Роль выразительных движений в общении: Роль выразительных движений в общении людей

Автор: | 30.09.2020

Содержание

Роль выразительных движений в общении людей

РАЗВИТИЕ МИМИКИ И ПАНТОМИМИКИ

Объяснительная записка

Роль выразительных движений в общении людей

Выразительные движения играют видную роль в человеческом общении, так как восприятие внешнего выражения эмоций побуждает к ответным эмоциональным пе­реживаниям и реакциям у людей.

Владение выразительными движениями способствует более тонкому пониманию всех оттенков и нюансов выражения мимики и пантомимики другого человека.

В процессе развития общения между людьми они все более дифференцировались и приобрели свойства своеобразного «языка» для передачи оттенков чувств, оценок, желаний и устремлений, отношений к событиям жизни.

Первоначально, в младенческом возрасте, эти движения непроизвольны и проявляются в крике, слезах, улыбке, непосредственной реакции на воздействия, которые затрагивают младенца эмоционально. Взрослея, он начинает учитывать указания взрослых, запрещающих плакать по несущественному поводу, выражать страх в такой-то форме и т. д., а поэтому ребенок старается управлять выразительными движениями. В связи с этим может появиться скрытый страх, виноватая улыбка, опущенный взгляд одерживаемые слезы.

В ходе развития человеческой культуры возникают достаточно гибкие формы выразительных движений, передающих оттенки недовольства, одобрения, похвалы, просьбы, презрения, гнева, мольбы, требований, которые становятся общепринятыми в определенной социальной среде.

Обязательным компонентом при любом выразительном движении, любой эмо­циональной реакции, эмоциональном состоянии является моторный компонент.

Особенности внешнего проявления эмоциональных состояний определяются но мимике, пантомимике, а также вокальной мимике.

Мимика — это выразительные движения мышц лица, одна из форм проявления чувств человека. Без слов можно узнать о его тех или иных чувствах и настроениях. Улыбка свидетельствует о радушном настроении. Брови сдвинуты, а на лбу вертикальные складки — выражает недовольство, гнев. Взгляд человека передает многое о нём. Он может быть прямой, открытый, потупленный, доверчивый, ласковый, хмурый, вопрошающий, испуганный, невыразительный, застывший. Лицо может выражать осмысленность, самодовольство, безразличие, грусть, угрюмость, брезгливость. Смех и плач имеют также много определений. В мимике отражаются разные состояния — живость, вялость, бедность, богатство, маловыразительность, напряженность, спокойствие. Однако нередко встречаются амимия или гипомимия, выражающиеся в отсутствии или ослаблении выразительности лицевой мускулатуры. Амимия и гипомимия представляют собой одно из проявлений нарушения моторных компонентов эмоциональных реакций и является частью синдрома общей акинезии.

Все мышцы лица, необходимые для выражения эмоциональных реакций, состояний, ко времени рождения у ребенка сформированы в достаточной мере. Но возможность их функционирования несколько отличается от работы мышц лица взрослого. У младенцев наблюдаются такие специфические эмоциональные переживания, как горе, страх, интерес, печаль, удивление.

Произвольно поднимать брови в норме ребенок может к 4 годам, нахмуривать их — к 7 годам (непроизвольное нахмуриваиие бровей при гневе у ребенка отмечается к 7 месяцам).

Резкое амимическое лицо у ребенка должно настораживать родителей.

Пантомимика — это тоже форма выразительных движений человека, которая выражает изменения в походке, осанке, жестах, передающие его психическое состояв переживание, отношение к тем или иным явлениям. Обычно изменения пантомимики возникают непроизвольно и характеризуют внешнее проявление общего эмоционального состояния человека.

Наиболее важным компонентом пантомимики является жест, который проявляется в выразительном движении рук и служит одним из средств уточнения речевой коммуникации.

Жесты подразделяются на иллюстративные, которые поясняют и выделяют какую-либо высказываемую мысль, и выразительные, которые выявляют эмоционально-волевое состояние человека.

Жесты бывают условные, указывающие, подчеркивающие, ритмичные и эмо­циональные Жестикуляция может проявляться в живой, вялой, бедной, богатой, мало­выразительной, естественной, спокойной, порывистой, робкой, энергичной форме. Но жест может и отсутствовать.

Пользоваться жестами, указывающими на рост (высокий, маленький), «я», «там» и т.д., могут дети 4 — 6-летнего возраста (в норме).

Другими не менее важными компонентами пантомимики являются поза и осанка человека. Поза — это положение тела человека. Она может быть удобной и неудобной, величественной, грациозной, скованной, однообразной, разнообразной, стереотипной, естественной, искусственной. Поза не статична, она меняется по-разному: постепенно, быстро, замедленно, порывисто, плавно.

Общий вид позы характеризуется такими чертами, как напряженный, расслабленный, подобранный, скованный, естественный, величественный, приниженный, подавленный, развязный, разболтанный, распрямленный. В позе может выражаться притворство, неискренность, рисовка.

Осанка — это манера держать себя, внешность человека. Она проявляется пре­имущественно в положении корпуса, складе фигуры. Образуется осанка из положения головы и туловища. Голова может быть поставлена прямо, втянута в плечи, откинута назад.

При нормальном развитии большая часть детей в возрасте 5-6 лет может сдвигать вперед плечи, сжиматься, сгибаться, меньшая часть — сохраняет корпус распрямленным, т.е. не может менять осанку.

Осанка может быть гордой, правильной, неправильной, сутулой, сгорбленной и т.д.

Формы выразительных движений проявляются у человека не в равной мере. Чаще всего они слагаются из мимики, реже — из жестов, но всегда из поз. Отрицательные эмоции, какими бы ни были, «съеживают» фигуру человека. Все же положительные эмоции, напротив, ее «развертывают». Про счастливого человека говорят, что он расцвел как цветок.

Все перечисленные выразительные движения являются необходимыми невербальными средствами коммуникативной деятельности людей. Но они могут иметь и другое назначение использоваться в сценическом искусстве для передачи содержания, создания художественного образа. В этих целях используются пластические выразительные движения тела, жесты, мимика, которые составляют пантомиму. Иногда она сопровождается музыкой, ритмическим аккомпанементом.

Невербальная выразительность и культура движения как компонент педагогического общения в процессе профессиональной подготовки будущего учителя

В современном научном мире педагогическое пространство все больше наполняется новыми категориями и смыслами, расширяющими теоретические позиции профессиональной педагогики, профессионально-педагогической культуры и общения.

В учебной и методической литературе по педагогике проблема педагогического общения рассматривается с точки зрения целей и задач, функций и предпосылок общения, потребностей в общении, коммуникативных барьеров и конфликтов, а также с точки зрения формирования индивидуального стиля общения педагога. Например, в пособии Н. И. Шелиховой «Техника педагогического общения» [11] выделены виды, свойства, уровни и средства общения, показано значение педобщения в контексте педагогического мастерства, рассмотрены барьеры в общении с детьми на уроке и при контакте один на один; предложен алгоритм решения педагогической ситуации; рассмотрена проблема формирования умений общаться у детей младшего школьного возраста; также проанализированы основные принципы общения с родителями.

Среди недавних изданий на эту тему следует назвать «Тренинг педагогического общения» Н. А. Моревой [5], учебное пособие В. Л. Бенина и Р. М. Фатыховой «Педагогическое общение в структуре педагогической культуры» [1], учебное пособие А. А. Лобанова «Основы профессионально-педагогического общения» [4].

Анализ исследований по педагогике и психологии выявляет новые тенденции в изучении проблем педагогического общения [7; 8, 10] Во-первых, происходит осознание необходимости целенаправленного формирования более эффективных педагогических умений в процессе профессиональной подготовки учителей. Во-вторых, признается, что данные умения существуют и должны формироваться не сами по себе, а в контексте более широкого явления — коммуникативной культуры учителя. В-третьих, коммуникативная культура все чаще принимается в качестве основной педагогической категории, понятия, отражающего всю целостность педагогической реальности.

Во многих указанных работах [2; 5; 8] уделяется внимание невербальной коммуникации и движению как одному из ее средств. При этом характер и значение невербалики в работе учителя понимается по-разному, что связано с неоднозначностью трактовок этого явления в непедагогической литературе.

Как правило, признается, что содержание сообщения, вероятнее всего, передается через однозначную, вербальную систему, в то время как отношенческий уровень сообщения, скорее всего, передается через фигуральную невербальную систему. Если слова находятся под нашим контролем и в большинстве случаев произносятся намеренно, большинство посылаемых нами невербальных сигналов бесконтрольны. Другими словами, экспрессивность человека состоит из двух радикально различающихся видов сигнальной активности: экспрессии, которую выдает он сам, и экспрессии, которая выдает его; процесс коммуникации асимметричен [1].

Невербальная коммуникация не контролируется сознанием и поэтому является подлинным выражением наших внутренних установок — прежде всего, самого общего отношения к себе и к людям. Если в подсознании человека имеется какое-либо из следующих представлений: со мною не все в порядке; я плохой, потому что чувствую себя таким; я боюсь задеть чувства другого человека; я не хочу навязываться; я равнодушен ко всему, кроме самого себя; другой человек и взаимоотношения с ним не имеют для меня никакого значения, — оно обязательно проявится в невербалике, хотя вербальное содержание коммуникации может быть совсем иным.

В таких случаях возникает двусмысленность в общении, сложности в понимании, в отношениях, даже если вербальный план коммуникации достаточно точен [9]. Данное положение еще раз подтверждает необходимость развития культуры движения как в повседневной жизни, так и в профессиональной.

Невербальный план сообщений отнюдь не является иллюстрацией или «украшением» вербального. Он содержит значительно больше информации, чем словесный план: по некоторым данным, мы извлекаем из речи лишь 7 % информации, из интонации — 38 %, из кинетики — 55 % [11]. Кроме того, невербальная информация является более важной в процессе общения, чем вербальная, поскольку именно она определяет доверие или недоверие участников коммуникации друг к другу, и, соответственно, к фактическому плану сообщений. Невербальный компонент, обеспечивая взаимопонимание людей (или препятствуя этому), оказывается решающим с точки зрения достижения основной цели общения — состоит ли она в эффективной организации совместной деятельности или же в повышении уровня общности участников коммуникации.

Общение учителя и учащихся происходит в речевой и внеречевой формах [2, 3]. Ведущую роль в процессе социальной коммуникации играет речевая форма. Но слово и речь не могут существовать вне двигательной активности человека. Вербальные способности, как было сказано, используются для передачи фактической информации, тогда как основная информация передается с помощью внеречевых способов, а именно: мимики, жестов, пантомимики, дистанции, пауз в речи, поз и положений корпуса. Невербальный компонент общения включает в себя все несловесные формы передачи информации в процессе человеческого общения. Жесты, позы, телодвижения, мимика являются весьма важными средствами невербального общения, однако не исчерпывают его содержание.

На наш взгляд умения невербального общения недостаточно интегрированы в педагогическую культуру специалиста, и, соответственно, в общую культуру личности учителя. Неразработанной остается проблема формирования невербальной выразительности и культуры движения: предлагаемые отдельные упражнения не выстраиваются в систему, не вписываются в структуру подготовки специалиста.

Несмотря на обилие работ в области коммуникации (в том числе невербальной), многие ее принципиальные проблемы в настоящее время остаются неразрешенными. Для исследовательской литературы характерна недооценка роли невербального поведения, непризнание его принципиального отличия от вербального и связанное с этим стремление создать вербальный словарь невербального языка, отсутствие адекватной методологии исследований на фоне преобладания лингвистического метода.

Указанные особенности отличают подход к проблеме невербального общения в педагогике. В большинстве случаев кинетическое поведение учителя в процессе коммуникации рассматривается в отрыве и от общей культуры личности педагога, и от его психологической культуры. Недостаточно разработанной остается проблема формирования умений пластической коммуникации педагога.

Важными причинами перечисленных противоречий является также недостаточная разработанность антропологической теории движения, ограниченное понимание смысла физических движений в педагогике.

Изучение движения показало, что оно имеет многофункциональную природу, является степенью владения человеком моторикой собственного тела и качественной характеристикой деятельности (общения) человека. Его роль в совершенствовании педагогического общения определяется тем смыслом, которое оно приобретает в связи с пониманием смысла движений в педагогическом общении, характеризующегося умениями педагога двигаться эстетично, грамотно с биомеханической точки зрения и эффективно с социальной и психологической. А кроме этого, анализ существующих работ позволяет утверждать, что в педагогической культуре личности учителя особое место отводится педагогическому общению, в котором ведущую роль играет невербальный аспект, который представлен кинесикой — «языком» движений человеческого тела.

Умения кинетической коммуникации должны целенаправленно формироваться в процессе обучения студентов в педагогическом вузе, параллельно с умениями словесного общения и психотехническими умениями. Работающим учителям необходимо постоянно развивать данные умения. Поскольку невербальный компонент коммуникации в значительно меньшей степени поддается сознательному контролю и коррекции (по сравнению с вербальным), выработка соответствующих умений требует особого внимания и специальных методов.

Традиционно, до некоторого времени в отечественной педагогике умения невербального общения рассматривались в рамках технологического компонента педагогической профессии, который воспринимался как второстепенный по отношению к предметному. Поэтому невербальному аспекту педагогического общения уделялось недостаточно внимания. На сегодняшний момент основы невербальной коммуникации являются одним из разделов учебной дисциплины «Педагогическое мастерство», при этом тренинги по невербальной коммуникации не являются главной темой практических занятий. На наш взгляд это обстоятельство не позволяет полноценно сформировать умения и навыки невербального общения, а тем более культуры движения, так как культура движения включает в себя и физическую подготовку, и владение различными техниками ходьбы, и умения соблюдать манеры и этикет, и умения красиво встать или сесть, и конечно умения считывать информацию, заложенную и передаваемую сознательно и подсознательно учеником.

Для студентов педагогических специальностей нами разработан спецкурс, направленный на формирование основ культуры движения на внеучебных занятиях, организованных в рамках деятельности студенческого клуба. Данная модель включает три блока: теоретический, практический (тренинги и тренажи) и аналитический (использование на педагогической практике). Следует подчеркнуть, что когда речь идет о невербальной выразительности движений в качестве содержания учебно-воспитательного процесса, приоритеты должны быть отданы невербальной коммуникации, так как именно она в данном случае несет профессионально значимую информацию, а также формирует и культуру поведения, и культуру движения обучаемого. В своей работе над невербальной выразительностью и культурой движения студента, будущего учителя мы используем тренинги невербальной коммуникации, элементы танцевально-двигательной терапии, упражнения фитнесса и сценического движения, занятия основами различных направлений хореографии, практические занятия по манерам и этикету, техникам ходьбы.

В результате, мы выяснили, что студенты, владеющие основами культуры движения при прохождении практики, испытывают меньше затруднений, они легко находят контакт со школьниками, умеют завоевать авторитет, не боятся аудитории, у них повышается самооценка, мотивация профессиональной деятельности. Это подтверждают анкеты и тесты заполняемые студентами до и после ознакомления со спецкурсом «Основы культуры движения».

Культура движения организует тело человека, влияет на все функции организма, на психику, нервную систему, делает человека собранным, внутренне ритмичным, свободным, воспитывает волю и внимание, обостряет восприятие, эмоциональность. Необходимо научить студентов, будущих педагогов правильно пользоваться техникой такого общения, заложить в их сознание мысль о том, что малейшее изменение того или иного движения при общении, так же, как интонации речи, изменяет характер и содержание педагогического действия.

Каждое движение педагога должно выражать достоинство. Жесты должны быть лёгкими, уверенными и энергичными. Во время занятий над своей пластикой нужно добиваться, чтобы каждое движение имело четкое начало и конец, и сразу же устранять небрежности. Педагогу следует помнить, что значительная часть информации передаётся с помощью невербальных средств общения. Нужно учиться пользоваться только «положительными» движениями лица и тела, избегать «отрицательных» жестов и мимики.

Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что в силу специфики информации, передаваемой в процессе обучения, невербальная выразительность — едва ли не главная составляющая успешного педагогического процесса. Вместе с тем, будущему учителю чрезвычайно важно выработать в себе ощущение внешней линии и формы своего тела в пространстве, уметь посмотреть на себя со стороны, найти верный ракурс тела и ритм движения. Надо научить будущих педагогов анализировать свои движения и движения других, замечать ошибки и самим устранять их, помня, что дети (в первую очередь это относится к дошкольникам и младшим школьникам) невольно воспринимают культуру движения учителя как образец для подражания и доверчиво копируют как ее достоинства, так и ее недостатки.

 

Литература:

 

1.                  Бенин В. Л., Фатыхова Р. М. Педагогическое общение в структуре педагогической культуры. — Уфа: Восточный университет, 2000. — 144 с.

2.                  Крутова Н. Внеречевое общение — средство педагогического воздействия // Народное образование. — 2001. — № 8. — С. 205–207.

3.                  Крутова Н. Невербальное общение учителя // Школьные технологии. — 2002. — № 6. — С. 194–202.

4.                  Лобанов А. А. Основы профессионально-педагогического общения. — М.: Academia, 2004. — 189 с.

5.                  Морева Н. А. Тренинг педагогического общения: Уч. пос. — М.: Просвещение, 2003. — 303 с.

6.                  Педагогический энциклопедический словарь. — М.: Научное изд–во «Большая Российская энциклопедия», 2003. — 528 с.

7.                  Савостьянов А. Руки учителя // Народное образование. — 2002. — № 2. — С. 209–215.

8.                   Сатир В. Как строить себя и свою семью. — М.: Педагогика-пресс, 1992. — 190 с.

9.                  Терехов П. Педагогическая компетентность в сфере культуры // Высшее образование в России. — 2003. — № 3. — С. 124–126.

10.              Формановская Н. И. Культура общения и речевой этикет. — М.: ИКАР, 2002. — 236 с.

11.              Шелихова Н. И. Техника педагогического общения. / Под общ. ред. М. Р. Гинзбурга. — М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «Модэк», 1998. — 128 с.

Основные термины (генерируются автоматически): педагогическое общение, невербальная коммуникация, культура движения, невербальное общение, умение, невербальная выразительность, общение, будущий учитель, невербальный аспект, учебное пособие.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание››

Анализ особенностей познавательной деятельности при шизофрении, закономерное формирование ее диссоциированного характера — снижение социальной регуляции при относительной сохранности операционного аспекта — подводят нас к рассмотрению ведущих компонентов в структуре психологического синдрома шизофренического дефекта. ним следует отнести недостаточность социальной направленности личности и снижение социальной регуляции деятельности, обусловленных снижением потребности в общении. Эти категории, на наш взгляд, наиболее адекватно раскрывают основное психологическое содержание клинического понятия аутизм.

Социальная направленность человека заключается в первую очередь в готовности к взаимодействию с другими, которая реализуется в его поведении, общении, в совместной деятельности. Потребность в общении проявляется в активном поиске контактов с другими людьми.

В психологии принято различать две основные функции общения и соответственно две его формы: 1) личностное «неофициальное» общение, направленное на удовлетворение духовной потребности человека в другом человеке; 2) «официальное», деловое общение, направленное на осуществление совместной деятельности [43; 100 и др.].

В личностном общении основную регуляторную функцию осуществляет эмоциональный компонент, в совместной деятельности наряду с эмоционально-волевой регуляцией существенна роль когнитивного компонента общения. Тем общим, что объединяет разные формы общения, является процесс взаимодействия людей друг с другом.

Дефицит потребности в общении, снижение его активности значительно затрудняет развитие других сторон психики, необходимых для общения, социально-перцептивных способностей (восприятие мимики, поз), развитие выразительных движений и в выразительности речи и т. д., которые относятся к необходимым предпосылкам и средствам общения. Нарушение общения является и непосредственной причиной недостаточности развития психических процессов, свойств личности и способностей, необходимых для общения, и следствием этой недостаточности.

Исследования нарушения общения при шизофрении направлены в первую очередь на анализ его предпосылок: когнитивного аспекта общения (социальной перцепции, социальной компетенции), а также социальных способностей и умений.

Исследования социальной перцепции у больных шизофренией представлены достаточно широко. Особенностью методического приема, примененного в ряде исследований, явилось то, что испытуемые самой инструкцией были ориентированы на восприятие и оценку мимики, эмоциональных состояний, поз, интонаций и т.  д. Учитывалась адекватность этих оценок. К этой группе можно отнести серию экспериментов с использованием методики аудиторского анализа [11]. Результаты исследования показали, что больные шизофренией способны правильно понимать эмоциональное значение отдельных экспрессивных признаков, что свидетельствует об их потенциальной возможности адекватно воспринимать эмоциональные воздействия. Сходные результаты были получены в исследовании восприятия речевой и мимической экспрессии у больных шизофренией. Испытуемые при прослушивании записи эмоционально окрашенного голоса должны были выбрать из предложенного набора фотографий ту, на которой выражение лица в наибольшей степени соответствовало бы эмоциональному состоянию диктора. Результаты исследования группы больных шизофренией не отличались от результатов здоровых.

Вместе с тем многими исследователями подчеркивается снижение точности распознавания эмоций у больных шизофренией [180]. Больным хронической шизофренией предъявлялись фотографии с изображением восьми разных эмоций. Больные были значимо менее точны, чем здоровые испытуемые, в восприятии всех эмоций, кроме эмоций удовольствия. Те же задания использовали и другие авторы [244] при исследовании трех возрастных групп больных шизофренией (8—12, 13—19, 20—50 лет). Все взрослые больные были хроники с плохим преморбидом. Шизофреники были менее точны, чем здоровые, в распознавании эмоций по всем трем возрастным группам. Взрослые больные дали более низкие показатели, чем дети. Снижение способности больных шизофренией к адекватной оценке мимики отмечено и в других исследованиях [219; 242]. Обнаружено также снижение способности больных шизофренией к опознанию эмоциональных состояний по голосу к распознаванию эмоциональных состояний по позе.

Противоречивость фактов, полученных в разных исследованиях, по-видимому, объясняется как разнородностью клинических групп, включенных в эксперимент, так и различиями в экспериментальных условиях: разной сложностью стимульного материала и т. д. Из приведенных фактов следует, что трудности в распознавании эмоциональных стимулов в первую очередь испытывают хронические больные шизофренией.

Более однозначные результаты были получены в исследованиях с использованием методик «открытого типа», предоставляющих испытуемым возможность самостоятельно выбирать основания для распознавания социальных объектов. Ряд исследователей [187] предлагали больным шизофренией с нарушениями мышления, больным шизофренией без нарушений мышления и непсихиатрическим пациентам расклассифицировать девять схематических изображений человеческих лиц и девять абстрактных схематических изображений. Первая группа больных шизофренией хуже классифицировала лица, а две другие группы лучше классифицировали лица, чем абстрактные изображения.

В исследовании И. Г. Беспалько [13, 14] больные шизофренией выполняли роль экспертов по оценке выражения лиц. При этом они реже, чем здоровые, ориентировались на эмоциональные признаки и чаще — на формальные особенности изображений.

В исследованиях, выполненных в лаборатории патопсихологии ВНЦПЗ АМН СССР [163], особенность методического подхода заключалась в создании неопределенной ситуации со многими возможными вариантами решений. Исследовались особенности классификации изображений человеческих лиц и восприятия межличностных взаимодействий больными шизофренией с относительно благоприятным течением заболевания. Полученные результаты подтвердили исходную гипотезу о снижении ориентировки больных на социально значимые признаки, учет и оценка которых являются необходимым условием общения.

Были обнаружены также значительное снижение у больных шизофренией точности и дифференцированности восприятия взаимодействий между людьми, нарушение восприятия интеракционной стороны общения, уменьшение направленности на описание эмоциональных состояний персонажей. Для больных с чертами негрубого дефекта была характерна выраженность этих изменений в отношении восприятия собственных взаимодействий, в то время как для больных с выраженным дефектом эти изменения распространялись и на восприятие взаимодействия между другими людьми [152].

Подводя итог исследованиям, направленным на анализ социальной перцепции больных шизофренией, можно констатировать, с одной стороны, принципиальную способность больных с нерезко выраженным дефектом к адекватному восприятию распознавания социальных признаков и эмоциональных состояний. Вместе с тем у больных шизофренией снижены направленность и ориентировка на эти признаки, что, безусловно, затрудняет установление адекватных отношений с другими людьми, поскольку нормальное общение помимо обмена речевой информацией необходимо предполагает учет эмоционального состояния, нюансов настроения собеседника, проявляющихся в мимике, жестах, позе, интонации и т. д.

Большое место среди работ, направленных на изучение коммуникативных способностей больных шизофренией, занимают многочисленные исследования особенностей их речи [231; 218; 215]. Не останавливаясь на анализе конкретных исследований, можно сказать, что речевые особенности больных шизофренией не могут быть определены как неспособность понять или употреблять речь, скорее, они могут быть объяснены дефицитом таких умений, как самоконтроль и речевое прогнозирование, как невыразительность и монотонность речи, недостаточная эмоциональная окраска речевых высказываний. Эта недостаточность присуща не всем больным шизофренией и обнаруживается не всегда.

О снижении коммуникативных способностей и умений у больных шизофренией косвенно могут свидетельствовать трудности, которые они испытывают при решении проблем, связанных с анализом межперсональных отношений.

Исследовали больных шизофренией женщин с плохим преморбидом, с хорошим преморбидом и группу психически здоровых женщин. Им предлагалось дать двенадцать личностных характеристик, различающих людей, которые им нравятся, и людей, которые им не нравятся. Больные с плохим преморбидом могли разделить эти две группы лишь по двум признакам, больные с хорошим преморбидом не отличались по этим показателям от здоровых. Дж. Платт и Д. Спивак [220] исследовали способность больных шизофренией к генерированию идей и принятию оптимальных решений в интерперсональных проблемных ситуациях. Результаты показали, что больные предлагают меньше вариантов решений, чем здоровые. Наиболее низкие результаты показали больные шизофренией с плохим преморбидом. Была обнаружена связь между уровнем психической патологии, измеряемой с помощью IQ, и способностью к решению межперсональных проблем. Не продолжая дальше списка этих исследований, можно заключить, что больные шизофренией имеют по сравнению со здоровыми менее сложные и менее дифференцирующие личностные конструкты (параметры для сравнения людей и событий между собой — по Келли) [198] и меньшую способность к генерированию и эффективному решению межперсональных проблем. Этот дефицит характеризует прежде всего некоторые группы больных шизофренией: хронических больных, больных с нарушениями мышления и больных с плохим преморбидом.

Таким образом, многочисленные экспериментальные исследования, часть из которых была здесь упомянута, свидетельствуют более прямо или косвенно о существенном дефиците у больных шизофренией ряда коммуникативных способностей и умений, обеспечивающих успешное общение с другими людьми.

Другой большой круг исследований касается проявлений нарушения общения в поведении больных шизофренией. К этому кругу можно отнести целый ряд работ, прежде всего американских авторов, имеющих социально-психологическую направленность. В этих исследованиях нарушение общения рассматривается в непосредственной связи с нарушением интерперсонального поведения и снижением социальной адаптации. В них широко используются методы непосредственного наблюдения за поведением больных, психометрические и социометрические методы (опросники, шкалы и т. д.). Рядом авторов отмечается снижение частоты общения у больных шизофренией по сравнению с контрольными группами лиц. Больные шизофренией обнаруживают меньшую подверженность социальному подкреплению и социальным оценкам. В ряде исследований выявилось предпочтение больными шизофренией изоляции и избегания общения.

Для анализа межперсонального функционирования была предложена теоретическая модель межперсональных умений [245], согласно которой предполагается, что адекватная межперсональная реакция должна быть результатом: 1) точного восприятия интерперсонального стимула, 2) оценочного процесса отбора соответствующей реакции, 3) доведения реакции до степени максимального достижения цели общения. Предложенная модель использовалась для анализа данных, имеющихся в литературе, которые рассматривались под углом зрения трех составляющих модели интерперсональных умений. Во всех трех аспектах больные шизофренией обнаруживали дефицит по сравнению со здоровыми и нешизофреническими пациентами. Указанные три аспекта межперсонального функционирования, как правило, изучались изолированно друг от друга. Об этом свидетельствует и проведенный выше анализ исследований, посвященных проблеме патологии общения при шизофрении.

Целостную картину особенностей социального поведения и общения больных шизофренией, включающую и социально-перцептивный, и регуляторный, и поведенческий компоненты, можно получить при анализе реальной деятельности, живого взаимодействия в ситуации совместной деятельности.

Специфический характер протекания психических процессов в условиях реального взаимодействия по сравнению с индивидуальной деятельностью подчеркнут в целом ряде психологических исследований [81; 102; 83].

В условиях совместной деятельности общение выступает не только как предмет изучения, но и как методологический принцип, позволяющий проанализировать специфику протекания психических процессов в этих условиях и выявить ряд специфических свойств личности, необходимых для успешного осуществления и достижения цели совместной деятельности.

Развитие выразительной речи у детей дошкольного возраста посредством театрализации

Понятие «выразительность речи» имеет интегрированный характер и включает в себя вербальные (интонация, синтаксис, лексика) и невербальные (мимика, жесты, поза) средства. Психолог и философ С.А. Рубинштейн рассматривал выразительность речи как качественную характеристику речи, которая тесно связана с проявлением индивидуальности человека. Соответственно, важнейшим условием своевременного интеллектуального, речевого, литературного и художественного развития служит использование разнообразных средств выразительности речи.

Выразительность речи у детей развивается в течение всего дошкольного возраста: от непроизвольной эмоциональной у малышей к языковой выразительности речи у старших дошкольников.

Нередко бывает, что люди с богатым духовным содержанием и выразительной речью оказываются замкнутыми, стеснительными, избегают публичных выступлений, теряются в присутствии незнакомых людей. Необходимо создание условий, в которых ребенок будет проявлять свои эмоции, чувства, желания и взгляды, не стесняясь посторонних. В этом помогает театрализация. Дети знакомятся с окружающим миром во всем его многообразии. Образы, краски, звуки, умело поставленные вопросы заставляют думать, анализировать, делать выводы, обобщения. Ребенок усваивает богатство родного языка. Используя выразительные средства и интонации, соответствующие характеру героев и их поступков, старается говорить четко и понятно для окружающих.

Вся жизнь детей насыщена игрой, каждый хочет сыграть в ней свою роль. В игре ребенок получает не только информацию об окружающем мире, но и учится жить в этом мире, строить взаимоотношения.

«Что такое театр? Это лучшее средство для общения людей, для понимания их сокровенных чувств. Это чудо, способное развивать в ребёнке творческие задатки, стимулировать психические процессы, совершенствовать телесную пластичность, формировать активность» (К.С. Станиславский). В театрализованной игре формируется диалогическая, эмоционально насыщенная речь. Дети лучше усваивают содержание произведения, логику и последовательность событий, их развитие и причинную обусловленность. Театрализованные игры способствуют усвоению элементов речевого общения (мимика, жест, поза, интонация, модуляция голоса).

Чем более развита у ребенка речь, тем шире его возможности познания. Театрализованные игры дают возможность перейти от бессловесных этюдов к этюдам со словами, диалогу, монологу, импровизировать с элементами ряженья на заданную тему, что развивает воображение, дети учатся выражать себя в движении, свободно держаться не стесняясь. Для детей важно все: музыка, костюмы, декорации и главное – слово. Репетиции дают детям возможность общаться, понять чувство партнерства, снимают скованность, ускоряют процесс овладения навыками публичных выступлений.

В театрализованную деятельность входит драматизация, сюжетные этюды по сказкам, рассказам, стихотворениям. Предполагается, что если разыгрывать с 1,5-2-летнего возраста народные песенки, сказки, потешки, а с 2-3 летнего использовать игрушки, фигурки плоскостного, настольного театра, театра Петрушки, то уже в 4 года театрализованная деятельность возможна как самостоятельная. Для этого необходимо создать условия, в которых театрализованная деятельность будет протекать успешно: создать предметно-пространственную среду, изготовить ширму, приобрести набор кукол, масок. Это даст возможность каждому ребенку принять участие в театральной деятельности.

Интерес детей к театрализованным играм формируется постепенно. Можно привлекать старших детей к показу небольших кукольных спектаклей, взяв за основу содержание знакомых потешек, стихов и сказок.

Дети очень любят яркие костюмы и фигурки героев сказок, шапочки, маски. Им очень хочется переодеться, а значит измениться. Игры – имитации позволяют начать знакомство с театральными играми. В игре непроизвольно происходит имитация отдельных действий и эмоций животных, птиц, человека или цепочки последовательных действий в сочетании с передачей основных эмоций героя.

В дальнейшем дети знакомятся с разными видами театров: настольный театр, театр бибабо, плоскостной театр. Здесь интересно использовать мини-постановки по текстам народных и авторских стихов, сказок, рассказов.

Самыми доступными видами театра для малышей является пальчиковый и кукольный театры. Пальчиковый театр способствует развитию речи, внимания, памяти, формирует пространственные представления, развивает ловкость, точность, выразительность, координацию движений, повышает работоспособность, тонус коры головного мозга. Ребенок надевает себе на пальчики фигурки, при этом стимулируя нервные окончания кончиков пальцев, и рассказывает сказки (разные, но обязательно по оригинальному тексту). Подражание движениями рук, игры с пальцами стимулируют процесс речевого и умственного развития ребенка. Об этом свидетельствует и опыт, и знания многих поколений, и исследования физиологов, которые доказали, что двигательные импульсы пальцев рук влияют на формирование «речевых» зон и положительно действуют на всю кору головного мозга ребенка. Поэтому развитие рук помогает ребенку хорошо говорить, подготавливает руку к письму, развивает мышление.

К 4-5 годам происходит постепенный переход ребенка от театрализованной постановки взрослого к самостоятельной игровой деятельности. Дети осваивают разные виды настольного театра: вязаный театр, конусный театр, театр народной игрушки и плоскостных фигур и мягкой игрушки.

Театр картинок – этот вид театра, который способствует внесению разнообразия в творческие игры малышей. Такие игры развивают творческие способности и содействуют эстетическому воспитанию. Маленькие дети очень любят смотреть картинки в книгах, но, если картинки показать в движении, в действии, ребята получат еще большее удовольствие.

В старшем дошкольном возрасте дети освобождаются от комплексов и активно участвуют в театрализованных играх. Навыки кукловождения, приобретенные детьми, позволяют объединять в одной театрализованной игре несколько видов театральных кукол различных систем. Театрализованные игры отличаются более многоплановыми характеристиками героев, трудными для постановки мизансценами, в них действуют наиболее сложные в управлении куклы. У детей вызывает большой интерес изготовление кукол, масок и других атрибутов.

При игре в кукольный театр невозможно играть молча. Ведь ребенок становится и актёром, и режиссером, и сценаристом своего спектакля. Он придумывает сюжет, проговаривает его, озвучивает героев, проговаривает их переживания. Во время игры в кукольный театр расширяются опыт общения в различных ситуациях и словарный запас.

Игра с куклой предоставляет детям возможность полного раскрытия индивидуальных особенностей. Дети должны оживить кукол и дать им настроение, характер. Играя с куклами, ребенок открывает свои затаенные чувства не только словесно, но и выражением лица, жестикуляцией.

С расширением кругозора детей сценические представления усложняются: увеличивается число действующих лиц, более сложными становятся сюжеты спектаклей, продолжается знакомство детей с разными видами театров:

– Театр на палочке – вырабатывается ловкость рук, умение управлять своими движениями, концентрировать внимание на одном виде деятельности, соотносить движения с речью.

– Вязаный театр развивает моторно-двигательную, зрительную, слуховую координацию. Формирует творческие способности, артистизм. Обогащает пассивный и активный словарь.

– Конусный театр помогает учить координировать движения рук и глаз, сопровождать движения пальцев речью. Выражать свои эмоции посредством мимики и речи.

– Театр – топотушки помогает расширять словарный запас, подключая слуховое и тактильное восприятие. Знакомит с народным творчеством. Обучает навыкам общения, игры, счета.

– Театр на перчатке. Кукла-перчатка способна помочь ребенку избавиться от мучивших его переживаний или страха путем решения конфликтной ситуации в игре с куклой-перчаткой. Куклотерапия дает очень хорошие результаты при работе с детьми с нарушениями речи, неврозами. Перчаточная кукла может передавать весь спектр эмоций, которые испытывают дети. Малыши увидят в кукле отражение своих переживаний, будут успокаивать, если она плачет, кормить кашей и так далее.

 

Упражнения на развитие речи, дыхания и голоса совершенствуют речевой аппарат ребенка. Выполнение игровых заданий в образах животных и персонажей из сказок помогает лучше овладеть своим телом, осознать пластические возможности движений. Театрализованные игры и спектакли позволяют ребятам с большим интересом и легкостью погружаться в мир фантазии, учат замечать и оценивать свои и чужие промахи. Дети становятся более раскрепощенными, общительными; они учатся четко формулировать свои мысли и излагать их публично, тоньше чувствовать и познавать окружающий мир. И, конечно, занимаясь с детьми театром, мы делаем жизнь наших воспитанников интересной и содержательной, наполняем ее яркими впечатлениями и радостью творчества. Театр научит ребенка видеть прекрасное в жизни и в людях, зародит стремление нести в жизнь прекрасное и доброе. Данная деятельность интересна, доступна, эмоционально привлекательна детям, педагогам, родителям, что доказывается положительной динамикой в развитии детей.

Список использованной литературы:

1. Занятия по театрализованной деятельности в детском саду. М.Д. Маханева. ТЦ «Сфера», Москва, 2009.

2. Театральная деятельность в детском саду. Для занятий с детьми 5-6 лет. А.В. Щеткин. «Мозаика-Синтез», Москва, 2008.

3. Учимся по сказке. Игры-занятия с детьми 4-7 лет. Н.А. Гурьева. С-Пб., «Паритет», 2006.

4. Развитие речи детей 6-7 лет в свободной деятельности. Методические рекомендации. О.С. Рудик. ТЦ «Сфера», Москва, 2009.

5. Занятия по развитию речи в старшей группе детского сада. В.В.Гербова. Москва, «Просвещение», 1984.

6. Учимся по сказке. Игры-занятия с детьми 4-7 лет. Н.А. Гурьева. С-Пб., «Паритет», 2006.

Развитие выразительности речи как средства выражения своих мыслей и чувств — Логопедический чемоданчик — Родителям — Каталог статей

«Выразительность речи —  умение внятно, убедительно, и в то же время по возможности сжато выражать свои мысли и чувства, умение владеть интонацией, выбором слов, построением предложений, подбором фактов, примеров действовать на слушателя и читателя» Рождественский Н. С.

От чего зависит «выразительность речи»?

Большую роль в речи играет интонация, усиливающая значение слова. Иногда с её помощью можно придавать высказыванию смысл, противоположный тому, что выражает само слово.

Выразительность речи зависит от правильного дыхания, звучного голоса, чёткой дикции, нормального темпа, соответствующего цели высказывания и т.д.

Темп речи – действенное средство её художественной выразительности. Использование разнообразных оттенков, придаёт речи особую динамику, живость, богатство выразительного звучания. Если произносимая речь будет иметь один и тот же размеренно звучащий темп, она поблекнет, станет безжизненной.

Упражнение в умении изменять темп речи. Определить, в каком темпе нужно прочесть стихотворение, прочитать в выбранном темпе (в среднем, быстром, медленном, чередующемся).

Ходит кот по лавке –

Мягонькие лапки,

Ушки пушисты,

Глазки золотисты.

 

Очень медленны движенья,

И «походка» как скольженье,

В дом свой прячется от страха,

Хвост поджавши, черепаха ( В. Талызин)

 

С горки мчится паровоз

Без трубы и без колёс,

С паровозом – три вагона:

Михаил и два Антона. (О.и К. Соловьёвы)

 

Еле-еле, еле-еле

Завертелись карусели,

А потом, потом, потом

Всё бегом, бегом, бегом!

Всё быстрей, быстрей бегом,

Карусель кругом, кругом!

Тише, тише, не спешите!

Карусель остановите.

 

Ритм речи

Ритмом называют равномерное чередование ускорения и замедления, напряжения и ослабления, долготы и краткости речи. Наиболее ощутимо выражение ритма в стихотворной речи, особенно при чередовании ударных и безударных слогов в определённом порядке, через соизмеримые промежутки времени. Ритм ощущается только в единстве с содержанием. Он переплетается с интонационным строением стиха.

Ритм речи требует не однообразия в длительности пауз, а выразительного их разнообразия. Это также относится и к декламированию стихов. Стихи прозвучат лучше, если читать их, подчёркивая размер и делая регулярные паузы в конце строф.

Проза в большей степени, чем стихи, должна обладать ритмом логически связанной мысли. Слушателю нужна не «красота» звучания, а ясность, доходчивость смысла. Ребёнок, когда читает стихотворение или прозу, должен чувствовать ритм, отвечающий содержанию речи, и стараться определить, где сделать короткую паузу, а где остановиться перед решающим словом или фразой, чтобы создать нужное впечатление.

Умение изменять ритм речи

  1. Игра «Узнай фразу (стих, песню)». Послушай, я произнесу две фразы без слов, с помощью слогов та-та-та или простучу. Узнай, какая фраза произнесена первой, какая второй.

Много снега – много хлеба.

От топота копыт пыль по полю летит.

  1. Игра «Прохлопай стих без слов»
  2. Игра «Поймай рифму» Закончи предложение, вставь пропущенное слово

Кто с хвостом своим играет,

Остры когти убирает,

Отдыхает у окошка

И мурлычет нежно… (кошка)

 

Высота, сила голоса

Голос – важная речевая характеристика, которая либо способствует активному общению, либо затрудняет его.

Голос, как и взгляд, наиболее непосредственно, а именно прямо и мгновенно передаёт эмоциональное состояние человека, его отношение к окружающим.

Особенности психологического, технического, коммуникативного восприятия голоса зависят от таких качеств, как чистота дикции. Звучность, диапазон, гибкость, адаптивность, помехоустойчивость, суггестивность.

Звучность голоса создаёт так называемую благозвучность речи, т.е. чистый, ясный по тембру ( не хриплый, не гнусавый, не пришепетывающий), что тесно связано с дикцией. Хрипы, различные шумы появляются в голосе от недостаточно правильного владения речевым аппаратом, плохой постановки речевого дыхания. Воздушная струя, образующая звук, должна проходить через органы речи свободно, не встречая преград, это делает голос ясным и чистым.

Широта диапазона должна проявляться на фоне среднего, нейтрального уровня всех голосовых характеристик.  Именно на среднем уровне надо постоянно удерживать и высоту, и громкость, и тембр голоса, лишь в нужных местах повышая или понижая его.

Человек с узким диапазоном голоса говорит монотонно, его речь усыпляет, его смысл воспринимается с трудом и напряжением, он превращается как бы в единый, нечленимый поток мыслей, растворяется в нечленимом потоке звуков.

Широкий диапазон голоса предполагает владение как самыми тихими тонами, так и самыми громкими. Однако постоянно слишком тихий голос создаёт неудобства в восприятии речи, может выражать неуверенность, слишком форсированный, громкий утомляет и тоже неудобен для восприятия. Часто старшие дошкольники отвечают тихо, ниже средней силы своего голоса. Следует добиваться нормального звучания голоса при чтении и высказываниях. Оптимален голос средней силы и высоты, так как его легко можно понизить и повысить, сделать тихим и громким.

Обычно дети плохо знают среднее звучание своего голоса. Им нужно помочь осознать его. Это можно сделать так: ребёнка просят тихо прочесть четверостишие, затем ещё тише, потом шёпотом. Но так, чтобы было слышно всем, потом прочитать тоже самое, но громко, ещё громче, и только в завершение так, как «хочется голосу» ребёнка. Пробуя и сравнивая речь разной громкости, ребёнок находит среднее звучание своего голоса.

В голосе различают высоту (звуковысотность). Если прислушаться к речи окружающих и своей собственной, можно заметить движение голоса по звукам разной высоты. От основного тона голос отклоняется вверх, вниз, устанавливается на среднем уровне (регистр), снова повышается, падает, но не в беспорядке, а по определённым законам, образуя мелодику речи. Способность голоса переходить от высоких звуков к средним называется гибкостью голоса.  

Умение изменять высоту голоса

  1. «Звуковая лесенка». Назови дни недели (посчитать от 1 до 5-10) разным по высоте голосом так, чтобы первое слово было произнесено высоко, второе ниже и наоборот.
  2. «Расскажи сказку», используя разную высоту голоса. Расскажи отрывок из сказки от лица каждого героя, изобразив голосом, как говорит каждый герой. (Сказки «Теремок», «Три медведя», «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка», «Маша и медведь», «Волк и семеро козлят»)

Умение изменять силу голоса

  1. Произнести автоматизированные ряды слов с разной силой голоса (тихий, средний, громкий и наоборот). Назови дни недели (посчитать от 1 до 5-10) разным по силе голосом так, чтобы первое слово было произнесено тихо, второе громче и наоборот.
  2. Прочитать стихотворение , изменяя голос по контексту. Послушай стих и подумай, где нужно изменить силу голоса: где шёпотом, где тихо, а где громко.

Гром грохочет – бух, трах!

Словно горы рушит.

Тишина в испуге – Ах! –

Затыкает уши. ( А. Чилыгин)

 

Ударение в речи

Слоговое ударение

Ударение – один из важнейших признаков слова как звукового явления. Чувствительность к ударению, ударному слогу в слове – очень важный раздел в обучении детей.

В русском языке ударение является разноместным, т.е. оно может падать на любой слог, например, книга, Василий, земля и т.д.

Ударение играет смыслоразличительную роль: замок ( на двери) и замок (дворец).

Русское ударение подвижно. Это важно знать при различении грамматических форм, например: нет стены и высокие стены.

Силовой характер ударения в русском языке определяет напряжённость артикуляции и длительность звучания ударных слогов по сравнению с безударными.

Определение ударного слога вызывает трудности у старших дошкольников.

Умение выделять ударный слог в слове

  1. Отхлопать слова, ударный слог – громкий хлопок, безударный – негромкий. Прохлопай слово, утрированно выделяя ударный слог (парта, окно, стол, Наташа, Лена, карандаш).
  2. Подобрать слова, картинки, под заданные схемы: х-Х, х-х-Х, х-Х-х, Х-х-х.

Логическое ударение

Логическое ударение – наиболее существенное выделение слова, с точки зрения ситуации речи, средство передачи смысловых отношений между словами. К.С. Станиславский называл логическое ударение «указательным пальцем», отмечающим самое главное слово в предложении.

Есть четыре способа выделить слово.

  1. Более медленным произношением.
  2. Усилением голоса
  3. Изменением высоты голоса.
  4. Паузой перед словом (а иногда и после него)

Часто в речи используется не один способ выделения слова, а одновременно несколько  способов.

В большинстве случаев слово во фразе не столько ударяется, сколько именно выделяется.

Основной способ определения логического ударения заключается в осмыслении контекста, являющемся общепризнанным толкователем значений.

Умение пользоваться логическим ударением

  1. Прослушай предложение и выдели голосом главное слово.
  2. Сделай ударение на заданном слове во фразе. (обратить внимание на то, как меняется основная высказываемая мысль (с. 24)
  3. играет в саду с куклой.

(Играет девочка, а не мальчик)

Девочка играет в саду с куклой

(Не просто унесла её туда)

Девочка играет в саду с куклой

(А не в лесу.)

Девочка играет в саду с куклой

(А не с другой игрушкой. )

  1. Расскажи стихотворение, выделяя главные слова:

Осень наступила,

Высохли цветы,

И глядят уныло

Голые кусты. (А Плещеев)

Интонационная выразительность

Интонация – совокупность совместно действующих звуковых элементов устной речи, которая определяется содержанием и целями высказывания.

Интонация – явление сложное, целостное. В интонации выделяются следующие компоненты: сила голоса (громкость, логическое ударение), пауза, темп, и ритм, мелодика, эмоциональный тон, тембр. Именно интонация фактически организует устную речь в целом, в том числе и чтение. С её помощью предложениям придаётся значение вопроса, побуждения, просьбы, сообщения. Интонация позволяет передать эмоционально смысловые оттенки текста, выражая состояние, настроение автора (грусть, тревогу, радость…), его отношение к описываемому (ирония, уважение, гордость…).

Из всего вышесказанного следует, что интонационные структуры не являются чем-то врождённым, так как их возникновение и развитие обусловлены при непосредственном эмоциональном общении, а формирование его средств начинается с эмоциональной интонации.

Сформированность интонационной выразительности речи.

  1. Произнести предложение с повествовательной интонацией (произнеси предложение с радостью, с восторгом; с удивлением, сомнением).

Мы любим школу.

  1. Произнести фразу с различной эмоциональной окраской (грустно, весело, торжественно, испуганно, сердечно, ласково).

Мы поедем на экскурсию.

  1. Подумай, с какой интонацией нужно прочитать этот стих.

 

Приехали! Приехали!

Родители приехали!

С конфетами, с орехами

Родители приехали! (А. Барто)

 

Заунывный ветер гонит

Стаю туч на край небес,

Ель надломленная стонет,

Глухо плачет тёмный лес. (Н. Некрасов)

 

Я под краном руки мыла,

А лицо помыть забыла.

Увидал меня Трезор,

Зарычал: «Какой позор!» (Г. Ладонщиков)

 

Тронь её нечаянно –

Сразу – караул!

«Ольга Николаевна!

Он меня толкнул!» (А. Барто)

 

Диагностика культуры устной речи

  1. Умение регулировать силу голоса.
  2. Умение регулировать темп речи.
  3. Интонационная выразительность (виды интонации)
  4. Наличие логических пауз, ударений.
  5. Манера держаться, пользоваться жестами, мимикой
  6. Умение выделять ударный слог
  7. Наличие чувства ритма.

Список использованной и рекомендуемой литературы

Алексеева М.М., Яшина В.И. Речевое развитие дошкольников. М., 1998.

Вербовая Н.П., Головина О.М., Урнова В.В. Искусство речи. М., 1977.

Горбушкина Л.А.,Николаичева А.П. Выразительное чтение и рассказывание детям дошкольного возраста. М., 1985.

Иванова С.Ф. Речевой слух и культура речи. М., 1970.

Фомичёва М.Ф. Воспитание у детей правильного произношения. М., 1989.

Особенности формирования навыков общения на языке танца в процессе обучения хореографии студентов-актеров

Когда студенты-актеры приходят в театральный вуз, то первое, с чего начинается их знакомство с танцем, – это основа классического танца: экзерсис у станка. С одной стороны, классический станок является великолепным средством для развития тела, способствующим исправлению некоторых недостатков в осанке, развитию балетного шага, мышц, связок и выворотности ног будущего актера; с другой – это тренировка навыков владения языком классического танца, его лексикой и пластикой.
С. Н. Филатов сравнивает обучение танцу с обучением иностранному языку, и это сравнение не случайно [10]. В танцевальном языке классического балета существуют свои «слова» – позы и движения, которые выражают определенные мысли и чувства.
Ю. И. Громов в своей исследовательской работе одну из глав посвятил попытке обосновать необходимость создания методики обучения будущих актеров танцу в неразрывной связи с речью и пением [1].
Как правило, начиная обучение студентов, педагог ставит перед собой задачу разучить с ними необходимый для постановки танца набор движений. На основе этого набора движений и комбинаций он осуществляет свою авторскую хореографическую постановку, показ которой должен стать результатом обучения студента за семестр или за год. Но всегда ли в результате такого обучения студент овладевает навыками общения на том или ином танцевальном языке? Ведь помимо того, что студенту необходимо научиться «произносить» танцевальные фразы, он должен научиться «думать» и «говорить» на языке танца [5].
В практике обучения классическому танцу формальное заучивание поз и движений приводит к тому, что они теряют свою выразительность при исполнении на сцене, о чем свидетельствуют многочисленные статьи выдающихся балетмейстеров. Р. В. Захаров об этой проблеме в балетном искусстве пишет так: «Главный недостаток, как я уже говорил, состоит в том, что классический танец иногда из средства создания художественного образа превращается в самоцель. Некоторые педагоги в процессе обучения не умеют еще направить внимание своих учеников на свободное использование всех технических приемов для передачи с их помощью человеческих мыслей и чувств, для создания средствами танца содержательных художественных образов» [3, с. 110].
В театральных вузах педагоги сталкиваются с этой же проблемой: «Умение танцевать, фехтовать. .. свидетельствует лишь о трудолюбии ученика или актера, факторе очень важном, но не решающем вопросы творчества. Нередко студенты демонстрируют хорошую технику, но оказываются пластически не выразительными, поскольку за ней нет ни мыслей, ни чувств» [8, с.32].
Когда танец ставится балетмейстером или педагогом-хореографом, то очень важно, особенно на стадии обучения будущих исполнителей, передать им не только точность самих поз, но и их смысл, целесообразность, образы, чтобы танец не потерял своей выразительности и донес до зрителя замысел балетмейстера. Задача педагога – обучить будущего исполнителя языку танца, на котором он будет общаться со зрителем.
Если бы язык танца, как и разговорный язык, был у народов, населяющих планету, один на всех, то не существовало бы такого разнообразия национальных танцев и языков, какое мы сегодня имеем. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно говорить о том, что на сегодня мы имеем множество танцевальных языков, как народных, так и синтетических, созданных в процессе развития нашей цивилизации. При этом новые танцевальные языки возникают на основе переработки или поглощения уже существующих танцевальных языков и не перестают развиваться.
Язык народного танца столь разнообразен, что человек, не знакомый с определенной танцевальной культурой, не всегда может понять смысл тех или иных движений. Например, когда мы, европейцы, видим индийский танец, то нам не сразу понятно, о чем исполнитель пытается нам рассказать своими движениями. В индийском танце каждая поза и каждое движение глаз, рук, тела и ног имеет свое значение. При этом в отдельных элементах ног мы можем заметить некоторое сходство с дробными выстукиваниями, существующих в других народных танцах: например, русских, мексиканских или испанских, но при этом невозможно сказать, что во всех народных танцах эти движения имеют одинаковое значение. Если в русском танце дробные выстукивания ног могут быть связаны с ритуалом «бужения земли», то в испанском танце они могут имитировать удары о землю копыт быка или лошади.
Чувство радости в разных национальных танцах выражается непохожими друг на друга движениями. Например, чувство радости в узбекском танце выражается совершенно не так, как в испанском, цыганском или русском. Хоть они и схожи по настроению, но отличаются по набору движений и образов исполнителя, выражающего это чувство.
Различие в целесообразности исполняемых похожих друг на друга движений у разных народов, последовательность этих движений, музыка, образ исполнителя, а также особый характер (манера) исполнения определяют в результате смысл танца и неповторимый художественный образ.
Классический танец – это специфический танцевальный язык, созданный благодаря балетмейстерам и педагогам французской Академии танца на основе собранных ими и переработанных разных народных движений. Этот язык имеет большую историю становления и развития. На его основе создано множество балетных спектаклей.
Из смены поз-звуков складываются движения-слова и комбинации-фразы, выражающие определенные мысли исполнителя, чтобы у зрителя мог сложиться определенный художественный образ.
Драматургия балетных либретто наложила свой отпечаток на формирование языка балетного танца. Воплощение на сцене образов легкокрылых сильфид и эльфов способствовало развитию пальцевой техники и прыжков.
Например, арабеск, который М. Фокин называет идеализированным жестом. По его мнению, арабеск не может исполняться иначе, как «стремление ввысь, вдаль… влечение всего тела… движение всем существом… Если же нет этого движения, если нет жеста, а есть только «поднятая нога», то арабеск становится несносною глупостью» [11, с. 359]. Бессмысленно использовать его для выражения через танец чувства агрессии или подавленности.
Понятие характерного танца в балетной практике возникло в свое время не случайно. Авторы, разработавшие технологию характерного станка и создавшие учебное пособие «Основы характерного танца» [6], не претендовали на замену характерным танцем обучение танцам национальным. Система обучения характерному танцу была разработана для обучения балетных танцовщиков элементам национальных танцев с целью их использования в балетных постановках. В этой системе многие народные движения приобрели более выворотные позиции ног и более высокий шаг, чем это принято при исполнении танцев в народной традиции.
Любая национальная культура накладывает определенный отпечаток на характер танцевальных движений. Это связано с образной культурой людей живущих в определенных исторически сложившихся (географических, природных, бытовых и
социальных) условиях. Но при постановке характерных танцев балетмейстер не является хранителем национальной культуры и танца – он выражает свое видение музыкального образа через элементы национальных танцев. Он имеет право на увеличение амплитуды движения или изменения смысла используемого движения в соответствии со своим замыслом.
Отсутствие в театральной школе практики обучения народному танцу привело к тому, что многие педагоги вместо народного танца стали обучать студентов-актеров характерному танцу, который не всегда может быть использован в драматическом театре, особенно в пьесах реалистической направленности.
В каком эмоциональном состоянии находится другой человек, мы бессознательно привыкли определять по некоторым внешним признаками. Например, если мы видим, что человек чем-то сильно расстроен, то объяснить правильность своего суждения о состоянии человека можем по наличию в его движениях некой «тяжести», что выражается в тяжелой походке и в опущенных плечах. Если мы попробуем тем же образом описать, человека счастливого, то сразу вспоминаются такие характеристики нашего восприятия, как «легкость» в его походке и движениях. Обычно про счастливого человека мы говорим: «Он летает от счастья» или «Он светится от счастья».
Чтобы увидеть и «прочитать» эмоциональное состояние другого человека, нам не надо знать его национальной принадлежности, песенно-танцевальной культуры и языка, на котором он разговаривает. Этот язык понятен всем людям без слов.
В технологии актерского искусства элементы, составляющие внеречевого общения людей, определены как бессловесные элементы действия [2]. Каждый из этих элементов имеет свое определение и свои характерные признаки. Оценивает ли человек что-либо, собирается он что-то сделать или нет, насколько он в этом заинтересован, счастлив он или печален – всѐ это мы можем определить по проявлению в его теле элементов бессловесных действий: «оценкам», «пристройкам», «мобилизации» и «весу тела».
Здесь стоит поподробнее поговорить о языке пантомимы, который использовался еще танцовщиками Древней Греции [7] и применяется в наше время балетмейстерами различных стран как в балетных, так и во многих других пластических спектаклях. Этот язык основан, с одной стороны, на использовании укрупненно-подчеркнутых движений, имитирующих движения человека в повседневной жизни без использования для этого обычных бытовых предметов. В пантомиме сегодня разработана отдельная пластическая техника, создающая в результате иллюзию движения человека вверх по лестнице, идущего, бегущего и т. д., в то время как исполнитель находится на сцене почти всѐ время на одном месте. С другой стороны, пантомима основана как раз на использовании таких движений и поз, в которых зритель с легкостью может «прочесть» элементы бессловесных действий и понять не только смысл, но и эмоциональный характер поведения человека на сцене без слов.
В пантомиме, помимо использования бессловесных элементов действия, была предпринята попытка заменить произнесение некоторых слов укрупненными жестами и движениями тела, которые в обычной жизни мы тоже используем для усиления воздействия от произносимых нами слов. В обычной жизни человек во время общения с другими людьми очень редко пребывает в полной статике: так или иначе, для большей убедительности он совершает определенные телодвижения, дополняющие его слова. Если в нашей жизни эти движения могут быть от очень мелких (почти микроскопических) до крупных, то в пантомиме все движения становятся укрупненно подчеркнутыми. Слово «да» в балетных спектаклях исполнители часто обозначают подчеркнутым киванием головы, «не знаю» – укрупненным поднятием плеч, «нет» – большим отрицательным жестом руки, и т. д.
Сама по себе пантомима не является танцем, хотя в ней присутствуют ритмизованные движения.
Приступая к обучению будущих драматических актеров искусству танца, важно помнить о том, что мы должны передавать им знания о различных танцевальных языках, а не раз и навсегда выученных комбинациях движений. Будущему актеру необходимо предоставить возможность самому пробовать «думать» и «говорить» на танцевальном языке, а не стремиться заучить с ним как можно больший набор бессмысленных поз и движений.
Методика такого обучения заключается в том, что при первом показе и объяснении разучиваемых со студентом движений танца необходимо в первую очередь обратиться к его воображению и помочь ему сформировать образы этих движений, понять их смысл и назначение в танце.
Разъяснение национальных традиций, преобладающих тем в обрядовой, песенно-танцевальной и эпической культуре народа дает исполнителю более полное представление о языке танца этого народа и позволяет в более короткий срок добиться выразительности исполнения самих движений. В результате исполнитель осознанно и целенаправленно овладевает техникой танцевального языка. При этом педагогу необходимо параллельно с отработкой техники исполнения того или иного движения обращать внимание учащихся на образ исполнителя и характер исполнения движения.
После того как студентами будут выучено некоторое количество движений-слов и комбинаций-фраз, им предоставляется возможность самим пробовать составлять танцевальные фразы-предложения: выразить свои мысли, пользуясь тем набором движений, которые они выучили. Для этого учащимся предлагается договориться о предлагаемых обстоятельствах, где будет разворачиваться действие танцевального этюда (на свадьбе, на вечеринке, на балу и т. п.), и дальше они начинают пробовать завязать общение на языке танца с партнером по сцене. Обсуждение состоявшихся этюдов помогает студентам-актерам в осознании того, что получилось, а что нет. Как правило, основные замечания бывают связаны либо с потерей точности танцевального языка при эмоциональной яркости поведения, либо, наоборот, со старательностью в технике исполнения движения и потере общения с партнером. Отработка взаимосвязи используемых движений с эмоциональным поведением и общением с партнером является важным в этой работе и занимает основное репетиционное время. В результате студенты обучаются импровизировать на заданном им танцевальном языке в рамках определенной культуры, что является очень важным и полезным навыком для их последующей работы в драматическом театре.
Некоторые специалисты могут возразить, что без знания всего набора слов языка невозможно на нем разговаривать. Но ведь в детстве мы тоже не сразу выучиваем все слова своего родного языка. По мере накопления словарного запаса мы строим всѐ более и более сложные фразы и предложения, но это не значит, что четырех- или пятилетний ребенок не в состоянии доносить свою мысль, используя имеющийся у него словарный запас. Следовательно, при разучивании движений танцевального языка необходимо в первую очередь дать студенту основные базовые движения, чтобы он мог с помощью них составлять элементарные фразы и потом уже усложнять их по мере углубления своих познаний в техники изучаемого танца.
В результате такого обучения у молодых актеров складывается наиболее полное представление о тех танцевальных языках, которые они изучили, понимание целесообразности и уместности применения танцевальных движений, что делает их исполнение более выразительным.
Пока существует мало специальной литературы, дающей наиболее полное представления для балетмейстеров и исполнителей о связи традиций, эпоса и песенно-танцевальной культуры народов. Но она есть, и хотелось бы обратить внимание педагогов-хореографов на некоторые из книг, в которых эта информация дается в наиболее полном объеме. Одну из попыток собрать воедино материал по русскому народному танцу предпринял А. А. Климов [4]. При изучении танцев северных народов России очень полезной будет монография В. Н. Нилова, посвященная хореографии коренных народов Красноярского края [9].
В этих учебных пособиях приводятся описания движений танцев, ноты, используемые национальные инструменты, тексты исполняемых песен на языке коренного народа и их перевод, костюмы исполнителей, их образы, а также обычаи и традиции. Рассмотрение танца в контексте национальных традиций позволяет исполнителю наиболее полно понять характер и язык изучаемой им танцевальной культуры.
Литература
1. Громов Ю. И. Танец и его роль в воспитании пластической культуры актера. Спб.: ИГУП, 1997. 256 с.
2. Ершов П. М. Технология актерского искусства. М.: ТОО «Горбунок», 1992. 288 с.
3. Захаров Р. В. Сочинение танца. Страницы педагогического опыта. М.: Искусство, 1983. 224 с.
4. Климов А. А. Русский народный танец. Выпуск 1. Учебное пособие. М.: Издательство МГУК, 1996. 40 с.
5. Леонтьев А. А. Языкознание и психология. М.: Наука, 1966. 80 с.
6. Лопухов А. В., Ширяев А. В., Бочаров А. И. Основы характерного танца. Л.-М.: «Искусство», 1939. 188 с.
7. Лукиан. О пляске. Собр. соч. Т. 2. М.-Л.: ACADEMIA, 1935. 740 с.
8. Немеровский А. Б. Пластическая вырази¬тельность актера: Учеб, пособие для театр, вузов. 2-е изд., испр. и доп. М.: Искусство, 1987. 191 с.
9. Нилов В. Н. Дух и пластика танца: Хореография коренных народов Красноярского края. М.: Век информ., 2009. 300 с.
10. Филатов С. В. От образного слова — к выразительному движению. М.: «NB Магистр», 1993. 132 с.
11. Фокин М. М. Против течения. Воспоминания балетмейстера. Статьи, письма. Л.-М.: «Искусство», 1962. 638 с.

Невербальное общение детей с нарушением зрения

        Григорьева Г. В. Особенности формирования и развития средств общения у дошкольников с нарушениями зрения // Дефектология. – 1996. — № 4. – С. 84-88.
        Григорьева Г. В. Особенности владения невербальными средствами общения дошкольниками с нарушениями зрения // Дефектология. – 1998. — № 5. – С. 76-87.
        Корнилова И. Г. Коррекция недостатков развития коммуникативных качеств старших дошкольников с нарушениями зрения в креативной игре-драматизации // Дефектология. – 1998. — №. 6. – С. 50-58.
        Григорьева Г. В. Развитие ведущей формы общения у дошкольников с нарушениями зрения // Дефектология. – 2001. — № 2. – С. 76-83.
        Аннотация: Характеризуются различные формы общения дошкольников с нарушениями зрения. Анализируются результаты эксперимента по выявлению ведущей формы общения у детей 6-7 лет с нарушениями зрения и нормально видящих с использованием методики М. И. Лисиной. Результаты показали, что ведущей формой общения для детей с нарушениями зрения является внеситуативно-познавательная. Приведены причины замедленного развития процесса обучения детей с нарушениями зрения по сравнению с их нормально видящими сверстниками.
        Зальцман Л. М. Формирование коммуникативной компетентности незрячих детей средствами невербального общения // Дефектология. – 2002. — № 4. – С. 62-71.
        Аннотация: Статья посвящена одному из компонентов общения – «языку тела». Автор доказывает необходимость занятий по формированию неречевых средств общения в школах для слепых детей на уроках и во внеурочной деятельности. Показаны типичные ошибки при выполнении мимики и пантомимики у незрячих детей, пути их преодоления. Приводятся конкретные упражнения и рекомендации по их использованию в работе со слепыми детьми по развитию невербальных средств общения.
        То же // Шк. вестник. – 2003. — № 6. – С. 1-13.
        Иванникова О. А. Развитие взаимодействия и общения дошкольников с нарушением зрения // Воспитание и обучение детей с нарушениями развития. – 2004. — № 2. – С. 23-27.
        Студенкина Л. А. Роль невербальных (экстралингвистических) навыков общения в оптимизации социального статуса незрячих // Перспективы социализации лиц с проблемами в развитии. – Бийск, 2006. – С. 290-294.
        Аннотация: Статья посвящена анализу резервных возможностей межличностного познания и интерперсонального взаимодействия незрячих, связанных с невербальными акустическими средствами общения.
        Бестужева Е. Невербальные средства коммуникации : из опыта работы с детьми ст. дошк. возраста // Дошк. воспитание. — 2007. — № 5. — С. 62-67.
        Мухина С. Н. Средства и методы реабилитации детей с особенностями развития // Дет. и подростковая реабилитация. — 2008. – № 1. —  С. 42-47.
        Аннотация: Обобщен опыт работы по изучению наиболее эффективных и доступных путей развития выразительности движений, как способа невербального общения у детей с отклонениями в развитии средствами музыкально-ритмических занятий. Представлены направления работы по развитию выразительности движений, основанные на развитии моторики, чувства ритма, психических процессов и невербальной коммуникации.

Cоставитель Еремина О. А.

% PDF-1.4 % 1 0 obj > эндобдж 6 0 obj /Заголовок / Автор /Режиссер / Ключевые слова / CreationDate (D: 20210215014840-00’00 ‘) / ModDate (D: 20050518170153 + 01’00 ‘) >> эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > транслировать

  • конечный поток эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > эндобдж 28 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC / ImageB / ImageI] >> эндобдж 29 0 объект > транслировать x ڝ X # 7I? `{& ઼ ~ h57x4o [,% ÒS5. trdKr G && F-qb7} hbT ׏91 C2F # ‘GK «K_h5d» XjW-

    От простой линии к выразительному движению: использование творческого движения для повышения социально-эмоционального развития в дошкольной программе

  • Adolphs, R. (2006). Социальный мозг. Инженерия и наука, 69 (1), 2–8.

    Google ученый

  • Бехара, А., Дамасио, Х., Транель, Д., и Дамасио, А.Р. (2005). Задача по азартным играм в Айове и гипотеза соматического маркера: некоторые вопросы и ответы. Тенденции в когнитивных науках, 9 (4), 159–162.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Берк, Л.Э. и Винслер А. (1995). Леса обучения детей: Выготский и дошкольное образование . Вашингтон: Национальная ассоциация образования детей младшего возраста.

    Google ученый

  • Бун Р. Т. и Каннингем Дж. Г. (1998). Расшифровка эмоций детьми в выразительных движениях тела: развитие настройки реплики. Психология развития, 34 (5), 1007–1016.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Клор, Г. Л., и Хантсингер, Дж. Р. (2007). Как эмоции влияют на суждения и регулируют мысль. Тенденции в когнитивных науках, 11 (9), 393–399.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Кук, С. В., Митчелл, З., и Голдин-Мидоу, С. (2008). Жесты продлевают обучение. Познание, 106 (2), 1047–1058.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Дамасио А. Р. (1994). Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг . Нью-Йорк: G.P. Патнэм.

    Google ученый

  • Долан Р. Дж. (2002). Эмоции, познание и поведение. Наука, 298 , 1191–1194.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Fox, N. A., & Campos, J. J. (1994). Развитие регуляции эмоций: биологические и поведенческие аспекты . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Франклин, М. Б., и Бибер, Б. (1974). Психологические перспективы и дошкольное образование: некоторые отношения между теорией и практикой .Урбана, Иллинойс: Информационный центр ERIC по дошкольному образованию.

    Google ученый

  • Фридберг, Д., и Галлезе, В. (2007). Движение, эмоции и сочувствие в эстетическом опыте. Тенденции в когнитивных науках, 11 (5), 197–203.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Фрит, К. Д., & Фрит, У. (2006).Как мы прогнозируем, что собираются делать другие люди. Brain Research, 1079 (1), 36–46.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Фрит, К. Д., & Фрит, У. (2007). Социальное познание у человека. Современная биология, 17 (16), R724 – R732.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Гилберт, А.G., & Национальная танцевальная ассоциация. (1992). Творческий танец для всех возрастов: концептуальный подход . Рестон, Вирджиния: AAHPERD.

    Google ученый

  • Хайден Б. и Платт М. (2006). Обмани меня один раз, позор мне — обмануть меня дважды, обвинить ACC. Nature Neuroscience, 9 , 857–859.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Херви, Л.W. (2000). Художественное исследование в танцевальной / двигательной терапии: альтернативы творческого исследования . Спрингфилд, Иллинойс: Чарльз Томас.

    Google ученый

  • Джеймс У. (1884). Что такое эмоция? Разум, 9 , 188–205.

    Артикул Google ученый

  • Джонсон, М. Х. (2003). Развитие функций человеческого мозга. Биологическая психиатрия, 54 (12), 1312–1316.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Джойс, М. (1994). Первые шаги в обучении детей творческому танцу . Маунтинвью, Калифорния: Mayfield Pub. Ко.

    Google ученый

  • Леду, Дж. Э. (1996). Эмоциональный мозг: загадочные основы эмоциональной жизни .Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Google ученый

  • Леви, Ф. Дж. (2005). Танцевально-двигательная терапия: искусство исцеления (Ред. Ред.). Рестон, Вирджиния: AAHPERD.

    Google ученый

  • Льюис, М.(2000). Возникновение человеческих эмоций. В М. Льюис и Дж. М. Хэвиланд-Джонс (ред.), Справочник эмоций (2-е изд., Стр. 265–280). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google ученый

  • Лупян Г. (2006). Ярлыки облегчают изучение новых категорий. В А. Кангелози, А. Д. М. Смит и К. Р. Смит (редакторы), Эволюция языка: Труды 6-й Международной конференции (стр. 190–197). Сингапур: World Scientific.

    Google ученый

  • Пиаже, Дж. (1969). Психология ребенка . Нью-Йорк: Основные книги.

    Google ученый

  • Стерн Д. (1985). Межличностный мир младенца . Нью-Йорк: Основные книги.

    Google ученый

  • Винникотт, Д. У. (1989). Игра и реальность .Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Винтерс, А. Ф. (2008). Эмоции, воплощение и зеркальные нейроны в танцевальной / двигательной терапии: связь между дисциплинами. Американский журнал танцевальной терапии, 30 (2), 84–105.

    Артикул Google ученый

  • Наши движения головы передают эмоции | Отдел новостей

    Движения головы играют важную роль в передаче эмоций с помощью речи и музыки.Пусть говорит ваша голова.

    Когда люди говорят или поют, они часто кивают, наклоняют или склоняют головы, чтобы закрепить словесные сообщения. Но насколько эффективны эти движения головы для передачи эмоций?

    Очень эффективен, по мнению исследователей из Университета Макгилла в Монреале. Стивен Р. Ливингстон и Кэролайн Палмер из отдела психологии Макгилла обнаружили, что люди очень точно оценивали эмоции только по движениям головы, даже в отсутствие звука или выражения лица.

    Это открытие предполагает, что визуальная информация об эмоциональных состояниях, доступная в движениях головы, может помочь в разработке автоматизированных систем распознавания эмоций или роботов для взаимодействия с человеком, говорят исследователи. Выразительные роботы потенциально могут выполнять ряд функций, особенно там, где важно личное общение, например, на стойках регистрации в отелях и в качестве интерактивных роботов для ухода за пожилыми людьми.

    Слежение за движением, без звука

    Используя оборудование захвата движения для отслеживания движений головы людей в трех измерениях, Ливингстон и Палмер записывали вокалистов, когда они говорили или пели с различными эмоциями.Затем исследователи представили эти видеоклипы зрителям без звука, а выражения лиц вокалистов были скрыты, так что были видны только движения их головы. Затем зрителей попросили определить эмоции, которые вокалисты намеревались передать.

    «Мы обнаружили, что, когда люди говорят, то, как они двигают головой, раскрывает эмоции, которые они выражают. Мы также обнаружили, что люди удивительно точно определяют эмоции говорящего, просто наблюдая за движениями его головы », — говорит Палмер, заведующий кафедрой когнитивной нейробиологии перформанса Канады.

    Идея исследования возникла в шумном пабе

    «Хотя движения головы для счастливых и грустных эмоций различались, они были очень похожи в речи и песне, несмотря на различия в акустике голоса», — говорит Ливингстон, бывший научный сотрудник лаборатории Палмера, а теперь — научный сотрудник Университета Макмастера. «Хотя исследование было основано на англоговорящих в Северной Америке, акцент на движениях головы создает возможность для изучения эмоционального общения в контекстах, в которых говорят на разных языках».

    Идея исследования возникла в шумном пабе. «Однажды ночью в Монреале я был в баре со своими товарищами по лаборатории, — объясняет Ливингстон. — Это был оживленный вечер, с большим количеством людей, приглушенным светом и очень громкой музыкой. В какой-то момент мой друг начал говорить со мной; Я знал, что он был взволнован, хотя не мог разобрать, что он говорил, и не мог ясно разглядеть его лицо. Внезапно я понял, что это было его оживленное движение головой, которое рассказало мне, что он пытался сказать ».

    Палмер добавляет: «Наше открытие может привести к новым приложениям в ситуациях, когда звук недоступен, например, при автоматическом распознавании эмоциональных состояний в поведении толпы или при нарушениях слуха путем использования движений головы, когда вы наблюдаете за кем-то говорящим.У него также есть приложения в вычислительной технике и робототехнике, где добавление выразительных движений головы может помочь сделать гуманоидных роботов более реалистичными и доступными ».

    Это исследование частично финансировалось стипендией NSERC-CREATE для доктора Стивена Р. Ливингстона и канадским научным руководителем и грантом NSERC доктору Кэролайн Палмер.

    «Движения головы кодируют эмоции во время речи и песни», Стивен Р. Ливингстон и Кэролайн Палмер, Emotion, DOI: http://dx.doi.org/10.1037 / emo0000106

    Детское выражение эмоционального смысла в музыке посредством выразительных движений тела

  • Бун, Р.Т. и Каннингем Дж. Г. (1998). Детское декодирование эмоций в выразительных движениях тела: развитие настройки реплики. Психология развития, 34, 1007-1016.

    Google ученый

  • Бун Р. Т. и Каннингем Дж. Г. (1999). Приписывание эмоций выразительным движениям тела: структурный анализ сигналов. Рукопись представлена ​​в публикацию

  • Бояцис, К. Дж. И Сатьяпрасад К. (1994). Детское лицевое и жестовое декодирование и кодирование: взаимосвязь между навыками и популярностью. Журнал невербального поведения, 18, 37-55.

    Google ученый

  • Бояцис, К. Дж., И Уотсон, М. (1993). Символическое изображение предметов детьми дошкольного возраста с помощью жестов. Развитие ребенка, 64, 729-735.

    Google ученый

  • Броды, Л.Р. (1985). Гендерные различия в эмоциональном развитии: обзор теорий и исследований. Journal of Personality, 53, 102-144.

    Google ученый

  • Броуди, Л. Р., и Холл, Дж. А. (1993). Пол и эмоции. В М. Льюис и Дж. М. Хэвиленд (ред.), Справочник эмоций (стр. 447-460). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google ученый

  • Бак, Р.(1984). Передача эмоций. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google ученый

  • Каннингем Дж. Г. и Левитон Дж. М. (1991). Понимание дошкольниками эмоционального значения в музыке. Плакат, представленный на собрании Общества исследований в области развития детей, Сиэтл, Вашингтон.

  • Каннингем Дж. Г. и Стерлинг Р. С. (1988) Изменения в развитии понимания эмоционального значения в музыке. Мотивация и эмоции, 12, 399-413.

    Google ученый

  • Демейер, М. (1989). Вклад общих характеристик движения тела в атрибуцию эмоций. Журнал невербального поведения, 13, 247-268.

    Google ученый

  • Демейер, М. (1991). Приписывание агрессии и горя движениям тела: эффекты сексуальных стереотипов. Европейский журнал социальной психологии, 21, 249-259.

    Google ученый

  • Duclos, S. E., Laird, J. D., Schneider, E., Sexter, M., Stern, L., & Van Lighten, O.(1989).

  • Эмоциональные эффекты мимики и поз эмоционального опыта. Журнал личности и социальной психологии, 57, 100-108.

  • Фенсон Л. и Рамзи Д. С. (1981). Влияние моделирования последовательности действий на игру 12-, 15- и 19-месячных детей. Развитие ребенка, 52, 1028-1036.

    Google ученый

  • Гибсон, Дж.Дж. (1966). Чувства, рассматриваемые как системы восприятия. Бостон: Хоутон-Миффлин.

    Google ученый

  • Хайдер Ф. и Зиммель М. (1944). Экспериментальное исследование кажущегося поведения. Американский журнал психологии, 57, 243-259.

    Google ученый

  • Изард, К. Э. (1971). Лицо эмоций. Englewood Cliffs, NJ: Appelton-Century-Crofts.

    Google ученый

  • Кастнер М. П. и Краудер Р. Г. (1990). Восприятие различия между большим и второстепенным: эмоциональное общение у маленьких детей. Восприятие музыки, 8, 189-202.

    Google ученый

  • Маркс, Л. Э. (1978). Единство чувств: взаимосвязь модальностей. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press.

    Google ученый

  • Монтепаре, Дж. М., и Зебровиц-Макартур, Л. А. (1988). Впечатления о людях создаются возрастными особенностями их походки. Журнал личности и социальной психологии, 55, 547-556.

    Google ученый

  • Муг, Х.(1976). Развитие музыкального опыта у детей дошкольного возраста. Психология музыки, 4, 38-45.

    Google ученый

  • Райм Б., Буланже Б. , Лаубин П., Ричир М. и Строобантс К. (1985). Восприятие межличностных эмоций происходит из-за паттернов движений. Мотивация и эмоции, 9, 241-260.

    Google ученый

  • Рискинд, Дж.Х., и Готей К.С. (1982). Физическая осанка: может ли она оказывать регулирующее влияние или обратную связь на мотивацию и эмоции? Мотивация и эмоции, 6, 273-298.

    Google ученый

  • Стивенс Дж. (1992). Прикладная многомерная статистика для социальных наук , 2-е издание. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

    Google ученый

  • Стифтер, К.А. и Фокс Н. А. (1987). Способность детей дошкольного возраста определять и маркировать эмоции. Журнал невербального поведения, 11, 43-54.

    Google ученый

  • Ван Мил, Дж., Вербург, Х., и ДеМейер, М. (1993). Детская интерпретация танцевальных выражений. Эмпирические исследования искусств, 11, 117-133.

    Google ученый

  • Вагнер, Х.Л. (1993). Об измерении производительности в исследованиях категориальных суждений невербального поведения. Журнал невербального поведения, 17, 3-28.

    Google ученый

  • Уолден, Т. А., и Филд, Т. М. (1982). Дискриминация мимики детьми. Развитие ребенка, 53, 1312-1319.

    Google ученый

  • Уолк, Р. Д., & Хоман, К. П.(1984). Эмоции и танец в динамических световых дисплеях. Бюллетень Психономического общества, 22, 437-440.

    Google ученый

  • Уолк Р. Д. и Сэмюэл Дж. М. (1988). Половые различия в восприятии движений шести великих идей Адлера и их противоположностей. Бюллетень Психономического общества, 26, 232-235.

    Google ученый

  • Уотсон, М.W., & Jackowitz, E.R. (1984). Объекты агентов и получателей в развитии ранней символической игры. Развитие ребенка, 55, 1091-1097.

    Google ученый

  • 167. Жест как интерактивное выразительное движение: взаимодействие при личном общении

    Хорст, Доротея, Болл, Франциска, Шмитт, Кристина и Мюллер, Корнелия. «167. Жест как интерактивное выразительное движение: взаимодействие при личном общении». Том 2 , под редакцией Корнелии Мюллер, Алан Сиенки, Эллен Фрике, Сильва Ладевиг, Дэвид Макнил и Яна Брессем, Берлин, Мюнхен, Бостон: De Gruyter Mouton, 2014, стр. 2112-2126. https://doi.org/10.1515/9783110302028.2112 Хорст Д., Болл Ф., Шмитт К. и Мюллер К. (2014). 167. Жест как интерактивное выразительное движение: взаимодействие при личном общении. В C. Müller, A. Cienki, E. Fricke, S. Ladewig, D. McNeill & J. Bressem (Ed.), Том 2 (стр. 2112-2126). Берлин, Мюнхен, Бостон: De Gruyter Mouton. https://doi.org/10.1515/9783110302028.2112 Хорст, Д. , Болл, Ф., Шмитт, К. и Мюллер, К., 2014. 167. Жест как интерактивное выразительное движение: взаимоактивность в личном общении. В: Müller, C., Cienki, A., Fricke, E., Ladewig, S., McNeill, D. and Bressem, J. ed. Том 2 . Берлин, Мюнхен, Бостон: De Gruyter Mouton, стр. 2112-2126. https://doi.org/10.1515 / 9783110302028.2112 Хорст, Доротея, Болл, Франциска, Шмитт, Кристина и Мюллер, Корнелия. «167. Жест как интерактивное выразительное движение: взаимодействие в личном общении» В томе 2 под редакцией Корнелии Мюллер, Алан Сиенки, Эллен Фрике, Сильва Ладевиг, Дэвид Макнил и Яна Брессем, 2112–2126. Берлин, Мюнхен, Бостон: De Gruyter Mouton, 2014. https://doi.org/10.1515/9783110302028.2112 Хорст Д., Болл Ф., Шмитт С., Мюллер К.167. Жест как интерактивное выразительное движение: взаимодействие при личном общении. В: Müller C, Cienki A, Fricke E, Ladewig S, McNeill D, Bressem J (ed.) Volume 2 . Берлин, Мюнхен, Бостон: Де Грюйтер Мутон; 2014. С. 2112-2126. https://doi.org/10.1515/9783110302028.2112

    Типы невербального общения

    4.2 Типы невербального общения

    Цели обучения

    1. Определите кинезику.
    2. Определите тактильные ощущения.
    3. Определите вокал.
    4. Определите проксемику.
    5. Определите хронемику.
    6. Приведите примеры типов невербального общения, подпадающих под эти категории.
    7. Обсудите способы, которыми личное представление и окружение дают невербальные сигналы.

    Подобно тому, как вербальный язык делится на различные категории, существуют также разные типы невербального общения.Когда мы узнаем о каждом типе невербальных сигналов, имейте в виду, что невербальные сигналы часто работают согласованно друг с другом, комбинируясь, чтобы повторять, изменять или противоречить отправляемому вербальному сообщению.

    Кинезика

    Слово кинезика относится к изучению движений кисти, руки, тела и лица. происходит от корня слова kinesis , что означает «движение» и относится к изучению движений кистей, рук, тела и лица. В частности, в этом разделе описывается использование жестов, движений головы и позы, зрительного контакта и мимики как невербального общения.

    Жесты

    Существует три основных типа жестов: переходники, эмблемы и иллюстраторы. Адаптеры: Прикосновение к поведению и движениям, которые указывают на внутренние состояния, обычно связанные с возбуждением или тревогой, и могут быть направлены на себя, других или объекты. касаются поведения и движений, которые указывают на внутренние состояния, обычно связанные с возбуждением или тревогой. Адаптеры могут быть нацелены на себя, объекты или других людей. В обычных социальных ситуациях адаптеры возникают из-за беспокойства, беспокойства или общего ощущения того, что мы не контролируем свое окружение. Многие из нас подсознательно щелкают ручкой, трясут ногами или задействуют другие адаптеры во время занятий, встреч или в ожидании, чтобы что-то сделать со своей избыточной энергией. Студенты, выступающие публично, которые смотрят видеозаписи своих выступлений, замечают невербальные адаптеры, о которых они не знали, что использовали. В публичных выступлениях люди чаще всего используют адаптеры, ориентированные на себя или на объект. Распространенное поведение при прикосновении к себе, такое как царапание, завивка волос или ерзание пальцами или руками, считается самоадаптирующимся.Некоторые самоадаптеры проявляются внутренне в виде кашля или прочищающих горло звуков. Моя личная слабость — объектные адаптеры. В частности, я подсознательно тяготею к металлическим предметам, таким как канцелярские скрепки или скобы, удерживающие мои записи вместе, и ловлю себя на том, что сгибаю их или ерзаю с ними, пока говорю. Другие люди во время выступления играют с стираемыми маркерами, карточками для заметок, сдачей в карманах или на кафедре. Использование адаптеров для предметов также может сигнализировать о скуке, когда люди играют с соломинкой в ​​напитках или снимают этикетку с бутылки пива.Смартфоны стали обычными объектными адаптерами, так как люди могут возиться со своими телефонами, чтобы облегчить беспокойство. Наконец, как уже отмечалось, другие адаптеры чаще встречаются в социальных ситуациях, чем в ситуациях публичных выступлений, учитывая расстояние говорящего от аудитории. Другие адаптеры включают в себя настройку или уход за другими, аналогично тому, как приматы, такие как шимпанзе, отрывают друг друга. Было бы определенно странно, если бы оратор подошел к слушателю и сорвал ворс с его или ее свитера, поправил кривой галстук, заправил бирку или причесал распущенные волосы в середине выступления.

    Эмблемы — Жесты, имеющие определенное согласованное значение. жесты, которые имеют определенное согласованное значение. Они по-прежнему отличаются от знаков, используемых людьми с нарушениями слуха или другими людьми, которые общаются с использованием американского языка жестов (ASL). Несмотря на то, что они имеют общепризнанное значение, они не являются частью формальной знаковой системы, такой как ASL, которой явно обучают группу людей. Поднятый автостопом большой палец, знак «ОК» с большим и указательным пальцами, соединенными по кругу с торчащими вверх тремя пальцами, и поднятый средний палец — все это примеры эмблем, которые имеют согласованное значение или значение с культурой.Эмблемы могут быть неподвижными или движущимися; например, обвод указательным пальцем сбоку от головы говорит: «Он или она сошел с ума», или перекатывание рук перед собой говорит «Давай».

    Эмблемы — это жесты, имеющие определенное значение. В Соединенных Штатах поднятие большого пальца может означать «Мне нужно подвезти» или «Хорошо!»

    Так же, как мы можем проследить историю слова или его этимологию, мы можем также проследить некоторые невербальные сигналы, особенно эмблемы, до их происхождения.Поднятие указательного и среднего пальцев в виде буквы «V» ладонью внутрь — жест оскорбления в Британии, который в основном означает «вверх по твоей». Этот жест восходит к тому периоду, когда основным оружием войны были лук и стрела. Когда лучники попадали в плен, их враги часто отрезали эти два пальца, что считалось крайним оскорблением и хуже казни, поскольку лучник больше не мог стрелять из лука и стрел. Таким образом, поднятие этих двух пальцев было провокационным жестом, который использовали лучники, чтобы показать своим врагам, что у них все еще есть свои стреляющие пальцы.

    Иллюстраторы Самый распространенный тип жеста, используемый для иллюстрации словесного сообщения, которое они сопровождают. являются наиболее распространенным типом жестов и используются для иллюстрации сопровождающего их словесного сообщения. Например, вы можете использовать жесты рук, чтобы указать размер или форму объекта. В отличие от эмблем, иллюстраторы обычно не имеют смысла сами по себе и используются более подсознательно, чем эмблемы. Эти в значительной степени непроизвольные и кажущиеся естественными жесты исходят от нас, когда мы говорим, но различаются по интенсивности и частоте в зависимости от контекста. Хотя нас никогда явно не учат использовать иллюстративные жесты, мы делаем это автоматически. Подумайте, как вы жестикулируете во время оживленного разговора по телефону, даже если собеседник вас не видит.

    Движения головы и осанка

    Я группирую движения головы и позы вместе, потому что они часто используются для признания других и передачи интереса или внимания. Что касается движений головой, кивок головой — универсальный знак признания в культурах, где формальный поклон больше не используется в качестве приветствия.В этих случаях кивок головы по сути служит сокращенным поклоном. Врожденное и универсальное движение головы — это покачивание головой вперед и назад в знак «нет». Этот невербальный сигнал начинается при рождении, даже до того, как ребенок узнает, что он имеет соответствующее значение. Младенцы качают головой из стороны в сторону, чтобы отвергнуть грудь матери, а затем качают головой, чтобы отвергнуть попытки кормления с ложечки. Это биологически обоснованное движение остается для нас узнаваемым сигналом «нет».«Мы также двигаем головой, чтобы обозначить интерес. Например, поднятая голова обычно указывает на заинтересованное или нейтральное отношение, наклон головы указывает на интерес и является врожденным жестом подчинения, который обнажает шею и подсознательно заставляет людей больше доверять нам, а опущенная голова сигнализирует об отрицательном или агрессивном отношении.

    Существует четыре основных позы человека: стоя, сидя, на корточках и лежа. Внутри каждой из этих поз существует множество вариаций, и в сочетании с определенными жестами или другими невербальными сигналами они могут выражать множество различных значений.Большая часть нашего общения происходит, когда мы стоим или сидим. Одна интересная поза стоя заключается в том, что мы кладем руки на бедра, и это невербальный сигнал, который мы подсознательно используем, чтобы заставить себя выглядеть крупнее и продемонстрировать напористость. Когда мы указываем на локти, это не дает другим пройти мимо нас так же легко и является признаком попытки доминирования или жестом, говорящим о том, что мы готовы к действию. С точки зрения сидения, откидывание назад показывает неформальность и безразличие, сидение на стуле является признаком доминирования (но также и некоторой незащищенности, потому что человек защищает уязвимую переднюю часть своего тела), а наклон вперед показывает интерес и внимательность.

    Попадание в глаза

    Мы также общаемся через поведение глаз, в первую очередь зрительный контакт. В то время как поведение глаз часто изучается в рамках категории кинезики, у них есть своя ветвь невербальных исследований, называемая окулезикой. Изучение поведения глаз как невербального общения., Которое происходит от латинского слова oculus , что означает «глаз». Лицо и глаза являются основным объектом внимания во время общения, и вместе с ушами наши глаза воспринимают большую часть коммуникативной информации вокруг нас. Поговорка «Глаза — зеркало души» на самом деле точна с точки зрения того, где люди обычно думают, что другие «находятся», то есть прямо за глазами. Определенное поведение глаз стало привязано к личностным чертам или эмоциональным состояниям, о чем свидетельствуют такие фразы, как «голодные глаза», «дурные глаза» и «глаза в спальне». Чтобы лучше понять окулезику, мы обсудим характеристики и функции зрительного контакта и расширения зрачка.

    Зрительный контакт выполняет несколько коммуникативных функций, от регулирования взаимодействия до наблюдения за взаимодействием, передачи информации и установления межличностных связей.Что касается регулирования общения, мы используем зрительный контакт, чтобы сигнализировать другим, что мы готовы говорить, или мы используем его, чтобы побудить других говорить. Я уверен, что все мы были в той неловкой ситуации, когда учитель задает вопрос, никто другой не предлагает ответа, и он или она смотрит прямо на нас, как бы говоря: «Что вы думаете?» В этом случае зрительный контакт учителя используется, чтобы побудить нас ответить. Во время взаимодействия зрительный контакт также меняется, когда мы переключаемся от говорящего к слушателю. Американцы обычно меняют зрительный контакт во время разговора — отводят взгляд от слушателя, а затем каждые несколько секунд оглядываются на его или ее лицо.Ближе к концу нашего разговора мы устанавливаем более прямой зрительный контакт с нашим слушателем, чтобы показать, что мы заканчиваем. Слушая, мы стараемся поддерживать зрительный контакт более продолжительно, а не отводим взгляд так часто, как во время разговора.

    Помимо регулирования разговоров, зрительный контакт также используется для отслеживания взаимодействия путем получения обратной связи и других невербальных сигналов и для отправки информации. Наши глаза несут визуальную информацию, необходимую для интерпретации движений, жестов и зрительного контакта людей.Оратор может использовать зрительный контакт, чтобы определить, заинтересована ли аудитория, смущена или скучна, а затем соответствующим образом адаптировать свое сообщение. Наши глаза также передают информацию другим. Люди знают, что нельзя перебивать, когда мы глубоко задумываемся, потому что мы, естественно, отводим взгляд от других, когда обрабатываем информацию. Зрительный контакт с другими также говорит о том, что мы обращаем внимание и заинтересованы в том, что говорит другой человек. Как мы узнаем из главы 5 «Слушание», зрительный контакт — ключевая часть активного слушания.

    Зрительный контакт также может использоваться для запугивания других. У нас есть социальные нормы о том, сколько зрительного контакта мы устанавливаем с людьми, и эти нормы различаются в зависимости от обстановки и человека. Если смотреть на другого человека в некоторых контекстах, это может означать запугивание, а в других — флирт. Как мы узнали, зрительный контакт является ключевым моментом поведения, и он сигнализирует другим, что мы доступны для общения. Как только начинается общение, зрительный контакт помогает установить взаимопонимание или связь.Мы также можем использовать зрительный контакт, чтобы сигнализировать о том, что мы не хотим поддерживать связь с другими. Например, в общественных местах, таких как аэропорт или тренажерный зал, где люди часто ведут светскую беседу, мы можем избежать зрительного контакта с другими, чтобы показать, что мы не хотим вести светскую беседу с незнакомцами. Однако другой человек может использовать зрительный контакт, чтобы уговорить вас заговорить. Например, когда один человек продолжает смотреть на другого человека, который не отвечает взаимным зрительным контактом, человек, избегающий зрительного контакта, может в конце концов уступить, проявить любопытство или раздражаться и сказать: «Могу я чем-то вам помочь?» Как видите, зрительный контакт отправляет и получает важные коммуникативные сообщения, которые помогают нам интерпретировать поведение других, передавать информацию о наших мыслях и чувствах, а также облегчать или препятствовать установлению взаимопонимания или связи.В этом списке рассмотрены конкретные функции зрительного контакта:

    • Регулировать взаимодействие и подавать сигналы поворота
    • Наблюдать за общением, получая невербальные сообщения от других людей
    • Сигнальная познавательная деятельность (при обработке информации смотрим в сторону)
    • Экспресс-вовлечение (мы показываем людям, что слушаем глазами)
    • Запугивание
    • Экспресс-флирт
    • Установить раппорт или соединение

    Расширение зрачков — тонкий компонент окулезики, которому в общении не уделяется столько внимания ученых, как зрительный контакт. Расширение зрачка относится к расширению и сокращению черной части центра наших глаз и считается биометрической формой измерения; он носит принудительный характер и поэтому рассматривается как действенная и надежная форма сбора данных в отличие от самоотчетов об опросах или интервью, которые могут быть предвзятыми или вводящими в заблуждение. Наши зрачки расширяются при недостатке освещения и сужаются при большом количестве света. Боль, сексуальное влечение, общее возбуждение, тревога / стресс и обработка информации (мышление) также влияют на расширение зрачков.Исследователи измеряют расширение зрачка по ряду причин. Например, рекламодатели используют расширение зрачков как индикатор потребительских предпочтений, предполагая, что большее расширение указывает на возбуждение и влечение к продукту. Мы не воспринимаем сознательно расширение зрачков других людей в повседневном общении, но экспериментальные исследования показали, что мы подсознательно воспринимаем расширение зрачков, что влияет на наши впечатления и общение. В целом расширенные зрачки повышают привлекательность человека. Даже если мы можем не осознавать этот тонкий невербальный сигнал, у нас есть социальные нормы и практики, которые могут быть подсознательно основаны на расширении зрачков.Возьмем, к примеру, понятие декоративного освещения и обычную практику создания «романтической» атмосферы при свечах или свете камина. Более мягкий и непрямой свет приводит к расширению зрачков, и хотя мы намеренно манипулируем освещением, чтобы создать романтическую атмосферу, а не расширять зрачки, расширенные зрачки по-прежнему воспринимаются подсознательно, что усиливает восприятие привлекательности.

    Выражения лица

    Наши лица — самая выразительная часть нашего тела.Подумайте о том, как фотографии часто предназначены для того, чтобы запечатлеть определенное выражение лица «во вспышке», чтобы сохранить его для последующего просмотра. Несмотря на то, что фотография — это моментальный снимок, мы все же можем интерпретировать много смысла человеческого лица, пойманного в момент выражения, а основные выражения лица узнаваемы людьми во всем мире. Многие исследования подтвердили универсальность основной группы выражений лица: счастья, печали, страха, гнева и отвращения. Первые четыре особенно узнаваемы в разных культурах.Однако триггеры этих форм самовыражения, а также культурные и социальные нормы, влияющие на их проявления, по-прежнему культурно разнообразны. Если вы проводите много времени с младенцами, то знаете, что они способны выражать все эти эмоции. Возможность увидеть чистое и врожденное выражение радости и удивления на лице ребенка — вот что делает игру в прятки такой увлекательной для взрослых. По мере того, как мы становимся старше, мы учимся и начинаем следовать правилам отображения выражений лица и других сигналов эмоций, а также учимся лучше контролировать свое эмоциональное выражение на основе норм нашей культуры.

    Улыбка — это мощный коммуникативный сигнал, который, как вы помните, является ключевым моментом в поведении. Хотя выражения лица обычно рассматриваются как врожденные, а некоторые из них универсально узнаваемы, они не всегда связаны с эмоциональным или внутренним биологическим стимулом; они действительно могут служить более социальной цели. Например, большинство улыбок, которые мы производим, в первую очередь созданы для других, а не являются просто непроизвольным отражением внутреннего эмоционального состояния. Однако эти социальные улыбки немного, но ощутимо отличаются от более искренних улыбок.Люди обычно воспринимают улыбку как более искреннюю, когда другой человек улыбается «его глазами». Этот тип улыбки сложно, если не невозможно, подделать, потому что мышцы вокруг глаза, которые активируются, когда мы спонтанно или искренне улыбаемся, не находятся под нашим произвольным контролем. Это непроизвольное и спонтанное сокращение этих мышц, которое перемещает кожу вокруг наших щек, глаз и носа, создавая улыбку, отличную от фальшивой или вежливой улыбки. Люди могут различать эти улыбки, поэтому фотографы часто шутят со взрослыми или используют реквизит с детьми, чтобы вызвать искреннюю улыбку перед тем, как сделать снимок.

    Наши лица являются наиболее выразительной частью нашего тела и могут передавать множество различных эмоций.

    Мы узнаем больше о грамотном кодировании и декодировании выражений лица в Разделе 4.3 «Навыки невербального общения» и Разделе 4.4 «Невербальное общение в контексте», но, поскольку вы, вероятно, произносите речи в этом классе, давайте узнаем о роли лица в публичных выступлениях.Выражение лица помогает задать эмоциональный тон речи. Чтобы задать позитивный тон, прежде чем вы начнете говорить, коротко взгляните на аудиторию и улыбнитесь, чтобы продемонстрировать дружелюбие, открытость и уверенность. Помимо открытого и приветливого выражения лица, выражения лица передают целый ряд эмоций и могут использоваться для определения личностных качеств и вынесения суждений об авторитете и компетентности говорящего. Выражение лица может указывать на то, что говорящий устал, взволнован, зол, сбит с толку, разочарован, грустен, уверен в себе, самодоволен, застенчив или ему скучно.Даже если вам не скучно, например, расслабленное лицо с небольшой анимацией может заставить аудиторию подумать, что вам надоела собственная речь, а это вряд ли побудит их проявить интерес. Поэтому убедитесь, что выражение вашего лица передает эмоции, настроение или черты личности, которые, по вашему мнению, будут восприниматься вашей аудиторией положительно, и которые помогут вам достичь ваших речевых целей. Также убедитесь, что выражение вашего лица соответствует содержанию вашей речи. Когда вы говорите что-то беззаботное или юмористическое, улыбка, яркие глаза и слегка приподнятые брови невербально улучшат ваше словесное сообщение.Когда вы говорите что-то серьезное или мрачное, наморщенный лоб, более сжатый рот и даже легкий кивок головы могут усилить это сообщение. Если ваше выражение лица и содержание речи не соответствуют друг другу, ваша аудитория может запутаться в смешанных сообщениях, что может заставить их усомниться в вашей честности и правдивости.

    Тактильные ощущения

    Подумайте о том, как прикосновение может утешить кого-то в момент печали, когда одни слова не могут. Этой положительной силе прикосновения противостоит потенциальная опасность прикосновения из-за его связи с сексом и насилием. Чтобы узнать о силе прикосновения, мы обращаемся к тактильному исследованию общения посредством прикосновения, которое относится к изучению общения посредством прикосновения. Вероятно, мы получим более подробные советы и инструкции о том, как использовать прикосновение, чем любую другую форму невербального общения. Отсутствие невербальной коммуникативной способности, связанной с прикосновением, может иметь негативные межличностные последствия; Например, если мы не последуем совету, который нам дали о важности крепкого рукопожатия, человек может сделать негативные суждения о нашей уверенности или надежности.Недостаток компетентности может иметь более тяжелые негативные последствия, включая юридическое наказание, если мы прикоснемся к кому-либо ненадлежащим образом (намеренно или непреднамеренно). Прикосновение необходимо для социального развития человека, оно может быть приветливым, угрожающим или убедительным. Исследовательские проекты показали, что студенты оценивали библиотеку и ее сотрудников более благосклонно, если библиотекарь кратко дотрагивался до посетителя, возвращая его или ее библиотечную карточку, что официанты в ресторанах получали большие чаевые, когда касались посетителей, и что люди с большей вероятностью подписывали ходатайство, когда заявитель прикоснулся к ним во время их взаимодействия.

    Существует несколько типов прикосновений, включая функционально-профессиональные, социально-вежливые, дружеские-сердечные, любовно-близкие и прикосновения, вызывающие сексуальное возбуждение. На функционально-профессиональном уровне прикосновение связано с целью или частью обычного профессионального взаимодействия, что делает его менее опасным и более ожидаемым. Например, мы позволяем парикмахерам, парикмахерам, врачам, медсестрам, татуировщикам и специалистам по проверке безопасности прикасаться к нам способами, которые иначе считались бы интимными или неприемлемыми, если бы не в профессиональном контексте.На социально-вежливом уровне социально санкционированное прикосновение помогает инициировать взаимодействие и показывает, что другие участвуют и уважают. Рукопожатие, похлопывание по руке и по плечу — примеры социально-вежливого прикосновения. Рукопожатие на самом деле является сокращенным жестом удерживания руки, но мы знаем, что продолжительное удержание руки будет считаться слишком интимным и, следовательно, неуместным на функционально-профессиональном или социально-вежливом уровне. На функционально-профессиональном и социально-вежливом уровнях прикосновение по-прежнему имеет межличностное значение.Прикосновение, хотя и профессиональное и не интимное, между парикмахером и клиентом или между медсестрой и пациентом может быть терапевтическим и успокаивающим. Кроме того, обмен прикосновениями к общению и вежливостью играет роль в формировании первоначального впечатления, которое может иметь важные последствия для развития взаимодействия и отношений.

    Конечно, прикосновение также важно на более интимных уровнях. На уровне дружбы и теплоты прикосновения важнее и неоднозначнее, чем на социально-вежливом уровне.На этом уровне сенсорные взаимодействия важны, потому что они служат для поддержания отношений и передают близость, симпатию, заботу и беспокойство. Типы прикосновений на этом уровне также сильно различаются от более формальных и ритуальных до более интимных, что означает, что друзья иногда должны согласовывать свой собственный уровень комфорта с помощью различных типов прикосновений и могут столкнуться с некоторой двусмысленностью, если их предпочтения не совпадают с их отношениями партнера. В дружбе, например, слишком много прикосновений может сигнализировать о сексуальном или романтическом интересе, а слишком мало прикосновений может сигнализировать о расстоянии или недружелюбии.На уровне любви и близости прикосновения носят более личный характер и обычно обмениваются только между значимыми людьми, такими как лучшие друзья, близкие члены семьи и романтические партнеры. Прикосновение к лицам, держание за руки и полное фронтальное объятие — примеры прикосновения на этом уровне. Хотя этот уровень прикосновения не является сексуальным, он усиливает чувство близости и интимности и может привести к прикосновению, вызывающему сексуальное возбуждение, которое является наиболее интимной формой прикосновения, поскольку оно предназначено для физического стимулирования другого человека.

    Прикосновение также используется во многих других контекстах — например, во время игры (например, армрестлинг), во время физического конфликта (например, пощечины) и во время разговоров (например, чтобы привлечь чье-то внимание). Мы также случайно отправляем сообщения посредством случайного прикосновения (например, наталкиваясь на кого-то). Один из моих преподавателей межличностного общения признался, что ей нравилось ходить в рестораны, чтобы понаблюдать за «поведением первого свидания», и хвастался, что может предсказать, будет ли второе свидание, на основе невербального общения пары.Какое трогательное поведение указывало бы на хорошее или плохое первое свидание?

    На первом свидании маловероятно, что вы увидите пары, сидящие «в стиле школьного автобуса» (с одной стороны стола или будки) или соприкасающиеся в течение длительного времени.

    Во время первого свидания или менее формального начального взаимодействия быстрые мимолетные прикосновения указывают на интерес. Например, похлопывание по спине — сокращенное объятие. В общем, присутствие или отсутствие прикосновения подсказывает нам эмоции людей.Так что, когда свидания сидят друг напротив друга, один человек может слегка похлопать другого по руке после того, как он или она сказал что-то смешное. Если свидания сидят бок о бок, один человек может скрестить ноги и наклониться к другому так, чтобы колени или ступни каждого из них иногда соприкасались. Прикосновение как способ выразить чувства часто бывает обоюдным. Легкое прикосновение от одного датировщика будет сопровождаться легким прикосновением от другого, чтобы указать, что первое прикосновение прошло успешно. Хотя вербальное общение также может использоваться для обозначения романтического интереса, многие люди чувствуют себя слишком уязвимыми на этой ранней стадии отношений, чтобы выразить что-то словами.Если ваше свидание продвигается вперед и вам это не интересно, также маловероятно, что вы выйдете сразу и скажете: «Извините, но мне это не очень интересно». Вместо этого, из-за обычных ритуалов вежливости, вы с большей вероятностью ответите другими формами невербального общения, такими как откат назад, скрестив руки на груди или просто не признавая прикосновение.

    Я нахожу поведение при объятиях особенно интересным, возможно, из-за того, что я рос в очень дружелюбной к объятиям среде на юге Соединенных Штатов, а затем жил в другом месте, где есть другие нормы. Объятие может быть обязательным, то есть вы делаете это потому, что чувствуете, что должны, а не потому, что хотите. Даже если вы думаете, что такие объятия не передают эмоции, это определенно так. Вялые, слабые или отступающие объятия могут сигнализировать о гневе, двойственности или раздражении. Подумайте о других типах объятий и о том, как вы обнимаете разных людей. Некоторые типы объятий — это объятия крест-накрест, объятия с шеей и талией и объятия с охватом. Объятие крест-накрест — довольно типичное объятие, когда рука каждого человека находится ниже или выше руки другого человека.Это объятие распространено среди друзей, романтических партнеров, членов семьи и, возможно, даже среди коллег. Объятие шеи и талии обычно происходит в более интимных отношениях, поскольку в нем один человек обнимает за шею другого, а другой — за талию. Я думаю об этом типе объятий как о «объятиях в медленном танце». Охватывающее объятие похоже на объятие медведя в том, что один человек полностью обнимает другого, поскольку этот человек в основном стоит там. Такое поведение объятия обычно возникает, когда кто-то очень взволнован и обнимает другого человека без предупреждения.

    Некоторые другие типы объятий — это «сначала встряхнуть, затем коснуться» и «обнять с ответным пощечиной». Я наблюдаю, что эти объятия чаще всего бывают между мужчинами. Объятие «сначала встряхнуть, затем постучать» включает в себя модифицированное рукопожатие, при котором руки соединяются большим пальцем и пальцами, чем ладонь, а локти сгибаются так, что тряска возникает между грудями двух обнимающих. Объятие происходит после того, как началось встряхивание, когда одна рука обнимает другого человека, как правило, всего на одно нажатие, затем на шаг назад и отпускание рукопожатия.В этом поведении объятия рукопожатие, которое поддерживается между грудями, сводит к минимуму физическую близость и интимность, которую можно интерпретировать как перекрестное или охватывающее объятие, в котором соприкасается большая часть туловища обнимающего человека. Этот отход от физической близости, вероятно, происходит из-за нормы США, которая ограничивает физическое выражение привязанности мужчинами из-за гомофобии или опасения, что их сочтут геем. Объятие пощечину также является менее физически близким объятием и включает в себя объятие, при котором один или оба человека несколько раз хлопают другого человека по спине, часто во время разговора друг с другом.Я видел, как такие объятия продолжаются в течение многих секунд и с разной степенью силы, связанной с пощечиной. Когда пощечина больше похожа на постукивание, на самом деле это показатель того, что один человек хочет отпустить. Видеозапись, на которой тогдашний президент Билл Клинтон обнимает Монику Левински, которая возникла как обвинения в том, что у них расследуется роман, показывает, что она держится, в то время как он постукивает с самого начала объятия.

    «Критика»

    Проверка аэропортов: закон, конфиденциальность и прикосновение

    Все, кто летал за последние десять лет, испытали неуклонное увеличение количества проверок безопасности.После террористических атак 11 сентября 2001 года в аэропортах по всему миру повысился уровень безопасности. В то время как пассажиры уже давно подвергаются обыскам, если они активируют металлоискатель или вызывают подозрение, недавно пресеченные террористические заговоры сделали проверку пассажиров более индивидуальной. «Обувной бомбардировщик» привел к обязательному снятию обуви и досмотру, а недавнее использование неметаллических взрывчатых веществ, спрятанных в одежде или в полостях тела, привело к использованию сканеров тела, которые могут видеть сквозь одежду для проверки наличия скрытых предметов.Протесты и беспокойство по поводу сканеров тела, в просторечии известных как «рентгеновские аппараты для обнаженного тела», привели к новым методам «улучшенного контроля» для пассажиров, которые отказываются проходить через сканеры, или пассажиров, которые выбираются случайным образом или вызывают подозрения. другими способами. Ожидается сильная реакция, учитывая то, что мы узнали о силе прикосновения как формы невербального общения. Новые обыскивания обычно включают касание участков вокруг груди и / или гениталий пассажира скользящим движением руки. Управление транспортной безопасности (TSA) отмечает, что исследуемые области не изменились, но степень касания изменилась, так как просеиватели теперь давят и тереть сильнее, но раньше использовали более легкое прикосновение. Интересно, что полиция уже давно может использовать более инвазивные обыски, но только с вероятной причиной. В случае случайного выбора в аэропорту не должно соблюдаться положение о вероятной причине, что дает агентам TSA больше свободы действий, чем полицейским. Эксперты в области авиационной безопасности расходятся в своих оценках ценности проверок и других процедур безопасности.Несколько экспертов призвали к пересмотру процесса случайного отбора в пользу более целенаправленного отбора. То, что организации по защите гражданских прав критикуют как расовое профилирование, по мнению активистов по защите прав потребителей и некоторых экспертов по безопасности, позволяет более эффективно использовать ресурсы и создавать меньше неудобств для большинства пассажиров. Хотя TSA внесло некоторые изменения в процедуры проверки безопасности и объявило о том, что в ближайшее время они прибудут, некоторые пассажиры сами начали отрицательную реакцию. Было несколько случаев, когда пассажиры раздевались до нижнего белья или полностью обнажались в знак протеста против обыска, в то время как несколько других пассажиров были обвинены в нападении за «нащупывание» агентов TSA в ответ.Видеозаписи обысков малышей и бабушек в инвалидных колясках, а также самозагруженные видео людей, рассказывающих о своих переживаниях, стали вирусными на YouTube.

    1. Как вы думаете, какие ограничения должны быть установлены на использование прикосновений в процедурах досмотра в аэропорту?
    2. В июне 2012 года у пассажира был заряжен аккумулятор после того, как он «нащупал» инспектора TSA, чтобы, как она утверждает, продемонстрировать лечение, которое она получила во время проверки.Вы можете узнать больше об истории и посмотреть видео здесь: http://www.nydailynews.com/news/national/carol-jean-price-accused-groping-tsa-agent-florida-woman-demonstrating-treatment-received — статья-1.1098521. Как вы думаете, ее действия мы оправдывали? Почему или почему нет?
    3. Считаете ли вы, что более целенаправленная проверка, в отличие от случайных проверок, в которых каждый человек имеет равные шансы быть выбранным для расширенных проверок, является хорошей идеей? Почему? Как вы думаете, можно ли рассматривать такую ​​целевую проверку как неэтичное расовое профилирование? Почему или почему нет?

    Вокалик

    Ранее мы узнали, что параллельного языка относится к вокализированным, но невербальным частям сообщения. Вокалика — изучение параязыка, которое включает в себя вокальные качества, которые соответствуют вербальным сообщениям, такие как высота, громкость, скорость, качество голоса и словесные наполнители. — это изучение параязыка, которое включает в себя вокальные качества, сопровождающие вербальные сообщения, такие как высота звука, громкость, скорость, качество голоса и словесные наполнители.

    Pitch помогает передать смысл, регулировать разговор и передать интенсивность сообщения. Даже младенцы распознают предложение с более высоким тональным окончанием как вопрос.Мы также узнаем, что у приветствий акцент становится все больше, а у прощаний — наоборот. Конечно, никто никогда не говорит нам об этом прямо; мы узнаем их через наблюдение и практику. Пока мы не станем старше, мы не улавливаем более тонкие и / или сложные модели параязыка, включающие высоту звука. Детям, например, трудно воспринимать сарказм, который обычно выражается паралингвистическими характеристиками, такими как высота звука и тон, а не реальными словами. Взрослые с интеллектом ниже среднего и дети с трудом читают сарказм в голосе другого человека и вместо этого могут интерпретировать буквально то, что они говорят.

    Параязык обеспечивает важный контекст для вербального содержания речи. Например, объем помогает передать интенсивность. Более громкий голос обычно считается более интенсивным, хотя мягкий голос в сочетании с определенным тоном и выражением лица может быть столь же интенсивным. Обычно мы регулируем громкость в зависимости от обстановки, расстояния между людьми и взаимоотношений.В наш век компьютерной коммуникации НАБОР ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ обычно рассматривается как оскорбление, так как это приравнивается к крику. Тихий голос или шепот могут быть очень уместны при отправке тайного сообщения или флирте с романтическим партнером, но они не повысят доверие к человеку, если будут использоваться во время профессиональной презентации.

    Скорость речи означает, насколько быстро или медленно человек говорит, и может побудить других сформировать представление о нашем эмоциональном состоянии, достоверности и интеллекте. Как и в случае с громкостью, колебания скорости речи могут мешать другим людям получать и понимать устные сообщения. Медленный оратор может утомить других и увести их внимание в сторону. За быстрым оратором может быть трудно следить, а быстрая доставка действительно может отвлечь от сообщения. Однако, если говорить немного быстрее, чем обычно, 120–150 слов в минуту, это может быть полезно, поскольку люди, как правило, находят говорящих со скоростью выше среднего более надежными и умными. Когда речь идет быстрее, чем обычно, важно, чтобы говорящий также четко артикулировал и произносил свои слова.Бумхауэр, персонаж шоу King of the Hill , является примером говорящего, чья высокая скорость речи сочетается с отсутствием артикуляции и произношения, чтобы создать поток слов, который может понять только он. Более высокая скорость речи в сочетании с приятным тоном голоса также может быть полезна для получения согласия и может помочь в убеждении.

    Наш тон голоса можно отчасти контролировать с помощью высоты тона, громкости и акцента, но каждый голос имеет определенное качество, известное как вокальная подпись. Голоса различаются по резонансу, высоте и тону, и некоторые голоса более приятны, чем другие. Люди обычно находят приятные голоса, в которых используется вокальное разнообразие, но не монотонное, более низкое (особенно для мужчин) и без особых региональных акцентов. Многие люди негативно воспринимают гнусавые голоса и приписывают им отрицательные личностные характеристики. Подумайте о людях, у которых очень разные голоса. Будь то общественный деятель, такой как президент Билл Клинтон, знаменитость, такая как Снуки из Jersey Shore , или вымышленный персонаж, как Питер Гриффин из Family Guy , голоса некоторых людей остаются с нами и производят благоприятное или неблагоприятное впечатление.

    Вербальные наполнители — это звуки, которые заполняют пробелы в нашей речи, когда мы думаем о том, что сказать дальше. Они считаются частью невербального общения, потому что они не похожи на типичные слова, обозначающие конкретное значение или значения. Словесные наполнители, такие как «ммм», «ммм», «нравится» и «ах», распространены в обычном разговоре и обычно не мешают. Как мы узнали ранее, использование словесных наполнителей может помочь человеку «держать слово» во время разговора, если ему нужно на мгновение остановиться, чтобы подумать, прежде чем продолжить вербальное общение.Словесные наполнители в более формальной обстановке, например в публичной речи, могут повредить репутации оратора.

    Ниже приводится обзор различных коммуникативных функций вокалиста:

    • Повторение. Голосовые сигналы усиливают другие вербальные и невербальные сигналы (например, неуверенное выражение «Я не уверен»).
    • Дополнение. Вокальные реплики уточняют или изменяют вербальное и невербальное значение (например, высота и громкость, используемые для выражения «Я люблю сладкий картофель», добавят контекст к значению предложения, например, степень, в которой человек любит сладкий картофель или использование сарказма).
    • Акцент. Голосовые подсказки позволяют нам выделить определенные части сообщения, что помогает определить значение (например, « Она, — мой друг», или «Она мой друг », или «Она — мой друг , »).
    • Замена. Голосовые сигналы могут заменять другие вербальные или невербальные сигналы (например, сказать «ага» вместо «Я слушаю и понимаю, что вы говорите»).
    • Регулирующий. Голосовые подсказки помогают регулировать ход разговора (например, падение высоты тона и замедление скорости речи обычно указывают на окончание речевого поворота).
    • Противоречие. Голосовые реплики могут противоречить другим вербальным или невербальным сигналам (например, человек может сказать «Я в порядке» быстрым коротким тоном, который указывает на обратное).

    Проксемикс

    Proxemics — Изучение того, как пространство и расстояние влияют на общение.относится к изучению того, как пространство и расстояние влияют на общение. Нам нужно только взглянуть на то, как пространство проявляется в общих метафорах, чтобы увидеть, что пространство, общение и отношения тесно связаны. Например, когда мы довольны кем-то и любим кого-то, мы говорим, что «близки» ему или ей. Когда мы теряем связь с кем-то, мы можем сказать, что он или она «отстранены». В целом пространство влияет на то, как люди общаются и ведут себя. Меньшие пространства с более высокой плотностью людей часто приводят к нарушению пузырей нашего личного пространства.Если это обстановка, в которой такой тип плотности ожидается заранее, например, на многолюдном концерте или в поезде в час пик, мы вносим различные коммуникативные корректировки, чтобы решить проблему с пространством. Неожиданные нарушения личного пространства могут привести к негативной реакции, особенно если мы чувствуем, что кто-то нарушил наше пространство добровольно, а это означает, что ситуация скопления людей не заставила их проникнуть в наше пространство. Кроме того, исследования показали, что скопление людей может привести к преступному или правонарушительному поведению, известному как «менталитет толпы».«Чтобы лучше понять, как проксемика функционирует в невербальном общении, мы более внимательно исследуем проксемические расстояния, связанные с личным пространством и концепцией территориальности.

    Проксемические расстояния

    У всех нас есть разные определения того, что такое «личное пространство», и эти определения являются контекстными и зависят от ситуации и отношений. Хотя наши пузыри невидимы, люди социализируются в рамках норм личного пространства внутри своей культурной группы.Ученые определили для американцев четыре зоны: публичная, социальная, личная и интимная дистанция. Зоны скорее эллиптические, чем круглые, они занимают больше места спереди, на линии прямой видимости, чем сбоку или сзади, где мы не можем следить за тем, что делают люди. Вы можете увидеть, как эти зоны соотносятся друг с другом и с человеком, на Рисунке 4.1 «Проксемические зоны личного пространства». Даже внутри определенной зоны взаимодействия могут различаться в зависимости от того, находится кто-то во внешней или внутренней части зоны.

    Рисунок 4.1 Проксемические зоны личного пространства

    Общественное пространство (12 футов и более)

    Общественные и социальные зоны относятся к пространству на расстоянии четырех или более футов от нашего тела, и общение, которое обычно происходит в этих зонах, является формальным, а не интимным. Общественное пространство начинается примерно в двенадцати футах от человека и простирается оттуда. Это наименее личная из четырех зон и обычно используется, когда человек выступает с официальной речью и удаляется из аудитории, чтобы аудитория могла видеть, или когда известный или влиятельный человек, такой как знаменитость или руководитель, поддерживает такое расстояние как признак силы или по соображениям безопасности.Что касается регулярного взаимодействия, мы часто не обязаны или не ожидаем признания или взаимодействия с людьми, которые входят в нашу общественную зону. Было бы сложно вести глубокий разговор с кем-то на этом уровне, потому что вам нужно говорить громче и не иметь физической близости, которая часто требуется для поддержания эмоциональной близости и / или установления взаимопонимания.

    Социальное пространство (4–12 футов)

    Общение, которое происходит в социальной зоне, которая находится на расстоянии четырех-двенадцати футов от нашего тела, обычно происходит в контексте профессионального или случайного взаимодействия, но не интимного или публичного. Это расстояние является предпочтительным во многих профессиональных условиях, поскольку оно снижает вероятность любых нарушений. Выражение «держать кого-то на расстоянии вытянутой руки» означает, что кого-то не допускают в личное пространство и держат в социальном / профессиональном пространстве. Если бы два человека подняли руки и встали так, чтобы соприкасались только кончики пальцев, они были бы примерно в четырех футах друг от друга, что воспринималось бы как безопасное расстояние, потому что не существует возможности преднамеренного или непреднамеренного прикосновения.Также возможно иметь людей во внешней части нашей социальной зоны, но они не чувствуют себя обязанными взаимодействовать с ними, но когда люди подходят к нам намного ближе, чем на шесть футов, мы часто чувствуем себя обязанными хотя бы признать их присутствие. Во многих классах обычного размера большая часть вашей аудитории для выступления на самом деле будет находиться в вашей социальной зоне, а не в вашей общественной зоне, что на самом деле полезно, потому что помогает вам установить с ними лучшую связь. Студентам в больших лекционных классах следует подумать о том, чтобы сидеть в социальной зоне профессора, поскольку студенты, которые сидят в этой зоне, с большей вероятностью будут запомнены профессором, будут признаны в классе и сохранят больше информации, потому что они достаточно близки, чтобы понять важные невербальные и визуальные подсказки.Студенты, которые разговаривают со мной после уроков, обычно стоят на расстоянии четырех-пяти футов, когда говорят со мной, что удерживает их во внешней части социальной зоны, типичной для профессионального взаимодействия. Когда у студентов будет больше личной информации для обсуждения, они подойдут ближе, что приведет их во внутреннюю часть социальной зоны.

    Личное пространство (1,5–4 фута)

    Личные и интимные зоны относятся к пространству, которое начинается в нашем физическом теле и простирается на четыре фута.Эти зоны предназначены для друзей, близких знакомых и других значимых людей. Большая часть нашего общения происходит в личной зоне, которую мы обычно называем «пузырем личного пространства» и простирается от 1,5 до 4 футов от нашего тела. Даже если мы приближаемся к физическому телу другого человека, мы можем использовать вербальное общение в этот момент, чтобы сигнализировать, что наше присутствие в этой зоне является дружественным, а не интимным. Даже людям, которые знают друг друга, может быть неудобно проводить слишком много времени в этой зоне без необходимости.Эта зона разделена на две подзоны, что помогает нам договариваться о тесном взаимодействии с людьми, с которыми мы, возможно, не близки в межличностном общении. Внешняя-личная зона простирается от 2,5 футов до 4 футов и полезна для разговоров, которые должны быть конфиденциальными, но которые происходят между людьми, которые не являются близкими людьми. Эта зона обеспечивает относительно интимное общение, но не передает той близости, которую могло бы дать более близкое расстояние, что может быть полезно в профессиональных условиях. Внутриличностная зона простирается от 1.От 5 футов до 2,5 футов — это пространство, зарезервированное для общения с людьми, с которыми мы межличностно близки или пытаемся познакомиться. В этой подзоне мы можем легко прикоснуться к другому человеку, когда мы говорим с ним, ненадолго положив руку ему на руку или участвуя в других легких социальных прикосновениях, которые облегчают разговор, самораскрытие и чувство близости.

    Интимное пространство

    Когда мы нарушаем невидимую линию, то есть 1.На расстоянии 5 футов от нашего тела мы входим в интимную зону, которая предназначена только для самых близких друзей, членов семьи и романтических / интимных партнеров. Невозможно полностью игнорировать людей, когда они находятся в этом пространстве, даже если мы пытаемся сделать вид, что игнорируем их. Нарушение этого пространства может утешать в одних случаях и раздражать или пугать в других. Нам нужен регулярный человеческий контакт, не только словесный, но и физический. Мы уже обсуждали важность прикосновения в невербальном общении, и для того, чтобы это столь необходимое прикосновение произошло, люди должны войти в наше интимное пространство.Быть рядом с кем-то и чувствовать его физическое присутствие может быть очень утешительным, когда не хватает слов. Существуют также социальные нормы в отношении степени близости этого типа, которая может проявляться на публике, поскольку некоторые люди испытывают дискомфорт, даже видя, как другие общаются в интимной зоне. В то время как некоторым людям удобно играть или наблюдать за тем, как другие занимаются КПК (публичное проявление привязанности), другим — нет.

    Так что же происходит, когда нарушается наше пространство? Хотя эти зоны хорошо известны в исследованиях личных предпочтений американцев в пространстве, люди различаются по своей реакции на людей, входящих в определенные зоны, и определение того, что составляет «нарушение» пространства, является субъективным и контекстным.Например, присутствие другого человека в наших социальных или общественных зонах обычно не вызывает подозрений или негативных физических или коммуникативных реакций, но может в некоторых ситуациях или у определенных людей. Однако во многих ситуациях наше личное и интимное пространство нарушается другими людьми против нашей воли, и эти нарушения с большей вероятностью расстроят, даже если они ожидаются. Нам всем приходилось садиться в переполненный лифт или стоять в длинной очереди. В таких ситуациях мы можем полагаться на вербальное общение, чтобы уменьшить непосредственность и указать, что мы не заинтересованы в близости и знаем, что нарушение произошло.Люди комментируют толпу, говоря: «Мы действительно собрались здесь, как сардины», или используют юмор, чтобы показать, что они приятны, хорошо приспособлены и чувствуют себя некомфортно с нарушением, как любой «нормальный» человек. Интересно, что, как мы узнаем при обсуждении территориальности, мы не часто используем вербальное общение для защиты своего личного пространства во время регулярных взаимодействий. Вместо этого мы полагаемся на более невербальное общение, такое как движение, скрещивание рук или избегание зрительного контакта, чтобы справиться с нарушениями пространства.

    Территориальность

    Территориальность: Врожденное стремление занимать и защищать пространства. это врожденное стремление занимать и защищать пространство. Это стремление разделяют многие существа и сущности, от стай животных до отдельных людей и народов. Будь то территория банды, район, на который претендует конкретный продавец, ваше предпочтительное место в ресторане, ваш обычный стол в классе или место, которое вы отметили, чтобы сэкономить, получая уступки на спортивном мероприятии, мы требуем определенных пространства как наши.Территория делится на три основных типа: первичное, вторичное и общественное. Иногда наши претензии на пространство являются официальными. Эти пространства известны как наши основные территории, потому что они помечены или считаются исключительно нашими и находятся под нашим контролем. Дом человека, двор, комната, письменный стол, край кровати или полка в аптечке могут считаться первичными территориями.

    Вторичные территории не принадлежат нам и не находятся исключительно под нашим контролем, но они связаны с нами, что может привести нас к предположению, что пространство будет открыто и доступно для нас, когда оно нам понадобится, без каких-либо дальнейших действий. шаги, чтобы зарезервировать его.Это происходит в классах регулярно. Студенты часто сидят за той же партой или, по крайней мере, в том же помещении, что и в первый день занятий. В течение первых двух недель могут быть небольшие изменения, но к концу семестра я не замечаю, что студенты много двигаются добровольно. Когда за обычную парту студента занимает кто-то другой, он обычно раздражается. Я провожу классные наблюдения для выпускников-ассистентов преподавателей, которых я контролирую, что означает, что я прихожу в класс к середине семестра и сажусь сзади, чтобы оценить классную сессию.Хотя я не собираюсь занимать чье-то место, не раз я встречал смущенные или даже сверкающие глаза ученика, чей распорядок внезапно прерывается, когда они видят меня сидящим на «их месте».

    Общественные территории открыты для всех. Людям разрешено отмечать общественную территорию и использовать ее в течение ограниченного периода времени, но пространство часто бывает недоступно, что затрудняет управление общественным пространством для некоторых людей и может привести к конфликту. Чтобы избежать такой ситуации, люди используют различные предметы, которые обычно распознаются другими как невербальные сигналы, которые отмечают место как временно зарезервированное, например куртки, сумки, бумаги или напитки.Однако есть некоторая двусмысленность в использовании маркеров. Полупустая чашка кофе может рассматриваться как мусор и быть выброшенной, что будет неприятным сюрпризом для человека, который оставил ее, чтобы пометить свой стол во время посещения туалета. Неофициальные наблюдения одного ученого показали, что полный стаканчик на столе может зарезервировать место в университетском кафетерии более чем на час, но чашка, заполненная только наполовину, обычно работает как указатель территории менее чем на десять минут. Люди должны решить, насколько ценным они хотят, чтобы их маркер имел.Очевидно, что если оставить ноутбук на столе, это означает, что стол занят, но это также может привести к краже ноутбука. Карандаш, с другой стороны, можно было просто убрать с дороги, а пространство узурпировать.

    Хронемика

    Хронемика: Исследование того, как время влияет на общение. относится к изучению того, как время влияет на общение. Время можно разделить на несколько категорий, включая биологическое, личное, физическое и культурное время.Биологическое время относится к ритмам живых существ. Люди следуют циркадному ритму, а это означает, что мы находимся в дневном цикле, который влияет на то, когда мы едим, спим и просыпаемся. Когда наши естественные ритмы нарушаются из-за круглосуточной смены часовых поясов, смены часовых поясов или других отклонений в расписании, может пострадать наше физическое и психическое здоровье, а также наши коммуникативные способности и личные отношения. При общении с другими не забывайте о биологическом времени. Помните, что ранние утренние разговоры и речи могут потребовать большей подготовки, чтобы достаточно хорошо проснуться, чтобы хорошо общаться, и более терпеливой или энергичной подачи, чтобы приспособиться к другим, которые, возможно, еще разогреваются в течение дня.

    Личное время относится к способам, которыми люди переживают время. То, как мы воспринимаем время, зависит от нашего настроения, уровня интереса и других факторов. Подумайте, как быстро проходит время, когда вы чем-то заинтересованы и, следовательно, занимаетесь чем-то. Я вел пятьдесят минутные занятия, которые, казалось, тянулись вечно, и трехчасовые занятия, которые пролетали незаметно. Люди также различаются в зависимости от того, ориентированы они на будущее или на прошлое. Люди с ориентацией на прошлое могут захотеть вспомнить прошлое, воссоединиться со старыми друзьями и потратить много времени на сохранение воспоминаний и памятных вещей в альбомах для вырезок и фотоальбомах.Люди с ориентацией на будущее могут тратить одинаковое количество времени на составление карьерных и личных планов, составление списков дел или изучение будущих отпусков, потенциальных мест выхода на пенсию или того, какую книгу они собираются читать дальше.

    Физическое время относится к фиксированным циклам дней, лет и сезонов. Физическое время, особенно времена года, могут влиять на наше настроение и психологическое состояние. Некоторые люди испытывают сезонное аффективное расстройство, которое приводит к эмоциональному стрессу и тревоге во время смены сезонов, в основном от теплого и светлого к темному и холодному (лето — осень и зима).

    Культурное время относится к тому, как большая группа людей рассматривает время. Полихронические люди не рассматривают время как линейную прогрессию, которую необходимо разделить на небольшие части и запланировать заранее. Полихронические люди придерживаются более гибкого графика и могут заниматься сразу несколькими занятиями. Монохромные люди, как правило, более жестко распределяют свое время и делают одно дело за раз. Полихроническая или монохронная ориентация на время влияет на наши социальные реалии и на то, как мы взаимодействуем с другими.

    Кроме того, то, как мы используем время, в некоторой степени зависит от нашего статуса. Например, врачи могут заставлять своих пациентов ждать в течение длительного периода времени, а руководители и знаменитости могут постоянно отставать от графика, заставляя других ждать их. Оперативность и количество времени, которое социально приемлемо для опозданий и ожидания, варьируются в зависимости от человека и контекста. Хронемика также охватывает время, которое мы проводим за разговорами. Мы уже узнали, что разговорные и очередности поворотов зависят от социальных норм и способствуют развитию нашего разговора.Все мы знаем, как это может раздражать, когда кто-то доминирует в разговоре или когда мы не можем заставить человека что-либо внести.

    Персональная презентация и среда

    Личное представление включает в себя два компонента: наши физические характеристики и артефакты, которыми мы себя украшаем и окружаем. К физическим характеристикам относятся форма тела, рост, вес, привлекательность и другие физические характеристики нашего тела. У нас не так много контроля над кодированием этих невербальных сигналов, как над многими другими аспектами невербального общения.Как отмечалось в главе 2 «Коммуникация и восприятие», эти характеристики играют большую роль в формировании первоначального впечатления, даже если мы знаем, что «не следует судить о книге по ее обложке». Хотя идеалы привлекательности различаются между культурами и людьми, исследования неизменно показывают, что люди, которых считают привлекательными на основании физических характеристик, имеют явные преимущества во многих аспектах жизни. Этот факт, наряду с изображениями в СМИ, которые проецируют зачастую нереалистичные идеалы красоты, способствовал процветанию индустрии здоровья и красоты, диет, тренажерного зала и пластической хирургии.Хотя были некоторые противоречивые реалити-шоу, которые стремятся изменить физические характеристики людей, такие как Extreme Makeover , The Swan и The Biggest Loser , относительная легкость, с которой мы можем изменять артефакты, которые посылают невербальные сигналы о нас привела к большему количеству показов стиля и космических преобразований.

    Вы когда-нибудь пытались сознательно изменить свой «внешний вид»? Я отчетливо помню два раза в своей жизни, когда я внес довольно большие изменения в то, как я представлял себя с точки зрения одежды и аксессуаров.В старшей школе, в разгар повального увлечения «комиссионным магазином», я начал ежедневно носить одежду из местного комиссионного магазина. Конечно, большая часть из них была старой одежды, поэтому я в основном стремился к образу «ретро», который, как мне казалось, действительно мне подходил в то время. Затем на первом курсе колледжа, когда окончание школы, наконец, казалось на горизонте, и я почувствовал, что вступаю в новый этап взрослой жизни, я начал носить повседневную одежду в школе каждый день, придерживаясь философии «одеваться для работы, которую вы хотите».В обоих случаях эти изменения определенно повлияли на то, как меня воспринимали другие. Телевизионные программы, такие как What Not to Wear , стремятся показать силу гардероба и изменения личного стиля в том, как люди общаются с другими.

    Помимо одежды, украшений, видимого боди-арта, причесок и других политических, социальных и культурных символов, мы отправляем другим людям сообщения о том, кто мы есть. В Соединенных Штатах пирсинг и татуировки переходят из субкультурного в мейнстрим за последние несколько десятилетий.Физическое расположение, размер и количество татуировок и пирсинга играют большую роль в том, считаются ли они подходящими для профессионального использования, и многие люди с татуировками и / или пирсингом делают осознанный выбор, когда и где они демонстрируют свое боди-арт. Волосы также отправляют сообщения, будь то на голове или на теле. Мужчины с короткими волосами обычно считаются более консервативными, чем мужчины с длинными волосами, но мужчины с бритыми головами могут считаться агрессивными. То, есть ли у человека пробор в волосах, ирокез, искусственный ястреб, хвост, кудри или ярко-розовые волосы, также посылает невербальные сигналы другим.

    Ювелирные изделия также могут отправлять сообщения различной степени прямого значения. Кольцо на «безымянном пальце» левой руки человека обычно указывает на то, что он состоит в браке или состоит в каких-либо иных отношениях. Кольцо на большом пальце или кольцо на правой руке на «безымянном пальце» не передает такого прямого сообщения. Люди также украшают свою одежду, тело или вещи религиозными или культурными символами, такими как крест, чтобы указать на христианскую веру человека, или радужный флаг, чтобы указать, что человек является геем, лесбиянкой, бисексуалом, трансгендером, гомосексуалистом или союзником одного человека. или несколько из этих групп.Сейчас люди носят различные типы резиновых браслетов, которые стали популярной формой социального маркетинга, чтобы показать, что они отождествляют себя с движением «Livestrong», или поддержать осведомленность о раке груди и исследования.

    Объекты, которые нас окружают, посылают невербальные сигналы, которые могут повлиять на то, как люди нас воспринимают. Какое впечатление производит грязный, переполненный офис?

    Наконец, среда, в которой мы взаимодействуем, влияет на наше вербальное и невербальное общение.Это включено, потому что мы часто можем манипулировать невербальной средой так же, как мы бы манипулировали своими жестами или тоном голоса в соответствии с нашими коммуникативными потребностями. Книги, которые мы выставляем на журнальном столике, журналы, которые врач хранит в своей приемной, размещение свежих цветов в фойе или кусочек мятного шоколада на подушке кровати в отеле — все это отправляет определенные сообщения, и их легко можно изменить. измененный. Размещение предметов и мебели в физическом пространстве может помочь создать формальный, удаленный, дружелюбный или интимный климат.Говоря формально, мы можем использовать невербальную коммуникацию для передачи доминирования и статуса, что помогает определять и согласовывать власть и роли в отношениях. Необычные автомобили и дорогие часы могут служить символами, которые отличают генерального директора от сотрудника начального уровня. Комната с мягким освещением, небольшой фонтан, создающий окружающие звуки текущей воды, и удобное кресло могут помочь облегчить взаимодействие между терапевтом и пациентом. Таким образом, знаем мы об этом или нет, наши физические характеристики и артефакты, которые нас окружают, много общаются.

    «Подключение к электросети»

    Аватары

    Аватары — это компьютерные изображения, которые представляют пользователей в онлайн-средах или созданы для взаимодействия с пользователями в онлайн- и офлайн-ситуациях. Аватары могут быть созданы по подобию людей, животных, пришельцев или других нечеловеческих существ. Аватары различаются по функциональности и технической сложности и могут включать в себя стационарные изображения, такие как значки друзей, мультяшные, но человечные анимации, такие как персонаж Mii на Wii, или очень человечные анимации, предназначенные для обучения или помощи людям в виртуальной среде.Совсем недавно трехмерные голографические аватары начали работать, помогая путешественникам в аэропортах Парижа и Нью-Йорка. Однако исследования показали, что человекоподобные аватары влияют на людей, даже если они не обладают высокой функциональностью и адаптируемостью. Аватары особенно мотивируют и оказывают влияние, когда они похожи на наблюдателя или пользователя, но более точно представляют идеальное «я» человека. Внешность была отмечена как один из наиболее важных атрибутов аватара, призванный влиять или мотивировать.Было показано, что привлекательность, крутость (с точки зрения одежды и прически) и возраст являются факторами, увеличивающими или уменьшающими влияние аватара на пользователей.

    Люди также создают свои собственные аватары в качестве самопредставлений в различных онлайн-средах, от ролевых онлайн-игр, таких как World of Warcraft и Second Life , до некоторых систем управления онлайн-обучением, используемых колледжами и университетами. Исследования показывают, что граница между реальностью и виртуальной реальностью может стать размытой, когда дело доходит до дизайна и идентификации аватара.Это может стать еще более явным, если учесть, что некоторые пользователи, особенно в ролевых онлайн-играх, проводят около двадцати часов в неделю в качестве своего аватара.

    Аватары не просто представляют людей в онлайн-мирах; они также влияют на их поведение в автономном режиме. Например, одно исследование показало, что люди, которые смотрели аватар, который выглядел так, как будто они тренируются и худеют в онлайн-среде, в реальном мире тренировались больше и ели более здоровую пищу. Увидев их старую версию в Интернете, участники сформировали более конкретную социальную и психологическую связь со своим будущим «я», что побудило их вкладывать больше денег на пенсионный счет.Действия людей в Интернете также отражают ожидания в отношении определенных физических характеристик, даже если пользователь не проявляет этих характеристик и не может выбрать их для своего аватара. Например, экспериментальные исследования показали, что люди, использующие более привлекательные аватары, были более экстравертированными и дружелюбными, чем люди с менее привлекательными аватарами, что также является невербальной моделью общения, существующей среди реальных людей. Таким образом, люди имеют возможность самостоятельно выбирать физические характеристики и личные представления для своих аватаров, чего они не могут сделать в реальной жизни.Люди приходят к тому, чтобы видеть свои аватары как часть самих себя, что дает аватарам возможность влиять на общение пользователей в сети и офлайн.

    1. Опишите аватар, который вы создали для себя. Что побудило вас сконструировать аватар таким образом, и как, по вашему мнению, ваш выбор отражает вашу типичную невербальную самопрезентацию? Если бы вы никогда не создавали аватар, как бы вы сделали свой аватар и почему?
    2. В 2009 году мужчина в Японии стал первым человеком, который женился на аватаре (о котором мы знаем).Хотя он утверждает, что его аватар лучше любой девушки-человека, его критиковали за то, что он оторвался от реальности. Вы можете узнать больше об этом союзе человека и аватара по следующей ссылке: http://articles.cnn.com/2009-12-16/world/japan.virtual.wedding_1_virtual-world-sal-marry?_s=PM:WORLD . Как вы думаете, границы между человеческой реальностью и фантазией аватара будут продолжать стираться по мере того, как мы станем более технологически смешанным миром? Как вы относитесь к большему взаимодействию с аватарами в ситуациях обслуживания клиентов, таких как упомянутый выше аватар в аэропорту? Что вы думаете о наличии аватаров в качестве наставников, образцов для подражания или учителей?

    Упражнения

    1. Приведите несколько примеров того, как зрительный контакт играет роль в вашем общении в течение дня.
    2. Одна из ключевых функций вокалиста — сделать акцент на наших словесных сообщениях, чтобы повлиять на их значение. Укажите значение каждого из следующих утверждений в зависимости от того, какое слово выделено: « Она, — мой друг». «Она мой друг ». «Она моя подруга ».
    3. Интеграция: многие люди не считают время важной частью невербального общения. Приведите пример того, как хронемика отправляет невербальные сообщения в академических, профессиональных и личных условиях.

    Невербальная коммуникация — обзор

    Введение

    Невербальная коммуникация, передача информации по каналам, отличным от письменного или устного слова, включает в себя широкий спектр поведения. Невербальные сигналы включают визуальные сигналы, такие как выражение лица (обычно включающее выражение эмоций), взгляд и движения глаз, движения головы, жесты и движения тела, позу и походку. Другие визуальные невербальные сигналы включают прическу, растительность на лице, использование косметики, уход и одежду.Слуховые невербальные сигналы включают тон голоса, высоту звука, скорость и темп речи, а также громкость. Невербальное общение также может происходить с помощью прикосновений и обонятельных сигналов. Хотя конкретный невербальный сигнал, такой как подмигивание, кивок или жест «поднятие большого пальца», иногда может иметь важную и четкую коммуникативную функцию, невербальное общение является фантастически сложным с множеством невербальных сигналов, как визуальных, так и слуховых. одновременно.

    Невербальное общение отличается от вербального общения несколькими способами.Во-первых, в то время как вербальное общение является прямым и включает использование одного канала (устное, письменное), невербальное общение является непрерывным и непрерывным и включает в себя одновременное общение по многим каналам. Вербальное общение использует общий код (т. Е. Язык), в то время как невербальное общение гораздо более импрессионистично, когда получатель невербального общения дает уникальную интерпретацию того, что означают невербальные сигналы. Фактически, большая часть невербального поведения не обрабатывается дискретно (т.д., как правило, мы не сосредотачиваемся только на одном конкретном невербальном сигнале), но воспринимаем это как «гештальт». Вербальное общение является точным и преднамеренным, в то время как невербальное общение часто бывает спонтанным, и большая часть его не передается намеренно. Часто мы даже не осознаем многие из наших невербальных форм поведения. Хотя невербальные сигналы могут сообщать симпатии / позитивность или доминирование, а статические невербальные сигналы внешнего вида (например, привлекательность, форма лица, волосы или стиль одежды) могут сообщать пол, возраст и множество факторов, невербальное общение лучше всего подходит передать аффект.Фактически, можно возразить, что невозможно точно передать эмоции без использования невербальных сигналов (например, если человек говорит, что он или она счастлив, но его или ее лицо не показывает этого, вы, вероятно, не поверите ему или ее).

    Возможно, наибольшее внимание в исследованиях невербальной коммуникации уделялось углублению нашего понимания сложной динамики мимики. Люди развили сложную систему лицевых мышц, которая позволяет выражать многие человеческие эмоции.Наиболее изучены общие и универсально выраженные эмоции счастья, печали, гнева, страха, отвращения и удивления. Психолог Пол Экман и его коллеги разработали сложный метод кодирования работы лицевых мышц и того, как они сочетаются для создания различных выражений эмоций на лице. Хороший пример сложности эмоций на лице — улыбка. Хотя мы стереотипно считаем улыбку признаком счастья или удовольствия, исследователи невербальной коммуникации могут закодировать модель мышечной активности, которая указывает на настоящую, ощутимую улыбку, и отличить ее от улыбок, которые не соответствуют приятным эмоциям, например улыбка, которая возникает, когда нам неудобно, или фальшивая, социальная улыбка, которую мы можем дать, если услышим не очень смешную шутку.Выражение эмоций на лице является богатейшим источником невербальных сигналов и играет важную роль как в межличностном общении, так и в восприятии человека.

    Многие исследования невербальной коммуникации сосредоточены на той роли, которую статические физические сигналы, такие как сигналы внешнего вида, выражения лица или позы, играют в передаче информации или в процессе формирования впечатления. Например, было проведено целое направление исследований, посвященных роли физиогномики лица и привлекательности в оценках доминирования, интеллекта, общительности, надежности и других черт незнакомцев.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.