Сознание что это такое: Наш мозг способен на невероятные вещи, но ему мешает сознание

Автор: | 22.10.2019

Содержание

Наш мозг способен на невероятные вещи, но ему мешает сознание

  • Крис Баранюк
  • BBC Future

Автор фото, Alamy

Обозреватель BBC Future пришел к неожиданному выводу, что сознательное мышление занимает самое незначительное место в деятельности нашего мозга. Так ли это? Судите сами.

Никогда не думали, что процесс скоростного составления пирамид из пластиковых стаканчиков может вас ошеломить? Тогда посмотрите этот видеосюжет.

В нем нейробиолог Дэвид Иглман представляет публике 10-летнего Остина Набера, мирового рекордсмена по капстекингу (что, собственно, и означает то самое строительство пирамид из стаканчиков – Ред.).

Набер управляется со стаканчиками с невероятной скоростью, а когда Иглман делает попытку за ним угнаться, преимущество ребенка в ловкости и скорости становится особенно очевидным.

«Он меня сделал, — признается Иглман. — Но гораздо важнее то, что для меня это был первый опыт капстекинга в жизни. Все операции я производил сознательно и, в попытке понять, как именно нужно ставить стаканчики, чтобы всё не развалилось, расходовал очень много умственной энергии».

В ходе эксперимента мозговая деятельность Иглмана и Набера регистрировалась при помощи электроэнцефалографа. Разница оказалась поразительной.

Мозг Иглмана работал на полную мощность, в то время как мозг Набера едва показывал признаки активности — несмотря на скорость, с которой ребенок расставлял стаканчики.

«Мозг мальчика оставался гораздо более спокойным, чем мой, поскольку производимые им действия были отточены до автоматизма», — объясняет Иглман.

Ежедневные многочасовые тренировки помогли Наберу интериоризировать процесс расставления стаканчиков, так что теперь ему не нужно задумываться над производимыми операциями.

Этим вопросом Иглман задается в телесериале, недавно показанном на британском канале BBC4. По его словам, подсознание играет гораздо более важную роль в наших повседневных решениях и межличностных отношениях, чем можно было бы предположить.

Подпись к фото,

Остин Набер составляет стаканчики в пирамиды автоматически, не задумываясь о производимых им действиях

Начнем с того, что мы не контролируем осознанно наше дыхание и функции внутренних органов. Но есть и множество других примеров.

Взять, к примеру, удар по мячу бейсбольной битой. Мячу, пущенному со скоростью примерно в 160 км/ч, требуется лишь несколько сотен миллисекунд, чтобы достичь отбивающего.

Он летит настолько быстро, что сознательно оценить его траекторию и вовремя ударить битой просто невозможно. Только после удара отбивающий осознает, что же произошло.

«Причина, по которой постоянные тренировки так важны в любом виде спорта, заключается в том, что спортсмену необходимо отточить свои действия до автоматизма, — говорит Иглман. — Если каждый раз задумываться о том, что ты делаешь и как, скорость неизбежно будет низкой».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

У профессионального бейсболиста есть лишь несколько миллисекунд на то, чтобы решить, как отбить летящий мяч — этого времени слишком мало для сознательного принятия решения

Подсознание работает и в более сложных ситуациях — при оценке сексуальной привлекательности представителей противоположного пола, решении несложных математических задач и формировании политических взглядов, например.

Имеются также довольно необычные случаи, когда люди, считающиеся слепыми, могут «видеть» благодаря подсознанию — это явление известно как слепозрение.

«В научной среде даже идет спор относительно того, эффективно ли вообще человеческое сознание, — говорит Иглман. — Наше сознание регистрирует события с такой большой задержкой, что его мнение по поводу происходящего на самом деле не имеет никакого значения».

Дизайнеры и рекламщики столетиями используют это для того, чтобы управлять нашими решениями.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Дэвид Иглман убежден, что сознательное мышление занимает самое незначительное место в мозговой деятельности

Но теперь, когда изучением подсознания всерьез занялись нейробиологи, растет вероятность того, что они смогут предложить методы улучшения качества жизни населения.

Одна из тем, которыми занимается Иглман, имеет отношение к влиянию подсознания на формирование пристрастия человека к наркотическим веществам, включая кокаин.

Пока данное исследование находится на раннем этапе, но ученый надеется, что достижение большей осознанности относительно пагубной привычки позволит наркозависимым обрести больший контроль над ней.

Чем больше мы изучаем, как работает мозг, тем больше понимаем, что сознание — всего лишь краткое изложение процессов, протекающих у нас в голове без нашего осознанного участия.

По словам Иглмана, «сознание — то, что включается, когда мы просыпаемся по утрам, — представляет собой самую малую толику того, что происходит у нас в голове.

Оно подобно тесной кладовке в обширном поместье мозга».

Сознание — что это такое

Главная / ЧАстые ВОпросы

20 января 2021

  1. О сознании простыми словами
  2. Понятие сознания в психологии
  3. Что говорят философы
  4. Структура, свойства и функции сознания
  5. Сознание vs подсознание

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Что есть сознание человека?

Возможно, это голос души, и тогда мы не перестанем существовать даже после смерти тела. Конечно, при условии, что душа существует.

А если оно живет благодаря деятельности мозга, то вместе с прекращением жизни последнего исчезает и сознание. Этот феномен вызывает интерес у представителей различных научных направлений. Что известно о нем человечеству на сегодняшний день?

О сознании простыми словами

Давно доказано, что сознанием наделен только человек: оно является его главной отличительной чертой по сравнению с другими живыми существами. Цветок не думает, во сколько закрывать свои лепестки или раскрывать их – он делает это в определенный час, потому что так заложено в его ДНК.

Лев не расстроится, если не поймает добычу и не станет строить наполеоновских планов, чтобы отомстить тигру, с которым недавно подрался. Аквариумные рыбки не вспоминают, какого вкуса был вчерашний корм, не рисуют его мысленный образ. Все это доступно только представителю человеческого рода.

Таким образом, сознание – это свойство психической материи, с помощью которого мы можем отражать реальную действительность.

Простой пример: я вижу перед собой чашку. Она красивого красного цвета. Кстати, может чаю попить? Того, что я купил неделю назад на выставке чаев. Продавец очень нахваливал этот сорт. Пора убедиться в его честности и заварить этот многообещающий напиток.

За одну минуту в моей голове пронеслась куча мыслей и образов, с ними связанных. Я побывал в прошлом, в будущем и настоящем, испытал определенные эмоции и даже ощущения. Это и есть то, что мы называем сознанием.

Сознание можно сравнить с ветром, который увидеть нельзя, но можно наблюдать следы его активности.

Эту мысль я почерпнул из этого интересного видео:

Понятие сознания в психологии

С точки зрения психологии, сознание – это способность к рефлексии себя, своих действий и окружающего мира, что является высшей психической функцией.

То есть я знаю, что я – это я, а ты – это ты. Я вижу причинно-следственные связи событий и явлений, а если не вижу, то могу представить их абстрактно, фантазировать.

Я могу ощущать свое тело, осознавать чувства и эмоции, мне принадлежащие. Я даже умею транслировать все это через речевую деятельность, мимикой и жестами (вербально и невербально).

Что говорят философы

Деятели философии считали, что сознание не существует в отрыве от реальности. Оно есть соотношение себя с реальностью.

Мы видим окружающий мир и что-то чувствуем, ощущаем, думаем, фантазируем в связи с этим.

Разные направления философии по-своему трактовали данное понятие:

  1. дуализму свойственно делить человека на сознание и материю, где первое есть дух, второе – тело.
    Сознание вечно, так как продолжает жить даже после физической смерти тела;
  2. согласно идеализму, сначала идет сознание, затем окружающий мир. Материи не существует, если она неосознанна;
  3. материалисты писали, что сознанием обладает только высокоорганизованная материя, которая способна созидать (я понимаю, что речь идет о человеке).

Структура, свойства и функции сознания

Структура – это то, из чего собственно и состоит сознание:

  1. Познавательные процессы – восприятие окружающего мира через 5 органов чувств (глаза, уши, нос, язык, рот), память, мышление, речь.
  2. Спектр эмоциональных состояний.
  3. Воля как способность управлять своими действиями.

Свойства

Описать сознание можно двумя главными свойствами:

  1. Активность – подразумевает непрерывность процесса осознавания действительности (поток сознания). В каждый момент времени (и даже во сне) человек на чем-то сосредоточен. Мир огромен и разнообразен, поэтому предметы выбираются по степени личной значимости.

    Например, если посадить рядом голодного и умирающего от жажды, поставить перед ними тарелки с едой и стаканы с напитками, то первый будет разглядывать еду, второй — питье. Мечтающий о детях будет везде замечать детей. Планирующий купить машину обращает свое внимание на авто желаемой марки.

    Каждый индивид улавливает в пространстве то, что для него актуально в данный момент времени. Именно поэтому внимание разных людей сосредотачивается на совершенно разных фигурах.

  2. Интенциональность – это направленность, стремление, влечение. Если понаблюдать за собой со стороны (заняться рефлексией), то вы увидите, что ваши мысли всегда куда-либо направленны: на цель, предмет, действие.

    Например, в рассуждении о красной кружке выше мои мысли были направлены в сторону чаепития.

Функции сознания

Сознание имеет свои функции, основными из которых являются:

  1. Отражательная функция заключается в организации психических процессов (память, мышление, восприятие, представление), направленных на познавание окружающего мира.
  2. Креативная или творческая – создание чего-либо нового.
  3. Оценочная – мы даем оценку всему, что нами осознается, даем этому эмоциональную и чувственную оценку.
  4. Преобразующая функция заключается в построении определенных целей и воплощение их в реальность через действия. То есть мы преобразуем окружающий мир.
  5. Времяобразующая – формирование общей картины о мире, где есть прошлое, настоящее и будущее.
  6. Рефлексивная функция или самосознание – способность наблюдать за собой как бы со стороны, оценивать свои мысли и поведение.

Сознание vs подсознание

Человеческая психика содержит в себе сознание и подсознание. Для более лучшего понимания данной информации, в научной литературе часто демонстрируется изображение айсберга, большая часть которого скрыта под водой.

Его верхушка, торчащая над поверхностью – это сознание. То, что скрыто под водой и невидимо – подсознание. Поверхность воды – это граница между сознанием и подсознанием, которые связаны между собой, но никогда не перемешиваются.

Что-то можно, конечно, выуживать из нижнего пласта (психологи используют для этого различные техники), но вытащить и осознать буквально все – невозможно. Целой жизни не хватит.

Что такое сознание, мы выяснили. Это то, что есть в данный момент времени, и чем мы можем управлять. А что есть подсознание? Фрейдисты противопоставляют оба эти понятия как прямо противоположные.

Кстати, именно Фрейд, создатель психоанализа активно говорил о бессознательных процессах, а его психотерапия заключалась в том, чтобы проникнуть в глубокие пласты психики человека и обнаружить там не осознаваемые конфликты, становящиеся причиной неврозов.

В подсознании хранится вся информация о том, что индивид когда-либо видел, слышал, чувствовал, ощущал, говорил и о чем думал. Можно назвать подсознание складом или хранилищем психического опыта.

Представьте, что вы идете по парку: вокруг много цветов, деревьев, людей с детьми, колясками, собаками, лавочек и т.д. И вот вы разглядываете прохожих, не обращая внимания на растительность.

Но так как последняя все равно попадалась вам на глаза (вы просто ее не осознали), информация о зеленых растениях запечатлится и направится прямиком в подсознание. Этой же ночью вы увидите во сне деревья и будете удивленны, к чему и почему вам снился именно такой сон?

А сны – это и есть «привет оттуда», из бессознательной части. Часто они бывают странными и нелогичными: так происходит потому, что в мире сновидений (что такое сны) не работают никакие законы (научные, политические, личные и т.д.)

Также подсознание хранит в себе негативный опыт, элементы реальности, которые личность не может осознавать безболезненно для себя, действующие разрушительно на человеческую психику (шокирующие события, смерти, изнасилования и т.д.).

Главной функцией подсознания является сохранение психического здоровья. Если бы мы осознавали буквально все, то давно сошли бы с ума.

Для этого в психике существует цензор, стоящий на границе между сознанием и подсознанием. Обусловленный множественными показателями, именно он решает, что пройдет в зону осознаваемого, а что останется скрытым.

Автор статьи: Коваленко Лилия Сергеевна (психолог)

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Использую для заработка

что это и где находится

(О)Сознание

Сознание — это все, что мы испытываем. От мелодии, засевшей в голове, до сладости шоколада на языке. От ноющей зубной боли или радости от новой покупки, до горечи осознания, что когда-нибудь все чувства угаснут.

Источник этого опыта, который английские ученые иногда называют квалиа, остается тайной, волнующей тысячи людей: от философов, до нейробиологов и психологов. Первые обсуждают, существует ли сознание в принципе и если да, то что это за субстанция такая. Вторые же куда больше озабочены тем, где оно находится и как оно работает. Пока отложим философию и рассмотрим поближе центр сознания — мозг.

Нас, в частности, интересуют нейронные корреляты сознания (НКС), которые являются наименьшими нейронными механизмами, в совокупности достаточными для какого-либо конкретного осознанного чувственного опыта. Это значит, что есть небольшая группа нейронов, которая стабильно реагирует на те или иные конкретные внешние возбудители. Именно НКС играют большую роль в нейробиологическом подходе к определению сознания. Однако прежде чем говорить о них, постараемся ответить на несколько вопросов.

Где живет наше Я?

Итак, давайте обратимся к русскому языку. Например, если мы увидим человека, который внезапно упал в обморок, то мы скажем, что он потерял сознание. Правда ли это? Не совсем. Да, кажется, что он перестал реагировать на внешние стимулы: он не отвечает на вопросы, не двигается, даже глаза не открывает. Однако его мозг активен, просто окружающие не могут этого увидеть.

Еще в начале десятилетия ученые из Кембриджа провели эксперимент. Их испытуемой стала девушка, длительное время находящаяся в состоянии комы после автомобильной катастрофы. Ей задавали вопросы, связанные с ее прошлым и субъективным опытом. Естественно, ответить на них она не могла, но вместо тела работал мозг. При помощи функциональной МРТ, которая показывает изменения в токе крови, вызванные нейронной активностью, ученые заметили, что реакция все же есть. Когда испытуемую просили представить, что она перемещается по своей комнате, то у нее активизировались участки мозга (гиппокампы), связанные с пространственной навигацией. А когда ее просили представить, что она играет в теннис, то активность наблюдалась уже в других участках, связанных с процессом игры.

Так что отсутствие внешних реакций не означает потерю сознания, не приведет к этому и сенсорная депривация. Амнезия также не влияет на его работу. Значит, если тело не при делах, то сознание = мозг? Тоже не совсем. Нельзя сказать, что работа всего центрального отдела нервной системы необходима для наличия сознания. Например, возьмем мозжечок. Это сложная система, в которой находится около 69 миллиардов нейронов: это в несколько раз больше, чем во всех других частях мозга вместе взятых. Что будет, если его вырезать? Для сознания — практически ничего.

Дело в том, что нейронным сетям мозжечка все параллельно. Нет, серьезно, они просто выполняют свою работу в небольших группах, которые почти не взаимодействуют между собой и не дают обратную связь. Эдакая большая и клевая компания, которая никогда не ходит на общие тренинги по тимбилдингу. Для зарождения сознания необходимо активное взаимодействие нейронов и их групп, но есть еще одно условие: они должны быть расположены в неокортикальных тканях, которые также называют новой корой. Это области коры головного мозга, которые отвечают за высшие нервные функции: именно благодаря им мы говорим, чувствуем, мыслим. Значит ли это, что вся кора хранит в себе это мистическое сознание?

Театральная теория и мозговой ствол

Почти, но не совсем, хотя такой вариант учеными тоже рассматривался. Однако наиболее распространено мнение, что лишь некоторые области коры мозга отвечают за сознание. Они попеременно активизируются, отвечая на раздражители. Какие-то ведут деятельность сами по себе, не нуждаясь во внешней стимуляции, другие же более пассивны. Существует несколько теорий сознания, если не брать в расчет философские, однако одна из них получила особенную популярность.

Теория глобального нейронного рабочего пространства (ГРП) Б. Баарса, С. Деана и Ж.-П.Шанжё затрагивает осознанное и бессознательное. Обычно ее объясняют при помощи метафорического театра. В Театре Сознания луч Избирательного Внимания освещает сцену. Этот свет показывает составляющие сознания: актеров, которые двигаются туда-сюда, произносят речи или взаимодействуют друг с другом. Зрители сидят в темноте (бессознательное) и наблюдают за выступлением. За сценой, тоже в темноте, находятся режиссер (исполнительные функции), сценаристы, дизайнеры и т.д. Они создают то, что находится на сцене в лучах света, но сами остаются незамеченными.

Эта теория говорит о том, что сознание — это единая глобальная сеть, поэтому все процессы связаны друг с другом. Осознаваемый опыт обрабатывается сетью нейронов, тем самым глобальным пространством. По отдельности они «субъективны», но их совместная работа приводит к построению наиболее реалистичной картины в мозге. Неосознанные же переживания обрабатываются отдельно в локальных участках коры, при этом учитывается опыт и общее состояние организма. Существуют и те, кто остался за пределами ГРП. Они формируют «контекст»: он бессознательно влияет на осознание нового, если оно как-то связано с чем-то старым, уже известным.

Пока авторы теорий сознания говорили о цепочках и разных точках, ученые из Гарварда заявили, что им, возможно, удалось найти центры сознания, хотя их заявление и подлежит тщательной проверке. Они изучили пациентов, находящихся в коме и в сознании. Сравнив результаты, они поняли, что у первых был поврежден мозговой ствол, а точнее — его небольшая область rostral dorsolateral pontine tegmentum. Они также изучили карту мозга и выделили две части, связанные с ним: «островок» и передняя часть поясной извилины коры головного мозга. Пусть материалов для исследования было не так много (в эксперименте принимали участие менее 40 респондентов), а вопрос, лишен ли человек в коме сознания в полной мере, остается актуальным, исследование может помочь многим людям покинуть больничные койки и вернуться к нормальной жизни.

Поясная извилина и островок

Ну и последний пункт, который нельзя обойти стороной в обсуждении сознания. Во-первых, есть ли оно у животных? Да, согласно Кембриджской Декларации о Сознании. Даже у некоторых насекомых и моллюсков. Правда, этот документ написан скорее для общественности, так что ученым еще есть о чем поспорить.

Во-вторых, может ли оно быть у искусственного интеллекта? Возможно. Сейчас ученые уже активно копируют принцип работы мозга. Когда мы слышим о нейронных сетях, очень немногие думают о тех, что находятся внутри нас, а не внутри компьютеров. Пока это не привело к появлению машины с сознанием, но с течением времени и такое возможно. Или же успешными могут оказаться попытки полностью скопировать мозг, что, правда, является очень амбициозной задачей, ведь в нем около 86 млрд нейронов. Возможно, искусственный интеллект удастся подключить к мозгу человека, но что из этого выйдет и можно ли считать эту связь за наличие сознания у ИИ — вопрос. Или же ученые создадут ИИ-ученого, который улучшит себя и своих собратьев, соберет армию роботов и устроит сцену классического робокалипсиса.

Источники

  1. В Гарварде считают, что нашли физический центр человеческого сознания
  2. О сознании животных
  3. What Is Consciousness?
  4. На пути к фундаментальной теории сознания
  5. Проблема сознания и мозга
  6. Гипотеза: может ли у искусственного интеллекта появиться сознание
  7. Каковы исполнительные функции мозга

Сознание человека и его взаимосвязь с мозгом — Блог Викиум

Сознание человека – это великое поле для исследований. До сих пор ученые не пришли к единому мнению, что такое сознание. Однако в определениях разных исследователей есть общие моменты. Существуют научные и псевдонаучные подходы к трактовке этого понятия. Есть религиозные и духовные определения того, что лежит в основе сознания. В этой статье рассмотрим, как определяют, что означает такое понятие, с использованием точных естественно-научных методов, а не философских взглядов и абстрактных суждений.

История изучения сознания

Первые серьезные работы, пытающиеся объяснить, в чем суть сознания, откуда оно появляется, на чем основывается, приходятся на конец XIX века. В 1872 году немецкий физиолог Дюбуа-Реймон представил миру теорию биопотенциалов, согласно которой исключительно физико-химические законы движут организмом человека. Физиолог пессимистично полагал, что человек никогда не узнает, что является сознанием. И судя по тому, что до сих пор точного ответа на этот вопрос нет, его взгляд можно считать оправданным. Коллега же Дюбуа, Карл Фридрих Вильгельм Людвиг, утверждал, что если бы не было сознания, у человека не было бы чувств и ощущений.

Некоторые ученые считают, что сознание рождается в процессе поиска мозгом информации. Другие предполагают, что на основе имеющейся в головном мозге информации происходит формирование сознания. В любом случае мысль о том, что именно мозг порождает и определяет сознание человека, на сегодняшний день является общей. Хранящаяся в мозге информация получает своеобразные коды. Так и появляется сознание, которое можно охарактеризовать как процесс, при котором человек понимает, что происходит с ним в данный момент.

Сознание в современном понимании

Сегодня, как и раньше, человеческое сознание изучают медики, психологи, физики и другие научные деятели. Можно сказать, что это одно из главных направлений в современной науке. И сейчас ученые сходятся во мнении, что мозг моделирует внешний мир. К примеру, если закрыть глаза, то мы можем представить окружающий мир, причем гораздо ярче и интереснее, чем он есть на самом деле. То есть, мозг создает модели реальности.

Психологи утверждают, что реальность носит субъективный характер. Каждый воспринимает мир по-своему. На восприятие влияет богатство ощущений. Благодаря рецепторам мы определяем запах и вкус. Краски мы видим благодаря восприятию электромагнитных волн разной длины. Таким образом, индивидуальные особенности человека делают его сознание.

В свою очередь за восприятие, ощущения, эмоции и мысли отвечают нейроны, из которых состоит мозг. Сознание включает в себя образы, которые создают нейроны. Совокупность этих образов называют внутренним миром. С биологической точки зрения к проявлениям сознания относятся многомиллиардные физико-химические реакции, которые происходят из-за связи нейронов. Любая мысль рождается, когда нейроны активируются и образуют нейронные сети. С ходом мысли взаимодействие нейронов меняется. Таким образом, ученые пришли к выводу, что мозг – инструмент познания. При этом до сих пор невозможно определить, насколько точно и полно мозг отражает реальность. Этот орган изучен не до конца, и никто не знает, возможно ли это в принципе. Но мыслители полагают, что если это когда-либо удастся, человек сможет силой собственного разума изменить мир.

Меняя мышление, меняем сознание

То, как человек воспринимает окружающий мир, зависит от его индивидуальных особенностей, ощущений и эмоций. Если у человека много негативных эмоций, его сознание формируется не в самых радужных красках. В свою очередь это ведет к эмоциональной нестабильности и даже серьезным расстройствам психики. Чтобы это изменить, необходимо начать с мышления. Меняя свое мышление, учась понимать, контролировать и управлять собственными эмоциями, человек постепенно начинает по-другому относиться в реальности. А чем ярче в его сознании представлен окружающий мир, тем легче ему выполнять повседневные задачи, достигать цели, добиваться успехов.

Работайте над сознанием вместе с Викиум. Для начала можно пройти курс «Детоксикация мозга», чтобы научиться понимать свои эмоции и избавиться от негатива. А затем можно переходить к более глобальной работе над мышлением, пробуя другие онлайн-курсы, выбор которых достаточно большой.

Искусственный интеллект и сознание: imitation game / Offсянка

«Причины действий человеческих обыкновенно бесчисленно сложнее и разнообразнее, чем мы их всегда потом объясняем, и редко определенно очерчиваются». 
Ф. М. Достоевский. Идиот

«Если нечто выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то это, вероятно, и есть утка. Или нет?..» 
Утиный тест

«Can’t you see? The machine STUPIDLY follows whatever you tell it to do».  
Профессор Линь, Национальный университет науки и технологии Тайваня

В прошлый раз мы говорили о том, что сам термин «искусственный интеллект» является предметом дискуссии и вопрос о том, является ли мышление прерогативой человека и как оно работает, волновал человечество задолго до появления первого компьютера. Естественным образом возник вопрос: есть ли эмпирический способ проверить, может ли машина мыслить? 

В 1950 году в философском журнале “Mind” выходит статья Алана Тьюринга «Вычислительные машины и разум». Тьюринг занимался этой проблематикой ещё с 40-х годов и был членом «Ratio Club» — неформальной группы британских кибернетиков и исследователей в области электроники. Однако такая формулировка прозвучала в науке впервые. Статья начиналась утверждением: «Я предлагаю рассмотреть вопрос „Могут ли машины думать?“». Тьюринг предложил следующий тест: «Человек взаимодействует с одним компьютером и одним человеком. На основании ответов на вопросы он должен определить, с кем он разговаривает: с человеком или компьютерной программой. Задача компьютерной программы — ввести человека в заблуждение, заставив сделать неверный выбор». Обязательным условием является то, что все участники теста не видят друг друга. Если судья не может определить, с кем он пообщался, – машина прошла тест. Беседа должна происходить в форме переписки, чтобы тестировался именно интеллект машины, а не способность распознавать речь. Промежутки между репликами тоже принимались во внимание, потому что тогда компьютеры реагировали медленнее, чем человек (сейчас время по-прежнему важно, но теперь потому, что компьютеры отвечают, наоборот, быстрее!). А как вы думаете – тест Тьюринга действительно проверяет умение мыслить или умение имитировать мыслительный процесс?

Тест Тьюринга неоднократно подвергался критике. Дело в том, что он проверяет не столько способность мыслить, сколько способность реагировать как человек. Вопрос: а всегда ли можно наше поведение назвать рациональным? И если уж притворяться человеком, то машине придется научиться выдавать парадоксальные реакции и творческие идеи, а кроме того, скрывать своё умение выполнять некоторые процедуры эффективнее, чем человек. Кроме того, очень знаменито возражение с точки зрения сознания, высказанное Джефферсоном на Листеровских чтениях 1949 года (Jefferson, 1949): «До тех пор, пока машина не сможет написать сонет или сочинить музыкальное произведение, побуждаемая к тому собственными мыслями и эмоциями, а не за счет случайного совпадения символов, мы не можем согласиться с тем, что она равносильна мозгу, т. е. что она может не только написать эти вещи, но и понять то, что ею написано. Ни один механизм не может чувствовать (а не просто искусственно индуцировать, для чего требуется достаточно несложное устройство) радость от своих успехов, горе от постигших его неудач, удовольствие от лести, огорчение из-за совершенной ошибки, не может быть очарованным противоположным полом, не может сердиться или быть удрученным, если ему не удается добиться желаемого». В своей самой радикальной форме это возражение означало бы, что, если мы хотим удостовериться, что машина способна к мышлению, мы должны сами стать машиной (вот это поворот), а потом описать свои мысли и ощущения тем, кто будет готов это всё выслушать (обычно желающих мало).  

Тем не менее тест Тьюринга – это классика теории ИИ, и он помогает многое понять не только о машинах, но и о нас самих. 

В качестве контраргумента к тесту Тьюринга часто упоминают «китайскую комнату» Сёрла – мысленный эксперимент в области философии сознания и философии искусственного интеллекта, который был опубликован в 1980 году в статье «Minds, Brains, and Programs» журнала «The Behavioral and Brain Sciences». Эксперимент вызвал настолько широкий резонанс, что статья вышла с 27 возражениями специалистов по когнитивистике и ответами Сёрла на них. Проведём этот мысленный опыт и мы. Итак, представим себе Джона Сёрля, заточенного в комнате с книгой, где подробно описано, как использовать китайские иероглифы. При этом ни единого иероглифа Джон Сёрл не знает (кажется, я помню это ощущение. — Прим. автора). В книге нет информации о значении иероглифов, но зато написано, как ими пользоваться, примерно вот так: «Возьмите такой-то иероглиф из корзинки номер один и поместите его рядом с таким-то иероглифом из корзинки номер два». Наблюдатель, который владеет китайским языком минимум на уровне HSK 6, передаёт ему через окошко иероглифы с вопросами. Но Джон Сёрл спокоен, у него же есть инструкция, которая составлена таким образом, что к вопросу он сможет подобрать ответ, а сам он исполняет, по сути, роль компьютера. Таким образом, у наблюдателя создаётся впечатление, что он общается с человеком, владеющим китайской письменностью. При этом Сёрл даже не имеет возможности выучить иероглифы, потому что у него нет данных об их значении. Сёрл приходит к выводу, что данная система хотя и прошла бы тест Тьюринга, но всё же не может быть принята в качестве адекватной проверки способности к мышлению.  Опыт Сёрла, по сути, направлен против гипотезы «сильного» ИИ, которая утверждает, что при наличии необходимой программы машины могут приобрести способность мыслить и осознавать себя, а в данном случае — понимать естественный язык. Гипотеза «слабого» ИИ такую возможность отвергает, поэтому и полемики такой она не вызвала – не бывает таких систем,  так о чем спор? Но мир всё ещё в ожидании. .. 

Предлагаем сделать небольшое отступление и поговорить о том, как мы понимаем, что такое сознание и что это значит – осознавать себя. Обсуждение этого вопроса может выйти далеко за рамки нашей темы, поэтому просто расставим некоторые важные вехи. Джон Локк был одним из создателей новоевропейской модели сознания. На вопрос, что понимается под сознанием в его «Опыте о человеческом разумении», исследователи обычно отвечали, что это психологический феномен, свойство разума, протяженное во времени восприятие себя собой. Кроме того, Локк был создателем концепции тождества личности,  согласно которой гарантией тождества является акт самосознания (моё тело и мысли меняются, но это всё ещё я): «Личность есть разумное мыслящее существо, которое имеет разум и рефлексию и может рассматривать себя как себя, как то же самое мыслящее существо, в разное время и в различных местах только благодаря тому сознанию, которое неотделимо от мышления и, на мой взгляд, существенно для мышления». Способны ли машины к осознанию себя по Локку?. . А к мышлению?..

Одним  из известных методов исследования самосознания является зеркальный тест, разработанный Гордоном Гэллапом (Gallup, 1970). Однако некоторые животные также способны узнавать себя в зеркалах!  А как насчет интеллектуального агента?

Другим важным критерием сознания является понятие интенциональности, которое было введено в современную философию Францем Брентано и которое подробно рассматривалось в книге с тем же названием Сёрлом – известным скептиком по отношению к ИИ (Searle, 1983). Если кратко, то состояние интенциональности — способность сознания каким-то образом относиться к вещам, свойствам и ситуациям. Например, я не просто надеюсь, а надеюсь на что-то, не просто ненавижу, а ненавижу кого-то и т. д. Сам термин происходит от латинского слова intentio, которое, в свою очередь, является производным от глагола intendere, означающего «быть направленным к какой-либо цели или вещи». Можете ли вы представить себе мечтающий или влюбленный компьютер?

Наконец, квалиа – самый загадочный аспект сознания. Термин «qualia» был введен в философскую литературу в ее современном понимании в 1929 г. Кларенсом Ирвингом Льюисом. Квалиа используется для обозначения сенсорных, чувственных явлений любого рода. Это «необычный термин для обозначения самой обычной из возможных для нас вещи: того, как вещи выглядят для нас» (Dennet, D. Quining Qualia). Один из создателей квантовой механики Эрвин Шрёдингер (да, мучитель воображаемых котов!) по этому поводу высказался так: «Ощущение цвета нельзя свести к объективной картине световых волн, имеющейся у физика. Мог бы физиолог объяснить его, если бы он имел более полные знания, чем у него есть сейчас, о процессах в сетчатке, нервных процессах, запускаемых ими в пучках оптических нервов в мозге? Я так не думаю». В нашей ли власти наделить машину квалиа? А как работает наше собственное восприятие?

Существует множество теорий сознания, которые не представляется возможным осветить здесь, хотя это действительно очень интересно (если есть такой запрос, сообщите нам, пожалуйста). Но давайте вернемся к вопросу, с которого начался разговор: может ли машина мыслить? Здесь нам хотелось бы сделать отсылку к статье Д. А. Поспелова «Моделирование рассуждений. Опыт анализа мыслительных актов» 1989 года, которую несложно найти в Интернете. Как мы говорили ранее, оба Поспеловых являются основоположниками ИИ в нашей стране. Поражают энциклопедические знания Д. А. Поспелова и то, насколько эта статья опередила свое время. Работа начинается с главы «У истоков формальных рассуждений», где автор отмечает: «Логика человеческих рассуждений, возникшая еще в Древней Греции и благополучно дожившая до наших дней, занималась и занимается лишь теми механизмами, которые характерны для левостороннего мышления. А это значит, что вне этой науки остались все способы принятия решений, опирающиеся на нерасчлененные образы правого полушария, преобразуемые сложными операциями ассоциативного типа. Вклад правосторонних механизмов в творческую деятельность огромен. Интуиция, озарение, догадка, поэтический образ — порождения правого полушария. Без этого остается лишь левое полушарие, функции которого чрезвычайно близки к функциям программиста». В работе также рассказывается о силлогистике и герменевтике рассуждений,  о выводе на семантической сети и о многом другом – рекомендуем почитать.

В заключение процитируем академика Гермогена Сергеевича Поспелова: «Можем ли мы понимать термин «искусственный интеллект» буквально, или же это всего лишь некоторое метафорическое наименование целого научного направления, связанного с производством и использованием компьютеров? Я придерживаюсь последней точки зрения и считаю, что о рождении искусственного интеллекта в буквальном смысле этого слова, или, что то же самое, о создании думающих — без кавычек — компьютеров, ни сейчас, ни в обозримом будущем не может быть и речи. Поручиться за более отдаленные сроки я не берусь, так как уже неоднократно развитие науки демонстрировало поражающие воображение результаты. По-другому я мог бы выразить свою мысль так: моделирование, или имитация, мышления — это все-таки не само мышление. И поэтому предлагаю придерживаться следующего толкования понятия «искусственный интеллект»: это есть свойство компьютеров получать некоторые из тех результатов, что порождаются творческой деятельностью человека. При этом не важно, как идут в действительности эти процессы у человека, тем более что мы с абсолютной достоверностью мало что знаем по этому поводу. Важен конечный результат». На наш взгляд, максимально точное определение! Действительно, все начинается с полета творческой мысли, с концепции, которая воплощается в данном случае в компьютерной программе – да, способной к обучению, но тому, чему мы пожелаем её научить, и так, как мы обучим её. К тому же в искусственном интеллекте сейчас есть определенный набор алгоритмов, который постоянно пополняется, но некоторые из них стали классикой, а как и для каких целей мы будем их использовать – это уже настоящий творческий процесс. 

Нам ближе точка зрения, что искусственный интеллект имитирует некоторые аспекты мыслительной деятельности человека и способен решать ряд его задач. А как вы думаете? Увидим ли мы машины, мыслящие и чувствующие, как человек?

Если Вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.

Первая помощь при обмороке — консультация и лечение в Новой Больнице



Обморок – это преходящая (кратковременная) потеря сознания, связанная с недостаточным поступлением кислорода к головному мозгу. Важно отличать это состояние от эпилептического припадка или сотрясения, чтобы правильно оказать первую помощь.

Причины возникновения

Основное отличие обморока от длительной потери сознания в том, что последнее – это более широкое понятие, состоящее из ряда других состояний. Для обморока характерно наличие гипоперфузии головного мозга и непродолжительность эпизода.

Выделяют несколько причин его возникновения. Они обладают разной степенью риска для здоровья. Основное значение имеет снижение артериального давления (АД), при котором ухудшается кровоснабжение головного мозга. Обморок развивается при падении АД ниже 60 мм. рт.ст.

Хроническая сердечная недостаточность, редкий пульс, брадикардия и низкий сердечный выброс также приводят к развитию этого состояния. При недостаточности вегетативной нервной системы снижается периферическое сосудистое сопротивление, что затрудняет доставку крови к органам.

Рефлекторный обморок связан с резким падением артериального давления при смене положения тела из горизонтального в вертикальное. Это самая распространенная причина среди других. Неадекватный кровоток иногда связан с механической обструкцией. Например, при тромбоэмболии легочной артерии.

Среди других причин выделяют длительное нахождение в душном помещении, прием некоторых лекарственных препаратов, перегревание, кровопотерю.


Симптомы

Важно знать симптомы обморока, чтобы вовремя оказать первую медицинскую помощь. Потеря сознания даже кратковременная опасна тем, что способствует получению травмы человеком. Обморок становится причиной дорожно-транспортного происшествия или приводит к появлению переломов, ссадин, ран.

Выделяют три основных этапа:

  • предобморочное состояние,
  • обморок,
  • постобморочный период.

Обычно обморок начинается с предобморочного состояния. Оно протекает по-разному в зависимости от возраста и состояния здоровья человека. Приближение обморока начинается с ощущения дискомфорта, помутнения, головокружения, шума в ушах, потемнения в глазах, слабости. Затем пациент теряет сознание. При этом он медленно опускается вниз, «скатывается» по стенке. Его кожа становится бледной, появляется липкий пот.

Пульс медленный и трудно определяемый, а артериальное давление ниже нормы. Дыхание становится редким и поверхностным. При обмороке эпизод потери сознания кратковременный, не более 1 минуты. Слабость может сохраняться в течение часа.


Показания к госпитализации

Пациенты с рефлекторным синкопальным состоянием не нуждаются в госпитализации. Всем остальным необходимо наблюдение врача в стационаре минимум 24 часа. Всегда госпитализируют пострадавших, которых перед обмороком тревожили боли в сердце, в области грудной клетки, внезапные головные боли.

Внимание уделяют пациентам с инфарктом миокарда, поражением клапанного аппарата в анамнезе. А также с клиническими признаками набухания шейных вен, хронической сердечной недостаточности. Госпитализация часто показана пациентам старше 70 лет, при изменении на ЭКГ.


Правила оказания первой помощи

Когда пострадавший теряет сознание, то достаточно трудно визуально определить причину этого состояния. Поэтому, нужно проверить присутствие пульса на сонных артериях и дыхание. Это убедит в том, что у человека не нарушены жизненно важные функции.

Далее пострадавшего нужно уложить на спину и приподнять ноги. Для этого под них можно подложить одежду или любой предмет, находящийся под рукой. Такое положение обеспечит приток крови к голове и устранит гипоперфузию головного мозга.

Также нужно обеспечить доступ воздуха особенно в душном помещении. Для этого необходимо открыть форточку или окно, расстегнуть стесняющую одежду, ворот рубашки. Можно ослабить ремень на брюках.

На предобморочном этапе, если под рукой есть нашатырный спирт, то можно смочить ватку и поднести к носу пострадавшего. Если человек уже потерял сознание, то не стоит прибегать к такой манипуляции, так как это может вызвать ожог слизистой оболочки носа.

Такие неотложные мероприятия проводят не только детям, но и взрослым. После того, как ребенок придет в сознание, не стоит его сразу поднимать на ноги. Лучше дать ему полежать и полностью восстановиться. А после можно попить сладкий чай или простую воду.

Следует выделить несколько распространенных ошибок, которые не только бесполезны, но и могут навредить окружающим:

  • 1.Похлопать по щекам. Такой способ не поможет привести в чувства пострадавшего. Дело в том, что легкие удары ничем не помогут, а более сильные могут вызвать ушиб мягких тканей.
  • 2.Обрызгать лицо водой. В теплое время года этот способ просто бесполезен, а в холодное может причинить вред человеку.
  • 3.Прием лекарственных препаратов. Запрещено пострадавшему без сознания давать какие-либо таблетки до оказания специализированной медицинской помощи.
Итак, помощь упавшему в обморок на улице сводится к тому, что необходимо придать ему горизонтальное положение, а также обеспечить доступ свежего воздуха. Если человек не приходит в сознание более 5 минут, то следует вызвать и дождаться скорую помощь.

Стоимость услуг Способы оплаты: оплата наличными средствами; оплата пластиковыми банковскими картами МИР, VISA, MastercardWorldwide

Что такое сознание и как оно появилось?

Для многих попытки объяснить сознание похожи на разоблачение любимого фокуса — узнав секрет можно навсегда потерять веру в чудеса. Так что если вы не готовы усомниться в собственных убеждениях, эта статья не для вас. А если вы всегда рады новым знаниям, то информация о том, что человек состоит из примерно 100 триллионов клеток, которые работают сообща, не должна вас удивить. Удивляет другое — по отдельности ни одна из ста триллионов клеток тела человека сознанием не обладает. Клеткам нет никакого дела до того, кто мы есть, что из себя представляем и почему. Это значит, что чтобы объяснить сознание, необходимо понять как получилось так, что сотни, миллионы, миллиарды и триллионы крохотных клеток, не осознающих себя и не сильно отличающихся от бактерий, создают уникальную личность, способную мыслить.

Давайте посмотрим на сознание с точки зрение науки — где именно в мозге оно находится и там ли мы ищем?

“Как может медленный, неразумный процесс создать нечто, способное создать то, что сам медленный неразумный процесс создать не может?” Алан Тьюринг

Иллюзия контроля и война мемов

Американский философ-когнитивист Дэниел Деннет, профессор Университета Тафт (США), посвятил свою научностью деятельность изучению природы сознания. Деннет пытается объяснить, как биологические процессы в организме человека создают бесконечный поток мыслей и образов. И первое, о чем профессор рассказывает в своих лекциях и книгах, это то, что наше сознание — не такое уж загадочное, как мы о нем думаем. В некотором смысле, работа сознания напоминает работу человеческой памяти. А она, как мы с вами прекрасно знаем, не идеальна.

Феноменом ложной памяти занимаются многие исследователи. Наиболее известной является американский психолог Элизабет Лофтус. В начале лекции на Ted Talks, Лофтус рассказывает о мужчине по имени Стив Тайтус, который был обвинен и приговорен к тюремному сроку за исзнасилование женщины. Когда потерпевшая впервые давала показания, она указала на Тайтуса, так как он был больше всего похож на насильника. А при повторной дачи показаний женщина была уверена, что именно Стив Тайтус совершил преступление. Впоследствии, несколько лет спустя, Тайтуса оправдали, так как был найден настоящий насильник, а его вина была доказана после проведения ДНК теста. Тем не менее, жизнь Стива Тайтуса из-за тюремного заключения оказалась разрушена и вскоре после освобождения он умер, видимо, так и не пережив сильнейший стресс. И таких историй немало.

Работа сознания, как и нашей памяти, не идеальна. Мы попросту не замечаем большинство происходящих процессов, например, мышление. Более того, все принятые нами решения на самом деле мозг принимает за несколько секунд до того, как мы о них подумали. То же самое происходит и в случае с ложными воспоминаниями — мозг заполняет пробелы несуществующей информации. Выходит, мы не контролируем важнейшие жизненные процессы, хотя нам кажется что это не так. Благодаря совместной и слаженной работе миллиардов нейронов мозг создает полную иллюзию контроля над собственным разумом. Выходит, сознание — это набор приемов и трюков, которые искусно использует мозг. Но как это получилось?

Существуют люди, которые уверены в том, что видели как Элвис Пресли улетел на летающей тарелке

Теория эволюции путем естественного отбора, впервые описанная Чарльзом Дарвином в 1859 году, описывает историю развития миллионов видов живых существ на Земле, включая человека. На протяжении миллионов лет эволюция создавала все более сложные когнитивные мыслительные способности. До определенной степени они есть у всех — у морского конька, омара и вашего кота. Но когнитивные возможности шимпанзе превосходят когнитивные возможности дельфина, а наши шагнули еще дальше. Именно наши когнитивные способности делают нас особенными — мы не просто действуем, исходя из каких-то причин, мы отдаем отчет об этих причинах самим себе и окружающим. Более того, мы спрашиваем себя о причинах тех или иных поступков и способны на них ответить. Это дарит нам возможность планировать свои действия и предвидеть их последствия. Полученной информацией и знаниями мы делимся с окружающими. Ни одно живое существо на Земле не способно ни на что подобное.

Но дело не только в естественном отборе генов. Когда мы говорим о сознании, мы также говорим о культурной эволюции — естественном отборе мемов, которые, согласно Ричарду Докинзу, являются единицами культурной информации, копирующими сами себя для размножения. И те мемы, которые копируются лучше, выживают. Человеческая культура — это среда обитания мемов. Таким образом, мы можем объяснить появление сознания множеством факторов, которые оказали влияние на эволюцию Homo Sapiens.

Мем - (англ. meme) - единица значимой для культуры информации. Мемом является любая идея, символ, манера или образ действия, осознанно или неосознанно передаваемые от человека к человеку посредством речи, письма, видео, ритуалов, жестов и т. д.

Могут ли радикальные идеи объяснить сознание?

Сегодня ученые не могут вплотную подобраться к изучению сознания. Ситуация ограничивается тем, что с одной стороны нейробиологи изучают области мозга, которые ассоциируются с сознательной деятельностью — например распознавание лиц, ощущение боли или состояние счастья. Но наука о сознании до сих пор остается наукой взаимосвязей, она ничего не объясняет. Мы знаем, что определенные участки мозга ответственны за определенные виды сознательных реакций, но не знаем почему. За последние годы было совершено огромное количество открытий о работе самых разных областей мозга. Так, совсем недавно мы рассказывали вам о том, что ученым удалось обнаружить совершенно новый сигнал в мозге человека, о котором раньше никто не знал. Это здорово, но приближает ли это нас к ответу на вопрос о том, что такое сознание?

Если верить теории панпсихизма, Вселенная обладает сознанием (но это не точно)

В ходе выступления на Ted Talks, австралийский психолог, специализирующийся в области философии сознания, Дэвид Чалмерс, сравнивает сознание человека с субъективным фильмом, который постоянно воспроизводится перед глазами. Вопрос, который больше прочих волнует ученого заключается в том, почему поведение — которое можно объяснить с точки зрения биологии, как это блестяще делает профессор нейробиологии Стэнфордского университета Роберт Сапольски — сопровождается субъективным опытом. Но мы не можем объяснить наличие этого субъективного опыта так же, как физика объясняет химию, химия биологию, а биология — частично — психологию. Для того, чтобы понять что такое сознание нужны радикальные идеи.

Именно такую и предлагает Дэниел Деннет. По его мнению сложных проблем в изучении сознания не существует. По Деннету вся идея этого субъективного кино подразумевает иллюзию, которую дарит нам мозг. Поэтому науке остается только объяснить объективное функционирование поведения мозга. Идея Деннета, на мой взгляд, является наиболее реалистичной из всех прочих. Но чтобы создать подобную нейробиологическую теорию сознания, необходимо большое количество исследований.

Это интересно: Смогут ли роботы обрести сознание?

Те же, кто не согласен с тем, что сознание — всего лишь искусно созданная мозгом иллюзия, предлагают еще более радикальные теории сознания. Так, Дэвид Чалмерс предлагает рассмотреть сознание как нечто фундаментальное — как фундаментальные законы физики. В физике фундаментальными являются такие понятия как пространство, время, масса. Основываясь на этих понятиях, ученые выводят дальнейшие принципы и законы — закон всемирного тяготения, законы квантовой механики и др. Примечательно то, что все перечисленные фундаментальные свойства и законы больше никак и ничем не объясняются. Мы принимаем их как элементарные и выстраиваем на их основе картину мира. Подобный подход, по мнению Чалмерса, открывает новые возможности перед наукой, так как потребуется изучение фундаментальных законов, которые управляют сознанием. Эти законы также должны соединять сознание с остальными фундаментальными принципами — пространством, массой, временем и другими физическими процессами. Мы не знаем, что это за законы, но можно попробовать их найти.

Современная физика рассматривает Вселенную, в которой действуют фундаментальные силы природы

Вторая не менее радикальная и, пожалуй, безумная идея, о которой говорит Чалмерс это панпсихизм. Теория о том, что сознание универсально и любая система в некоторой степени им обладает. Согласно этой теории, а лучше сказать гипотезе, сознанием обладают даже элементарные частицы и фотоны. Сама идея, разумеется, не в том, что электроны и фотоны интеллектуально развиты, а в том, что у этих частиц есть некое примитивное ощущение сознания. Несмотря на то, что эта идея кажется нам противоречащей здравому смыслу, людям из культур, которые рассматривают человеческий разум как единое целое с природой, теория панпсихизма видится вполне логичной.

Какая идея из вышеперечисленных кажется вам наиболее правдоподобной? Поделитесь своим мнением в комментариях и с участниками нашего Telegram-чата.

И все же, чтобы найти ответ на вопрос о том, что такое сознание, стоит обратить внимание на то, как проходила эволюция мозга. В конце концов, мы отправляем ракеты в космос и победили такие опасные болезни как оспа благодаря науке. Значит, рано или поздно, ученые смогут создать единую теорию сознания.

Как наука объясняет сознание?

Из-за того, что сознание зачастую рассматривалось в контексте религии, философии и когнитивной науки, ему уделялось недостаточно внимания с точки зрения эволюционных процессов. Возможно, именно по этой причине мы так мало знаем о том, как появилась адаптивная ценность знаний и когда. Но есть и хорошие новости — на эти вопросы может ответить новая теория, которая появилась около пяти лет назад.

Как пишет The Atlantic, теория схемы внимания (AST) предполагает, что сознание возникло, чтобы решить одну из фундаментальных проблем, стоящих перед любой нервной системой: вокруг слишком много информации и мозг попросту не может полностью ее обработать. Согласно этой теории, в ходе эволюции мозг вырабатывал все более сложные механизмы для глубокой обработки нескольких избранных сигналов за счет других, и в AST сознание является конечным результатом этой эволюционной последовательности. Если теория верна — а это только предстоит выяснить — сознание эволюционировало постепенно за последние полмиллиарда лет и присутствует у ряда видов позвоночных. К тому же, AST не противоречит теории сознания Деннета.

Возможно, чтобы ответить на вопрос о том, что такое сознание, нужно посмотреть на вещи под другим углом

И все же, в вопросах сознания ученые продвинулись не так далеко, как нам бы хотелось. Тем не менее, среди огромного количества вопросов и неизвестных, мы можем выделить то, что нейробиологические исследования нам точно НЕ сообщат. Как пишет в своей книге “Биология добра и зла. Как наука объясняет наши поступки” Роберт Сапольски, нейробиология не должна доказывать очевидного, а для доказательства внутренних психических состояний и вовсе не требуется. Так, сегодня существует МРТ сканирование, благодаря которому ученые узнали, что ПТСР формируется при ограниченном поражении мозга, а мозг серийных убийц, о чем мы подробно рассказывали на нашем канале в Яндекс.Дзен, на физиологическом уровне отличается от мозга остальных людей. Однако наиболее важным, по мнению Сапольски, является то, что нейробиологию нельзя использовать для доказательства ощущений или мыслей, так как существует двойственность оценок. Например, если человек совершил преступление, а потом ученые выяснили, что он сделал это потому, что почти все клетки его префронтальной коры, которая отвечает за контроль поведения, отмерли, это повлечет за собой биологические или органические объяснения происходящего.

Но как, в таком случае, нейробиологические исследования смогут лечь в основу пока еще не существующей единой теории сознания? Если внимательно присмотреться, то мы увидим, что сегодня наука в целом объясняет причины странного, агрессивного, сексуального и даже религиозного поведения. А с точки зрения нейробиологии мозг — и вовсе не то место, где зарождается поведение. Мозг — это точка сбора, где все факторы сходятся вместе и, собравшись единым фронтом, инициируют поведение. Может быть и сознание не стоит рассматривать отдельно от поведения или других процессов? Так, благодаря работам философов-когнитивистов, нейробиологов, биологов-эволюционистов и других ученых, сегодня у нас есть вводные данные, которые позволяют приблизиться к пониманию того, что представляет из себя сознание. С научной точки зрения, разумеется.

Что такое сознание? | Живая наука

Когда-то люди считали, что наша планета является физическим центром солнечной системы , поэтому неудивительно, что мы также высоко ценим сознание, очевидно уникальное качество, которое позволяет нашему виду размышлять о таких вещах.

Но что такое сознание? Эта тема была чрезвычайно противоречивой в научных и философских традициях. Мыслители потратили огромное количество времени и чернил, пытаясь разгадать загадки, например, как работает сознание и где оно находится.

Короткий ответ не очень удовлетворительный. Ученые и философы до сих пор не могут прийти к согласию в отношении нечеткого представления о том, что такое сознание, не говоря уже о строгом определении. Одна из причин этого в том, что это понятие используется для обозначения несколько разных вещей . Однако многие эксперты согласны с тем, что сознательные существа осознают свое окружение, самих себя и свое собственное восприятие.

Связанный: Можем ли мы когда-нибудь перестать думать?

Но длинный ответ оставляет место для надежды, потому что исследователи, похоже, приближаются к ответу.

Что-то особенное?

Современные исследователи показали, что они могут использовать технику сканирования мозга, известную как функциональная МРТ с по , обнаруживать сознание путем косвенного измерения кровотока в головном мозге , процесс, который может указать, какие области мозга более активны, чем другие. Но на протяжении тысячелетий не было возможности собрать доказательства этого явления. Это сделало эту тему сложной для мыслителей, ценящих рациональность и методичное экспериментирование.

В западном мире итальянский астроном Галилео Галилей пытался выдвинуть что-либо, имеющее отношение к сознанию , за пределы области научных исследований. Поколение спустя французский математик и философ Рене Декарт немного более четко сфокусировал сознание , аргументируя это тем, что разум (или душа) и тело — две фундаментально разные вещи. Эта позиция называется дуализмом разума и тела.

«Подавляющее большинство [мыслителей] считало сознание очень особенным», — сказала Live Science Сюзанна Шелленберг, выдающийся профессор философии и когнитивных наук в Университете Рутгерса в Нью-Джерси.

Но это отношение вышло из моды, отчасти благодаря таким людям, как биолог 19 века Томас Хаксли, который помог ввести в точку зрения, что то, что происходит в уме, является результатом материальных событий, происходящих в мозгу. Эта перспектива становится все более популярной.

«Я придерживаюсь физикалистской точки зрения, что в сознании нет ничего особенного в мире», — сказал Шелленберг. Это значительно упрощает представление о том, что не только люди обладают сознанием.

«Мы пишем стихи, а кролики — нет, насколько мы можем судить», — сказала она. «Итак, это разница в степени, а не в роде».

Вглядываясь в древо жизни

«Почти все, что вы можете сказать о [сознании], — это своего рода чушь», — сказал Джозеф Леду, профессор неврологии и психиатрии Нью-Йоркского университета. «Единственный способ описать это с точки зрения того, что это такое, а что нет».

Сравнивая человеческое сознание с сознанием других животных, Леду считает полезным взглянуть на нейроанатомию.Например, люди уникальны тем, что имеют высокоразвитую кору фронтального полюса, часть мозга, которую исследователи связали со способностью знать, что у человека на уме. Это важный аспект сознания практически во всех определениях. Хотя нечеловеческие приматы не могут похвастаться этой последней модельной областью мозга, у многих из них есть другие эволюционно недавние дополнения к мозгу, такие как дорсолатеральная префронтальная кора. Это вовлечено в сознание, и люди тоже.Например, эта область мозга связана с рабочей памятью у людей, согласно обзору за 2015 год в журнале Frontiers in Systems Neuroscience .

«Мы знаем, что у других животных, вероятно, есть что-то [например, сознание], но у них нет того, что есть у нас, потому что мы разные» из-за этих различий в нейронной анатомии, согласно Леду, который написал «Глубокую историю Мы сами: история за четыре миллиарда лет о том, как у нас появился сознательный мозг »(Viking, 2019).

«Люди все расстраиваются, когда вы так говорите … но никто не путает шимпанзе с человеком», — сказал он. Клеточный и молекулярный состав шимпанзе заставляет его выглядеть и действовать иначе, чем у людей, поэтому логично предположить, что одни и те же различия могут привести к тому, что сознание шимпанзе также будет отличаться.

Связанный: Почему время летит, когда вы развлекаетесь?

Некоторые исследователи идут еще дальше, считая, что сознание является настолько фундаментальным свойством материи, что даже электрон в определенной степени обладает сознанием. Эта позиция известна как панпсихизм.Кристоф Кох, президент и главный научный сотрудник Института мозговых исследований Аллена в Сиэтле и сторонник панпсихизма, написал в Scientific American , что «любая сложная система … имеет основные атрибуты разума и минимальное количество сознания. ощущение, что это что-то вроде этой системы ».

Может ли быть причиной опасность?

Шелленберг сказала, что она думает, что у многих животных есть сознание, потому что «все, что чувствует боль …находится в сознании, «сказала она, отметив мнение спорно.

Кроме того, Леду считает, что избежать опасности является важной функцией сознания и, возможно, причина она существует.

» Все наши ментальные состояния, эмоциональные состояния, не наследуются от животных. Они когнитивно собраны на основе наших знаний обо всем, что мы узнали о страхе и опасности в течение нашей жизни », — сказал он. Человеческий мозг организует массивы информации в схемы, которые служат« шаблоном вашего сознательного опыта », — сказал он. .

Со своей стороны, Шелленберг не думает, что сознание — это главный вопрос, из-за которого оно задумывается.

«Я один из тех, кто считает, что сознание не так интересно по сравнению с тем, почему наш разум и мозг могут делать то, что они делают», — сказал Шелленберг. «Мозг может, за множеством исключений, выполнять свою работу независимо от того, находится он в сознательном состоянии или нет».

Первоначально опубликовано на Live Science.

Почему величайшие умы мира не могут разгадать тайну сознания? | Сознание

Однажды весенним утром в Тусоне, штат Аризона, в 1994 году неизвестный философ по имени Дэвид Чалмерс встал, чтобы выступить с докладом о сознании, под которым он имел в виду чувство пребывания внутри своей головы, смотрящего наружу — или, если использовать это выражение. языка, который может вызвать у нейробиолога аневризму, наличия души.Хотя в то время он не осознавал этого, молодой австралийский ученый собирался разжечь войну между философами и учеными, обратив внимание на центральную загадку человеческой жизни — возможно, — центральную загадку человеческой жизни — и раскрыв, как досадно далеки от решения этой проблемы.

Ученые, собравшиеся в Университете Аризоны — для того, что позже станет знаковой конференцией по этой теме — знали, что они делают что-то резкое: во многих кругах сознание все еще было табу, слишком странным и новым, чтобы воспринимать всерьез. , и некоторые из ученых в аудитории рисковали своей репутацией, посещая.Однако первые два выступления в тот день, предшествовавшие беседе с Чалмерсом, не оказались захватывающими. «Честно говоря, они были совершенно непонятными и скучными — я понятия не имел, о чем кто-то говорит», — вспоминал Стюарт Хамерофф, профессор из Аризоны, ответственный за мероприятие. «Как организатор, я смотрю по сторонам, а люди засыпают или становятся беспокойными». Он забеспокоился. «Но затем третий разговор, прямо перед перерывом на кофе — это был Дэйв». 27-летний Чалмерс со своими длинными растрепанными волосами и любовью к джинсовой ткани выглядел так, будто заблудился по дороге на концерт Metallica.«Он выходит на сцену с распущенными волосами до ягодиц, он скачет, как Мик Джаггер», — сказал Хамерофф. «Но потом он говорит. И тогда все просыпаются «.

Мозг, как начал Чалмерс, ставит перед учеными всевозможные проблемы. Как мы узнаем, храним воспоминания или воспринимаем вещи? Откуда вы знаете, что нужно отдернуть руку от кипящей воды или услышать свое имя, произносимое через всю комнату на шумной вечеринке? Но все это были «легкие проблемы», по сути: при наличии времени и денег эксперты их решали.По словам Чалмерса, существует только одна по-настоящему трудная проблема сознания. Это была настолько озадачивающая головоломка, что через несколько месяцев после его выступления люди начали отмечать ее заглавными буквами — Трудная проблема сознания — и вот что: почему все эти сложные мозговые процессы должны ощущаться как как что-то изнутри. ? Почему мы не просто блестящие роботы, способные сохранять информацию, реагировать на шум, запахи и горячие кастрюли, но темные внутри, лишенные внутренней жизни? И как мозг справляется с этим? Как мог 1.4-килограммовый комок влажной розовато-бежевой ткани внутри вашего черепа порождает нечто столь же загадочное, как ощущение , когда это розовато-бежевый комок, и тело, к которому он прикреплен?

Зрителей Чалмерса вывело из оцепенения то, как он сформулировал вопрос. «Во время перерыва на кофе я ходил, как драматург на премьере, и подслушивал», — сказал Хамерофф. «И все такие:« О! Сложная проблема! Сложная проблема! Вот почему мы здесь! »Философы веками размышляли над так называемой« проблемой разума и тела ».Но особая манера Чалмерса возродить его «вышла за рамки философии и воодушевила всех. Это определило поле. Это заставило нас спросить: что это, черт возьми, с этим мы имеем дело? »

Два десятилетия спустя мы знаем о мозге невероятное количество: нельзя следить за новостями в течение недели, не услышав хотя бы еще одну сказку об ученых, открывших область мозга, связанную с азартными играми, ленью или любовью с первого взгляда. , или сожаление — и это только исследования, которые попадают в заголовки газет.Между тем, область искусственного интеллекта, которая фокусируется на воссоздании способностей человеческого мозга, а не на том, как он себя чувствует, значительно продвинулась вперед. Но как неприятный родственник, который предлагает себе остаться на неделю, а затем не уходит, Трудная проблема остается. Когда я сегодня утром ударил ногой ногу о ножку обеденного стола, как может сказать вам любой изучающий мозг, нервные волокна, называемые «С-волокнами», отправили сообщение в мой спинной мозг, посылая нейротрансмиттеры в ту часть моего мозга, которая называется таламус, который активировал (среди прочего) мою лимбическую систему.Отлично. Но почему все это сопровождалось мучительной вспышкой боли? И вообще, что такое боль?

Подобные вопросы, находящиеся на границе между наукой и философией, вызывают откровенное раздражение некоторых экспертов. Они заставили других утверждать, что сознательных ощущений, таких как боль, на самом деле не существует, что бы я ни чувствовал, когда в мучении прыгал по кухне; или, альтернативно, растения и деревья также должны быть в сознании. «Трудная проблема» вызвала в серьезных журналах споры о том, что происходит в сознании зомби, или, если цитировать название знаменитой статьи 1974 года философа Томаса Нагеля, вопрос «Каково быть летучей мышью? ” Некоторые утверждают, что проблема отмечает границу не только того, что мы знаем в настоящее время, но и того, что наука может когда-либо объяснить.С другой стороны, в последние годы горстка нейробиологов пришла к выводу, что эта проблема, возможно, вот-вот будет решена — но только если мы готовы принять глубоко тревожный вывод о том, что компьютеры или Интернет вскоре тоже могут стать осознанными. .

На следующей неделе загадка еще больше станет известна общественности с выходом новой пьесы Тома Стоппарда «Трудная проблема» в Национальном театре — первой пьесы, которую Стоппард написал для National с 2006 года, и последней, которую руководитель театра Николас Хитнер будет руководить перед тем, как покинуть свой пост в марте.77-летний драматург мало что рассказал о содержании пьесы, за исключением того, что он касается вопроса «что такое сознание и почему оно существует», рассматриваемого с точки зрения молодой исследовательницы, которую сыграла Оливия Винал. В беседе с Daily Mail Стоппард также разъяснил возможное неверное толкование названия. «Дело не в эректильной дисфункции, — сказал он.

Работа Стоппарда уже давно сосредоточена на грандиозных, экзистенциальных темах, поэтому тема уместна: когда разговор переходит на трудную проблему, даже самые упрямые рационалисты быстро начинают размышлять о смысле жизни.Кристоф Кох, главный научный сотрудник Института исследований мозга Аллена и ключевой участник многомиллиардной инициативы администрации Обамы по картированию человеческого мозга, вызывает такое же доверие, как и нейробиологи. Но в декабре он сказал мне: «Я думаю, что самое раннее желание, которое подтолкнуло меня к изучению сознания, было то, что я хотел втайне показать себе, что это не может быть объяснено с научной точки зрения. Я вырос в католической церкви, и я хотел найти место, где я мог бы сказать: хорошо, здесь вмешался Бог.Бог создал души и вложил их в людей ». Кох заверил меня, что он давно отказался от таких невероятных представлений. Затем, не намного позже, и со всей серьезностью, он сказал, что на основе его недавнего исследования, он считает, что не исключено, что его iPhone может иметь чувства.

На полном серьезе, Кох сказал, что не исключено, что у его iPhone могут быть чувства.

К тому времени, когда Чалмерс произнес свою речь в Тусоне, наука уже долгое время энергично пыталась игнорировать проблему сознания .Источник враждебности восходит к 1600-м годам, когда Рене Декарт определил дилемму, которая свяжет ученых узлами на долгие годы. С одной стороны, понял Декарт, нет ничего более очевидного и неопровержимого, чем то, что вы сознательны. Теоретически все остальное, что, по вашему мнению, вы знаете о мире, может быть тщательно продуманной иллюзией, созданной, чтобы обмануть вас — в этот момент современные писатели неизменно ссылаются на Матрицу — но само ваше сознание не может быть иллюзорным. С другой стороны, это наиболее определенное и знакомое явление не подчиняется никаким обычным правилам науки.Не похоже на физическое. Сознательный человек может наблюдать это только изнутри. Это даже невозможно описать. Разум, заключил Декарт, должен состоять из некой особой нематериальной материи, не подчиняющейся законам природы; это было завещано нам Богом.

Эта религиозная и довольно непростая позиция, известная как картезианский дуализм, оставалась доминирующим предположением в 18 веке и на заре современного изучения мозга. Но это всегда неизбежно становилось неприемлемым для все более секулярного научного истеблишмента, считавшего физикализм — позицию, согласно которой существуют только физические вещи — своим основным принципом.И все же, несмотря на то, что в 20 веке нейробиология набирала обороты, убедительного альтернативного объяснения не было. Постепенно эта тема стала табуированной. Мало кто сомневался, что мозг и разум очень тесно связаны: если вы сомневаетесь в этом, попробуйте несколько раз проткнуть свой мозг кухонным ножом и посмотреть, что произойдет с вашим сознанием. Но , как они были связаны — или если они каким-то образом были одним и тем же — казалось загадкой, которую лучше всего оставить философам в их креслах.Еще в 1989 году в Международном словаре психологии британский психолог Стюарт Сазерленд мог разгневанно заявить о сознании, что «невозможно определить, что это такое, что оно делает или почему оно возникло. На нем не написано ничего стоящего ».

Только в 1990 году Фрэнсис Крик, один из первооткрывателей двойной спирали, использовал свое высокое положение, чтобы сломать ряды. Нейробиология к этому моменту уже достаточно продвинулась, заявил он в немного скучной статье, написанной в соавторстве с Кристофом Кохом, что сознание больше нельзя игнорировать.«Примечательно, — начали они, — что большая часть работ как в когнитивной науке, так и в нейробиологии не имеет отношения к сознанию» — отчасти они подозревали, — «потому что большинство специалистов в этих областях не видят никакого полезного способа решения проблемы. ». Они представили свой собственный «набросок теории», утверждая, что определенные нейроны, активируемые на определенных частотах, могут каким-то образом быть причиной нашего внутреннего осознания — хотя было неясно, как это сделать.

Иллюстрация Пита Гэмлена

«Люди думали, что я сумасшедший, если принимаю участие», — вспоминал Кох.«Старший коллега пригласил меня пообедать и сказал: да, он очень уважал Фрэнсиса, но Фрэнсис был нобелевским лауреатом и полубогом, и он мог делать все, что хотел, а у меня еще не было должности, так что я должен быть невероятно осторожным. Придерживайтесь более широкой науки! Эти второстепенные вещи — почему бы не оставить их до пенсии, когда вы приближаетесь к смерти, и вы можете беспокоиться о душе и тому подобном? »

Примерно в это время Дэвид Чалмерс заговорил о зомби.


В детстве Чалмерс был близорук на один глаз, и он живо вспоминает тот день, когда ему впервые надели очки, чтобы решить эту проблему. «Внезапно у меня появилось нормальное бинокулярное зрение», — сказал он. «И мир просто выскочил наружу. Для меня это было трехмерно, чего не было ». Он часто думал об этом моменте, когда становился старше. Конечно, вы могли бы рассказать простую механическую историю о том, что происходило в линзах его очков, его глазном яблоке, его сетчатке и его мозге.«Но как это объясняет то, как мир появляется таким?» Для физикалистов история очков, глаз и сетчатки — это история , всего лишь . Но для мыслителя, убежденного Чалмерсом, было ясно, что этого недостаточно: он рассказывал вам, что делает глазной аппарат, но не начинал объяснять это внезапное захватывающее переживание глубины и ясности. Мысленный эксперимент Чалмерса «зомби» — это его попытка показать, почему механического объяснения недостаточно — почему тайна сознательного осознания глубже, чем может объяснить чисто материальная наука.

«Послушайте, я не зомби, и я молюсь, чтобы вы не зомби, — сказал Чалмерс в воскресенье перед Рождеством, — но дело в том, что эволюция могла произвести зомби вместо сознательных существ … и этого не произошло! » Мы пили эспрессо в его квартире преподавателя в Нью-Йоркском университете, где он недавно занял постоянную должность на факультете философии, который широко считается ведущим в англоязычном мире; коробки с его вещами, доставленные из Австралии, лежали распакованными вокруг его гостиной.Чалмерс, которому сейчас 48 лет, недавно подстригся, уступив академической респектабельности, и теперь он носит меньше джинсовой ткани, но его идеи остаются такими же тяжелыми, как и прежде. Сценарий зомби выглядит следующим образом: представьте, что у вас есть двойник. Этот человек физически похож на вас во всех отношениях и ведет себя идентично вам; он или она разговаривает, ест и спит, выглядит счастливым или взволнованным именно так, как и вы. Единственная разница в том, что у двойника нет сознания; это — в отличие от стонущего, залитого кровью ходячего трупа из фильма — это то, что философы подразумевают под «зомби».

Таких бессознательных гуманоидов, конечно, не существует. (Или, может быть, лучше было бы сказать, что я знаю, что я им не являюсь; я никогда не смогу знать наверняка, что вы им не являетесь.) Но дело в том, что в принципе кажется, что они могли бы. Эволюция могла создать существ, которые были атом за атомом такие же, как люди, способные на все, что люди могут делать, за исключением того, что внутри не было искры осознания. Как объяснил Чалмерс: «Я говорю с вами сейчас и вижу, как вы себя ведете; Я мог бы сделать сканирование мозга и выяснить, что именно происходит в вашем мозгу, но, похоже, это согласуется со всеми доказательствами того, что у вас вообще нет сознания.«Если бы к вам подошли я и мой двойник, не зная, что есть что, даже самый мощный из существующих сканеров мозга не смог бы отличить нас друг от друга. И того факта, что этот сценарий можно даже представить, достаточно, чтобы показать, что сознание не может состоять только из обычных физических атомов. Так что сознание каким-то образом должно быть чем-то дополнительным — дополнительным ингредиентом в природе.

Чалмерс недавно подстригся и носит меньше джинсовой ткани, но его идеи остаются такими же тяжелыми, как и всегда. это наиболее заметно в его книге 1996 года «Сознательный разум».Иссушающий тон философа Массимо Пильуччи суммирует тысячи слов, написанных в критике понятия зомби: «Давайте отнесем зомби к фильмам категории B и попробуем более серьезно отнестись к нашей философии, не так ли?» Да, это может быть правдой, что большинство из нас в нашей повседневной жизни думает о сознании как о чем-то сверх нашего физического существа — как если бы ваш разум был «шофером внутри вашего собственного тела», если цитировать духовного автора Алана Уоттса. Но принять это как научный принцип означало бы переписать законы физики.Все, что мы знаем о Вселенной, говорит нам, что реальность состоит только из физических вещей: атомов и составляющих их частиц, которые деловито сталкиваются и соединяются. Прежде всего, критики указывают, что если этот нефизический психический материал действительно существовал, как он мог вызвать физические вещи — например, когда чувство боли заставляет меня отдергивать пальцы от края кастрюли?

Тем не менее, лишь изредка наука делала дразнящие намеки на то, что этот жуткий дополнительный ингредиент может быть реальным.В 1970-х годах в здании, которое тогда называлось Национальной больницей нервных болезней в Лондоне, невролог Лоуренс Вайскранц встретил пациента, известного как «ДБ», со слепым пятном в левом поле зрения, вызванным повреждением мозга. Вайскранц показал ему образцы полосатых линий, расположенных так, чтобы они приходились на область его слепоты, затем попросил его сказать, были ли полосы вертикальными или горизонтальными. Естественно, ДБ возразил, что полос вообще не видит. Но Вайскранц настаивал на том, чтобы он все равно угадывал ответы — и DB давал их правильно почти в 90% случаев.Судя по всему, его мозг воспринимал полосы, но не осознавал их. Одна из интерпретаций состоит в том, что ДБ был полузомби с мозгом, как у любого другого мозга, но частично лишенным магической надстройки сознания.

Чалмерс знает, насколько дико невероятными могут казаться его идеи, и воспринимает это спокойно: на философских конференциях он любит вылезать на сцену и исполнять «Зомби-блюз» — оплакивание страданий отсутствия сознания. («Я веду себя так, как будто ты действуешь / Я делаю то, что ты делаешь / Но я не знаю / Каково это быть тобой.«Само тщеславие: разве не было бы утомительно быть зомби? Сознание — вот что делает жизнь стоящей, а у меня даже этого нет: у меня есть зомби-блюз ». Песня улучшилась с момента ее дебюта более десяти лет назад, когда он пытался держать мелодию. «Теперь я понял, что лучше просто кричать», — сказал он.


Иллюстрация Пита Гэмлена

Споры о сознании вызвали больше грязи и гнева, чем большинство в современной философии, возможно, из-за того, насколько сбивает с толку проблема: противоборствующие стороны обычно не просто не соглашаются, но находят позиции друг друга явно нелепыми.По общему признанию, крайний пример касается философа канадского происхождения Теда Хондерича, чья книга «О сознании» была описана в статье его коллеги-философа Колина МакГинна в 2007 году как «банальная и бессмысленная», «мучительная», «абсурдная», бегущая по принципу « полный спектр от посредственного до смехотворного и просто плохого ». Макгинн добавил в сноске: «Обзор, представленный здесь, не такой, каким я его изначально написал. Редакция попросила меня «смягчить тон» оригинала [и] я сделал это ». (Нападение могло быть частично мотивировано отрывком из автобиографии Хондериха, в котором он упоминает «моего маленького коллегу Колина МакГинна»; в то время Хондерич сказал этой газете, что он разозлил Макгинна, назвав его подругу «не так же просто, как старый ».)

Макгинн, честно говоря, сделал карьеру на таких топорных работах. Но сильные чувства, выраженные лишь немного более вежливо, — обычное дело. Не все согласны с тем, что существует трудная проблема, которая заключается в том, что вся дискуссия, начатая Чалмерсом, превращается в бессмысленное упражнение. Дэниел Деннет, известный атеист и профессор Университета Тафтса за пределами Бостона, утверждает, что сознание, как мы его себе представляем, является иллюзией: просто нет ничего, кроме губчатого вещества мозга и этого губчатого вещества. на самом деле не дает начало тому, что называется сознанием.Здравый смысл может сказать нам, что существует субъективный мир внутреннего опыта, но затем здравый смысл сказал нам, что Солнце вращается вокруг Земли, а мир плоский. Согласно теории Деннета, сознание похоже на фокус: нормальное функционирование мозга просто заставляет его выглядеть так, как будто происходит что-то нефизическое. Искать реальную, существенную вещь, называемую сознанием, утверждает Деннет, столь же глупо, как настаивать на том, что персонажи романов, таких как Шерлок Холмс или Гарри Поттер, должны состоять из особой субстанции, называемой «фиктоплазма»; идея абсурдна и ненужна, поскольку персонажей изначально не существует.Это момент, когда дебаты имеют тенденцию превращаться в недоверчивый смех и тряски головой: ни один из лагерей не может полностью поверить в то, что говорит другой. Для оппонентов Деннета он просто отрицает существование чего-то, что каждый знает наверняка: их внутреннего переживания взглядов, запахов, эмоций и прочего. (Чалмерс предположил, в основном в шутку, что сам Деннет может быть зомби.) Это все равно, что утверждать, что рака не существует, а затем заявлять, что вы вылечили рак; не один критик самой известной книги Деннета «Объяснение сознания» шутил, что ее название должно быть «Разъяснение сознания».Ответ Деннета типично легок: он настаивает, что объяснение вещей — это именно то, что делают ученые. Когда физики впервые пришли к выводу, что единственное различие между золотом и серебром — это количество субатомных частиц в их атомах, пишет он, люди могли почувствовать себя обманутыми, жаловаться, что их особая «золотистость» и «серебристость» была объяснена. Но теперь все признают, что золотистость и серебристость на самом деле просто различия в атомах. Как бы трудно это ни было принять, мы должны признать, что сознание — это просто физический мозг, который делает то, что делает мозг.

«История науки — это полных случаев, когда люди думали, что явление было совершенно уникальным, что не могло быть возможных механизма для него, что мы могли бы никогда не решить его, что было Ничего подобного во Вселенной », — сказала Патриция Черчленд из Калифорнийского университета, называющая себя« нейрофилософом »и одним из самых откровенных критиков Чалмерса. Мнение Черчленда о Трудной проблеме, которое она выражает язвительным вокальным курсивом, состоит в том, что это ерунда, которую поддерживают философы, опасающиеся, что наука вот-вот решит одну из загадок, которые годами заставляли их приносить доход.Посмотрите на прецеденты: в 17 веке ученые были убеждены, что свет не может быть физическим — что это должно быть что-то оккультное, выходящее за рамки обычных законов природы. Или возьмем саму жизнь: первые ученые были убеждены, что должен существовать некий магический дух — élan vital , — который отличал живые существа от простых машин. Но, конечно, не было. Свет — это электромагнитное излучение; жизнь — это просто ярлык, который мы даем определенным видам объектов, которые могут расти и воспроизводиться.В конце концов нейробиология покажет, что сознание — это всего лишь состояния мозга. Черчленд сказал: «История науки действительно дает вам представление о том, как легко уговорить себя принять такое мышление — если мой большой замечательный мозг не может предвидеть решения, то это, должно быть, действительно, очень сложная проблема. ! »

Решения появлялись регулярно: литература наводнена ссылками на «теорию глобального рабочего пространства», «туннели эго», «микротрубочки» и предположения о том, что квантовая теория может обеспечить путь вперед.Но несговорчивость аргументов заставила некоторых мыслителей, таких как Колин МакГинн, выдвинуть интригующую, хотя в конечном итоге пораженческую возможность: что, если мы просто по своей природе неспособны когда-либо решить Трудную проблему? В конце концов, наш мозг эволюционировал, чтобы помочь нам решать приземленные проблемы выживания и воспроизводства; нет особых причин предполагать, что они должны быть способны разгадывать каждую большую философскую головоломку, которую мы им бросаем. Эта позиция стала известна как «мистицизм» — после рок-н-ролльной группы из Мичигана 1960-х? и мистерианцы, которые сами позаимствовали это название из работы японской научной фантастики — но суть этого в том, что на самом деле нет никакой загадки в том, почему сознание не было объяснено: люди просто не справляются с этой работой.Если мы изо всех сил пытаемся понять, что может означать для разума быть физическим, возможно, это потому, что мы, цитируя американского философа Джоша Вейсберга, находимся в положении «белок, пытающихся понять квантовую механику». Другими словами: «Этого просто не произойдет».


Или, может быть, это так: в последние несколько лет несколько ученых и философов, в том числе Чалмерс и Кох, снова начали серьезно относиться к точке зрения, столь причудливой, что ею пренебрегали более века, за исключением последователей. восточных духовных традиций или в более странных уголках новой эпохи.Это «панпсихизм», головокружительное представление о том, что все во Вселенной может быть сознательным или, по крайней мере, потенциально сознательным, или сознательным, когда помещено в определенные конфигурации. Кох признает, что это звучит нелепо: когда он упоминает панпсихизм, он пишет: «Я часто сталкиваюсь с пустыми взглядами непонимания». Но когда дело доходит до решения трудной проблемы, безумно звучащие теории представляют собой профессиональную опасность. Кроме того, панпсихизм может помочь разгадать загадку, которая связана с изучением сознания с самого начала: если оно есть у людей, а у обезьян, у собак и свиней, вероятно, у них, а может, у птиц тоже — ну, где это остановится? ?

Иллюстрация Пита Гэмлена

Кох, выросший в семье католиков немецкого происхождения, имел таксу по имени Пурзель.Согласно церкви, поскольку он был собакой, это означало, что у него не было души. Но он скулил, когда беспокоился, и вскрикивал, когда был ранен — ​​«он определенно делал вид, что у него богатая внутренняя жизнь». В наши дни мы мало говорим о душах, но широко распространено мнение, что многие нечеловеческие мозги обладают сознанием — что собака действительно чувствует боль, когда ей больно. Проблема в том, что, похоже, нет логической причины проводить черту на собаках, воробьях, мышах или насекомых, или, если на то пошло, деревьях или камнях.Поскольку мы не знаем, как мозг млекопитающих создает сознание, у нас нет оснований предполагать, что это делает только мозг млекопитающих — или даже, что сознание вообще требует мозга. Именно поэтому Кох и Чалмерс на страницах «Нью-Йорк Ревью оф Букс» доказывают, что обычный бытовой термостат или фотодиод того типа, который вы можете найти в своем детекторе дыма, в принципе могут быть сознательными.

Аргумент разворачивается следующим образом: у физиков нет проблем с признанием того, что определенные фундаментальные аспекты реальности — такие как пространство, масса или электрический заряд — действительно существуют.Их нельзя объяснить как результат чего-либо другого. Объяснения должны где-то останавливаться. Панпсихисты догадываются, что сознание тоже может быть таким, и что если это так, нет особых причин предполагать, что это происходит только в определенных видах материи.

Особый поворот Коха в этой идее, разработанный вместе с нейробиологом и психиатром Джулио Тонони, более узкий и точный, чем традиционный панпсихизм. Это аргумент, что все может быть сознательным при условии, что содержащаяся в нем информация достаточно взаимосвязана и организована.Человеческий мозг, безусловно, отвечает всем требованиям; то же самое происходит с мозгом кошек и собак, хотя их сознание, вероятно, не похоже на наше. Но в принципе то же самое может относиться к Интернету, смартфону или термостату. (Этические последствия вызывают беспокойство: можем ли мы быть обязаны сознательным машинам той же заботой, которую мы даем животным? Кох, со своей стороны, старается не наступать на насекомых во время прогулки.)

В отличие от подавляющего большинства размышлений на Hard Проблема, кроме того, «интегрированная теория информации» Тонони и Коха действительно была проверена.Группа исследователей под руководством Тонони разработала устройство, которое стимулирует мозг электрическим напряжением, чтобы измерить, насколько взаимосвязаны и организованы — насколько «интегрированы» — его нейронные цепи. Конечно, когда люди погружаются в глубокий сон или получают инъекцию анестетика, когда они теряют сознание, устройство демонстрирует, что интеграция их мозга также снижается. Среди пациентов, страдающих «синдромом запертости» — которые находятся в сознании, как и все мы, — уровни интеграции мозга остаются высокими; среди пациентов в коме — которых нет — нет.Кох утверждает, что соберите достаточно доказательств такого рода, и теоретически вы можете взять любое устройство, измерить сложность содержащейся в нем информации, а затем сделать вывод, было ли оно сознательным.

Но даже если бы кто-то был готов принять озадачивающее утверждение о том, что смартфон может быть сознательным, могли бы вы когда-нибудь узнать, что это правда? Неужто об этом мог знать только сам смартфон? Кох пожал плечами. «Это похоже на черные дыры», — сказал он. «Я никогда не был в черной дыре. Лично я не знаком с черными дырами.Но теория [предсказывающая черные дыры] всегда кажется верной, поэтому я склонен ее принимать ».

Иллюстрация Пита Гэмлена

Было бы приятно по многим причинам, если бы подобная теория в конечном итоге разрешила сложную проблему. С одной стороны, для этого не потребуется вера в жуткие психологические субстанции, которые находятся внутри мозга; законы физики не пострадали бы. С другой стороны, нам не нужно принимать странное и бездушное заявление о том, что сознания не существует, когда это так очевидно, что оно существует.Напротив, панпсихизм говорит, что это везде. Вселенная пульсирует им.

В июне прошлого года несколько наиболее выдающихся участников дебатов о сознании, в том числе Чалмерс, Черчленд и Деннетт, сели на яхту с высокой мачтой и отправились в путешествие по льдинам Гренландии. Эта конференция на море финансировалась российским интернет-предпринимателем Дмитрием Волковым, основателем Московского центра исследований сознания. Около 30 академиков и аспирантов, а также команда, провели неделю, скользя по темным водам, мимо надвигающихся заснеженных гор и ледников в бодрящем прохладе, способствующем сосредоточенному размышлению, давая проблеме сознания еще один шанс.По утрам они посещали острова, чтобы отправиться в поход или осмотреть руины древних каменных хижин; во второй половине дня они проводили конференции на лодке. Для Чалмерса обстановка только обострила остроту загадки: как вы могли почувствовать арктический ветер на своем лице, уловить визуальный охват ярких серых, белых и зеленых оттенков и при этом заявить, что сознательный опыт был нереальным или что это было просто результат обычного физического поведения?

Вопрос был риторический.Деннет и Черчленд не обратились; действительно, у Чалмерса нет особой уверенности в достижении консенсуса в следующем столетии. «Может быть, произойдет какое-то новое удивительное событие, которое заставит всех нас теперь выглядеть, как додарвинисты, спорящие о биологии», — сказал он. «Но меня нисколько не удивит, если через 100 лет нейробиология станет невероятно сложной, если у нас будет полная карта мозга, — и все же некоторые люди все еще говорят:« Да, но как все это дает вам? сознание? », в то время как другие говорят:« Нет, нет, нет — что всего лишь — это сознание! »» Круиз по Гренландии завершился в духе коллегиальности и взаимного непонимания.

Это было бы поэтично — хотя и глубоко разочаровывающе — если бы в конечном итоге доказать, что единственное, что человеческий разум неспособен постичь, — это он сам. Ответ должен быть где-то там. И нахождение этого имеет значение: действительно, можно утверждать, что ничто другое не может иметь большего значения — поскольку все, что имеет значение в жизни, имеет значение только в результате его воздействия на сознательный мозг. Тем не менее, нет причин предполагать, что наш мозг будет подходящим кораблем для путешествия к этому ответу.К тому же, если бы мы наткнулись на решение Трудной проблемы на каком-то далеком берегу, где нейробиология встречается с философией, мы бы даже признали, что нашли его.

Следите за продолжительным чтением в Твиттере: @gdnlongread

  • В эту статью были внесены поправки 21 января 2015 года. Конференция на море финансировалась российским интернет-предпринимателем Дмитрием Волковым, а не Дмитрием Ицковым, как было первоначально заявлено . Это было исправлено.

МОЗГ Сверху ВНИЗ


Бесконечно большой, бесконечно маленький и бесконечно сложный

Долгое время вузы поступил так, как если бы относиться к сознанию было дурным тоном
как объект для серьезных научных исследований .Но постепенно, в 1980-х, а затем особенно в 1990-х, поскольку технологии визуализации мозга становятся все более доступными, сознание
стала предметом междисциплинарных исследований.

И вот, в первое десятилетие 21 века, исследование сознания стало очень динамичным полем, которое конечно, все еще вызывает много спекуляций и распространение объяснительных теорий, очень немногие из которых скорее всего, выдержат испытание временем в их нынешнем виде.


Будет мы когда-нибудь сможем достичь удовлетворительного объяснения сознания ? Некоторые власти сомневаются это, и говорят, что происхождение сознания настолько сложен, что человеческий у мозга не было бы больше шансов понять это, чем дождевому червю нужно было понять обезьяну.

Но даже если это сомнение сохраняется, мы все же нужно попытаться определить различные свойства сознания, чтобы мы могли лучше определите это, потому что многие клинические и этические вопросы зависит от принятого нами определения. Один очевидный пример сложность определения степени сознания пациентов, находящихся в коме, и порой трудный выбор.Два других примера степень сознания, которую мы приписываем различным животным и человеческим плодам на разных этапах своего развития, потому что некоторые очень настоящие этические выбор зависит от нашей способности судить об их состояние сознания. Такие примеры демонстрируют легитимность исследований по этой теме.


Что такое сознание? Один способ попробовать определить это столь знакомое, но столь загадочное явление — значит попробуйте заявить, что это не так. Другими словами, когда кто-то больше не в сознании? В одной смысл, это может быть просто, когда они закрывают глаза и, таким образом, теряют сознательный визуальный опыт.В другом смысле это может быть, когда дантист дает им анестетик перед снятием зуб, так что они теряют сознание боли.

Сознание — это тоже то, что мы теряем, когда мы засыпаем. Но здесь все становится сложнее прочь, потому что мы осознаем свои мечты. Несмотря на их непоследовательность и иногда фантастические черты характера, сны часто ощущаются как интенсивные сознательные переживания.Таким образом, мы можем сказать, что только когда мы дойдем до этапов глубокого сна, что мы действительно теряем сознание. И даже то было бы точнее сказать, что у нас очень мало сознание, а не совсем — например, мать все еще может слышать плач своего ребенка, даже когда она глубокий сон.

Многие характеристики того, что мы называем сознание также постепенно теряют люди, страдающие Болезнь Альцгеймера.Они отстраняются от всего происходит вокруг них и уже не уверены в своих личность. И есть что-то еще более тревожное в том, чтобы увидеть кто-то в коме после черепно-мозговая травма, потому что есть тело, очевидно живы, но не проявляют никаких проявлений сознания.

Если мы попытаемся определите сознание более прямо, первая проблема возникает то, что сознательный опыт действительно доступен только человеку, который это переживает.И если у вас есть когда-либо пытался выразить содержание одного из ваших сознательных субъективные переживания устно кому-то другому, вы знаете как сделать это четко и надежно сложно. Это проблема «квалиа» или феноменологическое измерение сознания.

Другая проблема в том, что мы используйте слово « сознание» со многими разные значения. Это серьезное препятствие к изучению сознания, хотя некоторые отличия в основном различия степени, а не вида. Тем не менее, когда мы говорим о сознании без уточнения, какое из его многочисленных проявлений мы говорим о путанице. Вот некоторые значений, которые мы придаем слову «сознание»:

— не спит или не «проигрывает» осведомленность»;

— состояние, которое можно изменить, взяв психотропными препаратами или психическими заболеваниями, такими как депрессия и генерализованные тревожное расстройство;

— осознавая особый внешний стимул, например, препятствие, с которым вы столкнулись, или психического состояния, такого как воспоминания или эмоции;

— осознание себя как автобиографического (или эпизодическая) конструкция, чтобы вы чувствовали себя сегодня тот же человек, что и вы вчера;

— ваша способность проверять свои собственные поведение и тем самым определить ваши намерения и мотивации;

— моральные суждения, которые вы делаете об этом поведении, и это создает впечатление, что свободная воля;

— тот тихий внутренний голос, который всегда настоящее, но так мало по сравнению со всем бессознательным процессы, происходящие в вашем мозгу.

И как будто все эти значения слова были недостаточно, мы также говорим о «повышении сознания» наши сограждане, например, по политическим вопросам. В данном случае имеется в виду то, что обычно называют моральным сознание. Это развивается в детстве, но также и всякий раз, когда в центре внимания наших внимание переключается с нас самих на других людей или на наш вид в целом или для всей планеты.

Научные знания о сознании в этих различных смыслах тоже очень неравномерно. Например, ученые много знаю о нескольких структуры мозга, которые контролируют сознание в состоянии бодрствования. Но когда дело доходит до понимания сознания в смысле конкретный субъективный опыт, есть еще несколько потрясающих проблемы, которые необходимо решить.



Кристоф Кох, романтический редукционист


Следующий анекдот резюмирует позиция идеалиста о взаимоотношениях между разумом и имеет значение:

«Что такое разум? Независимо от того.Что такое материя? Неважно.»


Сознательны ли животные? Являются ли компьютеры сознательными или они могут когда-нибудь стать такими? Единственный способ, которым дуалисты могут ответить на эти вопросы, — это говоря, что низшие животные и машины не могут быть сознательными если они не обладают разумом, нематериальная субстанция, которая дуалисты ассоциируются с сознанием.Но как можно рассказать?

Материалисты видят вещи по-другому, потому что они не верят в какое-либо особое «другое вещество», составляющее разум в людях или любых других существах. Материалисты верят что в мозгу есть только физические процессы, и что некоторые из этих процессов дают человеку, чей мозг это чувство «что это похоже на то, «кто они есть».

В отличие от дуалистов, которые придерживаются логики « да или нет » относительно того, присутствует ли их «другая субстанция» или отсутствующие в каком-либо животном или механизме, материалисты таким образом увидеть сознание как континуум.

С этой точки зрения люди, обезьяны и кошки явно разделяют определенная форма сознания. Но камни, семена и бактерии наверное, нет сознания.Между этими двумя крайности, однако, может быть целый спектр, по которому сознание существует в разной степени.


ФИЛОСОФСКИЕ ПОЗИЦИИ НА СОЗНАНИЕ

Субъективная природа человеческого сознания давно интриговал и очаровывал великих мыслителей мира.Задолго до того, как ученые заговорили о «жестком проблема сознания », многие философы пытался объяснить, как субъективное сознание вписывается в объективный мир. Этот запрос породил множество различных философских традиций, каждый со своей концепцией отношения между разум и тело, основанные на более широком видении реальности, которую охватила каждая из этих традиций.

Рассказывая историю каждого из них традиции здесь займут слишком много времени, поэтому вместо этого мы просто суммируйте четыре из них, у которых были их сторонники на протяжении всего письменного времени: идеализм, дуализм, материализм и мистицизм.

Идеализм утверждает, что в мире нет ничего, кроме нашего сознательного опыта.Поэтому идеалисты считают материальный мир простой иллюзией. нашего сознания.

Джордж Беркли (1685-1753)

В радикальной форме, предложенной англ. философ Джордж Беркли в 18 веке, идеализм упреждающе решает непростую задачу взаимодействия между разумом и материей, утверждая, что разум — это все и это не важно.Эта позиция казалась таким оскорблением здравому смыслу, что это даже отвергалось многими из Беркли современники. Это противоречит реализму, лежащему в основе для любого научного метода. И все же идеализм трудно опровергнуть полностью: любое материальное свидетельство физического мира может всегда интерпретироваться как впечатление от мира разум.Более того, идеализм предлагает некоторые соблазнительные философские преимущества, которые повлияли на целые традиции мыслителей, включая Гегеля, Шопенгауэра, Гуссерля и Бергсона.

Дуализм философский традиция, которую принимают те, кто не желает отвергать существование материального мира и существования разума. Дуалисты верят, что есть два мира: один разумный, а другой — материальный.Но дуалисты должны затем объяснить, как возможна жизнь ума. в теле из плоти. Это поднимает вопрос, который ставит трудности для дуалистов: возможное взаимодействие между этими две реальности.

Рене Декарт считал, что обмены между материальным телом и нематериальной душой потребовали место через шишковидную железу.Декарт заметил, что это структура мозга оказалась единственной, которая не в двусторонней паре, но вместо этого был одиночным и центрально позиционируется. Благодаря нашим современным научным знаниям важность шишковидной железы для биологических часов человека, то, что предлагал Декарт, может показаться несколько надуманным, но время, когда он жил, это было честное решение важнейшего вопроса что остается ахиллесовой пятой дуалистических философий к этому день.

Материализм , уже отстаивали в древние времена Демокрит, Эпикур, и Лукреций, считает, что в мире нет ничего кроме материи. Таким образом, как и идеализм, материализм — это форма монизма — философия, признающая существование только одного вещества — но в данном случае это уникальное субстанция есть материя.Соответственно, материалисты считают субъективным сознание как не что иное, как продукт взаимодействий среди нейронов человеческого мозга. Для самых радикальных материалисты, как только мы успешно описали операцию всех мозговых процессов, которые являются источником мы бы сказали, что различные компоненты сознания все, что можно сказать об этом.

Демокрит ( ок. 460-370 До н.э.)

Мистерианство, со своей стороны, утверждает, что, вероятно, не существует решения проблемы субъективного сознание и что оно всегда останется для нас загадкой.Люди занимающие эту позицию считают, что наше чувство неловкости с трудом проблема сознания может быть связана с ограниченными когнитивными возможности нашего мозга. Следовательно, причина того, что мы не можем представьте, как нейронная активность может вызывать субъективные чувства быть тем же, что и причина, по которой мы не можем хранить 100 чисел в наша работа память или визуализация 7-мерного пространства: когнитивные пределы инструмента, с помощью которого мы думаем.

Каждая из четырех предыдущих позиций имеет подверглись критике, и в ответ их защитники доработали каждую из них, породив многочисленные варианты, особенно в случае дуализма и материализма.



Хотя Эдвард Б.Титченер считается структуралистом. психолог — тот, кто сосредоточился на структуре ассоциации между ментальными явлениями — он признал что психологию можно изучать с функциональной точки зрения также. Последний подход был одобрен психологами. например, Уильям Джеймс.


Бихевиористские психологи получил поддержку некоторых философов. Гилберт Райл (1900–1976), например, рассматривал концепцию индивидуальной субъективности бессвязной и высмеивал ее как « миф о привидении в машине ». Большинство Райл признал бы, что в нашем поведении могут быть некоторые ментальные атрибуты, другими словами, простые предрасположенности действовать так, а не иначе. Райл описал это позиция как логический бихевиоризм.

Людвиг Витгенштейн (1889-1951) был другим логический бихевиорист-философ. Он утверждал, что публичная проверка ментальных состояний необходим для функционирования человеческого языка. Язык, утверждения которого могут быть проверены только одним человек не имел бы смысла. Следовательно, для Витгенштейна наши утверждения о наших субъективных психических состояниях ничего не значат, потому что они проверены только нами.

Чтобы проиллюстрировать этот тезис о личной субъективности, Витгенштейн использовал аналогию, ставшую впоследствии известной. Он описал мир, в котором у каждого человека была коробка, в которой он назвал жука, но только этот человек мог смотреть внутри него . Фактическое содержание каждого коробки могут быть совершенно разными, или они могут содержать вообще ничего.Короче говоря, для Витгенштейна, для содержания нашего разума чтобы иметь какую-либо объективную ценность, они должны быть связаны с поведение, которое делает их непосредственно наблюдаемыми.

ТЕОРИИ СОЗНАНИЯ В КОГНИТИВНОМ НАУКИ

Примерно в середине 20 века, ряд крупных фигур в таких областях, как психология, компьютер наука, лингвистика, антропология, математика и нейробиология провела серию конференций в Нью-Йорке с амбициозными цель: объединить свои знания для создания новой междисциплинарной наука, которая могла бы объяснить многие аспекты человеческого разума.

Что вышло из этих встреч теперь называются когнитивными науками , а заявленная цель — объединить данные из множества дисциплин чтобы лучше понимать такие разнообразные явления, как восприятие, язык, рассуждение и сознание.

Прежде чем обсуждать основные течения возникших в когнитивных науках, кратко проанализировать исторический контекст, в котором они возникли.Как мы только что видели, вопрос о том, как функционирует человеческий разум и какое отношение это имеет к мозгу и остальным тело занимало мыслителей много лет, и многие философские подходы к этому вопросу были предложены более века.

В 19 — начале 20 вв. существовала школа психологии, известная как структурализм, представленных такими цифрами как Wilhelm Wundt и Edward Б.Титченер . Структуралисты использовали самоанализ. попытаться описать элементарные компоненты человеческого разум. Например, по мнению структуралистов, сенсорный восприятие основывалось на структуре ассоциаций между многочисленные ощущения (отсюда и название «структурализм»).

Структуралисты считали, что описывая возможные комбинации этих элементов, они могли вывести законы столь же общие и действенные, как и физический мир.Структуралистский подход подвергся критике не только из-за скрытого дуализма, но также из-за сложности экспериментального тестирования самоанализ, на котором он был основан.

В ответ другая школа мысли возникла радикальная оппозиция структурализму. Эта школа был известен как бихевиоризм . Согласно его пионеры, такие как Джон Б.Watson и B. Ф. Скиннер , никакой научный подход к психологии не мог строиться на субъективных состояниях, которые по сути являются частными. Напротив, их новая психология будет основана не на личных суждения о чувствах и душевных состояниях, но исключительно о экспериментальное изучение поведения.

Чтобы психология стала настоящей наукой, бихевиористы решили изучать только наблюдаемые явления: раздражители, которым подвергается организм, и ответы что он делает на эти стимулы.Таким образом, бихевиористы обращались с мозг как «черный ящик» в том смысле, что они считали происходящее внутри ненаблюдаемым по самой своей природе.

С ненаблюдаемыми психическими процессами исключены из области научной психологии, такие понятия как сознание и связанные с ним концепции лишились представляет интерес.

Тем не менее бихевиористы много полезных открытий, в частности, касающихся операнта кондиционирование поведения в опытах с крысами и голубями. Очевидно, эта школа психологии была чрезвычайно сосредоточена на влияние окружающей среды на наши мыслительные процессы. Watson даже зашел так далеко, что заявил, что человеческий разум полностью сформирован вознаграждениями и наказаниями, которые он получает из окружающей среды, и не из-за каких-либо генетических влияний.Чтобы карикатурно изобразить этого радикала бихевиористской позиции, ее недоброжелатели пошутят, что один бихевиорист кто встретил другого на улице не имел бы выбора приветствовать кроме «У тебя сегодня все хорошо. Как я?»

В тот же период, когда бихевиористы были активны — середина 20 века — серия конференций упомянутые в начале этого раздела дали начало новой школе мысли, известной как кибернетика (следуйте Ссылка на инструментальный модуль слева).Кибернетика смотрит на то, как информация циркулирует в живых организмов и сложных искусственных систем, созданных человеком существа. Поэтому неудивительно, что информатика в ее младенчество в то время черпал вдохновение из кибернетики.

В то же время развивалась лингвистика. в настоящую научную дисциплину, посвященную одной из самых сложные умственные способности человека: язык.В 1960-х годах критика бихевиоризма лингвистами, такими как Ноам Хомский выявил ее недостатки, когда дело дошло до изучения сложных такие явления, как человеческий язык. Эти атаки были столь же суровы удар по бихевиоризму, как работы Ватсона по структурализму в начале века.

Короче, как все эти новые дисциплины (кибернетика, информатика, лингвистика и др.) эволюционировал, человеческий разум все реже воспринимался как черный ящик, и сами дисциплины начали творчески взаимодействовать что некоторые называют когнитивным революция.



Философ Даниил Dennett сравнивает классическую модель сознания на сцену в театре.Часть сцены, которая находится в прожектор будет представлять то, что сознательно. Этот Таким образом, модель предполагает присутствие зрителя, который может сказать, какая часть сцены освещена — другими словами, каково содержание сознания в любой момент времени.

Деннет и другие философы утверждают, что необходимость в таких «гомункул» (маленький человечек), чтобы сознание возможно сразу приводит к тому, что они называют бесконечным регресс .Потому что кто будет включать этого зрителя? осознать освещенную часть сцены, если не очередной зритель, сидящий в его голове, и так далее, чтобы бесконечность?

Но известно, что мозг не содержит ни одного центра управления аналог этого гомункула. Неврология показывает, что вместо этого есть бесчисленных взаимосвязанные нейронные сборки , и что большинство их деятельность остается бессознательной.В этом смысле, теории сознания, которые в конечном итоге развиваются из нейробиологии , являются весьма вероятно, ознаменует столь же большой отход от классической модель сознания как теория относительности Эйнштейна сделал из ньютоновской физики.


Одна важная часть научный метод для формулирования исходной гипотезы, затем попытайтесь сделать его недействительным , проведя надлежащим образом разработанные эксперименты.Чтобы попытаться опровергнуть картезианский театр модели сознания, поэтому ученые попытаются провести эксперименты, демонстрирующие, что сознание — это не все или ничего событие, но может принимать промежуточные формы и, следовательно, является переменной . Как они могли это сделать? Прежде всего, пытаясь найти хотя бы еще одно возможное состояние сознания, потому что определяющее характеристика переменной в том, что она может изменяться! И действительно, вот почему было так много нейробиологических экспериментов предназначен для обнаружения психических процессов, находящихся в бессознательном состоянии. или частично в сознании .

Пример применения этого подхода в другом дисциплина была бы открытием почти нулевой гравитации в космосе по сравнению с земной гравитацией. Действительно, это было воображение гравитация с разными величинами и направлениями, которую Ньютон смог решить извечную проблему движения звезды.

Обнаружение условий для сравнений даже разблокировало дверь в целые научные дисциплины, такие как биология (виды не фиксированы, но различаются за геологическое время ), наук о Земле (позиции континентов не стабильны, а дрейфуют) и т. д.И так же, как и исследование сознания, все эти открытия столкнулись с решительным противодействием в свое время.

ДЕФЕКТЫ КЛАССИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ СОЗНАНИЯ

Как отмечалось выше, люди использовать слово «сознание» для обозначения множества различных вещи.Но один образ, который он напоминает многим из нас это маленькое «я», сидящее удобно в наших головах, наблюдая за тем, что происходит в мире как если бы это был фильм. Время от времени твоя внутренняя я может даже прокомментировать этот фильм «тихим внутренним голосом», мы все так хорошо знаем или, кажется, свободно выбрать курс действия или поведения на основе того, что он видит в этот фильм.

С этой популярной точки зрения сознание рассматривается как контейнер для идей и образов, с окном в мир для цели как восприятия его, так и действия в нем. Немного назовем это «наивной реалистической» моделью сознания; это модель, которая обращается к нашему здравому смыслу, модель, которая у нас обычно есть по умолчанию.

Классическая модель сознания

Философ Даниил Деннет решительно возражает против этой модели (см. Врезку).Он называет его «картезианским театром», потому что он предполагает, что мы рассматриваем идеи «в свете разума», который освещает их, как прожектор освещает сцену театра или проектор освещает киноэкран.

Бесконечный регресс, порожденный использование гомункула
в картезианском театре модели сознание (см. врезку).
После Дженнифер Гарсиа
Истоки этой театральной модели сознания на самом деле датируются перед Декартом все путь к Платону. Это одна из самых стойких метафор для человеческого сознания. Это не удивительно, потому что это так интуитивно сочетается со многими способами, которые мы концептуализируем наши собственные мыслительные процессы — например, когда вы говорите: «Я видеть »(в театре вашего разума), чтобы означать« Я понять », или когда вы говорите о том, чтобы получить идею в вашей голове.

Список характеристик этого модель сознания будет выглядеть примерно так:

  • восприятие — это прозрачное окно на мир;

  • наши действия вызваны нашими намерениями, которые свободно генерируются нашим сознанием;

  • эти намерения формируются в нашем сознании на основе предположений, к которым мы имеем сознательный доступ;

  • это означает, что есть место в мозг, в котором информация собирается для отображения сознание — место, где возникает сознание по принципу «все или ничего»;

  • механизмы восприятия и действия полностью прозрачны и доступны для изучения нашим сознанием по запросу;

  • бессознательное познание не распознается в этой модели.

Как нейробиологи получал все больше и больше данных о работе мозга, эта модель подвергалась все большей и большей критике, в частности потому, что он так мало учитывает все поведение, которое мы несем бессознательно. Фактически, в настоящее время контрреакция достигла Дело в том, что журналы по сознанию заполняются отчетами об экспериментах, демонстрирующих наличие бессознательных процессов в головном мозге.Но почему такая настойчивость о поиске бессознательных процессов?

В истории науки многие важные прорывы произошли, когда то, что ранее предполагалось быть постоянным (например, сила тяжести или атмосферное давление) в конечном итоге оказалось, что это переменная (см. врезку). Классический модель представляет сознание как единое, неделимое, «все или ничего », короче говоря, константа.Но это правда?

С классической моделью сознания, как и в случае с любой другой моделью, научный метод состоит в том, чтобы попытаться опровергнуть например, чтобы увидеть, можно ли доказать, что определенные аспекты, например, существуют ли бессознательные процессы, или будь ментальное представление может стать сознательным постепенно, чем все сразу.

Вот почему так много нейробиологов пытается продемонстрировать существование бессознательных психических процессов в восприятии, мысли и действии, и они преуспевают в делать это. Потому что классическая модель сознания оставляет нет места бессознательным процессам, каждый успешный научный демонстрация их существования демонстрирует недостаток в этом модель.И эти изъянов настолько много, что эта модель находится на грани рушится.


А Ежемесячный подкаст о когнитивной науке

Кристоф Кох, романтический редукционист

«Человек больше не потребность в «Духе»; ему достаточно быть нейрональным человеком.”

— Жан-Пьер Сансюкс, Нейронный человек: биология Mind (1983, тр. 1997).

«И тем, кто может возразить, что наблюдение за мозгом никогда не позволит нам увидеть сознание, разум или любовь, Жан-Пьер Шанжо возражает, что это одно и то же. когда вы открываете будильник: вы никогда не увидите сколько времени.”

— Даниэль Барил, Forum (18 ноября 2002 г.).


Центральная идея исключения материализм — это старые теории могут быть устранены новыми, более актуальными для учета для прогресса науки.

История науки полна проблем, которые когда-то были считался неразрешимым и для которого было лучшее объяснение позже нашел.Например, тепло долгое время считалось как одно из тех явлений, которые невозможно объяснить, пока ученые пришли к пониманию того, что такое молекулы и как молекулы, которые движутся быстрее, вызывают более высокие температуры.

То же самое произошло с хромосомами . В начале 20 века никто не мог представить, как эти большие молекулы, которые все казались похожими, могли возможно, содержать карты всего организма во всех его сложность.Так было до тех пор, пока структура ДНК была обнаружена Джеймсом Уотсоном и Фрэнсисом. Крик начала 1950-х годов, который удалось разгадать ученым генетический код и прояснить то, что считалось загадкой едва ли 50 лет назад.

Материалисты-элиминаторы полагают, что столь же более ясное понимание механизмов самой жизни, таким образом, был получен из лучшего понимание деталей молекулярной механики и репликация и транскрипция ДНК и ее перевод в белок, так нейробиологические модели сознания станут более ясными поскольку ученые постепенно начинают лучше понимать подробности, относящиеся к этой проблеме.

Продолжая аналогию, которую часто проводят между объяснение жизни и объяснение сознания, если жизнь сводится к химии, тогда сознание опускается к форме нейрональной активности в мозгу, и наши умственные поэтому объекты являются нейронными объектами. Излишне говорить, что устраняющий материалисты жестко критикуют функционалистов, кто считает, что знание человеческого мозга бесполезно для понимания человеческого познания.


Мозг методы визуализации , которые были разработаны в 1970-х годах и 1980-х годов, которые стали широко доступны после 1990-е годы позволяют ученым визуализировать вариации активность мозга при выполнении различных задач. Предоставляя эту возможность, эти методы — вот что действительно позволили нейробиологии стать частью когнитивного науки.

Исследователи в области когнитивной нейробиологии (см. рамку справа) попытались установить связи между психические состояния (которые воспринимаются, ощущаются и, следовательно, субъективны) и нейронные состояния (которые являются физическими состояниями мозга и следовательно, наблюдаемые и измеримые).

Таким образом, эти исследовательские программы пытаются выявить «нейронные корреляты сознания» — процессы, которые происходят в цепях мозга во время конкретный сознательный опыт.Когнитивные нейронауки таким образом действуют с явно материалистической точки зрения и, следовательно, являются объектом критики со стороны других философские школы .

Но дело в том, что скудные несколько десятилетий раньше нейробиология была лишь одним из направлений когнитивной науки, которые, в свою очередь, были в основном ориентированы на цели исследование искусственных интеллект.Сейчас неврология находится на грани центр когнитивных наук.

НЕКОТОРЫЕ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ И МОДЕЛИ ИЗ НЕЙРОНУК

Как мы приближаемся к концу первого десятилетия 21 века, количество книг, конференций и специальных выпусков журналов посвящен отношениям между мозгом и сознанием стало просто подавляющим.Так было не всегда. В 80-е годы научное сообщество все еще считало преждевременным формулировать какие-либо гипотезы о механизмах сознания.

Но в 1990-е годы произошел взрыв научных энтузиазм по поводу таких инициатив, во многом из-за исследований в неврологии и доступность все более высокопроизводительных устройств для визуализация мозга (перейдите по ссылке «Инструментальный модуль» слева).В результате отношение к изучению нейробиологических основ сознания изменились резко. Как выразился американский философ Джон Сирл при описании ценности Journal of Consciousness Исследования : «Мы не знаем, как это работает, и мы нужно пробовать всевозможные идеи ».

Это брожение новых идей дало подняться до многих нейробиологических теории сознания, которые часто имеют ключ общие концепции.Рисунок ниже пытается проиллюстрировать эти общие черты. В центре круга имена некоторых важных авторов таких теорий, а вокруг снаружи некоторые ключевые концепции, которые разделяются (с небольшими вариациями) двумя авторами или группами авторов, чьи имена расположены рядом им.

Многие люди видят эту концептуальную конвергенцию как признак того, что «зрелая» теория сознания начинает появляться.Одно можно сказать наверняка: концепции из нейробиология теперь позволяет нам выйти за рамки классических модель сознания и избегать ее недостатки и недочеты. Даже в этом случае субъективная сущность того, «что это означает «быть осознанным» остается проблемой, которая очень сложно решить с научной точки зрения.

Некоторые ученые придают большое значение к этому субъективному аспекту сознания, но добавьте, что если сознание должны быть исследованы эффективно, лучшие методы интерпретации необходимо будет найти соответствующие субъективные данные.

Другие ученые пытаются минимизировать важность субъективной природы человеческого сознания. Фрэнсис Крик , например, считает, что только после того, как мы удалось понять нейробиологические механизмы сознания сможем ли мы понять его субъективные качества, и что до тех пор мы не должны придавать им слишком много важность.Это обычная стратегия в науке: концентрироваться на вещах, которые больше поддаются экспериментам, а надеясь, что те, которые менее таковы, впоследствии станут яснее в свете полученных экспериментальных результатов.

Один из предшественников этого нейробиологического Подход к изучению сознания был предложен французским нейробиологом Жан-Пьером. Changeux , защитивший нейронную теорию мышления в его книге L’Homme Nearron , впервые опубликованной в 1983 году и теперь доступен на английском языке под названием Neuronal Человек: биология разума .

Changeux четко устанавливает причинно-следственную связь между структурой мозга и функцией мысли. Из этой связи следует, что сознание — это результат взаимодействий между нейронами, в которых нерв импульс выбирает путь, который в идеале можно описать объективно. И этот путь, следует помнить, не фиксируется, а вместо этого меняет сам с использованием, таким образом постоянно изменяя наши представления мира.

Сходства, которые основные нейробиологические теории сознания разделяют в отношении определенных концепций также наблюдаются в нейронных цепях и мозге структуры, которые эти теории определяют как играющие ключевую роль в сознательной мысли. Очевидно, что не все части мозга на равных участвуют в сознательных процессах. Например, существует множество бессознательные процессы, происходящие под корой и не имеют сознательного аналога.

Поэтому важно подчеркнуть что когнитивный нейробиологии не пытаются анализировать функционирование эти структуры изолированно, а лучше понимать упорядоченный функционирование мозга в целом, на наиболее интегрированном уровне возможно, то есть на уровне, где ion каналы, рецепторы, синапсы, нейроны, и нейронные все собрания вступают в игру коллективно и одновременно.

Когда философы нетерпеливо отмечают, что модели сознания, предложенные нейробиологами до сих пор неясны, нейробиологи открыто признают, что они находятся на начальной стадии долгой борьбы за проникновение тайны сознания. Они также укажите, что в научных исследованиях исследователи должны начните с поиска корреляций между наблюдениями перед они начинают предполагать какие-либо причинные механизмы (см. врезку).Когда этот поиск « нейронных коррелятов сознания » таким образом рассматривается как часть долгосрочных усилий, многие критические замечания выровненный, стал неактуальным.

Кристоф Koch — хороший пример нейробиолога, который применяет этот градуалистский подход, проводя эксперименты на самые элементарные формы внимания.Он надеется, что как только мы поймем их, проблемы, которые теперь казаться неразрешимыми станет намного проще. Как и многие другие нейробиологи, Кох признает, что нам, возможно, придется открыть некоторые новые законы управлять физическим миром, прежде чем мы сможем объяснить сознание, и что это может даже остаться загадкой навсегда. Но ученые будущего придется сделать то суждение, которое он говорит они могут сделать это только после того, как все эмпирические методы исследования будут исчерпаны (если такое возможно).

И это не только нейробиологи кто возражает против точки зрения Дэвида Чалмерса , что сознание такое трудное проблема, которую нейробиология не может решить. Некоторые философы, из которых, вероятно, наиболее характерными являются Павел, и Патриция. Churchland , считаю контрпродуктивным лечить людей сознание как частный случай, отличный от всех остальных проблемы, связанные с пониманием человеческого разума.

Для Черчлендов и других философы и исследователи, которые считаются исключительными материалисты, все вопросы о сознании можно уменьшить к тому, что Чалмерс называет «легкими проблемами», и в конечном итоге решить. Проще говоря, концепции популярной психологии, которые мы используем для объяснения наших психических состояний (намерений, убеждений, желаний, и Т. Д.) — это только приближения, которые в конечном итоге будут заменены нейробиологическими модели, которые еще предстоит разработать.

И согласно Патрисии Черчленд, тот факт, что нам сейчас очень трудно представить решение к проблеме сознания абсолютно ничего не говорит о можно ли объяснить это явление на самом деле. В по ее мнению, слишком легко сделать вывод, что такое явление, как сознание необъяснимо просто потому, что современная человеческая психология не могу понять это.

Многие люди считают, что с последнего десятилетия 20 века второй «познавательный революция »: революция из когнитивных нейробиологии .

Чтобы действительно понять, что имеется в виду когнитивной нейробиологией следует помнить, что до тех пор, пока в конце 1960-х различные области исследования мозга были все еще плотно разделены.Специалисты по изучению мозга в таких областях, как нейроанатомия, нейрогистология, нейроэмбриология, или нейрохимия. Еще никто не работал с полным набором доступных методов расследования, но в конечном итоге сложность рассматриваемого предмета сделала это необходимостью.

Таким образом, термин «нейробиология» введен в Соединенных Штатах в конце 1960-х годов для отражения желание применить междисциплинарный подход к исследованию «континент мозга».Сегодня нейробиологов включают дисциплины, такие как нейрофизиология (функционирование нейроны), нейроанатомия (анатомическое строение нервной системы), неврологии (клинические проявления патологий нервная система), нейропсихология (клинические эффекты патологий нервной системы на познание и эмоции), и нейроэндокринология (отношения между нервными системы и гормональной системы), а исследовательские центры стремятся разместить несколько таких дисциплин под одной крышей в для поощрения постоянных обменов и совместных публикаций.

Термин когнитивные нейронауки просто относится к тем нейробиологиям, которые более конкретно исследуют высшие когнитивные функции (например, , язык, и сознание).

Природа сознания

Природа сознания В Природа сознания
Возврат к индексной странице

Возможно, более досадной проблемы не оказалось как философам, так и ученым, чем описание природы сознания.Рефлексивная природа сознания, его способность рассматривать себя, обеспечивать чувство бытия привело некоторых философов предположить, что он характеризует самую суть того, что значит быть человек. Или, говоря словами Декарта:
Cogito ergo sum

Это чувство улавливает только один ряда значений, которые стали характеризовать сознание в современное время. Возникли современные психологические взгляды на сознание в классической работе Уильяма Джеймса, Принципы психологии (1890). Большинство качеств, которые он приписывает, легко обнаруживаются с помощью самоанализаa. несколько недифференцированный взгляд на сознание по сравнению с более современным учетные записи. Они представлены ниже:

  1. Каждая мысль имеет тенденцию быть частью личного сознания.
  2. В каждом личном сознании мысль всегда меняется.
  3. В каждом личном сознании мысль разумно непрерывный.
  4. Кажется, что всегда имеет дело с объектами независимо от сам.
  5. Интересует некоторые части этих объектов в исключении других и приветствует или отвергает выбирает из них, в слово все время.


Одна из проблем с Согласно современным представлениям, сознание определяется в терминах числа различных видов деятельности ума.Философский, теоретико-информационный, и нейробиологические подходы часто используют сознание для обозначения различных вещи. Просто отметьте разницу между использованием слова «сознательный» для обозначения бодрствовать (не в коме), осознавать (я осознавал действительно странный запах в комнате), какое-то экзистенциальное состояние (я внезапно пришел в сознание смысла моей жизни и моего места во вселенной). Пинкер (1998), идентифицировал эти разные виды использования в Как работает разум и также относительный успех научных объяснений этих обычаев. Он предлагает по крайней мере три способа использования термина «сознание»:

1. Самопознание

  • Ощущение себя как целого. Я не только вижу красный, я знаю, что это я, доктор Фред, который видит красный. Здесь сознание определяется как построение внутреннего представления мира, которое включает себя. В этом смысле этот термин чаще всего употребляется академически используется учеными-когнитивистами.
  • При таком определении когнитивная наука дает довольно хорошее объяснение природы сознания с точки зрения внутреннего представление себя, включая самоконтроль. Далее, это учетная запись легко моделируется в компьютерных программах, которые могут исследовать, сообщать и изменяются на основе доступной информации.

2. Доступ к Знание
  • Это определение сознания относится к способности для вербализации чувственного опыта, содержания памяти и мышления. Примерно эквивалентно тому, что мы называем осознанием или познавательными учеными. вызов кратковременной памяти
  • Есть два источника информации, которые нервничают система использует для обработки информации, которая доступна немедленно к системам, лежащим в основе устных отчетов, рационального мышления и принятия решений создание и то, чего нет. Некоторая информация в последнем никогда не бывает доступны такие как функции вегетативной нервной системы и расчеты которые нервная система использует при обработке (например,g., использование информации о несоответствии сетчатки в обеспечении ощущения визуальной глубины). Другая информация, недоступная сразу, может стать причиной осведомленности и база данных знаний и долговременная память компании visa versaone являются примерами последнего.
  • Любому обработчику информации должен быть предоставлен ограниченный доступ потому что информация имеет как затраты, так и преимущества (пространство или емкость хранилища, время, ресурсы).
  • Есть четыре очевидных свойства доступа к сознанию:
  1. Мы знаем о богатой области ощущений и, кроме того, содержание этой осведомленности находится на промежуточном уровне интеграции. не осознают происходящую обработку нижнего уровня.Объекты приходят к нам уже интегрированными как значимые сущности с некоторыми перцептивными постоянство (уголька на солнце, снежный ком в помещении, пример). То, что мы воспринимаем, — это тщательно обработанный продукт, сцену в видении, мелодию. на прослушивании — значащие слова в языке, а не блики или последовательности высоты звука.
  2. Вторая особенность — внимание, есть ограничения на объем информации, который мы можем обработать в любой момент времени. Внимание похоже на прожектор, который приносит в сознание определенную информацию. Интересно, что поскольку мозг — это устройство параллельной обработки, обработка может происходить и происходит вне осознания. Многие из умелых задач теперь вы выполняете автоматически, не «думая», как это требовалось изначально очень сосредоточенное внимание. (Вождение автомобиля, клавиатура, езда на велосипеде чтобы назвать несколько.)
  3. В-третьих, содержание сознания доступа эмоционально цветные.Этот факт свидетельствует о функциональной эволюции разума. эволюционировал с какой-то целью. Мотивация и эмоции — двигатель движения организм к какому-то концу. Разум и сознание не пришли быть, потому что они были изящными вещами, а скорее потому, что они способствовал выживанию и, следовательно, размножению организма.
  4. Наконец, доступ к сознанию имеет исполнительную функцию который принимает решения и выбирает то, что мы воспринимаем как личность, будет, «Я».»Руководитель демонстрирует намерение (в философском чувство) в управлении телом, чувствами, разумом и т. д.

3. Чувствительность
  • Это чувство сознания чаще всего используется философами. и теолог феноменальное осознание, субъективный опыт, чувство будучи в мире. Чувство «я есть».
  • Именно это чувство сознания познавательная наука, или любая наука, трудно объяснить.Но требует ли это объяснение?
  • Pinker (1998), в разделе предписанного чтения о сознании, предполагает (особенно в вопросах, которые он задает в раздел), что разумность — это эмерджентное свойство обработки информации система.
  • Он цитирует работы Деннета и других функционалистов. кто считает, что как только мы изолировали вычислительную и неврологическую коррелятов сознания доступа, объяснять нечего. В этом контексте разум рассматривается как «эпифономен» и побочный эффект. систем обработки информации, объединяющихся для создания сознания доступа. Хотя описание чувствительности может быть интересным философским упражнения, это не добавляет и не умаляет нашего понимания того, как ум работает


Пытаясь ответить на вопросы, которые он задает в раздел о разумности — ценное упражнение, которое поможет вам отточить собственное понимание и взгляды на эти вопросы.Удачи!!

Вернуться к началу

Сознание | Noba

Созерцайте уникальный опыт быть собой в этот момент! Вы и только вы имеете непосредственное знание своего собственного сознательного опыта. В то же время вы не можете узнать сознание изнутри чужого взгляда. Как мы можем начать понимать эту фантастическую способность иметь личный, сознательный опыт?

На самом базовом уровне все сознательные переживания уникальны для каждого человека.[Изображение: Этьен Льони Пуассон, https://goo.gl/mbo5VJ, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

В каком-то смысле все, что вы знаете, — это ваше собственное мнение, с вашим собственным сознанием в центре. Тем не менее, научное изучение сознания сталкивается с проблемой выработки общего понимания, выходящего за рамки того, что может быть известно с точки зрения одного человека.

Чтобы углубиться в эту тему, необходимо сначала рассмотреть некоторую терминологию. Термин сознание может обозначать способность человека генерировать серию сознательных переживаний один за другим.Сюда мы включаем переживания ощущения и понимания сенсорной информации, временной последовательности автобиографических событий, воображения, эмоций и настроений, идей, воспоминаний — всего диапазона ментального содержания, открытого для человека.

Сознание также может относиться к состоянию человека, например, в остром или тупом состоянии сознания, в состоянии, вызванном приемом лекарств, таком как эйфория, или в ослабленном состоянии из-за сонливости, сна, неврологической аномалии или комы. В этом модуле мы сосредотачиваемся не на состояниях сознания или самосознании, а скорее на процессе, который разворачивается в ходе сознательного опыта — момент осознания — важнейший ингредиент сознания.

Другой разум

Вы, вероятно, испытали чувство, что точно знаете, о чем думает друг. Различные знаки могут направлять наши выводы о сознании других. Мы можем попытаться сделать вывод о том, что происходит в сознании другого человека, полагаясь на предположение, что он чувствует то же, что мы думаем, что мы будем чувствовать в той же ситуации. Мы можем объяснить чьи-то действия или эмоциональные выражения, зная об этом человеке и внимательно наблюдая за его поведением.Таким образом мы часто показываем существенное понимание того, о чем они думают. В других случаях мы совершенно неправы.

Измеряя активность мозга с помощью различных нейробиологических технологий, мы можем получить дополнительную информацию, полезную для расшифровки душевного состояния другого человека. В особых обстоятельствах такие заключения могут быть очень точными, но ограничения на чтение мыслей остаются, что подчеркивает сложность понимания того, как именно возникают сознательные переживания.

A Science of Consciousness

Попытки понять сознание были широко распространены на протяжении всей истории человечества, в основном, из-за философского анализа, сфокусированного на перспективе от первого лица.Теперь у нас есть более широкий набор подходов, который включает философию, психологию, нейробиологию, когнитивную науку и созерцательную науку (Blackmore, 2006; Koch, 2012; Zelazo, Moscovitch, & Thompson, 2007; Zeman, 2002).

Сознание — это тема, к которой обращались религиоведы, философы, психологи и нейробиологи. [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

Задача этой комбинации подходов — дать исчерпывающее объяснение сознания.Это объяснение будет включать описание преимуществ сознания, особенно в отношении поведенческих способностей, которые позволяет сознательный опыт, которые превосходят автоматическое поведение. Субъективные переживания также необходимо описывать таким образом, чтобы логически показать, как они возникают в результате предшествующих событий в человеческом мозгу. Более того, полный отчет описывает зависимость сознания от биологических, экологических, социальных, культурных факторов и факторов развития.

Вначале центральный вопрос состоит в том, как представить себе сознание относительно других вещей, которые мы знаем.Объекты в нашей окружающей среде имеют физическую основу и считаются состоящими из компонентов, так что их можно разбить на молекулы, элементы, атомы, частицы и так далее. Но мы также можем понимать вещи относительно и концептуально. Иногда явление лучше всего рассматривать как процесс, а не как физическую сущность (например, пищеварение — это процесс, при котором пища расщепляется). Каковы же тогда отношения между нашими сознательными мыслями и физической вселенной и, в частности, нашим мозгом?

Позиция Рене Декарта, дуализм , заключалась в том, что ментальное и физическое, по сути, являются разными субстанциями.Этому взгляду можно противопоставить редукционистских взглядов , что ментальные явления можно объяснить с помощью описаний физических явлений. Хотя дебаты о дуализме / редукционизме продолжаются, есть много способов показать, что разум зависит от мозга.

Важным направлением научного изучения сознания является поиск понимания этих зависимостей — чтобы увидеть, сколько света они могут пролить на сознание. Таким образом, были достигнуты значительные успехи в наших знаниях о сознании, как видно из следующих примеров.

Предположим, вы встречаете друга на переполненном вокзале. Вы можете заметить на ее лице легкую улыбку. В этот момент вы, вероятно, не подозреваете о многих других вещах, происходящих в вашем поле зрения. Что заставляет вас осознавать одни вещи, а другие — нет? У вас, вероятно, есть своя собственная интуиция на этот счет, но эксперименты доказали неверность многих распространенных интуитивных представлений о том, что генерирует визуальное восприятие.

Например, вы можете подумать, что если вы внимательно смотрите на яркое пятно, вы должны его осознавать.Не так. При явлении, известном как слепота, вызванная движением, яркие диски полностью исчезают из вашего сознания при полном внимании. Чтобы убедиться в этом сами, см. Раздел «Внешние ресурсы» этого модуля, где демонстрируется слепота, вызванная движением.

Вы действительно в курсе всего, что происходит вокруг вас? В контексте переполненного железнодорожного вокзала вы можете визуально осознавать определенные вещи, в то же время не обращая внимания на многие другие, которые находятся прямо перед вами. [Изображение: Диего Торрес Сильвестр, https: // goo.gl / ZkCWEC, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

Вы можете подумать, что если вы глубоко анализируете изображение, расшифровывая его значение и принимая решение, вы должны знать об этом изображении. Не обязательно. Когда число кратковременно мигает и быстро заменяется случайным шаблоном, вы можете не осознавать этого, несмотря на то, что ваш мозг позволяет вам определить, что число больше 5, а затем подготовить правую руку для нажатия клавиши если это то, что вам было поручено сделать (Dehaene et al., 1998).

Таким образом, ни яркость изображения, ни полное внимание к нему, ни глубокий анализ не гарантируют, что вы его осознаете. Что же в таком случае является важнейшим компонентом визуального восприятия?

Современный ответ состоит в том, что наше понимание визуальной особенности зависит от определенного типа взаимного обмена информацией между несколькими областями мозга, особенно в коре головного мозга. В поддержку этой идеи, прямая активация вашей области визуального движения (известной как V5) с помощью внешнего магнитного поля ( транскраниальная магнитная стимуляция ) заставит вас увидеть движущиеся точки.Это не удивительно. Что удивительно, так это то, что активизация одной только области визуального движения не позволяет вам увидеть движение. Вы не увидите движущихся точек, если сигнал обратной связи от V5 к первичной зрительной коре будет нарушен дополнительным транскраниальным импульсом магнитной стимуляции (Pascual-Leone & Walsh, 2001). Реверберирующий взаимный обмен информацией между визуальными областями более высокого уровня и первичной зрительной корой, по-видимому, необходим для создания визуальной осведомленности.

Эта идея также может объяснить, почему людям с определенными типами повреждений мозга не хватает визуальной осведомленности.Рассмотрим пациента с повреждением головного мозга, ограниченным первичной зрительной корой, который утверждает, что ничего не видит — проблема, названная корковой слепотой . Другие области зрительной коры могут по-прежнему получать визуальный сигнал через проекции структур мозга, таких как таламус и верхний холмик, и эти сети могут опосредовать некоторые сохраненные зрительные способности, которые происходят без осознания. Например, пациент с корковой слепотой может обнаруживать движущиеся стимулы через активацию V5, но все же не иметь сознательного восприятия стимулов, потому что реверберирующий взаимный обмен информацией не может иметь место между V5 и поврежденной первичной зрительной корой.Сохраненная способность обнаруживать движение может быть очевидна только тогда, когда требуется предположение («угадать, переместилось ли что-то влево или вправо») — в противном случае ответ был бы «Я ничего не видел». Этот феномен слепого зрения относится к слепоте из-за неврологической причины, которая сохраняет способность анализировать и реагировать на зрительные стимулы, которые не воспринимаются сознательно (Lamme, 2001).

Если обмен информацией между областями мозга имеет решающее значение для создания визуальной осведомленности, нейронная синхронизация должна играть важную роль, поскольку она способствует нейронной коммуникации.Возбудимость нейрона со временем меняется. Коммуникация между нейронными популяциями улучшается, когда их колебательные циклы возбудимости синхронизируются. Таким образом, информация, передаваемая от одной популяции в ее возбудимой фазе, принимается целевой популяцией, когда она также находится в возбудимой фазе. Действительно, колебательная нейронная синхронизация в частотах бета- и гамма-диапазонов (определяемых по количеству колебаний в секунду, 13–30 Гц и 30–100 Гц, соответственно), по-видимому, тесно связана со зрительным восприятием.Эта идея освещена в Глобальной теории нейронного рабочего пространства (Dehaene & Changeux, 2011), в которой обмен информацией между префронтальной, нижней теменной и затылочной областями коры головного мозга считается особенно важным для повышения осведомленности.

Родственная точка зрения, Теория интеграции информации о сознании , заключается в том, что совместно используемая информация сама по себе составляет сознание (Тонони, 2004). У организма было бы минимальное сознание, если бы структура совместно используемой информации была простой, тогда как у него был бы богатый сознательный опыт, если бы структура совместно используемой информации сложная.Грубо говоря, сложность определяется как количество сложно взаимосвязанных информационных единиц или идей, порождаемых сетью обмена информацией на местном и глобальном уровнях. Степень осознанности в организме (или машине) будет высокой, если возникают многочисленные и по-разному взаимосвязанные идеи, низкой, если возникают только несколько идей или если существует множество идей, но они случайны и не связаны. Вычислительный анализ дает дополнительные перспективы для таких предложений. В частности, если каждый нейрон соединен со всеми остальными нейронами, все нейроны будут иметь тенденцию активироваться вместе, генерируя несколько отличительных идей.С другой стороны, при очень низком уровне нейронной связи все нейроны будут иметь тенденцию активироваться независимо, генерируя множество, но не связанных идей. Таким образом, для развития богатого уровня сознания потребуется подходящая смесь нейронных связей ближнего, среднего и дальнего действия. Кора головного мозга человека действительно может иметь такую ​​оптимальную структуру нейронных связей. Учитывая, что сознание концептуализируется в этой теории как ступенчатое, а не как все или ничего, количественный подход (например,г., Casali et al., 2013; Monti et al., 2013) можно предположительно использовать для оценки уровня сознания у нечеловеческих видов и искусственных существ.

Вершина сознательных функций памяти человека известна как эпизодическое воспоминание, потому что оно позволяет заново пережить прошлое, виртуально пережить более раннее событие. Люди, страдающие амнезией из-за неврологического повреждения определенных критических областей мозга, плохо запоминают события и факты. Их дефицит памяти нарушает тип памяти, называемый декларативной памятью , и затрудняет сознательное запоминание.Однако при амнезии обычно сохраняется набор функций памяти, не связанных с сознательным запоминанием. Эти другие типы памяти, которые включают различные привычки, двигательные навыки, когнитивные навыки и процедуры, могут быть продемонстрированы, когда человек выполняет различные действия в зависимости от предшествующего обучения, но в этих случаях сознательный опыт запоминания не обязательно включается.

Память — одна из основ сознательного осознания. [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

Таким образом, исследования амнезии подтвердили предположение, что сознательное запоминание требует определенного набора мозговых операций, зависящих от сетей нейронов в коре головного мозга.Некоторые из других типов памяти затрагивают только подкорковые области мозга, но есть и заметные исключения. В частности, восприятие — это тип памяти, который не влечет за собой сознательный опыт запоминания и который обычно сохраняется при амнезии. Считается, что перцептивная прайминг отражает беглость обработки информации, произведенной предшествующим опытом, даже когда человек не может вспомнить этот предыдущий опыт. Например, слово или лицо могли бы быть восприняты более эффективно, если бы они были просмотрены на несколько минут раньше, чем если бы их не было.В то время как человек с амнезией может продемонстрировать эту специфическую беглость речи из-за изменений в соответствующих областях коры головного мозга, он, тем не менее, будет нарушен, если его попросят распознать слова или лица, которые они видели ранее. Разумный вывод на основе этих данных состоит в том, что воспоминание об эпизоде ​​- это сознательный опыт не только из-за вовлечения одной части коры головного мозга, но, скорее, из-за специфической конфигурации корковой активности, участвующей в обмене или интеграции информации. .

Дальнейшие нейробиологические исследования восстановления памяти пролили дополнительный свет на шаги, необходимые для осознанного воспоминания. Например, хранение воспоминаний о событиях, которые мы переживаем каждый день, по-видимому, зависит от связей между несколькими корковыми областями, а также от структуры мозга, известной как гиппокамп. Хранение в памяти становится более безопасным из-за взаимодействия между гиппокампом и корой головного мозга, которое может происходить в течение продолжительных периодов времени после первоначальной регистрации информации.Таким образом, восстановление сознания зависит от активности сложных наборов сетей в коре головного мозга. Восстановление памяти, которое не включает сознательное воспоминание, зависит либо от ограниченных участков коры головного мозга, либо от областей мозга, отдельных от коры.

Способы, которыми выражения памяти, включающие осознание запоминания, отличаются от тех, которые, таким образом, не подчеркивают особую природу переживаний сознательной памяти (Paller, Voss, & Westerberg, 2009; Voss, Lucas, & Paller, 2012).В самом деле, хранение памяти в мозгу может быть очень сложным для многих различных типов памяти, но существуют определенные физиологические предпосылки для того типа памяти, который совпадает с сознательным воспоминанием.

Мозг может генерировать осознание тела, регистрируя совпадающие ощущения. Например, когда вы потираете руку, вы видите, как ваша рука трет ее, и одновременно чувствуете ощущение трения как в руке, так и в руке. Эта одновременность говорит вам, что это ваша рука и ваша рука .Младенцы используют тот же тип совпадающих ощущений, чтобы изначально развить различие между собой и чужим, что является фундаментальным для нашего конструирования мира.

Тот факт, что ваш мозг таким образом конструирует телесное осознание, можно ощутить с помощью иллюзии резиновой руки (см. Внешний ресурс). Если вы видите, как третируют резиновую руку, и одновременно ощущаете соответствующее ощущение трения о собственное тело вне поля зрения, вы на мгновение почувствуете странное ощущение, что эта резиновая рука принадлежит вам.

Построение нашего телесного осознания, по-видимому, опосредовано специфическими механизмами мозга, включающими область коры головного мозга, известную как височно-теменное соединение. Повреждение этой области мозга может вызвать искаженное восприятие тела, например ощущение существенно удлиненного туловища. Измененная нейронная активность в этой области посредством искусственной стимуляции также может вызвать внетелесный опыт (см. Раздел «Внешние ресурсы» этого модуля), в котором вы чувствуете, что ваше тело находится в другом месте, и у вас есть новый взгляд на свое тело и мир, например, с потолка комнаты.

Примечательно, что сопоставимые мозговые механизмы могут также генерировать нормальное осознание самосознания и ощущения нахождения внутри тела. В контексте виртуальной реальности это ощущение известно как присутствия (неотразимое ощущение присутствия на самом деле). Наша нормальная локализация «я» может быть столь же искусственной, поскольку это не конкретный аспект жизни, а конструируется с помощью особого механизма мозга.

A Социальная нейробиологическая теория сознания (Graziano & Kastner, 2011) приписывает важную роль нашей способности локализовать собственное ощущение себя.Основная посылка теории состоит в том, что вы лучше чувствуете себя в социальной среде в той степени, в которой вы можете предсказать, что люди собираются делать. Итак, человеческий мозг разработал механизмы для построения моделей внимания и намерений других людей и для локализации этих моделей в головах соответствующих людей, чтобы отслеживать их. Предполагается, что тот же самый мозговой механизм был адаптирован для построения модели собственного внимания и намерения, которая затем локализуется в собственной голове и воспринимается как сознание.Если так, то основная функция сознания — позволить нам предсказать собственное поведение. Необходимы исследования, чтобы проверить основные предсказания этой новой теории, например, связаны ли изменения в сознании (например, из-за нормальных колебаний, психических заболеваний, повреждения мозга) с изменениями в мозговых механизмах, которые позволяют нам моделировать внимание других людей. и намерение.

Выбор среди множества возможных действий, чувство воли , тесно связано с нашим субъективным ощущением сознания.Когда мы принимаем много решений, мы можем чувствовать себя особенно сознательными, а затем чувствовать себя истощенными, как будто наша умственная энергия истощена.

Принимая решение, вы можете тщательно обдумать свой выбор или просто «действовать интуитивно». [Изображение: Дэниел Ли, https://goo.gl/aJi3jx, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Мы принимаем решения двумя разными способами. Иногда мы тщательно анализируем и взвешиваем различные факторы, чтобы принять решение, в полной мере используя сознательный режим обработки информации нашим мозгом.В других случаях мы принимаем внутреннее решение , доверяя бессознательному способу обработки информации (хотя он все еще зависит от мозга). Бессознательный режим умеет одновременно рассматривать множество факторов параллельно, что может дать общее представление о совокупности свидетельств. В этом случае мы не осознаем индивидуальных соображений. В сознательном же режиме, напротив, мы можем тщательно исследовать каждый фактор, хотя фокусировка на конкретном факторе может мешать взвешиванию других факторов.

Можно попытаться оптимизировать процесс принятия решений, принимая во внимание эти две стратегии. Тщательное осознанное решение должно быть эффективным, когда необходимо учитывать лишь несколько известных факторов. Интуитивное решение должно быть эффективным, когда следует учитывать одновременно большое количество факторов. Иногда интуитивные решения действительно могут быть точными (например, угадывать, какая из многих команд выиграет соревнование), но только если вы хорошо разбираетесь в соответствующей области (Dane, Rockmann, & Pratt, 2012).

По мере того, как мы учимся на собственном опыте, часть этого постепенного накопления знаний происходит бессознательно; мы не знаем, что у нас есть это, и мы можем использовать это, не зная об этом. С другой стороны, осознанно полученная информация может быть уникально полезной, если допустить дополнительные стадии контроля (de Lange, van Gaal, Lamme, & Dehaene, 2011). Часто бывает полезно контролировать, какие новые знания мы получаем и какую сохраненную информацию извлекаем в соответствии с нашими сознательными целями и убеждениями.

Независимо от того, доверяете ли вы своей интуиции или тщательно анализируете соответствующие факторы, вы чувствуете, что свободно принимаете собственное решение.Реально ли это чувство свободы выбора? Современные экспериментальные методы не дают ответа на этот экзистенциальный вопрос. Однако вполне вероятно, что по крайней мере ощущение непосредственности наших решений — иллюзия.

В одном эксперименте людей попросили свободно подумать, нажимать ли правую кнопку или левую, и нажимать ее, когда они принимают решение (Soon, Brass, Heinze, & Haynes, 2008). Хотя они указали, что приняли решение непосредственно перед нажатием кнопки, их мозговая активность, измеренная с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии, предсказывала их решение за 10 секунд до того, как они заявили, что свободно приняли решение.Точно так же каждому сознательному опыту, вероятно, предшествуют предшествующие мозговые события, которые сами по себе не влекут за собой сознание, но завершаются сознательным опытом.

Во многих ситуациях люди создают причину действия, которая не имеет ничего общего с фактической основой решения действовать определенным образом. У всех нас есть склонность задним числом давать разумное объяснение нашему поведению, однако наше поведение часто является результатом бессознательной мыслительной обработки, а не сознательного волевого действия.

Почему мы чувствуем, что каждому нашему действию непосредственно предшествует наше собственное решение действовать? Эта иллюзия может помочь нам отличить наши собственные действия от действий других агентов. Например, идя рука об руку с другом, если вы почувствовали, что приняли решение повернуть налево непосредственно перед тем, как вы оба повернули налево, то вы знаете, что начали поворот; в противном случае вы бы знали, что это сделал ваш друг.

Даже если некоторые аспекты процесса принятия решений иллюзорны, в какой степени наши решения определяются предшествующими условиями? Определенно кажется, что мы можем полностью контролировать некоторые решения, например, когда мы создаем сознательное намерение, ведущее к определенному действию: вы можете решить пойти налево или направо.Чтобы оценить такие впечатления, дальнейшие исследования должны улучшить понимание нейрокогнитивной основы воли, что является сложной задачей, учитывая, что на решения предположительно влияют бессознательная обработка, нейронный шум и непредсказуемость обширной интерактивной сети нейронов в мозг.

Тем не менее, было доказано, что вера в свободный выбор способствует моральному поведению и является основой человеческих представлений о справедливости. Чувство свободного выбора может быть полезной чертой, которая стала преобладающей, потому что помогала нам процветать как социальным существам.

Наше человеческое сознание неизбежно окрашивает все наши наблюдения и наши попытки понять. Тем не менее, научные исследования предоставили полезные точки зрения на сознание. Описанные выше достижения должны вселить оптимизм в отношении различных исследовательских стратегий, применяемых на сегодняшний день, и перспектив дальнейшего понимания сознания в будущем.

Поскольку сознательные переживания по своей природе частны, их иногда принимают за пределы области научных исследований.Этот взгляд идеализирует науку как попытку, включающую только наблюдения, которые могут быть проверены несколькими наблюдателями, полностью полагаясь на точку зрения от третьего лица или вид из ниоткуда (без какой-либо конкретной точки зрения). Тем не менее, ведение науки — это человеческая деятельность, которая, как и другие виды человеческой деятельности, зависит от людей и их субъективного опыта. Рациональное научное описание мира не может избежать того факта, что люди обладают субъективным опытом.

Таким образом, субъективность имеет место в науке.Сознательные переживания могут быть подвергнуты систематическому анализу и эмпирическим тестам для достижения прогрессивного понимания. Ученым будущего еще предстоит ответить на многие вопросы. Является ли взгляд на сознательный опыт от первого лица в основном одинаковым для всех людей, или люди фундаментально различаются по своим интроспективным переживаниям и способностям? Должна ли психологическая наука сосредотачиваться только на обычных переживаниях сознания, или необычные переживания также актуальны? Может ли обучение интроспекции привести к особому опыту в отношении сознательного опыта? Человек, прошедший обучение, например, посредством обширной практики медитации, мог бы более точно описать свой опыт, что затем могло бы поддержать улучшенные характеристики сознания.Такой человек мог бы понять тонкости опыта, которые другие люди не замечают, и тем самым значительно продвинуть наше понимание сознания. Эти и другие возможности ждут будущих научных исследований сознания.

Что такое сознание?

Сознание — это то, что позволяет вам думать, помнить и чувствовать.

Этот термин может относиться к чьему-либо действительному восприятию мира — его мыслям, ощущениям и принятию решений, — а также к появлению осознанности для наблюдателя.

Это может показаться довольно прямым определением, но сознание входит в число самых трудных для объяснения явлений благодаря своей самой фундаментальной особенности: своей субъективности.

В отличие от вещей, определяемых тем, что мы все можем наблюдать, таких как заряд протона или количество звезд в галактике, особенности, которые определяют субъективное восприятие сознания, не могут наблюдаться независимо от опыта человека.

Откуда взялось сознание?

Как утверждает философ Томас Нагель в своем эссе «Каково быть летучей мышью?», Даже если вы должны были превратиться в другое мыслящее существо (например, летучую мышь Нагеля), сам факт, что это «вы» преобразование означает, что вы никогда не испытаете сознание того, во что превратились.

Чтобы усложнить задачу, аспекты сознания включают в себя чувство свободы воли или чувство контроля над своими действиями.

Поскольку выбор не может быть ни случайным действием, ни объяснимым квантовой физикой, ни предопределенным более классическими законами физики, концепция «свободы воли» — это всего лишь еще одна головная боль, которую ученые должны объяснить, прежде чем сознание сможет быть полностью понято.

Как ученые изучают сознание?

С философской точки зрения, сознание можно разделить на две области — которые философ Дэвид Чалмерс разделяет на «легкие» и «сложные» проблемы.

Простая задача включает отображение взаимосвязи между проявлением сознания для других наблюдателей (например, появлением осознанности, принятием решений, выражением мыслей) и вещами в физическом мире, особенно активностью нервной системы.

Неврологические исследования показывают, что изменения в мозге могут иметь прямое причинное влияние на сознание. Это включает не только влияние травм на сознательные переживания человека, но и воздействие лекарств, включая анестетики, и электромагнитную стимуляцию.

Наблюдая за изменениями физиологических реакций и сравнивая их с личными описаниями сознательных переживаний, неврологи могут объяснить, как могло возникнуть сознание.

Сюда входит описание того, как мы испытываем постоянное чувство идентичности, как наш мозг разделяет сознательное восприятие на рамки и как области мозга взаимодействуют для создания внешнего вида сознательной деятельности.

Может ли ИИ стать сознательным?

Исследование, направленное на решение простой проблемы, означает, что однажды мы сможем создать компьютер, который будет казаться таким же сознательным, как человек.

Трудная проблема, с другой стороны, отражает проблемы определения и моделирования агентства и наблюдения за механизмами, лежащими в основе субъективного опыта (или, если использовать более философский термин, квалиа).

Не имея возможности даже предсказать виды наблюдений, которые соответствуют определениям сознания, основанным на квалиа и свободной воле, сознание такой природы остается слишком трудным для научного изучения.

Согласно сложной задаче, мы никогда не можем быть уверены в том, что «сознательный» компьютер знает свои мысли, как человек.

Все разъяснители определены специалистами по проверке фактов как правильные и актуальные на момент публикации. Текст и изображения могут быть изменены, удалены или добавлены по решению редакции, чтобы информация оставалась актуальной.

Что такое сознание? | Психология сегодня

Любой родитель может поручиться за то, насколько сложными становятся вещи, когда ребенок начинает достигать возраста трудных вопросов. Мы все там были:

«Почему небо голубое?»
«Потому что, милая, молекулы в воздухе рассеивают синий свет больше, чем другие цвета.
«Ой. Откуда берутся дети?»
«Сперматозоид и яйцеклетка вместе образуют зиготу, которая превращается в плод, а затем в ребенка».
«Хм. Есть ли Бог? »
«Может быть».
«А что насчет Санты?»
«Определенно».
«Почему его дыхание всегда странно пахнет?»
«Он пользуется специальной жидкостью для полоскания рта с Северного полюса».
«Папа, а что за сознание?»
«Гм…»

Если бы кто-то попросил вас объяснить сознание, вы бы это сделали? Очень, очень умные люди всю свою карьеру пытались понять ответ на этот вопрос.Удивительно, что то, что мы все переживаем, так трудно объяснить. Трудность заключается в описании того, «что такое сходство», характеризующее сознание. Есть что-то вроде ощущения красного цвета, вкуса шоколада, счастья или печали. Философы называют это феноменологией. В отличие от других мирских вещей, это не то, на что мы можем указать или держать в руке. Это не то, что мы могли вычислить. И нам еще предстоит найти строгий метод его измерения.

В 1994 году Дэвид Чалмерс опубликовал статью, объясняющую, почему сознание является таким сложным для понимания явлением.Хотя он не был первым, кто обсуждал эти проблемы, он первым разделил их на два типа проблем: «легкие» проблемы и «сложные» проблемы. Простые задачи включают объяснение того, как разум объединяет информацию, фокусирует внимание и позволяет нам сообщать о психических состояниях.

Хотя это и нелегко, такие проблемы просты, потому что для их решения нужно только определить механизмы, которые объясняют такое поведение. Простые проблемы являются физическими по своей природе и подпадают под эмпирические области психологии, когнитивной науки и нейробиологии.Учитывая нынешнюю тенденцию в науке о разуме, мы уверены, что однажды мы решим эти проблемы.

Сложная проблема, напротив, может никогда не быть решена. В частности, сложная проблема состоит в том, чтобы определить, почему и как возникает сознание при правильном расположении вещества мозга. Сложность состоит в том, что мы не можем просто указать какой-то физический механизм для ее решения, поскольку это было бы решением простой проблемы. Вместо этого наша цель — объяснить, почему определенный физический механизм порождает сознание, а не что-то еще или вообще ничего.

Рассмотрим аналогию из физики: знание каждого уравнения, предсказывающего, как взаимодействуют масса и гравитация, не говорит нам, почему они взаимодействуют так же, как . Чтобы понять, почему масса и гравитация взаимодействуют, мы должны обратиться к весьма эзотерическим объяснениям, включая теорию относительности, квантовую механику или теорию струн.

Но в то время как физики-теоретики создали несколько довольно конкретных моделей, которые готовы к тестированию с помощью Большого адронного коллайдера, сознанию не хватает того общего консенсуса, который позволил бы нам двигаться дальше и проверять наши теории.И не зря — сложная проблема непростая.

Некоторые утверждают, что сложная проблема просто неразрешима. Аргумент в пользу этой точки зрения может принимать две разные формы. Первый аргумент заключается в том, что наш крошечный мозг не способен придумать решение, потому что наш мозг не способен обрабатывать сложную информацию, которая могла бы привести к пониманию сознания. Второй аргумент заключается в том, что решение проблемы требует, чтобы вы не были частью проблемы. Что это значит? Чтобы решить проблему, по крайней мере, так утверждают, вы должны иметь представление обо всех фактах с высоты птичьего полета.Но поскольку мы все обладаем сознанием, у нас никогда не может быть такого взгляда. Мы просто не можем решить сложную проблему, потому что у нас нет доступа к необходимому уровню информации, чтобы собрать все воедино.

Я думаю, что этот аргумент неверен, поскольку сторонники этой точки зрения не объясняют, почему мы не можем прийти к пониманию таких высоких концепций с помощью индукции. Индуктивное рассуждение — это логика «снизу вверх», которую мы часто используем для построения общего убеждения на отдельных примерах.

Один из способов использования индукции каждый день — это выбор одежды.Мы выбираем конкретный тип одежды, основываясь на погодных условиях того утра. Если мы знаем, что температура на улице была 25 градусов по Фаренгейту в течение последних 10 дней, мы можем предположить, что на улице будет холодно, поэтому целесообразно надеть зимнюю одежду. Конечно, вы можете не прийти к истинному предложению с помощью индукции. Например, если вы живете в Сент-Луисе, иногда вы можете обнаружить, что день с 65 градусами следует за днем ​​с 25 градусами. В этом случае убеждение, к которому вы пришли посредством индукции, ложно.Вместо этого вам следует выбрать весеннюю одежду. Но индукция, кажется, работает во многих случаях, особенно в физической и математической областях. Поэтому непонятно, почему мы не могли использовать индуктивное рассуждение для решения сложной проблемы.

Этот индуктивный подход действительно является тем, что пытались использовать многие философы и ученые-когнитивисты. На основе того, что известно о феноменальных состояниях, а также о мозге, который ими владеет, появилось множество теорий сознания, что привело к огромным спорам в философии и науках.Возможно, самые большие споры сосредоточились на различии между дуализмом и физикализмом .

Физикализм утверждает, что сознание полностью физическое. Один тип физикализма вообще отрицает наличие проблемы. Для людей из этого философского лагеря, называемых теоретиками тождества , ментальное — это физическое, то есть ментальное — это не что иное, как определенная физическая ситуация, которая возникает при заданном расположении атомов. Почему нужно придерживаться этой точки зрения? Во-первых, привлекательна его простота.Нам не нужно обращаться к «жутким» концепциям, таким как эмерджентность, для объяснения того, что происходит, когда мы в сознании. Во-вторых, это дает нам действительно веские основания полагать, что компьютеры могут стать сознательными. Если мозг — это не что иное, как биологическая реализация компьютеров, на которых запущена определенная программа, вполне возможно, что на кремниевом чипе будет работать то же программное обеспечение, что и у нас.

Другая теория, функционализм, утверждает, что ментальные состояния конституируются функцией или ролью, которую они играют в данной системе.С этой точки зрения ментальные состояния существуют как причинные отношения с другими ментальными состояниями. Функционализм особенно популярен среди вычислителей, тех, кто считает мозг всего лишь биологической реализацией компьютера. По мнению специалистов по вычислениям, мозг — это одна система, физически способная реализовывать психические состояния, другие системы, такие как компьютеры, также могут реализовывать эти психические состояния. Однако у функционализма есть свои недостатки. Многие философы утверждали, что теории недостаточно для объяснения сознания, потому что роль, которую играет психическое состояние, не объясняет, почему это состояние должно быть сознательным.Непонятно, почему все наши психические состояния не обрабатываются бессознательно.

Принципиально отличная от физикализма, дуализм — это теория, согласно которой сознание каким-то образом выходит за пределы области физического. Чтобы быть дуалистом, вам не нужно верить, что сознание — это полностью нефизическая сущность, плавающая на вершинах нашего физического мозга, вы просто должны верить, что сложная проблема не может быть решена простым обращением к физическому.

Есть много типов дуализма, призванного наилучшим образом разрешить различные аспекты трудной проблемы.Например, декартовский дуализм , одна из древнейших форм субстанциального дуализма, утверждает, что существуют как физические, так и нефизические субстанции, и что сознание находится внутри нефизической субстанции. Другая теория, дуализм свойств , утверждает, что сознание — это нефизическое свойство, которое возникает из тех же вещей, которые порождают физические свойства. Дуалисты свойств считают, что нейронная активность обладает как физическими, так и нефизическими свойствами. Физические свойства включают такие вещи, как электромагнитный потенциал, а нефизические свойства включают такие вещи, как сознание.

Дуалистов собственности можно разделить на фундаментальные, эмерджентные и нейтральные монистические группы. Предложенный Чалмерсом, фундаментальный дуализм свойств утверждает, что сознательные свойства — это основные свойства Вселенной, подобные физическим свойствам, таким как электромагнитный заряд. Согласно Чалмерсу, эти свойства могут взаимодействовать с другими свойствами, такими как физические свойства, но, как и фундаментальные физические свойства, сознательные свойства являются самостоятельными отдельными фундаментальными сущностями.Сознание работает так же, как электрический заряд или другие физические свойства: оно может вызывать переход физической материи между физическими состояниями, а эти физические состояния, в свою очередь, могут влиять на сознание.

Тесно связанная теория, панпсихизм , утверждает, что все аспекты реальности обладают некоторыми «психологическими» свойствами, помимо физических. Этот тип дуализма свойств предполагает, что в основе вселенной лежит сознание. Хотя эта теория, безусловно, элегантна, некоторые считают, что она несет в себе метафизический багаж.Одна жалоба заключалась в том, что если эта теория верна, то вся материя будет иметь определенный элемент сознания. Поскольку сознание по своей природе связано с феноменальным, это необычный результат, так как трудно представить, как может быть что-то, «похожее» на электрон, стол, стул, шину или другой неодушевленный объект.

Более того, кажется, что у сознания есть границы. Есть что-то, что похоже на то, чтобы быть мной, быть вами и быть кем-то другим. Панпсихизму трудно объяснить, как феноменология имеет границы.Если сознание является фундаментальным свойством материи, похоже, что вся материя и совокупности материи имеют сознательный аспект. Коллективное сознание предполагает, что не только отдельные электроны обладают сознанием, но и нейроны и совокупности нейронов. Трудно представить себе уровень, на котором вы, , существовали бы как сознательное существо. Сколько нейронов составляют у вас ? Один из них, несколько, , все ? Конечно, можно ответить, что по сравнению с другими проблемами сознания проблема границ довольно мала.В этом случае элегантность теории может перевесить ее слабые стороны.

Подобно дуализму фундаментальных свойств, дуализм эмерджентных свойств утверждает, что сознание — это свойство, возникающее из определенных типов физического устройства материи. Но он отличается тем, что сознание — это свойство, которое проявляется на уровне сверх , что можно было бы предсказать с учетом расположения физических свойств материи. Еще один тип дуализма свойств, , дуализм нейтральных монистических свойств, утверждает, что физические и сознательные свойства и зависят от некоторого более базового уровня реальности.

Почему у человека может быть мотивация придерживаться одной из вышеупомянутых дуалистических взглядов? Какая необходимость постулировать такие жуткие сущности как нефизические сознательные свойства? Физикалистам сложно объяснить некоторые аспекты сознания в соответствии с нашими наблюдениями за взаимодействием физических свойств.

Мысленный эксперимент Фрэнка Джексона решает одну из проблем физикалистского подхода:

Мэри — блестящий ученый, который по какой-то причине вынужден исследовать мир из черно-белой комнаты с помощью черно-белого телевизионного монитора.Она специализируется на нейрофизиологии зрения и собирает, предположим, всю физическую информацию, необходимую для получения о том, что происходит, когда мы видим спелые помидоры или небо, и использует такие термины, как «красный», «синий» и т. Д. на. Она обнаруживает, например, какие комбинации длин волн с неба стимулируют сетчатку, и как именно это вызывает через центральную нервную систему сокращение голосовых связок и выброс воздуха из легких, что приводит к произнесению предложения: небо голубое ».[…] Что произойдет, когда Мэри выйдет из ее черно-белой комнаты или получит цветной телеэкран? Узнает она что-нибудь или нет?

Джексон утверждает, что Мэри на самом деле узнает что-то новое: что значит видеть синий. Несмотря на то, что она знает все о науке о цвете, она никогда не сталкивалась с цветом. Позже Джексон обсуждает другого человека, Фрэнка, который испытывает цвет, которого никогда не видел ни один человек. Кажется, что независимо от того, сколько у нас информации о нейронных процессах, лежащих в основе восприятия цвета Фрэнком, мы никогда не узнаем, каково это — испытать опыт Фрэнка.Согласно Джексону, то, что чему-то можно научиться только через феноменальный опыт, показывает, что этот опыт не сводится к чисто физическому.

Чалмерс ставит перед физикализмом другую проблему. Он говорит нам представить себе молекулу за молекулой реплику нас самих, с точностью до каждого отдельного нейрона и его возбужденного состояния. Затем он спрашивает, возможно ли, чтобы это существо было философским зомби, то есть существом, которое с точки зрения поведения неотличимо от нас, но лишено сознания.Хотя снаружи зомби кажется сознательным, как и мы с вами, возможно ли, чтобы он был «темным» внутри? Чалмерс говорит, что да. А если это так, утверждает он, то физикализм должен быть ложным. Если мы признаем, что можем представить себе мир, физически неотличимый от нашего, но лишенный феноменального сознания, мы не можем утверждать, что ментальное целиком основано на физическом или сводится к нему.

Но можем ли мы действительно представить себе точную копию себя, лишенную сознания? На первый взгляд, большинство из нас сказали бы нет.Я просто не могу представить, каково было бы быть мной, если бы не было чего-то подобного. Но Чалмерс просит нас не об этом. В рамках своих аргументов он проводит различие между позитивной и негативной представимостью. Позитивная представимость означает, что что-то мыслимо постольку, поскольку у вас есть образное представление о ситуации, которое получится, если концепция верна. Но отрицательная представимость означает, что что-то мыслимо постольку, поскольку вы не можете исключить это a priori , то есть вы не можете исключить это только на основе разума.

Это различие имеет решающее значение для работы аргумента Чалмерса. Теперь все, что ему нужно, — это заставить вас признать, что сама по себе причина не дает вам мотивации отвергать возможность того, что ваша точная физическая копия может не обладать сознанием. Поскольку физикализм утверждает, что физическое порождает ментальное, и поскольку мы привели пример ситуации, в которой физическое не порождает ментальное, мы должны либо отвергнуть физикализм, либо отвергнуть нашу негативную концепцию зомби.Поскольку отказаться от последнего невозможно, мы должны отказаться от первого. Итак, физикализм должен быть ложным.

Философы, такие как Чалмерс и Джексон, утверждают, что единственное подходящее действие — это отвергнуть физикализм и двигаться в направлении дуализма. Эти аргументы привлекли много внимания в литературе со стороны авторов по обе стороны дебатов. Возникло много возражений.

В ответ на вопрос Джексона Лоуренс Немироу утверждает, что знание того, каково это — получить опыт, — это то же самое, что знать, как вообразить переживаемый опыт.В случае Мэри она не узнала ничего нового, она просто приобрела способность ощущать цвет. Дэвид Льюис приводит аналогичный аргумент: Мэри обрела способность запоминать, воображать и узнавать.

Эрл Кони приводит несколько иной аргумент: знание того, что это такое, не требует наличия воображения. Он представляет Марту, которая способна визуализировать промежуточные оттенки цветов, которые она не испытывала, это падение между парами оттенков, которые она испытала. Марта не знакома с оттенком «вишнево-красный», но знает, что вишнево-красный находится на полпути между бордово-красным и огненно-красным, двумя оттенками, которые она испытала.По словам Кони, Марта могла знать, что значит испытать вишнево-красный цвет, но, если она никогда не представляла этого, она могла никогда не испытать этот цвет.

Интересно, что сам Джексон несколько раз менял свое мнение по поводу значения аргумента Мэри. Хотя этот аргумент, казалось, создал серьезную проблему для физикализма, он также полагал, что любое поведение вызывается физическими силами. Учитывая, что этот аргумент, казалось, доказывал существование нефизической феноменологии, Джексону нужно было найти способ увязать его со своей концепцией физического.Его стратегия состояла в том, чтобы отстаивать эпифеноменализм , согласно которому феноменальные состояния вызываются физическими состояниями, но феноменальные состояния не влияют на физическое. Эпифеноменализм означает, что наши феноменальные состояния похожи на фильмы, которые постоянно проигрываются, в то время как бессознательные процессы в мозге управляют всем поведением.

Позже Джексон решил, что сознательное распознавание Мэри цвета действительно повлияло на цвет на физическое: это заставило ее сказать «вау». Если сознательное признание могло быть причиной выражения, требующего изменения психических состояний, тогда сознание, похоже, играет некоторую роль в управлении нашим поведением.Так что эпифеноменализм был бы ложным. Он утверждал, что физикализм действительно может объяснить это «вау» переживание. Если восприятие цвета полностью содержится в мозгу, возможно, что новый опыт может вызвать дальнейшие изменения в мозгу, что приведет к произнесению заявления «вау». Он использовал аналогию с акинетопсией, дефицитом, который вызывает неспособность воспринимать движение. Он утверждал, что человек, излечившийся от этого состояния, не узнает ничего нового о мире (поскольку она знает о движении).Вместо этого удивление было бы реакцией мозга, теперь способного видеть движение.

Аргумент Чалмерса о зомби также подвергся тщательной проверке. Поскольку это логически обосновано, то есть поскольку оценка посылок аргумента приводит к его заключению, необходимо атаковать посылки, чтобы опровергнуть аргумент. Одно возражение заключалось в том, что аргумент зомби подрывает сам себя. Поскольку аргумент строит мир, который определяется полностью физически, мир обязательно будет содержать сознание; поэтому зомби в нем существовать не могут.Другие философы нападают на отрицательную представимость. Они утверждают, что простая возможность чего-то еще не означает, что это действительно существует. Хотя зомби-миры могут быть возможны, в этом мире сознание полностью физическое.

Так какая теория побеждает? Дуализм или физикализм? Это зависит от того, кого вы спрашиваете. Многие эмпирические исследователи являются заядлыми физикалистами, но не все. Ответ на этот вопрос потребует более глубокого понимания фундаментальной структуры нашего физического мира.Может оказаться, что действительно последовательная теория физики может привести нас к точному пониманию того, что такое сознание. Но могло и не быть. Сознание может навсегда остаться загадкой.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *