Специфическое отношение к собственной инвалидности: Социальная адаптация инвалидов

Автор: | 17.01.1974

Содержание

Социальная адаптация инвалидов

Инвалидность в современном обществе

Инвалидность – специфические особенности состояния и развития организма человека, сопровождающееся ограничением жизнедеятельности в различных формах.

Замечание 1

Социальная адаптация инвалидов – это комплекс мероприятий, предусматривающих восстановление потерянных или ранее разрушенных взаимоотношений и социальных связей в результате инвалидности.

Как правило, у этой социально-демографической группы людей ограниченная возможность получения образования, низкий уровень дохода, проблемы в создании семьи, самореализации. У многих отсутствует желание заниматься общественной жизнью, потерян интерес к жизни. Отсутствие достаточных практических навыков в самостоятельной жизни приводит к тому, что они оказываются в большей или в меньшей степени обузой для родственников.

Достижение цели социальной адаптации инвалидов основано на укоренении в общественном сознании идеи равных возможностей и прав для инвалидов.

Необходим переход от сигрегированных видов помощи (в виде специальных учреждений) к методам, позволяющим инвалидам быть в центре общественной жизни.

Мощным фактором адаптационного процесса является взаимоотношение между здоровыми людьми и лицами с ограниченными возможностями здоровья. В целом в обществе отмечается неготовность многих людей к ситуациям, в которых реализуются возможности инвалидов наравне со здоровыми людьми, к тесному контакту с инвалидами.

Взаимоотношения между здоровыми людьми и лицами с ограниченными возможностями должны строиться на ответственности обоих сторон за эти взаимоотношения. Однако у многих инвалидов не хватает умения выразить себя в процессе общения, недостаточно социальных навыков, они не всегда могут правильно оценить нюансы отношений, воспринимая окружающих людей несколько обще. Часто взаимоотношения складываются непросто и между инвалидами.

Готовые работы на аналогичную тему

Замечание 2

Основным показателем социально-психологической адаптации инвалидов является их отношение к собственной жизни. Результаты социологических исследований показали, что почти половина инвалидов оценивают качество своей жизни как неудовлетворительное.

Процесс социальной адаптации инвалидов в настоящее время затруднен, так как:

  • прослеживается низкая удовлетворенность жизнью;
  • присутствует отрицательная динамика самооценки;
  • наблюдаются значительные проблемы во взаимоотношениях с окружающими;
  • эмоциональное состояние, в основном, характеризуется неуверенностью в будущем, тревожностью, пессимизмом.

Типы социальной адаптации и ее диагностика

Основные типы социальной адаптации инвалидов:

  1. Активно-позитивный. У инвалидов этого типа высокая самооценка, благоприятный настрой, энергичность, оптимизм, самостоятельность суждений, они самостоятельно ищут пути выхода из неблагоприятных ситуаций.
  2. Пассивно-позитивный. У инвалидов данного типа заниженная самооценка, отсутствует стремление к изменениям и переменам в жизни, положение в котором он находится полностью устраивает.
  3. Пассивно-негативный. У инвалидов наблюдается неудовлетворенность своим положением, отсутствует желание что-либо улучшить. Такие людям характерны настороженное отношение к окружающим, психологический дискомфорт, заниженная самооценка, ожидание значительных катастрофических последствий от незначительных неудач.
  4. Активно-негативный. Наблюдаются неудовлетворенность собственной жизнью, психологический дискомфорт, есть стремление изменить ситуацию к лучшему, но, по ряду объективных и субъективных причин, нет практических результатов.

В современном мире широко применяются методики, позволяющие определит уровень социально-психологической адаптации инвалидов. Например, опросник К. Роджерса и Р. Даймонда диагностирует особенности прохождения социальной адаптации. Он включает 101 утверждение, каждое из которых сформулировано в третьем лице единственного числа для избегания воздействия прямого отождествления.

Социальность является определяющим фактором в физическом развитии инвалида. Для выполнения любой социальной роли необходимы определенные физические качества. Чем сложнее социальная деятельность, тем выше нужна дифференциация проявлений физических параметров.

В современном мире формирование общества предполагает воспитание индивидов с высокой интеллектуальной и физической работоспособностью, всесторонне гармонично развитых. Для этого разрабатываются и внедряются методики, в которых объектом исследования выступают уровни социальной адаптации индивидов.

Проблемы социальной адаптации инвалидов

Проблема социальной адаптации инвалидов – одна из важнейших сторон общей интеграционной проблемы.

Сущность проблемы социальной адаптации инвалидов определена экономическими, правовыми, производственными, психологическими и коммуникативными особенностями взаимодействия с окружающей средой. Наиболее серьезные аспекты проблемы связаны с появлением многочисленных барьеров, не позволяющих активно включиться в жизнь общества.

Все потребности инвалидов можно условно обозначить как общие – характерные для всех граждан и особые, заключающиеся в восстановлении нарушенных способностей, общении, передвижении, в восстановлении доступа к культурным объектам, объектам социально-бытовой и др. сфер, в возможности обучаться, трудоустроиться, иметь комфортные бытовые условия, получать социально-психологическую адаптацию и т.д.

Социальная адаптация инвалидов предполагает решение следующих задач:

  • получение инвалидами равных возможностей с остальными членами общества;
  • охрана интересов и защита прав инвалидов;
  • интеграция в социальную среду;
  • информирование общества о выполнении мер социальной защиты инвалидов и их положении;
  • формирование позитивного общественного мнения.

Социальная адаптация детей-инвалидов

Из-за ограничений приспособительных возможностей дети-инвалиды являются наиболее проблемной группой с точки зрения социальной адаптации.

Замечание 3

К основным причинам сложной адаптации детей-инвалидов относятся: недостаток физического и психического здоровья, неблагоприятная материально-экономическая ситуация, ограниченность социального опыта.

Так как численность детей-инвалидов по всему миру неуклонно растет, необходимы эффективные меры по их адаптации к жизни в обществе.

Проблема социальной адаптации детей-инвалидов имеет социальное, политическое, экономическое, морально-этическое значение. Необходимо предоставить возможность детям с ограниченными возможностями здоровья участвовать в жизни социума в соответствии с их возрастом.

Социальная адаптация детей-инвалидов имеет свои специфические особенности, которые должны решаться на государственном уровне с использованием новейших разработок медиков, педагогов и психологов.

Успешная социальная адаптация позволяет детям-инвалидам более быстро приспособиться к полноценной жизни, восстановить их социальную значимость, повысить гуманные тенденции в обществе.

Инвалидность и здоровье

Под инвалидностью понимается взаимодействие людей с нарушениями здоровья (например, с церебральным параличом, синдромом Дауна и депрессией) с личными и контекстовыми факторами (такими как негативное отношение, недоступность транспорта и общественных зданий и ограниченная социальная поддержка). 

Инвалидность как проблема общественного здравоохранения

По оценкам, более 1 миллиарда людей имеют какую-либо форму инвалидности. Это соответствует примерно 15% населения мира, причем до 190 миллионов (3,8%) людей в возрасте 15 лет и старше испытывают значительные трудности в функционировании, часто нуждаясь в медицинских услугах. Число людей с инвалидностью возрастает отчасти в связи со старением населения и увеличением бремени хронических нарушений здоровья. 

Формы инвалидности могут быть самыми разными. Некоторые нарушения здоровья, связанные с инвалидностью, приводят к плохому состоянию здоровья и значительным медико-санитарным потребностям, в то время как другие нарушения не приводят к этому. Вместе с тем все люди с инвалидностью имеют такие же общие медико-санитарные потребности, как и все другие люди, и поэтому им необходим доступ к основным службам здравоохранения. Статья 25 Конвенции ООН о правах инвалидов (КПИ) подтверждает право инвалидов на наивысший достижимый уровень здоровья без дискриминации. Однако реальность такова, что лишь немногие страны обеспечивают надлежащие качественные услуги для людей с инвалидностью.  

Кроме того, лишь немногие страны собирают данные, которые можно дезагрегировать с учетом инвалидности в секторе здравоохранения. Это со всей очевидностью проявилось во время пандемии COVID-19, когда страны не могли последовательно учитывать аспекты инвалидности в своих мерах по борьбе с пандемией. В этой связи люди с инвалидностью подвергались трем повышенным рискам, имеющим разрушительные последствия: риску заражения COVID-19, риску развития тяжелых симптомов COVID-19 или смерти от этой болезни, а также риску ухудшения здоровья во время пандемии и после нее независимо от наличия инфекции COVID-19. 

Препятствия на пути к получению медико-санитарной помощи

При попытках получить доступ к медико-санитарной помощи люди с инвалидностью сталкиваются с целым рядом препятствий, которые включают следующие: 

  • Непомерно высокая стоимость

Не доступные по стоимости службы здравоохранения и транспорт являются двумя основными причинами того, что люди с инвалидностью не получают столь необходимой им медико-санитарной помощи в странах с низким уровнем дохода. Медико-санитарная помощь остается не доступной по стоимости для немногим более половины людей с инвалидностью по сравнению с примерно одной третью людей без инвалидности. 

  • Ограниченное наличие служб

Надлежащих служб для людей с инвалидностью не хватает. Многие исследования выявили высокие уровни неудовлетворенных медико-санитарных потребностей людей с инвалидностью в связи с отсутствием служб, особенно в сельских и отдаленных районах. 

  • Физические препятствия

Отсутствие выровненного доступа к зданиям (больницам, центрам здравоохранения), недосягаемое медицинское оборудование, ненадлежащие указатели, узкие дверные проемы, ступеньки внутри помещений, ненадлежащее оборудование в туалетах и недоступные места для парковки создают препятствия на пути к медицинским учреждениям. Например, женщины с трудностями в передвижении часто не имеют доступа к скринингу на рак молочной железы и шейки матки из-за того, что диагностические столы не регулируются по высоте, а оборудование для маммографии подходит только для женщин, которые могут стоять.

  • Ненадлежащие навыки и знания работников здравоохранения

Люди с инвалидностью более чем в два раза чаще сообщают о том, что квалификация работников здравоохранения не достаточна для удовлетворения их потребностей, в четыре раза чаще сообщают о плохом лечении и почти в три раза чаще сообщают о полученном отказе в медицинской помощи. 

  • Учет проблемы инвалидности в секторе здравоохранения 

Очень часто инвалидность не воспринимается как проблема общественного здравоохранения. Поэтому не принимаются меры для учета проблемы инвалидности в секторе здравоохранения, который также часто упускается из виду в национальных стратегиях в области инвалидности и в планах действий по осуществлению и мониторингу КПИ. Таким образом, учет проблемы инвалидности в секторе здравоохранения по-прежнему не интегрирован в программы стран в области здравоохранения. 

Министерства здравоохранения должны принять меры для обеспечения учета проблемы инвалидности. Это подразумевает меры по достижению справедливости в отношении людей с инвалидностью в трех областях:

  • доступ к эффективным службам здравоохранения,
  • защита во время чрезвычайных ситуаций в области здравоохранения, и
  • доступ к межсекторальным мерам в сфере общественного здравоохранения, таким как услуги в области водоснабжения, санитарии и гигиены, для достижения наивысшего достижимого уровня здоровья. 

Правительства могут улучшить показатели здоровья людей с инвалидностью путем улучшения доступа к качественным, доступным по стоимости службам здравоохранения, наилучшим образом использующим имеющиеся ресурсы. В связи с тем, что препятствия на пути к получению медико-санитарной помощи возникают в результате взаимодействия нескольких факторов, необходимо проведение реформ во всех взаимодействующих компонентах системы здравоохранения. 

Политика и законодательство

Произвести оценку существующей политики и служб, определить приоритеты для уменьшения неравенств в отношении здоровья и обеспечить учет проблемы инвалидности в секторе здравоохранения. Осуществить изменения в соответствии с КПИ. Разработать стандарты в области оказания медико-санитарной помощи людям с инвалидностью и механизмы обеспечения их соблюдения. 

Финансирование

Там, где в области финансирования здравоохранения преобладает частное медицинское страхование, обеспечить охват людей с инвалидностью и предусмотреть меры, обеспечивающие доступность страховых взносов. Обеспечить, чтобы люди с инвалидностью получали равные преимущества от программ общественного здравоохранения. Использовать финансовые стимулы для провайдеров медицинских услуг с тем, чтобы они обеспечивали доступность услуг и проводили всесторонние оценки состояния здоровья, лечение и последующее наблюдение. Предусмотреть возможные пути сокращения или отмены платежей из собственных средств для людей с инвалидностью, не имеющих других финансовых средств для оплаты медико-санитарных услуг. 

Предоставление услуг

Обеспечить доступ к эффективным услугам по укреплению здоровья и оказанию профилактической, лечебной, реабилитационной и паллиативной помощи.   Обеспечить широкий спектр модификаций и корректировок (целесообразных приспособлений) в окружающей среде для облегчения доступа к службам здравоохранения. Например, изменить планировку клиник для обеспечения доступа людей с трудностями в передвижении. Обеспечить доступность любой информации в области общественного здравоохранения. Предоставить людям с инвалидностью возможности для максимального улучшения их здоровья путем информирования, обучения и поддержки со стороны лиц аналогичного профиля. Способствовать реабилитации на уровне общин для облегчения доступа людей с инвалидностью к существующим службам. Определить группы, которым требуются альтернативные модели предоставления услуг, например целевые услуги или координация помощи, с целью улучшения доступа к здравоохранению. 

Кадровые ресурсы

Обеспечить, чтобы работники здравоохранения имели необходимую квалификацию и навыки для удовлетворения индивидуальных потребностей людей с инвалидностью. Включить подготовку по вопросам инвалидности в программы обучения студентов и повышения квалификации для всех специалистов здравоохранения. Осуществлять подготовку общинных работников с тем, чтобы они могли принимать участие в профилактической работе служб здравоохранения. Предоставить основанные на фактических данных руководящие принципы для оценки состояния здоровья и лечения. 

Данные и научные исследования

Обеспечить дезагрегирование данных с учетом инвалидности. Учитывать людей с инвалидностью при осуществлении надзора в сфере здравоохранения. Проводить дополнительные исследования в области потребностей людей с инвалидностью, препятствий на пути получения медико-санитарной помощи и показателей их здоровья. 

Деятельность ВОЗ 

Для улучшения доступа людей с инвалидностью к службам здравоохранения ВОЗ:

  • направляет и поддерживает государства-члены в области расширения осведомленности по вопросам инвалидности и способствует включению проблемы инвалидности в качестве компонента в национальные политику и программы здравоохранения;
  • способствует сбору и распространению данных и информации об инвалидности;
  • разрабатывает нормативные методики, включая руководящие принципы укрепления служб здравоохранения;
  • расширяет потенциал лиц, формирующих политику в области здравоохранения, и провайдеров услуг;
  • способствует расширению масштабов реабилитации на уровне общин;
  • способствует проведению стратегий по обеспечению того, чтобы люди с инвалидностью были информированы о своем состоянии здоровья и чтобы персонал здравоохранения поддерживал и защищал их права и достоинство.  

Стратегия Организации Объединенных Наций по интеграции инвалидов

В июне 2019 г. Генеральный секретарь ООН провозгласил Стратегию ООН по интеграции инвалидов в целях содействия «устойчивому и преобразующему прогрессу в деле учета вопроса интеграции инвалидов в рамках всех компонентов работы Организации Объединенных Наций». В соответствии с этой стратегией все учреждения Организации Объединенных Наций должны обеспечивать последовательный и систематический учет проблемы инвалидности во всех аспектах своей работы.  

ВОЗ приветствует эту стратегию и в настоящее время разрабатывает всеобъемлющую политику и план действий в отношении инвалидности, согласно которым ВОЗ должна стать организацией, которая учитывает интересы и проблемы людей с инвалидностью во всем их многообразии и систематически включает аспекты инвалидности во все программные области, в том числе на страновом уровне.

ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИЯ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

Башаев С. В.1, Горелик В.В.2

1 Магистрант, 2 Доцент, Кандидат биологических наук, Тольяттинский государственный университет

ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИЯ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Аннотация

В статье приведена статистика по числу инвалидов в России. Проведена группировка по полу, возрасту, группе инвалидности. Приведены особенности адаптации инвалидов к условиям современного общества, и адаптации в нем. Приведены проблемы, из-за которых, лица с ограниченными возможностями здоровья не могут чувствовать себя комфортно среди здоровых людей, быть в социуме и жить в нем. Раскрыты особенности социальной адаптации лиц с ограниченными возможностями в России. Проанализированы  возможности для лиц с ограниченными возможностями в современных развитых странах и в России. Дана оценка проблем у инвалидов в нашей стране, указаны пути их решения, которые в коечном счете позволять лучше адаптироваться в современной непростой социально-экономической ситуации.

Ключевые слова: инвалиды, адаптация, проблемы адаптации, общество, поддержка.

Bashaev S.V.1, Gorelik V.V.2

1 Undergraduate, 2 Associate professor, PhD in Biology, Togliatti State University

PROBLEMS OF SOCIAL ADAPTATION OF PERSONS WITH DISABILITIES IN MODERN SOCIETY

 Abstract

The article presents statistics on the number of disabled people in Russia. Grouping by gender, age, disability group. The features of adaptation of persons with disabilities to the conditions of modern society, and adapting to it. Given the problems that people with disabilities may not feel comfortable among healthy people, to be social and live in it. The features of social adaptation of persons with disabilities in Russia. Analyzed opportunities for persons with disabilities in the developed countries and in Russia. The estimation problems of the disabled in our country, the ways of their solution, in which the number of beds to allow better adapt in the current difficult socio-economic situation

.

Keywords: disabled, adaptation, adaptation problems, society, support.

 

Работа с людьми, имеющими ограниченные возможности здоровья, относится к одному из острых вопросов в социальной работе.

В России долгое время слово «инвалид» было под запретом. Наличие таких людей все время умалчивалось и никогда не выпячивалось на всеобщее обозрение. Таких людей очень редко можно было увидеть на улицах, в магазинах. Их можно было увидеть либо в больницах, либо дома [1].

В это же время, в европейских странах, провозглашалось равенство людей, их взглядов, их желаний, и инвалиды считались полноправными членами общества, и находясь в нем, чувствовали себя полноценными людьми [2].

Провозглашение равенства, позволило лицам с ограниченными возможностями, полноценно пользоваться всеми правами, которыми пользуются здоровые люди. У них появилось право на всё: обучение, трудоустройство, медицинское обеспечение, психологическую помощь и пр.

Благодаря всесторонней поддержке государства, такие люди очень быстро «акклиматизировались» в обществе и начали жить полноценно, ограничиваясь лишь специфическими особенностями своего здоровья и последствиями перенесенного заболевания [3].

Рухнувший «железный занавес» открыл России весь тот быт людей с ограниченными возможностями там, в Европе, и раскрыл печальность всей ситуации здесь, в своей стране. После этого начались шаги к тому, чтобы перенять опыт европейских стран и воспроизвести в нашей стране ту модель взаимоотношений между здоровыми людьми и инвалидами, которая сложилась в европейских странах.

Насущность темы исследования имеет несколько причин:

  1. Проблема инвалидности обрела масштабные рамки. В России больше 12 млн. человек имеющих различные заболевания.
  2. Размер финансового и социального снабжения инвалидов на сегодняшний день, остается достаточно низким, вопреки тому, что, начиная с 2008 года, после запуска программы «Доступная среда» для лиц с ограниченными возможностями, государство проделало огромную работу, благодаря которой, постепенно, социальное и финансовое обеспечение инвалидов стало улучшаться.

Важным фактором социальной адаптации инвалидов в обществе, является их приспособленность к жизни в социуме здоровых людей. Данная проблема имеет особую важность, исходя из того, что с каждым годом, взгляды здоровых людей на тех, кто родились или стали инвалидами в течение жизни, стало существенно меняться (Табл.№1,№2),[1].

В России, около 10% населения, признанных инвалидами.

Таблица № 1 «Общая численность инвалидов по группам инвалидности»

(данные даны на 1 января года)

 

 

Таблица №2 «Распределение инвалидов по полу и возрасту»

(данные даны на 1 января года)

Сложность адаптационной работы с инвалидами проявляется по следующим причинам:

  1. У инвалида из-за проблем со здоровьем возникают преграды, которые приводят к снижению качества его жизни и лишают его полноценного сосуществования в обществе,
  2. Отсутствуют довольно интенсивные социальные контакты, которые приводят к торможению их интеллектуальных способностей
  3. Отсутствует доступная психологическая, правовая и информационная помощь, которые приводят к утрате или неиспользованию инвалидами тех потенциалов интеграции в общество, которыми они располагают.

В нашей стране, здоровые люди относятся к инвалидам, отталкиваясь от медицинских терминов, для которых, инвалид – это человек, который имеет ограничения, такие как: самостоятельно ходить, слышать, видеть, говорить.

Неблагоприятное социально-экономическое состояние таких людей зачастую сводится к тому, что они лишены профессиональной помощи; степень их социализации — привыкание к вынужденным условиям жизни и формирование новых навыков и умений для своей самореализации в обстоятельствах нынешнего социума. Социально-экономическое положение инвалидов (родственные отношения, образование, материальное положение, степень благоустроенности местности, где проживает инвалид, и пр.) играет немаловажную роль в акклиматизации инвалида и его социализации [3].

В этой сформировавшейся ситуации, возникла большая необходимость в разработке государством стратегии по вопросу социальной адаптации людей с ограниченными возможностями здоровья, а также процессов взаимодействия органов государственной власти для поддержки людей с ограниченными возможностями здоровья.

Одно из важных условий социализации – это внедрение в сознание здоровых людей идеи равноправных возможностей для лиц с ограниченными возможностями. Процесс адаптации инвалидов к обществу имеет свои особенности, которые зависят от пола и возраста инвалида, вида патологии, особенностей его социального положения [4,5].

В России, лица с ограниченными возможностями воспринимаются обществом здоровых людей как люди, существенно отличающиеся от них в не лучшую сторону, не имеющие больших возможностей, и это порождает у здоровых людей либо неприятие инвалидов как полноправных членов социума, либо жалость по отношению к ним.

Европейский и отечественный опыт демонстрирует, что зачастую, инвалиды, даже, имея большой потенциал для оживленного участия в жизни общества и даже возможность работать, не могут их осуществить.

Наряду с этим, возникает такое понятие, как «неготовность» большинства здоровых людей к близкому контакту с инвалидами в условиях жизни, которое приводит к такой ситуации, что инвалид не имеет возможности реализоваться наравне с ними.

Существенным показателем социально-психологической адаптации инвалидов является отношение инвалидов к своей собственной жизни после перенесенного заболевания, или будучи уже рожденным с ним. Больше половины таких людей оценивают качество своей жизни как неудовлетворительное и считают свое состояние безвыходным, не имеющим перспектив. Причём понятие удовлетворённости или неудовлетворённость жизнью в большинстве случаев, сводится к нестабильному или недостаточному финансовому состоянию инвалида, неимению возможности реализовать свои замыслы, свои способности, которые он может развить в себе, несмотря на свое заболевание, но, к сожалению, не имея материальной обеспеченности для всего этого. Чем ниже доходы инвалида, тем безнадежнее его отношение на свою жизнь и тем ниже его самомнение [5].

У инвалидов финансовое обеспечение чаще всего, гораздо ниже, чем у здоровых людей. Многие инвалиды не имеют высшего образование. Из числа инвалидов, которые трудоустроены, не все удовлетворены своей заработной платой, а те, кто не трудоустроены, вынуждены жить лишь на одну пенсию, которой не хватает для более комфортной жизни и удовлетворения своих потребностей.

Редко кто из инвалидов создают семью. У большинства лиц с ограниченными возможностями отсутствует полноценный интерес к жизни, они часто впадают в депрессию.

Удовлетворение вышеперечисленных нужд – непременное условие успешной интеграции инвалидов.

До тех пор, пока обществом не будут сделаны взвешенные шаги к сближению, социализация инвалидов к пребыванию в обществе здоровых людей, состояться не может [5].

Залог успеха социальной адаптации лиц с ограниченными возможностями к полноценной жизни в современном обществе—тесное взаимоотношение инвалидов со здоровыми людьми.

 

Литература

  1. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: – http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/disabilities/
  2. «Социальная работа с семьей ребенка с ограниченными возможностями» Н. Ф. Дементьева, Г. Н. Багаева, Т. А. Исаева, Институт социальной работы, М., 1996 г.
  3. Заборова Е.Н. Социологический анализ городского социального пространства // Автореф. дис. на соиск. уч. степ. докт. социол. наук. Екатеринбург, 2007. 38 с.
  4. Петрова Л.Е. К вопросу о понятии “социальное самочувствие” // Молодые социологи о социальных проблемах молодежи // Сборник тезисов и материалов студентов и аспирантов вузов Урала к X Уральским социологическим чтениям “Молодежь – будущее России”. – Екатеринбург, 2010 г. 56 с.
  5. Ярская-Смирнова Е.Р. Социальное конструирование инвалидности // Социол. исслед. 2014. № 4.

References

  1. Federal’naja sluzhba gosudarstvennoj statistiki [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: – http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/disabilities/
  2. «Social’naja rabota s sem’ej rebenka s ogranichennymi vozmozhnostjami» N. F. Dement’eva, G. N. Bagaeva, T. A. Isaeva, Institut social’noj raboty, M., 1996 g.
  3. Zaborova E.N. Sociologicheskij analiz gorodskogo social’nogo prostranstva // Avtoref. dis. na soisk. uch. step. dokt. sociol. nauk. Ekaterinburg, 2007. 38 s.
  4. Petrova L.E. K voprosu o ponjatii “social’noe samochuvstvie” // Molodye sociologi o social’nyh problemah molodezhi // Sbornik tezisov i materialov studentov i aspirantov vuzov Urala k X Ural’skim sociologicheskim chtenijam “Molodezh’ – budushhee Rossii”. – Ekaterinburg, 2010 g. 56 s.
  5. Jarskaja-Smirnova E.R. Social’noe konstruirovanie invalidnosti // Sociol. issled. 2014. № 4.

Отношение общества к инвалидам

Татьяна Ткачук: Представьте себе население города, превышающего размерами Москву — 12 миллионов человек. Столько сегодня в России инвалидов. И иногда создается ощущение, что этот город практически никто не видит… Кто несет ответственность за человека, ставшего инвалидом? Тему сегодня обсуждают: Геннадий Забудский, инвалид 1-ой группы, руководитель программ Ассоциации молодежных инвалидных организаций; Ирина Куница — врач, руководитель коммерческого отдела Национального медико-хирургического центра Минздрава России и Александр Лысенко — бывший заместитель руководителя Департамента по вопросам реабилитации и социальной интеграции инвалидов Министерства труда России. Представляя Александра Лысенко, я сказала «бывший заместитель руководителя департамента». Речь идет совершенно не о том, что Александра Евгеньевича уволили за плохую работу. Александр, расскажите, пожалуйста, коротко, что случилось с вашим департаментом? Александр Лысенко: Департамент по вопросам реабилитации и социальной интеграции инвалидов был ликвидирован решением министра труда и социального развития Российской Федерации Александра Петровича Починка. Этот вопрос находится в его компетенции, он вправе принимать такие самостоятельные решения. Хотя на самом деле слово «инвалид» в названии подразделения органа власти является очень важным. Во Франции, например, министерство называется — Министерство здравоохранения, социального обеспечения и по делам инвалидов. Люди должны знать, что есть государственная структура, которая отвечает за все вопросы, связанные с инвалидами. Вот два года назад на одной из выставок, крупнейших в мире, в Дюссельдорфе, посвященной проблеме инвалидов, мы обратили внимание, что очень многие посетители не являются инвалидами. Люди приходят целыми семьями, с детьми. Мы спросили одну из таких семей: «Скажите, почему вы все, здоровые люди, пришли на эту выставку и привели трех детей?» Они нам ответили: «Вы знаете, наши дети должны знать, что в государстве есть все для того, чтобы помочь им, если вдруг случится какое-то несчастье, беда и они станут инвалидами». Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. На самом деле такой лозунг, — что инвалиды должны жить так же полноценно, как обычные люди, — он известен всем, и любой мало-мальски грамотный человек, наверное, с ходу его приведет, если спросить его, как должны жить инвалиды. Другое дело, что реалии известны не всем, и как вот этот лозунг с реалиями пересекается — это тоже очень большой вопрос. Ирина, как врачу, как человеку с очень активной социальной позицией, как вам видятся самые больные точки в вопросах медицинской помощи этой колоссальной группе населения? Ирина Куница: Ярко выраженное несоответствие потребностей инвалидов и возможностей общества. Причин очень много, одна из них — экономическая причина. Психологическая причина: общество не готово принимать инвалида как равноценного объекта этого общества. Причина, если хотите, профессиональная. На выставке в Дюссельдорфе были представлены такие средства, помогающие человеку жить, о которых нам остается только мечтать. И не потому, что мы не можем это сделать, но это полностью нужно переориентировать и технические какие-то наши направления, и образовательные, в том числе, и медицинские. У нас совершенно другие способы не столько лечения, сколько адаптации инвалида, превращения его в полноценного человека. Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина. И первый слушатель на линии. Здравствуйте. Слушатель: Добрый день. Меня зовут Дмитрий, я из Москвы. Понимаете, фактически мы, инвалиды, государству не нужны. О нас, инвалидах, заговорили только с 1986 года. Ведь в СССР говорили, что инвалидов у нас нет. У меня вот семья стояла на учете, была дочь-инвалид (она у нас умерла недавно, у нее был ДЦП), мы с женой инвалиды по зрению. Младшая дочка у меня нормальная девочка, зрячая. Понимаете, о нас фактически народ не знает, а узнают благодаря журналистам. Это вот Дмитрий Быков из газеты «Собеседник» и из программы «Времечко» — он очень много о нашей семье рассказывал, и радио «Эхо Москвы». Вот у вас врач присутствует на передаче. Когда у меня не было лекарств для дочери, то врачи вообще, как говорится, внимания не обращали на нас до тех пор, пока мы не пожаловались на «Эхо Москвы». Потом стали приходить, а то ребенок лежал — даже не приходили, ни одного раза в месяц не проверяли ребенка. Татьяна Ткачук: Дмитрий, у вас вопрос есть какой-то конкретный сейчас к гостям программы? Слушатель: Да у меня вопроса нет, просто мне хотелось бы, чтобы побольше внимания обращали на инвалидов. Татьяна Ткачук: Спасибо, я поняла вас. Что касается такого исторического ракурса (вы сказали, что у нас в стране вообще не было инвалидов, слово это не было принято) — это, конечно, не совсем так. Потому что в первые годы после Второй мировой войны, в первые 10-15 лет, когда инвалидов было очень много, общество относилось к ним достаточно терпимо. А вот такая изоляция началась где-то в 50-60-х годах, когда стали создавать специализированные детсады, спецшколы-интернаты, спецкооперативы инвалидов, социальные учреждения, и фактически это стало сегрегацией, в этом смысле вы, конечно, правы. Ну а что касается того, что говорить об этом нужно больше, я совершенно с вами согласна, и, думаю, согласны все гости в студии. И, наверное, отчасти поэтому и программа наша выходит сегодня в эфир. Геннадий, вы эту проблему знаете изнутри. И наиболее распространенная точка зрения (и даже в письмах на сайте Свободы она звучала, пожалуй, чаще других), что Россия не может содержать своих инвалидов на уровне развитых западных стран в основном из-за нехватки экономических ресурсов. Только ли в ресурсах дело, на ваш взгляд? Геннадий Забудский: Думаю, что не только в ресурсах. Все-таки наша страна располагает какими-то серьезными возможностями в этом смысле, нам недавно сообщили, что золотовалютный запас крепок, наша страна располагает природными ресурсами. Дело, мне кажется, в недостатке информированности общества о наших проблемах — о чем говорил сейчас Дмитрий. Если рассказывается в средствах массовой информации об инвалидах, то порой происходят просто-напросто перекосы либо в одну, либо в другую сторону. Скажем, в начале 90-х годов инвалидов начали, можно сказать, превозносить, что вроде как герои, преодолели все трудности, — ну, в какой-то степени это так. Сейчас идет обратный перекос в том плане, что в СМИ освещаются проблемы инвалидов-попрошаек… Татьяна Ткачук: Но их действительно стало очень много. Геннадий Забудских: Очень много… Дело в том, что эти перекосы ненормальны, на мой взгляд, требуется более спокойное и уравновешенное информирование населения о проблемах инвалидности и об инвалидах. То есть инвалиды — это те же люди… Неправильно сказал, инвалиды — люди просто-напросто, у каждого свои трудности, своя специфика, свой круг общения и так далее. Важно грамотно сориентировать общество на освещение наших проблем, то есть более спокойно, более взвешенно подходить к этим вопросам. Ресурсы у государства есть. Важно донести до населения — то, о чем говорил ранее Александр по поводу выставки в Дюссельдорфе, о здоровых людях, которые пришли на специфическую, специализированную инвалидную выставку. Ну, вот примерно так. Татьяна Ткачук: Спасибо, Геннадий. Примем звонок. Здравствуйте, вы в эфире. Слушатель: Здравствуйте. Ольга из Подмосковья. В нашей стране, я считаю, инвалиды, а тем более инвалиды детства находятся просто в катастрофическом положении. Я, например, мать ребенка-инвалида, одна его воспитываю. У меня пенсия по старости чуть больше тысячи, и у сына — чуть больше тысячи в месяц. Депутаты у нас обсуждают все: Ирак, Сербию, автогражданку — но только не проблемы инвалидов, хотя это проблема просто кричащая, мы просто погибаем в собственной стране. И хочется сказать «спасибо» только единственному депутату Государственной Думы — Оксане Дмитриевой, которая одна поднимает эти проблемы, но, видимо, достучаться к кому-либо не может. Исполнительная власть, судебная власть… Я не могу добиться больше 10 лет алиментов на ребенка-инвалида, которые присуждены судом, но никто не занимается их выплачиванием. Говорят о проблемах, о разных программах — «Дети России» и прочие программы, — но мы за 17 лет инвалидства своего сына не получили ничего от государства. Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга. Вы знаете, готовясь к этой программе, я узнала, что термин «дети-инвалиды» появился в России только в 1979 году. И связано это было всего лишь с тем, что этот год ООН объявила Всемирным годом ребенка. Геннадий, конкретно ваша ассоциация способна чем-то помочь детям-инвалидам? Геннадий Забудский: У нас немножко другая специфика. Называется наша организация — Ассоциация молодежных инвалидных организаций. И акцент делается на более старший возраст, то есть молодые люди, которые становятся… вернее, пытаются самореализовываться в этой жизни, инвалиды с детства, у которых уже просыпается какая-то активная гражданская позиция, и мы способствуем им в этом. То есть у нас проходят семинары молодых инвалидов по формированию лидерских качеств в инвалидной среде. Татьяна Ткачук: Спасибо, Геннадий. Сразу вопрос к Александру. Александр, куда обратиться матери ребенка-инвалида? Александр Лысенко: Я думаю, что, прежде всего, надо обратиться в органы социальной защиты населения по месту жительства — это Комитет социальной защиты населения города Москвы. Но в целом я еще хочу сказать, что проблема, которую Ирина подняла, очень важна, потому что действительно та треть населения, которая живет за чертой бедности, — к сожалению, большинство инвалидов входит именно в эту группу. И особенно тяжелое положение, совершенно верно, у инвалидов с детства, у детей-инвалидов, поэтому государство сейчас прилагает все усилия для того, чтобы бороться не просто с бедностью абстрактного человека, а бороться с бедностью вот именно конкретных людей, которые являются инвалидами. Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Я хотела бы, чтобы вы послушали, как москвичи на улицах столицы отвечали на тот же вопрос, который я чуть раньше задала Геннадию. Итак, станут ли когда-то российские инвалиды жить, как живут инвалиды развитых европейских стран и Соединенных Штатов Америки? — Я думаю, не скоро, потому что у нас у власти стоят люди, которым все мало. Есть возможности, конечно, у нас богатая страна. Но у нас есть люди, которые к этому приставлены, — и они, конечно, берут себе. — В ближайшее время, думаю, нет. Народ не такой. Каждый думает только о себе, а о стране, о людях никто не думает. — Вряд ли. Ну, может быть, где-то в отдаленном будущем, но, я думаю, мои дети до этого не доживут. Я думаю, прежде чем какие-то условия создавать, надо отношение поменять к этим самым инвалидам. Сейчас всем все равно. — Навряд ли. Если до сих пор не создали никаких условий, за 10 лет всяких перестроек, гласности и прочих дел, то, извините… Пока тебя самого эта беда не постигнет, тебе это и не надо. — Однозначно нет. Мы слишком дикая страна. Это не скоро дойдет до нас, что инвалид — это такой же человек. Где-то там, в глубине понимается, но бесполезно. Это еще не скоро. Это пройдут годы, годы и годы. — Очень много времени на это уйдет . Лет через 50, может быть, если не будет такого небрежного отношения к людям, как сейчас, а к инвалидам — в частности. — Я думаю, что в Москве, в крупных городах, в Петербурге — да, уже делается. Уже предусматриваются пандусы, по которым можно выезжать из дома. Немного, но уже есть автомобили. А вот, например, на периферии это, наверное, дольше будет — там меньше материальных возможностей. — Нет, не доросли мы еще до этого. А связано с тем, что кругом коррупция, все хапают себе, а инвалиды никому не нужны. — Я думаю, что могут. Когда — я не знаю, но я считаю, что наше здравоохранение, мне кажется, поднимается. Сейчас, конечно, условия оставляют желать лучшего, но я думаю, что все это будет. — Надеюсь, что будут созданы. Сейчас они очень плохие, потому что у меня есть знакомый — у него проблемы. Медицина если бесплатная, то ее, значит, никакой нет. Вот когда будет нормальная медицина бесплатная, тогда, я думаю, потихонечку все образуется. — Могут быть, да. Как-то хочется верить в это. Но ведь какая у нас экономика сейчас, и вот эти войны, и Чечня… Когда, наверное, прекратят, тогда о людях вспомнят. Татьяна Ткачук: Вот, видите, довольно пессимистичный взгляд москвичей. И в одном из ответов прозвучало противопоставление столицы, крупных городов и периферии, где, наверное, долго руки властей не дойдут до того, чтобы сделать что-то для инвалидов. Когда я жила и работала в Чехии, довольно долго занималась проблемой инвалидов и побывала в таком провинциальном городке в 200 километрах от Праги. Город называется Штети, и он совершенно уникальный. В 1998 году по решению властей города к Международному дню инвалида в этом городе убрали все барьеры, мешающие передвижению колясок. Парковочных мест для инвалидов в городе в несколько раз больше, чем предписывается это законом (а европейские законы — довольно жесткие на этот счет). Более того, в Штети есть такие приспособления для незрячих людей, которых я не видела даже в Америке. Вот такой вот маленький, отдельно взятый рай для инвалидов, хотя, конечно, понятно, что полтора миллиона чешских инвалидов не могут все переселиться в Штети и жить в этом городе. У нас много звонков, и слово следующему слушателю. Здравствуйте. Слушатель: Добрый день. Я представитель чехословацкой армии, Лидовой армии народной. Татьяна Ткачук: Вот видите, я только что рассказывала… Слушатель: Да, я как раз включился и очень хочу поделиться тем, что у нас делают. Я сам инвалид-колясочник, опорник без обеих ног. Я военный летчик, я теперь генерал-майор, Герой чехословацкого народа в то время. Я был летчиком боевым, летал на МИГ, большом самолете. Получилось так, что у нас меня двигатель не сработал, и я пошел в землю. Я ушел в лес, от населения ушел, машину бросил на уровне земли — и таким путем катапультировался и спасся. Когда меня нашла поисковая группа — а у нас это делается очень четко, МЧС, как у вас, — нашли, привезли, и оказалось, что я влетел в землю и полностью остался без ног. Мне ампутировали там же, на месте, обе ноги. После этого привезли меня в госпиталь, закончили все дело. Мне подгоняли протезы, кроме того, меня поставили на учет сразу. У нас, кстати говоря, вот то, что, вы говорили, в Штети — у нас это везде, не только в Штети, но в Праге, в Братиславе, в Мораве, везде. У нас есть закон международного масштаба, что каждый родившийся ребенок, если он инвалид, он ставится на учет, и компенсирует ему государство постоянно. Учет идет полностью, то есть обеспечение всего: на квартиру приходит социальная защита, если нужно ребенка отправить в детский сад… То же самое, что Юрий Михайлович Лужков делает для инвалидов теперь. Я стою на учете. Я теперь сам преподаю в Академии нашей, бывшей Военно-воздушной академии в Праге, по сегодняшний день. Я танцую. У меня коляски уже нет… у меня есть коляска, но я уже ею не пользуюсь, а хожу на протезах. Меня консультируют, по три раза в месяц я прохожу полностью диспансеризацию, и если у меня что-то трется на культе — мне тут же подправляют, подшивают и так далее. Татьяна Ткачук: Спасибо вам за звонок. К сожалению, вынуждена я вас прервать, потому что много слушателей хотя поучаствовать в эфире. И очень коротко я просто добавлю к тому, о чем рассказал наш слушатель. Я однажды задалась целью сравнить льготы чешских и российских инвалидов. Суть их похожа, суммы абсолютно разные, я приведу несколько цифр. За пользование инвалидным автомобилем в России инвалид получает годовую дотацию на бензин и ремонт в размере 40 долларов; в Чешской республике — 190. Ухаживающим за неходячими родственниками в России доплачивают 2 доллара в месяц; в Чехии — около 100. Одиноким инвалидам в Чехии могут привозить очень дешевую еду на дом 5 дней в неделю; в России лишь некоторым предлагают раз в году в течение месяца посещать бесплатные столовые, которые порой оказываются на другом конце города. И раз уж так получилось, что мы сравниваем две страны, то вот любопытен перевод с чешского языка слова «инвалид». Одна из возможностей перевода дает словосочетание «обделенный здоровьем». И политика социальная чешского общества построена на том, что обделять человека, обделенного самым главным в этой жизни, обделять его еще чем-то — это преступление… И, наверное, пока, к сожалению, сравнение отношения россиян и отношения чехов к инвалидам не в пользу россиян. Звонок человека, который рассказывал нам свою историю, явился этому подтверждением. Александр, я задам вам вопрос. Наш чешский слушатель заговорил о законах международного масштаба. Вот в декабре 1993 года ООН были приняты стандартные Правила равных возможностей для инвалидов, которые базировались на ключевых международных документах и аккумулировали опыт многих стран. Россия тоже поставила свою подпись и в 1995 году приняла Закон «О социальной защите инвалидов». Получается, что формально российская социальная политика в отношении инвалидов отвечает международным критериям в полной мере. Что происходит на самом деле? Александр Лысенко: На самом деле принятие закона не означает сразу начало его реализации. Вы помните 90-е годы, когда на демократической волне мы приняли очень много законов, которые абсолютно не были подкреплены реальными финансами, поэтому исполнение этих законов просто было заторможено, а некоторые положения закона не исполнялись. И в этих условиях государство, которое имеет ограниченные финансовые ресурсы, — а надо это признать, да, у нас финансовые ресурсы на решение проблем инвалидов, конечно, ограничены, — оно должно предпринимать определенные шаги к тому, чтобы даже в условиях этого ограничения добиться максимальной эффективности. И надо сказать, что после 1995 года произошли очень положительные сдвиги. Я могу сказать, что, например, расходы на протезирование только за последние три года возросли в 11 раз, на обеспечение инвалидов транспортом — в 9 раз. И самым главным, пожалуй, достижением 90-х годов стало то, что в нашей стране перешли от медицинской модели инвалидности к социальной, как это как раз и записано в стандартных правилах. И инвалид стал рассматриваться не только в плоскости больного человека, который нуждается в лечении, а на лечение нужны деньги; а стал рассматриваться в плоскости человека, который имеет ограничения жизнедеятельности и нуждается в реабилитации, то есть в восстановлении способности к бытовой, общественной, профессиональной деятельности. Это позволило принять целый ряд других актов, повернуть систему вообще всей социальной политики в отношении инвалидов, придать ей профилактический, а не рефлексивный характер, ориентироваться больше на конечный результат, а не на сам процесс решения проблемы, и рассматривать решения этой проблемы с точки зрения социальной и экономической эффективности. Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. И слово слушателю. Здравствуйте. Слушатель: Добрый день. Виктор, Москва. Здесь вот говорилось о реабилитации. Мне бы хотелось узнать, во-первых, кто определяет первоочередность этой реабилитации, для какой группы? Дело в том, что закрыли это ведомство — и не зря его закрыли. Я вот больше 10 лет инвалид, и когда я мог действительно что-то дать обществу, по большому счету, я никакой реабилитации не получал, куда бы я ни обращался. Надо состоять в каких-то обществах, все эти общества поделены на политические пристрастия, какие-то касты организовались. В общем, везде, где какое-то финансирование, хоть минимальное, моментально находится кто-то, кто должен это распределять, ищут какие-то связи — родственные, политические, еще какие-то. Татьяна Ткачук: Спасибо, Виктор. Александр Лысенко ответит. Александр Лысенко: Виктор, вам необходимо обратиться в учреждение медико-социальной экспертизы по месту жительства — это, видимо, бюро, или в Главное бюро медико-социальной экспертизы, вы можете сделать это в заявительном порядке, где вам определят индивидуальную программу реабилитации, которая будет предусматривать целый ряд мероприятий медицинского характера, профессиональной реабилитации, социальной реабилитации. Эту программу вы будете реализовывать, финансироваться она будет за счет государственных средств. Поэтому каких-то проблем сейчас, в настоящее время, с этим не существует. Более того, необходимо регулярно пересматривать эту программу, корректировать ее, потому что конечная цель — это восстановление вашей способности к работе, возврат, может быть, к труду, к общественной деятельности и так далее. Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Ирина Куница, пожалуйста. Ирина Куница: Маша Арбатова (инвалид детства, кстати) в настоящее время пытается помочь молодому человеку, который абсолютно убежден, что реабилитационную помощь ему смогут оказать только в Швейцарии. Недавно обратившись к нам с этим вопросом, она получила следующий ответ: например, существующий в Москве Национальный медико-хирургический центр располагает такой реабилитационной базой, которая в своем роде уникальна в мире и объединяет достижения Японии, Германии, Америки и многих других стран. Уверяю вас, эта система работает, работает не хуже, чем в западных странах. И призываю людей не обрекать себя на самостоятельную оплату многих медицинских услуг. Потому что существуют программы, не только касающиеся социального обеспечения, а существует также первичная медицинская документация, которая передается даже из маленьких городков, из местных каких-то клиник, амбулаторий в Минздрав (сейчас это будет управление Министерства здравоохранения), — и эти люди получают право на пользование этими программами. Мы не отказываем никому, мы работаем с любыми — подчеркиваю, с любыми! — страховыми компаниями, организациями, ведомствами, в том числе государственными, и стараемся помочь огромному количеству людей. Татьяна Ткачук: Ирина, я знаю, что сейчас конкретно в вашем Центре есть два необычных пациента, за которых сердце болит у всего медперсонала, и оба они — инвалиды. Расскажите, пожалуйста, что с ними случилось? Ирина Куница: Ну, это, на самом деле, несколько негативный пример инвалидизации. Это не инвалиды в прямом смысле слова. Тут в большей степени, может быть, даже нужно вернуться к вопросу просто об уходе за этими людьми. Один парень является раненым в Чечне, которому несвоевременно — ну, тут сложно говорить, своевременно или нет, — была оказана медицинская помощь после получения черепно-мозговой травмы. Он перестал дышать, его соратники, испугавшись, сами попытались вскрыть ему трахею, хотя делать это было не нужно. Он потерял огромное количество крови. В настоящее время у этого человека погибла кора головного мозга, и он представляет собой «растение», которое, в принципе, приведено в состояние очень хорошего «растения» специалистами клиники: убраны пролежни, он находится в адекватном состоянии. Но нужно быть реалистами, он никогда не сможет стать членом общества, как бы мы ему ни помогали. В настоящий момент стоит вопрос чисто об уходе, и родственники с ужасом думают о том, что его нужно забрать домой, потому что они просто откровенно боятся этого процесса. Родственники будут выключены из процесса зарабатывания денег, из процесса воспитания детей, которые у этого парня есть… Вы понимаете, какая это трагедия для семьи! И вот сейчас мы действительно бьемся над тем вопросом, что мы не знаем, как ему обеспечить не медицинскую помощь, нет, а чисто человеческие условия ухода. И второй случай даже, на мой взгляд, более вопиющий. В мирное время, обратившись в коммерческую клинику за получением косметической операции, молодая девушка получила осложнения во время наркоза, что тоже привело к гибели коры головного мозга. Причины возникновения заболевания разные, тем не менее, мы имеем два таких вот «растения». И еще раз подчеркиваю, в этих ситуациях далеко не всегда нужна медицинская помощь 24 часа в сутки. А клиника не может эти два места освободить для людей, которым мы реально можем помочь, потому что мы уперлись в чисто социальные аспекты. Татьяна Ткачук: Да, видимо, медицинское и социальное в примерах, которые вы привели, просто разделить невозможно. Спасибо, Ирина. У нас еще звонок. Здравствуйте. Слушатель: Владимир Михайлович из Подмосковья. Вот выступала недавно женщина, у которой ребенок инвалид детства, и она спрашивала, куда ей обратиться, потому что никто ей никогда не помогал и так далее. Я верующий, и я хочу предложить ей — и мне важно, чтобы до нее дошел мой совет, — надо обратиться к Богу, надо пойти в церковь, надо приходить с ребенком регулярно, надо молиться. И не только в православную церковь, но и в протестантские церкви. При церквах есть фонды помощи нуждающимся, там помогут. А в эти советские бывшие организации обращаться бесполезно, там ни копейки не дадут. Спасибо. До свидания. Татьяна Ткачук: Спасибо, Владимир Михайлович. С последним вашим утверждением будем спорить, поскольку знаем примеры и знаем, что это не совсем так. И — раз мы снова заговорили о детях: случайно на одном из интернет-сайтов я нашла стихотворение 12-летнего мальчика по имени Антон. Я хочу, чтобы вы сейчас услышали его в эфире.
Ступени, ступени, ступени…
Они повсюду.
Ступени в магазине,
Ступени в школе,
Ступени в метро,
Ступени в автобусе,
Ступени на входе в кухню,
Ступени у моей кровати,
Ступени в моем доме.
Ступени мешают мне делать то,
Что я хотел бы делать.
Ступени на пути в библиотеку —
И я не могу прочесть книгу.
Ступени делают меня печальным,
Злым и угнетенным,
Обеспокоенным и болезненным,
Испуганным и нервным.
Ступени — это мрачный сумрак.
О, если бы было можно,
Словно бульдозером, убрать
Все эти ступени,
Все эти сту-
пень-
ки!
Татьяна Ткачук: Геннадий, ступени непреодолимы и для вас, инвалида-колясочника. Даже в столице России ни в один кинотеатр, ни в один театр или концертный зал, ни в один институт на коляске въехать невозможно. Лишь в половину аптек, одну-единственную школу, да в пять-шесть кафе, кроме «Макдональдса»… Но, видимо, дело все же не в буквальных ступенях, а в преградах иного порядка? Геннадий Забудский: Спасибо Антону за это стихотворение. Прямо в точку, в сердцевину, что называется! Да, сам я инвалид на коляске, и эта проблема для меня первостепенна. Безбарьерная среда по больше части, к сожалению, в городе Москве, в Подмосковье, в центре нашей страны отсутствует. Есть, конечно, единичные положительные примеры, но в массе своей — увы! То есть Антона я прекрасно понимаю. По Москве я лично передвигаюсь на автомобиле с ручным управлением. Правда, иногда случается ездить на метро. Поначалу, в начале 90-х годов, я ездил на метро самостоятельно, помогали, что называется, добрые люди. Но пришел такой момент, что уже стало невмоготу — и пришлось пересесть на автомобиль. Метро практически недоступно за редким-редким исключением, вся социальная инфраструктура, в общем-то, тоже. Сейчас строятся хорошие магазины, правда, на окраине Москве, вдоль кольцевой дороги, куда доступ совершенно свободен. Могу я сказать названия? Татьяна Ткачук: Конечно. Геннадий Забудский: Это «IKEA», в частности, «ОБИ», «МЕГА», «АШАН» — вот эти крупные торговые центры. Татьяна Ткачук: Потому что они строятся по западным образцам. Геннадий Забудский: Совершенно верно, и владельцы у них — люди оттуда. Татьяна Ткачук: Вы знаете, Геннадий, когда я вас спрашивала о преградах другого рода, я все-таки имела в виду, наверное, опять вопросы менталитета. Потому что был такой случай однажды в подмосковном городке, небольшом: отмечался День города, и в толпе жителей оказались инвалиды из соседнего интерната на колясках. И вот гуляние еще не подошло к концу, а директору интерната уже звонил разъяренный глава местной администрации и буквально кричал в трубку: «У людей праздник! Зачем же вы выпустили инвалидов? Настроение портите!» Наверное, об этом не говорить тоже невозможно. Геннадий Забудский: К сожалению, в нашем обществе было принято, по крайней мере, изолировать инвалидов, в частности — в домах-интернатах, прятать от глаз в стенах собственного жилья. Это говорит о том, что не сформировано до сих пор отношение самого общества к инвалидности, проще инвалидов не замечать. Вот отсюда те перекосы, о которых я говорил раньше: инвалиды — нищие, попрошайки или инвалиды — герои. Это перекосы. Есть нормальные, положительные примеры работы тех же инвалидов. То есть во многом это зависит еще от характера самого человека, самого инвалида: пробьется он в этой жизни, найдет почву твердую под ногами или нет. Если человек не обладает пробивным, сильным характером — в этом случае ему должно помочь общество встать на ноги с помощью каких-то структур. Еще важно, на мой взгляд, найти понимание решения собственных проблем инвалидов в собственной же инвалидной среде. То есть проблемами инвалидов, я думаю, должны заниматься, в том числе, и сами инвалиды. Кто, как ни мы, знает проблему, как вы правильно сказали, изнутри? И важно координировать наши намерения с органами государства, органами соцзащиты, которые призваны наши проблемы решать. Татьяна Ткачук: Спасибо, Геннадий. Слушателю слово. Здравствуйте. Слушатель: Здравствуйте. Леонид, Петербург. Я совершенно согласен с предыдущим автором, что дело реабилитации инвалидов — это также наше собственное дело. Я сам инвалид по зрению. Хочу обратить ваше внимание, что, кроме инвалидов, которые нуждаются в медицинской поддержке, нуждаются в пенсиях, есть еще инвалиды, которые нуждаются в работе. По-моему, это самое страшное — остаться в социальной обособленности и не иметь работу. К сожалению, большинство предприятий сегодня предлагают грубую физическую работу по сборке всяких деталей, надо ездить далеко и так далее. Попытки организовать домашние рабочие места наталкиваются в первую очередь на то, что отсутствует социальный заказ на такие работы. В Петербурге правительство сейчас приняло закон, по которому будет заставлять предприятия предоставлять рабочие мест на предприятии. Но вы понимаете, что инвалид на обычном предприятии просто не приживется, а деньги, которые возьмут с этого предприятия, непонятно куда уйдут. Поэтому, на мой взгляд, в первую очередь должен быть социальный заказ от государства на организацию рабочих мест. И просьба к вашей программе. У вас есть программа «Бизнес и деньги». Если ваши сотрудники сочтут целесообразным, пусть посвятят хотя бы одну из ваших передач технологиям, компьютерам, чтобы лица с отсутствием зрения могли выходить в Интернет, могли общаться друг с другом. Спасибо. Татьяна Ткачук: Спасибо, Леонид. Я передан вашу просьбу своему коллеге, ведущему эту программу. А вам советую все-таки так пессимистично не настраиваться на то, что, если инвалид попадет на обычное предприятие, он точно там не приживется. Случаи бывают разные, и я видела иные примеры. Хотела бы, чтобы Александр прокомментировал в двух словах вопросы трудоустройства подобных людей. Александр Лысенко: Вы знаете, вопросы профессиональной реабилитации инвалидов имеют колоссальное значение. Потому что какая цель у реабилитации в конечном итоге? Цель такая, чтобы человек вернулся к труду, в полном или ограниченном объеме и смог как-то материально сам себя поддерживать, а не только жить на ту пенсию, к сожалению, которая сегодня не позволяет жить достойно. И в этом плане я хочу сказать Леониду, что есть, например, в Москве центр компьютерных реабилитации «Реакомп», который возглавляет Сергей Иванчин. Этот центр специально осуществляет обучение слепых людей работе на компьютере. И мы знаем такие примеры, когда у нас диспетчерами в аэропортах работают слепые люди на компьютере — в справочной системе, и так далее. То есть, на самом деле, действительно это реально возможно, но и вы тоже должны делать определенные шаги вперед, потому что процесс реабилитации не есть односторонний процесс, это встречное движение. И вот, продолжая поддерживать то, что сказал Геннадий в отношении среды жизнедеятельности, которая, к сожалению, сегодня создает барьеры и не позволяет сегодня многим людям реализовать свой потенциал, я хочу сказать, что за последние только 5 лет наработано более 30 нормативных документов в области архитектуры, градостроительства, транспорта, связи, определена мера ответственности лиц — это то, чего никогда не было в нашей стране до этого. Ожидать, что мы завтра увидим, что все стало доступно — связь, информация — конечно, такого не будет… Татьяна Ткачук: Да дело в том, что хотелось это увидеть уже вчера. Александр Лысенко: Да, но для этого надо было позавчера начать эту работу, а мы, к сожалению, начали ее по-настоящему только в 90-х годах. И вот роль общественных организаций инвалидов важна. Вот Всероссийская общественная организация инвалидов, центральное управление ВОИ активнейшим образом участвовали в этой работе по реализации закона о социальной защите инвалидов в части обеспечения доступности для инвалидов среды жизнедеятельности, прекрасно выполнили работу. Это как бы видение проблемы изнутри, которое, безусловно, в ближайшие 5-10 лет поможет нам иметь не только точки роста, о которых вы говорили,(иногда мы их видим), но уже увидеть какую-то систему безбарьерной среды в нашей жизни. Татьяна Ткачук: Спасибо. Вы знаете, читатели нашего сайта на вопрос — кто должен взять на себя ответственность за инвалида? — предложили фактически три варианта ответов. Самым распространенным, что меня удивило, был ответ — члены семьи. Второй был ответ — общество. И третий ответ был — власть. И лишь в одном письме было написано о даре сострадания и человечности, то есть, в конечном итоге, о счете, который каждый должен предъявить исключительно к самому себе. И это письмо пришло из Калифорнии к нам… Ирина, вам приходится сталкиваться с тем, что ведомства кивают друг на друга, а инвалид остается без помощи? Ирина Куница: Конечно. И вообще я глубоко убеждена, что отношение к старикам, детям и инвалидам — это критерий зрелости общества. В понятие «общество» я вкладываю не только государство, не только членов семьи, а это все мы. Скажу абсолютно честно, может быть, открою завесу: вы даже не представляете, сколько вокруг нас инвалидов. Женщина, у которой по причине онкологии удалены все абсолютно женские органы, она не может считаться инвалидом? Она инвалид по всем существующим медицинским нормам и правилам, который тоже нуждается и в социальной реабилитации, и в психологической реабилитации, чтобы не наложить на себя руки после того, что с ней сотворили. Человек, который прыгал на подножку трамвая и попал под этот трамвай, — он вчера был успешен, вчера был в центре внимания, а сегодня этот человек без ноги либо становится на протез, либо садится в коляску. Он одномоментно превращается в инвалида и тоже нуждается в реабилитации, в огромной степени — в психологической реабилитации, потому что очень сложно начать жить в новых условиях. Вот этих инвалидов огромное количество. То, что мы их не видим, не значит, что их нет вокруг. Если каждый из нас просто задаст себе вопрос: а если в моей семье, а если близкий человек, а если я сам, не дай бог, завтра станут инвалидом? — я думаю, отношение к инвалидам сильно изменится. Но этот вопрос нужно задавать, начиная с рождения. И не нужно изолировать этих детей! Может быть, огромное количество их могут ходить в нормальные детские сады, в нормальные школы. И если мы — как общество, как взрослые люди, которые должны сдать экзамен на зрелость, — не будем противопоставлять ни себя, ни своих детей инвалидам, я думаю, будет очень сильно изменено и отношение к ним в целом. Татьяна Ткачук: Вы знаете, Ирина, я слушала вас и вспомнила, как я читала однажды интервью с женщиной-психологом, она француженка, и в интервью она объясняла, почему она стала работать с инвалидами. Однажды она поставила на себе такой опыт: она завязала себе глаза и пришла на кухню квартиры, в которой жила 30 лет. Ей казалось, что она эту кухню знает, как свои пять пальцев и в любом состоянии, видя или не видя, она найдет и сможет сделать все, то угодно. Задачу она поставила очень простую — вымыть посуду, и с плотно завязанными глазами она попыталась это сделать. Она перебила абсолютно все. Она не попала, она не смогла до стола донести ни одной чашки, ни одной тарелки. И это был переломный момент, когда она поняла, что как специалист, как высококлассный психолог она будет помогать именно этим людям. Пожалуйста, Александр. Александр Лысенко: Татьяна, вы знаете, вы подняли очень важный вопрос, что отношение общества к инвалидности — это своеобразное зеркало нравственной состоятельности общества. Но надо иметь в виду, что наше государство имеет определенные особенности: это огромная территория, это достаточно большое число населения… И конечно, в этих условиях надо найти такие формы, такие механизмы, которые бы действительно позволяли работать с инвалидами лицом к лицу. Великий французский мыслитель Жан Жак Руссо, рассуждая о происхождении неравенства, говорил: «Я бы мечтал родиться в той стране, в которой я бы знал всех граждан и мог бы каждому посмотреть в глаза; тогда, скорее всего, у меня бы, наверное, любовь к отечеству выражалась не столько в любви к своей территории, сколько в любви к своим гражданам». Я думаю, что это должно стать таким своеобразным лозунгом, адресной работой по реабилитации инвалидов, достижением конкретного результата для конкретного, а не абстрактного человека. Геннадий Забудский: Я вспомнил случай из американской жизни, что называется. Есть такой актер знаменитый — Том Круз. И в период съемок фильма «Рожден четвертого июля», где он играет ветерана вьетнамской войны, ставшего инвалидом в результате огнестрельного ранения, он решил попробовать, что же чувствует инвалид, что он ощущает, передвигаясь на инвалидной коляске. Он сел в коляску и поехал, грубо говоря, по городу. Он заехал в какой-то дорогой магазин, и работники этого магазина смотрели на него очень косо и негативно. То есть он ощутил даже, в общем-то, в цивилизованном американском обществе некое прохладное отношение к инвалидам. Татьяна Ткачук: Александр, много писали и продолжают писать о полной зависимости российских инвалидов от зарубежных технических средств реабилитации, от тех же колясок. Когда мы с вами говорили перед программой, вы сказали, что российская промышленность выпускает сегодня вполне неплохую технику, и вы готовы два слова сказать об этом. Пожалуйста. Александр Лысенко: Да, конечно, в России сформировалась целая отрасль промышленности, которая называется реабилитационная индустрия, которая производит технические средства реабилитации инвалидов. До 90-х годов, наверное, всего несколько десятков наименований у нас в Советском Союзе выпускалось. В основном мы были полностью зависимы от импорта реабилитационной техники. Сегодня через очень трудные годы 90-е прошла наша промышленность, и, тем не менее, предприятий, которые выпускают технические средства реабилитации, сегодня в стране насчитывается около 300. Это, конечно, во многом позволяет удовлетворить потребности инвалидов. Мне очень приятно, например, что присутствующий здесь Геннадий пользуется креслом-коляской российской, и не просто креслом-коляской, а той, которую производит предприятие, использующее труд инвалидов. Сегодня у нас несколько тысяч уже наименований технических средств реабилитации выпускается, и в принципе, мы готовы по многим позициям удовлетворить потребности инвалидов именно нашей, отечественной продукцией. Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Геннадий… Геннадий Забудский: Я, собственно, хотел сказать, что на этом предприятии, о котором только что говорил Александр, работают мои товарищи, друзьями, знакомые — сами инвалиды. Татьяна Ткачук: Осталось, наверное, только сказать, что отношение общества к инвалидам отражает весь спектр социальных противоречий сегодняшнего дня: здесь и рудименты привычки изолироваться от этой социальной группы, и амбициозность задач на бумаге при плохо просчитанных экономических ресурсах, и частая утрата адресности помощи, и все-таки межведомственные склоки (о которых сегодня нам удалось не говорить, но они существуют)… И все-таки я соглашусь и с нашими слушателями, которые об этом говорили, и с моими гостями, что именно по отношению общества к инвалидам можно судить о степени его цивилизованности.

Роль среды в самореализации человека с интеллектуальной недостаточностью

Направленность на самореализацию (по А. Маслоу, самоактуализацию [7]) отражает потребность че­ловека стать тем, кем он может стать исходя из имею­щегося потенциала. Самореализация может понимать­ся как результат стремления человека проявлять себя в значимом для него деле и конституирует активно-деятельностный аспект жизни [4], иными словами, в ка­честве главного условия самореализации личности выступает деятельность, приводящая человека к субъ­ективной удовлетворенности активностью в значимых для него сферах жизнедеятельности или взаимоотно­шений. Тем самым самореализация позволяет повы­сить качество жизни, существенно снизить риск негативных последствий трудных жизненных ситуаций, в частности, связанных с ограниченными возможностя­ми здоровья.

Содержание и формы самореализации задаются как внешними факторами, так и индивидуально-лич­ностными особенностями и возможностями. С. И. Кудинов [6] предлагает в числе условий, детерминирую­щих самореализацию, рассматривать условия психо­экологические, психофизиологические, психологичес­кие, педагогические и социальные. Л. А. Коростылева считает, что «осуществление возможностей развития «Я»» обеспечивается как через собственные усилия индивида, так и в «содеятельности» с другими людьми (ближним и дальним окружением), социумом и миром в целом [5]. Подчеркивается, что человек может само­реализовываться как уникальная целостная личность только во встрече с другими [8].

Появление у ребенка представлений о своих воз­можностях свидетельствует о развитии у него способ­ности оценивать себя [12]. Позитивная оценка собст­венных возможностей становится основой самоприня­тия [10], доверия к себе. Условием существования до­верия к себе является специфическое отношение к собственной субъектности как к ценности и отноше­ние к собственным будущим поступкам как к безопас­ным [11]. При этом необходимо, чтобы успешность ре­ализации признавалась и одобрялась значимыми для человека лицами. Более того, не только оценка, но и ожидания окружения: родителей, педагогов, микро- и макросоциума [2] в значительной степени определяют характер и содержание самореализации личности.

«Теория самоэффективности» (А. Бандура) рас­сматривает как основу самореализации убежденность человека в том, что в сложной ситуации он сможет продемонстрировать удачное поведение [1]. «Теория самоэффективности» тесно связана с концепциями выученной беспомощности М. Селигмана [9].

Отсутствие веры в эффективность собственных действий может быть одной из причин нарушений по­ведения, когда самореализация принимает асоциаль­ные и антисоциальные формы.

Сможет ли конкретный человек в заданной ситуа­ции достичь успеха, зависит не только от его собствен­ной компетентности, но и от целого ряда других фак­торов. Важны, в том числе, не столько объективные ре­зультаты сами по себе, сколько их интерпретация и ожидания успеха — положительных результатов соб­ственных действий. А. Бандура использовал понятие самоэффективности для целенаправленного проекти­рования работы по личностной коррекции, основной мишенью которой было повышение возможности лю­дей осознавать свои способности и использовать их наилучшим образом. При этом особое внимание при­давалось тому, что при более чем скромных способно­стях умелое их использование позволяет человеку до­стичь высоких результатов. Дальнейшие исследова­ния убедительно показали, что низкая самоэффектив­ность может быть существенным тормозом формиро­вания социальной компетентности и активности чело­века, и представления А. Бандуры, перенесенные из области клинической терапии в сферу регуляции со­циального поведения, весьма продуктивны.

Проблема самореализации людей с ограниченны­ми возможностями здоровья только начинает изучать­ся. Когда же речь идет о самореализации лиц с интел­лектуальной недостаточностью, вопросов гораздо больше, чем ответов. Между тем, рассматривая само­реализацию в связи с формированием активности и социальной компетентности, мы считаем обращение к исследованию этого феномена у лиц с интеллектуаль­ной недостаточностью важным и перспективным.

Как показано выше, становление самореализации у ребенка обеспечивается задаваемой микро- и макросо-циальным окружением перспективой будущего, учи­тывающей его психофизические особенности. Эта пер­спектива будущего реализуется в актуальных задачах усвоения и присвоения социокультурного опыта, со­относящихся с возрастом и уровнем развития ребенка. Переживание собственной эффективности создает ос­нову для развития адекватной позитивной самооцен­ки. Воспитание в условиях недоступной по уровню сложности предъявляемых задач среды, постановка перспективы будущего, не соответствующей потреб­ностям и возможностям ребенка, создают существен­ные затруднения для переживания им самоэффектив­ности, что, в конечном счете, блокирует или искажает его способность к самореализации.

Ребенок с интеллектуальной недостаточностью нуждается в такой социокультурной среде, которая учитывала бы «своеобразие пути», использовала бы «иные способы» и «иные средства» (Л. С. Выготский) социального и личностного развития. Реабилитация (абилитация) детей с интеллектуальной недостаточ­ностью должна основываться на учете их потребнос­тей в доступности общения и задач, ставящихся перед ними, в возможности включения их в продуктивную активность [14; 17]. Встает задача проектирования оп­тимальной среды — жизненного пространства, обеспе­чивающего повышение чувства собственной ценности и уверенности в себе у лиц с ОВЗ.

В таком проектировании необходимо учитывать личные установки и способы поведения «нормаль­ных» людей по отношению к людям с ОВЗ. В анализе отдельных исследований по этой тематике (Cloerkes, 1980, цит. по: [13]) был сделан вывод, что установки «нормальных» людей по отношению к людям с ОВЗ колеблются от ярко выраженных позитивных до в це­лом негативных. В этих исследованиях выявляется очень стабильная «иерархия популярности» различ­ных видов недостаточности. Те группы людей с инва­лидностью, которые больше всех других соответству­ют социальным нормам «полноценных» (например, люди с повреждениями межпозвоночного диска, аст­матики), ранжируются наиболее высоко; люди с нару­шениями, которые, по мнению большинства, не могут следовать нормативным требованиям, такие как пси­хически больные или умственно неполноценные, за­нимают самое низкое место. Такое положение дел свя­зано, по нашему мнению, с тем, что при ментальной инвалидности стандартные позиции социальной ус­пешности являются труднодостижимыми, а иных кри­териев самореализации общество в настоящий момент не видит.

Неразработанность критериев позитивной саморе­ализации обусловливает трудности создания в семье ребенка с интеллектуальной недостаточностью среды, способствующей повышению его чувства самоценнос­ти. Семья призвана предоставлять такому ребенку по­ле активности, поддерживающей его самостоятель­ность. В противоположном случае у ребенка, а затем подростка и молодого человека с интеллектуальной недостаточностью могут возникать конфликты с род­ными, склонность к алкоголю или наркотикам, аутоаг-рессивные или противоправные действия [3].

Почти общепринятым является мнение, что само­реализация личности наиболее выпукло представлена ее способностью к творчеству. Тем более интересно, что анализ данных, полученных с помощью шкалы са­моэффективности опросника MSES, показал, что главными компонентами самоэффективности являют­ся два фактора, обозначенные как повседневные дей­ствия и социальное функционирование [18]. Наше собственное исследование [16] показало, что умствен­но отсталые подростки наиболее высоко оценивают свои трудовые и социально-бытовые умения, причем даже незначительные, с точки зрения нормально раз­вивающихся подростков, достижения вызывают у них чувство успеха. Важно, что эти достижения отмечают­ся в той сфере, которая доступна осмыслению и кон­тролю подростков с интеллектуальной недостаточнос­тью.

Адекватность приоритетности постановки задач трудового обучения и формирования социально-быто­вой компетентности подтверждается и международ­ным опытом [15]. На этой основе происходит интел­лектуальное и эмоциональное развитие ребенка с ин­теллектуальной недостаточностью, работа с его лично­стными установками. Большое внимание уделяется формированию умения находиться в рабочем коллек­тиве. Содержание обучения приближено к реальным проблемам, с которыми сталкиваются или могут столкнуться в будущем ученики. Эффективно это про­исходит, например, на уроках GASV (интегрирован­ных социальных навыков).

Проекты сред, обеспечивающих эффективную ак­тивность лиц с интеллектуальной недостаточностью, должны представлять собою модели включения в ре­альную жизнь на позитивных основаниях — в жизнь семьи, в микро- и макросоциальные структуры. Та­кие модели обеспечивают стимуляцию позитивного личностного потенциала лиц с ОВЗ [19], что невоз­можно без развития их намерений, опыта пережива­ния ими личностной целостности при решении акту­альных для их потребностей и адекватных их воз­можностям реальных задач жизнедеятельности, осу­ществляемой на различных уровнях. Особо подчерк­нем необходимость поиска новых форм социально значимой деятельности, которая создавала бы усло­вия для переживания чувства самоэффективности людей с интеллектуальной недостаточностью и обес­печивала бы их самореализацию. В заключение необ­ходимо отметить, что для многих людей с менталь­ной недостаточностью потребность в реабилитацион­ной среде, поощряющей их самореализацию, являет­ся постоянной.

Россия: Безрадостные перспективы молодых людей с инвалидностью

(Москва) – По достижении совершеннолетия детей с инвалидностью, которые выросли в российских «коррекционных» детдомах, нередко без их согласия переводят во взрослые интернаты, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч. Те, кто все же переходит к жизни в местном сообществе, часто не получают необходимой для этого поддержки.

В ходе исследования ситуации в пяти российских городах в 2018 г. мы задокументировали 28 случаев, когда администрация детских домов принудительно или добровольно-принудительно переводила 18-летних детей с инвалидностью во взрослые интернаты, хотя по достижении совершеннолетия они получают право на самостоятельную жизнь и на включенность в местное сообщество.

«Российские власти должны незамедлительно положить конец практике, когда администрация государственных детских домов в принудительном порядке переводит молодых людей с инвалидностью во взрослые интернаты, обрекая их на пожизненную изоляцию и сегрегацию, — говорит исследователь Андреа Маззарино из Хьюман Райтс Вотч. – Совершеннолетие должно открывать человеку возможности делать выбор и жить полноценной жизнью, а не порождать ситуацию, когда человек фактически переходит из одного подневольного положения в другое».

За последние годы властями был принят ряд важных мер, призванных обеспечить защиту прав людей с инвалидностью. К их числу относится законодательное запрещение дискриминации по признаку инвалидности и гарантии инклюзивного образования, а также постановление правительства 2014 г., которое определило роль детского дома как промежуточного этапа в подготовке ребенка к самостоятельной жизни. Однако мы обнаружили, что эти законы и нормативные положения часто игнорируются или их исполнение должным образом не обеспечивается.

Профильные российские эксперты отмечают, что большинство людей с инвалидностью, однажды попав в систему российских специнтернатов, остаются в ней навсегда. На сегодняшний день численность взрослого контингента таких учреждений оценивается в 150 тыс. человек.

Десять молодых людей рассказали нам, как администрация детдомов безальтернативно переводила их в закрытые психоневрологические интернаты для взрослых. Некоторых просто сажали в машину и без объяснений отвозили в ПНИ (психоневрологический интернат). По словам других опрошенных, администрация вынуждала их подписать согласие на перевод в ПНИ.

Местный профильный адвокат и два активиста за права людей с инвалидностью сообщили нам еще о 18 случаях недобровольного перевода в конце 2017 г. молодых людей из детского дома в ПНИ в Санкт-Петербурге.

Другие наши собеседники из числа молодых людей с инвалидностью утверждали, что формально давали свое согласие на перевод в ПНИ, но приняли такое решение потому, что не знали о своем праве на самостоятельную жизнь в местном сообществе.

В большинстве задокументированных нами случаев администрация детдома обращалась в суд с заявлением о признании человека недееспособным и о назначении ему опекуна – в лице, как правило, директора детдома.

Люди с инвалидностью, активисты и адвокаты говорят, что администрация детдома зачастую не информирует молодых людей с инвалидностью о начатой процедуре признания их недееспособными. Как отмечал профильный адвокат и эксперт Дмитрий Бартенев, «это общая практика, когда учреждение обращается в суд о признании человека недееспособным по достижении совершеннолетия», а судьи – в нарушение российского законодательства – далеко не всегда встречаются с этим человеком очно.

При рассмотрении таких дел суд часто назначает судебно-психиатрическую экспертизу, которая должна оценить способность человека понимать значение своих действий и принимать решения. Обследуемый должен ответить на вопросы, касающиеся повседневной жизни, например – покупки продуктов питания. При этом выросшие в детдоме молодые люди с инвалидностью не имеют к моменту совершеннолетия никакого или почти никакого опыта самостоятельной жизни, что снижает их шансы на успешное прохождение обследования и, соответственно, повышает риск признания их недееспособными.

Несколько проинтервьюированных нами молодых людей, которые лично участвовали в процедуре признания их недееспособными, отмечали, что они не могли содержательно заявить свои возражения, поскольку никто и никогда не разъяснял им их права и имеющиеся у них по закону варианты.

В ПНИ молодые люди с инвалидностью могут сталкиваться с ограничением свободы передвижения, включая возможность выходить за пределы территории и навещать друзей и родных или общаться с ними. У четверых проинтервьюированных нами молодых людей возникли проблемы, когда они решили уйти из интерната и начать самостоятельную жизнь в местном сообществе, хотя они прямо озвучили персоналу свое желание. Принудительное содержание человека в специализированном учреждении на основании его инвалидности составляет незаконное задержание.

Мы также интервьюировали молодых людей, которые после детдома начали самостоятельную жизнь при поддержке родственников, волонтеров или неправительственных организаций. Они рассказывали о возникающих трудностях вследствие отсутствия адекватного образования, неподготовленности к взрослой жизни и отсутствия доступной инфраструктуры и услуг здравоохранения. Три человека также утверждали, что администрация детдома продолжала контролировать их, в том числе осуществляя контроль над их пенсией по инвалидности.

Российское правительство должно покончить с принуждением и введением в заблуждение молодых людей с инвалидностью при переводе их во взрослые интернаты, а также прекратить политику и практику признания их недееспособными. Необходимо скорректировать федеральное законодательство, позволяющее отказывать таким людям в дееспособности, и обеспечить полное информирование их об их правах, включая право на самостоятельную жизнь в местном сообществе. Также необходимо предусмотреть программы содействия обустройству в местном сообществе, включающие помощь в принятии решений и другую актуальную поддержку.

Правительству следует обеспечить прохождение персоналом учреждений интернатного типа для людей с инвалидностью специальной подготовки в области прав таких людей. Необходимо разработать план-график ухода от использования учреждений интернатного типа за исключением экстренных ситуаций, предусматривающий индивидуальный подбор вариантов семейного или иного ухода.

Конвенция о правах инвалидов обязывает Россию обеспечивать людям с инвалидностью возможность вести самостоятельную жизнь и быть включенными в местное сообщество. Каждый совершеннолетний имеет право на реализацию своей правоспособности, то есть право самостоятельно решать где жить, как и с кем создавать семью, вступать в договорные отношения, приобретать имущество и т.п. Европейская конвенция о правах человека, также юридически обязывающая для России, гарантирует каждому право на уважение частной и семейной жизни, включая право принимать решения относительно собственной жизни, в частности – по собственному выбору устанавливать отношения с другими людьми.

«Значение недавних шагов российских властей по усилению гарантий прав людей с инвалидностью трудно переоценить, — говорит Андреа Маззарино. – Но правительству теперь нужен четкий план того, как прекратить принудительную изоляцию таких людей и обеспечить им возможность самостоятельно жить в местном сообществе и пользоваться поддержкой, если в ней возникнет необходимость».

Истории молодых людей с инвалидностью приводятся ниже.
 

Российское законодательство и перевод в учреждение интернатного типа

По российскому закону «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» для перевода в психоневрологический интернат требуется согласие самого лица, даже если оно признано недееспособным (если такое лицо по своему состоянию способно подать личное заявление). Однако, как говорит профильный адвокат и эксперт Дмитрий Бартенев, многие работники детских домов исходят из того, что недееспособный автоматически подлежит обязательному переводу в ПНИ вне зависимости от его согласия, тем более если у него нет родных или близких, которые могли бы позаботиться о нем.

Закон «О психиатрической помощи» допускает помещение человека в ПНИ без его заявления – по решению органа опеки и попечительства, принятому на основании заключения врачебной комиссии с участием врача-психиатра. Заключение должно содержать сведения «о наличии у такого человека психического расстройства, лишающего его возможности находиться в иной организации социального обслуживания, предоставляющей социальные услуги в стационарной форме». Ни в одном из задокументированных нами случаев нам не удалось обнаружить следов такого заключения.

Свидетельства молодых людей с инвалидностью

Мы проинтервьюировали 18 молодых людей с инвалидностью в возрасте от 18 до 26 лет в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, Москве и Московской области, а также в Свердловской области. В числе наших собеседников были невидящие, маломобильные, люди с психосоциальной инвалидностью или психическими расстройствами, такими как шизофрения. Еще 18 ситуаций молодых людей с инвалидностью мы задокументировали опосредованно – через интервью с активистами, помогающими этим людям отстаивать право на жизнь в местном сообществе.

Мы также проинтервьюировали пятерых детей в возрасте от 10 до 15 лет, которые живут в детских домах, 10 человек из числа персонала детдомов и ПНИ, 30 представителей организаций за права детей и взрослых с инвалидностью, а также троих взрослых с инвалидностью, которые выросли в семье. Наши исследователи встречались с двумя профильными адвокатами и посетили три коррекционных детдома в Московской области и в Санкт-Петербурге и два ПНИ в Санкт-Петербурге. В приводимом ниже обзоре наши собеседники обозначены только именем или псевдонимом в интересах обеспечения приватности.

Лишение недееспособности и перевод во взрослый интернат

Среди проинтервьюированных нами людей с инвалидностью были четверо совершеннолетних, выросших в детских домах для детей с особенностями развития в Ленинградской области и Санкт-Петербурге. По заявлению администрации детдомов все они накануне несовершеннолетия были признаны недееспособными. После этого их перевели в ПНИ в Санкт-Петербурге.

Алексей

21-летний Алексей вырос в детдоме для детей с особенностями развития в Ленинградской области и с 2015 г. живет в ПНИ в Санкт-Петербурге. По его словам, когда ему исполнилось 18, администрация детдома через суд признала его недееспособным.

В рамках этой процедуры комиссия из врачей и педагогов задавала ему вопросы, чтобы определить его готовность к самостоятельной жизни. При этом в детдоме Алексею не прививали практических навыков и не помогали освоиться в окружающем мире: «Меня спросили, сколько что стоит в продуктовом магазине, а я там никогда не был».

Вскоре после комиссии и решения суда о признании Алексея недееспособным директор детдома показала ему документ, в котором говорилось, что она как опекун дала согласие на его перевод во взрослый интернат. Возможность обжаловать Алексею не предоставили.

Затем директор отправила Алексея в сопровождении социального работника на обычной машине в интернат, где он до настоящего времени и живет.

По словам Алексея, жизнь в ПНИ «трудная, много правил». Без разрешения администрации он не может выходить из здания в темное время суток или в любое время выходить за территорию. Алексей утверждает, что администрация интерната несколько раз отправляла его в психиатрическую больницу в наказание за то, что он подрался с кем-то из интернатских. «Я хочу уйти отсюда и жить в своей квартире», — говорит он.

Таня

19-летняя Таня слабослышащая, страдает нарушением функции почек, передвигается в кресле-коляске. На наш вопрос, как она оказалась в ПНИ, она ответила: «Не знаю, почему я здесь».

Две местные активистки, которые общались с ней и до, и после перевода во взрослый интернат в конце 2017 г., рассказали нам, что администрация детдома, где выросла Таня, по суду признала ее недееспособной, сославшись на то, что ее инвалидность «не позволяет ей понимать значение своих действий и руководить ими».

Как и Алексею, Тане пришлось проходить комиссию из врачей и педагогов. У нее не было возможности проводить достаточно времени за пределами детдома, и она не смогла ответить на вопросы о стоимости различных продуктов. К тому же ей не предоставили слуховой аппарат, и она с трудом понимала, о чем ее спрашивают.

Таня говорит, что хочет гулять за территорией интерната и проводить время со сверстницами из неправительственной организации, которые время от времени навещают ее: «Хочу ходить на фестивали, на концерты. А здесь ничего нет. Не хочу больше жить».

Анастасия

22-летняя Анастасия с физической инвалидностью и особенностями развития выросла в петербургском детдоме и с 2016 г. живет в ПНИ в Санкт-Петербурге. Передвигается в кресле-коляске. Как и Алексей и Таня, Анастасия была признана недееспособной. Говорит, что в детдоме у нее не было выбора, и ей даже не сказали, куда ее отправляют. На вопрос, как ей живется в интернате, ответила: «Мне здесь не нравится».

«Миша»

18-летний Миша (имя изменено) с физической инвалидностью и особенностями развития живет в ПНИ в Санкт-Петербурге. По словам активистки, знакомой с ситуацией молодых людей в этом интернате, Мишу и еще 24 человека (в том числе Таню, о которой говорилось выше) признали недееспособными и перевели в интернат с подачи администрации детдома. Активистка утверждает, что, насколько ей известно, в детдоме нет никакой специальной процедуры, в рамках которой молодым людям сообщали бы об их дальнейшей судьбе: достигших совершеннолетия рутинно увозят, не предоставляя информации куда именно.

«Карина»

В некоторых задокументированных нами ситуациях руководство детдома заставляло молодых людей соглашаться на перевод в ПНИ. 19-летняя Карина (имя изменено) выросла в детдоме для детей с особенностями развития в Ленинградской области. По ее словам, вскоре после того, как в 2017 г. ей исполнилось 18 лет, директор выдала ей бумагу, которую она не смогла прочитать, поскольку посещать школу ей не давали. Тогда директор сказала: «Подпиши. Поедешь в интернат». Не видя других вариантов и не зная о возможности жить в местном сообществе, Карина поставила свою подпись – как оказалось, это было согласие на перевод во взрослый интернат.

«Кирилл»

Хьюман Райтс Вотч также задокументировала ситуации, когда молодого человека с инвалидностью просто перевозили из детдома в ПНИ – без информирования или согласия. 26-летний Кирилл (имя изменено) с особенностями развития вырос в детдоме в Санкт-Петербурге. По его словам, в один из дней 2012 г. персонал велел ему сесть в микроавтобус, на котором его и еще несколько молодых людей из того же детдома отвезли во взрослый интернат в Санкт-Петербурге, ни слова не сказав о том, куда они едут. Нам не удалось установить, принималось ли по кому-либо из этой группы решение о признании недееспособным.

В ПНИ Кирилла и других на несколько недель поместили на лежачий режим и провели различные медицинские обследования. Кирилл утверждает, что согласие на обследования он не давал.

Во взрослом интернате у Кирилла стало меньше вариантов досуга: в частности, он лишился прогулок с волонтерами из неправительственных организаций. В 2015 г. он спросил у директора, можно ли ему покинуть интернат и жить самостоятельно. «Она сказала, что я сам жить не смогу», — рассказал Кирилл.

В том же году Кирилл познакомился с несколькими волонтерами из местной группы за права людей с инвалидностью, которые посодействовали ему в уходе из ПНИ: нашли съемную квартиру, устроили на работу уборщиком в соседнем магазине и помогли освоиться с тем, как готовить еду и распоряжаться деньгами. В детском доме Кирилла не устраивали в школу и не привили ему никаких навыков самостоятельной жизни. «Самостоятельная жизнь – это здорово. У меня есть работа. Есть обязанности: перед начальником, перед друзьями. Начинаю узнавать страну, в которой я родился», — говорит Кирилл.

«Дима»

В 2018 г. 19-летнего Диму (имя изменено) с особенностями развития на три дня отправили из ПНИ в психиатрическую больницу. Это случилось после того, как Дима и «Вадим» (молодой человек с особенностями развития из того же интерната) обсуждали с адвокатом как оспорить иск администрации о признании их недееспособными. По версии администрации, Диму отправили в больницу, чтобы сторонние специалисты могли дать заключение, способен ли он понимать значение своих действий и принимать решения. Адвокат же утверждает, что Дима не давал согласия на госпитализацию и трое суток просто пролежал на койке, никто его не обследовал. Дима считает, что администрация таким образом пыталась отомстить ему: еще до истории с иском Дима говорил администрации, что хочет выйти из интерната и начать самостоятельную жизнь.

Диме удалось отстоять свою дееспособность, и теперь они с Вадимом живут в местном сообществе, пользуясь помощью, которую обеспечивают две местные группы поддержки.

Влад

19-летний невидящий Влад вырос в детдоме для детей с инвалидностью в Московской области. Он шесть лет проучился в спецшколе для незрячих, но не получил достаточной поддержки для развития навыков взрослой жизни:

Каждый раз, когда мы пытались самостоятельно принимать решение, они [персонал детдома] спрашивали: «Зачем? Почему ты хочешь это купить? Почему ты себе такую кличку взял? Зачем тебе в город?» Независимость – это способность думать самостоятельно. Например, если хочешь куда-то поехать, то нужно знать, как найти нужный общественный транспорт, как заплатить за проезд, как попросить помощи у кого-то. Такому нас не учили.

В 14-летнем возрасте Влад сказал администрации детдома, что хочет жить сам, когда станет взрослым. Администрация предварительно согласилась, но пыталась сохранить контроль. Влад вспоминает, как ему сказали: «Нам нужно, чтобы ты периодически появлялся. Ты должен быть у нас под присмотром, делать, как скажем».

В 18 лет Влад покинул детдом и поступил в местный колледж. Хотя детдом больше не являлся его опекуном, в течение трех недель после ухода администрация не отдавала ему пенсию по инвалидности, которая продолжала поступать на учреждение. «Каждую неделю встречались, я должен был отчитываться, на что потратил деньги, которые она [директор детдома] мне давала, — рассказывал Влад. – И она даже не всю пенсию мне отдавала».

Получить полный доступ к деньгам Владу помогли директор колледжа и воспитатель из детдома, которые обратились в местный орган опеки, чтобы ему дали возможность вести самостоятельную жизнь.

«Мария»

У 20-летней Марии (имя изменено) физическая инвалидность, передвигается в кресле-коляске. Она выросла в детдоме в Санкт-Петербурге. В 2016 г. Мария узнала, что кто-то из ее группы собирается переехать в квартиру в Санкт-Петербурге, и сказала соцработнику из детдома, что тоже хочет. Марии помогли связаться с местной группой, через которую ей удалось найти квартиру.

Теперь Мария живет самостоятельно, но жалеет о потерянном в детдоме времени. «Меня там ничему не учили», — говорит она. Чтобы поступить в местный колледж, ей нужно пройти программу за шесть лет школьного образования, и она обучается по интернету. С дальнейшей учебой также могут быть проблемы, поскольку в колледже в ее районе нет лифта для подъема на второй этаж.

«Света» и «Иван»

23-летние супруги Света и Иван (имена изменены) выросли в одном детдоме в Санкт-Петербурге. У Светы физическая инвалидность, ограничивающая мобильность. Она рассказала нам, как подростком стала задумываться о самостоятельной жизни:

Говорю соцработникам: «Хочу жить сама». А они: «Голодать будешь. Ты не знаешь, как с деньгами обращаться. На пенсию не проживешь».

Незадолго до или вскоре после совершеннолетия Свету вызвала к себе директор детдома и предложила подписать согласие на перевод во взрослый интернат в Санкт-Петербурге:

Я прочитать сама не могла, потому что свои очков у меня не было. Попросила мне прочитать, а они говорят: «Нет, это твоя проблема». Бабушка моя говорила, чтобы я никогда ничего не подписывала не читая и не зная, что там сказано. Ну, я и не подписала.

В 2013 г. местные активисты помогли Свете переехать в квартиру, организованную ими для молодых людей с инвалидностью, которые выходят из детского дома. Света и Иван к тому времени собирались создать семью.

Ивану исполнилось 18 в том же году, и он сказал директору детдома, что хочет перевестись в конкретный взрослый интернат, как он считал – поближе к своей сестре и ее родственникам. К тому времени они со Светой уже решили пожениться, но Иван был уверен, что у него нет вариантов, кроме интерната. Его просьба была удовлетворена.

Однако вскоре выяснилось, что Иван плохо разобрался в карте, и тот интернат был далеко от сестры. Администрация интерната ограничивала телефонные переговоры и свидания Ивана с сестрой и Светой. Когда Иван заявил, что хочет переехать к Свете, директор пригрозила обратиться в суд о признании его недееспособным.

Иван сообщил об этом сестре, и та обратилась за помощью к юристам. Директор, со своей стороны, угрожала отправить Ивана в психиатрическую больницу, если он будет настаивать на самостоятельной жизни, однако в итоге Иван с помощью сестры успел выйти из интерната и перебрался к Свете.

В 2016 г. они заключили брак и переехали в квартиру, которая принадлежит семье Ивана.

Жизнь в местном сообществе ставит перед Светой и Иваном множество проблем. Квартира на третьем этаже, а в доме нет лифта, что серьезно ограничивает мобильность Светы. В местной поликлинике, говорит она, «врачи как увидят меня – говорят, что мне нужно в стационар». Супруги тратят значительную часть своих пенсий на частую медицину, и на нормальное питание им не хватает.

Света работает по договору диспетчером такси. Образование она получала преимущественно в стенах детдома, только два года посещала обычную школу. Иван получил лишь минимальное образование в детдоме.

Иван хотел бы устроиться на работу, но в документах из детдома написано, что он «неспособен работать», хотя формально у него нет прямых противопоказаний по его инвалидности. Чтобы открыть себе возможности трудоустройства, ему придется обойти несколько врачей и убедить их дать другое заключение.

Несмотря на все трудности, Света и Иван не сомневаются в правильности своего выбора. «Это наша жизнь. Наши ошибки – это только наши ошибки. И мы любим друг друга», — говорит Света.

Право на частную и семейную жизнь и на эффективную правовую защиту и право не подвергаться произвольному задержанию

Россия является участником Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ), которая гарантирует каждому право на уважение частной и семейной жизни, включая право принимать решения относительно собственной жизни, в частности – по собственному выбору устанавливать отношения с другими людьми. Конвенция также гарантирует право на контакты с родными и близкими и неприкосновенность жилища. Государства-участники несут позитивное обязательство по обеспечению условий для реализации этих прав.

Россия также является участником Конвенции о правах инвалидов (КПИ), которая обязывает правительство обеспечивать людям с инвалидностью возможность вести самостоятельную жизнь в местном сообществе (при поддержке по мере необходимости), включая формирование инклюзивной и доступной среды. Государства-участники обязаны обеспечивать доступность информации для людей с инвалидностью.

Международное право предусматривает особую защиту детей. Соответствующие нормы присутствуют, в частности, в Международном пакте о гражданских и политических правах (МПГПП) и Конвенции о правах ребенка (КПР) (оба договора ратифицированы Россией). Особые гарантии предусмотрены для институционализированных детей. Конвенция о права ребенка устанавливает, что «ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения …, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством». Соответственно, государство несет особые обязательства по отношению к таким детям, включая подготовку их к взрослой жизни.

Положение подростков в ситуации альтернативного ухода (в том числе молодых людей с инвалидностью) отдельно рассматривалось Комитетом по правам ребенка, который отмечает: «Имеются убедительные свидетельства негативных последствий помещения подростков в крупные учреждения длительного содержания. … Детям-инвалидам зачастую отказывают в возможности жить в общине и переводят их в учреждения для взрослых, где они подвергаются повышенному риску стать жертвой продолжающихся нарушений их прав».

Комитет призывает государства «принять меры по поддержке независимости и улучшению жизненных перспектив подростков в условиях альтернативного ухода и устранению специфических факторов уязвимости и незащищенности, с которыми они сталкиваются по мере того, как становятся достаточно взрослыми, чтобы больше не нуждаться в таком уходе». Комитет исходит из того, что «подросткам, покидающим систему альтернативного ухода, необходима поддержка при подготовке к такому переходу, получение доступа к трудоустройству и жилью и психологическая поддержка».

И МПГПП, и ЕКПЧ, и КПИ говорят о том, что при решении вопросов о гражданских правах того или иного человека этот человек имеет право на справедливое и беспристрастное разбирательство. Каждый, чьи права были нарушены, имеет право на эффективные средства правовой защиты. Гарантируется право не подвергаться произвольному лишению свободы.

Рекомендации

Российскому правительству следует:

  • Положить конец официальным или неформальным практиками, в рамках которых молодых людей с инвалидностью заставляют, принуждают или обманом вынуждают переводиться в режимные интернаты для взрослых или оставаться в таких учреждениях.
  • Положить конец официальным или неформальным политическими установками или практиками, в соответствии с которыми институционализированные дети с инвалидностью по достижении совершеннолетия признаются недееспособными.
  • Скорректировать федеральное законодательство, позволяющее признавать недееспособными людей с интеллектуальной, психосоциальной или физической инвалидностью и назначать им опекунов; обеспечить полную реализацию правоспособности вне зависимости от инвалидности и ввести суппортивный режим принятия решений (систему помощи в принятии решений).
  • Обеспечить в доступной форме информирование каждого ребенка с инвалидностью перед совершеннолетием о его правах, включая право на самостоятельную жизнь в местном сообществе.
  • Разработать и реализовать программы подготовки к самостоятельной жизни детей, которые живут в учреждениях интернатного типа, в том числе детей с инвалидностью.
  • Создать системы поддержки на период, когда ребенок по достижении 18 лет выходит из учреждения интернатного типа, предусмотрев дифференцированную поддержку в зависимости от конкретной ситуации.
  • Обеспечить прохождение всем персоналом государственных учреждений интернатного типа для детей и взрослых с инвалидностью программ подготовки в области прав таких людей, включая их право на самостоятельную жизнь в местном сообществе во взрослом возрасте.
  • Разработать план-график прекращения использования учреждений интернатного типа для любых детей и взрослых. Детей следует помещать в такие учреждения только в экстренных ситуациях или в интересах недопущения их разлучения с близкими, на ограниченный срок и с перспективой воссоединения семьи или организации для ребенка другой подходящей формы ухода.

Конвенция о правах инвалидов — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Конвенция о правах инвалидов

Принята резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 2006 года

Преамбула

Государства  — участники настоящей Конвенции,

a) напоминая о провозглашенных в Уставе Организации Объединенных Наций принципах, в которых достоинство и ценность, присущие всем членам человеческой семьи, и равные и неотъемлемые права их признаются за основу свободы, справедливости и всеобщего мира,

b) признавая, что Организация Объединенных Наций провозгласила и закрепила во Всеобщей декларации прав человека и в Международных пактах о правах человека, что каждый человек обладает всеми предусмотренными в них правами и свободами без какого бы то ни было различия,

c) подтверждая всеобщность, неделимость, взаимозависимость и взаимосвязанность всех прав человека и основных свобод, а также необходимость гарантировать инвалидам полное пользование ими без дискриминации,

d) ссылаясь на Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Конвенцию о правах ребенка и Международную конвенцию о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей,

e) признавая, что инвалидность  — это эволюционирующее понятие и что инвалидность является результатом взаимодействия, которое происходит между имеющими нарушения здоровья людьми и отношенческими и средовыми барьерами и которое мешает их полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими,

f) признавая важность, которую принципы и руководящие ориентиры, содержащиеся во Всемирной программе действий в отношении инвалидов и в Стандартных правилах обеспечения равных возможностей для инвалидов, имеют с точки зрения влияния на поощрение, формулирование и оценку стратегий, планов, программ и мероприятий на национальном, региональном и международном уровнях для дальнейшего обеспечения инвалидам равных возможностей,

g) подчеркивая важность актуализации проблем инвалидности как составной части соответствующих стратегий устойчивого развития,

h) признавая также, что дискриминация в отношении любого лица по признаку инвалидности представляет собой ущемление достоинства и ценности, присущих человеческой личности,

i) признавая далее многообразие инвалидов,

j) признавая необходимость поощрять и защищать права человека всех инвалидов, в том числе нуждающихся в более активной поддержке,

k) будучи озабочены тем, что, несмотря на эти различные документы и начинания, инвалиды продолжают сталкиваться с барьерами на пути их участия в жизни общества в качестве равноправных членов и с нарушениями их прав человека во всех частях мира,

l) признавая важность международного сотрудничества для улучшения условий жизни инвалидов в каждой стране, особенно в развивающихся странах,

m) признавая ценный нынешний и потенциальный вклад инвалидов в общее благосостояние и многообразие их местных сообществ и то обстоятельство, что содействие полному осуществлению инвалидами своих прав человека и основных свобод, а также полноценному участию инвалидов позволит укрепить у них ощущение причастности и добиться значительных успехов в человеческом, социальном и экономическом развитии общества и искоренении нищеты,

n) признавая, что для инвалидов важна их личная самостоятельность и независимость, включая свободу делать свой собственный выбор,

o) считая, что инвалиды должны иметь возможность активной вовлеченности в процессы принятия решений относительно стратегий и программ, в том числе тех, которые их прямо касаются,

p) будучи озабочены трудными условиями, с которыми сталкиваются инвалиды, подвергающиеся множественным или обостренным формам дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального, этнического, аборигенного или социального происхождения, имущественного положения, рождения, возраста или иного обстоятельства,

q) признавая, что женщины-инвалиды и девочки-инвалиды как дома, так и вне его нередко подвергаются большему риску насилия, травмирования или надругательства, небрежного или пренебрежительного отношения, плохого обращения или эксплуатации,

r) признавая, что дети-инвалиды должны в полном объеме пользоваться всеми правами человека и основными свободами наравне с другими детьми, и напоминая в этой связи об обязательствах, взятых на себя государствами — участниками Конвенции о правах ребенка,

s) подчеркивая необходимость учета гендерного аспекта во всех усилиях по содействию полному осуществлению инвалидами прав человека и основных свобод,

t) подчеркивая тот факт, что большинство инвалидов живет в условиях нищеты, и признавая в этой связи острую необходимость заниматься проблемой отрицательного воздействия нищеты на инвалидов,

u) принимая во внимание, что обстановка мира и безопасности, основанная на полном уважении целей и принципов, изложенных в Уставе Организации Объединенных Наций, и на соблюдении применимых договоров в области прав человека, является непременным условием для полной защиты инвалидов, в частности во время вооруженных конфликтов и иностранной оккупации,

v) признавая, что важна доступность физического, социального, экономического и культурного окружения, здравоохранения и образования, а также информации и связи, поскольку она позволяет инвалидам в полной мере пользоваться всеми правами человека и основными свободами,

w) принимая во внимание, что каждый отдельный человек, имея обязанности в отношении других людей и того коллектива, к которому он принадлежит, должен добиваться поощрения и соблюдения прав, признаваемых в Международном билле о правах человека,

x) будучи убеждены в том, что семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства и что инвалиды и члены их семей должны получать необходимую защиту и помощь, позволяющие семьям вносить вклад в дело полного и равного пользования правами инвалидов,

y) будучи убеждены в том, что всеобъемлющая и единая международная конвенция о поощрении и защите прав и достоинства инвалидов явится важным вкладом в преодоление глубоко неблагоприятного социального положения инвалидов и в расширение их участия в гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни при равных возможностях  — как в развитых, так и в развивающихся странах,

согласились о нижеследующем:

Статья 1

Цель

Цель настоящей Конвенции заключается в поощрении, защите и обеспечении полного и равного осуществления всеми инвалидами всех прав человека и основных свобод, а также в поощрении уважения присущего им достоинства.

К инвалидам относятся лица с устойчивыми физическими, психическими, интеллектуальными или сенсорными нарушениями, которые при взаимодействии с различными барьерами могут мешать их полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими.

Статья 2

Определения

Для целей настоящей Конвенции:

«общение» включает использование языков, текстов, азбуки Брайля, тактильного общения, крупного шрифта, доступных мультимедийных средств, равно как печатных материалов, аудиосредств, обычного языка, чтецов, а также усиливающих и альтернативных методов, способов и форматов общения, включая доступную информационно-коммуникационную технологию;

«язык» включает речевые и жестовые языки и другие формы неречевых языков;

«дискриминация по признаку инвалидности» означает любое различие, исключение или ограничение по причине инвалидности, целью или результатом которого является умаление или отрицание признания, реализации или осуществления наравне с другими всех прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной, гражданской или любой иной области. Она включает все формы дискриминации, в том числе отказ в разумном приспособлении;

«разумное приспособление» означает внесение, когда это нужно в конкретном случае, необходимых и подходящих модификаций и коррективов, не становящихся несоразмерным или неоправданным бременем, в целях обеспечения реализации или осуществления инвалидами наравне с другими всех прав человека и основных свобод;

«универсальный дизайн» означает дизайн предметов, обстановок, программ и услуг, призванный сделать их в максимально возможной степени пригодными к пользованию для всех людей без необходимости адаптации или специального дизайна. «Универсальный дизайн» не исключает ассистивные устройства для конкретных групп инвалидов, где это необходимо.

Статья 3

Общие принципы

Принципами настоящей Конвенции являются:

a) уважение присущего человеку достоинства, его личной самостоятельности, включая свободу делать свой собственный выбор, и независимости;

b) недискриминация;

c) полное и эффективное вовлечение и включение в общество;

d) уважение особенностей инвалидов и их принятие в качестве компонента людского многообразия и части человечества;

e) равенство возможностей;

f) доступность;

g) равенство мужчин и женщин;

h) уважение развивающихся способностей детей-инвалидов и уважение права детей-инвалидов сохранять свою индивидуальность.

Статья 4

Общие обязательства

1. Государства-участники обязуются обеспечивать и поощрять полную реализацию всех прав человека и основных свобод всеми инвалидами без какой бы то ни было дискриминации по признаку инвалидности. С этой целью государства-участники обязуются:

a) принимать все надлежащие законодательные, административные и иные меры для осуществления прав, признаваемых в настоящей Конвенции;

b) принимать все надлежащие меры, в том числе законодательные, для изменения или отмены существующих законов, постановлений, обычаев и устоев, которые являются по отношению к инвалидам дискриминационными;

c) учитывать во всех стратегиях и программах защиту и поощрение прав человека инвалидов;

d) воздерживаться от любых действий или методов, которые не согласуются с настоящей Конвенцией, и обеспечивать, чтобы государственные органы и учреждения действовали в соответствии с настоящей Конвенцией;

e) принимать все надлежащие меры для устранения дискриминации по признаку инвалидности со стороны любого лица, организации или частного предприятия;

f) проводить или поощрять исследовательскую и конструкторскую разработку товаров, услуг, оборудования и объектов универсального дизайна (определяемого в статье 2 настоящей Конвенции), чья подгонка под конкретные нужды инвалида требовала бы как можно меньшей адаптации и минимальных затрат, способствовать их наличию и использованию, а также продвигать идею универсального дизайна при выработке стандартов и руководящих ориентиров;

g) проводить или поощрять исследовательскую и конструкторскую разработку, а также способствовать наличию и использованию новых технологий, включая информационно-коммуникационные технологии, средств, облегчающих мобильность, устройств и ассистивных технологий, подходящих для инвалидов, с уделением первоочередного внимания недорогим технологиям;

h) предоставлять инвалидам доступную информацию о средствах, облегчающих мобильность, устройствах и ассистивных технологиях, в том числе новых технологиях, а также других формах помощи, вспомогательных услугах и объектах;

i) поощрять преподавание специалистам и персоналу, работающим с инвалидами, признаваемых в настоящей Конвенции прав, чтобы совершенствовать предоставление гарантированных этими правами помощи и услуг.

2. Что касается экономических, социальных и культурных прав, то каждое государство-участник обязуется принимать, максимально задействуя имеющиеся у него ресурсы, а в случае необходимости — прибегая к международному сотрудничеству, меры к постепенному достижению полной реализации этих прав без ущерба для тех сформулированных в настоящей Конвенции обязательств, которые являются непосредственно применимыми в соответствии с международным правом.

3. При разработке и применении законодательства и стратегий, направленных на осуществление настоящей Конвенции, и в рамках других процессов принятия решений по вопросам, касающимся инвалидов, государства-участники тесно консультируются с инвалидами, включая детей-инвалидов, и активно привлекают их через представляющие их организации.

4. Ничто в настоящей Конвенции не затрагивает каких-либо положений, которые в большей степени способствуют реализации прав инвалидов и могут содержаться в законах государства-участника или нормах международного права, действующих в этом государстве. Не допускается никакое ограничение или умаление каких бы то ни было прав человека и основных свобод, признаваемых или существующих в каком-либо государстве — участнике настоящей Конвенции в силу закона, конвенций, правил или обычаев, под тем предлогом, что в настоящей Конвенции не признаются такие права или свободы или что в ней они признаются в меньшем объеме.

5. Положения настоящей Конвенции распространяются на все части федеративных государств без каких бы то ни было ограничений или изъятий.

Статья 5

Равенство и недискриминация

1. Государства-участники признают, что все лица равны перед законом и по нему и имеют право на равную защиту закона и равное пользование им без всякой дискриминации.

2. Государства-участники запрещают любую дискриминацию по признаку инвалидности и гарантируют инвалидам равную и эффективную правовую защиту от дискриминации на любой почве.

3. Для поощрения равенства и устранения дискриминации государства-участники предпринимают все надлежащие шаги к обеспечению разумного приспособления.

4. Конкретные меры, необходимые для ускорения или достижения фактического равенства инвалидов, не считаются дискриминацией по смыслу настоящей Конвенции.

Статья 6

Женщины-инвалиды

1. Государства-участники признают, что женщины-инвалиды и девочки-инвалиды подвергаются множественной дискриминации, и в этой связи принимают меры для обеспечения полного и равного осуществления ими всех прав человека и основных свобод.

2. Государства-участники принимают все надлежащие меры для обеспечения всестороннего развития, улучшения положения и расширения прав и возможностей женщин, чтобы гарантировать им осуществление и реализацию прав человека и основных свобод, закрепленных в настоящей Конвенции.

Статья 7

Дети-инвалиды

1. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения полного осуществления детьми-инвалидами всех прав человека и основных свобод наравне с другими детьми.

2. Во всех действиях в отношении детей-инвалидов первоочередное внимание уделяется высшим интересам ребенка.

3. Государства-участники обеспечивают, чтобы дети-инвалиды имели право свободно выражать по всем затрагивающим их вопросам свои взгляды, которые получают должную весомость, соответствующую их возрасту и зрелости, наравне с другими детьми и получать помощь, соответствующую инвалидности и возрасту, в реализации этого права.

Статья 8

Просветительно-воспитательная работа

1. Государства-участники обязуются принимать безотлагательные, эффективные и надлежащие меры к тому, чтобы:

a) повышать просвещенность всего общества, в том числе на уровне семьи, в вопросах инвалидности и укреплять уважение прав и достоинства инвалидов;

b) вести борьбу со стереотипами, предрассудками и вредными обычаями в отношении инвалидов, в том числе на почве половой принадлежности и возраста, во всех сферах жизни;

c) пропагандировать потенциал и вклад инвалидов.

2. Принимаемые с этой целью меры включают:

a) развертывание и ведение эффективных общественно-просветительных кампаний, призванных:

i) воспитывать восприимчивость к правам инвалидов;

ii) поощрять позитивные представления об инвалидах и более глубокое понимание их обществом;

iii) содействовать признанию навыков, достоинств и способностей инвалидов, а также их вклада на рабочем месте и на рынке труда;

b) воспитание на всех уровнях системы образования, в том числе у всех детей начиная с раннего возраста, уважительного отношения к правам инвалидов;

c) побуждение всех органов массовой информации к такому изображению инвалидов, которое согласуется с целью настоящей Конвенции;

d) продвижение воспитательно-ознакомительных программ, посвященных инвалидам и их правам.

Статья 9

Доступность

1. Чтобы наделить инвалидов возможностью вести независимый образ жизни и всесторонне участвовать во всех аспектах жизни, государства-участники принимают надлежащие меры для обеспечения инвалидам доступа наравне с другими к физическому окружению, к транспорту, к информации и связи, включая информационно-коммуникационные технологии и системы, а также к другим объектам и услугам, открытым или предоставляемым для населения, как в городских, так и в сельских районах. Эти меры, которые включают выявление и устранение препятствий и барьеров, мешающих доступности, должны распространяться, в частности:

a) на здания, дороги, транспорт и другие внутренние и внешние объекты, включая школы, жилые дома, медицинские учреждения и рабочие места;

b) на информационные, коммуникационные и другие службы, включая электронные службы и экстренные службы.

2. Государства-участники принимают также надлежащие меры к тому, чтобы:

a) разрабатывать минимальные стандарты и руководящие ориентиры, предусматривающие доступность объектов и услуг, открытых или предоставляемых для населения, вводить их в действие и следить за их соблюдением;

b) обеспечивать, чтобы частные предприятия, которые предлагают объекты и услуги, открытые или предоставляемые для населения, учитывали все аспекты доступности для инвалидов;

c) организовывать для всех вовлеченных сторон инструктаж по проблемам доступности, с которыми сталкиваются инвалиды;

d) оснащать здания и другие объекты, открытые для населения, знаками, выполненными азбукой Брайля и в легкочитаемой и понятной форме;

e) предоставлять различные виды услуг помощников и посредников, в том числе проводников, чтецов и профессиональных сурдопереводчиков, для облегчения доступности зданий и других объектов, открытых для населения;

f) развивать другие надлежащие формы оказания инвалидам помощи и поддержки, обеспечивающие им доступ к информации;

g) поощрять доступ инвалидов к новым информационно-коммуникационным технологиям и системам, включая Интернет;

h) поощрять проектирование, разработку, производство и распространение изначально доступных информационно-коммуникационных технологий и систем, так чтобы доступность этих технологий и систем достигалась при минимальных затратах.

Статья 10

Право на жизнь

Государства-участники вновь подтверждают неотъемлемое право каждого человека на жизнь и принимают все необходимые меры для обеспечения его эффективного осуществления инвалидами наравне с другими.

Статья 11

Ситуации риска и чрезвычайные гуманитарные ситуации

Государства-участники принимают в соответствии со своими обязательствами по международному праву, включая международное гуманитарное право и международное право прав человека, все необходимые меры для обеспечения защиты и безопасности инвалидов в ситуациях риска, включая вооруженные конфликты, чрезвычайные гуманитарные ситуации и стихийные бедствия.

Статья 12

Равенство перед законом

1. Государства-участники подтверждают, что каждый инвалид, где бы он ни находился, имеет право на равную правовую защиту.

2. Государства-участники признают, что инвалиды обладают правоспособностью наравне с другими во всех аспектах жизни.

3. Государства-участники принимают надлежащие меры для предоставления инвалидам доступа к поддержке, которая им может потребоваться при реализации своей правоспособности.

4. Государства-участники обеспечивают, чтобы все меры, связанные с реализацией правоспособности, предусматривали надлежащие и эффективные гарантии предотвращения злоупотреблений в соответствии с международным правом прав человека. Такие гарантии должны обеспечивать, чтобы меры, связанные с реализацией правоспособности, ориентировались на уважение прав, воли и предпочтений лица, были свободны от конфликта интересов и неуместного влияния, были соразмерны обстоятельствам этого лица и подстроены под них, применялись в течение как можно меньшего срока и регулярно проверялись компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебной инстанцией. Эти гарантии должны быть соразмерны той степени, в которой такие меры затрагивают права и интересы данного лица.

5. С учетом положений настоящей статьи государства-участники принимают все надлежащие и эффективные меры для обеспечения равных прав инвалидов на владение имуществом и его наследование, на управление собственными финансовыми делами, а также на равный доступ к банковским ссудам, ипотечным кредитам и другим формам финансового кредитования и обеспечивают, чтобы инвалиды не лишались произвольно своего имущества.

Статья 13

Доступ к правосудию

1. Государства-участники обеспечивают инвалидам наравне с другими эффективный доступ к правосудию, в том числе предусматривая процессуальные и соответствующие возрасту коррективы, облегчающие выполнение теми своей эффективной роли прямых и косвенных участников, в том числе свидетелей, во всех стадиях юридического процесса, включая стадию расследования и другие стадии предварительного производства.

2. Чтобы содействовать обеспечению инвалидам эффективного доступа к правосудию, государства-участники способствуют надлежащему обучению лиц, работающих в сфере отправления правосудия, в том числе в полиции и пенитенциарной системе.

Статья 14

Свобода и личная неприкосновенность

1. Государства-участники обеспечивают, чтобы инвалиды наравне с другими:

a) пользовались правом на свободу и личную неприкосновенность;

b) не лишались свободы незаконно или произвольно и чтобы любое лишение свободы соответствовало закону, а наличие инвалидности ни в коем случае не становилось основанием для лишения свободы.

2. Государства-участники обеспечивают, чтобы в том случае, если на основании какой-либо процедуры инвалиды лишаются свободы, им наравне с другими полагались гарантии, согласующиеся с международным правом прав человека, и чтобы обращение с ними соответствовало целям и принципам настоящей Конвенции, включая обеспечение разумного приспособления.

Статья 15

Свобода от пыток и жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания

1. Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам.

2. Государства-участники принимают все эффективные законодательные, административные, судебные или иные меры к тому, чтобы инвалиды наравне с другими не подвергались пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания.

Статья 16

Свобода от эксплуатации, насилия и надругательства

1. Государства-участники принимают все надлежащие законодательные, административные, социальные, просветительные и иные меры для защиты инвалидов как дома, так и вне его от всех форм эксплуатации, насилия и надругательства, в том числе от тех их аспектов, которые имеют гендерную подоплеку.

2. Государства-участники принимают также все надлежащие меры для предотвращения всех форм эксплуатации, насилия и надругательства, обеспечивая, в частности, подходящие формы оказания учитывающей возрастно-половую специфику помощи и поддержки инвалидам, их семьям и лицам, осуществляющим уход за инвалидами, в том числе путем ознакомления и просвещения в вопросе о том, как избегать проявлений эксплуатации, насилия и надругательства, определять их и сообщать о них. Государства-участники обеспечивают, чтобы услуги по предоставлению защиты оказывались с учетом возрастно-половой специфики и фактора инвалидности.

3. Стремясь предотвращать проявление всех форм эксплуатации, насилия и надругательства, государства-участники обеспечивают, чтобы все учреждения и программы, предназначенные для обслуживания инвалидов, находились под эффективным наблюдением со стороны независимых органов.

4. Государства-участники принимают все надлежащие меры для содействия физическому, когнитивному и психологическому восстановлению, реабилитации и социальной реинтеграции инвалидов, ставших жертвами любой формы эксплуатации, насилия или надругательства, в том числе путем оказания услуг по предоставлению защиты. Такие восстановление и реинтеграция происходят в обстановке, способствующей укреплению здоровья, благополучия, самоуважения, достоинства и самостоятельности соответствующего лица, и осуществляются с учетом нужд, обусловленных возрастно-половой спецификой.

5. Государства-участники принимают эффективные законодательство и стратегии, в том числе ориентированные на женщин и детей, для обеспечения того, чтобы случаи эксплуатации, насилия и надругательства в отношении инвалидов выявлялись, расследовались и в надлежащих случаях преследовались.

Статья 17

Защита личной целостности

Каждый инвалид имеет право на уважение его физической и психической целостности наравне с другими.

Статья 18

Свобода передвижения и гражданство

1. Государства-участники признают права инвалидов на свободу передвижения, на свободу выбора местожительства и на гражданство наравне с другими, в том числе путем обеспечения того, чтобы инвалиды:

a) имели право приобретать и изменять гражданство и не лишались своего гражданства произвольно или по причине инвалидности;

b) не лишались, по причине инвалидности, возможности получать документы, подтверждающие их гражданство, или иные удостоверяющие их личность документы, обладать такими документами и пользоваться ими либо использовать соответствующие процедуры, например иммиграционные, которые могут быть необходимы для облегчения осуществления права на свободу передвижения;

c) имели право свободно покидать любую страну, включая свою собственную;

d) не лишались произвольно или по причине инвалидности права на въезд в свою собственную страну.

2. Дети-инвалиды регистрируются сразу же после рождения и с момента рождения имеют право на имя и на приобретение гражданства, а также, в наиболее возможной степени, право знать своих родителей и право на их заботу.

Статья 19

Самостоятельный образ жизни и вовлеченность в местное сообщество

Государства–участники настоящей Конвенции признают равное право всех инвалидов жить в обычных местах проживания, при равных с другими людьми вариантах выбора, и принимают эффективные и надлежащие меры для того, чтобы содействовать полной реализации инвалидами этого права и их полному включению и вовлечению в местное сообщество, в том числе обеспечивая, чтобы:

a) инвалиды имели возможность выбирать наравне с другими людьми свое место жительства и то, где и с кем проживать, и не были обязаны проживать в каких-то определенных жилищных условиях;

b) инвалиды имели доступ к разного рода оказываемым на дому, по месту жительства и иным вспомогательным услугам на базе местного сообщества, включая персональную помощь, необходимую для поддержки жизни в местном сообществе и включения в него, а также для недопущения изоляции или сегрегации от местного сообщества;

c) услуги и объекты коллективного пользования, предназначенные для населения в целом, были в равной степени доступны для инвалидов и отвечали их нуждам.

Статья 20

Индивидуальная мобильность

Государства-участники принимают эффективные меры для обеспечения индивидуальной мобильности инвалидов с максимально возможной степенью их самостоятельности, в том числе путем:

a) содействия индивидуальной мобильности инвалидов избираемым ими способом, в выбираемое ими время и по доступной цене;

b) облегчения доступа инвалидов к качественным средствам, облегчающим мобильность, устройствам, ассистивным технологиям и услугам помощников и посредников, в том числе за счет их предоставления по доступной цене;

c) обучения инвалидов и работающих с ними кадров специалистов навыкам мобильности;

d) побуждения предприятий, которые занимаются производством средств, облегчающих мобильность, устройств и ассистивных технологий, к учету всех аспектов мобильности инвалидов.

Статья 21

Свобода выражения мнения и убеждений и доступ к информации

Государства-участники принимают все надлежащие меры для обеспечения того, чтобы инвалиды могли пользоваться правом на свободу выражения мнения и убеждений, включая свободу искать, получать и распространять информацию и идеи наравне с другими, пользуясь по своему выбору всеми формами общения, определяемыми в статье 2 настоящей Конвенции, включая:

a) снабжение инвалидов информацией, предназначенной для широкой публики, в доступных форматах и с использованием технологий, учитывающих разные формы инвалидности, своевременно и без дополнительной платы;

b) принятие и содействие использованию в официальных сношениях: жестовых языков, азбуки Брайля, усиливающих и альтернативных способов общения и всех других доступных способов, методов и форматов общения по выбору инвалидов;

c) активное побуждение частных предприятий, оказывающих услуги широкой публике, в том числе через Интернет, к предоставлению информации и услуг в доступных и пригодных для инвалидов форматах;

d) побуждение средств массовой информации, в том числе предоставляющих информацию через Интернет, к превращению своих услуг в доступные для инвалидов;

e) признание и поощрение использования жестовых языков.

Статья 22

Неприкосновенность частной жизни

1. Независимо от места жительства или жилищных условий ни один инвалид не должен подвергаться произвольному или незаконному посягательству на неприкосновенность его частной жизни, семьи, жилища или переписки и иных видов общения либо незаконным нападкам на его честь и репутацию. Инвалиды имеют право на защиту закона от таких посягательств или нападок.

2. Государства-участники охраняют конфиденциальность сведений о личности, состоянии здоровья и реабилитации инвалидов наравне с другими.

Статья 23

Уважение дома и семьи

1. Государства-участники принимают эффективные и надлежащие меры для устранения дискриминации в отношении инвалидов во всех вопросах, касающихся брака, семьи, отцовства, материнства и личных отношений, наравне с другими, стремясь при этом обеспечить, чтобы:

a) признавалось право всех инвалидов, достигших брачного возраста, вступать в брак и создавать семью на основе свободного и полного согласия брачующихся;

b) признавались права инвалидов на свободное и ответственное принятие решений о числе детей и интервалах между их рождением и на доступ к соответствующей возрасту информации и к просвещению в вопросах репродуктивного поведения и планирования семьи, а также предоставлялись средства, позволяющие им осуществлять эти права;

c) инвалиды, включая детей, наравне с другими сохраняли свою фертильность.

2. Государства-участники обеспечивают права и обязанности инвалидов в отношении опекунства, попечительства, опеки, усыновления детей или аналогичных институтов, когда данные понятия присутствуют в национальном законодательстве; во всех случаях первостепенное значение имеют высшие интересы ребенка. Государства-участники оказывают инвалидам надлежащую помощь в выполнении ими своих обязанностей по воспитанию детей.

3. Государства-участники обеспечивают, чтобы дети-инвалиды имели равные права в отношении семейной жизни. Для реализации этих прав и недопущения сокрытия детей-инвалидов, их оставления, уклонения от ухода за ними и их сегрегации государства-участники обязуются с самого начала снабжать детей-инвалидов и их семьи всесторонней информацией, услугами и поддержкой.

4. Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями против их воли, за исключением случаев, когда поднадзорные суду компетентные органы в соответствии с применимыми законами и процедурами определяют, что такое разлучение необходимо в высших интересах ребенка. Ни при каких обстоятельствах ребенок не может быть разлучен с родителями по причине инвалидности либо самого ребенка, либо одного или обоих родителей.

5. Государства-участники обязуются в случае, когда ближайшие родственники не в состоянии обеспечить уход за ребенком-инвалидом, прилагать все усилия к тому, чтобы организовать альтернативный уход за счет привлечения более дальних родственников, а при отсутствии такой возможности — за счет создания семейных условий для проживания ребенка в местном сообществе.

Статья 24

Образование

1. Государства-участники признают право инвалидов на образование. В целях реализации этого права без дискриминации и на основе равенства возможностей государства-участники обеспечивают инклюзивное образование на всех уровнях и обучение в течение всей жизни, стремясь при этом:

а) к полному развитию человеческого потенциала, а также чувства достоинства и самоуважения и к усилению уважения прав человека, основных свобод и человеческого многообразия;

b) к развитию личности, талантов и творчества инвалидов, а также их умственных и физических способностей в самом полном объеме;

с) к наделению инвалидов возможностью эффективно участвовать в жизни свободного общества.

2. При реализации этого права государства-участники обеспечивают, чтобы:

а) инвалиды не исключались по причине инвалидности из системы общего образования, а дети-инвалиды  — из системы бесплатного и обязательного начального образования или среднего образования;

b) инвалиды имели наравне с другими доступ к инклюзивному, качественному и бесплатному начальному образованию и среднему образованию в местах своего проживания;

c) обеспечивалось разумное приспособление, учитывающее индивидуальные потребности;

d) инвалиды получали внутри системы общего образования требуемую поддержку для облегчения их эффективного обучения;

e) в обстановке, максимально способствующей освоению знаний и социальному развитию, сообразно с целью полной охваченности принимались эффективные меры по организации индивидуализированной поддержки.

3. Государства-участники наделяют инвалидов возможностью осваивать жизненные и социализационные навыки, чтобы облегчить их полное и равное участие в процессе образования и в качестве членов местного сообщества. Государства-участники принимают в этом направлении надлежащие меры, в том числе:

а) содействуют освоению азбуки Брайля, альтернативных шрифтов, усиливающих и альтернативных методов, способов и форматов общения, а также навыков ориентации и мобильности и способствуют поддержке со стороны сверстников и наставничеству;

b) содействуют освоению жестового языка и поощрению языковой самобытности глухих;

с) обеспечивают, чтобы обучение лиц, в частности детей, которые являются слепыми, глухими или слепоглухими, осуществлялось с помощью наиболее подходящих для индивида языков и методов и способов общения и в обстановке, которая максимальным образом способствует освоению знаний и социальному развитию.

4. Чтобы содействовать обеспечению реализации этого права, государства-участники принимают надлежащие меры для привлечения на работу учителей, в том числе учителей-инвалидов, владеющих жестовым языком и/или азбукой Брайля, и для обучения специалистов и персонала, работающих на всех уровнях системы образования. Такое обучение охватывает просвещение в вопросах инвалидности и использование подходящих усиливающих и альтернативных методов, способов и форматов общения, учебных методик и материалов для оказания поддержки инвалидам.

5. Государства-участники обеспечивают, чтобы инвалиды могли иметь доступ к общему высшему образованию, профессиональному обучению, образованию для взрослых и обучению в течение всей жизни без дискриминации и наравне с другими. С этой целью государства-участники обеспечивают, чтобы для инвалидов обеспечивалось разумное приспособление.

Статья 25

Здоровье

Государства-участники признают, что инвалиды имеют право на наивысший достижимый уровень здоровья без дискриминации по признаку инвалидности. Государства-участники принимают все надлежащие меры для обеспечения доступа инвалидов к услугам в сфере здравоохранения, учитывающим гендерную специфику, в том числе к реабилитации по состоянию здоровья. В частности, государства-участники:

а) обеспечивают инвалидам тот же набор, качество и уровень бесплатных или недорогих услуг и программ по охране здоровья, что и другим лицам, в том числе в области сексуального и репродуктивного здоровья и по линии предлагаемых населению государственных программ здравоохранения;

b) предоставляют те услуги в сфере здравоохранения, которые необходимы инвалидам непосредственно по причине их инвалидности, включая раннюю диагностику, а в подходящих случаях — коррекцию и услуги, призванные свести к минимуму и предотвратить дальнейшее возникновение инвалидности, в том числе среди детей и пожилых;

с) организуют эти услуги в сфере здравоохранения как можно ближе к местам непосредственного проживания этих людей, в том числе в сельских районах;

d) требуют, чтобы специалисты здравоохранения предоставляли инвалидам услуги того же качества, что и другим лицам, в том числе на основе свободного и информированного согласия посредством, среди прочего, повышения осведомленности о правах человека, достоинстве, самостоятельности и нуждах инвалидов за счет обучения и принятия этических стандартов для государственного и частного здравоохранения;

е) запрещают дискриминацию в отношении инвалидов при предоставлении медицинского страхования и страхования жизни, если последнее разрешено национальным правом, и предусматривают, что оно предоставляется на справедливой и разумной основе;

f) не допускают дискриминационного отказа в здравоохранении или услугах в этой области либо получении пищи или жидкостей по причине инвалидности.

Статья 26

Абилитация и реабилитация

1. Государства-участники принимают, в том числе при поддержке со стороны других инвалидов, эффективные и надлежащие меры к тому, чтобы наделить инвалидов возможностью для достижения и сохранения максимальной независимости, полных физических, умственных, социальных и профессиональных способностей и полного включения и вовлечения во все аспекты жизни. С этой целью государства-участники организуют, укрепляют и расширяют комплексные абилитационные и реабилитационные услуги и программы, особенно в сфере здравоохранения, занятости, образования и социального обслуживания, таким образом, чтобы эти услуги и программы:

а) начинали реализовываться как можно раньше и были основаны на многопрофильной оценке нужд и сильных сторон индивида;

b) способствовали вовлечению и включению в местное сообщество и во все аспекты жизни общества, имели добровольный характер и были доступны для инвалидов как можно ближе к местам их непосредственного проживания, в том числе в сельских районах.

2. Государства-участники поощряют развитие начального и последующего обучения специалистов и персонала, работающих в сфере абилитационных и реабилитационных услуг.

3. Государства-участники поощряют наличие, знание и использование относящихся к абилитации и реабилитации ассистивных устройств и технологий, предназначенных для инвалидов.

Статья 27

Труд и занятость

1. Государства-участники признают право инвалидов на труд наравне с другими; оно включает право на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который инвалид свободно выбрал или на который он свободно согласился, в условиях, когда рынок труда и производственная среда являются открытыми, инклюзивными и доступными для инвалидов. Государства-участники обеспечивают и поощряют реализацию права на труд, в том числе теми лицами, которые получают инвалидность во время трудовой деятельности, путем принятия, в том числе в законодательном порядке, надлежащих мер, направленных, в частности, на следующее:

а) запрещение дискриминации по признаку инвалидности в отношении всех вопросов, касающихся всех форм занятости, включая условия приема на работу, найма и занятости, сохранения работы, продвижения по службе и безопасных и здоровых условий труда;

b) защита прав инвалидов наравне с другими на справедливые и благоприятные условия труда, включая равные возможности и равное вознаграждение за труд равной ценности, безопасные и здоровые условия труда, включая защиту от домогательств, и удовлетворение жалоб;

c) обеспечение того, чтобы инвалиды могли осуществлять свои трудовые и профсоюзные права наравне с другими;

d) наделение инвалидов возможностью эффективного доступа к общим программам технической и профессиональной ориентации, службам трудоустройства и профессиональному и непрерывному обучению;

e) расширение на рынке труда возможностей для трудоустройства инвалидов и их продвижения по службе, а также оказание помощи в поиске, получении, сохранении и возобновлении работы;

f) расширение возможностей для индивидуальной трудовой деятельности, предпринимательства, развития кооперативов и организации собственного дела;

g) наем инвалидов в государственном секторе;

h) стимулирование найма инвалидов в частном секторе с помощью надлежащих стратегий и мер, которые могут включать программы позитивных действий, стимулы и другие меры;

i) обеспечение инвалидам разумного приспособления рабочего места;

j) поощрение приобретения инвалидами опыта работы в условиях открытого рынка труда;

k) поощрение программ профессиональной и квалификационной реабилитации, сохранения рабочих мест и возвращения на работу для инвалидов.

2. Государства-участники обеспечивают, чтобы инвалиды не содержались в рабстве или в подневольном состоянии и были защищены наравне с другими от принудительного или обязательного труда.

Статья 28

Достаточный жизненный уровень и социальная защита

1. Государства-участники признают право инвалидов на достаточный жизненный уровень для них самих и их семей, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни и принимают надлежащие меры к обеспечению и поощрению реализации этого права без дискриминации по признаку инвалидности.

2. Государства-участники признают право инвалидов на социальную защиту и на пользование этим правом без дискриминации по признаку инвалидности и принимают надлежащие меры к обеспечению и поощрению реализации этого права, включая меры:

а) по обеспечению инвалидам равного доступа к получению чистой воды и по обеспечению доступа к надлежащим и недорогим услугам, устройствам и другой помощи для удовлетворения нужд, связанных с инвалидностью;

b) по обеспечению инвалидам, в частности женщинам, девочкам и пожилым лицам с инвалидностью, доступа к программам социальной защиты и программам сокращения масштабов нищеты;

c) по обеспечению инвалидам и их семьям, живущим в условиях нищеты, доступа к помощи со стороны государства с целью покрытия связанных с инвалидностью расходов, включая надлежащее обучение, консультирование, финансовую помощь и временный патронажный уход;

d) по обеспечению инвалидам доступа к программам государственного жилья;

e) по обеспечению инвалидам доступа к пенсионным пособиям и программам.

Статья 29

Участие в политической и общественной жизни

Государства-участники гарантируют инвалидам политические права и возможность пользоваться ими наравне с другими и обязуются:

а) обеспечивать, чтобы инвалиды могли эффективно и всесторонне участвовать, прямо или через свободно выбранных представителей, в политической и общественной жизни наравне с другими, в том числе имели право и возможность голосовать и быть избранными, в частности посредством:

i) обеспечения того, чтобы процедуры, помещения и материалы для голосования были подходящими, доступными и легкими для понимания и использования;

ii) защиты права инвалидов на участие в тайном голосовании на выборах и публичных референдумах без запугивания и на выдвижение своих кандидатур для выборов, на фактическое занятие должностей и выполнение всех публичных функций на всех уровнях государственной власти — при содействии использованию ассистивных и новых технологий, где это уместно;

iii) гарантирования свободного волеизъявления инвалидов как избирателей и с этой целью — удовлетворения, когда это необходимо, их просьб об оказании им каким-либо лицом по их выбору помощи с голосованием;

b) активно способствовать созданию обстановки, в которой инвалиды могли бы эффективно и всесторонне участвовать в управлении государственными делами без дискриминации и наравне с другими, и поощрять их участие в государственных делах, включая:

i) участие в неправительственных организациях и объединениях, работа которых связана с государственной и политической жизнью страны, в том числе в деятельности политических партий и руководстве ими;

ii) создание организаций инвалидов и вступление в них с тем, чтобы представлять инвалидов на международном, национальном, региональном и местном уровнях.

Статья 30

Участие в культурной жизни, проведении досуга и отдыха и занятии спортом

1. Государства-участники признают право инвалидов участвовать наравне с другими в культурной жизни и принимают все надлежащие меры для обеспечения того, чтобы инвалиды:

а) имели доступ к произведениям культуры в доступных форматах;

b) имели доступ к телевизионным программам, фильмам, театру и другим культурным мероприятиям в доступных форматах;

с) имели доступ к таким местам культурных мероприятий или услуг, как театры, музеи, кинотеатры, библиотеки и туристические услуги, а также имели в наиболее возможной степени доступ к памятникам и объектам, имеющим национальную культурную значимость.

2. Государства-участники принимают надлежащие меры к тому, чтобы наделить инвалидов возможностью развивать и использовать свой творческий, художественный и интеллектуальный потенциал — не только для своего блага, но и ради обогащения всего общества.

3. Государства-участники предпринимают в соответствии с международным правом все надлежащие шаги для обеспечения того, чтобы законы о защите прав интеллектуальной собственности не становились неоправданным или дискриминационным барьером для доступа инвалидов к произведениям культуры.

4. Инвалиды имеют право наравне с другими на признание и поддержку их особой культурной и языковой самобытности, включая жестовые языки и культуру глухих.

5. Чтобы наделить инвалидов возможностью участвовать наравне с другими в проведении досуга и отдыха и в спортивных мероприятиях, государства-участники принимают надлежащие меры:

а) для поощрения и пропаганды как можно более полного участия инвалидов в общепрофильных спортивных мероприятиях на всех уровнях;

b) для обеспечения того, чтобы инвалиды имели возможность организовывать спортивные и досуговые мероприятия специально для инвалидов, развивать их и участвовать в них, и для содействия в этой связи тому, чтобы им наравне с другими предоставлялись надлежащие обучение, подготовка и ресурсы;

с) для обеспечения того, чтобы инвалиды имели доступ к спортивным, рекреационным и туристическим объектам;

d) для обеспечения того, чтобы дети-инвалиды имели равный с другими детьми доступ к участию в играх, в проведении досуга и отдыха и в спортивных мероприятиях, включая мероприятия в рамках школьной системы;

e) для обеспечения того, чтобы инвалиды имели доступ к услугам тех, кто занимается организацией досуга, туризма, отдыха и спортивных мероприятий.

Статья 31

Статистика и сбор данных

1. Государства-участники обязуются производить сбор надлежащей информации, включая статистические и исследовательские данные, позволяющей им разрабатывать и осуществлять стратегии в целях выполнения настоящей Конвенции. В процессе сбора и хранения этой информации надлежит:

а) соблюдать юридически установленные гарантии, включая законодательство о защите данных, чтобы обеспечить конфиденциальность и неприкосновенность частной жизни инвалидов;

b) соблюдать международно признанные нормы, касающиеся защиты прав человека и основных свобод, а также этические принципы при сборе и использовании статистических данных.

2. Собранная в соответствии с настоящей статьей информация дезагрегируется соответствующим образом и используется для содействия оценке того, как государства-участники выполняют свои обязательства по настоящей Конвенции, а также для выявления и устранения барьеров, с которыми инвалиды сталкиваются при осуществлении своих прав.

3. Государства-участники берут на себя ответственность за распространение этих статистических данных и обеспечивают их доступность для инвалидов и других лиц.

Статья 32

Международное сотрудничество

1. Государства-участники признают важность международного сотрудничества и его поощрения в поддержку национальных усилий по реализации целей и задач настоящей Конвенции и принимают в этой связи надлежащие и эффективные меры по межгосударственной линии, а где это уместно — в партнерстве с соответствующими международными и региональными организациями и гражданским обществом, в частности организациями инвалидов. Такие меры могли бы, в частности, включать:

a) обеспечение того, чтобы международное сотрудничество, в том числе международные программы развития, охватывало инвалидов и было для них доступно;

b) облегчение и поддержку укрепления имеющихся возможностей, в том числе путем взаимного обмена информацией, опытом, программами и передовыми наработками;

c) содействие сотрудничеству в области исследований и доступа к научно-техническим знаниям;

d) предоставление, где это уместно, технико-экономической помощи, в том числе путем облегчения доступа к доступным и ассистивным технологиям и путем взаимного обмена ими, а также посредством передачи технологий.

2. Положения настоящей статьи не затрагивают обязанностей каждого государства-участника по выполнению своих обязательств согласно настоящей Конвенции.

Статья 33

Национальное осуществление и мониторинг

1. Государства-участники в соответствии со своим организационным устройством назначают в правительстве одну или несколько инстанций, курирующих вопросы, связанные с осуществлением настоящей Конвенции, и должным образом изучают возможность учреждения или назначения в правительстве координационного механизма для содействия соответствующей работе в различных секторах и на различных уровнях.

2. Государства-участники в соответствии со своим правовым и административным устройством поддерживают, укрепляют, назначают или учреждают у себя структуру, включающую, где это уместно, один или несколько независимых механизмов, для поощрения, защиты и мониторинга за осуществлением настоящей Конвенции. При назначении или учреждении такого механизма государства-участники принимают во внимание принципы, касающиеся статуса и функционирования национальных учреждений, занимающихся защитой и поощрением прав человека.

3. Гражданское общество, в частности инвалиды и представляющие их организации, в полном объеме вовлекаются в процесс наблюдения и участвуют в нем.

Статья 34

Комитет по правам инвалидов

1. Учреждается Комитет по правам инвалидов (именуемый далее «Комитет»), который выполняет функции, предусматриваемые ниже.

2. В момент вступления настоящей Конвенции в силу Комитет состоит из двенадцати экспертов. После еще шестидесяти ратификаций Конвенции или присоединений к ней членский состав Комитета увеличивается на шесть человек, достигая максимума — восемнадцати членов.

3. Члены Комитета выступают в личном качестве и обладают высокими моральными качествами и признанной компетентностью и опытом в области, охватываемой настоящей Конвенцией. При выдвижении своих кандидатов государствам-участникам предлагается должным образом учитывать положение, сформулированное в пункте 3 статьи 4 настоящей Конвенции.

4. Члены Комитета избираются государствами-участниками, причем уделяется внимание справедливому географическому распределению, представительству различных форм цивилизации и основных правовых систем, сбалансированной представленности полов и участию экспертов-инвалидов.

5. Члены Комитета избираются тайным голосованием из списка кандидатов, выдвинутых государствами-участниками из числа своих граждан, на заседаниях Конференции государств-участников. На этих заседаниях, на которых две трети государств-участников составляют кворум, избранными в состав Комитета являются те кандидаты, которые получили наибольшее число голосов и абсолютное большинство голосов присутствующих и участвующих в голосовании представителей государств-участников.

6. Первоначальные выборы проводятся не позднее чем через шесть месяцев со дня вступления в силу настоящей Конвенции. По крайней мере за четыре месяца до даты каждых выборов Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций обращается к государствам-участникам с письмом, предлагая им представить кандидатуры в течение двух месяцев. Затем Генеральный секретарь составляет в алфавитном порядке список всех выдвинутых таким образом кандидатов с указанием выдвинувших их государств-участников и направляет его государствам — участникам настоящей Конвенции.

7. Члены Комитета избираются на четырехлетний срок. Они имеют право быть переизбранными только один раз. Однако срок полномочий шести из членов, избираемых на первых выборах, истекает в конце двухлетнего периода; немедленно после первых выборов имена этих шести членов определяются по жребию председательствующим на заседании, о котором говорится в пункте 5 настоящей статьи.

8. Избрание шести дополнительных членов Комитета приурочивается к обычным выборам, регулируемым соответствующими положениями настоящей статьи.

9. Если какой-либо член Комитета умирает или уходит в отставку либо объявляет, что не в состоянии более выполнять свои обязанности по какой-либо иной причине, государство-участник, выдвинувшее кандидатуру этого члена, на оставшийся срок полномочий назначает другого эксперта, обладающего квалификацией и отвечающего требованиям, которые предусмотрены в соответствующих положениях настоящей статьи.

10. Комитет устанавливает свои собственные правила процедуры.

11. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций предоставляет необходимый персонал и материальные средства для эффективного осуществления Комитетом своих функций в соответствии с настоящей Конвенцией и созывает его первое совещание.

12. Члены Комитета, учрежденного в соответствии с настоящей Конвенцией, получают утверждаемое Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций вознаграждение из средств Организации Объединенных Наций в порядке и на условиях, устанавливаемых Ассамблеей с учетом важности обязанностей Комитета.

13. Члены Комитета имеют право на льготы, привилегии и иммунитеты экспертов в командировках по делам Организации Объединенных Наций, закрепленные в соответствующих разделах Конвенции о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций.

Статья 35

Доклады государств-участников

1. Каждое государство-участник представляет Комитету через Генерального секретаря Организации Объединенных Наций всеобъемлющий доклад о мерах, принятых для осуществления им своих обязательств по настоящей Конвенции, и о прогрессе, достигнутом в этом отношении, в течение двух лет после вступления настоящей Конвенции в силу для соответствующего государства-участника.

2. Затем государства-участники представляют последующие доклады не реже чем раз в четыре года, а также тогда, когда об этом просит Комитет.

3. Комитет устанавливает руководящие принципы, определяющие содержание докладов.

4. Государству-участнику, которое представило Комитету всеобъемлющий первоначальный доклад, нет необходимости повторять в своих последующих докладах ранее представленную информацию. Государствам-участникам предлагается подумать над тем, чтобы делать подготовку докладов Комитету открытым и транспарентным процессом, и должным образом учитывать положение, сформулированное в пункте 3 статьи 4 настоящей Конвенции.

5. В докладах могут указываться факторы и трудности, влияющие на степень выполнения обязательств по настоящей Конвенции.

Статья 36

Рассмотрение докладов

1. Каждый доклад рассматривается Комитетом, который выносит по нему предложения и общие рекомендации, представляющиеся ему уместными, и направляет их соответствующему государству-участнику. Государство-участник может в порядке ответа направить Комитету любую информацию по своему выбору. Комитет может запрашивать у государств-участников дополнительную информацию, имеющую отношение к осуществлению настоящей Конвенции.

2. Когда государство-участник существенно запаздывает с представлением доклада, Комитет может уведомить соответствующее государство-участник о том, что, если в течение трех месяцев после этого уведомления соответствующий доклад представлен не будет, вопрос об осуществлении настоящей Конвенции в этом государстве-участнике потребуется рассмотреть на основе достоверной информации, имеющейся в распоряжении Комитета. Комитет предлагает соответствующему государству-участнику принять участие в таком рассмотрении. Если государство-участник в порядке ответа представит соответствующий доклад, применяются положения пункта 1 настоящей статьи.

3. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций предоставляет доклады в распоряжение всех государств-участников.

4. Государства-участники обеспечивают широкий доступ к своим докладам для общественности у себя в стране и облегчают ознакомление с предложениями и общими рекомендациями, относящимися к этим докладам.

5. Когда Комитет считает это уместным, он направляет доклады государств-участников специализированным учреждениям, фондам и программам Организации Объединенных Наций, а также другим компетентным органам, чтобы те обратили внимание на высказываемую там просьбу о технической консультации или помощи либо содержащееся там указание на необходимость в последних, вместе с замечаниями и рекомендациями Комитета (если таковые имеются) по поводу этих просьб или указаний.

Статья 37

Сотрудничество между государствами-участниками и Комитетом

1. Каждое государство-участник сотрудничает с Комитетом и оказывает его членам содействие в выполнении ими своего мандата.

2. В своих отношениях с государствами-участниками Комитет должным образом учитывает пути и средства наращивания национальных возможностей по осуществлению настоящей Конвенции, в том числе с помощью международного сотрудничества.

Статья 38

Отношения Комитета с другими органами

Для содействия эффективному осуществлению настоящей Конвенции и поощрения международного сотрудничества в охватываемой ею области:

а) специализированные учреждения и другие органы Организации Объединенных Наций имеют право быть представленными при рассмотрении вопроса об осуществлении таких положений настоящей Конвенции, которые подпадают под их мандат. Когда Комитет считает это уместным, он может предлагать специализированным учреждениям и другим компетентным органам дать экспертное заключение относительно осуществления Конвенции в областях, подпадающих под их соответствующие мандаты. Комитет может предлагать специализированным учреждениям и другим органам Организации Объединенных Наций представить доклады об осуществлении Конвенции в областях, относящихся к сфере их деятельности;

b) при выполнении своего мандата Комитет консультируется, когда это уместно, с другими соответствующими органами, учрежденными в силу международных договоров по правам человека, на предмет того, чтобы обеспечивать согласованность в их соответствующих руководящих принципах представления докладов, а также в выносимых ими предложениях и общих рекомендациях и избегать дублирования и параллелизма при осуществлении ими своих функций.

Статья 39

Доклад Комитета

Комитет раз в два года представляет Генеральной Ассамблее и Экономическому и Социальному Совету доклад о своей деятельности и может выносить предложения и общие рекомендации, основанные на рассмотрении полученных от государств-участников докладов и информации. Такие предложения и общие рекомендации включаются в доклад Комитета вместе с комментариями (если таковые имеются) государств-участников.

Статья 40

Конференция государств-участников

1. Государства-участники регулярно собираются на Конференцию государств-участников для рассмотрения любого вопроса, касающегося осуществления настоящей Конвенции.

2. Не позднее чем через шесть месяцев после вступления настоящей Конвенции в силу Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций созывает Конференцию государств-участников. Последующие совещания созываются Генеральным секретарем раз в два года или по решению Конференции государств-участников.

Статья 41

Депозитарий

Депозитарием настоящей Конвенции является Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций.

Статья 42

Подписание

Настоящая Конвенция открыта для подписания всеми государствами и организациями региональной интеграции в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке с 30 марта 2007 года.

Статья 43

Согласие на обязательность

Настоящая Конвенция подлежит ратификации подписавшими ее государствами и официальному подтверждению подписавшими ее организациями региональной интеграции. Она открыта для присоединения к ней любого государства или организации региональной интеграции, не подписавших настоящую Конвенцию.

Статья 44

Организации региональной интеграции

1. «Организация региональной интеграции» означает созданную суверенными государствами определенного региона организацию, которой ее государства-члены передали компетенцию в отношении вопросов, регулируемых настоящей Конвенцией. Такие организации указывают в своих документах об официальном подтверждении или присоединении объем своей компетенции в отношении вопросов, регулируемых настоящей Конвенцией. Впоследствии они информируют депозитария о любых существенных изменениях в объеме их компетенции.

2. Ссылки в настоящей Конвенции на «государства-участники» относятся к таким организациям в пределах их компетенции.

3. Для целей пункта 1 статьи 45 и пунктов 2 и 3 статьи 47 настоящей Конвенции ни один документ, сданный на хранение организацией региональной интеграции, не засчитывается.

4. В вопросах, относящихся к их компетенции, организации региональной интеграции могут осуществлять свое право голоса на Конференции государств-участников с числом голосов, равным числу их государств-членов, которые являются участниками настоящей Конвенции. Такая организация не осуществляет своего права голоса, если свое право осуществляет какое-либо из ее государств-членов, и наоборот.

Статья 45

Вступление в силу

1. Настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после сдачи на хранение двадцатой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

2. Для каждого государства или организации региональной интеграции, ратифицирующих настоящую Конвенцию, официально подтверждающих ее или присоединяющихся к ней после сдачи на хранение двадцатого такого документа, Конвенция вступает в силу на тридцатый день после сдачи ими на хранение своего такого документа.

Статья 46

Оговорки

1. Оговорки, не совместимые с объектом и целью настоящей Конвенции, не допускаются.

2. Оговорки могут быть в любое время сняты.

Статья 47

Поправки

1. Любое государство-участник может предложить поправку к настоящей Конвенции и представить ее Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. Генеральный секретарь сообщает любые предложенные поправки государствам-участникам, прося уведомить его, выступают ли они за проведение конференции государств-участников для рассмотрения этих предложений и принятия по ним решений. В случае если в течение четырех месяцев с даты такого сообщения не менее трети государств-участников выступит за проведение такой конференции, Генеральный секретарь созывает конференцию под эгидой Организации Объединенных Наций. Любая поправка, одобренная большинством в две трети присутствующих и участвующих в голосовании государств-участников, направляется Генеральным секретарем Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций для утверждения, а затем всем государствам-участникам для принятия.

2. Поправка, одобренная и утвержденная в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, вступает в силу на тридцатый день после того, как число сданных на хранение документов о принятии достигнет двух третей от числа государств-участников на дату одобрения этой поправки. Впоследствии поправка вступает в силу для любого государства-участника на тридцатый день после сдачи им на хранение своего документа о принятии. Поправка является обязательной только для тех государств-участников, которые ее приняли.

3. Если Конференция государств-участников примет консенсусом соответствующее решение, одобренная и утвержденная в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи поправка, которая относится исключительно к статьям 34, 38, 39 и 40, вступает в силу для всех государств-участников на тридцатый день после того, как число сданных на хранение документов о принятии достигнет двух третей числа от государств-участников на дату одобрения этой поправки.

Статья 48

Денонсация

Государство-участник может денонсировать настоящую Конвенцию посредством письменного уведомления Генерального секретаря Организации Объединенных Наций. Денонсация вступает в силу через год после даты получения Генеральным секретарем такого уведомления.

Статья 49

Доступный формат

Должно быть обеспечено наличие текста настоящей Конвенции в доступных форматах.

Статья 50

Аутентичные тексты

Тексты настоящей Конвенции на английском, арабском, испанском, китайском, русском и французском языках являются равноаутентичными.

В УДОСТОВЕРЕНИЕ ЧЕГО нижеподписавшиеся полномочные представители, должным образом на то уполномоченные своими соответствующими правительствами, подписали настоящую Конвенцию.

 

Факультативный протокол к Конвенции о правах инвалидов

Государства — участники настоящего Протокола согласились о нижеследующем:

Статья 1

1. Государство  — участник настоящего Протокола («государство-участник») признает компетенцию Комитета по правам инвалидов («Комитет») принимать и рассматривать сообщения от находящихся под его юрисдикцией лиц или групп лиц, которые заявляют, что являются жертвами нарушения этим государством-участником положений Конвенции, или от их имени.

2. Сообщение не принимается Комитетом, если оно касается государства — участника Конвенции, которое не является участником настоящего Протокола.

Статья 2

Комитет считает сообщение неприемлемым, когда:

a) сообщение является анонимным;

b) сообщение представляет собой злоупотребление правом на подачу таких сообщений или несовместимо с положениями Конвенции;

c) тот же вопрос уже рассматривался Комитетом либо был рассмотрен или рассматривается в рамках другой процедуры международного разбирательства или урегулирования;

d) исчерпаны не все имеющиеся внутренние средства защиты. Это правило не применяется, когда применение средств защиты неоправданно затягивается или вряд ли принесет действенный эффект;

e) оно является явно необоснованным или недостаточно аргументированным либо

f) факты, являющиеся предметом сообщения, имели место до вступления настоящего Протокола в силу для соответствующего государства-участника, если только эти факты не продолжались и после упомянутой даты.

Статья 3

С учетом положений статьи 2 настоящего Протокола Комитет в конфиденциальном порядке доводит любые представленные ему сообщения до сведения государства-участника. В шестимесячный срок уведомленное государство представляет Комитету письменные объяснения или заявления с уточнением вопроса или средства защиты (если таковое имеется), которое, возможно, было применено этим государством.

Статья 4

1. В любой момент между получением сообщения и вынесением определения по существу Комитет может направить соответствующему государству-участнику для безотлагательного рассмотрения просьбу о принятии этим государством-участником таких временных мер, которые могут быть необходимы для того, чтобы избежать причинения возможного непоправимого вреда жертве или жертвам предполагаемого нарушения.

2. Когда Комитет осуществляет свое дискреционное право в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, это не означает, что он принял решение в отношении приемлемости им по существу сообщения.

Статья 5

При рассмотрении сообщений в соответствии с настоящим Протоколом Комитет проводит закрытые заседания. После изучения сообщения Комитет направляет свои предложения и рекомендации (если таковые имеются) соответствующему государству-участнику и заявителю.

Статья 6

1. Если Комитет получает достоверную информацию, указывающую на серьезные или систематические нарушения государством-участником прав, закрепленных в Конвенции, он предлагает этому государству-участнику сотрудничать в изучении этой информации и с этой целью представить замечания по поводу соответствующей информации.

2. С учетом любых замечаний, которые могут быть представлены соответствующим государством-участником, а также любой другой имеющейся у него достоверной информации Комитет может поручить одному или нескольким своим членам провести расследование и срочно представить доклад Комитету. В тех случаях, когда это оправдано, и с согласия государства-участника расследование может включать посещение его территории.

3. После изучения результатов такого расследования Комитет препровождает эти результаты соответствующему государству-участнику вместе с любыми комментариями и рекомендациями.

4. В течение шести месяцев с момента получения результатов, комментариев и рекомендаций, препровожденных Комитетом, государство-участник представляет ему свои замечания.

5. Такое расследование проводится в конфиденциальном порядке, и на всех этапах процесса предполагается обращение к государству-участнику за сотрудничеством.

Статья 7

1. Комитет может предложить соответствующему государству-участнику включить в свой доклад, предусмотренный статьей 35 Конвенции, сведения о любых мерах, принятых в порядке отклика на расследование, проведенное согласно статье 6 настоящего Протокола.

2. При необходимости Комитет может по истечении шестимесячного срока, о котором говорится в пункте 4 статьи 6, предложить соответствующему государству-участнику информировать его о мерах, принятых в порядке отклика на такое расследование.

Статья 8

Каждое государство-участник может в момент подписания настоящего Протокола, его ратификации или присоединения к нему заявить, что не признает компетенцию Комитета, предусмотренную в статьях 6 и 7.

Статья 9

Депозитарием настоящего Протокола является Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций.

Статья 10

Настоящий Протокол открыт для подписания подписавшими Конвенцию государствами и организациями региональной интеграции в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке с 30 марта 2007 года.

Статья 11

Настоящий Протокол подлежит ратификации подписавшими его государствами, которые ратифицировали Конвенцию или присоединились к ней. Он подлежит официальному подтверждению подписавшими его организациями региональной интеграции, которые официально подтвердили Конвенцию или присоединились к ней. Он открыт для присоединения к нему любого государства или организации региональной интеграции, которые ратифицировали Конвенцию, официально подтвердили ее или присоединились к ней и которые не подписали настоящий Протокол.

Статья 12

1. «Организация региональной интеграции» означает созданную суверенными государствами определенного региона организацию, которой ее государства-члены передали компетенцию в отношении вопросов, регулируемых Конвенцией и настоящим Протоколом. Такие организации указывают в своих документах об официальном подтверждении или присоединении объем своей компетенции в отношении вопросов, регулируемых Конвенцией и настоящим Протоколом. Впоследствии они информируют депозитария о любых существенных изменениях в объеме их компетенции.

2. Ссылки в настоящем Протоколе на «государства-участники» относятся к таким организациям в пределах их компетенции.

3. Для целей пункта 1 статьи 13 и пункта 2 статьи 15 настоящего Протокола ни один документ, сданный на хранение организацией региональной интеграции, не засчитывается.

4. В вопросах, относящихся к их компетенции, организации региональной интеграции могут осуществлять свое право голоса на совещании государств-участников с числом голосов, равным числу их государств-членов, которые являются участниками настоящего Протокола. Такая организация не осуществляет своего права голоса, если свое право осуществляет какое-либо из ее государств-членов, и наоборот.

Статья 13

1. При условии вступления в силу Конвенции настоящий Протокол вступает в силу на тридцатый день после сдачи на хранение десятой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

2. Для каждого государства или организации региональной интеграции, ратифицирующих настоящий Протокол, официально подтверждающих его или присоединяющихся к нему после сдачи на хранение десятого такого документа, Протокол вступает в силу на тридцатый день после сдачи ими на хранение своего такого документа.

Статья 14

1. Оговорки, не совместимые с объектом и целью настоящего Протокола, не допускаются.

2. Оговорки могут быть в любое время сняты.

Статья 15

1. Любое государство-участник может предложить поправку к настоящему Протоколу и представить ее Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. Генеральный секретарь сообщает любые предложенные поправки государствам-участникам, прося уведомить его, выступают ли они за проведение совещания государств-участников для рассмотрения этих предложений и принятия по ним решений. В случае если в течение четырех месяцев с даты такого сообщения не менее трети государств-участников выступит за проведение такого совещания, Генеральный секретарь созывает совещание под эгидой Организации Объединенных Наций. Любая поправка, одобренная большинством в две трети присутствующих и участвующих в голосовании государств-участников, направляется Генеральным секретарем Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций для утверждения, а затем всем государствам-участникам для принятия.

2. Поправка, одобренная и утвержденная в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, вступает в силу на тридцатый день после того, как число сданных на хранение документов о принятии достигнет двух третей от числа государств-участников на дату одобрения этой поправки. Впоследствии поправка вступает в силу для любого государства-участника на тридцатый день после сдачи им на хранение своего документа о принятии. Поправка является обязательной только для тех государств-участников, которые ее приняли.

Статья 16

Государство-участник может денонсировать настоящий Протокол посредством письменного уведомления Генерального секретаря Организации Объединенных Наций. Денонсация вступает в силу через год после даты получения Генеральным секретарем такого уведомления.

Статья 17

Должно быть обеспечено наличие текста настоящего Протокола в доступных форматах.

Статья 18

Тексты настоящего Протокола на английском, арабском, испанском, китайском, русском и французском языках являются равноаутентичными.

В УДОСТОВЕРЕНИЕ ЧЕГО нижеподписавшиеся полномочные представители, должным образом на то уполномоченные своими соответствующими правительствами, подписали настоящий Протокол.

прошлых и настоящих представлений об инвалидности: историческая перспектива | Munyi

Введение

С годами восприятие инвалидности значительно варьировалось от одного сообщества к другому. Однако ограниченная литература по истории инвалидности по-прежнему представляет собой серьезную проблему для студентов, изучающих инвалидность, в их стремлении проследить развитие и формирование восприятия людей с ограниченными возможностями. Именно с этой целью данная статья представляет собой последовательный обзор литературы по межкультурным факторам, которые влияют на восприятие детей и взрослых с ограниченными возможностями с исторической точки зрения.В последнем разделе приводится несколько примеров, иллюстрирующих позитивные шаги, предпринятые международным сообществом и несколькими странами для улучшения восприятия инвалидности.

Как отмечает Roeher (1969), изучение отношения к людям с ограниченными возможностями в разных культурах предполагает, что общественное восприятие и отношение к людям с ограниченными возможностями не являются ни однородными, ни статичными. Греческие и римские представления об инвалидности и болезни отражены в литературе.

У греков больные считались низшими (Barker 1953), а в своей «Республике» Платон рекомендовал, чтобы деформированные потомки как высшего, так и низшего были помещены в какие-то «таинственные неизвестные места» (Goldberg & Lippman 1974).С другой стороны, «раннехристианская доктрина представила точку зрения, согласно которой болезнь не является ни позором, ни наказанием за грех, а, напротив, средством очищения и путем благодати» (Baker et al. 1953)

Однако в 16 веке христиане, такие как Лютер и Жан Кальвин, указывали, что умственно отсталые и другие инвалиды были одержимы злыми духами. Таким образом, эти мужчины и другие религиозные лидеры того времени часто подвергали людей с ограниченными возможностями психической и / или физической боли в качестве средства изгнания духов (Thomas 1957).

В XIX веке сторонники социального дарвинизма выступали против государственной помощи бедным и инвалидам. Они рассудили, что сохранение «непригодных» будет препятствовать процессу естественного отбора и помешать отбору «лучших» или «наиболее приспособленных» элементов, необходимых для потомства (Hobbs 1973).

Лукофф и Коэн (1972) отмечают, что некоторые общины изгоняли слепых или жестоко обращались с ними, в то время как другие предоставляли им особые привилегии. При сравнении статуса людей с ограниченными возможностями в ряде не западных обществ Хэнкс и Хэнкс (1948) обнаружили большие различия.В одних культурах люди с ограниченными возможностями полностью отвергались, в других они были изгоями, в то время как в некоторых к ним относились как к экономическим обязательствам и их семьи неохотно поддерживали их жизнь. В других условиях к инвалидам относились терпимо и относились к ним случайным образом, в то время как в других культурах им давали уважаемый статус и позволяли участвовать в максимально возможной степени.

Различия в обращении с инвалидами проявляются как в Африке, так и в других частях мира (Amoako 1977).Среди чагга в Восточной Африке инвалиды воспринимались как успокоители злых духов. Следовательно, были приняты меры, чтобы не причинить вреда инвалидам. Среди граждан Бенина (бывшая Дагомея в Западной Африке) констебли выбирались из числа людей с очевидными физическими недостатками.

В некоторых общинах Бенина дети, рожденные с аномалиями, считались защищенными сверхъестественными силами. Как таковые, их принимали в обществе, потому что считалось, что они приносят удачу (Wright 1960).Набагву (1977) заметил, что среди ибо в Нигерии отношение к инвалидам варьировалось от баловства до полного отказа.

В Гане существуют различия в восприятии людей с ограниченными возможностями, как и в других частях Африки. Среди ашанти в центральной Гане традиционные верования не позволяли мужчинам с физическими недостатками, такими как ампутации, становиться вождями. Это очевидно из практики уничтожения вождя, если он заболевает эпилепсией (Rottray 1952; Sarpong 1974).Отказывались и дети с явными отклонениями. Например, младенец с шестью пальцами, рожденный с шестью пальцами, был убит при рождении (Rattray 1952). Детей с серьезной умственной отсталостью бросали на берегах рек или у моря, чтобы такие «животные, похожие на детей» могли вернуться к себе, как считалось, к себе подобным (Danquah 1977).

Напротив, гаи из региона Аккра в Гане относились к слабоумным с трепетом, считая отсталых реинкарнацией божества. Следовательно, к ним всегда относились с большой добротой, мягкостью и терпением (Field 1937).

Степень, в которой инвалиды принимаются в обществе, не прямо пропорциональна финансовым ресурсам и / или техническим знаниям этого общества. Липпман (1972) заметил, что во многих европейских странах, таких как Дания и Швеция, граждан с ограниченными возможностями принимают больше, чем в Соединенных Штатах. Он также обнаружил, что эти страны предоставляют более эффективные реабилитационные услуги. Преобладающей философией в скандинавских странах является принятие социальной ответственности за всех членов общества, независимо от типа или степени инвалидности.

Хотя во всем мире произошло много изменений в статусе и обращении с людьми с ограниченными возможностями, остатки традиций и прошлых убеждений влияют на сегодняшнюю практику, затрагивающую такую ​​группу (Du Brow, 1965; Wright 1973).

Франзен Бьорн (1990) заметил, что в некоторых общинах в Кении и Зимбабве «ребенок с ограниченными возможностями является символом проклятия, постигшего всю семью. Такой ребенок является« позором »для всей семьи, поэтому их отвергают семья или сообщество.Дети, которых придерживаются эти убеждения и взгляды, вряд ли смогут полностью раскрыть свой потенциал: «Они получают меньше внимания, меньше стимулов, меньше образования, меньше медицинской помощи, меньше воспитания и иногда меньше питания, чем другие дети». Франзен Бьорн (1990), стр. 21-26.

Томас (1957) рассматривает общественное восприятие и лечение людей с ограниченными возможностями в межкультурных условиях как калейдоскоп различных оттенков, отражающих терпимость, ненависть, любовь, страх, трепет, почтение и отвращение.Наиболее последовательной чертой в обращении с инвалидами в большинстве обществ является то, что они классифицируются в обществе как «извращенцы, а не заключенные». (Липпман, 1972, стр. 89).

Таким образом, с культурной точки зрения существует множество конкретных обстоятельств, которые повлияли на условия жизни людей с ограниченными возможностями, не говоря уже об отношении людей к ним. История показывает, что невежество, пренебрежение, суеверия и страх являются социальными факторами, усугубляющими изоляцию людей с ограниченными возможностями.

По всей Африке инвалиды считаются безнадежными и беспомощными (Desta 1995). Африканская культура и верования не облегчили ситуацию. Абози и Озоджи (1985) обнаружили в своем исследовании, что нигерийцы в частности и, конечно же, африканцы в целом, связывают причины инвалидности с колдовством, джуджу, факторами, связанными с полом, Богом / сверхъестественными силами.

Желание избегать всего, что связано со злом, повлияло на отношение людей к инвалидам просто потому, что инвалидность связана со злом.Большинство из этих негативных взглядов — это просто заблуждения, возникающие из-за отсутствия надлежащего понимания инвалидности и того, как они влияют на функционирование. «Эти заблуждения происходят непосредственно из традиционных систем мышления, которые отражают магические и религиозные философии, которые можно смело назвать суевериями» (Abosi, 2002).

Помимо других представлений, социальное отношение к инвалидам отражается в семье, которая учит своим примером обычаям и институциональным ценностям.Например, Геллман (1959) твердо убежден в том, что практика воспитания детей, как правило, предопределяет поведение взрослого по отношению к людям с ограниченными возможностями. Эта концепция согласуется с межкультурным исследованием, проведенным Уайтингом и Чарльзом (1953), которое доказывает, что практика воспитания детей влияет на отношение к болезни и инвалидности. Их результаты показывают, что на представления о болезни влияют важные ранние отношения между детьми и родителями, которые касаются соответствия ребенка стандартам поведения взрослых.Их исследования изучали взаимосвязь между теориями, существующими в культуре для объяснения болезней, и суровостью методов воспитания детей, разработанных для того, чтобы научить детей соответствовать стандартам взрослых. Было обнаружено, что интенсивное социальное обучение связано с оральным, анальным и генитальным функционированием. Была выдвинута гипотеза, что те области развития ребенка, которые были наиболее строго дисциплинированы, вызовут высокий уровень тревожности и также будут включены в теории болезни в обществе.Эта гипотеза подтвердилась. Также была поддержана гипотеза о том, что общества с наиболее суровыми практиками социализации будут вызывать наивысшую степень тревоги и вины и, следовательно, будут склонны обвинять пациента как причину болезни.

Казалось бы, определенные ценности, придаваемые частям тела и их функциям, будут связаны со значением, которое им придается в определенных культурных условиях, основанных на влиянии языка, религии и этнической идентичности.Райт (1960) заметил, что знание о себе строится на основе чувственного опыта, взглядов других людей и умозаключений, основанных на этих источниках. Это позволяет телу обрести значение, выходящее за рамки его конкретно оцениваемой функции. В результате части тела могут принимать такие коннотации, как хорошее и плохое, чистое и нечистое, адекватное и неадекватное. «Например, руки могут рассматриваться не только как инструмент для захвата и манипулирования, но также могут быть загрязнены стыдом и злом, если ребенок будет травмирован во время мастурбации или во время фекальной игры.»(Райт, 1960, стр. 141)

Влияние принадлежности к субкультуре на реакцию человека на людей с ограниченными возможностями иллюстрируется исследованиями, проведенными Ричардсоном, Гудманом, Хасторфом и Дорнбушем, Ричардом и Хасторфом (1963). Их исследования показывают, что взрослые и дети одной субкультуры (итальянцы и евреи) последовательно размещают фотографии детей с различными физическими недостатками.

Геллман (1959) предполагает, что реплики, усвоенные в детстве, служат ориентирами для различения и дифференциации различных типов инвалидности в соответствии с общественно принятыми нормами.Он указывает, например, что эскимосы воспринимают ограниченное количество инвалидностей, в то время как американцы обычно используют большое количество терминов для людей с ограниченными возможностями. «Помимо ролей и языков общество обеспечивает обычное отношение к инвалидам» (Gellman, 1959, стр. 4). Значение собственного инвалидного телосложения для человека с ограниченными возможностями и других людей, которые взаимодействуют с ним или с ней, будет в целом зависеть от ценностей культурной группы, к которой они принадлежат (Barker et al.1953). Аффективные отношения, обсуждаемые Райтом (там же), включают жалость, страх, беспокойство, вину, искренность, сочувствие и уважение.

Эти атрибуты четко разделены на положительные и отрицательные категории и могут серьезно повлиять на отношения между людьми с ограниченными возможностями и людьми, не имеющими инвалидности. Они формируют определенное отношение, которое может стигматизировать людей с ограниченными возможностями, налагать на них искусственные ограничения, лишать их равных возможностей для развития и жизни и несправедливо понижать их в должности до граждан второго сорта, вызывающих жалость (в том смысле, где жалость рассматривается как обесценивание). с оттенком презрения).

Как далее заметил Райт: «Отношения и поведение по отношению к физическим отклонениям упорно сохраняются и передаются молодежи в той же мере, потому что они считаются соответствующими здравым и всеобъемлющим убеждениям и из-за менее явных эмоциональных предрассудков» (Wright 1960, стр. 256).

Категоризация и ее последствия

Как указал Гоффман (1963, стр. 2), «общество устанавливает средства категоризации людей и набор атрибутов, которые кажутся обычными и естественными для членов этих категорий.»Когда незнакомец встречается впервые (отдельным лицом или группой), суждения часто основываются на внешнем виде.

Во многих случаях первоначальный ответ состоит в том, чтобы поместить человека в заранее определенную категорию на основе того, что предполагается его или ее атрибутами и статусом, основанным на внешнем облике. Отношение к людям с ограниченными возможностями усугубляется тем фактом, что во многих случаях инвалидность человека воспринимается как выходящая далеко за необходимые пределы инвалидности на затронутые черты и функции (Jaffe 1965).Из-за такого отношения возникает стигма:

Когда кто-то попадает в стигматизируемую категорию или обладает нежелательными атрибутами, те, кто не относится к этой категории, склонны обесценивать стигматизируемого человека, практиковать вариативность дискриминации и вменять широкий спектр недостатков на основе изначального, и в то же время приписывать стигматизируемому человеку некоторые желательные, но нежелательные атрибуты, часто имеющие сверхъестественный характер, такие как шестое чувство или понимание.(Гоффман, 1963, стр. 5, цит.)

Райт (1960) описывает этот феномен расширения стигмы, который имеет место, когда человек с инвалидностью рассматривается как инвалид не только в отношении конкретной области инвалидности, но также и в отношении других характеристик, таких как личность и приспособление.

Телосложение (а также некоторые другие личные характеристики) обладают огромной силой вызывать самые разные выражения и чувства к человеку.Фактически, физическое отклонение часто рассматривается как главный ключ к поведению и личности человека и в значительной степени отвечает за важные последствия в его жизни. Этот разброс справедлив как для самого инвалида, так и для его оценивающих. (Райт, 1960, стр.118, цит. По:)

Преобладающие установки не только определяют социальные ожидания и отношение к человеку с ограниченными возможностями в обществе, но также его или ее самооценку и функции.Хоббс (1973) утверждает, что сообщение, которое ребенок с ограниченными возможностями получает о себе из своего окружения, в значительной степени определяет его чувства относительно того, кто он, что он может делать и как ему следует себя вести.

Парсонс (1951) рассматривает этот процесс как интернализацию ролевого ожидания. Таким образом, если родители воспринимают своего ребенка как отличного от того, что считается «нормальным», Франзен Бьорн (1990), они, более чем вероятно, будут относиться к нему или к ней по-другому, тем самым поощряя его или ее стать таким, как их воспринимают (Hobbs 1973).Интернализация ролевого ожидания происходит как на индивидуальном, так и на групповом уровне.

Поскольку немногие люди, не являющиеся инвалидами, в обществе в целом взаимодействуют напрямую с инвалидами, они в значительной степени полагаются на стереотипы в своем отношении к людям с ограниченными возможностями. «Каждая группа людей изучает стереотипы, которые есть у других, а затем развивает свои автостереотипы, чтобы соответствовать им» (Triandis, 1971, стр. 107). Райт (1960) описывает самооценку как «социальное зеркало».»В этом зеркале идеи и чувства о себе возникают в значительной степени в результате взаимодействия с другими людьми. Таким образом, представление о себе людей с ограниченными возможностями чаще всего является отражением социальных стереотипов или реакций на них. Отвержение, например , порождает неполноценность, самосознание и страх (Barker et al., 1953; Roeher, 1961; Wright 1960). Таким образом, установки в обществе влияют на самовосприятие. Они также ограничивают возможность общения с другими, степень мобильности и возможности трудоустройства (Hobbs, 1973).

Люди с ограниченными возможностями часто обнаруживают, что их возможности ограничены из-за социального неприятия, дискриминационной практики найма, архитектурных барьеров и недоступности транспорта. Таким образом, в этом контексте важны социальные установки, поскольку они в значительной степени определяют степень реализации личных, социальных, образовательных и психологических потребностей людей с ограниченными возможностями (Jaffe, 1965; Park, 1975).

Образование

В сфере образования представления о детях и взрослых с ограниченными возможностями значительно изменились.По мнению Берча и Джонстона (1975), самая большая проблема в сфере образования сегодня — это обеспечение того, чтобы все школы были так же легко и полностью доступны для людей с ограниченными возможностями, как и для других. С любой точки зрения, будь то права человека, экономическая эффективность или социальная желательность, национальные интересы должны заключаться в том, чтобы служить детям с ограниченными возможностями наравне со всеми остальными.

Реализация этой концепции на практике означает отказ от традиционной сегрегации людей с ограниченными возможностями.Многие авторы, рассматриваемые здесь, подчеркивают важность изменений в установках, поведении и социально-образовательных структурах. Решающее значение для усилий по актуализации имеет необходимость изменений не только со стороны отдельных лиц, но также и в социальной и культурной атмосфере, которая способствует беспомощности людей с ограниченными возможностями. Наше общество по-разному относится к тем, кого называют «инвалидами», которое, по-видимому, делает упор на инвалидность человека, а не на его способности, что работает против человека (Birch 1974, стр. 12-13).

Недавнее международное и национальное законодательство проливает все больше света на философию включения и инклюзивного образования. Основываясь на политике ЮНЕСКО в области образования, принятой на конференции в Саламанке в 1994 г. (ЮНЕСКО, 1994 г.), инклюзивное образование все больше принимается в качестве эффективного средства, с помощью которого можно уменьшить предвзятое отношение к учащимся с ограниченными возможностями (Перл Суббан и Умеш Шарма, 2006).

Саламанкское заявление и Рамки действий провозглашают образование для каждого человека одним из основных прав человека для всех, независимо от индивидуальных различий (ЮНЕСКО, 1994).Кроме того, международное внимание через «Образование для всех», Конвенцию Организации Объединенных Наций 1989 года о правах детей; Джомтьенская декларация 1990 года; и Всемирная встреча на высшем уровне по положению детей потребовала от стран взять на себя обязательство предоставлять образование всем детям, включая детей из маргинализированных групп (Организация Объединенных Наций, 1989 г.). Эти международные события повлияли на национальную политику и практику.

В соответствии со Стандартными правилами ООН по обеспечению равных возможностей для людей с ограниченными возможностями 1993 г. (1993 г.) «Государства должны признать принцип равных возможностей в области начального, среднего и высшего образования для молодежи и взрослых с ограниченными возможностями в интегрированных условиях.Они должны обеспечить, чтобы образование инвалидов было неотъемлемой частью образовательной системы «. Это конкретная поддержка инклюзивного образования.

Конституция Кении поддерживает инклюзивное образование. Часть 3 статьи 18 Закона об инвалидах 2003 года гласит:

  • «Ни одно лицо или учебное заведение не может отказать в приеме инвалиду на какой-либо курс обучения только на основании такой инвалидности, если это лицо имеет возможность получить существенные знания на этом курсе;
  • Учебные заведения должны принимать во внимание особые потребности лиц с ограниченными возможностями в отношении вступительных требований, проходных баллов, учебной программы, экзаменов, дополнительных услуг, использования школьных помещений, расписания занятий, требований к физическому воспитанию и других подобных соображений;
  • Должны быть созданы специальные школы и учреждения, особенно для глухих, слепых и умственно отсталых, для обеспечения формального образования, развития навыков и самообеспечения «.

Кроме того, в 2010 году министерство образования приняло национальную политику в области образования для лиц с особыми потребностями. Правительство Кении также подписало различные международные конвенции и декларации, такие как Декларация ООН о правах детей (1948 г.), Всемирная конференция по образованию в интересах детей. ВСЕ (ОДВ (1990 г.), Всемирная конференция по образованию для лиц с особыми потребностями (1994 г.), Дакарский форум действий (2000 г.) и Конвенция ООН о правах инвалидов (2006 г.). Кроме того, правительство привержено обеспечению всеобщего начального образования Образование (UPE) к 2015 году.Право детей на базовое образование (включая образование с особыми потребностями) также предусмотрено в Законе о детях (2001 г.).

Раздел IV Закона Иордании о благосостоянии инвалидов гласит, что инвалиду должно быть предоставлено соответствующее образование в соответствии с его или ее инвалидностью. Фраза «учащийся с особыми потребностями» определяется как учащийся с медицинским диагнозом (например, двигательные проблемы, проблемы со зрением или слухом, умственные отклонения), а также фраза «учащийся с проблемами обучения», которые влияют на такие вещи, как чтение, письмо или арифметика. .Также используются фразы «ученик с проблемами поведения» и «ученик с проблемами речи и языка» (Аль-Россан 2003; Аль-Хаттиб 2002).

В Австралии философия инклюзивного образования следовала международным тенденциям, при этом континент принял вызов по обучению всех учащихся в обычных условиях на равноправной основе (Forlin 1997). Принятие федерального законодательства в форме Закона о дискриминации в отношении инвалидов (1992 г.) и опубликование Закона о стандартах образования обеспечивают детям с ограниченными возможностями более широкие возможности для поступления в свои местные школы.Правительство утверждает, что стандарты будут: «Разъяснять обязательства поставщиков образовательных и обучающих услуг в соответствии с DDA, а также права людей с ограниченными возможностями во всех секторах образования и профессиональной подготовки как в государственных, так и в негосударственных учебных заведениях» (Sharma et al. 2006 г.). Органы образования и обычные классные учителя теперь обязаны поддерживать учащихся с ограниченными возможностями, чтобы обеспечить им доступ к учебной программе. Закон о дискриминации инвалидов (1992 г.) стал значительным изменением национальной политики в отношении инклюзивного образования.Недавняя инициатива федерального правительства, получившая название «Проект стандартов образования для людей с ограниченными возможностями», вносит дополнительные поправки в DDA и увеличивает возможности для учащихся с ограниченными возможностями получить образование в обычных школах (Содружество Австралии).

Виктория как федеральный штат Австралии считается решительным и активным сторонником инклюзивного образования (Forlin 1997). На значительные изменения в реализации инклюзивного образования в Виктории повлиял ряд политических инициатив, в том числе Министерский отчет об образовательных услугах для инвалидов (1984), Отчет Каллена-Брауна (1993) и, совсем недавно, План государственных школ в Виктории. (2003).Эти инициативы подчеркнули необходимость обучения учащихся в школе по соседству.

Правительство Лаосской Народно-Демократической Республики подписало Конвенцию ООН о правах ребенка и Саламанкское заявление. В 1996 году было принято постановление об обязательном образовании, которое распространяется на детей-инвалидов. Аналогичным образом, в Китае Закон об обязательном образовании (1986 г.) и Закон о защите прав инвалидов (1991 г.) потребовали и уполномочили провинции ввести образование для всех.

Заключение

С исторической точки зрения, эта статья была сосредоточена на межкультурных факторах, которые влияют на развитие восприятия детей и взрослых с ограниченными возможностями. Социальные установки имеют большое значение, поскольку они в значительной степени определяют степень реализации личных, социальных, образовательных и психологических потребностей людей с ограниченными возможностями. С этой целью усилия по искоренению всех форм предрассудков и дискриминации в отношении людей с ограниченными возможностями со стороны некоторых агентств ООН, правительств, а также национальных и международных организаций инвалидов приносят свои плоды.В качестве примера можно привести Конвенцию ООН о правах инвалидов (2006 г.), которая была подписана и ратифицирована большинством стран-членов ООН.

Том 1 — Том 20, вып. 3 из Ежеквартальных исследований по инвалидности архивируется на сайте банка знаний; Том 20, вып. С 4 по настоящее время можно найти на этом сайте в разделе «Архивы».

Если у вас возникнут проблемы с сайтом или у вас есть комментарии, включая любые трудности с доступом из-за несовместимости с адаптивной технологией, обратитесь в libkbhelp @ lists.osu.edu.

Отношение к инвалидности во вспомогательных профессиях | Pfeiffer

Абстракция

Целью данной статьи является изучение этнических и религиозных перспектив людей, которые обучаются и работают по вспомогательным профессиям относительно инвалидности и людей с ограниченными возможностями. Вывод состоит в том, что эти точки зрения влияют на то, как персонал профессии реагируют на людей с ограниченными возможностями и работают с ними.Модифицированный Вопросы по шкале инвалидности (MIDS) были назначены выборке из лица, работающие по вспомогательным профессиям и / или обучающиеся, чтобы поступить их. Баллы по MIDS можно рассматривать как перечень знаний. об инвалидах или как шкала отношения к инвалиды. Статистически значимая связь была между этническими и религиозными взглядами и оценками MIDS.Напрашивается вывод, что люди, готовящиеся войти, а люди сейчас в помогающих профессиях, но, что более важно, учителя людей учась, чтобы поступить на вспомогательные профессии, должен осознавать влияние этнических и религиозных взглядов и как противостоять любым негативным эффекты, которые необходимо найти.


Инвалидность — сложное явление. В нем участвуют люди (как инвалиды и не инвалиды) и их отношения, а также социальные и физические окружение человека с ограниченными возможностями.Это связано с вспомогательными технологиями. Это социальная реакция на людей с ограниченными возможностями. Это включает в себя мириады нарушений. Он включает в себя государственные и частные программы и законы. И это включает в себя ряд других вещей, в том числе людей, которые работают в «помогающие» профессии.

Многие люди, работающие в сфере оказания помощи, пытаются разделить инвалидность и людей с ограниченными возможностями, но такое разделение допустимо, только если посмотреть у конкретного человека.Представление о человеке с ограниченными возможностями воплощает в себе явление инвалидности и два не могут быть разделены. Эта учеба о феномене инвалидности и социальной группе под названием люди с ограниченными возможностями. Их нельзя разделить.
Цель данного исследования — оценить, насколько этнические и религиозные взгляды может повлиять на взгляды на людей с ограниченными возможностями и людей с ограниченными возможностями. Находки поддержите утвердительный ответ на этот вопрос. Люди в выборке, которые идентифицируют себя как религиозный и как европеоид, имеют более позитивные взгляды на инвалидности и, следовательно, людей с ограниченными возможностями, чем другие люди в пример.

Следует иметь в виду, что многие люди вспомогательных профессий под угрозой, если искренность их действий в отношении людей с ограниченными возможностями описываются как пустые, и их действия рассматриваются как бесполезные. Часть их личности — быть человеком, который усердно трудится, чтобы помочь несчастные люди, инвалиды. Они чувствуют угрозу, если такая основная часть их бытия подвергается сомнению. Есть много способов объясните это чувство угрозы, но цель не в этом этого исследования.Цель данного исследования — выяснить, насколько этнически и религиозные взгляды могут влиять на взгляды на инвалидность и людей с ограниченными возможностями.

Обзор литературы
Обзор литературы показывает, что никто не любит людей с ограниченными возможностями. Все основные религии мира (Ingstad, 2001; Braddock & Parish, 2001; Барнс, 1996; Ингстад ​​и Уайт, 1995; Майлз, 1995; Эбберли, 1987), каждая культура (Parmenter, 2001; Barton & Armstrong, 2001; Miles, 2000; Хейер, 2000а, 2000б; Westbrook & Legge, 1993) за некоторыми исключениями. (Barnes, 1996; Vash, 1995), каждая этническая группа (Van Ryn & Burke, 2000; Вестбрук, Легге и Пенней, 1995; Мардирос, 1989; Райан и Смит, 1989), любой национальности (Crystal, Watanabe, & Chen, 1999; Paterson И Джеймисон, 1999; Баллард, 1996; Morrow, 1987) — все (кажется) самым уничижительным взглядом на инвалидность и людей с ограниченными возможностями возможный.В литературе есть множество иллюстраций такого отношения. Дополнительные примеры можно найти в обзорах литературы и библиографиях в Пфайффер (2002), Вонг-Эрнандес и Вонг (2002), Пайн (1992) и Леонг (1986).
Инвалидность по-разному рассматривается как трагедия, позор, позор, результат греха и наказание от Бога. Люди с ограниченными возможностями неоднократно рассматривались как объекты жалости, вызывающие чувство вины в их члены семьи и единомышленники.Их часто считают обузой другим, своей семье, себе и обществу. Они постоянно воспринимается как бесполезный и ведет себя ненадлежащим образом. Ответ это сегрегация и дискриминация. Если человек с ограниченными возможностями женщина еще хуже. (Westbrook, Legge, & Pennay, 1995)
В английском языке людей с ограниченными возможностями часто называют инвалидами. (недействительный человек), инвалид (подразумевается нищий с кепкой) или инвалид (не умеет).В японском языке термин для человека с ограниченными возможностями — шогиша: «шо» означает вред, препятствие, болезнь; «gui» означает потерю, катастрофу; `ша ‘ означает человек. (Ивакума, 1988) Человек с ограниченными возможностями по-японски тот, кто является препятствием и катастрофой, кто болен, страдает и переживает потеря. На других языках то же самое.
Однако это отрицательное мнение не полностью согласуется с наблюдениями и опыт авторов этой статьи.Один из них — человек с инвалидностью один является родителем инвалида, и остальные четверо имеют обширный личный опыт работы в сообществе инвалидов. хотя сами не инвалиды. И этот негативный взгляд не полностью согласен с наблюдениями и опытом некоторых коллег-инвалидов. (Miles, 2000)
В качестве возможного объяснения этого несоответствия было предложено следующее: этнические и религиозные взгляды влияют на взгляды людей как положительно, так и отрицательно в отношении людей с ограниченными возможностями.Для изучения этого предположения было решено исследовать влияние этнические и религиозные взгляды на людей с ограниченными возможностями, использующих проверка знаний и отношения к людям с ограниченными возможностями как MIDS — обсуждаемые модифицированные проблемы в шкале инвалидности ниже.
Поскольку авторы этого документа работают в сфере оказания помощи и / или проводить занятия для людей, которые работают или намереваются работать в Различным вспомогательным профессиям было решено сосредоточиться именно на этих профессиях.Вспомогательные профессии были определены как медсестра, медицина, социальная работа, клиническая психология, общественное здоровье, физиотерапия, трудотерапия, образование и реабилитация, хотя есть и другие. Нет сомнений важность этого вопроса. Это широко обсуждается (Miles, 2000; Шильдер, Кеннеди, Голдстоун, Огден, Хогг и О’Шонесси, 2001; Крепс, 2000; Ли, Собал и Фронгилло, 2000; Хассиотис, 1996; Раундов, Вейл и Бишоп, 1994; Groce & Zola, 1993; Вестбрук, Легг и Pennay, 1993; Чан, 1992а, 1992б; Ван, 1992; Hoeman, 1989; Умный & Smart, 1992), и ведутся серьезные споры о том, как этнические и религиозные практики и перспективы могут повлиять на успех предоставления услуг (Берд, 1997; Ахмад и Аткин, 1996; Като и Манн, 1996; Барнс, 1995; Роджерс-Дулан и Блахер, 1995; Пристли, 1995; Дойл, Моффатт и Корлетт, 1994; Ригли и ЛаГори, 1994; Гудолл, 1992; Оливарес, Палмер, И Guillemard, 1992; Лонгрес и Торресила, 1992; Стюарт, 1992; Hanson, 1992; Брейден, 1991; Дьюинг, 1991; Рапп, 1991; Лог, 1990; Хэнсон, Линч и Уэйман, 1990; Палмер, Оливарес, Уилсон и Фордайс, 1989; Биклен, 1988; Зерницкий-Шурка, 1988).Также есть обсуждение этого вопрос в области исследований инвалидности (Gilson & DePoy, 2000; Свейн и Френч, 2000; Wong-Hernandez & Wong, 2002), в пределах сообщества инвалидов (Crisp, 2000) и в других областях (Pfeiffer, 2002; Вонг-Эрнандес и Вонг, 2002; Сосна, 1992; Леонг 1986). Однако в целом обсуждение и анекдотические примеры являются единственной основой для выводов представлены в этих различных исследованиях.
Отчеты в литературе делятся на три группы: описательные исследования. различных точек зрения, тематические исследования, исследующие конкретные точки зрения, и призывает осознать влияние этих точек зрения.Там не является проверкой утверждения, касающегося этнических и религиозных взглядов инвалидность со знанием и отношением к людям с ограниченными возможностями. Следовательно, гипотеза, проверенная в этом исследовании, заключается в том, что существует статистически значительная взаимосвязь между этническими и религиозными взглядами людьми, занимающимися оказанием помощи, и знаниями о и отношение к людям с ограниченными возможностями. Вывод состоит в том, что эти перспективы влияют на персонал вспомогательных профессий в которых они реагируют на людей с ограниченными возможностями и обращаются с ними.

Возраст и контакты
В некоторых исследованиях с использованием MIDS была обнаружена взаимосвязь между установками к и знания о людях с ограниченными возможностями и возрасте респондент и количество контактов, которые он поддерживает с людьми с ограниченными возможностями. Хотя существуют противоречивые данные о влиянии возраста и контакт (Ingstad & Whyte, 1995; Heyer, 2000a, 2000b; Beckwith & Мэтьюз, 1995; Бригам и Малпасс, 1985; Альтман, 1981; Макас, 1989 г., 1990), есть некоторая поддержка утверждения, что обе переменные имеют положительное влияние в том смысле, что они предоставляют больше знаний об инвалидах и более позитивном отношении к людям с ограниченными возможностями.
С другой стороны, один из авторов, который часто использовал MIDS в других исследования утверждают, что переменные возраста и контакта являются суррогатами за знание людей с ограниченными возможностями и благоприятное отношение к ним. Другими словами, только люди, которые склонны благосклонно относиться к люди с ограниченными возможностями будут все больше контактировать с ними и будут продолжали поддерживать с ними контакт с возрастом. Конечно есть и другие возможные объяснения влияния суммы контакта, но кажется правдоподобным, что положительное отношение к людям с ограниченными возможностями будут связаны с большим количеством контактов по мере роста человека старшая.Кроме того, у многих людей старшего возраста количество контактов с людьми с ограниченными возможностями просто через переход времени. Эти две переменные в высокой степени автокоррелированы.
Тем не менее, две переменные, контакт и возраст, включены в этот анализ. Контакт и возраст могут формировать отношение, но как теоретические переменные они сильно отличаются с этнической и религиозной точек зрения, и они имеют меньший теоретический интерес, чем этнические и религиозные взгляды.
ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ МНЕНИЯ
Крайне негативные взгляды на людей с ограниченными возможностями и их жизненный опыт инвалидности существуют в различных обществах, и они влияют на государственную политику и индивидуальные действия. (Митчелл и Снайдер, 2001; Тернер, 2001; Гилл, 2001; Basnett, 2001; Раво и Стикер, 2001; Барнс и Мерсер, 2001; French & Swain, 2001) В США, например, они лежат в основе звонков. за легализованную эвтаназию, чтобы «избавить их от страданий». Как сказал докторДжек Кеворкян считает (Кеворкян, 1991), что качество жизни человека с инвалидностью настолько плохо, что помочь такому человеку умереть — это хорошая вещь. В заявлении во время судебного заседания Кеворкян сказал: добровольное самоустранение отнятых смертельно больных или искалеченных жизней коллективно может только способствовать сохранению здоровья и благополучия населения ». (Рассел, 1999) И Питер Сингер, специалист по биоэтике и обладатель названного заведующий кафедрой Принстонского университета, считает, что качество жизни многих младенцы-инвалиды будут настолько бедны, что морально правильно убить этого младенец при рождении.(Singer, 1991, 1995; Kuhse & Singer, 1985)
Большинство людей, которые работают в сфере оказания помощи, не заходят так далеко (Parmenter, 2001; Лоллар, 2001), но придерживается негативных взглядов на инвалидность и качество жизни человека с ограниченными возможностями приведет к принятию решения после решения, ведущего к самоисполняющемуся пророчеству: предположить, что вещи плохие приведет к тому, что все будет плохо. Кроме того, негативное отношение приводят к заниженным ожиданиям и неудачам.(Хассиотис, 1996; Беквит и Мэтьюз, 1995; Джонс, Аткин и Ахмад, 2001; Ахмад, 2000; Каланпур, 1999; Национальный совет по вопросам инвалидности, 1999 г .; Робинсон и Рэтбоун, 1999; Камень, 1999; Gold, 1980). Такие предрассудки причиняют людям много вреда, в том числе: снижает самооценку и вызывает стресс. (Swim & Stangor, 1998)
Есть свидетельства того, что персонал вспомогательных профессий действительно имеет отрицательные взгляды на людей с ограниченными возможностями и качество их жизни.Например, в одном исследовании 86% людей с травмами спинного мозга высокой степени сказали, что их собственное качество жизни было и будет в будущем средним или лучше чем в среднем по сравнению с населением в целом. Реабилитации врачей, медсестер и техников, которые лечили их, однако только 17% придерживался этой точки зрения. (Герхарт, Козиол-Маклейн, Левенштейн и Уайтенек, 1994)
В другом исследовании пациенты отделения реабилитации после травм спинного мозга исследователи обнаружили, что они похожи на население в целом по своим уровень депрессии.При этом штат блока (в целом и как индивидуальные занятия: врачи, медсестры, эрготерапевты, физиотерапевты терапевты, социальные работники, психологи, специалисты по лечебному отдыху, и специалисты по обучению травм спинного мозга) постоянно недооценивали уровень депрессии пациентов и сказал, что он был намного хуже, чем общая популяционная норма. (Cushman & Dijkers, 1990)
Исследование, проведенное Исследовательским фондом GINI в Санкт-Петербурге.Луис, штат Миссури, обнаружил, что медицинский персонал считал использование аппарата искусственной вентиляции легких обузой и способ исправить недостаток у человека с ограниченными возможностями. Пользователи рассматривали их в положительном смысле и как вспомогательные технологии, которые просто помогал им в повседневной жизни. (Стигма или инструмент? 2002) Это еще один пример поставщиков услуг, использующих дефицитную модель инвалидности, которая приводит в лучшем случае к клейму и отказу в необходимых услугах (аппарат ИВЛ) в худшем случае.Отрицание будет основано на неверном предположении, что пользователям очень не хотелось такой нагрузки.
Нет сомнений в том, что взгляды людей, оказывающих помощь, профессии могут иметь большое влияние на услуги, получаемые людьми с ограниченными возможностями. Например, женщина с инвалидностью, у которой был положительный результат теста на беременность спросил сотрудник агентства, когда она хотела запланировать аборт. Когда ей ответят, что она не будет аборта, агент агентства сказал: «Женщина с ограниченными возможностями не может заботиться о здоровом ребенке или ребенке-инвалиде…. ‘(Аноним, 1999) Ошибочные представления об инвалидах можно найти в профессия помощника.

Исследование
Для изучения взглядов людей с ограниченными возможностями и людей с ограниченными возможностями лиц, занимающихся оказанием помощи, и посмотреть, как на них влияют этнические и религиозные группы, получена удобная выборка состоит преимущественно из студентов колледжей и университетов (n = 391). С отсутствует национальная база данных людей, оказывающих помощь профессии, из которых можно сделать выборку, и из-за разных определений «профессий помощника», а также большое разнообразие определений инвалидности, необходимо было использовать удобную выборку, принимающую все проблемы, которые он представляет.(Barker & Strong, 1998) Респонденты все изучали профессию помощника и / или работали в вспомогательная профессия.
Половина людей в выборке (50%) были студентами университетов на Гавайях; 30% были студентами Калифорнии; 16% были студентами Американского Самоа; 4% не были студентами, живущими в Гонолулу и работающими по профессии помощника. Многие студенты (42%) также работали, и из них (44%) помогали профессия.
Студенты университета на Гавайях — хорошая популяция для выборки потому что он очень разнороден по этническому признаку: около трети из университета имеют кавказское происхождение; еще треть — японцы происхождение; а остальные — смесь жителей островов Тихого океана, азиатов и другие. Респонденты в Калифорнии были из студентов с тяжелыми Концентрация латиноамериканского и азиатского населения и 91% жителей Американского Самоа респонденты назвали свою этническую принадлежность самоанцами.Вдобавок три группы имеют смесь религиозной принадлежности. Они отличные население, из которого можно собрать смесь людей из разных этнических и религиозные группы для исследования.
В качестве проверки знаний и отношения к людям с ограниченными возможностями Использовалась MIDS — Modified Issues in Disability Scale. MIDS, разработанная доктора Элейн Макас, это единственная шкала такого типа, которая была разработана в сочетании с людьми со всеми видами инвалидности и с их близкие соратники.Он уникален тем, что может быть описан как шкала измерение отношения к людям с ограниченными возможностями и, в то же время, измерение знаний о людях с ограниченными возможностями. То есть, если кто-то знает очень мало о людях с ограниченными возможностями, тогда этот человек ответит согласно стереотипам их этнических и религиозных групп о людях с ограниченными возможностями, обычно негативных. Чем больше знаний, тем дальше они будут от отрицательных взглядов.(Макас, 1985, 1987)
Кроме того, утверждается (Antonak & Livneh, 2000), что когда люди знайте, что их отношение исследуется, они ответят по-другому чем когда они отвечают на то, что они считают фактическими вопросами. По этим и другим причинам (включая превосходные характеристики) инструмент Для исследования был выбран MIDS. Его надежность и обоснованность хорошо учредил. (Макас, 1991a, 1991b, 1993)
MIDS представляет собой набор из 37 утверждений, сформулированных в фактической форме, например: `Для женщины, которая пользуется инвалидной коляской, логично подумать о том, чтобы иметь детка.«Респондентов просят указать, если они категорически не согласны, Не согласен, частично не согласен, не знаю / нет мнения, частично согласен, согласен, Полностью согласен с утверждением, и ответы закодированы из одного (Полностью Не согласен) до семи (Полностью согласен). Ряд утверждений обратный закодировано. После того, как эти ответы будут перенесены, тем выше будет тем больше человек знает о людях с ограниченными возможностями и более позитивным является отношение этого человека.Наименьшая возможная оценка 37, а самый высокий — 259. В этом исследовании оценка MIDS варьировалась от от минимума 107 до максимума 247. Среднее значение составило 173 (sd = 24,3), медиана было 172, а мода была 173. Баллы имели нормальное распределение.

Выборка
В выборке, использованной в настоящем исследовании (n = 391), 75% составляли женщины, а не Удивительно, так как в большинстве профессий помощника большая доля женщин. Средний возраст выборки составил 26 лет (sd = 8.6), средний возраст составлял 23 года, и возраст от 17 до 61 года. Число занятых составило 46%. из выборки, и они либо учились, чтобы получить профессию помощника (хотя не работает ни в одном) или в настоящее время работает в одном из них.
Респондентам был задан вопрос о том, как часто они контактировали с людьми, инвалидность. Шкала варьировалась от отсутствия контакта (3%) до очень небольшого контакта. (21%), с некоторым контактом (40%), с довольно частым контактом (20%), и, наконец, к большому контакту (16%).Другой вопрос касался того, действительно ли не они идентифицированы как инвалиды и только 6% выборки сообщил, что является инвалидом.
В это исследование были включены две переменные: возраст и количество контактов. из-за результатов других исследований. Каждый из них имел статистически существенное, но низкое отношение к оценке по MIDS. Возраст и Оценка MIDS имела r = 0,32 (p = 0,01) Пирсона, а для контактов и MIDS оценка имела r = 0 Пирсона.14 (р = 0,001). Однако старейте и контактируйте сами имели низкую связь друг с другом, коэффициент Пирсона r = 0,31 (p = 0,001), и поэтому оба были использованы в этом исследовании и включены в пояснительную модель представлена ​​ниже.
Две переменные, религиозная и этническая точки зрения, находятся в центре внимания. этого исследования. Что касается религии, 71% выборки идентифицировали себя с некоторые разновидности религии и 29% определились как нерелигиозные. С точки зрения этнических групп, 37% идентифицированы как кавказцы, а остальные как некоторые другие группа.После тщательного анализа две переменные были свернуты следующим образом.
Переменная этнической точки зрения была сокращена до европеоидов и других для объяснительной модели это стало фиктивной переменной с кавказским кодом как один, а остальные как ноль. У кавказцев (n = 137) средний балл на MIDS из 182 (sd = 22,4), а другой (n = 233) имел средний балл из 168 (SD = 24,3). Разница между двумя группами была статистически значительный (p <0.0005) с использованием двустороннего t-критерия.
Переменная религиозной точки зрения была сведена к нулю, а религиозная и для объяснительной модели это стало фиктивной переменной с религиозным кодированием как один и ни один как ноль. В группе «none» (n = 113) средний балл MIDS 177 (sd = 23,8) и религиозная группа (n = 278) имели средний оценка 171 (стандартное отклонение = 24,4). Разница между двумя группами была статистически статистически значимо (p = 0,04) с использованием двустороннего t-критерия.В пояснительной модели проверено, однако, направление влияния религиозной точки зрения переменная изменена.
Две перекодированные переменные — этническая перспектива и религиозная перспектива — не имели статистически значимой связи друг с другом (с использованием критерия хи-квадрат с альфа-уровнем 0,05). Ни перекодированные переменная этнической точки зрения или перекодированная переменная религиозной точки зрения имел статистически значимую связь с контактной переменной (с использованием теста хи-квадрат с альфа-уровнем 0.05). И ни один из них имели статистически значимую связь с возрастной переменной (с использованием двустороннего t-критерия с альфа-уровнем 0,05).
Другими словами, после перекодировки выяснилось, что этническая перспектива переменная и переменная религиозной точки зрения были связаны случайным образом друг другу. Перекодированная переменная этнической перспективы, перекодированная религиозная переменная перспективы и контактная переменная были связаны случайным образом, то есть статистически независимы друг от друга.Перекодированная этническая перспектива, перекодировали религиозную точку зрения, и возрастные переменные также были случайным образом связаны, то есть статистически независимы друг от друга. Возраст и Контактные переменные имели статистически значимую, но низкую связь. Ни одна из других возможных независимых переменных (рабочая, отключенная и пол) был статистически связан с оценкой MIDS, когда контрольные для возраста, контакта, религии и этнической принадлежности использовались и поэтому были исключены вне объяснительной модели.

Пояснительная модель
Для измерения силы связи между двумя переменными под пристальным вниманием (религиозная перспектива и этническая перспектива) и контактные и возрастные переменные имеют с MIDS обычным методом наименьших квадратов регрессионная модель была протестирована с линией наилучшего соответствия, проходящей через происхождение для корректировки несоответствия в шкалах измерений. В результаты:
MIDS = 0,45AGE + 0,39CONTACT + 0.13RELIGION + 0,08ETHNIC
R Квадрат = 0,95 Стандартная ошибка = +/- 41 n = 370
F = 1595,3 p <0,00005
Эта модель объясняет 95% вариации в оценках MIDS. Переменные возраст и контакты были самыми сильными и позитивными. Объяснение переменных религиозной и этнической точек зрения около 21% разброса оценок MIDS. Хотя возраст и контакт с людьми с ограниченными возможностями оказали положительное влияние на МИД оценка (как и ожидалось), религиозная и этническая точки зрения также оказал заметный эффект.Вся модель имеет высокую статистическую значимость.
Интересно отметить, что записанная религиозная перспектива сама по себе переменная имела отрицательную связь с оценкой MIDS. Как указано выше, те респонденты, которые не были религиозными, имели средний балл 177 (sd = 23,8), в то время как у остальных средний балл составил 171 (стандартное отклонение = 24,4). Этот результат может быть истолковано как высказывание о том, что нерелигиозность оказывает положительное влияние на оценку MIDS. Однако, когда влияние трех других переменные (возраст, контакт и этническая принадлежность) контролировались, удар был отменен.Будучи религиозным (в присутствии трех других переменных) положительно влияет на оценку MIDS.

Выводы
Ранее этот вопрос задавался: имеют ли этнические и религиозные взгляды на инвалидность влияют на людей, получающих помощь профессии? Согласно результатам этого исследования, религиозность положительно влияет на то, как представитель помогающих профессий или человек учусь, чтобы быть членом вспомогательных профессий, рассматривая людей с ограниченными возможностями.Идентификация как европеоид также положительно влияет на то, как они относятся к людям. с ограниченными возможностями.
Дальнейший вопрос исследования, который вытекает из этих результатов: отрицательные взгляды на некоторые этнические и многие религиозные группы приводят к плохим лечение людей с ограниченными возможностями людьми вспомогательных профессий? Наверное, да, но чтобы проверить это утверждение, нужно выйти за рамки настоящего. набор данных, не имеющий оценки качества лечения.
Какой вывод можно сделать из этих результатов? Перспективы религиозных и этнических групп формируют взгляды людей на инвалидность и люди с ограниченными возможностями в некоторой степени. Другими словами, люди в вспомогательные профессии, обучение для поступления на вспомогательные профессии, и обучая людей вспомогательным профессиям, необходимо знать этнические и религиозные взгляды на инвалидность и людей с ограниченными возможностями. Хотя категорически не соглашаться с этническими и этническими мотивами обычно непродуктивно. религиозные взгляды, их значение должно обсуждаться людьми в помогающих профессиях.
Это не редкость для одной группы людей (в данном случае некоторые члены помогающие профессии) проявлять некоторую нетерпимость к другой группе (людям с ограниченными возможностями). Такая ситуация соответствует трем доминирующим парадигмы инвалидности: социальная модель, социальный конструкционист модель и угнетенное меньшинство / политическая модель. (Pfeiffer, 2001) В социальная модель эта нетерпимость рассматривается как часть социальной ткани что делает людей с ограниченными возможностями в невыгодном положении.В социальном конструкционисте модель эта нетерпимость рассматривается как стигматизирующая реакция на сконструированные личность людей с ограниченными возможностями. В угнетенном меньшинстве / политическом Модель этой нетерпимости рассматривается как свидетельство притеснения людей с ограниченными возможностями. Нетерпимость имеет тенденцию связывать три парадигмы вместе.
Однако можно надеяться, что представители помогающих профессий будут не проявлять нетерпимости к группе, которой они хотят помочь.Это зависит от людей в вспомогательные профессии, обучение для поступления на вспомогательные профессии, и своим инструкторам знать об этой возможности и нейтрализовать ее.

Список литературы

Абберели, Пол. (1987) Концепция угнетения и развития социальной теории инвалидности. Инвалидность и общество, 2 (1): 19 55.
Ahmad, Waqar I.U .; Аткин, Карл. (1996) Этническая принадлежность и уход за инвалидами Ребенок: Случай детей с серповидными клетками или талассемией.Британский Журнал социальной работы, 26 (6): 755 75.
Ахмад, Вакар. (2000) Этническая принадлежность, инвалидность и хронические заболевания. Лондон: Open University Press.
Альтман, Б. (1981) Исследования отношения к инвалидам: необходимость для нового направления. Социальные проблемы, 28: 321-37.
Аноним. (1999) Личное общение, Интернет, 19 сентября.
Антонак, Ричард Ф .; Ливнех, Ханох. (2000) Измерение отношения к Лица с ограниченными возможностями.Инвалидность и реабилитация, 22 (5): 211-24.
Баллард, Кит. (1996) Инклюзивное образование в Новой Зеландии: культура, контекст и идеология. Кембриджский журнал образования, 26 (1): 33 45.
Баркер, Линда Томс; Сильная, Марлен. (1998) Включая труднодоступные группы населения в обследовании инвалидности. Документ, представленный на ежегодном собрании Общество исследований инвалидности.
Барнс, Колин. (1995) Инвалидность, культурное представительство и язык. Критическое общественное здравоохранение, 6 (2): 9-20.
Барнс, Колин. (1996) Теории инвалидности и происхождение угнетения инвалидов в западном обществе. В Л. Бартон (ред.) Инвалидность и Общество: новые проблемы и выводы. Эссекс: Эддисон Уэсли Лонгман Лимитед.
Барнс, Колин; Мерсер, Джефф. (2001) Культура инвалидности: ассимиляция или включение? Справочник по исследованиям инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Силман и Майкл Бери; Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 21, страницы 515-34.
Barton, Len; Армстронг, Фелисити. (2001) Инвалидность, образование и инклюзия. Справочник по исследованиям инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Силман и Майкл Бери; Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 30, страницы 693-710.
Basnett, Ян. (2001) Медицинские работники и их отношение к и решения, касающиеся людей с ограниченными возможностями. Справочник по исследованиям инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д.Зилман и Майкл Бери; Тысяча Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 18, страницы 450-67.
Beckwith, J.B .; Мэтьюз, Дж. М. (1995) Измерение отношения стажера Профессионалы людям с ограниченными возможностями. Журнал интеллектуальной инвалидности Исследования, 39 (4): 255-62.
Биклен, Дуглас. (1988) Миф о клиническом суждении. Журнал социальных Вып., 44 (1): 127-40.
Braddock, David L .; Пэриш, Сьюзан Л. (2001) Институциональная история Инвалидность.Справочник по исследованиям инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Силман и Майкл Бери; Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 1, страницы 11-68.
Braden, Carrie J. (1991) Выученный ответ на хроническое заболевание: инвалидность Получатели платежей и не получатели. Психология реабилитации, 36 (4): 265 77.
Brigham, J.C .; Малпасс, Р. (1985) Роль опыта и контакта в распознавании лиц лиц своей и другой расы.Журнал Социальные проблемы, 41: 139-55.
Берд, Э. Кейт. (1997) Концепции, связанные с включением духовного Компонент в услугах лицам с ограниченными возможностями и хроническими заболеваниями. Журнал прикладного реабилитационного консультирования, 28 (4): 26 29.
Chan, Sam. (1992a) Семьи с азиатскими корнями. Под редакцией Элеоноры В. Линч, Марси Дж. Хансон и др. Развитие межкультурной компетенции: руководство по работе с маленькими детьми и их семьями. Балтимор: Пол Х.Brookes Publishing, 181-257.
Чан, Сэм. (1992b) Семьи с филиппинскими корнями. В Элеоноре В. Линч, Марси Дж. Хансон и др. (ред.), Развитие межкультурной компетенции: A Руководство по работе с маленькими детьми и их семьями. Балтимор: Пол H. Brookes Publishing, стр. 259 300.
Crisp, Ross. (2000) Качественное исследование восприятия людей с ограниченными возможностями в отношении специалистов в области здравоохранения и реабилитации. Инвалидность и общество, 15 (2): 355-67.
Crystal, David S .; Ватанабэ, Хирозуми; Чен, Русан. (1999) Детская Реакции на физическую инвалидность: межнациональное исследование и исследование развития. Международный журнал поведенческого развития, 23 (1): 91 111.
Cushman, Laura A .; Дейкерс, Марсель П. (1990) Депрессивное настроение в позвоночнике Пациенты с травмой пуповины: восприятие персонала и реалии пациентов. Архивы of Physical Medicine and Reservation, 71: 191 96.
Dewing, J. (1991) Люди с ограниченными физическими возможностями в неотложной помощи.Стандарт сестринского дела, 5 (22): 37-39.
Дойл, Ивонн; Моффатт, Паула; Корлетт, Сара. (1994) Как справиться с ограниченными возможностями: Взгляд молодых людей из разных этнических групп во внутреннем Лондон. Социальные науки и медицина, 38 (11): 1491 98.
Французский, Салли; Суэйн, Джон. (2001) Отношения между людьми с ограниченными возможностями и специалисты в области здравоохранения и социального обеспечения. Справочник по исследованиям инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Зилман и Майкла Бери; Тысяча Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 32, страницы 734-53.
Gerhart, K.A .; Koziol-McLain, J .; Lowenstein, S.R .; Whiteneck, G.G. (1994) Качество жизни после травмы спинного мозга: знания и отношение поставщиков неотложной помощи. Анналы неотложной медицины, 23 (4): 807-12.
Гилл, Кэрол Дж. (2001) Разделенное понимание: социальный опыт Инвалидность. Справочник по исследованиям инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Силман и Майкл Бери; Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 13, страницы 351-72.
Гилсон, Стивен Френч; ДеПой, Элизабет. (2000) Мультикультурализм и Инвалидность: критическая перспектива. Инвалидность и общество, 15 (2): 207-18.
Голд, М. (1980) Попробуйте другой способ: учебное пособие. Чикаго: Research Press.
Гудолл, К. (1992) Сохранение достоинства инвалидов. Стандарт сестринского дела, 7 (6): 25-28.
Groce, Nora E .; Зола, Ирвинг К. (1993) Мультикультурализм, хроническая болезнь, и инвалидность. Педиатрия, 91 (5, Pt 2): 1048 55.
Хэнсон, Марси Дж. (1992) Семьи с англо-европейскими корнями. В Элеоноре W. Lynch, Marci J. Hanson и др. (ред.), Развитие межкультурной компетенции: Руководство по работе с маленькими детьми и их семьями. Балтимор: Издательство Пола Х. Брукса, стр. 65-87.
Hanson, Marci J .; Линч, Элеонора В .; Уэйман, Карен И. (1990) В честь Культурное разнообразие семей при сборе данных. Темы в начале Детское специальное образование, 10 (1): 112 31.
Хассиотис, Анджела. (1996) Клинические примеры межкультурной работы в Общественная служба по проблемам неспособности к обучению. Международный журнал социальных Психиатрия, 42 (4): 318 27.
Хейер, Катарина. (2000a) Между равенством и различием: политика инвалидности в Японии. Japanstudien, 11: 105-33.
Хейер, Катарина. (2000b) От особых потребностей к равным правам: японский Закон об инвалидности. Журнал азиатско-тихоокеанского права и политики, 1 (1), .
Хуман, Ширли П. (1989) Культурная оценка в реабилитационном уходе Упражняться. Медицинские клиники Северной Америки, 24 (1): 277-85.
Ингстад, Бенедикте. (2001) Инвалидность в развивающихся странах. Справочник исследований инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Зилман, и Майкл Бери; Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 34, страницы 772-92.
Ingstad, B .; Уайт, С. (1995) Инвалидность и культура. Беркли: университет Калифорнийской прессы.
Ивакума, Михо. (1988) Проблемы инвалидности в Японии: социокультурная перспектива. Документ представлен на ежегодном собрании Общества исследований инвалидности.
Джонс, Лесли; Аткин, Карл; Ахмад, Вакар И.У. (2001) Поддержка азиатских Глухие молодые люди и их семьи: роль специалистов и услуг. Инвалидность и общество, 16 (1): 51-70.
Каланпур, Майя. (1999) Эпистемология специального образования как продукт Западная культура: значение для незападных семей детей с Инвалидности.Международный журнал исследований в области реабилитации, 22 (2): 111 18.
Kato, Pamela M .; Манн, Трэйси. (ред.) (1996) Справочник по вопросам разнообразия в психологии здоровья. Нью-Йорк: Пленум Пресс.
Кеворкян, Джек. (1991) Рецепт: Medicide The Goodness of Planned Смерть. Амхерст, штат Нью-Йорк: Прометей.
Крепс, Гэри Л. (2000) Инвалидность и культура: влияние на многокультурность Отношения в современных организациях. В рассвете О. Брейтуэйт и Тереза Л. Томпсон (редакторы), Справочник по коммуникации и людям с ограниченными возможностями: Исследования и применение.Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 177-90.
Kuhse, Helga; Певец, Питер. (1985) Должен ли ребенок жить? Эта проблема младенцев-инвалидов. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
Ли, Су Гён; Собал, Джеффри; Фронгилло младший, Эдвард А. (2000) Аккультурация и здоровье корейских американцев. Социальные науки и медицина, 51 (2): 159 74.
Leong, F.T.L. (1986) Консультации и психотерапия с азиатскими американцами: Обзор литературы. Журнал консультативной психологии, 33, 196 206.
Лог, Барбара Дж. (1990) Расовые различия в длительной инвалидности: средний Пожилые и пожилые американские индейцы, черные и белые в Оклахоме. Социальное Научный журнал, 27 (3): 253 72.
Лоллар, Дональд Л. (2001) Тенденции общественного здравоохранения: прошлое, настоящее и будущее. Справочник по исследованиям инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Силман и Майкл Бери; Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 33, страницы 754-71.
Лонгрес, Джон Ф.; Торресилха, Рамом С. (1992) Раса и диагноз, Постановление и статус выхода детей и молодежи из психиатрических и психиатрических учреждений. Система инвалидности. Журнал исследований социальных служб, 15 (3 4): 43 63.
Макас, Элейн. (1985) Шкала MID (Модифицированные вопросы шкалы инвалидности). Вашингтон, округ Колумбия: Университет Джорджа Вашингтона.
Макас, Элейн. (1987) «Правильный материал»: определение позитивного отношения К людям с ограниченными физическими возможностями. Инвалиды и инвалиды в обществе: структура, процессы и личность, под редакцией Стивена С.Привет, Гэри Кигер и Джон Зайдель. Салем, Орегон: Общество инвалидов Исследования и Университет Уилламетта, страницы 167-75.
Макас, Элейн. (1989) Отношения между контактом и отношениями К людям с ограниченными возможностями: вопрос теории или метода. В Изменяющийся мир людей с ограниченными возможностями и инвалидов в обществе, под редакцией Стивена К. Эй, Гэри Кигер и Дэрил Эванс. Салем, Орегон: Общество инвалидов Исследования и Университет Уилламетта, страницы 18-25.
Макас, Элейн. (1990) Отключение стереотипов: влияние контакта с Инвалиды по установкам. Социальное исследование инвалидности, под редакцией Стивеном К. Хей, Гэри Кигером, Барбарой Альтман и Джессикой Шир. Салем, ИЛИ: Общество по изучению инвалидности и Университет Уилламетт, страницы 13-20.
Макас, Элейн. (1991a) MIDS (Модифицированные проблемы в шкале инвалидности): Год спустя. Перевод инвалидности: индивидуальная, институциональная и социальные уровни, под редакцией Фреда Хафферти, Стивена К.Привет, Гэри Кигер, и Дэвид Пфайффер. Салем, Орегон: Общество по изучению инвалидности и Университет Уилламетт, стр. 9 15.
Макас, Элейн (1991b) В MIDST: модифицированные проблемы в шкале инвалидности Тестирование. Социальная организация людей с ограниченными возможностями, под редакцией Гэри Кигер и Стивен С. Привет. Салем, Орегон: Общество исследований инвалидности и Университет Уилламетт, стр. 109 114.
Макас, Элейн. (1993) Еще один год: дальнейшее тестирование MIDS.В Перспектива инвалидности: вариации на тему, под редакцией Дэвида Пфайффера, Стивен С. Эй и Гэри Кигер. Салем, Орегон: Общество инвалидов Исследования и Университет Уилламетт, страницы 143 150.
Мардирос, Мэрилин. (1989) Концепция детской инвалидности среди мексиканцев Американские родители. Medical Anthropology, 12 (1): 55 68.
Miles, M. (1995) Инвалидность в восточном религиозном контексте: исторический Перспективы. Инвалидность и общество, 10 (1): 49 68.
Майлз, М. (2000) Инвалидность по другой модели: взгляд на азиатку Наследство. Инвалидность и общество, 15 (4): 603-18.
Mitchell, David T .; Снайдер, Шэрон Л. (2001) Представление и его недовольство. Справочник по исследованиям инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Силман и Майкл Бери; Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 7, страницы 195-218.
Морроу, Роберт Д. (1987) Культурные различия — знайте. Академическая терапия, 23 (2): 143 149.
Национальный совет по вопросам инвалидности. (1999) Поднимите каждый голос: Модернизация инвалидности Политика и программы для обслуживания разнообразной нации. Вашингтон, округ Колумбия: автор.
Olivarez, Arturo; Палмер, Дуглас Дж .; Гийемар, Луиза. (1992) Прогнозирующий Смещение с указанными и нереферентируемыми черными, латиноамериканскими и белыми учениками. Ежеквартально на нарушение обучаемости, 15 (3): 175 86.
Palmer, Douglas J .; Оливарес, Артуро; Уилсон, Виктор Л .; Фордайс, Томас. (1989) Этническая принадлежность и языковое доминирование: влияние на прогноз Достижение основано на результатах тестов интеллекта в нерецензируемых и рекомендованных Образцы.Learning Disability Quarterly, 12 (4): 261 74.
Парментер, Тревор Р. (2001) Нарушение умственного развития — Quo Vadis? Справочник исследований инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Зилман, и Майкл Бери; Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 10, страницы 267-96.
Paterson, J .; Джеймисон, М. (1999) Отношение к реабилитации по месту жительства Работники по отношению к людям с ограниченными возможностями в Южной Индии. Международный Журнал реабилитационных исследований, 22 (2): 85 92.
Пфайфер, Дэвид. (2001) Концептуализация инвалидности. Изучение Теории и методологии расширения: где мы находимся и где нам нужно Го под редакцией Шэрон Н. Барнарт и Барбара Манделл Альтман; Нью-Йорк: Elsevier Science, страницы 29-52.
Пфайфер, Дэвид. (2002) Библиография исследований по религии, культуре, Этнические и национальные взгляды на инвалидность. Исследования инвалидности ежеквартально, 22 (4): 178-93, .
Pine, G.J. (1992) Консультирование групп меньшинств: обзор литературы. Консультации и ценности, 17, 35 41.
Пристли, Марк. (1995) Общность и различие в движении: An «Ассоциация слепых азиатов» в Лидсе. Инвалидность и общество, 10 (2): 157 69.
Рапп, Райна. (1991) Рассказывая о новых репродуктивных технологиях: Культурные, межличностные и лингвистические детерминанты понимания. В Джудит Родин, Эйле Коллинз и др.(ред.). Женщины и новая репродуктивная система Технологии: медицинские, психосоциальные, юридические и этические дилеммы, Hillsdale, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, Inc., стр. 135 52.
Ravaud, Jean-Francois; Стикер, Анри-Жак. (2001) Включение / Исключение: Анализ историко-культурных смыслов. Справочник по инвалидности Исследования под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Зилман и Майкла. Хоронить; Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 20, страницы 490-512.
Робинсон, Э. Джеронимо; Рэтбоун, Джордж Н. (1999) Влияние расы, бедности, и этническая принадлежность к услугам для лиц с психическими расстройствами: призыв Культурная компетентность. Умственная отсталость, 37 (4 августа): 333 40.
Роджерс-Дулан, Жаннетт; Блахер, январь (1995 г.) Афро-американские семьи, Религия и инвалидность: концептуальные основы. Умственная отсталость, 33 (4): 226 38.
Раундов, Кэтлин А .; Вейл, Мари; Епископ, Кэтлин Кирк. (1994) Практика с разнообразными в культурном отношении семьями детей-инвалидов.Семьи в обществе, 75 (1): 3 15.
Рассел, Марта. (1999) Доллары и смерть. Действие CCDC, июнь-июль: 1-3.
Ryan, Angela S .; Смит, Майкл Дж. (1989) Родительские реакции на развитие Инвалиды в китайско-американских семьях. Социальные сети для детей и подростков Рабочий журнал, 6 (4): 283 299.
Schilder, A.J .; Kennedy, C .; Goldstone, I.L .; Ogden, R.D .; Hogg, R.S .; О’Шонесси, М.В. (2001) «С вами обращаются как с единым целым». Забота поиск и приверженность: преимущества культурно компетентного ухода.Социальное Наука и медицина, 52 (11): 1643 59.
Певец, Питер. (1991) О том, как замолчали в Германии. Нью-Йорк Обзор Книг, 5 августа: 36-42.
Певец, Питер. (1995) Практическая этика. Второе издание, Нью-Йорк: Кембридж University Press.
Smart, J.F. & Smart, D.W. (1992) Культурные проблемы в реабилитации латиноамериканцев. Журнал реабилитации. 58 (2), pp. 29 37.
Стигма или инструмент? (2002) Рваный край, № 6: 5.
Стоун, Эмма.(редактор) (1999) Инвалидность и развитие: уроки Действия и исследования по проблемам инвалидности в мире большинства. Лидс: инвалидность Нажмите.
Стюарт, О. У. (1992) Раса и инвалидность: просто двойное угнетение? Инвалидность, Гандикап и общество, 7 (2): 177 88.
Суэйн, Джон; Французский, Салли. (2000) К модели подтверждения инвалидности. Инвалидность и общество, 15 (4): 569-82.
Swim, Janet K .; Стангор, Чарльз. (редакторы) (1998) Prejudice: The Targets Перспектива.Сан-Диего: Academic Press.
Тернер, Брайан С. (2001) Инвалидность и социология тела. Справочник исследований инвалидности, под редакцией Гэри Л. Альбрехта, Кэтрин Д. Зилман, и Майкл Бери; Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc., глава 9, страницы 252-66.
Van Ryn, M .; Берк, Дж. (2000) Влияние расы пациентов и социально-экономических факторов Статус восприятия пациентов врачами. Социальные науки и медицина, 50 (6): 813 28.
Ваш, Кэролайн Л.(1995) Метафизические влияния на отношение к инвалидам: Духовность, инвалидность и реабилитация. Реабилитационное образование, 9 (2 3): 113 127.
Ван, Кэролайн. (1992) Культура, значение и инвалидность: предотвращение травм Кампании и создание стигмы. Социальные науки и медицина, 35 (9): 1093-1102.
Westbrook, Mary T .; Легге, Варое. (1993) Восприятие практикующих здравоохранения отношения семьи к детям с ограниченными возможностями: сравнение Шесть сообществ в мультикультурном обществе.Психология реабилитации, 38 (3): 177 185. Westbrook, Mary T .; Легге, Варое; Пенней, Марк. (1993) Отношение к инвалидности в мультикультурном обществе. Социальная наука and Medicine, 36 (5): 615 23.
Westbrook, Mary T .; Легге, Варое; Пенней, Марк. (1995) Этнические различия в ожиданиях для женщин с ограниченными физическими возможностями. Журнал прикладных Консультации по реабилитации, 26 (4): 26 33.
Вонг-Эрнандес, Люси; Вонг, Дэниел В. (2002) Эффекты языка и Культурные переменные для реабилитации двуязычных и бикультурных потребителей: Обзор литературного исследования, посвященного латиноамериканцам и азиатам Американцы.Disability Studies Quarterly, 22 (2): 101-19 .
Ригли, Майкл; ЛаГори, Марк. (1994) Роль религии и духовности в реабилитации: социологическая перспектива. Журнал религии в Инвалидность и реабилитация, 1 (3): 27 40.
Zernitzky Shurka, Esther. (1988) Влияние культурного, этнического, религиозного, и национальные переменные в отношении к людям с физическими недостатками: Обзор. В Harold E. Yuker et al.(ред.), Отношение к людям с Инвалидности. Нью-Йорк: Springer Publishing Co, Inc., стр. 96 106.

Благодарности

Финансовую поддержку данной работе оказали следующие проекты в Гавайском университете в Маноа: проект помощи меньшинствам и Тихоокеанское партнерство (MAPP), финансируемое Министерством образования США; Образовательная программа Бюро по охране здоровья матери и ребенка в области нейроразвития Программа для людей с ограниченными возможностями, финансируемая HRSA, Министерство здравоохранения и человека США. Услуги, MCH B, MCJ # 159342; и Тихоокеанское партнерство по вопросам инвалидности и исследования разнообразия, Министерство образования США, номер гранта h425E980037 98.Кроме того, поддержку оказал Центр исследований в области инвалидности. Гавайского университета в Маноа; Калифорнийский университет в Чико; и Школа менеджмента Фрэнка Сойера Саффолкского университета. Выраженные взгляды и мнения принадлежат исключительно авторам.

Мы благодарим доктора Элейн Макас за разрешение использовать MIDS в нашей работе. Ее адрес для получения дополнительной информации о MIDS: 10 Sheffield Ave, Льюистон, ME 04240.Она является членом факультета Льюистон Оберн. Колледж Университета Южного Мэна.

Это исследование было признано исключенным из рассмотрения институциональным наблюдательный совет Гавайского университета в Маноа.

Дэвид Пфайфер — редактор ежеквартального журнала Disability Studies и стажер Центра исследований инвалидности.

Анна Ах Сэм, магистр медицины, является специалистом факультета в офисе для студентов. Справедливость, совершенство и разнообразие в UH Manoa.Сфера ее интересов: набор и удержание недостаточно представленных студентов, оценка программы, и разнообразие университетского городка.

Нэнси Б. Робинсон, доктор философии, недавно присоединилась к преподавателям кафедры. специального образования и коммуникативных расстройств в штате Сан-Франциско Университет, где она преподает в области усиливающих и альтернативных методов. общение, развитие языка и совместная практика. Ее первичный научные интересы лежат в области культурного разнообразия и инвалидности изучает подходы, применяемые в профессиональной практике.До переезда в Калифорнию, она работала с Центром исследований инвалидности в Гавайского университета и участвовал в информационно-просветительских программах островные государства Тихого океана США.

Кэтрин Рэтлифф, доктор философии, детский физиотерапевт с докторской степенью. в педагогической психологии. Она была преподавателем в Центре. по исследованиям инвалидности в Гавайском университете с 1993 года. научные интересы лежат в области детей и взрослых с инвалидность, межпрофессиональное сотрудничество, роль семьи и кросс-культурные исследования, особенно культуры островов Тихого океана.Она Автор учебника «Клиническая педиатрическая физиотерапия: руководство». для физиотерапевтической бригады (Mosby, 1998) и часто тренируется и консультации с коренными народами Микронезии по их дети с ограниченными возможностями.

Норма Джин Стодден, доктор философии, директор по междисциплинарному обучению в Центре исследований инвалидности Гавайского университета в Маноа. Д-р Стодден — директор проекта Тихоокеанского партнерства по вопросам инвалидности. и Diversity Studies, программа обучения лидерству меньшинств для междисциплинарных группа докторантов.

Марта М. Гуинан, магистр здравоохранения, является содиректором проекта Pacific Voices. для Центра исследований инвалидности Гавайского университета. Тихоокеанский Voices разрабатывает учебную программу по использованию технологий в Тихоокеанском регионе. школьный класс. Она также является сопредседателем Конференции стран Тихоокеанского региона по проблемам инвалидности. главная конференция по вопросам инвалидности в Тихоокеанском регионе. Она заинтересована в проблемах, с которыми сталкиваются семьи людей с ограниченными возможностями, и как они решать их, вовлекать в учебу и сообщество, а также использовать вспомогательных и адаптивных технологий в достижении инклюзии.

Барьеры отношения для людей с ограниченными возможностями

В эпизоде ​​«Куагмайр» телесериала «Секретные материалы» агент Малдер, обсуждая капитана Моби Дика Ахаба, говорит Скалли, что он всегда хотел, чтобы у него был физический недостаток. Его доводы: поскольку общество не ожидает многого от людей с ограниченными возможностями, ему не нужно было бы так много работать, чтобы проявить себя. Без инвалидности Малдер считался бы ленивым или неудачником, если бы он не работал, в то время как с инвалидностью он имел бы оправдание для бездействия и был бы назван «храбрым» просто за то, что оставался на работе, не говоря уже о том, чтобы добиться успеха.

Тот факт, что уважаемый персонаж одного из самых популярных телешоу Америки выразил эту точку зрения, свидетельствует о безудержных установочных барьерах, мешающих людям с ограниченными возможностями или пытающимся найти работу.

Люди с ограниченными возможностями каждый день сталкиваются с множеством препятствий — от физических препятствий в зданиях до системных препятствий при трудоустройстве и реализации гражданских программ. Тем не менее, зачастую наиболее сложными препятствиями, которые нужно преодолеть, является отношение других людей к людям с ограниченными возможностями.Будь то порождение невежества, страха, недопонимания или ненависти, такое отношение мешает людям оценить — и испытать — весь потенциал, который может реализовать человек с ограниченными возможностями.

Наиболее распространенное негативное отношение сосредоточено на инвалидности человека, а не на его способностях. Юрист эффективен, если он или она хорошо разбирается в праве и может представить полное дело перед присяжными или судьей; то, что юрист получает доступ к юридическим книгам через читателя Курцвейла, потому что он или она слеп, не имеет значения для профессиональных навыков.Владелец ранчо эффективен, если он или она кормит скот и чинят заборы; То, что владелец ранчо с параплегией управляет системой кормления скота в кузове грузовика с помощью стержня из кабины или едет на вездеходе, чтобы добраться до заборов, несущественно для профессиональных навыков. Хранитель на фабрике эффективен, если он или она упаковывает надлежащее количество товаров в каждую корзину; То, что кладовщик из-за нарушения развития, ограничивающего концентрацию внимания, использует счетное устройство, не только несущественно для профессиональных навыков, но и может сделать — и сделал — этого человека самым точным кладовщиком в производственном цехе.

Агент Малдер выражает более коварную позицию — общество не ожидает, что люди с ограниченными возможностями будут работать на должном уровне, а когда люди с ограниченными возможностями делают это, они в чем-то мужественны. Такое отношение имеет эффект покровительства людям с ограниченными возможностями, обычно низводя их на низкоквалифицированные рабочие места, устанавливая другие стандарты работы (иногда более низкие стандарты, которые, как правило, отталкивают коллег, иногда более высокие стандарты, чтобы доказать, что они не могут справиться с работой) или ожидание работник с ограниченными возможностями ценить возможность работать вместо того, чтобы требовать равной оплаты труда, равных льгот, равных возможностей и равного доступа к удобствам на рабочем месте.

Типы поведенческих барьеров

Люди с ограниченными возможностями сталкиваются с множеством различных форм поведенческих барьеров.

  • Неполноценность
    Поскольку у человека может быть нарушена одна из основных жизненных функций, некоторые люди считают, что человек является «гражданином второго сорта». Однако большинство людей с ограниченными возможностями обладают навыками, которые делают проблему нарушения на рабочем месте спорной.
  • Pity
    Людям жаль человека с ограниченными возможностями, что ведет к покровительственному отношению.Люди с ограниченными возможностями, как правило, не хотят жалости и милосердия, а только равные возможности зарабатывать по-своему и жить независимо.
  • Поклонение герою
    Люди считают человека с инвалидностью, который живет самостоятельно или занимается определенной профессией, смелым или «особенным» для преодоления инвалидности. Но большинство людей с ограниченными возможностями не хотят похвалы за выполнение повседневных задач. Есть инвалидность; человек просто научился приспосабливаться, используя свои навыки и знания, точно так же, как каждый приспосабливается к тому, чтобы быть высоким, низким, сильным, быстрым, легкомысленным, лысым, блондином и т. д.
  • Невежество
    Людей с ограниченными возможностями часто увольняют как неспособных выполнить задачу без возможности продемонстрировать свои навыки. Фактически, люди с квадриплегией могут водить машину и иметь детей. Слепые люди могут определять время по часам и посещать музеи. Глухие люди могут играть в бейсбол и наслаждаться музыкой. Люди с отклонениями в развитии могут проявлять творческий подход и сохранять твердую трудовую этику.
  • Эффект распространения
    Люди полагают, что инвалидность человека негативно влияет на другие чувства, способности или черты личности или что человек страдает в целом.Например, многие люди кричат ​​на слепых или не ожидают, что у людей, пользующихся инвалидными колясками, хватит ума говорить за себя. Сосредоточение внимания на способностях человека, а не на его или ее инвалидности, противостоит этому типу предрассудков.
  • Стереотипы
    Другая сторона эффекта распространения — это положительные и отрицательные обобщения людей об инвалидности. Например, многие считают, что все слепые люди — великие музыканты или обладают более острым обонянием и слухом, что все люди, пользующиеся инвалидными колясками, послушны или участвуют в паралимпийских играх, что все люди с нарушениями развития невинны и добродушны. что всем инвалидам грустно и горько.Помимо умаления человека и его способностей, такие предрассудки могут установить слишком высокий или слишком низкий стандарт для людей, которые являются просто людьми.
  • Обратная реакция
    Многие люди считают, что инвалидам предоставляются несправедливые преимущества, например, более легкая работа. Работодатели должны призывать людей с ограниченными возможностями к тем же стандартам работы, что и коллег, хотя средства выполнения задач могут отличаться от человека к человеку. Закон об американцах с ограниченными возможностями (ADA) не требует особых привилегий для людей с ограниченными возможностями, только равные возможности.
  • Отказ
    Многие виды инвалидности «скрыты», например, неспособность к обучению, психические расстройства, эпилепсия, рак, артрит и сердечные заболевания. Люди склонны полагать, что это не настоящие инвалиды, нуждающиеся в приспособлении. ADA определяет «инвалидность» как нарушение, которое «существенно ограничивает один или несколько основных видов жизнедеятельности». Приспособление к «скрытой» инвалидности, отвечающей приведенному выше определению, может удержать ценных сотрудников на работе и открыть двери для новых сотрудников.
  • Страх
    Многие люди боятся, что они «сделают или скажут что-то не то» рядом с инвалидом. Поэтому они предотвращают собственный дискомфорт, избегая людей с ограниченными возможностями. Как и в случае встречи с человеком из другой культуры, частые встречи могут повысить уровень комфорта.

Разрушение барьеров

В отличие от физических и систематических барьеров, поведенческие барьеры, которые часто приводят к незаконной дискриминации, не могут быть преодолены просто с помощью законов.Лучшее средство — это общение, позволяющее людям с ограниченными возможностями и без них общаться в качестве коллег, коллег и социальных знакомых. Со временем большинство взглядов уступят место комфорту, уважению и дружбе.

Советы по взаимодействию с людьми с ограниченными возможностями:

  • Слушайте человека с ограниченными возможностями. Не делайте предположений о том, что этот человек может или не может делать.
  • При разговоре с человеком с ограниченными возможностями говорите напрямую с этим человеком, а не через его или ее собеседника.Это применимо независимо от того, имеет ли человек нарушение подвижности, умственное расстройство, слепой или глухой и пользуется услугами переводчика.
  • Обращайтесь к людям с ограниченными возможностями, как и к кому бы то ни было. Пожмите руки или передайте визитки. Если человек не может пожать вам руку или взять вашу карточку, он вам скажет. Однако не стесняйтесь своей попытки.
  • Если у покупателя нарушена речь, и вы не можете понять, что он говорит, попросите этого человека повторить, а не притворяться, что вы понимаете.Первое является уважительным и ведет к точному общению; последнее принижает и приводит в замешательство.
  • Предложите помощь инвалиду, но подождите, пока ваше предложение будет принято, прежде чем помогать.
  • Это нормально — нервничать или чувствовать дискомфорт среди людей с ограниченными возможностями, и это нормально — признать это. Поначалу это человеческое чувство. Когда вы сталкиваетесь с такими ситуациями, думайте в первую очередь о человеке, а не об инвалидности; со временем вы расслабитесь.

Стигма для людей с ограниченными возможностями и ваши пациенты

Щелкните здесь, чтобы получить версию для печати.

Перейти в раздел:

Для людей с ограниченными возможностями стигма может стать серьезным препятствием для участия. Стигматическое отношение к инвалидности также может повлиять на отношения между пациентами и поставщиками медицинских услуг. Однако поставщики медицинских услуг могут быть союзниками своих пациентов и помочь уменьшить влияние стигмы.

Слово «клеймо» происходит от греческого слова «метка». Как правило, стигма — это набор негативных представлений о людях с определенными характеристиками. Например, представители этнических или сексуальных меньшинств или люди с необычной внешностью могут столкнуться со стигмой.

Люди с ограниченными возможностями подвергались стигматизации на протяжении всей истории. Во многих культурах инвалидность ассоциируется с проклятиями, болезнями, зависимостью и беспомощностью. Стигма инвалидности может проявляться разными способами, в том числе:

  • Социальное избегание — Люди с ограниченными возможностями могут быть лишены доступа к общественной деятельности или они могут обнаружить, что друзья становятся более отстраненными после того, как у них разовьется инвалидность. Люди могут не решаться смотреть в глаза или начинать разговор с человеком с видимой инвалидностью.
  • Стереотипы — Люди с ограниченными возможностями могут считаться беспомощными, неспособными заботиться о себе или неспособными принимать собственные решения. Можно предположить, что люди с одной инвалидностью, например дефектом речи, имеют другие инвалидности, которых у них нет, например, умственную отсталость.
  • Дискриминация — Людям с ограниченными возможностями может быть отказано в работе, жилье или других возможностях из-за ложных предположений или стереотипов об ограниченных возможностях.Это все еще происходит сегодня, несмотря на законы о правах инвалидов, такие как Закон об американцах с ограниченными возможностями (ADA).
  • Снисходительность — Людей с ограниченными возможностями могут баловать или чрезмерно защищать из-за ощущения своей беспомощности.
  • Обвинение — Людей могут обвинить в их инвалидности или в использовании своей инвалидности для получения несправедливых льгот.
  • Интернализация — Люди с ограниченными возможностями могут сами отрицательно относиться к своей инвалидности и стыдиться или стесняться этого.
  • Преступления на почве ненависти и насилие — Люди с ограниченными возможностями могут стать объектом преступлений на почве ненависти. Они чаще становятся жертвами физического или сексуального насилия, чем люди без инвалидности.

Люди с ограниченными возможностями могут управлять своим состоянием таким образом, чтобы не подвергаться стигматизации. Кроме того, люди с ограниченными возможностями могут быть особенно чувствительны к признакам возможной стигматизации со стороны их поставщиков.

Некоторые вопросы, связанные со стигмой, которые могут возникнуть, включают:

  • Сокрытие — Если возможно, некоторые люди могут решить скрыть свою инвалидность публично, чтобы минимизировать стигму.В результате они могут неохотно использовать вспомогательные устройства, такие как устройства для передвижения или слуховые аппараты, или рассказывать другим о своем диагнозе. Они также могут отказаться от некоторых медицинских услуг.
  • Гордость за инвалидность — С другой стороны, некоторые люди выражают гордость и позитивную самооценку по поводу своей инвалидности как способ противодействия стигме. Эти люди могут пожелать присоединиться к группам людей, которые разделяют их инвалидность, где она больше не подвергается стигматизации. Они также могут отказаться от лечения, направленного на «излечение» их инвалидности, потому что у них сформировалась позитивная идентичность в отношении этого состояния.
  • Социальная интеграция — Стигма носит социальный характер и может мешать социальной интеграции. В отличие от «сокрытия» люди могут сделать свою инвалидность более очевидной, чтобы улучшить свои возможности для участия в общественной жизни. Например, человек с ограниченными физическими возможностями может выбрать использование инвалидной коляски вместо ходунков, если инвалидная коляска позволяет ему или ей путешествовать на работу или семейные мероприятия без усталости.
  • Потребность в уважении — Ваши пациенты могут быть особенно чувствительны к вашему отношению к своей инвалидности.Построение партнерских отношений с пациентом, основанных на доверии и уважении, означает вашу поддержку пациента как целого человека.

Установите уважительное общение

  • Говорите ли напрямую со своим пациентом, даже если у него или нее есть спутник или переводчик в палате. Смотрите в глаза пациенту, а не его спутнику жизни.
  • Используйте ли обычный язык. Это нормально — сказать «увидимся позже» слепому пациенту или поговорить о прогулке с пациентом, который не является амбулаторным.Использование обычных выражений сигнализирует о том, что вы воспринимаете своих пациентов как полноправных членов своего сообщества.
  • У спросите пациентов с нарушениями речи, как они предпочитают общаться. Некоторые пациенты могут писать или печатать для общения, например, если у них нарушена речь, или они могут установить сигналы «да / нет».
  • Используйте соответствующий возрасту язык и тон общения со взрослыми пациентами и предполагайте, что пациент с ограниченными возможностями поймет основные инструкции, если у вас нет четких указаний на иное.
  • Не прерывайте или торопитесь с пациентом, который медленно общается из-за нарушения речи.
  • не догадывайтесь, что говорит пациент. Если вы не понимаете сообщение, попросите разъяснений.

Уважайте конфиденциальность и автономию пациентов

  • Do предоставлять письменные материалы в электронном формате, когда это возможно, для пациентов с нарушениями зрения и тех, кто испытывает трудности с почерком или манипулированием печатными материалами.Пациент может самостоятельно заполнить электронную форму до записи на прием. По запросу предоставьте медицинскую карту, планы лечения и инструкции в цифровом формате.
  • Do Убедитесь, что ваше офисное здание и туалеты доступны для людей, использующих средства передвижения, такие как ходунки и инвалидные коляски, чтобы они могли перемещаться по пространству самостоятельно.
  • Сделайте и убедитесь, что ваша офисная практика доступна.Например, ваши пациенты с ограниченными возможностями должны иметь возможность взвешиваться, использовать столы для осмотра и получать доступ к радиологическим исследованиям.
  • Спросите у пациента , как лучше всего оказать физическую помощь, если она необходима.
  • Не прикасаться, тянуть или хватать тело пациента, не спросив согласия. У пациентов с некоторыми физическими недостатками несоответствующее прикосновение может вызвать боль или нарушить равновесие. У других нежелательное прикосновение может вызвать беспокойство.Просьба о согласии уважает телесную автономию пациента.
  • Не используйте мобильное устройство пациента без согласия.

Уважайте самобытность и культуру инвалидов

  • У уважайте выбор пациента преуменьшать или подчеркивать свою инвалидность в определенных условиях.
  • Познакомьте ваших пациентов с группами поддержки инвалидов. Такие организации, как Национальное общество рассеянного склероза или Объединенная ассоциация позвоночника, могут иметь отделения в вашем районе.В вашем местном центре самостоятельного проживания также могут быть ресурсы.
  • Не используйте отрицательные слова для описания инвалидности . Такие слова, как «трагедия» или «страдание», могут передать стигматизирующее представление об инвалидности вашим пациентам. Пациенты не «прикованы к инвалидным креслам», а скорее пользуются инвалидными колясками.
  • Не попадайтесь в ловушку «золотого правила мышления». Это представление о том, как вы лично себя чувствуете с инвалидностью, чтобы сделать вывод о том, что чувствуют ваши пациенты.Инвалидность — это сложный опыт, который меняется от человека к человеку и меняется со временем. Слушайте своих пациентов, чтобы узнать, как вы можете стать их лучшим союзником.

Общество изучения инвалидности: www.disstudies.org

Закон об инвалидах и льготы в сфере здравоохранения: http://adata.org

Список национальных организаций по защите и поддержке инвалидов: www.ncdj.org/resources/organizations/

Альянс инвалидов в сфере медицинского образования: www.adhce.org

Список литературы

Эдди, Г. Э. и Роби, К. Л. (2005). Рассмотрение культуры инвалидности в образовании культурной компетентности. Академическая медицина, 80, 706-712.

Гоффман, Э. (1963). Стигма: Заметки об управлении испорченной идентичностью. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Моррис, М. А., Йоркстон, К. и Клейман, М. Л. (2014). Улучшение коммуникации в учреждении первичной медико-санитарной помощи: перспективы пациентов с дефектами речи. Больной, 7, 397-401.

Олкин, Р. (1999). Что психотерапевты должны знать об инвалидности. Нью-Йорк: Guilford Press.

Авторство:

Номер

« Стигма инвалидности и ваши пациенты» был разработан Ариэль Сильверман, доктором философии, и опубликован Центром здравоохранения Вашингтона по проблемам старения. Контент основан на данных исследований и / или профессиональном консенсусе.

Отказ от ответственности:

Эта информация не заменяет совет медицинского работника.Вам следует проконсультироваться со своим врачом относительно конкретных медицинских проблем или лечения.

Предлагаемая атрибуция:

Вашингтонский университет. (2016). Стигма инвалидности и ваши пациенты [Информационный бюллетень]. Старение хорошо с серией информационных бюллетеней по инвалидности. Здоровое старение и физическая инвалидность RRTC, http: // agerrtc.washington.edu

(PDF) Личное и общественное отношение к инвалидности

В случае положительных предубеждений людей превозносят как самоотверженных,

храбрых и так далее.В случае негативных предрассудков они могут восприниматься как беспомощные, зависимые, неблагодарные, эгоистичные, причудливые, злые, опасные, трагические, депрессивные или особые (Hume 1995). Райт (1980,

1983) назвал эту форму предубеждения «распространением». Эти стереотипные представления об инвалидности

также включают предположение, что одна инвалидность из

включает характеристики других групп нарушений. Примером

этого может быть поставщик услуг, который, предполагая, что пользователь инвалидной коляски

не может общаться, не обращается напрямую к этому человеку

, а вместо этого разговаривает с собеседником.Отсутствие информации, знаний,

и страх, который обычно испытывает общество в целом, способствуют возникновению

негативного отношения.

Наблюдение Райтсмана и Бригама (1973) о том, что изменение отношения

может помочь человеку функционировать более эффективно, важно для введения

в повышение осведомленности об инвалидности среди поставщиков промышленных услуг. Это, в свою очередь,

может быть экстраполировано на лиц, которые занимают определенные позиции в

, чтобы быть «последовательными» со своими сверстниками, соответствовать определенным условиям или просто избегать применения санкций, идя против преобладающего —

идей и тенденций.Эта идея также приводит к важности

изменения личного отношения обслуживающего персонала как средства отражения преобладающих общественных убеждений.

На самом базовом уровне личные отношения могут быть описаны как

предубеждения и мнения, которых придерживается человек в отношении референтного объекта,

позиции, голосования, инвалидности или мультикультурализма. Социальные установки, с другой стороны,

относятся к преобладающим убеждениям, поддерживаемым правительствами

и находящимся под их влиянием, культурной ориентации, историческому прошлому или другим условиям, существовавшим до

.Социальные установки имеют тенденцию быть более отдаленными и не обязательно совпадают с личными. Эта удаленность

допускает различия между ними. Такие различия могут также пониматься как дистанцирование, при этом большая ответственность за

определяется личными, а не общественными отношениями. Открытая политическая коррумпированность

также повлияла на социальные перспективы, поэтому на риторические и

абстрактные понятия, в частности, измеренные шкалой, влияют

освещения в СМИ или другие просветительские кампании.Однако эти кампании часто не в состоянии изменить глубоко укоренившуюся и усвоенную систему убеждений людей. Медиа-изображения склонны превозносить или демонизировать,

положительных предубеждений применяются к спортсменам-паралимпийцам, а другие

исключительных «супергеройских» примера демонизируются, в то время как люди,

психически больные, демонизируются. СМИ также играют значительную роль в формировании отношения посредством стереотипного представления об инвалидности и проблемах, связанных с

it (Adams 2000; Chynoweth 2000; Gilbert, MacCauley and Smale, 1997).

Источники негативного предубеждения в отношении людей с ограниченными возможностями включают

социологические точки зрения. Самым распространенным из них является «навешивание ярлыков

на

или теория отклонений». Гоффман (1961) и Розенхан (1973) описывают

«негуманизацию» и стигматизацию, особенно тех, кто страдает психическим заболеванием

. Конструирование того, что является «нормальным» или «ненормальным»

, способствует этой стигматизации и стереотипам и является функцией

процессов социализации.Переход от конструирования инвалидности

через это мировоззрение медицинской модели к перспективе социальной модели

является важным уточнением перспективы.

552 ОТНОШЕНИЕ К ИНВАЛИДНОСТИ

5. Эблизм, негативное отношение, стереотипы и стигма

«Эблистская» система убеждений часто лежит в основе негативного отношения, стереотипов и стигмы по отношению к людям с психосоциальными расстройствами. «Авлеизм» относится к отношениям в обществе, которые обесценивают и ограничивают потенциал людей с ограниченными возможностями.Ableism —

… аналогично расизму, сексизму или эйджизму, [и] рассматривает людей с ограниченными возможностями как менее достойных уважения и внимания, менее способных вносить свой вклад и участвовать или имеющих меньшую внутреннюю ценность, чем другие. Аблизм может быть сознательным или бессознательным и может быть встроен в институты, системы или более широкую культуру общества. Это может ограничить возможности людей с ограниченными возможностями и снизить их вовлеченность в жизнь их сообществ. [46]

Дискриминация людей с психическим здоровьем или зависимостями часто связана с предвзятым отношением, [47] негативными стереотипами [48] и общей стигмой [49], окружающей психическое здоровье и зависимости.Все эти понятия взаимосвязаны. Например, стереотипы, предрассудки и стигма могут привести к дискриминации. Стигма, связанная с психическим здоровьем и зависимостями, также может быть следствием дискриминации, невежества, стереотипов и предрассудков.

Если стигма, негативное отношение и стереотипы приводят к дискриминации, они противоречат Кодексу . Организации и частные лица имеют юридическое обязательство в соответствии с Кодексом не дискриминировать людей с психическими расстройствами или зависимостями, а также устранять дискриминацию, когда это происходит.Эти обязательства применяются в ситуациях, когда дискриминация является прямой и является результатом внутренних стереотипов или предрассудков человека. Они также применяются, когда дискриминация носит косвенный характер и может существовать внутри и между учреждениями из-за законов, политики и бессознательной практики.

Стигма, негативное отношение и стереотипы могут привести к неточной оценке личных качеств людей. Они также могут побуждать учреждения к разработке политики, процедур и методов принятия решений, которые исключают или маргинализируют людей с психическими расстройствами и зависимостями.

Пример: В одном случае суд по правам человека признал, что решение не расследовать предполагаемое преступление может быть дискриминационным, если оно основано на убеждении, что обвинение было «необоснованным, поскольку оно было основано на оценке психиатрического состояния человека, а не на его основании. чем реальный инцидент »[50]

Пример: В одном случае у женщины-бармена развилось тревожное расстройство и начались приступы паники после того, как на нее серьезно напали двое клиентов.Ее работодатель посодействовал ей, позволив ей отсутствовать, когда она была слишком больна, чтобы работать. Затем у заявительницы появился новый менеджер, который стал нетерпеливым из-за ее отсутствия. Трибунал установил, что менеджер дискриминировал ее, когда сокращал ее смены и комментировал ее состояние здоровья перед другими, в том числе говорил, что у нее «запуталось» в голове, «нужны лекарства» и «выглядела она« довольно нестабильно ». [51]

Существует ряд распространенных стереотипов о людях с психическими расстройствами и зависимостями.Например, люди с психическими расстройствами часто характеризуются как склонные к насилию.

Пример: Мужчина с психическими расстройствами жил в парке трейлеров со своей матерью. Результатом инвалидности стало какое-то «своеобразное», но «безобидное» поведение. Владелец начал бояться этого человека из-за его предполагаемой умственной отсталости и в конце концов предупредил других арендаторов, чтобы они защищали себя и не провоцировали его. В противном случае безобидные действия стали трактоваться как угрожающие.Например, владелец получил письмо от арендатора с просьбой отремонтировать потенциальную утечку газа, и вместо того, чтобы провести расследование, она посчитала его «сумасшедшим» и опасным, полагая, что он может взорвать свой трейлер. В конце концов, он и его мать были выселены. Суд по правам человека пришел к выводу, что «нет надежных доказательств» того, что истец представлял угрозу. Ответчик требовала выселения арендатора из-за ее представлений и неправильных представлений о его психической неполноценности и, основываясь на необоснованных и стереотипных представлениях, она пришла к выводу, что арендатор представляет угрозу для ее безопасности и безопасности других жителей.Это было признано дискриминационным. [52]

Стереотипы, связанные с насилием, сохраняются, хотя исследования показывают, что большинство людей с психическими расстройствами не более склонны к агрессивному поведению, чем население в целом. [53] Фактически, исследования показывают, что люди с серьезными психическими заболеваниями чаще сами становятся жертвами насилия, чем другие представители населения в целом [54].

Люди с проблемами психического здоровья также могут восприниматься как неспособные принимать решения в своих собственных интересах, даже если это не так.Их часто считают «детскими» и нуждающимися в помощи [55]. Такое восприятие может привести к патерналистскому отношению и практике, которые могут создавать препятствия.

Некоторые виды инвалидности подвергаются более стигматизации, чем другие, из-за связанных с ними стереотипов. Люди, страдающие шизофренией или наркоманией, могут испытывать особенно негативное отношение со стороны других, основанное на убеждениях об опасности, антисоциальном поведении или риске. Люди с зависимостями также могут испытывать особенно негативное поведение из-за предположений о том, насколько они лично ответственны за свою инвалидность, и предположений об их причастности к преступлению.[56]

Из-за крайней стигмы в отношении определенных типов психических расстройств и зависимостей многие люди могут бояться раскрывать свою инвалидность другим. Они могут беспокоиться о том, что их навесят, столкнутся с негативным отношением со стороны других, потеряют работу или жилье или столкнутся с неравным обращением в сфере услуг после того, как сообщат о проблеме психического здоровья или зависимости. Страх дискриминации также может привести к тому, что люди не будут обращаться за поддержкой в ​​связи с психическим заболеванием или зависимостью.[57]

Негативное отношение, стереотипы и стигма также могут привести к преследованию людей с психосоциальными расстройствами в форме негативных комментариев, социальной изоляции и нежелательного поведения (включая профилирование психического здоровья) со стороны работодателей, домовладельцев, коллег или поставщиков услуг. Консультации Юридической комиссии Онтарио по вопросам инвалидности показали, как негативное отношение и стереотипы могут привести к действиям, которые еще больше маргинализируют людей с психическими расстройствами:

[M] любые люди с психическими расстройствами, особенно те, кто были бездомными, делились опытом, который продемонстрировал, что они подвергались суровым суждениям и негативным предположениям при работе с правовыми системами.Отсутствие поддерживающих услуг для лиц с психическими расстройствами вместе со стигмой и страхом перед этими расстройствами может привести к увеличению контактов с полицией и может способствовать криминализации лиц с психическими расстройствами, что вызывает большую озабоченность у многих участников [58]. ]

Организации должны предпринять шаги для борьбы с негативным отношением, стереотипами и стигмой и убедиться, что они не приводят к дискриминационному поведению или обращению с людьми с психосоциальными расстройствами.


[47] В этом контексте предрассудки можно определить как глубоко укоренившиеся негативные представления и чувства о людях с психическим здоровьем или проблемами зависимости.

[48] Стереотипы — это когда об отдельных лицах делаются обобщения, основанные на предположениях о качествах и характеристиках группы, к которой они принадлежат. Верховный суд Канады недавно заявил: «Стереотипы, как и предрассудки, являются неблагоприятным отношением, но они приписывают характеристики членам группы независимо от их реальных способностей.” Квебек (Генеральный прокурор) против A , [2013] 1 S.C.R. 61 в п. 326.

[50] Кристиансон против Виндзорской полицейской службы , 2010 HRTO 229 (CanLII) в п. 11. Но см. Также Абердин против Совета управляющих Университета Торонто , 2013 HRTO 138 (CanLII).

[51] Тернер против 507638 Онтарио , 2009 HRTO 249 (CanLII).

[52] Петтерсон против Горчака (№ 3) (2009), 69 C.H.R.R. D / 166, 2009 BCHRT 439. См. Также Devoe v.Haran , supra , примечание 35.

[53] CMHA, Онтарио, Насилие и психическое здоровье: раскрытие сложной проблемы , выше , примечание 18.

[55] Джеральд Б. Робертсон, «Психическая инвалидность и канадское законодательство» (1993), выше , примечание 12.

[56] Например, психиатрическая модель зависимости, которая была популярна между 1940-ми и 1970-ми годами, приписывала индивидуальную зависимость индивидуальным «недостаткам». Кэролайн Дж. Акер, «Стигма или легитимация? Историческое исследование 27 социальных возможностей моделей наркозависимости »(1993) 25: 3 J.психоактивных препаратов 202, по данным Центра наркологии и психического здоровья, Стигма злоупотребления психоактивными веществами: обзор литературы , выше , примечание 4 на 7.

[57] Неаса Мартин и Валери Джонстон, Время действовать: борьба со стигмой и дискриминацией: отчет для Комиссии по психическому здоровью Канады (2007), выше , примечание 4 на 11.

[58] Комиссия по законодательству Онтарио, Законодательная база, затрагивающая людей с ограниченными возможностями: продвижение реального равенства для лиц с ограниченными возможностями посредством закона, политики и практики (Торонто: сентябрь 2012 г.), стр. 42, доступно на сайте: www. .lco-cdo.org/persons-disabilities-final-report.pdf.

Политика изменения отношения к людям с ограниченными возможностями

  • ABC (Австралийская радиовещательная корпорация) . 2009. Редакционная политика . [город: Сидней]: ABC. www.abc.net.au/corp/pubs/edpols.htm.

  • ACT DAC (Консультативный совет по вопросам инвалидности) . 2007. Отчет для сообщества за четыре года .[город: Канберра]: ACT DAC. www.dhcs.act.gov.au/__data/assets/pdf_file/0003/9417/ACTDAC_Report_June_2007_-_Four_year_report_to_the_community_FINAL.pdf.

  • Adcock, B., and M. L.Remus. 2006. Пакет мероприятий по повышению осведомленности об инвалидности: мероприятия и ресурсы для обучения студентов вопросам инвалидности . www.vcu.edu/partnership/C-SAL/… /PDF/DisabilityAwarenessPacket.pdf.

  • Олпорт, G.W.1935.«Отношения». В Справочник по социальной психологии , под редакцией К. М. Мерчисон, 789–844. [город: Уорчестер]: Издательство Университета Кларка.

  • Аркар, Х. и Д. Экер. 1997. «Влияние трехнедельной программы психиатрической подготовки на отношение к психическим заболеваниям студентов-медиков». Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология 32: 171–176.

  • Арксей, Х.и Л.О’Мэлли. 2005. «Предварительные исследования: на пути к методологической основе». Международный журнал методологии социальных исследований 8: 19–32. DOI: https://doi.org/10.1080/1364557032000119616

  • Бандура, А.1977. Теория социального обучения . [город: Энглвудские скалы], [штат: Нью-Джерси]: Прентис-Холл.

  • Бандура, А.1986. Социальные основы мысли и действия: социальная когнитивная теория .[город: Энглвудские скалы], [штат: Нью-Джерси]: Прентис-Холл.

  • Бандура, А.2002. «Социально-когнитивная теория массовой коммуникации». В Эффекты СМИ: достижения в теории и исследованиях , под редакцией Дж. Брайанта и М. Б. Оливер, 94–124. [город: Нью-Йорк]: Рутледж.

  • Барнс К. и М. Оливер. 1995. «Права инвалидов: риторика и реальность в Великобритании». Инвалидность и общество 10: 111–116.DOI: https://doi.org/10.1080/09687599550023769

  • Бространд, Х. Л., 2006. «Наклонение у ветряных мельниц: изменение отношения к людям с ограниченными возможностями». Журнал реабилитации , 72: 4–9.

  • Buell, M.J., R.Hallam, M.Gamel-McCormick и S.Scheer. 1999. «Обзор мнений учителей общего и специального образования» и потребностей в услугах в отношении инклюзии ». Международный журнал инвалидности, развития и образования 46: 143–156.DOI: https://doi.org/10.1080/10349129

  • 97

  • Банч, Г. и А. Валео. 2004. «Отношение учащихся к сверстникам с ограниченными возможностями в школах инклюзивного и специального образования». Инвалидность и общество 19: 61–76. DOI: https://doi.org/10.1080/096875

    00155640

  • Burge, P., H.Ouellette-Kuntz, and N.Hutchinson. 2008. «Четверть века инклюзивного образования для детей с ограниченными интеллектуальными возможностями в Онтарио: общественное мнение.” Канадский журнал управления образованием и политики 87: 1–22.

  • Колдер, Б. Дж. И М. Росс. 1973. Отношение и поведение . [город: Морристаун], [штат: Нью-Джерси]: General Learning Press.

  • Кэмерон Л. и А. Ратленд. 2006. «Расширенный контакт посредством чтения историй в школе: уменьшение предубеждений детей по отношению к инвалидам». Журнал социальных вопросов 62: 469–488.DOI: https://doi.org/10.1111/j.1540-4560.2006.00469.x

  • Кэмпбелл, Дж., Л. Гилмор и М. Кускелли. 2003. «Изменение отношения студентов-учителей к инвалидности и социальной интеграции». Журнал по вопросам умственной отсталости и пороков развития 28: 369–379. DOI: https://doi.org/10.1080/13668250310001616407

  • Правительство Канады . 2006. Путь со словами и изображениями: предложения по изображению людей с ограниченными возможностями .Кадровые ресурсы и развитие навыков Канада. www.hrsdc.gc.ca/eng/disability_issues/reports/way_with_words/2007/way_with_words.pdf.

  • CCDS (Канадский центр исследований в области инвалидности) . 2001. Наведение мостов между корпоративным сектором и сообществом инвалидов: 2000–2001 гг. . [город: Манитоба]: Канадский центр исследований инвалидности.

  • Чадд, Э. Х. и П.Х.Пангилинан. 2011. «Отношение к инвалидам в здравоохранении: инструмент новой шкалы». Журнал физической медицины и реабилитации 90: 47–54. DOI: https://doi.org/10.1097/PHM.0b013e3182017269

  • Клемент, Т. и К. Бигби. 2008. Как сделать жизнь в сообществе хорошей: построение инклюзивных сообществ . [город: Мельбурн]: Отчет для Департамента социальных служб.

  • COAG (Совет правительства Австралии) .2010. Национальное соглашение по вопросам инвалидности: Базовый отчет о результатах деятельности за 2008–09 годы . [город: Сидней]: COAG Совет по реформе правительства Австралии.

  • Кончар К. и Дж. Реппер. 2014. «Идущий раненый или раненый целитель?» Помогает ли личный опыт проблем психического здоровья или мешает практике психического здоровья? Обзор литературы.» Психическое здоровье и социальная интеграция 18: 35–44. doi: https: // doi.org / 10.1108 / MHSI-02-2014-0003

  • Кук, Дж., В. Пурди-Вон, И. Мейер и Дж. Буш. 2014. «Вмешательство внутри и между уровнями: многоуровневый подход к стигме и общественному здравоохранению». Социальные науки и медицина 103: 101–109. DOI: https://doi.org/10.1016/j.socscimed.2013.09.023

  • Крэбтри, Дж. И А. Ратленд. 2001. «Самооценка и социальное сравнение среди подростков с трудностями в обучении.” Журнал общественной и прикладной социальной психологии 11: 347–359. DOI: https://doi.org/10.1002/casp.634

  • КПИ . 2008. Конвенция ООН о правах инвалидов . Организация Объединенных Наций. http://www.un.org/disabilities/default.asp?id=259.

  • DAA (Осведомленность об инвалидности в действии) . 1993. Resource Kit № 1: Who and What We Are, Media Information .DAA. www.daa.org.uk/uploads/resources/Resource%20Kit%201.pdf.

  • Д’Алонсо, Б. Дж., Дж. Джордано и Д. М. Ванлеувен. 1997. «Восприятие учителей о преимуществах и обязанностях инклюзии». Предотвращение неудач в школе 42: 4–11. DOI: https://doi.org/10.1080/10459889809603162

  • Сделка, м.2007. «Аверсивный дисаблизм: тонкое предубеждение по отношению к инвалидам». Инвалидность и общество 22: 93–107.DOI: https://doi.org/10.1080/096875

    056667

  • Дин, К. 2009. Shut Out: опыт людей с ограниченными возможностями и их семей в Австралии . Консультационный отчет по Национальной стратегии в области инвалидности, подготовленный Национальным советом по делам людей с ограниченными возможностями и опекунами: Австралийское Содружество, Канберра.

  • DEEWR (Департамент образования, занятости и трудовых отношений правительства Австралии) .2008. Отношение работодателей к найму людей с психическими заболеваниями . [город: Канберра]: Австралийское Содружество. https://docs.employment.gov.au/system/files/doc/other/employer_attitude_to_employing_people_with_mental_illness.pdf.

  • Международный аэропорт Эребус . 2006. Отчет об оценке стратегии Содружества по инвалидности . [город: Канберра]: Департамент семьи, общественных служб и по делам коренных народов правительства Австралии.

  • Фестингер, L.1957. Теория когнитивного диссонанса . [город: Стэнфорд]: Издательство Стэнфордского университета.

  • Фишбейн М. и Айзен И. 1975. Вера, отношение, намерение и поведение: введение в теорию и исследования . [город: Ридинг]: Эддисон-Уэсли.

  • Бригадир, стр.2005. Включение в действие .[город: Мельбурн]: Нельсон, Австралия.

  • Fraser, N.1999. «Социальная справедливость в эпоху политики идентичности: перераспределение, признание и участие». В Культура и экономика после культурного поворота , под редакцией Л. Дж. Рэя и Р. А. Сайера, 25–52. [город: . Лондон]: Мудрец.

  • Городской совет Глен Эйра . 2007. Информирование об инвалидах в школах .www.gleneira.vic.gov.au/Files/MetroAccess_schools_brochure.pdf.

  • Грант, М.Дж. и А. Бут. 2009. «Типология обзоров: анализ 14 типов обзоров и связанных методологий». Журнал медицинской информации и библиотек 26: 91–108. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1471-1842.2009.00848.x

  • Густафссон, Дж., Дж. П. Перальта и Б. Данермарк. 2014. «Взгляд работодателя: трудоустройство людей с ограниченными возможностями на субсидируемой заработной плате.” Скандинавский журнал исследований инвалидности 16 (3): 249–266. DOI: https://doi.org/10.1080/15017419.2013.785976

  • Haney, M., and B.Rabin. 1984. «Изменение отношения к инвалидам при ресоциализации пациентов с травмами спинного мозга». Архив физической медицины и реабилитации 65: 431–436.

  • Харви, Д. Х. П. 1985. «Мейнстриминг: учителя», когда у них нет выбора. Исключительный ребенок 32: 163–173. DOI: https://doi.org/10.1080/0156655850320304

  • Сянь, М., М. Браун, А. Бортоли. 2009. «Квалификация учителей и отношение к инклюзии». Австралийский журнал специального образования 33: 26–41. DOI: https://doi.org/10.1375/ajse.33.1.26

  • Хант, К.С., и Б. Хант. 2004. «Изменение отношения к людям с ограниченными возможностями: эксперименты с образовательными мероприятиями.» Журнал управленческих вопросов 16: 266–281.

  • Hutzler, Y., and I.Levi. 2008. «Включение детей с ограниченными возможностями в физическое воспитание: общие и особые отношения старшеклассников». Европейский журнал адаптированной физической активности 1: 21–30.

  • Джонс, Дж., Х. Улетт-Кунц, Т. Вилела и Х. Браун. 2008. «Отношение сотрудников Агентства по развитию сообществ к вопросам интеграции лиц с ограниченными интеллектуальными возможностями.» Журнал политики и практики в области умственной отсталости 5: 219–226. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1741-1130.2008.00183.x

  • Йорм, А. Ф., А. Е. Кортен, П. А. Якомб, Х. Кристенсен и С. Хендерсон. 1999. «Отношение к людям с психическим расстройством: исследование австралийских специалистов в области общественного здравоохранения и здравоохранения». Австралийский и новозеландский психиатрический журнал 33: 77–83. doi: https://doi.org/10.1046 / j.1440-1614.1999.00513.x

  • Климан Дж. И Уилсон Э. 2007. Видеть значит верить: изменение отношения к инвалидности — обзор программ повышения осведомленности об инвалидности в Виктории и способы достижения прогресса в оценке результатов для изменения отношения . [город: Мельбурн]: Объем.

  • Krahé, B., and C.Altwasser. 2006. «Изменение негативного отношения к людям с физическими недостатками: экспериментальное вмешательство.” Журнал общественной и прикладной социальной психологии 16: 59–69. DOI: https://doi.org/10.1002/casp.849

  • Ли Т. и М. Родда. 1994. «Изменение отношения к людям с ограниченными возможностями». Канадский журнал реабилитации 7: 229–238.

  • ООО «ЛАЙМУС» . 2008. Обзор реализации Новой Зеландии стратегии в области инвалидности на 2001–2007 гг. .Отчет подготовлен для Управления по вопросам инвалидности Министерства социального развития, Министерства здравоохранения Новой Зеландии, Веллингтон.

  • Марас П. и Браун Р. 1996. «Влияние контакта на отношение детей к инвалидности: продольное исследование». Журнал прикладной психологии 26: 2113–2134.

  • Масселот А., М. Ларицца, Т. Ландман, К. Уоллас и Дж. Ниссен. 2006. Сравнительный анализ существующих оценок воздействия антидискриминационного законодательства.Картографическое исследование существующих национальных законодательных мер по борьбе с дискриминацией. С дискриминацией вне сферы труда и занятий по признаку пола, религии или убеждений, инвалидности, возраста и сексуальной ориентации, VT / 2005/062 . [город: Брюссель]: Human European Consultancy, Утрехт и группа по миграционной политике.

  • McManus, J. L., K. J.Feyes, D. A.Saucier. 2011. «Контакт и знания как предикторы отношения к людям с ограниченными интеллектуальными возможностями.” Журнал социальных и личных отношений 28: 579–590. DOI: https://doi.org/10.1177/0265407510385494

  • Микоша, H.2004. «Дрейфующий вниз по Гольфстриму: навигация по культуре исследований инвалидности». Инвалидность и общество 19: 721–733. DOI: https://doi.org/10.1080/09687500284204

  • Мерфитт, К. Ф. 2006. «Изменение отношения к трудоустройству людей с ограниченными возможностями.Мельбурн, докторская диссертация, Школа психологии, Университет Дикин, Австралия.

  • Петти Р. Э. и Дж. Т. Качиоппо. 1981. Отношение и убеждение: классический и современный подходы . [город: Dubuque]: Коричневый.

  • Комиссия по производительности . 2004. Обзор Закона 1992 года о дискриминации инвалидов (Отчет № 30). Мельбурн.

  • Рокич, М.1973. Природа человеческих ценностей . [город: Нью-Йорк]: Свободная пресса.

  • Сантич М. и Д. Дж. Кавана. 1997. «Социальная адаптация детей с легкой умственной отсталостью: эффекты частичной интеграции в классах начальной школы». Австралийский психолог 32: 126–130. DOI: https://doi.org/10.1080/00050069708257365

  • Саврикар П. и И. Кац.2008. Повышение доступности и предоставления услуг по семейным и семейным отношениям для культурно и лингвистически разнообразных семей (CALD) в Австралии , [город: Мельбурн]: Австралийский центр обмена информацией по семейным отношениям, 3.

  • Scior, K.2011. «Общественная осведомленность, отношение и убеждения относительно умственной отсталости: систематический обзор». Исследования нарушений развития 32: 2164–2182. doi: https: // doi.org / 10.1016 / j.ridd.2011.07.005

  • Scior, K., A.Hamid, R.Hastings, S.Werner, C.Belton, A.Laniyan, M.Patel, and M. Kett, 2015. Интеллектуальные нарушения: повышение осведомленности и борьба со стигмой — глобальный Обзор . [город: Лондон]: Университетский колледж Лондона. https://www.ucl.ac.uk/ciddr/publications.

  • Скотч, Р. К. и К. Шрайнер. 1997. «Инвалидность как человеческое изменение: последствия для политики.” Анналы, Американская академия политических и социальных наук 549: 148–159. DOI: https://doi.org/10.1177/000271629754

    11

  • Шекспир, Т.2006. Права и недостатки инвалидов . [город: Лондон]: Рутледж.

  • Simkhada, P. P., D.Shyangdan, E. R.van Teijlingen, S.Kadel, J.Stephen, and T.Gurung. 2013. «Знания и отношение женщин к инвалидности в сельских районах Непала.” Инвалидность и реабилитация 35: 606–613. DOI: https://doi.org/10.3109/09638288.2012.702847

  • Сирлопу Д., Р. Гонсалес, Г. Бонер, Ф. Сиблер, Г. Ордонес, А. Миллар, Д. Торрес и П. Тезанос-Пинто. 2008. «Содействие позитивному отношению к людям с синдромом Дауна: преимущества школьных программ». Журнал прикладной психологии 38: 2710–2736.

  • Снайдер, Л.А., Дж. С. Кармайкл, Л. В. Блэквелл, Дж. Н. Кливленд и Г. К. Торнтон. 2010. «Восприятие дискриминации и справедливости среди сотрудников с ограниченными возможностями». Журнал «Обязанности и права сотрудников» 22: 5–19. DOI: https://doi.org/10.1007/s10672-009-9107-5

  • Стинсон, М. С., К. Уитмор и Т. Н. Клувин. 1996. «Самовосприятие социальных отношений у подростков с нарушением слуха». Журнал педагогической психологии 88: 132–143.DOI: https://doi.org/10.1037/0022-0663.88.1.132

  • Тейт К. и Н. Пурди. 2000. «Отношение к инвалидности: подготовка учителей для инклюзивной среды в австралийском университете». Международный журнал инвалидности, развития и образования 47: 25–38. DOI: https://doi.org/10.1080/1034

    116110

  • Терво Р. К., С. Азума, Г. Палмер и П. Рединиус. 2002. Отношение студентов-медиков к инвалидам: сравнительное исследование.» Архив физической медицины и реабилитации 83: 1537–1142. DOI: https://doi.org/10.1053/apmr.2002.34620

  • Томпсон Д., К. Р. Фишер, К. Пуркал, К. Деминг и П. Саврикар. 2011. Отношение общества к людям с ограниченными возможностями — обзорный проект (периодическая статья № 39). Канберра: Департамент семьи, жилищного строительства, общественных услуг и по делам коренных народов правительства Австралии.

  • Отдел стратегии премьер-министра Великобритании .2005. Повышение шансов на жизнь людей с ограниченными возможностями . Лондон: Департамент труда и пенсионного обеспечения, Департамент здравоохранения, Департамент образования и профессиональной подготовки, а также канцелярия заместителя премьер-министра. Совместный отчет.

  • ЮНЕСКО . 1994. Саламанкское заявление и Рамки действий по образованию лиц с особыми потребностями . По состоянию на 4 августа 2014 г. http://www.unesco.org/education/pdf/SALAMA_E.PDF.

  • ЮНЕСКО .2014. Глобальный отчет по мониторингу образования для всех, 2013/4 г. . 11-е ОДВ. Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры. Проверено 4 августа. Www.efareport.unesco.org.

  • Валкенбург, П. М., Дж. Петер и Дж. Б. Валтер. 2016. «Медиа эффекты: теория и исследования». Ежегодный обзор психологии 67: 315–338. DOI: https://doi.org/10.1146/annurev-psych-122414-033608

  • Викторианский OFD .2010. Представьте себе это: Расширение культурного участия людей с ограниченными возможностями в Виктории — Обзор и анализ литературы . [город: Мельбурн]: Департамент планирования и общественного развития штата Виктория, Управление по делам инвалидов.

  • VSA Arts . 2006. Доступ и возможности: руководство по информированию об инвалидах . [город: Вашингтон], [штат: округ Колумбия]: Центр исполнительских видов искусства Джона Ф. Кеннеди.

  • Уоллес, C.2004. Обзор отношения общества к инвалидности в ACT . [город: Канберра]: Консультативный совет по вопросам инвалидности ACT.

  • Уотерхаус, П., Х. Кимберли, П. Джонас и Дж. Гловер. 2010. Что для этого нужно? Перспективы работодателей в отношении трудоустройства людей с ограниченными возможностями . [город: Аделаида]: Национальный центр исследований профессионального образования.

  • WDSRA 2010 .2010. Осенняя брошюра . Western DuPage Special Recreation Association. www.wdsra.com/10fall.pdf.

  • Wedell, K.2005. «Дилеммы в поисках инклюзии». Британский журнал специального образования 32: 3–11. DOI: https://doi.org/10.1111/j.0952-3383.2005.00363.x

  • Язбек М., К. МакВилли и Т. Парментер. 2004. «Отношение к людям с умственной отсталостью.” Журнал исследований политики в области инвалидности 15: 97–111. DOI: https://doi.org/10.1177/10442073040150020401

  • Зайонц Р. Б. 1968. «Установочные эффекты от простого воздействия». Журнал личности и социальной психологии 9: 1–27. DOI: https://doi.org/10.1037/h0025848

  • Zissi, A., C.Rontos, D.Papageorgiou, C.Pierrakou и S.Chtouris. 2007. Отношение «греческих работодателей» к трудоустройству людей с ограниченными возможностями: влияние типа инвалидности.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.