Труды графомана: Графомания — Википедия – признаки, примеры, что это означает простыми словами, причины, лечение, опасно ли

Автор: | 11.03.2021

Графомания — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Графома́ния (от греч. γράφω — писа́ть, чертить, изображать и греч. μανία — страсть, безумие, влечение) — патологическое стремление к многописательству, к сочинению произведений, претендующих на публикацию в литературных изданиях, псевдонаучных трактатов и т. п. Страдающий графоманией может сочинять «научные труды» в областях, в которых не разбирается, писать художественные произведения при полном отсутствии каких бы то ни было творческих способностей[1]. Написанное графоманами большей частью банально или даже бессмысленно по содержанию[2].

Также существует эротографомания (лат. erotographomania; эрото + графомания) — разновидность графомании в виде непрерывного составления любовных писем. Наблюдается у психически больных и психопатических личностей. Термин «эротографомания» применяют также к половой перверсии, при которой любовные письма пишутся исключительно для достижения полового возбуждения и удовлетворения.

Вне психиатрического контекста понятие «графомания» нередко применяется к литературе, наивно пренебрегающей общепринятыми в элитарной и массовой литературах эстетическими критериями, к необычайно продуктивным «плохим» авторам. Ряд писателей имели устойчивую культурную репутацию графомана, эталонного «плохого писателя», например, в пушкинскую эпоху Д. И. Хвостов, а в русской эмиграции Виктор Колосовский.

Одной из самых частых причин графомании некоторые исследователи называют гиперкомпенсацию комплекса неполноценности, а часть случаев — выражением бредовой или сверхценной идеи идентификации себя с выдающимся писателем[2]. Один из примеров графомана — Йозеф Геббельс, который претендуя на роль главного историографа Второй мировой войны, исписал 16000 страниц машинописи с довольно тенденциозными текстами[2].

Графомания встречается при некоторых формах шизофрении, паранойе, маниакальном и гипоманиакальном состояниях, и при других психических расстройствах[1]. При синдроме Кандинского — Клерамбо больные могут говорить, что их вынуждают много писа́ть некие внешние силы

[2]. Графоманические тенденции нередки у сутяжных психопатов (при параноидном расстройстве личности).

  1. 1 2 Й. А. Стоименов, М. Й. Стоименова, П. Й. Коева и др. Психиатрический энциклопедический словарь. — К.: МАУП, 2003. — С. 242. — 1200 с. — ISBN 966-608-306-X.
  2. 1 2 3 4 Жмуров В. А. Графомания // Большая энциклопедия по психиатрии. — 2-е изд.

Убей в себе графомана — Справочник писателя

Кто такой графоман?Кто такой графоман?

Графоманские произведения обладают своеобразным вкусом. Как синтетическая клубника, вроде и клубникой пахнет, а все равно ненастоящая. Только начинаешь читать, только начинаешь погружаться в мир произведения, как тут же, буквально на первой странице, понимаешь – графоман писал. Причем подчас графоман в самом худшем значении этого слова.

Рискну предположить, наверное, по этому самому “синтетическому вкусу” редакторы сходу распознают графоманов и отправляют их рукописи в корзину. Не уверен, что так оно и есть, но очень вероятно.

В этой статье я покажу наиболее типичные графоманские приемы и методы. Профессиональные авторы или просто продвинутые любители словесности редко скатываются до подобных глупостей. Ну, а тем, кто только-только взялся за перо, будет нелишне узнать «как не нужно писать».

Личные комплексы

От хорошей жизни никто за перо не берется. Это аксиома, даже догма. Все без исключения писатели в той или иной мере реализуют собственные комплексы. Если внимательно и вдумчиво прочитать любую книгу, то при желании можно найти в шкафу любимый скелет автора.

В принципе, в реализации личных комплексов нет ничего постыдного. В наше время литературным трудом кормятся избранные единицы, и почти все издающиеся авторы проводят большую часть дня на основной работе. Если уж не деньги, то реализация личных комплексов является отличным стимулом для творчества. Главное, знать меру и не смущать читателя, но как раз этого настоящие графоманы не понимают.

На «Самиздате» я много раз сталкивался с великолепными произведениями. Ну, вроде все на месте! Качественный текст, оригинальный сюжет, но… любимый комплекс автора торчит как… На каждой странице торчит. Не нужно быть дипломированным психологом, чтобы сходу определить, по какому поводу страдает графоман.

Мужчин, особенно помоложе, часто клинит на крутость и секс. Ну, очень хочется автору быть крутым! Если не в реальной жизни, так хотя бы на страницах собственных романов. Чтоб карманы от бабла ломились! Чтоб братва по стойке смирно перед ним стояла! Чтобы каждая встречная красотка тут же падала в его постель, немая от счастья!

Как-то раз нашел на «Самиздате» великолепную трилогию. Автор мыслит здраво и нестандартно, а также обладает редкой способностью прогнозировать будущее. Все три книги я прочитал влет! До сих пор обидно, что перепутал последовательность и тем самым смазал общее восприятие. Но… Автора клинит на сексе! Клинит капитально и все тут. Подробности, уж извините, приводить не буду.

В тексте полно фривольных сцен, причем самого дурного толка, и от них не получаешь никого удовольствия, пусть даже низкого, — только одно отвращение. Наверное, по этой причине автору отказали в публикации.

Там же, на «Самиздате», я нашел огромную серию: автор написал шестнадцать книг и торжественно поклялся довести серию до тридцати двух. Нужно признать: пишет изумительно! Ярко, красочно — читаешь влет! Сюжет, правда, с дырочкой, но сейчас речь не об этом.

Автору до дрожи в коленках, до икоты, до изжоги хочется быть крутым космическим торговцем, которому удача не просто улыбается — она сожительствует с ним самым похабным образом. У главного героя получается все: денег немерено, бабы обожают, а главное, космический купец благороден до невозможности! Эдакий рыцарь в белом звездолете, защитник обездоленных и угнетенных.

С удачей, бабами и благородством автор переборщил, пересолил и переперчил. Ну, не бывает в жизни такого! Хоть тресни, а все равно не бывает. Ни за что не поверю, что богатый торговец расставался с большими суммами по первому же зову сердца. Однако главный герой проворачивает подобные фокусы легко и свободно.

Женщин очень часто клинит на любовь. Доходит до анекдота! Произведение может быть заявлено как угодно: фантастика, фэнтези, даже боевик с элементами хоррора, но любовная линия не просто доминирует — она забивает все.

Любовный роман вполне может быть качественным произведением. Беда в том, что недолюбившие в реальной жизни графоманки часто наделяют главных героев такими нереальными чертами… такими… Ну, не бывает в жизни таких мужиков! Хоть режьте меня на куски, а все равно не бывает!

Хотя нет, вру, бывают – но они либо голубые, либо альфонсы высшей категории. Ибо только геи могут быть чересчур чуткими и внимательными мужчинами, большими ценителями прекрасного с очень тонким душевным миром. И только альфонсы самый высшей категории умеют создавать для клиенток видимость внеземной, космической, по-настоящему книжной и прекрасной любви. От подобных романов женщины, может быть, и млеют, а вот мужики плюются.

Личные комплексы нужно беречь и лелеять. Для подавляющего большинства писателей они являются главными и единственными стимулами к творчеству. Другое дело, что держать их нужно под строгим контролем.

В первую очередь, познайте собственные слабости и навязчивые желания и не сыпьте их щедрой рукой на страницы собственных произведений. Понимаю: сделать это трудно и тяжело, но надо. А иначе приговор вам будет суров и краток: “Ваша рукопись нам не подходит”.

Иди туда, не зная куда

Сюжет произведения можно представить в виде цепочки событий. Само собой разумеется, что у этой цепочки должны быть начало, середина и конец. Повествование целиком и полностью должно работать на финал, на последнюю схватку добра со злом, на победу над злобными пришельцами, на спасение любимой из лап богатого и отвратительного жениха — ну, или о чем там ваша книга.

Я лично никогда не берусь за текст, пока не смоделирую сюжетную линию от начала и до конца. Однако истинный графоман запросто может взяться за очередной “шедевр”, не имея ни малейшего понятия, а чем он, собственно, закончится. Настоящий графоман свято верит в принцип: раз есть мыслишка, то концовка обязательно будет!

Ну, а если сюжетной линии как таковой нет, то повествование шарахается из стороны в сторону, словно пьяный мужик по проезжей части. От произведения буквально веет неуверенностью. Автор ведь и сам не знает, какой монстр выскочит из-за очередного поворота, стоит ли доверять хитроватому торговцу, и как именно главный герой попадет в замок главного злодея. А ведь неуверенные колебания сюжета можно легко заметить, как следы на свежевыпавшем снегу.

Истины ради нужно отметить, что хватает весьма успешных авторов, которые именно таким образом и пишут. Да, да, именно так: берутся за очередную книгу, не имея ни малейшего представления, чем она закончится. Но то, что позволено Юпитеру, то не позволено быку.

Чтобы писать таким образом, нужно быть мастером слова, обладать огромным литературным опытом, и — пусть не на бумаге, так в голове — смоделировать сюжет от начала и до конца. Если у вас нет хотя бы пяти изданных на бумаге книг, даже не пытайтесь. Таким образом особенно проблематично реализовать сложный детективный сюжет или достоверно описать вымышленный мир.

Чтобы по дороге к финалу не тащить читателя через буреломы и болота, лучше заранее смоделировать сюжет с первой и до последней сцены. В идеале — написать подробный пошаговый план. Совет особенно актуален для начинающих: пока нет опыта, мастерства или, в конце концов, признания, ни в коем случае не беритесь за создание произведения, если вы понятия не имеете, чем оно закончится.

Фантазия без тормозов

Настоящий графоман уверен: в фантастике, а особенно в фэнтези, возможно все! Сойдет любая глупость, любая несуразица. Главное, чтоб выглядело красиво! Вот и цветет фантазия на страницах графоманских произведений огромными внеземными цветами.

Сама по себе буйная фантазия — это очень даже хорошо. Только она способна породить оригинальные идеи. Но все эти оригинальные сюжеты, мысли и подробности не должны противоречить друг другу, иначе читатель покрутит пальцем у виска и захлопнет вашу книгу.

Пример фантазии без тормозов вполне можно было бы взять из книг, благо «Самиздат» давно стал самым настоящим “полем дураков в стране чудес”, но я пойду по пути наименьшего сопротивления и расскажу об улетном голливудском фильме. Жаль, названия не помню. Итак…

Башковитые ученые изобрели способ перемещать разум из тела в тело, да еще на огромном расстоянии. Бравые американцы не придумали ничего лучше, как… путешествовать по стране. Почти телепортация, моментально и дешево. Самый крутой  способ обмена телами могли придумать только американцы: групповой секс — чтобы не на словах, а на деле поменяться с партнером телами и оказаться в теле женщины и наоборот. Каково, а?

Действия фильма разворачивает вокруг кражи у главного героя его тела, и не более того. Может кому из зрителей было интересно, я же плевался.

Создатели фильма напрочь упустили одну мелочь: технология перемещения разума из тела в тело есть ни что иное, как осуществление давней мечты человечества – бессмертие! Что может быть круче, чем через каждый десяток лет менять изношенное от бурной жизни тело на молодое, здоровое и красивое? Господи, это же… это же совершенно можно не думать о здоровье! Океан удовольствия! В прямом смысле — делай что хочешь! Пьянки, гулянки, наркота, тусовки!

Если технологию перемещения разума из тела в тело однажды придумают, то за ней последует крах существующей политической системы. Привычные нам мораль, обычаи, законы улетят к чертовой матери. Начнется такое, о чем детям на ночь лучше не рассказывать.

Второй пример также из голивудских “шедевров”. Жаль, как и в первом случае, не помню названия.

Фильм так себе — смесь мистики, фэнтези и альтернативной истории. Технический прогресс пошел по иному пути развития, двигатель внутреннего сгорания так и не изобрели, зато довели до совершенства паровой. И вот на экране, не поверите, — летающий паровоз! Причем не с крыльями и пропеллером. Круче! На реактивной тяге!

У летающего агрегата все атрибуты паровоза: на крыше две трубы, из которых валит черных дым; две широкие топки и потный кочегар, который широкой лопатой закидывает в ревущее пламя уголь. Меня буквально убила сцена, в которой пилот со словами “Поехали!” повернул рычаг, и паролет взмыл в небо на паровом столбе на манер вертолета! Точнее, ракеты.

Было такое, не вру. Но и это еще не все! Со слов персонажей этого же эпохального фильма, паролет может долететь до… Марса! Главное, чтоб угля хватило.

В этих двух голливудских «шедеврах» ярко, красочно и за счет большого бюджета показаны возможности «фантазии без тормозов». Режиссеры думали только о зрелищности и своей цели они добились: летающий паровоз разве что в кошмарных снах не преследовал меня.

Но то, что еще может прокатить в кино, напрочь загубит книгу. Фантазировать можно и нужно, но с умом! А то ведь и в самом деле угля не хватит, чтобы долететь до Марса.

Стремительный домкрат

Для начала цитата из классического произведения Ильфа и Петрова “Двенадцать стульев”:

– Вы писали этот очерк в “Капитанском мостике”?

– Я писал.

– Это, кажется, ваш первый опыт в прозе? Поздравляю вас! “Волны перекатывались через мол и падали вниз стремительным домкратом”… Ну, и удружили же вы “Капитанскому мостику”. Мостик теперь долго вас не забудет, Ляпис!

Наша страна до сих пор пожинает плоды СССР, в котором, между прочим, была лучшая в мире система образования. Современные российские графоманы худо-бедно знают, что такое «домкрат» и почему он не может стремительно падать. Но проблема “домкратов” все равно осталась.

Настоящий писатель, прежде чем приступить к новой книге, не поленится собрать как можно больше необходимой информации. Не важно, о чем идет речь и в каком жанре он пишет. Если роман на историческую тему, то придется попотеть над книгами по истории, покопаться в Интернете или спросить знающих людей на форуме. Даже когда пишешь фэнтези — казалось бы самый надуманный жанр! — и то приходится постоянно пополнять собственный багаж знаний.

Но настоящий графоман довольствуется только тем, что осталось в его голове со школьных времен. Его несколько выручает телевизор. Благо, в научно-популярных передачах можно легко и быстро почерпнуть массу интересного. Жаль только, что полученные знания так же легко и быстро испаряются из головы.

Нехватка знаний снижает достоверность и порождает примитивный текст. О каком качестве может идти речь, если на пиратском корабле матрос-подросток залезает на самую высокую мачту в деревянную бочку по плетеным канатам, похожим на сеть? Если капитан этого же пиратского судна обнаруживает в десяти километрах на юг купеческий корабль с двумя мачтами и высоким задом? Это еще цветочки.

Хуже, если графоман берется описывать то, о чем имеет весьма смутное представление. Так на «Самиздате» я нашел чудное произведение о приключениях первобытного охотника, который был вынужден покинуть родные леса и податься в цивилизацию. Благо, он еще в детстве научился читать и писать. А в дальнюю дорогу он прихватил кошелек с золотыми, серебряными и медными монетами.

Если кто не знает, то поясню. Сам уклад жизни первобытного охотника не подразумевает грамотность. Дикарю совершенно незачем писать и читать. Ни книг, ни газет, ни тетрадей, ни ученых журналов у него просто нет.

Как дикари относятся к деньгами, можно судить по многочисленным фильмам. До сих пор вспоминаю сцену из какого-то фильма, где ушлый торговец пытался всучить североамериканским индейцам бумажные доллары. Вождь племени упорно не мог понять, зачем ему эти зеленые бумажки?

Нежелание самосовершенствоваться

Пусть нечасто, но на «Самиздате» можно столкнуться с грустной, но очень любопытной ситуацией. На странице автора может быть выложено несколько крупных произведений — действительно больших, не меньше 12 авторских листов каждое. Качество первой книги обычно оставляет желать лучшего. В принципе, ситуация стандартная: гениями не рождаются, гениями становятся. Но начинаешь читать дальше и выясняешь, что и пятое, шестое, а то и десятое по счету продолжение написано на точно таком же уровне: автор повторяет одни и те же ошибки и наступает на одни и те же грабли.

Учиться, учиться и еще раз учиться! Это не просто красивый лозунг, а суровая необходимость.

Однако истинный графоман так не делает и может годами оставаться на одном и том же уровне. Он самодостаточен, он и так все знает. Советы кого бы то ни было ему по барабану.

Проверить, растете вы над собой или нет, очень просто. Возьмите собственное произведение одно-, двухлетней давности. Если при чтении вам становится стыдно, возникает жгучее желание исправить, переделать, а то и сразу выбросить, значит, уровень вашего мастерства повышается. Может быть, не так быстро, как хотелось бы, но все же повышается.

Ну, а если вы в восторге от собственной гениальности и не замечаете ни одного изъяна, значит, самое время задуматься. Настоящий мастер тем и отличается от дилетанта, что относится к собственным достижениям весьма критично.

Повышать собственный уровень литературного мастерства нужно постоянно, даже если у вас над столом висит диплом о присуждении Нобелевской премии по литературе. Благо, материалов в бездонном Интернете масса. Нужно только не лениться читать их.

Но не нужно впадать в другую крайность – постоянно редактировать и полировать уже написанное. На мой взгляд, лучше всего тренироваться, шагая дальше: писать новые рассказы, романы и повести, а не переделывать по сто раз уже написанное.

Раздутое самомнение

К нежеланию самосовершенствоваться вплотную примыкает раздутое самомнение. Бывает, между ними много общего, но разница все равно очень существенная.

Большинство писателей, вне зависимости от степени мастерства и признания, вполне адекватные люди. Но не все. Причем, как я давно заметил, раздутым самомнением чаще всего страдают именно графоманы.

Признаки раздутого самомнения очень просты: автор считает собственные творения гениальными и любое критическое замечание, даже вполне объективное и по делу, он встречает в штыки.

Прямое следствие раздутого самомнения – страх перед плагиатом. Автор уверен, что его произведение обязательно сопрут и издадут под чужим именем. Ведь оно такое гениальное! Скромные замечания, что времена грубого плагиата давно прошли, в расчет не принимаются.

Так на «Самиздате» один товарищ дошел до того, что не стал выкладывать на собственной страничке произведение, ограничившись небольшими анонсами и комментариями. Мне «повезло», наверное, я ему приглянулся, и он прислал мне файл с его романом. Общее впечатление сложилось через пару страниц: «Было бы что красть». Ну, это клинический случай.

Раздутое самомнение — верный признак того, что автор уже достиг своего потолка и самосовершенствоваться дальше просто не сможет. Да, согласен, по себе знаю: читать критику горько и противно, но нужно. Хорошее критическое замечание очень часто является прямым указанием на какой-либо недостаток, а то и на серьезную проблему.

Так моим “любимым” недостатком является низкая грамотность текста. Стоит мне только возгордиться собой и ослабить бдительность, как я сразу получаю от независимых читателей ушат холодной воды. Отрезвляет. Еще раньше критические замечания помогли мне разобраться и решить проблему несовпадения времен глаголов. Со стороны подсказали — сам я эту проблему в глаза не видел.

Лечение от раздутого самомнения одновременно простое и очень сложное. Главное, понять простую истину: идеальных писателей, как и идеальных людей, не бывает. Ошибаются даже самые маститые авторы. Ну, а что касается критики, то ей нужно радоваться — любой, даже самое грязной. А если критическое замечание объективное и по делу, тогда еще нужно поблагодарить критика. Ведь он нашел время, чтобы почитать ваше произведение, а потом еще написать комментарий.

Как гласит русская пословица: «В чужом глазу соринку видим, а в своем бревна не замечаем». Очень часто только взгляд со стороны способен заметить соринки и бревна в нашем любимом произведении. Осознанная проблема — уже наполовину решенная проблема.

Вредные мелочи

Четыре последних графоманских особенности не тянут на гордое звание “прием”. Они действительно «мелочи», но опять же — грешат ими чаще всего графоманы.

Задний план

Как-то на «Самиздате» я нашел несколько исторических романов о Древнем Египте. Автор великолепно владеет темой и разбирается в истории Древнего Египта, его книги написаны на богатом историческом материале, и читать их было бы очень интересно, если бы не одна досадная мелочь – в этих произведениях начисто отсутствует задний план.

Так, если действие разворачивается во дворце, то он так и проходит через весь эпизод как «дворец фараона». А как именно этот самый дворец выглядит? Какие у него особенности, отличия? В тексте ни слова.

В другом эпизоде действие происходит на торговом судне финикийцев. И опять совершенно непонятно, как это самое судно выглядит, сколько у него мачт, парусов, членов команды. Отсутствие точек опоры для воображения полностью испортило удовольствие от чтения.

У этого автора на «Самиздате» выложено немало книг: целые серии, каждая книга нужного объема. И… ни одного изданного произведения. Неудивительно: каким бы хорошим ни был сюжет, но без полноценного описания заднего плана у книги нет шансов на публикацию в бумажном виде.

Чем дальше время и место действия книги от нашего времени и нашей реальности, тем подробней нужно расписывать задний план. Для современного романа вполне достаточно обозначить место действия — “Москва”, и перед глазами читателя тут же поплывут Кремль, Красная площадь, забитые машинами проспекты и тихая улочка в спальном районе, где дворник из Средней Азии смиренно метет тротуар.

А если речь идет о Древнем Египте и его столице Мемфисе? Что “увидит” современный читатель? Ничего. Ладно, если ему довелось посмотреть документальные фильмы о Древнем Египте, и он имеет о нем хоть какое-то представление. А если нет?

Бороться с этим недостатком относительно легко. В пособиях по литературному творчеству можно найти рекомендации и советы о том, как и в какой степени описывать окружающую обстановку.

Кривые пропорции

Если вы носите ботинки 43-го размера, то вряд ли вам придет в голову надеть на левую ногу ботинок 41-го размера, а на правую 45-го, хотя в среднем они дадут нужный 43-й. Точно так же повествование должно быть равномерно насыщено событиями. Специально уточняю: речь идет не о внутреннем времени произведения, а о количестве событий.

В мировой литературе полно произведений, в которых внутреннее время течет неравномерно. Так, в первой главе может пройти всего один день, а во второй — целый год. И ничего. Главное, чтобы в обоих главах количество событий было примерно одинаковое.

На «Самиздате» я прочитал роман, где это равновесие было нарушено. Первые две трети книги автор описывает феерическую свадьбу главного героя. Очень хорошо описывает, с кучей ярких подробностей. А в последней части этот самый герой с молодой женой спасает целую планету от ядерной войны. Невольно напрашивается вывод: свадьба в два раза важнее спасения целой планеты? Ведь про нее столько всего написано, а планета спасена как бы походя.

Обидно даже. Ну кто запрещал автору разделить один роман на две книги? И тогда диспропорция исчезла бы. Пусть описание свадьбы слишком длинное, зато читать ее очень даже интересно. Пусть спасение целой планеты слишком короткое, зато оно не менее интересно, чем свадьба. А в итоге две хорошие по отдельности книги, слитые вместе, испортили друг друга.

Соблюдать математическую точность в пропорциях не нужно, но диспропорция не должна бросаться в глаза. По возможности насыщайте текст событиями равномерно.

Торопыги

Для меня литературное произведение является единым целым от первой до последней строчки. Пока не напишу целиком и полностью, пока не отредактирую положенное количество раз, я не выставлю его на всеобщее обозрение. Редкое исключение делается только для знакомых писателей, которые владеют литературным ремеслом и которым можно показать даже сырой материал.

Но на «Самиздате» авторы частенько выкладывают собственные произведения по мере написания. Первая глава, вторая, третья и так далее. К подобным торопыгам я лично отношусь отрицательно.

Предвижу возражения: никто не запрещает автору после окончания последней главы пройтись по тексту еще разок, почистить, подредактировать и выложить полностью готовое произведение еще раз. Чего же тут плохого?

Внешне – ничего. Печалит отношение авторов к собственному труду. Понимаю – до жути хочется порадовать мир шедевром собственного сочинения. Но, опять-таки, шедевром, а не россыпью полуфабрикатов! Читатель знакомится с тем, что есть, и тогда же, в момент первого чтения, формирует мнение о написанном и о самом авторе. По второму разу он читать книгу не будет — пусть даже скомпонованную, отредактированную и вычищенную.

Без амбиций

Среднестатистическое качество выложенных на «Самиздате» произведений колеблется между двумя оценками – отстой и полный отстой. Да, на нем можно найти золотые зерна, но для этого придется перебрать не маленькую кучку навоза на заднем дворе, а горный хребет размером с Урал.

На форуме издательского дома “Лениздат” постоянно действует конкурс “Черным по белому”. Главный приз – публикация на бумаге. Просматривая выложенные работы, я давно заметил интересную особенность: там качество представленных произведений заметно выше, чем на «Самиздате». Да, временами попадается откровенная графомань, но золотых зернышек, пусть недозрелых и колотых, заметно больше.

Почему так происходит? Ведь подавляющая часть участников конкурса одновременно являются авторами «Самиздата». С чего такая разница в качестве? Ответ прост – амбиции.

Если автор выкладывает на конкурсе свою рукопись, значит, он хочет, чтобы она была издана. А чтобы рукопись взяли, она должна соответствовать неким критериям и правилам. Раз так, значит, эти самые критерии и правила нужно соблюдать.

Крайне низкое качество выложенных на «Самиздате» произведений — это результат того, что большинство авторов даже не пытаются пробиться на “бумагу”. Если нет амбиций, то на критерии и правила можно наплевать и писать так, как бог на душу положит.

В качестве примера приведу забавный случай. В повести одного самиздатовца я нашел парочку чудных абзацев:

Но как назло, поганая свинья помчалась на восток. Граница между племенем Черного Ворона, к которому принадлежал Рей, и племенем Северного Оленя не была четко обозначена. Все сводилось к тому, что племя Черного Ворона охотилось на западе, ближе к торговому тракту, а племя Северного Оленя — на востоке, около холодного моря.

Рей был так увлечен погоней, что даже не обратил внимания на пограничные знаки. Когда же он догнал животное, его ждал сюрприз. Около мертвой свиньи стоял Бородатый Сэм.

Я написал этому товарищу и указал на глупейший ляп. И что, думаете, он мне ответил? “Мне легче написать что-нибудь новое, нежели отредактировать уже написанное”.

Прошли годы. Время от времени я заглядываю на страничку этого самиздатовца, а главный герой все так же бегает мимо пограничных знаков. Этого автора когда-нибудь опубликуют? Вряд ли.

В заключении

Никто не рождается великим писателем. Даже Пушкин и Булгаков когда-то осваивали азы литературного ремесла. Даже Лермонтову и Ефремову пришлось пройти через период, который можно смело назвать графоманским.Не нужно бояться прослыть графоманом. Гораздо важнее пройти через этот этап как можно быстрее. Для чего, в первую очередь, нужно писать, писать и еще раз писать. Набираться опыта и мастерства.

Надеюсь, моя статья поможет вам осознать собственные недостатки и тем самым избавиться от них.

Удачи вам в творчестве.

Графомания — причины, признаки, лечение

графомания фотоГрафомания – это термин в психиатрии, который подразумевает под собой патологическое стремление, болезненное влечение или страсть к бесплодному писанию, к написанию текстов, не представляющих из себя культурной ценности, бесполезное сочинительство.

Графомания в психологии – это не поддающаяся контролю тяга писать, результатом которой обычно получается полная бессмыслица. Поэтому произведения графоманов часто не представляют никакого интереса для критиков и читателей. Графомания, как и любое аналогичное заболевание, может иметь и более тяжелые проявления и формы. Подобно другим диагнозам в такой области, мания к бесполезной и никому ненужной писанине не появляется на пустом месте.

Графомания в психологии – это патологическое стремление, непреодолимая страсть личности к сочинительству при отсутствии соответствующих способностей.

Графомания причины

Причинами графомании могут выступать неуверенность, стремление к мудрствованию, отчужденность, обособленность, отстраненность и пр.  Так, например, одинокий асоциальный индивид с низкой самооценкой не может найти ни с кем общий язык и выливает свои переживания, мысли на листок бумаги.

Графомания – это своеобразная попытка излить душу на бумаге. Творения графомана представляют собой часть его одинокого и болезненного мира. Психологи выявили следующую закономерность: чем больше человек, страдающий графоманией, сочиняет, тем меньше он перестает нуждаться в реальном, живом общении. Он просто перестает к нему стремиться.

Графоман с помощью написания текстов компенсирует свою потребность в общении. Однако произведения индивида, склонного к графомании, чаще вызывают недоумение, а сам индивид – чувство жалости. Только для самого графомана его творения являются гениальными. Он искренне верит в свою гениальность. По причине нарушения психики человек не может дать адекватную оценку своему состоянию и, поэтому, довольно болезненно реагирует на критические высказывания в свой адрес.

Большинство талантливых писателей учитывают мнение читателей, и это является для них своеобразным позитивным стимулом для дальнейшего профессионального роста. А графоманы этого лишены, следовательно, они не могут профессионально совершенствоваться и развиваться. Именно поэтому их сочинительство не имеет никакой литературной и духовной ценности. Их писанина однообразна и неоригинальна. По прошествии некоторого времени все реальное общение сводится только к демонстрации своих произведений.

Внешний мир, по причине навязывания ему своих творений, начинает сторониться и избегать графомана, однако, это в более тяжелых проявлениях. В более легком проявлении, появление графомании может быть вследствие наступления каких-то временных обстоятельств, например, любимый человек уехал на время, а писательство является лучшей возможностью отвлечься от переживаний, связанных с такими обстоятельствами. Когда любимый человек возвращается, писательство прекращается и «графоман» становится прежним.

Также к причинам графомании относят: чрезмерно живой темперамент, патологическое повышение половых инстинктов, наследственность, отсутствие моральности, праздность и лень.

Графомания признаки

К основным признакам графомании относят необучаемость, неумение работать над собой, неспособность идти прогрессивным путем. Также признаками графомании считают навязчивое повторение образов, нарушение синтаксиса, стилистики, лексики, связанности текста, увлеченность заурядными образами, нетерпимость к критике своих сочинений, неприязнь к печатающимся авторам. Все сочинения графоманов довольно шаблонны и скучны.

Графоманам обычно нравится абсолютно все, что он пишет. Они просто в восторге от своих произведений. Также они получают удовольствие и удовлетворение от процесса написания текстов. Так могут вести себя и настоящие писатели, но у них такое состояние редкость, а у графоманов – обычное состояние.

Люди, страдающие данной манией, очень много пишут. Они постоянно находятся в процессах сочинительства. Графоманы очень навязчиво предлагают окружающим оценить их творчество. Могут рассылать свои опусы, как знакомым людям, так и незнакомым.

Графоманы характеризуются постоянным стремлением быть опубликованными. Чаще всего, люди страдающие графоманией, пишут о себе. Так как для того чтобы писать о чем-то другом у них просто не хватает ни опыта, ни знаний. При этом, изображая себя, они подсознательно описывают себя такими, какими, по их мнению, они должны восприниматься окружающими.

Все графоманы достаточно серьезно относятся ко всей своей деятельности. У них полностью отсутствует чувство юмора. А шуточные высказывания в направлении их творчества просто недопустимы. У них отсутствует самоирония. Также, люди, страдающие болезненной тягой к сочинительству, нередко берут себе звучный и громкий псевдоним.

Совсем необязательно, что все перечисленные признаки должны присутствовать в комплексе. Однако существует один классический признак графомании – очень серьезное отношение к своему писательству.

Графомания лечение

Лечение мании зависит от тяжести проявлений заболевания. Так, начинающему графоману помочь может увлечение каким-нибудь новым хобби, появлением новых интересов. Т.е. если графомания у индивида выражена в слабой форме, то его нужно просто отвлечь от бесполезного бумагомарательства, заинтересовав чем-то другим. А вот человеку с тяжелой формой заболевания требуется специализированное психотерапевтическое и медикаментозное лечение. Медикаментозная терапия заключается в приеме психотропных препаратов или средств нейролептического действия.

Среди терапевтических методов довольно хорошо зарекомендовали себя: семейная психотерапия и  когнитивно-поведенческая терапия.

Когнитивно-поведенческая терапия направлена на избавление от робости, неуверенности, отчужденности, повышение самооценки, выработку смелости у пациента. Особенно важным в лечении графомании является поддержка близких и общение с ними. Близкие люди должны окружить графомана заботой и теплотой. Они могут помочь тактичным, ненавязчивым общением с графоманом. Человек, склонный к графомании, должен понять, что есть люди, которым он искренне интересен таким, каким он есть, что он для них является значимой личностью. Только совместно направленные на излечение усилия врача и родных людей помогут графоману отойти от бессмысленного сочинительства.

В некоторых источниках в качестве успешного метода излечения от графомании упоминается лоботомия, т.е. иссечение лобных долей мозга. Однако далеко не все графоманы соглашаются на данную операцию.

Автор: Психоневролог Гартман Н.Н.

Врач Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Графоман — это… Что такое Графоман?

  • графоман — а, м. graphomane m. Тот, кто страдает графоманией. БАС 2. Он <ксаверий> ведь графоман: издавна одержим писательским зудом. О. Ольнем Муравейник. // ВЕ 1902 8 541. Кстати, Курнос просто безызвестный графоман, но есть другие переводчики,… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ГРАФОМАН — [Словарь иностранных слов русского языка

  • графоман — борзописец, версификатор, стихослагатель, бумагомарака, метроман, строчкогон, пачкун, посредственность, ремесленник, бумагомаратель, писака, кропатель, бездарность, непоэт, стихокропатель, сочинитель, чайник, стихоплет, виршеплет, слагатель,… …   Словарь синонимов

  • ГРАФОМАН — ГРАФОМАН, графомана, муж. Страдающий графоманией (мед.). || Бездарный, но плодовитый писатель (ирон.). Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • ГРАФОМАН — ГРАФОМАН, а, муж. Человек, страдающий графоманией. | жен. графоманка, и. | прил. графоманский, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ГРАФОМАН — («Не хочу быть несчастливым»), СССР, Лентелефильм, 1983, цв., 70 мин. Лирическая монодрама. Монолог главного героя, инженера по технике безопасности. Герой живет в провинциальном городке, добросовестно относится к работе и имеет тайную страсть:… …   Энциклопедия кино

  • Графоман — Книжный магазин: Графоман . Разделы психологии: Все разделы. Адрес: Москва, 1 й Крутицкий пер., 3 (монастырь). Телефон: 276 31 18. E mail: [email protected] . Internet: http://www.humanus.ru …   Психологический словарь

  • Графоман — м. Тот, кто страдает графоманией. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • графоман — графоман, графоманы, графомана, графоманов, графоману, графоманам, графомана, графоманов, графоманом, графоманами, графомане, графоманах (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») …   Формы слов

  • графоман — графом ан, а …   Русский орфографический словарь

  • Графоманство Графоман | Что такое Графоманство Графоман

      Творческий кризис у графомана означает, что он выздоровел.
    Фазиль Искандер

          Графоманство как качество личности – склонность проявлять болезненное влечение и гипертрофированное пристрастие к бездарному, бесплодному  писанию, к многословному, пустому и бесполезному сочинительству.

          Семья графоманов в  магазине: – Милый, возьми упаковку писчей бумаги и на меня, скоро выходные и я собираюсь написать пару глав своего очередного шедевра.   Конечно, родная. Я сейчас, только выберу папку для своего портфолио.   – А мне бумаги?- Чуть ли не выпрыгивает из штанов маленький сын. – Я тут такое приключение придумал – закачаешься!… Папа, а можно я стану мультипликатором? Я тогда сразу буду и свои книги писать, и мультики по ним рисовать.  Так же интереснее! Приходят домой:   – Родная, ты не видела запасные ключи от моего кабинета? Ну… задумалась мама-графоман, – Скорее нет. А что?    – Просто я дал свою связку поиграть нашему сыну, а теперь тот самостоятельно закрылся в кабинете, захватив все стратегические запасы бумаги!

          Графоман в каждой своей кляксе видит поцелуй Бога. Поэтому он никогда не правит свои тексты. Если их нашептывал Бог, значит, они совершенны. Зачем их отшлифовывать? Пусть этим занимаются бездари вроде Владимира Маяковского. Ведь это он писал: «Поэзия — та же добыча радия. В грамм добыча, в годы труды. Изводишь единого слова ради Тысячи тонн словесной руды». Или вот еще: «Стихи стоят свинцово-тяжело, готовые и к смерти и к бессмертной славе. Поэмы замерли, к жерлу прижав жерло нацеленных зияющих заглавий. Оружия любимейшего род, готовая рвануться в гике, застыла кавалерия острот, поднявши рифм отточенные пики».

         Графоман убежден, что каждая его фраза и так отточена. Кому не нравится, тот мерзкий завистник, интриган и критикан. Графоман крайне болезненно реагирует на критику. Не требовательный и не строгий к себе, он воспринимает критику, как неприкрытую агрессию со стороны врагов и недоброжелателей.  Нужно обладать духовной слепотой, – думает графоман, – чтобы не видеть в моих произведениях совершенства.

         Михаил Веллер, касаясь темы графоманства, пишет: “Графоман – это страстный, бескорыстный писатель, который лишен способности к самокритике, к сторонней оценке того, что он делает, и не обладает даром сравнения своего продукта с продуктами других. Такая небольшая интеллектуальная патология”.

          Признаком графоманства зачастую является скорострельность и плодовитость написанного. Но далеко не всегда. История мировой литературы знает примеры, когда количество и качество написанного не вступали в противоречие.  Лопе де Вега (1562-1635) — испанский писатель, поэт и драматург написал более 2000 пьес (425 сохранилось до наших дней). Исследователи творчества Александра Дюма подсчитали, что его плодовитость нашла выражение в шестистах томах. Столько обыкновенному человеку не под силу прочесть за всю жизнь. А с учетом того, что многие представители нынешнего поколения едва умеют читать, результат Дюма может  их шокировать, нанести непоправимый вред нервной системе.

          Графоманство –  это следы невежества на писательской ниве. Большой писатель, прежде чем взяться за перо, кропотливо и упорно будет собирать и анализировать необходимую информацию. Если его героями являются врачи, он не поленится и глубоко изучит жизнь врачей, постарается постичь, хотя бы азы их специальности. Словом, доскональное знание объекта изображения – это  визитная карточка настоящего писателя.

          Известный мастер пера – Артур Хейли в ходе работы над “Менялами” сумел получить разрешение от двух крупных банков на изучение практически всего механизма работы финансовых институтов – ему даже было позволено присутствовать на совещаниях советов директоров. Работая над черновиком “Вечерних новостей”, Хейли, которому тогда было уже 66 лет, прошел в Англии специальный курс противодействия терроризму: он выступал в роли заложника, ел змей на уроках выживания, принимал участие в тренировках по обезоруживанию противника и бою в закрытом помещении. После этого он почти год составлял план книги, разрабатывал характеры героев и структурировал собранный материал. И еще год ушел у него на процесс работы над текстом.

         Работая над романом «Детектив», Хейли  по привычке досконально изучил материалы: провел несколько недель в рейдах с полицейскими Флориды и получил доступ к архивам. В результате получилось классическое остросюжетное произведение с захватывающим началом и динамично развивающимися событиями.

         Графоман самодоволен, самонадеян и необычайно тщеславен. Жажда славы,  известности и почестей становится чуть ли не главной мотивацией его существования. Где воцаряется самодовольство, там умирает творческая составляющая разума. Графоман проявляет устойчивое нежелание личностного роста, чурается саморазвития. В жизни нельзя оставаться на одном и том же уровне сознания. Человек либо прогрессирует, либо деградирует. Графоман, в своем ярко проявленном самодовольстве, раз взявшись за перо, затем выезжает на старом багаже знаний. Следствием нехватки знаний графомана, становится недостоверный,  примитивный текст с бесконечным числом ляпов и нелепиц. Имея смутное представление об изображаемом объекте, графоман то и дело «садится в лужу».

        Когда уровень сознания человека растет, у него меняются вкусы. То, что ранее доставляло удовольствие, сейчас не вызывает никаких эмоций. Большой писатель постоянно самосовершенствуется. Его уровень сознания неуклонно идет вверх. Тем не менее, он самокритичен. Прочитывая свои давние опусы, он может остаться недовольным написанным. Исправить ничего уже нельзя, и это обстоятельство его сильно огорчает.

           Графоман – антиперфекционист в литературе. Прочитав свои юношеские стишки,  он останется в полном восторге от собственной гениальности. Ему невдомек, почему лауреат Нобелевской премии по литературе, продолжает упорно работать над уровнем своего писательского мастерства.  Графоман – это мыльный пузырь на  литературном поприще. Раздутое самомнение – ярко проявленное качество его личности. Графоман постоянно обеспокоен, как бы кто-то не присвоил авторство его опусам. Страх перед плагиатом лишает его сна и покоя.

          Среди графоманов есть свои мега звезды.  Такой звездой был граф Дмитрий Иванович Хвостов – герой бесчисленного множества эпиграмм и анекдотов, признанный еще при жизни настоящим «королем графоманов»:

    Д. И. Хвостов «Ивану Ивановичу Дмитриеву»:
    «То изломаю ямб, то рифму зацеплю,
    То ровно пополам стиха не разделю,
    То, за отборными гоняяся словами,
    Покрою мысль мою густыми облаками;
    Однако муз люблю на лире величать;
    Люблю писать стихи и отдавать в печать!»

        Для графоманства порой нужно быть состоятельным человеком. Нужно иметь хороший достаток, чтобы самому выкупать свои книги. Хвостов издал семитомное собрание своих сочинений. При этом они выдержали при жизни автора три издания!

       Хвостов был по современным понятиям  хорошим маркетологом. Обязательными получателями  рассылке были архиереи и митрополиты, такие государственные деятели, как Аракчеев и Паскевич, и даже сам прусский король. Однако наиболее лакомым кусочком для графомана были учреждения – здесь он мог поистине развернуться. Так, Академия наук получила от него «в дар» 900 экземпляров трагедии «Андромаха». Мало того: убежденный в своем «призвании» граф рассылал не только стихи, но и свои… бюсты! О том, что он был, к тому же, навязчивым чтецом своих творений, и говорить не стоит.

       В литературных кругах бытовал один характерный анекдот. Однажды в Петербурге граф Хвостов долго мучил у себя на дому племянника своего Ф.Ф. Кокошкина (известного писателя) чтением ему вслух бесчисленного множества своих виршей. Наконец, Кокошкин не вытерпел и сказал ему:  – Извините, дядюшка, я дал слово обедать, мне пора! Боюсь, что опоздаю, а я пешком! – Что же ты мне давно не сказал, любезный! – отвечал граф Хвостов. – У меня всегда готова карета, я тебя подвезу! Но только что они сели в карету, граф Хвостов выглянул в окно и закричал кучеру: «Ступай шагом!», а сам поднял стекло кареты, вынул из кармана тетрадь и принялся снова душить чтением несчастного запертого Кокошкина.

         Из книги Ю. Тынянова «Пушкин»: «Граф Хвостов был замечательное лицо в литературной войне. Среди друзей Карамзина, особенно молодых, были люди, которые как бы состояли при Хвостове, только им и жили, и с утра до вечера ездили по гостиным рассказывать новости о Хвостове… В стихах своих граф был не только бездарен, но и смел беспредельно. Он был убежден, что он единственный русский стихотворец с талантом, а все прочие заблуждаются… У него была одна страсть – честолюбие, и он бескорыстно, разоряясь, ей служил. Говорили, что на почтовых станциях он, в ожидании лошадей, читал станционным смотрителям свои стихи, и они тотчас давали ему лошадей. Многие, уходя из гостей, где бывал граф Хвостов, находили в карманах сочинения графа, сунутые им или его лакеем. Он щедро оплачивал хвалебные о себе статьи. Он забрасывал все журналы и альманахи своими стихами, и у литераторов выработался особый язык с ним, не эзоповский, а прямо хвостовский – вежливый до издевательства. Карамзин, которому Хвостов каждый месяц присылал стихи для журнала, не помещал их, но вежливо ему отвечал: «Ваше сиятельство, милостивый государь! Ваше письмо с приложением получил» и т. д. «Приложением» называл он стихи графа. В морском собрании в Петербурге стоял бюст графа. Бюст был несколько приукрашен: у графа было длинное лицо с мясистым носом, у бюста же были черты прямо античные. Слава его докатилась до провинции. Лубочная карикатура, изображающая стихотворца, читающего стихи черту, причем черт пытается бежать, а стихотворец удерживает его за хвост, висела во многих почтовых станциях».

    Петр Ковалев
    Другие статьи автора: https://www.podskazki.info/karta-statej/

    Графомания. Или кто такой графоман

     

    Здравствуйте, дорогие читатели блога! Продолжаем говорить про проблемы труда писателя, про тонкости литературного ремесла. Напомним, в прошлых статьях рубрики «В помощь начинающему автору» мы говорили о пополнении словарного запаса русского языка (см. здесь), рассказывали о природе писательского дара (см. тут) и о другом, что включает в себя труд писателя…

     

     

    Знаете, многие авторы до такой степени писучие, до такого градуса раскалённые размышлениями о своей роли в литературе, что мы не могли обойти тему, о которой пойдёт речь в сегодняшней статье. Итак, слово нашему постоянному автору рубрики Ирине Смирновой…

     

     

    Настоящий писатель или графоман?

     

     

    Главным достоинством писателя
    является знание того,
    чего писать не нужно.
    Гюстав Флобер

     

     

    Когда я тесно коснулась литературного вопроса, передо мной возникло странное и непонятное слово. Графоман. Оно звучало так холодно, будто страшный и неизлечимый диагноз. Но при этом мне не терпелось проникнуть в его суть, разобраться, что же это такое и с чем его едят. Ходят слухи, что с развитием Интернета этих самых графоманов становится всё больше, так как у каждого человека появилась возможность писать для публики. А публика не всегда может отличить хороший текст от плохого.

     

    Для того, чтобы постичь смысл графомании, необходимо обратиться к его этимологии. Она проста и понятна: если «графо» — это «писать», то насчёт мании думать особо не приходится. «Мания» — это болезненная страсть, психологический недуг. Получается, что графомания – это писательское безумие, жажда писать во что бы то ни стало. При этом о востребованности произведения и таланте пишущего речь не идёт абсолютно.

     

     

    Графоман напоминает отчасти Нарцисса, который постоянно любуется самим собой и не замечает ничего вокруг. Каждое новое произведение он считает совершенным и не понимает, почему им не начинают мгновенно восторгаться. Он носится с листком по квартире, отправляет свой текст в виртуальное пространство, предлагает редакциям и даже не удосуживается ещё раз перечитать написанное, чтобы избавиться от стилистических и речевых ошибок. Графоманский текст, естественно, будет напоминать избалованного ребёнка, который ничего не может, но считает себя центром Земли. Вы можете тщетно искать в нём смысла или художественную изысканность, можете напрасно обвинять себя в невежестве или тугодумии. Вряд ли что-то изменится, потому что дырка от бублика никогда не станет самим бубликом, даже если мы этого очень захотим.

     

    Итак, кто же такой графоман?

     

    1. Писатель, который пишет лишь для того, чтобы писать.  Он мало будет задумываться о том, нужны ли его произведения людям. Он совершенно не мыслит себя без творчества, поэтому никогда не перестанет писать. Даже если вы обрушитесь на него всем миром, требуя прекратить бумагомарательство, он найдёт способ реализовать свой творческий потенциал.
    2. Писатель, не признающий критики. Собственно, а что вы хотели? Произведение для пишущего человека – это его дитя. Просто настоящие писатели обращаются с ним строже, желая, чтоб из него выросло нечто достойное и сознательное. А графоманы подобны курицам-наседкам, которые только греют и пестуют своих птенчиков, не давая никому в обиду. Скажите графоману о том, что он не так подобрал слово или использовал не ту рифму, он станет либо крайне обиженным, либо начнёт доказывать, что вы глупец и не понимаете гениального замысла творца.
    3. Писатель, который выпячивает свои комплексы в литературе. Ни для кого не секрет, что с помощью произведения авторы реализуют себя. В этом нет ничего криминального и противоестественного. Но одно дело, когда писатель рассеивается по тексту рядом важных деталей и ценных намёков, и другое – когда все комплексы и акцентуации характера начинают играть первостепенную роль. Настоящий писатель даже из своих недостатков сделает большое художественное достоинство. Графоман же будет кричать с каждой страницы: «Да, я люблю есть землю, и мне всё равно, что вы об этом думаете. А ещё мне отчаянно не хватает денег, поэтому мой главный герой будет иметь семь особняков и десять внедорожников» и т.д. В литературе господствует наше бессознательное, но в силах каждого человека направить его в нужное русло. Говорить открыто о своей ограниченности – это не искренность. Помните, известную поговорку: «Простота хуже воровства»? Никогда не задумывались об этом?
    4. Писатель, забывающий о декорациях. К счастью или к сожалению, но графоманы бывают весьма талантливы. Они могут создать удивительное произведение, которое вы будете читать без остановок на обед. Однако всё равно чего-то отчаянно станет не хватать. Наверное, декораций. Графоманское творчество обычно однобоко в то время, как настоящее произведение трёхмерно. Безусловно, книга должна будоражить умы и не давать готовых ответов. Пусть читатель что-то додумывает сам, так как это бывает весьма полезным. Но в то же время произведение должно удовлетворять ряд попутных вопросов. Например, если вы берётесь за историческое произведение, то недостаточно просто написать: «Дело было много лет назад в Древнем Вавилоне». Если уж вы берётесь за такой труд, то штудируйте специальную литературу, чтобы ваш читатель полноценно бороздил с вами исторические моря. Иначе получится так: вы заманиваете человека спелой вишней, которая оказывается обычным рисунком на стекле. Мало того, что читатель разочаровывается в обмане, так он ещё и больно ударяется, желая вкусить запретный плод. Если же речь идёт о будущем, то следует и его прописать, как следует. Не надо останавливаться на малозначащих фактах, но хотя бы широкими мазками фон обрисовать следует. Для всеобщего блага, так сказать.
    5. Писатель, не желающий читать дополнительную литературу. Каждая книга современного французского писателя Бернара Вербера заканчивается благодарностью отдельным людям, которые помогали ему в работе. Что это значит? Человек – это не энциклопедия, он не может знать всё. Но если он пишет, например, о разновидностях рыбок, то должен знать, как они действительно называются и выглядят. Если человек пишет о Гитлере, то он всё-таки должен потрудиться почитать различные источники, разобраться в исторических коллизиях и прочих немаловажных моментах. Невозможно написать произведение, оторванное от жизни. Графоман полагается только на себя, а вот истинный писатель будет собирать информацию по крупицам: читать соответствующие книги, общаться со знающими людьми, посещать те или иные места. Конечно, написать лучше всего можно только о том, чего не знаешь. Но если вы хотите создать настоящее произведение, то вам придётся запастись многими волевыми качествами и приступить к длительному и изнурительному процессу.  Хороша та книга, где узнаёшь много всего интересного и полезного. И даже бывает так: книга выветрилась из головы, а какой-то любопытный факт ещё жив  в голове и до сих пор вызывает различные мысли. Бывало такое? Значит, автор постарался. А графоман стараться не любит, он и так уже на пьедестале почёта. Правда, только в своей голове.
    6. Писатель, не признающий развития и роста. Графоман не будет критиковать своё произведение и говорить, что можно было бы написать лучше. А вот Лев Николаевич переписывал «Войну и мир» неоднократно, если ему не нравилась даже какая-нибудь крохотная деталь. Настоящий литератор будет ощущать, как от произведения к произведению он становится сильнее и увереннее. Он будет объективно видеть, как вырабатывается его индивидуальный стиль, увеличивается смысловая нагрузка произведений, а герои становятся всё более живыми и близкими людям. Помню, как лет десять назад я превозносила свои первые сочинения, зачитывала их до дыр и удивлялась, как же я могла создать эдакий шедевр! Сейчас я снова ловлю себя на мысли, что каждое произведение кажется идеальным. Но вот наступает очередной творческий виток, и понимаешь, что всё то было блеклым и сухим. А вот сейчас… Да, с этой страстью определённо надо бороться. Баловать свои стихи – это значит обречь их на вырождение. Здоровый же критичный подход может сыграть весьма благотворную роль, обозначив пути самосовершенствования. Однако нам никто не мешает радоваться своим успехам и считать себя великими творцами. Главное, не опускать руки и постоянно перебирать руками канат фраз, желая достичь самого верха, не забывать, что именно труд писателя вырывает автора из лап графомании.
    7. Писатель, который полагается на авось. Ходят слухи, что настоящий писатель всегда знает, как начать и как закончить своё произведение. А вот графоман порой садится за стол, не представляя себе даже первой фразы. Может быть, дело касается только больших произведений. Тогда действительно невозможно идти вперёд, не зная, куда придёшь потом. Ведь что самое интересное и захватывающее в книге? И вы абсолютно правы, если назвали финал. Все нити распутываются в конце повествования, когда нервы уже на пределе, а вдохи спутались с выдохами. И когда человек начинает писать, он должен понимать, чего хочет добиться всем своим длительным путешествием в мире слов и образов. Книга – это маленькая жизнь, которую читатель переживает вне реального времени и пространства. Если же вы зовёте его путешествовать, когда сами не знаете маршрута, не будет ли потом ваш финальный аккорд несколько притянутым за уши? Читатели очень хорошо чувствуют подвох и отдают предпочтение уверенным экскурсоводам, нежели тем писакам, которые сами ещё теряются в трёх соснах. Всё – таки они доверяют вам самое дорогое – своё время. Не злоупотребляйте же этой властью, не забывайте оправдывать оказанное вам доверие.
    8. Писатель, который не любит ждать. Безумно пишущие нуждаются и в безумном скоростном признании. Им некогда перечитывать, некогда редактировать, некогда оценивать. Им надо скорее вынести своё творение на суд читателей. Пусть книга ещё не готова, так её выкладывают в Интернет отдельными главами, что потом не даёт возможности оценить силу всего произведения целиком. Наверное, такое рвение знакомо многим. Лично я знаю двух типов людей: одни пишут и прячут, другие пишут и публикуют. Но если первые никому не мешают, то вторые наводняют Мировую Сеть пустыми стихами и бессодержательной прозой, от которой потом очень хочется пить. Жалко ещё и жюри литературных конкурсов, которые вынуждены через огромное сито отсеивать что-то похожее на настоящий текст. Все стремятся стать признанными, но почти никто не думает, что надо постараться. Ничего не бывает просто так. Даже счастливому случаю нужен добротный материал, из которого можно будет слепить новое имя в литературе. Увы, но графоманы этого не осознают. Они настолько эгоистичны, что отнимают время и силы у всех, с кем имеют дело. Никто не запрещает им публиковаться, но… Добрые люди, сейчас действительно много различных сайтов, где ваше стихотворение может заиграть всеми цветами радуги. Сейчас огромное количество альманахов, где за символическую стоимость напечатают любое произведение. Издать книгу – это тоже не проблема. Но…

     

    Но давайте будем здравомыслящими людьми, уважающими друг друга. Давайте доводить до ума свои сырые тексты. Давайте перестанем гнаться за звездой удачи и побудем истинными ценителями прекрасного. Надо быть терпимее, надо быть разумнее. Графоман или писатель? –Решать вам.  Вот три ключевых вопроса, которые помогут вам найти правильный ответ:

    1. Для кого я пишу?
    2. Признаю ли я критику?
    3. Приемлем ли мне труд писателя? Могу ли я трудиться во имя литературы и работать на собственный успех?

    И, ответив на эти вопросы, станет ясно, кто вы — настоящий писатель или всё-таки графоман!

     

    Успехов вам, друзья!

     

    До новых встреч на страницах блога.

    P.S. Проблемы труда писателя волнуют каждого, кто твёрдо встал на путь литературного творчества. Мы будем искать ответы на многие вопросы писательского ремесла. И обязательно будем знакомить вас, наших дорогих читателей, со своими  находками. Не пропустите, подпишитесь на получение анонсов о новых статьях (форма подписки размещена ниже).

    P.P.S. И не забывайте, пожалуйста, прокомментировать: нам очень интересна ваша точка зрения на проблему, о которой шла речь в этой статье, да и вообще, задавайте тон, ритм развитию нашего литературного блога.
    Кстати, никто не решил создавать блог ?.. Можно обсудить этот вопрос. И ещё, как вы смотрите на идею — провести конкурс чтецов?

     

    что такое, признаки, причины, лечение, итог

    С детства человека обучают основным видам деятельности, которые станут нужными во взрослом возрасте. В их число входит умение писать. Все люди пишут, оставляют заметки, кто-то становится писателем. Однако есть психическое заболевание, которое называется графоманией, признаки которого приписывают лицам, плохо пишущим. Причины страстного желания писательства и способы лечения будут рассмотрены на сайте психиатрической помощи psymedcare.ru.

    Что такое графомания?

    Психиатрия рассматривает графоманию, поскольку речь идет о психическом отклонении. Что такое графомания? Это страсть, тяга, неуемное желание что-то писать, сочинять. При этом культурной ценности данное творение никакой не представляет. Сочинения могут быть абсолютно бессмысленными для нормальных людей и осмысленными только для больного пациента.

    Психология рассматривает графоманию как тягу к сочинительству при отсутствии каких-либо наклонностей и талантов в данной области. Человек испытывает неконтролируемое желание писать, что выражается в творении полной бессмыслицы. Критикам и читателям такие изваяния не представляют никакой ценности. Порой подобные сочинения являются абсолютно бессмысленными сами по себе.

    Графомания является результатом психического отклонения в виде мании, которая не возникает на пустом месте. Как и любое заболевание, оно проявляется в различных формах.

    Графоманом называют человека, который плохо пишет. Сюда также относятся страстно пишущих людей. Они являются многословными, их сочинения становятся пустыми и бессмысленными, несвязными. Для литературных критиков данные творения не составляют никакого интереса. Единственные, кто обращает на них внимание, — это психиатры, которые стараются через выражения человека установить причины развития его болезни, цели, которые он преследует, а также понять само заболевание.

    Графомания проявляется в том, что человек начинает много писать на тему, в которой может вообще не разбираться. К примеру, графоман начнет писать научные труды, абсолютно не разбираясь в области, о которой пишет. Он может сочинять стихи, не соблюдая рифмы. Может сочинять художественные произведения, не обладая соответствующими талантами.

    Разновидностью графомании является эротографомания – это сочинительство любовных писем. Может проявляться у психически больных людей, которые таким образом достигают сексуального возбуждения или удовлетворения.

    Признаки графомании

    Главными признаками графомании являются различные ошибки, которые проявляются в сочинениях:

    • Неумение работать над собой.
    • Навязчивое повторение образов.
    • Необучаемость.
    • Нарушение связности текста, лексики, стилистики, синтаксиса.
    • Отсутствие прогрессивного пути.
    • Нетерпимость к критике своих творений.
    • Увлеченность типичными образами.
    • Плагиат.
    • Ненависть к авторам, чьи творения печатаются.
    • Монотонность и скучность текста.

    В отличие от обычных писателей, которые также могут испытывать некоторые перечисленные переживания, у графоманов такие явления становятся привычными. Им нравится абсолютно все, что ими создается. Они испытывают желание писать как можно больше. От самого процесса написания они получают огромное удовольствие.

    Графоманы много пишут. Они практически не могут остановиться. Более того, они навязчиво предлагают другим людям оценить их творения. Они способны рассылать свои сочинения как знакомым лицам, так и незнакомым.

    Люди, которые страдают рассматриваемым психическим состоянием, жаждут, чтобы их опубликовали. Причем все их творения рассказывают о них лично. Чтобы написать о других персонажах, у них просто не хватит ни знаний, ни опыта. Поэтому графоманы пишут исключительно о себе, представляя себя в таком образе, в котором их должны воспринимать другие люди.

    Графоманы не способны воспринимать критику. Они даже шуточные высказывания воспринимают очень болезненно. Им не присуща ни самоирония, ни чувство юмора. Если их творения не воспринимают и не печатают, тогда они еще больше углубляются в свое болезненное состояние. Псевдоним графоманы берут громкий и звучный.

    Графоман всегда носит свои творения с собой, чтобы в любой момент их могли оценить люди. При этом сами творения у здоровых людей вызывают улыбку, которая раздражает больного человека.

    Самым главным признаком, который выделяет графомана на фоне всех остальных писателей, является серьезное отношение к своей деятельности. Остальные признаки могут присутствовать, но не в полном объеме.

    Причины графомании

    Графоманию можно связать с одиночеством человека в обществе, поскольку основными причинами ее появления называют:

    1. Отчужденность.
    2. Низкую самооценку.
    3. Отсутствие друзей, с которыми можно найти общий язык.
    4. Стремление к мудрствованию.
    5. Обособленность.
    6. Неуверенность.
    7. Гиперкомпенсация комплекса неполноценности.
    8. Сверхценная и бредовая идея идентификации себя с выдающимся писателем.
    9. Отстраненность и т. д.

    Когда человек остается в одиночестве, ему хочется самовыразиться. Это можно сделать через письмо, когда он пишет о себе и раскрывает свои мысли, образы, тайные желания. Больной человек изливает душу через письмо, что еще больше усугубляет его состояние. Дело в том, что психиатры заметили закономерность: чем больше графоман пишет, тем меньше он нуждается в живом, реальном общении. Он все больше погружается в свой мир, где есть только он и его творения. При этом с реальными людьми он уже не сталкивается.

    Поскольку через написание творений человек компенсирует свою потребность в общении, графоман очень серьезно относится к своей деятельности. Его творения не являются уникальными или особенными. Сам графоман восхищается своими творениями. Другие люди испытывают лишь смех и чувство жалости к тому, кто хотел их поразить. Если кто-то высказывает негативную критику в адрес графомана и его творения, это воспринимается очень болезненно, о чем потом и рассказывает человек в своих произведениях.

    Для роста и развития своих творческих навыков писатели интересуются мнением своих читателей. Критика является стимулом для развития, чтобы в дальнейшем писать лучше. Графоманы лишены данного качества. Они не развиваются, поскольку ограждаются от любой критики в свой адрес.

    Все их общение с людьми сводится к предложению прочитать новое творение. Из-за нежелания совершенствоваться, творения остаются скучными и неоригинальными. Причиной тому является все больший уход в свой иллюзорный мир, где графоман не желает контактировать с реальными людьми.

    Более легкие формы графомании не являются психологическими отклонениями, если человек может быстро бросить свое увлечение, когда ситуация исправляется:

    • Временные трудности, когда человек может выговориться только на бумаге.
    • Наследственность.
    • Половые патологии и увлечения.
    • Живой темперамент.
    • Лень.
    • Праздность.
    • Отсутствие морали.

    Графомания может встречаться при различных расстройствах (шизофрении, гипоманиакальном состоянии, паранойе, маниакальном состоянии, параноидном расстройстве личности и пр.). Может проявляться психический автоматизм, когда больной уверяет, что некие силы заставляют его много писать.

    Лечение графомании

    Лечение графомании полностью зависит от степени тяжести болезни. Если графомания проявляется в легкой форме, тогда ее можно исправить путем переключения внимания человека на другие интересные хобби и увлечения. Тяжелая форма графомании лечится уже совместно со специалистами (психотерапевтами и психиатрами). Здесь назначается психотерапевтическая работа и медикаментозное лечение, которое включает прием психотропных и нейролептических препаратов.

    Следует устранить проблему с живым общением с реальными людьми. Графоманию можно остановить, если человек наладит контакты с внешним миром. Здесь также проводится психотерапевтическая работа, направленная на:

    1. Устранение внутренних проблем, которые мешают коммуницировать с людьми.
    2. Обучение навыкам коммуникации.

    Все упирается в то, чтобы уметь общаться с людьми, слушать и слышать их, а также правильно выражать свои мысли, чтобы быть услышанным. Все это происходит не за один день, поэтому терапевтическая работа является долгой.

    При лечении графомании часто используются когнитивно-поведенческая и семейная терапии.

    • Когнитивно-поведенческая терапия направлена на устранение отчужденности, робости, низкой самооценки, неуверенности, боязни.
    • Семейная терапия направлена на получение поддержки от близких и стабильного общения с ними. Близким следует проявлять больше терпения и интереса к графоману. Он должен почувствовать, что им интересуются и заботятся за таким, каков он есть. Его внимание должно переключиться на доверие близким.

    Радикальным методом лечения графомании является лоботомия – иссечение лобных долей головного мозга, на что соглашаются не все графоманы.

    Прогноз

    Графомания дает неоднозначные прогнозы, что зависит от степени тяжести болезни. Легкая форма отклонения быстро устраняется, когда у человека налаживаются контакты со значимыми ему людьми и он начинает ощущать их поддержку. Тяжелая форма графомании может навсегда остаться с человеком, который будет считать свою деятельность единственно существующим миром.

    На продолжительность жизни графомания не влияет. Однако речь идет о психическом расстройстве, когда человек начинает заменять одни потребности другими. Следует понимать, что уход в писательство является компенсацией. Что именно графоман компенсирует, становится понятным лишь после диагностики его болезни.

    Оставлять графомана наедине со своей бедой не следует. Сам по себе человек не сможет ничем помочь. Нужны специалисты, которые диагностируют состояние и помогут определиться с необходимостью курса лечения.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *