Соотношение понятий угроза и опасность: О соотношении понятий ‘угроза’ и ‘опасность’

Автор: | 30.04.2021

О соотношении понятий ‘угроза’ и ‘опасность’

О соотношении понятий «угроза» и «опасность»

М. ГАЦКО,кандидат философских наук

В формирующейся в настоящее время Концепции национальной безопасности России особое место занимает проблема угроз и опасностей интересам Отечества. Однако, несмотря на то, что исследование названной проблемы имеет принципиальное теоретическое и практическое значение, к сожалению, еще нет общепризнанных научно разработанных таких ключевых понятий, как «угроза» и «опасность», «вызов» и «риск». В этой связи представляется целесообразным рассмотреть сущность указанных понятий и их соотношение в системном ряду шкалы военно-политической напряженности.

Для уяснения рассматриваемых явлений обратимся к их этимологии. С.И.Ожегов понятие угроза определял как «обещание причинить кому-нибудь вред, зло», В.И.Даль толковал угрозу как действия или намерения «угрожать, грозить, стращать, наводить опасность либо опасение, держать под страхом, под опаскою, приграживать».

В словарях современного русского языка понятие угроза определяется как «запугивание, обещание причинить кому-нибудь неприятность, зло», «обещание причинить зло, неприятность», «намерение нанести физический, материальный или другой вред общественным интересам, а также отдельным лицам или их интересам». Таким образом, в обобщенном виде в русском языке под угрозой понимается явление, заключающее в себе намерение причинить кому-либо или чему-либо тот или иной ущерб, вред. При этом под ущербом принято понимать «потерю, убыток, урон», а вред трактовать как «ущерб, порчу». Учитывая , что термин «угроза» мы рассматриваем применительно к Концепции безопасности России, обратимся к используемым в современной военно-политической литературе определениям по проблеме угроз национальной безопасности. Проведя сравнительный контент-анализ официальных государственных документов Российской Федерации и публикаций по различным аспектам проблемы безопасности в научной литературе, мы столкнулись с множеством терминов, в которых ключевым является слово угроза.

В настоящее время термин «угроза» употребляется различными авторами в словосочетаниях «угрозы безопасности», «угрозы интересам безопасности», «угрозы национальной безопасности», «угрозы интересам национальной безопасности», «угрозы жизненно важным интересам», «угроза национальным интересам» и так далее. Представляется, что все вышеуказанные термины, хотя и являются близкими по содержанию и синонимичными по своей сути, но не тождественными, требуется их уточнение и систематизация. Спектр приведенных выше терминов обусловлен тем фактором, что Концепция безопасности Российской Федерации представляет собой явление еще не устоявшееся, находящееся в процессе формирования и развития.

Принимая во внимание, что Концепция безопасности должна представлять собой официально принятую в Российской Федерации систему взглядов на обеспечение безопасности, обратимся к официальным документам, прежде всего к Конституции Российской Федерации, законам Российской Федерации «О безопасности», «Об обороне», Указу Президента РФ «Об образовании Совета безопасности Российской Федерации», положениям «О Совете безопасности Российской Федерации», «О Совете обороны Российской Федерации», Президентскому Посланию Федеральному Собранию «О национальной безопасности», «Основным положениям военной доктрины Российской Федерации», «Основным положениям Концепции внешней политики Российской Федерации», «Основам пограничной политики Российской Федерации» и другим государственным нормативным актам.

Несмотря на то что в указанных официальных документах говорится об угрозах безопасности Российской Федерации как о явлении, которое потенциально существует, а при определенных неблагоприятных условиях может стать реальностью и способно нанести ущерб государству, обществу, личности, ни в одном из них не содержится достаточно четкого определения сущности угроз безопасности. Например, в Законе Российской Федерации «О безопасности» (ст. 3) угроза определяется как «совокупность условий и факторов, создающих опасность», что, на взгляд автора, расплывчато и не отражает в полной мере сути рассматриваемого явления.

Определение угрозы интересам безопасности может быть производным из содержащейся в Законе Российской Федерации «О безопасности» дефиниции безопасность — «состояние защищенности жизненно важных интересов государства, общества и личности от внутренних и внешних угроз». Именно такой подход предлагает в своих работах В.Пирумов, трактуя понятие угрозы как «объективно существующие возможности нанести какой-либо ущерб личности, обществу, государству»1.

Думается, что данное определение в значительной мере соответствует содержанию основных положений указанного закона, однако и оно является не вполне точным и полным. Вторая часть определения, касающаяся объектов угрозы (личность, общество, государство) и ее целей, замысла (нанесение ущерба) представляется удачной, а вот первая, трактующая угрозу только как объективно существующие возможности нанесения ущерба, вызывает сомнения, поскольку кроме объективной возможности для реализации угрозы необходимо также наличие намерений (желания) одного из субъектов политики причинить ущерб тем или иным интересам другого субъекта политики, без этого угроза не будет реальной.

Рассмотрим несколько иной подход, предлагаемый учеными РАУ-Корпорации. Авторский коллектив монографии «Концепция национальной безопасности России в 1995 году» под угрозами безопасности понимает потенциальные угрозы политическим, социальным, экономическим, военным, экологическим и иным, в том числе духовным и интеллектуальным ценностям нации и государства. Несмотря на то что приведенное определение является достаточно широким, содержит перечень сфер безопасности, объектов, на которые могут быть направлены угрозы, его также нельзя признать достаточно полным, поскольку речь идет об угрозах только лишь как о потенциальном явлении, но ведь потенциальная угроза это только одна из разновидностей широкого спектра угроз. Факты сегодняшнего дня свидетельствуют, что угрозы безопасности России есть явление не только возможное, но и вполне реальное (межнациональные конфликты, перешедшие в Чечне в стадию вооруженного противоборства, криминализация общества, кризисное состояние экономики, территориальные претензии к России ряда сопредельных государств и т.д.).

Таким образом, приведенные выше формулировки определения угрозы безопасности не охватывают все стороны исследуемого явления, страдают половинчатостью: в одном случае угроза рассматривается только как реальное явление, в другом, наоборот, только как потенциальное явление.

По мнению автора, угроза представляет собой совокупность двух компонент: как субъективных намерений, так и объективных возможностей причинить тот или иной ущерб. При этом в качестве намерений он рассматривает замыслы (желания) эвентуального противника, направленные против жизненно важных интересов государства, общества и личности, а под возможностями понимает наличие соответствующих сил и средств, необходимых для реализации этих замыслов.

Выше мы рассмотрели угрозу с точки зрения дихотомии намерений и возможностей причинить ущерб, но это только одна часть явления, которое является сложным и имеет еще одно этимологическое значение: «возможная опасность», «заключать в себе какую-либо опасность». Отсюда следует, что понятие угроза близко по смыслу к понятию опасность, причем они настолько взаимосвязаны, что даже С.И.Ожегов допускает в определенном смысле тавтологию, определяя угрозу через опасность и наоборот («угроза есть возможная опасность», а «опасность есть, возможность, угроза чего-нибудь очень плохого, какого-нибудь несчастья»). Следовательно, необходимо конкретизировать указанные понятия, уточнить их содержание, определить суть общего и особенного. В военно-политической области понятия «опасность» и «угроза» употребляются достаточно широко, при этом нередко их используют в одном и том же значении. Строго очертить параметры каждого из этих понятий довольно сложно. Поэтому часто приходится сталкиваться с такими двойственными формулировками, как «угрожающая опасность» .»опасная угроза» и т.п. Однако в настоящее время в военной политологии все шире утверждается мнение, что угроза — это крайняя степень опасности (непосредственная опасность), а опасность — есть возможная (потенциальная) угроза, в ограниченных масштабах. Например, В.Манилов предлагает трактовать понятие «угроза» через категорию «опасность»: «угроза есть непосредственная опасность причинения ущерба жизненно важным национальным интересам и национальной безопасности, выходящая за локальные рамки и затрагивающая основные национальные ценности: суверенитет, государственность, территориальную целостность»

2.

При этом категорию опасность он рассматривает как нанесение ущерба важным национальным интересам и национальной безопасности в ограниченных (локальных) масштабах.

Таким образом, общим в содержании угрозы и опасности является их возможность причинить тот или иной ущерб безопасности. Естественно возникает вопрос: каковы отличительные критерии того и другого явления? Несмотря на их близость и однородность, можно выделить ряд различий между ними.

Во-первых, угрозу отличает от опасности степень готовности к причинению того или иного ущерба. Угроза — это стадия крайнего обострения противоречий, непосредственно предконфликтное состояние, когда налицо готовность одного из субъектов политики применить силу в отношении другого конкретного объекта для достижения своих политических и иных целей. Опасность мы понимаем как стадию зарождения и насыщения противоречий, когда один из субъектов политики потенциально может, но еще не готов применить силу или угрозу силы в своих интересах.

Во-вторых, угроза должна заключать в себе две компоненты: намерения и возможность нанесения ущерба интересам безопасности, а опасность ограничивается наличием только одной из этих компонент. Схематично данные различия могут быть сведены в табл. 1.

Таблица 1

Явления

Компоненты

Готовность к нанесению ущерба

намерения

возможность

УГРОЗА

есть

есть

реальная (явная)

ОПАСНОСТЬ

нет

есть

гипотетическая (возможная)

есть

нет

нет

нет

мнимая

В-третьих, угроза всегда носит персонифицированный, конкретно-адресный характер, что предполагает наличие явных субъекта (источника) угрозы и объекта, на который направлено ее действие. В отличие от угрозы опасность носит гипотетический, часто безадресный характер, ее субъект и объект явно не выражены.

В-четвертых, опасность заключает в себе потенциальную угрозу причинения ущерба тем или иным интересам, для реализации которого необходимо создание соответствующих условий (накопление возможностей и формирование намерений), угроза же есть непосредственная возможность нанесения ущерба, от начала осуществления которой ее отделяет лишь временной интервал, необходимый для принятия решения о реализации угрозы.

Проанализировав сущностные отличия понятий «угроза» и «опасность», можно сделать вывод, что угроза интересам безопасности есть готовность (намерения + возможности) одного из субъектов политики причинить ущерб жизненно важным интересам другого субъекта политики с целью разрешения сложившихся между ними противоречий и получения односторонних преимуществ.

Поскольку наше внимание сосредоточено в основном на военно-политических аспектах обеспечения защиты национальных интересов России от возможных угроз (опасностей) военного характера, то представляется целесообразным рассмотреть соотношение понятий «военная опасность» и «военная угроза».

По мнению автора, раскрытие содержательного аспекта и соотношения этих понятий может быть плодотворным при использовании категории военно-политические отношения, которые представляют собой отношения между субъектами политики (как внутри государства, так и на международной арене), относящиеся к области создания, развития и использования (реального или планируемого) военной силы

3.

Если говорить конкретно о военной опасности, то она представляет собой такой тип межгосударственных или внутриполитических отношений, при котором существуют объективные возможности нанесения государству ущерба с помощью средств вооруженного насилия, но отсутствует в явном виде его субъект, т.е. агрессор. Угроза — это конкретный момент в развитии военной опасности, характеризующийся не только ее обострением, но и обретением ею конкретного, адресного характера (угроза исходит из конкретного источника и адресована конкретному объекту). Опасность же может иметь общий, нередко безадресный характер, она может исходить из многих источников и воздействовать на многие объекты.

По своей сути и военная опасность — и военная угроза — это конкретные проявления реально существующих военно-политических отношений между государствами и их коалициями. Они являются показателями степени эскалации военно-политической напряженности, причем военная угроза представляет собой более высокую степень эскалации напряженности, чем военная опасность: она возникает непосредственно из военной опасности, является итогом ее развития, то есть обусловлена усилением военной опасности. Состояние военной угрозы характеризуется конфронтационным характером военно-политических отношений между государствами и их стремлением разрешить сложившиеся противоречия военно-силовыми методами, в то время как состояние военной опасности отличается значительным спадом напряженности, компромиссным состоянием военно-политических отношении между государствами.

В качестве основных признаков военной опасности можно выделить:

  • наличие в отношениях между субъектами экономических, политических, религиозно-этнических, идеологических и других противоречий, для разрешения которых может быть использована военная сила;

  • наличие у субъектов военно-политических отношений возможностей (материальной базы) для ведения военных действий;

  • признание субъектами военной политики возможности использования военной силы как средства достижения политических целей.

Этим же признакам соответствует и военная угроза, однако она, как более высокая степень эскалации военно-политической напряженности, имеет и свои особенные отличительные признаки, а именно:

  • готовность (возможность + намерение) субъектов политики применить военную силу для разрешения возникших противоречий;

  • явная выраженность целей, субъекта и объекта вооруженного насилия (т.е. персонифицированность военной опасности).

Следовательно, военную угрозу интересам национальной безопасности представляет готовность одного из субъектов политики причинить ущерб жизненно важным интересам другого субъекта политики с использованием сил и средств вооруженного насилия для разрешения сложившихся между ними противоречий и получения односторонних преимуществ.

Сопоставив содержание терминов «угроза» и «опасность», мы полагаем, что они настолько взаимосвязаны и в такой степени взаимозависимы, что можно говорить об их совокупности как о системе факторов угрозы. При этом автор исходит из того, что даже не очень значительная опасность в сфере безопасности государства и общества при неблагоприятном стечении обстоятельств может трансформироваться в прямую и явную угрозу жизненно-важным интересам Российской Федерации. В общем, любая реальная опасность потенциально может трансформироваться в конкретную угрозу, для этого необходимо только создание соответствующих условий. Конечно надуманная, мнимая опасность не может рассматриваться в качестве потенциальной угрозы, но ведь мнимая опасность с точки зрения причинения ущерба не представляет и опасности, следовательно и не есть опасность по сути своей. Значит, есть все основания констатировать, что существуют не отдельно взятые угрозы и опасности государству, обществу и личности, а имеет место определенная система угроз безопасности, которая включает в себя совокупность всех угроз и опасностей, при этом теоретически каждая объективно существующая опасность может рассматриваться к качестве потенциальной угрозы в том плане, что при определенных условиях способна стать конкретной угрозой и нанести тот или иной реальный ущерб интересам государства, общества или личности.

Если рассматривать совокупность угроз и опасностей в качестве названной системы, то возникает естественный вопрос: исчерпывается ли данная система только лишь указанными факторами или кроме угроз и опасностей существуют другие факторы, способные причинить ущерб интересам безопасности? На взгляд автора, наряду с традиционными у нас терминами «угроза» и «опасность» возможно использование и таких категорий, как «вызов» и «риск», которые достаточно широко употребляются в стратегии национальной безопасности США (National security strategy). В американских официальных документах под стратегией национальной безопасности понимается наука и искусство использования национальной мощи при всех обстоятельствах в целях достижения желаемого уровня и вида контроля над противной стороной посредством угроз, грубой силы, косвенного давления, дипломатии, уловок и других возможных средств, которые обеспечивают защиту интересов и достижение целей национальной безопасности. При этом угроза (threat) рассматривается американскими специалистами как возможность какой-либо страны, группы государств или явлений угрожать, под вызовом (challenge) понимается возможность противодействовать, а риск (risk) определяется как возможность мешать достижению целей безопасности4.

Если рассмотреть, что первично в ряду дестабилизирующих факторов: риск, вызов, опасность или угроза, то само собой напрашивается вывод, что первичен риск. Вызов, опасность и угроза есть различные степени риска причинения конкретного ущерба интересам безопасности государства, общества, личности, то есть выступают в качестве вторичных факторов. В русском языке термин риск употребляется в двух основных значениях: во-первых, как возможная опасность, неудача; во-вторых, действовать на удачу, в надежде на счастливый исход. Обратим внимание на совпадение лексикографических значений терминов угроза и риск: налицо их полная идентичность (и угроза и риск трактуются как возможная опасность). Стало быть совокупность факторов, представляющих вызов, опасность или угрозу безопасности государства можно классифицировать в качестве факторов риска. При этом по степени риска нанесения ущерба национальным интересам и безопасности Российской Федерации наименьший риск представляют вызовы, средний риск заключен в опасностях и значительный риск исходит от угроз интересам безопасности России. На этом основании автор не склонен рассматривать понятие «риск» как отдельную начальную ступень процесса эскалации напряженности и исходит из того, что риск отражает степень (размеры) причинения возможного ущерба тем или иным интересам от различных деструктивных факторов (вызов, опасность, угроза).

Рассмотрев содержание и взаимосвязь понятии «вызов», «опасность» и «угроза» применительно к военно-политической сфере, перейдем к анализу их соотношения в системном ряду, который условно назовем шкалой эскалации военно-политической напряженности (см. табл. 2). Военно-политический вызов является начальной фазой эскалации напряженности и проявляется в стремлении одной из сторон военно-политических отношений к противодействию другой стороне в осуществлении интересов национальной безопасности. Следующая фаза — военная опасность, которая заключает в себе гипотетическую вероятность нанесения ущерба национальным интересам со стороны абстрактного противника. При наличии у конкретного субъекта политики (агрессора) реальных намерений и достаточных военно-экономических возможностей для нанесения ущерба конкретному объекту агрессии, военно-политическая напряженность переходит в свою крайнюю фазу — военную угрозу, за которой следует либо реализация данной угрозы (т.е. вооруженная борьба), либо меры по снижению напряженности (переговоры, достижение компромиссных соглашений, разрядка напряженности). Каждой конкретной фазе военно-политической напряженности присущи специфические отличительные характеристики, которые выделены автором при составлении следующей таблицы.

Таблица 2

Шкала эскалации военно-политической напряженности

Характеристики

Фазы эскалации военно-политической напряженности

Военно-политический вызов

военная опасность

военная угроза

Вооруженная борьба

Содержание

стремление к противодействию осуществления интересов национальной безопасности в военно-политической сфере

вероятность нанесения гипотетического ущерба национальным интересам и безопасности с применением вооруженного насилия

готовность (намерение и возможность) причинить ущерб жизненно важным интересам и безопасности государства с применением вооруженного насилия

реализация угрозы применения вооруженного насилия для достижения политических, военных и иных целей

Характер

абстрактный, гипотетический, безадресный характер (отсутствие конкретного объекта и субъекта предполагаемого вооруженного насилия)

конкретный, персонифицированный, адресный и направленный характер (наличие конкретных, явно выраженных целей, субъекта и объекта реального вооруженного насилия)

Стадии риска

стадия зарождения причины возможного ущерба национальным интересам и безопасности

стадия насыщения, вероятность причинения ущерба — потенциальная либо косвенная

стадия высокой вероятности (готовности) к нанесению военными средствами ущерба жизненно важным интересам и безопасности

стадия причинения прямого и явного ущерба жизненно важным интересам и безопасности государства, общества и личности

Отношения между субъектами военно-политических отно-шений

соперничество субъектов военно-политических отношений

противодействие потенциальных (абстрактных) противников

противостояние персонифицированных (конкретных) противников

непосредственное вооруженное стол-кновение с реальным противником

Развитие проти-воречий между субъектами военно-политических отно-шений

зарождение противоречий

компромиссное разрешение существующих противоречий преимущественно не военными методами

готовность одного из субъектов военной политики открыто использовать вооруженные силы для разрешения противоречий и получения односторонних выгод

разрешение противоречий методами вооруженного насилия

Противник

абстрактный (потенциальный)

конкретный (реальный)

Свои вооруженные силы

режим повседневной деятельности, подготовка к противодействию военным вызовам, потенциальным и реальным военным опасностям

проведение мероприятий, адекватных военной угрозе

вооруженная защита национальных интересов

Боевая готовность СЯС

«постоянная»

«повышенная»

«военная опасность»

«полная»

Военно-полити-ческая обстановка

спокойная

компромиссная

конфронтационная (угрожаемый период)

кризисная (вооруженный конфликт)

Стратегическая обстановка

стабильная

нестабильная

Отдельные характеристики рассматриваемых явлений совпадают, что свидетельствует о транспарентности их границ. Соотношению опасности и угрозы присущи определенные закономерности, которые подчинены действию диалектического закона перехода количественных изменений в качественные и которые выражаются в том, что при определенных количественных изменениях (формирование явных намерений и создание объективных возможностей для нанесения ущерба противнику) состояние опасности обретает качества непосредственной угрозы, в свою очередь угроза при накоплении соответствующих изменений (понижение степени риска, снижение напряженности, достижение компромисса и т.д.) переходит в состояние опасности.

При подробном рассмотрении соотношения угрозы и опасности возникает на первый взгляд парадоксальный вывод: если угроза есть высшая степень опасности, то, стало быть, при снижении угрозы должна возрастать опасность.

Проанализируем, действительно ли снижение угрозы влечет за собой возрастание опасности. Очевидно, что при снижении степени угрозы сама угроза как таковая полностью не исчезает, а трансформируется в свою потенциальную форму, содержание которой соответствует состоянию опасности. Таким образом, переход угроз в состояние опасностей приумножает количество последних, что подтверждается анализом объективных событий, произошедших в последние годы в мире. В результате завершения военно-политического противостояния Запада и Востока, реализации ряда международных соглашений о сокращении стратегических наступательных вооружений и других позитивных изменений, наступивших в мире с окончанием «холодной войны», непосредственная угроза глобальной войны с применением оружия массового поражения безусловно снижена, но в то же время резко возросло количество опасностей (рост региональной нестабильности, эскалация множества локальных войн и военных конфликтов низкой интенсивности, расползание опасных военных технологий и т.д.).

Факт снижения уровня глобальной военной угрозы, прежде всего ядерной, и возрастания роли факторов военной опасности сегодня признан на уровне высшего государственного руководства как в Российской Федерации, так и за рубежом. В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию «О национальной безопасности» в 1996 г. содержится вывод о «значительном снижении угрозы развязывания прямой широкомасштабной агрессии против России. Вместе с тем потенциальная военная опасность сохраняется, а иногда (на региональном уровне) и возрастает». Как известно, вывод о снижении угрозы прямой агрессии против России при сохранении и возрастании военной опасности закреплен в «Основных положениях военно доктрины Российской Федерации», опубликованных в 1993 г.

Аналогичный вывод содержится в докладе президента США Б.Клинтона «Стратегия национальной безопасности США», с которым он обратился в 1996 г. к американскому Конгрессу, где, в частности, отмечается, что «основной вызов, существовавший на протяжении последних 50 лет, — угроза коммунистической экспансии — устранен. Спектр опасностей, с которыми мы сталкиваемся сегодня, более широк и разнообразен». Германский аналитик М.Штюрмер данную ситуацию выразил лаконично, одной фразой: «Угроза снижается — опасность возрастает»5.

Таким образом, угрозы и опасности находятся в отношениях зависимости, которые при снижении уровня угрозы могут привести к возрастанию опасности.

Очевидно, что абсолютной безопасности, если ее рассматривать как состояние отсутствия всяких угроз и опасностей, быть не может, поскольку полностью изолировать государство, общество и его индивидуумов от негативного воздействия угрожающих факторов окружающей среды и обеспечить их бесконфликтное сосуществование просто нереально. Вместе с тем повысить уровень их безопасности до уровня, гарантирующего ненасильственное их развитие и исключающего причинение неприемлемого ущерба, необходимо и возможно.

В этой связи представляется необходимым принятие мер военно-политического характера по минимизации существующих угроз военной безопасности России, перевода их в нейтрально-безопасное состояние.

Важнейшим условием обеспечения военной безопасности России сегодня и в обозримом будущем является способность к сдерживанию военных угроз.

В современных условиях, когда в силу объективных причин, главным образом экономического характера, наше государство не в состоянии иметь на всех геостратегических направлениях достаточно мощные силы общего назначения, возрастает роль ядерного сдерживания эвентуальных противников, которое целесообразно сочетать со сдерживанием силами общего назначения в соотношении, адекватном характеру и масштабам угроз интересам безопасности Российского государства.

1 Пирумов B.C. Некоторые аспекты методологии исследования проблем национальной безопасности России в современных условиях // Геополитика и безопасность. 1993. № 1. С. 12. 2 Манилов В.Л. Угрозы национальной безопасности России // Военная мысль. 1996. № 1. С. 17. 3 Дмитриев А.П. Методологические основы общей теории безопасности // Общая теория безопасности: Учебное пособие. М.: ВАГШ, 1994. С. 19. 4 Collins L. Grand Strategy, Principles and Practics. Annapolis, Mariland, 1973. P. 14. 5 Stunner M. Die Deutschen in Europa // Europa Archiv. 1989. P. 24.

Соотношение понятий «опасность», «безопасность», «риск».

Соотношение понятий «опасность», «безопасность», «риск».

Опасность – это, во-первых, возможность (или способность) нанесения вреда любому объекту защиты и, во-вторых, это свойство окружающей среды.

Безопасность – это не свойство элементов среды, а состояние защищенности объектов, связанных с жизненно важными интересами личности, организации, общества и государства. Безопасность означает допустимый уровень опасности в среде, допустимый риск ее воздействия на объект защиты или уровень защиты этого объекта.

Риск – это возможная опасность неудачи, вероятность или частота поражающих воздействий, ожидаемый ущерб, вероятность причинения вреда, количественная мера опасности, возможность нежелательных последствий, потенциальная опасность реализации событий с нанесением вреда, мера возможной опасности и последствий ее реализации, возможность (вероятность) наступления опасного события

Классификация понятий деятельность и действия.

Деятельность — способ отношения человека к внешнему миру, со-стоящий в преобразовании и подчинении его целям человека.

Деятельность человека (ДЧ) имеет определенное сходство с активностью животного (АЖ), но отличается творческо-преобразующим отношением к окружающему миру.

1) ДЧ — приспособление к природной среде путем ее масштабного преобразования, ведущего к созданию искусственной среды существования человека. Человек сохраняет свою природную организацию неизменной, поменяв в то же время свой образ жизни. АЖ — приспособление к условиям среды прежде всего путем перестройки собственного организма, механизмом которой являются мутационные изменения, закрепляемые средой.



2) ДЧ — целеполагание в деятельности. АЖ — целесообразность в поведении.

3) ДЧ — сознательная постановка целей, связанных со способностью анализировать ситуацию (раскрывать причинно-следственные зависимости, предвидеть результаты, продумывать наиболее целесообразные способы их достижения). АЖ — подчинение инстинкту, действия изначально запрограммированы.

4) ДЧ — воздействие на среду специально изготовленными средствами труда, создание искусственных объектов, которые усиливают физические возможности человека. АЖ — воздействие на среду осуществляется, как правило, органами тела, данными природой. Отсутствие способности изготавливать орудия труда с помощью раннее созданных средств.

5) ДЧ — продуктивный, творческий, созидательный характер. АЖ — потребительский характер: не создает ничего нового по сравнению с тем, что дано природой.

Деятельность состоит из цепи действий. Действие — это процесс, направленный на реализацию поставленной цели.

Методы и средства

Процесс

Результат (продукт)

Виды действий (классификация немецкого социолога, философа, историка М. Вебера (1864—1920) в зависимости от мотивов действий):

1) Целенаправленное действие — характеризуется рационально поставленной и продуманной целью. Целенаправленно действует тот индивид, чье поведение ориентировано на цель, средства и побочные результаты его действий.

2) Ценностно-рациональное действие — характеризуется осознанным определением своей направленности и последовательно планируемой ориентацией на него. Но смысл его состоит не в достижении какой-либо цели, а в том, что индивид следует своим убеждениям о долге, достоинстве, красоте, благочестии и т. д.

3) Аффективное (от лат. affectus — душевное волнение) действие — обусловлено эмоциональным состоянием индивида. Он действует под влиянием аффекта, если стремится немедленно удовлетворить свою потребность в мести, наслаждении, преданности и т.д.

4) Традиционное действие — основано на длительной привычке. Часто это автоматическая реакция на привычное раздражение в направлении некогда усвоенной установки.

Признаки, определяющие опасность. Классификация опасностей.

Признаками, определяющими опасность, являются:

1) угроза жизни и здоровью живых объектов;

2) возможность нанесения ущерба здоровью и окружающей среде;

3) возможность нарушения условий нормального функционирования организма человека и экологических систем.

Классификация опасностей

По происхождению опасности бывают: природные, техногенные, экологические, социальные, биологические, антропогенные.

По локализации: связанные с литосферой, гидросферой, атмосферой, космосом.

По вызываемым последствиям: утомление, заболевания, травмы, аварии, пожары, летальные исходы и т.д.

По приносимому ущербу: социальные, технические, экологические, экономические.

По сфере проявления: бытовые, спортивные, производственные, дорожно-транспортные, военные.

По структуре (строению) опасности делятся на простые и производные, порождаемые взаимодействием простых.

По реализуемой энергии опасности делятся на активные и пассивные.

К пассивным относятся опасности, активизирующиеся за счет энергии, носителем которой является сам человек (например, острые предметы). Активными являются опасности, несущие различные виды энергии (физическую, химическую, биологическую, психическую), например, ионизирующая радиация, химически опасные вещества, микробы и вирусы и т.д.

По времени проявления: импульсивные (быстро развивающиеся), на-пример,взрыв, обвал, захват, теракт, и кумулятивные (медленно развивающиеся), например, вибрация, которая при длительном действии может привести к развитию вибрационной болезни.

Окружающая среда как источник опасности.

Опасность – это явление, способное нанести вред (ущерб) жизненно важным интересам человека.

Окружающая среда, взаимодействие с которой служит для человека источником опасности, включает в себя

природную, антропогенную,

социально-экономическую, биологическую

техногенную, экологическую составляющие.

Факторы среды – вещественные, энергетические, информационные

Механизмы опасного воздействия факторов: рост величины значения фактора, длительность воздействия, совместное (кумулятивное) действие.

Понятие и значение жизненно важных интересов.

Жизненно важные интересы — совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.

Безопасность — состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз».

Понятие системы безопасности.

Система безопасности – это совокупность органов (или их элементов), созданных или функционально ориентированных на поддержание определенного уровня безопасности защищаемого объекта, системы, связей между этими органами и элементами, регламентированных законодательными, нормативно-правовыми и организационно-распорядительными актами, технических средств.

Арбитражный управляющий

 

Арбитражным управляющим признается гражданин Российской Федерации, являющийся членом одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих:

● временный управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения наблюдения в соответствии с Федеральным законом;

● административный управляющий — арбитражный управляющий, утвер-жденный арбитражным судом для проведения финансового оздоровления в соответствии с Федеральным законом;

● внешний управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения внешнего управления и осуществления иных установленных Федеральным законом полномочий;

● конкурсный управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения конкурсного производства и осуществления иных установленных Федеральным законом полномочий.

 

Виды инфраструктуры.

Обычно выделяются следующие основные виды инфраструктуры в национальной экономике:

• производственная инфраструктура;

• социальная инфраструктура, включая институциональную;

• рыночная инфраструктура.

Производственная инфраструктура включает отрасли (транспорт, логистика и др.) и коммуникационные сооружения (дороги, мосты, туннели и др.). Понятно, что производственная инфраструктура может быть и регионального, отраслевого уровня, инфраструктура поселения, инфраструктура предприятия.

Социальная инфраструктура — это совокупность единиц национальной экономики, функционирование которых связано с обеспечением нормальной жизнедеятельности государства, общества и человека.

К социальной инфраструктуре относят:

• жилье, объекты социально-культурного назначения, всю сферу жилищно-коммунального хозяйства, предприятия и организации систем здравоохранения, образования, дошкольного воспитания;

• предприятия и организации, связанные с отдыхом и досугом; розничную торговлю, общественное питание, спортивно-оздоровительные учреждения;

• пассажирский транспорт и связь по обслуживанию населения; систему учреждений, оказывающих услуги правового и финансово-кредитного характера (юридические консультации, нотариальные конторы, банки) и др.

Достаточно обоснованным является и отнесение к социальной инфраструктуре такого подразделения как институциональная инфраструктура. Институциональная инфраструктураохватывает возникшие и узаконенные учреждения, в которых хозяйственные единицы формулируют свои экономические решения и осуществляют их в сотрудничестве с другими предпринимателями.

Национальная и региональная институциональная инфраструктура представляет собой систему правил и организаций, определяющих поведение людей и хозяйственных субъектов.

Региональная институциональная инфраструктура включает:

• законодательство и подзаконные правовые акты.

• организации, обеспечивающие правоприменение, развитие предпринимательских сетей, цепочек поставок и создания стоимости, кластеров, банки и фонды развития экономики;

• местную культуру как систему базовых ценностей и знаний, традиций и привычек, неформально определяющих правила поведения.

Институциональная инфраструктура тесно соприкасается и трудно отделяется от рыночной инфраструктуры.

Рыночная инфраструктура — совокупность институтов, обеспечивающих нормальное функционирование рыночной экономики. Эти институты различаются по своей природе, характеру и назначению. Рыночную среду формируют правовые, финансовые, организационные, материально-технологические, информационные элементы инфраструктуры. Они носят государственный, неправительственный и частный характер и подразделяются в зависимости от рынка, который обслуживают.

Рыночная инфраструктурапредставляет собой совокупность институтов содействия занятости, профориентации, профподготовки и переподготовки кадров. Она представляет собой сеть фондов, центров занятости, центров подготовки и переподготовки рабочей силы и т.д.

Рыночная инфраструктура – система учреждений и организаций (банков, бирж, ярмарок, страховых компаний, консультационных и информационно-маркетинговых фирм и т. д.), обеспечивающих свободное движение товаров и услуг на рынке.

Соотношение понятий «опасность», «безопасность», «риск».

Опасность – это, во-первых, возможность (или способность) нанесения вреда любому объекту защиты и, во-вторых, это свойство окружающей среды.

Безопасность – это не свойство элементов среды, а состояние защищенности объектов, связанных с жизненно важными интересами личности, организации, общества и государства. Безопасность означает допустимый уровень опасности в среде, допустимый риск ее воздействия на объект защиты или уровень защиты этого объекта.

Риск – это возможная опасность неудачи, вероятность или частота поражающих воздействий, ожидаемый ущерб, вероятность причинения вреда, количественная мера опасности, возможность нежелательных последствий, потенциальная опасность реализации событий с нанесением вреда, мера возможной опасности и последствий ее реализации, возможность (вероятность) наступления опасного события


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Опасность и угроза как атрибуты безопасности — Студопедия

Как видно из приведенных определений и подходов к анализу безопасности, сущностным атрибутным элементом ее являются категории «опасность» и «угроза».В их понимании также нет единства. Некоторыми авторами допускается отождествление этих понятий[46], а также подмена другими, такими как риск и вызов. Этих понятий прежде не было в отечественных энциклопедиях и словарях. Но понимание этих категорий представляет не только теоретический интерес. Дело в том, что осознание опасностей, угроз, рисков и вызовов – это исходный момент практической деятельности по противодействию им, т.е. по обеспечению безопасности. Рассмотрим подробнее эти понятия.

Опасность как понятие, имеет много значений:

а) опасность – это объективно существующая возможность негативного воздействия, например, на социальный организм, в результате которого ему может быть причинен какой – либо ущерб, вред, ухудшающий его состояние, придающий его развитию нежелательные динамику или параметр[47]; б) опасность – это возможность или предчувствие причинения зла[48]; (в) опасность – это возможные или реальные явления, события и процессы, способные уничтожить тех или иных субъектов (личность, социальную группу, народ, государство) или же важные для людей объекты или природные ценности, либо нанести им ущерб, вызвать деградацию, закрыть путь к развитию[49].Угроза же рассматривается в следующих случаях:

а) угроза – запугивание, обещание причинить кому–нибудь неприятность, зло[50];


б) угроза – наиболее конкретная и непосредственная форма опасности, создаваемая целенаправленной деятельностью откровенно враждебных сил[51]

в) угроза – опасность на стадии готовности перейти из возможности в действительность, предупреждением словом или демонстративным действием о последующих опасных событиях, или введение в заблуждение с главной целью – использованием страха для приобретения преимущественного положения в каком –либо отношении[52].

Отождествлять понятия «опасность» и «угроза» не следует. Несмотря на то, что это категории родственные, между ними существуют значительные различия. При этом необходимо проводить особое различие между реальным и идеальным, возможностью и действительностью.

Опасность как категория должна сопоставляться с категорией возможности. Она, во-первых, с объективной стороны может стать действительностью лишь при определенных условиях, а, во-вторых, с субъективной стороны может быть мыслима как действительное лишь при определенных предпосылках. Иное дело, угроза, которая как категория должна сопоставляться с действительностью, и имеет пространственно-временной характер.


Опасность в логическом смысле есть родовое понятие. Она может быть абстрактной, конкретной и реальной. Абстрактная опасность – это такая опасность, возможности возникновения которой на данной стадии ограничены отсутствием соответствующих условий. С наличием этих условий и адресной ориентированности возникает конкретная опасность. Конкретная, видимая и осязаемая, существующая не только в мысли, а объективно, реально, опасность, обусловленная целенаправленным действием или бездействием, становится угрозой. Итак, всякая опасность содержит в себе потенциально угрозу. Но в угрозу превращается не всякая опасность.

Диалектика опасности и угрозы придает связанность развитию опасностей, превращению их в угрозу. Поэтому ее раскрытие предполагает анализ не только причин их появления, но и условий превращения в реальность, требует связи их с категориями необходимости и случайности.

Между опасностью и абсолютной безопасностью лежит поле вероятного превращения опасностей в угрозы. Снятие этих опасностей и угроз соответствующими мерами и есть реальный процесс обеспечения безопасности.

Таким образом, под опасностью мы понимаем вполне осознаваемую, но не фатальную вероятность нанесения вреда, ущерба кому — чему — либо со стороны объектов (факторов), обладающих поражающими свойствами. Угрозой же будем считать наиболее конкретную, непосредственную и адресную форму опасности.

Угроза принимает конкретный вид в каждой из сфер жизни общества. Однако все виды угроз имеют и общие характеристики: во-первых, источником любой угрозы являются противоречия как внешнего, так и внутреннего свойства; во-вторых, сами противоречия не являются чем-то раз и навсегда данным, а постепенно меняют свое содержание; в-третьих, источники противоречий, как правило, скрыты за цепью причинно-следственных связей и, наконец, в-четвертых, внешний вид угрозы всегда носит предметный характер.

Чем отличается угроза от уязвимости👨⚕️ Угроза от риска и уязвимость от риска👨⚕️ — Information Security Squad

Добрый день!

В помощь на эти ответы нам спешат лучшие практики NIST и материалы для подготовки к экзамену CISSP.

Важно понимать значение слов «уязвимость», «угроза», «риск», «воздействие», а также взаимосвязь между ними.

Давайте разберем понятия в спектре информационной безопасности

Что такое уязвимость в защите информации?

Уязвимость — это недостаток в программном обеспечении, оборудовании или процедуре, который может предоставить атакующему возможность доступа к компьютеру или сети и получения несанкционированного доступа к информационным ресурсам компании. Уязвимость — это отсутствие или слабость защитных мер. Уязвимостью может являться служба, запущенная на сервере, «непропатченное» приложение или операционная система, неограниченный вход через модемный пул, открытый порт на межсетевом экране, слабая физическая безопасность, позволяющая любому войти в серверную комнату, отсутствие управления паролями на серверах и рабочих станциях.

Что такое угроза в защите информации?

Угроза — это потенциальная опасность для информации или системы. Угрозой является, если кто-то или что-то выявит наличие определенной уязвимости и использует ее против компании или человека. Нечто, дающее возможность использования уязвимости, называется источником угрозы (threat agent). Источником угрозы может быть хакер, получивший доступ к сети через открытый на межсетевом экране порт; процесс, осуществляющий доступ к данным способом, нарушающим политику безопасности; торнадо, разрушившее здание; сотрудник, совершивший ошибку, которая может привести к утечке конфиденциальной информации или нарушению целостности файлов.

Что такое риск в защите информации?

Риск — это вероятность того, что источник угрозы воспользуется уязвимостью, что приведет к негативному воздействию на бизнес. Если межсетевой экран имеет несколько открытых портов, существует высокая вероятность, что злоумышленник воспользуется одним из них для несанкционированного доступа к сети. Если пользователи не обучены правильным процессам и процедурам, существует высокая вероятность совершения ими умышленных и неумышленных ошибок, которые могут привести к уничтожению данных. Если в сети не внедрена система IDS, существует высокая вероятность того, что факт проведенной атаки останется не выявленным, пока уже не будет слишком поздно.

Что такое воздействие в защите информации?

Воздействие (exposure) — это нечто, приводящее к потерям в связи с действиями источника угрозы. Уязвимости воздействуют на компанию, приводя к возможности нанесения ей ущерба. Если управление паролями слабое, а требования к паролям не внедрены, компания подвержена возможному воздействию в результате компрометации паролей пользователей и их использования для несанкционированного доступа. Если компания не следит за своей электропроводкой и не предпринимает шагов для предотвращения пожара, она подвержена потенциальному воздействию пожара.

Что такое контрмеры в защите информации?

Контрмеры (или защитные меры) — это меры, внедрение которых позволяет снизить уровень потенциального риска. Контрмерами может быть настройка программного обеспечения, оборудования или процедур, устраняющая уязвимости или снижающая вероятность того, что источник угрозы сможет воспользоваться уязвимостью. Примером контрмер является строгое управление паролями, охрана, механизмы контроля доступа операционных систем, установка паролей BIOS, проведение обучения пользователей по вопросам безопасности.

Если компания использует антивирусное программное обеспечение, но не обновляет базы вирусных сигнатур, это уязвимость. Компания уязвима для вирусных атак. Угрозой является то, что вирус проникнет в сеть компании и парализует ее работу. Риск в данном случае — это вероятность проникновения вируса в сеть компании и нанесения ей ущерба. Если вирус проникнет в сеть компании, уязвимость будет использована и компания окажется под воздействием нанесенного им ущерба. Контрмерами в этой ситуации будет установка антивирусного программного обеспечения на все компьютеры компании и поддержка актуальности их баз вирусных сигнатур.

Ссылки по теме:
— NIST Computer Security Resource Center
— CISSP and SSCP Open Study Guides
— CISSP.com

 

Глава 2. Опасности и чрезвычайные ситуации

Глава 2. Опасности и чрезвычайные ситуации

По сфере проявления: бытовые, спортивные, производственные, дорожно-тран- спортные, военные.

По структуре (строению) опасности делятся на простые и производные, порождаемые взаимодействием простых.

По реализуемой энергии опасности делятся на активные и пассивные.

К пассивным относятся опасности, активизирующиеся за счет энергии, носителем которой является сам человек (например, острые предметы). Активными являются опасности, несущие различные виды энергии (физическую, химическую, биологическую, психическую), например, ионизирующая радиация, химически опасные вещества, микробы и вирусы и т.д.

По времени проявления: импульсивные (быстро развивающиеся), например, взрыв, обвал, захват, теракт, и кумулятивные (медленно развивающиеся), например, вибрация, которая при длительном действии может привести к развитию вибрационной болезни.

2.2. Источники опасностей и причины их возникновения

Источники формирования опасности:

1)сам человек, его деятельность, средства труда;

2)окружающая среда;

3)явления и процессы, возникающие в результате взаимодействия человека и окружающей среды.

Опасность не возникает ниоткуда, она порождается возникновением, накоплением и действием негативных факторов (разрушающих, отвлекающих, блокирующих, старящих и иных) для данного объекта. Для того чтобы оценить содержание какойлибо опасности или угрозы, необходимо выявить и проанализировать факторы, их вызывающие. Например, для оценки опасности криминализации группы учащихся необходимо выявить неблагоприятные факторы, влияющие на группу: бесконтрольность, безволие, безответственность, незанятость, дурной пример, подстрекательство и пр.

Опасный фактор (ОФ) — неблагоприятный природный, социальный, техногенный или смешанный процесс (явление, предмет, вещество), воздействие которого угрожает или может угрожать жизни и здоровью людей, их среде обитания, имуществу, правам и интересам.

ОФ может быть внешний, внутренний, скрытый, явный; он может быть уменьшен, увеличен, предотвращен, устранен, блокирован и т.д. Накопление внешних и внутренних опасных факторов повышает степень опасности и формирует развитие опасной и даже чрезвычайной ситуации. Опасные факторы есть везде и всегда, но не все из них реально действуют (ружье на стене, змея в лесу).

Воздействие ОФ на какой-либо объект может придать ему нежелательные качества и динамику развития, ухудшить его свойства, результаты функционирования.

В социальном плане опасный фактор — это такое неблагоприятное явление в человеческих отношениях, воздействие которого угрожает или может угрожать жизни и здоровью людей, их среде обитания, имуществу, правам и интересам.

Уровень опасности или угрозы зависит от количества и силы действия опасных факторов, имеющихся в данный момент времени для данного объекта. Чем их

О понятии «угроза жизни и здоровью»

 Министерство внутренних дел Российской Федерации в рамках реализации пункта 6 вопроса III решения заседания подкомиссии по совершенствованию контрольных (надзорных) и разрешительных функций федеральных органов исполнительной власти при Правительственной комиссии по проведению административной реформы (протокол от 16 сентября 2015 г. N 3) в части, касающейся определения понятия «угроза жизни и здоровью», сообщает следующее.

Понятие «угроза жизни и здоровью» в законодательстве Российской Федерации на сегодняшний день не закреплено. В то же время, данная категория достаточно широко используется в законодательстве (Трудовой кодекс Российской Федерации — «угроза жизни и здоровью работника», Воздушный кодекс Российской Федерации — «неисправность воздушного судна, угрожающая жизни и здоровью пассажиров», Гражданский кодекс Российской Федерации — «неисправность транспортного средства, угрожающая жизни и здоровью пассажиров») и понимается как нарушение гражданами, должностными лицами или юридическими лицами обязательных требований, вследствие которого может быть причинен вред жизни и здоровью неопределенного круга граждан.

В юридической литературе содержание названного термина рассматривается применительно к противоправным деяниям, связанным с созданием угрозы жизни и здоровью определенного лица. При описании таких случаев используется словосочетание «опасное для жизни и здоровья состояние», под которым понимается наличие реальной угрозы жизни или причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (например, комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) под редакцией Г.А. Исакова. М.: «Проспект», 2012). Реальность угрозы подлежит доказыванию в рамках рассмотрения конкретного дела и оценивается с учетом места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении применить физическое насилие (постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. N 29 о судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое).

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что наличие потенциальной угрозы жизни и здоровью граждан вследствие нарушений обязательных требований является достаточным основанием для привлечения физических и юридических лиц к ответственности (например, постановление Верховного Суда Российской Федерации от 17 августа 2015 г. N 305-АД15-

9014).

Таким образом, дефиниция «угроза жизни и здоровью» определяется в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом его толкования в правоприменительной практике.

На основании изложенного считаем, что термин «угроза жизни и здоровью» имеет устоявшееся значение и не нуждается в дополнительном уточнении.

Ответ подготовлен ГУВО МВД России.

основные понятия, историко-правовой аспект, определение, структура — Студопедия

С момента своего появления на Земле человеческая цивилизация живет в окружении по­стоянных угроз, исходящих извне и существующих внутри его сообщества. Эти угрозы исходят от различного рода источников опасности.

Опасность — объективно существующая возможность негативного воздействия на социальный организм, в результате которого ему может быть причинен какой-либо ущерб, вред, ухудшаю­щий его состояние, придающий его развитию нежелательные динамику или параметры (харак­тер, темпы, формы и т.д.).

Источники опасности — это условия и факторы, которые таят в себе и при определенных условиях сами по себе либо в различной совокупности обнаруживают враждебные намере­ния, вредоносные свойства, деструктивную природу. По своему генезису имеют естественно-природное, техногенное и социальное происхождение

По степени вероятности различаются реальная и потенциальная опасности. По характеру адресной направленности и роли субъективного фактора в возникновении неблагоприятных условий можно выделить:

вызов— совокупность обстоятельств, необязательно конкретно угрожающего характера, но, безусловно требующих реагировать на них;

риск— возможность возникновения неблагоприятных и нежелательных последствий дея­тельности самого субъекта;

опасность— вполне осознаваемая , но не фатальная вероятность нанесения вреда кому-либо, чему-либо, определяемая наличием объективных и субъективных факторов, обладаю­щих поражающими свойствами;


угроза— наиболее конкретная и непосредственная форма опасности или совокупность ус­ловий и факторов, создающих опасность интересам граждан, общества и государства, а также национальным ценностям и национальному образу жизни.

По уровню (размаху и масштабам возможных негативных последствий) опасности могут быть: международные(глобальные и региональные в смысле регионов мира), национальные, локальные(или региональные в смысле регионов страны ) и частные(фирм и личности).

Наконец, опасности можно классифицировать по сферам общественной жизни и видам человеческой деятельности.

Согласно словарю Робера, термин «безопасность» начал употребляться с 1190 года и оз­начал спокойное состояние духа человека, считавшего себя защищенным от любой опаснос­ти.

Жизненно важные интересы— совокупность потребностей, удовлетворение которых обеспечивает существование и развитие граждан, обще­ства и государства.


Национальные ценности— принадлежащая стране материальная, интеллектуальная и духовная собственность как основа ее существования и развития;

Безопасность есть результат социальной деятельности по обеспечению безопасности лич­ности, общества, государства.

Ни в жизни российских граждан, ни в жизни их общества и государства устойчивойстабиль­ности и состояния защищенности не существует. Оно может иметь место пока лишь в разви­той системе общественных отношений процветающего государства, ибо только в этих услови­ях можно создать целостную систему мер обеспечения безопасности, которая будет не толь­ко адекватно реагировать на все возможные угрозы безопасности, но и управлять ими за счет своего высококачественного состояния.

Различаются два типа безопасности: гипотетическое отсутствие опасности, самой возмож­ности каких-либо потрясений, катаклизмов для социума и его реальная защищенность от опас­ностей, способность надежно противостоять им.

В соответствии с видами опасности, пространственно-географическим взаимодействием социальных организмов связано наличие следующих относительно самостоятельных геопо­литических уровней безопасности: международная глобальная безопасность, международная региональная безопасность, национальная (государственная) безопасность. Раз­личные аспекты последней подчеркиваются понятиями:

— национальная безопасность; — национально-государственная безопасность; — федеральная безопасность; — общественная безопасность и т.д.

Национальная безопасность в свою очередь подразделяется на государственную, региональную и частную (фирм и личности). В содержательном плане в международной и национальной безопасности выделяются следующие ее сферы (области) проявления и обес­печения:

— политическая; — экономическая; — военная; — экологическая; — информационная; — социальная; — правовая; — культурная и т.д.

Упрощенная структура понятия «безопасность» приведена на схеме 1.


Анализ концепций загрязнения и табу Мэри Дуглас

Самое удивительное, что я прочитал антропологическую классику Мэри Дуглас 1966 года «Чистота и опасность: анализ концепций загрязнения и табу », было моим настоящим наслаждением. Это теоретическая работа, написанная не столько для непрофессионала, сколько для коллег-антропологов Дугласа, и все же ее стиль чистый и живой, с острыми остроумиями, чтобы держать вещи интересными. («Эта модная презентация, — замечает она однажды, — не была подтверждена никакими доказательствами».») В результате это оказалось гораздо более интересным, чем я ожидал, и хотя подход Дугласа сейчас не в моде из-за чрезмерной жесткости и / или упрощенности, она познакомила меня с некоторыми идеями и дихотомиями, о которых стоит подумать во время моей продолжающийся проект отвращения. (По какой теме я не забыл этот второй пост о Мэри Гейтскилл Вероника , но мне пришло в голову, что Дуглас может иметь отношение к Гайтскиллу, поэтому я подумал, что я сначала опубликую на Дугласе.)

Тем не менее, в этой тонкой книге содержится много всего, и я выясняю, какое отношение это может иметь к анализу отвращения в не ритуальных условиях.По сути, Дуглас пишет о ритуальной чистоте и нечистоте, а также о роли, которую ритуалы чистоты и загрязнения играют как в «примитивном», так и в «продвинутом» обществе. Поскольку ее внимание сосредоточено на ритуале , чистоте и загрязненности , она рассматривает только определенные виды ситуаций, в которых может возникнуть или не возникнуть отвращение, и само отвращение не является ее главной целью — то, что делает увольнение Уильяма Яна Миллера ее очками немного нечестно, на мой взгляд. Ее всеобъемлющее утверждение заключается в том, что ритуальное загрязнение имеет тенденцию укреплять структуру данного общества, защищая границы этой структуры, когда им угрожают.Как таковая (хотя эта идея является более моей, чем идея Дугласа), идея загрязнения является в основном консервативной, помогая поддерживать статус-кво перед лицом любых сил, которые могут угрожать ей.

Например, в одной главе она анализирует эзотерические ограничения в еде в библейской книге Левит. Здесь связь с отвращением кажется относительно сильной: запрещенные продукты питания израильтяне называют нечистой мерзостью, даже если для обычного читателя кажется, что между ними и разрешенными продуктами питания нет никакой разницы.Следуя своему обычному образцу, Дуглас сначала опровергает пару предыдущих идей, которые пытались объяснить запреты на питание: она не удовлетворена ни той идеей, что запрещенные продукты связаны с соседними «языческими» кланами (поскольку израильтяне часто включали продукты питания). и поведения от своих соседей в другом месте), а также с помощью понятия аллегорического прочтения этих запретов (поскольку для читателя возможно построить аллегорическое прочтение любой комбинации животных, и ничего подобного в настоящем тексте не упоминается).Она аккуратно пробивает дыры в обеих теориях и еще более пренебрежительно относится к идее, что эти запреты основаны на предварительном знании современных гигиенических требований.

Вместо этого она предполагает, что запрещенными животными являются те, которые существуют на непростых границах типов животных, и, следовательно, их нельзя классифицировать как гибридных или чудовищных. То, что делает ее аргумент настолько убедительным, по крайней мере для этого богословского невиновного, — то, что это — фактически то, что сам текст говорит , тогда как другие интерпретации — выводы из текстовых доказательств.Например, Левит, в частности, утверждает, что категория животных, которые жуют жвачку и имеют раздвоенные копыта, разрешается есть. Если по классификации иврита это отдельный тип животных, то животные, у которых есть только одна из этих черт (жевательная резинка или раздвоенные копыта), будут рассматриваться как странные пограничные случаи и, возможно, загрязняющие. И действительно, к «нечистым» животным относятся «верблюд, заяц и каменный барсук [hyrax], потому что они жуют жвачку, но не разделяют копыта … и свиньи, потому что они разделяют копыто, но не жуют жвачки. жвачка.«Точно так же животные, которые двигаются« роем », запрещены, потому что еврейское слово« роение »является промежуточной формой передвижения где-то между ходьбой и скольжением, и может применяться как к наземным, так и к связанным с водой существам, нарушая другие границы. Таким образом, в книге Левит


[I] В общем, основной принцип чистоты у животных заключается в том, что они должны полностью соответствовать своему классу. Эти виды нечисты, которые являются несовершенными членами своего класса, или чей класс сам вводит в заблуждение общий схема мира.(55)

Объявляя некоторых животных нечистыми для еды, автор Левит помог «создать и контролировать опыт» (65), который, как утверждает Дуглас, является ключевой для всех ритуалов, как религиозных, так и светских. И действительно, она страстно утверждает, что многие из дихотомий, использовавшихся предыдущими антропологами, работающими в этой области, либо полностью ошибочны (например, отделение «магии» от «религии», которую Дуглас рассматривает как остаточный протестантский уклон против католиков, и устанавливает дихотомия, не поддерживаемая фактическими разговорами с племенными людьми) или не относящаяся к вопросам, которые она задает.И в примитивной, и в современной культурах,

.
Правительство США Межведомственная Террористическая Концепция Концепции Операционного Плана

Для обеспечения политики в PDD-39 и PDD-62 осуществляется скоординированные Таким образом, CONPLAN предназначен для обеспечения общего руководства для федеральных, государственных и местные агентства относительно того, как федеральное правительство будет реагировать на потенциальные или фактическая террористическая угроза или инцидент, который происходит в Соединенных Штатах, особенно один с применением оружия массового уничтожения (ОМУ). КОНЛАН обрисовывает в общих чертах организованный и единый потенциал для своевременного, скоординированного реагирования федеральных агентств на террористическую угрозу или акт.Он устанавливает концептуальное руководство для оценки и мониторинга развитие угрозы, уведомление соответствующих федеральных, штатных и местных органов власти о характере угрозы и использование необходимых консультативных и технических ресурсов для оказания помощи ведущему федеральному агентству (МАФ) в содействии межведомственной координации кризисов и деятельность по управлению последствиями.

Будут продолжены действия по уточнению и определению миссии, возможностей и ресурсов других вспомогательных департаментов и агентств; и действия каждого агентства или Отдел должен выполнять на каждом этапе реагирования, чтобы включить кризис действия по управлению и последствиям, которые необходимы для химических веществ, биологические, ядерные / радиологические и обычные материалы или устройства.

Запросы, касающиеся этого CONPLAN, следует направлять в соответствующие Агентство по этому плану:

Следующие департаменты и агентства соглашаются поддержать общую концепцию деятельность CONPLAN с целью выполнения возложенных на них обязанностей в соответствии с ПДД-39 и ПДД-62. Департаменты и агентства также согласны осуществлять национальные и региональные усилия по планированию и осуществлять мероприятия в целях поддержания общего Федеральный потенциал реагирования. Конкретно:

А.Введение

Способность правительства Соединенных Штатов предотвращать, сдерживать, побеждать и решительно реагировать на террористические нападения на наших граждан, будь эти нападения происходит внутри страны, в международных водах или воздушном пространстве, или на чужой земле, является одним из самые сложные приоритеты, стоящие перед нашей нацией сегодня. С уважением, Соединенные Штаты весь такой терроризм как потенциальная угроза национальной безопасности, а также насильственный преступное деяние и будет применять все соответствующие средства для борьбы с этой опасностью.В процессе Таким образом, Соединенные Штаты активно прилагают усилия для сдерживания и пресечения этих преступлений и задерживать и осуществлять судебное преследование напрямую или помогать другим правительствам в преследование лиц, которые совершают или планируют такие террористические акты.

В 1995 году президент Клинтон подписал директиву о президентских решениях 39 (PDD-39), Политика США по борьбе с терроризмом. Это президентский Директива основана на предыдущих директивах по борьбе с терроризмом и дальнейшим разработали стратегию и межведомственный координационный механизм и структура управления, которая будет предпринята федеральным правительством для борьбы с внутренний и международный терроризм во всех его формах.Этот орган включает в себя осуществление мер по снижению нашей уязвимости, сдерживанию терроризма с помощью четкая общественная позиция, быстро и эффективно реагирующая на угрозы или террористические акты и уделение первостепенного внимания развитию достаточных возможностей бороться с последствиями террористических актов, связанных с оружием, и управлять ими массового уничтожения (ОМУ).

Для обеспечения скоординированной реализации этой политики, Концепция плана операций, в дальнейшем именуемый КОНПЛАН, предназначен для обеспечения общее руководство для федеральных, государственных и местных органов власти относительно того, как федеральный Правительство будет реагировать на потенциальную или фактическую террористическую угрозу или инцидент, который встречается в Соединенных Штатах, особенно с участием ОМУ.КОНПЛАН излагаются организованные и единые возможности для своевременного, скоординированного Федеральные агентства террористической угрозы или действия. Он устанавливает концептуальное руководство для оценка и мониторинг развивающейся угрозы, уведомление соответствующих федеральных, штатных, и местные агентства о характере угрозы, и развертывание необходимых консультативных и технические ресурсы для оказания помощи ведущему федеральному агентству (МАФ) в содействии межведомственная / межведомственная координация кризиса и последствий ответ руководства.Наконец, он определяет отношения между структурами при котором федеральное правительство будет маршалировать кризис и последствия управление ресурсами для реагирования на угрожающий или фактический террористический инцидент.

B. Цель

Целью этого плана является содействие эффективному федеральному, ответ на все угрозы или террористические акты в Соединенных Штатах, которые достаточные масштабы, чтобы гарантировать реализацию этого плана и связанных с ним руководящие принципы политики, установленные в PDD-39 и PDD-62.Чтобы достичь этого, CONPLAN:

  • Создает структуру для систематического, скоординированного и эффективного национальный ответ на угрозы или террористические акты в Соединенных Штатах;
  • Определяет порядок использования федеральных ресурсов для увеличения и поддерживать местные органы власти и правительства штатов; и
  • Охватывает как кризис, так и управление последствиями обязанности и формулирует координационные отношения между эти миссии.
C. Область применения

CONPLAN — это стратегический документ, который:

  • Относится ко всем угрозам или террористическим актам в Соединенных Штатах;
  • Предоставляет руководство по планированию и обрисовывает операционные концепции для Федеральный кризис и управление последствиями реагируют на угрозу или фактический террористический инцидент в Соединенных Штатах;
  • Служит основой для дальнейшего развития детального национального, региональные, государственные и местные оперативные планы и процедуры;
  • Включает руководящие принципы для уведомления, координации и руководства ответные действия, вспомогательные операции и координация экстренная общественная информация на всех уровнях управления;
  • Признает уникальный характер каждого инцидента, возможности местная юрисдикция и действия, необходимые для предотвращения или смягчения конкретная угроза или инцидент; и
  • Иллюстрирует способы, которыми федеральные, штатные и местные органы власти могут наиболее эффективно унифицировать и синхронизировать свои ответные действия.
D. Первичные федеральные агентства

Реакция на террористическую угрозу или инцидент в США повлечет за собой высоко скоординированные, межведомственные местные, государственные и федеральные меры реагирования. В поддержку Эта миссия, следующие основные федеральные агентства обеспечат ответ:

  • Министерство юстиции (DOJ) / Федеральное бюро расследований (ФБР) *
  • Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям (FEMA) **
  • Министерство обороны (DOD)
  • Министерство энергетики (DOE)
  • Агентство по охране окружающей среды (EPA)
  • Министерство здравоохранения и социальных служб (DHHS)
      * Ведущее агентство по управлению кризисами
      ** Ведущее агентство по управлению последствиями
Хотя официально не обозначен в соответствии с CONPLAN, другие федеральные департаменты и агентства могут иметь полномочия, ресурсы, возможности или опыт, необходимый для поддержки операций реагирования.Агентства могут быть участвовать в федеральном планировании и операциях реагирования, и может быть предложено назначить сотрудников для работы в качестве офицеров связи и оказывать другую LFA.

E. Основные обязанности Агентства

    1. Министерство юстиции (DOJ) /
    Федеральное бюро расследований (ФБР)

    Генеральный прокурор несет ответственность за обеспечение развития и осуществление политики, направленной на предотвращение террористических актов внутри страны, и возьмет на себя уголовное преследование за эти акты терроризм, который нарушает У.Юриспруденция Минюст обвинил ФБР в казни своих обязанностей LFA для управления федеральным ответом на террористические угрозы или инциденты, происходящие на территории США или происходящих в международных водах, которые не включают флагманское судно иностранное государство. Как ведущее агентство по кризисному управлению, ФБР будет внедрить федеральный антикризисный ответ. Как LFA, ФБР будет назначить федерального командира на месте для обеспечения надлежащего координация общего ответа правительства Соединенных Штатов с Федеральные, государственные и местные органы власти до того времени, как генеральный прокурор переносит общую роль LFA в FEMA.ФБР, с соответствующими утверждение, будет формировать и координировать развертывание внутренних Команда экстренной поддержки (DEST) с другими агентствами, в случае необходимости, и искать соответствующую федеральную поддержку в зависимости от характера ситуации.

    2. Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям (FEMA)

    Как ведущее агентство по управлению последствиями, FEMA будет управлять и координировать любые федеральные меры по управлению последствиями в поддержка государства и местных органов власти в соответствии с его уставом органы власти.Кроме того, FEMA назначит соответствующую связь и консультативный персонал для стратегической информации и операций ФБР Центр (SIOC) и развертывание с DEST, Совместные операции Центр (JOC) и Объединенный информационный центр (JIC).

    3. Министерство обороны (DOD)

    DOD служит агентством поддержки ФБР по кризисному управлению функции, включая технические операции, и агентство поддержки FEMA для управления последствиями. В соответствии с директивами Министерства обороны США 3025.15 и 2000.12 и председатель Объединенного комитета начальников штабов CONPLAN 0300-97, и после утверждения министром обороны, министерство обороны будет оказывать помощь основным агентствам LFA и / или CONPLAN, а также уместно, во всех аспектах террористического инцидента, включая оба кризиса и управление последствиями. Помощь DOD включает угрозу оценка; Участие в DEST и транспортировка; технический совет; оперативная поддержка; тактическая поддержка; поддержка гражданских беспорядков; хранение, транспортировка и утилизация устройства ОМУ; и другие возможности, включая смягчение последствий выпуска.

    DOD имеет много уникальных возможностей для борьбы с ОМУ и борьбы с терроризмом, таких как Медицинский научно-исследовательский институт армии США для Инфекционные заболевания, подразделение технического сопровождения и корпус морской пехоты США Химическая биологическая сила реагирования на инциденты. Эти и другие DOD активы могут быть использованы при реагировании на террористический инцидент по запросу LFA и утвержден министром обороны.

    4. Министерство энергетики (DOE)

    Министерство энергетики выступает в качестве агентства поддержки ФБР для технических операций и агентство поддержки FEMA для управления последствиями.DOE предоставляет научно-технический персонал и оборудование для поддержки МАФ во всех аспектах ядерного / радиологического террористического инцидента с ОМУ. Помощь DOE может поддержать как кризис, так и последствия действия с такими возможностями, как оценка угроз, развертывание DEST, Консультативные требования LFA, технические консультации, прогнозируемое моделирование прогнозы и оперативная поддержка, чтобы включить прямую поддержку тактической операции. Развертываемая научно-техническая помощь и поддержка Министерства энергетики США включает в себя такие возможности, как поисковые операции; операции доступа; диагностика и оценка устройства; радиологическая оценка и мониторинг; идентификация материала; разработка федеральных защитных мер рекомендации; предоставление информации о радиологической реакции; Ренде

.

Изучение английского языка | BBC World Service

Отношения

Отношение также описывает связь между людьми, группами или страны и то, как они ведут себя по отношению друг к другу. В этом чувство, что между отношениями и отношениями очень мало различий. Например, мы могли бы также сказать:

  • Отношения между (лидерами) двух страны никогда не были ближе.

Большинство различий в этом смысле зависит от контекста. Для Например, мы говорим о дипломатических отношениях и расовых отношениях, не дипломатических отношений или расовых отношений :

  • Дипломатические отношения между двумя странами были прерваны из-за этого инцидента, и их послы были отправили домой.
  • Необходимость улучшить расовых отношений во Внутреннем Лондоне Районы имеет первостепенное значение.

Ваши родственники также являются членами вашей семьи:

  • Я пригласил всех своих друзей и родственников на свой двадцать первый вечеринка в честь дня рождения.
  • Марк Тоттердейл и Саймон Тоттердейл ( никакого отношения ) оба главные учителя в Бристоле.

Ваши кровные отношения — это люди, которые связаны вам по рождению, а не через брак. Если вы говорите, что они ваши собственной плоти и крови , вы подчеркиваете, что они члены вашей семьи:

  • Он моей собственной плоти и крови . Я не могу оставить его постоять за себя, когда ему понадобится моя помощь.
,

ГЛАВА 3

СМЕНА ПРИРОДЫ ТЕРРОРИЗМА

A. К ПУТИ КИБЕРТЕРРА: СМЕНА ПРИРОДЫ ТЕРРОРИЗМ

1. Определение террора

Как следует изменить традиционные представления о терроризме в соответствии с новые явления кибертерроризма? Ответ на этот вопрос будет обеспечивается путем изучения компонентов определения Томаса Перри Торнтона террора: «символический акт, призванный влиять на политическое поведение внешними способами, влекущими за собой применение или угрозу насилия.» 26

а. Символическое насилие

Терроризм, как часто отмечают, является оружием слабых против сильный. Террор используется для преодоления, казалось бы, непреодолимых шансов террористы, если они будут преследовать свое дело с обычными военными средства. Террористы обычно бьют по целям, которые будут резонировать с группой желание влиять. Торнтон утверждает, что «относительно Высокая эффективность терроризма проистекает из его символической природы.Если террорист понимает, что он ищет демонстрационный эффект, он будет атаковать цели с максимальным символическим значением. « 27 В то время как Торнтон в первую очередь касается повстанцев, ценность нападений символическая цель применима к терроризму. Как еще более слабый субъект чем революционер, террорист должен нанести удар по символическому цели в надежде получить известность и заручиться поддержкой для дела. Если причиной является возможное свержение правительства, то террорист должны попытаться встроить эту поддержку в эффективный мятеж.Thornton продолжает утверждать, что наиболее важные символические цели для террористов / повстанцев, «те, которые относятся к нормативным структурам и отношениям которые составляют основу поддержки общества. « 28 Если эти символические цели уничтожены, то повстанец преуспел в изоляции людей от общества, в котором они раньше чувствовали себя в безопасности и защищены. В век информации, некоторые из структур, которые составляют «опорные рамки» общества, вероятно, будут технологические сети, которые позволяют людям общаться, получать доступ к их деньги, и быть занятым.Таким образом, они являются идеальными целями для символического насилия.

Намерение террориста или повстанца должно использоваться для оценки «символический» характер выбранной цели. Намерение управляет символизм. Исследование намерения помогает различать простое преступление, которое уже существует как в физическом мире, так и в киберпространстве, и терроризм. Филипп Карбар подчеркивает это различие:

Символическая концепция терроризма дает два важных различия между терроризмом и революцией и между терроризмом и другими формами насилия.Если целью насилия является приобретение полезного предметы (деньги, оружие и т. д.) или отказ в таких ресурсах от Враг, это действие грабеж, убийство, саботаж и т. д., «если, с другой стороны, цель является символическим выражением, мы имеем дело с террором «(Торнтон). Это подчеркивает различие между терроризмом и революция, поскольку символическое насилие может быть использовано не только для пропаганды свержение системы, но и как средство заинтересованности артикуляции влиять на вывод системы.Когда «учреждение» не желает слушать ненасильственные протесты, терроризм позволяет разочарованному коммуникатору, в постановке одного террориста, «чтобы максимизировать значение и минимизировать быть пойманным. « 29

Случаи, рассмотренные в главе IV, подчеркивают способность преступников совершать преступления в киберпространстве, все, что остается для терроризма это сдвиг в намерениях актеров.

Через атаки информационной войны, кибертеррористы могут использовать нефизические символическое насилие, чтобы сформулировать свое сообщение.Кибертеррористы теперь могут манипулировать средствами массовой коммуникации, чтобы передать сообщение напрямую, а чем полагаться на потенциально неправильные или «наклонные» отчеты акта символического насилия. Увеличивающаяся способность достигать миллионов физических лиц непосредственно в Интернете или через прямой эфир вещания система предлагает «разочарованным коммуникаторам» ненасильственную альтернативу Путь к гласности.

Алекс П. Шмид делит символическую ценность террористических актов на две части. отдельные категории.Первый, денотативный , классифицирует эти события которые «конкретно и буквально относятся к объекту или событию». Вторая категория, метафорика, относится к цели, которая стоит для «чего-то другого, чем то, что кажется. 30 Эти два различия будут становиться все более «нечеткими» в третья волна, если высокотехнологичные сети государства (на которые оно опирается для национальной безопасности, богатства и связи) стать целью террористов. Цели террориста могут состоять в том, чтобы привлечь внимание (метафорически) и ослабить некоторую экономическую или оборонительную систему (денотативную) путем нападения на сеть.

б. Влияние на политическое поведение

Второй элемент определения Торнтона — это то, что террор предназначен для влияния на политическое поведение «. Эта часть определения основное внимание уделяется политическому терроризму и другим формам, таким как преступность или патология терроризм. Хотя общепризнанного определения терроризма не существует в литературе политический терроризм связан с изменением действий либо действующего режима (повстанческий терроризм), других групп (бдение терроризм) или население в целом (режим или государственный терроризм). 31 Внедрение методов информационной войны повлияет на поведение из всех трех типов терроризма, но не намерение террориста влиять политическое поведение.

c. Экстранормальность

Экстранормальность террористических средств и целей имеет решающее значение для понимания эффективность террористического насилия. Шмид утверждает, что «нормально происшествия приводят к стандартизированным ответам и механизмам преодоления террористический насилие нарушает схему нормальных человеческих действий.» 32 Именно потому, что террористические действия выходят далеко за пределы «нормы» насилия принято в обществе, что они порождают такие экстраординарные реакция. Шмид выделяет пять элементов экстранормальности: оружие, акт, время и место, скрытый и тайный характер и нарушение правил поведения.

(1) Оружие. Террористы уже давно история использования «обычного» оружия, такого как ножи, оружие и бомбы для совершения действий, которые существуют вне сферы принятого поведения (убийство, убийство, взрывы авиалиний и посольств).Это оружие взять на новые измерения в сознании жертв и целевой аудитории. страх неизвестного и растущий потенциал использования террористами Оружие массового уничтожения (ОМУ), о чем свидетельствуют атаки заринового газа в Токио производит террор в результате контроля такого мощного оружия субгосударством, несанкционированным актером. Когда наступает информационный век, владение навыками ведения информационных боевых действий небольшими и меньшими группами людей могут сигнализировать о прибытии нового ОМУ, оружия массового поражения, в которых беспокоит государство и субъекты субгосударства в равной степени оснащены нанести это нарушение.

(2) Закон. При использовании химического оружия и разрушение зданий было обычным делом в «нормальном» сфера государства на государственную войну, отравление гражданского населения в метро и тому уничтожение посольства, самолета или федерального здания с применением бомбы лежит за пределами допустимого и даже преступного поведения. поскольку кибертеррористический акт еще не совершен, первый акт по определению быть за пределами нормального. По крайней мере, он будет уникальным.

(3) Время и место. Третий экстранормальный стихия это время и место атаки. В терроризме нет «объявление войны» между двумя государствами, которое готовит население за насилие между государством и врагом. Таким образом, террористический акт как правило, «гром среди ясного неба», предназначенный для создания террора в Целевая аудитория отчасти объясняется ее неожиданностью. Как утверждает Шмид:

Место теракта также непредсказуемо. Там нет фронтов, нет поля битвы.Внезапная вспышка насилия может произойти дома, во время спортивного мероприятия или в кинотеатре, в баре или на торговых площадках которые имеют характер зон мира. Контраст между знакомыми окружение и сильные разрушения усиливают страх. Их спорадический, нерегулярный характер насилия, при котором никто не может быть уверен что ему не грозит неизбежная опасность уже в следующий момент. Мысль где и когда произойдет следующая атака и кто станет жертвой у всех на уме тех, кто принадлежит к целям террора. 33

Способность проводить атаку практически в любом месте — это элемент, который становятся все более важными в век информации. Если террористы желают атаковать ключевые сети государства, используя методы информационной войны, сможет из одного места атаковать любую часть системы или вся система. «Нет фронта или поля битвы» Ситуация уже реальность в «киберпространстве», где есть нет границ. Использование методов информационной войны для атаки позволяет террористу на другой стороне мира, чтобы создать такой же уровень угрозы, как один в комнате по соседству.

(4) Тайная и тайная природа. Это относится в равной степени к повстанцам и государственному терроризму. Боевик-террорист Группа должна быть замысловатой, оставаться скрытой и тайной, чтобы продолжать действовать. Заря информационного века представляет новые инструменты для террористической организации безопасно общаться со своими членами, одновременно улучшая тайный характер группы. Кроме того, информационный век предоставляет другой набор инструментов для антитеррористических сил для использования против террорист.

(5) Нарушение правил поведения. пар с отсутствием поля боя или линии фронта является отсутствие каких-либо правил участие или законы войны. Женевская конвенция не распространяется на террористов или их жертвы. Шмид снова подчеркивает влияние, которое это оказывает на людей:

Соблюдение социальных норм в человеческом взаимодействии делает поведение предсказуемым и тем самым способствует чувству безопасности. Всякий раз, когда искусственное насилие происходит, мы ищем причину и обычно находим ее в разбивке отношения актер-жертва.террорист, однако, как правило, не имел такие отношения вообще. Жертва часто не является его настоящим противником, он только объект, чтобы активировать отношения со своим противником. инструментализация людей по причине, частью которой они не являются в конфликте, в котором они часто не являются активными участниками, поражает многих наблюдатели как экстранормальные. 34

Жертвы в киберпространстве никогда не увидят своего злоумышленника, и вряд ли они будут иметь какие-либо отношения со своими нападающими в «реальный мир.Скорее, взаимодействие будет происходить исключительно в анонимном царстве киберпространства.

Итак, «экстранормическими средствами» террористического акта являются предназначен для предотвращения размещения жертвы или целевой аудитории событие в известных рамках. Невозможность классифицировать угрозу или придумать решение, использующее обычные процедуры, приводит к возникновению террора. Торнтон утверждает, «знание и понимание источника опасности предоставить жертве рамки, в рамках которых он может ее классифицировать, соотнести это к его предыдущему опыту, и, следовательно, принять меры, чтобы противостоять ему.» 35 Если причина опасности неизвестна и непредсказуема (то есть вызвана «случайно» террористами), состояние тревоги, характеризуемое, «страхом перед неизвестным и непознаваемым» будет достигнуто. Если угроза достаточно велика, результатом является состояние отчаяния восприятием угрозы как «настолько великой и неизбежной, что у него нет никаких действий, которые могли бы принести облегчение «. 36 Как полагаться на компьютеризированные системы для ведения повседневной жизни, как увеличивается, уровень разрушения и дезориентации, которые будут вызваны их провал также увеличивается.

д. Насилие

Последний элемент определения террора Торнтона, «влечет за собой использование или угроза насилия «заслуживает пристального внимания как способность угрожать или использовать физическое насилие в киберпространстве не существует. Thornton прямо заявляет, что «ненасильственные программы вряд ли можно квалифицировать как терроризм «. 37 К сожалению, различные определения насилия в литературе по терроризму являются вторыми только с различными определениями самого терроризма.Критический компонент большинство определений заключается в том, что насилие влечет за собой физический вред человеку или объект. Определение Пола Уилкинсона является хорошим представлением «Физическая» школа:

[V] насилие определяется как незаконное использование или угроза применения принуждения в результате или намереваясь привести к смерти, травме, ограничению или запугиванию лиц или уничтожения или захвата имущества. 38

По мере того, как терроризм переходит в информационный век, определение насилия должен включать в себя кибер-насилие.Хотя уничтожение данных не является физически насильственный акт, и не всегда ставит под угрозу жизнь человека, он должен по-прежнему считаться терроризмом. Если цель кибертеррориста состоит в том, чтобы создать террор, лучший способ действий может быть прибегнуть к физически насильственный акт или атака на компьютерную систему, которая немедленно поставит жизнь под угрозой, например, система управления самолетом. Если кибертеррористы не в состоянии чтобы создать восприятие физического риска для своей аудитории, они будут быть не в состоянии создать чувство ужаса.Они могут, однако, быть в состоянии выполнить несколько других целей терроризма.

2. Цели терроризма

Торнтон рассматривает несколько целей в своем исследовании террора как оружие. Первая цель — формирование морального духа в террористической группе. Вторая цель — реклама, в которой группа пытается объявить его существование и поставить свои проблемы перед целевой аудиторией. Террористы исторически использовали эту «пропаганду дела», чтобы заставить спорить о своих целях.Недавняя бомбардировка федерального здания Мурры в Оклахома-Сити является примером того, как символическая цель может вызвать дебаты по вопросам, далеким от фактического террористического события. В этом случае нет только здание (в котором размещались многочисленные федеральные агентства), но данные (Годовщина резолюции Waco, TX противостояние между BATF и ветви Давида) были символическими. Символическая природа атаки привлекло внимание всей страны к последующим слушаниям в Вако и Руби Ридж в Конгрессе и вновь разожгли спор о поведении нескольких правительств Правоохранительные органы.

При попытке сменить правительство с помощью мятежа, другой Цель, по словам Торнтона, становится критической для террориста:

Дезориентация — это цель с превосходством террорист, удаляя основы порядка, в котором его цели прожить свою повседневную жизнь. Основная ответственность любого действующего президента группа должна гарантировать порядок своему населению, а террорист попытается дезориентировать население, демонстрируя, что структура действующего президента не может оказать адекватную поддержку.
Демонстрация является, однако, одним из аспектов процесса дезориентации. На более глубоком уровне целью является изоляция личности. из его социального контекста. Конец процесса терроризма, а Ханна Арендт это понимает, это изоляция личности, посредством чего он полагается только на себя и не может черпать силы из своего обычная социальная поддержка. 39

Если информационный век продолжает создавать общество, которое зависит на компьютерах для связи и основного порядка, нарушение этих компьютеры будут иметь решающее значение для создания дезориентации.Правительство должны обеспечить, чтобы те системы, на которые она опиралась, поддерживали порядок и Контроль адекватно защищен от нападения террористов и повстанцев. В Соединенных Штатах, где 95% коммуникационных потребностей военных переносятся в публичной коммутируемой сети (PSN), состоящей полностью из коммерческим перевозчикам, таким как AT & T и MCI, было трудно определить надлежащую роль правительства в обеспечении безопасности эти системы. 40

Конечная цель террористической организации — вызвать ответ действующей группой.Террористы не могут напрямую контролировать правительство ответ на акт symbo

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *