Управляющий партнер кто такой: Управляющий партнер. Управление фирмой, оказывающей профессиональные услуги – Меня пригласили быть партнером по бизнесу

Автор: | 21.06.2020

Управляющий партнер. Управление фирмой, оказывающей профессиональные услуги

Управляющий партнер

Навыки, необходимые для исполнения ведущей роли в профессиональной компании, состоят из комбинации бизнес-навыков и навыков общения. (Подробнее об этом см. главу 19). Большая часть времени управляющего партнера должна быть инвестирована в работу с партнерами с целью разрешения их задач и разбора конфликтов любого рода.

Успех в управлении фирмой зависит во многом от умения лидера разбираться с частными, иногда личными проблемами партнеров. Лучший руководитель редко обладает выдающимися техническими навыками или лучшим умением привлекать заказы, или же является гениальным финансистом. Скорее это тот, кто способен добиться согласия между партнерами. Хотя и не всегда выборы позволяют выбрать того, кто обладает необходимыми навыками. Однако, чтобы добиться легитимности, совету должно быть делегировано право выбора управляющего партнера при помощи голосования. При этом у партнеров должно быть право вето на принятие решения о руководителе фирмы.

Чаще всего выборы на должность управляющего партнера проходят регулярно с интервалом от двух до пяти лет, а поэтому претенденту на эту должность (или тому, кто уже занимает ее) необходимо искать поддержки у партнеров или их представителей. Хотя практика выбора и распространена повсеместно, многие фирмы, однажды найдя успешного управляющего партнера, доверяют ему управление фирмой на протяжении длительного времени. А среди крупных фирм времена ротации управляющих партнеров почти отошли в прошлое.

Некоторые фирмы распределяют функции управления между управляющим партнером и исполнительным комитетом. В этом случае первым среди равных председателем комитета становится управляющий партнер. При этом существует угроза того, что принятие решений и их реализация будет длиться слишком долго. Развивая данную модель, фирмы используют исполнительный комитет в качестве советников управляющего партнера. При этом функции управления концентрируются в руках у управляющего партнера.

Разрабатывая структуру управления, важно помнить, что существует потенциальный конфликт между структурами и процессами. Например, если ответственные принимают процесс широких предварительных консультаций, то потребность в структурных гарантиях (например, комитеты представителей), может быть уменьшена. Профессиональные фирмы все больше снижают свою зависимость от комитетов для того, чтобы дело продвигалось.

Вместо того, чтобы возложить ответственность на группу сотрудников и тем самым размыть ответственность, фирмы делегируют процесс принятия решения одному сотруднику, обязанному проконсультироваться перед совершением действий. Таким образом происходит значительная экономия времени.

Аналогичное процессное решение проблемы участия возникает тогда, когда управляющий партнер имеет привычку проводить регулярные встречи партнеров, чтобы поделиться последними достижениями, проблемами и задачами, которые будут подняты на грядущем совете партнеров и ответить на вопросы. Такой подход позволяет принимать участие и тем, кто не влияет на финансы. Конечно же, этот подход может стать профанацией. Задача здесь всего лишь показать, что простые структурные решения (например, обязательная встреча партнеров) редко решают проблемы управления самостоятельно. Стиль, в котором они внедряются, предопределяет их успех.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Меня пригласили быть партнером по бизнесу

Если исполнительный директор компании является наемным работником, то перед владельцем бизнеса, рано или поздно, может встать вопрос: а не будет ли целесообразным предложить исполнительному директору долю в бизнесе? Не сделать ли его партнером?

Есть ли однозначно правильный ответ на этот вопрос? В каком случае это пойдет на пользу бизнесу, а в каком – приведет его к краху? Какие еще вопросы должен задать себе владелец, прежде чем принимать решение?

В своей новой статье для Клуба Директоров я решила разложить все «по полочкам».

Партнерство

Эта история основана на реальных событиях одного успешного управляющего компанией (исполнительного директора), которому владелец бизнеса, спустя три года совместной работы, предложил стать партнером-совладельцем.

Эта история является не просто реальной, но и типичной для всех управляющих, которые мечтают стать партнерами, и ждут этого приглашения. Или не мечтают, а получают его от владельцев «как гром среди ясного неба».

  • Всегда ли успешный управляющий становится успешным совладельцем?
  • Как трансформируется мышление бывшего наемного сотрудника?
  • Как меняется его подход к решениям и действиям?

Вот как это происходило в нашей истории.

Конечно, нашему герою приходила не один раз в голову мысль о том, что пора бы уже задуматься о своем деле. Но… В этом случае нужна идея, нужны деньги, нужен коллектив. Начинать новый проект с нуля и управлять уже созданным бизнесом – это разные навыки, разный уровень ответственности.

Стоит ли «бросать» насиженное место, с хорошим доходом, сформированным коллективом, ради того чтобы в перспективе иметь все преимущества собственной компании, при условии, если получится создать успешный, прибыльный бизнес?

И тут, в какой-то один из солнечных дней наш управляющий получает предложение от собственника (и своего непосредственного шефа) стать его партнером по бизнесу.

Партнерство ловушка

Зачем это предложение делает собственник бизнеса?

Мысли владельца:

«Мы три года работаем вместе. Я доволен работой управляющего, у меня появилось больше времени для решения стратегических вопросов.

Что я могу дать еще моему управляющему, чтобы он точно не ушел к конкурентам или в свой бизнес. Деньги? Признание? Интересные проекты? …
А что, если, я предложу ему быть совладельцем!? Отличная идея, именно это «привяжет» его и «развяжет» мне руки».

Все довольны! Все в выигрыше. Что может быть лучше?

Эта эйфория и вполне продуктивное сотрудничество продолжалось ровно год. В целом, ничего не изменилось, кроме того, что наш герой получил заветные 10% доли в бизнесе, стимул работать (управлять) еще лучше и выбросить из головы все мысли о начале своего дела.

Дальше начались первые «трещинки».

Владелец-основатель компании считал себя главным владельцем – ведь это его компания, да и доля в бизнесе у него 90%. Поэтому мнение нашего управляющего-партнера носило чисто совещательный характер, если речь заходила о стратегии развития компании.

Это было неприятно, но с этим можно было как-то смириться.

Первые трещинки в бизнесе

Дальше – больше. Владелец-основатель принял решение расширяться и «влить» в проект дополнительные четыре миллиона долларов.
Его план был таков:

«Два миллиона – берем кредит в банке (на компанию). Банк даст, есть чем ответить.

А вторые два миллиона нужно положить «из кармана владельцев», так как из «оборотки» на тот момент «вымывать» деньги было нельзя».

В этот момент наш герой понял, что у него АЖ 10% доли в бизнесе!
А 10% от двух миллионов – это 200 тысяч долларов.

Которые нужно вложить наличными!

Это уже другой разговор! Это деньги, которые нужно положить в бизнес.

Но давайте вспомним, что наш владелец-основатель все стратегические решения принимает сам. Хочет ли наш управляющий, младший партнер с ограниченным правом голоса, вкладывать деньги в бизнес?

Хочет! Но возникает много «НО». В том числе — и желание все разложить по полочкам.

Ответы на первые НО вы найдете в серии видеоуроков «25 правил ПАРТНЁРСТВА» START. Они помогут Вам:

  • ответить на вопрос готовы ли Вы к совместному бизнесу;
  • с кем Вам стоит начинать/продолжать совместный бизнес;
  • как достичь желаемых бизнес-результатов, владеть и управлять компанией в унисон.

Начните изучать видеоуроки прямо сейчас!

Примерно на этом этапе я и знакомлюсь с нашими героями.

Ошибки уже допущены, недовольства имеются, нужно начинать «распутывать клубок», чтобы докопаться до истины и помочь партнерам дальше двигаться в правильном направлении.

Ошибки уже допущены

Какие три типичные, самые главные ошибки допустили наши герои и допускают («под копирку»), практически, все владельцы и управляющие, которые договариваются стать совладельцами?

Три ключевые ошибки владельца, который предлагает управляющему партнерство и долю в бизнесе

1. Владелец не проясняет уровень своей готовности воспринимать управляющего, как полноценного владельца бизнеса. Готовность совместно принимать стратегические решения, часть из которых принимается только 100% консенсусом вне зависимости от того, у кого какой %доли в бизнесе.

2. Владелец не проясняет у управляющего уровень его готовности становиться владельцем бизнеса, не на бумаге, а в мышлении и действиях. Как, например, уровень готовности нести ответственность не только за прибыль компании, но и за ее убытки, или финансировать новые проекты.

3. Владелец бизнеса не продает долю новому партнеру, а дарит, что категорически неправильно. Каждый процент доли что-то стоит (если есть понимание, как оценивается стоимость бизнеса) и, одним из проверочных действий управляющего, должна быть готовность купить долю, а не получить как дар.

Три ключевые ошибки управляющего, который принимает предложение стать партнером в бизнесе

1. Управляющий не осознает, что владение бизнесом и управление компанией – это две разные профессии и разный уровень компетентности. Эффективный управляющий должен трансформироваться в успешного владельца компании.

2. Управляющий не проясняет, с какой целью ему предлагают долю в бизнесе: с целью удержать его как управляющего (и это его «пожизненная» функция в компании) или с целью укрепить стратегический актив компании в виде эффективного совладельца.

3. Управляющий не понимает, что теперь он отвечает как за прибыль, так и за убытки компании. И, далеко не всегда, отдает себе отчет в том, что компания может в какой-то момент стать убыточной.

В целом, большая часть этих типичных историй заканчиваются успешным союзом двух совладельцев.

Важно только одно: вовремя задать себе правильные вопросы, прояснить, зачем обеим сторонам нужно это партнерство. Крайне важно, чтобы и у владельца, и у управляющего были одинаковые мотивы стать партнерами.

Партнерство - команда

Вопросы, которые «кандидат в соучредители» должен задать себе, можно условно разделить на четыре направления:

1. Что я знаю о бизнесе? Готов ли я, в принципе, к тому, чтобы стать владельцем бизнеса?
Готов ли я к финансовой ответственности? На что именно я готов? Готов ли я развиваться как профессиональный владелец бизнеса?

2. Что я знаю о партнерстве (о совместном ведении бизнеса)? Готов ли я стать партнером по бизнесу? Понимаю ли я, что именно мне придется делать в бизнесе? За что отвечаю я, а за что — мой партнер? Зачем я нужен партнеру?

3. Что я знаю о своем потенциальном партнере? Что он представляет собой как личность? Каким партнером по бизнесу он будет? Какой у него предыдущий бизнес-опыт? Знает ли он правила ведения бизнеса в партнерстве?

4. Что я знаю о бизнесе, в который меня приглашают? Давно ли он существует? Каково его финансовое состояние? Какова его структура? Что этот бизнес даст мне? Что этому бизнесу дам я? Какова будет моя роль в этом бизнесе?

Итак, если вам предложили (вы предлагаете) быть партнером по бизнесу, не спешите принимать решение!
Важно взвесить все «ЗА» и «ПРОТИВ», Ваше решение должно быть осознанным.

Я настоятельно рекомендую вам изучить видеоуроки «25 правил ПАРТНЁРСТВА» START. В результате вы получите осознанное понимание об уровне готовности вести переговоры с потенциальным партнером дальше или отказаться от предложения.

При чем, это решение будет правильным с учетом имеющегося личного опыта и опыта партнера, бизнес-идеи, имеющихся ресурсов, целей и ожиданий партнеров от совместного бизнеса!

ПОЛУЧИТЬ ДОСТУП

Из коллег по работе к партнерам по бизнесу – Секрет фирмы – Коммерсантъ

Стоит ли наемных сотрудников делать партнерами по бизнесу? Вероятно, многие компании ответят на этот вопрос отрицательно. Но опыт других фирм, в частности юридических, аудиторских и консалтинговых, свидетельствует об обратном. Главное, чтобы сами акционеры четко понимали, зачем нужно партнерство, как и когда его использовать.

Партнер всему голова
Чтобы удержать ключевых сотрудников, компаниям приходится разрабатывать различные мотивационные программы: социальные льготы, бонусы по итогам года, опционы на покупку акций и т.п. Существует еще один способ, позволяющий надолго завоевать лояльность человека, – сделать из наемного сотрудника партнера, фактически совладельца бизнеса. Этот путь нельзя назвать простым, к тому же в ряде случаев он требует от акционеров готовности к существенному переделу собственности. Но для целого ряда бизнесов данный подход стал традиционным.

В первую очередь речь идет о фирмах, предоставляющих профессиональные услуги: консалтинговые, юридические, аудиторские и т.п. Многие из них, скажем, компании «большой четверки» чуть ли не столетие работают в форме партнерства. Конечно, подобные схемы можно встретить в самых разных сферах, но для бизнеса, построенного на интеллекте, они являются жизненно необходимыми. Управляющий партнер юридической фирмы «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Андрей Гольцблат: «Если из производственной компании уйдет один или несколько топ-менеджеров, с бизнесом ничего не произойдет. На заводе будут по-прежнему выпускать конфеты, разливать пиво и т. п. Когда человек покидает консалтинговую или юридическую фирму, да еще и с подчиненными, курируемое им направление может закрыться». С этим согласен руководитель практики социальных коммуникаций PR-агентства «Михайлов и партнеры» Павел Зотов: «Стоимость материальных ценностей, которые числятся на балансе подобных фирм, несопоставима с оборотами их бизнеса. У них нет никаких ресурсов, кроме людей».

Предоставляя сотруднику право стать партнером, компания, во-первых, демонстрирует высокую оценку его заслуг. Кроме того, во многих фирмах партнер ни от кого не зависит, у него нет руководителей. «У нас есть принципы, регулирующие качество предоставляемых услуг, процедуры контроля, действует единый для организации кодекс поведения. По большому счету партнер работает самостоятельно, он использует ресурсы фирмы и отвечают в первую очередь за руководство командами, работающими с клиентами», – говорит старший партнер налогового департамента PricewaterhouseCoopers Майк Кубина.– Для него это сильный мотивирующий фактор. Компания тоже выигрывает, потому что замотивированные люди добиваются более высоких результатов».

Наконец, система партнерства позволяет разделить с сотрудниками не только прибыль, но и ответственность за результат. Как рассказывает генеральный директор PR-агентства «Михайлов и партнеры» Виталий Кривенко, основатель компании Сергей Михайлов всегда считал, что партнерство – наиболее правильная форма ведения бизнеса, поскольку ответственность не должна ложиться на одного человека. Он создал в своем агентстве именно партнерскую систему. Сотрудники, занимавшие серьезные позиции, приносившие компании прибыль и в стратегической перспективе являвшиеся для нее полезными, получили предложение выкупить пакет акций. Процесс происходил в 1994 году; на сегодняшний день у агентства семь партнеров (правда, пакеты акций у всех разные).

Впрочем, вопрос о собственности стоит обсудить особо.

Портфель с акциями и без
В российском законодательстве концепция партнерства не проработана, поэтому общепринятых стандартов здесь не существует. Но среди сложившихся партнерских систем можно выделить два основных варианта. В компаниях первого типа партнеры формально являются собственниками акций и участвуют в распределении прибыли. Другой вариант – партнеры участвуют в дележе доходов, но не являются совладельцами бизнеса. Выбор во многом зависит от национальной принадлежности компании, ее истории, а также стратегических целей, поэтому нельзя однозначно сказать, какой вариант лучше.

Партнерами компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» являются семь человек. В отличие от обычных юристов, получающих фиксированный оклад, они имеют высокие гонорары и теоретически могут зарабатывать неограниченные суммы. Партнер работает с клиентами и занимается в основном юридической практикой, не касаясь административного управления, для этого в компании есть наемный генеральный директор. Все ключевые вопросы бизнеса в компании решаются сообща. «Если кто-то из партнеров имеет свою точку зрения и располагает серьезными аргументами, что это полезно для бизнеса, с ним могут согласиться. Получается, что кто убедительнее, у того и «голосов» больше»,– сказал Андрей Гольцблат. Два управляющих партнера являются совладельцами бизнеса, а остальные пять доли в компании пока не имеют. «Это мо

Приложение — Коммерсантъ Юридический бизнес (102662)

Юридические фирмы, регистрируемые в России, имеют самые разнообразные организационно-правовые формы. Вне зависимости от формального статуса фирмы одним из ключевых факторов ее устойчивости является партнерское соглашение. Расскажем, для чего, как и о чем его заключать.

Максим Черниговский, Дмитрий Иванов, партнеры проекта LegalPractice.RU

Когда обязательно, а когда необходимо

Партнерское соглашение обязательно, если юридическая фирма создана в форме адвокатского бюро. В соответствии с федеральным законом «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» адвокаты, учредившие адвокатское бюро, заключают между собой партнерский договор в простой письменной форме. Партнерский договор не предоставляется для государственной регистрации адвокатского бюро и является непубличным — с его содержанием могут быть знакомы только сами партнеры или лица, которые по приглашению адвокатов, участвующих в партнерском договоре, могут присоединиться к такому договору. В партнерском договоре адвокатского бюро, согласно требованиям закона, указываются срок действия партнерского договора, порядок принятия партнерами решений, порядок избрания управляющего партнера и его компетенция, а также иные условия, которые партнеры сочтут существенными.

Нечто похожее на партнерское соглашение есть и у коллегии адвокатов — только в законе оно называется «учредительный договор». В учредительном договоре адвокаты-учредители определяют условия передачи коллегии адвокатов своего имущества, порядок участия в ее деятельности, порядок и условия приема в коллегию новых членов, права и обязанности учредителей (членов) коллегии адвокатов, порядок и условия выхода учредителей (членов) из ее состава.

Однако помимо адвокатских образований зачастую под тем же брендом на рынке существует несколько оказывающих юридические услуги компаний, созданных как хозяйственные общества или некоммерческие организации. Формально между их учредителями (участниками, акционерами, членами) может и не требоваться заключение какого-либо соглашения, однако, как показало наше исследование, большинство участников рынка юридических услуг в той или иной форме заключают партнерское соглашение, причем охватывающее как деятельность адвокатского образования, так и других организаций, работающих под единым брендом.

Это связано с тем, что большинство практиков юридического консалтинга понимают, что партнерское соглашение является ключевым инструментом управления главными ресурсами юридической фирмы — человеческим капиталом, поскольку позволяет мотивировать участников соглашения—партнеров на совместную работу по развитию фирмы.

Основные условия партнерского соглашения

Мы уверены в необходимости заключения партнерского соглашения, даже если речь идет о микрофирме — юридическом бутике с двумя партнерами. Основной целью партнерского соглашения является создание условий, когда для любого партнера и выгоднее, и комфортнее работать в фирме, а не открыть собственную частную практику.

Условно его можно разбить на три блока: вопросы управления производством услуг, управления финансами фирмы и управления партнерскими отношениями. В рамках каждого блока партнеры должны договориться об условиях.

Часто коллеги задают вопрос, каким должно быть партнерское соглашение — понятийным или юридически защищаемым. Во-первых, первое не исключает второе.

Развитие карьеры: ты партнер, и что дальше?

На то, чтобы дорасти до должности партнёра в успешной юридической компании, у юриста уходит около 10 лет. В классических случаях на момент повышения ему от 33 до 40. Но как карьера будет развиваться дальше, когда желаемая позиция получена и юрист проработал на ней достаточно лет, чтобы захотеть двигаться вперед? Об этом «Право.ru» поговорило с представителями юррекрутинга и самими партнёрами юрфирм.
 

Промежуток между «ещё рано» и «уже поздно» в карьерном росте юриста не так велик. Партнёрский трек длится, как правило, 7–10 лет с момента окончания института. Если юрист в 40 лет не стал партнером, дальше шансов почти нет: только советник или консультант, говорит Дмитрий Прокофьев, глава юррекрутинговой компании Norton Caine Legal Recruitment. Но и партнерство раньше «возраста Христа» хотя и возможно, но вовсе не является правилом. Особенно если речь идет о международных или крупных российских юрфирмах, где критерии отбора на партнерство жесткие, во многом ориентированные на финансовые показатели, соответствие кандидата корпоративной культуре компании, безоговорочную лояльность и приверженность миссии. Российский юрист Илья Рыбалкин стал партнером в Noerr в 30 лет, но на юррынке это скорее исключение, чем правило. Артём Родин, в 32 года ставший партнером международной юрфирмы CMS, а уже через два года создавший собственную юридическую фирму RODIN & PARTNERS, уверен: к партнерству в крупной юридической фирме можно прийти не раньше, чем через 7–8 лет после начала практики.

«На основе собственного опыта я могу сделать вывод, что на пути к партнерству необходимо не только добиться профессионализма в юридической работе, но и научиться эффективно взаимодействовать с клиентами. При этом задача партнера не только работать по проектам клиентов, но в первую очередь развивать бизнес фирмы, то есть привлекать новых клиентов и новые проекты, согласовывать финансовые условия и организовывать работу по проектам. Это требует не только усилий, но и времени», – признает Родин.

Так что без любви к клиентской работе и развитию бизнеса партнером не стать, каким бы талантливым юристом ни был. Не обойтись и без стремления руководить практикой, комитетом внутри фирмы или и вовсе пробиться в управляющий орган компании.

Варианты для партнёра

Успешные партнеры юридических фирм работают на своих позициях, как правило, очень долгое время – от 5 лет и выше. Есть примеры, когда люди на таких должностях трудятся в одной компании и 10, и 20 лет, а некоторые даже больше, рассказывает Кирилл Бахтигараев, старший консультант рекрутинговой компании Laurence Simons.

С другой стороны, если юрист – партнёр, это еще не значит, что он достиг своего потолка: даже внутри должности расти можно практически бесконечно. Пример – легендарный Хью Верриер, первый партнер White&Case в Москве, теперь он возглавляет всю фирму глобально.

Существует огромная линейка партнерства внутри фирм, рассказывает Дмитрий Прокофьев: локальные, зарплатные, молодые equity, старшие equity. Те, кто имеет статус equity, с разными вариациями «старшинства», могут рассчитывать на получение половины и более зарплаты с учетом большего или меньшего процента от прибыли фирмы. «Non-equity partner» – партнер «на зарплате», который продвигался по карьерной лестнице от ассоциата до партнерства и не участвует в распределении прибыли: эта позиция может быть ступенью к полноценному партнерству. Позицию локального партнера обычно предлагают международные юрфирмы для определенных регионов, где подобное продвижение типично для рынка: должность получают старшие юристы, имеющие шанс вырасти до статуса equity.

То же, но иначе

Так как партнерство – это клиентский бизнес, чаще всего партнеры переходят в другие, похожие фирмы, где им предлагают лучшие условия или более широкие полномочия.

Однако случаются и переходы в индустрию – в инхаус. Например, Анна Голдин ранее была управляющим партнером московского офиса Latham And Watkins, затем перешла главным юристом в «Систему». Михаил Иржевский, партнер Freshfields, стал главным юристом Ростелеком, Игорь Макаров сменил партнерство в Jones Day на «Базовый Элемент». Реже партнеры создают свои фирмы, к примеру Эдуин Там и Ирина Машленко из Allen&Overy стали партнерами в новой фирме «Данилов энд Конради ЛЛП», напоминает о громких переходах Дмитрий Прокофьев.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Переход в крупный in-house на позиции уровня General counsel/Head of legal предлагает партнеру юрфирмы не столько отдохнуть от интенсивной работы в консалтинге, как считают многие консультанты, сколько побыть на другой стороне баррикад, почувствовать и «потрогать» бизнес компании изнутри – для многих это интересный вызов, хотя порой он и сопряжен с некоторым уменьшением дохода.

Один из возможных вариантов – это попробовать свои силы в новой сфере бизнеса, например, перейти к клиенту и стать бизнес-партнером, управленцем, и развивать неюридический бизнес, говорит Артем Родин: «Этот вариант очевидно предполагает расширение сферы ответственности и новые вызовы, что само по себе, безусловно, интересно для человека, стремящегося к дальнейшему развитию». В целом расширение компетенции согласуется и с мировыми трендами развития профессии. Так, исследования показывают, что юристы все чаще выходят на руководящие должности в фирмах и становятся членами совета директоров компаний (см. «Уважение и неравенство: американские инхаусы рассказали о трендах корпоративных юристов»).

Уйти в открытое плавание

Когда стать управляющим партнером в крупной фирме шансы невысоки, самые амбициозные кандидаты уходят и открывают собственный бутик имени себя – такой сценарий достаточно распространен в последние годы, говорит Ольга Демидова, хедхантер, совладелец юридического рекрутингового агентства RichartsMeyer.

Таков сценарий Артёма Родина – он уже имел успешный опыт работы на управленческой позиции, а также в совете директоров у одного из своих клиентов – международного энергетического концерна, и продолжил карьеру в собственной юрфирме RODIN & PARTNERS, по словам самого Родина, «чтобы оказывать клиентам юридические услуги высокого качества на уровне международных фирм, но быть более гибким в отношении ценовой политики и устранить административные и иные ограничения развития».

Существуют два варианта достижения статуса управляющего партнера, замечает Сергей Слагода, управляющий партнер АБ «S&K Вертикаль»: когда юрфирма создается одним юристом-профессионалом и он является там основным владельцем, то он, по понятным причинам, и берет на себя функцию управляющего партнера; или же в «мультипартнерской» юрфирме партнер получает этот статус, как правило, по совместному решению всех партнеров.

В бутиковой фирме продвинуться проще и другим юристам. В ильфах существуют четкие политики, когда и кто может стать партнёром, как и в крупных рульфах. В отличие от них небольшие рульфы более гибко подходят к этому вопросу. Сейчас на рынке много российских, небольших по численности юристов фирм, где нет жестких рамок о присвоении партнерского статуса, подтверждает Ия Новикова, директор по персоналу адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры».

Кроме того, в последние годы партнерство в России «помолодело», замечает Сергей Слагода. Он связывает это явление с усилением роли «рульфов» в юрбизнесе.

Высший пилотаж: вузы и законодательство

Многие партнеры начинают заниматься преподавательской деятельностью в ведущих вузах. Так, звездный состав партнеров собрал юрфак ВШЭ, немало ведущих юристов-практиков преподает и в Школе мастеров юрфака МГУ (подробнее о юристах-преподавателях читайте в материале «Кто умеет и учит: почему партнеры ведущих юрфирм идут преподавать»).

– Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov and Partners.

Сейчас многие юридические факультеты России открыли двери для юридических фирм, замечает Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov and Partners: многие партнеры фирм пробуют себя в роли преподавателя.»Наш рынок очень молодой, и retired партнёров ещё нет, но вполне допускаю, что кто-то захочет на пенсии либо на длительном саббатикле попробовать себя в качестве преподавателя», – говорит он.

Законопроектная деятельность – еще один из фаворитов для уже состоявшегося партнера, отмечает Ия Новикова. В разработке законопроектов принимают участие многие партнеры и управляющие партнеры крупных юридических компаний, тех же ЕПАМ, ЮСТ или Пепеляев Групп. Любая общественная деятельность, в том числе в области законопроектной деятельности, – это обязательная часть работы любого партнера юридической фирмы, уверен Александр Боломатов, управляющий партнер «ЮСТ».

Новости Право.ru

Александр Боломатов, управляющий партнер «ЮСТ».


Желание уделить внимание общественной работе – это вклад самого ценного, что есть у любого человека, – его времени, замечает Боломатов. Также это позитивно сказывается на развитии общественных институтов. «Иными словами, даже если это и амбиции, то такая работа должна поощряться обществом», – уверен он.

Почему нет?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Случается, что юрист отказывается от партнерской должности, но происходит такое нечасто. Если он уже претендент в партнёры, то скорее всего шел к этому целенаправленно и не один год, поэтому просто так от нового статуса отказываться не будет. «На моем опыте люди отказывались от партнерства два раза, – вспоминает Ия Новикова. – В одном случае это было связано со сменой деятельности, во втором человек не захотел дополнительной рабочей нагрузки и ушел из фирмы». По мнению Новиковой, обычные причины для отказа – профессиональное выгорание или желание заняться чем-то еще.

Женщины чаще отказываются от партнерства по сравнению с мужчинами, замечает Ольга Демидова: в связи с рождением детей меняются приоритеты, и бегать по рынку с флагом в руках в поисках клиентов уже становится не так интересно. Впрочем, бывают и обратные ситуации: иногда необходимость обеспечить семью является причиной динамичного роста женщины в качестве партнера юрфирмы. А иногда женщина просто амбициозна в хорошем смысле слова, и ее уже не остановить на пути к партнёрству, признает Демидова.

Порой юристы отказываются и от должности управляющего партнера. Ведь она предполагает, что придется и управлять бизнесом, и привлекать клиентов, и заниматься командой, и при этом оставаться экспертом, замечает Демидова, иначе легко потерять общий язык с клиентами.

 

Новости Право.ru

– Сергей Слагода, управляющий партнер S&K Вертикаль.

Впрочем, если партнер успешен и профессиональное выгорание – не его вариант, то о пределе развития на этой позиции говорить сложно. Подобный уровень уже можно назвать «высшим пилотажем»: многие, достигнув его, полностью удовлетворены и понимают, что интересных альтернативных вариантов не так много.

Управляющий Партнер: tgrigorenko — LiveJournal

Людей, не очень знакомых с западными интерпретациями позиций/должностей в компании, моя визитка или подпись к e-mail радуют — они сразу начинают так хитровато улыбаться и спрашивают «а что такое — «управляющий партнер»??? вот директор слышали, генеральный директор слышали, даже заведующих встречали — но чтобы «управляющий партнер» — вот так Вы первая вымахнуться догадались.

А ведь все просто — я партнер компании (отвечаю за определенную практику (область деятельности) + участвую в капитале компании) и я ею управляю. Я это называю «играющий тренер».

И вот замечено мною странное в пресловутом отечественном менталитете — для некоторых директор, оказывающий услуги Клиентам, — немыслимое явление, признак того, что компания очень «местечковая» и вообще не сегодня-завтра развалится. Признаюсь, по первости страшно удивлялась — ну как так? Наоборот — Вами занимается специалист признанно высокой квалификации, кровно заинтересованный в результате — одни плюсы. И иностранные Клиенты никогда подобных странностей не выказывали. А вот от российских Клиентов время от времени слышу «ой, а прямо Вы нами будете заниматься? А Вы одна в компании оказываете такие услуги?». Конечно, по ходу сотрудничества вопросы отпадают, но вот такая разница в мышлении вызывает улыбку: получается, если ты директор — бери кнут и пряник, сиди и командуй, а «рабочий класс» пусть работает. Глупость, конечно.

А Вы как считаете?

А Вас смущает когда директор сам оказывает услуги Клиентам?

Зависит от личности директора

9(18.4%)

Управление партнерством | Executive.ru

Данный материал представляет собой главу из книги Дэвида Майстера «Управление фирмой, оказывающей профессиональные услуги». Перевод: Михаил Иванов, Михаил Фербер.

Разработка системы управления партнерством схожа с созданием конституции. Уроки истории и политики в этом случае весьма поучительны. Традиционно споры ведутся вокруг двух моделей управления: аристократической (в рамках которой конкретные люди — лидеры — принимают решения от имени граждан) и демократической (основанной на приоритете гражданской автономии).

Аристократическая модель применима в тех организациях, где успех немыслим без сильного лидерства. Однако возникает неясность в том, какими навыками и добродетелями должны обладать лидеры. Кто, в конце концов, должен судить судей и по каким критериям? Выборность лидера не всегда говорит о наличии необходимых навыков и прочих достоинств. В аристократической системе более важен такой вопрос: как мы можем удостовериться, что лидерам доверяют те, кем они управляют?

У демократической системы тоже есть серьезные проблемы. Действительно ли можно влиять на власть и силу правителей. Концентрируется ли власть в руках меньшинства, обладающего богатством и политическими навыками, или же в руках тех, кому это определено? Когда каждый имеет право голоса, как принимать решения в условиях избыточной информации? Как может выбранное правительство действовать энергично, быстро и уверенно, особенно в условиях кризиса? Как демократия может справляться с проблемой тирании большинства и обструкционизма меньшинства?

Решение заключается в том, что необходимо изменить представление о том, что такое демократия. В ранних демократиях, например в Греции, а особенно в Афинах, управление велось коллегиально: вопросы обсуждались на общем собрании народа. И все решения публично оглашались. Однако такое понимание демократии, как убедились на практике многие организации, оказывающие профессиональные услуги, приводит к большим затратам времени, промедлению с ответами и критическому консерватизму в действиях. Еще Руссо утверждал, что принятие решений на основе консенсуса возможно лишь при наличии узкого круга одинаково мыслящих людей. (Даже в Афинах граждане, несдержанно ведущие себя, не допускались к голосованию.) По мере развития любых обществ их структура все более дифференцируется, и демократия, основанная на принципе всеобщего согласия, становится все более и более неосуществимой. Соответственно взгляд на демократию изменился: правительство избирается волей народа, и эти люди выступают от его имени, поскольку имеют необходимые навыки и владеют информацией. В период между выборами правительство свободно действует без проведения каких-либо референдумов. Его работу оценивают, основываясь на долгосрочных результатах.

Чем отличаются профессионалы?

Несмотря на успех этой модели, все виды организаций, оказывающих профессиональные услуги, продолжают бороться между стремлением к автономии и выгодами централизованного правления. Почему же это так? Почему же модель афинской демократии (до сих пор) яро защищается представителями различных профессий, хотя сражение было проиграно десятилетия или даже столетия назад компаниями других типов?

Такое поведение диктуется частично экономическими соображениями. Демократические государства процветают в условиях мира и обильных урожаев. Так, например, было в период после второй мировой войны. Однако, когда объявлена война или в стране царит голод, даже наиболее убежденные сторонники демократии выбирают иное правительство, которое руководит военными действиями и диктует фабрикам, что производить. Изменяется стиль, если не структура, управления. Народ требует централизованной власти, жесткого (если не авторитарного) стиля правления. Поскольку времена мира и богатых урожаев в среде оказания профессиональных услуг уже в прошлом, афинская модель демократии становится все более и более неадекватной. И все же трансформация стиля управления организациями, оказывающими профессиональные услуги, трудна в значительной степени из-за самой природы этой работы и тех, кто ее выбирает.

Частенько говорят, что профессионалы неуправляемы. Практически все управляющие партнеры говорили об этом. Этот факт тесно связан с природой «примадонн», которыми они пытаются управлять. Сэмуэль Батлер, председательствующий партнер компании Cravath, Swaine & Moore , уподобил свою роль пожарному гидранту на улице с пятьюдесятью собаками. Другой управляющий партнер, знакомый с этой проблемой не понаслышке, замечает, что «организации, оказывающие профессиональные услуги, управляются двумя способами: плохо или никак».

Мой опыт говорит, что проблемы плохого управления организаций заключаются чаще всего не в недостатке менеджерских навыков у лидера, а в нежелании других предоставить ему свободу действий. Эта модель типична для юриспруденции, медицины, архитектуры, да и вообще для всех профессий, которые предполагают наличие «неуправляемых» сил.

Одна из наиболее существенных психологических характеристик того, кто выбирает такую карьеру, — сильная потребность в независимости. Люди выбирают профессиональную, а не, скажем, корпоративную карьеру потому, что стремятся уйти от рутины или не желают трудиться в жесткой структуре. Таким образом, партнерам приходится управлять людьми, не склонными к подчинению. Важная особенность института партнерства — кажущееся отсутствие иерархии среди партнеров. Конечно, иерархия существует, но игра одинаковых статусов видна на поверхности. Процесс участия в принятии решений значит для подтверждения статуса профессионала не меньше, чем выполнение этих решений.

Последнее качество, способствующее неуправляемости профессионалов, — необходимость ежедневно соответствовать роли «экспертов». Как правило, клиентам нужна уверенность в высокой компетентности профессионала, как иначе они смогут доверить ему решать свои проблемы. Особенно ярко это проявляется в консультационном бизнесе. Поэтому успех будет способствовать только тому, кто несет в себе дух всемогущества и всеведения. Естественно, что эта манера поведения проявляется и в других областях жизни. Профессионал излучает такую уверенность в своем мастерстве, что невольно начинает думать, что может справиться с чем угодно. Следовательно, каждый партнер имеет свое мнение относительно того, как должны вестись дела его организации, и полагает, что никаких решений нельзя принимать без его непосредственного участия.

Стратегия и управление

Большая склонность к демократии в управлении компаниями, оказывающими профессиональные услуги, может быть объяснена не только представленными выше экономическими или психологическими факторами. Возможно, наиболее веским обоснованием этому является сама природа работы.

Услуги, предполагающие использование некоторой «технологии» или оказание которых предполагает некоторый набор рутинных действий, возможны (и затребованы) рынком в рамках специализации и разделения труда. Организации, оказывающие такие услуги, имеют склонность к бюрократизации, имеют более жесткую иерархию и, скажем так, более «управляемы». Организации же, в которых обслуживание клиентов персонифицировано или настолько сложно, что становится больше искусством, чем наукой, как правило, более свободны по форме, менее иерархичны и бюрократичны. Социологи бизнеса определяют эти две системы как «механистические» и «органические организации».

Все большая часть работы организаций, оказывающих профессиональные услуги, становится наукой, а не искусством. В тех областях, которые, как ранее считалось, требуют творчества и где могли работать только опытные профессионалы, услуги неизбежно «взрослеют». Со временем они могут выполняться младшим персоналом на основании хорошо регламентированных процедур. Соответственно, как только доля таких услуг в портфеле увеличивается, организация становятся менее «органической» и более «механистической». Если фирмы хотят избежать бюрократического будущего, они должны стремиться получать работу, выполнение которой требует применения творческого подхода. Рутинная работа, хотя и соблазнительно выгодна, благодаря возможности применения накопленного ранее опыта, что уменьшает ее стоимость для компании, неизбежно приводит к рутинной рабочей среде. Такое положение вещей является полностью неприемлемым для тех, кто выбрал профессиональную карьеру.

Автономия партнеров оправдана в случае, если разрешается уникальная задача. Для удовлетворения таких запросов профессионалы имеют право работать с минимальными ограничениями. Ведь только непосредственный поставщик услуг знает все обстоятельства дела и потребности клиента; никто другой не может сказать, правильно ли он делает то, что сделал. Такое, однако, было возможно только в дни господства универсалов, а не в нынешних условиях существования специализированного рынка. Партнеры более зависимы друг от друга в том случае, когда каждый из них обслуживает собственные сегменты рынка. В настоящее время умелая координация специалистов разных направлений — одна из главных задач лидера.

Необходимые правила работы системы управления

При всем разнообразии систем управления организациями, оказывающими профессиональные услуги, существуют некоторые принципы, на которых они должны строиться.

Избирается совет партнеров, в чьи функции входит обсуждение и разрешение вопросов политики организации. Совет встречается три-четыре раза в год. Он не является органом, управляющим организацией. Его задача — вопросы долгосрочной политики.

Есть еще управляющий партнер, посвящающий значительную часть (от 50 до 100%) своего времени исполнительской работе. Этот человек или избран всеми партнерами, или назначен советом. Обычно практикуется последнее.

Управляющий делами (или главный финансовый/административный директор) — «правая рука» управляющего партнера: его выбирают с целью освободить последнего от исполнения административных обязанностей и решения аналитических задач.

Управляющий партнер возглавляет исполнительный комитет, в который входят все (назначенные) главы различных направлений и подразделений организации (часть управленческой группы).

Комитет по компенсациям формируется из членов исполнительного комитета и дополнительных членов, непосредственно избранных или назначенных советом.

Подобно государственному управлению эти элементы могут быть разделены на три группы. Совет (а иногда и партнеры в целом) представляет собой законодательную ветвь, в чьи обязанности входит одобрять или не одобрять общую политику. Управляющий партнер вместе с исполнительным комитетом и управляющим делами формирует ветвь исполнительной власти. Наконец, комитет по компенсациям представляет собой судебную власть.

Совет партнеров

Решающим голосом, конечно же, обладает партнерство в целом. Именно партнерство сохраняет за собой право одобрять основные политические решения по таким вопросам, как слияние компаний, выбор новых партнеров и т.д. Однако в наиболее крупных организациях, оказывающих профессиональные услуги, существует различие между партнерством как органом «принятия решений» и партнерством, «одобряющим решения». Количество партнеров (а нередко и географическая удаленность друг от друга) мешает принимать каждое решение на базе общего обсуждения. Поэтому большинство крупных организаций избирает совет партнеров, чьей задачей становится исследование основных проблем и принятие решений. Возможна и такая ситуация, когда совет готовит аргументы по тому или иному вопросу для партнерства в целом.

В этом случае совет партнеров почти соответствует модели совета директоров, представляющего интересы «акционеров» (в данном случае партнеров). И основная функция совета партнеров, как и совета директоров, заключается в мониторинге и контроле действий исполнителя (управляющего партнера) в интересах акционеров (остальных партнеров). Некоторые фирмы собирают совет ежемесячно, хотя распространенная практика — не более трех или четырех встреч в год.

В большинстве фирм члены совета выбираются партнерами на два или четыре года, иногда с дополнительными ограничениями, например запретом занимать должность трижды и т.д. Эти ограничения чаще приносят больше вреда, чем пользы, так как могут вынудить ценного члена совета покинуть свой пост. Аргумент в пользу того, что кто-либо может занимать свой пост слишком долго, может быть обойден с помощью выборов.

В фирмах, деятельность которых выходит за рамки одного направления, стараются сделать так, чтобы представители каждого направления входили в совет. Как правило, в совет делегируют как минимум по одному представителю каждого направления. Порой руководители подразделений становятся де-факто членами совета, но это не очень приветствуется, поскольку эти руководители должны быть одобрены управляющим партнером, а управляющий партнер, в свою очередь, выбирается именно советом.

Заметим, что со временем произошли значительные изменения в определении роли и обязанностей совета партнеров. Исторически многие требовали от этого органа непосредственного управления фирмой, т.е. осуществления исполнительских функций. Но такое положение вещей было неудобным по многим причинам. Во-первых, если требовать от совета не только решения важных политических вопросов, но и непосредственного участия в ежедневном управлении фирмой, то текучка берет верх, а важные политические вопросы откладываются или не принимаются совсем. Во-вторых, очевидно, что для выполнения разных функций требуются разные навыки. Следовательно, фирмы разделили функции принятия политических решений и исполнительной власти. Такой шаг позволяет избежать и сосредоточения власти в одних руках.

Управляющий партнер

Как мы уже говорили, лидеру компании, оказывающей профессиональные услуги, необходимо не только хорошо владеть навыками ведения бизнеса, но и уметь работать с людьми. Большую часть времени управляющего партнера должна занимать работа с партнерами: помощь в разрешении их задач и разбор конфликтов любого рода.

Успех в управлении фирмой зависит во многом от умения лидера разбираться с частными, порой очень личными проблемами партнеров. Лучший руководитель часто не обладает выдающимися техническими навыками, не является лучшим продавцом или гениальным финансистом. Скорее это человек, способный добиться согласия между партнерами. Хотя и не всегда свободные выборы позволяют выбрать именно того, кто обладает необходимыми навыками. Но, чтобы добиться легитимности, совету должно быть делегировано право выбора управляющего партнера при помощи голосования. При этом у партнеров должно быть право вето на принятие решения о руководителе фирмы.

Чаще всего выборы управляющего партнера проходят регулярно с интервалом от двух до пяти лет, а поэтому претенденту на эту должность (или тому, кто уже занимает ее) необходимо искать поддержки у партнеров или их представителей. Хотя практика выборов и распространена повсеместно, многие фирмы, однажды найдя успешного управляющего партнера, доверяют ему управление фирмой на протяжении длительного времени. А в крупных фирмах времена ротации управляющих партнеров почти повсеместно отошли в прошлое.

Некоторые фирмы распределяют функции управления между управляющим партнером и исполнительным комитетом. В этом случае первым среди равных председателем комитета становится управляющий партнер. Хотя и возможно, что принятие решений и их реализация будут длиться слишком долго. Развивая данную модель, фирмы используют исполнительный комитет в качестве советника управляющего партнера. При этом функции управления концентрируются в руках управляющего партнера.

Разрабатывая структуру управления, важно помнить, что существует потенциальный конфликт между структурами и процессами. Например, если ответственные за принятие решений проводят широкие предварительные консультации, то потребность в структурных гарантах (например, комитетах представителей) должна стать меньше. К тому же фирмы стараются снизить свою зависимость от комитетов, хотя бы для того, чтобы дело быстро двигалось. Вместо того чтобы возлагать ответственность на группу сотрудников, фирмы делегируют процесс принятия решения кому-то одному, обязав его проконсультироваться с другими перед совершением действий. Как правило, это ведет к значительной экономии времени.

Аналогично решается проблема и в том случае, когда управляющий партнер имеет привычку проводить регулярные встречи партнеров, где обсуждаются последние достижения, проблемы и задачи, ищутся ответы на вопросы, которые будут подняты на грядущем совете партнеров. Такой подход позволяет принимать участие в делах фирмы и тем из партнеров, кто не входит в официальные структуры. Конечно же, этот подход может стать профанацией. Наша задача всего лишь показать, что простые структурные решения (например, обязательная встреча партнеров) редко автоматически решают проблемы. Стиль, которым они внедряются, предопределяет успех.

Управляющая команда

Даже более важной, чем исполнительный комитет, является группа людей, ответственных за ежедневное управление фирмой. В эту управленческую команду вместе с управляющим партнером входят и руководители подразделений. Управляющий партнер должен использовать эту команду как резонатор для своих идей. Члены команды — это его глаза и уши в фирме.

Часто руководителей подразделений и направлений назначает управляющий партнер с одобрения совета партнеров. Как и в случае с управляющим партнером, главное для таких людей — наличие управленческого таланта. Причем он даже более важен, чем технические навыки или способности привлечения нового бизнеса. Поскольку эти навыки достаточно редки, а обязанности весьма обременительны, выборы в данном случае мало эффективны.

Во многих фирмах задача главы направления и подразделения заключается в претворении идей в жизнь. Таким образом, руководители фирмы подотчетны совету, а через это и партнерам.

Управляющий делами

Сегодня в большинстве организаций, оказывающих профессиональные услуги, существует вице-президент по финансам, наделенный большой властью, поддерживающий управляющего партнера и служащий его правой рукой. Такой человек должен отвечать за выполнение многочисленных задач, отнимающих время председателя исполнительного комитета, в их число входят:

  • контроль финансовых показателей;
  • управление подготовкой бюджетов;
  • решение вопросов с арендой офиса, лизингом оборудования и т.д.;
  • анализ новых стратегических инициатив.

Это освобождает время управляющего партнера для более важных дел, например:

  • проведение формальных и неформальных обзоров выполнения работы
  • неформальные (незапланированные) встречи с партнерами;
  • помощь партнерам в решении проблем с клиентами;
  • помощь партнерам в персональных профессиональных вопросах;
  • посещение офисов клиентов и многое другое, что относится к вопросам взаимодействия с клиентами.

Сегодня является нормой делегирование административных вопросов и аналитических задач специально выделенному сотруднику. Такой человек не принимает решения и не имеет дело с партнерскими проблемами. Однако он освобождает время управляющего партнера для принятия таких решений и взаимодействия с партнерами, и в этом его ценность. Опыт показал, что 25% времени управляющего партнера (около 500 часов в год) может быть освобождено с помощью квалифицированного управляющего делами. Если бы эти 500 часов уделялись задачам более высокого уровня из вышеприведенного списка, то созданная таким образом выгода была бы очевидной для подтверждения необходимости инвестиций в позицию управляющего делами.

Комитет по компенсациям

В большинстве успешных фирм комитет по компенсациям состоит из двух групп: в него входят члены исполнительного комитета (полный состав или часть) и дополнительно выбранные члены. В роли последних могут выступать:

  • неисполнительные члены совета;
  • дополнительные члены, назначенные советом;
  • дополнительные члены, избранные прямым голосованием. Присутствие членов исполнительного комитета (или, по крайней мере, его управляющего партнера) в комитете по компенсациям необходимо для того, чтобы была установлена связь между «сигналами», ежедневно посылаемыми исполнителям, и ежегодными итогами работы, подводимыми на комитете. Однако принцип разделения властей приводит большинство организаций к правильному, с моей точки зрения, выводу, что исполнительная функция не должна полностью совпадать с функцией судебной (определение размера компенсации). Что касается самих членов совета, то для них решение комитета по компенсациям заключается в уменьшении (скажем, на 10%) их оплачиваемого времени и других показателей в пользу работы в составе совета. Управляющий партнер не может быть оценен таким же образом. Как уже отмечено, задача управляющего партнера состоит в том, чтобы помочь фирме преуспеть, и он должен оцениваться по результатам работы в этой области. Необходимо особо подчеркнуть, что эта оценка должна учитывать не количество часов, посвященных работе с клиентами, и не персональные финансовые показатели. Такое положение вещей позволяет оценивать управленческие качества менеджера, а не его личную практику. Наиболее приемлемым является положение, при котором вознаграждение управляющего партнера тесно связано с общим результатами работы фирмы. Если организация работает хорошо, руководящий партнер получает наибольшее вознаграждение; если плохо, то управляющий партнер — тот самый человек, на награду которого это больше всего влияет. В хорошие годы управляющий партнер должен получить самую высокую компенсацию. В плохие: его компенсация — это первое, что должно быть урезано в бюджете фирмы.Оценка структуры управления Описанная здесь модель управления не является совершенной, и существуют более эффективные ее разновидности. Однако она выдерживает тест, который должна будет пройти любая модель.

    Эта система характеризуется следующими качествами:
    Наличие выборной системы увеличивает вероятность того, что люди с нужными навыками имеют соответствующие полномочия, занимают определенные позиции и работают вместе как единая команда.
    Совет как высший исполнительный комитет обеспечивает возможность «серьезного давления» на партнеров, которые могут и не быть хорошими менеджерами, но занимают при этом важные позиции.
    Политические функции эффективно отделены от функций исполнительных, тем самым обеспечиваются возможности для людей, обладающими различными навыками.
    Должна быть ясна персональная ответственность каждого, что устраняет возможность наложения обязанностей.
    Структура не гарантирует, но способствует быстрому принятию решений.
    Существует предельно ясная процедура отстранения неэффективных работников.
    Структура позволяет устанавливать ясные цели и ответственность за их достижение.
    Люди, ответственные за осуществление исполнительных функций, в пределах этой системы имеют время для их реализации.
    Существуют механизмы для выражения неудовлетворения тех, кто не включен в официальную иерархию власти.
    Управляющие имеют мандат от управляемых.
    Возможно, наиболее важным является снижение роли членов комитета в принятии важных решений.Данный список представляет собой группу характеристик, которых сложно добиться в рамках другой структуры управления.

    Фото: freeimages.com

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *