Управление рисками в политических кампаниях: Управление рисками в избирательной кампании Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

Автор: | 27.04.2021

Содержание

Управление рисками – Стратегический отчёт – Годовой отчёт Группы «М.Видео-Эльдорадо» за 2018 г.

При решении задач, связанных с созданием стоимости для акционеров, Группа сталкивается с необходимостью принимать управленческие решения с учётом разнонаправленных факторов, которые могут оказывать как позитивное влияние на достижение поставленных целей, так и негативное. Одним из способов снижения неопределённости, обусловленной такими факторами, является повышение уровня информированности акционеров, руководства и сотрудников Группы о наличии факторов, способных оказывать влияние на достижение поставленных целей, и оценка их возможного потенциального ущерба.

Задачами процесса управления рисками являются своевременная идентификация всех существенных рисков, оценка вероятности, материальности и последствий их наступления, создание систем и принятие мер по минимизации негативных и увеличению положительных последствий их наступления.

Система управления рисками

Управление рисками в Группе «М.Видео – Эльдорадо» централизовано на уровне холдинговой компании – ПАО «М.видео» – и регулируется Политикой по управлению рисками. Целями данной политики является внедрение и поддержание эффективной системы управления рисками (СУР), адекватной масштабу и сложности бизнеса Компании и способствующей достижению ключевых корпоративных целей.

Являясь частью стратегического управления Компанией, СУР представляет собой комплекс мер и взаимосвязанных процессов, направленны:

  • на развитие управления рисками как постоянного циклического процесса корпоративного менеджмента;
  • интеграцию принципов и инструментов управления рисками в рутинные текущие процессы Компании;
  • развитие управления рисками как одной из ключевых управленческих компетенций;
  • развитие управления рисками как неотъемлемой части корпоративной культуры и всех бизнес-процессов Компании.
Организация системы управления рисками
Этапы управления рисками Совет директоров Высшее руководство Департамент внутреннего контроля и управления рисками Внутренний аудит
Внутренняя среда (философия и политика управления рисками) Корпоративное управление и этические ценности Лидирующая роль в Компании, создание позитивной внутренней среды. Установление «тона сверху» Организация и координация построения СУР. Методика оценки риска, определения риск-аппетита и приемлемого уровня риска в отдельных функциональных областях Продвижение идей СУР. Консультационная поддержка. Оценка методики определения риск-аппетита и приемлемого уровня риска
Постановка целей Постановка стратегических целей и разработка плана по их достижению Постановка задач в рамках достижения стратегических целей. Декомпозиция стратегических целей на операционные Анализ операционных целей на соответствие стратегии. Анализ соответствия ключевых показателей эффективности (КПЭ) операционным целям Аудит стратегических целей, анализ операционных целей на соответствие стратегии (в рамках плана)
Выявление потенциальных событий и рисков Утверждение реестра рисков Выявление рисков на уровне постановки стратегических целей, декомпозиция их на операционные. Выявление рисков в ключевых процессах Методика идентификации рисков. Анализ факторов влияния, ключевых процессов, ключевых индикаторов риска и пороговых значений. Поддержание реестра рисков Оценка методики идентификации рисков на этапе годового планирования и в ходе отдельных аудиторских проверок
Оценка рисков Утверждение результатов оценки. Утверждение карты рисков и риск-аппетита Оценка рисков. Определение риск-аппетита Компании Методика оценки рисков. Определение и анализ методов оценки. Ведение реестра и матрицы рисков Оценка рисков на этапе годового планирования и в ходе отдельных аудиторских проверок
Реагирование на риски Утверждение способов реагирования на риск (избегание, передача, снижение, принятие) Определение способов реагирования на риск Анализ применения способа реагирования на соответствие оценке риска и приемлемым уровням риска. Cost-benefit-анализ Оценка методики реагирования на риск и её применения в ходе проводимых аудиторских проверок
Система внутреннего контроля (СВК) и контрольные процедуры Утверждение плана мероприятий по управлению рисками Документирование осуществления контрольных процедур. Поддержание СВК в актуальном состоянии. Определение плана мероприятий по управлению рисками Выработка или консультации при выработке мероприятий. Анализ адекватности выбранных мероприятий и контроль их исполнения. Разработка методики оценки / подхода к оценке и оценка СВК Анализ адекватности выбранных мероприятий и их выполнения в ходе аудиторских проверок. Рекомендации по улучшению СВК
Информация и коммуникация Получение информации о наиболее значительных рисках и мерах, принимаемых руководством в отношении них Организация взаимодействия в рамках СУР. Организация и поддержание каналов обмена информацией Взаимодействие в рамках СУР по всем уровням иерархии и между всеми подразделениями Компании Подготовка независимой отчётности по эффективности СУР
Мониторинг Знание, до какой степени высшее исполнительное руководство внедрило эффективное управление рисками в Компании Организация текущего мониторинга в ходе обычной управленческой деятельности (например, анализ КПЭ, план-факт и т. д.) Мониторинг и проверки. Подготовка отчётности по эффективности управления рисками. Реализация мер по совершенствованию СУР. Мониторинг выполнения мероприятий. Подготовка отчётов по системе внутреннего контроля и управления рисками (СВКиУР) Оценка процесса СУР. Мониторинг выполнения мероприятий
Система управления рисками состоит из восьми взаимосвязанных элементов

Процесс управления рисками

Процесс управления рисками в Компании является циклическим, непрерывным и охватывает все бизнес-процессы и проекты Компании.

Для построения эффективной СУР Компания делит все риски на следующие категории:

  • Стратегические риски – риски, затрагивающие стратегические долгосрочные цели Компании и оказывающие влияние на её деятельность, а именно вопросы эффективности корпоративного управления, политические риски, природные риски, риски изменения законодательства или изменения потребительского рынка и др.
  • Операционные риски – события в бизнес-процессах Компании, имеющие нерегламентированный характер, возникающие под воздействием внутренних и внешних факторов, следствием которых являются операционные потери. В эту группу также включаются риски в области подготовки финансовой отчётности
  • Финансовые риски – риски, потенциально имеющие негативное влияние с точки зрения управления финансами Компании. К финансовым рискам относятся кредитные, процентные, валютные риски, а также риски ликвидности и т. д.

При оценке рисков Компания использует методы качественной и количественной оценки. В рамках оценочной модели каждому риску даётся балльная оценка и присуждается одна из трёх категорий: низкая, средняя или высокая. В зависимости от категории риска должны проводиться устраняющие/митигирующие мероприятия. Для рисков низкой категории действия должны быть предприняты в течение 12 месяцев после оценки, для средней категории – в течение 6–9 месяцев после оценки, для высокой категории – до 6 месяцев после оценки риска.

Риск Описание Изменение оценки риска в 2018 году
Стратегические риски
Негативная макроэкономическая ситуация
Риск негативного влияния макроэкономических факторов на бизнес-среду и потребительский спрос
Потеря партнёров и давление на эффективность бизнеса Риск прекращения деятельности основными партнёрами Компании
Изменение конкурентной среды и потеря доли рынка Риск усиления позиций основных конкурентов Компании, появление новых как российских, так и зарубежных онлайн-магазинов и альянсов
Потеря репутации Риск негативных кампаний в новых и традиционных СМИ, потери лояльности и доверия клиентов, снижения интереса и доверия инвесторов к Компании
Форс-мажор Риск пожара, наводнения или любого другого стихийного бедствия в магазине или на складе, потери или кражи товара в результате бедствия
Нарушение антимонопольного, рекламного и иного законодательства Риск нарушения действующих норм законодательства в рамках интеграционной и прочей деятельности
Риск e-commerce-проектов Риски усиления конкуренции в онлайн-продажах со стороны как локальных, так и международных игроков
Риск интеграции Потенциальные риски совместимости IT-систем и дефицита ресурсов в рамках текущих проектов интеграции
Операционные риски
Сбой в цепочке поставок Риск потери ключевого логистического оператора и/или транспортной компании
Риск сбоя ИТ-систем Риск недоступности ключевых ИТ-систем, используемых в операционной деятельности
Товарный учёт Некорректные товарные остатки
Риск роста текучести персонала Риск потери наиболее компетентных сотрудников, в том числе обладающих уникальными знаниями о Компании
Риск охраны труда Риск несоблюдения норм охраны труда, риск закрытия магазинов
Риски в рамках информационной безопасности Риск компрометации существенной для Компании информации
Финансовые риски
Риск ликвидности Потенциальные риски ликвидности и рефинансирования
Валютный риск Риски, связанные с изменениями валютных курсов
Риск неэффективности внутреннего контроля Риски недостаточно эффективного противодействия мошенничеству и злоупотреблениям
Правовой и налоговый риски Риски, связанные с трактовкой законодательной базы и изменениями в правилах налогообложения
↑   Повышена    ↗   Незначительно повышена    →   Не изменилась    ↓   Понижена
Незначительно повышена Не изменилась

Реагирование на риски

В Компании применяются следующие стратегии реагирования на риски:

  • Передача риска. Стратегия передачи также исключает угрозу риска путём передачи негативных последствий с ответственностью за реагирование на третью сторону. Передача риска обычно сопровождается выплатой премии за риск стороне, принимающей на себя риск и ответственность за его управление. Для ИТ-проектов третьей стороной может выступать консалтинговая компания, на которую возлагается ответственность по управлению рисками. Используется, если остаточный риск (после передачи) оценивается как приемлемый.
  • Принятие риска. Не предпринимается никаких действий для того, чтобы снизить вероятность или потенциальный ущерб от события. Используется, если текущий уровень риска находится в пределах приемлемого уровня риска.
  • Снижение риска. Стратегия предполагает усилие, направленное на понижение вероятности и/или последствий риска до приемлемого уровня. В стратегии снижения используется включение в деятельность Компании дополнительных контрольных процедур, которые будут выполняться независимо от реализации риска, например проведение дополнительного тестирования функциональности информационной системы, проведение регулярных сверок, разграничение полномочий и т. д. Используется, если имеется возможность проведения мероприятий, направленных на снижение вероятности реализации угроз или на повышение вероятности реализации возможностей.
  • Уклонение от риска. Прекращение деятельности, ведущей к риску. Уклонение от риска может включать закрытие определённого объекта, отказ от выхода на новые географические рынки или решение о продаже подразделения. Используется, если риски несут в себе угрозу непрерывности деятельности Компании.
  • Комбинированные мероприятия. Стратегия является любой комбинацией перечисленных выше мероприятий.
  • План выхода в случае наступления неблагоприятных событий. Данная стратегия предполагает, что если Компания не в силах повлиять на риск, она должна иметь план выхода в случае его реализации. Эта стратегия применима для глобальных рисков с нулевым уровнем управляемости, таких как природные, политические риски и т. д.

Выбор вида стратегии в отношении выявленного риска относится к компетенции владельца риска, то есть сотрудника Компании, который в силу своих полномочий и должностных обязанностей может и должен управлять данным риском. Выбор стратегии должен быть в обязательном порядке согласован с департаментом внутреннего контроля и управления рисками.

Управление рисками как часть корпоративной культуры Компании

Компания признаёт управление рисками неотъемлемой частью своей корпоративной культуры, стремится повышать информированность сотрудников о СУР и стимулировать восприятие управления рисками как элемента повседневной деятельности каждого сотрудника. Компания считает участие сотрудников в управлении рисками, включая их выявление и оценку, ценным и обязательным вкладом сотрудников в успешное развитие Компании.

Структура РОСНАНО и органы управления

Управляющая компания «РОСНАНО»

Директор по управлению рисками и внутреннему контролю Департамента по управлению рисками и внутреннему контролю

Образование

1999

Закончил Государственный университете управления, Институт информационных систем в управлении, специальность «Экономист-системотехник».

2001

Стипендиат международной программы обмена Министерства образования РФ, Aarhus School of Business (Дания), Corporate Finance.

К.Э.Н., «Создание системы управления рисками в российских корпорациях (на примере ОАО «Аэрофлот-российские авиалинии»)».

Профессиональный опыт

2000–2003

Эксперт Департамента управления рисками и страхования, Ведущий экономист Департамента стратегического развития, ОАО «Аэрофлот-российские авиалинии»

2003–2008

Начальник финансового управления ОАО «Ильюшин Финанс Ко. »

2003–2017

Высшая школа экономики, доцент

2008–2012

Менеджер (оценка бизнеса/активов, риск-менеджмент консалтинг) PricewaterhouseCoopers

2012–2014

Руководитель отдела аналитики и бизнес-планирования Департамента маркетинг и стратегического планирования ГК «Волга-Днепр»

2014–2015

Руководитель проектного офиса ГК «ИНТЕКО»

2015 — по н.в.

Руководитель направления по взаимодействию с учебными заведениями «Института стратегического анализа рисков управленческих решений»

2017 — по н.в.

Вице-президент Гильдии Финансовых Аналитиков и Риск-менеджеров

2016 — по н.в.

Директор по управлению рисками и внутреннему контролю, Департамент по управлению рисками и внутреннему контролю ООО «УК «РОСНАНО»

Личные достижения

Сертификации:

  • CT31000,
  • CRMP.RR,
  • Специалист по корпоративному управлению рисками, сертификация по профессиональному стандарту в области управления рисками РФ,
  • Успешно сдал экзамены на знание стандартов оценки бизнеса ASA.

Автор научно-исследовательских семинаров «Управление рисками» (проводится в НИУ ВШЭ и РАНХиГС), «Финансовый риск-менеджмент» и «Риск-менеджмент в компаниях реального сектора» (в НИУ ВШЭ), курса по финансовому моделированию для стартапов, соавтор курса по риск-менеджменту для международной магистерской программы Big Data ВШЭ, со-автор практического пособия «Риск-ориентированное управление организацией для нефинансовых компаний».

Стратегия управления рисками – Управление рисками – Корпоративное управление – Годовой отчет ПАО Московская Биржа за 2019 г.

В основных компаниях — риск-тейкерах Группы разработаны стратегии управления рисками и капиталом. Вводимые Стратегией принципы и процессы направлены на построение, дальнейшее использование и развитие комплексной системы управления рисками и капиталом для целей обеспечения непрерывного функционирования в нормальных и стрессовых экономических условиях, повышения прозрачности процесса управления рисками и капиталом, а также для своевременного выявления и оценки значимых рисков, планирования капитала и учета рисков в процессе принятия решений.

В целях поддержания эффективного процесса управления рисками на постоянной основе:

  • функционируют Комитет по рискам Наблюдательного совета НКЦ и Комиссия по управлению рисками Биржи, комиссии по управлению рисками при правлениях НКЦ и Биржи, Комитет по рискам при Правлении НРД;
  • существует система распределения полномочий и ответственности между органами управления, подразделениями и сотрудниками в отношении реализации основных принципов управления рисками;
  • проводится регулярная процедура идентификации рисков и предпринимаются меры, направленные на снижение рисков;
  • разработаны планы восстановления финансовой устойчивости и планы по привлечению дополнительных источников ресурсов.

На Бирже постоянно развивается и совершенствуется СУР для снижения уязвимости бизнес-процессов и сокращения времени их восстановления, повышения уровня резервирования технологий на основе принципа разнесения и дублирования ресурсов, повышения надежности систем взаимодействия между участниками торгов, Биржей, депозитарными и расчетными организациями.

Кроме того, на Бирже создана отдельная подсистема управления рисками организатора торгов, которая позволяет своевременно выявлять риски, проводить оценку и разрабатывать меры по их снижению. В рамках такой подсистемы организован непрерывный мониторинг нештатных ситуаций с оценкой степени их возможного воздействия на технологические процессы биржевых рынков, обновляется система комплексного управления операционными и финансовыми рисками в соответствии с принимаемыми решениями и правилами.

Также Биржей разработаны и утверждены Правила управления рисками, связанными с осуществлением деятельности организатора торгов, и создано отдельное структурное подразделение с целью своевременного выявления рисков, проведения их оценки и разработки мер по их снижению.

МКБ разработал публичную политику интегрированной системы менеджмента в рамках реализации ESG дорожной карты — Финансы — Новости Санкт-Петербурга

ИСМ представляет собой совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих элементов организации для разработки политик и целей, а также процессов для достижения этих целей. Внедрение ИСМ предполагает реинжиниринг текущих бизнес-процессов банка с разработкой ряда процедур, регламентов и других документов, которые направлены на управление прямым и косвенным (через продукты и услуги) воздействием банка, оценку нефинансовых рисков, анализ эффективности деятельности банка в области устойчивого развития и постоянное улучшение результативности.

Разработка и внедрение ИСМ осуществляется в соответствии с международными стандартами ISO.

Первым документом в рамках ИСМ стала политика интегрированной системы менеджмента в области охраны окружающей и социальной среды, здоровья и безопасности, энергоэффективности и энергосбережения. Политика ИСМ представляет намерения и направления деятельности МКБ в области устойчивого развития, официально сформированные высшим руководством, соответствует стратегическому направлению развития и контексту банка, обеспечивает основу для постановки ежегодных целей и задач банка в области охраны окружающей и социальной среды, здоровья и безопасности, энергоэффективности и энергосбережения и учитывается при разработке программ перспективного развития МКБ.

«Практика внедрения ИСМ в соответствии со стандартами ISO уже давно распространена среди ответственных международных и российских производственных компаний. Мы считаем, что банковскому сектору пора перенять этот полезный опыт. Внедрение ИСМ способствует повышению согласованности и прозрачности управленческих процессов, формирует достаточный уровень регламентации и системный подход, а также приводит к сокращению трудозатрат. Для нас это не только служит знаком качества, повышает инвестиционную привлекательность и укрепляет доверие со стороны инвесторов и клиентов, но и означает эффективный путь к повышению устойчивости нашего бизнеса», — прокомментировал председатель правления МКБ Владимир Чубарь.

ПАО «МОСКОВСКИЙ КРЕДИТНЫЙ БАНК» Генеральная лицензия Банка России № 1978 от 06 мая 2016 г.

«дивидендные аристократы» США — Bankir.

Ru

Это пятая, заключительная серия цикла статей, посвященного дивидендным акциям и заработку на них. В предыдущей серии мы рассказали о самых популярных дивидендных политиках российских эмитентов, близких к «дивидендным аристократам» — насколько кто-то из российских эмитентов может быть близок к этому статусу.

Теперь проделаем аналогичное упражнение для американского фондового рынка. Американские дивидендные истории сейчас привлекают многих инвесторов, которые выходят из активов компаний роста (в основном IT-сектора), говорит аналитик УК «Альфа-Капитал» Юлия Мельникова. «Помимо дивидендной доходности такие акции отличаются относительно низкими мультипликаторами и зачастую могут торговаться с дисконтом к широкому рынку», — объясняет она.

О каких компаниях речь?

Шорт-лист «дивидендных аристократов» США

«Инвесторам не стоит беспокоиться о выплатах по нецикличным и защитным бумагам», — считает Мельникова, имея в виду в первую очередь производителей медицинских товаров и лекарств (например, Johnson & Johnson), а также производителей драгметаллов (крупнейший — Newmont Corp.). Последние улучшили финансовое положение благодаря росту цен на золото, считающееся защитным активом. Мельникова полагает, что есть смысл также обратить внимание на промышленный сектор, к которому относятся акции компаний 3М и Caterpillar. Интересно смотрятся компании потребительского сектора — Coca-Cola, Procter & Gamble, Walmart. В телекоммуникациях она выделяет высокодоходную бумагу AT&T.

Выиграл в период пандемии и потребительский сектор, отмечает директор аналитического департамента «Фридом Финанс» Вадим Меркулов: более 20% «дивидендных аристократов» — именно его представители. Средний чек в американских магазинах вырос, компенсировав отток покупателей. Онлайн-шопинг расцвел за время самоизоляции и карантина на 58—177%. Все крупные эмитенты в этом секторе могут позволить себе стабильную выплату дивидендов.

Секторы коммунальных услуг и потребительских товаров, как раз из разряда защитных, подняли дивиденды, в среднем на 9,3% и 12,8%. А вот индустриальный и энергетический секторы снизили их — на 10% и 4,1% соответственно, говорит Сергей Кауфман, аналитик ГК «Финам». Среди лидеров роста по выплатам акционерам он называет производителя сигарет Altria Group (Philip Morris), «нефтяников» Chevron, Exxon Mobil и крупнейших игроков на рынке телекоммуникаций Verizon, AT&T.

Портфельный управляющий ООО «РСХБ Управление активами» Михаил Армяков поясняет, что в 2021 году инвесторы рассчитывают на постепенное снятие ограничений и рост ВВП США выше 6% (по итогам 2021-го). Как следствие, прогнозируемая средняя дивидендная доходность в США в этом году будет на уровне 1,54%. А в последующие три года она сможет превышать 2%. На его взгляд, нефтегазовые компании в ближайшие годы также обещают увеличение денежного вознаграждения акционерам.

Более осторожный выбор перспективных эмитентов для инвесторов предлагает аналитик «Открытие Брокера» по международному рынку Иван Авсейко. Их лучше искать среди телекомов, представителей индустрии здравоохранения, IT и поставщиков коммунальных услуг, говорит он. Похожие ставки на эмитентов считает разумными и Николай Шакаров, директор по инвестиционному консультированию УК «Ренессанс Капитал». В его списке стабильности еще значится потребительский сектор, с такими представителями, как Coca-Сola, Procter & Gamble. Вообще, курс на рост он предрекает и крупным компаниям из других отраслей, тем, кто смог сориентироваться в момент кризиса и перестроить бизнес под требования ситуации.

А вот компаний из сектора энергетики и финансов Авсейко предлагает избегать. Полноценное восстановление бизнеса и прибыли у них он предрекает только во второй половине 2021 года. А цены на акции уже выросли, и это занижает их дивидендную доходность.

Кирилл Комаров, руководитель отдела по инвестиционному консультированию «Тинькофф Инвестиции», напоминает, что сейчас особенно дешевы компании фармацевтической отрасли и все еще недороги некоторые компании из потребительского сектора. Это произошло из-за того, что на фоне бурного роста рынка в последние месяцы эти индустрии не привлекали широкого внимания публики, в отличие от циклических акций и IT-сектора. «Для долгосрочного инвестора с фокусом на рост дивидендов это хорошие точки входа», — считает он.

Мы опросили представителей 12 российских инвестиционных компаний о том, какие «американцы» наиболее перспективны и доступны для россиян. Представляем шорт-лист из 16 эмитентов, которые чаще всего встречались в списках наших экспертов.

Американская синица в руках

Во второй серии нашего цикла мы описывали несколько стратегий заработка на дивидендных акциях. В зависимости от макроэкономических условий может быть прибыльным подход «купил и держи», а иногда себя оправдывает спекуляция. Большинство аналитиков сходятся в том, что для американских активов более приемлем пассивный подход.

«Аристократы» США не блещут доходностью. Их главное преимущество — относительная стабильность и уверенность инвестора в регулярных выплатах. Там дивиденды принято отчислять раз в квартал, с планомерным повышением сумм.

Вадим Меркулов из «Фридом Финанс» подсказывает, что удерживать активы американских компаний предстоит не менее трех лет и с реинвестицией дивидендов: «На горизонте одного года портфель, с учетом дивидендов, может принести ожидаемую доходность в районе 10%. На горизонте трех лет — 30%».

В представлении Авсейко из «Открытие Брокера» вообще лучше собрать портфель минимум из 20 дивидендных акций и проводить ежеквартальную ребалансировку. «Доходность такого портфеля будет в районе 4—5%, если выше, то уже большие риски», — приводит эксперт расчеты. С Авсейко согласен и директор управления анализа фондового рынка Газпромбанка Илья Фролов. Он также видит пользу в возможном включении в портфель или исключении из него некоторых акций в случае сильного снижения дивидендной доходности.

Кирилл Комаров из «Тинькофф Инвестиций» смотрит на более широкий горизонт для дивидендного инвестора: 5—15 лет.

Павел Пахомов, руководитель аналитического центра Санкт-Петербургской биржи, сравнивает покупку американских дивидендных акций с покупкой бессрочной облигации. Инвестор должен четко понимать, что его не должны волновать курсовая стоимость и котировки. Он призывает акционеров помнить, что российский брокер не является налоговым агентом по выплаченным дивидендам. И у резидентов РФ есть возможность получить более низкую по сравнению с американской ставку налогообложения в 13% по американским ценным бумагам.

Есть и другой подход: многие инвесторы на американском рынке предпочитают акции эмитентов, практикующих так называемый обратный выкуп акций с рынка. Здесь есть налоговая выгода для инвестора, рассуждает Николай Шакаров из «Ренессанс Капитала». «При получении дивидендов инвесторы должны заплатить налог на полученный доход, а в случае выкупа бумаг — это расходы компании, которые она производит из прибыли (после уплаты налога на прибыль)». А если количество бумаг сокращается, то инвестор становится владельцем большей доли компании: больше участвует в ее будущей прибыли, без дополнительных расходов и без уплаты налогов.

Серые лошадки

Покупать акцию есть смысл до того, как на нее появится спрос. Из числа таких компаний в фаворитах у Оксаны Холоденко, начальника отдела аналитики и продвижения «БКС Мир инвестиций», сразу три:

  • американская газовая и электрическая компания Southern Co. Она увеличивала дивиденды на протяжении 19 лет подряд и, как ожидается, пополнит ряды «аристократов»;
  • военно-промышленная компания Lockheed Martin стабильно получает значительные госзаказы и уже 18 лет подряд повышает выплаты акционерам;
  • производитель чипов Texas Instruments 17 лет ежегодно повышает дивиденды.

Юлия Мельникова из УК «Альфа-Капитал» ожидает, что в ближайшее время Verizon Communications примкнет к «дивидендной аристократии».

Аналитик ГК «Финам» Сергей Кауфман наблюдает за превращением в «аристократов» IBM, Nextera Energy и West Pharmaceutical Services. Они пополнили ряды в начале года, а до его завершения к ним могут присоединиться производитель товаров для дома Church & Dwight и компания из области медицинских технологий Stryker corp.

Илья Фролов из Газпромбанка не видит вероятных кандидатов в S&P 500 Dividend Aristocrats TR Index, которых можно записать по формальным основаниям. Однако если расширить границы определения, то в перечень вполне смогут войти Apple и Microsoft.

Вадим Меркулов из «Фридом Финанс» следит за одной из сетей розничной торговли — The Kroger (KR) как за потенциальным «дивидендном аристократом». «Компания показала хорошие результаты во время пандемии и имеет четкую политику по дивидендам и обратному выкупу, — поясняет он. — В 2020 году Kroger заплатила акционерам 1,9 миллиарда долларов дивидендов и выкупила акции на сумму 1,32 миллиарда долларов».

Илья Фролов составил свой топ американских «неаристократов» с высокой доходностью дивидендов — от 5% до 6,6%. В нем фигурируют Lumen Technologies, Kinder Morgan, E.On, American Financial Group и Total.

Зоны рисков при работе с дивидендными «американцами»

Оксана Холоденко из «БКС Мир инвестиций» считает, что спокойствие акционеров могут подорвать несколько факторов:

  • мутирующий коронавирус;
  • споры в конгрессе США по бюджетно-налоговой политике;
  • остановка программ экстренного стимулирования экономики;
  • отсутствие диалога с Китаем у президента США;
  • нападки американских регуляторов на соцсети и крупные IT-компании;
  • проблема госдолга США и Китая, высокая закредитованность корпоративного сектора.

Кирилл Комаров видит лишь две угрозы, которые могут коснуться инвесторов:

1) инфляция. Индексация ежегодных выплат важна, иначе их начнет съедать инфляция. Все качественные компании стремятся повышать дивиденды на 3% и больше, чтобы обгонять инфляцию. Лучшие компании их повышают на 5—10% ежегодно;

2) снижение дивидендов. На его взгляд, инвесторам стоит искать незакредитованные компании, которые тратят не более 80% прибыли на выплаты. Оставшиеся 20% — их запас прочности.

Михаил Армяков из Россельхозбанка и Илья Фролов из Газпромбанка тоже называют инфляцию в числе угроз для дивидендных акций. Другой пугающий момент — внезапное для инвесторов повышение ключевой ставки.

Сергея Кауфмана из «Финама» больше тревожат специфические риски американского рынка. А именно его более высокая волатильность относительно российского, притом что в дивидендных компаниях она в среднем меньше. Он также напоминает, что доходность может снизить и укрепление рубля, если их цель — рублевая, а не долларовая прибыль.

Не США едиными

Нет смысла составлять шорт-листы перспективных американских эмитентов, считает старший вице-президент ВТБ Владимир Потапов. «Сравнительная привлекательность дивидендных акций США снижается, в отличие от игроков развивающихся рынков, которые обеспечивают экстрадоходность в условиях низких процентных ставок», — говорит он.

Павел Пахомов обращает внимание на биржевые фонды недвижимости — REIT, которые распределяют большую часть своей прибыли среди акционеров. «Несмотря на то что эти компании формально относятся к одной категории (инвестиционные фонды недвижимости), их бизнес может быть связан с совершенно разными отраслями: медицина, коммерческая или жилая недвижимость, дата-центры и другие», — отмечает он. Речь идет о таких компаниях, как Global Net Lease (годовая дивидендная доходность 8,46%), Iron Mountain Incorporated (6,7%). Но есть нюанс: дивиденды этих категорий акций попадают под ставку налогообложения в 30%, одинаково для резидентов и нерезидентов США.

Вместо титров

В нашем цикле из пяти статей мы рассказали о том, как выбирать дивидендные акции, о нюансах поведения котировок таких бумаг и способах заработать на этом.

Если вы пока не готовы принимать инвестиционные решения самостоятельно, всегда есть вариант вложиться в ПИФ или доверить сбережения надежной управляющей компании.

Риск менеджмент 1 или Риск менеджмент 2. В чем отличия и чем заниматься в первую очередь?

Риск менеджмент 1 или Риск менеджмент 2. В чем отличия и чем заниматься в первую очередь?

2 года назад / Финансы

Источник: Риск-Академия

Долгое время мне наивно казалось, что внедряя качественный, проактивный риск менеджмент в Российских нефинансовых компаниях можно удовлетворить все заинтересованные стороны. Прошли годы и теперь, лично мне, абсолютно очевидно, что внутренние и внешние стейкхолдеры хотят видеть совершенно разный, практически не связанный между собой, риск менеджмент.

Так появился риск менеджмент 1 — управление рисками в интересах внешних стейкхолдеров (регуляторы, акционеры, совет директоров, банки, страховые, рейтинговые агентства) и риск менеджмент 2 — управление рисками, а скорее даже анализ рисков, в интересах руководителей, принимающих решения внутри организации.

В этой статье я приведу примеры и аргументы почему риск менеджмент 1 и риск менеджмент 2 не имеют ничего общего.

В качестве сквозной темы для статьи я выбрал фильм матрица, так как именно в нем нужно было выбрать между красной и синей пилюлей. Это красиво, но не совсем корректно. У риск менеджеров нет выбора между риск менеджментом 1 и риск менеджментом 2. Оба должны быть реализованы в компании. Это, скорее, выбор приоритетов. Мое правило, 10% времени или меньше на риск менеджмент 1 и 90% или больше на риск менеджмент 2. Это полная противоположность тому, как сейчас устроена работа по управлению рисками в российских компаниях. Ирония заключается в том, что большинство риск менеджеров хотят заниматься риск менеджментом 2, но жалуются, что на это просто не хватает времени из-за требований регуляторов, Росимущества и т.д. Это полная чушь и отговорки!

Хорошие риск менеджеры найдут способ как в десятки раз сократить трудозатраты на риск менеджмент 1 и заниматься большую часть времени риск менеджментом 2. Я повторю, задача хорошего риск менеджера сократить время на риск менеджмент 1 и перераспределить это время на риск менеджмент 2.

Аппетит к риску

На тему риск аппетита в нефинансовых компаниях я много писал на английском (here, here and here) и на русском Все что нужно знать о риск аппетите в нефинансовой компании

Говоря просто, отдельный документ/документы с аппетитом к риску не нужен, так как различные аппетиты к разным видам рисков уже прописаны в существующих документах уровня совета директоров (устав, политики и т.д.). Ну а если не прописаны, то и прописывать аппетиты к рискам нужно в существующих документах уровня совета директоров, а не создавать новые. Почему этого не понимают консультанты и Росимущество я не знаю.

Читайте также
  • Как внедрять новые требования 209-ФЗ по управлению рисками

Что делать, если вопреки здравому смыслу, совет директоров или регулятор настаивает на создании отдельного документа/документов. Бог с ними. Сделайте. Это просто скопировать-вставить из существующих документов и сделать красиво, сгруппировав аппетиты к привязке к стратегическим целям. Это занимает ровно 10 минут и не требует долгого обсуждения и согласования с бизнесом. Поздравляю вы только что сэкономили неделю работы!

Еще про риск аппетит и что делать написано вот здесь: Практические советы: ЗАДАЙТЕ ТОН СВЕРХУ

Регламент по управлению рисками

Регламент управления рисками, а тем более системы управления рисками, это риск менеджмент 1.  Никто этот документ, кроме самого риск менеджера и внутреннего аудитора, не читает и, уж тем более, для принятия решений не использует. Наивное решение многих риск менеджеров — это продвигать регламент и рассказывать о нем сотрудникам, чтобы они магическим образом и вопреки здравому смыслу начали его использовать. Есть более интересная альтернатива. В рамках риск менеджмента 2, вместо того, чтобы описывать процесс управления рисками в отдельном регламенте, компании вносят изменения в действующие процедуры, например регламент инвестиционной деятельности или процедуру бюджетирования.

Тот же самый подход может использоваться для всех ключевых процессов. Вместо единых централизованных документов по управлению рисками, владельцами которых являются риск-менеджеры, должны быть изменены существующие нормативные документы. Таким образом ответственность за соблюдение нормативных документов закрепляется за бизнес подразделениями.

Из этого также следует, что не должно быть единого процесса управления рисками в компании, на его смену должны прийти множество индивидуальных подходов для каждого из ключевых бизнес-процессов / типа принятия решений в организации. Когда я был директором по рискам, у меня было 5 разных риск менеджментов.

Корпоративный / стратегический реестр рисков

Корпоративные реестры рисков встречаются повсеместно и тем не менее они риск менеджмент 1. Как сказал один из основателей австралийской школы риск менеджмента, автор ISO31000 и, возможно один из первых, кто придумал в 1980х реестры рисков, Грант Перди, все, на что они годятся это туалет для хомячков. Послушайте полное интервью с ним здесь: Как рисками управляют в Австралии (часть 2)

В рамках риск менеджмента 2, анализ рисков проводится не для целей анализа рисков и даже не для их нивелирования, а в контексте принятия решений и реализации бизнес-процесса. Поэтому:

  • описываются риски обычно в тексте решения или в документах, регламентирующий бизнес-процесс (для каждого решения или процесса свои риски, необходимость в общем корпоративном реестре отпадает)

  • оцениваются риски не с помощью вероятности и ущерба (качественные способы оценки — это риск менеджмент 1), а с помощью современных инструментов количественной оценки и результат анализа представляется в виде распределений или торнадо диаграмм (обычно для разных процессов принятия решений используются разные инструменты, либо деревья решений, либо имитационное моделирование, либо и то и другое вместе, плюс еще 2-3 инструмента)

  • мероприятия по рискам прописываются в плане работы или в плане реализации решения

  • необходимость в определении владельцев рисков отпадает и т. д.

Есть правда нечто, что еще бесполезнее реестра рисков, это реестр рисков и возможностей. Это возможно предел человеческой тупости. Но об этом в следующий раз.

Отчеты о рисках

Удивительно, но даже отчетность о рисках — это риск менеджмент 1. Есть способ более эффективно интегрировать информацию о рисках в процессы принятия решений:

  • Интегрируйте информационные блоки о рисках, связанных с достижением целевых показателей КПЭ, в шаблоны внутренней управленческой отчетности

  • Разработайте несложные методики для подготовки соответствующих информационных блоков о влиянии рисков на цели и целевые показатели

  • Включите требования по анализу рисков во внутренние политики и процедуры, а требования по анализу рисков в критерии принятия внутренних корпоративных решений.

Комитет по управлению рисками

Технически, отдельный комитет по управлению рисками это риск менеджмент 1. Однако, большинство опрошенных нами риск-менеджеров утверждают, что наличие консультационного органа по управлению рисками на уровне правления оказывает существенный положительный эффект на развитие культуры управления рисками в организации.

Состав комитета по управлению рисками должен быть достаточно представительным, чтобы обеспечить рассмотрение различных точек зрения по вопросам управления рисками. На практике многого ожидать от комитета не стоит, но все же.

Комитет может фокусироваться на рассмотрении методологических вопросов с целью, в первую очередь, разгрузки повестки дня правления или принимать непосредственное участие в процессе принятия инвестиционных, проектных и прочих решений, связанных с высокими рисками, или же совмещать обе функции. Комитет по управлению рисками может собираться как на регулярной (ежемесячной или ежеквартальной) основе, так и по запросу председателя комитета при появлении вопросов, которые требуют анализа рисков. Важно, чтобы в составе комитета участвовали директора подразделений бэк-офиса (финансы, юристы, безопасность, внутренний аудит), так и представители бизнеса (производственные отделы, продажи, маркетинг).

Что еще по вашему мнению можно классифицировать, как риск менеджмент 1? 3 линии защиты, владельцы рисков, планы мероприятий, ключевые индикаторы рисков, информация о СУР в годовых отчетах? Пишите в комментариях ниже и репостите статью.


Многие уже научились жить в новых реалиях

Москва. Крупный российский бизнес, в том числе и предприятия топливно-энергетического комплекса, для своего планомерного и масштабного развития довольно часто прибегают к банковским услугам. Современные кредитные организации разрабатывают для заказчика гибкие схемы, тем самым оказывая значительную помощь в обеспечении монетарной и правовой поддержки при использовании современных финансовых инструментов.

О взаимодействии российского банковского сектора с нефтегазовой отраслью и роли финансового обеспечения при формировании работы компаний ТЭК, Агентству нефтегазовой информации рассказал руководитель управления по работе с крупными компаниями Райффайзенбанка Дмитрий Средин.

— Дмитрий, нефтегазовый сектор продолжает оставаться главным источником валютных и налоговых поступлений страны.  Расскажите, как выстроена работа отрасли с финансовыми организациями, насколько устойчива экономическая позиция этих компаний на рынке?

— Клиенты нефтегазового сектора всегда были и остаются ключевыми для большинства банков ввиду большой палитры используемых продуктов. Помимо того, что они традиционно крупнейшие заемщики, нефтегазовые компании активно используют продукты внешнеэкономической деятельности (ВЭД) в рамках экспортных контрактов, которые, помимо паспортов сделок и валютного контроля, тянут за собой большие объемы конверсионных операций, продукты валютного хеджирования и т.д.

Под крупнейшие компании разрабатываются продукты cash management (кэш-пулинг, система Host-to-Host, расчеты на блокчейн), алгоритмизированные конвертации, программы финансирования под покрытие экспортных кредитных агентств, синдикаты по российскому и английскому праву.  

Все вышесказанное, конечно, в большей степени касается крупных вертикально – интегрированных игроков индустрии.

Если говорить о независимых небольших компаниях сектора, то наиболее устойчивым, а значит и более привлекательным для банков, является сегмент добычи. Наша налоговая система устроена таким образом, что нагрузка на добывающие компании снижается при падении цен. Более того, в случае снижения долларовых цен на нефть на рынке можно наблюдать ослабление российской валюты, что частично компенсирует снижение и на международных рынках. Таким образом добывающие компании относительно защищены от основных шоков индустрии. Сегмент переработки более уязвим, так как по сути он зависит от экономики сегмента добычи и в дополнение обременен социальной нагрузкой, например, сдерживанием государством цен на бензин. Да и в целом маржинальность переработки существенно ниже. Риски сегмента переработки реализовались на крупнейших проектах в отрасли. Мы смотрим на этот сегмент достаточно избирательно. При этом в 2019 году стали активнее смотреть на нефтесервисные компании. При наличии долгосрочного успешного сотрудничества с ключевыми игроками отрасли, профессиональном менеджменте и разумной финансовой политике, независимые нефтесервисные компании представляют большой интерес для банков как в части кредитных, так и в части документарных продуктов.

— Но при этом секторальные санкции стали наиболее болезненными для российских нефтегазовых компаний, они затруднили получение финансовых ресурсов на международном рынке. Есть ли рецепт, как изменить эту ситуацию в лучшую сторону?

— Санкции, конечно, доставляют множество проблем российским компаниям, но многие уже научились жить в новых реалиях. Если говорить об оборудовании, то российские компании ищут замену на внутреннем рынке или обращаются к новым партнерам. В финансовой сфере компании, попавшие под санкции, ищут финансирование в других валютах. Многие компании создают подушки ликвидности на случай расширения ограничений.

— Какие уязвимые места банковской системы можете выделить для нефтегазовых компаний?

— Основные вызовы, с которыми мы сталкиваемся, касаются прохождения расчетов по экспортным контрактам компаний. И это касается не только предприятий под санкциями. Под особый контроль служб иностранных банков-корреспондентов могут попасть любые транзакции, что ведет к задержкам в расчетах.

Наша задача в таких случаях, обеспечить оперативное получение ответов на запросы банков-корреспондентов. Открытая позиция наших клиентов, наличие хорошего контакта с ними и большой опыт в сопровождении внешнеторговых операций помогает нам справляться с такими ситуациями в разумные, приемлемые для всех сторон сроки.

— Правда ли, что нефтегазовые компании больше ориентированы на государственные банки?

— Мы не видим особой ориентации компаний сектора только на госбанки. В последнее время нефтегазовые компании еще больше ориентируются на рыночные принципы работы и выбирают банк, предложивший оптимальные условия, готовые удовлетворить высокие требования компаний в части технологий. Они получают максимально гибкий, индивидуальный подход и оптимальную цену. Ничего так не стимулирует финансовые организации к совершенствованию своих подходов, как здоровая конкуренция и требовательный клиент.

— А коммерческим банкам интересны такие компании? Справляются ли они со сложной структурой управления, с которой часто можно столкнуться в корпорациях?

— Крупные компании с большими оборотами и капитальными вложениями, конечно, интересны коммерческим банкам. Сложной структурой управления современный коммерческий банк не удивить. Тем более, что компании сектора уже довольно давно внедрили высочайшие корпоративные стандарты, самые современные методы планирования и управления ликвидностью.

Я бы сказал, что с большинством из них работа существенно более прозрачная и динамичная, чем в среднем на рынке. Высокий уровень потребностей клиентов отрасли означает для нас высокие требования к профессионализму людей, взаимодействующих с нефтяными компаниями.

— На какие компании нефтегазового сектора больше ориентированы коммерческие банки?

— Работа ведется со всеми сегментами. Есть разница в объемах и сроках кредитных продуктов, которые банки могут предложить для крупных вертикально интегрированных компаний и, например, независимых нефтесервисных.  Если первым доступны сроки финансирования 5, 7 и даже 10 лет и суммы исчисляются сотнями миллионов долларов, то для небольших компаний риск аппетита ограничивается как правило тремя годами, а суммы кредита сильно зависят от масштаба конкретного игрока.

— По какому принципу небольшой нефтесервисной компании выбрать банк?

— Небольшим компаниям из любого сегмента сложнее найти необходимое финансирование или условия, которые их устраивают по ряду услуг, так как риски у них выше, чем у крупных. Они могут больше ориентироваться на небольшие коммерческие организации, так как там чаще применим индивидуальный подход. Но также много примеров сотрудничества с крупными госбанками. В последние годы мы обратили особое внимание на компании второго эшелона, так как проникновение банка в крупнейших клиентов уже достаточно высокое и возможности дальнейшего роста в этом сегменте ограничены.

— Насколько компании с небольшими активами выгодны банкам? Как может банковский сектор обезопасить себя от нестабильных предприятий?

— Компании с небольшими активами чаще несут более высокие риски, но и более высокую доходность, поэтому они могут быть прибыльнее крупных компаний для всех банков. Обезопаситься можно высоким уровнем компетенции, качественным отбором партнеров и услуг для каждого клиента.

— Расскажите о продуктах и инструментах банков, которыми широко пользуются нефтегазовые компании? И отметьте, какие и по каким причинам не используются, но могли бы.

— Сложно сказать, какие продукты компании не используют. Это и делает компании сектора столь привлекательными для всех банков, а значит, стимулирует последних к разработке новых продуктов и совершенствованию существующих.

Компании сектора одними из первых начинают использовать самые прогрессивные банковские технологии. Когда-то они стали первопроходцами в использовании системы Host-to-Host, теперь это различные системы мульти-банка, документарные операции и расчеты с использованием технологии блокчейн.

Предоставляют ли банки для крупных клиентов спецусловия и скидки по кредитованию для бизнеса? Если такие программы есть, насколько хорошо они развиты в регионах?

— Как я уже говорил, качество клиентов индустрии, их масштаб обуславливает особое отношение к ним. Это касается всех типов продуктов: как кредитных, так и безрисковых.

В части кредитования отдельно бы хотелось отметить сделки с покрытием экспортных кредитных агентств, которые широко распространены при организации крупных проектов, связанных с поставкой иностранного оборудования. Германия, Австрия, США, Япония и другие передовые с точки зрения технологий нефтедобычи и переработки страны, активно используют этот инструмент для стимулирования экспорта своего оборудования и готовы предлагать крайне интересные условия финансирования таких проектов.

У Группы Райффайзен обширная экспертиза и связи со всеми крупнейшими экспортными кредитными агентствами. В итоге компании получают сроки кредитования свыше 10 лет, крайне низкие ставки и одновременно новейшие технологии. Этот продукт доступен любой компании в независимости от региона. Единственное требование – высокие стандарты отчетности, как правило по МСФО.

— Не секрет, что у нефтяников половина успеха в работе зависит от оборудования и спецтехники, которое зачастую очень дорогостоящее. Заинтересованы ли банки в работе по лизинговым операциям?

 — Высокотехнологичное оборудование очень ликвидно, а значит риски сделки минимальны даже при среднем качестве заемщика. Безусловно, такой продукт не может не быть интересным с любой точки зрения.

— Сегодня крупные компании, в том числе и нефтегазового сектора, переходят на цифровизацию рабочих процессов. Какие интернет-технологии банковская сфера может предложить своим клиентам в части обслуживания?

— Будучи не только российским, но и глобальным трендом, цифровизация процессов не обошла стороной и крупнейшие нефтегазовые компании. Многие лидеры рынка уже сформировали соответствующие дирекции по управлению процессами цифровой трансформации и ежегодно выделяют значительные бюджеты для внедрения инновационных решений, которые в конечном итоге в ближайшем времени позволят компаниям оптимизировать затраты на ежедневные банковские операции. 

Мы тоже уже несколько лет внедряем инновационные решения для своих клиентов. Могу назвать несколько наиболее перспективных направлений применения цифровых решений банка в работе с нефтегазовыми компаниями.

Первое — оптимизация процесса платежей в цепочке «поставщик (нефтепродуктов) – банк – покупатель (нефтепродуктов)» на базе технологии блокчейн (создание цепочки транзакций), подразумевающая автоматизацию процесса контроля выполнения сторонами условий договора и расчётов между сторонами. Использование смарт-контрактов (заранее установленных правил для сторон в части цены, количества, качества) позволяет создать надёжное информационное пространство и существенно ускорить процесс взаимодействия между участниками сделки.

Второе — кэш-пулинг с возможностью настройки режима его работы в банк-клиенте, в том числе с возможностью изменения сумм целевого остатка и размеров лимита финансирования для участников пула, позволит казначейству головной компании в режиме реального времени управлять ликвидностью группы и входящих в неё компаний.

Треть — концепция мультибанка, подразумевающая интеграцию ERP-системы компании со всеми обслуживающими банками в едином интерфейсе, с возможностью конвертации передаваемых данных и приведения их к единому формату в процессе передачи. Данное решение позволит существенно сократить нагрузку на казначейство компании за счёт устранения необходимости перехода из одного банк-клиента в другой, что актуально для компаний, имеющих несколько обслуживающих банков. И четвертое — Система Быстрых Платежей (СБП), в рамках которой оплата за товары (в данном случае за топливо/прочие покупки на АЗС) осуществляется путём считывания QR-кода, размещённого на заправочном пистолете.

Нефтяная отрасль приоритетна для Райффайзенбанка? Почему?

— Отрасль, безусловно одна из ключевых для банка. Причин к тому масса: широкий перечень используемых банковских продуктов, а значит большие возможности для работы с безрисковыми продуктами, большой объем рынка. Отрасль является во многом основой экономики страны, а значит несет в себе меньшие риски, чем прочие индустрии. Нефтяные компании стали одними из первых наших клиентов еще в конце 90-х и до сих пор занимают существенную долю нашего портфеля.

Политические кампании и риск кибербезопасности

Задолго до недавних сообщений о (очень вероятном) взломе Национального комитета Демократической партии под руководством российской разведки и публичном разоблачении внутренней электронной почты политические кампании уже столкнулись с угрозами кибербезопасности. Этот пост предлагает некоторые предварительные мысли о том, почему политические кампании подвергаются риску, и как этот риск соотносится с рисками, с которыми сталкивается частный сектор.

В сфере бизнеса технические и юридические консультанты по кибербезопасности регулярно советуют клиентам разработать стратегию, направленную на защиту систем, обнаружение угроз и устранение краж или сбоев.Компании взвешивают свои риски на основе множества факторов, включая, помимо прочего: тип информации, которой владеет компания; конфиденциальность служебных данных; количество денег и инфраструктуры, которые компания может потратить на кибербезопасность; и широта человеческих и технических точек доступа к данным. Правовые и нормативные риски могут варьироваться в зависимости от размера компании, истории краж или утечек данных, а также от того, находится ли бизнес в отрасли с повышенными нормативными ограничениями, например, в финансовом секторе или секторе здравоохранения.

Кибербезопасность политических кампаний, с точки зрения регулирования, находится в чем-то вроде нейтральной зоны. За исключением потенциального судебного процесса со стороны класса жертв (который на сегодняшний день не был особенно успешным), ни один государственный орган, похоже, не фокусирует свою работу на наложении штрафов и ограничений на политические кампании на основе их позиции в области кибербезопасности. В отличие от Федеральной торговой комиссии (FTC) и Комиссии по ценным бумагам (SEC), которые внимательно следят за частным сектором на предмет недостатков кибербезопасности, Федеральная избирательная комиссия (FEC), похоже, не следит за кибербезопасностью политических кампаний.Фактически, в последние годы собственные методы и готовность FEC в области кибербезопасности оказались под вопросом.

И все же риски кибербезопасности для политических кампаний заоблачные.

Политические кампании собирают и хранят большой объем информации. Что касается внутренней информации, кампании сохраняют конфиденциальные сообщения, такие как электронные письма между кандидатами, советниками и персоналом. Раскрытие такого рода информации, как мы видели на примере кражи электронной почты DNC, может нанести ущерб кандидату, партии и отдельным лицам.Публичное раскрытие внутренней информации о кампании может потенциально повлиять на целостность самого политического процесса, как мы стали свидетелями на этой неделе после взлома DNC и раскрытия электронной почты.

Кампании также хранят информацию о сборе средств. Кампании содержат имена, личную информацию и финансовые интересы крупных доноров, которые могут или не хотят, чтобы степень их поддержки раскрывалась по каналам, отличным от обязательной отчетности. Они также хранят имена, личную информацию и информацию о кредитных картах мелких жертвователей — частных лиц, которые могут сделать скромный вклад и, как и при ведении любого личного бизнеса, ожидают, что их платежная информация будет храниться в соответствии с разумными стандартами безопасности.Тот же вред может быть нанесен отдельным гражданам-донорам, если их платежная информация будет раскрыта в результате нарушения безопасности кампании, как и в случае нарушения безопасности розничной торговли.

С точки зрения индивидуальной конфиденциальности, кампании — от местного до национального — содержат такую ​​информацию, как ответы на анкеты и предпочтения при голосовании отдельных домохозяйств. Избиратели, которые открывают их дверь, могут даже не знать, что с помощью множества новых цифровых инструментов кампании волонтеры кампании могут собирать свои мнения о кандидате или вопросе, чтобы позволить кампании и местной политической партии измерить уровни участия и предпочтения избирателей.Отдельные кампании, а также местные организации политических партий должны уделять больше внимания оценке того, является ли информация, которую они собирают и хранят о членах и избирателях, квалификацией как личная информация, и принимать соответствующие меры для ее защиты.

С точки зрения затрат компании обычно работают в соответствии с бизнес-планом, имея четкое представление о своих денежных потоках и финансовом положении. Стартапам или очень малым предприятиям может быть трудно спрогнозировать, сколько денег у них есть для бюджета на информационную безопасность и кибербезопасность.Но даже они должны уметь определять экономически эффективные меры, масштабируемые для их бизнес-модели и отрасли, которые обеспечивают базовую готовность к кибербезопасности.

Однако, в отличие от бизнеса, кампании обычно проходят в менее предсказуемой и менее стабильной финансовой среде. Кампании имеют непредсказуемый денежный поток. Хотя каждый доллар в местной кампании особенно ценен, даже национальные кандидаты, которые теряют импульс, могут видеть, что их усилия по сбору средств и банковские счета быстро истощаются. Когда денег не остается, кампания окончена. Тратить деньги на обеспечение готовности к кибербезопасности может не быть приоритетом в этой среде.

Когда крупные компании сталкиваются с утечкой или кражей данных, они могут позволить себе уменьшить ущерб бизнесу, наняв высококлассные юридические фирмы и консультанты по вопросам кибербезопасности и связей с общественностью. Даже в этом случае, если кибератака приводит к потере интеллектуальной собственности или нарушает бизнес-операции, последствия могут быть пагубными, а в некоторых случаях — драматическими.Для небольших компаний утечка данных может нанести такой репутационный ущерб или затраты на исправление, которые компания никогда не сможет полностью возместить.

Точно так же одно смущающее сообщение по электронной почте может отбросить кандидата на государственную должность. Подобно малому бизнесу, местный или региональный кандидат может быть не в состоянии выдержать инцидент кибербезопасности. Крупный национальный кандидат, который может полагаться на национальных суррогатов, национальную партию и способность быстро собирать средства, может противостоять некоторому уровню утечки данных.Нарушение данных или кража с участием менее известного местного или регионального кандидата может означать конец кампании.

Категории угроз кибербезопасности не так сильно отличаются для кампаний по сравнению с частным сектором. Оба подвержены риску кибератак со стороны национальных государств, организованной преступности и отдельных хакеров. Оба подвержены риску инсайдерских угроз, хотя можно было бы подумать, что этот риск несколько ниже для политической кампании, где основная мотивация для человека, работающего или волонтерского, является идеологическим, а не повседневными практическими потребностями человека, который в этом нуждается. их занятость, чтобы жить, но они могут затаить злобу на своего работодателя.Оба подвержены риску внутренней уязвимости, такой как плохая кибергигиена сотрудников. В этом плане кампании могут подвергаться несколько большему риску из-за быстрого развертывания кампании, увеличения текучести кадров, стажеров и волонтеров, а также отсутствия письменных политик, обучения и процедур по сравнению с компанией. Точно так же кампании, вероятно, подвержены более высокому риску, чем компании, когда дело доходит до выбора оборудования, программного обеспечения и поставщиков, из-за быстрого способа принятия решений о поставках и услугах.Принятие решений по этим вопросам, скорее всего, происходит вне рамок плана обеспечения кибербезопасности или реагирования на инциденты.

И компании, и кампании могут проводить оценку или нанимать консультантов для проведения инвентаризации данных, которые собираются и хранятся, и определения приоритетов конфиденциальности данных. Но кажется вероятным, что компании более изощренны в проведении этих обзоров, а затем в применении существующей структуры (например, NIST) к этим данным.Компании могут приобретать страховку и проводить настольные упражнения и симуляции, чтобы выяснить, как их высшее руководство и собранная команда по кибербезопасности отреагируют на инцидент с кибербезопасностью. Кампании, с другой стороны, имеют ограниченный период существования и, вероятно, не уделяют первоочередного внимания времени или деньгам для долгосрочной готовности к кибербезопасности. Тем не менее, оказавшись на стороне проблемы кибербезопасности, у кампании остается очень мало времени, чтобы наверстать упущенное.

Теперь, когда сезон предвыборной кампании 2016 г. показал, что все участники политического процесса осознают значительный риск для политических кампаний, мы должны ожидать большего внимания к этим вопросам в будущих избирательных циклах.И эти проблемы существуют не только для кампаний в США, но и для кампаний в любой точке мира. Планирование кибербезопасности для политических кампаний должно быть встроено с самого начала, с умным выбором и осведомленностью кандидатов и персонала с самого начала.

Оценка растущих рисков для государственных, местных избирательных систем

После вмешательства России в президентские выборы 2016 года американские официальные лица попытались ввести новые меры кибербезопасности в рамках подготовки к предстоящим голосованием, даже на уровне штатов и на местном уровне.

Ситуация с выборами существенно изменилась, и в недавно опубликованном официальном документе описываются возникающие опасности, а также даются предложения для властей штата и местных властей о том, как принимать превентивные меры против потенциальных хакеров и злоумышленников.

Обеспечение безопасности выборов в Америке , опубликованное Центром киберполитики Стэнфордского университета, предполагает, что необходимо сделать больше для защиты избирательной инфраструктуры на всех уровнях правительства, а также задает вопрос: насколько вероятно, что иностранные державы, такие как Россия, будут попытаться провести очередное широкомасштабное вмешательство в выборы в США?

Эндрю Дж.Гротто, один из соавторов статьи, может это знать, проработав полтора года старшим директором по кибербезопасности в Совете национальной безопасности США. Гротто, который также несколько лет входил в состав Специального комитета Сената по разведке, сказал, что дезинформация и хакерские атаки, совершаемые Россией, являются одной из самых больших угроз для честности выборов и демократического процесса.

«Каждое правительство на Земле либо пытается, либо желает повлиять на политику здесь, потому что мы сверхдержава.Такова природа вещей, — сказал Гротто в интервью Government Technology. «Что сделало российское вмешательство злонамеренным там, где они пересекали черту, так это то, что они во многих случаях использовали ложную или вводящую в заблуждение информацию. Они солгали. Они скрывали свою личность, так что они не были откровенны со своей аудиторией о том, кто был автором сообщения », — сказал он.

Атака России была двоякой: дезинформация использовалась для того, чтобы склонить избирателей к победе Дональда Трампа, и в то же время взламывать различные демократические институты и публиковать разрушительные документы, чтобы опорочить имидж Хиллари Клинтон.

Перед лицом возможности как дезинформации, так и взлома, в отчете предлагается ряд потенциальных решений для усиления государственной и местной обороны, включая требование, чтобы все системы подсчета голосов обеспечивали документальный след, подтвержденный избирателями, и установление базовых норм цифровой безопасности для чиновники кампании.

Гротто сказал, что даже более фундаментальным, чем большинство из них, является основная защита адекватного финансирования и ресурсов.

«Государственные и местные бюджеты, начиная с 2008 года, когда разразился финансовый кризис, действительно находились под значительным давлением, и в среднем просто не было денег, чтобы инвестировать в обновление ИТ», — сказал он.«Помимо ресурсов, должен быть план управления рисками, который определяет решения о том, куда вкладывать ограниченные ресурсы, время и энергию с учетом ландшафта угроз».

Для небольших, менее безопасных сообществ это часто может быть проблемой.

«Во многих юрисдикциях по всей стране это не похоже на то, что во многих небольших городах есть ИТ-директор или директор по информационной безопасности», — сказал Гротто. «Этот человек, если он существует, может иметь три или четыре других места работы. Таким образом, их способность эффективно управлять рисками может быть ограничена из-за отсутствия опыта, знаний или сосредоточенности », — сказал он.«Частично ответ должен заключаться в предоставлении дополнительных рекомендаций по соответствующим стратегиям управления рисками».

Тем не менее, отметил Гротто, вероятность фактического проникновения в инфраструктуру, как правило, невелика, и большее беспокойство вызывают типы дезинформации, распространяемой Россией. Эти виды манипуляций, которые часто состоят из онлайн-обмана, фальшивых профилей и микротаргетированной рекламы, могут быть применены на любых выборах, местных, государственных или федеральных, из-за глобального характера Интернета.

Беспокоит то, что такого рода операции по влиянию, которые посеяли путаницу и помогли делегитимизировать демократический процесс, станут нормой и приручены в США.С., сказал Грот.

«Я думаю, русские продемонстрировали сценарий, который другие участники — как иностранные, так и отечественные — могут найти привлекательным для использования», — сказал он. «Это действительно беспокоит, потому что, если внутренние игроки могут делать это успешно, это только усложняет выявление внешнего аспекта, и, кроме того, в целом это просто вредно для демократии».

В отчете содержится ряд рекомендаций по сокращению дезинформации, включая усиление способности технологических компаний самостоятельно регулировать внутренние решения для поддельной рекламы и профилей, а также поддержку принятия Закона о честной рекламе, который будет дополнительно регулировать рекламу в политических кампаниях. .

Тем не менее, виды технологий, поддерживающих дезинформацию, становятся все более распространенными, сказал Гротто.

«Новые технологии … дипфейки, машинное обучение, искусственное видео, означают, что у злоумышленников появятся новые возможности вводить в заблуждение [избирателей] и создавать и распространять ложные нарративы», — сказал он.

В дальнейшем цель должна состоять в том, чтобы убедиться, что этот тип вмешательства может быть адекватно обработан, чтобы вторжения не создавали кризиса доверия к политической системе страны, и что атаки всегда могут быть обработаны правильным курсом, сказал он. .


Не пропустите ни одной новости из ежедневного информационного бюллетеня Govtech Today.

Подписаться


Безопасность избирательной инфраструктуры | CISA

Справедливые и свободные выборы — отличительная черта американской демократии.Уверенность американского народа в ценности своего голоса в основном зависит от его уверенности в безопасности и устойчивости инфраструктуры, которая делает возможными выборы в стране. Соответственно, избирательный процесс, который является одновременно безопасным и устойчивым, является жизненно важным национальным интересом и одним из высших приоритетов CISA.

CISA стремится сотрудничать с теми, кто находится на переднем крае выборов — правительствами штатов и местными властями, должностными лицами по выборам, федеральными партнерами и поставщиками — для управления рисками для избирательной инфраструктуры страны. CISA будет оставаться прозрачным и гибким в своих энергичных усилиях по защите избирательной инфраструктуры Америки от новых и развивающихся угроз.

Объявления

23 октября : Сегодня CISA выпустила Real Fake — графический роман, в котором рассказывается об опасностях и рисках, связанных с кампаниями по дезинформации и дезинформации. Сюжет показывает, как субъекты угроз извлекают выгоду из политических и социальных вопросов (особенно в связи с избирательными циклами), чтобы посеять сомнения в умах целевой аудитории и направить их мнение.

Загрузите / поделитесь графическим романом Real Fake и расшифровкой стенограммы.

20 октября : CISA выпустила отчет # Protect2020 Rumor vs. Эта веб-страница содержит информацию о некоторых распространенных слухах, связанных с выборами, содержит фактическую информацию и перечисляет ресурсы, подтверждающие эти факты.

19 октября, : Сегодня CISA выпустила документ «Физическая безопасность мест для голосования и избирательных объектов », который представляет собой общее руководство с ресурсами и четырьмя действенными шагами — подключением, планированием, обучением и отчетностью, — которые должностным лицам избирательных комиссий следует рассмотреть для улучшения обеспечение физической безопасности и повышение устойчивости избирательных операций в их юрисдикции.

14 октября : CISA опубликовала «Помощь больным, выявленным, симптоматическим и помещенным в карантин избирателям », в которых представлены меры, которые должны принять во внимание должностные лица избирательных комиссий для смягчения распространения COVID-19 во время ноябрьских выборов. Этот документ является частью серии, подготовленной Объединенной рабочей группой GCC и SCC подсектора избирательной инфраструктуры по COVID-19.

Каждый год граждане США направляются на свои избирательные участки, чтобы проголосовать за кандидатов по своему выбору. Агентство по кибербезопасности и безопасности инфраструктуры (CISA) работает над обеспечением физической безопасности и кибербезопасности систем и активов, которые поддерживают выборы в стране. Этот набор систем и сетей, известный как избирательная инфраструктура, включает, но не ограничивается:

  • Базы данных регистрации избирателей и связанные с ними ИТ-системы
  • ИТ-инфраструктура и системы, используемые для управления выборами (например, подсчет, аудит и отображение результатов выборов, а также отчетность после выборов для подтверждения и подтверждения результатов)
  • Системы голосования и сопутствующая инфраструктура
  • Хранилища для инфраструктуры системы выборов и голосования
  • Избирательные участки с учетом участков для досрочного голосования

В январе 2017 года Министерство внутренней безопасности (DHS) определило инфраструктуру, используемую для управления национальными выборами, как важнейшую инфраструктуру.Это обозначение признает, что избирательная инфраструктура Соединенных Штатов имеет такое жизненно важное значение для американского образа жизни, что ее выведение из строя или уничтожение имело бы разрушительные последствия для страны.

CISA стремится сотрудничать с теми, кто находится на переднем крае выборов — правительствами штатов и местными властями, должностными лицами по выборам, федеральными партнерами и поставщиками — для управления рисками для избирательной инфраструктуры страны. CISA будет оставаться прозрачным и гибким в своих энергичных усилиях по защите избирательной инфраструктуры Америки от новых и развивающихся угроз.

Чтобы ознакомиться с коллекцией добровольных инструментов и ресурсов, посетите Библиотеку ресурсов по безопасности выборов.

В то время как окончательная ответственность за проведение выборов в стране лежит на правительстве штатов и местных властей, CISA предлагает различные бесплатные услуги, чтобы помочь штатам обеспечить как физическую, так и кибербезопасность своей избирательной инфраструктуры. Кроме того, критически важная инфраструктура избирательной инфраструктуры позволяет CISA предоставлять услуги на приоритетной основе по запросу государственных и местных избирательных органов.

Понимание и управление политическими рисками

Международное инвестирование — мощный способ диверсифицировать и расширить портфель. Однако часто существует более высокий уровень риска, чем при внутреннем инвестировании. Многие из этих рисков уникальны для международного инвестирования и могут быть вызваны конфликтами, беспорядками, изменениями в международной политике между странами и внутренней политикой.

Политический риск — один из наиболее важных факторов, с которыми сталкиваются международные инвесторы.На многих развивающихся и пограничных рынках на политическую ситуацию влияет не только влияние внутри рассматриваемой страны. Конфликты на Ближнем Востоке, китайские долговые проблемы, американская политика и споры по поводу ресурсов по всему миру напрямую влияют на международные инвестиционные возможности.

Что такое политический риск?

Политические риски — это риски, связанные с изменениями, которые происходят в политике страны, законах о бизнесе или инвестиционных правилах. Другие влиятельные факторы включают международные отношения и любую другую ситуацию, которая может повлиять на экономику данной страны.

Типичный пример политического риска — страны, переживающие политические потрясения. В последнее время во многих странах происходят изменения в социальных установках и перспективах, что вызывает волнения, изменения в политике и политических движениях, которые подрывают экономику.

На арене политического риска относительно недавно появились технологии. Рост числа владельцев сотовых телефонов позволяет каждому, у кого есть телефон, быть фотографом, журналистом или источником информации. Доверие к инвестициям, компаниям и странам может быть подорвано в считанные секунды после публикации видео в Интернете.

Важно отметить, что политические риски не всегда четко определены — во многих случаях риски могут быть слухами, не имеющими существенного значения или не имеющими никакого основания. Поэтому международные инвесторы должны следить за новостями, а не просто смотреть только на данные о производительности для управления этими рисками.

Влияние политического риска

Рост политического риска по-разному влияет на страну и компании, работающие в ее границах. Хотя наиболее заметным воздействием является снижение цен на акции, во многих странах, сталкивающихся с более высокими политическими факторами риска, наблюдается сокращение прямых иностранных инвестиций (ПИИ), что может оказаться дестабилизирующим фактором.

Сокращение прямых иностранных инвестиций может привести к замедлению экономического роста в целом, а также к потенциальным социальным проблемам. Социальные проблемы, такие как разница в заработной плате, неравенство и коррупция, могут снизить стоимость международных акций.

Эти проблемы могут также повлиять на другие классы активов. Например, внезапное замедление экономического роста может повлиять на способность страны или компании выплатить свои долги, что может повлиять на рынки облигаций.

Замедление экономического роста или кризис также могут вызвать проблемы, связанные с валютой.Снижение стоимости валюты страны может, в свою очередь, привести к замедлению экспорта и снижению экономического роста.

Управление политическими рисками

Первым шагом в управлении политическим риском является понимание того, что на эти риски часто стоит пойти, чтобы поддерживать диверсифицированный портфель. Даже если вы сохраните все свои инвестиции в США, вы все равно будете зависеть от решений, принимаемых в Вашингтоне, округ Колумбия.

Инвесторы должны поддерживать диверсифицированный портфель, чтобы избежать какого-либо конкретного политического риска, существенно влияющего на общий портфель. Диверсификация должна включать хеджирование рисков, присущих международным инвестициям.

Международные инвесторы могут управлять рисками, застраховав свой портфель от будущих проблем. Например, инвестор, который чувствует проблемы, возникающие в Бразилии, может решить купить опционы пут (опцион на продажу по установленной цене) в индексном ETF iShares MSCI Brazil Index (NYSE ARCA: EWZ). Если ваш опцион пут размещен по правильной стоимости, вы можете значительно уменьшить свои убытки, если индекс упадет, или создайте прибыль в другом месте вашего портфеля.

Вам следует следить за своими международными инвестициями на предмет потенциальных политических рисков. Справочник CIA World Factbook — отличное место для начала с огромного количества справочной информации о правительстве, политике и экономике страны.

Наблюдать за индикаторами

Некоторые индикаторы, на которые следует обратить внимание в странах, в которые вы можете инвестировать, — это рост различных или новых политических партий, предстоящие выборы или любые новые торговые соглашения, влияющие на страну. Также может быть полезно настроить оповещения или другие автоматические напоминания, чтобы отслеживать потенциальные политические риски на ключевых рынках.

Таким образом, вы можете быть предупреждены на раннем этапе о возникновении проблем, а затем предпринять необходимые действия для уменьшения воздействия на более рискованные области. Главное — не остро реагировать на новости, а определить, что на самом деле происходит, и повлияет ли это на ваши инвестиции.

примеров компаний, управляющих политическими рисками | Малый бизнес

Фрейзер Шерман Обновлено 2 декабря 2020 г.

Даже если вы не очень заботитесь о политике, политика влияет на ваш бизнес.Факторы политического риска могут включать войну, изменения в политике, политические протесты и террористические атаки. Предсказать политический риск в бизнесе непросто, но попытка того стоит.

Совет

Политические риски варьируются от терроризма до изменений в государственной политике и регулировании. Управление политическими рисками требует оценки того, с каким риском вы можете справиться, анализа уровня потенциального риска и разработки планов по его преодолению.

Политический риск в бизнесе

Harvard Business Review определяет политический риск как возможность того, что политическое действие ухудшит ваш бизнес.Это не только правительства. Примеры политического риска включают также негосударственных субъектов.

  • Международные отношения. Во время холодной войны 20-го века союзы и противники были резко сформированы. С тех пор мир стал менее стабильным и предсказуемым; союзник США сегодня может стать врагом завтра.
  • Цепочки поставок. Большая часть американского производства сосредоточена в странах третьего мира. Это рентабельно для многих предприятий, но делает цепочку поставок уязвимой перед политическими конфликтами и потрясениями за рубежом.
  • Терроризм. По данным УНП ООН, террористическое убийство Франца Фердинанда в 1914 году вызвало Первую мировую войну, изменив экономический и политический ландшафт Европы. Рассмотрим влияние 11 сентября на бизнес: разрушение Всемирного торгового центра, авиалинии остановлены на несколько дней, а путешественники оказались в затруднительном положении.
  • Социальный протест. Даже ненасильственные движения могут встряхнуть ситуацию. Например, в 2020 году экшн Disney «Мулан» вызвал протесты и критику со стороны активистов, которые обвинили компанию в сотрудничестве с правительством Китая.Дисней признался CNN, что это вызвало у них «проблемы».
  • Федеральная политика. CDC признает, что отчет главного хирурга от 1964 года о том, что курение вызывает рак, изменил правила игры. Это был первый из многих шагов правительства, которые привели к значительному сокращению курения и, соответственно, повлияли на табачные компании.
  • Органы местного самоуправления и правительства штата. Даже если вы строго соблюдаете федеральные правила США, ваш штат или город могут преподнести некоторые сюрпризы, например, принятие новых законов о недискриминации или контроле над оружием.В Канзасе Журнал правовой реформы Мичиганского университета сообщает, что вы можете запретить использование оружия в своем бизнесе, но владельцы оружия могут законно ввозить его, если вы не попросите их уйти.

Для большинства компаний вероятность стать жертвой террористической атаки, стать объектом социальных протестов или радикальным изменением закона — в вашу пользу. Однако, если ваша компания останется в бизнесе в течение длительного времени, шансы на то, что хотя бы один из этих политических факторов риска когда-нибудь повлияет на вас, возрастут.

Управление политическими рисками

Невозможно предвидеть все факторы политического риска, которые появятся в ближайшие десять лет. Тем не менее, управление политическими рисками — жизненно важный шаг.

Во-первых, оцените, с каким риском вы можете справиться. Если вы добываете нефть или алмазы в бедных и нестабильных странах, вам нужна более высокая терпимость к риску, чем если бы ваш бизнес был сосредоточен в одном американском городе. Если ваш бизнес зависит от хороших отзывов потребителей, вы более уязвимы для социального давления, чем если бы вы работали в сфере B2B.Помните, что ваши бухгалтеры, юристы и инвесторы могут быть более склонны к риску, чем вы.

Затем попробуйте проанализировать предстоящие риски. Принимает ли ваше правительство новую политику? Становится ли ваше отношение к геям или трансгендерам проблематичным для ваших клиентов? Если вы выходите за границу, существует ли более высокий риск терроризма для вашей деятельности? Если вы видите впереди факторы политического риска, как к ним подготовиться?

После того, как вы предположите риски, приступайте к поиску решений. Вы диверсифицируете свою цепочку поставок, чтобы поддерживать ее устойчивость? Нанять частную охрану, чтобы снизить риск терроризма? Встретиться с активистами и договориться о прекращении протестов? Получить хорошие ответы будет непросто, но успех окупится.

Управление рисками в нестабильном мире

Вкратце об идее

Чтобы преодолеть неспокойные воды глобализации, каждый руководитель бизнеса анализирует экономический риск при рассмотрении вопроса о зарубежных инвестициях. Но посмотрите ли вы также за пределы обнадеживающих данных о доходе на душу населения или экономическом росте — чтобы оценить политического риска ведения бизнеса в определенных странах? В противном случае вы можете быть ошеломлены, когда политические силы неожиданным образом изменит рынки.Например, иранский парламент в 2004 году принял закон, затрудняющий иностранным компаниям возможность вкладывать доли в телекоммуникационном секторе этой страны.

Оценить бесчисленное множество меняющихся политических влияний на ваши глобальные инвестиции непросто, потому что политический риск трудно измерить количественно. Например, как вы измеряете влияние причуд личности национального лидера на экономический ландшафт его страны?

Ваша стратегия? Помимо анализа экономического риска, оцените четыре аспекта политического риска: Изучите стабильность и силу правительства в странах, где вы подвержены риску.Оцените социальных тенденций , таких как растущий разрыв в доходах и уровень безработицы. Оцените безопасность , определив, насколько страна подготовлена ​​к стихийным бедствиям. И рассмотрите экономических факторов , таких как национальный долг и открытость для иностранных инвестиций.

Объединяя анализ политических и экономических рисков, вы принимаете более разумные инвестиционные решения, используя ценные возможности по всему миру, избегая опасных зон.

Идея на практике

Чтобы свести к минимуму риск ваших зарубежных инвестиций, оцените следующие параметры политического риска:

Правительство

Насколько сильны правительство и верховенство закона? Например, в начале 2005 года правительство Турции было сильным и сплоченным и приобрело популярность благодаря восстановлению экономики и решению Европейского Союза начать переговоры о членстве с Турцией.Эти события указывают на относительно высокий уровень политической стабильности.

Также учитывайте уровень коррупции в правительстве. Вам потребуются косвенные показатели: например, чтобы оценить безупречность судебной системы страны, спросите: «Выплачивается ли судьям прожиточный минимум?» Существуют ли программы для информирования их о новом законодательстве? Часто ли судьи становятся жертвами убийств?

Общество

Насколько сильна социальная напряженность? Насколько разочарована молодежь страны? Насколько безопасны люди? Чтобы найти подсказки, изучите процент детей, регулярно посещающих школу.Сравните зарплаты полицейских и военных с возможными доходами от преступников. Оценить доступ молодых людей к медицинскому обслуживанию, уровень безработицы и количество заключенных.

Устойчивое или увеличивающееся социально-экономическое неравенство — например, в Турции — также может сигнализировать о возможных социальных беспорядках, ведущих к политической нестабильности.

Безопасность

Насколько стабильны геополитические союзы страны? Насколько подготовлена ​​нация к чрезвычайным ситуациям, стихийным бедствиям и внутренним конфликтам? Пример:

Безопасность Турции оказалась под вопросом из-за продолжающегося присутствия боевиков Рабочей партии Курдистана на севере Ирака.Турецкое правительство обеспокоено тем, что курды, получившие полномочия в результате выборов в Ираке, могут попытаться восстановить контроль над богатым нефтью северным иракским городом Киркук. Это могло бы обеспечить финансовую основу для независимого курдского государства у границы с Турцией, что, в свою очередь, могло бы разжечь сепаратистское пламя среди курдского населения Турции. Обеспокоенность Турции по поводу растущей силы курдов в Ираке также ослабила ее традиционно тесные связи с Соединенными Штатами, что указывает на потенциальные препятствия для американских инвестиций в эту страну.

Экономический

Каковы фискальное положение, рост, инвестиции и долг страны? Насколько экономически открыта страна? Соответствует ли его политическая открытость экономической открытости? В противном случае может возникнуть нестабильность. Пример:

В экономическом отношении Китай быстро открывается — дипломаты и участники переговоров путешествуют по миру в поисках новых торговых отношений, которые способствовали бы росту страны. Но Китай по-прежнему политически закрыт: это полицейское государство осуществляет абсолютный контроль над публичным выражением мнений.Он также отличается коррупцией и неэффективностью. Одновременно реформы обостряют отношения между национальными и региональными лидерами, повышая вероятность экономического шока, а затем и политического.

Волнующиеся страны с головокружительной скоростью выталкивают друг друга с первых полос: Ливан следует за Украиной, за Суданом следует за Аргентиной. Между тем компании опасаются непредсказуемых изменений, даже если они ищут выгоду от возможностей, которые они создают — недавно приватизированной отрасли в Турции, недавно выставленных на торги нефтяных блоков в Ливии, нового прозападного правительства в бывшей советской республике Украина.Чтобы помочь сопоставить опасности и возможности, корпорации, планирующие иностранные предприятия, регулярно консультируются с аналитиками экономических рисков. Но основывать глобальные инвестиционные решения на экономических данных без понимания политического контекста — все равно что принимать решения о питании на основе количества калорий без изучения списка ингредиентов.

Обнадеживающие данные о доходах на душу населения, темпах роста и инфляции в странах — основы анализа экономических рисков — часто скрывают потенциальные угрозы из других источников.Например, иранский парламент в прошлом году принял закон, который затрудняет иностранным компаниям возможность вкладывать доли в телекоммуникационном секторе этой страны. Революция 2003 года в Грузии изменила стратегический расчет инвестиций в развитие энергетики Каспийского моря. Политически мотивированное преследование Кремлем бизнес-магната Михаила Ходорковского вызвало похолодание на российском нефтяном рынке. А правительство Бразилии оказывает давление как на свои агентства, так и на своих граждан, чтобы они приняли программное обеспечение с открытым исходным кодом, — политика, которая может нанести тяжелые раны Microsoft и другим технологическим компаниям.

Это примеры политического риска, в широком смысле определяемого как влияние политики на рынки. На политический риск влияют принятие законов, слабости лидеров и рост народных движений — короче говоря, все факторы, которые могут политически стабилизировать или дестабилизировать страну. Конечно, значимость любого риска зависит от контекста инвестиционного решения. Управляющий хедж-фондом беспокоится о событиях, которые завтра могут сдвинуть рынок с мертвой точки, в то время как руководителю корпорации, строящей химический завод за границей, нужен более широкий взгляд.Стратеги, оценивающие развивающиеся рынки, должны быть особенно бдительными (фактически, развивающийся рынок можно определить как состояние, в котором политика имеет не меньшее значение, чем экономика). Но даже предприятиям, работающим только в развитых странах, следует учитывать политический риск в своих сценариях планирования.

Большинство компаний уже плывут по неспокойным водам глобализации, и, по-видимому, ни одна из них не идет слепо. Но корпоративным лидерам может не хватать тонкого понимания этого очень сложного предмета.Анализ политического риска более субъективен, чем его экономический аналог, и требует, чтобы лидеры занимались не только общими, легко наблюдаемыми тенденциями, но также нюансами общества и даже причудами личности. И эти факторы, которые трудно поддаются количественной оценке, необходимо постоянно включать в непрерывный рассказ в историческом и региональном контекстах.

Эта статья поможет корпоративным лидерам лучше оценивать информацию о бесчисленных изменениях влияний на глобальные инвестиции.Вооруженные этим пониманием, бизнес-стратеги могут минимизировать риски и использовать возможности далеко за пределами своего дома.

Политика — дело каждого

Корпорации с инвестициями в таких непрозрачных странах, как Зимбабве, Мьянма и Вьетнам, давно поняли, как политический риск влияет на их прибыль. Фактически, исторически сложилось так, что одни из лучших анализов политического риска в деловом мире исходили от транснациональных корпораций, таких как Royal Dutch / Shell и American International Group (AIG), у которых есть целые отделы, посвященные этой теме.Но сегодня любая компания, работающая на зарубежных рынках, нуждается в своевременной и точной информации о политических событиях. Для этого есть четыре основные причины.

Во-первых, международные рынки более взаимосвязаны, чем когда-либо прежде. Сотрясения, последовавшие за рыночным потрясением в Аргентине, быстро ощущаются в Бразилии и Венесуэле, но они также грохочут по Таиланду. В 1997 году бегство капитала из Юго-Восточной Азии всколыхнуло рынки по всему миру. Если быстрорастущая экономика Китая выйдет за пределы режима «мягкой посадки» и войдет в рецессию, последствия для Чили, России, Индии и Соединенных Штатов можно будет измерить в течение нескольких часов.Сегодняшние политические решения Китая будут иметь драматические долгосрочные последствия для его рынков. Компании, которые в любой точке мира знают, что Китай ведет бизнес, игнорируют эти решения на свой страх и риск.

Во-вторых, хорошо это или плохо, Соединенные Штаты делают мир более нестабильным, и это повсюду изменило расчеты риска. Нападения на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке поставили иностранные дела и безопасность во главу угла политики федерального правительства. Вашингтон продемонстрировал готовность агрессивно предотвращать угрозы американской безопасности и национальным интересам.Военные США продемонстрировали беспрецедентную способность реагировать на международные потрясения и создавать их.

В-третьих, тенденция к офшорингу растет. Предприятия переносят некоторые операции в страны, где рабочая сила дешевая, но она дешева по определенной причине. В таких странах, как Индия (устоявшаяся страна для офшоринга) и Кения (развивающаяся страна), условия жизни рабочего класса могут быть суровыми, и существует большая угроза беспорядков, чем в развитых странах с их многочисленным и относительно благополучным средним классом.Офшоринг связан и с другими рисками. Китайское правительство, например, уже бесцеремонно относится к правам интеллектуальной собственности и демонстрирует признаки того, что они становятся все более пренебрежительными. Компании, перемещающие туда производство и другие функции, могут столкнуться с трудностями при защите некоторых из своих наиболее ценных интеллектуальных активов.

В-четвертых, энергетическая зависимость мира от государств, обеспокоенных значительным политическим риском, в том числе Саудовской Аравии, Ирана, Нигерии, России и Венесуэлы, возрастает. Поскольку мировое предложение не успевает за растущим спросом, политическая нестабильность в этих нефтедобывающих государствах может быстро вызвать потрясения во всем мире.

Трудно представить бизнес, на который не повлияли бы хотя бы одно или два из этих событий. А присутствие корпораций будет только расти по мере того, как цепочки поставок становятся более глобальными, а развивающиеся страны все больше участвуют в международной торговле.

Чего вам не может сказать экономика

Анализ экономического риска и анализ политического риска рассматривают два принципиально разных вопроса. Анализ экономического риска сообщает корпоративным лидерам, может ли конкретная страна выплатить свой долг.Анализ политических рисков сообщает им, выплатит ли эта страна свой долг. Два примера иллюстрируют это различие.

Когда 35-летний Сергей Кириенко сменил Виктора Черномырдина на посту премьер-министра в марте 1998 года, экономика России, казалось, выходила из хаоса постсоветской эпохи. Инфляция была снижена до однозначных цифр, экономика росла, и правительство, похоже, придерживалось умеренного реформистского пути. Экономические аналитики видели ясное небо.

Но политологи признали, что обструкционистский парламент намеревался заблокировать попытки Кремля ужесточить фискальную политику и упростить сбор налогов.Они увидели, что отсутствие консенсуса ведет к непоследовательной денежно-кредитной политике и что отсутствующий президент-алкоголик не собирался обеспечивать дисциплину во все более хаотичном процессе разработки политики. Когда цены на нефть упали, политические аналитики подчеркнули, что отсутствие в стране финансовой дисциплины является причиной для немедленного беспокойства.

Короче говоря, политические аналитики составили более мрачный — и более точный — портрет нестабильности российского рынка в период, предшествовавший финансовому кризису 1998 года.Когда Россия в конечном итоге объявила дефолт по международному долгу и девальвировала рубль, компании, изучавшие как экономические, так и политические риски, выдержали шторм с гораздо меньшими последствиями, чем те, которые полагались только на экономический анализ.

В других случаях аналитикам политических рисков удавалось обнаружить серебряную подкладку в темных облаках экономистов. Стоимость бразильских облигаций и валюты резко упала в 2002 году, когда стало ясно, что президентом этой страны будет избран Луис Инасио Лула да Силва.В предыдущих кампаниях Лула критиковал Международный валютный фонд и финансовых консерваторов Бразилии, которых он обвинял в увеличении разрыва между богатыми и бедными. Сравнение Лулы с кубинским Фиделем Кастро и президентом Венесуэлы Уго Чавесом напугало аналитиков экономических рисков, которые опасались, что избрание первого «левого» президента Бразилии вызовет политический рыночный кризис.

Но многие политологи считали такой исход маловероятным. В Луле они видели не идеолога или теоретика, а человека, прославившегося как жесткий, прагматичный переговорщик по вопросам труда.В его кампании они отметили инклюзивную примирительную избирательную стратегию. В его выступлениях они услышали решимость не допустить, чтобы Бразилия впала в финансовый кризис, нанесший столь большой ущерб Аргентине. И поэтому они утверждали, что победа Лулы с большей вероятностью приведет к политической и экономической стабильности. Они предсказывали, что если Лула победит, его правительство предоставит избирательные права бедным. И он сдержал свое предвыборное обещание сохранить установленный МВФ процент налоговых поступлений для погашения долга вместо того, чтобы тратить его на социальные программы и наладочные проекты.

Политологи были правы. Лула победил на выборах и сдержал свои обещания о финансовой дисциплине. В течение нескольких недель облигации Бразилии резко восстановились.

Сила против ударов

И в России, и в Бразилии политические аналитики сосредоточили внимание на том, как конкретная смена руководства повлияет на стабильность страны. — единица измерения политического риска. Стабильность нации определяется двумя вещами: способностью политических лидеров проводить желаемую политику даже в условиях потрясений и их способностью избегать собственных потрясений.Страна с обоими возможностями всегда будет более стабильной, чем страна с одним. Страны, в которых нет ни того, ни другого, наиболее уязвимы для политического риска.

Сами по себе шоки — еще одно важное понятие политического риска. Они могут быть как внутренними (демонстрации в Египте; передача политической власти на Кубе), так и внешними (тысячи беженцев, бегущих из Северной Кореи в Китай; цунами в Юго-Восточной Азии). Однако наличие потрясений само по себе не является признаком нестабильности.Саудовская Аравия, например, за эти годы произвела бесчисленное количество потрясений, но пока что преодолела их. Вероятно, так будет и дальше, по крайней мере, в ближайшей перспективе: страна построена на политических и религиозных линиях разлома, но ее сильный авторитарный контроль и глубокие карманы позволяют саудовской элите адаптироваться к довольно драматическим изменениям.

Относительная стабильность Саудовской Аравии основана на ее способности противостоять ударам; другие страны больше зависят от своей способности не производить их.Политическая структура Казахстана, например, менее гибкая и адаптируемая, чем в Саудовской Аравии. Но страна также находится намного дальше от эпицентра политических землетрясений.

Очевидно, что две страны по-разному отреагируют на одинаковые шоки в зависимости от того, насколько они стабильны. Допустим, выборы проводятся и выбирается глава государства, но победа оспаривается большим количеством избирателей, и высший судебный орган страны должен принять решение о пересчете. Это произошло в США в 2000 году без каких-либо серьезных последствий для стабильности страны или ее рынков.Однако, когда аналогичные события разразились на Тайване в 2003 году и Украине в 2004 году, демонстрации закрыли улицы городов, возникла угроза гражданского насилия, а международные наблюдатели стали размышлять о жизнеспособности экономики этих стран.

Выборы в США в 2000 году указывают на еще один фактор, усложняющий политический риск: взаимосвязь между стабильностью и открытостью. Соединенные Штаты стабильны, потому что они открыты: информация распространяется широко, люди свободно выражают свое мнение, а учреждения имеют большее значение, чем личности.Следовательно, страна пережила полемику вокруг выборов без паники на Уолл-стрит; инвесторы знали, что проблема будет решена и что результат будет в целом воспринят как законный.

Но другие страны, такие как Северная Корея, Мьянма и Куба, стабильны, потому что они закрыты. Более того, малейшее открытие может подтолкнуть самые хрупкие из этих стран на опасную территорию. Двадцатиминутное знакомство с CNN покажет гражданам Северной Кореи, как возмутительно их правительство лжет им о жизни за пределами страны; в результате могут возникнуть серьезные волнения.И хотя в мире существует значительное давление на закрытые страны с целью их открытия, переход от состояния «стабильное, потому что закрытое» к состоянию «стабильное, потому что открытое» неизбежно сопровождается нестабильностью. Некоторые страны, например Южная Африка, переживают этот переходный период. Другие, такие как Советский Союз, разваливаются.

Определить, где страны находятся в спектре открытости-стабильности и в каком направлении они движутся, сложно. И ни одна страна не представляет более серьезной проблемы, чем Китай, который одинаково хорошо себя чувствует в двух разных точках этого диапазона.Политически Китай стабилен, потому что закрыт; это полицейское государство с абсолютным контролем над публичным выражением мнений. Например, силы безопасности жестко ограничили освещение в СМИ недавней смерти Чжао Цзыяна, относительно прогрессивного политика, чтобы предотвратить восстания, вызванные гибелью Чжоу Энь-лая в 1976 году и Ху Яобана в 1989 году. Однако с экономической точки зрения Китай стремительно открывается, так как дипломаты и участники переговоров путешествуют по миру в поисках новых торговых отношений, которые способствовали бы росту страны.

Будет ли политическая система Китая следовать за линией экономического тренда или наоборот — это увлекательный и остро обсуждаемый вопрос в сообществе политических аналитиков.

Когда страна политически закрыта, но экономически открыта, что-то должно уступить. Будет ли политическая система Китая следовать своей экономической тенденции или наоборот — это увлекательный и горячо обсуждаемый вопрос в сообществе политических аналитиков. (См. Врезку «Почему Китай не дает нам спать по ночам».”)

Однако руководители компаний обычно уделяют внимание более насущным вопросам при оценке готовности страны к инвестированию. Вообще говоря, лица, принимающие решения, должны знать три вещи: насколько вероятно, что произойдет шок? Если возможно, то когда это, вероятно, произойдет? И насколько высоки ставки в этом случае?

Неудивительно, что наибольший риск возникает тогда, когда шоки вероятны, неизбежны и имеют широкомасштабные последствия. Все три условия существуют в Северной Корее, которая оставалась стабильной только благодаря сопротивлению движению к рыночной экономике и более открытому правительству.Стабильность Северной Кореи настолько зависит от Ким Чен Ира и военной элиты страны, что любая угроза их безопасности может очень быстро разрушить режим и дестабилизировать весь регион. И ставки высоки, потому что наиболее ценные продукты, которые Северная Корея может продавать — военные и ядерные компоненты, — имеют тенденцию вызывать политические потрясения.

В других странах шоки вероятны и ожидаются относительно скоро, но ставки для мировых рынков намного ниже. Фиделю Кастро, например, 78 лет, и судьба революции после его смерти неясна.Жесткий младший брат Кастро Рауль мог бы прийти к власти, но ему тоже за 70; если он заменит Кастро, политическая неопределенность будет расти до следующей передачи власти. Точно так же, если реформатор, такой как Карлос Лаге, сделает шаг вперед, чтобы начать процесс постепенного раскрытия, высвобождение давно подавляемого инакомыслия может спровоцировать насилие. Так что любой исход, вероятно, приведет к нестабильности. Но поскольку Куба не является экспортером ядерных технологий, нефти или любого другого жизненно важного ресурса, влияние шока на мировые рынки будет незначительным.

Риск в цифрах

Предположения о результатах этих и других сценариев появляются в многочисленных публикациях, но корпорации, обсуждающие операционные или инфраструктурные инвестиции за рубежом, нуждаются в более объективных и строгих оценках, чем те, которые приводятся на страницах обзоров. Компании могут либо покупать услуги по управлению политическими рисками у консультантов, либо, как Shell и AIG, наращивать потенциал собственными силами. В любом случае для получения полной и точной картины рисков любой страны необходимы аналитики, обладающие хорошими навыками составления отчетов; своевременные и точные данные о различных социальных и политических тенденциях; и рамки для оценки воздействия индивидуальных рисков на стабильность.

Аналитики.

Политика никогда не перестает двигаться, и аналитики риска должны иметь возможность следить за развитием страны. Обычно это означает пребывание в этой стране. А в случае особо непрозрачного режима это может означать нахождение там очень долгое время. Некоторая информация публикуется в официальных отчетах или в средствах массовой информации, но аналитики будут собирать большую часть своих разведданных из первичных источников: журналистов с хорошими связями в местной и иностранной прессе, нынешних и бывших официальных лиц среднего звена и специалистов аналитических центров.

Компаниям следует помнить, что политический анализ более субъективен и, следовательно, более уязвим для предвзятости, чем его экономический аналог. Одна опасность состоит в том, что аналитики со своими политическими взглядами могут рассматривать свои исследования через определенную философскую сетку. Кроме того, политические аналитики, вероятно, будут обладать предметным (а также национальным) опытом, который может окрашивать их отчеты. Например, тайваньский аналитик, имеющий опыт работы в сфере безопасности, может переоценить такие переменные риска, как напряженность между двумя сторонами пролива и растущий дисбаланс военной мощи между Тайванем и Китаем.Аналитик из Восточной Европы, изучающий социальные волнения, может настаивать на том, что демонстрации пенсионеров имеют наибольшее политическое влияние на правительство. Когда лица, принимающие решения, просматривают отчеты аналитиков, они должны осознавать любую потенциальную предвзятость и исправлять ее.

Данные.

В силу самой своей природы переменные политического риска труднее измерить, чем экономические переменные (хотя в некоторых странах, таких как Китай и Саудовская Аравия, даже надежность экономических данных, публикуемых правительством, вызывает сомнения).В конце концов, политика находится под влиянием человеческого поведения и внезапного стечения событий, для которых не существует прямых калибровок. Как вы присваиваете номера таким понятиям, как верховенство закона?

Таким образом, для точной количественной оценки политического риска аналитикам нужны заместители для своих переменных. Вместо того, чтобы пытаться измерить независимость судебной системы страны, например, аналитики могут определить, получают ли судьи в конкретной стране прожиточный минимум, существуют ли финансируемые программы, информирующие их о новом законодательстве, и являются ли они (и как часто) цель для убийства.Аналитики политических рисков также изучают процент детей, которые регулярно посещают школу, сравнение заработной платы полиции и военных с криминальными возможностями, а также доступность медицинской помощи в городах с населением от 10 000 до 50 000 человек. Они смотрят на такую ​​статистику, как уровень безработицы среди людей в возрасте от 18 до 29 лет, и определяют, сколько из них находится в тюрьме. И, конечно же, они добавляют к смеси экономические переменные: доход на душу населения, платежный баланс и государственный долг.

Взятые вместе, эта часто анекдотическая информация многое раскрывает об основных источниках силы или уязвимости страны. Сравнение данных из соседних стран дает хорошее представление о том, где потрясения от нестабильных стран могут превратиться в стабильные. Сравнение данных по отдельной стране с течением времени показывает аналитику, становится ли эта страна более или менее стабильной и насколько быстро.

Фреймворк.

У разных компаний и консалтинговых компаний разные методы измерения и представления данных о стабильности.Мы в Eurasia Group разработали инструмент, который включает 20 составных индикаторов риска на развивающихся рынках. Распространяемый в рамках стратегических отношений с Deutsche Bank, индекс стабильности Deutsche Bank Eurasia Group (DESIX) оценивает переменные риска согласно их структурным и временным компонентам. Структурные оценки подчеркивают долгосрочные основные условия, влияющие на стабильность. Затем они служат базой для временных оценок, которые отражают влияние политик, событий и событий, происходящих каждый месяц.

Показатели разделены на четыре подкатегории с одинаковым весом: правительство, общество, безопасность и экономика. Рейтинги по всем четырем подкатегориям объединены в единый составной рейтинг стабильности, который выражается числом по шкале от нуля до 100 — от несостоятельного государства до полностью институционализированной и стабильной демократии. (См. Выставки «Политический риск вкратце» и «Анатомия политического риска в Индии».)

Политический риск вкратце и анатомия политического риска в Индии

Очень часто числа, составляющие рейтинг стабильности, так же интересны, как и сам рейтинг стабильности.Рассмотрим Турцию, рейтинг стабильности которой в марте 2005 г. составлял 60, что на пять пунктов ниже, чем у Бразилии, и на два пункта выше, чем у России. В этом составном числе компоненты движутся в противоположных направлениях.

В частности, рейтинг правительства Турции вырос в результате соглашения Европейского Союза об открытии переговоров о присоединении с Анкарой в октябре 2005 года. Администрация премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана теперь имеет больший стимул для продолжения реформ, которые укрепляют независимость институтов Турции, расширяют свободу СМИ, и защищать права групп меньшинств, таких как турецкие курды, которые в противном случае могли бы спровоцировать беспорядки.Членство Турции в ЕС также будет более тесно связывать страну с европейскими институтами, что еще больше повысит стабильность.

Тем не менее, рейтинг безопасности Турции понижается из-за продолжающегося присутствия боевиков Рабочей партии Курдистана на севере Ирака. Анкара опасается, что курды, получившие полномочия в результате выборов в Ираке, могут попытаться восстановить контроль над богатым нефтью северным иракским городом Киркук, который обеспечит финансовую основу для независимого курдского государства. Курдское государство на границах Турции, скорее всего, разожжет сепаратистское пламя среди курдского населения этой страны.

Как только вы узнаете шансы

То, как компании применяют такой анализ, очевидно, зависит от их отрасли, стратегии и профиля устойчивости к риску. По необходимости, компании в энергетической отрасли, например, продемонстрировали высокую толерантность к риску, полагаясь на методы смягчения последствий для управления своими рисками. В отличие от этого, производители легкой продукции и компании среднего размера в промышленных цепочках поставок, как правило, выжидают своего часа, чтобы увидеть, как развиваются ситуации. А фармацевтические корпорации обычно уклоняются от инвестиций, когда сталкиваются с рисками, связанными с инфраструктурой или интеллектуальной собственностью.

Компании, берущие на себя расширенные обязательства в нестабильных странах, должны уделять первоочередное внимание долгосрочным рискам — например, вопросам, связанным с демографией и природными ресурсами, — при принятии решений. В мае 2004 года японская Sumitomo Chemical договорилась о создании совместного предприятия с Saudi Aramco на сумму 4,3 миллиарда долларов для строительства крупного нефтехимического завода в Рабиге в Саудовской Аравии. Завод не планируется открывать до 2008 года, поэтому Sumitomo особенно уязвима для таких пагубных демографических тенденций, как отток технических талантов и безработица молодых людей.

Терпимость к риску Sumitomo уже проверяется исламской экстремистской кампанией по похищению и обезглавливанию иностранцев, ведущих бизнес в стране. Но в то время как насилие и коррупция доминируют в заголовках новостей, такие краткосрочные риски сильно преувеличены. (См. Врезку «Почему Саудовская Аравия не дает нам спать по ночам».) На самом деле, хотя Саудовская Аравия — и Китай тоже — могут быть рискованными ставками для компаний, занимающихся предприятиями, которые не будут приносить прибыль в течение десяти лет, в краткосрочной перспективе беги есть деньги, которые нужно заработать.Среди прочих, General Motors, Kodak и ряд инвестиционных банков уже сделали это, хотя при этом немного споткнулись.

После того, как компании определили, что та или иная инвестиция оправдывает опасность, они могут использовать традиционные методы для снижения риска — например, нанять местных партнеров или ограничить НИОКР в странах с ненадежной защитой интеллектуальной собственности. Кроме того, все больше коммерческих и государственных организаций предлагают страховку от политических рисков, таких как экспроприация собственности, политическое насилие, неконвертируемость валюты и нарушение контрактов.(Однако такое страхование стоит дорого, потому что риски так сложно оценить.) В остальном это в основном вопрос хеджирования — например, размещение завода в Мексике или Венесуэле, чтобы не ставить всю стратегию Латинской Америки на одну непрозрачный режим.

Наконец, стоит помнить, что, хотя нестабильность приводит к большему риску, риск не всегда является плохим. Политический риск в слаборазвитых странах почти всегда имеет положительный эффект, потому что такие страны настолько нестабильны, что негативные потрясения не могут причинить дальнейшего ущерба.На лестнице стабильности, например, Афганистану и Камбодже просто некуда упасть; только благоприятные внешние условия — такие как списание долга со стороны развитых стран или ссуды от международных организаций — могут иметь большое влияние на их политическую стабильность. Для некоторых компаний, которые могут сделать инвестиции в таких странах привлекательной частью портфеля корпоративных рисков.

Политика всегда была неотделима от рынков; первые в мире транснациональные торговые организации были движимы политическими волнами своего времени.Сегодня товары, услуги, информация, идеи и люди пересекают границы с беспрецедентной скоростью — и эта тенденция только усиливается. Для руководителей компаний, стремящихся получить прибыль в местах, чуждых в социальном, культурном и государственном отношении, жизненно важны дополнительные идеи аналитиков политических и экономических рисков.

Версия этой статьи появилась в номере журнала Harvard Business Review за июнь 2005 г.

Определение стратегий управления политическими рисками в международных строительных проектах

Международные строительные проекты подвержены политическим рискам, и международные строительные предприятия (ICE) должны управлять этим риском, чтобы выжить.Однако мало внимания уделяется стратегиям управления политическими рисками в международных строительных проектах. Чтобы восполнить этот пробел в исследованиях, в общей сложности 27 возможных стратегий были определены посредством всестороннего обзора литературы и подтверждены пилотным опросом с участием 10 международных экспертов. Оценки этих 27 стратегий соответствующими профессионалами были собраны с помощью анкет, 155 из которых были возвращены. Исследовательский факторный анализ был проведен для изучения взаимосвязей между этими 27 стратегиями.Результаты показывают, что все 27 стратегий важны для управления политическими рисками в международных строительных проектах. Более того, эти 27 стратегий были сгруппированы в шесть компонентов, а именно: (1) принятие правильных решений, (2) ведение благоприятных переговоров, (3) завершение полной подготовки, (4) формирование благоприятных условий, (5) сокращение ненужных ошибок и (6) получение разумного ответа. Эти 6 компонентов можно рассматривать как 6 типичных методов управления, которые способствуют управлению политическими рисками на предпроектной фазе, фазе реализации проекта и фазе после события.Полученные данные могут помочь практикам получить глубокое понимание стратегий управления политическими рисками в международных строительных проектах и ​​предоставить полезные справочные материалы для ICE по управлению политическими рисками при работе за пределами своей страны.

1. Введение

С быстрым развитием экономической глобализации мировой строительный рынок в последнее десятилетие процветал [1]. Более того, большой рынок строительства в Азии, Африке и Латинской Америке создаст широкое процветание и возможности для международных строительных предприятий (ICE).Воспользовавшись этими возможностями, все большее число международных подрядчиков выйдет на международный строительный рынок [2].

Тем не менее, возможности всегда сопровождаются рисками, и ICE будут подвергаться новым рискам, выходя на риск за пределами своей страны [3, 4]. ICE стали свидетелями резкого увеличения политических рисков во всем мире, таких как кредитные кризисы в Греции, Венесуэле и Конго; войны в Южном Судане, Сирии, Афганистане и Ливии; террористические атаки в Европе, на Ближнем Востоке, в Центральной и Южной Азии; и перевороты в Нигере, Таиланде и Гондурасе [2, 4, 5].Эти риски оказали очень большое негативное влияние на мировой рынок и привели к большим убыткам для ДВС.

Учитывая усложняющуюся бизнес-среду, ICE не должны игнорировать политические риски, когда они выходят на глобальные рынки [2, 6, 7]. Политический риск в международных строительных проектах относится к неопределенности, связанной с политическими событиями (например, политическим насилием, сменой режима, переворотами, революциями, нарушением контрактов, террористическими атаками и войнами), а также с произвольными или дискриминационными действиями (например.g., экспроприация, несправедливая компенсация, валютные ограничения, незаконное вмешательство, ограничения капитала, коррупция и трудовые ограничения) правительствами принимающей страны или политическими группами, которые могут оказать негативное влияние на ICE [6]. По сравнению с несистематическими рисками (например, технический риск, риск качества, риск закупок и финансовый риск) строительных проектов, политический риск является более сложным, непредсказуемым и разрушительным и обычно выходит за рамки обычной проектной деятельности [2].

Большая часть сохранившейся литературы сосредоточена на политических рисках в международном бизнесе в целом [8, 9], но уделяет меньше внимания политическим рискам в международных строительных проектах. В большинстве случаев управление политическими рисками практикуется только как часть управления рисками на проектном уровне в строительных проектах. Однако политические риски на уровне проекта также могут влиять на цели предприятия (например, финансовые, репутацию, стабильность, выживание, развитие и стратегические решения) [10].Внедрение управления политическими рисками только на уровне проекта имеет ряд недостатков: (1) отсутствие всестороннего понимания политических рисков; (2) чрезмерный упор на краткосрочные цели проекта и меньше внимания к корпоративным стратегическим целям; (3) ограничения из-за ограниченных ресурсов или несоответствующего распределения ресурсов между проектами; и (4) отсутствие накопления и обмена опытом управления рисками. Таким образом, управление рисками только на уровне проекта больше не кажется достаточным, чтобы помочь ICE справляться с политическими рисками на мировом рынке [11].

Следовательно, управление политическими рисками в международных строительных проектах должно осуществляться совместно как на уровне проекта, так и на уровне фирмы, с учетом различных типов рисков и увязки стратегий управления рисками с целями предприятия. Успешное управление политическими рисками должно основываться на достаточных ресурсах и информации, поскольку важные компоненты процесса принятия решений постоянно совершенствуются и совершенствуются [12]. На уровне фирмы политические риски могут рассматриваться как часть всего портфеля рисков предприятия и могут рассматриваться во многих сферах бизнеса [13, 14].Внедрение управления политическими рисками на уровне фирмы может привести к лучшей координации и консолидации ресурсов и целей предприятия, что в большей степени способствует долгосрочной стабильности и развитию ICEs [15].

Это исследование фокусируется на политическом риске, присущем международным строительным проектам, и направлено на определение доступных для ICE стратегий управления политическим риском. Конкретные цели этого исследования заключаются в том, чтобы (1) определить возможные стратегии управления рисками, которые могут устранить политические риски в международных строительных проектах, (2) оценить важность стратегий и (3) изучить взаимосвязь между этими стратегиями и их практическим применением. в международных строительных проектах.

Поскольку меньше внимания уделяется управлению политическими рисками в международных строительных проектах, эта статья может обогатить понимание управления рисками в области международного строительства. Кроме того, это исследование может помочь практикам четко понять стратегии управления политическими рисками в международных строительных проектах и ​​предоставить рекомендации для ICE относительно того, как бороться с политическими рисками при работе за пределами своей страны.

2. Обзор литературы

Управление политическими рисками было популярной темой в области международного бизнеса (например,g., прямые иностранные инвестиции, торговля товарами и международные совместные предприятия). Было предложено несколько стратегий для устранения политических рисков, таких как инвестирование только в безопасных условиях, увеличение требуемой прибыли, адаптация к конкретным условиям деловой среды, разделение рисков с другими фирмами [8], улучшение относительной переговорной позиции [9], передача рисков другим компаниям. страховая компания [16], снижающая уязвимость [17], распространяющая риск путем инвестирования в несколько стран, повышающая базовую конкурентоспособность [18] и реализующая стратегии локализации и вовлечения [1, 19].

Предыдущие исследования, касающиеся управления рисками в строительных проектах, охватывали широкий спектр областей, таких как общее управление рисками [20], управление рисками безопасности [21], управление финансовыми рисками [22], управление рисками для качества [23], оценка рисков [24], управление рисками на основе передовых технологий [25] и управление рисками в государственно-частных партнерствах [26, 27]. Однако меньше внимания уделяется управлению политическими рисками в международных строительных проектах. В некоторых исследованиях политический риск упоминался только как подмножество внешних рисков [28, 29].

Было проведено несколько исследований для выявления событий политического риска [2, 30] и факторов политического риска [5, 6, 31] в международных строительных проектах. Хотя эти исследования могут помочь международным подрядчикам лучше понять политические риски, связанные с международными строительными проектами, они содержат меньше рекомендаций относительно того, как управлять политическими рисками. Очевидно, что знания и опыт, связанные с управлением политическими рисками, следует распространить на международный строительный бизнес с учетом общих стратегий управления политическими рисками на протяжении всего срока реализации проектов и взаимосвязи между уровнем проекта и фирмы.

3. Методы
3.1. Определение стратегии и исследование

На основе обзора литературы по политическим рискам и управлению рисками было идентифицировано в общей сложности 27 возможных стратегий управления рисками, которые были закодированы как S01 — S27 (таблица 1).

904 8 X X закрыто S06 управление строительной площадкой — 9 0428 X

8 X

904 X 4 33 33

Стратегия Ссылка
[8] [3] [32] [5] 4 5228 [] 904 [2] [8] [34]

S01: предложение более высокой ставки X X
S02: исследование рынка X X X X X X — риск покупки страхование X X X X X
S04: принятие оптимальных контрактов X X
S05: реализация стратегии локализации X X X
S06: предотвращение проступков X X X X X X X X X
S08: поддержка защиты окружающей среды X — 904
S09: соблюдение традиционной местной культуры X X X
S10: составление планов действий на случай непредвиденных обстоятельств X X X X
S11: получение соответствующей гарантии X X X — S12: реализация плана действий в чрезвычайных ситуациях X X X X X
S33: создание совместных предприятий с X X X
S14: проведение оценки после ответа X X
S15: направление персонала на учебные программы X
S16: разрешение споров путем пересмотра X X
S17: выбор подходящих проектов X X X
X
X X X X
S19: поддержание хорошего отношения с мощными группами X X X X X X
S20: создание связей с местным бизнесом X X 90 X X X X X
S21: изменение рабочих стратегий X X X
S22: управление ядром и критической технологией X X X S выбор подходящего режима входа X X X X X X
S24: использование способных местных партнеров X X X X X X
S25: создание репутации X X
S26: выделение дополнительных средств X
S27: поддержание хороших отношений с общественностью X X X X X

Пилотный опрос был проведен с участием 10 экспертов для проверки полноты предварительных стратегий.В число этих экспертов входили (1) четыре профессора (по одному из Австралии, Гонконга, Сингапура и Южной Африки), занимавшиеся исследованиями в области управления бизнесом и риск-менеджментом, (2) два профессора (по одному из США и Китая), занимавшиеся исследования по управлению проектами и (3) четыре старших менеджера (по одному от China Communications Construction Group Limited, Power Construction Corporation of China, China State Construction Engineering Corporation и China Railway Group Limited). Все 10 экспертов имеют опыт работы в своей области более 20 лет.По их мнению, стратегии не добавлялись и не удалялись; вместо этого были добавлены описания некоторых стратегий, чтобы обеспечить точность понимания и избежать двусмысленности. Например, «S01, выставление более высокого тендерного предложения» относится к надбавке за сохраняющиеся политические риски ICE.

Пилотный опрос был использован для разработки структурированной анкеты, состоящей из трех разделов: (1) краткое введение в политический риск и описание некоторых стратегий; (2) вопросы о компании, опыте работы, должности и местонахождении респондентов; и (3) вопросы для оценки важности 27 стратегий с использованием пятибалльной шкалы Лайкерта, где 5 = очень высокая, 4 = высокая, 3 = средняя, ​​2 = низкая и 1 = очень низкая.

Затем был составлен список отобранных экспертов, в который вошли (1) 300 международных ученых, занимающихся соответствующими исследованиями (их личная информация была собрана из их публикаций) и (2) 500 практиков с большим опытом управления международными проектами — взяты из 50 китайских строительных предприятий, которые были отобраны из 250 крупнейших международных подрядчиков 2016 года согласно Engineering News-Record (ENR). Контактная информация 500 практикующих была получена из исследовательского сектора китайского управления строительством, ассоциаций выпускников и веб-сайтов их предприятий.

С марта по май 2017 г. анкета была разослана этим экспертам, и в общей сложности было получено 158 ответов, три из которых были неполными или неправильно заполненными. Правильные 155 ответов представляют собой процент ответивших 19%. Как показано в Таблице 2, из 155 респондентов 56 были из академических кругов и 99 были из промышленности. Все респонденты имели опыт работы более 5 лет, а 52% имели опыт работы более 10 лет в промышленности или в академических кругах. Из 56 ученых 28 были из Китая (включая Гонконг и Макао), а еще 28 — из-за границы.Среди 99 практикующих 38, 26, 9, 5, 8 и 5 были из подразделений китайских строительных предприятий в Азии (не включая Китай), Африке, Европе, Северной Америке, Южной Америке и Австралии, соответственно. Более того, все практикующие испытали политический риск на зарубежном строительном рынке.

49 доцент 904 —
900 27
9094 9042 7 904 904 Европа 5 34 .2. Исследовательский факторный анализ

Исследовательский факторный анализ оказался очень полезным для определения потенциальных взаимосвязей между несколькими наборами данных и часто использовался в исследованиях, связанных с управлением строительством [11, 31, 35]. Исследовательский факторный анализ часто используется для создания теорий в новой области исследований, таких как компоненты, корреляции и относительные веса списка переменных [36].

Выборка с данными по 5-балльной шкале Лайкерта, используемая в исследовательском факторном анализе, должна удовлетворять двум условиям: (1) размер действительной выборки должен быть более чем в 100 или в пять раз больше количества элементов [37] и (2) данные для выборки должны удовлетворять рекомендованному критерию альфа-надежности, критерию сферичности Бартлетта и тесту адекватности выборки Кайзера – Мейера – Олкина (KMO) [31].

В этом исследовании количество действительных вопросников составляет 155, коэффициент альфа Кронбаха составляет 0,932 (> 0,700, F-статистика = 17,382, уровень значимости = 0,000), индекс KMO составляет 0,878 (≥0,500), а тест сферичности Бартлетта ( χ 2 = 1497,243, df = 205, уровень значимости = 0,000) является значимым (), что указывает на то, что эти данные подходят для исследовательского факторного анализа [38-40]. Факторный анализ 27 стратегий управления политическими рисками был проведен с использованием методов анализа главных компонентов и варимакс-ротации, реализованных с помощью SPSS 22.0 программное обеспечение. Количество компонентов определялось путем последовательного использования критериев скрытого корня (собственные значения> 1.000) [41]. По предположению Малхотры, совокупная дисперсия произведенных компонентов должна быть более 60 000%. Чтобы увеличить корреляцию между стратегиями и компонентами, квалифицированные стратегии в каждом компоненте должны иметь факторную нагрузку ≥0,500 [42]. Внутренняя согласованность компонентов должна удовлетворять двум условиям: альфа Кронбаха для каждого компонента ≥0,700 [38] и корреляция между элементами каждой сохраненной меры ≥0.400 [43].

4. Результаты
4.1. Результаты анкетного опроса

В таблице 3 представлены результаты оценки 27 стратегий политического управления. Средние значения 27 стратегий варьируются от 3,27 (S21, изменение стратегий) до 4,40 (S17, выбор подходящих проектов). Все они были значительно выше 3 на уровне (двусторонний) в тесте t с одной выборкой, что указывает на то, что 27 стратегий имеют важное значение в управлении политическими рисками в международных строительных проектах.Пятью наиболее важными стратегиями были (1) выбор подходящих проектов (S17, среднее значение 4,40), (2) построение надлежащих отношений с правительствами принимающих стран (S18, среднее значение 4,30), (3) проведение маркетинговых исследований (S02, среднее значение 4,29) , (4) предотвращение проступков (S06, среднее значение 4,26) и (5) выбор подходящего режима входа (S23, среднее значение 4,22). Значения 27 стратегий были больше 0,05 в тесте t для независимой выборки. Таким образом, не было существенных различий в средних значениях стратегий между учеными и практиками.


Характеристика Категоризация Академия () Практикующий () Всего ()
% % % % % %

Опыт работы Более 20 лет 8 14 10 10 18 12
16–20 лет 15433 27433 12 27 17
11–15 лет 17 30 28 28 45 29
5–1028 49 65 42

Должность Профессор 22 39 22 14
Доцент 19 34 19 15 27 15 10
Старший менеджер 29 29 29 19 28 28 28 18
Менеджер проекта 42 42 42 Китай 28 50 8 8 36 23
Азия (искл.Китай) 14 25 38 38 52 34
Африка 2 4 26 26 28 9 9 9 14 9
Северная Америка 4 7 5 5 9 6
0 8 8 8 5
Австралия 3 5 5 5 8 5
9033 9033 904 904 904 0,197 0,537 0,00

<0,001 9144 составление планов на случай непредвиденных обстоятельств 27 26 26 a <0,001 9344 проекты способные местные партнеры

Стратегия Academia Отрасль значение Общее
Среднее Рейтинг Среднее

S01: предложение более высокой ставки 3,99 11 4,00 11 0,906 4.00 11 <0,001 a
S02: исследование рынка 4,45 3 4,20 5 0,282 4,29 0,00 3
S03: страхование рисков при покупке 4,03 10 4,06 9 0,697 4,05 10 <0,001 a
оптимальных контрактов S012 6 4,23 3 0,261 4,19 6 <0,001 a
S05: реализация стратегии локализации 4,42 4,19 7 <0,001 a
S06: предотвращение проступков 4,45 2 4,15 6 0,089 90,43326 4 <0,001 a
S07: переход на закрытое управление строительной площадкой 3,41 22 3,85 12 3,69 904 a
S08: поддержка защиты окружающей среды 3,75 14 3,82 15 0,831 3,80 14 <0.001 a
S09: следование традиционной местной культуре 3,90 13 3,81 16 0,863 3,84 13 3,84
4,10 9 4,09 8 0,606 4,09 9 <0,001 a
34: получение 904 904 904.98 12 4,22 4 0,401 4,14 8 <0,001 a
S12: реализация плана действий в чрезвычайных ситуациях 3,18 264 0,244 3,42 24 <0,001 a
S13: создание совместных предприятий с местными подрядчиками 3,58 16 3,77 18 0.182 3,70 17 <0,001 a
S14: проведение оценки после ответа 3,16 27 3,41 3,41 0,537 925 902 a
S15: направление персонала на программы обучения 3,43 20 3,62 21 0,628 3,55 21 <0.001 a
S16: урегулирование споров путем повторных переговоров 3,28 25 3,43 25 0,617 3,38 25 3,38
4,54 1 4,32 2 0,439 4,40 1 <0,001 a
S18: построение надлежащих отношений с правительствами принимающих стран 4 12 7 4,42 1 0,223 4,31 2 <0,001 a
S19: поддержание хороших отношений с влиятельными группами 3,52 1785 13433 904 0,537 3,73 15 <0,001 a
S20: создание связей с местным бизнесом 3,43 21 3,70 19 0.377 3,60 20 <0,001 a
S21: изменение стратегии работы 3,36 24 3,22 27 0,214 2728 a
S22: управление ядром и критически важной технологией 4,10 8 3,80 17 0,301 3,91 12 <0.001 a
S23: выбор подходящего режима входа 4,37 5 4,14 7 0,439 4,22 5 <0,001426
3,66 15 3,66 20 0,725 3,66 19 <0,001 a
S25: укрепление репутации 47 19 3,47 24 0,912 3,47 23 <0,001 a
S26: выделение дополнительных средств 3,39 238 3,52 22 <0,001 a
S27: поддержание хороших отношений с общественностью 3,49 18 3,83 14 0.137 3,71 16 <0,001 a

Примечание . a Результат теста по одной выборке t является значимым (значение теста = 3) на уровне значимости (двусторонний).
4.2. Результаты исследовательского факторного анализа

Как показано в таблице 4, всего было исследовано шесть компонентов с собственными значениями более 1.000. Суммарная дисперсия шести компонентов составила 61.208%, что превышает 60 000%. 27 стратегий были разделены на шесть компонентов в соответствии с их нагрузкой на каждый компонент более 0,500. Хотя загрузка стратегии «S13, формирующая совместное предприятие с местными подрядчиками» в первом компоненте составляла 0,521, она все же была исключена из последующих анализов из-за низкого значения ее общности (0,399 <0,500) и корреляции между статьями и итогами (0,301 <0,400). После корректировки альфа-коэффициент Кронбаха первого компонента и общности остальных шести стратегий в первом компоненте увеличились.Альфа-коэффициенты Кронбаха для шести компонентов варьировались от 0,743 до 0,857, а корреляция между элементами и итогом оставшихся 26 стратегий варьировалась от 0,478 до 0,653; Таким образом, модель надежна.

9034 904 904 — 9033 3 9033 9033

0,515

904 904 — — 9033 9033

.672

33 904 0,5 9033 9033 9028 S11 9033 9033

0,539 0,504

9028 0,502 0,502857 904 904

Стратегия Общность Взаимосвязь между объектами Компонент
1 2 4
S23 0.640 0,590 0,676
S05 0,530 0,490 0,653 —
S17 0,575 0,572 0,617
S22 432 0,6585 0,598
S18 0,565 0,482 0,541 0,541
S02 0,652 0,511 0,509
S06 0,730 9028 S06 0,730 0,5
S07 0,648 0,497 0,667 0,612 0,617
S08 0,543 0,515
S09 0.621 0,611 0,509
S15 0,742 0,592
S26 0,679 0,516 0,670
S03 0,5527 0,525
S10 0,479 0,542 0,504
S27 0,532 0,621 0,682
S25 0,697
S20 0,632 0,637 0,586
0,547
S04 0,561 0,478 — 0 — 0663
S01 0,548 0,551 0,567
0,550
S16 0,611 0,538 — 0
1
S12 0,710 0,539 0,618
S21 0,522
S14 0,576 0,653 0,832 0,811 0,767 0,743 0,758
Собственные значения 6,483 2,867 2,310 1,451 13,587 11,155 10,817 9,265 8,150
Совокупная дисперсия (%) 15,233 28,820 39.975 50,793 60,058 68,208

Примечание . Показаны только нагрузки 0,500 или выше. Метод экстракции: анализ главных компонент. Метод вращения: варимакс с нормализацией Кайзера. Вращение сходилось за 10 итераций.

4.3. Результаты теста достоверности

Корреляционный анализ Пирсона (двусторонний) применялся для проверки достоверности результатов исследовательского факторного анализа.Стратегии, сгруппированные в компонент, должны иметь значительную корреляцию [44]. Результаты показали, что для каждого компонента все стратегии были коррелированы с другими, и, таким образом, стратегии могут объяснить управление политическими рисками в этом измерении. Из-за нехватки места в таблице 5 представлены только корреляции между стратегиями в первом компоненте.

0,491 b

S23 S05 S17 S22 S22 S22 S22

S23 1.000 0,602 b 0,477 b 0,467 b 0,564 b 0,581 b
S1428 0,33
S05 — 0,413 b 0,432 b
S17 1.000 0,306 b 625 b 0,589 b
S22 1.000 0,427 a 0,371 3 9033 934 9034 9034 94934 949 904 a Корреляция значима на уровне (двусторонний). b Корреляция значима на уровне (двусторонний).
0,371 5
1.000 0,689 b
S02
5. Обсуждение
5.1. Значение компонентов

Значение каждого компонента определяется общностью остальных показателей, которые он содержит. На основе теорий управления проектами, управления рисками и стратегического управления 6 компонентов были переименованы следующим образом: (1) принятие правильных решений (C1), (2) сокращение ненужных ошибок (C2), (3) завершение полной подготовки ( C3), (4) создание благоприятных условий (C4), (5) проведение благоприятных переговоров (C5) и (6) получение разумного ответа (C6).

Как показано на Рисунке 1, шесть компонентов можно разделить на два измерения управления политическими рисками. Принятие правильных решений (C1), уменьшение количества ненужных ошибок (C2) и получение разумного ответа (C6) — это компоненты, связанные с уменьшением подверженности риску. Когда ICE имеет более низкую подверженность риску, он имеет более низкий уровень риска. Напротив, завершение полной подготовки (C3), формирование благоприятных условий (C4) и проведение благоприятных переговоров (C5) являются компонентами, связанными с продвижением способности реагировать на риски.Более высокая способность реагирования на риски указывает на то, что ДВС имеет более высокую жизнеспособность в неопределенной среде и с меньшей вероятностью понесет ущерб, связанный с политическим риском. Компоненты в параметрах уменьшения подверженности риску и продвижения возможностей составили 38,975% и 29,233% от общей дисперсии, соответственно, что указывает на ведущую роль снижения подверженности риску и дополнительную роль улучшения способности реагирования на риски в управлении политическими рисками в международных проектах.


Кроме того, шесть компонентов можно разделить на группы с проактивными, умеренными и пассивными характеристиками.Во-первых, компоненты с проактивной характеристикой (C1 и C4, на которые приходится 26,040% общей дисперсии) — это те компоненты, которые используются при принятии решений или адаптации к местной среде. Во-вторых, компоненты с умеренными характеристиками (C2 и C3, на которые приходилось 24,742% от общей дисперсии) применимы к конкретному рынку или среде без особых рисков. В-третьих, компоненты с пассивной характеристикой (C6 и C5, на которые приходится 19,420% общей дисперсии) относятся к конкретным рискам.По сравнению с пассивными стратегиями проактивные и умеренные стратегии занимают более важные позиции в управлении политическими рисками. Кроме того, ICE с большей вероятностью будут устойчивы к политическим рискам на мировом рынке, если они хорошо проявят себя в отношении проактивных стратегий.

5.2. Применение компонентов

Как показано на Рисунке 2, шесть компонентов можно рассматривать как типичные методы управления, которые способствуют управлению политическими рисками на трех различных этапах: предпроектный этап, этап реализации проекта и этапы после события.На предпроектной фазе методы предварительного управления (C1, C5 и C3, на которые приходилось 39,975% от общей дисперсии) могут служить руководством для ICE по предотвращению или передаче неприемлемых рисков и подразумевают более высокое предложение для удерживаемых рисков. На этапе реализации проекта временные методы управления (C4 и C2, на которые приходилось 24,404% от общей дисперсии) могут помочь ДВС адаптироваться к конкретным экологическим условиям принимающей страны и снизить вероятность и потенциальные воздействия рисков.На этапе после события методы пост-менеджмента (C6, 10,155% от общей дисперсии) могут помочь ICE ослабить фактическое воздействие политического риска и накопить опыт управления политическим риском.


5.2.1. Принятие правильных решений (C1)

Этот компонент объясняет самый большой процент от общей дисперсии (15,233%) и содержит шесть стратегий: (1) проведение исследования рынка (S02), (2) выбор подходящего режима входа (S23), ( 3) выбор подходящих проектов (S17), (4) построение надлежащих отношений с правительствами принимающих стран (S18), (5) реализация стратегии локализации (S05) и (6) контроль основных и критических технологий (S22).Средние значения этих шести стратегий (4,29, 4,21, 4,40, 4,31, 4,19 и 3,91 соответственно) были относительно высокими, занимая 3-е, 5-е, 1-е, 2-е, 7-е и 12-е места, соответственно, среди 27 стратегий. Все они тесно связаны с деятельностью по принятию решений, которую можно рассматривать как наиболее важную часть управления политическими рисками.

Маркетинговые исследования — основная задача ICE перед тем, как они въедут в страну или заключат новый проект [3, 8]. Информацию о целевом рынке можно получить на сайтах или в отчетах международных организаций (например,g., Всемирный банк, Международный валютный фонд и Всемирная торговая организация), неправительственные организации (например, отраслевые ассоциации, коммерческие банки и страховые компании) и правительственные учреждения (например, министерства строительства, министерства торговли и министерства иностранных дел). ) в принимающей стране и в стране проживания. Основываясь на четком понимании рыночных условий, ICE могут определять потенциальные политические события и их вероятность с помощью оценки рисков. Результаты маркетинговых исследований и оценки рисков могут быть использованы как доказательства для принятия решений [45, 46].В стране с высоким уровнем риска ICE должны выбрать гибкий режим входа (например, проекты индивидуальных предприятий и проекты совместных предприятий с короткой продолжительностью), чтобы уменьшить их подверженность колебаниям окружающей среды [6]. Однако в стране с низким уровнем риска ICE могут выбрать постоянный режим входа (например, индивидуальное предприятие, совместное предприятие и филиалы) [6, 47], чтобы стремиться к дальнейшему развитию и более высокой прибыли. При выборе проектов ICE должны выбирать те, которые подходят для их возможностей, соответствуют их интересам и используют их собственный опыт.Вдобавок, если ICE выберут проект, очень желанный принимающими правительствами и местным населением, будет создана хорошая рабочая среда и будет меньше политического риска [3]. Взаимоотношения между ICE и правительствами принимающих стран являются очень важным фактором, который имеет большое потенциальное влияние на управление политическими рисками [4, 48]. В политически стабильной стране ICE, которые имеют хорошие отношения с правительствами принимающих стран, могут получить больше поддержки и преимуществ, таких как удобные процедуры утверждения, меньшее вмешательство правительства, бесперебойные каналы информации и коммуникации и достаточные государственные гарантии.Напротив, в политически нестабильных странах стратегия низкого участия правительств принимающих стран является лучшим выбором и может помочь ICE избежать вовлечения в политическую борьбу. Локализация является распространенной стратегией в международном бизнесе и может помочь ICE интегрироваться в принимающее общество [6]. ДВС с высоким уровнем локализации будут свободны от дискриминации и противодействия [7, 49]. ICE уделяют все больше внимания контролю над основными и критическими технологиями, потому что влияние технологий на конкуренцию между ICE становится все более ожесточенным.Более того, ДВС с базовыми и критическими технологиями будут иметь важное положение и более весомый голос в переговорах с правительствами принимающих стран и будут испытывать меньшее вмешательство государства на этапе реализации проекта [6, 50].

5.2.2. Проведение благоприятных переговоров (C5)

Этому компоненту назначены три стратегии, на которые приходится 9,265% общей дисперсии: (1) принятие оптимальных контрактов (S04), (2) предложение более высокого тендерного предложения (S01) и (3) ) с получением соответствующей гарантии (S11).Все эти стратегии тесно связаны с торгами и контрактами на ранних стадиях проекта.

На стадии деловых переговоров первая важная проблема для ICE — это выбрать международно признанные стандартные контракты и исключить договорные положения и условия, которые не практикуются на местном уровне [32, 34]. Положения контракта, такие как условия оплаты, ответственность за нарушение условий положения о разрешении споров, положения об интеллектуальной собственности, положения о форс-мажорных обстоятельствах и положения о конфиденциальности, должны быть составлены надлежащим образом, поскольку они являются основой для выполнения сделки и урегулирование споров.Когда происходит событие политического риска, премия за риск потенциально может компенсировать убытки ICE. Следовательно, если ICE должны противостоять и удерживать некоторые риски, увеличение требуемой прибыли может быть обеспечено за счет более высокого тендерного предложения, чтобы защитить себя от этих рисков [33]. Для увеличения тендерного предложения используются два распространенных метода: соответствующее увеличение цены на материалы и использование поправочных коэффициентов. Конечно, повышение тендерного предложения не может компенсировать все потенциальные убытки, и если цена будет слишком высокой, вероятность выигрыша заявки снизится [51].Положения о международных гарантиях являются эффективным средством устранения недостатков внутренних средств правовой защиты, международного арбитража и дипломатической защиты [52]. ICE должны сделать все возможное, чтобы прийти к соглашению с правительством принимающей страны, чтобы получить надлежащие гарантии, которые помогут им ограничить ненадлежащее поведение правительства принимающей страны [46, 33], своевременно получить компенсацию и избежать увеличения убытков.

5.2.3. Завершение полной подготовки (C3)

Этот компонент объяснил 11,155% общей дисперсии и содержал четыре стратегии: (1) составление планов на случай непредвиденных обстоятельств (S10), (2) направление персонала на учебные программы (S15), (3) выделение дополнительных средств (S26) и (4) страхование покупательского риска (S03), занимающее 9-е, 21-е, 22-е и 10-е места, соответственно, среди 27 стратегий.Эти четыре стратегии связаны с подготовкой к реагированию на риски и должны выполняться до начала строительных работ.

Для ICE разумно иметь письменный план действий в чрезвычайных ситуациях на случай потенциального политического риска для защиты своих интересов и безопасности [46, 53]. Содержание плана на случай непредвиденных обстоятельств должно включать (1) прогнозирование и анализ рисков, (2) механизм урегулирования споров, (3) действия и обязанности, (4) оборудование и инструменты и (5) шаги и стратегии.Примеры в Йемене и Ливии демонстрируют, что хороший план эвакуации может эффективно защитить безопасность международных подрядчиков даже во время войны. Кроме того, для сотрудников должны быть предусмотрены соответствующие программы обучения (например, программы защиты от трансплантата, безопасности и самозащиты) в соответствии с кодексом поведения компании, а также политиками и процедурами безопасности. Управление политическими рисками должно подкрепляться выделением дополнительных средств [32], которые могут повысить гибкость ICE в неопределенной среде.Все большее число транснациональных корпораций желают покупать страховку от политических рисков, которая считается важной мерой управления политическими рисками. Страхование политических рисков может уменьшить незастрахованные убытки, вызванные различными видами политического риска, такими как война, внутренний конфликт, ограничения на перевод, отказ от долга и экспроприация [16]. В некоторых случаях политический риск также используется компаниями как козырная карта для получения долгосрочных займов и разрешения споров с правительствами [54].Страхование политических рисков можно приобрести у трех типов поставщиков: (1) государственных поставщиков, таких как Африканское агентство по страхованию торговли и Азиатский банк развития, (2) частных поставщиков, таких как центры страхования в Лондоне и США, и (3) ) перестраховщики, такие как Hannover Re (Германия) и Китайская корпорация страхования экспорта и кредита.

5.2.4. Формирование благоприятной среды (C4)

Этот компонент отвечал за 10,817% от общей дисперсии и включал четыре стратегии: (1) поддержание хороших отношений с влиятельными группами (S19), (2) поддержание хороших отношений с общественностью (S27) , (3) связь с местным бизнесом (S20) и (4) создание репутации (S25).Эти четыре стратегии могут помочь предприятиям создать хорошие условия для работы в чужой стране.

ICE должны поддерживать хорошие отношения с влиятельными группами (например, СМИ, профсоюзы, бизнес-коалиции, отраслевые ассоциации, ассоциации потребителей и группы по охране окружающей среды) в принимающих странах [3]. Могущественные группы не только играют важную роль в формировании политики, но также играют важную роль в экономической и социальной среде [46]. Хорошие отношения с влиятельными местными группами очень полезны для ICE с точки зрения получения необходимых ресурсов и уменьшения помех.Например, ICE могут получать полезную рыночную и политическую информацию через партнерство с отраслевыми ассоциациями и бизнес-коалициями [55], но они могут страдать от дополнительных проверок со стороны профсоюзов из-за споров с местными работниками [56]. Хорошо известно, что противодействие международным строительным проектам часто инициируется местным населением [32]. Поэтому поддержание хороших отношений с общественностью выгодно для ICE с точки зрения избежания ненужных неприятностей. Установление связей с местным бизнесом, например выбор местных деловых партнеров с хорошими связями или укрепление сотрудничества с местными предприятиями, может помочь ICE снизить их имидж иностранцев [46] и, следовательно, снизить их вероятность вовлечения в микрополитические процессы [8, 49].Под корпоративной репутацией понимается степень, в которой предприятие получает общественное доверие и похвалу, а также степень, в которой предприятие влияет на общественность [57]. Корпоративная репутация представляет собой сумму способности транснационального предприятия получить общественное признание, ресурсы, возможности и поддержку, а также добиться создания стоимости в принимающей стране. Хорошая репутация может позволить ICE быстро реагировать на кризис и повысить их способность противостоять риску. Создание корпоративной репутации — это долгосрочный процесс, и, следовательно, ICE должны прилагать неустанные усилия (например,g., принимая во внимание интересы местного населения, участвуя в местных общественных мероприятиях и создавая хороший имидж с помощью маркетинговых усилий) для создания хорошей репутации [58, 59].

5.2.5. Сокращение ненужных ошибок (C2)

На этот компонент приходилось 13,587% общей дисперсии и он состоял из пяти стратегий: (1) предотвращение неправомерных действий (S06), (2) использование способных местных партнеров (S24), (3) поддержка защиты окружающей среды (S08), (4) соблюдение местной культуры (S09) и (5) принятие закрытого управления строительной площадкой (S07).Стратегии в этом компоненте тесно связаны с политикой сокращения ненужных ошибок ICE в их работе.

Многие случаи показали, что политический риск тесно связан с неправомерным поведением (например, взяточничеством, правовыми нарушениями, задолженностью по заработной плате, нечестными действиями, загрязнением окружающей среды и культурными конфликтами) со стороны ICE на этапе реализации проекта [34, 56]. Например, в очень расистской стране дискриминация ICE в отношении некоторых местных жителей может привести к расовой напряженности, что приведет к вмешательству правительства; в стране, охваченной коррупцией, нездоровые отношения между предприятиями и правительством принимающей страны могут вызвать протесты или противодействие со стороны общественности.Таким образом, ICE должны действовать строго в соответствии с кодексом поведения, чтобы исключить политический риск, вызванный их собственными ошибками. Культурные конфликты часто возникают в международной маркетинговой практике. Уважение и соблюдение местной культуры поможет ICE снизить риски, связанные с культурными конфликтами [3, 8]. В настоящее время основными тенденциями являются защита окружающей среды и устойчивое развитие. Многие люди, а также правительства стали уделять все больше внимания охране окружающей среды. Таким образом, участие в защите и создании экологической среды поможет ICE поддерживать хорошие отношения с местным населением.Рыночные навыки и знания опытных и квалифицированных местных партнеров (например, юристов, субподрядчиков, поставщиков и агентств) являются эффективными дополнениями для ICE, особенно для ICE, которым не хватает практического опыта работы на рынке в принимающей стране. Использование находчивых местных партнеров может помочь ICE не только сократить расходы и повысить эффективность работы, но и получить легитимность под давлением институтов [1, 60]. Закрытое управление строительными площадками с помощью систем безопасности (например, охранников, устройств наблюдения и механизмов сигнализации) является эффективным средством предотвращения преступлений, террористических атак и внешних конфликтов для ICE, что обеспечивает безопасность объектов в нестабильной среде [5].

5.2.6. Получение разумного ответа (C6)

Стратегии, сгруппированные в этом компоненте, обычно связаны с реагированием на риск при возникновении риска, что составляет 10,155% от общей дисперсии. Эта стратегия содержит четыре стратегии: (1) реализация плана действий в чрезвычайных ситуациях (S12), (2) урегулирование споров путем повторных переговоров (S16), (3) изменение операционных стратегий (S21) и (4) проведение оценки после ответа (S14). .

При возникновении событий политического риска ICE должны немедленно реализовать план действий в чрезвычайной ситуации, чтобы уменьшить ущерб и лучше защитить свою безопасность [34].Например, в начале войны ICE должны незамедлительно связаться с посольством, приостановить строительные работы и эвакуировать своих сотрудников. Организационные возможности и гибкая адаптируемость являются важным оружием, которое ICE может использовать для устранения трудностей в процессе реализации плана действий в чрезвычайных ситуациях. В особых случаях ICE могут также искать поддержки со стороны широкой общественности, местных органов власти, своих стран, международных организаций и средств массовой информации, чтобы справиться с непреодолимыми угрозами. После того, как угроза исчезнет, ​​переоценка остаточных рисков является эффективным средством, с помощью которого ICE могут скорректировать планы проекта с точки зрения ресурсов, графиков и затрат и решить, есть ли необходимость подавать претензии, пересматривать или изменять стратегии операций [46 , 52].В ходе претензий или повторных переговоров любые споры должны разрешаться с помощью разумных каналов, таких как требование компенсации на основании контракта или договора о гарантии, использование международных конвенций или обращение к арбитражу или примирению [54]. Следует отметить, что успешные претензии и повторные переговоры ICE основаны на достаточных доказательствах их потерь. Следовательно, они должны защищать связанные документы даже в ухудшающихся ситуациях [5]. Уроки, извлеченные из практических примеров проектов, более ценны, чем уроки, извлеченные из книг, и их можно обобщить с помощью оценки после ответа.Эти уроки и знания могут помочь ICE улучшить свой потенциал по управлению политическими рисками и, следовательно, эффективно бороться с аналогичными политическими рисками в будущем.

6. Выводы

Политический риск — серьезная проблема, с которой сталкиваются ДВС в международных строительных проектах. Таким образом, необходимо определить стратегии, которые могут помочь ICE бороться с политическими рисками. На основе всестороннего обзора литературы были определены 27 возможных стратегий управления политическими рисками.Результаты анкетирования показали, что все стратегии важны для управления политическими рисками в международных строительных проектах. Пять стратегий, включая (1) выбор подходящих проектов (S17), (2) построение надлежащих отношений с правительствами принимающих стран (S18), (3) проведение маркетинговых исследований (S02), (4) предотвращение неправомерных действий (S06) и (5) Выбор подходящего режима входа (S23) были наиболее важными стратегиями в соответствии с их средними значениями.

Посредством исследовательского факторного анализа 27 стратегий были сгруппированы в шесть компонентов: (1) принятие правильных решений (C1), (2) сокращение ненужных ошибок (C2), (3) завершение полной подготовки (C3), (4) создание благоприятных условий (C4), (5) ведение благоприятных переговоров (C5) и (6) получение разумного ответа (C6).Компоненты (C1, C2 и C6) измерения снижения подверженности риску вносят больший вклад в управление политическими рисками, чем компоненты (C4, C3 и C5) измерения повышения потенциала. Кроме того, компоненты с проактивной характеристикой (C1 и C4), компоненты с умеренной характеристикой (C2 и C3) и компоненты с пассивной характеристикой (C5 и C6) могут быть ранжированы от наиболее до наименее важных для управления политическими рисками. в соответствии с их совокупной дисперсией.

Кроме того, шесть компонентов независимо друг от друга вносят вклад в управление политическими рисками на трех различных этапах.На предпроектной фазе методы предварительного управления (C1, C3 и C5) могут помочь ICE избежать или передать неприемлемые риски и улучшить котировки для удерживаемого риска. На этапе реализации проекта временные методы управления (C2 и C4) способствуют снижению риска и адаптации ДВС к зарубежному строительному рынку. На этапе после события методы пост-менеджмента (C6) полезны для ICE, чтобы устранить их реальный риск и накопить опыт управления политическими рисками.Высокая совокупная дисперсия стратегий предварительного управления указывает на то, что основные задачи управления политическими рисками должны выполняться на ранней стадии проекта.

По сравнению с респондентами в академической группе, которые были из разных стран, все респонденты в группе практиков были из китайских строительных предприятий, что является ограничением данного исследования. Тем не менее, результаты теста с независимой выборкой t не выявили существенных различий в ответах ученых и практиков.Кроме того, условия на мировом рынке, как правило, одинаковы для ДВС из разных стран. Соответствующий опыт респондентов является ориентиром для всех практиков, независимо от их национальности. Однако при реализации этих стратегий следует тщательно учитывать характеристики различных предприятий и реальные условия в разных странах. Дальнейшая работа может быть сосредоточена на оценке этих стратегий с использованием выборок из разных предприятий или из разных стран, чтобы повысить практическую достоверность результатов.Несмотря на свои ограничения, это исследование является полезным справочным материалом для ученых и практиков с точки зрения получения глубокого понимания управления политическими рисками в международных строительных проектах и ​​предоставляет руководство ICE по управлению политическими рисками при работе за пределами своей страны.

Доступность данных

Данные из 127 возвращенных анкет, используемых для подтверждения результатов этого исследования, доступны у соответствующего автора по запросу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *