Вера человека: Что такое вера? Мнения разных людей

Автор: | 14.04.2021

Содержание

Что такое вера? Мнения разных людей

28 июля 2017 | 20:56| Очевидные вещи

Вера, как представляется, даёт человеку надежду, спокойствие. Ницше говорил: «Привычка к умственным принципам без всяких на то оснований и называется верой». Кому верить? Во что верить? В День крещения Руси «Диалог» узнал у пастафарианца, буддиста, двух атеисток, преподавателя богословия и священника, что они вкладывают в понятие «вера».

фото: Анастасия Савчук / ИА «Диалог»

Владимир Волохонский, последователь пастафарианской церкви (церкви Летающего макаронного монстра)

У нас есть восемь «Лучше бы ты не делал». Это определяет наши не очень высокие моральные устои, поскольку их всего восемь — ещё два были утеряны. Мне больше всего нравится такая рекомендация: «Лучше бы ты не дрался с дурными идеями окружающих на пустой желудок. Поешь и иди к этим сволочам». Как правило, вера — это нечто индивидуальное, что внутри тебя. Религия – это то, что снаружи, то, что связано с церковью в первую очередь. А вера — это мой субъективный мир, субъективные впечатления, убеждённость в существовании высшей силы.

Можно задеть чьи угодно чувства, если приложить к этому некоторые усилия. То есть это не связано непосредственно с верой. Другое дело, что я не вижу смысла отдельно каким-то образом защищать чувства верующих. Не думаю, что верующие имеют отдельное право на защиту своих чувств, в сравнении, скажем, с вегетарианцами. Я, честно говоря, не знаю, можно ли задеть чувства атеистов. Я не атеист. Но подозреваю, что если долго и увлечённо говорить о том, что человек был сотворён Богом или, скажем, Летающим макаронным монстром, чувства атеистов могут быть задеты. Вера даёт некоторую уверенность в завтрашнем дне. Я знаю, что Летающий макаронный монстр не оставит меня.

Дора Мильчина и Полина Ким, атеистки

ДМ: Я верю в себя, в то, что всё зависит от самого человека, его поступков, действий. И никакие высшие силы на это не влияют, потому что, если я сейчас захочу пойти напиться, мне не понадобится ни Иисус, который мне сделает вино из воды, ни его нравоучения о том, что напиваться — это плохо.

Понятия веры и религии отличаются. Религия — это вера в нечто сверхъестественное, божественное. В общем, в несуществующее. А вера — это чувство. Оно может быть к чему и кому угодно. На вере базируется религия. Чувства верующих, наверное, задеть можно, как и моё чувство здравого смысла. Я никаких действий, конечно, не совершаю, пассивный такой атеист, но меня реально трясёт, когда я вижу, как люди целуют мощи эти, на колени падают перед иконами, на 9 мая пишут плакаты «Спасибо богу за победу». Меня это бесит, обижает, что есть такие люди, будто застрявшие в Средневековье. Я редко осознаю, что во что-то верю. Стараюсь не верить, чтобы потом не расстраиваться из-за неоправданных ожиданий. Лучше думать, что после смерти ничего нет, а в итоге вдруг попасть в рай, чем верить в рай, а потом понять, что его не существует.

ПК: Я не верю ни во что, связанное с мистикой, сверхъестественным. У меня нет религиозных переживаний. Собственно, в этом — суть атеизма. Я верю в человеческий интеллект, честь и достоинство. На этом всё. В моём понимании вера определённо отличается от религии, но последняя включает первую. По крайней мере, так позиционируется. Религия — это система организации и управления людьми верующими или только считающими себя таковыми, а иногда даже и не верующими, потому что в социуме родные могут давить тезисом «так положено, так нужно, таковы традиции». И религия-система веками идёт по накатанной, имеет строгую иерархию и свои устои, контролирует поведение и моральные ценности прихожан. Вера же сама по себе глубоко субъективна, иррациональна и индивидуальна. Более того, она особо не зависит от каких-либо порядков и определённых обрядов. Это скорее внутреннее переживание.

Честно — считаю фразу «оскорбление чувств верующих» абсолютным нонсенсом. Можно оскорбить религию: сжечь церковь, к примеру, — но в чём же состоит оскорбление? В разности мнений? Вера и религиозность отдельных персонажей настолько нежна, что может быть поколеблена чьей-то шуткой или неприличным комментарием? Или же бог, который, по идее, является сверхъестественной сущностью, может как-то обидеться? Но ведь он позиционирует себя всемогущим, и верующие думают, что он всемогущ. Почему бы не разобраться с обидчиками самостоятельно. Как гласит одна из христианских заповедей: «Не сотвори себе кумира», здесь же кумиры — эти самые почитаемые чувства. Существует уголовная ответственность за оскорбление личности, за угрозу, за насилие, вандализм, терроризм, нарушение общественного порядка, и, мне кажется, что этого вполне достаточно для защиты своей персоны.

Чувства атеиста задеть невозможно, потому что атеизм — не религия. Атеизм — это отсутствие мистический веры. Если что и можно оскорбить, так это здравый смысл, но ведь закон не работает в эту сторону. Религиозно-мистическая вера не даёт ничего, но то, что я придерживаюсь своих нравственных установок, даёт мне модели поведения с людьми и возможность принимать решения. Это то, что людям обычно даёт вера или религиозность. Единственное отличие в том, что я обхожусь собственными силами.

Дмитрий Левицкий, священник храма Успения Божией Матери

Прежде всего, вера в Бога — это дар Божий. Вот есть такие слова в Священном писании: «Благодатью вы спасены через веру и сей мне от вас Божий дар», вот эта вера – это Божий дар. И, поскольку человек обращён в вечность, вера несёт в себе религиозный смысл. Есть суеверия, то есть напрасная вера, а есть вера, прежде всего, в Бога, в источник жизни. Вера всегда связана с доверием Богу. Вера без дел мертва, поэтому она предполагает деятельную жизнь.

Слово «религия» в переводе с латинского означает «связь человека с Богом». Религиозный человек – это верующий человек. А связь эта даётся нам, прежде всего, как родителям. Мы служим с рождения, а Бог – источник рождения. Жизнь даёт Господь через нас.

Оскорбить чувства верующих можно, наблюдалось такое в истории. А у атеистов… Как его обидеть? Просто с ним не разговаривать и всё. Только если сам обидится. Как его можно оскорбить? Нет ведь человека неверующего, есть человек заблуждающийся. А заблуждающийся послушает. И, в любом случае, если разговор в доброжелательном ключе, никакого оскорбления нет. Оскорбление есть только когда есть гнев, раздражение и тому подобное.

Моя вера делает жизнь иной. Благодаря вере, ты видишь жизнь через призму вечности. Каждая наступающая минута – это будущее, и это будущее даётся нам свыше. Каждый грядущий день – это будущее. Посмотрим на время, и мы увидим, что время есть и в то же время его нет. Настоящее время равно одной секунде. Секунда пришла к нам от вечности и ушла в вечность, поэтому мы причастны к вечности. Это всё взаимосвязано – и вера, и события в вечности. Человек, когда приходит в к вере, видит себя не просто самобытным на земле, а его жизнь имеет бытие свыше, данное нам от Господа.

Игорь Бондаренко, буддист

Я верю в людей, в законы, во всё. Я буддист, но нельзя сказать, что это религия, всё намного сложнее. И нельзя сказать, что это вера.

Чувства верующих задеть можно. На самом низком уровне для человека это будет оскорблением. На высоком — они будут страдать из-за того, что другие люди тупо себя ведут. Можно задеть чувства любых людей и даже животных. Обидеть можно кого угодно, и маленьких детей в том числе, но это не будет значить, что ты неправильно с ними себя вёл, просто они не всё понимают. Даже буддисту не понравится, что его оскорбляют. Даже если он не покажет, ему всё равно будет больно. А когда больно – это плохо, ни к чему хорошему это не приведёт.

Есть разные атеисты. Есть те, которые просто не нашли себя, те, которые всё отрицают, но у них большое эго, они думают, что верующие — больные и ведут такой образ жизни, чтобы оправдать свои поступки и тупую жизнь. Я уважаю атеистов, ничего против не имею, не нужно просто никому ничего навязывать. Буддисты же не приходят в чужие дома. Всем будет неприятно, если в их дом придут и начнут что-нибудь пропагандировать.

Вера бывает разной. Бывает на разных уровнях. Вера — основа, на которой ты стоишь. Ты можешь стоять на разных платформах. Истинная платформа состоит из реальных вещей. Вера даёт уверенность и вообще очень многое. Например, когда Китай завоёвывал Тибет, они проверяли, святой монах или нет таким образом: китайцы запирали монаха в темнице и не кормили. Если выживал — святой. Потом они видели этого монаха на улицах, запирали снова и снова видели на улицах. Монахи просто проходили сквозь стены. Вера на одном уровне даёт уверенность, на другом — правила поведения, а на высшем уровне — это истинное понимание мира. Опять же, на эти вопросы однозначно не ответишь.

Иван Бакунин, преподаватель православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

Я могу вам прочитать «Символ веры» православной Церкви. Это перечень того, во что я верю, помимо того, что московский «Спартак» останется чемпионом и в этом сезоне тоже.

Вера – это более широкое понятие, существует нерелигиозная вера. В рабочих целях можно пользоваться таким определением: вера – это согласие с чем-либо без исчерпывающих доказательств. Очень часто это согласие ещё и ценностно окрашено. То есть я не просто согласен с тем, что нечто имеет место, но мне и хочется, чтобы было именно так. А религия и религиозная вера — более узкое понятие. Можно пользоваться определением религии, которое дал Сергей Трубецкой: религия – это организованное поклонение высшим силам, не только вера в то, что эти силы существуют, но и известная деятельность воли, направленная на восстановление определённых отношений с этими силами. Вера в существование высших сил, при условии, что человек позволяет этому убеждению влиять на свою повседневную жизнь — это религиозная вера, частный случай веры вообще.

Чувства верующих, конечно, можно задеть. С атеистами сложно. Чувства атеиста, как и любого другого человека, задеть можно. Другой вопрос, что у атеистов, с их собственной точки зрения, нет религиозных чувств. Если они не являются адептами никакой религии — а они сами себя именно так и позиционируют — они не верят в существование каких бы то ни было высших сил и, соответственно, не стремятся установить с ними некоторые отношения, то о каких религиозных чувствах атеистов может идти речь? У них их просто нет. У них есть чувства, естественно, как и у всех других людей: любовь к родине, гражданская позиция и многое-многое другое. И эти чувства, безусловно, можно задеть, оскорбить и, как все граждане нашего государства, они должны быть защищены от оскорблений. Если же речь идёт об оскорблении специфических религиозных чувств, они есть только у религиозного человека. У атеиста их в принципе быть не может.

Вера даёт мне уверенность в том, что жизнь — это не просто случайная пляска микрочастиц. Вера наполняет жизнь смыслом, отвечает на вопрос, для чего человек живет, к чему он стремится. Если хотите, позволяет прописать жизнь каждого человека в вечности и делает её значимой для мироздания в целом. Религия — это дерзкая попытка считать, что жизнь каждого конкретного человека значима для судеб всего мироздания.

Подготовила Дарья Каленская / ИА «Диалог»

Ученые: люди придумали строгих богов, когда общество стало слишком большим и сложным

  • Николай Воронин
  • Корреспондент по вопросам науки

Автор фото, Getty Images

Древние люди, будучи не в силах понять многие явления природы — например, молнии или наводнения, — придумывали им сверхъестественные объяснения. Так появилась вера в богов, по своей прихоти контролирующих силы природы.

Однако в последние несколько тысячелетий у богов появилась и другая, не менее важная функция: они стали судьями, которые наказывали людей за те или иные провинности и, соответственно, поддерживали в обществе некий набор этических норм.

Конечно, происходило это по мере развития общества, и ученые много десятилетий спорили о том, что же появилось раньше: вера во всевидящих и строго карающих богов или большие группы живущих совместно людей со сложной социальной структурой?

Ответ на этот вопрос, кажется, нашли социологи и антропологи Оксфордского университета, изучив верования нескольких сотен древнейших сообществ.

Они пришли к выводу, что суровые «боги-морализаторы» появлялись лишь тогда, когда людей становилось слишком много — и у них появлялась потребность в некой объединяющей их силе.

Автор фото, Getty Images

Сила эта, конечно же, была сверхъестественной, то есть могла контролировать не только природу, но и людей.

И, таким образом, помогала объединять разрозненных, не знакомых друг с другом представителей древних культур, заставляя их сотрудничать и заниматься общими делами на благо всего общества.

«Великое мщение»

Боги древнего мира — исключительно жестокие и мстительные существа, сурово наказывающие за малейшую провинность. Этим они разительно отличаются от божеств современных религий — милосердных и всепрощающих.

Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить Ветхий Завет: если верить этому священному тексту, строгий бог иудеев регулярно устраивал массовые истребления грешников — от Содома и Гоморры, когда «дождем серы и огня» были полностью уничтожены два города, до Всемирного потопа, который и вовсе пережила одна-единственная благочестивая семья.

Герой культового фильма «Криминальное чтиво» перед каждым убийством зачитывает своим будущим жертвам цитату из Книги ветхозаветного пророка Иезекиля: «И совершу над ними великое мщение наказаниями яростными; и узнают, что Я Господь, когда совершу над ними Мое мщение».

Сравните ее с цитатой из Нового Завета: «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете».

Чтобы понять, когда именно боги стали судьями и что стало этому причиной, ученые Оксфордского университета изучили 414 древнейших сообществ, живших в 30 различных регионах мира за последние 10 тысяч лет.

Каждое сообщество оценивалось по 51 признаку в смысле сложности социальной структуры (размер крупнейшего поселения, наличие писаного кодекса правил поведения и т.п.), а также по четырем признакам веры в сверхъестественные силы — в том числе верили ли люди в карающих богов, наказывающих за те или иные проступки.

Выяснилось, что первой из известных нам религией, где боги стали не только олицетворять силы природы, но и занялись морализаторством, стали верования древних египтян.

Примерно в 2800 г. до н.э., во времена Второй династии, у верховного бога Ра-Солнца появилась дочь Маат — богиня справедливости, закона и миропорядка.

Кодекс Маат (в переводе ее имя означает «правда», «порядок») лег в основу представлений древних египтян об этике — о том, как следует поступать в той или иной ситуации.

Считалось, что, поступив иначе, человек нарушает гармонию и навлекает несчастья на себя и на всех окружающих. Поэтому за соблюдением правил Маат внимательно следили в обществе.

Далее аналогичное превращение безучастных сил природы в сверхъестественный надзорный орган происходило в древних государствах по всей Евразии: в Месопотамии (ок. 2200 г. до н.э.), Анатолии (1500 г. до н.э.) и Китае (1000 г. до н.э.).

После этого, в первом тысячелетии до нашей эры, началось активное развитие религий, объединявших уже сразу несколько государств — таких как буддизм или зороастризм.

Объединявших, в том числе, и единым моральным кодексом.

Иллюзии и вера

Яков Кротов: Этот выпуск программы посвящен Богу и вере как иллюзии. Конечно, Бог – иллюзия, и вера – иллюзия только с точки зрения неверующего в Бога человека.

Начнем с краткого видеовыступления Александра Голомолзина, члена Общества здравомыслия, Российского гуманистического общества, неверующего и ясно мыслящего человека.

Повтор программы от 15 июля 2017 года

Я считаю Бога иллюзией, потому что у человечества нет никаких оснований полагать, что он существует

Александр Голомолзин: Я считаю Бога иллюзией, потому что у человечества нет никаких оснований полагать, что он существует. Все, что мы знаем, это пересказы древних книжек, где люди излагали свое мнение о том, какой был Бог. Книжек очень много, про разных богов их тысячи, и кого-то мы уже считаем сказкой, а кого-то — еще нет.

Я думаю, вера в конкретного Бога происходит из-за того, что, в первую очередь, есть недостаток знаний, и нет структурированного представления о том, как устроен мир. Наука развивается, мы узнаем мир все больше и больше, и темных пятен становится все меньше и меньше. И мы уже знаем, что такое явления, которые описаны в религиозной литературе как божественные.

Тело человека, которого назвали святым, — это доказательство существования сверхъестественного? Нет. Все, что мы знаем о чудесах, которые случаются, это либо фальсификации, либо просто вера людей, что пятно на стене похоже на чей-то лик, и, в зависимости от смотрящего, это может быть лик как Бога, так и черта, демона или просто какого-то друга, или автомобиля, который очень нравится, — того, о чем человек думает.

Большинство людей не верят ни в какого конкретного Бога, они просто верят в магию

Люди хотят верить в сверхъестественные силы, которые могут им помочь в тех ситуациях, с которыми они не справляются сами. Есть же исследования о том, что чем меньше надежда на общество, чем меньше надежда на то, что человек сам справится с ситуацией, тем больше становится религиозность, тем выше становится вера в то, что произойдет какое-то чудо, поможет какая-то магия и так далее. И, по сути, большинство людей, которых мы видим вокруг, не верят ни в какого конкретного Бога, они просто верят в магию, в мир сверхъестественного, у них Бог – это некое доброе существо, которое может помочь. И он никак не похож на того Бога, который описан в книжках.

Яков Кротов: Здесь невероятно четко, ясно и емко перечислены все основные тезисы неверия, атеизма, агностицизма, которые предъявляются верующим. И я бы сказал, что практически под каждой фразой я бы подписался, что это все так, но…

У нас в студии – отец Евгений Пискарев, психолог и священник…

Евгений Пискарев: Ну, критерии веры… «Скажи горе сей: ввергнись в море, — и ввергнется».

Яков Кротов: Где в Евангелии сказано, что это критерий веры?

Евгений Пискарев: Я вам предлагаю такой. А какие еще? И там не употребляется слово «критерии».

Бог – иллюзия, и вера – иллюзия только с точки зрения неверующего в Бога человека

Яков Кротов: Господь совершенно не предлагает ученикам ввергать горы в море.

Евгений Пискарев: Это просто признак того, что будет по слову. Значит, есть некий резонанс между словом и реальностью. Лживое слово тоже предполагает своего рода резонанс, люди выбирают ложь.

Александр сказал, что Бог – это иллюзия. Но есть разница между иллюзией и галлюцинацией. Иллюзия – это когда есть предмет, но я его воспринимаю нечетко и по-своему интерпретирую, а галлюцинация – это когда предмета нет, а я его воспринимаю и интерпретирую. Тогда это континуальная зависимость, связь между иллюзией и галлюцинацией. В принципе, галлюцинация существует у человека, который ее воспринимает. Живет он в мире лжи или в мире выдумок – это отдельный вопрос.

Работая с психически больными людьми, я понял, что психическое расстройство простроено по следующему принципу: врал, врал и заврался, играл, играл и заигрался. Конечно, есть биологическая предрасположенность и прочее, но в любом случае это ложное восприятие.

Единственное определение, которое дал себе Бог: «Аз есмь сущий». Единственное, что есть, это Бог, все остальное – иллюзия.

Яков Кротов: Но если Господь говорит: «Я — тот, кто есть, я не иллюзия», — это не означает, что все остальное иллюзия.

Евгений Пискарев: Но это как бы производное, и оно несет на себе некоторую печать Творца. Подобно тому, как в творчестве художника или писателя проявляется его душа, так же и здесь в творчестве Бога проявляется его внутренняя суть.

Яков Кротов: Почему человек доходит до мысли о самоубийстве? Ему вдруг начинает казаться: все, что он делал, все его чувства, его любовь, книги, которые он написал, дети, которых он вырастил, — это все не настоящее, не сущее, это все просто его отражение. И человек в таком отчаянии, что петля и мыло…

Единственное определение, которое дал себе Бог: «Аз есмь сущий»

Евгений Пискарев: И что же это за реальность такая, которая дает один выбор?

Яков Кротов: Если мы видим реальность как исключающую любовь, самоотверженность, веру, надежду, то эта реальность не стоит того, чтобы жить.

Евгений Пискарев: Человек остался один и вдруг понял, как бы «прозрел». О жил в каком-то благостном состоянии восприятия, что все хорошо, он — творец, автор, и вдруг это воззрение на мир рассеялось, и он увидел другое. Значит, произошло некоторое озарение или, лучше сказать, помутнение — помутилось в голове.

Яков Кротов: Я, наверное, повел не в ту сторону, обвиняя неверующего человека в том, что он ходит по краю суицидальных намерений. На самом деле, скорее, верующий так ходит. Неверующий-то живет хорошо… Текст Александра действительно очень четок, но почему мы думаем, что мир четок? Почему мы думаем, что мир познаваем, что в нем нет непознаваемого?

Евгений Пискарев: Вообще, все в мире пронизано верой. Есть разные типы веры. Есть вера, когда люди вступают в брак — они верят, что их жизнь удастся. Это неосознанно. Если бы они верили, что дело кончится разводом или каким-то смертоубийством, я думаю, они бы воздержались.

Яков Кротов: Любовь снимает вопрос веры. Как сказано в Евангелии, вера, надежда – это все до воскресения, а потом…

Все в мире пронизано верой

Евгений Пискарев: Ложь определяет неверие. Люди почему-то выбирают ложь, и причина страданий, кстати, — ложь. Что такое ложь? Это несоответствие знаков и реальности, а правда – это соответствие.

Яков Кротов: Тогда я вынужден вступиться за Александра Голомолзина и за всех атеистов и сказать еще раз, что каждая его фраза – совершеннейшая правда! Вера у любого верующего человека переплетена с ложью и самообманом. В Евангелии это называется фарисейством. То есть я верую, но мой, говоря словами апостола Павла, ветхий человек извращает мою веру, постоянно превращает ее в суеверие. Простейший пример – то, о чем сказал Александр, — жажда чудес. Спаситель обвинял своих современников: «просите чудес».

Вера в Бога, всемогущего и всесильного — это одно, но вера в Бога всемогущего, всесильного, который оказывается на кресте, всех прощает и погибает, — это уже все-таки совсем другие отношения с тем, в кого я веровал до Христа и до воскресения. Оказывается, что всесилие влечет за собой не уничтожение врагов, а гибель от их руки. Вера, тем не менее, не исчезает: раньше моя вера была в победу, а теперь моя вера – в воскресение. Победа и воскресение не совпадают.

Евгений Пискарев: Христос был распят церковными верующими людьми.

Яков Кротов: И это наши священники. Он был распят архиереями (и на иконах даже есть такая надпись — «архиереи»), членами Синедриона.

Евгений Пискарев: Кто кричал: «Распни! Распни!»? Народ.

Яков Кротов: Когда евангелисты говорят, что это кричали Иудеи, во-первых, один из них добавляет: «Потому что их подговорили старейшины». Кроме того, в Иерусалиме тогда было всего 20-30 тысяч жителей, на площади вмещалось три-четыре сотни, — ну, это разве весь народ? Но дело в том, что люди не доверяют друг другу…

Ложь определяет неверие

Евгений Пискарев: Нет, они поверили первосвященникам.

Яков Кротов: Вот Понтий Пилат, вот его резиденция, он выходит на площадь. Это день накануне субботы, накануне великого праздника, все нормальные люди сидят дома и готовятся к Пасхе. Кто придет на площадь? Мягко скажем, зевака, у которого дома что-то неблагополучно, или просто экстраверт… Но почему он пошел на площадь, к языческому правителю, к представителю агрессора, угнетателя, смотреть, как судят его соотечественников? И тебе предлагают сатанинский выбор – отпустить одного или другого еврея, и ты хочешь участвовать в этой странной лотерее. И, кого бы ты ни выбрал, ты осудишь одного из своих близких по вере и по крови. Вот прийти на такую площадь – это уже само по себе предательство человека в себе.

Евгений Пискарев: Соглашусь, это особый тип людей. Почему выбрали Варавву? Не ведают, что творят, вот ведь в чем вся штука! Люди находились в состоянии индуцированного помрачения.

Яков Кротов: Они выбрали, говоря ленинским языком, классово и духовно близкого. Такой человек, конечно, отправит на смерть того, кто на него не похож. Ворон ворону… выдаст амнистию.

Евгений Пискарев: Подобное притягивается к подобному.

Яков Кротов: Но они ведь — тоже образ Божий.

Евгений Пискарев: Соглашусь. Но ведь два разбойника были распяты рядом, и один все-таки усовестился. У каждого в глубине есть некие чувства, и это, скорее, что-то более интимное, чем публичное. И в этой публичной ситуации люди, кричавшие «распни», как раз были индуцированы, а что они чувствовали в глубине души, трудно сказать.

Яков Кротов: Ведь Александр Голомолзин совершенно прав в том, часто жажда чудес носит сатанинский характер.

Ложь — это несоответствие знаков и реальности, а правда – это соответствие

Евгений Пискарев: Да. И жажда крови носит сатанинский характер! И Церковь пошла по этому пути.

Яков Кротов: Но где тогда неправота? Мне кажется, эта неправота в том, что если я отрекаюсь от веры и говорю, что это у меня галлюцинация или иллюзия, то я отрекаюсь не от Бога, а от себя, в каком-то смысле совершаю самоубийство.

Евгений Пискарев: А ради чего?

Яков Кротов: Ради того, чтобы быть уверенным, я отрекаюсь от веры. Сомнения посещают каждого разумного человека, и обычно они носят конформистский характер. Все вокруг не могут ошибаться. Они считают, что Бога нет, а тут вдруг я со своим личным опытом. А что мой личный опыт? Он же меня много раз подводил.

Евгений Пискарев: Есть же такие эксперименты, когда девять человек из десяти давали ложную информацию, что предмет, к примеру, черный, и последний, кто говорил, поддавался этому…

Евгений Пискарев

Яков Кротов: Это использовал Владимир Львович Леви в своей знаменитой книжке: Андерсен, «Дюймовочка», где все говорят жуку, что она уродливая, и он, в конце концов, соглашается, что она уродливая, и прогоняет ее.

Вот знаменитое пари: если есть вероятность, что Бог есть, и я раз в месяц пойду в церковь и вытащу бессмертие, то, в общем, потратить один час в месяц, – это довольно выгодное вложение времени ради бессмертия. Но это пари носит бесчеловечный характер, потому что, если я на это соглашаюсь, то кто я такой, человек или нет? Я отрекаюсь от своего опыта, делаю что-то, что не соответствует моему сердцу…

Евгений Пискарев: Человек предал самого себя, свое мировоззрение.

Жажда чудес носит сатанинский характер

Яков Кротов: Я, может быть, таким образом, выиграю бессмертие, но я войду в бессмертие предателем, паразитом. Стоит ли оно того?

Но если человек каждое воскресенье, не веруя, ходил в церковь, то на том свете он попадет в ад. Я шучу, конечно, но по логике разума, если бессмертие существует, и туда входит не верующий в бессмертие и в Бога человек, то ему очень плохо.

Евгений Пискарев: Он входит в бессмертие ада.

Яков Кротов: То есть он входит в присутствие Божие, но не видит Бога.

Евгений Пискарев: И не чувствует. А чувствует, наверное, зло и разочарование, собственное предательство…

Яков Кротов: Атеисту будет легче. Атеист войдет и перед Богом…

Евгений Пискарев: …скажет, как Александр: «Тебя нет!»

Яков Кротов: Александр Голомолзин не сказал «Бога нет». Он сказал: «Бог – галлюцинация». Сказать «Тебя нет» может только верующий человек, и это предательство.

Евгений Пискарев: Но галлюцинации же случаются практически с каждым в тех или иных ситуациях: интоксикация, депривация… Но они носят преходящий характер, и к ним может сохраниться критика, что «этого нет, мне это кажется, происходит что-то не то».

Яков Кротов: Тогда наиболее разумно иметь некоторый фильтр, чтобы не пропускать галлюцинации. То есть в случае, если Бог есть, а я скажу, что его нет («вдруг это галлюцинация»), пусть он стучится ко мне в душу, пусть дважды и трижды… В Священном Писании, между прочим, есть подобные прецеденты. Господь излагает Гедеону повеление, а он говорит: «Что-то мне сомнительно. Давай вот я положу шкуру, дай знамение – утром везде роса, а шкура пусть будет сухая».

Евгений Пискарев: Он пытается договориться, эмпирически проверить

Сказать «Тебя нет» может только верующий человек, и это предательство

Яков Кротов: Он ставит фильтр для галлюцинации.

Евгений Пискарев: И это может быть галлюцинацией – шкура может казаться сухой. Восприятие неустойчивое.

Яков Кротов: И поэтому не надо просить чудес? То есть именно верующий человек тогда не должен рассчитывать на чудо – из уважения к Богу.

Евгений Пискарев: В чем суть чуда, его цель?

Яков Кротов: Оно нужно для укрепления веры. Возможна вера без чуда?

Евгений Пискарев: Возможна.

Яков Кротов: Иоанн Златоуст, кстати, считал, что только вера без чуда и возможна после воскресения. Он говорил, что чудеса – это такие костыли, которые помогают тому, кто слабо ходит. И Спаситель Господь Иисус не творил чудес для самых близких, кроме Лазаря, да и тот не просил, а был мертвый. Это всегда были чудеса – знаки для неверующих. И неверующие, кстати, не обращались к вере из-за этих чудес.

Евгений Пискарев: Некоторые приходили к вере.

Яков Кротов: Но большинство просто поучаствовали в некоторой драме, которая все равно вела к огромному, глобальному отсутствию чуда – к кресту и пустой гробнице.

Евгений Пискарев: Ну, да: «пусть он сойдет с креста, тогда уверуем»!

Яков Кротов: А блаженны не видевшие сошествия с креста, а все-таки уверовавшие.

Евгений Пискарев: Да. Значит, есть тайна веры.

Иоанн Златоуст говорил, что чудеса – это такие костыли, которые помогают тому, кто слабо ходит

Яков Кротов: Тайна веры, конечно, есть, но не может и не должно быть тайны галлюцинаций и борьбы с галлюцинациями.

Евгений Пискарев: У меня спортивное прошлое, я занимался баскетболом на любительском уровне. А с центра поля слабо? И там мячик. Я не профессионал, но я уже знал, что забью. Есть реальность, и есть представление о реальности, и есть такое, когда это совпадает. Какой-то кураж, какое-то особое состояние сознания… Может быть, в этом состоянии у меня в сознании даже и Бога нет, но это четкое знание: я знаю, что я забью — он уже там, просто мне осталось совершить какие-то технические действия. Несколько раз я играл в бильярд — я совершенно не умею играть, но я знал, что забью.

Яков Кротов: То есть это такое состояние творца, который знает, что сейчас напишет «Евгения Онегина».

Евгений Пискарев: Примерно так. Сел и написал! И нет каких-то рассуждений, это просто как соединение двух реальностей. Причем оно не требует какого-то философского основания, это просто из опыта.

Иногда совершаются вещи, которые кажутся невозможными. В медицине бывает, что люди выздоравливают при совершенно безнадежных ситуациях и умирают среди, казалось бы, здоровья.

Яков Кротов: Об этом тоже говорил Александр: существует огромное количество непознанного в реальном мире. Наука ведет познание, и многое из того, что раньше казалось чудом, оказывается совершенно объяснимым и не сверхъестественным.

Иногда совершаются вещи, которые кажутся невозможными

Евгений Пискарев: Но это познание основано на вере. Вы видели когда-нибудь хоть одну элементарную частицу? Верьте мне, что есть электроны…

Яков Кротов: Оно основано не на вере, а на опыте!

Евгений Пискарев: Так я же и говорю, что вера, в том числе, основывается на опыте. Вера имеет разные основания, но проявляется она в акте, в действии: я это делаю – и бывает так. Более того, есть магия, которой люди пытаются управлять. И наука по-своему подобна магии.

Яков Кротов: Это очень старая хохма! Отец Сергий Булгаков обвинял науку в том, что она магическая.

Евгений Пискарев: Наука пытается, так или иначе, управлять реальностью.

Яков Кротов: Нет, не пытается. Она использует знания, полученные о мире, передает технике.

Евгений Пискарев: И бомбят Хиросиму!

Яков Кротов: Да, ученые использовали атомную бомбу, но, во-первых, они ее использовали, чтобы предотвратить куда большую катастрофу. А во-вторых, скажут ученые и будут совершенно правы: вы, верующие, без всякой атомной бомбы…

Евгений Пискарев: …столько поубивали друг друга! Соглашусь: православные жгли старообрядцев.

Настоящая наука укрепляет мою веру

Яков Кротов: Научный опыт кажется мне важным. Я очень люблю и ценю науку в этом мире, который сегодня погряз в суевериях, невежестве, поверхностности, гламурности. Настоящая наука укрепляет мою веру.

Евгений Пискарев: Наверное, да. Она стремится к истине.

Яков Кротов: Но что есть такого в опыте науки, чего нет в религиозном опыте? Опыт науки объективен в том смысле, что его можно повторить, и повторяет его другой.

Евгений Пискарев: В науке нет места уникальному.

Яков Кротов: Наука изучает уникальное – при помощи математики и всяких разных способов. Само появление Вселенной — видимо, уникальное явление. Кроме того, современная наука оперирует понятием неопределенного и случайного, и это второе имя для уникального. Наука не отрицает уникальное, она просто встраивает его в более широкий контекст и рассматривает уникальное и как причину, и как следствие повторяемости.

Но научный опыт не зависит от человека. Если есть чистая пробирка, то личность исследователя значения не имеет. Опыт веры от человека зависит, и слава Богу! Ведь если я сделаю какое-то паскудство, а моя вера не повредится и будет крепкой-крепкой, то это означает, что моя вера стала мертвой, механичной.

Евгений Пискарев: Это стало ложью.

Яков Кротов: Ну, как человек говорит: «Я жену люблю, а любовницу тоже люблю».

Церковь из гонимой в определенный период времени стала гонящей

Евгений Пискарев: Когда появляется любовница? Когда оскудели чувства, когда отношения в браке перестали развиваться, начали обратное развитие, превращаясь в механическую привычку. Потребность души в любви сохраняется. Другое дело, любовь ли это…

Яков Кротов: В этом смысле современное неверие – это такая любовница для бывшего верующего человека, ведь современная наука выросла все-таки из религиозной культуры. Она сохраняет любовь к истине, но не хочет искать истину, которая бездоказательна.

Я не очень люблю Николая Федорова за стремление попасть поперед батьки в рай, воскресить людей раньше общего воскресения… Но мне близок его пафос науки: наука – это средство воскрешения. Мы все-таки мы живем дольше и здоровее, чем сто лет назад, не благодаря религиозному, а благодаря научному прогрессу.

Евгений Пискарев: А что такое религиозный прогресс?

Яков Кротов: Не знаю, но его нет.

Евгений Пискарев: Если есть, то, скорее, регресс.

Яков Кротов: Нет, есть религиозный прогресс! Сто лет назад, в 1917 году, люди были обязаны верить, еще действовали законы Российской империи, которые предусматривали, что переход взрослого человека в другую религию – это совращение, и это наказывалось.

Сегодня мы живем в мире, где есть клерикализация, ханжество госчиновников, ползучая православизация страны, но все-таки по закону у нас свобода совести. Это религиозный прогресс. Если любой верующий человек хочет использовать государство для финансирования своего храма, для ограничения прав других верующих, то он — проститутка в доме с красными фонарями.

Христа распяли церковники, верующие люди, а не ученые

Евгений Пискарев: Да, Церковь из гонимой в определенный период времени стала гонящей.

Яков Кротов: Это свидетельство о вере или о неверии?

Евгений Пискарев: Это свидетельство извращения.

Яков Кротов: Конечно, это был показатель маловерия.

Евгений Пискарев: Это показатель антиверы! Веры, но другой – в силу государства. И тогда появляются помазанники, появляется слияние светской и духовной власти, иерархии.

Яков Кротов: Возвращаясь к нашему атеистическому предисловию: возможно, все то, что мы сказали, — действительно «опиум»…

Евгений Пискарев: …который вызывает галлюцинации и иллюзии.

Яков Кротов: Я не могу совсем исключить, что я ошибаюсь и принимаю свои расстроенные мерцающие психиатрические чувства за реальность. Но если это галлюцинация, если я допущу хотя бы миллионную возможность этого, то я сейчас сорву крест, подрясник, растопчу их, всех обматерю и уйду в пивную. Это не галлюцинация! Это реальность.

Евгений Пискарев: А реальность – это правда, соответствие слова, понимания, внутреннего чувства и реальности. Значит, есть некоторый резонанс, когда я это чувствую. «Вкусить и видеть, яко благ Господь» – это нельзя высказать в слове. Есть вещи неизреченные, которые можно только ощутить как благодать.

Вот когда люди меняются? Либо когда им очень плохо (и измениться они могут как в сторону ужесточения, так и в обратную сторону), или когда им хорошо, сердце коснулось благодати.

Яков Кротов: Какие образы в Евангелии? Ты нашел жемчужину…

Самое дорогое, что есть у людей, — всегда невидимое, часто неведомое и почти всегда невыразимое. Невидимы совесть, любовь, счастье

Евгений Пискарев: Есть нечто, что дано, что я получил, в общем-то, не особо по заслугам. И дальше я буду либо переживать чувство благодарности и другим давать, тоже по-своему, не по заслугам, либо я скажу: «Маловато будет, требую долива!»

Яков Кротов: Я же сам был атеистом, и то, что говорит Александр Голомолзин, и я когда-то говорил. Допустим, человек уверовал, но как можно сравнить свою веру и веру другого, если по определению Бог таков, что его невозможно описать? Я уверовал, прихожу к отцу Александру Меню и говорю: «Хочу креститься». И он даже не стал проверять, он просто увидел то, что и я много раз видел в глазах других уверовавших в стадии влюбленности в Бога. Но это же могли быть галлюцинаторные явления.

Евгений Пискарев: Пока что это все-таки разделяется. Христа распяли церковники, верующие люди, а не ученые. Ученые, скорее, умирали за истину, утверждая что-то. Не все, правда: некоторые что-то делали в угоду властям.

Самое дорогое, что есть у людей, — всегда невидимое, часто неведомое и почти всегда невыразимое. Невидимы совесть, любовь, счастье.

Яков Кротов: А атеист скажет: это невидимо, но невидимо, как элементарные частицы, это просто химические движения внутри головного мозга.

Определение веры апостолом Павлом: вера есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом. Ожидаемое – это то, что только становится реальностью.

Моя вера — не та, что Бог реален, а та, что этот мир не очень реален по сравнению с Богом.

Евгений Пискарев: По сравнению с теми переживаниями, которые я испытываю, — это имеется в виду?

Моя вера — не та, что Бог реален, а та, что этот мир не очень реален по сравнению с Богом

Яков Кротов: Залог будущего царства, залог будущей жизни. Не видел того глаз и не слышало того ухо, что Бог приготовил.

Евгений Пискарев: Но я это почувствовал и поверил, что-то в моей душе шевельнулось. И я вдруг пошел и попросил о крещении. Это будет акт веры. Ради чего стоит жить, ради этого стоит и умереть: стирается грань между жизнью и смертью. Это можно сказать о настоящей цели, это можно сказать о вере. Я верю в это, и я готов это засвидетельствовать собственной жизнью.

Яков Кротов: Научное познание имеет цель?

Евгений Пискарев: Это истина. Но она какая-то головная, ментальная. Хотя у ученых есть радость переживания, радость открытия, многие пишут о красоте формул, как и творцы стихов видят красоту.

Яков Кротов: Ну, это ровно то, что вы описывали с замечательным броском, с хорошим ударом: ощущение, что ты делаешь то, что призван делать.

У ученого 99% жизни уходит на эксперимент. И ученый в этом смысле похож на Бога, который тысячи лет ведет человечество к спасению, и продолжает вести. И, в общем, из его усилий 99% уходит впустую – на инквизиторов, на суеверия…

Евгений Пискарев: Не совсем впустую — скорее, на отрицание.

Яков Кротов: Он в нас верит, однако же…

Евгений Пискарев: Ну, это мы тоже так предполагаем, это проекция. Мы же не знаем.

Яков Кротов: То есть моя вера открывает, что мир таков, что Создатель мира сам верует, испытывает совершенно беспричинную и недоказуемую надежду на меня?

Держи ум свой в аде и не отчаивайся

Евгений Пискарев: Я могу это предположить… Он отдает все, даже сына, чтобы помочь мне стать подобием Божьим, уподобиться Богу и в смысле творчества, и в разных ипостасях. У каждого свой дар.

Яков Кротов: Но ведь огромное количество верующих иудеев не приняли Христа. А огромное количество приняли, и мы, собственно, продолжаем эту традицию. Но те, кто не принял, — мы же не скажем, что они неверующие, не скажем, что они погибли. Мы не скажем этого и об атеистах. Почему атеизм появляется из агностицизма? Почему появляется совершенно разумное желание щелкнуть верующих по носу? Потому что мы агрессивны.

Евгений Пискарев: Может быть, и поэтому. Но если человек врет, то ему можно указать… У него творческая фантазия — бывает. Есть такой православный постулат – о трезвении. Я с кем-то общался, мне кто-то что-то сказал, и я трезво взираю на свои грехи. «Держи ум свой в аде и не отчаивайся».

Яков Кротов: Этого маловато. Это неплохо для человека, живущего на Афоне…

Евгений Пискарев: Соглашусь, но принципиально важно видеть свои грехи.

Яков Кротов: А как веровать, чтобы не смущать атеистов, чтобы не было людей, которые отрицают веру, чтобы любой человек не рассматривал нашу веру как угрозу? Даже если он не разделяет эту веру, даже если он считает ее галлюцинаторной, он ведь может считать ее безобидной галлюцинацией – для науки, для жизни, для политики. А Фонд здравомыслия, в котором тот же Александр Голомолзин — активный участник, создан для отпора в случаях, когда вера переходит в наступление.

Вера невидима, но она может быть воплощена в душевное состояние и в поступки

Евгений Пискарев: Воинствующий клерикализм!

Яков Кротов: Да миряне переходят в наступление. В современной России, по-моему, больше фанатиков-мирян. Духовенство даже, в общем, побаивается того, что происходит.

Евгений Пискарев: Отвечу на вопрос: жить, соблюдая заповеди, и не трубить об этом на всех перекрестках и по радио.

Яков Кротов: Но среди заповедей есть заповедь «Идите до концов земли и свидетельствуйте о моем воскресении».

Евгений Пискарев: Да. Свидетельствовать – это не значит навязывать, крестить огнем и мечом. Получается, что люди опять не ведают, что творят. Всем этим свидетелям хочется как-то заявить о себе, состояться. А вера невидима, но она может быть воплощена в душевном состоянии и в поступках..

Медицинский центр в Тюмени. Частная поликлиника «Вера»

В своей работе наш коллектив руководствуется принципами оказания качественной медицинской помощи взрослым и детям, комплексного лечения и профилактики заболеваний, применения новых технологий, комфорта, безопасности и конфиденциальности.

Клиентоориентированность и уважение к пациентам

Мы прилагаем максимум усилий, чтобы Вы были довольны обслуживанием в нашем центре. Поэтому мы всегда открыты для общения — ни одно Ваше замечание не останется без внимания.

Качество и Безопасность

Мы оказываем медицинские услуги в соответствии с действующими медицинскими стандартами и протоколами лечения. На всех участках медицинского обслуживания соблюдаются современные методы стерилизации и дезинфекции, применяется одноразовый инструментарий, в оборудовании центра широко применяются сенсорные технологии.

При проектировании и реконструкции помещения Центра большое внимание было уделено на доступность его услуг маломобильным группам населения: при входе в центр установлены подъемники, для подъема на второй этаж — лифт, оборудован специальный санузел для инвалидов.

Конфиденциальность

Мы строго соблюдаем принципы медицинской этики, деонтологии и конфиденциальности, обеспечиваем безопасность хранения личной информации о пациентах.

Сочетание накопленного опыта и применения новых технологий

Мы создали достойные условия труда и комфортную рабочую атмосферу, что помогло нам привлечь и сохранить наиболее профессиональные кадры.
Опыт высококвалифицированных врачей-специалистов позволяет находить решение даже в самых сложных ситуациях и является предметом нашей гордости.

Мы всегда следим за последними достижениями в области медицины и уделяем большое внимание постоянному повышению квалификации персонала, оснащению самым современным медицинским оборудованием лучших мировых производителей, внедрению новых технологий в диагностике и лечении.

Комплексное лечение и профилактика заболеваний

Мы придерживаемся комплексного подхода к ведению пациентов, предлагая услуги по профилактике, диагностике, лечению, реабилитации. В нашем центре ведут прием более 50 врачей по 30 специальностям, что позволяет пациентам решать большинство проблем со здоровьем.

Ориентируясь в работе на вышеперечисленные принципы, мы стремимся постоянно совершенствоваться и развиваться, обеспечивая европейский уровень оказания медицинской помощи.

робот-рекрутер Вера от компании Stafory

Комментирует Дмитрий Калаев, директор бизнес-акселератора ФРИИ

Stafory — это один из самых наших быстрорастущих стартапов, поэтому логично было попытаться вывести его на рынок США. Американский рынок HR устроен совсем по-другому, чем российский. Тот процесс, который в России называется рекрутинг, в США нарезан на разные кусочки, и та часть, в которой может работать Stafory, называется сорсинг. То есть целевая аудитория для Веры там совсем другая, нежели в России. 

Для того чтобы понять, как работает HR в США, понять каналы продаж такого продукта, как Вера, нужно было обязательно ехать и общаться с людьми на месте. 

И еще надо учитывать, что американский стиль бизнес-общения — совсем другой. В США тебе всегда говорят: ты молодец, твой продукт не совсем то, что нам нужно, но он хорош. При этом никаких продаж не будет, а будут только одобрительные похлопывания по плечу.

В США очень важно найти человека, который скажет откровенно: «Друг, ты зря ко мне пришел, мне твой продукт вообще не нужен, но вот мой коллега Джон. Ему он может быть интересен».

Там очень важно слышать то, что обсуждается на переговорах или при другом бизнес-общении, что называется, между строк. Очень важен контекст.

Конечно, мы помогли Stafory с людьми, обладающими экспертизой в той области, в которой они хотят работать, со сторонней экспертизой, с методологией. Одна из главных наших задач — уберечь «наших» стартаперов от маркетинговых ошибок, от неправильного позиционирования продукта, от слива денег в неправильные рекламные кампании.

Но вообще, Stafory — большие молодцы, они сами нашли в Долине массу нужной информации на специализированных конференциях, нашли нужных людей и, что называется, «хакнули систему».

В целом их продукт с технической точки зрения не требует больших изменений для работы в США. Технологии распознавания и синтеза речи на английском даже круче, чем на русском, и они доступны. Нужно просто найти другие каналы продаж, нежели в России, что в Stafory почти сделали. 

В рабочей группе предложили включить в Конституцию пункт о вере в Бога :: Общество :: РБК

Андрей Клишас (Фото: Станислав Красильников / ТАСС)

Вера в Бога и сохранение единства страны должны найти отражение в Конституции, при этом принцип светского государства остается незыблемым. Об этом заявил глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас, передает ТАСС.

«Россия с учетом многонационального и многоконфессионального, культурного многообразия развивалась как государство, где вера в Бога, признание исторически сложившегося государственного единства многие века были основой развития государства и человека», — пояснил Клишас, добавив, что «указанные положения обязательно должны найти отражение в Конституции».

Сенатор добавил, что при этом Россия остается светским государством, и с учетом ст. 28 Конституции каждый гражданин вправе свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой.

Патриарх предложил вписать веру в Бога в Конституцию

По словам Клишаса, россиян беспокоит преемственность и непрерывность истории, духовного и культурного развития страны. А для рабочей группы важно не потерять те идеи, которые высказывали люди. «Планируем сформулировать отдельную статью в третьей главе Конституции», — сказал он.

Веру людей в добро и зло связали с патогенами

British Museum

Историческое распространение в культурном ареале патогенов связано с верой его жителей в сверхъестественные силы: сглаз, ведьм и дьявола. Это выяснили ученые, проанализировав данные о представителях 186 культур — как архивные, так и полученные в ходе опросов. Выяснилось, что то, насколько культура географически близка к распространению патогенов, статистически значимо коррелирует с тем, интерпретируют ли жители заболевания как происки каких-то высших сил. Статья опубликована в журнале Proceedings of the Royal Society B

Сталкиваясь с явлением, которое не получается сразу же объяснить имеющимися знаниями, люди могут видеть в нем некую сверхъестественную составляющую. В таком случае это явление могут объяснять, например, действием сил добра и зла, или же наделять их чем-то божественным. По сути, это достаточно эффективный и очень логичный психологический механизм: верующий в сверхъестественное человек, не понимающий, что происходит, пытается объяснить это через то, что для него хорошо знакомо — через свою веру.

Во многом такой виталистический подход применялся к различного рода эпидемиям: например, вторую в истории пандемию чумы, Черную смерть, считали карой человечеству за грехи, а отдельные заражения даже воспринимались как посланные богом стрелы. По сути, крупные эпидемии и распространение патогенов — эффективный стимул к формированию крепкой веры в силы добра и зла, но эмпирически это до сих пор не изучалось.

В своей работе группа ученых из 22 стран под руководством Брока Бастиана (Brock Bastian) из Мельбурнского университета решила проследить корреляцию между верой в сверхъестественное и распространением болезней в отдельных странах. Для начала они изучили данные из предыдущих работ, которые были проведены на архивных данных и популяционных вопросах: выбранные работы были посвящены особенностям сверхъестественной веры и распространения заболеваний среди 186 культур — стандартный набор для кросс-культурных исследований.

Ученые определили для каждой изученной культуры индекс веры в сглаз (от 1 до 8) и волшебство (показатель от 1 до 4 — в зависимости от того, могут ли представители культуры винить в какой-либо беде условного злого волшебника), а также показатель распространенности 10 патогенов в культурном ареоле. Среди патогенов ученые выделили малярию, лихорадку денге, тиф, лепру, чуму и другие. Также были учтены и побочные переменные: например, распространение в культурном ареале голода и религиозности.

Исследователи обнаружили корреляцию между общей верой представителей культуры в сглаз и волшебство с историческим распространением в их регионе различных патогенов. Так, если в культурном ареале были распространены различные болезни и эпидемии, то его жители более склонны верить в сглаз (p = 0,001), а также объяснять болезни, например, злым умыслом ведьмы (p < 0,001).

Во втором исследовании ученые соотнесли данные о распространенности патогенов в культурных ареалах и ответах на вопрос о том, верят ли представители этих культур в дьявола. Для этого авторы использовали информацию, полученную в ходе исследования Всемирного обзора ценностей: вера в дьявола определялась как бинарная переменная. Всего в анализе использовались данные о 60454 людях, а также были учтены и побочные переменные — как на индивидуальном уровне (демографические показатели), так и на уровне отдельных стран (например, уровень развития граждан, уровень коррупции и демократический показатель). Оказалось, что историческая распространенность патогенов в культурном ареале коррелирует (p < 0,001) c тем, верят ли представители той или иной культуры в дьявола, — даже с учетом социодемографических показателей. 

Наконец, в рамках последнего исследования ученые опросили 3140 жителей 28 стран на предмет того, верят ли они в силы добра и зла — и снова проследили связь с распространенностью патогенов. Оказалось, что и эти показатели коррелируют: самый большой коэффициент корреляции наблюдался в Китае, а самый маленький — в Швейцарии.

Корреляция между моральным витализмом и историческим распространением болезней

Brock Bastian et al. / Proceedings of the Royal Society B, 2019

Характер обнаруженной связи не совсем понятен, но скорее всего история распространения в регионе, попадающем в культурный ареал, патогенов стимулирует веру людей в сверхъестественные силы — возможно, с целью дальнейшего предотвращения заболеваний с помощью молитвы или ритуалов. Также авторы заключают, что «моральный витализм» (так они назвали веру в сверхъестественную составляющую заболеваний) может выступать как некий механизм защиты, который останавливает распространение патогенов.

Разумеется, сверхъестественное нельзя назвать причиной возникновения эпидемией и пандемий, поэтому необходимо искать реальных виновников. Например, в прошлом году ученые выяснили, что основными переносчиками чумной палочки во время пандемии чумы в Европе в XIV–XIX были платяные вши, хотя традиционно в этом обвиняли крыс.

Елизавета Ивтушок

Человек веры

Когда вы спрашиваете Аарона Уокера, как он определит себя, вы можете подумать, что его ответ подчеркнет его успех в бизнесе, его лидерское влияние или его напор и решимость … но то, что Аарон ценит прежде всего, его вера. Однажды он сказал: «Самое замечательное в вере то, что чем больше она проявляется, тем сильнее она становится».

Как человек великой веры, Аарон не только верит в себя и в свою способность решать проблемы и решать новые задачи по мере их появления; он непоколебимо верит в Иисуса Христа, который ведет его по пути праведности и истины.

«Взгляд сверху» включает в себя несколько библейских истин, переплетенных с личным жизненным опытом Аарона. Каждая глава содержит стихи из Библии, которые освещают причины принимаемых им решений, его отношение к другим и характерные черты, которые он последовательно воплощает. Аарон своими действиями показывает, что жизнь верой и посвящение Богу приводит к экспоненциальному успеху.

Независимо от того, являетесь ли вы последователем Христа или нет, библейская мудрость, разбросанная по страницам «Взгляда сверху», практична и полезна во всех сферах жизни.Имея здравый совет, например: «Из-за отсутствия руководства народ падает, но победа достигается благодаря множеству советников» (Притчи 11:14), каждый может оценить нестареющие и хорошо проверенные знания, которые дают отрывки из Священных Писаний, которые Аарон предоставляет своим читателям. Он даже использует свои собственные слова, чтобы усилить древние учения, и дает перспективу 21-го века о том, как выделить ключевые элементы Священных Писаний, по которым он живет. В отношении таких отрывков, как Притчи 11:14, Аарон дает следующее понимание: «когда вы окружаете себя другими, обладающими мудростью и опытом, вам всегда будет лучше в результате их жизненных уроков.”

Через веру Аарон преодолел множество препятствий и достиг высот успеха, которые большинство людей видели только в своих самых смелых мечтах. Его обязательство следовать за Богом и жить по указам, данным в Библии, помогло ему пройти через многочисленные испытания и искушения, которые приходят с каждым уровнем успеха. В книге «Взгляд сверху» Аарон рассказывает о многих случаях и стихах из Библии, на которые он опирался, чтобы направить его по правильному пути.

Взять такие отрывки из Священных Писаний, как «пусть ваши глаза смотрят прямо вперед, и ваш взгляд будет прямо перед вами.»(Притчи 4:25), чтобы помочь ему сосредоточиться на своей работе, он ежедневно работает над искусством применения библейской мудрости в своей жизни и ведет свои дела с эрудицией, усердно изучая Слово Божье.

Через веру Аарон показывает нам, как стремление жить для праведности ведет к великим наградам. Чтобы узнать больше о жизни с верой и узнать о процессе получения собственных наград, сделайте предварительный заказ на копию View From the Top сегодня.

Вера человека приводит к Христу его двоюродного брата

Элиас * и Адам * — двоюродные братья и сестры, живущие в отдаленной общине Восточной Африки, где преобладают мусульмане.Прочтите, как эти двое делятся своей историей спасения со Христом.

Илия был первым, кто пришел ко Христу. Прочитав Библию, он был уверен, что Христос был Истиной. Его вера вызвала сильную негативную реакцию. Вся его семья, включая Адама, избегала и отвергала его.

Адам объясняет: «Для меня ислам был правильным путем. Я был полностью привержен этому делу. Я был очень зол на Элиаса за то, что он стал христианином. Однажды, когда я увидел его в городе с Библией, я столкнулся с ним.Он показал мне стих Иоанна 14: 6, где Иисус говорит: «Я есмь путь, истина и жизнь. Никто не приходит к Отцу, кроме меня ». Я был так оскорблен. Я бросил Библию на землю и наступил на нее. Я даже пытался напасть на Элиаса. Позже я встретился с другом, который оказался набожным мусульманином. Он сделал мне выговор, сказав. «Эта книга, на которую вы прыгаете, на самом деле является Истиной».

Адам пережевал слова, которые сказал ему в тот день друг: «Я не мог перестать думать об этих словах. Мне пришлось попросить евангелиста объяснить мне это.Он рассказал мне об Иисусе из Библии и Корана, и я решил последовать за Христом. После этого я пошел к Элиасу и извинился за то, что сделал. К счастью, он простил меня. Сегодня мы вместе поклоняемся Христу и любим друг друга больше, чем когда-либо ».

Семья двоюродного брата выбросила их из дома. Они знали, что мальчиков убьют, если они останутся в своей общине. К счастью, Илия и Адам нашли безопасное сообщество верующих, которые пережили такой же опыт, как и они.Они также прошли обучение по программе Open Doors, которая помогает новым покровителям выдерживать социальное давление, находя для них способы зарабатывать деньги.

Поблагодарите Господа за работу, которую он выполняет в жизнях Илии и Адама. Молитесь, чтобы они твердо держались своей веры. Молитесь о благословении Господа на их предприятия и о том, что это поможет им выжить в финансовом отношении. Молитесь, чтобы они научились служить Христу во всех сферах жизни.

Является ли вера одного человека суеверием другого?

На субботней мессе в Луанде, Ангола, Папа Бенедикт пытался предупредить своих слушателей об опасностях веры в колдовство.Хотя он никогда не использовал это слово, его смысл был ясен, когда он предложил африканским католикам предложить Христа своим согражданам, потому что «многие из них живут в страхе перед духами, злобными и угрожающими силами». Он вслух беспокоился о многих африканцах: «В своем недоумении они в конечном итоге даже осуждают беспризорных детей и стариков как предполагаемых колдунов. Кто может пойти к ним, чтобы провозгласить, что Христос победил смерть и все эти оккультные силы?»

Кто на самом деле? Это заявление отражает реальную и трагическую проблему во многих частях Африки, даже среди людей, считающих себя христианами.Многие до сих пор консультируются с шаманами и используют талисманы или зелья для всего, от проблем с фертильностью до экзорцизма, в то время как другие идут еще дальше: дети, особенно с физическими уродствами или страдающими такой болезнью, как СПИД, часто подвергаются жестокому обращению или убиваются в их убеждениях. что они одержимы злыми духами. Пожилые люди, особенно женщины, также являются частой мишенью. Ранее в этом месяце Amnesty International сообщила, что более 1000 человек были арестованы в Гамбии в ходе спонсируемой правительством охоты на ведьм, а в одной только Танзании с 2007 года было убито по меньшей мере 45 альбиносов из-за того, что народные суеверия считают, что они ведьмы.

Неудивительно, что церковные лидеры, восхваляющие рост веры в Африке как будущее христианства — христианское население выросло до 360 миллионов сегодня с восьми миллионов в 1900 году — также прилагают усилия, чтобы попытаться избавиться от суеверий и колдовства на континенте. И они регулярно выходят из строя или оскорбляют. Десять лет назад епископальный епископ Джон Шелби Спонг — примерно полная противоположность Бенедикта в богословском спектре — был вынужден извиниться за то, что назвал африканских христиан «всего лишь одним шагом от колдовства».«На самом деле он сказал, что африканские христиане« перешли от анимизма к очень суеверному христианству »и« еще не столкнулись с интеллектуальной революцией Коперника и Эйнштейна, с которой нам пришлось столкнуться ». прозрачный.

В ответ Папе Бенедикту и епископу Спонгу многие будут утверждать, что религия сама по себе является просто еще одной формой суеверий, хотя и одетой в греческую философию или еврейскую мудрость. А верующие, даже в самых обеспеченных районах мира, вряд ли в состоянии критиковать своих африканских собратьев.Опросы показывают, что по крайней мере половина американцев в той или иной степени признаются в суеверности — одна треть верят в астрологию — и вера в различные формы паранормальных явлений растет.

Но проблема в том, что суеверия одного человека — это религия другого человека, и наоборот. Многие протестанты сегодня все еще считают католицизм изобилующим суевериями, особенно в «фокус-покусе» Евхаристии (от латинских слов посвящения в мессе, hoc est enim corpus meum , «Это мое тело»). в то время как атеисты и агностики рассматривали бы bien-pensant протестантов как поклоняющихся столь же абсурдной форме сверхъестественного.Можно возразить, что все дело в степени.

Видео показывает, что вера мусульманина высмеивается во время фатального ареста.

article

PHOENIX — 20 августа правозащитная группа опубликовала то, что, по их словам, ранее не было видно на телекамеру, на которой полиция Феникса издевается над религией мусульманина, который позже умер в их заключении.

Национальная правозащитная организация «Мусульманские адвокаты» опубликовала видео года смерти Мухаммада Абдул Мухаймина-младшего в 2017 году, в котором можно услышать, как он кричит от боли и взывает к Аллаху, арабскому слову, означающему Бога.

«Аллах? Он не собирается вам сейчас помогать, — слышно, как говорит офицер. «Расслабься, чувак. Прекратить движение. Прекратите сопротивляться. Ты понимаешь?»

На предыдущей видеозаписи с телекамеры, сделанной полицией, Мухаймин заявил, что он не может дышать, но не включил в него заявления, касающиеся его веры.

«Город Феникс и полиция Феникса преследовали моего брата из-за его расы, они высмеивали его за его религию и инвалидность, а затем зверски убили его», — заявила сестра Мухаймина, Муссаллина Мухаймин.«Мухаммад Мухаймин-младший был мужчиной — человеком, чья семья любила его».

Она сказала, что ее брат был бездомным и страдал от посттравматического стрессового расстройства и шизофрении.

Никто из сотрудников не привлекался к уголовной ответственности и не подвергался внутренней дисциплине за свои действия.

Полицейское управление Феникса и Дэниел О’Коннор, адвокат, защищающий сотрудников по иску, не сразу ответили на запросы о комментариях.

Семья Мухаймина, которая подала против города иск о неправомерной смерти на сумму 10 миллионов долларов, видит отголоски его убийства в году. Смерть Джорджа Флойда от рук полицейских Миннеаполиса в мае.

Инцидент начался, когда полиция была вызвана в общественный центр в районе Мэривейл в январе 2017 года после того, как возник спор о том, может ли Мухаймин привести свою служебную собаку в общественный туалет.

В конце концов Мухаймину разрешили пойти в ванную. Но офицеры проверили документы и обнаружили, что у него есть неоплаченный ордер на неявку в суд по обвинению в хранении наркотиков и принадлежностей.

Оказавшись за пределами общественного центра, напряженность возросла, когда офицер приказал Мухаймину усыпить собаку, потому что тот находится под арестом.Согласно иску, офицер выбил собаку из рук Мухаймина после того, как он сказал, что ему некому заботиться о животном.

Мухаймин упал на землю после того, как полиция попросила его сотрудничать, и он закричал от боли, когда полицейские надели на него наручники. Офицер сделал непристойный, уничижительный комментарий Мухаймину, что ему грозит уголовное преступление.

После того, как полицейские привезли Мухаймина к полицейскому внедорожнику на стоянке, полицейские снова призвали Мухаймина остановиться. Тем не менее, борьба продолжалась, и офицеры снова повалили его на землю.«Я не могу дышать», — сказал Мухаймин. «Я не могу дышать».

Через несколько минут у 43-летнего Мухаймина случилась остановка сердца, началась рвота, и он скончался, говорится в иске.

После проверки прокуратура округа Марикопа отказалась в феврале 2018 г. предъявлять уголовные обвинения причастным к этому офицерам, заявив, что не верит в совершение ими действий, требующих судебного преследования.

Стенограммы и видеозаписи показаний по делу стали доступны после того, как в июне федеральный судья отклонил ходатайство города г. Феникс о запрете их освобождения.

Запрос был сделан после того, как городские прокуроры обвинили адвоката, представляющего сестру Мухаймина, в использовании социальных сетей для освещения новостей и подстрекательства к насилию в отношении офицеров.

Вера черного мусульманина высмеивается во время ареста со смертельным исходом полицией

В четверг (27 августа) были опубликованы кадры с телекамерой, на которых полиция Феникса убивает 43-летнего невооруженного чернокожего по имени Мухаммад Мухаймин-младший, высмеивая его исламскую веру. Этот инцидент связан с инцидентом, произошедшим в 2017 году, когда ему сказали, что он не может взять с собой свою служебную собаку в туалет общественного центра.

Семья Мухаймина сообщила, что он был бездомным и страдал от посттравматического стрессового расстройства, острой клаустрофобии и шизофрении.

Страшное видео длится примерно девять минут. Несколько полицейских задерживают Мухаймина, когда они пытаются арестовать его из-за ордера на то, что он не явился в суд. У одного из этих полицейских колено было ему на спину и шею. В какой-то момент можно услышать, как Мухаймин несколько раз говорит: «Я не могу дышать» и «Пожалуйста, Аллах».Аллах — это арабское слово, обозначающее Бога.

«Аллах? Он не собирается вам сейчас помогать, — слышно, как один из офицеров удерживает Мухаймина. «Просто расслабься.»

В последние минуты его жизни его рвет, прежде чем его тело обмякнет. Один полицейский сказал: «Я не чувствую пульса», а другой полицейский ответил: «О, он мертв».

Офицеры, причастные к смерти Мухаймина, были идентифицированы как Освальд Гренье, Джейсон Хобель, Роналдо Канилао, Дэвид Хед, Сьюзан Хеймбигнер, Кевин Макгоуэн, Джеймс Кларк, Деннис Леру, Райан Нильсен и Стивен Вонг.Все они до сих пор работают в полицейском управлении Феникса, и им не предъявлены обвинения.

Судмедэксперт признал смерть Мухаймина убийством из-за остановки сердца, сославшись на «ишемическую болезнь сердца, психическое заболевание, острую интоксикацию метамфетамином и физические нагрузки во время подчинения правоохранительных органов». Однако его семья не согласна.

Департамент полиции Феникса ранее определил, что полицейские «не совершали никаких действий, требующих уголовного преследования», согласно обзору, проведенному прокуратурой округа Марикопа.

Представитель полицейского управления Феникса сообщил Huffington Post, что полицейские «не издевались и не преследовали г-на Мухаймина на основании его религии, расы или каких-либо других факторов».

Семья Мухаймина подала иск против города Феникс и, как ожидается, будет предстать перед судом в начале следующего года.

«Город Феникс и полиция Феникса преследовали моего брата из-за его расы, они высмеивали его за его религию и инвалидность, а затем зверски убили его», — заявила Мусаллина Мухаймин, сестра Мухаймина.«Мухаммад Мухаймин-младший был мужчиной — человеком, чья семья любила его».

Путешествие одной веры — Faith Radio Faith Radio

Когда Джейсон и Салли Хэнсон только начали встречаться, у них состоялся разговор. Джейсон спросил Салли, христианка ли она, потому что он знал, что хочет встречаться и жениться только на том, кто верит в Иисуса. Салли незадолго до этого посвятила свою жизнь Христу, поэтому она заверила его, что разделяет его веру.Джейсон начал ходить в церковь еще ребенком, после того как умерла его мать. Христианство привлекло его, потому что оно означало, что однажды он может увидеть свою мать на небесах.

В течение многих лет Джейсон считал себя христианином. Он и Салли ходили в церковь, и по мере того, как их семья росла, они воспитывали своих сыновей в церкви. Но для Джейсона знание Бога было больше для того, чтобы быть лучше других людей, чем для личного преобразования.

«Я действительно смотрел свысока на тех, кто боролся с вещами.Я думал, что я лучше их. Быть христианином не означало, что я трансформируюсь, а о том, что я стал лучше, потому что я собирался принимать другие решения, чем другие люди. Я долго так жила ».

Когда Джейсон начал подводить итоги своей жизни и того, что было важным, он понял, что даже не уверен, существует ли Бог. В школе он узнал, что в Боге нет нужды, потому что все можно объяснить наукой. После того, как у коллеги был диагностирован рак, вопрос о страданиях, казалось, склонил чашу весов сомнений.Однажды ночью Джейсон понял, что на самом деле не верил в Бога. Он был атеистом.

«Вдруг я понял, я не поверил. Итак, почему я делал движения? Почему я притворялся? »

В то же время он понял, что если Бога нет, то ничего не имеет значения. Нет правильного или неправильного. Не имело значения, был ли он хорошим мужем, отцом или соседом. Жить было бессмысленно. Он не сразу сказал Салли, но она знала, что что-то происходит. Она видела, что он потерял всякую надежду.

Это безнадежное существование мотивировало Джейсона. Ему нужно было узнать, что было правдой, поэтому он начал поиски. Наука, история, археология — он проводил десять или более часов каждый день, исследуя правду о том, как появились люди. Его исследования привели его к удивительному месту. Послушайте путь веры одного человека в 57 главе Epic.

Путь одного человека к вере

Видео показывает, что вера мусульманина высмеивается во время фатального ареста

«Аллах? Он не собирается вам сейчас помогать, — слышно, как говорит офицер.«Расслабься, чувак. Прекратить движение. Прекратите сопротивляться. Ты понимаешь?»

Предыдущие кадры с телекамеры, снятые полицией, включали просьбу Мухаймина о том, что он не может дышать, но не учитывали заявления, касающиеся его веры.

«Город Феникс и полиция Феникса нацелились на моего брата из-за его расы, они высмеивали его за его религию и инвалидность, а затем зверски убили его», — заявила сестра Мухаймина, Муссаллина Мухаймин. «Мухаммад Мухаймин-младший был мужчиной — человеком, чья семья любила его.

Она сказала, что ее брат был бездомным и страдал от посттравматического стрессового расстройства и шизофрении.

Ни одному из сотрудников не было предъявлено уголовное обвинение и не было применено дисциплинарное взыскание за свои действия.

Дэниел О’Коннор, адвокат, защищающий сотрудников по иску, сообщил в четверг в электронном письме, что ему запрещено обсуждать продолжающийся судебный процесс. Полицейское управление Феникса не сразу ответило на запросы о комментариях.

Семья Мухаймина, которая подала против города иск о неправомерной смерти на сумму 10 миллионов долларов, видит отголоски его убийства в смерти Джорджа Флойда от рук полицейских Миннеаполиса в мае.

Инцидент начался, когда полиция была вызвана в общественный центр в районе Мэривейл в январе 2017 года после того, как возник спор о том, может ли Мухаймин привести свою служебную собаку в общественный туалет.

В конце концов Мухаймину разрешили пойти в ванную. Но офицеры проверили документы и обнаружили, что у него есть неоплаченный ордер на неявку в суд по обвинению в хранении наркотиков и принадлежностей.

Оказавшись за пределами общественного центра, напряженность возросла, когда офицер приказал Мухаймину усыпить собаку, потому что тот находится под арестом.Согласно иску, офицер выбил собаку из рук Мухаймина после того, как он сказал, что ему некому заботиться о животном.

Мухаймин упал на землю после того, как полиция попросила его сотрудничать, и он закричал от боли, когда полицейские надели на него наручники. Офицер сделал непристойный, уничижительный комментарий Мухаймину, что ему грозит уголовное преступление.

После того, как полицейские привезли Мухаймина к полицейскому внедорожнику на стоянке, полицейские снова призвали Мухаймина остановиться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.