Техники в райха: Телесные блоки: 7 упражнений Вильгельма Райха

Автор: | 11.04.1974

Содержание

Техники Вильгельма Райха — Психологическое сообщество ГОД

«Хорошее» воспитание в детстве и постоянное подавление эмоций во взрослой жизни фиксируют напряжение соответствующих блоков на мышцах. Это напряжение, становясь хроническим, еще сильнее подавляет свободное движение энергетических потоков. Рано или поздно оно приводит к образованию «мышечного панциря», что создает благоприятную почву для развития различных сопротивление и даже борьбы с внешним миром, а значит и с собой, так как подавляется естественная эмоциональная деятельность человека. Человек не чувствует или не может исполнить своих истинных желаний, прийти к равновесию и пониманию себя.

Проводя день за днем, год за годом в подобном корсете, человек становиться все более и более «тяжелым», он скован тем грузом эмоций, что таскает на себе в виде своеобразной одежды, панциря. В итоге человек перестает замечать свою скованность и безжизненность, теряет живой интерес к жизни и полностью перемещается в голову, где проводит всю свою жизнь.

Вильгельм Райх разработал ряд техник позволяющих расслабить давно забытые зажимы, блоки. И тогда, возможно впервые, человек ощущает себя ЖИВЫМ, свободным. Он может спросить потом: как раньше я мог жить и не замечать этого?

Сегменты мускульного «Панциря»

С точки зрения телесно-ориентированной терапии всё наше тело условно делится на семь сегментов. И в каждом из этих семи сегментов притаились мышечные блоки.

Мышечный блок — это комбинация зажимов на мышцах, препятствующая протеканию свободной энергии по телу.

Блоки бывают двух видов.

Первый. Когда мышцы неадекватно напряжены, сжаты.

Второй. Когда мышцы неадекватно расслаблены, расхлябаны. (встречается реже).

Панцирь — это тело человека, которое «перекорёжено» семью блоками — где больше, где меньше.

Панцирь составляют семь сегментов:

  1. глазной
  2. челюстной
  3. горловой
  4. грудной
  5. диафрагмальный
  6. брюшной
  7. тазовый

Глазной сегмент — это первый сегмент, с которого начинается процесс снятия панциря. Он включает в себя мышцы вокруг глаз, лоб, брови, верхнюю, боковую и заднюю части головы, спинку носа и верхние части щек. В него также входят мышцы шеи, расположенные непосредственно под затылочной частью черепа.

Вся эта область представляет собой канал для энергии, движущейся в тело и из него. Здесь особенно важны глаза — говорят, что через глаза входит и выходит восемьдесят процентов нашей энергии. Все наши чувства могут быть выражены через глаза, и подобным же образом в глазах они могут быть и заблокированы. По сути, любое место в теле, через которое входит или выходит энергия, потенциально является местом, где энергию можно заблокировать. Дети естественным образом открыты и уязвимы для энергетического и эмоционального воздействия извне.

Когда ребёнка окружает атмосфера любви, созданная заботливыми родителями, он зрительно и энергетически вбирает в себя все эти впечатления широко открытыми и доверяющими глазами. Когда же ребёнок оказывается между кричащими, ссорящимися родителями, то бессознательно начинает блокировать эту насильственную энергию, не впуская её внутрь, особенно через зрение, потому что ни один ребёнок не желает видеть, что вокруг него происходят подобные вещи.

Блоки на них возникают из-за так называемых социальных страхов. (Что-то не так в моих отношениях с людьми).

К ним относятся такие страхи, как:

  1. страх совершить оплошность, промах, ошибку
  2. страх услышать (увидеть) оценку о себе со стороны людей
  3. страх обидеть (оскорбить) другого человека. Связан с воспоминаниями детства, когда мы по младенческой наивности говорили «что-то не то» в адрес родственников, мамы, друзей дома.

Внешние проявления блока:

  1. Ненормально бегающий взгляд
  2. ненормально неподвижный взгляд
  3. сильное и постоянное «намарщивание» лба во время разговора
  4. суровое насупливание бровей с образованием постоянной морщины между бровями
  5. вечно «удивлённо» поднятые брови и распахнутые «наивно» глаза

Чувства самого пациента:

  1. Жалоба типа «больно смотреть», постоянное желание сдавить виски руками, «вдавить» глаза в глазницы
  2. Снижение зрения, чаще всего возникает близорукость
  3. Все жалобы, которые могут быть связанны с тем, что сосуды, питающие глаза, хронически «пережаты»
  4. Жалоба на головные боли (избыточное напряжение глазных мышц)
  5. Затруднённость плача (как заметно ненормальное состояние)
  6. И наоборот, постоянная слезливость (как заметно ненормальное состояние)

В напряжённых мышцах вокруг глаз заключены подавленные эмоции. Когда чувства пробуждаются и начинают высвобождаться, изливаясь из глаз, их пробуждение приносит зрению новую ясность. Ясное зрение включает в себя не только глаза физические, но и глаза понимания и интуиции. Физические глаза могут видеть замечательно, в то время как на 6олее тонком энергетическом или интуитивном уровне может иметь место почти полная слепота.

Горловой и челюстной. Во рту во множестве таятся эмоционально значимые темы — не только гнев, но также боль и страх, — которые начнут проявляться в процессе освобождения от панциря. При этом, скорее всего, будут потеряны все те искусственные улыбки и поверхностное обаяние, которые нарабатывались годами. Пройдя через процесс освобождения от панциря, они откроют для себя гораздо более искреннюю улыбку, соединённую с их естественными, подлинными источниками любви, смеха и радости.

Райх назвал второе кольцо мышц в теле ротовым (оральным) сегментом. Ротовой сегмент включает в себя рот, губы, язык, зубы, челюсть, уши, нижнюю половину носа и заднюю часть головы позади рта. Огромные количества энергии входят здесь в тело и выходят из него. Через ротовой сегмент выражаются все наши звуки и слова. Здесь принимается или отвергается вся пища, всё питание. Через рот, так же, как и через нос, производится дыхание, особенно во время бега. Именно ртом мы в младенчестве сосали материнскую грудь, именно с его помощью мы впервые испытали глубокое наслаждение, которое Райх считал разновидностью орального оргазма. Он утверждал, что если новорождённому не дают материнскую грудь, то появившееся в результате напряжение или сдерживание в области рта лишит его естественной способности к чувственному наслаждению.

Если говорить о наслаждении, то и рот, и губы, и язык участвуют в поцелуях во время предварительной игры и занятия любовью, и играют важную роль в доставлении и получении удовольствия в период сексуальной зрелости.

Кроме того, более глубокие чувства и эмоции, поднимающиеся из сердца и живота, проходят через этот сегмент, чтобы найти своё выражение. Таким образом, рот очень активно участвует в выражении чувств. Как и в случае с любым другим сегментом, через который проходит много энергии, здесь также по большей части происходит блокирование и сосредотачивается напряжение.

Дыхание в неорайхианской терапии производится через открытый рот, и именно здесь обычно можно увидеть первые признаки блокирования. Закрытый рот не может вбирать воздух или выпускать звуки, энергию или эмоции, поэтому важно напоминать клиентам, чтобы при дыхании они держали рот открытым.

Здесь я хочу кратко упомянуть нос, который, хоть и представляет собой важную часть лица, сам по себе не является отдельным сегментом. Он функционирует, тесно взаимодействуя с глазным и ротовым сегментами, а полости носа через заднюю часть рта выходят непосредственно в горло. Нос не очень подвижен и, как средство выражения, не идёт ни в какое сравнение с глазами или ртом, однако у него есть свой собственный язык, раскрывающий тайные чувства, которые люди предпочли бы не демонстрировать публично.

Когда дело доходит до блокирования эмоционального выражения, ротовой сегмент можно рассматривать как продолжение шейного сегмента, расположенного в области горла, потому что они работают совместно, в тесной взаимосвязи. В этой главе я опишу функции обоих этих сегментов.

Когда родители говорят детям, чтобы те прекратили плакать или кричать, их горло старается задушить поднимающуюся энергию и эмоцию, проглотить их, а рот плотно закрывается, с тем, чтобы ничто не могло выскользнуть во вне.

Шейный сегмент — это третий райхианский сегмент, в который входят горло, задняя и боковые части шеи, гортань и корень языка. Здесь формируются все голосовые звуки, которые могут быть заблокированы сжатием мышц. Это напряжение мешает движению энергии снизу вверх, через рот наружу, а также препятствует получению нами энергии извне. Именно через шею и горло наша голова соединяется с телом. Здесь буквально встречаются ум и тело, и фраза: «не теряй голову» указывает на необходимость сохранять над собой контроль.

Здесь, в третьем сегменте, в большей степени, чем в любом другом, можно отчётливо увидеть и распознать три основные эмоции — гнев, страх и боль. Мышцы горла и шеи легко доступны для работы руками, и это делает третий сегмент одним из наиболее интересных мест, в которых сосредоточены напряжения в теле. Горло представляет собой действительно очень ясную и точную карту подавленных эмоций.

Гнев удерживается в мышцах, которые начинаются под ухом сразу позади челюсти и проходят вдоль боковых сторон шеи вниз, прикрепляясь к центру ключицы, — они называются грудино-ключично-сосцевидными мышцами. Когда мы злимся, но стараемся заблокировать поднимающуюся эмоцию, эти мускулы начинают заметно выступать, становясь напряжёнными и твёрдыми как верёвки, показывая, что мы готовы взорваться или броситься в драку. Когда терапевт надавливает на эти мышцы руками или массирует их, чаще всего гнев начинает проявляться. Одновременно клиент может поворачивать голову из стороны в сторону, произнося слово «нет». Это помогает высвобождению гнева.

Многие люди, блокируя гнев, делают свой голос мягким и невыразительным, поэтому для высвобождения этой эмоции из гортани очень полезно издавать сердитые звуки и выкрикивать слова. Очень эффективно рычать и ворчать подобно дикому животному. Высовывание языка при выдохе со звуком помогает освободить гнев, удерживаемый в верхней части горла. Страх в шейном сегменте удерживается в задней части шеи и горла.

Для вхождения в контакт с этой эмоцией нужно делать акцент на вдохе, широко открывая глаза и рот. Приглашение издавать на выдохе более высокие звуки, например, пронзительный крик «ииии!», также помогает соединиться со страхом и высвободить его.

Вы можете очень легко ощутить сжатие, вызванное страхом, если представите, что кто-то подкрадывается сзади с намерением ударить вас по голове. Ваши плечи тут же рефлекторно поднимутся, а голова втянется в тело, чтобы защитить эту уязвимую точку. Это то место, где мы чувствуем себя беспомощными.

У людей хроническое напряжение, удерживаемое в задней части шеи, превращает укоротившиеся мышцы в плотный пучок, тянущий голову назад, а плечи — вверх, в привычную защитную позу. Тем не менее, в большинстве случаев руки терапевта могут проникнуть в эти мышцы, ослабляя напряжение и высвобождая страх.

Боль удерживается в передней части горла в мышечной оболочке, которая проходит от ключицы под челюсть. Именно здесь проглатывались слёзы, именно здесь остались невысказанными горестные и грустные слова Терапевт может массировать эти мышцы, одновременно поддерживая глубокую пульсацию дыхания и приглашая клиента издавать звуки. На энергетическом уровне я часто обнаруживаю, что если проводить рукой вверх вдоль горла, не прикасаясь к нему, то энергия начинает течь в направлении высвобождения.

Мы начинаем пробуждать и оживлять энергию в ротовом сегменте, делая гримасы и привнося осознание в напряжения вокруг рта. Растягивание лица в непрерывной последовательности преувеличенных и странных выражений — эффективный и приятный способ расслабления мышц рта.

Высовывая язык и одновременно глядя на остальных участников, мы не только ослабляем удерживаемое в этой области напряжение, но и бросаем вызов общественным нормам и обусловленностям, говорящим: «Взрослые люди себя так не ведут».

Как и на индивидуальной сессии, гневные слова, произнесённые с чувством и энергией, могут высвободить эмоции, подавлявшиеся годами.

Это не всегда бывает просто — найти правильную точку, в которой клиент неожиданно отпускает себя и происходит взрыв чувств. Чтобы праздновать жизнь, мы должны вернуться к более естественному способу выражения, вернуть себе нашу энергию и использовать её для достижения высших состояний сознания. Выражение — это жизнь, подавление — это самоубийство.

В результате лицо вновь оживает, становится естественным, восстанавливая способность отражать больший диапазон чувств. Конечно, вы можете по-прежнему, играя в покер, сохранять бесстрастное выражение лица, если вам это нужно, но само лицо больше не мёртво, оно больше не находится в тисках хронических механизмов контроля.

Кроме того, вы открыли ворота, вход в свою энергетическую систему. Вы сняли с котелка крышку, и теперь будет проще добраться до всего, что лежит под ней, в нижних сегментах. То, что внутри, легче выходит наружу, а то, что снаружи, может глубже проникнуть в ядро, потому что основные инструменты выражения — ваши глаза, рот и горло — теперь могут больше помогать этому двустороннему потоку энергии.

Грудной. В открытой Райхом системе телесного панциря сердце — это лишь часть грудного сегмента. В состав этого сегмента входит грудная клетка и все мышцы, расположенные в области груди от плеч до нижних ребер, как спереди, так и сзади. Кроме того, в него входят руки и кисти, по сути представляющие собой продолжение сердца. Мы легко можем почувствовать это всякий раз, когда тянемся к другому человеку в поисках любви, или кого-то отталкиваем от себя, используя руки как главное средство выражения чувств сердца.

К тому же все качества любящего сердца: нежность и сочувствие, заботу и желание защитить — мы выражаем с помощью рук. Поэтому то, что Райх включил руки и кисти в состав сердечного сегмента, безусловно, имеет смысл. Грудной сегмент выражается через характерную паузу вдоха — сдерживания дыхания, поверхностное дыхание и неподвижность грудной клетки. Как нам известно, пауза вдоха — это основной способ подавления любых эмоции.

Следующее важное обстоятельство, о котором следует помнить, работая с сердечным центром, это наличие сильной связи между любовью и сексом.

Наверное, сейчас хороший момент для того, чтобы вспомнить, как Райх исследовал человеческий организм. Чувствуя, что аналитические техники Фрейда неэффективны при лечении психологических проблем, он разработал методы телесно-ориентированной терапии. Райх основывался на собственном открытии того факта, что энергия должна свободно течь через семь сегментов тела. Источником этой энергии, по мнению Райха, является сексуальный импульс. Таким образом, энергия, ощущаемая нами как любовь (здесь опять речь идет о страсти, влюбленности), как проявление здорового сердца, зависит от сексуальной энергии.

Особый акцент на чистоте (от низких сексуальных энергий) приводит, в конечном счёте, к кастрации сексуального животного, обитающего внутри нас, и к отсоединению от энергетического источника самой любви. В результате сердце не может излучать любовь, поскольку получает слишком мало топлива, чтобы зажечь её пламя. Работа, или часть её, заключается именно в том, чтобы вновь заставить этот огонь пылать.

Эмоции, возникающие в области грудного сегмента, мы называем «необузданной страстью», «душераздирающим рыданием», «воплем» или «нестерпимым томлением». Эти естественные эмоции недоступны человеку, закованному в панцирь. Его страсть «холодна», он считает, что плакать «не по-мужски», что это «ребячество» или нечто «неподобающее», а испытывать «страстное влечение или томление» — «мягкотелость» и «отсутствие характера».

Мышцы грудного сегмента образуют сложную систему, особенно вокруг плеч, где они соединяются и перекрываются с горловым сегментом. Горло, в свою очередь, также играет роль средства выражения или блокирования чувств, порождённых в грудном сегменте.

Существующая всю жизнь привычка сдерживать страх обычно приводит к образованию сплющенной или вдавленной грудной клетки. Напряжение концентрируется и удерживается в задней части шеи и верхней части лопаток — плечи сжимаются внутрь, как бы защищая. Вы можете испытать это сами: сожмите мышцы задней части шеи так, чтобы ваша голова запрокинулась назад и вверх, подтяните плечи вверх и вперёд-внутрь, одновременно стараясь сузить грудную клетку. Так выглядит сокращение, вызванное страхом. Напряжение создаётся по всей спине, включая шею и лопатки.

Боль, в отличие от страха, удерживается в передней части тела, особенно в мышцах передней части грудной клетки. Кроме того, она удерживается в слое мышц, который начинается у ключицы и поднимается вдоль передней части горла и челюсти к подбородку, губам и корню языка. Эти мышцы участвуют в выражении или удерживании слёз, плача, грусти и горя.

Гнев приводит к тому, что грудь раздувается — наполняется воздухом. Плечи расправляются и выглядят огромными, мышцы в их верхней части затвердевают. Грудная клетка постоянно находится в жёстком расширенном состоянии и не способна расслабиться. Такая грудь в любой момент готова «взорваться», и поэтому мышцы по бокам шеи также становятся жёсткими от постоянного усилия сдержать гнев. Эти мышцы начинаются непосредственно под ушами и проходят по диагонали вперёд и вниз вдоль шеи к центру ключиц, где начинается грудина. Они участвуют в повороте головы из стороны в сторону в знак отрицания. Эти же мышцы соединяются с челюстью, ушами, боковыми сторонами головы и висками и таким образом все эти области участвуют в том, чтобы не дать гневу вырваться наружу.

Грудной панцирь проявляется в неловкости рук и выражается в «жесткости» и «неприступности». Тотальная закованность в панцирь головы, шейного и грудного сегментов типична для патриархального культурного окружения — особенно в азиатских «высших кастах», — атмосферы «избранности». Этому соответствуют идеи о «несгибаемом характере», «величии», «отстраненности», «превосходстве» и «самообладании». Образу военного всегда соответствует внешнее проявление, воплощенное в закованных в панцирь голове, шее и груди. Нет сомнений, что характерная поза в этих случаях связана не с чем иным, как с панцирем.

Сдерживание органов груди обычно охватывает и те движения рук, которые выражаются в «дотягивание» или «объятии». Эти пациенты обычно не производят впечатления парализованных механизмов, они вполне способны двигать руками, но когда движение рук ассоциируется с выражением страстного стремления или влечения, оно сдерживается. В тяжелых случаях руки и даже в большей мере кончики пальцев теряют оргонотический заряд и становятся холодными и влажными, а иногда довольно болезненными. Чаще всего это просто импульс задушить кого-то, который закован в панцирь лопаток и рук и который вызывает сжатие кончиков пальцев.

Механизмы сдерживания в грудном сегменте связаны с болью и ранами сердца. Приступая здесь к работе, мы сталкиваемся с самыми разнообразными эмоциональными повреждениями этой области — от легких до тяжёлых, от небольшой досады и до глубокой опустошённости. Если мать умирает или оставляет семью, когда ребёнку два-три года, то такая трагедия оставляет глубокий след в сердце. Но также мы несём в этом сегменте и меньшие раны, например, недостаточное внимание со стороны родителя в важные моменты жизни и развивающуюся в результате склонность к разочарованию: «Маме нет до меня дела».

Жёсткость панциря в грудном сегменте может быть различной. Если он мягкий, то доступ к чувствам обеспечивается даже при естественном дыхании грудью. В тех же случаях, когда панцирь мощный и прочный, то скорее всего, придётся иметь дело с огромной мышечной жёсткостью и сильнейшим защитным сжатием: при нажатии руками на грудную клетку она просто не смещается. Подобные «железобетонные» грудные клетки встречаются достаточно часто; их обладатели нарастили этот тяжёлый панцирь, чтобы скрывать и сдерживать боль и ярость. Удивительно то, что эти люди на внешнем уровне могут быть милыми, вежливыми и приятными.

Такой поверхностный слой есть у каждого — «маска для рукопожатий», социальная личность, взаимодействующая с другими людьми в повседневных контактах. Если вдуматься, то поистине поразительным кажется то, что мы, будучи облачёнными в практически стальной панцирь вокруг груди и сердца, умудряемся поддерживать этот приятный внешний фасад. Главным способом раскрытия этого сегмента, с тяжёлым ли или с лёгким панцирем, является дыхание — вдох, выдох, восстановление важнейшего жизненного ритма. Этот ключ отворяет или, скорее, растворяет то напряжение, которое мешает нашему контакту с собственным сердцем.

Жизнь таких клиентов характеризуют отсутствие инициативы и нарушение дееспособности, основанные на их неспособности свободно пользоваться руками. У женщин из-за грудного панциря часто пропадает чувствительность в области сосков; отсутствие или недостаточность сексуального удовлетворения и отвращение к грудному вскармливанию также представляют собой непосредственный результат этого панцирного сегмента.

Грудной панцирь является центральной частью всего мышечного панциря. Он развивается во время критических конфликтов, происходящих в жизни ребенка, по-видимому, задолго до образования тазового сегмента панциря. Несложно понять, что в процессе разрушения грудного сегмента неизменно возникают травмирующие воспоминания всякого рода: о плохом отношении, фрустрации любви и разочаровании в родителях. Выявление воспоминаний не играет большой роли в оргонной терапии; они мало помогают, если не сопровождаются соответствующей эмоцией. Эмоция в выразительном движении необходима для понимания страдания клиента, и, если работа проводится корректно, в конце концов воспоминания приходят сами.

Диафрагма — это тайный центр контроля и управления, один из «открытых секретов» человеческого организма: все знают, что у нас есть диафрагма, но никто не уделяет ей особого внимания и не задумывается о том, что она делает. Ведь обычно происходит множество более интересных вещей.

Когда после обильного поглощения вредной пищи начинает болеть живот, мы вдруг осознаём, что у нас есть кишечник. Вдохнув слишком много дыма и начав кашлять, мы вспоминаем о легких и их потребности в свежем воздухе. Когда мы ощущаем сексуальное желание, наше внимание притягивается к гениталиям.

Но диафрагма? Она просто не фигурирует в картине тела. И при этом она контролирует наше эмоциональное выражение больше, чем любой другой сегмент.

Диафрагма — это тонкая куполообразная группа мышц, которые размещаются непосредственно под лёгкими и находятся в постоянном движении. Всякий раз, когда мы вдыхаем, мышцы диафрагмы сокращаются, смещаясь вниз, чтобы создать пространство для поступления воздуха в нижнюю часть легких. Всякий раз, когда мы выдыхаем, диафрагма смещается вверх, выталкивая воздух наружу.

Дыхание — одна из тех функций тела, которые никогда не приостанавливаются. Оно происходит автоматически, постоянно и без перерыва, с момента нашего рождения и до самой смерти. Таким образом, диафрагма непрерывно пульсирует, непрерывно движется вверх и вниз, и эта постоянная пульсация делает её одним из главных средств передачи энергии в теле.

Согласно Райху, один из основных принципов человеческого здоровья заключается в том, что энергия должна свободно протекать через семь сегментов, волнами или импульсами двигаясь через жидкое содержимое тела. В этом движении энергии вверх и вниз по всему организму диафрагма является ключевым участком, потому что именно здесь больше, чем в любом другом месте, энергия может блокироваться.

Наше дыхание в определённой степени доступно для сознательного контроля. При желании мы можем на ограниченное время задержать дыхание, напрягая для этого диафрагму. Вы можете попробовать сделать это прямо сейчас. Наберите в лёгкие воздух и удерживайте его. Почувствуйте, как вы сжали мышцы диафрагмы, чтобы остановить дыхание. Это сжатие существенно уменьшает происходящую в теле пульсацию, препятствуя течению энергии. И поскольку поток энергии тесно связан с выражением наших чувств, это означает, что, напрягая диафрагму, можно также препятствовать движению волн эмоций. Таким образом, мы обладаем способностью контролировать из этого места свои чувства — что мы и делаем.

Немного ниже располагаются живот и сексуальный центр, и, в каком то смысле, диафрагма подобна проходу, ведущему к нашей внутренней животной энергии, ко всем первичным чувствам, связанным либо с младенчеством, либо с чувственностью — с самыми основами эмоций. Всякий раз, когда мы хотим отсечь себя от этих чувств, поднимающихся либо из живота, либо из сексуального центра, именно диафрагма является тем местом, где мы создаём напряжение, чтобы избежать с ними контакта, затолкать эти первобытные импульсы обратно, изгнать их из поля зрения и из нашего сознания.

Когда мы говорим о состоянии эмоционального расщепления у человека, при котором одна часть тела выражает некое желание и стремление, а другая — борется с этим импульсом или отторгает его, то часто такое расщепление проходит по диафрагме.

Это особенно верно для ситуаций, связанных с любовью и сексуальностью. Сердце, расположенное над диафрагмой, выражает некое желание, в то время как сексуальный центр, расположенный под нею, может хотеть чего-то совершенно противоположного.

Многими способами ум ведёт постоянную борьбу с нашими основными потребностями, и диафрагма принимает в этом весьма активное участие.

Напряжение, связанное с внутренним мышлением, накапливается в диафрагме, и поэтому каждый, кто много времени проводит думая, планируя, рассуждая и сравнивая, неизбежно создаст в этом сегменте хроническое напряжение. Это ещё один аспект роли диафрагмы как главного центра управления.

Взглянув на индийскую систему чакр, вы увидите, что третья чакра — энергетический центр, расположенный в солнечном сплетении, очень близко от диафрагмы — традиционно связывается с такими темами как власть, оценка, конкуренция, противостояние и хитрость. Таким образом, Келли и система чакр в данном вопросе сходятся.

Все три базовые эмоции — страх, гнев и боль — сдерживаются диафрагмой, а создаваемое в результате напряжение проявляется как закрепощённость. Мышцы становятся жёсткими и с трудом двигаются.

При смещении диафрагмы вниз мы начинаем входить в контакт со страхом, который удерживается вокруг ядра энергетического тела, примерно в области физического живота. Как только диафрагма начинает пропускать направленный вниз поток энергии, живот вовлекается в пульсацию и в этот момент клиент соприкасается со страхом.

Наиболее отчётливо этот эффект проявляется у худощавых женщин с плоскими животами. Их легко отнести к типу, удерживающему страх: у них слабые мышцы на периферии тела, а сами они очень лёгкие, как бы с крылышками на пятках, или как будто бы их кости сделаны из лёгкого материала. При таких плоских животах можно лишь удивляться, где помещаются их внутренности. Однако в напряжённом животе может храниться очень много страха, и это — первая эмоция, с которой мы сталкиваемся, когда люк диафрагмы распахивается. Это может быть очень пугающим, потому что часто связано с чувством беспомощности, боязнью не справиться с какой-то важной проблемой или неспособностью выстоять при встрече с некоей могучей фигурой.

Вся энергия людей, удерживающих страх, отведена от окружающего мира в центр и сжата там. Это — их способ бегства от какой-то пережитой угрозы или опасности. Но такое сжатие приводит к физическому истощению. Когда энергия оттягивается к центру, всё, что вы можете сделать, — лишь свалиться. В ногах нет энергии, чтобы стоять, в руках нет силы, чтобы защищаться, а глаза становятся невидящими и отключёнными. Это крайний случай, но я выделяю его, чтобы показать, как у людей, удерживающих страх, периферия становится неэффективной из-за недоступности источника энергии — ведь вся энергия удерживается вокруг ядра.

Когда мы дышим в живот, позволяя энергии проникать под диафрагму, страх может быть высвобожден. И только тогда появляется возможность ощутить свою силу, потому что блокирование в диафрагме не подпускает нас к жизненной энергии, хранящейся в нижней части туловища.

В том случае, когда удерживаемой эмоцией является гнев, диафрагма застывает так, чтобы предотвратить движение энергии наружу. В случае с удержанием боли она обездвижена в обоих направлениях — и при вдохе, и при выдохе — так что блокируется само чувствование.

Добавьте к этому способность диафрагмы разделять тело пополам, расщепляя энергию уже описанным образом, и вы сможете понять, насколько велика важность этого сегмента как регулятора потока энергии. А в соединении с горлом он может вызвать полную остановку энергии, так что прекратится любое движение, и удерживать всё в своеобразном безжизненном равновесии.

Мышцы диафрагмы с помощью тканей и связок прикрепляются по окружности к внутренней стороне всей грудной клетки. Там, где диафрагма соединяется с задней стороной тела, удерживается страх.

Райх много рассказывает об удерживании страха в области спины, говоря, что форма тела в этом месте создаёт впечатление ожидания удара сзади по голове. Это результат шока, неожиданного нападения… кажется, что всё отлично, а затем: «Бах!» Голова уходит назад, плечи напрягаются, позвоночник изгибается дугой. Не зря мы говорим, что от фильма ужасов «спина холодеет» — потому что затрагивается страх, удерживаемый в наших спинах.

Работа с этой областью часто выводит на поверхность спрятанные там удивительные и неожиданные вещи. Темы, удерживаемые в спине, это нечто тайное — именно поэтому мы скрываем их сзади.

Диафрагма связана со многими вещами, которые мы проглотили — буквально, фигурально и энергетически, — и особенно с проглатыванием того, что заставило бы нас почувствовать гнев, отвращение, тошноту. Тогда, в момент проглатывания мы не могли дать волю естественному рвотному рефлексу, но некоторые упражнения помогают его спровоцировать.

Тошнота часто подступает с такой силой, что человека может действительно вырвать, и это хорошо, потому что вместе с рвотой происходит мощная эмоциональная разрядка Часто вместе с отвращением выплескивается ярость: «Как ты смеешь заставлять меня есть горох?» или «Как ты смеешь заставлять меня ходить в школу?» Вместе с этой тошнотой и яростью, по мере того как: расслабляется диафрагма, на поверхность выходит всё то, что нас когда-либо принуждали делать и что мы делать не хотели.

Сейчас вы уже понимаете, что наши эмоции могут сдерживаться, ощущаться и выражаться во всех сегментах. Но по мере нашего продвижения вниз эти эмоции начинают выходить из более глубоких областей тела, и соответственно возрастает их интенсивность.

В частности, если клиент начинает плакать в начале процесса освобождения от панциря, то энергия слёз и плача будет выражаться через глаза, горло, рот и, возможно, в небольшой степени через грудь. То есть энергия будет оставаться в верхней части тела. Глядя на тело клиента, я вижу, что энергия не проникает ниже грудного сегмента, а плач сопровождается высокими звуками, своего рода скулением и жалобами. Или же в нём содержится некое качество нытья — раздражение, которое хотело бы превратиться в гнев, но не обладает достаточной силой, и поэтому может продолжаться вечно.

По мере того как я приглашаю клиента дышать глубже и приступаю к работе с его грудной клеткой, лёгкие совершают всё более глубокие вдохи, и тогда рыдания начинают приходить из области сердца, устремляясь через горло ко рту и глазам. Затем, если клиент остаётся с этим плачем, наступает момент, когда диафрагма расслабляется, энергия опускается в нижние сегменты и из живота поднимаются глубокие рыдания.

Вам знакомо выражение «надрывающие сердце рыдания», а также выражение «боль, выворачивающая кишки наизнанку» или «чувства, от которых сводит кишки». Это лингвистическое указание на то, как увеличивается интенсивность эмоций по мере того, как мы опускаемся в нижние части тела.

Живот — это наш следующий шаг внутрь, или вниз, в процессе освобождения от панциря. Здесь возникают чувства. Отсюда начинают движение импульсы энергии.

Верхние сегменты могут быть средствами выражения этих чувств и импульсов, в то время как живот — их источник. Подобным же образом верхние сегменты могут быть приёмниками впечатлений, приходящих извне, однако именно живот на них откликается.

Что бы мы ни чувствовали — боль, отвращение, отторжение, страх, гнев… источник этих чувств находится в животе.

В западных странах люди в большей степени приучены ориентироваться на голову, поэтому представление о животе как о вместилище чувств может поначалу показаться странным. Например, когда возникает чувство отвращения, мы можем подумать, что оно зарождается в голове, а непосредственное выражение отвращения обычно ограничивается ртом, который кривится в гримасе неодобрения, или, может быть, областью горла, где возникают соответствующие звуки, указывающие на неприязнь. Однако в традиционных китайской и японской культурах живот рассматривается как место сосредоточения психологического и эмоционального благополучия. Это особенно касается точки (хары), которая располагается в нижней части живота, примерно на три пальца ниже пупка, и считается источником жизненной энергии.

В индийской системе чакр в нижней части живота, поблизости от хары, находится вторая чакра, отвечающая за социальное взаимодействие, групповую энергию и общение, а также — за эмоции и чувства.

Вторая чакра надстраивается над первой, как следующая ступенька восходящей лестницы человеческих потребностей. Первая чакра заботится об основных, необходимых для выживания нуждах — еде, убежище и сексе. И только тогда, когда они удовлетворены, появляется возможность наслаждаться социальным взаимодействием — племенной и семейной жизнью, а также возникающей при этом

Теория Вильгельма Райха Техники избавления от мышечных зажимов

Теория Вильгельма Райха. Техники избавления от мышечных зажимов.

Биография • • • Вильгельм Райх (Wilhelm Reich) родился 24 марта 1897 года в Галиции (Австро-Венгрия). Воспитывался в семье ревнивого и властного отца. В возрасте 14 лет его мать покончила с собой. Райх сообщил отцу о ее романе с учителем, что и послужило причиной. Вскоре его отец заболел воспалением легких, которое перешло в туберкулез; спустя три года он скончался. Так же, от туберкулеза умер и его младший брат в возрасте 26 лет. В 1916 году он вступил в ряды австрийской армии. Получив офицерский чин, воевал на фронтах Италии. В 1918 году поступил в медицинскую школу Венского университета. Стал практикующим членом Венского психоаналитического общества. В 1922 году (25 лет) он получил ученую степень по медицине. В студенческие годы принимает активное участие в политической деятельности; пытается примирить теории Маркса и Фрейда; знакомится с будущей супругой Анни Пинк. В 1922 году в Вене Фрейд основал психоаналитическую клинику, и Райх стал его первым ассистентом, а потом заместителем директора. В 1924 году Райх руководил Семинаром психоаналитической терапии — первым институтом, в котором обучались будущие психоаналитики. К 1927 году у него повысился интерес к проблемам, связанным с социальными переменами, в результате чего он сократил свою лечебную практику, поскольку оказался вовлеченным в общественно-политическую деятельность. Между Райхом и Фрейдом назревает конфликт: последний отказался в проведении курса психоанализа у Райха, так же были и расхождения в теории.

Биография • • В 1928 году вернулся в Вену и вступил в коммунистическую партию. В 1930 году Райх переехал в Берлин, главным образом потому, что хотел пройти курс психоанализа у Шандора Радо. Среди венских ученых росло недовольство его политической деятельностью. В 1933 году его исключили из Германской коммунистической партии. А вслед за этим, в 1934 году, он был исключен и из Международной ассоциации психоаналитиков. В 1933 году, с приходом Гитлера к власти, Райх эмигрировал в Данию, разошелся с женой ввиду различий характеров, политических и профессиональных убеждений. Противоречивые теории Райха привели к тому, что из Дании, а впоследствии и из Швеции он был изгнан. В 1934 году Райх и его новая жена Эльза переехали в столицу Норвегии Осло, где он в течение пяти с лишним лет читал лекции и вел исследовательскую работу в области психологии и биологии. Подвергался критике со стороны прессы, постепенно оказывался во всевозрастающей изоляции, так же ухудшились отношения с женой, которые завершились разрывом. В 1939 году Райх получил предложение занять пост адъюнкт-профессора лечебной психологии в нью-йоркской Новой школе социальных исследований. В штатах знакомится с Ильзе Оллендорф, беженкой из Германии, которая стала его ассистенткой, а потом и женой. Стал основателем Института оргона, целью исследований в котором было изучение энергии оргона, или жизненной энергии. В 1954 году Управление фармакологии и пищевой промышленности приняло постановление, направленное против распространения и дальнейшего использования аккумуляторов. Райх нарушил постановление и продолжал свою деятельность. Был приговорен к 2 годам тюрьмы, где скончался от инфаркта.

Основные идеи: Идеи Райха, проводившиеся в его клиниках, намного опережали своё время и не устраивали современное ему общество. Его программа, в настоящее время выглядящая совершенно нормальной, включала следующие главные моменты. • Интенсивное образование в области контроля рождаемости. Предоставление контрацептивов всем желающим. • Разрешение абортов. • Разрешение разводов. Отказ от признания факта законности брака значимым фактором для современной семьи. • Сексуальное образование как средство профилактики венерических заболеваний и сексуальных проблем. • Обучение сексуальной гигиене врачей и учителей. • Отказ от наказания преступников, совершивших преступления на сексуальной почве; лечение таких преступников технологиями психоанализа

Основные положения. Оргон • Биоэнергия (оргон) – освобожденная энергия, которая является результатом расслабления хронически напряженных мышц, сопровождается странными ощущениями: чувства сильного тепла/холода, покалывания, зуд и эмоциональное возбуждение. • Энергия оргона обладает следующими основными свойствами: 1. 2. 3. 4. 5. 6. Не имеет массу и вес и не подчиняется закону инерции. Присутствует везде, даже в вакууме, хотя и в различных концентрациях. Является проводником электромагнитных и гравитационных сил и лежит в основе большинства природных явлений. Находится в непрерывном движении. Среда с высокой концентрацией энергии оргона притягивает эту энергию к себе из среды с меньшей ее концентрацией, что противоречит закону энтропии. Формирует единства, которые становятся центрами творческой активности. В эти единства входят живые клетки, растения и животные, а также облака, планеты, звезды и галактики

Основные положения. Характер и характерный панцирь • Характер формируется как некая защитная структура, обращенная против возникающей в сознании ребенка тревоги, вызванной интенсивными сексуальными переживаниями и сопровождающим их страхом наказания. • Характер состоит из двух основных компонентов: 1. 2. Врожденные установки по отношению к миру Реакции на различные ситуации «Именно «как» … т. е. форма поведения и общения гораздо более важна, нежели содержание того, о чем пациент рассказывает аналитику. Слова лгут. Способ их подачи — никогда» (Reich, 1 973, р. 171)

Основные положения. Характерный панцирь Подавление как защитная реакция Автоматическая активизация защит Характерный панцирь Устойчивые черты характера • Черты характера не есть симптомы невроза, они переживаются как неотъемлемая часть личности и принимаются ею • Симптомы невроза – как внешние, чуждые элементы психики

• Совершенствование – процесс разрушения психологического и физического защитного панциря, процесс становления свободной и открытой человеческой личности, способной наслаждаться доставляющим полное удовлетворение оргазмом. • Мышечный панцирь делится на семь основных сегментов, состоящих из мышц и органов, обладающих связанными между собой экспрессивными функциями. Эти сегменты формируют семь горизонтальных кругов, находящихся под прямым углом к позвоночнику и туловищу. Центры их располагаются в области глаз, рта, шеи, груди, диафрагмы, живота и таза

• Энергия оргона естественно перетекает вверх и вниз по телу, двигаясь параллельно позвоночнику. Защитные панцирные круги располагаются перпендикулярно ее течению и препятствуют ему • В организме человека, облаченном в защитный панцирь, энергия оргона скована хроническими сокращениями определенных мышц. Оргон в теле человека не способен свободно циркулировать до тех пор, пока не ослаблены тиски защитного панциря • Основная цель терапии Райха состоит в разрушении панциря в каждом из семи сегментов, начиная с сегмента, локализованного в области глаз, и заканчивая сегментом области таза. Каждый из этих сегментов является относительно независимой единицей, и работа с ним должна проводиться отдельно • Для разрушения панциря используются три инструмента: 1. 2. 3. накопление в теле энергии с помощью глубокого дыхания прямое воздействие на хронически напряженные мышцы с целью их расслабления (давление, пощипывание и т. д. ) постоянное поддержание состояния сотрудничества с пациентом, открытое обсуждение с ним каждого случая возникновения эмоционального сопротивления или напряженности

Расслабление панцирных сегментов 1. Глаза — это основное средство контакта ребенка с окружающим миром. Согласно концепции Райха, область зрительного восприятия, как правило, травмируется в первую очередь, причем происходит это при восприятии холодных, агрессивных или вызывающих страх проявлений окружения. Защита этой области выражается в неподвижности лобной мускулатуры и в «пустом» выражении глаз, которые как бы выглядывают из застывшей маски лица. Этот панцирь может быть разрушен тем, что пациент, чтобы увеличить подвижность век и мышц лба, широко, как бы в страхе, раскрывает глаза. Чтобы усилить эмоциональную выразительность, пациентам также предлагается вращать глазами, переводить взгляд из стороны в сторону и т. д. 2. Рот. Оральный сегмент включает в себя мышцы подбородка, горла и задней части головы. Челюсти могут быть крепко сжаты либо неестественно расслаблены. Напряжением мышц этой области сдерживаются чувства, которые эмоционально выражаются плачем, пронзительным криком, гримасами, желанием кусаться или сосать. Этот панцирь может быть разрушен имитацией пациентом плача, звуками, усиливающими подвижность губ, движениями, имитирующими укусы, отрыжку, а также непосредственным физическим воздействием на соответствующие мышцы.

3. Шея. Данный сегмент включает в себя внутренние мышцы шеи, а также язык. Панцирь здесь служит, главным образом, для удержания гнева и плача. Поскольку непосредственное воздействие на внутренние мышцы шеи осуществить невозможно, для расслабления этой области предлагается пронзительно кричать, вопить, визжать, имитировать отрыжку. 4. Грудь. Грудной сегмент включает в себя большие мышцы груди, мышцы плечевого пояса, лопаток, все мышцы грудной клетки, а также рук и кистей. Напряжение в этом сегменте способно подавить смех, ярость, печаль, страстное желание. Задержка дыхания, являющаяся весьма важным средством подавления всякой эмоции, происходит по большей части в области груди. Панцирь может быть расслаблен дыхательными упражнениями, особенно такими, которые включают в себя полный выдох. Руки и кисти рук используются для упражнений, имитирующих удары, разрывание на части, удушение либо выражение страстного желания. 5. Диафрагма. Этот сегмент включает в себя область диафрагмы, желудок, солнечное сплетение, различные внутренние органы, а также мышцы, расположенные вдоль нижней части грудного позвонка. Наличие здесь панциря выражено искривлением позвоночника вперед таким образом, что у сидящего на стуле пациента между нижней частью его спины и спинкой стула остается значительное пространство. Кроме того, выдох ему дается с большим трудом, чем вдох. Этот элемент панциря подавляет главным образом такие чувства, как сильный гнев или ярость. Перед тем как с помощью специальных дыхательных упражнений и рефлекса отрыжки приступать к освобождению от панциря в этой области (люди, у которых в этом сегменте существует крепкая блокировка, страдают от полной неспособности очищать желудок рвотой), необходимо убедиться, что первые четыре сегмента относительно свободны.

6. Брюшная полость. Брюшной сегмент включает в себя большие мышцы живота и мышцы спины. Напряжение поясничных мышц связано со страхом перед возможной агрессией. Наличие панциря в области торса и с боков порождает боязнь щекотки и связано с подавлением злости. Если верхние сегменты уже открыты, освобождение данного сегмента от панциря проходит относительно легко. 7. Область таза. Этот сегмент включает в себя все мышцы таза и нижних членов. Чем крепче броня, тем больше таз выступает назад, что сразу заметно по торчащим ягодицам. Лишние мышцы в этой части болезненно напряжены; сам таз неподвижен, «мертв» , несексуален. Панцирь в области таза служит для подавления как тревоги или гнева, так и удовольствия. Поскольку тревога и гнев возникают в результате подавления сексуального удовольствия, свободно переживать последнее в этой области становится невозможным до тех пор, пока гнев, заблокированный мышцами таза, не будет выпущен на свободу. Этот панцирь может быть ослаблен с помощью упражнении, в которые входят энергичные движения тазом или, скажем, удары им о жесткую кушетку, а также имитация многократных пинков ногой.

Техника «Распускание панцирей» • Данная техника предназначена для раскрепощения человека, обретения чувства уверенности, развития элегантности в движениях. • Она включает в себя 30 миниупражнений. На каждое упражнение отводится по одной минуте, не стоит торопиться или затягивать упражнение.

1. Сядьте на корточки. Успокойте дыхание. Скажите себе: «Я спокоен. Я совершенно спокоен. Я уверенно смотрю в будущее. Мне нравятся новые ощущения. Я открыт для изменений». Старайтесь добиться такого состояния покоя, какое у вас бывает утром выходного дня, когда не надо никуда спешить. • ГЛАЗА 2. Откройте глаза как можно шире. 3. Двигайте глазами из стороны в сторону: вправо-влево, вверхвниз, по диагонали. 4. Вращайте глаза по часовой стрелке, против часовой. 5. Смотрите искоса на разные вещи вокруг себя. • РОТ 6. Изобразите сильный плач. 7. Посылайте воздушные поцелуи разным вещам вокруг, при этом сильно и с напряжением вытягивая губы. 8. Изобразите шамкающий рот: втяните губы внутрь, как будто у вас нет зубов. Прочтите шамкающим ртом какое-нибудь стихотворение. 9. Чередуя, изображайте сосание, улыбку, кусание и отвращение. • ШЕЯ 10. Изобразите рвотные движения. Старайтесь и не стесняйтесь. 11. Покричите как можно громче. Если кричать категорически нельзя, то пошипите как змея. 12. Сядьте на корточки. Высуньте как можно дальше язык. 13. Троньте свою голову слегка пальцем. После этого ваша голова должна болтаться, как будто она лёгкий воздушный шарик, а ваша шея как будто нитка. Повторите несколько раз. • ГРУДЬ 14. Сядьте на корточки. Сделайте глубокий вдох. При этом сначала раздувается живот, а потом уже расширяется грудная клетка. Глубокий выдох. Опять сначала сдувается живот, потом уже сокращается грудная клетка. 15. Изобразите, что вы дерётесь с помощью только рук: колотите, рвите, царапайте, дёргайте и т. д. 16. Вдохните и постарайтесь поднять свою грудь как можно выше, как будто стараетесь ею коснуться потолка. Можете даже встать на цыпочки. Выдохните, немного отдохните и повторите. 17. Потанцуйте, активно двигая грудью, плечами, руками. Старайтесь, чтобы танец был страстный и сексуальный. • ДИАФРАГМА 18. Резко сокращая диафрагму, делайте короткие выдохи через широко открытый рот. Диафрагма, расслабляясь, приводит к вдоху. Вдох-выдох должен занять одну секунду. Примерно одна пятая секунды — резкий выдох, четыре пятых — плавный вдох. 19. Дышите животом: он должен как можно сильнее раздуться, а потом войти внутрь и как бы прилипнуть к позвоночнику. 20. Лягте на спину. Делая выдох, поднимите туловище и постарайтесь схватить руками стопы ног. Задержите дыхание. Вернитесь в исходную позицию. Повторите. 21. Лягте на живот. Делая вдох, поднимите корпус и как можно дальше назад откиньте голову. • ЖИВОТ 22. Делая удары животом, бейте им разные объекты вокруг себя. 23. Заложите руки за голову. Своими боками продолжайте бить объекты вокруг себя. 24. Попросите кого-нибудь подержать вас за талию. Откиньтесь назад насколько это можно. Если делаете упражнение в одиночку, просто положите руки на пояс и прогнитесь назад. 25. Встаньте на четвереньки и изобразите разные кошачьи движенья. • ТАЗ 26. Изобразите лягающуюся лошадь. 27. Лягте на спину. Бейте тазом о коврик. 28. Стоя, одну руку положите на нижнюю часть живота. Другую руку заложите за голову. Делайте неприличные движения тазом. 29. Расставьте ноги как можно шире. Переносите вес поочерёдно на левую и правую ногу. • ЗАВЕРШЕНИЕ 30. Свободный танец. Попробуйте станцевать что-нибудь свое, оригинальное

Оргонный аккумулятор

мышечный панцирь, оргонная энергия, упражнения

Вильгельм Райх – учёный, живший в XX веке, создатель вегетотерапии. Это направление психологии, которое решает психологические проблемы человека путём воздействия на физическое тело.

Личность и биография Вильгельма Райха

Вильгельм Райх прожил насыщенную и тяжёлую жизнь, полную невзгод и разочарований. Он был не просто психологом, а талантливым учёным, который пытался помочь человечеству.

В. Райх – один из основоположников европейской школы психоанализа

Вильгельм Райх родился в с. Добряничи в 1897 году на территории Австро-Венгрии. Родители были евреями, но воспитали сына в немецких традициях, приобщая к культуре Запада.

Мать Вильгельма покончила с собой, после того как будущий учёный застал её в постели с любовником и рассказал об этом отцу. Отец ненадолго пережил супругу. Через три года он умер от туберкулёза. Райх всю жизнь винил себя в произошедшей трагедии.

Вскоре после смерти отца Вильгельм поступил на военную службу. Шла Первая мировая война. Отслужив, он переехал в Вену, где стал студентом-медиком Венского университета. Случилось это в 1918 году. Во время учёбы он заинтересовался модным тогда психоанализом.

В 1922 году Райх стал первым ассистентом доктора Зигмунда Фрейда. После конфликта в 1927 году их пути разошлись, и Райх создал собственное направление в психологии. Причиной конфликта с Фрейдом послужила разница в политических взглядах: В. Райх был ярым марксистом.

Последующие годы Вильгельм Райх занимался наукой и политикой. Он вступил в Коммунистическую партию и открыл клиники в Германии. Его новаторские идеи вызывали в среде коммунистов неодобрение, а психологи порицали его за политические взгляды.

Вскоре Райха исключили из партии коммунистов и ассоциации психоаналитиков. Вот идеи учёного, за которые он подвергся осуждению:

  1. Проведение занятий по сексуальному воспитанию как мер борьбы с венерическими заболеваниями.
  2. Разрешение абортов.
  3. Разрешение разводов.
  4. Бесплатная раздача контрацептивов для контроля над рождаемостью.

Райх переехал в Данию. А вскоре — в Норвегию, где увлёкся биоэнергетикой.

В 1939 году учёный уехал по приглашению в Америку. В Нью-Йорке Райх развивал идею об оргоне, жизненной энергии, которая движет всеми живыми существами.

В середине XX века Райх создал оргонный аккумулятор, с помощью которого удалось вылечить пациентов, больных раком и эпилепсией.

Один из первых прототипов рабочего оргонного аккумулятора

Но, несмотря на это учёному было отказано в выдаче лицензии на производство оргонного аккумулятора. Кроме этого, В. Райху было запрещено заниматься производством и развитием аппарата, но учёный ослушался властей и был арестован. Он умер в тюрьме в 1957 году.

Властям не удалось подавить развитие нового течения в телесно-ориентированной психотерапии – вегетотерапии. После смерти Райха его идеи продолжили развивать сотни других учёных, среди которых были ученики самого В. Райха.

Современное научное сообщество не признаёт вегетотерапию и считает её лженаукой.

Мышечный панцирь

Райх был наблюдательным человеком. Во время практики у доктора Фрейда, Вильгельм наблюдал за его пациентами и заметил, что у людей со схожими проблемами есть физические сходства.

Эти наблюдения привели его к выводу, что характер человека зависит от строения тела. Характер, как утверждал учёный, это не только моральные принципы и мысли, но и привычные позы, жесты, движения.

Каждый человек в течение жизни вынужден подавлять гнев, страх и сексуальное возбуждение. Это приводит к мышечным зажимам в определённых областях тела. Мышечный панцирь, по Райху, это множество хронических зажимов мышц в теле человека. Такой панцирь – это способ защититься от внешнего мира.

Как и Фрейд, Райх делал акцент в своих исследованиях на сексуальность человека. Но в отличие от наставника, Вильгельм считал, что между моралью и инстинктами лежит огромная пропасть, в которой кроется подавленная сексуальность. Он считал, что жизнь в обществе виновата в том, что у людей появляются психологические заболевания. Ведь многие темы для общества под запретом, в том числе и тема секса.

Каждый человек рождается свободным, считал учёный. Но с годами свобода ограничивается всё больше и больше. Виной этому установки и правила:

  • морали;
  • религии;
  • образования.

Оспорить их нельзя, а нарушитель подвергается общественному гнету и порицанию. Из-за этого многие живут, руководствуясь правилом, что выделяться нельзя, нужно быть как все, иначе наказания не избежать.

Семь сегментов мышечного панциря

Когда происходит подавление негативных эмоций, в теле человека возникает мышечный зажим. Если проблема не решается и подавление продолжается длительное время, то зажимов становится много. Тело человека превращается в клетку. Но реагировать на проблемы люди начинают, только когда мышечные зажимы приводят к развитию болезней: деформации осанки, появлению грыжи или опухоли.

Чтобы излечиться, больному нужно постепенно распустить семь сегментов мышечного панциря. Райх называл этот процесс психологическим ростом.

Мышечный панцирь состоит из сегментов, включающих в себя:

  1. Глаза и лоб. Для зажима этих мышц характерны проблемы со зрением. Они возникают, когда человек подавляет страх, не желая видеть то, что вокруг него.
  2. Челюсти, подбородок, затылок. Подавляемая эмоция – гнев или сексуальное возбуждение. Возникает при подавлении крика или плача.
  3. Шея, язык. Подавленный гнев означает, что человеку не дали проявить себя, высказаться.
  4. Грудь, плечи, руки. Зажим возникает при сдерживании всех основных эмоций.
  5. Диафрагма. Удержан сильный гнев.
  6. Спина и живот. Подавлен страх и злость.
  7. Ноги, бедра, таз. Подавлено сексуальное возбуждение.

Наглядное изображение сегментов мышечного панциря

Снятие зажимов должно начаться с глаз и опуститься до таза. При этом тело пациента наполнится жизненной энергией, которую Райх назвал оргонной.

Оргонная энергия

Это жизненная сила. Райх считал, что весь мир пропитан ей. Её основа – это то, что Фрейд называл либидо и сексуальностью. Она свободно циркулирует по телу человека, но только если в теле нет мышечных зажимов. В таком случае естественный поток нарушается, что приводит к болезням и потери чувствительности.

Учёный утверждал, что верным признаком того, что ток оргона в теле нарушен, является невозможность испытывать оргазм всем телом.

Характер человека, по Райху, – это несвобода. Характер – это набор навязанных извне стереотипов и шаблонов. У свободного человека нет:

  • тревожности;
  • страхов;
  • агрессии;
  • сексуальных извращений;
  • взрывного гнева.

К созданию оргонного аккумулятора Райха подтолкнуло открытие того, что окружающий мир полон оргонной энергии. Она есть даже в вакууме. Учёный смог найти её благодаря тому, что оргон создаёт электромагнитное свечение, видимое в синем спектре цвета.

Обнаруженный В. Райхом оргон в вакууме

Оргонная энергия скапливается в сооружениях, выполненных в виде пирамид, полусфер и луковиц. Культовые религиозные сооружения либо выполнены в такой форме, либо имеют такие детали в оформлении.

В. Райх планировал с помощью аккумулятора накапливать полезную энергию извне и направлять её в организм пациента. Учёному удалось вылечить множество людей. Он считал, что прибор способен продлить человеку жизнь.

К сожалению, Райх погиб задолго до того, как человек впервые отправился в космос и смог сделать снимки земли, где отчётливо видно сияние оргонной энергии в атмосфере Земли. Вильгельм считал, что Вселенная была создана оргоном. В конце жизни, помимо лечения людей, он занимался разработкой миниатюрных летательных аппаратов, которые работали бы на бесплатном и бесконечном топливе: оргоне.

В. Райх не раз доказал в течение жизни, что опередил своё время. Возможно, человечеству только предстоит в будущем разобраться с наследием великого учёного.

Вегетотерапия: как распустить мышечный панцирь

Основные техники, которые помогут достичь выздоровления:

  • массажные;
  • дыхательные;
  • психоаналитические.

Техника массажа заключается в сдавливании, скручивании и сжимании зажатых мышц. Чтобы воздействовать на внутренние мышцы, недоступные глубокому массажу, пациент должен покричать, поплакать, изобразить рвоту.

Когда проходит мышечный спазм, удаётся высвободить большое количество оргонной энергии. В памяти пациентов возникают давно забытые эпизоды, которые привели к зажатости мышц.

Дыхательная техника – это альтернатива массажу. Используя глубокое дыхание, пациент насыщает тело оргонной энергией, и она пробивает мышечные зажимы.

Техника психоанализа заключается в обсуждении с терапевтом негативных и травмирующих воспоминаний. В своей работе психотерапевты обычно сочетают все техники. Но помимо них огромную роль играет самостоятельная работа пациента и его желание излечиться.

Упражнения

Помимо оргонного аккумулятора, Райх создал комплекс упражнений, которые помогут каждому желающему научиться контролировать ток оргона в теле. Прежде чем приступить к выполнению, нужно расслабиться.

Комплекс упражнений Райха:

  1. Исходное положение: сесть на корточки.
  2. Подняться и распахнуть глаза.
  3. Двигать глазами по сторонам, вращать, а затем коситься.
  4. Изобразить рыдания.
  5. С напряжением вытянуть губы.
  6. Шамкая ртом, рассказать стихотворение.
  7. Улыбнуться, затем изобразить удивление и отвращение.
  8. Изобразить рвотные спазмы.
  9. Долго кричать или шипеть.
  10. Сесть на корточки и далеко вперёд высунуть язык.
  11. Подняться. Двигать головой, представив, что шею заменила тонкая пружина.
  12. Вернуться в исходное положение и делать глубокие вдохи.
  13. Драться с воздухом руками.
  14. Сильно вдохнуть, представив, что грудь касается потолка.
  15. Танцевать, много двигая руками.
  16. Резко выдыхать диафрагмой, широко открыв рот.
  17. Глубоко дышать.
  18. Лечь на спину и при каждом выдохе стараться коснуться руками стоп.
  19. Лечь на живот. Вдох – поднять голову, выдох – опустить.
  20. Бить воздух животом.
  21. Продолжая бить животом воздух, завести руки за голову.
  22. Опустить руки на пояс и сильно отклониться назад.
  23. Опуститься на четвереньки, представляя себя кошкой.
  24. Лягаться ногой как лошадь.
  25. Лечь на спину. Резко поднимать и опускать таз.
  26. Встать. Одну руку положить на макушку головы, другую – на гениталии. Двигать бёдрами.
  27. Подняться. Переносить вес тела то на одну, то на другую ногу.
  28. Свободно танцевать.

«Губка» Райха

Это упражнение, которое учёный рекомендовал выполнять не реже одного раза в неделю. Оно способно снять напряжение с центров сексуального удовольствия.

Пять стадий «Губки»:

  1. Длится от 5 до 10 минут. Лечь на спину, согнуть ноги в коленях. Поднять таз, тянуться лобком вверх. Поднять пятки и коснуться их кулаками.
  2. Занимает 5–10 минут. Опустить пятки, продолжая тянуться лобком вверх.
  3. Продолжительность от 10 до 20 минут. Поднимать и опускать таз, не касаясь пола.
  4. Длится 5–10 минут. Представить, что в точке ниже пупка разгорается белый свет. Опустить таз, начать сводить и разводить колени.
  5. Отдыхать лёжа в течение 5 минут.

В этом видеоролике показана правильная техника выполнения упражнения «Губка»:

Релаксационная транскамера

Камера Райха – это прибор, который способен излечить пациента от причин, вызывающих болезни, а не от симптомов. Райх утверждал, что при возникновении заболеваний в теле человека нарушаются вибрации определённого органа. Камера приводит внутренние вибрации человека в гармонию.

Её положительное влияние на человеческий организм не раз было клинически зафиксировано и не вызывает сомнений.

Камера Райха в действии

Но, несмотря на это, релаксационная транскамера предана забвению. Причина кроется в разрушенной репутации учёного. Не стоит забывать, что у доктора было много соперников, которые создавали медицинские устройства и были заинтересованы в их успешной продаже.

Что она собой представляет

Первая машина, созданная Райхом, была громоздкой. Его последователи собрали облегчённую копию камеры. Она была выполнена из дерева в виде прямоугольного ящика, куда легко может поместиться человек.

Как сделать своими руками

Конструкция камеры проста.

Для её создания понадобятся:

  • деревянные щиты;
  • железные опилки;
  • органическое волокно (шерсть, волосы, мех).

Из дерева нужно сделать ящик. Волокно смешивается с железными опилками и крепится на стенах ящика листами фанеры.

Принцип работы камеры заключается в следующем: оргонная энергия формируется в органическом волокне и, отражаясь от опилок, поступает в окружающее пространство. Вильгельм Райх советовал проводить в камере ежедневно от 15 до 30 минут. Такая практика способна предотвратить возникновение множества заболеваний и укрепить иммунитет.


Поделиться новостью в соцсетях Об авторе: Денис Дементьев

Для меня эзотерика – это ключ к сердцу, духовная практика. Это желание заглянуть за ширму мира и найти там бездну божественного. Пробудиться. Шагнуть при жизни в огонь, который открывает врата бессмертия, и обрести подлинную свободу.

« Предыдущая запись Следующая запись »

Методика Вильгельма Райха «Распускание панцирей». Курс «Телесная Сказка» в Центре СОЦИУМ.

Вильгельм Райх

Выдающийся австрийский психоаналитик и мыслитель, основатель телесно-ориентированной психотерапии.
Райх вводит понятие «броня» характера, которая проявляется на всех уровнях человеческого поведения: в речи, жестах, позах, телесных привычках, мимике лица, стереотипах поведения, способах общения и т.п. «Броня» блокирует тревогу и не нашедшую выход энергию, цена этого — обеднение личности, потеря естественной эмоциональности, невозможность получать наслаждение от жизни и работы.

Психологические проблемы (по Вильгельму Райху) – следствие застоя в организме биологической (сексуальной) энергии. Подобный застой приводит к напряжению соответствующих энергетических блоков на мышцах. Это напряжение, становясь хроническим, еще сильнее подавляет свободное движение энергетических потоков. Рано или поздно оно приводит к образованию «мышечного панциря», что создает благоприятную почву для развития невротического характера, так как подавляется естественная эмоциональная деятельность человека.

Проводя день за днем, год за годом в подобном корсете, человек становиться все более и более «тяжелым», он скован тем грузом эмоций что таскает на себе в виде своеобразной одежды, панциря. В итоге человек перестает замечать свою скованность и безжизненность, теряет живой интерес к жизни и полностью перемещается в голову где проводит всю свою жизнь. Вильгельм Райх разработал ряд техник позволяющих довести тело до состояния полного изнеможения и, в моменты когда уже совершенно нет возможности удерживать напряжение – как следствие расслабляются и те, давно забытые зажимы, блоки. И тогда, возможно впервые, человек ощущает себя ЖИВЫМ, свободным…

Расслабление такого панциря расковывает человека, делает его более уравновешенным и уверенным. Раскрепощённое тело позволяет как бы сбрасывать в окружающую среду лишнее эмоциональное напряжение. Проявление эмоций в движениях позволяет управлять как первыми, так и вторыми. Эмоции становятся более контролируемыми. Движения обретают выразительность и элегантность.

Для расслабления телесной «брони» Райх разработал ряд специальных техник, включающих в себя:

  • прямые манипуляции с телом;
  • работу по имитированию и провоцированию эмоциональных состояний;
  • выполнение специальных движений и физических упражнений;
  • работу над освобождением звука при эмоциональных напряжениях.

Данная техника предназначена для раскрепощения человека, обретения чувства уверенности, развития элегантности в движениях.
Основным эффектом освоения данной техники таким образом является образование прочной связи между внутренним и внешним состоянием.
Развивает: Качества. Уверенность. Раскрепощённость. Элегантность

Методика предусматривает работу с мышечными панцирями в семи областях.


  1. В области глаз.
    Защитный панцирь в этой области проявляется в неподвижности лба и невыразительных малоподвижных глазах, которые смотрят как бы из-за карнавальной маски. Глаза могут быть наоборот чересчур подвижными, «бегающими». Глазной панцирь сдерживает проявления любви, заинтересованности, презрения, удивления и вообще практически всех эмоций.
  2. В области рта.
    Этот панцирь состоит из мышц подбородка, горла и затылка. Челюсть может быть как слишком сжатой, так и неестественно расслабленной. Этот сегмент удерживает эмоциональное выражение плача, крика, гнева, гримасничания, радости, удивления.
  3. В области шеи.
    Этот сегмент включает мышцы шеи, язык. Защитный панцирь удерживает в основном гнев, крик и плач, страстность, томность, азарт.
  4. В области груди.
    Данный защитный панцирь состоит из широких мышц груди, плечей, лопаток, а также грудную клетку и руки с кистями. Панцирь сдерживает смех, печаль, страстность. Сдерживание дыхания, являющееся важным средством подавления любой эмоции, осуществляется в значительной степени в груди.
  5. В области диафрагмы.
    Включает диафрагму, солнечное сплетение, различные органы брюшной полости, мышцы нижних позвонков. Этот панцирь удерживает в основном сильный гнев и вообще волнение.
  6. В области живота.
    Этот панцирь включает широкие мышцы живота и мышцы спины. Напряжение поясничных мышц связано со страхом неожиданного нападения. Защитный панцирь на боках создает боязнь щекотки и связан с подавлением злости, неприязни.
  7. В области таза.
    Седьмой панцирь включает все мышцы таза и нижних конечностей. Чем сильнее защитный панцирь, тем более таз вытянут назад, как бы торчит. Ягодичные мышцы напряжены вплоть до болезненности. Таз «мёртвый» и не сексуальный. Тазовый панцирь подавляет возбуждение, гнев, удовольствия, кокетство.

Технику полезно использовать в программах развития самовыражения, в том числе актёрского мастерства, тренингах личностного роста, тренингах эмоциональной саморегуляции, в разного рода имиджевых тренингах.

Рекомендуется использовать технику только взрослым людям, достигшим восемнадцати лет.

Вильгельм Райх: по ту сторону осуждения и поклонения

  • Андрей Владимирович Россохин НИУ ВШЭ

Ключевые слова: Райх, психоанализ, теория оргазма, характероанализ, сопротивление, перенос, броня характера, телесная броня, телесно-ориентированная психотерапия, биоэнергетика

Аннотация

Статья посвящена психоаналитическому исследованию жизни и творчества одного из наиболее ярких психоаналитиков начала XX века, «любимого сына» Фрей- да Вильгельма Райха. Будучи блестящим клиницистом, в первый, венский психо- аналитический период своего творчества (1921–1934) Райх разработал важней- шие концепции техники психоанализа, которые продолжают питать его разви- тие вплоть до настоящего времени. Во второй, скандинавский период (1934–1939)Райх заложил основы современного телесно-ориентированного психоанализа и психотерапии. Третий, американский период его творчества (1939–1957) оказал- ся радикальным уходом из психоаналитического и даже психотерапевтического пространства в биоэнергетику и оргонную терапию с использованием сконструи- рованных им аккумуляторов энергии. В статье детально анализируется влияние личной истории и непроработанных внутренних конфликтов В. Райха на всевоз- можные коллизии его жизни и творчества.

Скачивания

Данные скачивания пока не доступны.

Биография автора

Андрей Владимирович Россохин, НИУ ВШЭ

Россохин Андрей Владимирович – титулярный член Парижского психоаналитического общества (SPP), доктор психологических наук, профессор, зав кафедрой психоанализа и бизнес-консультирования НИУ ВШЭ, рук. магистерских программ «Психоанализ и психоаналитическая психотерапия» и «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» НИУ ВШЭ, действительный член Международной психоаналитической ассоциации (IPA), президент Московской психоаналитической ассоциации (MPA), почетный президент Ассоциации психоаналитического коучинга и бизнес-консультирования (APCBC), главный редактор журнала «Журнал клинического и прикладного психоанализа».

Практические техники телесно-ориентированной психотерапии — МИПОПП — Учёба.ру

Методологическая база
Методологической основой программы являются принципы и базовые понятия основных направлений телесно-ориентированной психотерапии (ТОП):
— вегетативная терапия Вильгельма Райха;
— биоэнергетический анализ Александра Лоуэна;
— развитие телесной энергии по системе Моше Фельденкрайза;
— бодинамика Лизбет Марчер;
— биосинтез Дэвида Боаделлы;
— процесс-ориентированная психология Арнольда Минделла.

Темы модулей:
«Введение в ТОП»

— Телесно-ориентированная психология.
— Классика и современность (обзор подходов и направлений от Райха В. до Миндела А.- основные стратегии возвращения жизни в тело).
— Динамическая морфология тела.
— Знакомство с проблемной анатомией Базовые понятия ТОП в теории и практике.
Глубоко о «заземлении» или отношениях с гравитацией.
— Физическое и концептуальное заземление.
— Структура и процесс в ТОП.
— Об этических нормах, обеспечивающих безопасность клиенту и терапевту.
Приемы развития телесно-чувственного осознавания.

«Диагностика в ТОП»

— Диагностические проективные методы в работе с телом.
— Считывание информации с тела глазами. «да», «нет»- соматические ответы.
— Диагностическое «считывание телом».
— Соматический резонанс: мифы и реальность.
— Настройка терапевта на уровне тела на взаимодействие с клиентом в зависимости от его характерологических особенностей и запроса.
— Приемы «отстройки» от клиента.
— Работа с прикосновением, виды прикосновений.
— Показания и противопоказания к работе с прикосновением.

«ТОП в работе с границами»

— Телесные маркеры, как надежный «руль» в осознавании и управлении границами в психотерапевтическом процессе.
— Работа с мышцами, отвечающими за защиту границ.
— Приемы работы с солнечным сплетением в теме границ и защищенности.
— Виды контактов от «слияния» до «сепарации», как история формирования границ.
— Приемы работы с телом при ранних нарушениях привязанности, восстанавливающие границы взрослого человека.

«ТОП в работе с чувствами»

— Контейнирование с точки зрения ТОП.
— Работа с мышцами для усиления телесного контейнера.
— Приемы наращивания контейнера для пиковых переживаний.
— Работа со стыдом, агрессией — возвращение силы и радости в тело.
— Как помочь телу освободиться от «прошлого», работая с движением.
— Приемы использования биосинтетической модели моторных полей в работе со сложными эмоциональными состояниями.
— Безопасность и правила работы с высвобождением чувств.

«ТОП в теме рождения»

— Влияние истории рождения на основные стратегии в жизни человека.
— Маркеры, указывающие на необходимость работы с опытом рождения.
— Знакомство с биосинтетическими методами исследования и коррекции пренатального и родового периодов.
— Связь центрирования с этими периодами.
Техники центрирования.
— Приемы работы с дыханием через прикосновение.
— Введение в бодинамическую модель повторного рождения.

«ТОП в теме сексуальности».

— Основные этапы соматического развития сексуальности с рождения до зрелости.
Диагностика сексуальных нарушений.
— Три уровня сексуальных проблем с точки зрения Д. Боаделлы.
Биоэнергетическая стратегия работы с сексуальностью (А. Лоуэн).
— Телесно-ориентированные приемы, способствующие накоплению и движению сексуальной энергии во всем теле.
— Модель двойного контроля.
— Стресс и секс.
— Терапевтическая мастурбация.
— Понятие о нонконкордантности.
— Техники гармонизации мужской и женской энергии в теле, улучшающие взаимоотношения в паре.

Практика телесно-ориентированной терапии — семинар института “Иматон”

Даты проведения

Ведущий:

Святослав Анатольевич Шех, исполнительный директор, супервизор, эксперт Гильдии психологов, психотерапевтов и тренеров имени профессора В. А. Ананьева, член Общероссийского Совета по психотерапии и консультированию, сертифицированный специалист общества кататимно-имагинативной терапии (MGKB, Германия), практикующий клинический психолог, психоаналитик, телесно-ориентированный психотерапевт (интегративная модель ТОП В. А. Ананьева, процессуальная терапия А. Минделла, методы релаксации, массажные техники, эриксоновская гипнотерапия, экзистенциальная телесно-ориентированная терапия травмы Д. Ингл).

Американский психолог и этнограф Джудит Делажье рассказала на одном из семинаров о своей беседе с африканским колдуном. Тот спросил ее, чем современный человек отличается от людей его племени. Джудит ответила: «Современный человек может чувствовать одно, думать другое, а делать третье». Колдун долго не понимал, что она имеет в виду. Внезапно выражение растерянности на его лице сменилось ужасом. «Джудит, никогда так не делай!» – сказал он, – «Болеть будешь!».

Обретение целостности за счет обращения и возвращения к собственному телу и есть главная цель телесно-ориентированной психотерапии и психотехники.

Программа рассчитана на широкий круг практических психологов, психотерапевтов, медицинских работников.

В результате обучения участники смогут:

  • систематизировать представления о телесно-ориентированной терапии, ее целях, задачах и психотерапевтических возможностях;
  • освоить и использовать в своей профессиональной деятельности разные модели и методы телесно-ориентированной психотерапии.

В программе:

  1. Системы телесно-ориентированной психотерапии и психотехники. Исторический обзор:
    • Психология тела В. Райха.
    • Биоэнергетический анализ А. Лоуэна.
    • Метод Ф. М. Александера.
    • Метод М. Фельденкрайза.
    • Первичная терапия А. Янова.
    • Методы чувственного осознавания.
    • Методы структурной интеграции.
    • Холистический массаж Т. Браунинг.
    • Методы психокоррекции и саморегуляции.
  2. Современные модели психосоматических расстройств:
    • Психодинамически-ориентированные модели психосоматических расстройств.
    • Психофизиологически-ориентированные модели психосоматических расстройств.
    • Телесно-ориентированная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции и психотерапии.
  3. Техники телесно-ориентированной работы. Практикум:
    • Техники мышечной релаксации и саморегуляции.
    • Кинесиологическое ритмирование.
    • Дыхательная саморегуляция.
    • Телесно-ориентированная работа с образами.
    • Техники интеграции.
    • Работа со схемой тела.
    • Телесно-ориентированная терапия Джона Ингла, Э. Джозефа, Л. Зеттла.
    • Техники процессуальной терапии А. Минделла.
    • Модель психотерапевтической сессии с использованием телесно-ориентированных техник и приемов.

Формы работы:

мини-лекции; демонстрации, практические упражнения, супервизия.

Почему технологии не могут изменить образование: Райх, Джастин: 9780674089044: Amazon.com: Книги

«Поскольку пандемия вынуждает так много школьных систем и учебных заведений переходить в онлайн, желание хорошо обучать учащихся с помощью онлайн-инструментов и платформ становится как никогда актуальным. Но, как показывает Джастин Райх в своей новой книге Failure to Disrupt , не существует простых решений или универсальных инструментов, которые могли бы помочь в этом переходе, и многие недавние технологии, которые, как ожидалось, радикально изменили школьное образование, вместо этого использовались таким образом, чтобы увековечить существующие системы и связанное с ними неравенство.» Канвал Сингх , Наука

« На нескольких десятках страниц Райх излагает смущающий цикл скопированных идей, массового ажиотажа, огромных потраченных впустую средств и невыполненных обещаний образовательных технологий ― почему так много инноваций и компаний находят только резко сокращенные и постепенные применения, оставляя образование принципиально неизменным снова и снова … Обязательно к прочтению как для тех, кто инвестирует в образование, так и для тех, кто заинтересован в образовании ». Дерек Ньютон , Forbes

«Я не уверен, что Райх так же известен за пределами образовательной науки и онлайн-образования, как и внутри.Он должен быть… Читать и говорить о «Неспособность разрушить » должно быть предпосылкой для любых крупных институциональных инициатив в области технологий обучения, вытекающих из COVID-19 ». Джошуа Ким , Inside Higher Ed

«Помогает читателям понять системы, работающие с помощью электронных технологий за последние 60 лет: как технологии, поддерживаемые венчурным капиталом, не подрывают»; почему люди предпочитают постепенные изменения в способах обучения, редко меняя педагогику; эта технология — даже если она бесплатна — благоприятствует тем, у кого уже есть привилегии. Ки Сун , KQED

«Его отчет о цифровых технологиях, ни утопический, ни антиутопический, предлагает« руководство для мастеров по обучению в масштабе », чтобы оно соответствовало ― не нарушать сложная система школьного и университетского образования ». Природа

«Райх следует поздравить с написанием важной поправки к нашему общественному увлечению« разрушением »высшего образования.Это тем более разрушительно из-за своей беспристрастности. Не существует дешевого онлайн-решения для предоставления высшего образования мирового класса, отвечающего идеалам и потребностям нашей страны. Все, что предлагается для этого, попирает устоявшиеся ценности: строгость, доступ, равенство и справедливость. Это обязательное чтение для всех, кто хоть немного интересуется настоящим и будущим высшего образования ». Тресси Макмиллан Коттом, автор книги « Нижний Эд: тревожный рост коммерческих колледжей в новой экономике»

«Эта авторитетная книга предлагает замечательное описание различных подходов к онлайн-обучению и возможностей можно ожидать от них.Эта всеобъемлющая, обширная и проницательная книга предлагает исчерпывающий отчет о прошлом, настоящем и будущем обучения с использованием технологий. Если бы вам нужно было выбрать одну книгу, чтобы узнать обо всех вещах онлайн-обучения, это была бы одна ». Джал Мехта, соавтор книги В поисках более глубокого обучения: в поисках переделки американской средней школы

«Если вы уже решили, что образовательные технологии — это утопия или антиутопия, в этом нет необходимости прочтите эту ― или вообще любую книгу.Но если вы желаете четкой, сбалансированной и проницательной оценки диапазона образовательных технологий, книга Джастина Райха проинформирует вас и порадует вас ». Ховард Гарднер, автор книги « Фреймы разума: теория множественного интеллекта»

«Технологии в обучении связаны с высокими экономическими и культурными издержками. В игре компромисса между эффективностью и человеческим развитием исследования остаются критически важной линзой для принятия решений. Эта исключительная книга — лучший доступный в настоящее время ресурс, который поможет читателям понять неэффективность технологий в классах, что необходимо сделать, чтобы оказать реальное влияние, и критическую важность образования как сообщества.” Джордж Сименс, исполнительный директор лаборатории исследований инноваций в обучении и сетевых знаний, Техасский университет в Арлингтоне

Джастин Райх — профессор по развитию карьеры в компании Mitsui по сравнительным медиа-исследованиям и директор лаборатории обучающих систем Массачусетского технологического института. Он является ведущим подкаста TeachLab и писал об образовании и технологиях для Education Week, New Yorker, The Atlantic, Washington Post, и Science .

Видео: Джастин Райх, «Неспособность разрушить: почему одни технологии не могут изменить образование»

В 2000-х и 2010-х евангелисты образовательных технологий обещали, что новые средства обучения изменят школьное обучение и образование. Затем пандемия закрыла школы по всему миру, и онлайн-обучение столкнулось с поворотным моментом, оставившим большую часть разочарования мировой общественности. Вместо адаптивных наставников, искусственного интеллекта, МООК или других новых технологий большинство учащихся получили электронные рабочие листы по системам управления обучением и лекторов ZOOM. Неспособность разрушить: почему одна технология не может изменить образование исследует недавнюю историю технологий крупномасштабного обучения, чтобы объяснить, почему технология обеспечивает такую ​​неравномерную поддержку — полезную в некоторых контекстах, но не в других, для одних людей, но не для других — учащихся. Книга завершается рассмотрением четырех пока еще неразрешимых дилемм, которые исследователи и дизайнеры изучающих медиа могут использовать для выявления постоянных проблем в использовании технологий для ускорения обучения людей.

Джастин Райх — профессор по развитию карьеры в Mitsui Comparative Media в Массачусетском технологическом институте и директор лаборатории обучающих систем Массачусетского технологического института.Он является ведущим подкаста TeachLab, автором книги Failure to Disrupt: Why Technology Alone Can’t Transform Education от Harvard University Press, а также инструктором шести массовых открытых онлайн-курсов по EdX, доступных в Открытой библиотеке обучения Массачусетского технологического института. .

Подкаст-версия выступления профессора Райха доступна на Soundcloud.

Ниже приводится стенограмма, созданная Otter.ai, с исправлениями, внесенными человеком во время и после.По любым ошибкам, пропущенным человеком, обращайтесь по адресу [email protected]

Скот Остервейл 00:33

Передайте слово Эрику Клопферу, который представит сегодняшнего докладчика.

Эрик Клопфер 00:37

Спасибо, Скотт. Итак, я кратко представлю Джастина, который сегодня будет говорить о «Неспособности нарушить», своей новой книге об образовательных технологиях и ее неспособности нарушить образовательную практику. А Джастин здесь профессор сравнительных исследований СМИ и письма.А до этого он был исследователем и преподавателем в Массачусетском технологическом институте. Так что он был связан с сообществом в течение многих лет, я делаю, что он ранее преподавал мои учебные курсы и руководил нашим, нашим партнерством с Академией Вудро Вильсона в течение нескольких лет, Джастин выполнял работу, которую я думаю назвал бы своего рода здоровым скептицизмом в отношении образовательных технологий, поскольку, я думаю, большую часть своей карьеры, включая его докторскую работу и большую часть его недавних работ. И, вы знаете, это своего рода взгляд на образовательные технологии, который является одновременно обнадеживающим и критическим с точки зрения того, как они в конечном итоге влияют на практику преподавателей, а также на жизни многих учащихся. в образовательных системах.Джастин руководит здесь нашей лабораторией обучающих систем, которая занимается множеством вопросов профессионального развития учителей, используя внедрение образовательных технологий, равенство в образовании и инновационные практики для обучения как нынешнего, так и следующего поколения учителей. На этом я передам это Джастину, и спасибо, что пришли на коллоквиум сегодня, Джастин.

Джастин Райх 02:09

Спасибо, Эрик. У нас есть отличные инструкторы, преподаватели письма, которые помогают нам вести уроки медиа-исследований для студентов Массачусетского технологического института.И они пытаются помочь студентам в области медиа исследований подумать о том, как выглядит аргументация и медиа исследования. И один из способов, которыми они это описывают, — это сказать, что есть производители средств массовой информации и аудитории средств массовой информации, и они каким-то образом взаимодействуют через средства массовой информации в более широком социальном контексте. И все может быть намного сложнее. Производители могут стать потребителями, потребителями, производителями и т. Д., Но это так, но у многих распространенных аргументов есть своего рода фундаментальная структура.И я бы сказал, что многие мои работники также заинтересованы в этой модели. Что есть люди, которые берут и продвигают СМИ в качестве преподавателей, а есть люди, которые потребляют эти СМИ как учащиеся. А иногда передают туда-сюда. В каком-то более широком контексте. Знаете, то, что отличает меня как ученого-ученого от других ученых, изучающих средства массовой информации, заключается в том, что я склонен остро интересоваться тем, как это взаимодействие влияет на человеческое развитие? Как учащийся развивает новые способности? Как они могут делать вещи, отличные от того, что они делали раньше, на основе этого взаимодействия? И я надеюсь, что одним из выводов этого разговора станет то, что я представлю вам несколько способов, которыми я вижу область образовательных технологий как ученый, обучающийся, и я надеюсь, что люди будут задавайте вопросы с точки зрения изучения средств массовой информации и дайте вам знать, чтобы аспиранты находили связи с чтениями и другими вещами.Вы работаете с преподавателями, исследования и другие практики, которые, как вы видите, уместны. И мы посмотрим, сможем ли мы таким образом установить какие-то связи.

Итак, я начал свою работу с того, что за последние 20 лет люди сделали несколько действительно необычных заявлений о том, как новые медиа могут изменить ландшафт образования.

В 2009 году профессор Гарвардской школы бизнеса Клей Кристенсен предсказал, что к 2019 году, в прошлом году, половина всех курсов средней школы в Соединенных Штатах будут онлайн или смешанными, что их проведение будет стоить на треть меньше, и они будут производить лучше. результаты обучения.

В 2012 году, когда массовые открытые онлайн-курсы начали бурно развиваться в высшем образовании, edX и Coursera Udacity Себастьян Трун, основатель Udacity, сказал, что 50 лет назад в мире осталось всего 10 высших учебных заведений. Они будут, знаете ли, концентрированным набором мега-университетов, предоставляющих лучший в мире учебный контент по всему миру, и Udacity может быть одним из них

Сал Хан в 2011 году, Ted Talks сказал: «Давайте использовать видео, чтобы заново изобрести образование, давайте предложим отдельным ученикам сесть перед компьютерами, давайте создадим для них индивидуальную схему обучения математике, которая будет как бы оптимизирована для их индивидуальной скорости обучения.И у нас по-прежнему будут ученики, учителя и тому подобное. Но в основном они собираются вместе, чтобы делать интересные проекты и, знаете ли, размышлять над тем, что они изучают, и строить сообщество, но своего рода развитие навыков будет происходить с помощью этих машин.

А затем в 2013 году Сугата и Митра выиграли приз TED Prize за свое предложение о том, что нам больше не нужны даже школы или образовательные учреждения, что мы могли бы просто дать детям ноутбуки и широкополосное соединение. И без какой-либо институциональной поддержки они могли научиться чему угодно сами.А в начале этого года мир был поражен глобальной пандемией, и 1,6 миллиарда учеников были отправлены домой. И в какой-то степени вы можете подумать, что это был момент, когда образовательные технологии были готовы к пандемии, я имею в виду, что до пандемии образовательные технологи должны были представить, что у них есть набор предложений, которые были бы лучше. чем существующая традиционная система образования. Но им даже не нужно было больше заявлять об этом. Им просто нужно было заявить, что они могут предложить лучший опыт обучения, а затем, вы знаете, система, препятствующая пандемии, в середине чрезвычайного поворота к дистанционному обучению.И я думаю, что в течение последних 20 лет одной из причин, по которым аргументы технологов в области образования о преобразующем потенциале Learning Media были настолько сильными, было то, что мы видели, как эти преобразования произошли в других секторах. Журналистика была коренным образом изменена СМИ, правительства и гражданские СМИ находятся в процессе трансформации.

Слово «друг» означает нечто иное, чем когда я рос, встречаясь с нашими отношениями. Я имею в виду, что некоторые из наших самых интимных переживаний опосредованы технологиями, в частности социальными сетями, по-новому.Разве не логично, что то же самое не должно происходить и в образовании? Например, почему образование должно отличаться от любого другого сектора? Но я думаю, что большинству из вас известно, что произошло во время пандемии, а именно, образовательные технологии не подходят для того, чтобы спасти всех нас, вы знаете, пламенеющая лошадь и крылатая лошадь. На самом деле, я думаю, что большинство людей, большинство семей, особенно дети младшего возраста, но я думаю, что многие люди с высшим образованием испытали что-то, начиная от вроде, этого достаточно до вау, это действительно катастрофа для нас и для наших семей .И на самом деле, две технологии, я думаю, две самые известные технологии пандемии — это две самые старые технологии, которые у нас есть.

Итак, я бы сказал, что две технологии, которые доминировали в пандемии, — это системы управления обучением, которые в основном представляют собой платформы, которые позволяют людям передавать друг другу документы вперед и назад. Толстый холст Schoology Google Classroom. Это было теоретически в 60-х и 70-х годах. Они были коммерциализированы в 1990-х, в 2000-х они сделают открытый исходный код.И еще одна, вы знаете, возможно, доминирующей технологией пандемии было то, что в 1930-х годах, когда она была представлена, называлось видеотелефонией, а теперь называется видеоконференцсвязью. И я думаю, что то, что мы видели как в высшем образовании, так и в образовании K 12, было, вы знаете, серией коллективных актов консерватизма, консерватизма малого c, подобных которым мы никогда больше не увидим в нашей жизни, столкнувшись с резко меняющимися обстоятельствами. Знаете, большинство профессоров, как будто отошли от кафедр и сели перед видеокамерами в домашнем офисе, и продолжали преподавать, знаете ли, примерно так же, как они учили раньше, несмотря на все преобразования, происходящие в мир, и несмотря на обещания людей, что технологии изменят эти отношения даже в нормальные времена, не говоря уже о временах пандемии.Итак, моя задача как автора этой книги — объяснить, почему эти аргументы трансформации могут быть такими податливыми, временами могут быть столь убедительными. Но также аргумент состоит в том, что они не должны быть такими убедительными, потому что они обычно не соответствуют действительности, и что есть более продуктивные позиции, которые можно занять в отношении роли технологий в школах.

В прошлом году, перед пандемией, Сал Хан дал интервью небольшому торговому журналу под названием «Эта администрация». Так что я уверен, что миллионы людей видели выступления Сала Хана на TED Talks, я обещаю вам, что это интервью было похоже на меня и еще четырех человек.В журнале районной администрации выясняется, что за последнее десятилетие Сал Хан не только построил Академию Хана, эту библиотеку видео по учебным темам, адаптивного наставника и другие инструменты, но и построил обычную личную школу. . Как частная школа, я думаю, что она находится в районе Кремниевой долины, ее посещение стоит от 20 до 25 000 долларов в год. И его наблюдение после долгой работы над этим проектом заключалось в том, что теперь, когда я управляю школой, я вижу, что некоторые из этих вещей не так просто выполнить по сравнению с тем, как это звучит теоретически.И его новый аргумент заключался в том, что на самом деле это было лучше, что Академия Хана не изменит отношения в школах, у нас не будет учеников, которые тратят все, что вы знаете, большую часть своего времени на развитие навыков. через эти индивидуальные пути. И в конце своего развития навыков они собираются вместе для насыщенного и сложного обучения на основе проектов. Вместо этого модель, которую он рекомендует, состоит в том, чтобы учить тому, как вы учили, четыре дня в неделю, а затем использовать Академию Хана для решения своих практических задач один день в неделю.И он говорит, что это выполнимо, это послушно. И это также имеет некоторые преимущества для студентов, изучающих математику.

Гм, что сильно поразило меня в этом аргументе, так это то, насколько он был невероятно хорошо обоснован. Так что вы можете вернуться в 1990-е годы. Вот статья 1997 года, опубликованная Кеном Кёдингером из Университета Карнеги-Меллона, где в школах Питтсбурга проделали то же самое. Они создали серию когнитивных репетиторов, адаптивных репетиторов, которые реагировали на ответы учеников и давали им все более сложные задачи по математике или их правильную последовательность.И они сказали учителям использовать его три или четыре дня в неделю, я думаю, они сказали ему использовать его три дня в неделю, или они сказали ему использовать его один-два дня в неделю и учить регулярно, три или четыре дней в неделю. И они заканчивали тем, что использовали его один день в неделю. И они обнаружили те же вещи, которые Сал Хан обнаружил 25 лет спустя, а именно: если у вас есть люди, которые преподают регулярно, четыре дня в неделю, а затем используют адаптивных наставников в качестве практических задач один день в неделю, это срабатывает. немного лучше, чем было раньше.Вы знаете, еще один способ сформулировать это — это то, что вроде Академии, я думаю, собрано от 100 до 50 миллионов долларов на благотворительную поддержку за последние восемь или девять лет. И вы знаете, что они узнали из этих инвестиций, вы могли бы узнать из этого, посетив библиотеку.

Итак, когда я сравниваю Сал Хана в 2011 году с Сал Ханом в 2019 году, я вижу два разных взгляда на образование и технологии в действии. И за последние два десятилетия. Одной из самых сильных позиций была харизматическая позиция, и я позаимствовал этот термин у Моргана Эймса, который провел действительно прекрасную антропологию программы «Один ноутбук на ребенка», которая была размещена в медиа-лаборатории здесь, в Массачусетском технологическом институте.И она написала книгу под названием «Машина харизмы». И говорил о харизматичных технологах, людях, которые видят в технологиях инструменты, которые могут разрушить, трансформировать и перестраивать существующие системы, и которые представляют себе будущее, которое будет совершенно новым и другим из-за новых технологий. И она сравнивает это с тем, что я вижу у Сала Хана в 2019 году. С той позицией, которую она извлекает из книги двух историков Дэвида Таяка и Ларри Кьюбана, которую она назвала «возни к утопии».И с позиции переделки предполагается не то, что новые технологии разрушат и трансформируют образовательные системы, а скорее то, что эти существующие консервативные сложные политические системы будут одомашнивать новые технологии, они возьмут новые технологии и разместят их в определенных нишах для определенных учащихся. , конкретные контексты, конкретные темы, и что будущее во многих отношениях можно рассматривать как продолжение тенденций из истории, которые меняются, но они не меняются разрушительно.Они меняются постепенно. Они меняются шаг за шагом. И в некотором смысле неспособность книги помешать работе, как вы знаете, похожа на любовное письмо мастерам или страстный призыв почтить и уважать работу мастеров. И это означает, что эта харизматическая позиция приводит нас к циклам взлетов и падений вокруг образовательных технологий, в которых мы не распределяем наши ресурсы.

И, напротив, есть способы, которыми технологии могут помочь улучшить существующие системы обучения.Но они, как правило, не прорывы, как и многое другое в человеческом развитии, они, как правило, делают несколько шагов вперед и пару шагов назад и как бы безумно медленно тянутся. Но возможно, в конечном итоге, вы знаете, это приведет к улучшениям или потенциальным улучшениям в человеческом потенциале, или, по крайней мере, если мы собираемся инвестировать в образовательные технологии, это то, что нужно для этого. Итак, первая половина книги представляет собой своего рода обзоры того, что, на мой взгляд, является одной из самых полезных дисциплин для личной дисциплины Тинкера, которая должна исходить из предположения, что любая новая технология находится в какой-то истории.И если мы что-то знаем об этой истории, мы можем сделать довольно хорошие предположения о том, как будет работать новая технология.

Итак, чтобы проиллюстрировать этот принцип, я рассмотрю набор технологий, которые я называю обучением в масштабе, учебную среду для многих, многих учащихся и нескольких экспертов, которые будут ими руководить. Как правило, образовательные технологии, евангелисты не продвигают калькуляторы как преобразующие инструменты преподавания и обучения. Потому что нет ощущения, что калькулятор сам по себе предоставляет вам персонализированный, индивидуальный учебный план, который можно масштабировать на многие миллионы людей.Но есть и другие технологии, которые мы создали, в которых проповедники образовательных технологий дали такое обещание. И они, как правило, делятся на три разные категории. И вы можете определить эти категории по тому, кто руководит последовательностью учебной деятельности. Итак, существуют учебные среды, в которых инструктор выбирает предложенную последовательность действий. И это такие вещи, как массовые открытые онлайн-курсы. Существуют крупномасштабные учебные среды, управляемые алгоритмом, такие как адаптивные репетиторы, в которых вычислительный алгоритм измеряет успеваемость учащихся по некоторому измерению.И на основе этой меры выберите какое-нибудь новое учебное задание, которое будет предложено учащемуся. И есть сообщества сетевого обучения, которыми руководят и руководствуются коллеги. Вы знаете, в Массачусетском технологическом институте я использую пример языка программирования Scratch и сообщества, где опыт обучения Scratcher в значительной степени определяется сообществом коллег, с которыми они взаимодействуют. На платформе Scratch почти все мы тем или иным образом участвуем в подобных сетях, если вам интересно, как сделать макияж на лице новыми способами, или как укладывать волосы, или как пройти уровень видеоигра, или как делать разные поделки.Если вы смотрите видео, публикуете изображения, читаете обсуждения Reddit, вы, вероятно, участвуете в одной из таких сетей. У каждого из этих трех жанров есть своя история. У них, как правило, схожие педагогические наклонности, они, как правило, используют похожие, понимаете, термины разработчиков программного обеспечения, своего рода похожие технологические стеки.

Итак, первое и второе, что для большинства из них у нас есть своего рода послужной список эффективности. В качестве примера можно привести исследование Кена Кёдингера в 1997 году и прокламации Сала Хана в 2019 году, которые указывают на то, что, как вы знаете, мы, люди, пытаемся учить других людей с помощью компьютеров, пока у нас есть компьютеры.Это не новая область. Это 60-летнее предприятие, которое осуществляется при существенном финансировании супер-умными людьми из исследовательских лабораторий по всему миру. И поэтому, если вы найдете новую технологию обучения, я утверждаю, что вы можете как бы задать этот вопрос, кто руководит здесь последовательностью учебных действий, и вы можете увидеть, как это как бы вписывается в один из этих трех жанров. И если вы знаете что-то об уличных трех жанрах, вы можете хорошо догадаться о том, как новые технологии повлияют на будущее.Думаю, я не буду уделять этому много времени, хотя мы можем вернуться к этому. за исключением того, что, вы знаете, например, я думаю, что жанры технологий обучения, основанные на инструкторах и алгоритмах, обычно вдохновляются педагогикой, делающей упор на прямое обучение, и экспертами, передающими информацию новичкам, тогда как, напротив, обучение под руководством коллег. окружающая среда, как правило, интересуется педагогикой ученичества, где вы учитесь не столько на основе полученной мудрости экспертов, сколько через процесс пробных вещей, взаимодействуя с другими, делясь своим опытом.Здесь в среднем слоте я указываю некоторые технологии, которые, на мой взгляд, являются довольно общими для этих жанров.

Так, например, большинство адаптивных наставников на самом деле состоит из двух основных частей. У них есть автогрейдер, и он позволяет нам определять уровень производительности человека, чтобы мы могли выбрать некоторые другие задачи. И почти все они, какими бы причудливыми они ни казались, сколько бы миллиардов ячеек данных они ни собирались собрать, неважно, насколько вы знаете, алгоритмы или параметризацию, которые, по их утверждениям, заложены в их основу, почти все они используют вариант статистического инструментария, который называется теорией ответа на вопросы.Теория ответов на вопросы была разработана Службой образовательного тестирования в 1980-х годах. И я вам сейчас это опишу. Но я беру, может быть, три страницы книги, чтобы описать это читателям, причем с той точки зрения, что это не является непреодолимым.

Это не невероятно сложно, и в этом евангелисты образовательных технологий часто пытаются убедить нас, что фундаментальные строительные блоки этого хорошо известны. И они обычно старые, знаете ли, если вы увидите что-то вроде родстера Ed Tech, приближающегося к вам, например, приподнимите капот, и вы увидите что-то вроде: «О, это довольно старый двигатель, или это довольно старое шасси», или здесь есть несколько хорошо зарекомендовавших себя произведений.И если мы поймем эти хорошо зарекомендовавшие себя элементы, то сможем сделать некоторые хорошие предположения о том, как новая технология будет работать в будущем. Или мы можем идентифицировать части новой технологии, которые на самом деле являются явно новыми, например, очень маловероятно, что все, что мы создали, будет переосмыслять, вы знаете, педагогику, над которой мы работали. тысячи лет в нашем обществе. Но, возможно, у них есть какие-то особенно интересные настройки. И если вы можете определить эту особенно интересную настройку, вы можете думать об этом как о месте для изучения, исследования и других вещей.Нет, и я могу поговорить более подробно и сделать в книге о том, как я думаю, что глава математического отдела должен изучить эту историю технологий при принятии решения о том, как внедрить новую часть математического программного обеспечения в своей школе, как проректор по информационным технологиям может сделать это, как исследователь может определить, какие существуют интересные проблемы, как дизайнер может подумать о том, как подойти к разработке нового программного обеспечения.

Итак, во второй половине книги я пытаюсь решить, как заставить щелчки работать, и это то, что я призываю к пока еще неразрешимым дилеммам для проблем, которые возникают вовремя.И снова, во всех этих различных жанрах технологий, проблемы, которые, если бы люди интересовались технологиями на разных уровнях, спонсоры, разработчики, исследователи, разработчики, учителя, студенты, если бы мы думали об этих проблемах творчески, если бы мы были усердными о попытках решить их, это будет нашим лучшим шансом найти путь к успеху. И они, и проблемы возникают из трех ключевых особенностей образовательных систем. три ключевые особенности этих систем, которые, на мой взгляд, действительно важны для понимания того, почему технологии не приводят к разрушению общества, изменяющему изменения в образовании, как это происходит в других областях.И первая часть образовательного ландшафта состоит в том, что образование чрезвычайно сложно, почти непостижимо. Где-то сегодня был учитель, учитель наук о Земле в седьмом классе, который основал новый блок по тектонике плит. А где-то еще был воспитатель детского сада, который во время видеоконференции с увеличением пытался объяснить ученикам, как открыть новую вкладку в браузере или как завязать шнурки. А где-то еще был продвинутый класс китайского языка, который преподавался в гуманитарном колледже где-то еще, и вы знаете, а потом где-то еще есть двухлетняя программа на получение степени, где люди учатся быть техниками-радиологами, вы знаете , и дело не только в том, что эти предметные области и эти контексты различны.Но то, что вы делаете, взаимодействуете со своими учениками изо дня в день, контент, который вы охватываете, навыки, которые вы используете, — они постоянно меняются в течение 180 дней учебного года K 12 или 28 недель двух семестров. высшего образования. Чрезвычайно сложно представить себе, как можно создать технологии для решения всех этих разнообразных задач.

И действительно, технологии, которые у нас есть, очень неровные. Они хорошо работают в одних обстоятельствах, но не работают для одних людей, но не работают для других, в одних контекстах, в одних предметах, но не для других.И я думаю, что это одно из тех фундаментальных недоразумений, которые часто возникают у людей, когда они предсказывают радикальные изменения, связанные с образовательными технологиями. Они воображают, что наши технологии и я не нашли здесь подходящей метафоры, но они похожи на бульдозеры или швейцарские армейские ножи, они вроде как все очищают или все делают. Но наши технологии не такие. Они решают очень частные проблемы. Как правило, они похожи на очень специфические колышки на голову. И сложность образования такова, как многообразный, огромный обширный ландшафт, состоящий из множества и множества различных дыр.И наша система образования, особенно здесь, в Соединенных Штатах, но определенно во многих других местах в мире сформирована глубоким неравенством. Мы предоставляем учащимся в их школах и учащимся в их домах ресурсы очень, очень разного уровня, с помощью которых можно подойти к задаче образования. И это формирует каждую часть нашей системы образования. И, безусловно, одни из самых печальных мыслей и размышлений о пандемии — это то, как она выявляет и усугубляет это неравенство.

Итак, я кратко расскажу об этих четырех дилеммах. А потом, может быть, я ненадолго остановлюсь и посмотрю, какие вопросы или мысли есть у людей. Но вот четыре типа вещей, которые, как мне кажется, интересуют ли вы сетевые обучающие среды, обучающие игры, адаптивные репетиторы или MOOC, я думаю, что это проблемы, которые как бы пересекают эти разные виды подходов. к обучению в масштабе. Итак, один имеет дело со сложностью, и я называю это проклятием знакомого.Если вы создадите технологию, которая знакома людям, вы сможете принять эту технологию. Наиболее широко используемой технологией, образовательной технологией, может быть, в американских школах, является инструмент под названием Quizlet, который был создан бросившим курс Массачусетского технологического института, бывшими учениками Эрика и этого потрясающего парня. А Quizlet позволяет создавать онлайн-карточки. А когда вы посмотрите на работу веб-сайта Quizlet, вы сразу поймете, что происходит, вы поймете: «О, это флешка». Я собираюсь написать вопрос на одной стороне и ответить на другой, я собираюсь проверить себя, я поделюсь колодами с другими людьми.Это карточки, потому что они мгновенно узнаваемы, они могут распространяться очень и очень широко. Но если бы мы сели кучу экспертов по американской системе образования и спросили себя, типа, каковы настоящие проблемы, с которыми мы сталкиваемся здесь в образовании с неравенством? С вызовами будущего рынка труда? Над чем нам действительно нужно работать? Я думаю, что очень немногие эксперты дадут ответ, например, у нас действительно не хватает карточек в школах, как будто нам действительно нужно улучшить доступ к карточкам для детей в Соединенных Штатах.Новые карточки удобны, но, поскольку они не предлагают каких-либо существенных изменений в способах взаимодействия учителей и учеников друг с другом с контентом, они вряд ли приведут к существенным улучшениям. Они получают определенное количество недостатков и помогают ученикам лучше запоминать некоторые вещи. Но они есть, они не открывают новые пути преподавания и обучения. Напротив, мы создаем вещи, которые открывают новые пути к преподаванию и обучению. Пользователи часто считают их запутанными.Поэтому, если мы создаем вещи, новые технологии, включающие альтернативную педагогику, или создаем новый распорядок или отношения между учителями и учениками, это часто приводит к путанице учителей и учеников. И эти вещи иногда с энтузиазмом внедряются в небольших нишах, но очень редко распространяются на системы. В тех случаях, когда у нас действительно есть некоторые из наших самых интересных технологий, мы как бы попадаем в школы и начинаем распространяться и начинаем менять способы преподавания и обучения, они, как правило, делают две вещи.

И именно здесь во второй половине книги я попытался предложить, знаете ли, какие-то не совсем простые решения. Но некоторые подходы к решению этих неразрешимых дилемм. Как правило, сначала их можно использовать знакомыми способами, а затем открывать новые возможности. Таким образом, Quizlet очень просто использует дидактические карточки, но на самом деле не ведет вас никуда, кроме дидактических карточек. У меня есть коллеги, которые создали этот графический калькулятор под названием Desmos, который на первый взгляд просто делает все, что калькулятор ti 84 делает на вашем компьютере бесплатно.Но кроме этого, есть целый набор способов использования этого графического программного обеспечения, которое позволяет использовать совершенно другой подход к преподаванию, обучению и математике. И поэтому он встречает людей в знакомом месте и уносит их в другое место. И второе, что люди делают, когда успешно преодолевают проклятие знакомого, и это своего рода тема, которая проходит через провал книги. И многие из моих текущих критических замечаний по поводу того, как мы решаем проблему онлайн-обучения во время пандемии, сводятся к тому, что люди, которые хорошо разбираются в технологиях и распространяют их, а также новые педагогические методы распространяются вместе с ними.Они не думают, что новые идеи будут путешествовать вместе с технологиями. Они предполагают, что им необходимо вовлечь сообщества преподавателей, учителей и учащихся в педагогические исследования того, как делать новые вещи. Итак, вы знаете, лаборатория MIT Media, они создали скретч-лабораторию, но они также находятся в процессе создания этого гигантского аппарата для обучения людей во всем мире. Какие педагогические приемы вычислительного творчества связаны с царапиной, потому что царапина сама по себе, если вы как бы бросите ее в школы, она будет, знаете ли, одомашнена этими школами для обычного преподавания и обучения.Но это дает возможность людям запомнить И эти идеи, но только если преподаватели, студенты и сообщества получат поддержку в этом обучении и переосмыслении, вы знаете, это способ размышления о масштабировании новых идей, не через распространение технологий, а через создание движений, через построение сообществ посредством того, что мы видим в других формах социальных движений. Второй вызов, который я называю edtech, — эффект Мэтью. И эффекты Матфея обычно наблюдаются в социологии, они, вы знаете, это происходит из строки в книге Матфея, которая перефразирует, например, он дал много, гораздо больше, а тот, у кого есть немного больше, будет отнят.В сфере образовательных технологий постоянно говорится о том, что новые технологии будут демократизировать образование, что они сделают образование более бесплатным, более справедливым, более справедливым, — отметил мой коллега Ларри Кьюбан, почетный профессор Стэнфордского университета. о том, как эти аргументы восходят к временам радио, — это великая книга под названием «Учителя и машины», в которой у него есть фотография группы молодых людей, сидящих вокруг радиоприемника, размером с маленького ребенка, знаете, одного из большие стоячие юниты, и подпись: «С радио» неблагополучная школа становится привилегированной.И вы все знаете, что радио, знаете ли, не устранило неравенство, которое имеет место между нашими школами и Соединенными Штатами, и что другие технологии, которые мы разрабатываем самостоятельно, не будут приносить непропорционально большую пользу спортсмену, потому что у этих людей есть финансовые и финансовые возможности. социальный и технический капитал для использования новых инноваций. И только с помощью целенаправленных усилий по-настоящему подумать о том, как бы выглядело создание технологий, которые закрывают пробелы, а не разводят нас дальше друг от друга? с помощью таких вещей, как наши технологии, вы знаете, можем ли мы измерить и оценить или наблюдать, как люди из разных слоев общества и жизненных обстоятельств по-разному используют технологии?

Трагическая вещь, которую мы собираемся исследовать в течение следующего года и изучать по-разному, заключается в том, что к белым детям в американских школах и черным детям в американских школах не будут относиться так же при увеличении масштаба, как к поведению. из всего, что вы знаете, субъективно неадекватное поведение чернокожих студентов при вызовах масштабирования будет контролироваться способами, которые не подходят для белых студентов.И если мы не найдем способов взглянуть на то, что происходит во время текущей пандемии, и посмотреть на это через призму того, как люди с разным происхождением и жизненными обстоятельствами по-разному воспринимают технологии, то мы упустим возможность узнать о них. вещи и выяснить, как мы могли бы решить их. Третья проблема связана с неравномерностью, которая является ловушкой рутинной оценки, заключающейся в том, что многие из наших крупномасштабных технологий обучения зависят от автоматизированной оценки.И у нас есть некоторые области, в которых мы проводим действительно хорошую автоматическую оценку, и некоторые области, в которых мы этого не делаем, если вы задаете кому-то вопрос с четко определенным правильным ответом, вычислительный вопрос, вопрос в физической системе, где хорошо действуют законы физики. определены, мы можем создать хорошие автогрейдеры, которые будут оценивать эти ответы учащихся. Одна из областей, в которых мы создали самые впечатляющие автогрейдеры в области компьютерного программирования, где профессора и учителя информатики могут поручать своим ученикам писать компьютерные программы, которые должны решать определенные инженерные задачи.И они могут создавать компьютерные программы, оценивающие эти задания. И когда вы можете делать это автоматически, вы можете создавать системы, в которых люди в удобном для них темпе и в свое время могут участвовать в процессе обучения, получать обратную связь от автоматизированной системы, быть мотивированными и вдохновленными своим прогрессом или получать поддержку от различных видов деятельности. обратная связь, а затем продолжить и двигаться вперед в своем обучении. Есть много областей, в которых мы не можем делать это очень хорошо, вероятно, самая важная из них заключается в том, что у нас действительно нет хороших инструментов для оценки письма, для оценки способности людей рассуждать на основе свидетельств.Это проблема, потому что многое из того, что мы преподаем в системе гуманитарного образования, — это обоснование доказательств.

Пожалуй, наиболее проблематично то, что то, что мы умеем создавать компьютеры, для оценки, как правило, — это те вещи, в которых компьютеры уже хороши. Это четко структурированные, в высшей степени рутинные задачи, и, возможно, нам больше не нужно, чтобы люди так много делали. Напротив, те вещи, в которых люди имеют конкурентное преимущество перед машинами на рынке труда или что-то вроде эквивалентной концепции контактов в гражданской сфере, являются областями, в которых у нас нет очень хорошей автоматизированной оценки.Итак, вы знаете, проблема в том, что мы действительно хорошо умеем создавать системы оценки для вещей, которые нам больше не нужны. И это не потому, что нет умных людей, которые работают над этой проблемой. Десятилетия работы очень, очень умных людей в технологических компаниях и университетах вложили в эту задачу всевозможные ресурсы. И вместо того, чтобы иметь, знаете ли, какой-то закон Мура, вроде экспоненциального роста и улучшения, за последние десятилетия мы добились очень и очень небольшого прогресса.

И я думаю, что это должно дать нам некоторую смиренность и осторожность в отношении наших прогнозов на будущее для многих евангелистов образовательных технологий, это будет, мы сделаем прогноз, а затем, когда он не сбудется, они скажут, добавьте просто нам просто нужно немного подольше. Томас Эдисон в 1913 году сказал, что через 10 лет все учебники будут заменены фильмами, которые он продюсирует. А затем в 1923 году он выступил, я думаю, перед FCC. И он привел аналогичный аргумент, за исключением того, что он сказал: «Ну, на самом деле, это займет 20 лет, но может случиться так, что все учебники будут заменены на диафильмы.И мы до сих пор не заменили, знаете ли, 100 лет спустя все учебники видеоматериалами, потому что оказывается, что печать — довольно хорошее средство для обучения множеству разных способов. Затем последняя задача, которую я обозначил, заключается в том, что если вы тот, кто увлечен созданием и улучшением программных платформ, вас, вероятно, очень интересуют большие объемы данных, которые могут собирать эти системы. А затем возможность быстро проводить эксперименты, которые позволят вам проверить, как изменения в программной платформе влияют на опыт людей.Вы знаете, с этим связаны всевозможные нормативные вопросы. И есть все виды вопросов культурной политики. В обществе есть какое-то чувство, что если я пойду на Amazon, чтобы купить книгу, они смогут собрать некоторые данные о моем опыте там. И это, знаете ли, если я узнаю, что иногда они проводят, вы знаете, рандомизированные контрольные испытания, чтобы узнать, куплю ли я книгу с синей кнопкой или красной кнопкой Купить, это, знаете ли, , по крайней мере, я как человек вошел в этот опыт обучения в этот опыт работы с программным обеспечением, отчасти по своей собственной воле и воле, а не полностью.Но как бы ужасна ни была проблема в розничной торговле, в образовании все гораздо хуже. Потому что, как вы знаете, прямо сейчас во всем мире молодые люди вынуждены ходить в школу. И они вынуждены использовать программные платформы, назначенные их учителями и школьными системами. Таким образом, есть множество причин для серьезной обеспокоенности, как непосредственными рисками наблюдения в этих системах, так и долгосрочными, образовательными социальными рисками, связанными с нормализацией и социализацией маленьких детей, чтобы они жили в культуре наблюдения.

В социальных науках есть множество обстоятельств, при которых мы думаем, что эксперименты в целом хороши, мы склонны не интуитивно думать об экспериментах над маленькими детьми, обучающимися как вещь, что хорошо, я думаю, я думаю, что есть способы сделать это вещи ответственно. Но я также думаю, что в этой практике заложены действительно серьезные опасения. И если мы хотим увидеть те же улучшения в технологиях обучения, которые мы наблюдали в других платформах программного обеспечения для розничной торговли, нам придется решать и решать некоторые из этих проблем.Итак, это то, к чему пытается обратиться вторая половина книги, она пытается вывести схему, вы знаете, первая половина на самом деле больше связана с историей, вторая половина — это скорее технический текст, пытающийся сказать: четыре общие проблемы, с которыми мы сталкиваемся все время. И вот несколько подходов, которые, я думаю, могут их решить. И, эм, вы знаете, когда я размышлял, вы знаете, какие уроки из этого, вы знаете, в прологе я упомянул, что окончательные редакции копии книги были сделаны, например, 23 марта, книга была написана правильно в конце одной эпохи и как раз в начале этой новой, и многое из того, что я сделал за последние восемь месяцев, было как попыткой быть полезным, так и попытаться осмыслить то, что мы извлекаем из опыта пандемия.Вот, вот это исторический факт.

И я думаю, что можно извлечь два важных урока. Одна постоянная ошибка, которую делают технологи в области образования, — это описывать технологии как всеобъемлющие, чтобы описать их как нечто, что может как бы сметать существующие системы и открывать новые. А вместо этого, по разным причинам, наши образовательные системы являются нашими консервативными институтами, потому что они чрезвычайно сложны. И они управляют всеми этими разными, конкурирующими интересами.И в результате новые технологии, как правило, осваиваются, мы склонны вставлять их в существующие функции, поэтому, возможно, не стоит удивляться тому, что все преподаватели ушли со своих кафедр и перешли к своим домашним веб-камерам. И вы можете осуждать это, как вы знаете, своего рода жалкий консерватизм и систему. Или вы можете сказать: «Ух ты, эта система настолько хорошо отточена для удовлетворения своих конкурирующих интересов, что фактически нашла локальный максимум — локальную оптимизацию всех различных ресурсов и конкурирующих ограничений».И вторая проблема, которую, как мне кажется, часто создают технологии, что весьма актуально в наше время, заключается в том, что технологи часто описывают образовательные технологии как переключатель, который можно включать и выключать, вы вроде как покупаете его, устанавливаете, а затем оно работает. И образовательные технологии работают совсем не так. Образовательные технологии полезны лишь в том случае, если их сообщества пользователей хорошо поддерживаются и сильны. Это мощные инструменты для переосмысления, обучения для воображения итеративных и непрерывных улучшений обучения.

Но есть очень, очень мало вещей, которые мы создали, которые мгновенно и значимо приносят пользу обучению. Скорее они становятся полезными. И сейчас мы наблюдаем во всем мире, как миллионы преподавателей задаются вопросом: «Хорошо, я вынужден использовать эту новую технологию сейчас, что я делаю?» Чем я занимаюсь, коллеги, моя дисциплина, предмет или школа? И как мне переосмыслить свою практику или переосмыслить свой подход, чтобы получить более мощный, более эффективный, более объединяющий более просроченный вдохновляющий опыт обучения.Таким образом, эти две технологии являются частными и прирученными системами, а не радикальными. И сила технологии заключается не в ее мгновенном воздействии, а в ее способности восприниматься сообществом учащихся — это, возможно, две вещи, которые я оставлю вам раньше, прежде чем отвечать на несколько вопросов.

Скот Остервейл 41:43

И я просто хочу всех пригласить. Если вы встали, если вы в настоящее время являетесь участником дискуссии, я думаю, что в этот момент можно просто включить себя и позвонить.Просто помните о ком-то, кто заговорит перед вами. Если вы гость, не стесняйтесь задавать вопрос в вопросах и ответах. Итак, я собираюсь начать с вопроса, потому что никто больше не звонит. Я знаю, что в начале моей работы в области образовательных технологий я понял, что это заблуждение. Но у меня был такой способ, я полагаю, это было желание, чтобы технология в моем случае игра была своего рода сделана, чтобы она могла каким-то образом заставить людей, которые ее использовали, осознать совершенно разные модели педагогики, а когда на самом деле, какие мы должны усвоить, что учителя склонны, даже если они используют что-то столь радикальное для них, как игру, они будут склонны прибегать к той же педагогике, которую они всегда использовали.Есть ли исключения, которые заключаются в том, что, как Да, как сказал Эрик, да, упомянул троянскую мышь, это был термин, который он использовал? Нет, нет ли этому свидетельств? Есть ли свидетельства того, что технология действительно меняет мышление людей, которые ее применяют?

Джастин Райх 43:15

Я имею в виду, я считаю, что нет убедительных доказательств наличия технологии, или, может быть, трех вещей, нет убедительных доказательств того, что технология сама по себе меняет взгляды людей.Во-вторых, есть веские доказательства того, что технологии способны стимулировать размышления о подобных проблемах. Так что вы можете знать, вы можете войти в группу преподавателей и сказать, что будущее будет действительно другим. Мир меняется, у наших учеников есть целый набор новых впечатлений. В результате мы думаем, что вам следует переосмыслить свои отношения, учебную программу, педагогику и все такое. И многие преподаватели отвечают: «Нет, спасибо, у нас все хорошо».А затем вы вносите обучающую игру в тот же опыт сообщества, знаете ли, или в какую-то другую форму технологии. И это, вы знаете, действует как своего рода символ будущего, чтобы иметь возможность сказать: о, вроде бы, здесь мы могли бы делать что-то совсем по-другому. Мы могли бы, вы знаете, это дает нам новые возможности и новые возможности, новые способы переосмысления вещей. И поэтому я думаю, что это может стать катализатором этих разговоров. И еще одна вещь, которую мы знаем: если люди переходят от более привычных практик к новым, это процесс развития.

Вы знаете, Джудит Сандхольц выполняла этот проект в 1980-х, называлась классными комнатами завтрашнего дня, где она вместе с командой людей, вы знаете, обзавелась примерно k 12 классными комнатами, получила кучу компьютеров Apple два с лишним и имела проводную сеть. с некоторыми из первых сетевых вычислительных сред, и у них были роботы, принтеры и тому подобное. И она описала учителей, идущих по вашей траектории развития. Вещи более привычными способами использования вещей немного новыми способами по сравнению с тем, как реально представить себе на работе.Члены факультета путешествуют по этому континууму с разной скоростью. в ограниченной степени они начинаются в разных местах, но на самом деле многие из них начинаются с этого первого места, например, что такое ров? Вы знаете, как мне это использовать для расширения существующих практик? А потом я могу думать о новых, разных и интересных вещах. Итак, я, вы знаете, и вот почему я думаю, что так важно сочетать идею интеграции технологий с идеей обучения сообщества одновременно, например, могут ли игры это делать? Конечно.Но не тогда, когда игры падают с неба, это более вероятно, когда игры прибывают с сообществом людей, которые заинтересованы в обучении и обмене этими идеями. Я имею в виду, что у Митча Резника есть отличная фраза, которая была у него с выпуском царапины 3.0, которая была чем-то вроде, вы знаете, мы удовлетворены тем, насколько широко царапины распространились в школах. И мы были несколько удивлены тем, насколько сложно было не распространять технологию царапин, а распространять идеи и педагогику, лежащие в основе царапин.И, знаете, одна из вещей, которые мне нравятся в этой группе, это то, что, знаете, вместо того, чтобы говорить, типа, ой, разрушение не сработало, например, давайте попробуем что-нибудь еще. Они такие: «Хорошо, отлично, знаете, давайте по-настоящему усердно и самоотверженно поработаем над этой проблемой человеческого развития».

Скот Остервейл 46:31

У меня, опять же, чистый. Не стесняйтесь говорить, но у меня есть несколько вопросов в вопросах и ответах. Кто-то сказал: «Мне очень понравились масштабные МООК». Что вы видите относительно будущего этой платформы?

Джастин Райх 46:47

Итак, у меня есть глава об обучении под руководством инструктора МООК и ИИ.И я утверждал, что у них было три больших ставки, что они откроют новые пути для получения высшего образования для разных категорий людей, что они разделят и реорганизуют системы высшего образования. И что они откроют новую эру науки об обучении, основанной на данных. И я думаю, что ничего из этого в принципе не произошло. Я был одним из тех, кто изо всех сил старался открыть новую эру науки, основанной на данных. И я не думаю, что мы были особенно успешными.

И я думаю, что мы можем добиться постепенного прогресса, но я не вижу на горизонте подобных прорывов. В конечном итоге с МООК произошло то, что они были одомашнены в существующую систему высшего образования. По большей части. Многие, у меня есть целый раздел, из которых многие провайдеры MOOC начали называть себя онлайн-менеджерами программ. Это люди, которые в основном создают профессиональные магистерские степени по набору тем, которые можно преподавать в Интернете. И у них есть знакомая бизнес-модель: предоплата, конечно, затрат и разработка учебной программы, а затем получение постоянной части доходов от обучения студентов.

После этого. Есть некоторые аспекты, связанные с аутсорсингом основных компетенций университетов, что, как правило, в бизнесе считается плохой идеей. вы передаете на аутсорсинг свои услуги по уборке, вы передаете на аутсорсинг бухгалтерский учет, вы передаете на аутсорсинг вещи, которые являются второстепенными по отношению к основным операциям. Вы не передаете преподавание и обучение на аутсорсинг. Вы знаете, я думаю, что МООК — это просто потрясающая иллюстрация невероятной силы систем образования, которые можно приручить и внедрить новые идеи.И есть несколько мест, где, я думаю, происходят действительно интересные вещи. Вы знаете, в Технологическом университете Джорджии есть онлайн-магистерская программа по информатике, которую преподают через серию МООК, на которую в любой момент времени обучаются около 7000 человек, вы знаете, она, вероятно, закончит выпуск на ежегодной основе. Основа информатики 16%, степень магистра, но это не было предвестником целого нового набора высшего образования. В одном конкретном университете была как бы одна предметная область, занявшая довольно большую нишу.И, вероятно, это будут какие-то другие, ну знаете, степени в области бухгалтерского учета или науки о данных, которые вроде как работают таким же образом, возможно, не так хорошо. И, и это, вы знаете, и, и это, лучше понять, вы знаете, я думаю, что самая печальная часть истории MOOC заключается в том, что есть много университетов, которые брали ограниченное финансирование, вкладывали огромные ресурсы и видели очень мало пользы от них, потому что они не были, знаете ли, одними из немногих счастливчиков, которые первыми усвоили, или людей, у которых все было правильно, или учреждений в других местах, у которых есть своего рода бездонные средства для такого рода вещей.И я до сих пор, вы знаете, я заставляю МООК ждать, на прошлой неделе мы запустили один под названием «Сортировка правды от вымысла» о гражданских онлайн-рассуждениях. Они действительно хороши в обучении уже образованных, уже обеспеченных людей. Некоторые из уже образованных и уже обеспеченных людей в обществе являются учителями, и учителя ведут занятую, сложную жизнь, и МООК — отличный способ охватить многих из них по относительно низким предельным затратам, но это опять-таки своего рода занятие определенной ниши в системах в которые мы надеемся постепенно со временем улучшить нашу практику в них, вместо того, чтобы утверждать, что, знаете ли, мы находимся на пороге трансформации в педагогическом образовании.

Скот Остервейл 50:16

И я вижу, у нас есть вопрос от Амбара.

Амбар Рейес 50:20

Привет, Джастин. Спасибо за ваш вопрос, связанный со студентами? А что вы можете посоветовать студентам в нынешнем образовательном климате? Чтобы извлечь максимальную пользу из этого опыта? Ах,

Джастин Райх 50:40

правильно. Ну, знаете, что, что, какой совет я могу дать студентам, у меня был целый набор слайдов, которые я как бы пролистывал, я говорил, я просто понял, что забыл их разместить.Но я также думаю, что иногда приятно просто слышать, как люди болтают, но я, по крайней мере, хотел, чтобы там была ссылка на книгу. Да, я советую студентам, прежде всего, я думаю, что студенты любого возраста, и во всем мире должны отмечать всю проявленную ими стойкость и все нетрадиционное обучение, которое они делают в этот период. .

Итак, я думаю, что сейчас наиболее распространенное повествование об учениках — это некая нехватка знаний, связанная с потерей знаний.Типа, черт возьми, эти дети просто не изучают все, что они должны были изучать по учебной программе, они будут отставать. И тут есть очень серьезные проблемы. И в связи с этим возникают очень серьезные проблемы с неравенством. Но это еще не все. Я думаю, что во всем мире есть много людей, которые провели это время в качестве учащихся неполный или полный рабочий день, которые узнали много удивительных вещей о технологиях ведения переговоров, учащихся о том, как проявлять большую независимость и больше самостоятельного обучения.И поэтому я думаю, знаете, я большой поклонник подходов к размышлению об этих вещах, основанных на активах. Да, это не так, не существует набора хороших простых советов в ряду советов по обучению, которые помогли бы людям лучше учиться в Интернете. Если есть один базовый, это будет что-то вроде того, что люди часто делают, это верно для всего. Но особенно в Интернете люди лучше учатся тому, что им действительно небезразлично и что их интересует, а затем людям, что они были, то, что вы были бы вынуждены делать, знаете, если бы вы были первокурсником в Прямо сейчас, в Массачусетском технологическом институте, я бы посоветовал вам сохранить некоторые из ваших GIR, некоторые из ваших обязательных курсов, которые вы не так сильно волнуете, когда вернетесь, и делать то, что вам больше всего интуитивно интересно сейчас, потому что это потому, что мотивация действительно важная часть обучения.И затем часть, которую я говорю, в основном о преподавателях, но я думаю, применима и к студентам: я надеюсь, что мы подойдем к этому периоду обучения пандемии как к чему-то, в чем мы все вместе, я бы действительно попробовал чтобы побудить преподавателей сказать, например, как вы можете сотрудничать со студентами в разработке вашего ответа на это, потому что есть ровно одна группа американцев, одна группа людей во всем мире, которые учились во время пандемии, и именно студенты находятся в нашем классы этой весной и этой осенью.И они знают многое, чего мы не знаем о том, как выглядит хорошее преподавание и обучение в условиях пандемии, и мы действительно должны к ним прислушиваться. Так что, возможно, это призыв ко всем студентам попытаться поделиться этим со своими преподавателями и вступить в эти партнерские отношения со студентами.

Скот Остервейл 53:23

У нас есть вопросы. Я могу взять любые руки, как они взлетают? Уилл, ты когда-нибудь

Уилл Фройденхайм 53:28

Да, спасибо.Хм, мне было интересно, изменилось ли подобное изменение взглядов на временную шкалу, которое мы рассматривали в связи с пандемией, как изменение позиций людей от харизматической позиции к подобным вмешательствам или просто как пластырь, вроде как, мы просто собираемся разобраться с этим в течение пары месяцев. А потом мы вернемся к нормальному состоянию, более похожему на позицию возни, вы знаете, может быть, мы будем в этой ситуации еще на год. Таким образом, мы можем думать о более медленных экспериментах и ​​других решениях, которые могут занять больше времени, чтобы выяснить, заметили ли вы это, и если да, то как это выглядит, если это исходит от преподавателей или технологи?

Джастин Райх 54:06

Что ж, меня всегда поражали технологи. Знаете, есть люди, которые действительно преданы своей харизматической позиции, и их ничто не остановит.Итак, есть парень Майкл Мо, который помогает управлять партнерством Университета штата Аризона ASU с GSV. И у него это было, они организовали серию мероприятий, названных рассветом онлайн-обучения. Разве у нас не было собаки 10 лет назад или 20 лет назад, типа, ну, знаете, может быть, вы не думаете, что Рассвет — это переломный момент в истории. Рассвет — это то, что случается каждый день рано утром, когда мы все как бы спим, вроде этих повторяющихся циклических фрагментов. Так что харизматики все еще существуют.

Но то, что по-настоящему похоже на то, чтобы вырвать ветер из харизматических парусов, я думаю, это то, что это должно было быть их моментом. И я просто не вижу шума и крика по поводу того, какие виды крупномасштабных технологий обучения должны расширяться. Это даже меня удивило. Я имею в виду, что я был в начале пандемии, я говорил многим своим коллегам из Массачусетского технологического института, шансы, что вы можете в разгар пандемии пойти домой и как бы собрать вместе достойный опыт онлайн-обучения для ваших студентов довольно низкий.И вы уже создали кучу вещей на OpenCourseWare и MIT x, например, просто указываете людям на это и как бы помогаете им. Вы знаете, я действительно думал, что это был бы больше момент для МООК и некоторых других вещей. Но оказывается, что в Массачусетском технологическом институте и, насколько я могу судить, во многих других местах по всему миру, люди этого не хотели. Мне нигде не удавалось получить информацию о студентах, говорящих, например, как вы знаете, мой вводный профессор микроэкономики делает дрянную работу, обучая нас вводному микро-онлайн, и я просто хочу иметь возможность пройти MOOC и изучить его сам.Вместо этого, я думаю, мы все видим, что люди действительно хотят иметь связь со своим индивидуальным профессором, который любит делать паршивую работу, управляя детьми в фоновом режиме, и готовит свой первый онлайн-курс. Потому что я считаю, что человеческие связи чрезвычайно важны.

Итак, я имею в виду, вы знаете, вся цель книги — попытаться привить преподавателей от будущих циклов ажиотажа, чтобы попытаться убедить вас, что в следующий раз кто-то придет и скажет: «О, это будет AR или Виртуальная реальность, это будет наука о данных, искусственный интеллект изменит все, так сказать, ну, вот так, это очень маловероятно.И они есть, и будет много мест, где не будут тратить ресурсы с умом на погоню за подобными занятиями. Итак, я имею в виду, один из моих ответов, ваш вопрос, конечно же, сейчас победит лудильщик. Но это, но вы должны быть осторожны, потому что это то, за что я все равно болею. Спасибо.

Скот Остервейл 56:47

Майк, хочешь пойти?

Майк Шугерман 56:50

Да, конечно. Извините, Джастин, это слишком сложный вопрос.Но мне это действительно интересно. Так что мне, может быть, нравится благотворительный способ оценить, почему харизматичные технологии и харизматичные технологи так успешны, потому что они апеллируют к этим ценностям, которые подобны возобновляемым, верно? демократизация и устранение неравенства. И, как я думаю, наша книга имен ипотечных кредитов так хороша в демонстрации, и то, что ваша презентация могла бы показать мне, похоже, вы знаете, не только на технологию, вы знаете, если вы хотите исправить эти вещи, вы должны исправить в справедливости и наладить демократию и все такое.И это момент, когда мы как бы думаем о том, что у нас есть много проблем с нашей системой, а также много вопросов о том, что мы ожидаем от технологий. И есть много проблем с людьми, которые заработали много денег на технологиях. Итак, я предполагаю, что вопрос, знаете ли, в системе, которая ранее приписывала ценность определенных технологий и образовательных тенденций денежной стоимости, но они могут быть полезны для инвесторов, некоммерческих организаций и всего такого. Как могло бы выглядеть создание нового набора ценностей или переход к более фундаментальному набору ценностей, имея дело с этим технологическим пространством? Верно? Типа, может быть, мы не можем исправить, мы не можем демократизировать технологии с помощью масштабирования или с помощью Khan Academy, но, может быть, нам все еще нужно демократизировать технологии, как это может выглядеть?

Джастин Райх 58:13

Я имею в виду, я думаю, что позиция, которую скептики, которые я считаю наиболее убедительными, разделяют его, вы знаете, что проект образования подобен финансированию, является фундаментальной частью гражданского общества, его следует рассматривать как общественное благо.Это должно быть, как вы понимаете, своего рода фундаментально демократичным и, как вы знаете, приобретением огромных возможностей для технологических компаний, чтобы иметь возможность влиять на эту среду, независимо от того, насколько у них добрые намерения, независимо от того, насколько полезны их продукты. Это делают не те люди. Мы, вы знаете, я, вы знаете, я думаю, я думаю, что это очень важно. Вы знаете, что зум — это часть потребительского программного обеспечения, которое я использую, продаваемое в публичной фирме. И скретч был разработан в исследовательской лаборатории, в университете, а затем передан в некоммерческую организацию, которая в некоторой степени финансируется хедж-фондами и другими вещами.Там есть разные проблемы. Но я, да, я имею в виду, я думаю, что это, вы знаете, то, к чему вы клоните, — это в некотором роде решающая тема книги, а именно то, что, вы знаете, все Жесткие технологии сами по себе не решают всех трудных проблем. Есть способы, которыми технологии выявляют эти проблемы.

Тот факт, что мы не можем получить широкополосный доступ, мы не можем предоставить компьютеры, вы знаете, буквально миллионы из 57 миллионов школьников в Америке, свидетельствует о том, что это усугубляет то же самое, но и обнаруживает новые виды неравенства.Итак, я, вы знаете, я надеюсь, что я надеюсь, что этот момент приведет, вы знаете, меня больше, чем что-либо еще, к социальным движениям, которые требуют, чтобы мы делали больше для детей, их семей и нашего общества. И я надеюсь, что мы посмотрим на них через призму технологий. Но проблема, с которой сейчас сталкиваются скептики, заключается в том, что, как вы знаете, масштабирование и холст — единственные игры в городе. Zoom и Google Classroom — единственные игры, которые вы не можете критиковать и противостоять им. Возможно, если бы вы начали решительное сопротивление критике, ну, знаете, вроде луддитов, разгромивших их, вы бы подумали: ну, теперь мы все как рассылаем бумажные пакеты детям.И это тоже довольно ужасно. Я имею в виду, вы знаете, если вернуться к этой идее, на самом деле, вы знаете, в других произведениях я как бы противопоставлял скептиков и мастеров-мастеров, и, и харизматики, и позиция Тинкер, это средний путь.

И я, вы знаете, есть, есть много, много действительно хорошего образования, технологий, скептицизма. Я думаю, что в этот конкретный момент это усложняется тем фактом, что, если мы хотим, чтобы школы продолжали работать достаточно функционально, онлайн-инструменты, в том числе созданные, вы знаете, монополистическими корпорациями, будут в значительной степени важными для этого.Но это не так, я думаю, это часть более широкого движения в обществе, говорящего: «Мы не потерпим, мы не должны допускать, чтобы эти монополии действовали так, как они хотят, потому что они являются монополиями, мы должны их регулировать». И в некоторых случаях нам, возможно, действительно стоит рассмотреть, знаете ли, альтернативы им, финансируемые государством, особенно для проектов, которые настолько близки гражданскому обществу школ. Это решает некоторые из ваших проблем?

Майк Шугерман 1:01:35

Да, конечно.Отлично. Спасибо.

Скот Остервейл 1:01:39

Отлично, Келли.

Келли Вагман 1:01:44

Привет, это тоже может быть большим вопросом. Но одна вещь, которая меня интересует, — это то, как вы преподаете темы, связанные с привилегиями и такими вещами, как расизм, людям, которые уже оставили формальное образование. И похоже, что один из способов достучаться до людей — это технологии. Но мне также не нравится это, мистер Лорд.Грэм вздыхает, вот как можно узнать о расизме. И мне интересно, есть ли у вас какие-нибудь мысли по этому поводу? Или, если ответ прост: вам нужно вести индивидуальные беседы с людьми в реальной жизни?

Джастин Райх 1:02:21

Нет, что, что, какой замечательный вопрос задать, потому что это был такой расцвет, вы знаете, я думаю, вы знаете, есть целая куча, вроде, белых привилегированных программ, и, вы знаете вы знаете, Google Docs, клубы чтения и другие вещи, которые были созданы разными способами.Вы знаете, я имею в виду, и поэтому в средствах массовой информации, это не является явно образовательным, вы знаете, New York Times выпустила потрясающий подкаст с хлопьями под названием « Милые белые родители », это потрясающие пять эпизодов, вы знаете , исследование этих тем.

И, как вы знаете, в том, что один из моих коллег по Массачусетскому технологическому институту — профессор по имени Питер Сенге из школы менеджмента Слоуна при Массачусетском технологическом институте. Я имею в виду, он написал эту книгу под названием «Пятая дисциплина». И он определяет действительно успешные организации как обучающиеся организации, как организации, в которых процесс улучшения вещей продолжался, выполняя повседневную работу по выполнению функций вашей фирмы, вы также должны создавать возможности для всех участников эта фирма, чтобы изучить эти проблемы, вы знаете, антирасизм, предвзятость, превосходство белых, они представляют большой интерес для корпоративной Америки, которые генерируют всевозможный опыт обучения, вы знаете, они, вероятно, миллионы американцев кто на своем рабочем месте, как вы знаете, имеет привилегию участвовать, подвергаются в зависимости от их точки зрения и качества этих вещей, своего рода учебного опыта.

Так что да, я очень интересуюсь вопросами такого рода. И когда вы знаете, и одна из причин, по которой я остаюсь в сфере образовательных технологий, такая: я просто не знаю, мне кажется, что все виды средств массовой информации будут играть центральную роль в решении этой проблемы. Еще одна проблема, которая лично меня сейчас действительно интересует, — это люди, которые не умеют эффективно искать в Интернете и отличать правду от вымысла. Мы, мой коллега, Сэм Вайнбург из Стэнфорда, провели исследование множества групп, включая учащихся средних школ, первокурсников Стэнфорда и опытных историков, которые в целом ужасно умеют выявлять дезинформацию и ложные сведения в Интернете.И он также изучил эту одну группу людей, проверяющих факты в престижных новостных организациях, которые не только очень хорошо разбирают правду в онлайн-художественной литературе, но и весьма эффективны и используют ряд довольно простых методов. Так что меня интересует этот вопрос: как вы знаете, к Интернету подключено около 3 миллиардов человек, и нам нужно научить их всех, как это делать. Нам нужно учить их в школах. Нам нужно преподавать в библиотеках, нам нужно обучать их в их корпорациях, нам нужно обучать их в центрах для пожилых людей, нам нужно учить их в общественных организациях, например, как мы собираемся, когда вы и когда думаете о вопросе из этого Сфера, ты такой, ну, где-то там будет какой-нибудь edtech.Потому что это огромная цель обучения, которую мы должны ставить перед людьми в нашем обществе. Я имею в виду, что для меня это то, что для меня продолжает уводить меня от скептицизма, это просто зияющая потребность в обучении, которую испытывают миллиарды людей во всем мире, что кажется, что мы должны быть в состоянии понять узнать, как использовать эти инструменты для решения.

Скот Остервейл 1:05:38

Отлично, у меня есть пара вопросов в тексте, я видел, как кто-то с поднятой рукой поставил их.Если у вас есть вопрос в прошлом, если вы поднимете руку, воспользуетесь или воспользуетесь маленьким инструментом, чтобы поднять руку виртуальными руками, я смогу увидеть. А пока позвольте мне ответить на эти вопросы из вопросов и ответов или из чата. Один был о том, что вы упомянули, нельзя ожидать, что технология будет работать как переключатель, от которого людям требуется поддержка сообщества. Как вы представляете себе подобное сообщество в онлайн-среде с помощью MOOC? Видели ли вы сегодня какие-либо платформы, которые работают относительно хорошо?

Джастин Райх 1:06:17

Да, вы знаете, самый простой ответ на этот вопрос — МООК не предоставляют такой поддержки.МООК подходят для самостоятельного обучения. И они есть, и большинство людей не умеют самостоятельно учиться. А люди, которые хорошо обучаются в самостоятельном темпе, как правило, прошли формальное ученичество в образовательной системе. И поэтому, если мы хотим, вы знаете, что-то вроде поддержки обучения сообщества, нам следует обратиться к другим подходам к технологиям, я думаю, что это изящные вещи, которые были сделаны, включить включение МООК в, вы знаете, системы обучения на основе сообщества. чтобы люди собирали их вместе в библиотеках, чтобы они по-разному встроили в школьную систему.Но, но я также думаю, что это важно, когда мы видим ограничения, признаем их и говорим, типа, знаете ли, не пытайтесь решить проблему с помощью того, что не сработает, понимаете, я значит, может быть, продолжай работать, может быть, продолжай проводить исследования и экспериментировать разными способами. Вы знаете, в создаваемых нами МООК мы пытаемся поддерживать людей в создании такой поддержки сообщества и социальной среды обучения, поощряя людей посещать наши курсы в группах, которые объединяют их в учебные кружки, но мы этого не делаем.Поскольку наши ученики — учителя, мы знаем, что они встроены в эти социальные институты, у которых есть механизмы для поддержки обучения в сообществе. Знаете, это не обязательно относится к людям, которые хотят стать специалистами по информатике или хотят стать бухгалтерами, специалистами по обработке данных или другими подобными вещами. Итак, вы знаете, это как если бы я со здоровым уважением относился к ограничениям технологий и сказал: «О, это больше похоже на социальную проблему, чем на технологическую проблему».

Скот Остервейл 1:08:06

Другой вопрос: видите ли вы технические инновации в средствах присуждения зачетных единиц, оценок, сертификатов, дипломов, вы считаете это имеющим какой-либо значительный эффект?

Джастин Райх 1:08:17

Знаете, я думаю, что больше всего дискуссии по этому поводу велось вокруг таких вещей, как значки, микропрограммы и тому подобное. Для меня это было интересным явлением, потому что это место, где люди могут производить поставки.И спрос не последовал, как будто люди построили его, а другие не пришли.

И мне кажется, что это место, где люди, знаете ли, особенно те, кто пытается использовать некоторую форму микрокредитования на рынке труда, точно так же, как фундаментально неправильно понимаемое человеческое поведение на рынке труда. Вы знаете, они говорят, что мы хотим, чтобы люди, которые нанимают, или людей, которые принимают людей на выпускные программы, действительно подробные данные о способностях людей.И большинству людей, нанимающих людей, не нужны действительно детализированные данные о способностях людей, им нужны очень простые резюме, которые позволяют им просматривать сотни резюме одновременно. И, и к тому времени, когда вы дойдете до двух или трех кандидатов, которых вы действительно хотите рассмотреть, вы не захотите видеть микроконтроль или значок, вы захотите увидеть фактическое свидетельство работы этого человека, которые есть в некоторых системах микрокредитования. Но, знаете, я думаю, что это был пример того, как люди говорили: «Ну, вот кое-что, что это возможно».

И, вы знаете, если бы мы могли изменить человеческую природу, это позволило бы всему этому происходить действительно интересным вещам. Вы можете начать своеобразное смешивание, сопоставление, вы знаете, микроданных из разных мест или тому подобное. И это не означает также, что, как и не все эти инновации, все еще есть возможности для инноваций, но также следует признать, что существует множество способов, которыми система уже выполнила эту работу. Я имею в виду, что люди MOOC какое-то время кричали о том, что: «О, мы можем создать что-то вроде новых микро-учетных данных, которые будут собраны по-разному».Это как новая инновация в высшем образовании. Но на самом деле, как и в Британии, я думаю, в конце 19-го века они создали младшие колледжи и общественные колледжи. И они изобрели греческий язык, названный степенью младшего специалиста. И это было своего рода микропрограммное удостоверение или сложное удостоверение, встроенное в другой вид программ на получение степени.

Вы знаете, и на самом деле, как и тяжелый подъем изобретений, который произошел 210 лет назад, и, знаете, остается пространство для инноваций, как бы меньше и уже.Большинство из того, что на основе программ MOOC сделали микромастеров и тому подобное, они вроде как создали степени младшего специалиста. Но для людей, у которых уже есть ученые степени, они повышаются, как более легкие пути к получению степени магистра. Но люди имеют степень магистра или, по большей части, уже получили образование в Athlon. Итак, опять же, я имею в виду, что на курсах, которые я преподаю в Массачусетском технологическом институте, особенно для студентов, главное, что я пытаюсь сообщить, — это то, что разработка эффективных технологий требует глубокого понимания социальных технических систем, в которых они будут работать. .И так много фальстартов в образовательных технологиях происходит из-за того, что у вас есть люди, которых вы знаете, которые действительно хорошо умеют программировать и реагировать, или что-то еще. И они не очень хорошо разбираются в сложных социальных технических системах. Они не очень хорошо понимают действующих лиц в образовательных системах. И поэтому они создают вещи, которые не очень хорошо работают. И я имею в виду, что одна из радостей обучения в области сравнительных исследований СМИ — это просто наличие людей, которые очень серьезно относятся к этим вещам.

Скот Остервейл 1:11:43

Еще один момент. У меня последний вопрос.Из чата. Я хотел узнать, есть ли у кого-нибудь еще здесь, на панелях, вопрос. И вопрос в чате: как могут учителя и ученики использовать технологии, не перегружая их? учиться и пробовать новое?

Джастин Райх 1:12:03

И это отличный вопрос. И мне нравится как раз такой замечательный вопрос момента. Потому что так много людей, знаете ли, против своей воли столкнулись с этими проблемами. И, конечно же, это было одним из источников глубочайшего разочарования.

Я думаю, особенно для студентов и семей, вы знаете, просто чувствуя себя подавленным из-за всего того, что вам нужно изучить, чтобы участвовать в школе. И, знаете, в обычное время вы бы сказали: ну, знаете, шагайте сами. Да, я имею в виду, у нас есть всевозможные эвристики, которые мы используем, чтобы помочь людям справиться с этой проблемой, мы говорим такие вещи, как, знаете ли, если вы учитель, и вы думаете о внедрении технологий, определите цель трудности определение области, в которой вы преподаете то, что действительно важно для вас, чему действительно трудно учить, и где, по вашему мнению, технологии могут иметь некоторое влияние.И с помощью такой рубрики, состоящей из трех частей, большинство преподавателей могут определить какую-то часть своей учебной программы или программы, например: «О, да, мне не нравится, как люди изучают эти вещи». Бьюсь об заклад, есть способ сделать это лучше. И это, знаете ли, один из путей для некоторых людей, который вдохновляет их работать над этим способом, который кажется управляемым.

Проблема и времена пандемии в том, что вам все равно нужно делать это для всего сразу. И, вы знаете, я имею в виду, мой, мой главный совет в данный момент — просто как бы показывать себе и другим людям, что вы работаете с большим изяществом.Там есть много конфликтов, которые происходят между учителями и семьями, между учениками и учителями, между учителями и школьной системой. И это потому, что, как вы знаете, мы как страна не смогли справиться с пандемией. И в этом есть одна печальная вещь: у вас есть множество местных игроков, которые вступают в конфликты из-за проблем, создаваемых более широкими социальными системами. Итак, вы знаете, нет никакого волшебного трюка, чтобы не быть ошеломленным, темпами себя до такой степени, что вы можете, вы знаете, показать себе и другим вокруг вас некоторую грацию, а затем также признать, и это обнадеживающий фрагмент, который я сохраняю возвращаясь к, если вы можете найти одно из этих отверстий, где технологическая привязка действительно хорошо подходит.Это удивительно удовлетворительно, и, и, и развивает человеческий потенциал таким образом, что, если вы, если вы терпеливы и готовы принять что-то вроде умения мастеров-мастеров, вам будет комфортно с непрерывным постепенным прогрессом.

Тогда, знаете, мой коллега Кен Кёдингер говорит, что ступенчатое изменение — это то, как 20 лет постепенного прогресса выглядят издалека. Хорошо, если люди заинтересованы в продолжении этих разговоров. Есть книжный клуб, в котором мы делаем бесплатный виртуальный книжный клуб, по понедельникам в 15:00 на случай сбоя в работе.com slash виртуальный книжный клуб и будет рад приветствовать любого из вас, чтобы зайти на одну сессию или много сессий. Если вы перейдете на веб-страницу. Там целый список гостей и прочего. Если у людей есть другие вопросы, вы можете найти меня в Твиттере по адресу @bjfr или MIT, и другие люди знают, как меня найти. Спасибо за несколько замечательных вопросов. И спасибо Скотту, Эрику и Эндрю за хостинг.

Скот Остервейл 1:15:07

Большое спасибо, Джастин.И спасибо всем, что пришли. У нас была отличная явка. И мы с нетерпением ждем встречи с как можно большим количеством вас на следующей неделе, когда будет выступать Цзин Ван. Тогда спасибо. Спасибо всем еще раз

Попытки развенчать образовательные технологии терпят неудачу из-за переоценки собственных аргументов

Неспособность разрушить: почему технологии не могут изменить образование
Джастин Райх
Harvard University Press, 2020, 27,95 доллара США, 336 страниц.

Согласно обзору Майкла Б.Звуковой сигнал

В статье Failure to Disrupt Джастин Райх стремится сбросить шумиху вокруг образовательных технологий и заменить их более реалистичным набором ожиданий относительно того, чего такая технология может и чего не может достичь. Книга, появившаяся на фоне пандемии коронавируса, приобрела повышенную актуальность, хотя в ней не делается особого акцента на резком переходе к дистанционному обучению, вызванном кризисом.

По сути, книга предлагает полезную основу для оценки вероятного воздействия новых продуктов edtech.Эта структура включает в себя четыре вопроса о любой новой образовательной технологии: 1) Как существующие заинтересованные стороны будут использовать эту технологию, и поможет ли это им расширить свои текущие практики? 2) Какие виды обучения можно и нельзя оценивать с его помощью? 3) Каким образом учащиеся из разных слоев общества и обстоятельств получат к нему доступ? 4) Как исследования и эксперименты могут улучшить продукт?

Райх, директор лаборатории обучающих систем Массачусетского технологического института, оценивает ряд новейших образовательных технологий с помощью этой системы.Затем он приходит к выводу, что ответы на его вопросы предполагают четыре соответствующих ограничения потенциала технологий для поддержки масштабного обучения: 1) Большинство преподавателей используют технологии знакомым, а не новаторским способом, практика, которая воспроизводит текущие результаты, а не трансформирует их. 2) Обычная оценка — все, что могут выполнять системы машинного обучения, — измеряет только знания учащихся и их способность выполнять задачи, основанные на правилах. Технологии не могут измерить более сложные типы обучения в масштабе.3) Те, у кого больше ресурсов, извлекают больше пользы из новых продуктов, чем те, у кого нет таких ресурсов, которые, в свою очередь, еще больше отстают в своем обучении — динамичный Райх называет «эффектом Мэтью EdTech». 4) Данные и эксперименты обладают большим потенциалом для улучшения новых технологий, но опасения по поводу конфиденциальности и «экспериментов» над детьми часто не позволяют этому случиться.

Наиболее полезное наблюдение, которое можно сделать из этих выводов, заключается в том, что, анализируя, как любой новый продукт образовательных технологий, вероятно, будет использоваться в обучении, мы можем использовать исследования прошлых продуктов с аналогичным профилем, чтобы предсказать, насколько эффективной и преобразующей будет новая технология.Другими словами, прошлое будет прологом.

Массовые открытые онлайн-курсы или МООК — это просто средство для традиционного «обучения» под руководством учителя, утверждает Райх. Это означает, что им суждено было иметь низкие показатели завершения — особенно среди учащихся из бедных сообществ.

Продукты для адаптивного обучения, с помощью которых отдельные учащиеся работают в своем собственном темпе, похожи на инструменты, появившиеся в 1960-х годах. Райх углубляется в метаанализ ранних инструментов адаптивного обучения, а также исследования новых, чтобы доказать, что нам не следует ожидать слишком многого от таких продуктов.

И обучение под руководством коллег неизменно показывало, что оно может воспламенить страсть у некоторых учащихся, но также, вероятно, оставит позади многих людей. Райх предлагает оценивать такие подходы на основе глубины обучения конкретных людей, способных исследовать свои увлечения, а не количества студентов, продвигающихся к мастерству. «Если учащийся покинет сообщество Scratch [платформы для обучения вычислительному мышлению] или перейдет к нему с легким прикосновением, это не обязательно потеря или беспокойство», — пишет Райх.

В этом ключе Райх обращается с здравым смыслом к ​​«методологическому плюрализму» в образовании, то есть к подходу, который опирается как на инструктаж, ориентированный на учителя, так и на конструктивизм, движимый учениками. В теории обучения конструктивизм утверждает, что учащиеся «конструируют» свои собственные знания, в то время как инструктаж подчеркивает роль учителя и рассматривает обучение как изменение поведения. Он пишет: «Нам нужно, чтобы все наше население обладало фундаментальными навыками чтения, письма, счета, гражданского права, научной грамотности и общения; в этих областях нам нужно взять все распределение учащихся и помочь им продвинуться к мастерству.Нам также нужна учебная среда, которая позволяет молодым людям открывать свои интересы и исследовать их глубоко, гораздо глубже, чем это было бы допустимо, если бы среда была в равной степени заинтересована в том, чтобы увлечь без энтузиазма энтузиастов ».

Пока все хорошо. Но аргументы Райха на этом заканчиваются. Что касается конструктивизма, он не может спросить: что, если учащиеся терпят неудачу не потому, что им не хватает интереса, а потому, что среда плохо сконструирована или отчуждает? Что, если, как он предлагает в отношении конструктивистского обучения, мы должны были бы оценивать технологии, управляемые преподавателем, такие как MOOC, на основе количества людей, которые были вовлечены в предмет? Будет ли это число равным, меньшим или большим, чем число для конструктивистских методов обучения? И если бы они были равны, что бы это говорило? Точно так же соображения, которые он предлагает для разработки образовательных технологий для обеспечения справедливости, звучат хорошо и предлагают хорошие виньетки, но им не хватает данных, чтобы их поддержать.Должны ли мы использовать данные, когда они нам подходят, и игнорировать их, когда это неудобно? Райх не исследует эти вопросы.

Джастин Райх

Райх признает, что применение его концепции не так просто, как может показаться, поскольку он делится своими ошибками при создании МООК в лаборатории учебных систем Массачусетского технологического института, где его команда «прогресс неоднозначен». Например, предлагая курс повышения квалификации для учителей, команда надеялась обслужить преподавателей в менее обеспеченных школах, но вместо этого обнаружила, что учителя, которые участвовали, «непропорционально часто были из независимых или пригородных школ, обслуживающих обеспеченных учащихся.”

Райх заключает: «Для того, чтобы МООК служили населению, выходящему за рамки уже образованного, необходима существенная поддержка социальных элементов обучения — наставничества, консультирования, поддержки со стороны сверстников и так далее. Все эти усилия потребуют рассмотрения МООК не как технологического решения сложной социальной проблемы, а как одного из элементов комплексного решения ».

Каким бы разумным оно ни было, этот вывод начинает показывать, насколько далеко зашло повествование Райха. По словам Райха, профессор Гарвардской школы бизнеса Клей Кристенсен, скончавшийся в январе 2020 года, а также союзники и коллеги Кристенсена, такие как я, являются центральными призраками.Райх изображает нас как сторонников разрушительного будущего, которые ошибаются в наших прогнозах и не понимают лежащих в основе исторических исследований педагогики, основанной на технологиях, которую мы продвигаем.

На самом деле, многие из нас более медвежьи по отношению к традиционным МООК, чем Райх. Мы скептически относились к первому поколению МООК, потому что они без поддержки воспроизводили пассивную педагогику колледжа, что не слишком отличается от аргумента Райха. Я также утверждал, что большинство МООК страдают другими ограничениями, такими как отсутствие надежного учебного дизайна.Это ограничивает их возможности даже в качестве компонента более целостного решения, не говоря уже о том, чтобы служить надежным автономным предложением. Это также ограничивает возможности дизайнеров и исследователей — даже с данными и контролируемыми экспериментами — улучшать MOOC, учитывая их ошибочные отправные точки. Более того, изначально запущенные МООК не прошли проверку на прорывные инновации, потому что им не хватало последовательной бизнес-модели и технологического фактора, который позволял бы им совершенствоваться.

По иронии судьбы, поскольку платформы МООК, такие как Coursera и edX, переключились на управление онлайн-программами некоторых университетов — доказательство, утверждает Райх, что МООК становятся массовыми, а не разрушительными — они с большей вероятностью будут способствовать упадку университетов среднего уровня, которые зависят от на дорогостоящие магистерские программы, чтобы субсидировать свои дорогостоящие программы бакалавриата.Хотя мы с Кристенсеном не спорили, как ошибочно утверждает Райх, что онлайн-обучение станет основным фактором закрытия колледжей, этот шаг провайдеров MOOC, вероятно, делает их не менее опасными для многих университетов и их проблемной бизнес-модели.

Райх также опровергает большое предсказание, которое Кристенсон, Кертис У. Джонсон и я сделали в нашей книге 2008 года « Disrupting Class » — что к 2019 году 50 процентов всех курсов для старших классов будут проводиться онлайн. Но Райх подсчитывает количество учеников в виртуальных школах, работающих полный рабочий день, и эта точка данных не имеет отношения к нашему прогнозу, поскольку мы ожидали, что более 90 процентов онлайн-обучения будет происходить в физических школах.Наш прогноз был основан на том, в какой степени цифровые материалы заменят аналоговые, автономные учебные программы. Основываясь на информации, которую я получил от поставщиков цифровых программ, за пару лет до пандемии по меньшей мере 13 миллионов школьников до 12 лет, или около 25 процентов из них, учились по цифровой программе хотя бы часть своего дня. Согласно репрезентативному опросу Digital Promise, проведенному в апреле 2019 года, 35 процентов опрошенных учителей государственных школ K – 12 сообщают об использовании edtech ежедневно, а еще 23 процента используют его большую часть дней, что составляет более 50 процентов таких преподавателей.Чтобы быть ясным, это вряд ли подтверждает, что наш прогноз был правильным, но это свидетельствует о быстром росте цифрового обучения. Этот рост только ускорился на фоне пандемии. И хотя мы ошибались относительно того, насколько упадут затраты на онлайн-обучение — Райх отмечает, что мы прогнозировали, что они упадут на две трети, — сегодня класс на такой платформе, как Outschool, часто стоит меньше половины от того, что было бы у провайдера. взимается за сопоставимый курс в 2009 году. Мы правильно прогнозировали тенденцию к снижению цен, но ошибались в оценке ее масштабов.

Более того, Райх утверждает, что в Disrupting Class мы были сторонниками определенных технологий, которые мы фактически не поддерживали. Анализируя результаты исследований компьютерного адаптивного обучения, он утверждает, что, по нашему мнению, адаптивное онлайн-обучение станет доминирующим в школах K – 12. Но слово «адаптивный» в нашей книге никогда не встречается. Мы писали, что для того, чтобы образовательные технологии можно было адаптировать к индивидуальным учащимся, необходимо создать модель упрощенной сети, в которой учащиеся и учителя будут учить друг друга.Такая модель больше напоминала бы модели взаимного обучения, анализируемые Райхом, а не адаптивные учебные программы.

Салман Хан, основатель платформы бесплатного онлайн-образования Khan Academy, является еще одним призраком Райха. Райх искажает рекомендации Хана о том, как учащиеся могут наиболее эффективно использовать платформу. По словам Райха, Хан говорит об обучении математике, что «правильный первый шаг к более глубокому обучению — это изучение математических процедур и фактов, которые в конечном итоге могут привести к выполнению интересных совместных проектов.Тем не менее, это противоположно тому, как ученики физической школы Хана — школы Хана Лаб — обычно используют его платформу. В такой обстановке учащиеся часто изучают математику с помощью проектов, основанных на интересах, в которых они обращаются к процедурам и фактам по мере необходимости и, в свою очередь, добавляют внутреннюю мотивацию к их изучению. И здесь опять больше согласия, чем разногласий.

Райх прав в том, что наша большая надежда на Disrupting Class не сбылась — то есть надежда на то, что U.Система образования S. подвергнется трансформации в систему, ориентированную на учащихся, в которой молодые люди будут иметь больше возможностей для развития своих увлечений и реализации своего потенциала. Предложив одно объяснение этого разочарования — что многие из представленных новых образовательных технологий были основаны на хорошо изученной педагогике, влияние которой можно было предвидеть ограниченное, — Райх обращается к другой причине: школы сложны.

Цитируя профессоров Стэнфордского университета Ларри Кьюбана и Дэвида Тайка, он обращается к тому же источнику, что и мы, объясняя, почему было бы трудно преобразовать школы, работая в существующих классах.Центральный постулат теории подрывных инноваций заключается в том, что технологии, которые преуспевают в преобразовании отрасли, начинаются не с прямого вызова доминирующих игроков отрасли, а с обслуживания сегментов рынка, которые доминирующие игроки игнорируют, т. Е. Конкуренции с ними. непотребление. Как мы писали в Disrupting Class, : «Когда прорывные новаторы нацелены на непотребление в своих основных приложениях, у них есть хорошие шансы на успех. Но если эти приложения затем будут встроены в сеть создания ценности — цепочку от поставщиков до клиентов, чьи определения качества и прибыльности были отточены в соответствии с установленным порядком ведения дел, — нарушение не исчезнет, ​​если оно не будет согласовано с остальными участниками ». потребности и ожидания.Это обычно ограничивает объем нововведений. И это дорого. Именно по этим причинам подрывной рост по-настоящему возможен только тогда, когда новая технология выводится на рынок не только через разрушительную бизнес-модель, но также за счет использования разрушительной сети создания ценности — от поставщиков через дистрибьюторов, чья экономика созвучна подрыву. . »

Большая часть нарушений, о которых мы писали в Disrupting Class , произошла в более крупной системе существующих школ и округов с множеством интересов заинтересованных сторон и нормативных правил и практик.Нарушение изнутри может привести к изменению модальностей без изменения общих правил игры — и, следовательно, создать стимулы для того, чтобы технологии соответствовали существующей практике, а не меняли ее. В случае школ это означает, что технологии служат для увековечения традиционной модели учащихся, продвигающихся в своем образовании с одинаковой скоростью, например, согласно руководству по содержанию. Преобразующие эффекты, на которые мы надеялись, были, увы, ограничены.

К сожалению, Райх не исследует здесь более глубоко, чтобы найти путь вперед.Он неверно истолковывает последнее исследование Teach to One, программной адаптивной персонализированной математической программы. Райх цитирует одну рандомизированную оценку, которая показала, что программа не дает улучшенных результатов учащихся на государственных тестах. Но он не отмечает, что второе исследование показало, что в тех местах, где системы подотчетности школ измеряли рост учащихся и, следовательно, стимулировали учителей устранять пробелы в знаниях учащихся, а не просто преподавать материал на уровне своего класса, Teach to One дала значительные преимущества по сравнению с эталонным тестом. экзамены (см. «Ловушка ожиданий от уровня успеваемости», статьи , лето , 2020 г.).Другими словами, тесты, которые определяют приоритеты школы, имеют значение и могут помочь нам понять, какие педагогические методы и методы могут быть успешно применены, а какие нет.

Reich не борется с этими более тонкими частями теории подрывных инноваций. Его работы также вскрывают ошибочное предположение: всякий, кто рекламирует силу подрывов, должен рассматривать технологии как наиболее важный ингредиент. Мы посвятили всю третью главу Disrupting Class тому, чтобы показать, что модель, в которой используется технология, имеет гораздо больший вес, чем сама технология, что помогло объяснить, почему компьютеры не оказали существенного влияния на школы.Понимание этого момента — что модель, в которой что-то работает, гораздо важнее самой технологии — является центральным в теории подрывных инноваций.

С таким пониманием можно понять, что большая часть окончательных аргументов Райха не обязательно противоречит нашим. Эти двое согласуются друг с другом.

Его аргумент о том, что сообщество имеет большее значение, чем технология, аналогичен нашему утверждению, хотя и менее точен, о том, что модель, включающая школьные ресурсы, процессы, приоритеты, итоговую культуру и стимулы для получения доходов, имеет большее значение, чем технология.Когда он утверждает, что «творческие педагоги [должны] найти больше мест, где совместное крупномасштабное обучение может быть вплетено в периферию школы — в факультативные, внеклассные и непроверенные предметы, — чтобы учащиеся могли иметь некоторую практику в ориентировании в этих новых сетей », — он приводит тот же аргумент, что и в« Классе нарушения работы ». Новаторам, стремящимся внедрить новые технологии, следует начинать с областей, не связанных с потреблением; только тогда у них будет свобода создать надлежащую модель того, чего они хотят достичь.Многие новаторы в сфере образования проигнорировали этот совет, учитывая их короткие временные горизонты для достижения финансовой устойчивости — возможно, это еще одна причина, по которой наши большие надежды на Disrupting Class не оправдались.

Если надежда Райха на МООК — на то, что они будут встроены в новые образовательные модели с комплексной поддержкой, чтобы помочь учащимся добиться успеха — оправдалась, это стало бы демонстрацией нашей работы с цифровыми учебными программами, заменяющими печатные, и всеобъемлющей моделью, способной вытеснить статус кво.Это указывает на, пожалуй, самую большую проблему книги Райха, которой является само название: «Неспособность разрушить: почему одни технологии не могут преобразовать образование». Это здравый смысл, но это еще и соломинка.

Майкл Б. Хорн — соучредитель Института подрывных инноваций Клейтона Кристенсена и исполнительный редактор Education Next.

Почему образовательные технологии не изменили процесс обучения в колледже

Должностные лица высшего образования засыпаны сообщениями о том, как новейшие технологии изменят учебный опыт их студентов и методы преподавания профессоров.От онлайн-курсов до систем управления обучением, автогрейдеров и «репетиторов» с использованием ИИ — школы не испытывают недостатка в продуктах, которые заявляют, что предлагают преобразующие изменения.

Но в недавней книге Джастина Райха, доцента кафедры цифровых медиа и директора лаборатории обучающих систем в Массачусетском институционном технологическом институте, утверждается, что провозглашенная технологическая революция в образовании в значительной степени провалилась, поскольку стремления к развитию технологий соответствовали реалиям современного мира. как люди учатся.В статье «Неспособность разрушить: почему одни технологии не могут трансформировать образование» утверждается, что модернизация образования — это более повторяющийся и сложный путь, который нельзя решить в мгновение ока с помощью какого-либо отдельного продукта.

Джастин Райх (Массачусетский технологический институт)

Райх проводит большую часть своей книги, пересматривая массовые открытые онлайн-курсы или МООК, которые когда-то были объявлены такими, как New York Times, открывающими двери высшего образования для всех, у кого есть подключение к Интернету. . Но эта шумиха так и не материализовалась, утверждает он.Он пишет, что вместо того, чтобы реализовывать видение, согласно которому «студенты из отдаленных уголков мира без традиционного высшего образования присоединятся к работающим профессионалам, которые были слишком заняты, чтобы вернуться в школу на полный рабочий день, для создания огромной новой популяции онлайн-учащихся», — пишет он, « МООК были поглощены существующей системой высшего образования »в качестве дополнительного материала, в основном для получения профессиональной степени и программ подготовки руководителей.

В интервью Райх, который сам разработал МООК для edX, проекта онлайн-обучения Массачусетского технологического института и Гарвардского университета, сказал, что высокие цели преобразовательных изменений часто продаются «харизматичными технологами».На самом деле, сказал он, системы образования стремятся «приручить новые технологии».

Что касается долгосрочного воздействия пандемии COVID-19 на высшее образование, он сказал, что оно может быть не таким драматичным, как некоторые первоначально предсказывали.

Райх разговаривал с EdScoop по телефону 13 мая. Это интервью было сокращено и отредактировано.

В течение многих лет мы слышали, что все эти технологии кардинально изменят способ обучения на всех уровнях. Что на самом деле произошло?

Последние два десятилетия евангелисты образовательных технологий воображали, что новые технологии могут смести прошлое и привести к кардинально иному будущему.Я имею в виду, что эти обещания образовательных технологий восходят, по крайней мере, к Томасу Эдисону. Если бы вы сочувствовали этой точке зрения, вы бы сказали, что между 2005 и сегодняшним днем ​​произошли действительно драматические изменения в журналистике, правительстве, свиданиях и многих слоях общества. Так что не было совершенно безумным предположить, что образование может стать одним из тех секторов, которые нужно преобразовать. Мои студенты в Массачусетском технологическом институте, в течение многих лет я их просил: «Расскажите мне немного о своей истории образовательных технологий.«Мы переходим к поколению умных досок, учащимся, которые хорошо помнят, как умные доски устанавливались во всех их классах, а затем никогда не использовались. Умные доски, вероятно, никому не повредили, если только на кого-то не упали. Наверное, они не особо помогли.

Я окончил колледж в 2006 году, поэтому мой опыт обучения ограничивался загрузкой материалов для чтения и иногда отправкой курсовых работ по электронной почте. Произошли ли с тех пор какие-либо серьезные прорывы?

Образовательные технологии могут иметь большое значение, но харизматичные технологи склонны предполагать, что новые технологии разрушат образовательные системы.Лучшая ментальная модель состоит в том, что образовательные системы осваивают новые технологии. Я с трудом провожу массовые открытые онлайн-курсы, но я построил их целую кучу. Самостоятельное обучение очень хорошо работает для уже образованных, уже обеспеченных учеников. У меня есть коллеги из Массачусетского технологического института, которые создают программы, связанные с управлением цепочками поставок, но я не думаю, что их программы откроют новые пути к высшему образованию для студентов колледжей в первом поколении. Я думаю, что они помогут многим людям в логистической отрасли улучшить, повысить рентабельность, более устойчивые цепочки поставок и тому подобное, это хорошо в мире.

Но разве ваша книга не о том, как в течение многих лет мы основывались на идее, что эти платформы могут полностью заменить традиционное высшее образование?

В первые дни вокруг МООК была вся эта шумиха. Я думаю, мы внесли свой вклад во все это. Кроме того, есть масса преподавателей, которые добровольно предложили индивидуальный труд для такого рода вещей и обнаружили, что на самом деле они не произвели революцию в образовании. Они просто составляли маркетинговые списки для Coursera.Есть и победители. Технологический институт Джорджии собрал онлайн-магистратуру по информатике, и я думаю, что с финансовой точки зрения дела идут хорошо. Есть [Университет Южного Нью-Гэмпшира], Университет штата Аризона и губернаторы западных штатов. Однако я пытаюсь предостеречь людей от того, что Технологический институт Джорджии не предвещает полностью изменить будущее онлайн-программ магистратуры. Есть первые последователи, которые поняли кучу вещей правильно и, казалось, захватили довольно большую долю рынка, но они не заставляют все остальные сообщества и государственные колледжи полностью переходить на онлайн.В МООК и других подобных вещах хорошо то, что университеты должны участвовать в разработке дизайна, исследованиях, инновациях и экспериментировании в отношении будущего преподавания и обучения.

Ваша книга в основном была написана до пандемии. Как вы думаете, как на вещи повлияли последние 14 месяцев?

Я в панике просматривал книгу с коллегами и редакторами и спрашивал себя: есть ли что-нибудь, что будет супер-смущающим через шесть месяцев, когда весь мир перевернется с ног на голову? И я решил, что нет.На самом деле, я думаю, что переоценил способность системы к изменениям. Что они сделали, так это то, что они приняли две из самых старых образовательных технологий, которые у нас есть: системы управления обучением, которые теоретизировались в 70-х, коммерциализированы в 90-х, с открытым исходным кодом в 2000-х, и они в основном позволяли людям передавать документы. взад и вперед. Вторая технология, когда она была представлена ​​в 1930-х годах, называлась видеотелефонией, а сейчас мы называем ее видеоконференцсвязью. Профессора отошли от своих кафедр, сели перед веб-камерами своего домашнего офиса и продолжали преподавать примерно так же, как и раньше.Отчасти это связано с тем, что образовательные системы спроектированы таким образом, чтобы уравновесить невероятно сложный набор стимулов и заинтересованных сторон. И если вы попытаетесь изменить их слишком сильно, вы слишком сильно потянете одну часть системы, а другие части системы как бы откатятся.

Вернутся ли кампусы колледжей к тому же состоянию, в котором они жили в 2019 году, или они станут гибридным опытом, как все говорят о работе?

Будут отличия. Люди очень рады вернуться в комнаты с другими людьми и так преподавать и учиться.Я думаю, что для большинства людей дистанционное обучение было чем-то средним между разочарованием и катастрофой. Есть небольшая группа людей, для которых онлайн-обучение действительно хорошо работает. У меня есть коллега, который преподает в Университете Северного Вермонта. Она преподает Photoshop, и ей пришлось проводить это гибридное обучение, когда все, как в ее классе, так и дома, были подключены к Zoom. И она такая: «Я собираюсь продолжать делать это, когда мы вернемся, потому что раньше, когда у людей возникали трудности, я подходил к их машине и помогал им, или я возвращался к доске и включите другой компьютер.Теперь я могу попросить кого угодно показать экран в любое время, когда захочу ». На практике это не преобразующее изменение, но оно ей поможет.

Но я уверен, что вы и коллеги отчаянно пытаетесь выступить перед студентами, особенно перед теми, кто находится в реальной, практической лабораторной среде.

Сегодняшняя новость о том, что мы все должны снимать маски в помещении, — хорошая новость. Будут более интересные виды гибридизации, потому что у всех нас больше опыта, но, безусловно, студенты хотят вернуться в лаборатории, на спортивные площадки и в свои клубы.Отчасти это связано с опытом очень небольшого числа студентов американских колледжей, которые учатся в четырехлетних колледжах. Для многих, многих людей из рабочего класса, которые получали онлайн-образование, в этом году произошли некоторые важные отличия, потому что остальная часть их жизни стала намного более сложной. Очень важно, что у нас есть общественные колледжи, и есть много учеников, которые не преуспевают в условиях, требующих огромного саморегулирования. И действительно важно находиться в комнате, может быть, не всегда, с другими людьми.У одного из моих коллег есть класс с тонной перекрестной регистрацией Уэллсли, и он предложил преподавать во вторник лично в Массачусетском технологическом институте и в четверг дистанционно, чтобы больше студентов Уэллсли могли присоединиться. Пять лет назад он бы даже этого не предложил. Сейчас все по-другому.

Так вы думаете, что мы находимся в периоде новых экспериментов с образовательными технологиями?

Будет много локальных экспериментов, индивидуальных усыновлений по-разному. Я надеюсь, что люди признают, что аргумент от харизматических технологов ранее — что новые технологии будут настолько преобразующими, что они будут лучше, чем существующая образовательная система — окажется, что они были не лучше, чем, например, сломанная, хромая система.Я думаю, что люди будут несколько более сопротивляться такого рода аргументам, разрушительным преобразованиям, потому что у очень многих людей был такой ужасный опыт онлайн и удаленного обучения. Но даже для людей, у которых в целом был довольно неприятный опыт, почти у каждого есть что-то, в чем они говорят: «О, знаете что? Эта вещь на самом деле была немного лучше ». Я рад интегрировать это.

Эта история является частью специального отчета EdScoop о новых технологиях.

Консультативный комитет по технологиям (TAC) | Рейхский педагогический колледж

Комитет отвечает за стратегическое планирование применения технологий преподавания, обучения и административной эффективности в RCOE и за рекомендацию декану через Административный совет RCOE изменений, направлений и проектов, которые, по его мнению, будут наиболее продвигать эффективное и действенное использование технологий в колледже.В обязанности комитета входят следующие:

  • Разработать стратегический пятилетний план роли технологий и средств массовой информации, который способствует интеграции технологий в обучение в RCOE; этот план должен дополнять план стратегического подразделения RCOE и должен учитывать влияние технологий на:
    • Физические объекты, укомплектование персоналом и персонал как на территории Аппалачского кампуса, так и за его пределами
    • Преподаватели / повышение квалификации персонала и ведомственная поддержка
    • Учебный курс Программы и проекты
    • Альтернативная доставка и гибридизация учебных систем
  • Проводите периодические оценки потребностей и фокус-группы для информирования стратегического планирования.
  • Знайте и реагируйте на запросы преподавателей на оборудование, включая разработку политик и процедур для определения приоритетов приобретений и обеспечения совместимости, поддержки и баланса внутри и между зонтичными потребностями RCOE и потребностями департаментов / программ, как указано в стратегическом технологическом плане RCOE.
  • Тесно сотрудничать с офисом директора по информационным технологиям, Центром академического мастерства и соответствующими грантами / проектами для наращивания потенциала и обеспечения доступа, укомплектования персоналом, надлежащего совместного использования ресурсов, приобретения оборудования и общих политик использования, а также по вопросам безопасности.

Членство в Консультативном комитете по технологиям

Осень 2020

Стоматологические технологии | Стоматологический центр Reich

Dental Technology
Smyrna, GA
В стоматологическом центре Reich Dental Center мы используем передовые стоматологические технологии, чтобы обеспечить безопасные, быстрые и эффективные результаты!

Внутриротовая камера


Внутриротовая камера — это портативный прибор, имеющий форму палочки.Крошечная камера на конце устройства делает сотни снимков в секунду, чтобы получить подробное и точное изображение вашего рта. Это изображение иногда используется для создания цифрового слепка ваших зубов и десен. Цифровой слепок особенно полезен для зубных коронок, сделанных в тот же день.

Цифровой рентгеновский аппарат


В прошлом большинству стоматологов приходилось использовать традиционные рентгеновские системы, которые требовали проявления пленки. В наши дни мы используем цифровые рентгеновские лучи из-за их многочисленных преимуществ.Цифровой рентгеновский снимок безопаснее и намного быстрее, чем его предшественник на пленке. Если изображение получится размытым, мы сразу же сделаем новое. Цифровые рентгеновские снимки — это важный диагностический инструмент, который помогает нам лучше понять внутреннюю работу вашего рта, в частности зубы, корни и альвеолярную кость.

Цифровые оттиски


Наши врачи понимают, насколько ценно ваше время, поэтому мы предлагаем цифровые оттиски. Цифровые слепки (или трехмерное внутриротовое сканирование) позволяют получить чрезвычайно точную копию рта с использованием новейших стоматологических технологий.После создания цифрового слепка мы можем отправить его прямо в лабораторию для изготовления зубной коронки или мостовидного протеза. В некоторых случаях мы можем подготовить ваш зуб, снять слепок и изготовить реставрацию за один прием.

В случае, если возможна установка коронки в тот же день, данные, которые мы получаем с помощью нашей интраоральной палочки с помощью цифровых слепков, передаются по беспроводной сети в нашу компьютерную систему. Затем мы используем программное обеспечение CAD / CAM для создания вашей зубной коронки в офисе. Затем эта информация отправляется на наш фрезерный агрегат, который превращает цельный фарфоровый блок в вашу эстетически привлекательную реставрацию.

Назначьте встречу


Если вы хотите получить самое лучшее в профессиональной стоматологической помощи, позвоните по номеру 770-435-5450 и запишитесь на прием сегодня!

Данные и общество — Цифровые технологии и теория демократии

Робин Каплан | @robyncaplan
Робин Каплан — исследователь в Data & Society и кандидат наук в Университете Рутгерса (ABD, советник Филип М. Наполи) в Школе коммуникационных и информационных исследований. Она проводит исследования по вопросам, связанным с управлением платформами и стандартами контента.В ее последней работе исследуется, в какой степени организационная динамика в крупных компаниях-платформах влияет на разработку и соблюдение политики, направленной на ограничение дезинформации и разжигания ненависти, а также влияние регулирования, отраслевой координации и пропаганды, которые могут сыграть роль в изменении политики платформы.

Ее работы были опубликованы в таких журналах, как First Monday , Big Data & Society и Feminist Media Studies . Ее работы были представлены в The New York Times , а ее работы были представлены в NBC News THINK и Al Jazeera .Она провела исследования по ряду вопросов, касающихся технологического развития в обществе, ориентированного на данные, включая политику правительства в отношении данных, манипуляции со СМИ и использование данных в полицейской деятельности.

Люси Бернхольц | @ p2173
Люси Бернхольц — старший научный сотрудник Центра филантропии и гражданского общества Стэнфордского университета и директор Лаборатории цифрового гражданского общества. Она была приглашенным научным сотрудником в Фонде Дэвида и Люсиль Паккард, а также научным сотрудником Центра Белладжио Фонда Рокфеллера, Института гибридной реальности и Фонда Новой Америки.Она является автором множества статей и книг, в том числе ежегодной серии проектов по благотворительности и социальной экономике , публикации 2010 года Disrupting Philanthropy и ее книги 2004 года Создание рынков благотворительного капитала: сознательная эволюция . Она является соредактором Филантропия в демократических обществах (2016, Chicago University Press) и готовящегося к выпуску тома Цифровые технологии и демократическая теория . Она много пишет о благотворительности, технологиях и политике в своем отмеченном наградами блоге philanthropy2173.com.

Она изучала историю и имеет степень бакалавра искусств. из Йельского университета, где она играла в хоккей на траве и была капитаном команды по лакроссу, а также получила степень магистра и доктора философии. из Стэнфордского университета.

Роб Райх | @robreich
Роб Райх — профессор политологии и, любезно, профессор философии Высшей школы образования Стэнфордского университета. Он является директором Центра этики в обществе и содиректором Центра филантропии и гражданского общества (издателя Stanford Social Innovation Review ) в Стэнфордском университете.Он является последним автором книг Just Giving: Why Philanthropy is failing Democracy and How It Can Do Better (Princeton University Press, 2018) и Philanthropy in демократические общества: история, институты, ценности (под редакцией Кьяры Корделли и Люси. Бернхольц, University of Chicago Press, 2016). Он также является автором нескольких книг по образованию: Bridging Liberalism and Multiculturalism in American Education (University of Chicago Press, 2002) и Education, Justice, and Democracy (отредактировано с Даниэль Аллен, University of Chicago Press, 2013) .Его текущая работа сосредоточена на этике, государственной политике и технологиях, и он является заместителем директора инициативы «Человеко-ориентированный искусственный интеллект» в Стэнфорде. Роб является лауреатом множества педагогических наград, в том числе награды Уолтера Дж. Гореса, высшей награды Стэнфорда за преподавание. Райх был учителем шестого класса в начальной школе Раск в Хьюстоне, штат Техас, до поступления в аспирантуру. Он является членом правления журнала Boston Review, Giving Tuesday и Фонда Спенсера.Подробности на его личной странице: http://robreich.stanford.edu

Сита Пенья Гангадхаран
Д-р Сита Пенья Гангадхаран — доцент кафедры СМИ и коммуникаций Лондонской школы экономики и политических наук. Ее работа сосредоточена на включении, исключении и маргинализации, а также на вопросах демократии, социальной справедливости и технологического управления. В настоящее время она является со-руководителем двух проектов: «Наши тела данных», который исследует влияние сбора данных и технологий, основанных на данных, на членов маргинализированных сообществ в США, и «Правосудие, справедливость и технологии», в котором исследуется влияние систем, основанных на данных. технологии и инфраструктуры европейского гражданского общества.Она также является приглашенным научным сотрудником в Школе исследований СМИ в Новой школе, аффилированным научным сотрудником проекта информационного общества Йельской школы права и аффилированным научным сотрудником Института исследований данных и общества.

Перед тем, как присоединиться к отделу в 2015 году, Сита была старшим научным сотрудником в Институте открытых технологий Новой Америки, занимаясь политиками и практиками, связанными с включением цифровых технологий, конфиденциальностью и «большими данными». До OTI она была научным сотрудником постдокторантуры по праву и стипендиатом Макартура в проекте информационного общества Йельской школы права.Она получила докторскую степень в Стэнфордском университете и имеет степень магистра в области СМИ и коммуникаций Лондонской школы экономики и политических наук.

Исследование

Seeta было поддержано грантами Digital Trust Foundation, Института музейных и библиотечных услуг, Фонда Форда, Фондов открытого общества, Центра благотворительности и гражданского общества Стэнфордского университета и Программы возможностей широкополосных технологий Министерства торговли США.

Archon Fung | @Arfung
Архонт Фунг — профессор Уинтропа Лафлина Маккормака по вопросам гражданства и самоуправления в Гарвардской школе Кеннеди.Его исследование исследует политику, практику и институциональные структуры, которые повышают качество демократического управления. Он фокусируется на участии общественности, обсуждении и прозрачности. Он является соруководителем проекта политики прозрачности и руководит программами демократического управления Центра демократического управления и инноваций Эша школы Кеннеди. Его книги включают «Полное раскрытие информации: опасности и обещание прозрачности», (издательство Кембриджского университета, с Мэри Грэм и Дэвид Вейл) и «Расширенное участие: переосмысление городской демократии», (издательство Принстонского университета).Он является автором пяти книг, четырех отредактированных сборников и более пятидесяти статей, опубликованных в профессиональных журналах. Он получил две степени бакалавра философии и физики и докторскую степень.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *