолог — это речь наедине с самим собой. Монолог не направлен непосредственному слушателю и соответственно не разщитан на ответную реакцию собеседника.

Монологическую речь различают по степени подготовленности и официальности. Ораторская речь всегда представляет собой заранее подготовленный монолог, произносимый в официальной обстановке. Однако в определённой степени монолог — это искусственная форма речи, всегда стремящаяся к диалогу.

Характеризуя эти два вида устной речи надо иметь в виду не их внешнее, а психологическое различие. Они могут быть похожи друг на друга, например, монолог может быть построен по своей внешней форме как диалог, т.е. говорящий может обращаться или ко всем слушателям, или к воображаемому аппоненту.

Диалогическая и монологическая речь могут быть активной или пассивной. Активная форма речи — это речь говорящего человека, а пассивная — это речь слушающего человека. Следует отметить, что у детей развитие активной и пассивной формы речи происходит не одновременно. Ребёнок, прежде всего, учится понимать чужую речь, а потом начинает говорить сам. Однако и в более зрелом возрасте люди различаются по степени развития активной или пассивной форм речи. Очень часто бывает, что человек хорошо понимает речь другого человека, но плохо передаёт свои собственные мысли. И, наоборот, хорошо говорит, но не умеет слушать другого.

Другим видом речи является письменная речь . Она появилась намного позднее устной. Благодаря письменной речи, люди получили возможность хранить накопленные человечеством знания и передавать их новым поколениям.

Письменная речь отличается от устной речи тем, что она изображается графически, с помощью письменных знаков. Она представляет собой разновидность монологической речи, более развёрнута, чем устная монологическая речь . Это обусловлено тем, что письменная речь предполагает отсутствие обратной связи с собеседником. Она не имеет никаких дополнительных средств воздействия на воспринимающего, кроме самих слов, их порядка и организующих предложение знаков препинания.

Письменную речь можно строить произвольно, так как написанное всегда перед нашими глазами. По той же причине её легче понимать. С другой стороны, письменная речь является более сложной формой речи. Она требует более продуманного построения фраз, более точного изложения мыслей. Кроме того, процесс формирования и выражения мысли протекает в устной и письменной речи неодинаково (не редко одним людям легче выразить свою мысль письменно, а другим — устно).

2. Внутренняя речь -это особый вид речевой деятельности. Она выступает как фаза планирования в практической и теоретической деятельности. Поэтому, для внутренней речи, с одной стороны, характерна фрагментарность, отрывочность . С другой стороны, здесь исключаются недоразумения при восприятии ситуации . Поэтому внутренняя речь чрезвычайно ситуативна, в этом она близка к диалогической . Она формируется на основе внешней.

Перевод внешней речи во внутреннюю (интериоризация) сопровождается редуцированием (сокращением) структуры внешней речи, а переход от внутренней речи к внешней (экстериоризация) требует, наоборот, развёртывания структуры внутренней речи, построения её в соответствии не только с логическими правилами, но и грамматическими.

Внутренняя речь , прежде всего, связана с обеспечением процесса мышления .

Информативность речи зависит, прежде всего, от ценности сообщаемых в ней фактов и от способности её автора к сообщению.

Понятность речи зависит:

— от её смыслового содержания;

— от её языковых особенностей;

— от соотношения между её сложностью, с одной стороны, и уровнем развития, кругом знаний и интересов слушателей — с другой стороны.

Выразительность речи предполагает учёт обстановки выступления, ясность и отчётливость произношения, правильную интонацию, умение пользоваться словами и выражениями переносного и образного значения.

Домашнее задание: написать какой вид речи наиболее сложный (лично для вас) и почему, то есть докажите что именно этот вид речи является наиболее сложным. Выполнить в тетради.

Чем отличается внутренняя речь от внешней

Человеческая речь бывает двух видов: внутренняя и внешняя. Они очень сильно зависят друг от друга, но среди них есть определенные отличия.

Внешняя речь вторичная, поскольку образуется после внешней речи.  Внешняя речь образуется намного быстрее по сравнения с внешней.

Внутренняя речь грамматически не особо оформлена и чаще всего имеет общий характер. Для внешней же речи очень важно правильное грамматическое оформление. И, конечно же, главное различие между двумя видами речи является беззвучность внешней речи и звуковое оформление внешней.

Внутренняя речь считается первичной, поскольку без нее не возможно образование внешней. В любом случае человек даже неосознанно в мыслях строит конструкцию далее выражаемой мысли.

Чем отличается внутренняя речь от внешней

Интересные ответы

  • Сердце человека — доклад сообщение 2, 3, 4 класс

    Человеческое сердце – один из самых главных органов. Орган, без которого жизнь человека невозможна. Известно, что сердце перекачивает кровь. Человеческая кровь снабжает организм питательными веществами и кислородом

  • Александр Куприн (жизнь и творчество) краткое сообщение доклад

    Александр Иванович Куприн является известным русским писателем и переводчиком. Его произведения были реалистичны, тем и приобрели известность во многих слоях общества.

  • Футбольный мяч — доклад сообщение

    Сложно представить футбольный матч без привычного черно-белого мяча. А ведь прежде чем он стал таким, ему пришлось претерпеть много преобразований. Ранее для игры в футбол использовали различные предметы круглой формы.

  • Лирика Лермонтова — сообщение доклад

    Михаил Юрьевич Лермонтов – великий поэт и писатель 19 века. Его покровителем и наставником был Александр Сергеевич Пушкин, поэтому работы писателя никого не оставляют равнодушным.

  • Бобры — сообщение доклад

    Бобры – млекопитающие животные, ведущие полуводный образ жизни. Являются вторыми по размеру представителями отряда грызунов, уступая первенство лишь капибаре

Особенности внутренней речи | Диплом по психологии

Недостаточная изученность феномена внутренней речи и значительные расхождения в точках зрения различных авторов на данный феномен обусловлены, вероятно, не только трудностями изучения речи, преимущественно не имеющей внешних проявлений, но и отсутствием общепринятого определения внутренней речи, обусловливающего понимание сущности данного феномена.

Рассмотрим взгляды различных авторов на сущность внешней и внутренней речи и встречающиеся в литературе определения понятия «внутренняя речь»:

  • «Речь, произносимую вслух, называют внешней. Однако когда человек думает, он говорит про себя, выражая мысли словами и фразами в виде так называемой внутренней речи» [5, с.46].
  • «Внешняя речь связана с процессом общения, обмена ин­формацией. Внутренняя речь прежде всего связана с обеспечением процесса мыш­ления. Это очень сложное с психологической точки зрения явление, которое обес­печивает взаимосвязь речи и мышления» [8, с.347; 10].
  • «Внутренняя речь … неразрывно связана с мышлением и является его основой. Граница между внутренней и «внешней» речью условна. Так, достаточно частым вариантом использования речи в мышлении являет­ся «мышление вслух» (Безродная Г. В., Шпике Т. А., Емельянова Т. В., 2004)» [9, с.141].
  • «Существенно отличны между собой … внешняя, громкая устная речь и речь внутренняя, которой мы по преимуществу пользуемся, когда, мысля про себя, мы отливаем наши мысли в словесные формулировки» [20, с.393].
  • «Внутренняя речь – беззвучная речь, скрытая вербализация, возникающая, например, в процессе мышления. … В наиболее отчетливой форме представлена при решении различных задач в уме, внимательном слушании речи других людей, чтении про себя, мысленном планировании, запоминании и припоминании. Посредством внутренней речи происходит логическая переработка сенсорных данных, их осознание и понимание в определенной системе понятий, даются самоинструкции при выполнении произвольных действий, осуществляется самоанализ и самооценка своих поступков и переживаний. Все это делает внутреннюю речь весьма важным и универсальным механизмом умственной деятельности и сознания человека» [16].

Таким образом, определения понятия «внутренняя речь» и точки зрения на основания для разграничения внешней и внутренней речи можно классифицировать на следующие основные группы:

  1. Внешняя речь – это речь, произносимая вслух, а внутренняя речь – это речь «про себя», не произносимая вслух. Данная группа определений, хоть и наиболее тесно связана с названиями изучаемых видов речи (внешняя речь – речь, направленная вовне, внутренняя речь – речь «внутри себя»), однако, вероятно, отражает одну из особенностей, но не основополагающее различие между внешней и внутренней речью, поскольку «большей частью внутренняя речь происходит про себя, «внутри», но может совершаться и вслух, например, при затруднениях в мышлении; когда мы остаемся наедине или забываем об окружающих» [4].
  2. Внешняя речь служит для реализации коммуникативной функции, т.е. применяется в целях общения между людьми, а внутренняя речь выполняет сигнификативную функцию, сопровождая когнитивные психические процессы человека и, главным образом, мышление. Данная группа определений встречается наиболее часто, однако и эта точка зрения не является исчерпывающей: «Неправильно было бы целиком интеллектуализировать внутреннюю речь. Внутренняя речь … часто бывает эмоцио­нально насыщена. Но не подлежит сомнению, что с внутренней речью мышление связано особенно тесно» [20, с.394].

Таким образом, в современной психологии границы между внешней и внутренней речью проведены недостаточно отчетливо; кроме того, существуют некоторые расхождения в определении понятия «внутренняя речь» различными авторами.

Для того, чтобы уточнить определение внутренней речи и провести границу между понятиями «внутренняя речь» и «внешняя речь», обратимся к анализу особенностей самого феномена внутренней речи. Л.С.Выготский, подробно рассматривая явление внутренней речи, выделил следующие ее особенности:

  1. Особый синтаксис внутренней речи, а именно отрывочность, фрагментарность, сокращенность внутренней речи в сравнении с внешней речью: «внутренняя речь по мере своего развития обнаруживает не простую тенденцию к сокращению и опусканию слов, не простой переход к телеграфному стилю, но совершенно своеобразную тенденцию к сокращению фразы и предложения в направлении сохранения сказуемого и относящихся к нему частей предложения за счет опускания подлежащего и относящихся к нему слов. … Совершенно аналогичное положение создается в ситуации, где подлежащее высказываемого суждения наперед известно собеседникам. Представим, что несколько человек ожидает на трамвайной остановке трамвая «Б» для того, чтобы поехать в определенном направлении. Никогда кто-либо из этих людей, заметив приближающийся трамвай, не скажет в развернутом виде: «Трамвай Б, которого мы ожидаем, для того чтобы поехать туда-то, идет», но всегда высказывание будет сокращено до одного сказуемого: «Идет» или «Б» … Наедине с собой нам никогда нет надобности прибегать к развернутым формулировкам. Здесь всегда оказывается необходимым и достаточным одно только сказуемое. Подлежащее всегда остается в уме, подобно тому как школьник оставляет в уме при сложении переходящие за десяток остатки. Больше того, в своей внутренней речи мы всегда смело говорим свою мысль, не давая себе труда облекать ее в точные слова … Внутренняя речь есть в точном смысле речь почти без слов» [2].
  2. Преобладание во внутренней речи смысла слова над его значением.
  3. Особые способы объединения, сочетания слов и значений во внутренней речи:
    1. Агглютинация – способ объединения слов, отличающийся от принятого во внешней речи. «Замечательным в этом являются два момента: во-первых, то, что входящие в состав сложного слова отдельные слова часто претерпевают сокращения с звуковой стороны, так что из них в сложное слово входит часть слова; во-вторых, то, что возникающее таким образом сложное слово, выражающее весьма сложное понятие, выступает с функциональной и структурной стороны как единое слово, а не как объединение самостоятельных слов» [там же].
    2. Заключение большого смыслового содержания в одно или несколько слов: «смыслы слов, более динамические и широкие, чем их значения, обнаруживают иные законы объединения и слияния друг с другом, чем те, которые могут наблюдаться при объединении и слиянии словесных значений. Смыслы как бы вливаются друг в друга и как бы влияют друг на друга, так что предшествующие как бы содержатся в последующем или его модифицируют. … Особенно ясным примером этого закона является название гоголевской поэмы «Мертвые души». Первоначальное значение этого слова означает умерших крепостных, которые не исключены еще из ревизских списков и потому могут подлежать купле-продаже, как и живые крестьяне. Но, проходя красной нитью через всю ткань поэмы, эти два слова вбирают в себя совершенно новый, неизмеримо более богатый смысл и означают уже нечто совершенно иное по сравнению с их первоначальным значением. Мертвые души – это не умершие и числящиеся живыми крепостные, но все герои поэмы, которые живут, но духовно мертвы» [там же].

Исходя из анализа перечисленных особенностей внутренней речи, Л.С.Выготский приходит к выводу о том, что «внутренняя речь оказывается динамическим, неустойчивым, текучим моментом, мелькающим между более оформленными и стойкими крайними полюсами изучаемого нами речевого мышления: между словом и мыслью» [там же].

При этом Л.С.Выготский употребляет понятие «мысль» в значении, связанном не только с процессом мышления, как видно из следующего фрагмента текста его научного произведения: «Мысль не состоит из отдельных слов так, как речь. Если я хочу передать мысль, что я видел сегодня, как мальчик в синей блузе и босиком бежал по улице, я не вижу отдельно мальчика, отдельно блузы, отдельно то, что она синяя, отдельно то, что он без башмаков, отдельно то, что он бежит. Я вижу все это вместе в едином акте мысли, но я расчленяю это в речи на отдельные слова. Мысль всегда представляет собой нечто целое, значительно большее по своему протяжению и объему, чем отдельное слово. … Мысль можно было бы сравнить с нависшим облаком, которое проливается дождем слов. Поэтому процесс перехода от мысли к речи представляет собой чрезвычайно сложный процесс расчленения мысли и ее воссоздания в словах. Именно потому, что мысль не совпадает не только со словом, но и с значениями слов, в которых она выражается, путь от мысли к слову лежит через значение. Так как прямой переход от мысли к слову невозможен, а всегда требует прокладывания сложного пути, возникают жалобы на несовершенство слова и ламентации по поводу невыразимости мысли» [там же]. Пример, приведенный в данном фрагменте («я видел сегодня, как мальчик в синей блузе и босиком бежал по улице») Выготский обозначает словом «мысль», однако по содержанию данный пример представляет собой продукт не столько процесса мышления, сколько процессов восприятия и памяти.

Таким образом, под словом «мысль» Выготский, вероятно, подразумевает фигурирующие во внутренней психической деятельности невербализованные сочетания различных образов и/или представлений (элементы первой сигнальной системы). Однако процесс мышления всегда участвует в процессе речи, как минимум, потому, что вербализация образов и представлений представляет собой процесс отнесения образов и представлений к определенным категориям, соответствующим условным знакам языка. Кроме того, как пишет Выготский, «мысль» образует единое целое, которое необходимо расчленить на отдельные составляющие (т.е. осуществить мыслительную операцию анализа) для того, чтобы затем эти составляющие перевести в условные знаки языка (элементы второй сигнальной системы).

Таким образом, вывод Л.С.Выготского о том, что внутреннюю речь составляют переходы от мыслей к словам и от слов к мыслям, следует рассматривать как вывод о том, что внутренняя речь содержит перевод элементов первой сигнальной системы в элементы второй сигнальной системы и наоборот.

По результатам психологических и психофизиологических исследований внутренней речи, осуществленных позднее, выяснилось, что внутренняя речь содержит неосознаваемые аспекты: «А.Н.Соколов показал, что в процессе мышления внутренняя речь представляет собой активный артикуляционный, несозна­ваемый процесс, беспрепятственное течение которого очень важ­но для реализации тех психологических функций, в которых внутренняя речь принимает участие» [10, с.327]. Вероятно, эти данные подтверждают точку зрения Л.С.Выготского об участии элементов первой сигнальной системы в процессе внутренней речи.

Дальнейшие исследования явления внутренней речи выявили еще одну ее особенность, заключающуюся в том, что внутренняя речь в определенных ситуациях произносится вслух: «элементы этой (эгоцентрической) речи можно встретить и у взрослого, кото­рый, решая сложную интеллектуальную задачу, размышляя вслух произносит в процессе работы какие-то фразы, понятные только ему самому … При возникновении затруднений в деятельности человека активность его эгоцентрической речи возрастает» [10, с.328-329]. Согласно результатам психофизиологических исследований, даже при отсутствии внешних проявлений внутренней речи в моменты решения человеком сложных задач фиксируется повышенная активность речедвигательного аппарата [4]. Возможно, перечисленные данные свидетельствуют о том, что для решения сложных интеллектуальных задач человеку требуется переработка информации с применением второй сигнальной системы, т.е. в таких случаях требуется речевая деятельность в рамках сигнификативной ее функции.

Кроме того, аналогичное явление произнесения внутренней речи вслух проявляется и в другого рода ситуациях: «монологизирование наблюдается у взрослого в минуты особенно сильного эмоционально­го напряжения» [20, с.411]. Вероятно, в таких случаях основной функцией внутренней речи является эмоциональная функция.

Проведенный теоретический анализ особенностей внутренней речи позволяет сформулировать следующие выводы о различиях между внутренней и внешней речью и сущности явления внутренней речи:

  1. Внешняя и внутренняя речь человека различаются, прежде всего, по своим функциям: внешняя речь направлена на реализацию преимущественно коммуникативной функции, на процесс общения и обмена информацией между людьми, а внутренняя речь направлена прежде всего на реализацию сигнификативной функции и переработку информации. При этом внешняя и внутренняя речь образуют единство, соответствующее единству сигнификативной и коммуникативной функций речи (п.1.2). При этом оба данных вида речи могут служить еще и для реализации эмоциональной функции речи.
  2. Внутренняя речь осуществляет переработку информации посредством перевода, преобразования, трансформации элементов первой сигнальной системы (образы, представления) в элементы второй сигнальной системы (условные знаки, слова) и наоборот. При этом, независимо от содержания перерабатываемой информации, цели и направления переработки, в процессе внутренней речи всегда участвует мышление как основа речевой деятельности.

Далее: Диагностика внутренней речи

Азбука логопеда — Внешняя и внутренняя речь

Внешняя и внутренняя речь

Различают две формы речи: внешнюю и внутреннюю.

Внешняя речь включает следующие виды: устную (диалогическую и монологическую) и письменную.

Диалогическая речь — психологически наиболее простая и естественная форма речи — возникает при непосредственном общении двух или нескольких собеседников и состоит в основном в обмене репликами.

Реплика — ответ, возражение, замечание на слова собеседника — отличается краткостью, наличием вопросительных и побудительных предложений, синтаксически не развернутых конструкций.

Отличительными чертами диалогической речи являются:

 —   эмоциональный контакт говорящих, их воздействие друг на друга мимикой, жестами, интонацией и тембром голоса;

—   ситуативность, т.е. предмет или тема обсуждения существуют в совместной деятельности или непосредственно воспринимаются.

Диалог поддерживается собеседниками с помощью уточняющих вопросов, изменения ситуации и намерений говорящих. Целенаправленный диалог, связанный одной темой, называется беседой. Участники беседы обсуждают или выясняют определенную проблему с по­мощью специально подобранных вопросов.

Монологическая речь — последовательное связное изложение одним лицом определенной системы знаний или события. Для монологической речи характерны последовательность и доказательность, которые обеспечивают связность мысли, грамматически правильное оформление, выразительность голосовых средств. Монологическая речь сложнее диалогической по содержанию и языковому оформлению и всегда предполагает достаточно высокий уровень речевого развития говорящего.

Выделяются три основных вида монологической речи: повест­вование (рассказ, сообщение), описание и рассуждение, которые, в свою очередь, подразделяются на ряд подвидов, имеющих свои языковые, композиционные и интонационно-выразительные особенности.

При отклонениях речевого развития от нормы монологическая речь нарушается в большей степени, чем диалогическая.

Письменная речь — это графически оформленная речь, организованная на основе буквенных изображений. Она обращена к широкому кругу читателей, лишена ситуативности и предполагает углубленные навыки звуко-буквенного анализа, умение логически и грамматически правильно передавать свои мысли, анализировать написанное и совершенствовать форму выражения. Полноценное усвоение письма и письменной речи тесно связано с уровнем развития устной речи. В период овладения устной речью у ребенка-дошкольника происходят неосоз­нанная обработка языкового материала, накопление звуковых и морфологических обобщений, которые создают готовность к овладению письмом в школьном возрасте (Р.Е. Левина, 1961). При недоразвитии устной речи, как правило, возникают нарушения письма различной тяжести.

Внутренняя форма речи (речь «про себя») — это беззвучная речь, которая возникает, когда человек думает о чем-либо, мысленно составляет план высказывания. Внутренняя речь отличается по своей структуре предикативностью, свернутостью, отсутствием второстепенных членов предложения, т.е. имеет особое синтаксическое и семантическое строение при отсутствии фонетического оформления.

В онтогенезе внутренняя речь формируется у ребенка на основе внешней и представляет собой один из основных механизмов мыш­ления.

С помощью внутренней речи осуществляется процесс превращения мысли в речь и подготовка речевого высказывания. Подготовка проходит несколько стадий. Исходным для подготовки каждого рече­вого высказывания является мотив или замысел, который известен говорящему лишь в самых общих чертах. Затем в процессе превращения мысли в высказывание наступает стадия внутренней речи, кото­рая характеризуется наличием семантических представлений, отражающих наиболее существенное ее содержание. Далее из больше­го числа потенциальных смысловых связей выделяются самые необходимые и происходит выбор соответствующих синтаксических структур (Л.С. Выготский).

Внутренняя речь — это субъективный язык-посредник, с по­мощью которого замысел переводится во внешнюю речь (Н.И. Жинкин). На основе переструктурирования через семантический план строится внешнее речевое высказывание на фонологическом и фонетическом уровне с развернутой грамматической структурой, т.е. оформляется звучащая речь. Данный процесс может существенно нарушаться в любом из названных звеньев как у детей, так и взрослых, имеющих недостаточный речевой опыт или выраженную патологию речи.

Нормальное развитие речи без нарушений может быть представлено в нескольких аспектах, связанных с постепенным овладением языком.

Первый аспект развитие фонематического слуха и форми­рование навыков произнесения фонем родного языка.

Второй аспект — овладение словарным запасом и правилами синтаксиса. Активное овладение лексическими и грамматически­ми закономерностями начинается у ребенка в 2-3 года и заканчивается к 7 годам. В школьном возрасте происходит совершенство­вание приобретенных навыков на основе письменной речи.

Ко второму аспекту непосредственно примыкает третий, связанный с овладением смысловой стороной речи. Наиболее ярко он выражен в период школьного обучения.

В психическом развитии ребенка речь имеет громадное значе­ние, выполняя коммуникативную, обобщающую и регулирующую функции.

Отклонения в развитии речи отражаются на формировании всей психической жизни ребенка. Они затрудняют общение с окружающими, нередко препятствуют правильному формированию позна­вательных процессов, влияют на эмоционально-волевую сферу. Под воздействием речевого дефекта часто возникает ряд вторичных отклонений, которые образуют картину аномального развития ребенка в целом. Вторичные проявления речевой недостаточности преодолеваются педагогическими средствами, и эффективность их предупреждения и устранения непосредственно связана с ранним выявлением структуры дефекта.

Согласно современным научным представлениям, нарушение речевого развития детей представляет одну из форм сложного когнитивного дефекта, который включает избирательное расстройство речевой функции и обусловленные им отклонения неязыковых функций и процессов.

Для обозначения нарушений речевого развития используется широкий круг терминов, не всегда взаимозаменяемых и точных по смыслу: расстройства речи, дефекты речи, недостатки речи, пато­логия речи, недоразвитие речи, отклонения речи.

Нарушения речи — собирательный термин для обозначения отклонений от речевой нормы, принятой в языковой среде, которые частично или полностью препятствуют речевому общению, ограничивают возможности познавательного развития и социокультурной адаптации.

Внутренняя речь — Психологос

Внутренняя речь (англ. implicit speech, inner speech, covert speech) — беззвучная речь, скрытая вербализация, возникающая, например, в процессе мышления. Является производной формой внешней (звуковой) речи, специально приспособленной к выполнению мыслительных операций в уме.

В наиболее отчетливой форме представлена при решении различных задач в уме, внимательном слушании речи других людей, чтении про себя, мысленном планировании, запоминании и припоминании. Посредством внутренней речи происходит логическая переработка сенсорных данных, их осознание и понимание в определенной системе понятий, даются самоинструкции при выполнении произвольных действий, осуществляется самоанализ и самооценка своих поступков и переживаний. Все это делает внутреннюю речь весьма важным и универсальным механизмом умственной деятельности и сознания человека. В более узком, психолингвистическом смысле внутренняя речь — начальный момент порождения речевого высказывания, его «внутреннее программирование» до реализации в устной или письменной речи.

Генезис внутренней речи недостаточно изучен. По предположению Л. С. Выготского (1932, 1934), она возникает из эгоцентрической речи — разговора ребенка с самим собой вслух во время игры и других занятий, который постепенно обеззвучивается и синтаксически редуцируется, становится все более сокращенным, идиоматическим и предикативным, с преобладанием в нем глагольных форм и, в конце концов, на пороге школьного возраста превращается во внутреннюю речь — речь «про себя и для себя», причем ее осознание и совершенствование происходит под влиянием письменной речи, развивающейся уже в школьном возрасте. По предположению П. П. Блонского (1935), внутренняя речь возникает одновременно с внешней речью в результате беззвучного повторения ребенком обращенных к нему слов взрослых, что наблюдается уже в конце 1-го года жизни.

Логико-грамматическая структура развитых форм внутренняя речь может быть весьма различной в зависимости от содержания мысли и порождающей ее ситуации. Обычно во внутренней речи мысль выражается очень обобщенно в виде семантических комплексов, состоящих из фрагментов слов и фраз, к которым могут присоединяться различные наглядные образы и условные знаки, превращающие внутренней речи в индивидуальный код, отличный от устной и письменной речи. Однако в момент мыслительных затруднений внутренняя речь становится более развернутой, приближающейся к внутренним монологам, и может переходить в шепотную и даже в громкую речь, что позволяет более точно анализировать объекты мысли и контролировать свою мыслительную деятельность.

Психофизиологические исследования внутренней речи весьма затруднены из-за скрытого характера всех ее процессов. Наиболее изучен ее речедвигательный компонент — зачаточная артикуляция слов, сопровождающаяся микродвижениями речевых органов (языка, губ, гортани) или повышением тонуса их мускулатуры. По данным электромиографических исследований, при мыслительной деятельности выявляются 2 вида речедвигательных реакций: тонические (низкоамплитудные, связанные по-видимому с общей активизацией речедвигательного анализатора) и фазические (высокоамплитудные с кратковременными вспышками речедвигательных потенциалов, связаны с микродвижениями речевых органов при скрытой артикуляции слов.

Интенсивность и длительность речедвигательных реакций весьма нестабильна и зависит от многих факторов: трудности и новизны решаемых задач, степени автоматизации мыслительных операций, включения в мыслительную деятельность тех или иных образов, индивидуальных особенностей памяти и мышления. При повторении одних и тех же умственных действий речедвигательная импульсация уменьшается или полностью прекращается, возобновляясь лишь в момент перехода от одних умственных действий к другим. При скрытой артикуляции слов максимальная ЭЭГ активация мозга наблюдается в левой сенсомоторной области на границе между лобным и височным речевым центрами. Эти исследования позволяют предполагать, что основная физиологическая функция скрытой артикуляции при мыслительной деятельности заключается в речедвигательной (проприоцептивной) активации мозга и образовании в его речевых отделах речедвигательных доминант, интегрирующих импульсы других анализаторов мозга в единую функциональную систему, которая может произвольно регулироваться посредством кинестезии внутренней речи — и таким путем осуществлять анализ поступающей в мозг информации, ее отбор, фиксирование, обобщение и другие операции мышления.

Внутренняя речь: определение и использование

Внутренняя речь — это форма внутреннего, самостоятельного диалога: разговора с самим собой. Фраза «внутренняя речь» была использована российским психологом Львом Выготским для описания стадии овладения языком и процесса мышления. Согласно концепции Выготского, «речь началась как социальная среда и стала интернализованной как внутренняя речь, то есть вербализованная мысль» (Кэтрин Нельсон, Рассказы из детской кроватки , 2006).

Внутренняя речь и личность

«Диалог запускает язык, разум, но как только он запускается, мы развиваем новую силу,« внутреннюю речь », и именно это необходимо для нашего дальнейшего развития, нашего мышления…. «Мы — наш язык», — часто говорят; но наш реальный язык, наша настоящая идентичность лежит во внутренней речи, в том непрерывном потоке и порождении смысла, который составляет индивидуальный разум. Именно через внутреннюю речь ребенок развивает свои собственные представления и значения; именно через внутреннюю речь он достигает своей индивидуальности; наконец, именно посредством внутренней речи он конструирует свой собственный мир »(Оливер Сакс, Seeing Voices . University of California Press, 1989).

Внутренняя речь — это форма речи или мысли?

«Как ни сложно изучать внутреннюю речь, были попытки описать ее: говорят, что это сокращенная версия настоящей речи (как сказал один исследователь, слово во внутренней речи — это« всего лишь оболочка мысли ») , и это очень эгоцентрично, что неудивительно, учитывая, что это монолог, в котором говорящий и аудитория — одно и то же лицо », (Джей Ингрэм, Talk Talk Talk: Decoding the Mysteries of Speech .Doubleday, 1992).

«Внутренняя речь включает как внутренний голос, который мы слышим при чтении, так и движения мышц речевых органов, которые часто сопровождают чтение и называются субвокализациями, » (Маркус Бадер, «Просодия и повторный анализ». Повторный анализ в обработке предложений , стр. под редакцией Джанет Дин Фодор и Фернанды Феррейра. Kluwer Academic Publishers, 1998).

Выготский на Внутренней речи

«Внутренняя речь не является внутренним аспектом внешней речи — это функция сама по себе.Это все еще остается речью, т. Е. Мыслью, связанной со словами. Но если во внешней речи мысль воплощается в словах, то во внутренней речи слова умирают, порождая мысль. Внутренняя речь — это в значительной степени мышление чистыми значениями. Это динамичная, изменчивая, нестабильная вещь, колеблющаяся между словом и мыслью, двумя более или менее стабильными, более или менее четко очерченными компонентами словесного мышления »(Лев Выготский, Мысль и Язык , 1934. MIT Press, 1962 г.).

Лингвистические характеристики внутренней речи

Выготский выделил ряд лексикограмматических особенностей, которые выходят на первый план как в эгоцентрической речи, так и в внутренней речи.Эти особенности включают упущение субъекта, выдвижение на первый план предикации и очень эллиптическую связь между этими формами и речевой ситуацией (Выготский 1986 [1934]: 236) »(Пол Тибо, Агентство и сознание в дискурсе: Я-Другой Динамика как сложная система . Континуум, 2006).

«Во внутренней речи единственное действующее грамматическое правило — это ассоциация через сопоставление. Подобно внутренней речи, фильм использует конкретный язык, смысл которого исходит не из дедукции, а из полноты индивидуальных влечений, определяемых образом, который они помогают развить. «(Дж.Дадли Эндрю, Основные теории кино: введение . Oxford University Press, 1976).

Внутренняя речь и письмо

«Письмо является частью процесса поиска, развития и артикуляции внутренней речи, того резервуара внутренней мысли и языка, от которого мы зависим в общении» (Глория Ганнауэй, Transforming Mind: A Critical Cognitive Activity . Greenwood, 1994). .

«Поскольку это более осознанный поступок, письмо порождает иное понимание использования языка.Риверс (Rivers, 1987) связал обсуждение Выготским внутренней речи и языкового производства с письмом как открытием: «По мере того, как писатель расширяет свою внутреннюю речь, он начинает осознавать вещи, о которых он раньше не подозревал. Таким образом, он может написать больше, чем осознает »(стр. 104).

Зеброски (1994) отметил, что Лурия рассматривал взаимную природу письма и внутренней речи и описал функциональные и структурные особенности письменной речи, которые «неизбежно приводят к значительному развитию внутренней речи.Поскольку письменная речь задерживает прямое появление речевых связей, подавляет их и повышает требования к предварительной внутренней подготовке к речевому акту, она дает богатое развитие внутренней речи »(стр. 166)» (Уильям М. Рейнольдс и Глория Миллер, ред., Справочник по психологии: педагогическая психология . Джон Вили, 2003).

Критическая оценка и свежие перспективы

То, что я сделал здесь, — это только начало, к тому же плохое, в направлении критического обзора лингвистики

, воплощенной в идеях и наследии Выготского.Но я надеюсь, что моя слегка непочтительная возня вокруг культурно-исторической доктрины может вызвать некоторую дискуссию.

Ссылки

Брунер, Дж., 1983. Разговор детей: обучение использованию языка. Издательство Оксфордского университета, Оксфорд.

Брушлинский А.В., 1968. Культурно-историческая теория мышления. Выша Школа, Москва.

Коули, С.Дж., 2007. Колыбель языка: понимание телесных связей. В: Мойал-Шаррок, Д. (ред.), Perspicuous Presentations:

Essays on Wittgenstein’s Philosophy of Psychology.Пэлгрейв Макмиллан, Лондон, стр. 278–298.

Коули, С.Дж., Мудли, С., Фиори-Коули, А., 2004. Основные признаки культуры: первичная интерсубъективность в социальном семиозисе. Разум, культура,

и мероприятие 11 (2), 109–132.

Диас, Р.М., Берк, Л.Е., 1992. Введение. В: Diaz, R.M., Berk, L.E. (Ред.), Стр. 1–16.

Фейгенбаум, П., 1992. Развитие синтаксических и дискурсивных структур частной речи. В: Diaz, R.M., Berk, L.E. (Ред.), Стр. 181–

198.

Харрис Р., 1981. Миф о языке. Дакворт, Лондон.

Харрис, Р., 1996. Знаки, язык и общение. Рутледж, Лондон.

Харрис, Р., 2003. История, наука и пределы языка: интеграционистский подход. Индийский институт перспективных исследований, Шимла.

Харрис, Р., 2006. Примечания и документы интеграциониста 2003–2005 гг. Древесный язык, кредитор Threshers.

Джонс П.Е., 2007. Язык как проблема и проблематика в наследии Выготского-Леонтьевского.В: Alanen, R., Po

yho

nen, S. (Eds.),

Language in Action: Выготский и Леонтьевское наследие сегодня. Издательство Кембриджских ученых.

Jones, P.E., на стадии подготовки. Язык и человеческий потенциал в традиции Выготского. Издательство Кембриджского университета.

Любовь, Н., 2004. Познание и языковой миф. Науки о языке 26, 525–544.

Лурия А.Р., 1982. Язык и познание. Winston & Sons, Вашингтон.

Мельсер Д., 2004.Акт мышления. MIT Press, Кембридж, Массачусетс.

Ньюман, Ф., Хольцман, Л., 1993. Лев Выготский: ученый-революционер. Рутледж, Лондон.

Ninio, A., 1993. Является ли ранняя речь ситуативной? Изучение некоторых современных теорий об отношении ранних высказываний к контексту.

В: Мессер, Д.Дж., Тернер, Г.Дж. (Ред.), Критическое влияние на усвоение и развитие языка детьми. Пресса Macmillan,

Houndmills.

Сейфрид, Т., 2005. Слово, сделанное самим собой.В кн .: Русские письменности о языке. Издательство Корнельского университета, Итака и Лондон, стр. 1860–1930.

Стеценко А.П., 2005. Рождение сознания: появление смысла на ранних этапах жизни. ЧеРо, Москва.

Тейлор, Т.Дж., 1998. Разговорные высказывания и предложения. В: Харрис, Р., Вольф, Г. (ред.), Интеграционная лингвистика: первый читатель.

Pergamum Press, Oxford, pp. 96–110.

Толмен, C.W., 1999. Общество против контекста в индивидуальном развитии; имеет ли теория значение? В: Engestro

¨m, Y., Miettinen, R.,

Punama

ki, R.-L. (Ред.), Перспективы теории деятельности. Издательство Кембриджского университета, Кембридж, стр. 70–86.

Тулан, М., 1996. Общая речь: интегральный подход к языку. Издательство Duke University Press, Дарем, Северная Каролина.

Ван дер Веер, Р., Валсинер, Дж., 1991. Понимание Выготского. В: В поисках синтеза. Блэквелл, Оксфорд.

Вокейт, Д.Р., 1987. Теория А.Р. Лурия. Лоуренс Эрлбаум, Хиллсдейл.

Выготский, Л.С., 1986. В кн .: Козулин А. (Ред.) Мысль и язык. MIT Press, Cambridge, Mass.

Wertsch, J.V., 1979. Регулирование человеческих действий и данная новая организация частной речи. В: Зивин, Г. (ред.),

Развитие саморегуляции через частную речь. Вили, Нью-Йорк.

Wertsch, J.V., 1985. Выготский и социальное формирование разума. Издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс,

Витгенштейн, Л., 1968. Философские исследования. В: Перепечатка английского текста третьего издания с индексом.Бэзил Блэквелл, Оксфорд.

P.E. Джонс / Язык и коммуникация 29 (2009) 166–181 181

Внутренняя речь много говорит о мозге — Ассоциация психологических наук — APS

Читаете ли вы газету или обдумываете свое расписание на день, велика вероятность, что вы слышите свою речь, даже если не произносите слов вслух. Эта внутренняя речь — монолог, который вы «слышите» в своей голове, — явление повсеместное, но в значительной степени неизученное.Новое исследование рассматривает возможный механизм мозга, который может объяснить, как мы слышим этот внутренний голос в отсутствие реального звука.

В двух экспериментах исследователь Марк Скотт из Университета Британской Колумбии обнаружил доказательства того, что сигнал мозга под названием следственный разряд — сигнал , который помогает нам отличать сенсорные ощущения, которые мы производим сами, от тех, которые производятся внешними стимулами, — играет важную роль. роль в нашем опыте внутренней речи.

Результаты двух экспериментов опубликованы в Psychological Science , журнале Ассоциации психологических наук.

Разряд следствия — это своего рода прогностический сигнал, генерируемый мозгом, который помогает объяснить, например, почему другие люди могут пощекотать нас, но мы не можем пощекотать себя. Сигнал предсказывает наши собственные движения и эффективно нейтрализует ощущение щекотки.

И тот же механизм играет роль в том, как наша слуховая система обрабатывает речь. Когда мы говорим, внутренняя копия звука нашего голоса генерируется параллельно с внешним звуком, который мы слышим.

«Мы проводим много времени в разговоре, и это может привести к перегрузке нашей слуховой системы, из-за чего нам будет трудно слышать другие звуки, когда мы говорим», — объясняет Скотт.«Ослабляя влияние, которое наш собственный голос оказывает на наш слух, — используя предсказание« разряда следствий », наш слух может оставаться чувствительным к другим звукам».

Скотт предположил, что внутренняя копия нашего голоса, производимая следствием разряда, может быть сгенерирована, даже когда нет внешнего звука, а это означает, что звук, который мы слышим, когда говорим внутри нашей головы, на самом деле является внутренним предсказанием нашего собственного звука. голос.

Он предположил, что если следственный разряд действительно лежит в основе нашего переживания внутренней речи, то сенсорная информация, поступающая из внешнего мира, должна нейтрализоваться внутренней копией, производимой нашим мозгом, если два набора информации совпадают, точно так же, как когда мы попробуй себя пощекотать.

И это именно то, что показали данные. Воздействие внешнего звука было значительно уменьшено, когда участники произнесли в голове слог, соответствующий внешнему звуку. Однако на их исполнение существенно не повлияло, когда слог, который они произносили в своей голове, не совпадал со слогом, который они слышали.

Эти данные свидетельствуют о том, что внутренняя речь использует систему, которая в первую очередь участвует в обработке внешней речи, и может помочь пролить свет на определенные патологические состояния.

«Эта работа важна, потому что эта теория внутренней речи тесно связана с теориями слуховых галлюцинаций, связанных с шизофренией», — заключает Скотт.

Это исследование было поддержано грантами Совета по естественным наукам и инженерным исследованиям Канады Брайану Гику, Джанет Ф. Веркер и Эрику Ватикиотис-Бейтсон.

Внутреннее и внешнее внимание при речевой тревоге

Реферат

Предпосылки и цели

Когнитивные модели социальной фобии предполагают, что социально тревожные люди задействуют повышенное сосредоточенное на себе внимание.Доказательства этого предположения были получены с помощью точечного зондирования и задач обратной связи, измеряющих внимание и реакцию на внутренние сигналы. Однако неясно, могут ли быть выявлены похожие модели обработки внимания, когда участники действительно участвуют в социальной ситуации. В текущем исследовании использовалась новая парадигма, одновременно измеряющая внимание к внутренним и внешним стимулам в ожидании и во время речевого задания.

Методы

Участников с речевой тревогой и нетревожным контролем просили нажать кнопку в ответ на внешние или внутренние тесты, во время выступления перед аудиторией на спорную тему.Внешний зонд состоял из светодиода, прикрепленного к голове одного из зрителей, а внутренний зонд представлял собой световую вибрацию, которая якобы сигнализировала об изменениях в пульсе участников или проводимости кожи.

Результаты

Результаты показывают, что во время ожидания речи участники с высокой речевой тревожностью реагировали на внутренние пробы значительно быстрее, чем участники с низкой речевой тревожностью, в то время как во время речи не было обнаружено различий между внутренними и внешними пробами.

Ограничения

Обобщение наших результатов распространяется только на лиц с тревожным расстройством речи.

Выводы

Наши результаты подтверждают ключевую роль сосредоточенного на себе внимания в упреждающей социальной тревоге. Кроме того, они обеспечивают новую основу для понимания эффектов взаимодействия внутреннего и внешнего внимания в ожидании и во время реальных социальных ситуаций.

Основные моменты

► Мы оценили внутреннее и внешнее внимание во время ожидания и во время выступления. ► Лица, озабоченные речевой тревогой, проявляют внутреннюю предвзятость внимания только во время ожидания.► Люди с повышенной и низкой речевой тревожностью быстрее реагируют на внешние, чем на внутренние сигналы.

Ключевые слова

Социальное беспокойство

Внутреннее внимание

Внешнее внимание

Речевое беспокойство

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

Copyright © 2012 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Наш внутренний рассказчик дает нам непрерывность и самоощущение

«Я думаю, следовательно, я есть», — провозгласил философ 17-го века Рене Декарт как первую истину.Эта истина была заново открыта в 1887 году Хелен Келлер, глухой и слепой девочкой, которой тогда было семь лет: «Я не знала, что это так. Я жила в мире, который не был миром… Когда я узнал значение «я» и «меня» и обнаружил, что я был чем-то, — позже объяснила она, — я начала думать , как . Тогда сознание впервые существовало для меня ». Как оба эти пионера знали, фундаментальной частью сознательного опыта является« внутренняя речь »- переживание вербальной мысли, выраженное« внутренним голосом ».Ваш внутренний голос — это вы.

Этот голос ни для чего не звучит. Это даже не физическое явление — мы не можем наблюдать или измерять его напрямую. Если оно не физическое, то мы можем попытаться изучить его только путем созерцания или самоанализа; изучающие внутренний голос «думают о мышлении» — поступке, который кажется неопределенным. Уильям Джеймс, философ XIX века, которого часто называют основоположником американской психологии, сравнил этот поступок с «попыткой поднять газ достаточно быстро, чтобы увидеть, как выглядит тьма».

Тем не менее, благодаря новым методам экспериментирования, появившимся в последние несколько десятилетий, природа внутренней речи наконец раскрывается. В одной серии исследований сканирование позволяет исследователям изучать области мозга, связанные с внутренней речью. В других исследованиях исследователи изучают связи между внутренней и внешней речью — тем, что мы произносим вслух.

Корни новой работы восходят к 1920-м годам и к российскому психологу развития Льву Выготскому, который сказал, что человеческий разум был сформирован социальной активностью и культурой, начиная с детства.Он предположил, что личность сформировалась в том, что он назвал «зоной ближайшего развития», когнитивной территорией, которая находится вне досягаемости и с которой невозможно справиться без посторонней помощи. «Дети строят учебные партнерства со взрослыми, чтобы овладеть навыками работы в зоне», — сказал Выготский, а затем ушли сами и заговорили вслух, чтобы заменить голос взрослого, уже ушедшего со сцены. По мере повышения мастерства этот «разговор с самим собой» становится интернализированным, а затем становится все более приглушенным до тех пор, пока он в основном не переходит в тишину — все еще часть продолжающегося диалога с самим собой, но более интимный и более не произносимый для мира.Этот голос — сначала произнесенный вслух, но в конце концов только внутренний — был, с точки зрения Выготского, двигателем развития и самого сознания.

Теория развития детей Выготского резко контрастировала с теориями его западных коллег. Уильям Джеймс полностью пренебрегал изучением внутренней речи, потому что для него это был призрак: невозможно наблюдать. Французский психолог развития Жан Пиаже настаивал, что личная речь означает простую неспособность — это лепет ребенка, не способного к социальному общению, не имеющий никакого отношения к когнитивным функциям.На протяжении большей части 20-го века Пиаже контролировал развитие детей, настаивая на том, что дети должны достичь стадии развития, прежде чем начнется обучение. Что было раньше: курица или яйцо? Выготский сказал, что происходило обучение, потом развивался мозг. Пиаже сказал, что мозг развивался, а затем происходило обучение.

За годы кропотливых экспериментов за «железным занавесом» Выготский продолжал отстаивать свои доводы. Он изучал детей в зоне ближайшего развития, когда они работали со взрослыми над выполнением заданий.В экспериментах ребенку будет предложена задача и инструмент для ее преодоления. В зоне Выготский наблюдал то, что он называл «частной речью» — разговор с самим собой, которым часто занимаются дети в возрасте от двух до восьми лет. Этот промежуточный этап, по его мнению, был связан с одной стороны с предыдущим периодом, когда у нас не было нить памяти (а не внутреннего голоса), а с другой стороны — истинная внутренняя речь, столь важная для саморефлексии, повествовательной памяти и развития когнитивных навыков.

В новообразовавшемся Советском Союзе исследования Выготского подверглись стигматизации, во многом потому, что они использовали тестирование интеллекта для проверки некоторых концепций; Само тестирование IQ было запрещено как вызов марксистским принципам равенства.Несмотря на препятствия, в 1934 году (год своей смерти) Выготский, наконец, опубликовал свой опус о внутренней речи и детском развитии « Мысль и язык». Это был серьезный вызов для Пиаже, но, окутанный сталинской цензурой, его идеи оставались в тайне.

Тем временем на Западе новые исследования в области психологии развития начали подрывать признание Пиаже. Когда Thought and Language был наконец открыт и опубликован на английском языке MIT Press в 1962 году, это был идеальный момент.Книга предоставила рациональный альтернативный способ представить себе развитие ума. Дальнейшие переводы произведений Выготского привели к появлению множества гипотез, которые можно было проверить.

К 1970 году стремление подтвердить идеи Выготского набрало обороты. Лидером той эпохи был американский психолог Лаура Берк, почетный профессор Университета штата Иллинойс, эксперт по детской игре. Берк наблюдал, как дети участвуют в творческой, воображаемой игре, и продемонстрировал, что замена предметов — скажем, чашки на шляпу — требует внутренней мысли (и разговора с самим собой), а не импульса.Ее исследования показывают, что во время творческой игры детский разговор с самим собой помогает им управлять своими мыслями и поведением и проявлять истинный самоконтроль. Она и многие другие детские психологи продемонстрировали важность внутреннего голоса, несомненно, возвысив Выготского и навсегда похоронив Пиаже.

Когда внутренняя речь была четко установлена ​​как резец для молодого ума, оставалось еще много вопросов. Испытывают ли люди в зрелом возрасте внутреннюю речь так же, как дети — или даже друг друга? Есть ли у большинства из нас даже внутренний голос — внутренний комментатор, повествующий о нашей жизни и опыте от одного момента к другому?

Это были очень противоречивые и интроспективные вопросы в 1970-х годах, и они захватили воображение Рассела Херлберта, авиационного инженера, ставшего аспирантом в области клинической психологии Университета Южной Дакоты.Херлберт придумал способ точно проанализировать случайный внутренний опыт других. Сегодня, будучи профессором психологии в Университете Невады в Лас-Вегасе, он с тех пор оттачивает эту технику.

Херлберт называет свою методологию описательной выборкой опыта (DES), и она работает путем выборки внутренних мыслей данного интервьюируемого в те моменты, когда случайным образом срабатывает звуковой сигнал. После извлечения содержания внутреннего опыта из бесчисленных интервью, Херлберт определил ряд явлений, которые обычно присущи людям: слуховые и визуальные образы, эмоции, осознание реальных стимулов и категорию мыслей, которые возникают без слов, изображений или символов любого рода. .Однако главным вкладом здесь является сам DES. До своего появления интроспективные методы избегались на протяжении десятилетий, если не столетий, как слишком сильно подверженные предвзятости, чтобы их можно было воспринимать всерьез. Теперь, благодаря DES, Херлбурт верит в возможность получения объективных и точных снимков внутреннего опыта, включая внутреннюю речь.

Данные, освобожденные от обыденных рамок лаборатории, приходят «из дикой природы», как выражается Херлберт. У участника есть бипер, который может сработать в любой момент в течение дня.Они занимаются своими повседневными делами и, скорее всего, забудут о его присутствии. Когда звуковой сигнал все-таки срабатывает, участник заранее тщательно отмечает, что именно было их внутренним переживанием. Впоследствии Херлберт расспрашивает их об этом опыте в подробном, но открытом интервью.

Сам процесс собеседования требует тщательного, дружелюбного, но похожего на испытание расследования того, что произошло. В одной неотредактированной расшифровке стенограммы книги Херлбёрта Exploring Inner Experience (2006) после звукового сигнала цитируется участник по имени Сэнди: «Я читал.Я начал со слова «жизнь» … и у меня в голове возник образ — кстати, это было черно-белое изображение … Ладно, я смотрел на слово «жизнь» и сказал себе «Жизнь» в моем собственном тоне »

Сэнди имела в виду внутреннюю речь, используя слово «жизнь». Следующие шесть минут Херлберт расспрашивал ее об этом опыте. Его вопросы в конечном итоге помогли Сэнди раскрыть, что, когда она внутренне произносила слово «жизнь», она одновременно «увидела изображение этого слова, написанное старым курьерским шрифтом — черным на белом фоне», и движущееся изображение «песка, льющегося из-под земли». рука неизвестного агентства под ее лицом.

В выборке участников, страдающих булимией, Херлбурт обнаружил склонность к нескольким внутренним голосам одновременно

DES требует особого мастерства, чтобы точно уловить подобные переживания — то, что Херлберт называет «высокоточной, безупречной» внутренней речью в естественной форме. Он заботится о том, чтобы никоим образом не предвзято относиться к участнику. «Многие люди считают, что вы говорите с собой все раза, так что это форма внешнего давления, чтобы сказать, что вы говорите внутренне, хотя, возможно, это не так», — отмечает он.Например, известный исследователь сознания Бернард Баарс утверждал, что «открытая речь занимает примерно десятую часть дня бодрствования; но внутренняя речь продолжается все время ». Исследование Херлбёрта показывает, что это неправда; он обнаруживает, что внутренняя речь занимает около 25% среднего человека в день, и поэтому он старается не высказывать никаких предположений о том, какой тип внутреннего опыта мог испытать собеседник DES во время звукового сигнала.

Благодаря точности DES, Херлберт обнаружил модели мышления, связанные с различными клиническими группами населения, в том числе с шизофренией, нервной булимией и аутизмом.Например, в выборке участников, страдающих булимией, он обнаружил, что склонность к нескольким внутренним голосам ощущается одновременно. Возьмем, к примеру, «Джессику», пациентку, смотрящую телевизор, когда раздался звуковой сигнал DES. Херлберт объясняет, что мысленно она говорила «блондинка», «худая», «парни» и «смотрите» своим собственным невысказанным голосом. В то же время в затылке она говорила другим, более тихим внутренним голосом, все еще своим собственным: «Почему в фильмах и сериалах всегда есть« девушки для »,« для »и« в’? Важно отметить, что такие переживания не часто воспринимаются самими переживающими, не говоря уже о том, чтобы раскрыть их кому-либо еще.

Херлберт обнаружил, что мы обычно говорим с самим собой голосами, которые считаем своими, и, хотя и беззвучны, мы приписываем этим голосам звуковые характеристики, такие как тон, высота и темп. Мы наделяем их эмоциональными качествами, похожими на внешнюю речь. Наконец, внутренняя речь чаще всего встречается в законченных предложениях и почти всегда вызывается активно, а не пассивно.

Недавно Херлберт объединился с Чарльзом Фернихо, ведущим исследователем внутренней речи и слуховых галлюцинаций из Даремского университета в Великобритании.Для совместной работы они поместили участников DES в сканеры головного мозга с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), которая выявляет метаболические изменения в головном мозге. Как и других участников, этих испытуемых попросили записать внутреннюю речь и переживания, происходящие непосредственно перед звуковым сигналом, но на этот раз мозг сканировали. Эти отсканированные изображения сравнивались с другими, полученными, когда участники внутренне повторяли слова, которые они читали на экране, — метод исследования внутренней речи, который использовался во многих предыдущих исследованиях.Исследователи обнаружили, что активность увеличивалась в области мозга, называемой извилиной Хешля, во время спонтанной внутренней речи, но не тогда, когда побуждали к разговору с самим собой, что указывает на то, что нейронная природа изначального разговора с самим собой действительно уникальна.

Продолжая с того места, где остановились Выготский и такие исследователи, как Берк, Фернихау исследовал роль внутренней речи в развитии и эволюции разума. После того, как частная речь детства окончательно усвоена, предполагает Фернихо, внутренняя речь проявляется множеством способов, каждый из которых сравним с речью, произнесенной вслух.

Фернихоф называет наиболее знакомый уровень внутренней речи «расширенным», потому что он в основном такой же, как внешняя речь — грамматический и полностью сформированный, но не вокальный. Он считает, что такая внутренняя речь, скорее всего, задействуется, когда мы находимся в состоянии стресса или когнитивного давления. Представьте, например, что во время путешествия вы делаете важный телефонный звонок по поводу утерянного паспорта. Во время ожидания есть хороший шанс, что вы мысленно репетируете именно то, что вы собираетесь сказать официальному лицу на другом конце — свою историю о том, как пропал ваш паспорт, — на полном и исчерпывающем языке.

На сегодняшний день Фернихоф и его коллеги разработали хитроумные способы изучения расширенной речи через ее тесную связь с речью вслух. Например, они показали, что внешняя речь может мешать внутренней речи, когда это необходимо для запоминания. Если участники попытаются молча запомнить список элементов — задача, требующая внутренней речи — во время чтения вслух дней недели, они не смогут этого сделать. Говорение вслух эффективно аннигилирует роль, которую в противном случае играла бы расширенная внутренняя речь.

В другом исследовании Фернихох и его коллега Саймон Маккарти-Джонс захватили фМРТ-изображения мозговой активности, связанные с формой развернутой речи, названной «диалогической», поскольку она включает в себя представление диалога с другим человеком. Чтобы провести эксперимент, исследователи предложили участникам представить себя в различных сценариях, таких как посещение их старой школы или встреча с премьер-министром. В этих воображаемых сценариях они внутренне беседовали со своим старым учителем или брали интервью у премьер-министра, в то время как сканер фиксировал активные области в их мозгу.Это сканирование показало, что, подобно реальному общению, внутренние диалоги могут также задействовать нейронные области, такие как задняя височная кора, вовлеченная в так называемую « теорию разума » — способность приписывать другим психические состояния, отличные от наших. собственный. Это происходит, даже если диалог ведется исключительно в уме.

Вторая широкая категория внутренней речи, определенная Фернихоу, значительно более загадочна и загадочна. Он называет это «сжатой» внутренней речью, исходя из убеждения Выготского, что по мере того, как речь становится интернализованной, она может претерпевать глубокие преобразования, которые отчетливо отличают ее от расширенной версии.Сжатая внутренняя речь определяется как сильно сокращенная и неграмотная версия обычной речи. Хотя он, возможно, лингвистический — состоит из слов — он не предназначен для передачи или понимания другими людьми. Например, зимой по привычке с юных лет я часто думаю про себя «деньги на проездной», прежде чем отправиться за дверь, чтобы покататься на сноуборде. Чтобы вы поняли, что я имею в виду, я должен расширить этот термин: запомните свой билет или пропуск, если он еще действителен, замок для сноуборда, а также наличные или кредитную карту для обеда (и пива после еды).

Иногда в вашей внутренней речи есть дыры; иногда не хватает всех слов, но вы все еще чувствуете, что говорите

Разнообразие «сжатых» переживаний, которые получают люди, удивительно уникально, потому что мы уже знаем значения содержания наших собственных мыслей — мозгу просто нет необходимости вырабатывать богатый грамматический формат внутренней мысли, которую можно понять другие, когда думают про себя. Таким образом, помимо сокращения «passlockmoney», сгущение внутренней речи может привести к «мышлению в чистых значениях», как первоначально сформулировал Выготский.Сжатая внутренняя речь может даже лишиться большинства своих слуховых качеств, так что «о ней не так много речи», — говорит Фернихаф.

Херлберт говорит, что внутренняя речь действительно может включать полное исключение слов, в то время как лингвистический опыт остается неизменным. «Иногда отсутствуют слова -« дыры »во внутренней речи. Иногда всего этого [всех слов] не хватает, но вы все еще чувствуете, что говорите », — заявляет он. В этом случае человек сообщает об опыте речи, в том числе о ее произношении, чувстве громкости, темпа и т. Д., И чувствует, что говорится, но не ощущает никаких слов в их обычном смысле.

Он также постулировал пассивную форму внутренней речи, которую он называет «внутренним слухом». «Можно внутренне« слышать »свой собственный голос, а не говорить своим собственным голосом», — говорит он мне. Здесь люди прислушиваются к собственному голосу в голове, воспринимая те же звуковые характеристики, что и расширенная речь, но без участия. Участники вспоминали о таких переживаниях как о том, что их голос «просто происходит», как «исходит сам по себе», как «происходит», а не «произносится».

Некоторые люди пассивно воспринимают внутреннюю речь чужими голосами — по сути, как слуховые галлюцинации, которые они не могут контролировать.Член-основатель Beach Boys Брайан Уилсон описал этот опыт Ларри Кингу в интервью CNN в 2004 году: «Я собираюсь убить тебя. Я причиню тебе боль », — постоянно повторял ему внутренний голос с тех пор, как он впервые переживал ЛСД в 1960-х. Ценность понимания таких галлюцинаций очевидна: они являются признаком шизофрении, состояния, которым страдают почти 24 миллиона человек во всем мире.

Фернихоф пришел к выводу, что небольшая, но значительная часть населения также испытывает слуховые галлюцинации — явление, которое исследователи называют «голосовым слухом», чтобы отличить его от шизофрении.О таких голосах сообщали известные личности на протяжении всей истории, — говорит Фернихоу. Греческий философ Сократ описал то, что он назвал «демоническим знаком», внутренним голосом, предупреждающим его о том, что он вот-вот совершит ошибку. Жанна д’Арк описывала, как с детства слышала божественные голоса — те самые, которые повлияли на ее мотивацию помочь в осаде Орлеана. Мистик и автобиограф 15 века Марджери Кемпе писала о внутренних беседах с Богом. Зигмунд Фрейд не был застрахован: «В те дни, когда я жил один в чужом городе… я довольно часто слышал, как мое имя внезапно произносилось безошибочным и любимым голосом.’

Все это приводит к другому, сбивающему с толку вопросу: достигают ли вербальные мысли осознанности лишь верхушкой ментального айсберга, предлагая лишь проблеск бессознательного? Возможность была предложена Выготским, но Фернихоу не любит идти туда: «Когда мы говорим о мышлении, мы говорим о сознательных процессах».

Что бы мы ни обнаружили, работа Выготского в области человеческого развития обещает со временем раскрыть больше секретов самости и сознания.Сегодня новая наука о внутренней речи поднимает газ так быстро, что освещает тьму.

У вас есть внутренний монолог? Не все делают.

Фото: Фотографии из vasabii / Shutterstock

Вы когда-нибудь разговаривали сами с собой, такой, который происходил в вашей голове? Если это так, то вы один из многих, у кого есть внутренний монолог — или внутренний голос, — который передает ваши мысли в течение дня. Но знаете ли вы, что у многих людей нет такого внутреннего диалога? Некоторым это может показаться странным, но для человека, у которого нет внутреннего монолога, столь же странно представить, как это проявляется.

Тема внутренней речи вызвала ажиотаж в Твиттере после того, как пользователь KylePlantEmoji высказал собственное наблюдение по этому поводу. «Забавный факт: у некоторых людей есть внутреннее повествование, а у некоторых нет», — написал он в Твиттере. «Например, мысли некоторых людей подобны предложениям, которые они« слышат », а у некоторых людей просто абстрактные невербальные мысли, и они должны сознательно их вербализовать, а большинство людей не осознают другого типа людей».

Это вызвало бурную реакцию в Интернете, поскольку люди по обе стороны медали представляли, какой будет жизнь с их внутренним монологом или без него.Ученые годами обсуждают это явление. Психологи начали изучать функцию внутренней речи в 1930-х годах. Российский психолог Лев Выготский предположил, что внешний разговор может становиться интернализированным. Он даже предположил, что эта внутренняя речь была сильно сокращена и содержала много пропусков. Идея интернализации внешней речи также подтверждается данными о том, что одна и та же часть мозга — область Брока — имеет дело с обоими.

Так что, если у вас нет внутреннего монолога, стоит ли вам волноваться? Не совсем.Исследования показывают, что некоторые люди никогда не испытывают этого, в то время как другие испытывают это лишь от случая к случаю. «Я уверен, что внутренняя речь — устойчивое явление; Если вы воспользуетесь правильным методом, то практически не останется сомнений в том, происходит ли внутренняя речь в данный момент », — пишет Рассел Т. Херлберт, профессор психологии в Университете Невады. «И я уверен в индивидуальных различиях — некоторые люди говорят сами с собой много, некоторые никогда, некоторые время от времени».

Интересно, что исследователи из Гарвардского университета обнаружили, что визуальное и вербальное мышление тесно связаны.Хотя люди часто считают себя более вербальными или визуальными, это не всегда так. Фактически, люди с ясным внутренним монологом обычно имеют более сильные ментальные визуальные эффекты, сопровождающие их словесные мысли.

Независимо от того, постоянно ли у вас в голове присутствует повествование или вы ничего не слышите, в ходе дискуссии возникают интересные вопросы о том, как мы думаем и обрабатываем информацию. Конечно, в следующий раз, когда вы увидите кого-то, задумавшегося, вы можете просто задаться вопросом, о чем идет разговор у него в голове.

KylePlantEmoji произвел фурор в Твиттере своей информацией о внутренних монологах.

Интересный факт: у некоторых людей есть внутреннее повествование, а у некоторых нет

Например, мысли некоторых людей подобны предложениям, которые они «слышат», а у некоторых людей просто абстрактные невербальные мысли, и они должны сознательно вербализовать их

И большинство людей не знают о другом типе людей

— Kyle🌱 (@KylePlantEmoji) 27 января 2020 г.

Реакция разделилась между теми, кого мы не можем представить себе жизнь без их внутреннего голоса…

Сказать моему внутреннему голосу заткнуться НЕВОЗМОЖНО.Это похоже на «ладно, надо молчать. Ни о чем не думай. Ничего не думай … ни о чем … не … узел … чесночный узел … хлеб … Я голоден. Чипотле открыт так поздно? Я всегда могу пойти в Target- «

».

— али (@Cinerdella) 28 января 2020 г.

Я тоже так делаю. Я почти уверен, что просматриваю около 5 вариантов того, как будет проходить разговор, прежде чем я его получу.

Я тоже расстроился из-за теоретического разговора, и мне пришлось напомнить себе, что, ну, этого еще даже не произошло.

— PopSixxSquish || Эшли (@PopSixxSquish) 28 января 2020 г.

У меня в голове действительно есть полноценные разговоры с самим собой. Мне было бы так скучно, если бы у меня не было внутреннего монолога.

— Cum Goblin (@ProstateWizard) 27 января 2020 г.

И те, кто не может поверить, что у некоторых людей весь день есть внутреннее повествование.

Я имел обыкновение считать, что кто-то, думающий вслух по телевизору, или отрывки мысли в книгах, были метафорой или художественной лицензией.Меня до сих пор поражает, что многие люди думают именно так, а не такими понятиями, как я. Мысли для меня — это мысли, отдельные от слов или образов.

— Алиса Кэнн (@alicecann) 27 января 2020 г.

Я сижу здесь и пытаюсь представить, что такое слышать твой собственный голос в своей голове, постоянно рассказывающий о каждом моменте твоего бодрствования, и я чертовски рад, что мой разум этого не делает. https://t.co/uh5xHXBFe8

— JeanNA Toss A Coin to your Skinner (@JeannaLStars) 2 февраля 2020 г.

Это настолько дико для меня, что я не могу представить, чтобы мыслить реальными предложениями и слышать внутренний монолог.Люди действительно думают предложениями ???? https://t.co/McreMtBK5a

— WitchyTwitchy Ⓥ (@witchytwitchytv) 27 января 2020 г.

Узнайте больше о том, почему у некоторых людей есть внутренний монолог, из этого видео.

ч / т: [IFL Science !, Vice]

Статьи по теме:

Почему 70% людей могут слышать этот беззвучный GIF-файл?

Если музыка вызывает дрожь по позвоночнику, у тебя особенный мозг

Женщина с синестезией рассказывает людям, как их имена на вкус

Фотограф анализирует мозг своих подопытных, чтобы понять, как они на самом деле хотят выглядеть

Внутренняя речь красноречиво говорит о мозге — ScienceDaily

Читаете ли вы газету или обдумываете свое расписание на день, есть вероятность, что вы слышите свою речь, даже если не произносите слов вслух.Эта внутренняя речь — монолог, который вы «слышите» в своей голове, — явление повсеместное, но в значительной степени неизученное. Новое исследование рассматривает возможный механизм мозга, который может объяснить, как мы слышим этот внутренний голос в отсутствие реального звука.

В двух экспериментах исследователь Марк Скотт из Университета Британской Колумбии обнаружил доказательства того, что мозговой сигнал, называемый следствием разряда, — сигнал, который помогает нам отличать сенсорные ощущения, которые мы производим сами, от тех, которые производятся внешними стимулами, — играет важную роль в наш опыт внутренней речи.

Результаты двух экспериментов опубликованы в Psychological Science , журнале Ассоциации психологических наук.

Разряд следствия — это своего рода прогностический сигнал, генерируемый мозгом, который помогает объяснить, например, почему другие люди могут пощекотать нас, но мы не можем пощекотать себя. Сигнал предсказывает наши собственные движения и эффективно нейтрализует ощущение щекотки.

И тот же механизм играет роль в том, как наша слуховая система обрабатывает речь.Когда мы говорим, внутренняя копия звука нашего голоса генерируется параллельно с внешним звуком, который мы слышим.

«Мы проводим много времени в разговоре, и это может привести к перегрузке нашей слуховой системы, из-за чего нам будет трудно слышать другие звуки, когда мы говорим», — объясняет Скотт. «Ослабляя влияние, которое наш собственный голос оказывает на наш слух — используя предсказание« разряда следствий », наш слух может оставаться чувствительным к другим звукам».

Скотт предположил, что внутренняя копия нашего голоса, производимая следствием разряда, может быть сгенерирована даже тогда, когда нет никакого внешнего звука, а это означает, что звук, который мы слышим, когда мы говорим внутри нашей головы, на самом деле является внутренним предсказанием нашего собственного звука. голос.

Он предположил, что если следственный разряд действительно лежит в основе нашего переживания внутренней речи, то сенсорная информация, поступающая из внешнего мира, должна нейтрализоваться внутренней копией, производимой нашим мозгом, если два набора информации совпадают, точно так же, как когда мы попробуй себя пощекотать.

И это именно то, что показали данные. Воздействие внешнего звука было значительно уменьшено, когда участники произнесли в голове слог, соответствующий внешнему звуку.Однако на их исполнение существенно не повлияло, когда слог, который они произносили в своей голове, не совпадал со слогом, который они слышали.

Эти данные свидетельствуют о том, что внутренняя речь использует систему, которая в первую очередь участвует в обработке внешней речи, и может помочь пролить свет на определенные патологические состояния.

«Эта работа важна, потому что эта теория внутренней речи тесно связана с теориями слуховых галлюцинаций, связанных с шизофренией», — заключает Скотт.

Это исследование было поддержано грантами Совета по естественным наукам и инженерным исследованиям Канады Брайану Гику, Джанет Ф. Веркер и Эрику Ватикиотис-Бейтсон.

История Источник:

Материалы предоставлены Ассоциацией психологических наук .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.