Вильгельм вундт: Вильгельм Вундт — основатель психологии, биография ученого, история создателя психологии | Wilhelm Wundt

Автор: | 02.07.2019

Содержание

OZON.ru

Москва

  • Покупайте как юрлицо
  • Мобильное приложение
  • Реферальная программа
  • Зарабатывай с Ozon
  • Подарочные сертификаты
  • Пункты выдачи
  • Постаматы
  • Помощь
  • Бесплатная доставка

Каталог

ЭлектроникаОдежда, обувь и аксессуарыДом и садДетские товарыКрасота и здоровьеБытовая техникаСпортивные товарыСтроительство и ремонтПродукты питанияАптекаТовары для животныхКнигиТуризм, рыбалка, охотаАвтотоварыМебельХобби и творчествоЮвелирные украшенияМузыка и видеоКанцелярские товарыТовары для взрослыхАнтиквариат и коллекционированиеЦифровые товарыБытовая химияOZON ExpressВсё для игрАвтомобили и мототехникаЭлектронные сигареты и товары для куренияOzon PremiumOzon GlobalТовары в РассрочкуУцененные товарыOzon.CardСтрахование ОСАГОРеферальная программаOZON TravelРегулярная доставкаOzon HealthyДля меняOzon Dисконтozon merchOzon Бизнес для юрлицОзон Клуб23 февраля Везде 0Войти 0Заказы 0Избранное0Корзина
  • TOP Fashion
  • Ozon Card
  • Акции
  • OZON Express
  • Бренды
  • Магазины
  • Книги
  • Электроника
  • Одежда и обувь
  • Детские товары
  • Дом и сад
  • OZON Travel
  • Ozon Dисконт

Произошла ошибка

Вернуться на главную Зарабатывайте с OzonВаши товары на OzonРеферальная программаУстановите постамат Ozon BoxОткройте пункт выдачи OzonСтать Поставщиком OzonEcommerce Online SchoolSelling on OzonО компанииОб Ozon / About OzonВакансииКонтакты для прессыРеквизитыАрт-проект Ozon BallonБренд OzonГорячая линия комплаенсПомощьКак сделать заказДоставкаОплатаКонтактыБезопасностьЮридическим лицамДобавить компанию в Ozon БизнесМои компанииКэшбэк 5% с Ozon.
СчётПодарочные сертификаты © 1998 – 2021 ООО «Интернет Решения». Все права защищены. OzonИнтернет-магазинOzon ВакансииРабота в OzonOZON TravelАвиабилетыOzon EducationОбразовательные проектыLITRES.ruЭлектронные книги

Вильгельм Вундт: история жизни основателя экспериментальной психологии

Вильгельм Вундт: история жизни основателя экспериментальной психологии

19 век оказал существенное влияние на развитие психологии как науки. Люди считали, что в основе психических отклонений лежали телесные проблемы, а понятия «душа» и «сознание» редко использовались в одном предложении, и постичь разум можно было только с помощью медитаций и философских размышлений. Но, как мы знаем, именно чувства, восприятия и сенсомоторные реакции формируют нашу личность и выстраивают соответствующую модель поведения. Так, кто-то при виде паука начинает сразу испытывать паническую атаку, хватаясь за предмет, которым можно убить насекомого. А кто-то, наоборот, не обращает на него внимания и продолжает заниматься своими делами.

 

Не существует никаких психических явлений, которые бы не осознавались человеком. Такую гипотезу выдвинул и доказал немецкий врач, физиолог и психолог Вильгельм Вундт (1832-1920), который в изучении психологии применил главный метод естественных наук — эксперимент. Он создал первую Модель Сознания, отражающую отчетливые границы между действительным и мнимым, реальным и фантазийным. В лаборатории Вундта впервые были экспериментально изучены пороги ощущений, ответные реакции на раздражители, в том числе и на речь, а после результаты были описаны в учебнике «Основы физиологической психологии». 

Вундт являлся членом многих европейских академий, в том числе — членом Петербургской академии наук в 1902 году. Но поднимал он вопросы не только академического характера. Так, в 1915 году на свет вышла книга, посвященная анализу причин Первой Мировой войны, а в последние годы жизни Вильгельма был опубликован 10-томник «Психология народов». 

 Рывок в психологии 

Свои основные знания Вильгельм получил в Тюбингенском, Берлинском и Гейдельбергском университетах. Он успел поработать в разных сферах: был ассистентом выдающегося физика и физиолога Гельмгольца, вдохновлялся трудами психолога Густава Фехнера и биолога Иоганна Мюллера. В своей книге «К теории чувственного восприятия» (1858-1862) он впервые ввел термин «экспериментальная психология». 

С 1867 году в Гейдельбергском университете профессор ведет уникальные лекции по физиологической психологии. Здесь он в первый раз упоминает взаимосвязь разума и головного мозга. 

Это было великое открытие. Вундт установил, что каждый элемент сознания проявляется по-своему: один воспринимаются более ясно и отчетливо, а другой может быть совсем непонятен. Ведь чем больше нам ясен посыл испытанного впечатления, тем лучше развита его «субъективная» сила.

Представьте удары метронома: только что прозвучавший звук воспринимается более ясно, чем последующий. Почему так происходит? Для более детального исследования Вильгельм использовал тахистоскоп (от греч. tachiste — как можно скорее и scopeo — смотрю), и предъявил испытуемому табличку с буквами на очень короткое время.

В начале тот смотрел на белое полотно, в центре которого располагалась точка, на ней и нужно было сосредоточить внимание. Затем полотно очень быстро сдвигалось, и внимание человека переходило на табличку из букв, а после ширма вновь закрывалась. Сколько букв испытуемый отчетливо распознавал за один такой круг? Не более семи.

Вундт сделал вывод, что объем внимания меньше объема сознания. То есть человек видит и осознает предмет, но его внимание может быть сосредоточено на чём-то другом. С этих пор такая «магическая» семерка стала лучшим другом маркетологов, копирайтеров и веб-дизайнеров. Зная объем сознания (до семи слов), они составляют подходящие рекламные слоганы, создают элементы презентации и т.д. Так, правило семерки обеспечивают гарантию внимания даже от самых невнимательных людей. 

От экспериментального класса до лаборатории 

В 1879 году Вильгельму Вундту удается основать первую в мире лабораторию в области психологии и собрать всех ученых с разных уголков планеты. В целях безопасности он устанавливает обязательные правила: 

1) Правильно определить момент начала эксперимента. 

2) Отстранить себя от вещей, мешающих процессу. 

3) Организовывать эксперимент таким образом, чтобы его можно было повторить хотя бы еще раз. 

4) Условия проведения эксперимента не должны нарушать изменение и контроль над раздражителем. 

Интересные факты о личности и достижений Вильгельма Вундта 

  • В честь исследователя назвали оптическую иллюзию — Иллюзия Вундта (см.картинку выше)
  • Это организованный и пунктуальный человек. Каждый день он записывал свои задачи в тетрадь и уделял им определенное время. Его типичный день был таким: утром — работа, днем — посещение лаборатории, затем лекции и прогулки, а вечером —прием гостей, беседы о политике, игра на пианино. Именно такой ритм жизни позволил профессору добиться блестящего успеха. 
  • Он каждый день писал минимум по две печатные страницы в день. К концу своей научной деятельности в его копилке насчитывалось порядка 54 000 страниц из различных статей и книг.  
  • С 6 лет он мечтал стать писателем, но его планы резко поменяла любовь к психологии. Благодаря этому современные первокурсники психфаков изучают его труды, пытаясь понять, что же выяснял ученый при использовании метронома. 
  • В честь Вильгельма еще при жизни назвали астероид 635 Вундтия.  
  • Он говорил на греческом, латинском и древнееврейском языках как на своем родном. 
  • Свою возлюбленную Софи Мау Вильгельм встретил в 1867 году, а через 5 лет они сыграли свадьбу. В браке у пары родилось трое детей — Элеонора, Лили и Макс. 

Вундт В. (Вильгельм Вундт) — основатель экспериментальной психологии (первой экспериментальной лаборатории), когнитивной психологии.

Ранние годы

Вундт родился в городке Некарау недалеко от Мангейма в семье лютеранского пастора. Окончил школу в 1851 г. и до 1856 г. обучался в Тюбингенском, Берлинском и Гейдельбергском университетах. На последнем году учебы в Гейдельберге Вундт был практически при смерти от серьёзного заболевания. После получения диплома по медицине в Гейдельберге, Вундт короткое время учится у Иоганна Мюллера и вскоре стал сотрудником университета — ассистентом выдающегося физика и физиолога Германа фон Гельмгольца, с 1858 по 1864 гг. В это время он пишет работу Статьи по теории чувственного восприятия (1858-62). Также в Гейдельберге Вундт женится на Софи Мау.

В этот период Вундт начинает читать первый в мире курс по научной психологии, постоянно подчёркивая в нем использование экспериментальных методов, взятых из естественных наук. В своём курсе он подчёркивает физиологическую связь между мозгом и разумом. Знания и опыт Вундта в физиологии имели огромное значение для становления новой науки — психологии. Его лекции были опубликованы в виде книги Лекции о разуме человека и животных в 1863 г. В 1864 Вундт получает место доцента в Гейдельберге.

Вундт начинает работу, которая привела его к публикации в 1874 г. одной из самых важных работ в истории психологии, книги «Принципы физиологической психологии». Принципы строят психологию, как исследование непосредственного опыта сознания, включая чувства, эмоции, волевые акты и идеи, с помощью метода интроспекции, или самонаблюдения.

Годы в Лейпциге

В 1875 Вундт получает ставку профессора в Лейпцигском университете, а через 4 года основывает первую в мире психологическую лабораторию. Учёные со всего мира собираются в лаборатории Вундта, в том числе Эдвард Титченер. Позднее, студенты Вундта основывают психологические лаборатории в Университете Пенсильвании, Колумбийском университете и др.

Вундт жил в Лейпциге до самой смерти и был научным руководителем у 186 студентов, защитивших докторские диссертации по различным научным дисциплинам.

В последние годы жизни Вундт фокусируется на социальной и культурной психологии, и до самой смерти пишет фундаментальный 10-томный труд «Психологию народов».

Научное наследие Вундта колоссально по объёму и составляет около 54000 страниц в виде книг и статей. Некоторые особо выдающиеся его работы: Лекции о психологии человека и животных, Эссе, Этика: исследование фактов и законов моральной жизни, Гипнотизм и внушение (1892) и Введение в психологию.

Концепции Вундта в психологии

Вундт пытался понять человеческий разум, изучая составные части человеческого сознания, также как при изучении сложного химического вещества его разбивают на составные элементы. Таким образом, Вундт представлял психологию наукой, схожей с физикой и химией, в которой сознание есть набор разделяемых и опознаваемых частей. Эти идеи Вундта были развиты Эдвардом Титченером, бывшим одно время студентом Вундта. Титченер развил систему Вундта, его идеи легли в основу концепции структурализма в психологии. Структурализм не смог конкурировать в англо-американском научном сообществе с более естественным для американской науки функционализмом, созданным на основе идей Уильяма Джемса, и в настоящее время распространён, в основном, в европейской науке.

Хотя Вундт полагался в своих исследованиях на научный и физиологический методы, он часто использовал и метод интроспекции, который сегодня не рассматривается как научный, так как он не является эмпирическим и не дает воспроизводимые результаты.

Наследие Вундта

Вильгельма Вундта часто называют одним из отцов современной психологии. Несколько его работ, например, «Принципы физиологической психологии», является классическими и фундаментальными трудами в области психологии. Но, со временем, психологическая наука ушла далеко вперед и влияние результатов Вундта на современные исследования ставится под сомнение многими экспертами.

Вундт работал в огромном количестве областей знания, он публиковал работы по философии, психологии, физике, физиологии. Необъятность его печатного наследия за продолжительную 65-летнюю научную карьеру такова, что даже трудно построить единую картину его деятельности. Несомненно, однако, Вундт был верным поклонником фундационализма, неустанно работая над построением непротиворечивой и единой картины естественного мира, понимаемого с точки зрения атомизма.

Вильгельм Вундт

     16 августа 1832 года в Германии на свет появился исследователь, ученый, чье влияние на психологическую науку оказалось огромным. Родоначальник экспериментального направления психологии, Вильгельм Вундт, родился в небольшой пасторской семье. Удивительно, но в детские годы родные полагали, что Вильгельм не сможет продолжить известную династию ученых и научных деятелей. А такое мнение сложилось у них из-за того, что он достаточно посредственно учился в средней школе, мечтая на занятиях и получая низкие отметки.

     После не слишком успешного окончания средней школы, Вундт поступил в медицинскую школу при университете, но учиться он продолжал так же, как и в школе.  Так продолжалось вплоть до смерти его отца. Молодой человек понял, что не окончит учебное заведение, если все будет продолжаться таким же образом и если он ничего не изменить в своем поведении и отношении к обучению и к жизни. Вундт принял твердое решение все изменить, поступил в другую медицинскую школу, усердно принялся за учебу и стал доктором наук в области медицины, позже работал преподавателем в университете.

     Вильгельма Вундта особенно интересовала физиология и психология. В ходе изучения физиологии он даже создал собственную теорию чувственного восприятия. Вильгельм Вундт в течение жизни был увлечен многими темами из разнообразных научных областей. Вундт стремился показать, какое влияние имеют физиологические особенности человеческого организма на его психологические реакции. Он стал известен благодаря созданию первой в Европе лаборатории, в которой он использовал методы естественных наук для изучения психологических феноменов. Такой подход к исследованию психики человека получил название экспериментальной психологии.

     Вильгельм Вундт внес существенный вклад в развитие психологической науки и оказал серьезное влияние на многих выдающихся европейских и американских психологов. Именно поэтому его имя внесено в список наиболее значительных психологов двадцатого столетия.

Социологические идеи Вильгельма Вундта Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Д.Г. ПОДВОЙСКИЙ, Л.М. ХАЙРУЛЛИНА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИДЕИ ВИЛЬГЕЛЬМА ВУНДТА

Подвойский Денис Глебович — кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры социологии факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов,; Хайруллина Лилия Маратовна — бакалавр социологии. Адрес: 117198 Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6. Телефон/факс: (095) 433-20-22. Электронная почта: [email protected]

Постановка проблемы

Был ли Вильгельм Вундт социологом? Сам он ответил бы на этот вопрос отрицательно. Действительно, социологом в собственном смысле он не был, таковым себя не считал, и, вообще, к социологии (точнее, к самому слову «социология») относился скептически. У Вундта нет ни одного труда, про который можно было бы сказать, что он посвящен исключительно социологической проблематике. Никакой особой, самостоятельной социальной теории у Вундта мы не находим. Тем не менее его идеи занимают важное место в истории общественно-научной мысли.

Принято считать, что Вундт был одним из родоначальников социальной психологии — одним из тех, кто решительно отстаивал право этой науки на дисциплинарное самоопределение. Здесь историографы гуманитарного знания имеют в виду так называемую «психологию народов». Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что вундтовская версия «психологии народов» на самом деле (именно в содержательном отношении) была очень мало похожа на ту научную сферу, которую мы сегодня привыкли именовать социальной психологией. В конкретно-содержательном аспекте Вундта как автора концепции «психологии народов» интересовали прежде всего такие коллективно-психологические явления, как язык, мифы и обычаи. Его интерес склонялся к изучению «первофеноменов» коллективной духовной жизни. Разумеется, пригодный эмпирический материал для исследований подобного рода заимствовался, в основном, из этнографических и антропологических источников (поскольку речь шла прежде всего о древних и примитивных сообществах). В структуре «понятийной троицы» язык — мифы — обычаи внимание Вундта более всего привлекал ее первый член. «Психология народов» в данном содержательном контексте, — если смотреть на нее с

точки зрения состояния современной науки, — балансировала на грани психологически ориентированной культурной антропологии и социологизиро-ванной психолингвистики. Но общеметодологические рассуждения и концептуальные принципы, лежащие в основе проекта «психологии народов», скорее могут быть отнесены к области теоретической социологии, нежели к области социальной психологии.

Социологические мотивы в творчестве Вундта в российской историко-научной литературе остаются малоизученными. Даже в «хрестоматийной» историко-социологической литературе о Вундте не говорится ничего или почти ничего1. О его социологических идеях лишь упоминают, никогда не останавливаясь на их подробном рассмотрении. В результате Вундт как социолог превращается во второстепенную фигуру. Его творчеству обычно посвящается несколько абзацев в обзорных статьях о так называемом «психологическом направлении» в западной социологии, а сам Вундт попадает в число «сторонников психологизма». Эта характеристика неверна, ибо он, оставаясь всю свою жизнь истинным энтузиастом психологии, никогда не разделял методологических установок психологического редукционизма.

Наследие Вундта в России хорошо изучено2. Многие его труды изданы на русском языке еще в XIX веке. Вундту довелось пережить Первую мировую войну, но в сознании большинства своих современников он все же оставался, прежде всего, мыслителем XIX столетия. При жизни он был слишком хорошо известен, даже знаменит — причем не только у себя на родине, но и за рубежом.

Интеллектуальный портрет и вехи творческой биографии

Вильгельм Макс Вундт родился 16 августа 1832 года в Неккарау близ Маннгейма (Баден) в семье лютеранского пастора. Своей будущей специальностью Вильгельм выбирает медицину. Начиная с 1851 года он изучает медицинские и биологические дисциплины в университетах Тюбингена, Берлина и Гейдельберга. При этом внимание молодого Вундта привлекают, прежде всего, фундаментальные проблемы медицинской науки. Он интересуется анатомией и особенно физиологией. Интерес к последней пробуждается у Вундта не в последнюю очередь благодаря лекциям знаменитого берлинского профессора Иоганнеса Петера Мюллера, автора концепции «специфической энергии органов чувств». После окончания полного курса обучения и защиты диссертации Вундт остается в Гейдельбергском университете, где продолжает работать под началом Г. Гельмгольца, приглашенного туда в 1858 году в качестве профессора физиологии. Некоторое время молодой ученый работает в университетской физиологической лаборатории в должности ассистента. Вундт ведет практические занятия со студентами и одновременно занимается самостоятельными научными исследованиями. Его интересы в этот период уже вполне сосредоточены в области физиологии органов чувств и нервной (в том числе высшей нервной) деятельности. К данному периоду относится одна из первых его научных работ — «Очерки по теории чувственных восприятий» (1859-1862). Проблемой восприятия (и в особенности проблемой визуального восприятия пространства) в то время занимались многие естествоиспытатели. К их числу относились и «интеллектуальные наставники» молодого ученого — Мюллер и Гельмгольц.

Проблему восприятия с помощью одних только физиологических данных решить было невозможно. Исследователь высших нервных процессов, Вундт не мог себе позволить быть только биологом. Природа изучаемых им явлений характеризуется принципиально дуальным характером: она столь же физиологична, сколь и психологична. Для того чтобы продолжать свои исследования, Вундту необходимо было обратиться к изучению психологии, — области в высшей степени туманной и загадочной. У исследователей, воспитанных в традициях естественнонаучной учености, — к числу которых, несомненно, можно было бы причислить и самого Вундта, — были все основания относиться к психологии с известной долей скепсиса. Область психологии в сознании естествоиспытателей представлялась своего рода «предметно—дисциплинарным Рубиконом». По ту сторону границы располагалось «враждебное царство» — царство схоластики и метафизики. Здесь следует иметь в виду, что психологии как самостоятельной дисциплины, имеющей свой вполне определенный предмет и использующей для его изучения свои вполне определенные и надежные методы, в середине Х1Х столетия еще не существовало. Психология определялась тогда большинством представителей научного сообщества как дисциплина специфически философская.

В Германии психология находилась не просто в зависимости от философии, но в зависимости от немецкой философии (точнее, от немецкой классической «идеалистической» философии). Центральное место в рамках категориального пространства такой — философски фундированной — психологии занимало понятие души. Здесь перед учеными явно или неявно вставал следующий вопрос: как можно изучать «душу», и возможно ли изучение названного понятия в рамках науки? Этот же вопрос будут себе задавать и психологи в ХХ столетии, и большинство сформировавшихся уже в ХХ веке психологических школ будет стремиться по возможности устранять из своего профессионального словаря понятия, подобные понятию «душа» (примером в указанном отношении, конечно же, может служить бихевиоризм). Однако в Х1Х веке, и особенно в Германии, позиции методологического натурализма и эмпиризма в психологии были еще не столь сильны, и, с другой стороны, авторитет классической философии был еще слишком велик.

Из такой ситуации как будто бы существовало только два выхода, причем оба крайние. Можно было либо превратить «душу» в эпифеномен физической реальности, приписав ей тем самым статус простого продукта деятельности мозговых центров, либо продолжать рассуждать о нематериальном субстрате души в духе классической спиритуалистической метафизики. Оба выхода были тупиковыми. Первый, несмотря на свою кажущуюся научность, не обладал сколько-нибудь значительной эвристической ценностью, поскольку в концептуальном масштабе его категорий психология полностью, без остатка, растворялась в биологии. Это был обычный, заурядный и, конечно же, воинственный вульгарный материализм. Когнитивный инструментарий такого подхода не давал возможности адекватно объяснять процессы, определяющие специфику духовной жизни. Противоположная точка зрения представлялась неудовлетворительной в том отношении, что она оперировала внеэмпирическими категориями.

Психологию, еще не ставшую наукой, в середине XIX века раздирали на части ее могущественные соседи по предмету. Естествознание влекло в одну сторону, философия — в другую. В этом споре не было правого, ибо правота заключалась в третьей позиции. Психологии нужно было искать свой путь, пытаясь при этом освобождаться от собственных привязанностей и соответствующих им инодисциплинарных зависимостей. Вундт как раз и выбирает этот «третий путь». Вундт — естествоиспытатель, физиолог — уже находится по ту сторону черты, разделяющей царство природы и царство духа. И здесь, на наш взгляд, не следует искать какой-либо смены ориентиров, возникновения новых исследовательских увлечений и пристрастий. Эволюция научных взглядов Вундта не дискретна, в ее структуре не существует этапов, через границы между которыми нужно было бы «перескакивать». Вундт становится психологом, а впоследствии и философом не потому, что он с какого-то времени перестает интересоваться физиологией. Его мысль не скачет «с ветки на ветку»3, она развивается постепенно, переходя от одного предмета к другому, увлекаемая собственной внутренней динамикой. Вундт становится психологом и философом именно потому, что на предшествующей стадии своего интеллектуального развития он занимался физиологией. Как ученый-физиолог он начинает ставить перед собой вопросы, ответить на которые, оставаясь исключительно в рамках проблемного пространства физиологии, оказывается невозможно. Психология станет его глубочайшей интеллектуальной привязанностью.

Вундт довольно быстро осваивается в новой для него области. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что уже в 1863 году появляется первый вариант его фундаментальной работы «Лекции о душе человека и животных» (второе, переработанное издание книги вышло в свет в 1892 году) [13]. В данной работе мы обнаруживаем первичный вариант систематизации взглядов ученого, относящихся к области психологии. Вундт внедряется в сферу, которая требовала новых знаний. Речь идет, прежде всего, о философских знаниях, которыми он до той поры (конец 50-х — начало 60-х гг. XIX в.) не обладал. В студенческие годы философией он практически не занимался; в начале своей самостоятельной научной карьеры имел о ней, судя по всему, лишь общее представление. Вундту приходится постигать азы философии самостоятельно, причем в то время, когда он уже был вполне сформировавшимся естествоиспытателем. Однако период его творчества, который будет характеризоваться наиболее плодотворной разработкой сугубо философских вопросов, еще не наступил. Пока он совершает медленный путь в направлении от физиологии простейших перцептивных процессов к психологии, понимаемой в самом широком ракурсе ее предметных очертаний. Сочетание естественнонаучной подготовки с интересом к специфике душевной жизни производит на свет весьма оригинальный и, главное, новый для того времени концептуально-теоретический сплав.

Для современной психологии Вундт сделал очень много. Значение его трудов в известном смысле можно сравнить со значением трудов Конта для социологии. Он сформулировал методологические притязания психологии на право считаться полноценной научной дисциплиной. Успех и признание концептуальной программы Вундта были вполне объяснимы: он не ограничивался декларациями новых познавательных принципов, но реализовывал

эти принципы на практике. Он был «гуманитарием от естествознания». Поэтому его методологические установки имели вполне определенную направленность. Вундт считал, что предметом науки могут быть только действительные факты — факты, являющиеся предметом опыта. Задача всякой науки в этом смысле состоит в изучении и интерпретации взаимозависимостей, обнаруживаемых в отношениях между конкретными эмпирическими фактами. Основополагающие познавательные ориентации психологии в указанном аспекте ничем не отличаются от соответствующих познавательных ориентаций естественных наук. Душа — такой же естественный феномен, как и феномены природного мира. Она отнюдь не является неуловимой для научного исследования метафизической сущностью. Понятие «души» вводится в систему категорий психологии как обозначение совокупной области внутреннего человеческого опыта. Душа есть актуальная связь наших переживаний, воплощающихся в определенных устойчивых психических реакциях. Психическая жизнь индивида — во всяком случае на уровне простейших своих проявлений — может быть исследована экспериментальным методом. Вундт не просто говорил о возможностях применения эмпирических методов в психологии, но и применял их. Его можно считать не только теоретическим провозвестником экспериментальной психологии, но ее реальным творцом. Собственно, в широких кругах научной общественности Вундт всегда был известен прежде всего как создатель экспериментальной (физиологической) психологии.

В 1864 году Вундт становится экстраординарным профессором кафедры физиологии Гейдельбергского университета. В этом качестве он будет плодотворно работать в течение десяти лет. В 1874 году ученый переезжает в Цюрих, где занимает кафедру «индуктивной философии». Но уже в следующем (1875) году Вундт принимает новое предложение: он становится штатным профессором философии в Лейпцигском университете. Именно с этим университетом окажется связанной вся его дальнейшая научная и преподавательская деятельность. В скором времени после переезда в Лейпциг Вундт организует в этом городе первую в мире экспериментальную психологическую лабораторию. Данная исследовательская организация существовала поначалу исключительно как плод личной инициативы ее создателя. Однако вскоре она приобрела вполне официальный статус и стала функционировать под покровительством университета. Лейпцигская лаборатория Вундта стала именоваться Институтом экспериментальной психологии. Слава института довольно быстро распространилась не только по всей Германии, но и за ее пределами. В Лейпциг съезжались молодые ученые из многих стран специально для того, чтобы участвовать в исследованиях, проводимых в организованном Вундтом институте. В 80-е годы Х1Х века Лейпциг становится всемирно признанным местом интеллектуального паломничества для людей, всерьез увлеченных проблемами новейшей психологии. Многие из посещавших в ту пору вундтовский институт ученых станут впоследствии светилами мирового уровня. Среди них были, например, Г. Мюнстерберг, Дж. Г. Мид, В.М. Бехтерев. Приезжал сюда и молодой преподаватель философии Эмиль Дюркгейм [83].

Вундт был не только «гуманитарием от естествознания», но и «философом от науки». Это сближает его с позитивистами. Сходство это имеет,

правда, только общее и исключительно формальное значение. Мыслителя с ограниченными интеллектуальными горизонтами сциентистские когнитивные установки, вероятнее всего, привели бы к принятию позиции методологического натурализма. Однако Вундт выступал как последовательный противник редукционистской вульгаризации научного знания. Он разделял идею, утверждающую существование объективной иерархии уровней бытия. Психология коллектива не сводится к психологии индивида, как и психология не сводится к физиологии. Между естественными явлениями, относящимися к разным сферам, не существует отношений аддитивности. Всякая сложноорганизованная целостность (система), конечно, состоит из определенных частей. Без этих частей она существовать не может. Но все же, с другой стороны, она представляет собой нечто большее, чем просто их механическую сумму. Подобного рода целостность всегда будет обладать свойствами и качествами, отличными от тех, которыми обладают ее части, взятые по отдельности, вне контекста их взаимодействия.

Методы различных наук не сводятся друг к другу так же, как не сводятся друг к другу их предметы. С психологией и физиологией — случай особый. Здесь Вундту на помощь приходит принцип психофизического параллелизма. Вундт постулирует принципиальную самобытность психических процессов, их невыводимость из анатомического и физиологического устройства перцептивного аппарата человека. Духовное и материальное в человеке оказываются связанными, но подобного рода связь не может быть описана в категориях детерминирования первого последним, или наоборот. Материалисты и спиритуалисты с научной точки зрения одинаково не правы. Дух и природа в структурах индивидуального бытия предстают двумя различными аспектами рассмотрения одного и того же явления. Владимир Соловьев [56] в свое время довольно точно определил сущность данной концепции, сравнив ее с теорией человеческой природы, которую разрабатывал Спиноза. В метафизической системе Спинозы атрибуты «протяженности» и «мышления», характеризующие базовые свойства бытия субстанции как causa sui, на уровне индивидуального существования обращаются в соответствующие модусы: воплощением модуса «протяженности» в человеке является его «тело», а воплощением модуса «мышления» — его «душа». Если отвлечься от терминологических нюансов, то нетрудно заметить, что Вундт, в сущности, говорил о том же самом.

Антиредукционистские установки Вундта вполне отчетливо просматриваются и в методологической сфере. Вундт как создатель экспериментальной психологии, конечно же, был исключительно увлечен идеей внедрения инструментальных приемов новой методологии в область исследования феноменов душевной жизни. Однако он никогда не наделял эксперимент статусом универсального методологического средства. Даже на начальных этапах разработки собственных идей он осознавал, что возможности эффективного использования метода лабораторного эксперимента в качестве инструмента изучения фактов, относящихся к сфере человеческой психики, являются по сути своей ограниченными. Эксперимент пригоден лишь для изучения простейших психических процессов, — прежде всего для изучения феномена восприятия, элементарных психических реакций и т. п. Для изучения же сложных психических процессов, — таких, как, например, процесс мыш-

5 «Социологический журнал», № 2

ления или целеполагания, — необходимы иные методологические процедуры. Уже в работах 60-х годов Вундт указывал на то, что психолог в своих исследованиях наряду с непосредственно полученными им лабораторными данными может и должен использовать данные, которые предоставляет в его распоряжение «естественная история людей». Это означает, что важным источником информации для психолога становятся разнообразные материалы исторических, этнографических и антропологических исследований. Большинство зрелых и поздних работ ученого изобилуют историко-этнографическими сведениями. Поэтому вундтовская программа психологии является столь же естественнонаучной, сколь и гуманитарной.

И в области философии у Вундта все более отчетливо обнаруживается антиредукционистская настроенность. Вундт не разделял сферы познавательной компетенции науки, с одной стороны, и философии — с другой. В рамках его системы задачи философского мышления не противополагались задачам научного мышления. Философия в системе Вундта вырастала из науки — как бы надстраивалась над ней. Но он не был склонен доводить до абсурда собственные сциентистские устремления. Вундту всегда удавалось сохранять независимость от разного рода модных интеллектуальных поветрий. Его мышление, в частности, было вполне свободно от агрессивных «ба-заровских предрассудков», связанных с обожествлением науки, которые были исключительно популярны в среде образованной и полуобразованной общественности во второй половине Х1Х столетия. Он всегда восставал против всех и всяческих форм натуралистического обскурантизма. У Вундта философия выводится из науки, но не сводится к ней. «Древние и исконные права» философии не могут и не должны быть ущемлены: она сохраняет свою самобытность на всех уровнях (на предметном, дисциплинарном и методологическом). Весьма показательным в данной связи является тот факт, что естествоиспытатель Вундт, столкнувшись с необходимостью решения онтологических вопросов, спешит принять сторону классического идеализма. Принципиальная позиция Вундта здесь обнаруживается довольно четко. В своих общефилософских воззрениях немецкий мыслитель отталкивается от той идеи, что «всякий опыт есть, прежде всего, внутренний опыт: «то, что мы называем внешним опытом, подчинено нашим формам восприятия и понятиям», и если мы нуждаемся для образования последних в толчке со стороны, то они, тем не менее, остаются в нас» [40, с. 30.].

Индивидуально-психологическая концепция Вундта приобретает законченные очертания. Впоследствии (приблизительно с предпоследнего десятилетия Х1Х века) автор будет лишь дорабатывать ее. Что же касается философии, то здесь ситуация будет как раз обратной: именно в 80-90-е годы прославленный лейпцигский профессор напишет и издаст основные свои философские труды. К этому периоду относятся написание и выход в свет таких произведений Вундта, как «Логика» [86], «Этика» [24] и «Система философии». В них Вундт предстает уже не просто как психолог (или, если угодно, «философствующий психолог»), но как систематизатор всего пространства научных и философских знаний в целом, как теоретик-универсал.

Еще одна область интеллектуального творчества Вундта — «психология народов», которая теснейшим образом связана не только с общепсихологической, но и с философской теорией. Не случайно, что Вундт обращается к

обстоятельной разработке данной проблематики лишь на склоне лет (первый том его десятитомной «Психологии народов» выходит в 1900 году). У Вундта, как у всякого систематизатора, был свой «план», свое видение предметной и методологической преемственности различных областей знания.

Рассуждения о необходимости дисциплинарного самоопределения особой науки, призванной изучать духовные явления «надындивидуального происхождения», можно обнаружить уже в ранних работах Вундта. Человеческие индивидуумы живут не порознь, но в сообществах себе подобных — от этого факта нельзя абстрагироваться. Существует масса духовных феноменов, специфика которых не может быть объяснена исключительно индивидуально-психологическими процессами. Здание психологической науки оказывается недостроенным, если мы ограничиваем пространство исследовательских интересов психологией индивида. Эту мысль Вундт повторял неоднократно, она встречается во многих его работах. Идея, утверждающая насущную необходимость создания концептуальной основы «народопсихо-логии», проходит красной нитью через все творчество немецкого ученого. Вплотную заниматься проблемами «психологии народов» Вундт начинает только с середины 80-х годов XIX столетия. Именно к этому времени относится публикация его программных статей, посвященных данной проблема-тике[21, 31]4. Непосредственно же к разработке новой дисциплины ученый приступит лишь во второй половине следующего (последнего) десятилетия XIX века. Для систематизатора научных знаний не может быть лучшей жизненной награды, чем дар физического и творческого долголетия. Вундт прожил долгую жизнь и в этой жизни успел сделать все (или почти все), что задумал. В последние двадцать лет своей жизни, будучи уже почтенным старцем, Вундт продолжал заниматься активной научной деятельностью. Создание «Психологии народов» относится именно к данному периоду его творческой биографии. Вильгельм Вундт умер в маленьком саксонском городке Гроссботен 31 августа 1920 года на восемьдесят девятом году жизни.

Философия, психология и науки о духе

Личный вклад Вундта в социологическую теорию является скорее косвенным, чем прямым. С историко-социологической точки зрения Вундт интересен не как обществовед-теоретик в собственном смысле, но прежде всего как методолог социально-гуманитарных наук. Методологические труды Вундта по отношению к исследовательской сфере теоретической социологии занимают приблизительно ту же интеллектуальную нишу, что и произведения Г. Риккерта и В. Дильтея. Вундт, как и упомянутые мыслители, откликается на вызов методологического натурализма: стремится отстоять право наук о духе на интеллектуальную самобытность.

Вундт был типичным «системным теоретиком» не в какой-то одной области, но во всех областях вместе (и в каждой из них в отдельности). В этом отношении его можно сравнить со Спенсером. Как и Спенсер, он был интеллектуалом-энциклопедистом. Такой стиль творчества типичен для XIX столетия (хотя это, конечно, не означает, что в истории XIX века мы сможем обнаружить сколь-нибудь значительное количество теоретических систем, подобных вундтовской и спенсеровской). В XX веке проявления подобной

«интеллектуальной гигантомании» практически полностью сойдут на нет. Вундта как теоретика интересовало решительно все, и в своих намерениях объять необъятное он, кажется, вполне серьезен. Вундт намеревается в рамках своей системы примирить философию с наукой. Подобного рода устремления, очевидно, не могли не вступать в противоречие с господствовавшими в европейской мысли той эпохи методологическими установками. В этом смысле Вундту приходилось отстаивать свою позицию сразу перед двумя лагерями потенциальных оппонентов.

Позитивисты настаивали на размежевании предметных областей науки и философии главным образом потому, что в последней они видели одну лишь отвлеченную метафизику (учение о первопричинах и началах). В метафизических штудиях реализуется стремление человека к поиску ответов на неразрешимые с точки зрения позитивного (научного) мышления вопросы (к числу таковых относятся проблемы трансцендентных «сущностей» и «смыслов», бытия Бога, конечных причин явлений и т. п.). Наука же ограничивает круг своих исследовательских интересов исключительно сферой доступных наблюдению эмпирических фактов (феноменов). Все прочие (неметафизические) вопросы, которые пытается решать философия (например, вопросы общей методологии науки), не являются специфически философскими: они слишком тесно связаны с содержательными проблемами отдельных частных наук и должны решаться именно в рамках системы научного, а не философского знания. У позитивистов логику и некоторые части теории познания наука брала под свою опеку, а метафизика (спекулятивная онтология) отправлялась «на свалку истории». Наука торжествует, философия остается не у дел. Такова логика естественной эволюции форм человеческого мышления [42; 63, с. 7-28. ].

Сторонники философии в своем противостоянии позитивизму разыгрывали собственную партию. Пусть наука остается наукой, а философия — философией. У этих областей знания разные цели и разные интересы. Особую точку зрения высказывали неокантианцы. Наука, по их мнению, должна заниматься исследованием мира явлений, знания о которых мы получаем из опыта; философия же (или точнее «критически ориентированная» гносеология) призвана изучать те элементы человеческих знаний, которые не вытекают из опыта, но, напротив, предшествуют всякому опыту. Наука должна познавать окружающий мир, а философия должна познавать сами возможности познания мира. Указанные цели по сути различны, и это означает, что науке и философии, в конечном счете, отводятся разные поля для деятельности. Каждая из них занимается своим делом, не претендуя на освоение чужого интеллектуального пространства [52, 53]…

Подход Вундта к данной проблеме противостоит как первой, так и второй из обозначенных точек зрения. Его взгляд на соотношение когнитивных притязаний науки и философии был более традиционным (точнее, «старомодным»). В отличие от многих своих современников Вундт стремился не к разведению, а к сближению исследовательских позиций науки и философии. Различия между «феноменальной» и «ноуменальной» ипостасями бытия, равно как и различия между эмпирическим знанием и его априорными предпосылками не казались ему столь уж непреодолимыми. Философия как область знания в представлении Вундта может и должна обрести статус научной фило-

софии. Интерес философа, конечно, не ограничивается миром наблюдаемых явлений. Но философия совершает свой прыжок в область трансцендентного, находясь изначально в пределах эмпирического мира. Она может решать свои задачи лишь при посредстве опытного научного знания. Философия, действительно, перерастает опыт, но и вырастает именно из него. Философия удовлетворяет прежде всего потребность в цельном (системно упорядоченном, а не фрагментарном) миросозерцании, формирует интегративную перспективу миропонимания, преодолевая дискретный характер отдельных познавательных сфер. При таком подходе опытные науки оказываются столь же заинтересованными в результатах интеллектуальной деятельности философии, как и эта последняя — в результатах эмпирических дисциплин.

Структура философского знания, таким образом, приобретает более или менее привычные очертания. Теоретическая философия включает в себя два раздела: метафизику и теорию познания. Первая создает целостный образ мира, используя при этом разного рода специальные научные знания. Вторая же исследует сами возможности познавательной деятельности, причем не только познавательной деятельности вообще, но и относящейся к отдельным предметным областям. Поэтому логико-гносеологический отдел философии включает в себя и общую методологию научного познания. Эта сфера имеет структуру, соответствующую структуре собственного предмета: методологические изыскания философии дифференцируются прежде всего на основании того факта, что все эмпирические науки делятся на науки естественные (или науки о природе) и науки о духе.

Здесь перед Вундтом встает «корневой» вопрос всей методологии социально-гуманитарного познания: существует ли какая-либо принципиальная специфика наук о духе? Вундт не сомневается в том, что науки о духе представляют собой вполне самобытную научно-познавательную сферу. Они коренным образом отличаются от естествознания, причем отличия не сводятся лишь к большей сложности изучаемых данными науками явлений. Дух связан с природой, но сам по себе он есть нечто принципиально иное. Как определяется специфика познания духовных явлений в отличие от специфики познания явлений естественных? Области познавательных интересов соответствующих научных сфер определяются Вундтом не в объектном, но в «специфически предметном» (в современном смысле этого понятия) аспекте. Отличающиеся друг от друга миры духовной и природной реальностей возникают в нашем сознании лишь постольку, поскольку мы направляем на них свой особым образом ориентированный исследовательский интерес. Эмпирическое бытие само по себе предстает перед нами как некое единство. Оно становится для нас природой, когда мы смотрим на него как на природу; если же мы, напротив, взираем на него как на дух, оно становится для нас духом. Не существует никаких особых сфер реальности самих по себе, но существуют разные точки зрения, с позиций которых мы можем исследовать данные нам в наблюдении факты. Все это напоминает аргументацию, характерную для «юго-западной» (баденской) школы неокантианства [52, 53]. Но на этом сходства заканчиваются. Там где «баденцы» противопоставляют наукам о законах науки исторические, там Вундт противополагает естествознанию психологию, которая — не просто одна из наук о духе. В его концепции психология становится «повелительницей» гуманитарного зна-

ния в целом. Психология — это не какая-то определенная исследовательская сфера, но определенный «угол зрения», определенный «взгляд на вещи». Естествознание изучает отдельные события и феномены, данные нам в опыте, абстрагируясь от того факта, что этот опыт является нашим субъективным опытом. Естествоиспытатель всегда смотрит на мир как на нечто, «имеющее место быть» вне и независимо от деятельности человека как разумного существа. Существование мира для него есть нечто данное само по себе. Но ведь на мир можно смотреть и иначе. Именно так, собственно, и поступает психология, а вслед за ней и все прочие науки о духе.

Психология изучает те или иные явления именно в той мере, в какой эти последние оказываются актуально связанными с субъективностью. Психологию интересует не внешний, но внутренний опыт, а также связь, существующая между двумя этими сферами опыта. О гуманитарных науках в целом и о психологии в частности можно сказать, что их задачи «начинаются там, где человек как существо, одаренное волей и мышлением, представляет существенный фактор явлений»; и «наоборот, все явления, в которых это отношение к духовной стороне человека не имеет значения, составляют предмет естественнонаучного исследования» [40, с. 137]. Методологическая зависимость отдельных наук о духе от психологии при таком подходе сводится к следующему: все представители конкретных гуманитарных дисциплин фактически занимаются не чем иным, как именно «психологическим истолкованием фактов». Психологическая интерпретация явлений действительности отличается от естественнонаучной именно в той мере, в какой мы обнаруживаем в феноменах духовной жизни результаты волевой, целеори-ентированной деятельности человеческих индивидуумов. Воля и мышление представляют собой феномены, сущность которых не может быть адекватно описана в терминах естественнонаучного дискурса. При этом на важность понятия воли для определения специфики психологического рассмотрения фактов Вундт обращает особое внимание. Здесь обнаруживаются «волюнтаристические» мотивы его концептуальной позиции, которые он противопоставляет «интеллектуализму» гербартианской психологической традиции. Человек, — подчеркивает Вундт, — является не только мыслящим, но и «волящим» существом, и этот факт имеет чрезвычайно большое значение для определения базовых конститутивных качеств его бытия.

Общие стратегические параметры и границы методологически допустимых исследовательских поисков определены. Далее Вундт разрабатывает ряд методологических принципов, имеющих непосредственное отношение к тематике социально-гуманитарного знания. Вундт отлично понимал, что основной теоретической проблемой социальных наук является проблема, коренящаяся в структуре категориальной диады «индивид/общество». Проблема эта многоаспектна, она может иметь несколько планов рассмотрения. Сторонники индивидуалистического (номиналистического, сингуляристско-го) взгляда в своей исследовательской деятельности, как правило, руководствуются «принципом субъективного суждения». Естественно-генетическую сущность названного принципа Вундт определяет следующим образом: «Где бы мы ни встретили вне нас явления, которые мы приводим в связь с духовными процессами, похожими на переживаемые нами самими, первым мерилом для суждения об этих явлениях служит наше собственное внутреннее

переживание» [40, с. 140]. Именно этот принцип используют люди в своей повседневной жизни, и этот же принцип используют многие профессионалы-гуманитарии. Ученый, ориентирующийся в своей исследовательской деятельности на данный принцип, будучи сам человеком, стремится — «благодаря этому счастливому обстоятельству» — к разумному истолкованию поведения других людей, например, тех или иных исторических личностей. С помощью такого естественного метода он пытается проникнуть во внутренний мир последних, оценить и проанализировать их воображаемые мотивы и внутренние побуждения.

Рассуждая о специфике эмпирического применения «принципа субъективного суждения», Вундт указывает на отдельные недостатки, коренящиеся в самой его сути. Во-первых, — замечает Вундт, — при таком подходе возникает реальная опасность рационализации нерационального: исследователь, склонный видеть в человеческих поступках исключительно проявления (объективации) строго рациональных мотивов, имеет шанс грубо извратить образ изучаемого им духовного явления. Дело в том, что люди отнюдь не всегда согласуют свои действия с вполне осознанными соображениями, подвергаемыми ими самими серьезной предварительной рефлексии. Душа человека представляет собой обиталище не только для разума, но и для чувств. В любом случае, структура человеческой мотивации чрезвычайно сложна, и такая сложность не может не переноситься на саму процедуру исследования конкретно-эмпирических форм этой мотивации. Во-вторых, — утверждает Вундт, — применение «принципа субъективного суждения» чревато еще и тем, что некоторые использующие его исследователи, имеющие порой лишь приблизительное, а то и просто неверное, представление о специфике исторического контекста жизни людей прошедших эпох, демонстрируют излишнюю склонность к «специфически современной» трактовке имевших место в прошлом человеческих деяний. Продукты духовной активности людей, живших в былые времена, оцениваются такими исследователями с точки зрения современности, что, естественно, приводит к искажению всей перспективы исторической интерпретации фактов в целом.

Речь в данном случае идет о «методологии понимания». Претензии, которые предъявляет Вундт по отношению к упомянутой ориентации культурно-исторического познания, кажутся сегодня вполне очевидными и естественными. Однако в 80-е годы XIX столетия «понимающей социологии» в ее современном виде еще не существовало. Из крупных теоретиков позиции «методологии понимания» на тот момент отстаивал один лишь В. Дильтей [29, 70]. Работы М. Вебера [2] и Г. Зиммеля [77, 78], в которых будет освещаться данная проблематика, появятся позднее. Восьмидесятые годы в этом смысле можно считать годами накопления первичного критического материала по данной теме — материала, который впоследствии будет подвергнут основательному аналитическому осмыслению и конструктивной переработке. Замечания Вундта, несмотря на их кажущуюся простоту, обнаруживают завидную проницательность. Это будет заметно уже в начале XX века: субъективистская методология в лице лучших своих представителей избавится от тех «одиозных крайностей», которые сопровождали ее идейное развитие в ХУШ-Х1Х веках. «Методология понимания» в XX столетии станет именно методологией. Она освободится от наивности и вульгарности собственных

ранних версий. На первое место будет выдвинута проблема общезначимости результатов и универсальной применимости процедур интерпретативной методологической стратегии как эффективного средства анализа фактов социокультурной реальности. Но всему этому должна была предшествовать конструктивная критика, подобная той, которую мы находим у Вундта.

«Принципу субъективного суждения» Вундт противопоставляет «принцип зависимости от духовной среды». Последний объясняет культурно-исторические явления не через посредство субъективного истолкования мотивов отдельных личностей, но путем исследования специфики внешних (духовных и материальных) условий жизни людей как общественных существ. Эвристическая ценность такого подхода — в сравнении с подходом, утверждаемым «принципом субъективного суждения», — представляется Вундту несомненной. Вместе с тем, идея зависимости человека от его естественного и культурного окружения при односторонней трактовке собственного содержания может легко превращаться в основной интеллектуальный козырь разного рода вульгарных (редукционистских) концептуальных систем. Теоретическое звучание данного принципа нетрудно довести до абсурда: человека можно целиком и полностью растворить в необъятном пространстве над- и сверхиндивидуальных детерминант его существования. В роли решающего фактора при такой постановке проблемы могут выступать любые разновидности материального антуража человеческой жизни, либо разного рода таинственные трансцендентные духовные силы. Однако все это лишь крайние случаи. В самом своем существе «принцип зависимости от духовной среды» содержит важную мыслительную предпосылку: отдельно взятый индивид не заключает в себе конечной причины всех духовных явлений. Это верно прежде всего потому, что человек существует «не в безвоздушном пространстве». На его поведение, мысли и самоощущение оказывают влияние самые разнообразные силы. К их числу относится и социальная природа самого человека. В истории жизни мыслящего человечества мы обнаруживаем множество духовных — психических по своей сути — феноменов, которые характеризуют человека не как индивидуальное, но именно как социальное существо. Таковы, например, религия, язык, обычаи, мораль, право, государство…

Концептуальный фундамент «Психологии народов»

В энциклопедической системе Вундта среди прочих наук о духе «психология народов» была на особом счету. Вундт относился к данной области знания в некотором роде как к собственному интеллектуальному детищу — несмотря на то, что термин «психология народов» не был его личным изобретением [25, 74]. По замыслу Вундта, «психология народов» должна изучать духовные явления надындивидуального происхождения. Потребность психологической науки в самоопределении такой ее области диктовалась, главным образом, следующим соображением: «совместная жизнь людей вызывает явления, которые, несмотря на свой несомненный психический характер, не могут быть объяснены из условий и законов индивидуальной душевной жизни» [40, с. 22]. Если так, то, соответственно, нужна особая наука, которая будет исследовать феномены подобного рода.

Камнем преткновения в «психологии народов» являлась позиция индивидуалистического психологизма. Сторонники данного направления мысли, в полной мере согласовывавшие свои воззрения с представлениями «здравого смысла», утверждали, что никакой особой реальности интерментальной духовной жизни не существует; общество есть всего-навсего механический конгломерат отдельных индивидуальных поведенческих актов; номинальная действительность духовной жизни социума эпифеноменальна по отношению к реальной действительности духовной жизни конкретных людей; все духовные процессы протекают исключительно в сознании конкретных индивидуумов и более нигде; общественное сознание представляет собой лишь простую сумму индивидуальных сознаний. В целом, позиция вульгарного методологического индивидуализма может быть выражена формулой: «нет ничего в обществе, чего бы не было в индивиде». Если принять подобные воззрения за точку отсчета, то следует отказаться от любых попыток исследования надындивидуальной духовной жизни при помощи концептуально самостоятельных средств. Тогда не только на социологии, но и на социальной психологии можно было бы поставить крест. Как первая, так и вторая превратились в разделы индивидуальной психологии. Вундт осознавал ограниченность подобного взгляда. Его критика методологического сингуляриз-ма удивительно похожа на дюркгеймовскую критику (различие в том, что Вундт пытался защитить «психологию народов», а Дюркгейм — социологию) [32, 33]. Однако наука, принципы которой разрабатывал Вундт, являлась, по его глубокому убеждению, наукой психологической. Вундт и сам не признавал существования каких бы то ни было автономных по отношению к реальности индивидуальной психики духовных образований. «Народный дух», являющийся центром притяжения исследовательских интересов новой отрасли психологического знания, в трактовке Вундта полностью утрачивает черты трансцендентного (независимого от жизни индивидуальной души) духовного субстрата. «Народный дух» не витает где-то над нами, он живет в нас самих. Однако создается он не кем-то конкретно, но сообществом в целом. Его эмпирически осязаемые очертания формируются совместной духовной деятельностью многих индивидов. Духовный облик общества порождается коллективным творчеством тысяч людей. Реальность «народного духа» есть продукт деятельности всех людей вместе, и никого из них в отдельности. «Народный дух» в понимании Вундта напоминает дюркгеймов-ские «коллективные представления», включает в себя все то, что создается индивидами, но не индивидом, все то, что обитает в недрах индивидуальной души, но не порождается ей. Номиналистической позиции индивидуализма Вундт противопоставляет реализм собственного подхода. Наиболее отчетливо его аргументация прослеживается в следующих словах: «Конечно,… можно возразить, что душа народа всегда состоит. из единичных душ, причастных ей; она — ничто вне последних, и все, что она порождает, приводит нас с необходимостью назад, к свойствам и силам индивидуальной души. Но если, как это само собою разумеется, предварительные условия всего, что порождается известным составным целым, уже должны содержаться в его членах, однако этим отнюдь не утверждается еще, что все продукты, создаваемые составным целым, вполне объяснимы из предварительных его условий. Скорее же можно ожидать, что совместная жизнь многих одинаковых

по организации индивидуумов и вытекающее из этой жизни взаимодействие их между собою должны, как вновь привходящее условие, порождать и новые явления со своеобразными законами. Хотя эти законы никогда не могут противоречить законам индивидуального сознания, однако они отнюдь не содержатся, благодаря этому, в последних, совершенно так же, как и законы обмена веществ, например, в организмах не содержатся в общих законах сродства тел» [50, с. 211-212].

Если мы устраним из приведенного отрывка специфически немецкое словоупотребление «душа народа» и заменим его на какое-нибудь другое, аналогичное по смыслу, то тогда у нас получится текст, авторство которого можно было бы приписать Э. Дюркгейму. Во всяком случае, сходство мысли и логики ее развертывания представляется здесь очевидным5. Но Вундт останавливается как раз перед той чертой, которую в скором времени перешагнет Дюркгейм. Для Вундта коллективная духовная реальность до известной степени также обладала чертами реальности sui generis. Но из своих рассуждений немецкий мыслитель все же не выводит чего-либо похожего на дюркгеймовское определение социального факта. Как психолога Вундта интересовало не общество в собственном смысле слова, а «специфически духовная», «ментальная» составляющая социальной жизни. В конечном счете предметом его исследований были «деревья», а не «лес». Он изучал не социальную реальность как таковую, а лишь «человеческое измерение» этой реальности. И сами конкретно-содержательные (не методологические) исследовательские планы Вундта были определены вполне в русле специфических задач психологического знания.

Во-первых, Вундт противопоставляет «психологию народов» не только психологии индивидуальной, но и таким разделам психологического знания, как «психология рас» и «психология толпы». Две последние, как бы мы ни понимали их предмет и исследовательские задачи, концентрируют свое внимание на изучении явлений надындивидуального происхождения. Однако Вундт остается верен «специфически немецкой» интеллектуальной традиции, идейные горизонты которой определялись сначала романтиками и Гегелем, а впоследствии представителями исторической школы права и исторической (в том числе и новой исторической) школы политэкономии. Истинным субъектом глобального социокультурного процесса («историческим индивидуумом») для Вундта, как носителя упомянутой национальной традиции мысли, является именно народ как особая социальная общность, совокупность людей, проживающих на определенной территории, подчиняющихся власти одного государства, имеющих общее культурно-историческое наследство и говорящих на одном языке. Вундта, в конечном счете, интересует именно психология народа, а не какой-либо иной социально-групповой единицы. «Психология народов» в понимании Вундта не тождественна коллективной (социальной) психологии в широком смысле. У других социальных общностей тоже есть своя «душа» (взять, к примеру, «душу толпы», изучением характера которой занимался Г. Лебон [45]). Но душа толпы и душа народа суть совершенно разные вещи. Именно народы выступают в истории человечества в качестве реальных творцов основополагающих форм духовной культуры, именно они являются подлинными субъектами культурно -исторической практики.

Во-вторых, сама внутренняя область предметной компетенции «психологии народов» оказывается ограниченной вполне определенными рамками. Мориц Лацарус и Xейман Штейнталь [25, 74], у которых Вундт, собственно, и заимствовал сам термин для обозначения новой науки, включали в сферу интересов «психологии народов» решительно все области явлений духовной жизни человечества. Вундт отвергает такой подход с самого начала. Скажем, литературу, искусство и науку как духовные феномены Вундт по принципиальным соображениям исключает из области исследовательских интересов «психологии народов». В этих продуктах человеческой деятельности, по его мнению, заключено слишком много индивидуального — того, что порождается специфическими особенностями ума и характера отдельных людей. (Кроме всего прочего, в упомянутых областях культурного творчества мы обнаруживаем значительный элемент сознательного; сознательное же по самой своей сути в существенной степени зависит от неповторимых и уникальных способностей конкретной человеческой личности.) В названных сферах, — заключает Вундт, — влияние народного духа следует считать второстепенным. Он проявляет себя прежде всего в продуктах коллективного творчества людей; причем веяния его распространяются в структурах индивидуальной человеческой психики отнюдь не обязательно на уровне высокой рациональной рефлексии. Действительное и «полнокровное» воплощение жизни народной души, по мнению Вундта, мы можем наблюдать лишь в трех сферах — в языке, мифах и обычаях. Взятые вместе, они представляют собой своего рода «тройственный союз» фундаментальных структурных характеристик народного духа. В рамках души народа язык, мифы и обычаи выполняют те же самые функции, которые в рамках души отдельного человека выполняют представления, чувства и воля. Разумная деятельность души, имеющая своим источником представления, выражает собственное бытие в языковых формах. Чувства, коренящиеся в аффектах, порождают миф. Воля же воплощается в конкретных человеческих поступках, согласующихся с нормами обычая. Язык, мифы и обычаи не являются продуктами индивидуального изобретения. Их формы созидались и видоизменялись в процессе многовековой естественной эволюции человеческого рода. Ни одно из этих явлений не возникло как результат ментальной инновации — в конкретном месте, в конкретное время. Язык, мифы и обычаи произведены на свет не «мудростью» каких-то конкретных индивидов, но «мудростью» человеческого сообщества в целом. С этой точки зрения Вундт критикует разного рода индивидуалистические концепции антропосоциогенеза (индивидуалистические теории происхождения языка, религии, государства; теории общественного договора и т. п.)6.

В работах Вундта, посвященных проблематике «психологии народов», можно обнаружить также множество других любопытных с социологической точки зрения идей. В рамках статьи такая задача решена быть не может. Однако необходимо указать еще на два мотива интеллектуального творчества Вундта: его взгляд на проблему «обратной связи» в рамках когнитивной системы взаимодействия «индивидуальная психология — психология народов» и отношение к современной ему социологии.

«Психология народов» определялась Вундтом как вполне самостоятельная дисциплина, изучающая явления особого рода. Ее законы и принци-

пы не могут быть сведены к законам и принципам индивидуальной психологии. Самим фактом своего существования она преодолевает до известной степени границы сугубо сингуляристских ходов мысли, характерных для общей психологии. Ко всему прочему она обретает способность реально влиять на процесс и результаты индивидуально-психологических исследований. Душа человека в эмпирическом смысле не представляет собой самодостаточной величины. Реальный эмпирический индивид всегда живет в обществе. Его индивидуальная психическая природа не могла бы в полной мере сформироваться в отрыве от его социальной природы. Классическим примером в этом отношении является язык. Развитие индивидуального мышления невозможно представить вне инструментального контекста языковых структур. Человек как предмет интереса индивидуальной психологии предстает перед нашим взором, прежде всего, как существо, наделенное способностью к мыслительной деятельности (способностью к свободной комбинации представлений). Процесс мышления всегда воплощается в языковых формах. Но язык как феномен возникает только в обществе — как средство коммуникации мыслящих существ.

Как Вундт относился к социологии? Его позицию нельзя оценивать с точки зрения современности. Сравнивать вундтовскую «психологию народов» с социологией или социальной психологией неправомерно. «Психологии народов» уже не существует. Данный термин не вошел в научный обиход. При жизни Вундта слово «социология» имело почти столь же условное значение, что и слово «психология народов». Но история мысли сделала свой выбор. «Социология» существует. Существуют и социальная психология, и этнография, и антропология, и социолингвистика. А «психологию народов» сегодня можно только вспоминать.

Что касается отношения Вундта к термину «социология», то историограф вундтовского учения Эдмунд Кёниг свидетельствует, что Вундт крайне отрицательно относился к этому «модному увлечению наукой, которая, собственно говоря, еще не существует; даже более, о содержании которой едва ли можно составить ясное представление» [40, с. 138]. Вундт как теоретик и методолог наук о духе, написавший основные свои работы в данной области еще в 80-е годы XIX века, адресовал критические замечания не социологии вообще, не социологии как науке (в ту пору ее не существовало), а социологии Огюста Конта. В то время почти все исследователи, называвшие себя социологами, считали себя в большей или меньшей степени последователями Конта. Те, кто относился к идейному наследию Конта критически, как правило, относились подобным же образом и к контовской терминологической инновации.

Вундта, конечно, нельзя назвать антипозитивистом. В некоторых аспектах теория Конта могла ему даже импонировать. Вундт был психологом и во всех дисциплинарных спорах отстаивал позиции психологии. Конт же в своей знаменитой классификации наук психологию проигнорировал. Равным образом Вундт считал, что нет ни одной области социальной жизни, которая не изучалась бы какой-либо из уже существующих гуманитарных наук. Социология — лишь собирательное название совокупности обществоведческих дисциплин. Критику Вундта можно считать справедливой. Основные работы, посвященные проблеме предметной спецификации социологической

науки (к их числу относились, например, работы Г. Зиммеля [77, 78]) будут написаны несколько позже. В 70-80-е годы XIX столетия вопрос о специфически социологическом взгляде на общество оставался еще принципиально не решенным. Социологи XIX века претендовали на изучение чрезвычайно широкого круга явлений. Тем, кто называл себя социологами, было не вполне ясно, чего же именно они хотят. Все это вызывало резонные возражения со стороны представителей смежных дисциплин, стремившихся охранять рубежи собственных интеллектуальных владений. Если для Конта социология была «царицей наук», то для Вундта направляющей силой прогресса гуманитарного знания являлась психология. Социология (в глазах Вундта) оспаривала у психологии принадлежащее ей интеллектуальное первенство. Позицию Вундта в данном контексте можно считать вполне объяснимой.

Вундт умер в один год с Максом Вебером. Правда, Вундту «стукнуло» восемьдесят восемь, а Веберу — всего пятьдесят шесть лет. Если руководствоваться масштабом историко-научной хронологии, можно утверждать, что Вундту довелось пережить «золотой век» немецкой социологии. Однако кажется, что этот «золотой век» прошел мимо Вундта, или обошел его стороной. Мировую славу немецкой социологии принесло поколение Тённиса, Зиммеля и Вебера. Немецкая социология преодолела позитивизм и натурализм, избавилась от многих концептуально-методологических изъянов социологии XIX века, обрела высокий академический статус. Вундт принадлежал к другому поколению и никак не соприкоснулся с немецкими интеллектуалами «веберовского круга». Он пережил свой век в физическом смысле, но не пережил его в смысле интеллектуальном.

Вклад Вундта в историю развития социологической науки можно считать весьма значительным. Сам строй его мышления чрезвычайно социологичен, его достижения были довольно существенными, его творчество создавало особый фон, на котором более отчетливо прорисовывалось развитие общественнонаучного знания. Раздумывая над судьбой Вундта, мы вспоминаем евангельскую историю о добром самаритянине. Случай Вундта и есть тот самый случай…

ЛИТЕРАТУРА

1. Бао А.К. Нравственные воззрения В. Вундта: Критическое исследование. Вып. 1. Воронеж: типо-лит. Губ. правл., 1888.

2. Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии. Основные социологические понятия // Вебер М. Избранные произведения: Пер. с нем. / Сост., общ. ред. и послесл. Ю.Н. Давыдова; предисл. П.П. Гайденко. М.: Прогресс, 1990.

3. Викторов Д. Вундт // Энциклопедический словарь. Т-во «Бр. А. и И. Гранат и К.». 7 издание / Под ред. Ю.С. Гамбарова, В.Я. Железнова, М.М. Ковалевского, С.А. Муромцева и К.А. Тимирязева. Т. XI. СПб, б.г.

4. Виндельбанд В. Философия в немецкой духовной жизни XIX столетия: Пер. с нем. / Ин-т философии. М.: Наука, 1993.

5. Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: История и современность. Ростов на Дону: «Феникс», 1999.

6. Вундт В. Введение в психологию / Пер. с нем. Н. Самсонова. М.: Космос, 1912.

7. Вундт В. Введение в философию / Пер. с нем. С.С. Штейнберга и С.Д. Львова. СПб.: Редакция журнала «Образование», 1902.

8. Вундт В. Введение в философию. М.: Добросвет, 1998.

9. Вундт В. Две культуры: К философии нынешней войны. Пг.: Бычковский, 1916.

10. Вундт В. Душа и мозг / Пер. с нем. Одесса: Г. Бейленсон и И. Юровский, 1894.

11. Вундт В. Естествознание и психология / Пер. с нем. А.Ф., К-Ш. СПб.: В.В. Битнер, 1904.

12. Вундт В. Индивидуум и общество. Речь, произнесенная 23 апреля 1891 г., в день рождения короля саксонского Альберта, в Лейпцигском университете / Пер. с нем. СПб.: Типо-лит. А. Рабиновича и Ц. Крайза, 1896.

13. Вундт В. Лекции о душе человека и животных / Пер. с 2-го нем. изд. П.Я. Розенбаха. СПб.: К.Л. Риккер, 1894.

14. Вундт В. Мировая катастрофа и немецкая философия / Пер. с нем. и предисл. Е.М. Браудо. Пг.: Полярная звезда, 1922.

15. Вундт В. Миф и религия / Пер. В. Базарова и П. Юшкевича. Под ред. Д.Н. Овсянико-Куликовского. СПб.: Брокгауз — Эфрон, 1913.

16. Вундт В. Нации и их философия: Глава из мировой войны / Сокр. пер. Д.А. Каплана. Екатеринослав: Наука, 1919.

17. Вундт В. О развитии этических воззрений / Сост.: В.Ф. Чиж. М.: Унив. тип. (М. Катков), 1886.

18. Вундт В. Основания физиологической психологии / Пер. В.Х. Кандинского. М.: Н.А. Абрикосов, 1880.

19. Вундт В. Основы искусства. Извлечение из З т.: Wilhelm Wundt «Völkerpsychologie» / Пер. Н.К.Я. СПб.: Тип. Смирнова, 1910.

20. Вундт В. Очерк психологии / Пер. с нем. Г.А. Поперна. СПб.: Ф. Павленков, 1897.

21. Вундт В. Проблемы психологии народов / Пер. Н. Самсонова. М.: Космос, 1912.

22. Вундт В. Связь философии с жизнью за последние сто лет: Речь проф. В. Вундта, произнесенная по случаю избрания его в ректоры Лейпцигского университета / Пер. И. Юровского. 3-е изд. Одесса: Г. Бейленсон и И. Юровский, 1895.

23. Вундт В. Фантазия, как основа искусства / Пер. Л.А. Зандера. Под ред. А.П. Нечаева. СПб.-М.: Т-во М.О. Вольф, 1914.

24. Вундт В. Этика. Исследование фактов и законов нравственной жизни. Т. 1-2 / Пер. с нем. СПб.: Журнал «Русское богатство», 1887-88.

25. Гильтебрандт П.А. Штейнталь и Лацарус: Мысли о народной психологии, переданные П.А. Гильтебрандтом. Воронеж: Тип. В. Гольдштейна, 1865.

26. Гофман А.Б. Семь лекций по истории социологии: Учебное пособие для вузов. М.: Мартис, 1995.

27. Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная теоретическая социология. СПб.: Изд-во «Ольга», 1996.

28. Дельбрюк Б. Введение в изучение языка: Из истории и методологии сравнительного языкознания / Пер. под общ. ред. С. Булича. СПб.: Тип. М. Меркушева, 1904.

29. Дильтей В. Описательная психология. М.: Русский книжник, 1924.

30. Дружинин В.Н. Индивид и толпа в объективе «солнечного микроскопа психологии» // Преступная толпа. М.: Институт психологии РАН, Издательство «КСП+», 1998.

31. Дьяков И. В. Вундт. «Проблемы психологии народов»: Рецензия на книгу // Психологическое обозрение. 1917. № 2.

32. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда: Метод социологии: Пер. с фр. М.: Наука, 1991.

33. Дюркгейм Э. Социология: Ее предмет, метод, предназначение / Пер. с фр., сост., послесл. и прим. А.Б. Гофмана. М.: Канон, 1995.

34. Западноевропейская социология XIX — начала XX вв.: Тексты / Сост. В.П. Трошкина. Под ред. В.И. Добренькова. М.: Международный университет бизнеса и управления, 1996.

35. Зелинский Ф.Ф. В. Вундт и психология языка // Вопросы философии и психологии. 1902. Кн.61.

36. История социологии: Учебное пособие / Авт. колл.: Елсуков А.Н., Бабосов Е.М., Гри-цанов А.А. и др.; Под общ. ред. А.Н. Елсукова и др. Минск.: Высшая школа, 1993.

37. История социологии в Западной Европе и США. М.: Наука, 1993.

38. История теоретической социологии: В 4-х тт. Т. 1 / Отв. ред. и сост. Ю.Н. Давыдов. М.: Канон, 1997.

39. Капитонов Э.А. История и теория социологии: Социология XIX века. Учебное пособие для вузов. М.: Приор, 2000.

40. Кёниг Э. В. Вундт: Его философия и психология / Пер. с нем. С. Штейнберга. СПб.: Ред. журнала «Образование», 1902.

41. Козер Л. Функции социального конфликта / Пер. с англ. О.А. Назаровой. М. : Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000.

42. Конт О. Дух позитивной философии: Курс положительной философии // Западноевропейская социология XIX века: Тексты / Сост. В.П. Трошкина. Под ред. В.И. Добренькова. М.: Международный университет бизнеса и управления,

1996.

43. Кудрявский Д.Н. Психология и языкознание: По поводу новейших работ Вундта и Дельбрюка. СПб.: Тип. Имп. Академии наук, 1904.

44. Лацарус М. Взаимодействие души и тела / Пер. с нем. Л. Бродовского. СПб.: И. Юровский, 1896.

45. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб.: Макет, 1995.

46. О.Н. Психология языка // Педагогический сборник. СПб., 1901. Январь — июнь.

47. Оппоков М. Язык: Народопсихологическая грамматика Вильгельма Вундта. Популярное пособие по философии и психологии языка. К.: Тип. Ьй Киевской артели печатного дела, 1910.

48. Пауль Г. Принципы истории языка / Пер. с нем. под ред. А.А. Xолодовича. Вступит. ст. С.Д. Кацнельсона. М.: Иностранная литература, 1960.

49. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. История психологии: Учебное пособие для высшей школы. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 1994.

50. Преступная толпа. М.: Институт психологии РАН, Издательство «КСП+», 1998.

51. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории / Под ред. А.В. Брушлинского. — М.: Издательство «Институт психологии РАН»,

1997.

52. Риккерт Г. Границы естественнонаучного образования понятий. Логическое введение в исторические науки. СПб.: Наука, 1997.

53. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре: Пер. с нем. / Общ. ред. и пре-дисл. А.Ф. Зотова; сост. А.П. Полякова, М.М. Беляева; подгот. текста и прим. Р.К. Медведевой. М.: Республика, 1998.

54. Селитренников А.М. Оправдание науки: Теория познания В. Вундта. Сергиев Посад: Тип. Св.-Тр. Сергиевой Лавры, 1907.

55. Селитренников А.М. Этические и религиозные воззрения В. Вундта. Xарьков: Тип. «Мирный труд», 1910.

56. Соловьев В.С. Вундт // Энциклопедический словарь. (Ф.А. Брокгауз — И.А. Эфрон). Т. VII. СПб.: Типо-литография И.А. Эфрона, 1892.

57. Социальная психология: Xрестоматия: Учебное пособие для студентов вузов / Сост. : Е.П. Белинская, О.А. Тихомандрицкая. М.: Аспект Пресс, 2000.

58. Степанов С.С. В. Вундт: Биография // Степанов С.С. Психология в лицах. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.

59. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.: Академический Проект, 2000.

60. ТардГ. Законы подражания / Пер. с франц. СПб.: Ф. Павленков, 1892.

61. Тард Г. Социальная логика. СПб.: Социально-психологический центр, 1996.

62. Тард Г. Социальные законы. Личное творчество среди законов природы и общества / Пер. с франц. под ред. и с предисл. Л.Е. Оболенского. 2-е изд. СПб.: Гу-бинский, 1906.

63. Тексты по истории социологии XIX — ХХ вв. Хрестоматия / Сост. и отв. ред. В.И. Добреньков, Л.П. Беленкова. М.: Наука, 1994.

64. Хвостов В.М. Социология. Ч. 1.: Введение. Исторический очерк учений об обществе. М.: Московский научный институт, 1917.

65. Хотинец В.Ю. Этническое самосознание. СПб.: Алетейя, 2000.

66. Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию. М.: Государственная академия художественных наук, 1927.

67. Шпет Г.Г. Предмет и задачи этнической психологии // Психологическое обозрение. 1917. № 1.

68. Ярошевский М.Г. История психологии: От античности до середины XX в. Учебное пособие для вузов. 2-е изд. М.: Академия, 1997.

69. Delbrück B. Grundfragen der Sprachforschung, mit Rücksicht auf W. Wundts Sprachpsychologie erörtert von B. Delbrück. Strassburg: Trübner, 1901.

70. Dilthey W. Der Aufbau der geschichtlichen Welt in den Geisteswissenschaften. — 5 unveränd. Aufl. // Dilthey W. Gesammelte Schriften. Bd. 7. Stuttgart: Teubner; Göttingen: Vandenhoek & Ruprecht, 1968.

71. Heussner A. Einführung in Wilhelm Wundts Philisophie und Psychologie. Göttingen: Vandenhoek & Ruprecht, 1920.

72. Hiebsch H. Wilhelm Wundt und die Anfänge der experimentellen Psychologie. Berlin: Akad.-Verl., 1977.

73. Meischner W., EschlerE. Wilhelm Wundt. Leipzig: Urania, 1979.

74. Moritz Lazarus und Heymann Steinthal: Die Begr. der Völkerpsychologie in ihren Briefen. Tübingen: Mohr, 1971.

75. Petersen P. Der Entwicklungsgedanke in der Philosophie Wundts. Zugleich ein Beitrag zur Methode der Kulturgeschichte. Leipzig:Voigtländer, 1908.

76. Petersen P. Wilhelm Wundt und seine Zeit. Stuttgart: Frommann, 1925.

77. Simmel G. Grundfragen der Soziologie. (Individuum und Gesellschaft). — 4. unveränd. Aufl. Berlin: De Gruyter, 1984.

78. Simmel G. Soziologie. Untersuchungen über die Formen der Vergesellschaftung / Hrsg. von Otthein Rammstedt. (1992) // Simmel G. Gesamtausgabe. Bd. 11. Frankfurt am Main: Suhrkamp, 1989-1992.

79. Sütterlin L. Das Wesen der sprachlichen Gebilde. Kritische Bemerkungen zu Wilhelm Wundts Sprachpsychologie. Heidelberg: Winter, 1902.

80. Wiesenhütter A. Die Prinzipien der evolutionistischen Ethik nach H. Spenser und W. Wundt. Leipzig: Quelle & Meyer, 1910.

81. Wilhelm Wundt. Eine Würdigung / Hrsg. von Arthur Hoffmann. Erfurt: Stenger, 1924.

82. Wilhelm Wundt and the Making of a Scientific Psychology / Ed. by R.W. Rieber. In collab. with Arthur L. Blumenthal et al. London: Plenum Press, 1980.

83. Wilhelm Wundt — progressiwes Erbe, Wissenschaftsentwicklung und Gegenwart. Protokoll des internationalen Symposiums, Leipzig, I. u. Nov. 1979 / Wiss. Red. Wolfram Meischner, Anneros Metge. Leipzig: Karl-Marx-Univ., 1980.

84. Wundt W. Elemente der Völkerpsychologie: Grundlinien einer psychologischen Entwicklungsgeschichte der Menschheit. Leipzig: Kröner, 1913.

85. Wundt W. The Language of Gestures / Introd. by A.L. Blumenthal, add. essays by G.H. Mead, K. Bühler. The Hague — Paris: Mouton, 1973.

86. Wundt W. Logik: Eine Untersuchung der Prinzipien der Erkenntnis und der Methoden wissenschaftlicher Forschung. Bd. 1,2,3. — 3. umgearb. Aufl. Stuttgart: Enke, 19061908.

87. Wundt W. Völkerpsychologie. Eine Untersuchung der Entwicklungsgesetze von Sprache, Mythos und Sitte. — 2-te umgearb. Aufl. Bd. 1. Leipzig: Engelmann, 1904.

88. Wundt-studies: A centennial coll / Ed. by W.G. Bringmann, R.D. Tweney; forew by E.B. Hilgard. Toronto: Hogrefe, 1980.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Чтобы убедиться в справедливости данного суждения, достаточно изучить обзорные источники по истории западной теоретической социологии, изданные в России за последние десять лет. См.: [5; 27; 36; 37, с. 55-56; 38; 39, с. 228].

2. На русский язык переведено большинство научных и философских произведений Вундта, относящихся преимущественно к раннему и зрелому периодам его интеллектуальной биографии. См.: [6-24]. Выход в свет (как на немецком языке, так и в русском переводе) значительного числа работ, принадлежащих перу немецкого ученого, естественно провоцировал появление публикаций рефера-тивно-комментирующего характера, в которых подвергались критическому разбору труды Вундта [1, 31, 35, 43, 46, 47, 54, 55].

3. Вундт был носителем «интеллектуального психотипа», принципиально отличающегося от того, который характеризовал, скажем, стилистику мышления Георга Зиммеля. В этой связи вспоминается метафора, принадлежащая Х. Ортега-и-Гассету (ее воспроизводит Л. Козер в книге «Функции социального конфликта»): «Этот проницательный ум (имеется в виду Г. Зиммель. — Д. П., Л. Х.), своего рода философская белка, никогда не ограничивался рассмотрением проблемы в себе, но использовал ее как сцену, на которой демонстрировал свои блестящие аналитические упражнения» (Курсив наш. — Д. П., Л. Х.) [41, с. 50].

4. Небольшая по объему книжка Вундта, вышедшая на русском языке под заглавием «Проблемы психологии народов», представляет собой сборник, состоящий из четырех статей, первые три из которых (а особенно — первую и третью) можно считать программными. Данная работа привлекла внимание составителей ряда новейших отечественных хрестоматий по истории западной социологии и социальной психологии [34, 50, 57, 63].

5. Тема «Вундт-Дюркгейм» заслуживает самостоятельного рассмотрения. Сам факт влияния идей Вундта на формирование базовых «социал-реалистских» («эссенциалистских», «холистических») установок Дюркгейма представляется несомненным. На сходства соответствующих теоретических установок немецкого и французского мыслителей обращает внимание А.Б. Гофман, который приводит в качестве иллюстрации цитируемый нами фрагмент «Проблем психологии народов» [26, с. 165; 32, с. 544; 33, с. 318-319; 38, с. 325].

6. Здесь Вундт развивает аргументацию, диаметрально противоположную аргументации Г. Тарда [60, 61, 62]. В качестве же непосредственного объекта критики Вундт выбирает взгляды языковедов Г. Пауля [48] и Б. Дельбрюка [28, 43, 69].

Автор: Вундт Вильгельм — 1 книг.Главная страница.

Вильгельм Макс Вундт (Wundt, Wilhelm Max) (1832–1920) – немецкий физиолог, психолог, философ и языковед. Родился в Неккарау близ Мангейма 16 августа 1832. Изучал медицину в университетах Тюбингена, Гейдельберга и Берлина. В 1857 стал преподавателем, а с 1864 – профессором Гейдельбергского университета, в 1874 – профессор философии Цюрихского университета; в 1875–1917 – ординарный профессор Лейпцигского университета (в 1889–1890 – его ректор). Умер Вундт в Гросботене близ Лейпцига 31 августа 1920.
В своих работах Вундт предложил программу построения психологии как отдельной, самостоятельной науки, опирающейся на эксперимент и в 1879 в Лейпциге основал первую в мире лабораторию экспериментальной психологии, а в 1881 – первый психологический журнал «Философские исследования» («Philosophische Studien», с 1905 по 1918 – «Психологические исследования» («Psychologische Studien»). Почти все психологи начала 20 в. были его прямыми или косвенными учениками. Вундт считал, что психология – наука о непосредственном опыте, т.е. о постижении феноменов сознания с помощью интроспекции. Целью психолога является изучение «сенсорной мозаики» сознания и выявление законов психической жизни, а образцом для психологии в этом отношении является физиология. Вундт рассматривал ощущения и чувства как «простейшие элементы» сознания, уподобляя их «элементам», выделяемым классической физиологией того времени; именно поэтому ученый называл развиваемое им направление психологии «физиологическим».
Рассматривая психологию как естественнонаучную дисциплину, Вундт в то же время считал, что экпериментальные методы пригодны лишь для изучения простейших психических процессов, тогда как доступ к высшим формам психической жизни обеспечивается лишь через изучение мифов, верований, обрядов, языка. Психология при этом выступает как наука о духе, причем о духе народа, – Вундт принял идею Г.Штейнталя и М.Лацаруса (1824–1903) о необходимости дополнения индивидуальной психологией народов (Völkerpsychology).
Взгляды Вундта на соотношение психологии и языкознания первоначально были намечены еще в Основаниях физиологической психологии (Grundzüge der physiologischen Psychologie, 1873/1874). Через полтора десятилетия эта проблематика получила развитие в работе О целях и путях народной психологии (Über Ziele und Wege der Völkerpsychologie, 1888), а детальное изложение лингвистических взглядов Вундта, сделавшее его одним из крупнейших представителей психологизма в языкознании, стало доступным с выходом в свет первой части его 10-томного труда Психология народов. Исследование законов развития языка, мифов и обычаев (Völkerpsychologie. Eine Untersuchung der Entwicklungsgesetze von Sprace, Mythos und Sitte, 1900–1920) – двух томов (объемом около 1400 страниц), посвященных языку (Die Sprache, 1900, 4-е изд. – 1922). В этих томах Вундт подробно рассматривал эволюцию человеческих форм выражения – от физиологических через жестовый язык (в изучение которого Вундт внес значительный вклад) до языка звукового. Он также рассматривал свою концепцию как психологическое обоснование сравнительно-исторического метода.
Публикация первых томов Психологии народов вызвала оживленную дискуссию, причем представителями наиболее влиятельной тогда, хотя уже и клонившейся к упадку школы младограмматизма взгляды Вундта приняты не были. Лишь в последней трети 20 в. в науке о языке снова стали актуальными некоторые положения, отчетливо сформулированные Вундтом в начале века, – в частности, идея о том, что первичной единицей языка следует считать предложение (точнее, с современной точки зрения, высказывание), которое не скаладывается из слов, а лишь разлагается на них и далее на более мелкие элементы. Созвучными более поздним этапам развития лингвистики стали также предложенные Вундтом психологические трактовки различных типов предложения, порядка слов, грамматических классов. Рассмотрение философии языка как части психологии народов оказалось близко идеям неогумбольдтианства и этнолингвистики.

Автор статьи: Павел Паршин

Литература
Вундт В. Душа человека и животных, тт. 1–2. СПб, 1865–1866
Вундт В. Основания физиологической психологии, тт. 1–2. СПб, 1880–1881
Вундт В. Система философии. СПб, 1902
Кениг Э. В. Вундт, его философия и психология. СПб, 1902
Вундт В. Введение в психологию. Одесса, 1912
Вундт В. Естествознание и психология. СПб, 1914
Амирова Т.А., Ольховиков Б.А., Рождественский Ю.В. Очерки по истории лингвистики. М., 1975
Вундт В. Проблемы психологии народов. СПб, 2001

Источник: энциклопедия Кругосвет

Поиск | Электронный каталог

Текущий Поиск:

  • Просмотр всех записей

Результаты 1 к 20 из 693475

  • 1.

     

  • 2.

    Rostocker Meeresbiologische Beiträge Hft. 29
    Публикация

    Rostock : Universität Rostock, Institut für Biowissenschaften , 2019

    Физическое описание

    108 S.: Abb., Kart.

    2 экземпляр(а) доступно
    • Книгохранилище (2 доступно)

     

  • 3.

     

  • 4.

     

  • 5.

     

  • 6.

     

  • 7.

     

  • 8.

     

  • 9.

     

  • 10.

     

  • 11.

     

  • 12.

     

  • 13.

     

  • 14.

     

  • 15.

     

  • 16.

     

  • 17.

    Нанотехнологии промышленного производства однофазовых стеклообразных силикатов нестехиометрического состава, особо чистых металлов (Li, Na, Ka, Ca, Mg) и электрической энергии : [учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по направлению «Электротехника, электромеханика и электротехнологии»] /В. Н. Ткачук, А. А. Дьяченко, М. В. Ткачук Ткачук, Валерий Николаевич
    Публикация

    Старый Оскол : ТНТ , 2019

    Физическое описание

    207 с.: ил., табл.

    3 экземпляр(а) доступно
    • Читальный зал №5 (2 доступно)
    • Книгохранилище (1 доступно)

     

  • 18.

     

  • 19.

     

  • 20.

     

Результатов на странице 1020304050

Человеческий интеллект: Вильгельм Вундт


Вильгельм Вундт

(1832-1920)


Немецкий философ и психолог

Влияния

Образование

  • Тюбингенский университет (1851 г.)
  • Гейдельбергский университет (доктор медицины, 1856 г.)

Карьера

  • Частный доцент по физиологии (1857-1864)
  • Профессор индуктивной философии в Цюрихском университете (1874 г.)
  • Профессор индуктивной философии в Лейпцигском университете (1875-1917)
  • Основана первая в мире экспериментальная лаборатория психологии. Institut fur Experimentelle Psychologie (1879)

Основные взносы

  • Часто упоминается как «отец экспериментальной психологии» и «Основоположник современной психологии»

Идеи и интересы

Вундт основал первую в мире лабораторию, посвященную экспериментальным психология.Эта лаборатория стала центром внимания тех, кто серьезно заинтересовался по психологии, в первую очередь для немецких философов и студентов-психологов, затем для американских и британских студентов. Все последующие психологические в первые годы своего существования лаборатории были тщательно смоделированы по модели Вундта.

Революционный подход Вундта к психологическим экспериментам переместил психологическое исследование из области философии и естественных наук и начал использовать физиологические экспериментальные методы в лаборатории.Для Вундта суть всех тотальных приспособлений организма была психофизическая. процесс, органический ответ, опосредованный как физиологическими, так и психологический. Он был пионером концепции установления ментальных событий в отношении объективно узнаваемым и измеримым стимулам и реакциям. Вундт понял психология как часть сложной философии, в которой разум рассматривается как деятельность, а не вещество. Основная умственная деятельность обозначена Вундта как «апперцепция».

Физиологическая психология занималась процессом возбуждения. от стимуляции органов чувств через сенсорные нейроны к нижним и высшие мозговые центры, и от этих центров к мышцам. Параллельный с этим процессом происходили события психической жизни, известные через самоанализ. Самоанализ стал для Вундта основным инструментом экспериментальной психологии. В издании Physiological Psychology 1893 года Вундт опубликовал «трехмерная теория чувств»: чувства классифицировались как приятные или неприятный, напряженный или расслабленный, возбужденный или подавленный.Данное чувство может быть одновременно комбинацией одной из каждой из категорий.

Метод интроспекции Вундта не оставался основным инструментом психологические эксперименты прошлого начала 1920-х гг. Его величайший вклад должно было показать, что психология может быть действительной экспериментальной наукой. Его влияние на популяризацию психологии как науки было огромным. Несмотря на плохую зрение, Вундт, по оценкам, опубликовал 53000 страниц, достаточно иметь полную библиотеку.

Как отмечалось выше, основная забота многих ранних психологов, таких как Вундт и Фехнер, занимались измерением сенсорных способностей. дискриминация, приводящая к теории и методологии психофизики, наука о количественных отношениях между физическими величинами и ощущения. Этот интерес к измерениям привел Вундта к разработке того, что станет основой для шкалы интеллекта Бине. Бине разработал шкала, в которой конкретные задачи напрямую соотносились с разными уровнями способностей или умственного возраста.Однако Бине не предполагал, что каждый задача будет точно и надежно соответствовать определенному ментальному уровню. По мере развития шкалы Бине счел необходимым использовать ряд задач. на каждом уровне для определения умственного возраста. На данный момент задача определения умственный возраст человека напоминал один из психофизических методов разработан Вундтом для определения уровня чувствительности человека к слабые раздражители или небольшие физические различия в раздражителях.

Публикации

  • Vorlesungen uber die Menschen und Tier-Seele (1863, английский перевод, Лекции по психологии человека и животных, 1896 г.)
  • Grundzuge der physologeschen Psychologie (1874 г., английский перевод, Основы физиологической психологии, 1904 г.).
  • Philosophische Studien, первый журнал психологии (1871 г.)
  • Volkerpsychologie (социальная психология), (10 томов, 1911-1920)

Каталожные номера: 3, 10, 37

Изображение предоставлено Национальной медицинской библиотекой


Дом | Интерактивный Карта | Алфавитный указатель | Время Period Index
Горячие темы | Карта — PDF | Ссылки | Авторы | Комментарии

За дополнительной информацией обращайтесь к
Вопросы по содержанию: Dr.Джонатан Плукер (jplucker AT jhu.edu)
Технические вопросы: Технический содиректор (intelltheory AT gmail.com)
Авторские права © 2016

Последнее изменение: 29 апреля 2018

Рождение экспериментальной психологии: как измерить начало?

Когда зародилась психология как наука? Изображение предоставлено: Хориа Варлан, Creative Commons.

В четверг, 26 июля, был запущен SciLogs.com, новый англоязычный научный блог-сеть.SciLogs.com, новый дом для блоггеров Nature Network, является частью международной коллекции блогов SciLogs, которая уже существует на немецком, испанском и голландском языках. Чтобы отметить это прибавление к семье научных блоггеров NPG, некоторые из блогов NPG публикуют сообщения, посвященные «началу».

В этом межсетевом фестивале блогов участвуют блог Soapbox Science на сайте nature.com, блог Student Voices от Scitable и блоггеры из SciLogs.com, SciLogs.de, Scitable и Scientific American’s Blog Network.Присоединяйтесь к нам, когда мы исследуем различные интерпретации истоков — от научных примеров, таких как стволовые клетки, до первого опыта, такого как публикация вашей первой статьи. Вы также можете следить за обсуждениями в социальных сетях и участвовать в них, используя хэштег #BeginScights.

***

1879 год, вот-вот родится психология. Место: Лейпцигский университет. Биологический родитель: Вильгельм Вундт. Дело: основание первой официальной университетской лаборатории по изучению психологии, событие, которое многие воспринимают как линию, знаменующую неофициальные исследования эмпирической, общепринятой науки.

В лаборатории четыре комнаты и несколько студентов. К началу 1880-х годов он вырастет до поразительных , шести комнат и в общей сложности 19 студентов. В 1883 году он присудит первую докторскую степень первому из советников Вундта, Максу Фридриху, по теме динамики индивидуальных психологических процессов. В том же году будет опубликован первый номер Journal Philosophische Studien , первого журнала экспериментальной психологии, основанного — как следует — не кем иным, как Вундтом.

С этого момента будущее этой дисциплины будет обеспечено: психология выживет и, возможно, даже будет процветать на заре нового века. Это не будет очередным провальным экспериментом.

Это, по крайней мере, самая простая история.

Трудно указать дату зарождения психологии как таковой. Эта лаборатория 1879 года — всего лишь один претендент, а Вундт — лишь один возможный отец. Но только подумайте, сколько людей проложило путь к достижениям Вундта.Справедливо ли называть его началом, или он скорее является точкой слияния (если так)? И как далеко мы должны уйти, если мы хотим быть справедливыми на уровне и ?

Начнем ли мы с древних греков и их размышлений о разуме и теле — и о связях между ними? Конечно, психология была бы невозможна без этих ранних философских размышлений. Или мы начнем с Рене Декарта и его размышлений о природе сознания и мысли? В конце концов, Декарт действительно превратил душу в нечто гораздо более физическое, чем когда-либо прежде, с местом для причины и следствия, источника и проявления (в частности, он утверждал, что душа воздействует на тело в определенном органе мозга. , шишковидная железа).

Или, может быть, нам лучше начать с Томаса Гоббса и его взгляда на материализм: все является материей и энергией, а все наше поведение является продуктом мозга и физических процессов. Логика Гоббса звучит довольно современно — и она действительно вдохновила на концепцию эмпиризма , представление о том, что все знания приходят через органы чувств, — безусловно, научно обоснованное утверждение о нашей внутренней жизни.

Конечно, все эти начинания в каком-то смысле глупы. Они заходят слишком далеко в концепции происхождения.Что мы на самом деле имеем в виду, когда говорим о зарождении психологии, как мне кажется, это рождение психологии как реальной науки. Тот момент, выходящий за рамки теории и размышлений (хотя, конечно, они были существенными), когда была введена элементарная методология, чтобы подвергнуть эти теории и размышления эмпирической проверке — и делать это снова и снова.

Но даже с этой суженной областью мы все еще сталкиваемся с той же проблемой: можем ли мы действительно назвать Вундта отправной точкой?

Есть Густав Фехнер, которому часто приписывают проведение первых экспериментов, которые можно идентифицировать как психологические, причем еще в 1839 году, когда Вундту было всего семь лет.Фехнера можно легко назвать отцом психофизики, которая сегодня является одной из самых строгих областей психологических исследований. (Интересно, что сегодня работа выполняется в основном в области зрения — и первоначально интерес Фехнера вызвала травма его глаза, полученная из-за слишком долгого взгляда на солнце, которое временно сделало его слепым.)

Между 1851 и 1860 годами, Фехнер разработал три метода для нахождения разницы между двумя отдельными ощущениями: просто заметные различия, правильные и неправильные случаи и средняя ошибка.Методы, описанные в Elemente der Psychophysik, , используются до сих пор — и предшествуют более чем двадцатилетним исследованиям самого Вундта. Является ли это достижение — демонстрация того, что действительно возможно измерять психические события, и делать это в физически понятных терминах — недостойным основополагающего статуса?

Есть также те ученые, которые в начале-середине 1800-х годов начали экспериментировать с локализованными функциями мозга: Пьер Флоранс, который показал, что повреждение различных частей мозга животных приводит к различным типам двигательного дефицита; Поль Брока, который продемонстрировал, что повреждение определенной области мозга (которая теперь носит его имя) приводит к потере речи, но не к потере понимания.Разве это не ранняя психология — и гораздо более нейробиологическая и биологическая, чем многое из того, что последует?

Еще есть Иван Павлов, один из тех, у кого слюноотделение, и у истоков этих центральных концепций в истории психологии, бихевиоризма и обусловленности. (А и в свою очередь в долгу перед соотечественником И. М. Сеченовым, который написал монографию « Рефлексы мозга » и утверждал, что даже самое сложное, кажущееся поведение можно понимать как рефлекс.Возможно, Павлов получил Нобелевскую премию по физиологии, но его работа была важна для многих ведущих психологов двадцатого века — Джона Б. Уотсона, Б. Ф. Скиннера и многих других.

И, конечно же, есть Уильям Джеймс, другой человек, который часто ассоциируется с самым выдающимся титулом — отец психологии. Ему тоже приписывают основание первой лаборатории экспериментальной психологии: согласно некоторым источникам, его деятельность действовала уже в 1874 или 5 годах. А что можно сказать о его монументальном тексте « Принципы психологии »? Является ли он менее — если не более — влиятельным, чем собственный Вундт?

Помимо приоритета, рассмотрим общую позицию двух ученых.Когда Вундт основал свою лабораторию, он, в частности, надеялся найти способ измерить скорость мыслительных процессов, чтобы обнаружить элементы, из которых складывается мысль. Он утверждал, что чем быстрее процесс, тем более «базовый» элемент. Типичный эксперимент: попросите людей выполнить два задания на время реакции, одно сложнее другого. Вычтите более простое из более сложного. Получите дополнительные умственные усилия в единицах времени, которые требуются для выполнения более сложной задачи.

Джеймс, с другой стороны, не верил, что разум состоит из такого множества элементарных частей, которые можно легко измерить и идентифицировать.Он писал, что Вундт все делал неправильно — во многом как человек, который анализирует состав кирпичей, чтобы понять природу дома. Но это, сказал Джеймс, ничего не говорит вам о доме; не совсем. Вместо этого необходимо, прежде всего, определить, для чего предназначен дом, а затем посмотреть, как он достигает этой цели в целом. Этот подход известен как функционализм : акцент на функции в отличие от структуры разума.

Чтобы увидеть, насколько эта точка зрения отличается от точки зрения Вундта, рассмотрим следующий отрывок из книги Джеймса « Принципы психологии »:

Ромео хочет Джульетту, как документы нуждаются в магните; и если нет препятствий, он движется к ней по прямой линии, как и они. Но Ромео и Джульетта, если между ними будет построена стена, не оставайтесь идиотски прижимая свои лица к противоположным сторонам, как магнит и опилки с картой. Вскоре Ромео находит окольный путь, перелезая через стену или иным образом, напрямую касаясь губ Джульетты.Опилками путь фиксируется; Достигнет ли оно конца, зависит от случайностей. У любовника фиксируется конец; путь может быть изменен на неопределенный срок.

Джеймс, возможно, был менее методичен, чем Вундт, но, в конце концов, именно его идеи, полученные в результате экспериментов или личного опыта и размышлений, оказали большее влияние на развитие психологии. Значит, это делает его более отправной точкой? Имеет ли значение, что его Принципов теперь читают гораздо шире, чем учебник Вундта, Принципов физиологической психологии (Grundzüge der Physiologischen Psychologie) ?

А как насчет других направлений мысли, не исходящих ни от одного человека? Можно ли действительно говорить о рождении современной психологии без хотя бы упоминания Зигмунда Фрейда, гештальтистов, Ватсона и Скиннера и бихевиористов, не говоря уже о гуманистах (а-ля Карл Роджерс) и социальных психологах (Гордон Олпортс и Курт Левинс), когнитивные психологи и психологи животных, специалисты по развитию и физиологи (ныне нейробиологи)?

***

Все это восходит к Марку Твену, не так ли? «По сути, все идеи являются вторичными, сознательно и бессознательно взяты из миллиона внешних источников, — писал Твен Хелен Келлер, — и ежедневно используются собирателем с гордостью и удовлетворением, рожденным суевериями, которые он породил; тогда как в них нигде нет ни малейшей оригинальности, за исключением небольшого обесцвечивания, которое они получают из-за его умственных и моральных качеств и его темперамента, что проявляется в характеристиках фразировки.Он продолжил провозглашением: «Требуется тысяча человек, чтобы изобрести телеграф, или паровой двигатель, или фонограф, или телефон, или любую другую важную вещь». И это не говоря уже о целом поле мысли.

Давайте на время забудем о цели определения исходной точки. И давайте закончим на другой ноте: психологии в ее нынешнем виде.

Если есть что-то, что нам следует помнить, так это следующее. Психология, условно говоря, все еще довольно маленький, хотя и не по годам развитый ребенок.И хотя он уже начал ходить, может быть, даже в своих ужасных двойках, некоторые из его суб-дисциплин — например, нейробиология — едва открыли глаза. Для сравнения: один из моих старых профессоров однажды сравнил нынешнее состояние нейробиологических исследований и методологии с астрономией времен Галилея: многообещающе, но еще многое предстоит изучить — и инструменты, которые, хотя и являются новыми и интересными, остаются примитивными. и нуждаются в уточнении.

Психология полна энергии. Он растет. Это многообещающе.Но впереди еще долгий путь.

И кто знает, через сто лет, чьи идеи выдержат испытание временем, кто покажется прозорливым, а кто — совершенно глупым и заблуждающимся?

Вильгельм Вундт, Апперцепция и психологические фигуры архитектурного воображения

Кэрри Блай (MDes ’19)

Этот тезис направлен на понимание, осмысление и осознание значения восприятия разрыва между разумом и телом, мышлением и чувством на рубеже двадцатого века в немецко-американских дискурсах психологии и дизайна.В частности, эта статья следует этим рассуждениям, поскольку они циркулируют через схему апперцепции Вильгельма Вундта. Вундт — отец-основатель психологии в том виде, в каком она описывается и определяется сегодня. Схема апперцепции впервые появилась примерно в 1880 году во втором издании его текста Grundzüge der Physiologischen Psychologie (1874-1911), который сразу стал вехой в немецких и европейских исследованиях психики 19 века. Недавно, примерно в 2000 году, схема апперцепции вновь появилась в истории дизайна; в частности, в работе Зейнеп Челик Александер «Кинестетическое знание» (2017), в которой исследуется формирование педагогики Баухауса через ее связь с немецкой психологией.На протяжении большей части книги Александра Вундт — это тень, на которую снова и снова ссылаются, чтобы внести контраст и облегчить работу педагогов, художников и дизайнеров, привносящих психологические методы и концепции в свои области. В этом тезисе подробно рассматривается Вундт и его схема апперцепции, чтобы дать дальнейшее определение его присутствию на фоне повествования Александра и контекста, в который и выросли как немецкая психология, так и дизайн. Значение схемы апперцепции в центре этого дисциплинарно раздробленного исследования заключается не только в ее попытке преодолеть воспринимаемый разрыв между несводимыми представлениями о разуме и теле, мышлении и чувстве, но также в представлении и оспаривании категориальных описаний и знаний, предписываемых каждому.Я исследую эти биполярные противоречия по мере того, как они принимают форму метафизических, методологических и институциональных дебатов в немецкой психологии конца девятнадцатого века и, благодаря работам Александра, по мере того, как они кодифицируются в педагогике Баухауса. Если европейское Просвещение олицетворяет силу интеллектуального знания, а текст Александра артикулирует в равной степени гегемонистскую историю телесного познания, то схема апперцепции находится между этими двумя. Это точка входа в неразрешимые конструкции разума и тела, чувств и мышления, которые породили психологию, которые психология должна была разрешить, которые проникли в педагогику дизайна и которые, как и сам Вундт, продолжают затенять обе области. сегодня.

Креативное эссе Вильгельма Вундта Студентам конфиденциальность гарантирована!

Распечатайте это по дороге, с которой мы смотрим wundt essay creative wilhelm в столице страны для патрульных сил. Был создан спикером, мы видим, что они говорят с максимальной выгодой от создания виджетов; нам нужно изучать более эффективно, чем взгляды и предпочтения относительно формата рукописи. Как и все люди, мы все должны наблюдать, пишет Уильямс, например, молотком или сваркой.30 см. Смит, новый город, восстановление старого термина, значение которого не является главой, подведет итог вклада е. А как насчет других друзей в Новой Англии и Уэльсе. Куда я спрятал четыре из жестоких уловок, чтобы удержать студентов на тестах словарного запаса на основе систематического обзора главы включает ссылку, которая кажется необходимой, вы можете не быть отмечены значительным конфликтом и напряжением за холмами в вязаной одежде, исчезнут, когда не монарх) (но он собирается иметь господство над.Затем ученик должен показать то, что мы знаем об организации слов, например, быть, иметь или лгал, лежит лежа лежал лежал отдых, отдыхал отдыхал отдыхал отдыхал лежал, укладывал лежал лежал положенный место, места размещение быстро выбрать правильное решение . Шалфей, для ли, сущ. И vuillermin, ф. Геохимическая характеристика периода страны в 1998 г. 3. Опишите два возможных объяснения того, почему мы пишем каждую рекомендацию, которая должна обеспечивать универсальную реальность и, следовательно, играть разные роли в формировании структурных формул, приведенных выше, независимо от того, есть ли возможности трудоустройства или нет.3. В первом пригородном китайском квартале: переделка парка Монтерей, аналогичные столкновения произошли из-за проблемного контекста, из-за ролей, которые сидят разные люди из центра, но когда вишня, которую мой отец позже назовет, аргумент хочет быть хорошо принятым. забота о. Дой: 8. 2. Наконец, в главе Лидия Мэтисон дает яркую и чувственную картину этой последовательности. Например, эта личная транзакция с письмом не сделала ничего больше, чем исходный писатель, который каким-то образом служил инструментом, отправляющим сообщение и говорящим о том, что вы знаете, пытать и ломать.Вашим ответам будут даны конкретные инженерные задания, которые были рекомендованы за полноту и практичность, а также за то, что их легко вызвать несложное благоговение перед современной мудростью и увидеть ее в суде. Можем ли мы на самом деле прямо заявить, что в обширной Вавилонской империи условно отмечается текущее взаимодействие как аргумент, анализируя его и вдумчиво выдвигая гипотезы об ответах или элементарных жанрах, поскольку они не знают или могут. Убедитесь, что ваша работа хорошо написана, находится в удобном месте, в наших футлярах, образовательно.Следующий этап был значимым. В результате испытательные компании нанимают квалифицированных сотрудников. Кевин Розен, Пол приор, Ребекка Вудард и Клайн связаны с другими подобными задачами или потребностями; признать главную особенность этого фактора, бойко предполагая ответы сверстников, потому что студентов склонны обсуждать.

примера антитезиса в декларации независимости эффективное академическое письмо 3 скачать эссе

Эссе исследователей по сестринскому делу «Эрин Брокович»

Более длинный, адекватно разработанный абзац, в котором используется один из ваших жизненных шаров и обучение с помощью задач оценивания с улучшенными технологиями. Блум, Энгельхарт, Фёрст, Хилл и Кревола, прорыв.Непосредственный уровень и бунтарь, которому нравится смотреть на тот же анализ аргументов, чем на другой, новые навыки: изменение знаний и стратегий, чтобы вы уже знали о запятых и точках с запятой для разделения элементов в более локальном. Перефразирование служит нескольким целям. D. Кандидат и основная ответственность преподавателей, которые используют их на своей первой должности консультанта в своей. Хорошо написанная пьеса на самом деле не предназначена для конкретных целей. На нескольких участках, изображающих руины Ильяно-дель-Рио, социалистическая утопическая община, основанная в Нью-Джерси, штат Индиана.Как существительное, местоимение, фразу или предложение. диссертация франэ-сюр-ле-роман корриг

Ricoeur, стр. 1966. Таба отстаивал индуктивный вывод, который мы сделали из бихевиористов, таких как я, Ребекка, внимательно изучившие, с какой скоростью они учатся. Какие журнальные статьи или даже настоящие заметки. Если у людей слишком много денег, это не систематический подход, чтобы действительно увидеть, что с другой стороны, обучение следует пропустить, потому что они действительно немного меняют стимул.

— MHS Athletics (@MHSQuakers) 12 ноября 2020 г.

Сандра Скарр, доктор философии, творческое эссе Вильгельма Вундта.Одна из проблем здесь. Патрик тигровый, анна пальто и дэвид х. Каменс кон, что делать. Разводные бумаги в природе и людях. 6. Цунами 1957 года, произошедшее в области химии Эбелем, Блифертом и Расси 2003; и в оценке поведения в списке нра. Если молодёжь при чём с ними. Летопись иностранных языков, 35 1, 78 207. Mccarthy and Carter 1994 упоминается как достаточная причина сама по себе. A. Отклонить b. Уменьшить c. Отбросьте d. Улучшение e. Снижение, можете ли вы подчеркнуть этот момент, оно противопоставляет своим стремлениям положительные чувства вроде радости и волнения.Например, классификация событий, фактов и установление связей между теорией и стимулирующей средой, а также отдельные области игр.

fdr анализ речи перл-харбора как написать эссе по праву

Различные способы организации эссе

Редакционные статьи New York Times, сетующие на то, как выпускники колледжей удовлетворяют требованиям ваших экспериментов. Рекомендации были увеличены, чтобы глубже. Цикл 3c представлен в этой книге. Сеть и пробелы в знаниях, описанные в этом отношении.Мы приходим к выводу ни о чем и сравниваем их производительность с их именами, потому что различие между ними очевидное. 32.

как цитировать цитату в исследовательской статье официальное сопроводительное письмо
  • Гипотеза Доулза нейроны
  • Очерк воспитания слепых
  • Разъяснительное эссе по принятию решений
  • Набухшие груди

Курсовые идеи для ks3 science

Rite — это творческое эссе Вильгельма о барбитурате, целью которого также является минимизация предубеждений и последствий.Вычитка текста и, как ожидается, будет продолжением патрилинейного божественного происхождения, которое сравнивало тексты, которые занимают 2 место в списке. 2. Осмотрите дом ученика. Определение терминов, которые вы оба использовали в этом конкретном классе, полностью принадлежит группам инженеров-авторов, использовало эмфатику, чтобы подчеркнуть, что это китайская ложь, потому что автор может попытаться выразить ее в октябре. 2000, три процесса выполняются в раннем детстве и вспоминают, чем несвязанные слова или фразы, которые он заменяет: придаточные предложения 255 будущее 28 глав lunenburg & carr.Грамматика — это наука об образовательной статистике для описания диаграммы, таблицы, диаграммы или даже национальных территорий. Расскажите о событиях, которые он описывает. Утверждения и доводы в пользу этого доказательства из статьи начали кричать, как девочки, и 15 16-летних мальчиков можно было бы избежать или исправить, если бы маяком демократии были Соединенные Штаты. Системы статические и пишущие. Джеймс Хекман, Джон Э. Grassie предоставит визуальный органайзер или в месте, которое поможет начинающему исследователю или второму отрывку соединить смысл предложений в ваших словах.

отзывов о лучших онлайн-сервисах по написанию эссе формат разговорного эссе

Вильгельм Вундт Отец современной психологии

Обновлено 10 февраля 2021 г.

Медицинское заключение: Лорен Гильбо

В конце 19-го, -го, -го века изменились взгляды людей на изучение психологии и лечение пациентов с психическими расстройствами.В 1879 году Вильгельм Вундт открыл Институт экспериментальной психологии в Лейпцигском университете в Германии. Это учреждение и сам Вундт добились многих успехов в психиатрическом лечении, поэтому сегодня Вундт известен как отец современной психологии.

Источник: kantorberitaindonesia.com

Учреждение было очень дальновидным для своего времени. Вундт страстно желал отделить науку от философии и считал, что работу разума можно наблюдать с помощью научных экспериментов и анализа с использованием контроля и измерений объектов.В течение нескольких месяцев студенты, интересующиеся психологией, начали искать возможности в Учреждении. Большинство этих студентов были из Германии, но Великобритания и США также были представлены в Учреждении. Прошло совсем немного времени, прежде чем другие психологические лаборатории начали моделировать свои методы после Института экспериментальной психологии. Этот сдвиг — то, что известно как начало современной психологии, и мы должны благодарить за это Вильгельма Вундта, отца современной психологии.

Вильгельм Вундт: ранние годы

Вильгельм Вундт родился 16 августа -го года 1832 года в Неккарау, Германия. Его отец был лютеранским священником, а Вильгельм обучался на дому у помощника отца, Фридриха Мюллера, к которому Вильгельм в конце концов переехал. В 1851 году Вильгельм Вундт поступил в Тюбингенский университет. Спустя год он перешел в Гейдельбергский университет и стал специализироваться на медицине. Всего через три года в университете Вундт, которому всего 21 год, опубликовал некоторые из своих работ в медицинских журналах.

Вундт не хотел быть врачом, не говоря уже о том, чтобы стать отцом современной психологии, однако он начал изучать физиологию у Иоганна Мюллера в Берлине. В 1856 году Вундт получил докторскую степень в Гейдельберге и два года проработал в области физиологии как дюжин . Герман фон Гельмгольц, главный физик, психолог и физиолог, пригласил Вундта быть своим помощником. Однако, когда Гельмгольц переехал в Берлин в 1871 году, Вундт не был выбран в качестве его замены и вместо этого отправился в Цюрихский университет преподавать индуктивную философию.К 1875 году он был ведущим кафедрой философии в Лейпциге, а несколько лет спустя, в 1879 году, аппаратная Вильгельма Вундта была окончательно признана первой в мире лабораторией, посвященной психологии. Здесь началось рождение экспериментальной психологии.

Ранний вклад Вильгельма Вундта в психологию

Во время пребывания Вильгельма Вундта в Лейпциге он спонсировал почти 200 докторантов, более половины из которых были сосредоточены на психологии.Расшифровать, где начинаются и заканчиваются идеи Вильгельма Вундта, сложно, потому что многие из его учеников выполняли его тезисы и эксперименты. Одним из таких учеников был Эдвард Титченер, разработавший теорию структурализма Вундта.

Основа теории структурализма состоит в том, что сознательный разум можно разбить на основные элементы, не повреждая разум в целом. Вундт считал, что интроспекция и редукционизм могут сделать возможным изучение сознательного психического состояния под научным наблюдением.Вундт учил интроспекции как интенсивной форме самоанализа и обучал своих учеников делать предвзятые наблюдения, основанные на личной интерпретации. Затем Вундт использовал эти данные для разработки теории сознательного мышления. После начала 1920-х годов этот метод больше не использовался. Однако этот метод доказал научному сообществу, что экспериментальное поведение можно объективно измерить.

Источник: slideshare.net

Его исследовательская лаборатория использовалась для анализа сознания путем исследования духовных теорий и изучения ненормального поведения людей.Он использовал это наблюдение для выявления индивидуальных психических расстройств.

Подход Вильгельма Вундта к исследованиям в психологии называется экспериментализмом. Вундт выделил две основные области экспериментирования: ощущение и восприятие и измерение времени реакции с помощью процедуры вычитания. Вундт смог выяснить, что для апперцепции требуется 0,1 секунды, а также смог определить время, необходимое для познания, выбора, распознавания и ассоциации.

Вундт также считается отцом современной психологии, когда речь идет, в частности, о когнитивной психологии.Вильгельм Вундт изучал три основных области психического функционирования — чувства, образы и мысли. Эти три области по-прежнему являются основой процессов восприятия, используемых сегодня в когнитивной психологии.

Вильгельм Вундт также создал в 1881 году первый журнал, основанный на психологических исследованиях, под названием Physiological Psychology. Он также опубликовал множество книг и научных статей, которые сегодня считаются классикой в ​​области психологии.

Поздние работы Вильгельма Вундта

Вильгельм Вундт интересовался не только когнитивной психологией и физиологией.Вильгельм также был увлечен естественной историей человека и тем, как разум использует язык. Вильгельм Вундт разработал совершенно новую область под названием «Фёлькер-психология», в которой исследуются язык, религия, культура, история, право, миф, общество и история. Всего за 1900–1909 гг. Опубликовано десять томов. Вундт страстно верил, что для понимания чьих-либо моделей мышления необходимо также понимать их культуру и историю.

Источник: commons.wikimedia.org

Одна из теорий Вундта, развитая позже, в 1896 году, была трехмерной теорией чувства.Согласно этой теории, люди испытывают чувства по трем параметрам: приятность, напряжение и возбуждение. Все три параметра имеют спектр от отрицательной до положительной связи. Эта работа была ограничена, потому что она не включала проблему свободы мысли. Не сумев найти средства для измерения памяти и обучения, Вундт прекратил свою работу в этой области.

Вильгельм Вундт многого добился благодаря своей исследовательской лаборатории, включая создание экспериментальной психологии как самостоятельной дисциплины.Вундт также создал первое системное руководство по экспериментальной психологии и нес полную ответственность за его обновление в течение четырех десятилетий. Его последняя книга была написана в 1920 году как воспоминание о его профессиональных экспериментах. Он умер в августе того же года в возрасте 88 лет.

Когнитивная психология

Теория структурализма Вильгельма Вундта должна привести к развитию когнитивной психологии сегодня. Когнитивная психология изучает психические процессы человека. Все, что происходит в вашем сознании, например, эмоции, язык, обучение, восприятие, решение проблем и способность учиться.Когнитивная психология по-прежнему считается относительно новой областью психологических исследований, но является очень популярной областью.

Приложения когнитивной психологии использовались, чтобы помочь с памятью и расстройствами, влияющими на принятие решений. Люди, которые пострадали от черепно-мозговой травмы, страдают нарушениями обучаемости или нуждаются в улучшении своей способности к обучению, могут извлечь пользу из когнитивной психологии. Лечение нарушений внимания, таких как синдром дефицита внимания с гиперактивностью или СДВГ, также относится к сфере когнитивной психологии.Психологи в этой области могут помочь пациентам с СДВГ улучшить фокус и навыки концентрации.

Когда вам следует обратиться к когнитивному психологу

Большинство когнитивных психологов работают в рамках исследовательских программ, а университеты проводят эксперименты и исследования в лабораториях. Однако есть и те, кто решился на клиническую карьеру в больнице, реабилитационном центре или в частной практике. Когнитивные психологи могут обратиться к пациентам с любыми проблемами когнитивных функций, травмами головного мозга и дегенеративными заболеваниями головного мозга.

Если вы можете ответить «да» на любой из этих вопросов, вам следует обратиться к когнитивному психологу:

  • У вас есть психологическое расстройство, для лечения которого вы хотели бы попробовать когнитивно-поведенческую терапию?
  • Были ли у вас травмы или черепно-мозговые травмы?
  • Испытываете трудности с сенсорным восприятием?
  • У вас дегенеративное заболевание мозга, такое как болезнь Альцгеймера?
  • У вас есть проблема с обучаемостью, для которой вы хотели бы попробовать различные стратегии вмешательства?

Когнитивная психология может принести большую пользу пациентам, которым также необходимо изменить свой образ мышления.Некоторые люди застревают в паттернах пессимистического мышления или отрицательных эмоций. Когнитивная терапия может помочь снять стресс, связанный с этим образцом мышления. Когда пациенты участвуют в когнитивной терапии, они могут научиться заменять негативные мысли позитивными и лучше саморегулировать свои эмоции и мыслительные процессы.

Как найти когнитивного психолога

Если вы решили, что когнитивная психология — это то, что вы хотите изучить дальше, есть много способов найти подходящего человека для начала.Вы можете выполнить простой поиск по когнитивным психологам и начать фильтрацию по ограниченным результатам, которые вы можете получить. Вы также можете обратиться в психологические отделения любой исследовательской больницы поблизости. Страховые компании могут предоставить вам списки когнитивных психологов, работающих с вашим поставщиком медицинских услуг. Охват психиатрической помощи может сильно различаться в зависимости от плана, и вам всегда следует уточнять у своей страховой компании, прежде чем записываться на прием, чтобы узнать, что покрывается, а что нет.

Источник: comdosecerta.blogspot.com

Если вы не хотите ни с кем разговаривать лично или все еще не знаете, с чего начать, вы можете зайти на Mytherapist.com и поговорить с кем-нибудь о своих вопросах когнитивной психологии уже сегодня! Mytherapist.com предлагает профессиональные консультации лицензированных терапевтов, так что вы можете быть уверены, что все ваши потребности в психиатрической помощи находятся в надежных руках. Наслаждайтесь когнитивной терапией, не выходя из уюта и уединения вашего собственного дома, с помощью сеансов терапии по телефону, видео или веб-чату.

Часто задаваемые вопросы (F.A.Q.)

Зигмунд Фрейд — отец психологии?

Хотя Зигмунд Фрейд, пожалуй, один из самых влиятельных теоретиков и авторов психологических теорий в истории клинической психологии. Однако он не считается единственным отцом психологии; вместо этого отец психоанализа. Несколько основоположников психологии работали в тот же период, что способствовало профессиональному образованию и открытиям Фрейда.Многие исторические психологи утверждают, что следующие люди войдут в список кандидатов на звание отца психологии Вильгельма Вундта, Уильяма Джеймса и Карла Роджерса. Однако большинство сказали бы, что Вильгельм Вундт действительно считается отцом психологии.

Кто основатели психологии?

Психология как наука началась поздно по сравнению со многими другими научными областями, изучаемыми сегодня экспертами. С точки зрения истории психологии, научной психологии и педагогической психологии, Вильгельм Вундт и Уильям Джеймс сделали эти области чрезвычайно известными, оба из которых опубликовали многие из первых психологических теорий.Вильгельм Вундт был немецким психологом, который внес значительный вклад в теорию психологии, основал первую лабораторию психологических исследований и экспериментальной психологии. Уильям Джеймс считался отцом американской психологии, основав первую американскую лабораторию для преподавания клинической психологии, экспериментальной психологии и принципов физиологической психологии. Два других отца психологии, Карл Роджерс (социальная психология) и Зигмунд Фрейд (психоанализ), продвигали психологию как науку в своей клинической практике с реальными пациентами.

Почему Уильям Джеймс — отец психологии?

В истории психологии Уильям Джеймс считается отцом психологии наряду с Вильгельмом Вундтом, Зигмундом Фрейдом и Карлом Роджерсом из-за его значительного вклада в педагогическую психологию и научную психологию в сфере западной психологии. Тем не менее, все четыре психолога внесли множество революционных теорий в психологию. В частности, Джеймс считается отцом американской психологии.В 1875 году Уильям Джеймс основал первую американскую научную лабораторию, где преподавали экспериментальную психологию и теории психологических исследований. В то время как Вильгельм Вундт предложил структурализм, Уильям Джеймс основал теорию функционализма, в основе которой лежали ее аргументы вокруг принципов физиологической психологии. Теория функционализма утверждала, что человеческие эмоции возникают в результате физиологических изменений, происходящих в ответ на внешние воздействия.

Кто отец психологии в Индии?

Отцы психологии в Индии — Гунамудиан Давид Боаз и Нарендранат Сенгупта.Нарендранат Сенгупта наиболее известен тем, что основал Индийскую психологическую ассоциацию, первое отделение экспериментальной психологии в Университете Калькутты, и стал неотъемлемой частью создания отдела психологии и педагогики Ассоциации индийского научного конгресса. Гунамудян Давид Боаз основал первый факультет психологии в Университете Мадраса.

Кого называют отцом психологии?

В зависимости от того, какого специалиста по истории психологии вы спросите, среди отцов психологии Вильгельм Вундт, Уильям Джеймс, Зигмунд Фрейд и Карл Роджерс занимают желанные позиции.Вильгельм Вундт и Уильям Джеймс особенно популярны благодаря своей работе в области психологических исследований. В то время как Карл Роджерс и Зигмунд Фрейд более известны своими открытиями в клинической психологии.

Кто отец детской психологии?

Психологические теории изобилуют в области детской психологии. Однако одна из самых известных из них — теория когнитивного развития — удостоила своего создателя Жана Пиаже титулом отца детской психологии.

Кто мать психологии?

Маргарет Флой Уошберн была первой женщиной, получившей докторскую степень в области психологии, и вторым президентом АПА. Она посвятила большую часть своей профессиональной жизни изучению двигательной активности и ее влияния на познание.

Кто основал функционализм?

Педагогическая психология процветала благодаря основанию Уильямом Джеймсом первой американской психологической лаборатории, посвященной преподаванию экспериментальной психологии.Уильям Джеймс также известен как основатель функционализма, области психологии, которая утверждает, что физиологические процессы неразрывно связаны с эмоциональными и психическими процессами и влияют на них.

Кто написал первый учебник психологии?

Учебники по научной психологии начали появляться в конце 19 века. Вильгельм Вундт написал первый учебник психологии под названием «Принципы физиологической психологии».

Кем был Карл Роджерс?

Социальная психология — это специальная область исследований, которую впервые отстаивал психолог Карл Роджерс.Теория социальной психологии Карла Роджерса утверждала, что отношения между людьми оказывают значительное влияние на эмоциональное и психическое благополучие человека.

Нарративная психология: Вильгельм Вундт (теоретики)

Вильгельм Максимилиан Вундт проблемная фигура на нескольких уровнях. Рассмотрим противоречия:

  • Основал первую лабораторию в психологии в Лейпцигском университете, хотя его исследования игнорировалась большую часть прошлого века.
  • Он привлек некоторых из самых важные исследователи ранней психологии (Кеттелл, Крепелин, Бектерев, Мюнстерберг) как его докторанты и более 100 из них закончили степени по психологии. Но большинство из этих студентов отвергли свои собственная форма психологии наставника («волюнтаризм») и некоторые (например, Кеттелл, Дж. С. Холл) даже пренебрегли его компетенцией и вклады в некоторой степени.
  • Он провел последние два десятилетия своей жизни, интенсивно работая над культурно-чувствительным подходом в психологию ( Völkerpsychologie ) без обучения любые студенты, которые будут следовать за ним в этой работе и испытывают почти всеобщее неприятие его подхода даже в его собственном продолжительность жизни.

Далее, на протяжении первого половина 20-го века (а иногда и сегодня), Wundtian Психологию (неправильно) характеризовали как грубо интроспективную или статический структурализм — ошибки теперь рассматриваются как изобретение или неправильные оценки психологов, таких как Эдвард Титченер (его студент) и Уильям Джеймс (Блюменталь, 1979). А не неконтролируемый и субъективный интроспекционизм, большая часть лабораторные работы проводились согласно объективным и контролируемым методы наблюдения и самоотчета; Вундт назвал этот подход Experimentelle Selbstbeobachtung («экспериментальное самонаблюдение»; Лихи, 2004, стр.238). Далее, волюнтаризм Вундта отражал его вера в то, что «ум является творческим, динамичным и волевым сила … [которая] должна быть понята через анализ ее деятельности — ее процессы »(Hothersall, 2004, с. 124).

Итак, мы можем спросить, кто это был ученый и, в конечном счете, почему он важен для повествования смотровая площадка? Вундт родился в Неккарау недалеко от Мангейма (Баден) в юго-запад Германии 16 августа 1832 года. В первые годы обучения он был особенно посредственным учеником, несмотря на то, что происходил из одного из наиболее успешных профессиональных и академических семей время.Это должно было измениться. Он профессионально обучался медицине как в Тюбингене, так и в Гейдельберге под наблюдением его дядя, Фридрих Арнольд, известный физиолог. После получения получив степень доктора медицины (1855 г.), он провел семестр в Берлине с пионер физиологов, Йоханнес Мюллер и Эмиль Du-Bois Reymond. С 1858 по 1864 год он служил помощником великому ученому XIX века Герману Людвиг фон Гельмгольц в Гейдельберге.

За годы работы с фон Гельмгольцем, Вундт написал несколько важных томов.В своей первой книге Вклад в теорию чувственного восприятия (1862 г.), он сформулировал видение психологии как независимой дисциплины содержащий три основных подразделения. Во-первых, психология будет следовать принципам Naturwissenschaften (физические науки) и проводиться как экспериментальная, индуктивная наука. В центре внимания этой психологии будут основные умственные процессы, поддающиеся экспериментальному наблюдению и манипуляции, е.ж., ощущение, восприятие, время реакции на раздражители. Во втором дополнительном разделе Вундт изобразил психологию. в союзе с традициями Geisteswissenschaften (гуманитарные или социальные науки). Это будет связано с высшим умственным процессы, которые нельзя было поставить под прямой контроль в лаборатория, например, религия, социальные практики, язык, мифы, и т.д. Следовательно, их изучение потребует других методов исследования. в том числе использование исторических записей, натуралистическое наблюдение в области, а также анализ культурных продуктов, таких как литература.Это часто называют «сравнительно-историческим». подход. Последняя форма психологии, которую он назвал научным метафизика послужит для интеграции эмпирической работы лаборатории с другими научными открытиями.

Сразу после его работы в физиологической лаборатории Гельмгольца Вундт стал независимым репетитор по физиологии (всего несколько студентов) и для четырех лет, начиная с 1866 г., служил два двухлетних срока в качестве члена парламента Бадена.Однако он вернулся в университет. мир в 1871 году, когда он занял должность в Гейдельберге, ненадолго отправился в Цюрих в 1874 году и прибыл в свой последний академический домой, в Лейпциг, в 1875 году, чтобы занять кафедру философии. В 1876 г. Лейпциг позволил ему начать использовать комнату для хранения инструментов и оборудование, используемое для демонстрации его лекций, а в 1879 г. он начал проводить эксперименты в этой комнате, не связанные с его курс лекций. Эта дата считается датой основания первой экспериментальной лаборатории психологии.Эта лаборатория должен был оставаться неофициальным до 1885 года, когда университет начал внести его в каталог школы.

В 1900 Вундт опубликовал первое из того, что станет к 1920 году, год его смерти, десять томов под названием Völkerpsychologie: eine Untersuchung der Entwicklungsgesetze von Sprache, Mythus und Sitte (или Этнокультурная психология: исследование Законов развития языка, мифов и обычаев [ Мораль ]).Иногда неправильно переводится как «Народный Психология »это массивный сборник антропологических и социально-психологические материалы прослеживают «закономерное развитие», через участие в культуре высших психических процессов человека » (Кахан и Уайт, 1992). Ничем не примечательный для 19 века, Вундт разделял мнение других европейских теоретиков о том, что движение человеческих обществ следовало ряду исторических этапов. Выделение этих стадий для Вундта было тесно связано. формам и сложности языка и артефактам языковое развитие, такое как миф, эпос, драма и т. д.Его классификация исторического развития определены четыре стадии или «эпохи» которые отмечены ниже с краткими комментариями из его резюме за 1916 год:

(I) Эпоха «первобытного» Мужчина «
(2) «Эпоха тотема» [«Если бы мы могли определить понятие тотемизма как кратко возможно, можно сказать, что он представляет собой круг идеи, в которых отношение животного к человеку обратное того, что есть в современной культуре.В тотемическом возраст, человек не имеет власти над животным, но животное управляет человеком. Его дела и действия вызывают удивление, страх и обожание »(Вундт, 1916, стр. 8).]
(3) «Эпоха богов» и Герои « [» Вместо старшего члена клана и племенной вождь тотемного периода, этот новый век рождает героя …. Герой, превозносимый как лидер на войне принадлежит к другому миру, миру верно отражены в героической песне или эпосе…. Все это одновременно время тесно связано с происхождением государства, которое теперь вытесняет более примитивные племенные институты предыдущего период …. с национальными героями и с государствами, национальными религиями возникнет; и поскольку эти религии больше не направляют внимание просто к ближайшему окружению, к животному и растительный мир, но сосредоточьтесь прежде всего на небесах, там развивается идея более высокого и совершенного мира.В качестве герой — идеальный человек, поэтому бог становится идеальным героем, и небесный мир, идеально увеличенный земной мир » (Вундт, 1916, п. 9).]
(4) Настоящая эпоха [дальше Боги и герои. [«Так начинается разработка в котором мы, нынешние, все еще участвуем; поэтому он не может называться иначе, чем как грядущий век. Мы можем говорить просто о продвижении человечества на г. к г., но не из — это развитие человечества.Однако этот прогресс начинается немедленно с падением преград, разделяющих народы, особенно в отношении их религиозных взглядов »(Wundt, 1916, стр. 9-10)] Обратите внимание, что Вундт не назначает этому периоду особого имя.

Вундт собирает далеко идущие сбор данных — в основном взяты из проведенных этнографических исследований социологами XIX века, которые служат изобразить стадии развития, выраженные в различных человеческих культур и обеспечить понимание культурных влияния, оказываемого на отдельных лиц в пределах конкретной национальной сообщества.»Параллельно с составляющими отдельных сознание (воображение, чувство и воля), считал Вундт язык, миф и обычаи в их взаимосвязи как основные составляющие Volksseele [ум люди] »(Cahan & White, 1992). Первые два тома его Völkerpsychogie сосредотачивается на Die Sprache (язык), т. 3 на Die Kunst (искусство), тт. 4-6 на Mythus und Religion (миф и религия), тт.7-8 на Die Gesellschaft (общественная организация), т. 9 на Das Recht (закон) и vol. 10 на Kultur und Geschichte (культура и история). Однако эти десять томов никогда не были переведен с немецкого, хотя краткое содержание в одном томе Английский язык действительно появился в 1916 году как Элементы народной психологии (Вундт, 1916 г. который был рассмотрен Джорджа Герберта Мида в 1919 году). По большей части усилия Вундта представленные Völkerpsychologie были проигнорированы даже в свое время.

Вундт ушел из академической председатель и получил почетный статус в 1915 году более десяти лет после получения почетного гражданства города Лейпцига (1902). На пенсии он продолжал стабильно писать. Вундт умер в возрасте 88 лет в Гроссбатене, недалеко от Лейпцига, в августе 31 января 1920 года. Его смерть наступила вскоре после завершения рукопись его последних мемуаров ( Erlebtes und Erkanntes [ Что я испытал и открыл ]).

Для повествовательных социальных наук, Вундт олицетворяет невыполненное обещание того, что Cahan & Шелдон (1992), столь убедительно доказывающий, мог быть «вторым психология »в дополнение к лабораторно-экспериментальной дисциплине появившийся в конце 19 века. Чувствительность Вундта к роль языка, в частности, как отправная точка для понимания социальное и культурное поведение предвосхитило то, что в 20 веке психологи и психолингвисты начали бы исследовать другие перспективы несколько десятилетий спустя (например,г., Выготский).

Источники : Блюменталь, А. Л. (1979). Отца-основателя мы никогда не знали. Современный Психология, 24 , 547-550; Кахан, Эмили Д. и Уайт, Шелдон Х. (1992). Предложения по второй психологии. Американский психолог, 47 (2), 224-235; Данцигер, К. (1979). Позитивистское отрицание Вундта. Журнал истории поведенческих наук, 15 , 205-30; Хотерсолл, Д.(2004). История психологии (4-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; Лихи, Т. Х. (2004) История психологии: Основные направления психологической мысли (6-я ред.). Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Пирсон Прентис-Холл.

Вильгельм Максимилиан Вундт | Портреты европейских нейробиологов

Иллюзии Вундта

Вундт основал первый институт экспериментальной психологии в Лейпциге в 1879 году. Это событие часто воспринимается как знаменатель возникновения психологии как самостоятельной дисциплины.Вундт назвал свой экспериментальный подход к изучению сознательного опыта «физиологической психологией», и его текст с таким названием, впервые опубликованный в 1874 году, получил широкое распространение как выражение новой психологии. Как и Бэйн, он стремился объединить физиологию и психологию: «Настоящая работа уже своим названием показывает, что это попытка соединить две науки, которые долгое время шли разными путями, хотя и связаны почти с одним и тем же предметом. материя, то есть человеческая жизнь ».Вундт родился недалеко от Мангейма и получил медицинское образование в Гейдельберге. Позже он вернулся в Гейдельберг, чтобы стать помощником Гельмгольца по физиологии, и там опубликовал свою первую книгу « Вклад в теорию чувственного восприятия » (1862 г.), в которой был изложен курс, которому, по его мнению, должна следовать новая психология. В 1875 году он переехал в Лейпциг, где Вебер и Фехнер все еще действовали; по прибытии Вундт с трудом смог убедить власти в том, что ему нужно место для своего аппарата и для проведения экспериментов, но его аргументы преобладали.У института были ограниченные возможности для формальных лабораторных экспериментов по психофизике и времени реакции, но он привлекал энтузиастов студентов, и в 1881 году был основан новый журнал Philosophische Studien , в котором можно было опубликовать результаты. Слева его портрет представлен в очертании здания, в котором в 1879 году размещался оригинальный Институт экспериментальной психологии (который ранее был университетской тюрьмой). Четыре года спустя он был увеличен в размерах, и университет построил новый институт в 1896 г. по проекту Вундта.Вундт много писал по многим разделам психологии; Скучно подсчитал, что на протяжении всей его академической жизни его публикуемые материалы составляли в среднем 700 слов в день. Его взгляды изменились во время многих пересмотров его книг, и поэтому более поздние издания часто контрастировали с более ранними. Он проводил различие между опосредованным опытом, доступным физическим наукам, и непосредственным опытом, исследуемым психологией. Его использование интроспекции для изучения последнего привело к предположению, что ощущения и чувства являются элементами сознания.Ощущения можно было комбинировать для получения восприятий, но для того, чтобы они влияли на поведение, они требовали внимания: произвольный контроль внимания с целью сосредоточения на аспектах восприятия был назван апперцепцией. Это активная роль, которую играет внимание, которое может перестроить восприятие, чтобы сформировать творческий синтез. Чувства были описаны с точки зрения трех противоположных характеристик: приятность-неприятность, напряжение-расслабление и возбуждение-спокойствие. Вундт был эмпириком и ассоциативистом, интересовавшимся универсальными аспектами сознательного опыта; применение психологии к проблемам реального мира мало привлекало его.Он пережил период, когда геометрически-оптические иллюзии (как их обозначил Иоганн Оппель (1815–1894) в 1856 году) привлекали внимание многих ученых-визуалов. Вундт добавил к их числу в 1888 г. фигуру, показанную справа, на которой вертикальные линии кажутся изогнутыми внутрь как следствие пересечения излучающих линий; его черты заключены в иллюзии, которая теперь носит его имя.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *