Теория привязанности джон боулби: Книга «Привязанность» Боулби Джон – купить книгу ISBN 5-8297-0138-3 с быстрой доставкой в интернет-магазине OZON

Автор: | 16.04.1972

Содержание

Теория привязанности. Почему мы строим отношения по одним и тем же схемам

Первым ученым, обнаружившим, что для ребенка жизненно важна привязанность к заботящемуся о нем взрослому, стал английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби, заинтересовавшийся этологией — наукой о генетически обусловленном поведении животных и людей. Если абстрагироваться от всех сантиментов, связанных с детско-родительской любовью, становится понятно, что она несет важную функцию для выживания вида: будет очень хорошо, если родители не съедят или хотя бы не убьют собственное потомство, что требует некоторых дополнительных усилий со стороны природы (например, поэтому во время родов и в период кормления у женщины повышается уровень окситоцина, отвечающего за эмоциональную привязанность к ребенку).

Психоаналитики считали, что младенец поддерживает отношения с матерью просто ради удовлетворения физических нужд, Боулби же добавил к этому социальную составляющую. Привязанность к значимому взрослому — это полигон, на котором оттачивается способность завязывать социальные отношения и определяется степень базового доверия к миру.

На это у ребенка есть примерно два года — в возрасте до двух месяцев младенцы улыбаются, лепечут и плачут, чтобы привлечь внимание любого взрослого, с двух до шести они учатся различать взрослых и выбирают среди них наиболее значимого, а после шести месяцев начинает формироваться устойчивая привязанность. Поскольку младенец чисто технически не может выйти из отношений с родителями, ему приходится адаптироваться к любому отношению со стороны взрослого, в том числе к холодности, отвержению или непредсказуемому поведению. Разделявшая идеи Боулби психолог Мэри Эйнсворт в 1960-х и 1970-х годах исследовала то, как этот опыт влияет на паттерны привязанности. Ее знаменитый эксперимент получил название «Незнакомая ситуация»: вначале за младенцами и их матерями наблюдали в домашних условиях, оценивая то, как мать реагирует на разные «позывные» со стороны ребенка. В возрасте от года до полутора лет малышей с матерями приглашали в специально оборудованную лабораторию, где моделировали разные ситуации: присутствие матери и разделение с ней, а также появление незнакомца.
Исследователей интересовало, насколько ребенка будет тревожить отсутствие матери, насколько смело он будет готов исследовать новую ситуацию, как будет реагировать на чужого человека и последующее возвращение матери. По итогам Эйнсворт выделила четыре основных типа привязанности:

  • Надежный. Такие дети уверены, что мать может удовлетворить их потребности, и тянутся к ней за помощью при столкновении с чем-то неприятным. При этом они чувствуют себя достаточно защищенными, чтобы исследовать окружающую среду, понимая, что взрослые непременно придут на помощь в случае опасности. В будущем такой ребенок будет ценить любовь и доверие, но при этом останется достаточно самостоятельным и уверенным в себе.

  • Тревожно-устойчивый.

    Он формируется, когда ребенок не уверен, что мать или другой значимый взрослый будет рядом, когда он понадобится. Поэтому такие дети обостренно реагируют на разлуку, настороженно относятся к чужим и не очень готовы действовать самостоятельно, потому что не чувствуют себя в полной безопасности. Интересно, что у такого ребенка формируется неоднозначная реакция на возвращение матери: он и рад этому возвращению, и зол на то, что его бросили. Такие дети вырастают неуверенными в себе и в своих отношениях с другими людьми, часто они слишком сильно нуждаются в подтверждениях взаимности.

  • Тревожно-избегающий.

    Это самые независимые дети, которые не особенно расстраиваются из-за отсутствия матери. Такие младенцы рано столкнулись с холодом или отвержением со стороны опекающих взрослых. В отличие от предыдущего типа, здесь у ребенка не возникает избыточной потребности во внимании и заботе — наоборот, он перестает их ждать. Эти дети усваивают, что потребность в близости приводит к разочарованию, и стараются в дальнейшем обходиться без нее.

  • Дезорганизованный. Такие дети демонстрируют противоречивое поведение, они то тянутся к взрослым, то боятся, то бунтуют. Как правило, такой стиль поведения связан с серьезными психологическими травмами.

А что дальше?

Как показывают американские исследования (например, вот это), эти ранние типы привязанности влияют на формирование отношений со сверстниками. Если с ребенком не происходит ничего, рвущего сложившийся шаблон, эти модели поведения закрепляются. В 1980-х ученые Сидни Хазан и Филипп Шейвер зашли еще дальше и распространили теорию привязанности на взрослые романтические отношения — исходя из той логики, что гармоничные отношения в паре, так же как и отношения ребенка со значимым взрослым, — это безопасная база, которая помогает справляться с вызовами окружающей среды. У взрослых также выявили четыре типа привязанности, соответствующие детским моделям из классификации Мэри Эйнсворт.

Взрослые с надежным типом привязанности чаще других строят здоровые и сбалансированные романтические отношения. Они способны высоко ценить как себя, так и другого человека, формируют прочные связи, но остаются самодостаточными и не впадают в зависимость от партнера.

Тревожные недооценивают себя и переоценивают партнера, они часто склонны к созависимым отношениям и постоянно ищут подтверждения собственной значимости. К сожалению, такой стиль построения отношений в какой-то степени поощряется культурой: мы часто романтизируем всепоглощающую, жертвенную любовь, помещающую объект привязанности в центр Вселенной. С точки зрения психологов, такое «отношениецентричное» поведение — признак патологии, да и сам объект удушающей любви часто не в восторге от того, что стал чьим-то Вронским или Беатриче.

Избегающе-отвергающие — противоположность предыдущих: они считают себя самодостаточными и в идеале хотели бы полный иммунитет от чувств. Такие люди неосознанно боятся уязвимости и отвержения, поэтому они либо все время держатся на дистанции, либо, если уж с кем-то сошлись, часто рвут отношения «на опережение» из-за страха быть брошенными. С таким типом привязанности сильно искушение считать себя просто «сильным и независимым» человеком, не отдавая себе отчета в том, что способность рисковать и открываться перед другим так же важна для сильной личности, как и умение быть самостоятельным.

Тревожно-избегающих раздирают постоянные противоречия: они и хотят близости, и боятся ее.

Можно ли изменить тип привязанности?

Ученые из Канзасского университета предполагают, что в формировании привязанности могут играть роль и генетические факторы: некоторые вариации генов, кодирующих допаминовые и серотониновые рецепторы, могут способствовать формированию тревожного и тревожно-избегающего типов привязанности. Но на данный момент это лишь предположение.

Как показали долгосрочные американские исследования, у 70–80% населения тип привязанности особо не меняется со временем. Это означает, что заложенные в нас в детстве модели взаимоотношений действительно очень устойчивы. С другой стороны, определенный процент людей все же может изменить свой подход к отношениям, а значит, тип привязанности — это лишь стойкая привычка, но не неотъемлемая часть личности, и с ней можно что-то сделать. Некоторые виды психотерапии были разработаны специально для решения подобных проблем — более долгосрочная «психотерапия, основанная на привязанности» (attention-based therapy), отпочковавшаяся от психоанализа, и более краткосрочная эмоционально фокусированная терапия, представляющая собой микс из методов гештальт-, личностно ориентированной и других видов терапии.

Теория привязанности. Джон Боулби — презентация на Slide-Share.ru 🎓

1

Первый слайд презентации: Теория привязанности. Джон Боулби

Гумберт А лександра

Изображение слайда

2

Слайд 2

Боулби Эдвард Джон Мостин ( John Bowlby ) (26 февраля 1907 г. – 2 сентября 1990 г. ) — английский психолог и психоаналитик, специалист в области психологии развития, психологии семьи, психоанализа и психотерапии. Он сформулировал теорию привязанности, предлагающую одно из объяснений формирования связи ребенка с матерью. Мэри Эйнсворт – последователь Джона Боулби.

Изображение слайда

3

Слайд 3: Теория привязанности

Привязанность — чувство близости, основанное на глубокой симпатии, влюбленности, преданности кому-либо или чему-либо. Первичная привязанность возникает у ребёнка к его матери и, позже, к другим воспитателям. Важнейшим принципом теории привязанности является то, что для успешного социально-эмоционального развития, и в частности для того, чтобы научиться эффективно регулировать свои чувства, ребенок должен развивать отношения как минимум с одним значимым взрослым.

Изображение слайда

4

Слайд 4: СТАДИИ РАЗВИТИЯ ПРИВЯЗАННОСТИ

Стадия 1. Недифференцированная ориентировка и адресация сигналов любому лицу (рождение – 3 месяца) На этой стадии способность ребенка отличать одного человека от другого или совсем отсутствует, или очень ограничена. Формы поведения младенца по отношению к любому человеку в его окружении включают в себя ориентировочные реакции на этого человека, слежение за ним глазами, хватание и цепляние, улыбку и лепет. Часто ребенок перестает плакать, услышав голос или увидев лицо человека. Стадия 2. Ориентация на определенное лицо (или лица) и адресация ему (им) сигналов (3 – 6 месяцев) На этой стадии младенец продолжает вести себя по отношению к людям с таким же дружелюбием, как на стадии 1, но оно ярче проявляется по отношению к матери, чем к остальным людям.

Изображение слайда

5

Слайд 5

Стадия 3. Сохранение близкого положения к определенному лицу с помощью локомоций и сигналов (6 месяцев — 3 лет) На этой стадии у младенца не только постепенно дифференцируется отношение к людям, но и репертуар его реакций расширяется: он включает теперь следование за уходящей матерью, приветствие ее по возвращении. Одновременно активность неразборчивых проявлений радостного приветствия в адрес других людей снижается. Некоторых людей ребенок выбирает в качестве второстепенных лиц, к которым он испытывает привязанность; другие оказываются вне этого круга. К незнакомым людям ребенок начинает относиться с возрастающей осторожностью, и рано или поздно реагирует на них тревогой и избеганием. Во время этой стадии некоторые системы, опосредствующие поведение ребенка по отношению к его матери, приобретают целекорректируемую организацию. И тогда привязанность к матери становится очевидной для всех.

Изображение слайда

6

Слайд 6

Стадия 4. Формирование целекорректируемого партнерства ( 3 лет – конец детства) В этот период ребенок начинает догадываться об установочных целях матери и о некоторых планах их достижения. С этого времени его картина мира становится намного более сложной, а поведение — потенциально более гибким. Иными словами, можно сказать, что ребенок начинает понимать чувства и мотивы своей матери. Когда это происходит, закладывается основа для развития более сложных отношений между членами пары, которые я называю партнерством.

Изображение слайда

7

Слайд 7

М. Эйнсворт удалось установить и выделить 4 типа привязанности у младенцев : 1)Надежная, безопасная привязанность. Младенцы искали близости и утешения. Их матери были очень отзывчивы. У них формировалось чувство безопасности и защищенности. 2 ) Избегающая, безразличная. Дети отворачивались от матери, когда она возвращалась. Сформировавший такую привязанность ребенок угрюм, замкнут, не допускает доверительных отношений со взрослыми и детьми, хотя может любить животных. Основной мотив — « никому нельзя доверять». Подобное может быть, если ребенок очень болезненно пережил разрыв отношений с близким взрослым и горе не прошло, ребенок «застрял» в нем; либо если разрыв воспринимается как «предательство», а взрослые — как «злоупотребляющие» детским доверием и своей силой.

Изображение слайда

8

Слайд 8

3) Амбивалентная, эмоционально насыщенная. Ребенок стремится к матери, но потом уходит от нее. Постоянно демонстрирует двойственное отношение к близкому взрослому: « привязанность отвержение », то ластится, то грубит и избегает. При этом перепады в обращении являются частыми, полутона и компромиссы отсутствуют, а сам ребенок не может объяснить своего поведения и явно страдает от него. Характерно для детей, чьи родители были непоследовательны и истеричны : то ласкали, то взрывались и били ребенка — делая и то, и другое бурно и без объективных причин, лишая тем самым ребенка возможности понять их поведение и приспособиться к нему. 4) Дезорганизованная — эти дети научились выживать, нарушая все правила и границы человеческих отношений, отказываясь от привязанности в пользу силы: им не надо, чтобы их любили, они предпочитают, чтобы их боялись. Характерно для детей, подвергавшихся систематическому жестокому обращению и насилию, и никогда не имевших опыта привязанности. Часто у детей, с дезорганизованной привязанностью мать страдала от депрессии, жестоко обращалась с ними. Этот вид привязанности свойственен детям с диагнозом аутизм.

Изображение слайда

9

Слайд 9: Расстройства привязанности

Диффузная или реактивная привязанность. В этом случае обследуемым трудно выделить объект, изучаемый ребенок не может выделить конкретное лицо для привязанности. Это расстройство характеризуется отсутствием привязанности, например, у детей в детских домах или других сиротских учреждениях. Это можно рассмотреть как защитную реакцию адаптации. Аналогичная ситуация складывается у детей в семьях алкоголиков. Неразборчивая привязанность. Тоже наблюдается в сиротских учреждениях. Дети льнут ко всем людям. Слово мама для них не имеет значения. Неуверенно – привязанные. Специфичностью этой привязанности становится отсутствие чувства застенчивости. Агрессивно привязанные. У лиц с данным расстройством привязанности наблюдаются защитные механизмы идентификации с агрессором. Идентификация с агрессором дает средство успокоения и управления агрессивными импульсами. Вероятно, что проективную идентификацию используют те индивиды, у которых нарушен объект привязанности, который мог бы успокаивать и сдерживать их возбуждения. Такие личности редко испытывают реакцию на физическую боль.

Изображение слайда

10

Последний слайд презентации: Теория привязанности. Джон Боулби

Одно из главных положений теории привязанности состоит в том, что в своей дальнейшей жизни человек будет воспроизводить модели привязанности, сформировавшиеся у него в раннем детстве при взаимодействии с родителем. Различия в типе привязанности приводят к тому, что одни люди уверены в себе, открыты опыту, стойко переносят разлуку; другие тревожатся по поводу возможного пренебрежения, отвержения или одиночества; а третьи не доверяют окружающим, самодостаточны, замкнуты и враждебны.

Изображение слайда

Джон Боулби

     Нередко истоки теорий и концепций, разрабатываемых известными психологами, находятся в прошлом опыте самих исследователей. Как правило, происходит событие, или обстоятельства жизни того или иного автора складываются так, что ему приходится что-то пережить, преодолеть и таким образом понять что-то очень важное в области человеческой психологии. Джон Боулби не стал исключением. Его теория привязанности также берет начало из его «травматического» (по его же собственным словам) детского опыта отношений с родителями. Он родился в британской семье медика-хирурга (вероятно, это повлияло на его решение впоследствии изучать медицину). В его семье полагали, что «чрезмерное» внимание к ребенку нанесет ему вред, а потому проводили с ним очень мало времени, значительно недодав ему любви и ласки, в которых он нуждался. Затем, в 7 лет, его отдали в школу-интернат, что стало для него тяжелым испытанием (как раз тем самым негативным опытом).

     Боулби изучал медицину в Кембридже, получив докторскую степень в данной области знаний и практической деятельности. Еще во время обучения его заинтересовала детская психология, которую он изучал дополнительно. После университета он много работал с детьми, которые имели нарушения в поведенческой и эмоциональной сфере. Именно в работе с ними он начал строить свою теорию о том, что многие подобные проблемы могут быть связаны с нарушением ранних детско-родительских отношений, нарушением привязанности. Опираясь на проведенные немного ранее исследования в области зоологии и орнитологии, а также на собственный опыт работы с детьми, он сумел доказать, что ребенок испытывает потребность не только в удовлетворении физиологических потребностей (как считалось на тот момент в психологии), но и привязан к родителям, нуждается в их любви, ласке, внимании, поддержке. Сегодня эта идея кажется естественной и само собой разумеющейся, однако на тот момент это стало открытием.

     Семейная жизнь Боулби оказалась счастливой: он женился еще в студенчестве, в браке у него родилось 4 детей. Он ушел из жизни в 1990 году в возрасте 83 лет.

     Боулби, как и многие психологи 20 века, близко познакомился с идеями психоанализа, однако они показались ему неубедительными, и в своей теории он продвинулся несколько дальше. Теория привязанности является одной из классических психологических концепций, она оказала влияние на все последующее изучение детско-родительских отношений.

Четыре типа привязанности в отношениях — Свои

Эту статью можно послушать. Вот она в подкасте:

Слушайте подкаст «Свои», где вам удобно: Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox и на других платформах.

Существует теория привязанностей, которая делит отношения между людьми на четыре типа. Она объясняет, почему люди ревнуют, постоянно пытаются расстаться с партнерами или, наоборот, спокойно решают семейные конфликты. Разбираемся, почему мы строим отношения по одним и тем же схемам и можно ли эти схемы изменить. 

Что это вообще за теория 

Теорию привязанности разработали психологи Джон Боулби и Мэри Эйнсворт в 1960 – 70‑е годы, когда изучали отношения между матерью и ребенком. До этого психоаналитики считали, что младенец поддерживает отношения с матерью, чтобы выжить, и никаких чувств при этом не испытывает. Боулби и Эйнсворт доказали, что младенцы всё же привязываются ко взрослым.

Первые месяцы младенцам действительно всё равно, кто из взрослых за ними ухаживает. Они плачут, смеются и лепечут, чтобы привлечь к себе внимание. Так работает механизм выживания: если на меня посмотрят, скорее всего, еще и накормят.

Но с двух до шести месяцев ребенок учится различать взрослых и определяет наиболее значимого: человека, который больше о нем заботится — даже если тот злой или редко меняет подгузник. У младенца нет возможности выбирать, поэтому он приспосабливается к любому взрослому. Так формируется привязанность.

Ученые провели эксперимент с участием детей в возрасте от полугода до полутора лет и посмотрели, как младенцы реагируют на разные ситуации — с матерью и без нее. Исследования показали, что дети чувствуют эмоциональную привязанность и она бывает четырех типов:

Надежная. Ребенок уверен, что близкий ему взрослый сможет помочь, тянется к нему, если сталкивается с чем-то неприятным. Такие дети смело исследуют всё, потому что чувствуют себя в безопасности. В будущем ребенок с надежным типом привязанности станет самостоятельным и уверенным в себе, будет ценить любовь и доверие.

Тревожно-устойчивая. Формируется, если ребенок не уверен, что взрослый придет на помощь в сложной ситуации. Такие дети остро реагируют на разлуку с матерью, с опаской принимают чужих и боятся исследовать мир вокруг. Когда значимый взрослый возвращается, такой ребенок одновременно испытывает радость от воссоединения и злость от того, что его бросили. С тревожно-устойчивым типом привязанности дети вырастают в неуверенных в себе взрослых, которым нужно постоянное подтверждение взаимности от других людей.

Тревожно-избегающая. Ребенок самостоятельный и независимый, не расстраивается, если матери нет рядом, но и не радуется ее приходу. Чаще всего, это дети, которые рано столкнулись с равнодушием взрослых. Они перестают ждать любви и ласки, стараются ни к кому не привязываться, потому что понимают, что в дальнейшем это принесет разочарование.

Дезорганизованная. В эту группу попали дети с противоречивым поведением. Они то боятся взрослых, то, наоборот, тянутся к ним. Обычно такой тип привязанности связан с психологическими травмами.

Поведение детей из исследования 1970‑х годов изучают и сейчас, когда они стали взрослыми. Так выяснилось, что привязанность ко взрослому в детстве отражается на отношениях в паре. Со временем теорию привязанности стали рассматривать как в отношениях между матерью и ребенком, так и между влюбленными.

Привязанность во взрослой жизни

Из-за серьезной психологической травмы тип привязанности может измениться. Например, после абьюзивных отношений человек может закрыться и не будет никому доверять. Но если с ребенком не произошло ничего страшного, он не пережил насилие и не переходил из детского дома в приемную семью, то этот ребенок переносит свою привязанность во взрослую жизнь. 

Получается, взрослые типы привязанности соответствуют детским моделям поведения из исследования Мэри Эйнсворт:

Надежный. Человек способен ценить себя и своего партнера, не попадает в зависимость от других людей и остается самодостаточным. Мужчины и женщины с надежным типом привязанности не склонны ревновать, если для этого нет причин, умеют договариваться и строят равноправные отношения.

Тревожный. Люди, которые склонны к созависимым отношениям, недооценивают свою значимость и превозносят значимость партнера. Чаще всего с этим типом привязанности человек жертвует собой ради любви.

Избегающе-отвергающий. Человек считает себя самодостаточным и независимым, но боится близости и старается избегать искренних отношений. С партнером старается держаться на дистанции, а в случае проблем старается первым сказать «мы расстаемся», чтобы не испытывать боль и разочарование.

Тревожно-избегающий. Встречается у людей, которые пережили травматичный опыт: сексуальное насилие, моральные истязания, побои. С одной стороны, им хочется найти близкого человека, которому можно доверять. С другой, они боятся быть отвергнутыми и считают, что недостойны хорошего отношения.

Представим ситуацию: один из супругов задерживается на работе и забыл об этом предупредить. Вот как поведут себя люди с разными типами привязанности.

Человек с надежным типом привязанности позвонит узнать, что случилось, или продолжит заниматься своими делами и не станет волноваться.

Люди с тревожной привязанностью будут звонить каждые полчаса и спрашивать «Ты скоро?», «С тобой есть люди другого пола?», «Ты меня любишь?». Их жизнь останавливается, пока партнер не ответит или не придет домой.

Супруг с избегающе-отвергающей привязанностью молча станет собирать вещи, потому что обиделся или подозревает партнера в измене.

Тревожно-избегающий тип людей будет собирать вещи с мыслями: «Супруг меня не любит, потому что я не достоин любви, лучше ему найти кого-то другого».

Может показаться, что надежный тип привязанности — это единственный способ построить прочные и здоровые отношения. Но это не так. Лучший тип привязанности это тот, в котором человек чувствует себя счастливым. В отношениях могут быть и ревность, и недоверие, но бороться с ними нужно тогда, когда они начинают отравлять жизнь. Например, если из-за ревности мужчина не хочет, чтобы жена работала, и на этой почве возникают конфликты.

Менять тип привязанности нужно не только чтобы отношения между супругами стали лучше, но и чтобы построить надежные связи с детьми. Тогда в будущем они тоже смогут выстраивать надежную привязанность в своей семье.

Как изменить тип привязанности

Исследования показывают, что в большинстве случаев люди переносят тип привязанности из детства во взрослую жизнь. Изменить его удается в 20 – 30% случаев, и практически невозможно сделать это самостоятельно.

Может быть такое, что с разными партнерами у человека возникает разная привязанность. Например, первые отношения подросток строит в тревоге, что не достоин любви, переживает, что партнер изменит ему и уйдет. А во взрослой жизни тот же человек выстраивает надежную привязанность без ревности и страданий.

Чтобы изменить паттерны поведения, которые были заложены в детстве, нужна долгая работа с психотерапевтом. Врач не изменит всё в один миг, но поможет скорректировать поведение взрослых людей, опираясь на их детские воспоминания.

Рассказывает Анастасия, читательница Своих:

— После пяти лет брака мы с мужем оказались на грани развода. Точнее, я считала, что муж хочет развестись, а он уговорил меня пойти к психоаналитику. 

После нескольких разговоров о моих отношениях с мужем врач спросил о родителях. Я рассказала, что папы у меня не было, а мама уехала работать в другую страну и до университета я жила с бабушкой. И тут я вспомнила бабушкины слова «Будешь плохо учиться, мама не приедет к тебе в отпуск». Оказывается, именно они заложили во мне ощущение, что я недостойна любви. И это чувство я перенесла на мужа. Мне казалось, что такой хороший человек не может меня любить, что он обязательно от меня уйдет и я останусь одна умирать в тоске.

Полгода я ходила на терапию одна, потом стала приходить вместе с мужем. На терапии мы поняли, что нужно делиться друг с другом своими проблемами, а психолог рассказал, как именно это делать.

Сначала лучше ходить на терапию по отдельности: если придется вспоминать старые травмы, будет легче рассказать о них врачу тет-а-тет. Со временем может понадобиться терапия для пар, чтобы научиться вместе решать конфликты и понимать, какие чувства испытывает каждый партнер.

быть альфа-родителем / Блог компании Veeam Software / Хабр

Общение с людьми всегда было моей профессией и увлечением. Сначала я училась на журналиста, потом работала пиарщиком, после — бизнес-аналитиком в IT. В работе с любой аудиторией важно найти правильный подход и выстроить эффективную коммуникацию. Мой будущий ребенок не стал исключением. Шел пятый месяц беременности, а я еще не знала ни имени, ни пола (на узи он тщательно крутил фиги и отказывался деанонимизироваться), зато успела познакомиться с дивным новым миром, где полыхали дискуссии о преимуществах памперсов, пользе грудного вскармливания и лучших педагогических методиках. Оказалось, ребенка мало родить, его ещё иногда надо кормить и когда-то отдать в школу. Нужно еще и правильно с ним говорить, играть, развивать и выращивать.

Читая Монтессори, Спока и еще десяток других авторов, я не могла понять, как это воплощать и когда между всем этим жить. Но тут родился сын, и времени думать не осталось. В боевых условиях самой органичной, понятной и легко имплементируемой для меня оказалась концепция альфа-родительства. И теперь, спустя 9 лет, я продолжаю опираться на нее уже осознанно.

Все нижеследующее является только личным опытом и субъективной оценкой. Я не рискну назвать альфа-родительство единственно верной и правильной педагогической моделью, однако считаю ее жизнеспособной и эффективной стратегией, выгодной как для детей, так и для родителей.

После Второй Мировой войны (война всегда с маленькой), когда стала очевидной необходимость социальной адаптации бездомных и осиротевших детей, появилось понятие теории привязанности. Психоаналитик Джон Боулби первым заговорил о синдроме лишения матери, который негативно влиял на развитие ребенка. Согласно его теории, для социального и эмоционального развития ребенку требуется прочная связь хотя бы с одним взрослым, который бы заботился о нем.

Эксперимент Гарри Харлоу, в ходе которого детенышей макак отлучали от матерей в раннем возрасте, подтвердил, что в отсутствие привязанности почти не развиваются навыки общения, возрастает агрессия, затухает или исчезает материнский инстинкт у взрослых особей. Привязанность позволяет развиваться префронтальной коре головного мозга, которая прогнозирует результаты и последствия, определяет действия, необходимые для достижения определенной цели, подавляет убеждения, которые могут вызвать социально неприемлемые результаты — одним словом, делает человека разумного из человека прямоходящего.

В 1990х Гордон Ньюфелд формулирует теорию альфа-родительства, построенную на основе теории привязанности. В рамках этой методики «альфа» — взрослый, который берет на себя ответственность за ребенка, дает ему поддержку и защиту и устанавливает с ним крепкую эмоциональную связь. Эта связь позволяет ребенку беспрепятственно развиваться в безопасных и комфортных для него условиях.

Привязанность последовательно строится на 6 «основах»:

  • Ощущения – самый базовый уровень, когда ребенку критически важно прикасаться, чувствовать взрослого.

  • Похожесть – на этом уровне ребенок привязывается ко взрослому посредством имитации поступков, интонации, предпочтений.

  • Принадлежность и преданность – это желание «обладать», быть на одной стороне со взрослым. Привязанность этого уровня часто выражается в ревности.

  • Значимость – на этом уровне дети ищут подтверждение того, что важны «своему» взрослому.

  • Чувства – привязанность посредством эмоций. Ребенок начинает любить и осознанно отдает свое сердце взрослому.

  • Быть познанным – последний уровень привязанности, потребность в понимании и признании. Ребенок делится со взрослым своими секретами и интересами.

Таким образом, альфа-родительство обеспечивает безусловную любовь и привязанность на всех уровнях и дает возможность расти и развиваться в комфортной обстановке.

Родителям эта концепция дает уверенность в своей роли и действиях и облегчает взаимодействие с детьми. Возникающая привязанность избавляет взрослых от необходимости «демонстрировать силу», послушание ощущается ребёнком как естественное состояние и не унижает его достоинства. Ребёнок не капитулирует, а прислушивается к авторитету, а взрослый заботится о ребенке, а не утверждает власть над ним.

Как именно родители могут воплотить в жизнь принципы ответственного родительства? Давайте рассмотрим основные положения:

Возьмите ответственность за отношения на себя

Для детей отношения с родителями – это данность. Они не задумываются над тем, как их улучшить и поддержать или как сэкономить родителям деньги на психоаналитиках. Вам необходимо взять эту ответственность на себя. Организуйте и планируйте ваше совместное время, устанавливайте домашние правила и заключайте с детьми договоренности, не ждите, чтобы ребенок первым пришел мириться после ссоры или сам осознал, где он поступил неверно. Дети учатся у нас, в том числе и тому, как вести себя с самыми близкими людьми. Покажите ему пример.

Избегайте ситуаций и высказываний, которые продемонстрируют ребенку, что это он отвечает за контакт и близость с вами, за ваши чувства по отношению к нему. Ребенок не должен работать над отношениями, над тем, чтобы быть близким и любимым. Подчеркивайте, что ничто не сможет навредить вашим с ним отношениям, что отношения между вами важнее поведения или достижений ребенка.

Сохраняйте связь на расстоянии

Помогите ребенку сохранить чувство близости, пока вы в разлуке. Гордон Ньюфелд называет эту практику «bridging» – наведение моста, связывание. Это интуитивные действия, доступные и используемые большинством. Примером могут стать влюбленные, поддерживающие связь на расстоянии с помощью милых записок, памятного аксессуара или одинаковой одежды.

Дайте возможность вашему ребенку построить такой же мостик, дайте ему с собой вашу фотографию или значимый для вас обоих предмет, положите записку в портфель. Другой способ сохранения близости – держать ребенка в курсе того, где вы находитесь, когда вас нет рядом. Покажите ему ваше рабочее место, отметьте на карте маршрут передвижения, если уезжаете надолго.

Уходя из дома или оставляя ребенка в детском саду, скажите: «Не могу дождаться, когда я приду, и мы сможем поиграть вместе». Таким образом вы сфокусируете внимание не на расставании, а на следующей встрече.

Практика наведения мостов может пригодиться не только в случае разлуки, но и тогда, когда вы или ребенок не в духе, сердиты или ожесточенно обсуждаете его нежелательное поведение, например: «я недовольна твоими оценками, но я люблю тебя вне зависимости от них».

Позвольте ребенку не сомневаться в вашей любви, что бы ни происходило.

Воздержитесь от дисциплины, которая разделяет

Дисциплинарные практики, построенные на разделении ребенка с его значимым взрослым, приводят к потере чувства близости, заставляют ребенка «закрываться» и, как следствие, избегать крепкой привязанности в дальнейшем. Такие методы дисциплины, как стояние в углу, изгнание в другую комнату, тайм-ауты или «Я пойду, а ты оставайся, раз не слушаешься», «Сейчас придет чужой дядька и заберет тебя» манипулируют самым важными чувствами любви и безопасности и могут глубоко ранить ребенка.

Безусловно, дети способны вывести из себя кого угодно, и вы имеете полное право на негативные эмоции и раздражение, но позвольте вашему ребенку чувствовать себя в безопасности. После ссоры объясните, что вы раздосадованы и хотите побыть наедине. Запланируйте прогулку на 10 минут дольше, чтобы маленький зодчий мог закончить свой песочный замок без понуканий. Обойдите стороной тот магазин, где ребенок непременно потребует двадцатую машинку, и закажите продукты с доставкой на дом. Одним словом, сберегите ваш ресурс для действительно серьезных ситуаций — например, когда ваш малыш первый раз взорвет химическую лабораторию в школе или сообщит, что решил жениться.

Удовлетворяйте жажду привязанности

Позвольте ребенку получить столько вашей любви, сколько ему необходимо.

Кого-то может напугать это предложение, так как исторически родители ограничивали проявления любви, боясь «избаловать, вырастить маменькиного сынка» и т. д. Однако, ребенок не может быть слишком привязан. Стремление к сепарации заложено в каждом подрастающем организме, а значит, достаточный уровень привязанности позволит ему взрослеть и развиваться в безопасности, не отвлекаясь на угрожающие факторы.

Ольга Писарик, последователь теории привязанности и автор книги «Привязанность – жизненно важная связь», использует следующую метафору: «Представьте, что вы голодны и перед вами стол с яствами. Вам говорят: «Ешь, сколько хочешь, но в любой момент еда может исчезнуть». Вы будете давиться, но есть. Потом, лишь немного проголодавшись, опять подбегать к столу и впихивать еду в себя. И все потому, что вы не знаете, как долго вам будет доступна пища. Но если вы уверены, что еда будет перед вами сегодня, завтра и всегда, то вы не будете переедать, а, немного подкрепившись, спокойно пойдете заниматься своими делами.

Так и наши дети: если они не уверены в нашей привязанности, они будут цепляться за нас, требовать постоянного подтверждения нашей любви и никогда не чувствовать себя расслаблено».

Не отказывайте детям, когда они просят посидеть с ними перед сном или завязать шнурки. Если это возможно, старайтесь вообще не отказывать в просьбах о помощи, особенно это касается уже подросших детей: их просьбы о помощи редки.

Пока дети маленькие, может казаться, что поток этих просьб не закончится никогда, но как только нужда ребенка в заботе будет полностью удовлетворена, он не попросит лишнего. Когда ребенок болен, устал, не чувствует себя в безопасности, он может опять «вернуться в детство», но как только он отдохнет, поправится, у него появится энергия дерзновения, которую невозможно остановить.

Не стоит бояться того, что «излишне любя» своего ребенка, вы сделаете его зависимым от вас. Независимость – продукт взросления. Наша задача – удовлетворить детскую потребность в заботе. Как только мы справимся с нашей работой по удовлетворению их потребности, природа прекрасно справится с их взрослением.

Создавайте правила и традиции

Правила и традиции в любом социуме исполняют роль сохранения самых важных ценностей. Вы можете использовать это и в вашей семье. Определите, какие правила действительно важны для вашей семьи и какие ценности вы хотите отстоять с их помощью. Зачастую давление социума на родителей выражается как раз с помощью «нельзя» и «не положено», и нам приходится мучительно отказываться от совместного сна или откладывать поступление в школу, страдая угрызениями совести. Но, возможно, в такой ситуации вы спросите себя: «Это действительно нужно мне и моему ребенку? Или это нужно обществу»? Такая валидация семейных правил поможет вам объяснить их ребенку, а ему, в свою очередь, их соблюдать.

Наряду с базовыми правилами о безопасности и здоровье включите правила о вашем семейном общении и совместном времени. Например, всегда ужинать вместе по воскресеньям или откладывать все гаджеты за пару часов до сна, чтобы обсудить прошедший день.

Эти правила будут хорошо подкрепляться вашими собственными семейными традициями, также посвященными совместному времяпрепровождению. Вы можете украшать елку, ходить в зоопарк Первого сентября или вместе проходить компьютерные игры. Главное, чтобы все участвующие были довольны происходящим, а родители осознанно пользовались этим временем для «насыщения» ребенка привязанностью. Таким образом ваше семейное время получит позитивное подкрепление, и ребенок сам будет стремиться к нему.


Помимо общей стратегии Гордон Ньюфелд предлагает несколько прикладных техник общения:

Прежде чем взаимодействовать с ребенком, получите его согласие на это взаимодействие, потому что ни одна воспитательная беседа не превзойдет новую серию Смешариков по привлекательности.

Завладейте вниманием ребенка, но не требуйте его. Позвольте ему заметить вас, поймайте его взгляд, или, если это невозможно в силу каких-либо причин, слух, а затем получите его согласие взаимодействовать с вами.

Эффективному общению может помочь эмоциональная связь, которая соединит ребенка с вами, позволит ему доверять вам и прислушиваться к вашим словам. Для создания такой связи Гордон Ньюфелд рекомендует укреплять «рефлекс привязанности»: создавать благоприятную атмосферу, которая позволит ребенку не бояться и быть откровенным, чувствовать себя значимым и интересным для вас. Этого можно достигнуть, проявляя внимание и интерес к ребенку и его жизни, поддерживая физический контакт (объятия, взгляд, пожатие рук) и подчеркивая вашу похожесть («мне нравится то, что нравится тебе», «я испытывала такие же чувства в подобной ситуации»). Благодаря этой связи ребенок сможет быть самим собой в общении с нами.

Если ребенок готов к взаимодействию с вами, предложите ему положиться на вас. Дайте понять ребенку, что вы здесь ради него и готовы помочь ему с любой проблемой, что он может рассчитывать на вашу поддержку в любое время и при любом исходе. Важно, чтобы ребенок был готов к общению и настроен на позитивное восприятие, а вы действительно были на его стороне и в ресурсе, чтобы помочь ему.

Станьте ориентиром для вашего ребенка, чтобы он мог чувствовать себя в безопасности в пока еще непонятном и неизвестном ему мире. Расскажите о ваших планах на день, о том, как планируете провести неделю в отпуске, что ждет его в школе на новых уроках. Это позволит ему чувствовать себя информированным и более подкованным, и, следовательно, снизит стресс. Кроме того, это повысит его доверие к вам и позволит в дальнейшем ориентировать его в уже более сложных и спорных вопросах.


Секрет родительского воспитания, по мнению Гордона Ньюфелда, заключается не в том, что делает родитель, а в том, кем он является для ребенка.

«Что бы ни случилось, вы для ребенка — надежная гавань, остров спокойствия в океане жизненных бурь. А бурь у ребенка очень много, ведь для него все впервые, и ему постоянно приходится переживать новый опыт, что очень энергозатратно. Его мозг работает с такой нагрузкой, которая взрослым и не снилась. Поэтому ребенку очень важно знать, что человек, которому он доверяет, знает, что делать, знает, как надо, и решит все проблемы», — говорит Ольга Писарик в своей книге.

Несомненно, на вашем пути могут и будут случаться сложности. Но не стоит винить себя в педагогическом провале. Цитируя Дональда Винникота: «Вы уже достаточно хороший родитель, если присутствуете в жизни ребенка, выдерживаете его эмоции и … ошибаетесь».


Ответственное родительство позволяет родителям мягко, не используя силу, направлять детей на пути взросления, а детям — просто расти в максимально понятной и безопасной обстановке. А затем, будучи взрослыми, сохранять доверительные дружеские отношения со своими родителями и не тяготиться общением с ними.

Я согласна далеко не со всеми тезисами этой методики, например, мне чуждо предлагаемое ограничение общения со сверстниками, так как оно, по мнению автора, может перебить детскую привязанность к родителям. На мой взгляд, это то испытание, через которое и ребенок, и родители должны пройти и убедиться, что их привязанность друг к другу — это сознательный выбор, а не «стокгольмский синдром».

Но в целом именно эти правила и техники позволяют мне быть любящей и довольной жизнью мамой, а моему сыну, кажется, достаточно довольным ребенком.


Автор: Юлия Балабанова (Veeam), бизнес аналитик.

Использованные источники:

Гордон Ньюфелд, Габор Матэ «Не упускайте своих детей», Ресурс, Москва 2012

Ольга Писарик «Привязанность — жизненно-важная связь», Сборник статей, https://alpha-parenting.ru/library/broshyura/

ДЖОН БОУЛБИ. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ РАЗВИТИЯ

Читайте также

Джон Дьюи (1859–1952)

Джон Дьюи (1859–1952) Джон Дьюи был обычным ребенком, и во время обучения в университете города Вермонт ничем особым себя не проявил. После окончания университета он несколько лет преподавал, самостоятельно изучал философию, издал несколько научных статей. Затем окончил

6.3 Бихевиоризм. Джон Уотсон

6.3 Бихевиоризм. Джон Уотсон В 1960-е гг. у американских психологов заново появился интерес к психическим процессам, особенно познавательным, а вместе с ним пришло и чувство свободы — благодаря возможности говорить о явлениях сознания, не вызывая недовольства. Оглядываясь

Джон Боулби (1907–1990) Создатель теории материнской любви

Джон Боулби (1907–1990) Создатель теории материнской любви Джон Боулби родился в Лондоне в 1907 году в аристократической семье. Его отец, сэр Энтони Боулби, был хирургом и работал в группе врачей королевского двора. В детстве Джон общался с матерью не дольше часа в день,

2.2. Теория привязанности по Боулби

2.2. Теория привязанности по Боулби Теория привязанности (Theory of Attachment) была сформулирована Боулби (Bowlby, 1958). Он исходит из того, что отношения с любящей матерью или с каким-либо другим опекуном представляют собой основу для всех последующих близких отношений. «В ходе

4.1.2. Четыре фазы скорби по Дж. Боулби

4.1.2. Четыре фазы скорби по Дж. Боулби Джон Боулби (Bowlby, 1983) описывает процесс скорби в четырех фазах и, в отличие от Рандо, концентрирует внимание на трудностях, присущих признанию потери.1. Фаза ступора (оглушения). Может продолжаться от нескольких часов до недели и может

Джон Стайнер и психические убежища

Джон Стайнер и психические убежища Идею Фейрберна о внутреннем мире как деривате или транспозиции внешнего мира поддержал Джон Стайнер, написавший книгу, озаглавленную «Психические убежища» (Steiner, 1993). Стайнеровское описание психических убежищ и их взаимосвязи с

Джон Эллиотсон

Джон Эллиотсон В июне 1837 года, несмотря на незнание языка, Дюпоте прибыл в Англию продемонстрировать силу магнетизма. Он был высокомерным человеком, слабого телосложения и без большого пальца на правой руке, потомок благородного рода, утратившего свое богатство и

Джон Уайтгорн

Джон Уайтгорн Джон Уайтгорн, выдающаяся фигура в современной психиатрии, тридцать лет был деканом факультета психиатрии в Университете Джонса Хопкинса и сыграл большую роль в моем образовании. Это был вежливый, чуть неуклюжий человек; в голове его, обрамленной аккуратно

Джон Фриман Введение

Джон Фриман Введение Обстоятельства выхода в свет этой книги достаточно необычны и интересны уже этим, тем более что они напрямую связаны с ее содержанием и замыслом. Итак, позвольте мне рассказать о том, как писалась книга.В один весенний день 1959 года Би-Би-Си (Британская

Джон О.Стивенс

Джон О.Стивенс С П Р А В К АНейро – Лингвистическое программирование (НЛП) – это новая модель человеческой коммуникации и поведения, получившая свое развитие в последние 4 года, благодаря работам Ричарда Бендлера, Джона Гриндера, Лесли Камерон-Бандлер и Джудит Делозье.В

Прагматизм и Джон Дьюи

Прагматизм и Джон Дьюи Философия прагматизма и психология Джона Дьию явились источником, оказавшим наиболее значительное влияние на развитие теории личностных конструктов. В первую очередь это касается ранних этапов разработки данной теории. По словам самого Келли (1955,

Как Джон заставил босса купить все необходимое…

Как Джон заставил босса купить все необходимое… У вас, возможно, возникает вопрос: «Как чувство ответственности может помочь нам стать человеком дела?» Вот пример. В тридцать лет, работая на производстве, я завоевал репутацию человека, способного исполнять задуманное

Боулби Эдвард Джон Мостин


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Эдвард Джон Мостин Боулби

Боулби (Bowlby) Эдвард Джон Мостин (род. 1907) — английский психолог, специалист по проблемам психологии развития, психологии семьи, психоанализа и психотерапии, автор теории ранней детской привязанности. Биография. Образование получил в Кембриджском университете (бакалавр, 1928; магистр, 1932; доктор медицины, 1939). В 1940 г. стал военным психиатром, работал в исследовательских и учебных центрах подготовки офицеров. С 1946 г. работал в Тавистокской клинике в качестве председателя Отдела детей и родителей. Заслуженный психиатр-консультант Тавистокской клиники. Исследования. Занимаясь вопросами роли семьи в жизни ребенка и анализируя результаты отделения детей от родителей и помещения их в новые условия, пришел к идее травмирующего влияния на ребенка разлучения его с матерью (Forty-four Juvenile Thieves. Balliere, Tindall and Cox, 1946). Классический психоанализ не давал удовлетворительных объяснений этому феномену, поэтому он предложил его модификацию за счет интеграции в него основных положений этологии. На этом основании он сформулировал теорию привязанности как поведенческой системы, имеющей биологическую функцию защиты. С помощью этой этологи- ческой модели им объяснялись такие клинические проблемы, как беспокойство от разлуки, траур, амбивалентность, депрессия, насилие, психологические механизмы защиты. В дальнейшем данная теория была всесторонне развита его последователями, прежде всего М. Айнсворт.

Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. // И.М. Кондаков. – 2-е изд. доп. И перераб. – СПб., 2007, с. 80.


Сочинения:

Maternal Care and Mental Health. WHO, 1951; Child Care and the Growth of Love. Baltimore: Penguin, 1953; Some pathological processes set in train by early mother- child separation//Journal of Mental Science. 1953, 99, 265-272; The nature of the child’s tie to his mother // International Journal of Psychoanalysis. 1958, 39, 350—373; Separation anxiety // International Journal of Psychoanalysis. I960, 41,89— 113; Processes of mourning // International Journal of Psychoanalysis. 1961, 42, 317-340; The Making and Breaking of Affectional Bonds. Methuen, 1970; Attachment theory, separation anxiety and mourning // D. A. Hamburg and H. K. Brodie (eds), American Handbook of Psychiatry, 2nd edn, vol. 6. Basic, 1975; Psychoanalysis as art and science// International Review of Psychoanalysis. 1979, 4, 3—14; On knowing what you are not supposed to know and feeling what you are not supposed to feel // Canadian Journal of Psychiatry. 1979, 24, 403-408; By ethology out of psychoanalysis: An experiment in m-terbreeding. Animal Behavior. 1980, 28, 649— 656; Привязанность. M.: Гардарика, 2003.

Литература:

Э. Д. М. Боулби // Психология: Биографический библиографический словарь / Под ред. Н. Шихи, Э. Дж. Чепмана, У. А. Конроя. СПб.: Евразия, 1999; Крейн У. Боулби и Эйнсуорт о человеческой привязанности // Журнал практической психологии и психоанализа 2002. № 1; Бурменская Г. Б. Проблемы онто- и филогенеза привязанности к матери в теории Джона Боулби // Журнал практической психологии и психоанализа 2003. № 1.

 

 

Биография психолога Джона Боулби

Джон Боулби (26 февраля 1907 — 2 сентября 1990) был британским психологом и психоаналитиком, который считал, что привязанности в раннем детстве играют решающую роль в дальнейшем развитии и психическом функционировании. Его работа, наряду с работой психолога Мэри Эйнсворт, способствовала развитию теории привязанности.

Боулби считал, что дети рождаются с биологически запрограммированной тенденцией искать и оставаться близкими к фигурам привязанности.Это обеспечивает заботу и комфорт, но также помогает выживанию ребенка. Если вы будете рядом с опекуном, это обеспечит удовлетворение потребностей ребенка и его защиту от опасностей в окружающей среде.

, известный как

  • Создатель теории привязанности
  • Исследование развития ребенка
  • Влияние на современную психологию, образование, уход за детьми и воспитание детей

Ранняя жизнь

Эдвард Джон Мостин Боулби родился в Лондоне в семье высшего среднего класса.Полагая, что слишком много родительской привязанности и внимания испортят ребенка, его родители проводили с ним лишь небольшое количество времени каждый день. В возрасте семи лет его отправили в школу-интернат, что он позже описал как травмирующий опыт.

Боулби поступил в Тринити-колледж в Кембридже, где изучал психологию и проводил время, работая с детьми-правонарушителями. После окончания Кембриджа Боулби стал волонтером в двух школах для детей с нарушениями приспособленности и правонарушений, чтобы набраться опыта и обдумать свои карьерные цели.Это определило его будущее и вдохновило его стать детским психиатром.

Затем он изучал медицину в больнице университетского колледжа, а затем изучал психиатрию в больнице Модсли. В это время Боулби также учился в Британском психоаналитическом институте и первоначально находился под влиянием работы Мелани Кляйн, психолога, создавшего технику игровой терапии. В конце концов он стал недоволен подходом Кляйна, полагая, что он слишком сосредоточен на детских фантазиях и недостаточно на событиях в окружающей среде, включая влияние родителей и опекунов.

Став психоаналитиком в 1937 году, он служил в Медицинском корпусе Королевской армии во время Второй мировой войны.

В 1938 году он женился на женщине по имени Урсула Лонгстафф, и вместе у них родилось четверо детей. По окончании войны Боулби стал директором Тавистокской клиники, а в 1950 году стал консультантом Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по психическому здоровью.

Карьера и теория

Ранняя работа Боулби с детьми привела к тому, что у него возник сильный интерес к теме развития ребенка.Он особенно заинтересовался тем, как разлука с опекунами влияет на детей.После изучения этого предмета в течение некоторого времени он начал развивать свои идеи о важности привязанности для развития ребенка.

В 1949 году ВОЗ поручила Боулби написать отчет о психическом здоровье бездомных детей в Европе. В 1951 г. была опубликована итоговая работа « Материнская забота и психическое здоровье» . В нем он писал: «… младенец и маленький ребенок должны испытывать теплые, интимные и непрерывные отношения со своей матерью (или постоянным заместителем матери — один человек, который постоянно« становится его матерью »), в которых оба находят удовлетворение и удовольствие.»

После публикации влиятельного отчета Боулби продолжил развивать свою теорию привязанности.

Боулби использовал множество предметов, включая когнитивную науку, психологию развития, эволюционную биологию и этологию (науку о поведении животных). Его полученная в результате теория предполагает, что самые ранние связи, сформированные детьми со своими опекунами, имеют огромное влияние, которое сохраняется на протяжении всей жизни.

Боулби был психоаналитиком и, как и Зигмунд Фрейд, считал, что самые ранние жизненные опыты имеют длительное влияние на развитие.По словам Боулби, привязанность также служит для удержания младенца рядом с матерью, тем самым повышая шансы ребенка на выживание. Он предположил, что и матери, и младенцы в процессе эволюции развили врожденную потребность в близости. Поддерживая эту близость, младенцы с большей вероятностью получат заботу и защиту, которые им необходимы для обеспечения их выживания.

На Боулби также повлияла работа Конрада Лоренца, зоолога и этолога, который продемонстрировал, что привязанность является врожденной и способствует выживанию.В известном исследовании импринтинга Лоренца 1935 года он смог показать, что молодые гуси могут оставлять отпечаток на фигурах привязанности в окружающей среде в течение определенного критического периода после вылупления.

Лоренцу даже удалось заставить только что вылупившихся гусей запечатлеть на его и рассматривать его как «материнскую» фигуру. Это показало, что не только привязанность является врожденной, но также существует критический период, в течение которого возможно формирование отношений привязанности. Исследование Лоренца показало, что по прошествии определенного периода времени (примерно 32 часа для гусей) прикрепление маловероятно.

Центральная тема теории привязанности Боулби состоит в том, что матери, которые доступны и отзывчивы к потребностям своего ребенка, создают чувство безопасности. Ребенок знает, что на опекуна можно положиться, что создает надежную основу для того, чтобы ребенок чувствовал себя в безопасности, исследуя мир.

Теория привязанности

Боулби определил привязанность как «длительную психологическую связь между людьми». Его этологическая теория привязанности предполагает, что у младенцев есть врожденная потребность формировать привязанность с опекуном.Это развитая реакция, которая увеличивает шансы ребенка на выживание; младенцы рождаются с разными типами поведения, такими как плач и воркование, и воспитатели биологически запрограммированы реагировать на эти сигналы и заботиться о потребностях ребенка.

В то время как матери часто ассоциируются с этой ролью в качестве основных опекунов и фигур привязанности, Боулби действительно верил, что младенцы могут формировать такие связи с другими. Формирование привязанности обеспечивает комфорт, безопасность и питание, но Боулби отметил, что кормление не было основанием или целью этой привязанности, позволяя устанавливать связи с отцами и другими важными опекунами.

Боулби также предположил, что привязанность формируется в несколько этапов:

  • Во время первой части фазы предварительной привязанности младенцы узнают своего основного опекуна, но еще не имеют привязанности. Их плач и суеты привлекают внимание и заботу родителя, что полезно как для ребенка, так и для опекуна. По мере того, как этот этап продолжается примерно через три месяца, младенцы начинают больше узнавать родителя и развивать чувство доверия.
  • Во время фазы неизбирательной привязанности младенцы явно предпочитают в своей жизни лиц, обеспечивающих первичный уход, а также некоторых лиц, осуществляющих вторичный уход.
  • В течение периода разборчивой привязанности у детей формируется сильная привязанность к одному человеку, и они будут испытывать разлуку и тревогу, когда разлучаются с этим человеком.
  • Наконец, во время фазы множественной привязанности у детей начинает развиваться сильная привязанность к людям, выходящим за рамки основных опекунов.

Вклад в психологию

Исследование Джона Боулби о привязанности и развитии ребенка произвело неизгладимое впечатление на психологию, образование, уход за детьми и воспитание детей.Исследователи расширили его исследования, чтобы разработать методы клинического лечения и стратегии профилактики. Его работа также повлияла на других выдающихся психологов, в том числе на его коллегу Мэри Эйнсворт, которая также внесла значительный вклад в теорию привязанности, расширив исследования Боулби по разработке метода наблюдения за ребенком. привязанность к опекуну.

В опросе психологов 2002 года, опубликованном в «Обзоре общей психологии», Боулби занял 49-е место среди наиболее цитируемых психологов 20-го века.

Ключевые публикации

Боулби Дж. Материнская помощь и психическое здоровье. Орган здоровья Bull World . 1951; 3 (3): 355-533.

Боулби Дж. Природа привязанности ребенка к матери. Int J Psychoanal . 1958; 39 (5): 350-73.

Боулби, Дж. (1968). Приложение и потеря, Vol. 1: Приложение . Нью-Йорк: Основные книги.

Боулби, Дж. (1973). Приложение и потеря, Vol. 2: Разделение, беспокойство и гнев. Нью-Йорк: Основные книги.

Боулби, Дж. (1980). Приложение и потеря, Vol. 3: Утрата: печаль и депрессия. Нью-Йорк: Основные книги.

Как справиться с ненадежным креплением

Исследования показали, что наши модели привязанности устанавливаются в раннем детстве и сохраняются на протяжении всей нашей жизни. Эти модели либо надежны, либо ненадежны. Если ребенок растет стабильно, надежно и безопасно, у него, скорее всего, будет надежный стиль привязанности.

Люди могут развить безопасный стиль привязанности или один из трех типов небезопасных стилей привязанности (избегающий, амбивалентный и неорганизованный).

Когда взрослые с надежными привязанностями оглядываются на свое детство, они обычно чувствуют, что кто-то надежный всегда был для них доступен. Они могут размышлять о событиях своей жизни (хороших и плохих) с правильной точки зрения. Во взрослом возрасте люди с устойчивым стилем привязанности наслаждаются близкими интимными отношениями и не боятся рисковать в любви.

Люди, у которых развиваются небезопасные модели привязанности, не росли в постоянной, поддерживающей и подтверждающей среде. Людям с таким стилем привязанности часто сложно установить значимые отношения с другими во взрослом возрасте.

Однако человек с незащищенным стилем привязанности может научиться изменять свое поведение и шаблоны. Работа с терапевтом может помочь им развить навыки, необходимые для улучшения отношений и создания безопасности, которой у них не было в детстве.

Образцы незащищенности

Если у человека развивается небезопасный стиль привязанности, он может принимать одну из трех форм: избегающую, амбивалентную и дезорганизованную.

  • Избегающий. Люди, у которых развивается избегающий стиль привязанности, часто пренебрежительно относятся, избегают близости и испытывают трудности с общением с другими во времена нужды.
  • Амбивалентный. Люди с амбивалентным типом привязанности часто тревожны и озабочены. Другие могут рассматривать их как «навязчивых» или «нуждающихся», потому что они требуют постоянного подтверждения и уверенности.
  • Неорганизованный. Люди с неорганизованным стилем привязанности обычно переживали детскую травму или в детстве испытывали крайнюю непоследовательность. Неорганизованная привязанность — это не смесь избегающих и амбивалентных привязанностей; скорее, у человека нет реальных стратегий выживания, и он не может иметь дело с миром.

Избегающие и амбивалентные привязанности остаются организованными. Хотя это не идеальные способы справиться с ситуацией, эти стили привязанности позволяют использовать некоторые рациональные и логические подходы к работе со сложными ситуациями.

С другой стороны, человек с неорганизованным стилем привязанности неспособен обработать и справиться с любой степенью невзгод.

Признаки неорганизованной привязанности включают:

  • Депрессия и тревога
  • Частые всплески и неустойчивое поведение (которое происходит из-за неспособности четко видеть и понимать окружающий мир или должным образом обрабатывать поведение других или отношения)
  • Плохая самооценка и ненависть к себе
  • Сохранение травм в отношениях, особенно связанных с отцовством (например, борьба за формирование здоровых привязанностей со своими детьми, что увековечивает цикл дисфункциональной привязанности)

Людям с незащищенным стилем привязанности обычно трудно устанавливать эмоциональные связи с другими.Они могут быть агрессивными или непредсказуемыми по отношению к своим близким — поведение, которое коренится в отсутствии постоянной любви и привязанности, которую они испытывали в детстве.

Преодоление небезопасного стиля привязанности

Никто не должен быть жертвой своего прошлого. Никто не может измениться или расти. Человек, у которого нет естественного безопасного стиля, может работать над «заслуженной безопасностью», что означает развитие безопасного стиля посредством отношений и взаимодействия во взрослой жизни.Например, безопасность может процветать в контексте дружбы и психотерапии.

Когда человек проходит интенсивную психотерапию, терапевт помогает ему выявить прошлые травмы, понять, на чем основано их поведение, и продвинуться вперед в жизни с более позитивным самооценкой и мировоззрением. Эта работа в конечном итоге поможет человеку научиться формировать здоровые и надежные привязанности.

Стратегия создания заслуженного безопасного стиля привязанности взрослого включает в себя согласование детского опыта и осмысление влияния прошлого человека на его настоящее и будущее.

Чтобы обеспечить себе безопасность, вы должны составить связное повествование о том, что происходило с вами в детстве. Вам также необходимо изучить влияние, которое он оказал на решения, которые вы могли неосознанно принимать о том, как выжить в этом мире. Вам нужно будет критически подумать о том, как ваше воспитание повлияло на ваш стиль привязанности, и поработать над тем, чтобы сломать эти шаблоны.

Например, пары иногда вступают в повторяющиеся модели взаимодействия. Они могут размышлять и не знать, как все «выходит из-под контроля».»Хотя они могут не осознавать этого, их детские воспоминания и переживания незащищенности могут влиять на чувства и взаимодействия в их взрослых отношениях.

Несмотря на то, что пара борется из-за «поверхностной проблемы», в основе взаимодействия могут лежать небезопасные триггеры привязанности. Уровень эмоционального возбуждения и реактивности может казаться несоразмерным ситуации. Если это серьезно, терапевту пары (особенно если они ориентированы на привязанность), возможно, потребуется способствовать изменению безопасной обстановки в кабинете терапевта.

Заработанная безопасность может занять время. Выйти замуж и стать родителем — важнейшие элементы для изменения стиля привязанности. Хорошие супружеские отношения могут сыграть важную роль в поддержании вашего чувства безопасности.

Здоровые отношения — это отношения, в которых партнеры проявляют взаимную заботу, поддержку, уважение и любовь друг к другу. Людям с ненадежной привязанностью эти характеристики могут помочь избавиться от негативного отношения к себе.

Благодаря нейропластичности мозг начнет меняться по мере того, как человек меняет свои поведенческие модели и убеждения. Человек с незащищенной привязанностью может создать необходимую безопасность, интегрируя в свою жизнь новый, поддерживающий и любящий опыт.

Со временем они смогут поверить в то, что надежный и последовательный человек (например, партнер) будет рядом с ними во время бедствия (в отличие от того, что у них было в детстве).

Слово Verywell

Обеспечить заслуженную безопасность после долгой жизни с небезопасными схемами привязанности может быть непросто.Хотя это требует риска и уязвимости, оно также может принести вам любовь и безопасность, о которых вы всегда мечтали. Заработанный, надежный стиль привязанности может навсегда изменить вашу жизнь и отношения к лучшему.

Почему Мэри Эйнсворт важна в детской психологии

Мэри Эйнсворт (1 декабря 1913 — 21 марта 1999) была психологом развития, возможно, наиболее известным своей оценкой странной ситуации и вкладом в область теории привязанности.Эйнсворт подробно остановился на исследовании Боулби о привязанности и разработал подход к наблюдению за привязанностью ребенка к опекуну.

Основываясь на своем исследовании, она определила три основных стиля привязанности детей к своим родителям или опекунам. В обзоре 2002 года, в котором перечислены самые выдающиеся психологи двадцатого века, Эйнсворт заняла 97-е место в списке самых влиятельных психологов по частоте цитирования в журналах, вводному цитированию учебников психологии и ответам на опрос.

Мэри Эйнсворт была наиболее известна за

Влияние ее молодости

Мэри Эйнсворт родилась в Глендейле, штат Огайо. Когда ей было 15, она прочитала книгу Уильяма Макдугалла « Характер и поведение в жизни », которая вдохновила ее на всю жизнь интерес к психологии.

Она продолжала учиться в Университете Торонто по программе психологии с отличием. Получив степень бакалавра в 1935 году, степень магистра в 1936 году и докторскую степень. В 1939 году она несколько лет преподавала в Университете Торонто, а в 1942 году присоединилась к Канадской женской армии.

В 1950 году она вышла замуж за Леонарда Эйнсворта и переехала в Лондон. После возвращения в США Эйнсворт заняла должность в Университете Джона Хопкинса. Она развелась в 1960 году и прошла курс терапии, который способствовал ее интересу к психоаналитической теории. Она начала преподавать в Университете Вирджинии и оставалась в школе до конца своей карьеры.

Ее исследование привязанности

Во время своего пребывания в Англии Эйнсворт работала в Тавистокской клинике с психологом Джоном Боулби, где она исследовала привязанности матери и ребенка.После ухода с этой должности она провела время, проводя исследования взаимоотношений матери и ребенка в Уганде.

Вернувшись в США, чтобы преподавать в Университете Джона Хопкинса, она начала работать над созданием теста для измерения привязанности между матерью и детьми. Именно здесь она разработала свою знаменитую оценку «Странная ситуация», в которой исследователь наблюдает за реакцией ребенка, когда мать ненадолго оставляет своего ребенка одного в незнакомой комнате.

То, как ребенок ведет себя во время разлуки и по возвращении матери, может раскрыть важную информацию о привязанности.

Основываясь на своих наблюдениях и исследованиях, Эйнсворт пришла к выводу, что существует три основных стиля привязанности: безопасная, избегающая тревоги и устойчивая к тревоге. С момента этого первоначального открытия ее работа породила бесчисленное количество исследований природы привязанности и различных стилей привязанности, существующих между детьми и опекунами.

Основные достижения в области психологии

Исследование привязанности Мэри Эйнсворт сыграло важную роль в нашем понимании развития ребенка.Хотя ее работа не лишена собственных противоречий, например, о том, в какой степени ранние стили привязанности способствуют более позднему поведению, ее наблюдения вдохновили огромное количество исследований привязанности в раннем детстве.

Теория привязанности | Simply Psychology

  1. Психология развития
  2. Теория привязанности

Теория привязанности

Саул МакЛеод, обновлено 5 февраля 2017 г.


Сообщения для дома
  • Глубокую эмоциональную привязанность можно определить как эмоциональную привязанность между двумя людьми, в которых каждый ищет близости и чувствует себя в большей безопасности в присутствии фигуры привязанности.
  • Привязанность взрослых к ребенку включает чуткое и адекватное реагирование на потребности ребенка. Такое поведение универсально во всех культурах.
  • Теория привязанности объясняет, как возникают отношения между родителями и детьми и влияют на их последующее развитие.
  • Привязанность чаще всего формируется с теми, кто точно реагировал на сигналы ребенка, а не с человеком, с которым они проводили больше времени. Шаффер и Эмерсон назвали это чувствительной отзывчивостью.
  • Привязанность характеризуется особым поведением у детей, например, стремлением приблизиться к фигуре привязанности, когда она расстроена или находится под угрозой (Bowlby, 1969).

Введение

Теория привязанности в психологии берет свое начало с основополагающей работы Джона Боулби (1958). В 1930-х годах Джон Боулби работал психиатром в детской психологической клинике в Лондоне, где лечил многих детей с эмоциональными расстройствами.

Этот опыт побудил Боулби задуматься о важности взаимоотношений ребенка с матерью с точки зрения их социального, эмоционального и когнитивного развития.В частности, это сформировало его убеждение о связи между ранним младенческим разлучением с матерью и более поздней дезадаптацией, и побудило Боулби сформулировать свою теорию привязанности.

Боулби определил привязанность как «прочную психологическую связь между людьми».

(1969, стр. 194)

Bowlby (1958) предположил, что привязанность может быть понята в контексте эволюции в том смысле, что воспитатель обеспечивает безопасность и защиту младенца. Привязанность адаптивна, поскольку увеличивает шансы ребенка на выживание.

Это проиллюстрировано в работах Лоренца (1935) и Харлоу (1958). По словам Боулби, младенцы испытывают универсальную потребность в близости со своим опекуном, когда они находятся в состоянии стресса или угрозы (Prior & Glaser, 2006).


Этапы привязанности

Этапы привязанности

Рудольф Шаффер и Пегги Эмерсон (1964) исследовали, развивается ли привязанность через серию этапов. изучение 60 младенцев с интервалом в месяц в течение первых 18 месяцев жизни (это называется продольным исследованием).

Все дети были изучены в их собственном доме, и была выявлена ​​закономерность в развитии привязанности.

Младенцев посещали ежемесячно в течение примерно одного года, наблюдали за их взаимодействием с опекунами и опрашивали опекунов.

Мать вела дневник, чтобы исследовать доказательства развития привязанности. Были записаны три показателя:

Stranger Anxiety — реакция на приход незнакомца.

Тревога разлуки — уровень стресса при разлуке с лицом, осуществляющим уход, степень комфорта, необходимая по возвращении.

Social Referencing — степень, при которой ребенок смотрит на опекуна, чтобы проверить, как он должен реагировать на что-то новое (безопасная база).

Они обнаружили, что привязанности ребенка развиваются в следующей последовательности:

Асоциальная (0-6 недель)

Асоциальная (0-6 недель)

Очень маленькие младенцы асоциальны во многих видах заболеваний. стимулы, как социальные, так и не социальные, вызывают благоприятную реакцию, например, улыбку.

Неизбирательные привязанности (от 6 недель до 7 месяцев)

Неизбирательные привязанности (от 6 недель до 7 месяцев)

Младенцы без разбора наслаждаются человеческим обществом, и большинство младенцев одинаково реагируют на любого воспитателя. Они расстраиваются, когда человек перестает с ними взаимодействовать.

С 3 месяцев младенцы больше улыбаются знакомым лицам и могут легко чувствовать себя комфортно, если их ухаживает за ними.

Специальное приложение (7–9 месяцев)

Специальное приложение (7–9 месяцев)

Особое предпочтение для одной фигуры крепления.Младенец обращается к определенным людям в поисках безопасности, комфорта и защиты. Это показывает страх перед незнакомыми людьми (страх незнакомцев) и несчастье, когда они разлучены с особенным человеком (тревога разлуки).

Некоторые младенцы гораздо чаще и сильнее проявляют страх перед незнакомцем и тревогу разлуки, чем другие, тем не менее, они рассматриваются как свидетельство того, что у ребенка сформировалась привязанность. Обычно это развивается к годовалому возрасту.

Множественная привязанность (10 месяцев и старше)

Множественная привязанность (10 месяцев и старше)

Многие дети, участвовавшие в исследовании Шаффера и Эмерсона, имели несколько привязанностей к 10 месяцам, включая привязанность к матерям , отцы, бабушки и дедушки, братья и сестры и соседи.

Ребенок становится все более независимым и образует несколько привязанностей. К 18 месяцам у большинства младенцев формируются множественные привязанности.

Множественные привязанности, формируемые большинством младенцев, различаются по своей силе и важности для младенца. Привязанности часто имеют иерархическую структуру, при которой у младенца может быть три привязанности, но одна может быть сильнее двух других, а одна может быть самой слабой.

Результаты исследования показали, что привязанность чаще всего формировалась с теми, кто точно реагировал на сигналы ребенка, а не с человеком, с которым они проводили больше времени.Шаффер и Эмерсон назвали это чувствительной отзывчивостью.

Младенцы с сильной привязанностью имели матери, которые быстро отвечали на их требования и общались с их ребенком. Младенцы со слабой привязанностью имели матери, которые не могли взаимодействовать.

Выводы

Результаты исследования показали, что привязанность, скорее всего, формировалась с теми, кто точно реагировал на сигналы ребенка, а не с человеком, с которым они проводили больше времени. Шаффер и Эмерсон назвали это чувствительной отзывчивостью.

Младенцы с сильной привязанностью имели матери, которые быстро отвечали на их требования и общались с их ребенком. Младенцы со слабой привязанностью имели матери, которые не могли взаимодействовать.

Самым важным фактом в формировании привязанности является не то, кто кормит и меняет ребенка, а кто играет и общается с ним или с ней. Таким образом, чувствительная реакция на сигналы ребенка оказалась ключом к привязанности.

Оценка

Исследование Schaffer and Emerson имеет низкую популяционную валидность.Все младенцы в исследовании происходили из Глазго и в основном были из семей рабочего класса. Кроме того, небольшой размер выборки из 60 семей снижает надежность вывода, который мы можем сделать из исследования.

Однако точность сбора данных родителями, которые вели ежедневные дневники, явно будучи очень занятыми, могла быть поставлена ​​под сомнение. Такой дневник также очень ненадежен, поскольку главными проблемами являются характеристики спроса и социальная желательность. Матери не всегда готовы сообщать о негативном опыте в своей повседневной жизни.

Исследование не имеет исторической достоверности. Это проводилось в 1960-х годах, когда гендерные роли были другими: сейчас все больше мужчин остаются дома, чтобы присматривать за своими детьми, а женщины выходят на работу, поэтому выборка является необъективной.


Теории привязанности

Теории привязанности

Психологи предложили две основные теории, которые считаются важными для формирования привязанностей.

Теория обучения Теория обучения привязанности предполагает, что любое поведение усваивается, а не является врожденным биологическим поведением, поскольку дети рождаются с чистого листа.бихевиористы сосредотачивают свое объяснение на поведении, которое усваивается посредством классической или оперантной обусловленности. Классическая обусловленность была впервые исследована Павловым в 1927 году.

Некоторые вещи, такие как мать младенца, могут стать связанными с едой, поскольку они постоянно присутствуют каждый раз, когда ребенка кормят в течение первых месяцев жизни, что известно как нейтральные стимулы.

Однажды нейтральные стимулы, которыми в данном контексте является мать, которая присутствует, пока ребенок ест, постоянно связаны с безусловным стимулом и в конечном итоге вызовут такую ​​же реакцию.

Тогда мать становится усвоенным условным стимулом и производит условный ответ. Это приводит к тому, что мать, однажды увиденная младенцем, доставляет ребенку чувство удовольствия, которое является условной реакцией.

Оперантное обусловливание было сначала исследовано Скиннером, а затем дополнительно исследовано Доллардом и Миллером (1950) в отношении теории уменьшения привязанности и влечения, которая описывает то, что мотивирует поведение. Затем это было исследовано: когда младенец голоден, возникает побуждение уменьшить дискомфорт, который возникает в результате.Когда ребенка накормили, это вызывает чувство удовольствия, которое является положительным подкреплением.

Поведение, которое вознаграждается едой, повторяется, и еда становится основным подкреплением, поскольку оно связано с наградой и подкрепляет поведение.

Человек, поставляющий пищу, который может быть матерью или основным опекуном, становится вторичным подкреплением, поскольку он становится источником вознаграждения. В конце концов, привязанность возникает потому, что ребенок связывает человека, дающего еду, с наградами и ищет их.

Эволюционная теория

Эволюционная теория привязанности (например, Боулби, Харлоу, Лоренц) предполагает, что дети приходят в мир биологически запрограммированными на формирование привязанностей с другими, потому что это поможет им выжить.

Младенец вырабатывает врожденное «социальное освобождающее» поведение, такое как плач и улыбка, которые стимулируют врожденную реакцию взрослых на заботу. Детерминант привязанности — не еда, а забота и отзывчивость.

Боулби предположил, что ребенок изначально формирует только одну первичную привязанность (монотропия) и что фигурка привязанности служит надежной базой для исследования мира.

Отношения привязанности служат прототипом всех будущих социальных отношений, поэтому их нарушение может иметь серьезные последствия.

Эта теория также предполагает, что существует критический период для развития привязанности (около 0-5 лет).

Если привязанность не сформировалась в этот период, ребенок будет страдать от необратимых последствий для развития, таких как снижение интеллекта и повышенная агрессия.


Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2017, 05 февраля). Теория привязанности . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attachment.html

Ссылки на стиль APA

Эйнсворт, М. Д. С., Белл, С. М. (1970). Привязанность, исследование и разлука: проиллюстрировано поведением годовалых детей в странной ситуации. Развитие ребенка, 41 , 49-67.

Эйнсворт, М. Д. С. (1973). Развитие привязанности младенца к матери. В Б. Кардвелле и Х. Риччиути (ред.), Обзор исследований развития ребенка (Том 3, стр. 1-94) Чикаго: University of Chicago Press.

Эйнсворт, М. Д. С. (1991). Привязанности и другие привязанности на протяжении всего жизненного цикла. В C. М. Паркс, Дж. Стивенсон-Хинд и П. Маррис (ред.), Приложение на протяжении жизненного цикла (стр. 33-51). Лондон: Рутледж.

Боулби, Дж. (1958). Природа ребенка связана с его матерью. Международный журнал психоанализа, 39 , 350-371.

Боулби Дж. (1969). Приложение . Привязанность и потеря: Vol. 1. Убыток . Нью-Йорк: Основные книги.

Боулби Дж. И Робертсон Дж. (1952). Двухлетний ребенок попадает в больницу. Поступления Королевского медицинского общества, 46, 425–427.

Dollard, J. & Miller, N.E. (1950). Личность и психотерапия . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл

Харлоу, Х. Ф. и Циммерманн, Р. Р. (1958). Развитие аффективной реакции у детенышей обезьян. Proceedings of the American Philosophical Society, 102, 501-509.

Прайор, В., и Глейзер, Д. (2006). Понимание привязанности и расстройств привязанности: теория, доказательства и практика. Издательство Джессика Кингсли.

Шаффер, Х. Р., Эмерсон, П. Э. (1964). Развитие социальных привязанностей в младенчестве. Монографии Общества исследований в области развития детей, 1-77.

Ссылка на эту статью:
Ссылка на эту статью:

McLeod, S.А. (2017, 05 февраля). Теория привязанности . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attachment.html

сообщить об этом объявлении

ОБЗОР ТЕОРИИ ПРИВЯЗАННОСТИ В КОНТЕКСТЕ РОДИТЕЛЬСТВА ПОДРОСТКОВ

J Pediatr Health Care. Авторская рукопись; доступно в PMC 2012 1 марта.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3051370

NIHMSID: NIHMS201628

Для переписки: Серена Черри Флаэрти, Центр здоровья подростков, 121 Avenue of the Americas, New York, NY 10013 [email protected] См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Цель этой статьи — рассмотреть теорию привязанности и связать перспективу привязанности с матерями-подростками и их детьми. Теория привязанности объясняет положительную материнско-младенческую привязанность как диадические отношения между младенцем и матерью, которые обеспечивают младенцу надежную основу для исследования мира. Что касается когнитивной, социальной и поведенческой сфер, у детей с надежной привязанностью, как правило, более благоприятные долгосрочные результаты, в то время как у детей с ненадежной привязкой вероятность неблагоприятных исходов выше.Отцовство в подростковом возрасте может нарушить нормальное развитие подростков, и это нарушение влияет на развитие эмоциональных и когнитивных способностей, необходимых для материнского поведения, которое способствует надежной привязанности. Однако, похоже, что при наличии специальной поддержки для облегчения процесса развития привязанности младенцы от матерей-подростков могут получить более высокие показатели надежной привязанности, чем нормативные выборки в этой популяции.

Эта статья представляет собой обзор теории привязанности и связывает перспективу привязанности с уникальными проблемами клинической работы с подростками-матерями и их детьми.Младенцы от матерей-подростков подвержены риску плохих результатов привязанности, которые связаны с долгосрочными неблагоприятными последствиями в когнитивной, адаптивной и поведенческой областях (Belsky & Fearon, 2002; Karen, 1990). Отношения безопасной привязанности развиваются из способности матери рефлексировать, отзывчивой и чувствительной к потребностям своего ребенка и приводят к развитию у ребенка доверия, уверенности и устойчивости в дальнейшей жизни (Карен). Матери-подростки могут интуитивно не иметь возможности принять эти характеристики, которые способствуют надежной привязанности, из-за их собственной стадии развития (Sadler & Cowlin, 2003).Для клиницистов критически важно уметь распознавать признаки плохой привязанности, которые легче всего обнаружить при наблюдении за взаимодействием матери с ее младенцем, и научиться моделировать благоприятное родительское поведение, которое усиливает привязанность. Надежная привязанность — важная часть основы здорового образа жизни. Следовательно, взаимодействие матери и ребенка, особенно в этой группе подростков высокого риска, необходимо оценивать в контексте педиатрической клинической помощи.

Теория привязанности возникла в результате работ многочисленных исследователей, в первую очередь Джона Боулби и Мэри Эйнсворт, а затем Мэри Мэйн (Ainsworth, 1982; Ainsworth, 1985; Ainsworth, Blehar, Waters, & Wall, 1978; Bowlby, 1969/1982; Bowlby). , 1973; Bowlby, 1980; Main, Kaplan, & Cassidy, 1985).Привязанность, по словам Эйнсворта (1963), является «надежной базой для исследования», и эта идея с тех пор остается фундаментальным принципом теории привязанности. Боулби (1969/1982) впоследствии описал привязанность как уникальные отношения между младенцем и его опекуном, которые являются основой для дальнейшего здорового развития. Боулби описал теорию привязанности как неотъемлемую биологическую реакцию и систему поведения, обеспечивающую удовлетворение основных человеческих потребностей. Мэри Мэйн, ученица Эйнсворт, обнаружила, что представления взрослых о привязанности, конструкция того, как взрослые вспоминают свои собственные детские переживания, могут влиять на категоризацию привязанности их детей (Main et al.).

Безопасность привязанности и теория внутренней рабочей модели (IWM) — две отличительные идеи, которые составляют теорию привязанности и влияют на то, как ребенок относится к себе и другим отношениям (Belsky & Fearon, 2002; Cassidy, 2008). Независимо от того, являются ли взаимодействия между матерью и ребенком положительными или отрицательными, развивается определенный уровень безопасности привязанности и последующее IWM (Carlson & Sroufe, 1995). Согласно Боулби (1969/1982), люди развивают «внутренние рабочие модели» привязанности, которые описывают отношения между «я» младенца и его фигурой привязанности.В ответ на переживания и поведение фигуры привязанности по отношению к младенцу, младенец способен сформулировать ментальные реакции на поведение своей фигуры привязанности, которые каталогизированы как ментальные репрезентации взглядов младенца на себя и понимания своей фигуры привязанности (Bretherton, 1992). . Способность младенца исследовать мир и отношения в нем зависит от типа безопасности привязанности, который развивается в течение первого года жизни (Belsky & Cassidy, 1994). В контексте теории привязанности важно различать поведение привязанности и привязанность.Поведение привязанности — это поведение ребенка, которое способствует близости к фигуре привязанности, например, улыбка и вокализация (Карлсон и Сроуф; Кэссиди). Узы привязанности, однако, описываются Эйнсворт и Боулби не как диадические и взаимные отношения, существующие между младенцем и его опекуном, а скорее как интерпретация младенцем своих отношений со своей матерью (Кэссиди). Доказательства подтверждают положительное влияние надежной привязанности матери и ребенка на дальнейшее развитие и способности (Slade & Aber, 1992).Надежная система привязанности служит основой для выражения эмоций и общения в будущих отношениях, предоставляет возможности для саморегуляции аффекта (способность учитывать эмоциональные процессы, прежде чем реагировать) и создает потенциал для устойчивости (Belsky & Cassidy; Carlson & Sroufe ; Кэссиди; Карен, 1990).

Многие проблемы и последствия, связанные с подростковой беременностью и отцовством, хорошо задокументированы, но меньше известно об отношениях привязанности между подростками в паре мать-младенец (Manlove, Ikramullah, Mincieli, Holcombe, & Danish, 2009; Moore & Brooks-Gunn, 2002; Паттерсон, 1997).Многие особенности происхождения и развития матерей-подростков также могут быть связаны с плохими результатами привязанности у их младенцев. Бедность, плохое моделирование родителей, взросление в неполных семьях, а также отсутствие возможностей для получения образования и карьерных целей часто связаны с подростковой беременностью и ранним отцовством (Coley & Chase-Lansdale, 1998; Manlove et al .; Moore & Brooks-Gunn ; Паттерсон). Матери-подростки с меньшей вероятностью получат адекватную дородовую помощь и с большей вероятностью будут часто испытывать осложнения во время беременности и родов, потому что они, вероятно, живут в бедности (Coley & Chase-Lansdale).Анализ национального лонгитюдного исследования здоровья подростков с 1994 по 2008 гг. Показал, что родители-подростки чаще происходят из семей, которые сообщают о доходах ниже 200% федерального уровня бедности (FPL) (59% респондентов сообщили, что живут в семьях с доход ниже 200% от FPL, и 41% сообщили, что живут в семьях с доходом выше или равным 200% от FPL) (Национальная кампания по предотвращению подростковой и незапланированной беременности, 2009). Матери-подростки чаще страдают от депрессии и имеют более высокий потенциал злоупотребления психоактивными веществами (Clemmens, 2001; Panzarine, Slater, & Sharps, 1995; Reid & Meadows-Oliver, 2007; Spieker, Gillmore, Lewis, Morrison, & Lohr, 2001). ).Кроме того, у них часто меньше ресурсов, меньше социальной поддержки и повышенный потенциал жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы (de Paul & Domenech, 2000; Panzarine et al .; Turner, Grindstaff, & Phillips, 1990; Whitman, Borkowski, Keogh, & Сорняк, 2001; Журавин и ДиБласио, 1992). Эти факторы, независимо и в совокупности, повышают риск скомпрометированного родительского поведения в этих молодых семьях. Родительское поведение среди матерей-подростков различается, но многие из них испытывают более высокую степень стресса, связанного с воспитанием детей, имеют тенденцию быть менее отзывчивыми, менее чувствительными, более отстраненными и с большей вероятностью проявляют навязчивое поведение со своими младенцами (Берлин, Брэди-Смит и Брукс- Gunn, 2002; Whitman et al.). Именно эти особенности воспитания, присущие родителям-подросткам, подвергают их риску нарушения отношений привязанности. Мы только начинаем узнавать о качестве отношений привязанности между младенцами и матерями-подростками, но, похоже, они часто нарушаются, что приводит к менее оптимальным результатам для младенцев в области развития и социально-эмоциональной сфере, и все из которых с большей вероятностью будут иметь место при наличии ограниченные программы поддержки или доступные члены семьи, чтобы помочь молодой матери в ее новых и сложных родительских ролях.

В дополнение к социально-экономическому профилю многих матерей-подростков, который может способствовать плохим результатам привязанности, матери-подростки отличаются по развитию от большинства взрослых матерей, поскольку они работают над совмещением своих подростковых задач развития с новыми задачами и ролями отцовства (Flanagan, McGrath , Meyer, & Garcia Coll, 1995; Moriarty Daley, Sadler & Reynolds, в печати; Sadler & Cowlin, 2003). Когда беременность наступает в подростковом возрасте, период развития, в течение которого у подростков развиваются когнитивные навыки, позволяющие брать на себя родительские обязанности, прерывается (Whitman et al., 2001). В результате многие матери подросткового возраста могут не обладать способностью к развитию, чтобы усвоить поведение родителей, которое укрепляет отношения материнской и младенческой привязанности. Подростки, как правило, идеалисты, обладают ограниченной способностью к рефлексии и склонны олицетворять эгоцентризм, индивидуальность и независимость (Hamburg, 1998). Развитие в подростковом возрасте позволяет перейти к более высоким уровням когнитивных функций и способности ценить более абстрактные процессы (Elkind, 1998). Материнские характеристики, которые усиливают отношения привязанности, такие как чуткое воспитание, рефлексивность и отзывчивость, трудно интуитивно усвоить матерям-подросткам, потому что они часто не обладают той когнитивной осведомленностью, которую дает полноценное взрослое развитие (Мориарти Дейли, Сэдлер и Рейнольдс; Сэдлер, Андерсон и Сабателли, 2001).

Измерение привязанности

Процедура странной ситуации (SSP) исторически была стандартным методом оценки привязанности (Ainsworth et al., 1978). В лабораторных условиях, когда присутствуют мать и ее ребенок, отношения привязанности усиливаются, а система привязанности активируется различными эпизодами прихода и ухода матери и незнакомца. Реакция младенца на ситуацию, особенно во время воссоединения матери и ребенка, отражает модель привязанности ребенка (Ainsworth et al.; Ван Эйзендорн и Крооненберг, 1988). SSP записывается на видео, а категория привязанности определяется стандартными процедурами подсчета баллов (Ainsworth et al.). Позже Мэри Мэйн разработала Интервью привязанности взрослых (AAI) для оценки представлений о привязанности взрослых, которое показывает, как взрослые интерпретируют свой собственный детский опыт (Hesse, 1999; Main et al., 1985; van IJzendoorn, 1995).

Классификации прикреплений

Шаблоны привязок и классификации привязанностей связаны с различными результатами.Эйнсворт (1978) установил рейтинговую систему, основанную на поведении младенца во время SSP, особенно во время эпизодов воссоединения с матерью. Она описала три категории привязанности: надежная привязанность (Группа B), тревожно-избегающая привязанность (Группа A) и устойчивая к тревоге привязанность (Группа C) (Ainsworth et al., 1978). Впоследствии Мэри Мэйн классифицировала дополнительную незащищенную группу как группу D, которая представляет собой дезорганизованно-дезориентированную привязанность (Main & Solomon, 1990).

Надежно привязанные младенцы составляют 65–70% младенцев, и они активно ищут внимания со стороны своих матерей, могут расстроиться после ухода матери или могут уменьшить количество игр и исследований, и могут утешаться во время эпизода воссоединения SSP (Эйнсворт и др., 1978). Младенцы, избегающие тревоги, составляют около 20–25% выборок в США и могут вести себя так же, как и дети с надежным прикреплением, до периода разлучения в рамках SSP, когда отъезд матери, по всей видимости, не влияет на них. Во время эпизода воссоединения младенцы, избегающие тревоги, не подходят к своей матери и могут протестовать против ее возвращения, избегая ее (Ainsworth et al .; Slade & Aber, 1992). Тревожно-устойчивые младенцы составляют менее 10% младенцев в США (Slade & Aber). Они, как правило, испытывают недостаток комфорта в исследованиях в незнакомой среде, испытывают сильные стрессы во время эпизода разлуки и в момент воссоединения разрываются между желанием близости и сопротивлением комфорту (Ainsworth et al.; Карлсон и Сроуф, 1995; Slade & Aber). Дезорганизованные-дезориентированные младенцы не имеют стандартной реакции на стресс разлуки и воссоединения и, по-видимому, имеют дезорганизованные и непредсказуемые модели поведения (Main & Solomon, 1990).

Есть литература, предлагающая кросс-культурное применение этих моделей привязанности. Саги-Шварц и Ван Эйзендорн (2008) проанализировали межкультурные исследования привязанности и определили, что три модели привязанности, применяемые с помощью SSP, являются универсальными.Таким образом, классификация привязанности зависит от взаимоотношений младенца и матери, и хотя могут быть культурные факторы, влияющие на эмоциональные реакции и поведение, не представляется, что результаты привязанности напрямую связаны с конкретной расой или культурой.

Паттерны привязанности и последующие результаты

Безопасная привязанность может защищать и обеспечивать основу для исследования и нормального развития, в то время как скомпрометированная привязанность может привести к негативным результатам развития в этих областях (Greenberg, Speltz, & DeKlyen, 1993).Кроме того, отношения безопасной привязанности связаны с надлежащим социальным развитием и способностью взаимодействовать с другими людьми на протяжении всей жизни, а люди с незащищенной привязанностью с большей вероятностью будут лишены социальных способностей (Belsky & Cassidy, 1994; Belsky & Fearon, 2002). В частности, сообщалось, что дети с тревожно-избегающим и устойчивым к тревоге стилями привязанности имеют проблемы с поведением, эмоциональные трудности и социальную некомпетентность (Belsky & Cassidy; Carlson & Sroufe, 1995).Также понятно, что нарушенные отношения привязанности часто коррелируют с когнитивными задержками в развитии (Карлсон и Сроуф). Поведенческие проблемы, особенно агрессия, были связаны с дезорганизованной-дезориентированной привязанностью (Lyons-Ruth, Alpern, & Repacholi, 1993). Идея о том, что классификации привязанности коррелируют с более поздним курсом развития, занимает центральное место в теории привязанности (Bowlby, 1969/1982). Исследователи признают вклад факторов окружающей среды, но в соответствии с представлением Боулби о важных аспектах развития, связанных с привязанностью, исследователи продолжают оценивать влияние качества привязанности (Belsky & Cassidy; Greenberg et al., 1993). Бельски и Фирон (2002) обнаружили корреляцию между различными паттернами привязанности и социально-эмоциональным и языковым развитием, но также подчеркнули влияние контекстных факторов риска, которые способствуют общему когнитивному развитию.

Факторы риска и защиты

Существует ряд факторов риска и защитных факторов, которые способствуют установлению отношений привязанности между матерью и младенцем. Под отзывчивостью и чувствительностью матери понимается ее способность реагировать на сигналы ребенка и ее способность понимать переживания ребенка и собственное психическое состояние (Slade, 2005).Чем больше у матери способности быть чувствительной и отзывчивой к своему младенцу, тем больше вероятность того, что у младенца разовьется надежная привязанность (Bornstein & Tamis LeMonda, 1989; Bornstein & Tamis LeMonda, 1990; Bornstein & Tamis LeMonda, 1997; Dunham & Dunham , 1990; Goodman, Aber, Berlin, & Brooks-Gunn, 1998; Koren-Karie, Oppenheim, Dolev, Sher, & Etzion-Carasso, 2002; Landry, Smith, Miller Loncar, & Swank, 1998; Olson, Bates, & Kaskie, 1992; Raval et al., 2001; Seifer & Schiller, 1995; Van Egeren, Barratt, & Roach, 2001).Кроме того, способность матери брать на себя материнскую роль может влиять на качество привязанности (Aber, Belsky, Slade, & Crnic, 1999; Benoit, Parker, & Zeanah., 1997).

И наоборот, материнская депрессия и психологический стресс могут отрицательно повлиять на отношения привязанности матери и ребенка (Murray, Kempton, Woolgar, & Hooper, 1993; Murray, Fiori Cowley, Hooper, & Cooper, 1996; Poehlmann & Fiese, 2001; Tronick & Вайнберг, 1997). Способность матери вспоминать собственное детство и вспоминать свой опыт общения с основным опекуном (материнское представление) также влияет на отношения материнской и младенческой привязанности.Плохая репрезентация материнской привязанности, когда мать вспоминает о неблагоприятных отношениях в ее прошлом, может поставить под угрозу развитие безопасной детской привязанности (Fonagy, Steele, & Steele, 1991; Goldberg, Benoit, Blokland, & Madigan, 2003; Huth-Bocks, Levendosky, Bogat, & von Eye, 2004; Slade, 2005).

В некоторых литературных источниках предполагается, что характеристики младенца могут играть роль в развитии отношений привязанности. Было показано, что сложный темперамент влияет как на качество привязанности (Calkins & Fox, 1992), так и не влияет на безопасность привязанности (Belsky & Rovine, 1987; Mangelsdorf & Frosch, 2000).Есть предположение, что пол младенца влияет на качество привязанности (Greenberg, 1999). Кроме того, считается, что плохое здоровье младенца ставит под угрозу качество привязанности. В литературе по этой теме конкретно рассматривается влияние преждевременных родов и низкой массы тела при рождении на привязанность матери к ребенку (Greenberg; Mangelsdorf, Plunkett, Dedrick & Berlin, 1996; Wille, 1991). Преждевременные роды и низкий вес при рождении по своей природе не связаны с плохой привязанностью, но такие младенцы могут быть более подвержены риску задержки развития, а также физических, когнитивных и зрительных нарушений.В результате поведение привязанности, такое как улыбка, плач и сопротивление разлуке, может выглядеть у этих младенцев совсем по-другому. Тем не менее, материнская реакция, направленная на обеспечение безопасности, все еще наблюдается. Важно помнить, что привязанность — это взаимные отношения между лицом, осуществляющим уход, и младенцем, и хотя младенец с ухудшенным состоянием здоровья может не реагировать теми же моделями поведения привязанности, что и здоровый младенец, отношения привязанности все же можно оценить и улучшить.

Факторы окружающей среды, такие как социальная поддержка и влияние нескольких опекунов, могут влиять на качество привязанности. Считается, что социальная поддержка является защитным фактором в отношениях материнской и младенческой привязанности (Belsky, 1999; Berlin & Cassidy, 1999; Huth-Bocks et al., 2004; Simpson, 1999). Особенно актуально для матерей-подростков присутствие бабушки по материнской линии, которое изменяет отношения привязанности матери и ребенка и дает ребенку возможность множественных отношений привязанности (Cassidy, 2008; Howes, 1999; Patterson, 1997; Poehlmann & Fiese, 2001).В исследованиях привязанности чаще всего изучали матерей, в первую очередь потому, что они чаще всего являются родителями, обеспечивающими надежную основу, на которой могут развиваться отношения взаимной привязанности. Однако все чаще признается, что отношения привязанности не ограничиваются матерями и младенцами, и у младенца может развиться положительная привязанность к другим постоянным опекунам, включая отца младенца и часто бабушку по материнской линии (Кэссиди).

Хотя существует не так много исследований, касающихся моделей привязанности у младенцев матерей-подростков, существующие исследования показывают, что матери-подростки подвержены риску плохих результатов привязанности.Среди этой группы матерей-подростков, живущих в бедности, у матерей с более низким уровнем образования и у женщин с плохой социальной поддержкой, более низкие показатели надежной привязанности у своих младенцев.

Клиническое приложение

Теория привязанности обеспечивает основу для понимания и оказания помощи матерям-подросткам и их младенцам. Впервые с 1991 года коэффициент рождаемости среди подростков, живущих в Соединенных Штатах, увеличился в 2006 году и снова увеличился в 2007 году (Hamilton, Martin, & Ventura, 2009; Martin et al., 2009; Мур, 2008). В результате этого роста больше педиатров будет заботиться о родителях-подростках и их детях. Отношения надежной привязанности могут привести к благоприятным результатам как в первые годы жизни, так и по мере того, как ребенок становится взрослым, и это важная основа, которую не следует упускать из виду в клинических условиях. В то время как теория привязанности, безусловно, имеет психологическое применение, педиатрические врачи в учреждениях первичной медико-санитарной помощи находятся на передовой и могут определить, оценить и укрепить отношения привязанности.В идеале педиатры могут начать работать с молодыми матерями и их младенцами сразу после рождения, когда впервые устанавливаются отношения привязанности.

Для начала клиницисты могут просто объяснить отношения привязанности как отражение того, как младенец и мать реагируют друг на друга. Кроме того, врач может объяснить поведение ребенка, связанное с привязанностью, например, улыбку, плач, тянущуюся руку и сопротивление разлуке с матерью. Привязанность должна встречать реакцию матери, которая будет способствовать чувству безопасности у ребенка.Клиницисты могут следить за поведением привязанности во время визита, например, когда ребенок плачет, следует за ним или как ребенок обращается к матери во время приветствий и воссоединений после короткой разлуки. Во время визита врачи могут смоделировать отношения между опекуном и младенцем или наставить и побудить молодых матерей принять некоторые из моделей поведения, которые способствуют более надежным результатам привязанности. Матери-подростки могут нуждаться в помощи, чтобы переосмыслить поведение ребенка как сигнал родителям о состоянии и потребностях ребенка.Например, когда младенец плачет, молодая мать может расстроиться из-за того, что может быть нарушающим физическое состояние, и либо игнорировать младенца, либо поспешить забрать младенца для кормления. Скорее, врач может помочь матери понять, что ребенок плачет, чтобы выразить эмоциональное состояние, спросить мать, как она себя чувствует (с заявлением «Интересно…»), когда ребенок плачет, и как она думает, что ребенок может быть чувство. Именно с осознанием эмоциональных и физических состояний матери и ребенка у диадических отношений привязанности есть место для развития в здоровом направлении.Кроме того, поскольку матери-подростки иногда имеют необоснованные ожидания в отношении развития или поведения своих младенцев, также может быть полезно обучать или демонстрировать способности ребенка к развитию в разном возрасте и на разных стадиях развития.

В то время как требования и временные ограничения в отношении посещений педиатрических лечебных учреждений по уходу за детьми постоянно возрастают, введение поведения привязанности можно легко включить в курс обычного осмотра. Посещение качественного ухода за ребенком — прекрасная возможность оценить отношения привязанности, а также объяснить и смоделировать некоторые виды поведения со стороны матери в ответ на поведение младенца, которое может улучшить эти отношения.Разлука и воссоединение младенца и матери, происходящие во время посещения, являются простым средством, с помощью которого врач может оценить и научить матерей-подростков способам улучшения отношений привязанности. Надежно прикрепленный младенец будет проявлять некоторую подозрительность к незнакомцу (врачу) и будет продолжать контактировать с его матерью или проверять ее, чтобы обеспечить его безопасность (Slade & Aber, 1992). Когда это происходит, например, когда врач входит в комнату или начинает медицинский осмотр, врач может объяснить матери, что младенец осматривается, чтобы убедиться, что его мать все еще присутствует, и объяснить, что он чувствует себя в безопасности со своей матерью в палате. комната.Когда ребенка удаляют от матери, возможно, просто выйдя из комнаты с младенцем, он может начать плакать и искать свою мать (Slade & Aber). Простой способ одновременно оценить грубую моторику и понять безопасность привязанности младенца — это вывести младенца из смотровой комнаты и скрыть из поля зрения матери и позволить ему ползти или идти обратно к матери. Для матери-подростка важно понимать, что плачущий младенец является сильным индикатором безопасности, которую ребенок чувствует по отношению к своей матери.Наконец, когда младенец воссоединяется со своей матерью, младенец часто позволяет матери поднять его и утешить, прежде чем вернуться к игре (Slade & Aber). Это может быть очень мощным посланием для молодой матери-подростка, которая может не осознавать масштабы своей роли надежной фигуры в жизни своего младенца. В отличие от безопасного младенца, ребенок с ненадежной привязанностью может проявлять небольшую настороженность по отношению к незнакомцам, часто не выказывать протеста, когда его убирают из поля зрения матери, и мало внимания уделяет матери при воссоединении (Slade & Aber).Наблюдение за поведением младенца, особенно в том, что касается присутствия матери, может быть очень поразительным, и оно может предложить врачу понимание существующих отношений привязанности и предоставить обучающие моменты во время посещения, чтобы улучшить отношения.

Наблюдение за поведением привязанности не ограничивается учреждением первичной медико-санитарной помощи, и педиатры в отделениях неотложной и неотложной помощи также могут использовать знания о поведении привязанности, чтобы помочь в укреплении отношений привязанности.На самом деле условия неотложной помощи могут раскрыть даже больше о природе отношений привязанности, поскольку именно во время стресса и разлуки часто проявляется плохое поведение привязанности. Клиницисты в отделении неотложной помощи могут легко адаптировать руководящие принципы для поощрения поведения привязанности, как описано для учреждения первичной медико-санитарной помощи, как поведение привязанности у младенцев, такое как плач, улыбка и сопротивление разлуке, и реакцию матери на такое поведение можно наблюдать в любой среде.Система привязанности дает врачу возможность объяснить родителям поведение ребенка, особенно в стрессовой обстановке, например, в больнице, и предлагает возможности для наставничества, чтобы улучшить отношения привязанности.

Заключение

Положительная привязанность матери и ребенка может улучшить развитие ребенка и его способность познавать мир на надежной эмоциональной основе. Несмотря на то, что исследований, конкретно касающихся результатов привязанности младенцев к матерям-подросткам, мало, в настоящее время мы знаем, что матери-подростки и их младенцы обычно имеют более низкие показатели надежной привязанности.Этим молодым парам часто не хватает когнитивной зрелости и ресурсов, чтобы оценить материнское и младенческое поведение, связанное с более благоприятными отношениями привязанности. Молодые матери часто получают пользу от руководства в процессе принятия на себя материнской роли таким образом, чтобы облегчить надежную привязанность, и это может быть достигнуто в ходе посещения здорового ребенка. Надежная привязанность связана с позитивными долгосрочными когнитивными, социальными и поведенческими результатами, и стоит применить теорию привязанности на практике как средство, способствующее надежной привязанности у населения, особенно подверженного риску плохих моделей привязанности.

Выражение признательности

Эта работа была поддержана следующим финансированием: NIH / NINR (P30NR08999), NIH / NICHD (R21HD048591) и NIH / NICHD (R01HD057947)

Сноски

Заявления о раскрытии финансовой информации потенциальный конфликт интересов.

Лоис Сэдлер не сообщает о финансовых интересах или потенциальных конфликтах интересов.

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации.В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копирайтингу, верстке и проверке полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования. Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Источники

  • Абер Дж. Л., Бельски Дж., Слэйд А., Крник К. Стабильность и изменение представлений матерей об их отношениях с малышами.Развивающая психология. 1999. 35 (4): 1038–1047. [PubMed] [Google Scholar]
  • Эйнсворт, доктор медицины. Приложение: ретроспектива и перспектива. В: Parkes CM, Stevenson-Hinde J, редакторы. Место привязанности в поведении человека. Нью-Йорк: основные книги; 1982. С. 3–30. [Google Scholar]
  • Эйнсворт, доктор медицины. Развитие взаимоотношений младенца и матери среди Ганды. В: Фосс Б.М., редактор. Детерминанты младенческого поведения. Нью-Йорк: Уайли; 1963. С. 67–112. [Google Scholar]
  • Эйнсворт, доктор медицины.Выкройки крепления. Клинический психолог. 1985. 38 (2): 27–29. [Google Scholar]
  • Эйнсворт М.С., Блехар М.С., Уотерс Э., Уолл С. Модели привязанности: психологическое исследование странной ситуации. Оксфорд, Англия: Лоуренс Эрлбаум; 1978. [Google Scholar]
  • Belsky J, Cassidy J. Приложение: теория и доказательства. В: Руттер М., Хэй Д., редакторы. Развитие через жизнь: Справочник для врачей. Оксфорд: Блэквелл; 1994. С. 373–402. [Google Scholar]
  • Бельский Дж. Интерактивные и контекстные детерминанты безопасности вложений.В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник-приложение: теория, исследования и клиническое применение. Нью-Йорк: Guilford Press; 1999. С. 249–264. [Google Scholar]
  • Belsky J, Fearon RMP. Безопасность привязанности младенца к матери, контекстуальный риск и раннее развитие: умеренный анализ. Развитие и психопатология. 2002. 14 (2): 293–310. [PubMed] [Google Scholar]
  • Belsky J, Rovine M. Безопасность темперамента и привязанности в странной ситуации: эмпирическое сближение.Развитие ребенка. 1987. 58 (3): 787–795. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бенуа Д., Паркер К.Ч., Зеана С.Н. Представления матерей о своих младенцах, оцененные пренатально: стабильность и связь с классификациями привязанности младенцев. Журнал детской психологии и психиатрии. 1997. 38 (3): 307–313. [PubMed] [Google Scholar]
  • Berlin LJ, Brady-Smith C, Brooks-Gunn J. Связи между детородным возрастом и наблюдаемым материнским поведением у 14-месячных детей в раннем исследовательском и оценочном проекте [Электронная версия] Младенец Журнал психического здоровья.2002. 23 (1–2): 104–129. [Google Scholar]
  • Berlin LJ, Кэссиди Дж. Отношения между отношениями: вклад теории и исследований привязанности. В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник-приложение: теория, исследования и клиническое применение. Нью-Йорк: Guilford Press; 1999. С. 688–712. [Google Scholar]
  • Bornstein MH, Tamis LeMonda CS. Материнская отзывчивость и умственные способности младенца: конкретные прогностические отношения [Электронная версия] Поведение и развитие младенца.1997. 20 (3): 283–296. [Google Scholar]
  • Bornstein MH, Tamis LeMonda CS. Действия и взаимодействия матерей и их первенцев в первые шесть месяцев жизни: ковариация, стабильность, непрерывность, соответствие и прогнозирование [Электронная версия] Развитие ребенка. 1990. 61 (4): 1206–1217. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bornstein MH, Tamis LeMonda CS. Материнская отзывчивость и когнитивное развитие у детей. Новые направления развития ребенка. 1989; (43): 49–61. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bowlby J.Привязанность и потеря: Vol. 3. Печаль и депрессия. 2. Нью-Йорк: основные книги; 1980. [Google Scholar]
  • Bowlby J. Привязанность и потеря: Vol. 2. Разлука: тревога и гнев. Нью-Йорк: основные книги; 1973. [Google Scholar]
  • Bowlby J. Привязанность и потеря: Vol. 1. Вложение. 2. Нью-Йорк: основные книги; 1969/1982. [Google Scholar]
  • Бретертон I. Истоки теории привязанности: Джон Боулби и Мэри Эйнсворт. Развивающая психология. 1992; (28): 759–775. [Google Scholar]
  • Калкинс С.Д., Фокс Н.А.Отношения между темпераментом младенца, безопасностью привязанности и поведенческой заторможенностью в двадцать четыре месяца [Электронная версия] Развитие ребенка. 1992. 63 (6): 1456–1472. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карлсон Э.А., Сроуф, Лос-Анджелес. Вклад теории привязанности в психопатологию развития. В: Cicchetti D, Cohen DJ, редакторы. Психопатология развития, Vol. 1: Теория и методы. Оксфорд, Англия: John Wiley & Sons; 1995. С. 581–617. [Google Scholar]
  • Кэссиди Дж. Природа детских связей.В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник-приложение: теория, исследования и клиническое применение. Нью-Йорк: Guilford Press; 2008. С. 2–22. [Google Scholar]
  • Клемменс Д. Взаимосвязь между социальной поддержкой и взаимодействием матерей-подростков со своими младенцами: метаанализ. Журнал акушерства, гинекологии и ухода за новорожденными. 2001. 30 (4): 410–420. [PubMed] [Google Scholar]
  • Coley RL, Chase-Lansdale PL. Подростковая беременность и отцовство: последние данные и направления на будущее.Американский психолог. 1998. 53 (2): 152–166. [PubMed] [Google Scholar]
  • де Пол Дж., Доменек Л. История жестокого обращения с детьми и потенциал жестокого обращения с ними у матерей-подростков: продольное исследование [Электронная версия] Жестокое обращение с детьми и безнадзорность. 2000. 24 (5): 701–713. [PubMed] [Google Scholar]
  • Данхэм П., Данхэм Ф. Влияние социальных взаимодействий матери и ребенка на последующее выполнение младенческими задачами непредвиденных обстоятельств. Развитие ребенка. 1990. 61 (3): 785–793. [PubMed] [Google Scholar]
  • Элкинд Д.Когнитивное развитие. В: Фридман С.Б. и др., Редакторы. Комплексная охрана здоровья подростков. 2. Сент-Луис: Мосби; 1998. [Google Scholar]
  • Flanagan PF, McGrath MM, Meyer EC, Garcia Coll C. Подростковое развитие и переход к материнству. Педиатрия. 1995; 96: 272–277. [Google Scholar]
  • Фонаги П., Стил Х., Стил М. Материнские репрезентации привязанности во время беременности предсказывают организацию привязанности младенца к матери в возрасте одного года. Развитие ребенка. 1991. 62 (5): 891–905.[PubMed] [Google Scholar]
  • Голдберг С., Бенуа Д., Блокланд К., Мэдиган С. Атипичное материнское поведение, представления матери и неорганизованная привязанность младенца [Электронная версия] Развитие и психопатология. 2003. 15 (2): 239–257. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гудман Дж., Абер Дж. Л., Берлин Л., Брукс-Ганн Дж. Взаимосвязь между материнским поведением и внутренними рабочими моделями безопасности привязанности городских детей дошкольного возраста [Электронная версия] Infant Mental Health Journal.1998. 19 (4): 378–393. [Google Scholar]
  • Greenberg MT. Привязанность и психопатология в детстве. В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник-приложение: теория, исследования и клиническое применение. Нью-Йорк: Guilford Press; 1999. С. 469–496. [Google Scholar]
  • Гринберг М.Т., Спельц М.Л., ДеКлин М. Роль привязанности в раннем развитии проблем деструктивного поведения. Развитие и психопатология. 1993. 5 (1-2): 191-213. [Google Scholar]
  • Hamburg BA.Психосоциальное развитие. В: Фридман С.Б. и др., Редакторы. Всестороннее здоровье подростков. 2. Сент-Луис: Мосби; 1998. [Google Scholar]
  • Гамильтон Б., Мартин Дж., Вентура С. Рождения: предварительные данные за 2007 г. Национальные отчеты о статистике естественного движения населения. 2009. 57 (12): 1–23. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hesse E. Прикрепленное интервью для взрослых: исторические и современные перспективы. В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник-приложение: теория, исследования и клиническое применение. Нью-Йорк: Guilford Press; 1999 г.С. 395–433. [Google Scholar]
  • Хоус К. Отношения привязанности в контексте нескольких опекунов. В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник-приложение: теория, исследования и клиническое применение. Нью-Йорк: Guilford Press; 1999. С. 671–687. [Google Scholar]
  • Huth-Bocks AC, Levendosky AA, Bogat GA, von Eye A. Влияние характеристик матери и контекстных переменных на привязанность младенца к матери [Электронная версия] Развитие ребенка. 2004. 75 (2): 480–496. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карен Р.Привязанность. Atlantic Monthly. Февраль 1990;: 35–70. [Google Scholar]
  • Корен-Карие Н., Оппенгейм, Долев С., Шер Э, Эцион-Карассо А. Проницательность матери в отношении внутреннего опыта их младенцев: взаимосвязь с материнской чувствительностью и младенческой привязанностью [Электронная версия] Психология развития. 2002. 38 (4): 534–542. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ландри С.Х., Смит К.Э., Миллер Лонкар С.Л., Суонк Р.Р. Связь изменения стиля взаимодействия матери с развитием социальной компетентности доношенных и недоношенных детей [Электронная версия] Развитие ребенка.1998. 69 (1): 105–123. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лайонс-Рут К., Альперн Л., Репачоли Б. Классификация неорганизованной детской привязанности и материнские психосоциальные проблемы как предикторы враждебно-агрессивного поведения в дошкольном классе [Электронная версия] Развитие ребенка. 1993. 64 (2): 572–585. [PubMed] [Google Scholar]
  • Майн М., Каплан Н., Кэссиди Дж. Безопасность в младенчестве, детстве и взрослении: переход на уровень репрезентации. Монографии Общества по исследованию детского развития.1985. 50 (1-2): 66-104. [Google Scholar]
  • Main M, Соломон Дж. Процедуры идентификации младенцев как дезорганизованных / дезориентированных во время странной ситуации Эйнсворт. В: Гринберг М.Т., Чиккетти Д., редакторы. Привязанность в дошкольном возрасте: теория, исследования, вмешательство. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1990. С. 121–160. [Google Scholar]
  • Mangelsdorf SC, Frosch CA. Темперамент и привязанность: одна конструкция или две? В: Риз Х.В., редактор. Достижения в развитии и поведении ребенка.Vol. 27. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press; 2000. С. 181–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mangelsdorf SC, Plunkett JW, Dedrick CF, Berlin M. Безопасность привязанности у младенцев с очень низкой массой тела при рождении [Электронная версия] Психология развития. 1996. 32 (5): 914–920. [Google Scholar]
  • Манлав Дж., Икрамулла Э., Минчиели Л., Холкомб Э., Даниш С. Тенденции сексуального опыта, использования противозачаточных средств и деторождения в подростковом возрасте, 1992–2002 гг. Журнал здоровья подростков. 2009; 44: 413–423. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мартин Дж., Гамильтон Б., Саттон П., Вентура С., Менакер Ф., Кирмейер С. и др.Рождения: окончательные данные за 2006 г. Национальные отчеты о естественном движении населения. 2009. 57 (7): 1–13. [Google Scholar]
  • Мур К. Рождения подростков: изучение недавнего увеличения. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная кампания по предотвращению подростковой и незапланированной беременности; 2008. Получено 23 января 2010 г. с http://www.thenationalcampaign.org/resources/pdf/TeenBirths_ExamIncrease.pdf. [Google Scholar]
  • Мур М.Р., Брукс-Ганн Дж. Отцовство в подростковом возрасте. В Э. В: Борнштейн М., редактор. Справочник по воспитанию детей. 2. Vol.4. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2002. С. 173–214. [Google Scholar]
  • Мориарти Дейли А.М., Сэдлер Л.С., Рейнольдс Х. Беременность и отцовство в подростковом возрасте. В: Александр I, редактор. Женское здоровье. Нью-Йорк: Блэквелл; под давлением. [Google Scholar]
  • Мюррей Л., Кемптон К., Вулгар М., Хупер Р. Подавленная речь матери по отношению к младенцам и ее связь с полом и когнитивным развитием ребенка. Журнал детской психологии, психиатрии и смежных дисциплин. 1993. 34 (7): 1083–1101.[PubMed] [Google Scholar]
  • Мюррей Л., Фиори Коули А., Хупер Р., Купер П. Влияние послеродовой депрессии и связанных с ней неблагоприятных факторов на ранние взаимодействия матери и ребенка и более поздние результаты развития ребенка [Электронная версия] Развитие ребенка. 1996. 67 (5): 2512–2526. [PubMed] [Google Scholar]
  • Олсон С.Л., Бейтс Дж. Э., Каски Б. Взаимодействие воспитателя и младенца, предшествующие когнитивным способностям детей школьного возраста. Merrill-Palmer Quarterly. 1992. 38 (3): 309–330. [Google Scholar]
  • Panzarine S, Slater E, Sharps P.Копирование, социальная поддержка и симптомы депрессии у матерей-подростков [Электронная версия] Journal of Adolescent Health. 1995. 17 (2): 113–119. [PubMed] [Google Scholar]
  • Паттерсон Д. Материнство в подростковом возрасте: привязанность ребенка к бабушке. Журнал педиатрического ухода. 1997; 12: 228–237. [PubMed] [Google Scholar]
  • Poehlmann J, Fiese BH. Взаимодействие уязвимостей матери и ребенка при развитии отношений привязанности [Электронная версия] Развитие и психопатология.2001; 13 (1): 1–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Раваль В., Голдберг С., Аткинсон Л., Бенуа Д., Михал Н., Поултон Л. и др. Материнская привязанность, материнская отзывчивость и младенческая привязанность [Электронная версия] Младенческое поведение и развитие. 2001. 24 (3): 281–304. [Google Scholar]
  • Рид В., Медоуз-Оливер М. Послеродовая депрессия у матерей-подростков: интегративный обзор литературы. Журнал педиатрического здравоохранения. 2007. 21: 289–298. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сэдлер Л.С., Андерсон С.А., Сабателли Р.М.Родительская компетентность среди афроамериканских матерей и бабушек-подростков. Журнал педиатрического ухода. 2001; 16: 217–233. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сэдлер Л.С., Коулин А. Переход к отцовству: программа для молодых матерей, сочетающая образование родителей с творческой физической активностью. Журнал специалистов по педиатрическому уходу. 2003; 8: 62–70. [PubMed] [Google Scholar]
  • Саги-Шварц A, Van IJzendoorn MH. Межкультурные модели привязанности: универсальные и контекстные измерения.В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник-приложение: теория, исследования и клиническое применение. 2. Нью-Йорк: Guilford Press; 2008. С. 880–905. [Google Scholar]
  • Сейфер Р., Шиллер М. Роль родительской чувствительности, детского темперамента и диадического взаимодействия в теории и оценке привязанности [Электронная версия] Монографии Общества исследований в области развития детей. 1995. 60 (2–3): 146–174. [PubMed] [Google Scholar]
  • Simpson JA. Теория привязанности в современной эволюционной перспективе.В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник-приложение: теория, исследования и клиническое применение. Нью-Йорк: Guilford Press; 1999. С. 115–140. [Google Scholar]
  • Слэйд А. Рефлексивное функционирование родителей: введение. Привязанность и человеческое развитие. 2005. 7 (3): 269–281. [PubMed] [Google Scholar]
  • Slade A, Aber JL. Привязанности, стремления и развитие: конфликты и совпадения в теории. В: Barron JW, Eagle MN, редакторы. Интерфейс психоанализа и психологии.Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 1992. С. 154–185. [Google Scholar]
  • Spieker SJ, Gillmore MR, Lewis SM, Morrison DM, Lohr MJ. Психологический стресс и употребление психоактивных веществ матерями-подростками: ассоциации с родительским отношением и качеством взаимодействия матери и ребенка [Электронная версия] Journal of Psychoactive Drugs. 2001; 33 (1): 83–93. [PubMed] [Google Scholar]
  • Национальная кампания по предотвращению подростковой и незапланированной беременности. Социально-экономические и семейные особенности деторождения подростков.2009. Получено 11 января 2010 г. с сайта http://www.thenationalcampaign.org/resources/pdf/SS/SS41_SocioEconomicFamilyCharacteristics.pdf.
  • Tronick EZ, Weinberg MK. Подавленные матери и младенцы: неспособность сформировать диадические состояния сознания. В: Мюррей Л., Купер П.Дж., редакторы. Послеродовая депрессия и развитие ребенка. Нью-Йорк: Guilford Press; 1997. С. 54–81. [Google Scholar]
  • Turner RJ, Grindstaff CF, Phillips N. Социальная поддержка и исход подростковой беременности [Электронная версия] Journal of Health & Social Behavior.1990. 31 (1): 43–57. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ван Эгерен Л.А., Баррат М.С., Роуч Массачусетс. Отзывчивость матери и ребенка: время, взаимная регуляция и контекст взаимодействия [Электронная версия] Психология развития. 2001. 37 (5): 684–697. [PubMed] [Google Scholar]
  • ван Эйзендорн М. Представления взрослых о привязанности, родительская реакция и младенческая привязанность: метаанализ предсказательной достоверности интервью о привязанности взрослых [Электронная версия] Психологический бюллетень.1995. 117 (3): 387–403. [PubMed] [Google Scholar]
  • Van IJzendoorn MH, Kroonenberg PM. Межкультурные модели привязанности: метаанализ странной ситуации. Развитие ребенка. 1988. 59 (1): 147–156. [Google Scholar]
  • Whitman TL, Borkowski JG, Keogh DA, Weed K. Переплетенные жизни: матери подросткового возраста и их дети. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, издатели; 2001. [Google Scholar]
  • Wille DE. Связь преждевременных родов с качеством привязанности младенца к матери в один год [Электронная версия] Поведение и развитие младенца.1991. 14 (2): 227–240. [Google Scholar]
  • Зуравин SJ, DiBlasio FA. Матери-подростки, пренебрегающие детьми: чем они отличаются от своих сверстниц, не обращающихся плохо? Журнал межличностного насилия. 1992. 7 (4): 471–489. [Google Scholar]

Какие бывают типы прикрепленных файлов?

10 июля, 2020 — Поведенческое здоровье, Блог, Здоровье развития

В психологии развития «теория привязанности» исследует эмоциональную связь между одним человеком и другим (в основном между опекуном и младенцем).

В течение первых шести месяцев жизни ребенка опекун должен проявлять адекватную заботу о своем новорожденном, чтобы установить тесную связь. Если не удается установить здоровую связь на ранней стадии развития ребенка, это может привести к ряду эмоциональных проблем в дальнейшем.

Что такое теория привязанности?

Джон Боулби, психолог и психоаналитик, предлагал теорию привязанности на протяжении 1950-х и 1960-х годов и внес заметный вклад в область психотерапии своей работой о привязанности.

Хотя Боулби не оспаривал возможность образования множественных связей между детьми с разными людьми, он все же придерживается точки зрения, что, поскольку это первая связь, установленная, связь между матерью и ребенком является самой сильной из всех.

Теория привязанности исследует, как развивается связь между опекуном и ребенком, и ее влияние на последующее развитие. На протяжении всей своей работы в 1930-х годах Боулби работал психиатром в лондонской клинике, где лечил психически больных детей.

За это время Боулби осознал важную динамику между родителем и ребенком и то, насколько глубоко эта динамика может влиять на социальное, эмоциональное и когнитивное развитие. Вскоре он обнаружил, что раннее разлучение младенцев может привести к более поздней дезадаптации, и таким образом была разработана теория привязанности.

Боулби описывает привязанность как:

«Привязанность — это глубокая и прочная эмоциональная связь, которая связывает одного человека с другим человеком во времени и пространстве».

(Эйнсворт, 1973: Bowlby, 1969)

Изучая отношения между родителями и детьми, Боулби и его коллега Джеймс Робертсон исследовали группу маленьких младенцев.Они обнаружили, что, когда они разлучены с родителями, дети постоянно проявляют признаки стресса.

Это исследование противоречит «теоретикам поведения», которые предполагают, что, когда ребенка кормят, тревога разлуки рассеивается.

Боулби и Робертсон заметили, что дети не могли получить утешение в отсутствие родителей, независимо от того, кормили они их или нет.

Исследования Боулби и Робертсона противоречат поведенческой теории, согласно которой дети привязываются к матери через кормление.

Интересно, что привязанность не обязательно должна быть взаимной, и возможно ли, чтобы один человек был привязан к другому без взаимности? Согласно Боулби, привязанность отличается от детского поведения особым поведением, например, стремлением сблизиться с фигурой привязанности, когда он чувствует себя расстроенным или находящимся под угрозой (Bowlby, 1969).

Привязанность и эволюция

Ребенок и близость к родителям теория привязанности

Боулби утверждал, что привязанность — это биологический процесс, и продолжал говорить, что все младенцы рождаются с «геном привязанности», который позволяет им выделять так называемые «социальные релизеры». обеспечение того, чтобы, когда ребенок плачет, цепляется за фигурку привязанности или даже улыбается, он получает внимание и заботу, которых так жаждет.

Интересно, что тот же «ген привязанности», с которым рождаются дети, также присутствует в родителе, и именно он побуждает опекуна защищать ребенка и заботиться о нем.

«Монотропия» — это термин, обозначающий одну главную фигуру привязанности, концепция, разработанная Боулби вместе с его теорией привязанности. Он пришел к выводу, что, если успешная «монотропная» облигация не образуется по какой-либо причине, могут возникнуть негативные последствия.

Боулби выделил четыре типа стилей привязанности: безопасный, тревожно-амбивалентный, дезорганизованный и избегающий.

Безопасное прикрепление

Безопасное прикрепление означает теплую и любящую связь между родителем и ребенком. Ребенок чувствует, что его любят и о нем заботятся, и развивает способность строить здоровые отношения с окружающими.

Дети с безопасным стилем привязанности активны и демонстрируют уверенность в своем взаимодействии с другими.

Те, у кого в детстве развиваются безопасные стили привязанности, вероятно, перенесут этот здоровый способ привязанности во взрослую жизнь и без проблем будут строить долгосрочные отношения, не опасаясь того, что их бросят.

Тревожно-амбивалентная привязанность

Тревожно-амбивалентные дети склонны не доверять воспитателям, и эта незащищенность часто означает, что их окружение исследуется с трепетом, а не с волнением.

Они постоянно ищут одобрения своих опекунов и постоянно наблюдают за своим окружением, опасаясь быть брошенными.

Те, кто развился в рамках «тревожно-амбивалентного» стиля привязанности, склонны переносить то, чему они научились, во взрослую жизнь и очень часто чувствуют себя нелюбимыми со стороны своих партнеров, при этом им трудно выражать любовь и связь самим.

Люди, привязанные к этому стилю, обычно эмоционально зависимы в зрелом возрасте.

Избегающая привязанность

Дети, которые развились в рамках «избегающего» стиля, научились мириться с тем, что их эмоциональные потребности, скорее всего, останутся неудовлетворенными, и продолжат расти, чувствуя себя нелюбимыми и незначительными.

Им часто трудно выразить свои чувства и трудно понять эмоции — во взрослом возрасте; они склонны избегать интимных отношений.

Неорганизованная привязанность

Неорганизованная привязанность — это комбинация избегающей и тревожной привязанности, и дети, попадающие в эту группу, часто проявляют сильный гнев и ярость. Они могут ломать игрушки и вести себя нестабильно — у них также возникают сложные отношения с опекунами.

Дети, развившиеся в рамках «неорганизованного» стиля привязанности, во взрослом возрасте склонны избегать интимных отношений, могут легко взорваться и с трудом контролировать свои эмоции.

Странная ситуация

В 1970-х годах психолог Мэри Эйнсворт провела исследование на младенцах в возрасте от 9 до 18 месяцев; в рамках исследования наблюдалась безопасность привязанности у детей в рамках парадигмы взаимоотношений с опекуном.

Речь идет о восьми коротких эпизодах (продолжительностью около 3 минут), в которых мать, ребенок и незнакомец представлены, разлучены и затем воссоединены.

Это наблюдательное исследование было названо «странная ситуация» и было разработано Эйнсворт и Виттиком в 1969 году.

Используя модель странной ситуации, Эйнсворт изучила детей от одного до двух лет, чтобы определить стили привязанности и характер привязанности, проявляемой между матерью и ребенком.

Установка проводилась в маленькой комнате с односторонним стеклом, чтобы было хорошо видно детей. Выборка детей Эйнсворт представляла 100 американских семей среднего класса.

В коротких эпизодах дети, матери и экспериментаторы наблюдались в следующих восьми сценариях:

  1. Экспериментатор, мать и ребенок
  2. Только мать и ребенок
  3. К матери и младенцу присоединяется незнакомец
  4. Мать уходит от незнакомца и один ребенок
  5. Мать возвращается, и незнакомец уходит
  6. Мать также уходит, оставляя ребенка совсем одного
  7. Незнакомец возвращается
  8. Незнакомец уходит, а мать возвращается

После исследования Эйнсворт оценила каждый из ответов и сгруппировала их их на четыре типа взаимодействия: близость и поиск контакта, поддержание контакта, избегание близости и контакта, сопротивление контакту и близость. Эти взаимодействия были основаны на двух эпизодах воссоединения во время наблюдения.

Результаты стиля привязанности

На основе наблюдательного исследования Эйнсворт (1970) выделил три стиля привязанности; безопасный (тип B), небезопасный-избегающий (тип A) и небезопасный-амбивалентный / устойчивый (тип C).

Безопасное прикрепление: тип B

К счастью, большинство детей в репрезентативной выборке Эйнсворт 1970-х годов принадлежали к стилю «безопасного прикрепления». Детям, принадлежащим к этому стилю, было легко демонстрировать уверенность по отношению к опекунам, и они, как правило, использовали эти «монотропные» фигурки привязанности как основу для изучения своего окружения.

Этих младенцев легко успокаивать лица, осуществляющие первичный уход, а детей, которые развиваются в соответствии с этим стилем, лелеют и поощряют их воспитатели, что дает им безопасную платформу для безопасного развития.

Небезопасный избегающий: тип A

Дети, подпадающие под стиль избегания, как правило, не смотрят на своего опекуна, исследуя свое окружение. Они также не обращаются к фигуре привязанности во время бедствия.

У таких детей, скорее всего, будет опекун, который нечувствителен и отвергает их потребности (Ainsworth, 1979).

Небезопасная амбивалентность / устойчивость: Тип C

Последний стиль привязанности (небезопасная амбивалентность) — это когда ребенок проявляет амбивалентное поведение по отношению к своему опекуну. Ребенка нелегко успокоить опекун, и он часто демонстрирует цепкое и зависимое поведение по отношению к фигуре привязанности, но все же отвергает их во время взаимодействия.

Изучая свое окружение, ребенок испытывает трудности с отделением от прикрепленной фигуры. Эйнсворт пришла к выводу, что такое поведение происходит из-за непоследовательности передачи от воспитателя к ребенку.

Заключение Эйнсворта

Гипотеза «материнской чувствительности» Эйнсворт предполагает, что «чувствительность», которую воспитатель демонстрирует к ребенку, определяет стиль развиваемой привязанности. Короче говоря, чувствительные матери с большей вероятностью будут нежными и сострадательными по отношению к потребностям ребенка, и эта чувствительность может привести к развитию у ребенка более надежных привязанностей.

Матери, которым не хватает чувствительности (например, проявляющие нетерпение), могут привести к развитию у детей ненадежных привязанностей.

Дети с чуткими опекунами ассоциируются с надежной привязанностью, а дети с непоследовательными опекунами часто ассоциируются с небезопасными амбивалентными привязанностями. Непоследовательность — это когда два родителя часто игнорируют или даже отвергают потребности ребенка, в то время как в других случаях потребности ребенка удовлетворяются.

В ситуациях, когда родители демонстрируют апатию или каким-либо образом не реагируют на ребенка, это часто приводит к тому, что ребенок становится независимым от опекуна; они также, как правило, не обращаются за помощью к тем, кто привязан, во время бедствия.Фигура привязанности также может не помогать во время сложных задач (Stevenson-Hinde & Verschueren, 2002) и часто недоступна во время эмоционального стресса.

По словам Эйнсворт, этот тип воспитания часто может приводить к тому, что дети становятся неуверенно избегающими.


Фиона Ясин — международный клинический директор The Wave Clinic. Фиона — член A.P.C.C.H., член F.D.A.P. и I.A.E.D.P. В настоящее время изучает C.E.D.S., Фиона является аккредитованным клиническим супервизором (U.N.C.G.) и аккредитованный специалист по детской и семейной травме.

Специализируется на расстройствах пищевого поведения и пограничных расстройствах личности, в настоящее время проходит повышение квалификации в области психиатрии для женщин на протяжении всей жизни Департамента психиатрии Массачусетса. В Wave Clinic проводятся стационарные и амбулаторные консультации для детей, подростков, молодых людей и семей.


Тег:
Теория привязанности

Что такое теория привязанности? Определение и этапы

Привязанность описывает глубокие, долговременные узы, которые образуются между двумя людьми.Джон Боулби создал теорию привязанности, чтобы объяснить, как формируются эти связи между младенцем и опекуном, а Мэри Эйнсворт позже расширила его идеи. С момента своего появления теория привязанности стала одной из самых известных и влиятельных теорий в области психологии.

Ключевые выводы: теория привязанности

  • Привязанность — это глубокая эмоциональная связь, которая формируется между двумя людьми.
  • По словам психолога Джона Боулби, в контексте эволюции поведение привязанности у детей эволюционировало, чтобы они могли успешно оставаться под защитой своих опекунов, чтобы выжить.
  • Bowlby определил четыре фазы развития привязанности к ребенку и опекуну: от 0 до 3 месяцев, от 3 до 6 месяцев, от 6 месяцев до 3 лет и от 3 лет до конца детства.
  • Развивая идеи Боулби, Мэри Эйнсворт указала на три модели привязанности: надежную привязанность, избегающую привязанность и стойкую привязанность. Позже был добавлен четвертый стиль привязанности — неорганизованная привязанность.

Истоки теории привязанности

В 1930-х годах психолог Джон Боулби, работая с дезадаптированными и непослушными детьми, заметил, что у этих детей были проблемы с установлением близких отношений с другими.Он изучил семейную историю детей и заметил, что многие из них в раннем возрасте пережили потрясения в семейной жизни. Боулби пришел к выводу, что ранняя эмоциональная связь, установившаяся между родителем и его ребенком, является ключом к здоровому развитию. В результате проблемы с этой связью могут иметь последствия, которые влияют на ребенка на протяжении всей его жизни. Боулби исследовал ряд перспектив для развития своих идей, включая психодинамическую теорию, когнитивную психологию и психологию развития и этологию (наука о поведении человека и животных в контексте эволюции).Результатом его работы стала теория привязанности.

В то время считалось, что младенцы привязываются к своим опекунам, потому что они их кормили. Эта бихевиористская точка зрения рассматривала привязанность как усвоенное поведение.

Боулби предложил иную точку зрения. Он сказал, что человеческое развитие следует понимать в контексте эволюции. Младенцы выживали на протяжении большей части истории человечества, оставаясь в непосредственной близости от взрослых, ухаживающих за ними. Детское поведение привязанности эволюционировало, чтобы ребенок мог успешно оставаться под защитой своих опекунов.Следовательно, жесты, звуки и другие сигналы, которые младенцы издают, чтобы привлечь внимание и поддерживать контакт со взрослыми, являются адаптивными.

Фазы привязанности

Боулби выделил четыре фазы, в течение которых у детей развивается привязанность к своим опекунам.

Этап 1: от рождения до 3 месяцев

С момента рождения младенцы предпочитают смотреть на человеческие лица и слушать человеческие голоса. В течение первых двух-трех месяцев жизни младенцы реагируют на людей, но не различают их.Примерно через 6 недель вид человеческих лиц вызовет социальные улыбки, в которых младенцы будут радостно улыбаться и смотреть в глаза. В то время как ребенок будет улыбаться любому лицу, которое появляется в его поле зрения, Боулби предположил, что социальная улыбка увеличивает шансы на то, что воспитатель ответит любящим вниманием, способствуя привязанности. Ребенок также поощряет привязанность к опекунам с помощью такого поведения, как лепет, плач, хватание и сосание. Каждое поведение приближает младенца к опекуну и дополнительно способствует установлению связи и эмоциональному вкладу.

Этап 2: от 3 до 6 месяцев

Когда младенцам исполняется около 3 месяцев, они начинают различать людей и зарезервировать свое поведение привязанности для тех, кого они предпочитают. Хотя они будут улыбаться и болтать знакомым, они будут только смотреть на незнакомца. Если они плачут, их любимые люди могут их утешить. Предпочтения младенцев ограничены двумя-тремя людьми, и обычно они отдают предпочтение одному человеку.Боулби и другие исследователи привязанности часто предполагали, что этим человеком будет мать младенца, но это может быть любой, кто наиболее успешно реагировал на ребенка и имел с ним самые положительные взаимодействия.

Этап 3: от 6 месяцев до 3 лет

Примерно к 6 месяцам предпочтение младенцев конкретному человеку становится более сильным, и когда этот человек покидает комнату, у младенцев возникает тревога разлуки. Когда младенцы научатся ползать, они также будут пытаться активно следовать за своим любимым человеком.Когда этот человек возвращается после периода отсутствия, младенцы с энтузиазмом приветствуют его. Начиная с 7-8 месяцев младенцы также начинают бояться незнакомцев. Это может проявляться в чем угодно: от небольшой дополнительной осторожности в присутствии незнакомца до плача при виде кого-то нового, особенно в незнакомой ситуации. К тому времени, когда младенцам исполняется год, они уже выработали рабочую модель любимой личности, включая то, насколько хорошо они реагируют на ребенка.

Этап 4: от 3 лет до конца детства

Боулби не так много сказал о четвертой стадии привязанности или о том, как привязанности продолжали влиять на людей после детства.Однако он заметил, что примерно в 3 года дети начинают понимать, что у их опекунов есть собственные цели и планы. В результате ребенок меньше беспокоится, когда опекун уезжает на какое-то время.

Странная ситуация и образцы привязанности младенцев

После переезда в Англию в 1950-х годах Мэри Эйнсворт стала научным сотрудником и постоянным сотрудником Джона Боулби. В то время как Боулби заметил, что у детей проявляются индивидуальные различия в привязанности, именно Эйнсворт провела исследование разлучения детей и родителей, которое позволило лучше понять эти индивидуальные различия.Метод, разработанный Эйнсворт и ее коллегами для оценки этих различий у годовалых детей, получил название «Странная ситуация».

Странная ситуация состоит из двух кратких сценариев в лаборатории, в которых воспитатель оставляет младенца. В первом сценарии младенец остается с незнакомцем. Во втором сценарии младенца ненадолго оставляют одного, а затем к нему присоединяется незнакомец. Каждое разделение между воспитателем и ребенком длилось около трех минут.

Наблюдения Эйнсворт и ее коллег над странной ситуацией позволили им выделить три различных типа привязанности.Позднее был добавлен четвертый тип привязанности, основанный на результатах дальнейших исследований.

Вот четыре типа крепления:

  • Безопасное прикрепление: Младенцы, которые надежно прикреплены, используют своего опекуна как безопасную базу для исследования мира. Они рискнут отправиться на поиски вдали от опекуна, но если они напуганы или нуждаются в утешении, они вернутся. Если воспитатель уйдет, он расстроится, как и все младенцы. Тем не менее, эти дети уверены, что их воспитатель вернется.Когда это произойдет, они с радостью встретят опекуна.
  • Избегающая привязанность: Дети, проявляющие избегающую привязанность, неуверенно привязаны к опекуну. Дети, которые избегают привязанности, не будут чрезмерно огорчаться, когда их опекун уйдет, а по возвращении ребенок намеренно будет избегать опекуна.
  • Устойчивое прикрепление: Устойчивое прикрепление — еще одна форма небезопасного прикрепления. Эти дети очень расстраиваются, когда родитель уезжает.Однако, когда опекун вернется, их поведение будет непоследовательным. Поначалу они могут казаться счастливыми, увидев опекуна, но затем начинают сопротивляться, если опекун пытается их забрать. Эти дети часто сердито отзываются о воспитателе; однако они также демонстрируют моменты избегания.
  • Неорганизованная привязанность: окончательный образец привязанности чаще всего проявляется у детей, которые подвергались жестокому обращению, пренебрежению или другим непоследовательным методам воспитания. Дети с неорганизованным стилем привязанности кажутся дезориентированными или сбитыми с толку в присутствии их опекуна.Похоже, они рассматривают опекуна как источник комфорта и страха, что ведет к неорганизованному и противоречивому поведению.

Исследования показали, что ранние стили привязанности имеют последствия, которые отражаются на всей остальной жизни человека. Например, человек, у которого в детстве был устойчивый стиль привязанности, будет иметь более высокую самооценку по мере взросления и сможет строить прочные и здоровые отношения, став взрослыми. С другой стороны, дети с избегающим стилем привязанности могут быть неспособны эмоционально вовлекаться в свои отношения и испытывать трудности с тем, чтобы делиться своими мыслями и чувствами с другими.Точно так же те, у кого был устойчивый стиль привязанности в годовалом возрасте, испытывают трудности с установлением отношений с другими во взрослом возрасте, и когда они это делают, часто задаются вопросом, действительно ли их партнеры их любят.

Институционализация и отделение

Необходимость формирования привязанностей в раннем возрасте имеет серьезные последствия для детей, которые растут в детских учреждениях или разлучены со своими родителями в молодом возрасте. Боулби заметил, что дети, которые растут в детских учреждениях, часто не привязываются к взрослым.В то время как их физические потребности удовлетворяются, поскольку их эмоциональные потребности не удовлетворяются, они не связываются ни с кем в младенчестве, а затем кажутся неспособными к установлению любовных отношений, когда становятся старше. Некоторые исследования показали, что терапевтические вмешательства могут помочь восполнить дефицит, который испытывали эти дети. Однако другие события показали, что дети, у которых в младенчестве не развились привязанности, продолжают страдать от эмоциональных проблем. По-прежнему требуются дальнейшие исследования по этой теме, однако, так или иначе, кажется очевидным, что развитие идет лучше всего, если дети в первые годы жизни могут сблизиться с опекуном.

Разлучение с фигурой привязанности в детстве также может привести к эмоциональным проблемам. В 1950-х годах Боулби и Джеймс Робертсон обнаружили, что когда дети разлучены со своими родителями во время длительного пребывания в больнице — обычная практика в то время — это приводит к большим страданиям ребенка. Если детей слишком долго держали от родителей, они, казалось, перестали доверять людям и, как дети, помещенные в специализированные учреждения, больше не могли устанавливать близкие отношения. К счастью, благодаря работе Боулби больше больниц позволило родителям оставаться со своими маленькими детьми.

Последствия для воспитания детей

Работа Боулби и Эйнсворт о привязанности предполагает, что родители должны рассматривать своих детей как полностью оборудованных, чтобы сигнализировать о том, что им нужно. Поэтому, когда младенцы плачут, улыбаются или лепечут, родители должны следовать своим инстинктам и отвечать. Дети, родители которых быстро и заботливо реагируют на их сигналы, как правило, надежно привязаны к тому времени, когда им исполняется год. Это не означает, что родители должны проявлять инициативу и идти к ребенку, если ребенок не подал сигнал.По словам Боулби, если родитель настаивает на том, чтобы заботиться о ребенке, независимо от того, сигнализирует он об их желании внимания или нет, ребенок может стать испорченным. Боулби и Эйнсворт считали, что вместо этого нужно просто быть рядом с опекунами, позволяя ребенку заниматься своими собственными независимыми интересами и исследованиями.

Источники

  • Черри, Кендра. «Боулби и Эйнсворт: что такое теория привязанности?» Verywell Mind , 21 сентября 2019 г. https: // www.verywellmind.com/what-is-attachment-theory-2795337
  • Черри, Кендра. «Различные типы стилей привязанности» Verywell Mind , 24 июня 2019 г. https://www.verywellmind.com/attachment-styles-2795344
  • Крейн, Уильям. Теории развития: концепции и приложения. 5-е изд., Пирсон Прентис Холл. 2005.
  • Фрейли, Р. Крис и Филип Р. Шейвер. «Теория привязанности и ее место в современной теории и исследованиях личности.» Справочник личности: теория и исследования, , 3-е изд., Под редакцией Оливера П. Джона, Ричарда У. Робинса и Лоуренса А. Первина, Гилфорд Пресс, 2008, стр. 518-541.
  • Макадамс, Дэн. Человек: Введение в науку психологии личности . 5-е изд., Wiley, 2008.
  • Маклеод, Сол. «Теория привязанности». Simply Psychology , 5 февраля 2017 г. https://www.simplypsychology.org/attachment.html
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *