Включенное наблюдение: Включенное наблюдение как метод психолого-педагогических исследований Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Автор: | 30.01.2019

Содержание

Наблюдение — Исследовательский центр «ДИСКУРС»

Описание

Наблюдение – метод социального исследования, в ходе которого специалист регистрирует нужные события. Особенность его в том, что исследователь должен наблюдать социальную реальность, представителем которой является. Социолог находиться в двойственной позиции: с одной стороны, он исследователь, с другой, его социальные характеристики являются исследуемыми.

Для получения высокой надежности результатов необходимо, чтобы исследователь обладал способностями рефлексивного мышления. Вести наблюдение социальных событий возможно различными способами: по заранее подготовленному плану или без него, проводить регулярные замеры либо анализировать случайным образом, активно влиять на изучаемый объект или наблюдать его со сторон.

Виды наблюдения

Наблюдение можно разделить на:

Включенное наблюдение

Метод включенного наблюдения заключается в том, что сам исследователь становится в различной степени участником изучаемого явления. Степень участия зависит от задач проекта.

 Разновидности
  • К примеру, изучая субкультуру футбольных фанатов, социолог может просто находиться рядом с нужной группой и наблюдать взаимоотношения в ней.
  • Другой вид включенности исследователя, когда он становиться футбольным фанатом и оказывает пассивное влияние на изучаемый объект.
  • В третьей разновидности включенного наблюдения исследователь становиться активным футбольным болельщиком и старается воздействовать на поведение других.

В процессе наблюдения у исследователя появляется возможность фиксировать не только то, что говорят фанаты, но и их поступки, внутригрупповые отношения, внешний вид, т.е. вещи, которые могут быть не важны членам группы, но необходимы для решения поставленных в исследовании задач.

Внешнее наблюдение

Внешнее наблюдение – это некий взгляд «со стороны» на социальное явление или процесс. Для понимания данного метода хорошо вспомнить рассуждение Сократа.

Он говорил:

На Олимпийских Играх есть три вида людей: первый вид – непосредственные участники соревнований; второй вид людей – это болельщики, которые переживают за своих спортсменов; третий вид – люди, которые зарабатывают на таких мероприятиях; и я, который не отношусь ни к первому, ни ко второму, ни к третьему виду, я нахожусь здесь и все это понимаю

Сократ в этом случае играет роль внешнего наблюдателя. Применение этого метода целесообразно при изучении масштабных социальных явлений.

Консультация

Если Вы хотите получить бесплатную консультацию, более подробно узнать о стоимости фокус-групп, применении метода, звоните +7(499) 705-15-19 / пишите: [email protected][email protected]

Открытое образование — Качественные методы в социологическом исследовании

  • 10 weeks
  • from 4 to 5 hours per week
  • 2 credit points

В рамках курса студенты узнают, какие методологические и теоретические идеи лежат в основании качественного исследования в современных социальных науках (и почему у качественных исследователей наблюдается такая страсть к изучению повседневного опыта и смыслов, которыми наделяют свою жизнь люди), что собой представляет дизайн исследования, какие методы сбора и анализа данных существуют в рамках данной методологии (глубинное интервью, включенное наблюдение, дискурс-анализ, анализ методом обоснованной теории и др.

). Исследование будет рассматриваться как целостный процесс, начинающийся с придумывания темы, включающий в себя разработку исследовательского дизайна, полевые работы, анализ собранных данных, и заканчивающийся написанием научного текста.  

Студенты научатся самостоятельно планировать, организовывать и проводить качественное исследование, собирать качественные интервью, проводить включенное наблюдение. Особый акцент будет сделан на том, как нужно анализировать собранные качественные данные, различные текстовые и биографические документы.

Предварительные требования к слушателям: нет

Оценочные мероприятия: тесты в конце каждой недели по пройденному материалу, практические задания в формате взаимного оценивания, позволяющие развить практические навыки организации и проведения качественного исследования (будет необходимо разработать дизайн исследования, гайда для полуструктурированного интервью, провести интервью, наблюдения, кодирование качественных данных).

About

Данный курс разработан для тех, кто хочет получить базовые знания том, как проводить социологическое исследование качественными методами, и развить основные навыки сбора и анализа данных. В рамках курса слушатели узнают, какие методологические и теоретические идеи лежат в основании качественного исследования, что собой представляет дизайн исследования, какие методы сбора и анализа данных существуют в рамках данной методологии (глубинное интервью, включенное наблюдение, биографический метод, дискурс-анализ, анализ методом обоснованной теории и др.).

Format

Курс состоит из коротких видеолекций от 8 до 15 минут длиной. На каждой неделе будет представлен оцениваемый тест из 10 вопросов, практическое задание в формате взаимного оценивания.

Requirements

Данный курс разработан для тех, кто хочет получить базовые знания том, как проводить социологическое исследование качественными методами, и развить основные навыки сбора и анализа данных. Курс является вводным для освоения навыков качественного исследователя, поэтому специальных требований к слушателям нет.

Course program

  1. Качественное исследование в социальных науках: методологические основания
  2.  Дизайн качественного исследования
  3. Этнографическая стратегия и участвующее наблюдение
  4. Интервью в качественном исследовании
  5. Фокусированное групповое интервью (фокус-группы): особенности организации и проведения
  6. Качественный анализ данных: общий обзор
  7. Биографический метод
  8. Кейс-стади
  9. Оценка и презентация результатов качественного исследования и жанры качественного письма
  10. Этика качественного социологического исследования

Education results

Cпособность использовать основные положения и методы гуманитарных и социально-экономических наук при решении профессиональных задач (ОК-9), способность применять в профессиональной деятельности базовые и профессионально-профилированные знания и навыки по основам социологической теории и методам социологического исследования (ПК-1), умение использовать социологические методы исследования для изучения актуальных социальных проблем, для идентификации потребностей и интересов социальных групп (ПК-5), способность использовать методы сбора, обработки и интерпретации комплексной социальной информации для решения организационно-управленческих задач, в том числе находящихся за пределами непосредственной сферы деятельности (ПК-11)

★ Включённое наблюдение — методы социологии .

. Информация |
Пользователи также искали:

метод не включенного наблюдения, не включенное наблюдение, открытое наблюдение, включенное наблюдение достоинства и недостатки, включенное наблюдение малиновский, включенное наблюдение плюсы и минусы, включенное наблюдение пример, включенное наблюдение в журналистике, наблюдение, включенное, Включённое, метод не включенного наблюдения, не включенное наблюдение, включенное наблюдение в журналистике, включенное наблюдение малиновский, открытое наблюдение, плюсы, пример, метод, включенного, наблюдения, журналистике, достоинства, недостатки, малиновский, открытое, минусы, включенное наблюдение пример, Включённое наблюдение, включенное наблюдение достоинства и недостатки, включенное наблюдение плюсы и минусы, включённое наблюдение, методы социологии.

включённое наблюдение,

Метод наблюдения. ИНСОМАР. Маркетинговые исследования и исследования рынка.

Метод наблюдения


Социологическое наблюдение –  это отслеживание и регистрация значимых параметров объекта  исследования.  Фиксация  состояния  изучаемого  процесса  или  явления  происходит посредством  различных  инструментов,  наиболее  адекватных  целям  исследования. Так, в зависимости от поставленных задач, могут применяться:  

  • формализованные и полуформализованные бланки наблюдения,  
  • средства аудио­, видеозаписи и фоторегистрации,
  • письменное изложение результатов в свободной форме.

Таким  образом,  в  отличие  от  так  называемого  обыденного  наблюдения,  научно­ практическое  ориентировано  на  получение  специфической  информации,  необходимой  для достижения  определенной  исследовательской  цели  и  характеризуется  организованностью и систематичностью.

Варианты применения метода: 

Благодаря  вариативности  реализации,  метод  наблюдения  предоставляет  широкие возможности для решения разнообразных задач, таких как, например:

  1. оценка  качества  обслуживания,  в  том  числе  mystery  shopping и  мониторинг работы учреждений, предоставляющих государственные и муниципальные услуги населению,
  2. анализ  внешнего  и  внутреннего  состояния  объектов  торговли  и  предоставления услуг,
  3. расчет распределения покупательских потоков в торговых объектах,
  4. оценка интенсивности пассажиропотока,
  5. анализ  автомобильных  и  пешеходных  потоков  при  оценке  эффективности размещения рекламных конструкций, строительства коммерческой недвижимости и т.д.
  6. аудит цен,
  7. изучение  инфраструктуры  территории  (фиксирование  организаций,  указание сферы деятельности и прочих параметров),
  8. анализ эффективности работы сотрудников (регистрирование действий в течение дня),
  9. выявление  социально­психологических  особенностей  поведения  целевой аудитории  (регистрирование  эмоций  и  действий  во  время  обслуживания, совершения покупки и т. д.)

Преимущества и возможности метода:

  1. многообразие  решаемых  задач:  наблюдение  –  незаменимый  инструмент маркетинговых исследований, применяющийся как на стадии разработки проекта 
  2. (будь то объект недвижимости, рекламная конструкция, предприятие торговли и пр.), так и для решения текущих задач (оценка качества работы персонала, анализ различных аспектов потребительского поведения и пр.)
  3. вариативность  степени  формализации:  в  зависимости  от  поставленной  цели, наблюдение  может  проводиться  как  по  максимально  структурированному инструментарию, так и вообще без него с дальнейшим изложением результатов в свободной форме. 
  4. возможность  установления  исследователем  степени  включенности  и  открытости наблюдения:  так,  в  соответствии  с  утвержденной  методологией,  наблюдатель может  сообщить  представителям  изучаемой  аудитории  (объекта)  о  проводимом исследовании  предварительно,  сделать  это  на  любом  этапе  проекта  или  же вообще не информировать никого из участников. Наблюдение может проводиться «со стороны» или же с непосредственным включением наблюдателя в изучаемый процесс. 

Виды наблюдения: 

Социологической практикой чаще всего определяются следующие виды наблюдения: 

По степени открытости наблюдателя:

  1. открытое  наблюдение,  подразумевающее,  что  участники  исследования осведомлены о роли наблюдателя.
  2. скрытое  наблюдение,  в  процессе  которого  представители  изучаемой  группы  не знают о том, что они являются объектом исследования. 

В зависимости включенности наблюдателя в процесс:

  1. включенное наблюдение – исследователь становится частью изучаемого явления / группы, находится в прямом контакте с представителями аудитории.
  2. невключенное наблюдение – исследователь фиксирует значимые характеристики со  стороны,  не  информируя  участников  о  своей  роли  и  настоящей  цели  своего присутствия. 

Включенное  наблюдение  классифицируется  в  свою  очередь  в  зависимости  от роли наблюдателя:

  1. полное участие наблюдателя  в  ситуации («участник  –  скрытый  наблюдатель»).  Классический  пример  –  mystery  shopping.  Исследователь,  выступая  в  роли потребителя, является полноправным действующим лицом ситуации.
  2. участие в ситуации как наблюдателя («участник – открытый наблюдатель»). В данном случае подразумевается, что наблюдатель является участником процесса, активно взаимодействует с группой, однако ее представители осведомлены о его роли,  как  это  может  происходить  в  различных  социально-психологических исследованиях. 
  3. наблюдатель  как  участник  исследования  («открытый  наблюдатель»).  Эта методика предполагает взаимодействие наблюдателя с участниками социального процесса без действительного участия в нем. В качестве примера можно привести хронометраж  временных  затрат,  когда  исследователь  присутствует  при выполнении обязанностей сотрудника и регистрирует необходимую информацию. 
  4. ситуация полного наблюдения («скрытый наблюдатель»). Данная разновидность метода подразумевает полное отсутствие взаимодействия с участниками процесса и,  если  это  предусмотрено  методологией,  работу  наблюдателя  вне  поля зрения наблюдаемых.  Таким  образом  можно  изучать  некоторые  параметры потребительского  поведения,  такие  как  последовательность  действий  при совершении покупки, маршруты движения по торговому залу и т.д. 

По степени формализованности наблюдения:

  1. структурированное наблюдение, предполагающее четкое определение изучаемых аспектов  объекта  и  шкал  измерения.  Методика  реализации  этой  разновидности наблюдения  подразумевает  использование  формализованных  бланков,  а результаты  такого  наблюдения  измеряемы.  Количественные  данные,  в  свою очередь могут оцениваться в динамике. 
  2. неструктурированное,  допускающее  самостоятельный  выбор  и  регистрацию значимых  параметров,  которые,  тем  не менее, могут  быть  также  количественно обработаны и представлены в виде структурированного отчета. 

По условиям организации наблюдения:

  1. Полевое  исследование  –  проводится  в  реальной  жизненной  ситуации,  на  месте происходящих событий.  
  2. Лабораторное  –  предполагает  организацию  условий  (среды)  наблюдения  самим исследователем. 

По отношению к ситуации:

  1. констатирующее  –  наблюдение,  при  котором  происходит  лишь  регистрация интересующих параметров на предмет наличия / отсутствия, отнесения  к  какой­ либо  категории. Фиксируемые факты  носят  безоценочный  характер,  не  требуют интерпретации. 
  2. оценивающее  –  наблюдение,  основанное  на  методиках  ранжирования  и шкалирования,  и  в  результате  которого  изучаемые  характеристики  получают количественное значение.

РАБОЧИЕ В СОВРЕМЕННЫХ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ: РОССИЙСКИЙ КОНТЕКСТ

  • Роман Николаевич Абрамов
    • Федеральный научно-исследовательский социологический центр Российской академии наук (ФНИСЦ РАН)

Ключевые слова: рабочий класс, деиндустриализация, габитус, биография, труд, молодые рабочие

Аннотация

Рабочий класс долгое время является объектом интереса отечественной социологии. В советской социологии основная часть исследований была посвящена рабочим и промышленной социологии. В 1990-е гг. фокус внимания социологов сдвинулся в сторону изучения трудовых отношений и протестного движения на предприятиях. После этого рабочие перестали быть в центре внимания социологии, но в настоящее время интерес к рабочему классу возвращается. Данная статья является аналитической рефлексией относительно исследовательской повестки изучения рабочих российскими социологами. В основу анализа положены публикации по теме исследований российских рабочих в ведущих отечественных социологических журналах. Констатируется, что рабочие в исследуемых публикациях рассматриваются как социально-профессиональная группа, находящаяся в статусном кризисе, как архаичный социальный класс, проигравший в ходе рыночных реформ и представляющий собой преграду для модернизации. При этом российские авторы указывают на возвращение значимой роли промышленных рабочих на фоне ориентации на технологический прорыв российской экономики. Также анализ публикаций показывает, что в последние годы сильно затруднился доступ исследователей на предприятия для изучения рабочих в их трудовой среде, что сказывается на понимании ситуации с промышленными рабочими в России. Кроме того, рабочие оказываются популярным и удобным объектом изучения как статистический артефакт, присутствующий в базах социологических данных, но порой эти данные не много говорят о реальном положении промышленного рабочего класса. При этом отмечаются растущий интерес российских социологов к рабочим и новые подходы к их изучению, включая биографический метод и включенное наблюдение.

Литература

1. Смирнов С.В. Динамика промышленного производства и экономический цикл в СССР и России, 1861-2012: препринт WP2/2012/04 / Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012.
2. Данилова Е.Н. Дискурс выигравших и проигравших в российских трансформациях // Социологические исследования. 2014. № 5. C. 16-26.
3. Радаев В.В. Миллениалы на фоне предшествующих поколений: эмпирический анализ // Социологические исследования. 2018. № 3. С. 15-33.
4. Тартаковская И., Ваньке А. Карьера рабочего как биографический выбор // Социологическое обозрение, 2016. № 3. C. 9-48.
5. Вознесенская Е.Д. Молодые рабочие. Из села в город. // Социологический журнал. 2013. № 3. С. 75-91.
6. Аникин В.А., Тихонова Н.Е. Бедность в России на фоне других стран // Мир России. 2014. № 4. С. 59-95.
7. Каравай А.В. Российские рабочие: финансовое поведение и установки // Мониторинг общественного мнения. 2015. № 2. C. 83-95.
8. Каравай А.В. Человеческий капитал российских рабочих: состояние и факторы // Вестник Института социологии. 2016. № 2. C. 92-112.
9. Тихонова Н.Е., Каравай А.В. Человеческий капитал российских рабочих: общее состояние и специфические особенности // Мир России. 2017. № 3. C. 6-35.
10. Каравай А.В. Человеческий капитал потомственных российских рабочих // Мониторинг общественного мнения. 2016. № 6. С. 107-124.
11. Пискунов М. Микрополитика позднесоветского завода: общее «своеволие» и борьба за дисциплину труда (случай Выборгского целлюлозно-бумажного завода 1982-1985 гг.) // Журнал исследований социальной политики. 2017. № 2. C. 217-234.
12. Абрамов Р.Н. Марксистский анализ трудовых отношений в современной корпорации: интерпретации Г. Бравермана // Новое и старое в теоретической социологии / отв. ред. Ю. Давыдов. Кн. 4. М.: Институт социологии РАН, 2006. С. 118-128.
13. Абрамов Р.Н. Металлурги на машиностроительном заводе: очерк профессиональной культуры / Антропология профессий: границы занятости в эпоху нестабильности. М.: Вариант, 2012. C. 153-174.
14. Козина И.М., Сережкина Е.В. Концепция кейс-стади в социальных науках и французская традиция монографических исследований трудовых организаций // Социологические исследования. 2015. № 1. C. 64-73.
15. Жвитиашвили А.Ш. Рабочий класс в классовых схемах западной социологии // Социологический журнал. 2013. № 4. C. 5-20.
16. Алексеев А.Н. Драматическая социология и социологическая ауторефлексия: В 4 т. СПб.: Норма, 2003-2005.
17. Ильин В.И. Драматургия качественного полевого исследования. СПб: Интерсоцис, 2006. 256 c.
18. Пинчук О.В. «Нестандартные» условия труда женщин на производстве: опыт включенного наблюдения // Интеракция. Интервью. Интерпретация. 2018. № 15. С. 24-40.
19. Абрамова О. «В работе главное — здравый смысл!» Повседневное знание в труде фрезеровщиков // Профессии.doc. Социальные трансформации профессионализма: взгляды снаружи, взгляды изнутри / под ред. П.В. Романова и Е.Р. Ярской-Смирновой. М.: ООО «Вариант», 2007. С. 360-381.
20. Кордонский С.Г., Плюснин Ю.М. Архаические экономические институты: распределенные мануфактуры в малых городах России // Мир России. 2018. № 4. C. 6-30.
21. Андреева Ю.В., Лукьянова Е.Л. Рабочий класс в России: поиск новых векторов дифференциации // Социологические исследования. 2018. № 10. С. 54-64.
22. Morris J. Everyday Post-Socialism. Working-Class Communities in the Russian Margins. London: Plagrave Macmillan, 2016.

Поступила в редакцию 2019-05-27
Опубликована 2019-09-25

Раздел

Социология

Метод «включенного наблюдения» и его издержки

Метод «включенного наблюдения» и его издержки

В арсенале антропологов есть исследовательский метод под названием «включенное наблюдение»; этот метод предусматривает участие в жизни и культуре людей, являющихся объектом изучения, с целью получения верного представления об их обычаях и поведении, и одновременно наблюдение за ними со стороны, с позиции объективного исследователя. К сожалению, это только теория. Применение на практике данного метода порой больше напоминает детскую игру, когда вы пытаетесь одновременно шлепать себя по голове и потирать свой живот. Пожалуй, не стоит удивляться тому, что антропологи часто страдают приступами «нарушения аналитического восприятия»; это выражается в неспособности абстрагироваться от происходящего в среде исследования потому, что ученые слишком глубоко внедряются в данную культурную среду. Наиболее известный представитель такой этнографии идеализированного толка, разумеется, Маргарет Мид[3], но была еще и Элизабет Маршалл Томас, автор книги «Безвредные люди», посвященной племени, которое, как оказалось, по статистике убийств опережало Чикаго.

Среди антропологов не затихают жаркие споры по поводу метода «включенного наблюдения» и роли «включенного» наблюдателя. В своей последней книге «Племя любителей скачек» («The racing tribe») эту тенденцию я подвергла осмеянию, языком душеспасительных бесед изобразив проблему как непрерывную борьбу между своими двумя «я»: Участником и Наблюдателем. Я описала злые перепалки, в которые вступали эти два моих внутренних голоса всякий раз, когда назревал конфликт между моими «я» в роли почетного члена «племени» и в качестве беспристрастного ученого. (Если учесть, что диспуты на данную тему обычно ведутся весьма серьезным тоном, мои непочтительные высказывания можно возвести в ранг ереси, поэтому я была немало удивлена и даже почему-то раздражена, когда получила письмо от преподавателя университета, сообщавшего, что он по моей книге «Племя любителей скачек» обучает студентов методу «включенного наблюдения». Вот и получается: вы из кожи вон лезете, пытаясь выглядеть инакомыслящим бунтарем, а ваш труд превращают в учебник.)

Более типичная практика — по крайней мере, сейчас это модная тенденция — хотя бы одну главу книги или докторской диссертации, над которыми вы работаете, посвятить подробному обсуждению — с элементами самобичевания и терзаний — трудностей этического и методологического характера, возникающими в процессе «включенного наблюдения». Несмотря на то что данный метод призван помочь ученому осмыслить культуру того или иного социума с точки зрения ее «коренного жителя», вы, тем не менее, обязаны добрых три страницы объяснять, что из-за вашего подсознательного этноцентризма[4] и целого ряда разных культурных барьеров это сделать фактически невозможно.

Потом следует — это в порядке вещей — поставить под вопрос саму нравственную подоплеку «включенного наблюдения» и, в идеале, выразить серьезные сомнения относительно пригодности современной западной «науки» как средства постижения чего бы то ни было вообще.

Здесь несведущий читатель резонно мог бы подумать, зачем же в таком случае мы продолжаем использовать метод исследования, который если и не аморален, то ненадежен, а возможно, характеризуется и тем, и другим. Я и сама так думала, пока не сообразила, что все эти скорбные перечисления пороков и изъянов метода «включенного наблюдения» — это своего рода заклинание, обрядовая песнь сродни тем, что являются частью очаровательных ритуалов некоторых племен Америки: туземцы, прежде чем отправиться на охоту или срубить дерево, сначала непременно исполняют покаянные куплеты, чтобы умилостивить духов животных, которых они намерены убить, или деревьев, которые они собрались повалить. В менее снисходительной интерпретации ритуал самоуничижения антропологов рассматривается как хитрая попытка отвести от себя критику путем упреждающего признания своих слабостей и недостатков. Так, например, поступает эгоистичный и невнимательный любовник, постоянно твердящий: «Ох, какой же я эгоист, свинья, да и только. Не пойму, как ты еще меня терпишь». Расчет делается на то, что в представлении рядового читателя подобное осознание и открытое признание своих ошибок — это фактически добродетель.

Но, каковы бы ни были мотивы, которыми сознательно или неосознанно руководствуются антропологи, глава, посвященная проблемам «включенного» наблюдателя, всегда оказывается нудной и утомительной для читателя. Поэтому я воздержусь от покаянных речей, несмотря на возможные выгоды, и просто скажу: да, «включенное наблюдение» имеет определенные ограничения, и все же это довольно неудобное сочетание участия и отстраненности — на сегодняшний день лучший метод для исследования различных аспектов человеческой культуры, а значит, нам придется им воспользоваться.

Хорошо, плохо, неудобно

В моем случае проблемы, связанные с элементом участия, в некоторой степени можно исключить, поскольку я исследую аспекты культуры народа, к которому сама принадлежу. Англичан я избрала темой своего исследования вовсе не потому, что наше общество более интересно, чем другие культуры. Просто я чисто по-обывательски питаю отвращение к грязи, дизентерии, смертоносным насекомым, мерзкой пище и примитивным санитарным условиям, характерным для живущих в мазанках «родовых» обществ, которые изучают мои менее брезгливые коллеги.

В суровом мире этнографии мое увиливание от дискомфорта и непонятное для многих желание заниматься исключительно культурами с устроенным бытом расцениваются как слабость, поэтому я с некоторых пор и до недавнего времени, пытаясь хотя бы немного реабилитировать себя в глазах коллег, изучала менее здоровые стороны жизни англичан: проводила исследования в шумных пабах, ночных клубах с сомнительной репутацией, захудалых ломбардах и прочих подобных заведениях. Тем не менее, посвятив несколько лет исследованию примеров агрессии, беспорядка, насилия, преступлений и прочих аномалий, которые, как правило, наблюдаются в самых неподходящих местах в самое неподходящее время, я, похоже, так и не заслужила уважения этнографов, специализирующихся на глиняных хижинах и привыкших к более тяжелым условиям труда.

Таким образом, благополучно провалив вступительный экзамен на испытание полевыми работами, я решила обратить свое внимание на предмет, который по-настоящему меня интересует, а именно на причины хорошего поведения. Эту увлекательнейшую область исследования социологи почему-то почти полностью игнорируют. За исключением некоторых видных ученых[5], социологи в большинстве своем одержимы аномалиями, а не желательными нормами, и всю свою энергию направляют на исследование причин поведения, недопустимого в цивилизованном обществе, а не такого, что достойно поощрения.

Питер Марш, с которым мы вместе возглавляем Исследовательский центр социологических проблем (ИЦСП), как и я, разочарован и обеспокоен тем, что социология держит курс на однобокую ориентацию, поэтому мы решили сосредоточиться на изучении позитивных аспектов социального взаимодействия[6].

Эта новая цель освободила нас от необходимости посещать опасные пабы, и мы стали проводить время в их безопасных аналогах (тем более что последние гораздо легче найти, поскольку в большинстве пивных баров царит атмосфера дружелюбия и благополучия). Вместо того чтобы расспрашивать работающих в магазинах охранников и детективов о ворах и вандалах, мы теперь наблюдали, как делают покупки рядовые законопослушные граждане. В ночные клубы мы стали ходить, чтобы изучать формы флирта, а не смотреть на драки. Заметив, как необычайно приветливы и обходительны в общении друг с другом зрители на ипподромах, я немедленно приступила к выявлению факторов (на этот проект ушло три года), обуславливающих хорошее поведение любителей скачек. Мы также проводили исследования на темы праздников, общения в киберпространстве, летних каникул, смущения, корпоративного гостеприимства, водителей автобусов, рискованных поступков, «Лондонского марафона»[7], секса, общения по мобильным телефонам и взаимосвязи между чаепитием и желанием что-то смастерить своими руками (последнее касается таких животрепещущих для общества вопросов, как «сколько чашек чая должен выпить среднестатистический англичанин, чтобы у него возникло желание сколотить полку?»).

Последние двенадцать лет я примерно в равной степени посвящала свое время изучению проблемных аспектов английского общества и его более привлекательных, позитивных элементов (а также проводила сравнительный анализ показателей различных культур в других частях света) и, пожалуй, могу смело утверждать, что к работе над данной книгой я приступила, имея определенное преимущество — относительно широкое представление о природе общества в целом.

Моя семья и другие лабораторные крысы

Статус «аборигена» несколько облегчает мне исполнение роли участника в задаче участия-наблюдения, но в таком случае на что можно рассчитывать в отношении второй составляющей — наблюдения? Удастся ли мне должным образом абстрагироваться и оценивать родную культуру с позиции объективного ученого?

Этот вопрос беспокоил меня недолго, так как друзья, родные, коллеги, издатели, агенты и многие другие постоянно напоминали мне, что я, в конце концов, более десяти лет скрупулезно анализировала поведение своих земляков — причем с бесстрастностью, указывали они, ученого в белом халате, пинцетом перебирающего клетки в чашке Петри. Родные также добавляли, что мой отец — Робин Фокс, гораздо более выдающийся антрополог, чем я, — готовил меня для этой роли с пеленок. Если большинство детей дни младенчества проводят в коляске или в кроватке, глядя в потолок или на подвешенные игрушки, то меня привязывали в вертикальном положении в индейской люльке[8], которую ставили в удобных для наблюдения местах, так чтобы я могла обозревать весь дом и изучать типичные формы поведения семьи английского ученого.

Отец также был для меня образцом научной беспристрастности. Когда мама сообщила ему, что беременна мной, их первым ребенком, он тут же стал просить разрешение принести в дом маленького шимпанзе и в качестве эксперимента воспитывать нас вместе — чтобы сравнить, как развиваются обезьяна и человек. Мама категорически отвергла его идею и много лет спустя пересказала мне тот случай — как пример эксцентричного и нерадивого отношения отца к своим родительским обязанностям. Я не уловила морали ее рассказа и воскликнула: «А что, прекрасная идея. Наверно, это было бы здорово!» На что мама, уже не в первый раз, заявила: «Ты такая же, как твой чертов папочка». И я опять неверно истолковала ее слова, сочтя их за комплимент.

Выборы 2016: включенное наблюдение | Социологический институт РАН

Сентябрьские выборы 2016 года и спустя месяц остаются темой, которую обсуждают и анализируют эксперты, политики, журналисты, научные  профессионалы. Обсуждают ли тему “Выборы 2016 года” избиратели и волнуют ли их вопросы выборного процесса в стране – представляет собой дискуссионный вопрос и требует специального изучения. Однако данные ВЦИОМ (от 7 октября 2016 года) показывают, что опрошенные респонденты придают значение выборам в целом. В ходе опроса было определено, что 72% россиян считают выборы в Госдуму важным событием, (их доводы: «кого выберем, так и стране будет», «что-то да изменится»), не считают его таковым 18% опрошенных («всё за нас уже решено, как нужно власти», «не верю, что что-то будет меняться», говорят эти респонденты).

Для участников круглого стола, который прошел 11 октября 2016 года в Социологическом институте РАН, вопрос о том, считать или не считать выборы в Государственную Думу важным событием в стране, не был актуальным. За круглым столом собрались те, кто не только голосовал 18 сентября 2016 года, но и принимал участие в предвыборной кампании 2016 года в роли юриста и наблюдателя на избирательном участке, политтехнолога и аналитика, журналиста и пикетчика, участника опроса общественного мнения и кандидата в депутаты. Каждый из участвующих в работе круглого стола представил собственную экспертную оптику, точку зрения на прошедшие выборы, критически осмысляя произошедшее.

В рамках круглого стола было выделено несколько сессий. На первой сессии обсуждались вопросы о том, как голосует петербургский избиратель и какие факторы способствуют открытости и закрытости избирательного процесса, влияют ли опросы общественного мнения на предвыборный процесс? Живая дискуссия разгорелась на тему роли социологии и социолога в предвыборном процессе. В фокусе второй сессии оказались правовые аспекты предвыборной кампании, процедуры подсчетов голосов. Особое внимание участники дискуссии обратили на то, как трактовать категорию “фальсификация” с точки зрения права, какие факторы обуславливают нечестный подсчет голосов? Среди факторов, влияющих на процедуру подсчета голосов, были рассмотрены практики формирования участковых и территориальных комиссий, пула наблюдателей на выборах, роль работников и специалистов бюджетных сфер (образование, здравоохранение, ЖКХ) в предвыборной кампании политических партий.

В целом дискуссия получилась интересной и насыщенной. В ней приняли участие: Татьяна Протасенко (СИ РАН), Александр Дука (СИ РАН), Владимир Козловский (СИ РАН), Александр Казанцев (ЗАО СНИЦ), Мария Мацкевич (СИ РАН), Алексей Куприянов (НИУ ВШЭ), Александра Макеева (НИУ ВШЭ), Владимир Сократилин (консалтинговая группа «Решение»), Ольга Покровская (член Санкт-Петербургской избирательной комиссии), Борис Винер (СИ РАН), Александр Ершов (политтехнолог), Василий Панферов (ТИК N27), Наталья Колесник (СИ РАН), Полина Лешукова (СИ РАН), Александра Даугавет (СИ РАН), Антон Мухин (журнал «Город»), Дмитрий Солонников (ТАСС), Анатолий Голов (член РОДП «Яблоко»), Михаил Амосов (депутат ЗакС СПб), Ксения Клочкова (газета «Фонтанка. ру»). С отдельными точками зрения участников круглого стола можно ознакомиться в публикациях региональных СМИ и очередном выпуске журнала «Телескоп». 

Наталья Колесник (СИ РАН)

Активное наблюдение за раком простаты: как это делать правильно

Рак простаты — наиболее распространенное злокачественное новообразование, поражающее мужчин. Почти на 70% увеличилось количество новых случаев рака простаты, в основном классифицируемых как группы низкого риска, которые были диагностированы на ранних стадиях в результате скрининга на простатоспецифический антиген (ПСА). Данные, касающиеся естественного течения этого заболевания, подтверждают клиническую незначительность рака простаты низкой степени злокачественности, который связан со скудным метастатическим распространением или без него.Активное наблюдение — это консервативный подход к ведению пациентов с заболеванием «низкого риска» или «благоприятного риска», который позволяет избежать долгосрочного неблагоприятного воздействия на качество жизни пациента. Он характеризуется стандартным протоколом тщательного мониторинга с пальцевым ректальным исследованием, периодической биопсией и серийным тестированием на уровень ПСА. По определению Д’Амико, активное наблюдение обычно подходит для мужчин с показателем Глисона 6 или меньше и уровнем ПСА менее 10 нг / мл. Как правило, болезнь Глисона 3 лишена общих генетических отклонений от истинного рака.Важным элементом активного подхода к эпиднадзору является раннее распознавание заболевания с высоким риском, которое диагностируется с помощью систематической биопсии у 30% пациентов, которые начинают активное наблюдение с заболеванием с низким риском. Кроме того, небольшая группа пациентов имеет молекулярные изменения, которые могут вызвать прогрессирование до более агрессивного заболевания; этих мужчин можно переключить на немедленное лечение, если будет обнаружено такое прогрессирование. Онкологические исходы для когорт активного наблюдения показали долгосрочную безопасность этого подхода с коэффициентом смертности от рака 3% в период от 10 до 15 лет. В этом обзоре активного наблюдения за раком предстательной железы с благоприятным риском мы обсудим рациональность этого подхода, биологические доказательства использования активного наблюдения при раке простаты 3 и 4 типа Глисона, отбор пациентов для активного наблюдения, данные клинических испытаний по активному наблюдению. , а также роль биомаркеров рака простаты и визуализационных исследований (МРТ) для принятия клинических решений у пациентов с заболеваниями низкого риска.

Введение

По данным Американского онкологического общества, в 2016 году в США было диагностировано 180 890 новых случаев рака простаты, что сделало это заболевание наиболее распространенной солидной опухолью у мужчин.[1] Несмотря на высокую заболеваемость, по оценкам, в 2016 году от рака простаты умерло только 26 120 мужчин; 10-летняя и 15-летняя относительная выживаемость при раке простаты составляет 98% и 95% соответственно [1]. С 1980-х годов [2] широко распространенный скрининг сывороточного уровня простат-специфического антигена (PSA) и пальцевое ректальное исследование (DRE) облегчили раннее выявление, и заболеваемость раком простаты резко возросла. Почти 80% случаев выявляются на клинически локализованной стадии III [3], и ожидается, что более половины случаев относятся к опухолям низкого риска.Такие опухоли — нечастая причина смерти, и мужчины, страдающие этим заболеванием, чаще умирают от других причин. Первоначальная дилемма в лечении клинически локализованного рака простаты проистекает из гетерогенности рака простаты, о чем свидетельствует его естественная история. Радикальная простатэктомия и лучевая терапия, стандартные методы лечения рака простаты, часто приводят к серьезным побочным эффектам, включая мочевую и эректильную дисфункцию. Многие мужчины, получающие активное лечение, не получают от лечения никакой клинической пользы из-за медленного прогрессирования рака на ранней стадии с низким риском.

Активное наблюдение — это подход, целью которого является снижение заболеваемости немедленным активным лечением мужчин с раком простаты низкого риска, у которых, вероятно, никогда не разовьются симптомы, связанные с раком. Впервые он был описан в 2002 году в отчете о 206 пациентах, которым проводились периодические биопсии простаты и серийное тестирование ПСА, с радикальным вмешательством, рекомендованным для пациентов, отнесенных к группе повышенного риска [4]. Стратегия активного наблюдения направлена ​​на диагностику, наблюдение и действия с намерением вылечить только тогда, когда это необходимо.После 20-летнего опыта применения этого подхода активное наблюдение получило широкое распространение во всем мире.

Предпосылки и обоснование

Скрининг рака простаты с использованием уровней сывороточного ПСА был впервые представлен Catalona в 1991 году [3]. Быстрое внедрение скрининга на ПСА в Северной Америке и Европе резко увеличило заболеваемость выявленным раком простаты, большая часть которого была микрофокальным заболеванием низкой степени злокачественности. Это эпидемиологическое явление привело к чрезмерному выявлению и чрезмерному лечению незначительных заболеваний, что повысило риск ненужной заболеваемости и ухудшения качества жизни мужчин, связанного со здоровьем. [5] В течение следующих 10 лет более 90% пациентов с раком простаты низкого риска лечились с помощью радикальной терапии (радикальной простатэктомии или лучевой терапии). Тенденции чрезмерного обнаружения сохранялись до 2012 года, когда Целевая группа профилактических служб США (USPSTF) присвоила оценку «D» использованию скрининга на рак простаты на основе ПСА (это означает, что они рекомендовали против практики) для мужчин с возрастом. для всех возрастов (USPSTF уже рекомендовал не проводить скрининг на основе ПСА у мужчин в возрасте ≥ 75 лет в 2008 г.).[6] Вследствие этой рекомендации, уровень скрининга ПСА снизился на 3–10% во всех возрастных группах, после чего последовал сдвиг в сторону выявления опухолей более высокого класса и стадии [7]. Более того, убедительные доказательства биологии рака простаты низкой степени злокачественности установили вялотекущий характер заболевания. Эти знания привели к пересмотру роли радикального вмешательства при лечении рака низкого риска.

Активное наблюдение возникло как консервативный подход, который может уменьшить чрезмерное лечение.Текущие практические протоколы объединяют клиническую стадию Т, значение ПСА, плотность ПСА, показатель Глисона, количество задействованных ядер (на основе 12-ядерных биопсий) и количество злокачественных новообразований на ядро, чтобы отбирать пациентов для активного наблюдения и прогнозировать риск оккультизма. сосуществующий рак более высокой степени злокачественности. Данные реестра Стратегических урологических исследований рака простаты (CaPSURE) демонстрируют рост использования активного наблюдения за пациентами с раком простаты низкого риска — с низкого уровня до 6.7% в период с 1990 по 2009 год до 40,4% в период с 2010 по 2013 год [8] Активный надзор стал консервативным подходом, который может уменьшить чрезмерное лечение (рисунок).

Естественная история и генетические особенности низкоуровневого рака простаты

Основная дилемма в лечении клинически локализованного рака простаты проистекает из гетерогенности заболевания. Рак простаты возникает из-за генетически измененного эпителия простаты и медленно прогрессирует в течение нескольких десятилетий. [9] Учитывая особенности мультифокальности и неоднородности опухоли, течение рака простаты трудно предсказать.Мужчины могут прожить всю свою естественную жизнь без каких-либо симптомов рака простаты. Злотта и др. [10] подтвердили эту гипотезу, когда они проспективно сравнили ткани, полученные во время вскрытия простаты как у европеоидной, так и у азиатской популяции. Рак простаты был обнаружен у одинакового количества (35%) мужчин в обеих группах. Кроме того, более 50% раковых заболеваний в азиатской группе имели балл Глисона 7 или выше. Естественное течение этого заболевания, которое характеризуется медленным прогрессированием, позволяет активному эпиднадзору быть эффективной стратегией лечения.

Паттерны Глисона 3 и 4 сильно различаются генетически. Признаки рака включают шесть биологических возможностей, которые обычно приобретаются опухолями человека в процессе их развития: 1) устойчивая пролиферативная передача сигналов, 2) активация местной инвазии и метастазирования, 3) индукция ангиогенеза, 4) уклонение от супрессоров роста, 5) устойчивость к гибели клеток и 6) неограниченный репликативный потенциал. [11] Ахмед и др. [12] применили эти онкологические принципы в обзоре, в котором описаны различные особенности паттернов Глисона 3 и 4, и пришли к выводу, что большинство небольших паттернов Глисона ≤ 3 очагов можно считать доброкачественными.Примеры различий между поражениями по Глисону 3 и Глисон 4 включают данные о том, что транслокация TMPRSS2-ERG , [13] делеция PTEN , [14] устойчивый ангиогенез, индуцированный фактором роста эндотелия сосудов, [15] и устойчивость к апоптозу. возникающие в результате сильной экспрессии DAD1 [16], наиболее распространены в поражениях паттерна 4 по Глисону и отсутствуют или присутствуют только на низких уровнях (10%) в очагах поражения по Глисону 3. Ясно, что твердые молекулярные данные свидетельствуют о том, что болезнь Глисона 3 (или Глисона 3 + 3 = 6) лишена признаков рака, как это определено с точки зрения аномалий экспрессии генов и что подтверждено клиническим опытом.Молекулярные и гистологические паттерны поражений по шкале Глисона 3, вероятно, предопределены оставаться стабильными или даже инволютивными. Напротив, поражения паттерна Глисона 4 демонстрируют большинство молекулярных характеристик рака.

В ряде крупных хирургических серий сообщалось о скорости метастазирования, которая приближается к нулю при хирургически подтвержденном раке простаты по шкале Глисона 6. Чтобы понять естественную историю хирургически вылеченного рака простаты Gleason 6, Eggener et al [17] провели многоцентровое исследование с участием 24000 мужчин с долгосрочным наблюдением.Из этих мужчин у 12000 была подтверждена болезнь Глисона 6. 15-летняя смертность от рака простаты от патологической болезни Глисона 6 составила 0,2%. Только 1 пациент в когорте умер от рака простаты; обзор патологии сообщил о болезни Глисона 4 + 3 у этого человека вместо того, что первоначально считалось болезнью Глисона 3 + 3 = 6. В дополнительной серии из группы патологов Хопкинса изучались случаи с оценкой Глисона ≤ 6 из баз данных радикальной простатэктомии из четырех крупных академических центров. Было выявлено 14 123 случая, в которых выявлено 22 метастаза в лимфатические узлы. В новом обзоре гистопатологии этих 22 лимфатических узлов не сообщалось ни об одном случае опухоли с оценкой Глисона ≤ 6, которая была бы связана с метастазами в лимфатические узлы. [18]

Ключевым моментом здесь является то, что большинство видов рака Глисона 6 имеют невинные генетические особенности и не имеют риска метастазирования. Таким образом, при отсутствии рака более высокой степени у большинства пациентов нет показаний к лечению.

Результаты активного наблюдения

Наблюдательные исследования

Несколько групп по всему миру представили результаты проспективных когорт, которые предоставляют данные о клиническом течении пациентов, находящихся под активным наблюдением.Данные и результаты из этих групп (обобщенные в таблице 1) неизменно показывают низкую скорость прогрессирования до метастатического заболевания или смерти от рака простаты. Первое исследование активного наблюдения было начато исследователями из Университета Торонто в 1996 году [19]. В это одностороннее когортное исследование вошли 993 мужчины, 740 с заболеванием низкого риска (оценка Глисона ≤ 6 и уровень ПСА в сыворотке ≤ 10 нг / мл) и 253 человека с заболеванием среднего риска (уровень ПСА в сыворотке ≤ 15 нг / мл или показатель Глисона из 7 [3 + 4]), которые имели значительную сопутствующую патологию или ожидаемая продолжительность жизни менее 10 лет. Среди 819 выживших средний период наблюдения составил 6,4 года. В целом у 2,8% пациентов развились метастазы, а 1,5% умерли от рака простаты. В группе с низким риском заболевания выживаемость без метастазов через 10 и 15 лет составила 96% и 95% соответственно. В группе с заболеванием промежуточного риска выживаемость без метастазов составила 91% и 82% через 10 и 15 лет соответственно. Важно отметить, что наличие болезни Глисона 4 при постановке диагноза увеличивает скорость метастазирования на 3.75, несмотря на тщательное наблюдение и лечение по поводу прогрессирования.

Для сравнения, исследователи из Johns Hopkins ограничили наблюдение только за пациентами, которые соответствовали критериям Эпштейна (≤ 2 положительных ядра, <50% поражения ядра и плотность ПСА <0,15 нг / мл / см 3 ) [20]. Всего в эту когорту вошли 1298 мужчин; средний период наблюдения составил 5 лет. Общая выживаемость, выживаемость в отношении рака и выживаемость без метастазов через 10 лет составили 94%, 99,9% и 99,4% соответственно; эти показатели составляли 69%, 99. 9% и 99,4% соответственно в возрасте 15 лет. Неудивительно, что 15-летняя смертность от рака простаты составила всего 0,4%. Эти отличные результаты объясняются более строгими критериями приемлемости для активного наблюдения, используемыми этой группой.

Недавно в исследовании Международного активного наблюдения за раком простаты (PRIAS) были представлены данные после 10 лет наблюдения [21]. Эта многоцентровая международная когорта включала 5 302 пациента с раком простаты низкого риска, находящихся под активным наблюдением.Через 5 и 10 лет наблюдения 52% и 73%, соответственно, прекратили активное наблюдение. Из тех мужчин, которые прекратили активное наблюдение, 62% были отнесены к группе повышенного риска. У трети мужчин было проведено последующее хирургическое вмешательство (радикальная простатэктомия), и, несмотря на решение вмешаться, были обнаружены благоприятные патологические признаки опухоли (Gleason 3 + 3 и pT2). Повышение категории по шкале Глисона (до баллов по шкале Глисона> 7) или клиническое заболевание Т3 было единственным показанием для активного лечения на основе протокола.

Рандомизированные испытания

Были опубликованы три испытания, в которых изучалась эффективность немедленного лечения (радикальная простатэктомия) по сравнению с активным наблюдением за пациентами с локализованным раком простаты, обнаруженным при скрининге на уровень ПСА. В исследовании «Вмешательство при раке простаты и наблюдение» (PIVOT) случайным образом был назначен 731 мужчина с раком простаты для радикальной простатэктомии или наблюдения. В течение среднего периода наблюдения в 12 лет в группе, получавшей хирургическое вмешательство (47%), не наблюдалось значительного снижения смертности от всех причин или специфической для рака простаты смертности по сравнению с группой наблюдения (49%).[22] Вторым из этих крупных исследований было рандомизированное клиническое исследование Скандинавской группы исследования рака простаты № 4 (SPCG-4). В этом проспективном исследовании сравнивали радикальную простатэктомию с выжидательной тактикой при раннем раке простаты. После 18 лет наблюдения общая смертность и показатели смертности от рака простаты были выше у пациентов, находящихся под наблюдением, чем у пациентов, получавших немедленное лечение [23]. К сожалению, ни в PIVOT, ни в SPCG-4 не использовался подход активного наблюдения: пациенты получали лечение при наличии признаков прогрессирования метастатического заболевания.Напротив, за мужчинами, находящимися под активным наблюдением, внимательно наблюдают, проводят повторную биопсию и лечат, если есть доказательства прогрессирования степени или реклассификации риска — для предотвращения метастатического прогрессирования.

Наконец, в исследовании «Тестирование простаты на рак и лечение» (ProtecT) сравнивались три метода активного мониторинга, радикальной простатэктомии и дистанционной лучевой терапии у пациентов с локализованным раком простаты. [24] У пациентов, рандомизированных для активного мониторинга, измеряли уровень ПСА каждые 3 месяца в течение первого года и каждые 6–12 месяцев в дальнейшем.Среди 2664 пациентов с диагнозом рака простаты в общей сложности было 17 смертей от рака простаты (8, 5 и 4 в группах активного мониторинга, хирургии и лучевой терапии соответственно), что свидетельствует о том, что не было значительной разницы в 10 случаях. -летняя выживаемость, специфичная для рака, или общая выживаемость. Разница в частоте метастазов в пользу радикального лечения. Это, вероятно, отражает тот факт, что 25% когорты страдали заболеванием среднего или высокого риска, для которого консервативное лечение явно связано с повышенным риском прогрессирования.Кроме того, «активный мониторинг», хотя и более интенсивный, чем «бдительное ожидание», не включал серийных биопсий или заранее определенных показаний для вмешательства.

Выбор пациентов

Основная задача при отборе пациентов для долгосрочного консервативного лечения — выявить тех, у кого скрытый сопутствующий рак более высокой степени злокачественности. [25] В настоящее время отсутствуют окончательные критерии отбора пациентов для активного наблюдения. Большие перспективные когорты из одного учреждения послужили основой для руководящих принципов по выявлению пациентов с низким риском прогрессирования заболевания (Таблица 2).

Группа из Торонто также сообщила данные об активном наблюдении за пациентами с раком простаты промежуточного риска. Klotz и др. Предложили активное наблюдение за некоторыми мужчинами с показателем Глисона ≤ 3 + 4 и / или уровнем ПСА от 10 до 20 нг / мл и с ожидаемой продолжительностью жизни менее 10 лет [26]. Первоначальная когорта показала, что в этой группе мужчин с раком простаты промежуточного риска только у 1 пациента из 85 развилось метастатическое заболевание. Для определения факторов прогрессирования в этой подгруппе пациентов с раком простаты по шкале Глисона 7 необходимы дальнейшие исследования.

Из-за очень благоприятного опыта активного наблюдения за раком Глисона 6 и значительно более высокой скорости прогрессирования болезни Глисона 7, большинство групп сейчас придерживаются промежуточного подхода, предлагая активное наблюдение большинству пациентов с Болезнь Глисона 6 независимо от объема рака и очень избирательно предлагать ее пациентам с болезнью Глисона 7.

Руководства были разработаны многими группами, в том числе онкологическими службами Онтарио [27], Американским обществом клинической онкологии (ASCO) [28], Национальной комплексной онкологической сетью (NCCN) [29] и Национальным институтом здравоохранения и медицины. Care Excellence (NICE; Великобритания).[30] Они кратко изложены в Таблице 3. Между этими наборами руководств существует большое согласие, и они согласны с тем, что наблюдение должно быть предпочтительной стратегией для большинства пациентов с низким риском. Однако существуют различия в критериях отбора и стратегии последующего наблюдения. Например, в программе Джонса Хопкинса использовались строгие критерии отбора, согласно которым включение основано на критериях Эпштейна для клинически незначимого рака простаты (плотность ПСА <0,15 нг / мл / см 3 , оценка Глисона ≤ 6, ≤ 2 положительных результатов биопсии. стержни и ≤ 50% поражение любого стержня биопсии).Отражая этот подход, в рекомендациях NCCN проводится различие между заболеванием очень низкого риска (определяемым как выполнение критериев Эпштейна), для которого рекомендуется активное наблюдение, и заболеванием низкого риска (6 баллов по шкале Глисона, но более высокий уровень рака на биопсию), для которых рассматриваются все методы лечения, включая хирургическое вмешательство и лучевую терапию. Напротив, согласно рекомендациям Cancer Care Ontario и ASCO, все мужчины с раком простаты низкого риска являются кандидатами для наблюдения.[27,28]

Факторы риска прогрессирования за пределами биопсии.

Плотность ПСА. Высокая плотность ПСА была связана с повышенным риском реклассификации биопсии в нескольких исследованиях. [31] По сути, это означает, что пациенты с высоким уровнем ПСА относительно объема предстательной железы подвергаются повышенному риску и должны быть тщательно обследованы перед тем, как попасть под наблюдение. Напротив, люди с большим объемом простаты по сравнению с их уровнем ПСА могут быть уверены, что они менее склонны к агрессивному заболеванию.

Влияние гонки. В нескольких исследованиях сообщается о более высоких показателях скрытого сосуществующего рака у афроамериканских пациентов, которые соответствуют критериям низкого риска заболевания, а также о более высоких показателях биохимических рецидивов после операции. [32-34] Однако недавнее крупное исследование Shared База данных Региональной онкологической больницы равного доступа (ПОИСК), в которую вошли 355 афроамериканцев и 540 мужчин европеоидной расы с раком простаты низкого риска, не показала различий в патологическом старте или биохимическом рецидиве между двумя группами, что подтверждает целесообразность наблюдения за африканскими Американские мужчины.[35]

Влияние возраста. Не было доказано, что молодой возраст является фактором риска прогрессирования. Действительно, вероятность развития рака более высокой степени злокачественности при постановке диагноза ниже у молодых мужчин с болезнью Глисона 6. В серии вскрытий по шкале Сакра 29% мужчин в возрасте от 30 лет имели микроочаговый рак Глисона 6 [36]. Обнаружение небольшого количества злокачественной опухоли низкой степени у молодого человека никоим образом не означает, что его болезни суждено перерасти в серьезный рак. Предостережение заключается в том, что у более молодых пациентов есть более длительный период времени для развития биологического развития рака более высокой степени. Наилучшая оценка вероятности прогрессирования класса (в отличие от реклассификации болезни из-за более точного или повторного отбора проб) составляет от 1,2% до 2% в год [37]. В недавнем исследовании оценивалась связь возраста с различными конечными точками активного наблюдения [38]. Пациентам в возрасте до 60 лет было выполнено больше контрольных биопсий за интервал времени. Несмотря на более интенсивную оценку, более молодой возраст был связан с более низким риском улучшения состояния и прогрессирования на основе биопсии. Не было различий в отношении риска окончательного лечения или риска биохимического рецидива после отсроченной радикальной простатэктомии.Пациентам младшего возраста следует сообщить, что промежуточные результаты не хуже, но необходимо более длительное наблюдение. Таким образом, молодых пациентов в большинстве случаев можно лечить консервативно, но требуется длительное наблюдение.

Активное наблюдение — продолжение

Протоколы активного наблюдения претерпели изменения в последние годы. Существуют различия между протоколами различных учреждений, и стандартизированного протокола еще не существует. Основной метод активного наблюдения — комбинация серийных измерений ПСА и DRE.В типичном клиническом сценарии пациент обращается в клинику с первоначальным диагнозом рака простаты по шкале Глисона 6 на систематической биопсии простаты (10 или более ядер). Регулярное последующее наблюдение проводится с измерением уровня ПСА каждые 6 месяцев и ежегодным DRE. Кроме того, подтверждающая биопсия назначается в течение 6–12 месяцев после первичной диагностической биопсии. Эта подтверждающая биопсия должна быть нацелена на области, которые часто упускаются при систематической диагностической биопсии. Если подтверждающая биопсия либо отрицательна, либо подтверждает микрофокальную болезнь Глисона 6, последующие биопсии выполняются каждые 3-5 лет.Мы прекращаем последующие биопсии, когда пациенту исполняется 80 лет или его ожидаемая продолжительность жизни составляет <5 лет. Пациентам с увеличением объема рака простаты или новой биопсии, показывающей болезнь Глисона 3 + 4, но которые все еще желают наблюдения в качестве варианта лечения, а также тем, у кого время удвоения ПСА составляет <3 лет, следует выполнить многопараметрическую МРТ. Выявление любого подозрительного поражения с ограниченной диффузией на МРТ должно привести к прицельной биопсии.

Роль МРТ и биомаркеров

Неудовлетворенная потребность врачей и пациентов, использующих подход активного наблюдения, была средством избежать 25–30% риска ошибочной классификации, присущего стратегии систематической диагностики на основе биопсии.В настоящее время проводятся обширные исследования сывороточных, мочевых и гистопатологических маркеров, а также исследования изображений, которые могут улучшить прогноз естественного течения отдельных случаев рака простаты [39].

С 1982 года МРТ используется для оценки анатомии простаты и ее заболевания. [40] Комбинация традиционной анатомической и функциональной МРТ известна как многопараметрическая МРТ. Это визуализационное исследование показало, что более точно идентифицирует тех пациентов, находящихся под активным наблюдением, у которых есть оккультный сопутствующий рак с более высокой оценкой по шкале Глисона. Pessoa и др. [41] опубликовали результаты проспективного когортного исследования, в котором приняли участие 105 пациентов с локализованным раком простаты низкого риска, низкой степени злокачественности, которые были кандидатами на активное наблюдение; впоследствии мужчинам была сделана многопараметрическая МРТ. Результаты многопараметрической МРТ продемонстрировали чувствительность, специфичность, положительную прогностическую ценность и отрицательную прогностическую ценность для реклассификации заболевания на 92,5%, 76%, 81% и 90,5% соответственно. Высокая отрицательная прогностическая ценность особенно важна для этой группы населения, и эта цифра была подтверждена многими группами.Благодаря этим данным, многопараметрическая МРТ становится частью ведения пациентов с локализованным раком простаты. [42]

Точно так же успехи в генетическом анализе привели к открытию новых биомаркеров, которые могут предсказывать исходы рака простаты и ответ на терапию. На момент публикации этой статьи три описанных ниже генетических анализа ткани были одобрены Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США для использования у мужчин с раком простаты. Однако ни один из этих тестов еще не прошел валидацию как обеспечивающий существенную пользу в популяции активного наблюдения.

Геномный классификатор

Это геномный тест с 22 маркерами, основанный на экспрессии РНК и использующий ткань из биопсии простаты. Тест геномного классификатора имел независимую прогностическую ценность при многофакторном анализе для прогнозирования метастазов после простатэктомии с отношением рисков (HR) 1,5 на каждые 10% увеличения оценки; Эти результаты были подтверждены в двух отдельных когортах после простатэктомии. Высокий балл связан с повышенным риском метастазирования (HR, 1.7 на каждые 10% увеличения оценки). [43,44]

Геномная оценка простаты

Этот анализ, в котором также используются образцы биопсии простаты, включает 12 раковых генов, которые представляют четыре биологических пути онкогенеза рака простаты: путь рецептора андрогенов , клеточная организация, стромальный ответ и пролиферация. Повышение на 20 пунктов «геномной оценки простаты» связано со статистически значимым повышенным риском тяжелой степени и / или заболевания, не связанного с органами (отношение шансов, 1. 9; 95% ДИ, 1,3–2,9). [45,46]

Прогрессирование клеточного цикла

Этот анализ анализирует 31 ген, связанный с клеточным циклом, и 15 генов домашнего хозяйства с помощью количественной полимеразной цепной реакции с обратной транскриптазой и генерирует «оценку прогрессирования клеточного цикла. ” Transatlantic Prostate Group изучила показатели прогрессирования клеточного цикла с помощью пункционной биопсии консервативно управляемой когорты пациентов с раком простаты из Великобритании. В этой когорте из 349 мужчин, вылеченных без первичного лечения, кумулятивная частота смерти была увеличена среди тех, у кого показатель прогрессирования клеточного цикла> 2 (19% населения), по сравнению с людьми с более низкими показателями.Исходы для пациентов не могли быть дифференцированы у тех, у кого были более низкие показатели прогрессирования клеточного цикла. HR смертности от рака простаты составил 1,7 на единицу увеличения показателя прогрессирования клеточного цикла. [47, 48]

Доказательства показывают, что эти геномные анализы могут обнаруживать присутствие молекулярных изменений, связанных с раком более высокой степени злокачественности, на биоптатах, которые демонстрируют микрофокальный результат Глисона 6. болезнь. Например, пациенту с раком простаты низкой степени злокачественности, повышенным уровнем ПСА и положительным результатом геномного классификатора или геномного теста простаты следует пройти многопараметрическую МРТ, чтобы исключить какое-либо мультифокальное заболевание, и ему может быть рекомендовано радикальное лечение, даже если МРТ не подтверждает.Целями будущих исследований будут интеграция и корреляция информации, полученной с помощью многопараметрической МРТ, и результатов анализа геномных биомаркеров.

Будущее активного надзора

Хотя уверенность в консервативном ведении пациентов с низким риском заболеваний значительно возросла по мере созревания когорт, многие вопросы остаются без ответа. К ним относятся следующие:

• Какие молекулярные события сигнализируют о прогрессировании заболевания низкой степени злокачественности?

• Каким образом мы можем оптимально идентифицировать «волков в овечьей шкуре», т. Е. Те низкосортные случаи, в которых наблюдается рак более высокой степени?

• Какое влияние оказывают генетические изменения зародышевой линии, например мутации BRCA1 / 2 , на соответствие критериям наблюдения?

• Как следует интегрировать многопараметрическую МРТ и биомаркеры в процесс принятия решения о лечении?

• Какие пациенты среднего риска являются кандидатами для наблюдения?

• Какие вмешательства (диета, упражнения, питательные микроэлементы, фармакологические препараты) способны снизить риск биологического прогрессирования у мужчин при активном наблюдении и, следовательно, являются оправданными?

• Каков наиболее эффективный и экономичный способ длительного наблюдения за пациентами? Требуется ли по-прежнему серийная биопсия и у кого?

• Может ли стратификация риска позволить некоторым пациентам минимизировать бремя последующего наблюдения?

• Может ли широкое распространение эпиднадзора за заболеваниями низкого риска реабилитировать скрининг на рак простаты?

Заключение

Скрининг ПСА привел к увеличению числа впервые диагностированных случаев рака простаты низкого риска, что привело к избыточному лечению. Клинические и молекулярные данные подтверждают отсутствие метастатического фенотипа рака 3-го типа по Глисону. Активное наблюдение в настоящее время представляет собой основное лечение, рекомендованное в научно обоснованных руководствах для большинства мужчин с раком простаты низкого риска. Осуществление активного наблюдения улучшает качество жизни по сравнению с радикальным лечением. Активное наблюдение следует предлагать пациентам с низким риском прогрессирования рака, в том числе пациентам с ожидаемой продолжительностью жизни более 10 лет, клинической стадией заболевания T1 / 2a, уровнем ПСА <15 нг / мл и показателем Глисона ≤ 6 при биопсии. .

Тридцать процентов пациентов с недавно диагностированным раком простаты низкого риска имеют скрытый рак более высокой степени. Подтверждающая биопсия обязательна в течение 6–12 месяцев после первоначальной биопсии, чтобы исключить любое усиление заболевания. Долгосрочный мониторинг основан на измерении уровня ПСА и DRE каждые 6 месяцев с последовательными биопсиями простаты и / или МРТ каждые 3-5 лет. Новые технологии, такие как многопараметрическая МРТ и анализы геномных биомаркеров, должны дополнять первоначальную оценку кандидатов для активного наблюдения с целью выявления агрессивных скрытых форм рака и выявления прогрессирования заболевания во время последующего наблюдения.Радикальное лечение должно быть предложено большинству пациентов с обострением болезни.

Раскрытие финансовой информации: Авторы не имеют значительной финансовой заинтересованности или каких-либо иных отношений с производителем любого продукта или поставщиком каких-либо услуг, упомянутых в этой статье.

Ссылки:

1. Американское онкологическое общество. Факты и цифры по раку, 2016 г. http://www.cancer.org/research/cancer-facts-statistics/all-cancer-facts-figures/cancer-facts-figures-2016.html. По состоянию на 27 апреля 2017 г.

2. Catalona WJ, Smith DS, Ratliff TL, et al. Измерение специфического антигена простаты в сыворотке крови в качестве скринингового теста на рак простаты. N Engl J Med. 1991; 324: 1156-61.

3. Хан М., Партин А.В., Пиантадози С. и др. Эра-специфическая биохимическая выживаемость без рецидива после радикальной простатэктомии по поводу клинически локализованного рака простаты. J Urol. 2001; 166: 416-9.

4. Чу Р., Клотц Л., Данжу С. и др.Технико-экономическое обоснование: настороженное ожидание локализованной карциномы простаты низкой и средней степени злокачественности с выборочным отсроченным вмешательством на основании специфического антигена простаты, гистологического и / или клинического прогрессирования. J Urol. 2002; 167: 1664-9.

5. Wei JT, Dunn RL, Sandler HM, et al. Всестороннее сравнение качества жизни, связанного со здоровьем, после современных методов лечения локализованного рака простаты. J Clin Oncol. 2002; 20: 557-66.

6. Lin K, Croswell JM, Koenig H, et al.Скрининг рака простаты на основе специфических антигенов простаты: обновленные данные для Целевой группы профилактических служб США. Роквилл (Мэриленд): Агентство медицинских исследований и качества. Отчет за октябрь 2011 г.: 12-05160-EF-1.

7. Флешнер К., Карлсун С.В., Робол М.Дж. Влияние рекомендаций USPSTF по скринингу ПСА на показатели заболеваемости раком простаты в США. Нат Рев Урол. 2017; 14: 26-37.

8. Тосоян Дж. Дж., Картер Х. Б., Лепор А., Леб С. Активное наблюдение за раком простаты: текущие данные и современное состояние практики.Нат Рев Урол. 2016; 13: 205-15.

9. Ritmaster RS. Ингибиторы 5 Î ± –редуктазы при доброкачественной гиперплазии предстательной железы и снижении риска рака простаты. Лучшая практика Res Clin Endocrinol Metab. 2008; 22: 389-402.

10. Злотта А.Р., Эгава С., Пушкарь Д. и др. Распространенность рака простаты при вскрытии: перекрестное исследование непроверенных мужчин европеоидной и азиатской национальностей. J Natl Cancer Inst. 2013; 105: 1050-8.

11. Ханахан Д. , Вайнберг, РА. Признаки рака: следующее поколение.Клетка. 2011; 144: 646-74.

12. Ахмед Х., Арья М., Эмбертон М. и др. Имеет ли рак предстательной железы низкой степени злокачественности и малого объема признаки злокачественности? Ланцет Онкол. 2012; 13: e509-e517.

13. Берг К.Д., Вайнер Б., Томсен Ф. Б. и др. Экспрессия белка ERG в диагностических образцах связана с повышенным риском прогрессирования во время активного наблюдения за раком простаты. Eur Urol. 2014; 66: 851-60.

14. Lotan TL, Carvalho FL, Peskoe SB, et al.Потеря PTEN связана с переходом от биопсии к радикальной простатэктомии при раке простаты. Мод Pathol. 2015; 28: 128-37.

15. West AF, O’Donnell M, Charlton RG, et al. Корреляция экспрессии фактора роста эндотелия сосудов с экспрессией фактора роста фибробластов-8 и клинико-патологическими параметрами рака простаты человека. Br J Cancer. 2001; 85: 576-83.

16. Гуо Ю., Склар Г.Н., Борковски А. и др. Потеря белка ингибитора циклин-зависимой киназы p27 (Kip1) при раке простаты человека коррелирует со степенью опухоли.Clin Cancer Res. 1997; 3: 2269-74.

17. Eggener SE, Scardino PT, Walsh PC, et al. Прогнозирование 15-летней смертности от рака простаты после радикальной простатэктомии. J Urol. 2011; 185: 869-75.

18. Росс HM, Кривенко ON, Cowan JE, et al. Могут ли аденокарциномы простаты с показателем Глисона <6 метастазировать в лимфатические узлы? Am J Surg Pathol. 2012; 36: 1346-52.

19. Клотц Л., Весприни Д., Сетукавалан П. и др.Долгосрочное наблюдение большой когорты пациентов с раком простаты, находящихся под активным наблюдением. J Clin Oncol. 2015; 33: 272-7.

20. Тосоян Дж. Дж., Мамавала М., Эпштейн Дж. И. и др. Промежуточные и долгосрочные результаты перспективной программы активного наблюдения за раком простаты с благоприятным риском. J Clin Oncol. 2015; 33: 3379-85.

21. Bokhorst LP, Valdagni R, Rannikko A, et al. Десятилетие активного наблюдения в исследовании PRIAS: обновление и оценка критериев, используемых для рекомендации перехода на активное лечение.Eur Urol. 2016; 70: 954-60.

22. Уилт Т.Дж., Бравер М.К., Джонс К.М. и др. Радикальная простатэктомия в сравнении с наблюдением по поводу локализованного рака простаты. N Engl J Med. 2012; 367: 203-13.

23. Билл-Аксельсон А., Холмберг Л., Гармо Н. и др. Радикальная простатэктомия или настороженное ожидание при раннем раке простаты. N Engl J Med. 2014; 370: 932-42.

24. Хэмди ФК, Донован Дж. Л., Лейн Дж. А. и др. 10-летние исходы после наблюдения, хирургического вмешательства или лучевой терапии локализованного рака простаты.N Engl J Med. 2016; 375: 1415-24.

25. Ли С.Е., Ким Д.С., Ли В.К. и др. Применение критериев Эпштейна для прогнозирования клинически незначимого рака простаты у корейских мужчин. BJU Int. 2010; 105: 1526-30.

26. Клотц Л., Чжан Л., Лам А. и др. Клинические результаты длительного наблюдения большой когорты активного наблюдения с локализованным раком простаты. J Clin Oncol. 2010; 28: 126-31.

27. Мораш К., Тей Р., Агбасси С. и др.Активное наблюдение для лечения локализованного рака простаты. Джан Урол Асс Дж. 2015; 9: 171-8.

28. Chen RC, Rumble RB, Loblaw DA, et al. Активное наблюдение для лечения локализованного рака простаты (руководство по лечению рака в Онтарио): одобрение руководства по клинической практике Американского общества клинической онкологии. J Clin Oncol. 2016; 34: 2182-90.

29. Национальная комплексная онкологическая сеть. Руководство NCCN по клинической практике в онкологии. Рак простаты.Версия 2.2017. https://www.nccn.org/professionals/physician_gls/PDF/prostate.pdf. По состоянию на 17 апреля 2017 г.

30. Национальный институт здравоохранения и повышения квалификации. Рак простаты: протокол активного наблюдения. https://www.nice.org.uk/guidance/cg175/resources/protocol-for-active-surveillance-19674477. По состоянию на 17 апреля 2017 г.

31. Welty CJ, Cowan JE, Nguyen H, et al. Расширенное наблюдение и факторы риска для реклассификации заболевания в большой когорте активного наблюдения за локализованным раком простаты.J Urol. 2015; 193: 807-11.

32. Сунди Д., Росс А. Э., Хамфрис Э. Б. и др. У афроамериканских мужчин с раком простаты очень низкого риска наблюдаются неблагоприятные онкологические исходы после радикальной простатэктомии: должно ли активное наблюдение оставаться для них вариантом? J Clin Oncol. 2013; 31: 2991-7.

33. Сунди Д., Фейсал Ф.А., Трок Б.Дж. и др. Показатели переклассификации среди афроамериканцев выше, чем среди кавказцев при активном наблюдении. Урология. 2015; 85: 155-60.

34. Джалло М., Майерс Ф., Коуэн Дж. Э. и др. Расовые различия в повышении и повышении уровня рака простаты среди мужчин с клиническими характеристиками низкого риска. Eur Urol. 2015; 67: 451-7.

35. Leapman MS, Freedland SJ, Aronson WJ, et al. Патологические и биохимические исходы среди афроамериканцев и мужчин европеоидной расы с раком простаты низкого риска в базе данных ПОИСК: значение для кандидатуры активного наблюдения. J Urol. 2016; 196: 1408-14.

36. Sakr WA, Grignon DJ, Crissman JD, et al.Интраэпителиальная неоплазия предстательной железы высокой степени (HGPIN) и аденокарцинома предстательной железы в возрасте от 20 до 69 лет: вскрытие 249 случаев. In Vivo. 1994; 8: 439-43.

37. Иноуэ Л.Й., Трок Б.Дж., Партин А.В. и др. Моделирование прогресса в классе в активном наблюдательном исследовании. Stat Med. 2014; 33: 930-9.

38. Leapman MS, Cowan JE, Nguyen HG, et al. Активное наблюдение за молодыми мужчинами с раком простаты. J Clin Oncol. 2017 27 марта. [Epub перед печатью]

39. van den Bergh RC, Ahmed HU, Bangma CH, et al. Новые инструменты для улучшения отбора пациентов и мониторинга при активном наблюдении рака простаты низкого риска: систематический обзор. Eur Urol. 2014; 65: 1023-31.

40. Стейн Дж. Х., Смит Ф. В.. Ядерно-магнитный резонанс (ЯМР) простаты. Br J Urol. 1982; 54: 679-81.

41. Пессоа Р.Р., Виана П.К., Маттеди Р.Л. и др. Значение многопараметрической магнитно-резонансной томографии 3 Тесла и прицельной биопсии для улучшения стратификации риска у пациентов, рассматриваемых для активного наблюдения.BJU Int. 2016; 119: 535-42.

42. Шутс И.Г., Петридес Н., Гиганти Ф. и др. Магнитно-резонансная томография в активном наблюдении за раком простаты: систематический обзор. Eur Urol. 2015; 67: 627-36.

43. Кляйн Э.А., Хаддад З., Юсефи К. и др. Расшифровка геномного классификатора, измеренного при биопсии простаты, позволяет прогнозировать риск метастазирования. Урология. 2016; 90: 148-52.

44. Nguyen PL, Martin NE, Choeurng V, et al. Использование геномного классификатора на основе биопсии для прогнозирования отдаленных метастазов после радикального облучения и короткого курса АДТ для рака простаты среднего и высокого риска.Prostate Cancer Prostatic Dis. 2017, 24 января. [Epub перед печатью]

45. Каллен Дж, Рознер Иллинойс, Бренд TC и др. Геномная оценка простаты на основе 17 генов на основе биопсии предсказывает рецидив после радикальной простатэктомии и неблагоприятную хирургическую патологию в расово разнообразной популяции мужчин с клинически низким и промежуточным риском рака простаты. Eur Urol. 2015; 68: 123-31.

46. Brand TC, Zhang N, Crager MR, et al. Специфический для пациента метаанализ 2 клинических валидационных исследований для прогнозирования патологических исходов рака простаты с использованием геномной оценки простаты по 17 генам.Урология. 2016; 89: 69-75.

47. Кузик Дж. , Берни Д.М., Фишер Дж. И др. Прогностическая ценность сигнатуры прогрессирования клеточного цикла для смерти от рака простаты в когорте с консервативно управляемой иглой биопсии. Br J Cancer. 2012; 106: 1095-9.

48. Кузик Дж., Стоун С., Фишер Дж. И др. Проверка оценки прогрессирования клеточного цикла РНК для прогнозирования смерти от рака простаты в когорте с консервативно управляемой иглой биопсии. Br J Cancer. 2015; 113: 382-9.

49. Newcomb LF, Thompson IM Jr, Boyer HD и др .; Canary PASS Investigators. Результаты активного наблюдения за клинически локализованным раком простаты в проспективной мультиинституциональной когорте Canary PASS. J Urol. 2016; 195: 313-20.

Электронное наблюдение | Wex | Закон США

Обзор

Электронное наблюдение определяется в федеральном законе как получение без согласия электронного, механического или иного устройства наблюдения содержимого любого проводного или электронного сообщения при обстоятельствах, при которых сторона сообщения имеет разумные ожидания конфиденциальности. «Содержание» сообщения состоит из любой информации, касающейся личности сторон или существования, содержания, цели или значения сообщения.1

Примеры электронного наблюдения: прослушивание телефонных разговоров, подслушивание, видеосъемка; отслеживание геолокации, например, с помощью RFID, GPS или данных сотовой связи; интеллектуальный анализ данных, отображение социальных сетей и мониторинг данных и трафика в Интернете. Такое наблюдение отслеживает коммуникации, которые делятся на две основные категории: проводные и электронные.«Проводная» связь подразумевает передачу содержимого из одной точки в другую через провод, кабель или подобное устройство. Электронные коммуникации относятся к передаче информации, данных, звуков или другого содержимого с помощью электронных средств, таких как электронная почта, VoIP или загрузка в облако.

Четвертая поправка и важные дела

Электронное наблюдение может подразумевать право людей на защиту от необоснованных обысков и конфискований согласно Четвертой поправке. Соединенные штаты.Первоначально Верховный суд постановил в деле Олмстед против США (1928 г.), что электронное подслушивание не является обыском или выемкой, поскольку правительство перехватывало разговоры, не входя в дом обвиняемого, и разговоры не являются материальными вещами, подлежащими захвату. Однако позднее Суд отменил решение Olmstead в деле Кац против США (1967) и постановил, что Четвертая поправка защищает любое место, где человек сохраняет разумные ожидания конфиденциальности. Оба случая связаны с прослушиванием телефонных разговоров или прослушиванием.

In Kyllo v.U.S. (2001 г.) Суд рассмотрел вопрос о конституционности использования технологий для обследования внутренней части дома ответчика без фактического входа в дом. В данном случае Суд постановил, что физическое вторжение не требовалось для проведения обыска по Четвертой поправке, если наблюдение собирало информацию, которую невозможно было бы получить, не войдя в дом.2

5 июня 2017 года суд удовлетворил ходатайство о выдаче судебного приказа о пересмотре апелляционного суда США по делу Шестого округа Carpenter v. U.S., 3 об использовании записей сотовых станций человека для определения его местоположения за длительный исторический период. См. Сообщение в блоге SCOTUS по этому делу для получения дополнительной информации. См. Также Адам Липтак, Верховный суд соглашается рассмотреть дело об отслеживании мобильных телефонов , NY Times, 4 июня 2017 г.

Разумное ожидание конфиденциальности

Судья Харлан определяет ожидание конфиденциальности в своем соглашении в Katz , на которое ссылаются в Kyllo , и заявляет, что человек должен «продемонстрировать фактическое (субъективное) ожидание конфиденциальности и… что ожидание будет таким, которое общество готово признать «разумным». Таким образом, человек имеет законное ожидание конфиденциальности, если он честно и искренне считает, что находящееся под наблюдением место является частным, и если разумный человек в том же или при аналогичных обстоятельствах это место также может считаться частным. Таким образом, у правительства есть больше свободы для законного изучения сообщений в общественном месте, чем в частном месте. Кроме того, суды разрешили правительству записывать разговоры во время посещения тюрьмы при условии, что наблюдение разумно относится к тюремной безопасности.

Требование ордера

Поскольку электронное наблюдение является обыском в соответствии с Четвертой поправкой, оно подлежит тем же требованиям ордера, что и другие обыски. Чтобы получить ордер, правительство должно указать вероятные основания полагать, что обыск оправдан, описать, в частности, разговор, который будет перехвачен, и указать конкретный период времени для наблюдения, среди других требований. См. Ордер на обыск для получения дополнительной информации.

Как и в случае с другими обысками и изъятиями, неотложные обстоятельства могут служить основанием для отказа правительства от получения ордера.Если ситуация угрожает жизни человека или национальной безопасности, или если заговор предполагает существование организованной преступности, то правительство может действовать без ордера.

Законодательство о внутреннем надзоре

В 1986 году Конгресс принял обширные положения об электронном слежении в Законе о конфиденциальности электронных коммуникаций (ECPA). Суды истолковали закон, чтобы позволить магистратам и федеральным судьям выдавать ордера сотрудникам правоохранительных органов на вход в частные дома с целью «прослушивания» домашних средств электронной связи.Несмотря на многочисленные конституционные возражения, суды неоднократно поддерживали эти положения.

ECPA также предоставляет средства правовой защиты лицам, пострадавшим от незаконного электронного наблюдения. Если кто-то осуществляет электронное наблюдение в нарушение требований ECPA, жертва может подать иск о возмещении ущерба, штрафных санкциях и справедливой компенсации, если справедливая помощь может исправить ущерб. Однако истец может подать в суд только на лицо, проводившее наблюдение, а не на третье лицо, которое впоследствии получит копию собранных данных.

Закон об оказании помощи правоохранительным органам в коммуникациях от 1994 года (CALEA) и его Второй отчет и Распоряжение от 2006 года требуют, чтобы телекоммуникационные компании сотрудничали с правительственными усилиями по целенаправленному электронному наблюдению. Сотрудничество может включать изменения в конструкции оборудования, помещений и услуг.

Законодательство о надзоре за рубежом

Прецедентное право разделено на конституционность прослушивания устройств иностранного гражданина для получения внешней разведки.Однако суды согласны с тем, что прослушивание телефонных разговоров без санкции в целях внутренней безопасности является неконституционным.

В 1978 году Конгресс принял Закон о наблюдении за внешней разведкой (FISA), который снижает количество необходимых доказательств для получения ордера на наблюдение в отношении сбора внешней разведки и описывает другие процедуры физического и электронного наблюдения, относящиеся к внешней разведке. Его положения также распространяются на американских граждан, подозреваемых в шпионаже.

FISA разрешает электронное наблюдение в двух случаях. Во-первых, он разрешает президенту использовать прослушивание телефонных разговоров без санкции, если это связано с защитой Соединенных Штатов от потенциально серьезного нападения, саботажа или шпионажа, при условии, что правительство не будет прослушивать ни одного гражданина США. Во-вторых, сотрудники федеральных правоохранительных органов могут получить ордер на прослушивание информации иностранной разведкой, не отвечающей критериям первой ситуации. Для получения ордера суд FISA (также созданный в соответствии с Законом) должен найти вероятную причину того, что лицо, подвергшееся нападению, является иностранной державой или агентом иностранной державы и что иностранная держава использует или будет использовать место для прослушивания.Судебная система FISA находится в Министерстве юстиции и занимается исключительно заявками на выдачу ордеров от иностранной разведки, приказами о соблюдении и оспариванием приказов о соблюдении.

После нападений на Всемирный торговый центр в сентябре 2001 года администрация Буша приказала Агентству национальной безопасности (АНБ) использовать прослушивание телефонных разговоров без санкции внутри страны для предотвращения будущих террористических атак. Некоторые политики и СМИ раскритиковали эти директивы как нарушающие Четвертую поправку и FISA. См., Однако, аварийные мощности.

В июле 2007 года президент Буш подписал Закон о защите Америки от 2007 года (PAA), который внес поправки в FISA, ослабив требование ордера, разрешив прослушивание любых телефонных звонков, исходящих или получаемых в другой стране. Срок действия PAA истек через 180 дней, и тогда Конгресс отказался его продлить. Однако многие положения PAA были повторно утверждены в Законе FISA о поправках от 2008 года и использовались в качестве правовой основы для программ массового наблюдения4, раскрытых Эдвардом Сноуденом в 2013 году.5

Закон США о ПАТРИОТЕ и СВОБОДЕ США

В 2001 году Конгресс принял Закон 2001 года об объединении и укреплении Америки путем предоставления соответствующих инструментов, необходимых для пресечения и пресечения терроризма (Патриотический закон). Патриотический акт изменил части многочисленных законов об электронных коммуникациях, включая ECPA и FISA, расширив полномочия федеральных правоохранительных органов по борьбе с терроризмом с помощью электронного наблюдения.

Среди положений, относящихся к слежке, Закон о патриотизме отверг требование FISA о том, что президент должен проводить безосновательные прослушивания телефонных разговоров только против лиц, не являющихся гражданами США.Гражданин С., хотя он по-прежнему защищает граждан США, ведущих деятельность, связанную с Первой поправкой. Кроме того, Закон о патриотизме предоставил правоохранительным органам, получившим ордера FISA, больше времени для проведения наблюдения. Другое положение предписывало, чтобы получение сохраненных голосовых сообщений регулировалось обычным законом о поиске и изъятии, а не более строгим законом о слежке.

Спорно, Патриотический акт также санкционировал прослушивание телефонных разговоров передвижных, которые происходят, когда суд дает санкцию наблюдения, не называя перевозчика связи и других третьих сторон, участвующих в кране.ФБР и другие организации, занимающиеся сбором разведданных, оправдывают использование передвижных перехватчиков, поскольку террористы могут быстро менять компьютеры, учетные записи электронной почты или сотовые телефоны, узнав, что устройство или учетная запись прослушиваются. Критики этого положения утверждают, что оно нарушает пункт об особенностях Четвертой поправки.

Первоначальный Патриотический акт содержал положение о прекращении действия закона до 31 декабря 2005 года. Поскольку федеральные суды отменили положения Закона как неконституционные, Конгресс внес в закон определенные существенные изменения и обновил закон с поправками в марте. 2006 г.В мае 2011 года президент Обама подписал Закон 2011 года о продлении срока действия закатов PATRIOT, который продлил три положения Закона еще на четыре года: бродячие прослушивания телефонных разговоров, поиск деловых записей и слежка за «одинокими волками». Когда в 2015 году срок продления истек, Конгресс принял Закон об объединении и укреплении Америки путем соблюдения прав и прекращения подслушивания, сбора данных по сети и онлайн-мониторинга (Закон США о свободе), который восстановил многие положения Патриотического акта, хотя и был изменен. Он также ограничил возможности наблюдения ФБР и АНБ, хотя и не в такой степени, как хотелось бы некоторым сторонникам гражданских свобод и правозащитным организациям. 6

Последнее обновление: Стефани Юрковски, июль 2017 г.

Инициатива по модернизации национальной системы надзора за подлежащими регистрации заболеваниями

Модернизация системы для увеличения емкости и лучшего информирования при принятии решений.

Краткое содержание

Национальная система надзора за подлежащими регистрации заболеваниями (NNDSS) предоставляет базовые данные, которые необходимы должностным лицам общественного здравоохранения в CDC для мониторинга тенденций заболеваний, изучения факторов риска, оценки усилий по профилактике и контролю и целевого использования ресурсов общественного здравоохранения.Больницы, лаборатории и поставщики медицинских услуг отправляют данные в местные и государственные департаменты здравоохранения, которые затем добровольно предоставляют данные в CDC для включения в NNDSS. Устаревшим системам и службам, которые в настоящее время включены в NNDSS, которые используются для обмена данными о заболеваниях, подлежащих уведомлению, между государственными департаментами здравоохранения и CDC, уже несколько десятилетий. Кроме того, юрисдикции должны отправлять данные в несколько программ в разных форматах, что отнимает много времени и потенциально чревато ошибками.

Постоянные предприниматели будут работать с командой CDC, чтобы завершить всесторонний обзор текущего технического подхода к NNDSS и рекомендовать технологию для улучшенной платформы, которая может расширяться для поддержки сбора данных о новых заболеваниях и состояниях.

Два EIR будут встроены в подразделение CDC по информатике и надзору в сфере здравоохранения и будут работать с существующими системами, данными и группами программ. Архитектор интеграции и управления данными EIR оценит стандарты данных, модель интеграции и предоставления ресурсов, которые используются в настоящее время, и порекомендует новые подходы для улучшения и расширения, включая более эффективные и точные процессы для сбора бизнес-требований для удовлетворения возникающих потребностей в эпиднадзоре за заболеваниями в CDC. Архитектор программных платформ EIR оценит текущие системы и платформы, используемые для сбора, проверки и обработки данных; рекомендовать новую или переработанную архитектуру для систем; и предоставить руководство по надзору за подрядчиками, строящими системы. Два EIR будут работать вместе над разработкой критически важной системы и подходом для подразделения, сотрудничая с множеством внутренних и внешних заинтересованных сторон.

Проект поддерживается программой HHS Entrepreneur-in-Residence

Члены команды

Постоянные предприниматели
Рашми Гупта
Джим Наср

Внутренняя группа
Паула Юн, доктор медицины, магистр здравоохранения (руководитель проекта), CDC
Леслианн Хельмус, магистр здравоохранения; CDC
Эмори Микс, BS; CDC
Набиль Исса, MS; CDC
Брайан Ли, магистр здравоохранения; CDC

Вехи

Апрель 2016 г .: Начало проекта «Предприниматель в резиденции»

Спонсор проекта

Майкл Иадемарко, доктор медицины, магистр здравоохранения; Директор, Центр эпиднадзора, эпидемиологии и лабораторных служб, Центры по контролю и профилактике заболеваний

Дополнительная информация

документов подтверждают, как процедуры наблюдения АНБ угрожают конфиденциальности американцев

Недавно опубликованные документы подтверждают то, что критики давно подозревали — что Агентство национальной безопасности, входящее в состав Министерства обороны, занимается неконституционным слежением за коммуникациями американцев, в том числе за их телефоном. звонки и электронные письма.Документы показывают, что АНБ осуществляет широкомасштабное наблюдение за международными связями американцев, что оно также получает много чисто внутренних сообщений и что правила, которые якобы защищают конфиденциальность американцев, слабы и изобилуют исключениями.

Закон о поправках FISA, подписанный президентом Бушем в 2008 году, расширил полномочия правительства по контролю за электронными коммуникациями американцев. Критики закона опасались, что АНБ будет использовать закон для широкого слежения за международными связями американцев и в процессе захвата неизвестного количества чисто внутренних сообщений.Правительственные чиновники утверждали, что закон разрешает наблюдение за иностранными гражданами за пределами Соединенных Штатов, а не за американцами, и что он включает надежные гарантии защиты частной жизни американцев. В прошлом году, пытаясь сорвать конституционный вызов закону, администрация Обамы обратилась с такими же исками в Верховный суд США.

Теперь The Guardian опубликовала два ранее секретных документа, которые показывают, как выполняется Закон FISA о поправках. В одном документе излагаются правительственные «процедуры определения объектов» — процедуры, которые оно использует, чтобы определить, имеет ли оно право вообще получать сообщения.Другой излагает правительственные «процедуры минимизации» — процедуры, которые регулируют сохранение, анализ и распространение получаемых сообщений. Оба документа — «Процедуры» — очевидно, были одобрены Судом по надзору за внешней разведкой, который наблюдает за государственным надзором в некоторых делах, касающихся национальной безопасности.

Процедуры сложны, но по крайней мере некоторые из их недостатков очевидны.

1. Процедуры позволяют АНБ контролировать международную связь американцев в ходе слежки за иностранцами за границей.

АНБ «не слушает телефонные звонки американцев и не отслеживает их электронную почту», — недавно заявил председатель комитета по разведке палаты представителей, и многие другие правительственные чиновники, включая самого президента, сделали аналогичные заверения. Но эти утверждения не соответствуют действительности. Хотя Закон FISA о поправках разрешает правительству преследовать иностранцев за границей, а не американцев, он позволяет правительству собирать сообщения американцев с этими иностранными целями. Действительно, отстаивая закон, правительственные чиновники ясно дали понять, что эти «односторонние внутренние» коммуникации представляют для них наибольший интерес.Процедуры предусматривают не только то, что АНБ будет получать международные сообщения американцев, но и то, что оно сохранит их и, возможно, распространит их среди других правительственных агентств США и иностранных правительств. Сообщения американцев, содержащие «информацию внешней разведки» или доказательства преступления, могут храниться вечно, и даже сообщения, которые не содержат информации, могут храниться до пяти лет. Несмотря на утверждения правительственных чиновников об обратном, АНБ создает растущую базу данных международных телефонных звонков и электронных писем американцев.

2. Процедуры позволяют слежку за американцами, не гарантируя, что объектами слежки АНБ на самом деле являются иностранцы за пределами Соединенных Штатов.

Закон основан на теории, согласно которой иностранцы за границей не имеют права на неприкосновенность частной жизни или, во всяком случае, не имеют права, которое Соединенные Штаты должны уважать. Поскольку у них нет права на неприкосновенность частной жизни, правительство США не видит препятствий для сбора их сообщений, в том числе их общения с американцами. Но даже если принять посылку правительства, Процедуры не гарантируют, что объектами наблюдения АНБ будут на самом деле иностранцев за пределами Соединенных Штатов.Это связано с тем, что Процедуры разрешают АНБ предполагать , что предполагаемыми целями наблюдения являются иностранцы за пределами Соединенных Штатов, при отсутствии конкретной информации об обратном, и, следовательно, предполагать, что они являются честной игрой для безосновательного наблюдения.

3. Процедуры разрешают правительству вести наблюдение, которое не имеет реального отношения к интересам государственной разведки.

Одна из основных проблем Закона заключается в том, что он позволяет правительству проводить наблюдение без вероятной причины или индивидуального подозрения.Он позволяет правительству контролировать людей, о которых даже не подозревают, что они делают что-то неправильно, и делать это без конкретных ордеров или значимого контроля со стороны беспристрастных судей. Правительственные чиновники придают большое значение тому факту, что Закон позволяет правительству вести наблюдение только в том случае, если одной из его целей является сбор «информации внешней разведки». Однако этот термин имеет очень широкое определение и включает не только информацию о терроризме, но также информацию о разведывательной деятельности, национальной обороне и даже «иностранных делах Соединенных Штатов».«Процедуры еще больше ослабляют ограничение. Среди вещей, которые АНБ исследует, чтобы определить, будет ли конкретный адрес электронной почты или номер телефона использоваться для обмена информацией внешней разведки, является то, использовались ли они в прошлом для связи с иностранцами. внесен в адресную книгу иностранца. Другими словами, АНБ, похоже, приравнивает склонность к общению с иностранцами со склонностью сообщать информацию иностранной разведки. В результате практически все международные связи становятся доступными для наблюдения АНБ.

4. Процедуры позволяют АНБ собирать массовые международные сообщения, включая международные сообщения американцев.

На первый взгляд, Закон разрешает АНБ вести слежку за агентами, а не только за отдельными лицами. Должностные лица, которые выступали за Закон, ясно дали понять, что это было одной из его основных целей, и неудивительно, что Процедуры воплощают в жизнь этот замысел. Хотя они требуют, чтобы правительство идентифицировало «цель» за пределами страны, после того, как цель была идентифицирована, Процедуры позволяют АНБ проверять сообщения любого иностранца, который может сообщать «о» цели.Процедуры предполагают, что АНБ будет делать это, «используя фильтр Интернет-протокола, чтобы гарантировать, что лицо, от которого оно пытается получить информацию иностранной разведки, находится за границей», путем «нацеливания на Интернет-ссылки, которые заканчиваются в зарубежная страна «или указав» код страны телефонного номера «. Как бы ни поступало АНБ, результат тот же: миллионы сообщений могут быть перехвачены, в том числе и международные связи американцев.

5. Процедуры позволяют АНБ сохранять даже чисто внутренние сообщения.

Учитывая разрешительные стандарты, которые АНБ использует для определения того, являются ли потенциальные цели наблюдения иностранцами за границей, ошибки неизбежны. Таким образом, часть сообщений, собираемых АНБ в соответствии с Законом, будет чисто внутренним. (Примечательно, что в статье New York Times 2009 г. обсуждается эпизод, в котором АНБ использовало Закон для «значительного и системного» чрезмерного сбора таких внутренних сообщений.) Закон должен требовать от АНБ удаления этих сообщений из своих баз данных, но он не.Процедуры позволяют правительству хранить и анализировать даже чисто внутренние сообщения, если они содержат важную информацию внешней разведки, доказательства преступления или зашифрованную информацию. Опять же, информация внешней разведки определяется чрезвычайно широко. В результате АНБ неуклонно создает базу данных о телефонных звонках и электронных письмах американцев исключительно внутри страны.

6. Процедуры позволяют правительству собирать и хранить сообщения, защищенные тайной между адвокатом и клиентом.

Процедуры прямо предусматривают, что АНБ будет собирать сообщения адвокатов и клиентов. Как правило, эти сообщения не пользуются особой защитой — их можно приобретать, сохранять и распространять, как и любые другие. Таким образом, если АНБ получит сообщения адвокатов, представляющих лиц, которым были предъявлены обвинения перед военными комиссиями в Гуантанамо, ничто в Процедурах, по-видимому, не запрещает АНБ делиться сообщениями с военными прокурорами.Процедуры включают более ограничительное правило для общения между адвокатами и их клиентами, которым были предъявлены обвинения в совершении уголовного преступления в Соединенных Штатах — АНБ не может передавать эти сообщения прокурорам. Однако даже эти сообщения могут быть сохранены в той мере, в какой они включают информацию внешней разведки.

7. Процедуры предполагают, что АНБ будет поддерживать «базы знаний», содержащие конфиденциальную информацию об американцах.

Чтобы определить, является ли целью иностранец за границей, Процедуры предполагают, что АНБ будет обращаться к различным базам данных АНБ, содержащим информацию, собранную им и другими агентствами с помощью разведки сигналов, человеческой разведки, правоохранительных органов и других средств.Эти базы данных, называемые «хранилищами контента АНБ» и «базами данных знаний», по всей видимости, содержат данные из Интернета, включая метаданные, раскрывающие действия в Интернете, а также номера телефонов и адреса электронной почты, которые, по мнению агентства, используются гражданами США. . Ссылка в Процедурах на «Регистры домашнего местоположения», которые получают обновления всякий раз, когда телефон «перемещается в новую зону обслуживания», предполагает, что АНБ также собирает некоторую форму информации о местонахождении миллионов мобильных телефонов американцев. В Процедурах не указано, какие ограничения применяются к этим базам данных или какие существуют гарантии, если таковые имеются, для защиты конституционных прав американцев.

8. Процедуры позволяют АНБ хранить зашифрованные сообщения на неопределенный срок.

Процедуры позволяют АНБ навсегда сохранить все зашифрованные сообщения, даже чисто внутренние, которые зашифрованы. Использование шифрования для защиты данных является рутинной и иногда юридически необходимой практикой для финансовых организаций, поставщиков медицинских услуг и служб связи в реальном времени (например, Skype и FaceTime от Apple).Соответственно, Процедуры позволяют АНБ хранить огромные объемы самой конфиденциальной информации американцев.

О видеонаблюдении — Технологии | seattle.gov

Постановление о наблюдении

Постановление о надзоре города Сиэтла 125679 (кодифицированное как Глава 14.18 муниципального кодекса Сиэтла) вступило в силу 4 ноября 2018 г. и призвано обеспечить большую прозрачность для городского совета и общественности при приобретении городскими властями любой технологии, соответствующей определению наблюдения за городом. .

Постановление о наблюдении требует, чтобы:

  1. Для каждой новой технологии, отвечающей критериям надзора, городской департамент должен подготовить Отчет о воздействии надзора («SIR»). Эти отчеты включают углубленный обзор последствий для конфиденциальности, особенно в отношении равенства и влияния на общество.
  2. По крайней мере, одно собрание сообщества с комментариями, полученными на этом собрании, переданными в Совет через SIR. Совет может потребовать от отделов провести дополнительное участие сообщества в этой технологии.
  3. Совет рассматривает и голосует по поводу приобретения и развертывания всех новых и используемых в настоящее время технологий наблюдения.
  4. Регулярные подробные отчеты об использовании технологий наблюдения, влиянии на общественное равенство и приобретении технологий, не связанных с наблюдением.

Что такое наблюдение?

Наблюдение определяется как технологии, которые «наблюдают или анализируют движения, поведение или действия идентифицируемых лиц таким образом, который с достаточной вероятностью может вызвать озабоченность по поводу гражданских свобод, свободы слова или ассоциации, расового равенства или социальной справедливости. «Некоторые технологии, такие как нательные камеры полиции и технологии для повседневного использования в офисе, исключены из закона.

Главный список технологий наблюдения

Главный список технологий наблюдения (Главный список) предоставляет обзор всех технологий, используемых в настоящее время в городе, которые соответствуют определению наблюдения, установленному постановлением. Главный список отражает технологии и их «группировки», что было запрошено городским советом для облегчения анализа нескольких технологий.

Первоначальный Главный список технологий наблюдения был представлен в городской совет Сиэтла 30.11.2017. Пересмотренный основной список был представлен в городской совет Сиэтла в декабре 2019 года, чтобы отразить изменения в порядке рассмотрения.

Этапы отчета о воздействии эпиднадзора

Процесс проверки технологии наблюдения состоит из нескольких этапов. Этапы являются последовательными и следующие:

  1. Ожидается на рассмотрение: Этот этап означает, что технология находится на рассмотрении, но департамент еще не приступил к составлению отчета о воздействии надзора (SIR).
  2. Первоначальный набросок: На этом этапе разрабатываются и собираются исследования и документация по технологии.
  3. Общественное обсуждение: Первоначальный проект SIR и сопутствующие материалы были выпущены для общественного обсуждения и комментариев. В течение этого времени будет проведено одно или несколько общественных собраний для получения отзывов.
  4. Окончательный черновик: На этом этапе составляется и дорабатывается SIR, включая сбор всех комментариев общественности, относящихся к конкретной технологии.
  5. Рабочая группа: Консультативная рабочая группа по надзору рассмотрит окончательный проект каждого SIR и завершит оценку гражданских свобод и конфиденциальности, которая затем будет включена в SIR и представлена ​​в Совет.
  6. Завершение SIR: На этом этапе составляется окончательный SIR, включая ответ технического директора на оценку воздействия Рабочей группы на конфиденциальность и гражданские свободы, финансовую записку и проект законодательства.
  7. Обзор совета: Технология передана в городской совет для рассмотрения и определения для использования.

Проект надзора за городской политикой и программами | Drexel Urban Health Collaborative

Мониторинг развития образовательной, экологической и жилищной политики и программ в некоторых городах США

Сводка

Надзор за политикой, определяемый как «систематическое отслеживание политик, имеющих общественное значение». 1 — важный механизм для понимания масштабов и эффективности политик, которые могут повлиять на здоровье.Полученный опыт может быть использован для расширения географического охвата успешных политик и законов и выявления неудовлетворенных потребностей в разработке политики и стратегиях защиты в любом секторе, который может положительно повлиять на общественное здоровье. 2

Расширяя это определение, Urban Health Collaborative инициировала проект по надзору за политикой в ​​2017 году как способ выявления передовой практики в некоторых городах США, которые используют многообещающие или эффективные политические, программные и бюджетные инициативы для обеспечения справедливости в отношении здоровья, несмотря на действия. или бездействие на уровне федеральной политики.Хотя большая часть политики в области общественного здравоохранения проводится на федеральном уровне и уровне штатов, города играют важную роль в разработке и реализации политики и программ, влияющих на здоровье населения.

Целью этого проекта было создание системы для мониторинга, документирования и распространения действий местной политики, которые могут повлиять на здоровье населения и повысить справедливость в отношении здоровья. Хотя большая часть политики в области общественного здравоохранения принимается на федеральном уровне и уровне штатов, города играют важную роль в разработке и реализации политики и программ, влияющих на здоровье населения, но системы, разработанные для понимания этой практики в городах, отсутствуют.Как исследователи общественного здравоохранения, приверженные делу охраны здоровья в городах, этот проект помогает восполнить этот пробел в знаниях. Чем больше известно и распространено о политике, которая может улучшить здоровье, тем больше города могут сделать, чтобы выполнить обещание о справедливости в отношении здоровья в их юрисдикциях.

Этот проект начался с четырех городов — Филадельфии, Нью-Йорка, Вашингтона и Лос-Анджелеса. Эти города были выбраны из-за их размера, важности как центров активной политики, наличия инструментов отслеживания политики и активных общественных дебатов на уровне городского совета.Мы также решили сосредоточиться на вопросах политики, связанных с социальными детерминантами здоровья, которые часто находятся в центре внимания межсекторальных стратегий справедливости в отношении здоровья, включая образование, окружающую среду и жилье.

Подробная информация о политическом надзоре и наших методах

Цели исследования

    • Обобщение информации из выбранных городов по выбранным темам для определения текущих тенденций и выявления перспективных городских действий;
    • Разработать методы, которые можно будет использовать в других городах и по другим темам;
    • Распространять информацию и методы среди правозащитников, исследователей и других заинтересованных сторон, которые могут использовать их для улучшения общественного здоровья и обеспечения справедливости в отношении здоровья.

Методы исследования

В надзор включены законы, постановления, основные программы и бюджетные планы на городском уровне. Для включения эти меры политики должны иметь предложенную продолжительность более одного года и должны быть начаты после марта 2017 года (начало проекта) или продолжались в то время. Мы собираем данные с основных новостных веб-сайтов (например, Curbed Philadelphia, Google News), Twitter (например, аккаунтов членов городского совета), городских правительственных агентств, правозащитных организаций (e.g., Центр жилищных прав, Образовательный фонд Филадельфии) и веб-сайты других академических исследовательских центров. Посредством итеративного процесса мы разработали индивидуальный список наиболее подходящих онлайн-источников для отслеживания обновлений в каждом из выбранных городов по каждой из выбранных тем каждые две недели. Этот список обновляется по мере обнаружения новых источников.

Результаты исследований

С марта 2017 года наши поисковые запросы привели к более чем 300 политикам и программам в четырех городах — Филадельфии, Нью-Йорке, Вашингтоне и Лос-Анджелесе — по темам образования, окружающей среды и жилья.Все эти города прилагают заметные усилия для внесения положительных изменений в сообщества и сосредоточения дополнительных ресурсов на улучшении социальных детерминант здоровья в исторически неблагополучных сообществах. Эта работа показывает, что города адаптивны и могут действовать для защиты здоровья населения, несмотря на политическую активность на федеральном уровне. Эти выбранные города выходят за рамки федеральных требований и требований штата по обеспечению справедливости в отношении здоровья в трех контролируемых нами тематических областях. См. Примеры ниже.

Экологическая политика

Города приступают к реализации долгосрочных инициатив, рассчитанных на 10–30 лет, по созданию более устойчивых городов. Примеры включают переход на чистую энергию (например, солнечную), сокращение выбросов углерода и отходов, а также сохранение чистой воды.

Посмотреть наш экологический отчет

Политика в области образования

У городов есть краткосрочные (3-5 лет) стратегические планы, ориентированные на вовлечение детей в школу, повышение справедливости, качество образования, готовность к колледжу и карьере, количество выпускников, безопасность и финансирование.

Жилищная политика

Города реализуют инициативы по строительству безопасных и подключенных к сети домов, развитию доступного жилого жилья в общинах с низким доходом и сокращению джентрификации, сокращению разрыва между доходом и арендной платой, предоставлению услуг и приютов для бездомных и повышению качества жилья.

Следующие шаги

Мы планируем расширить эту систему видеонаблюдения до 4 дополнительных городов к концу 2019 года. Мы планируем включить в нее города из большего количества U.Южные регионы (например, Средний Запад, Юго-Запад), не охваченные в этом раунде наблюдения. Мы сосредоточили свое внимание в основном на крупных городах, но в будущем усилия будут включать оценку политической среды малых городов. Мы приветствуем возможности для налаживания нового сотрудничества с другими людьми, которые заинтересованы в воспроизведении этих усилий по надзору для расширения его охвата и более широкого распространения.

Благодарности

Исследовательская группа


Список литературы

Все, что вам нужно знать о PRISM

6 июня 2013 г.

PRISM раскрывается на просочившихся слайдах: The Washington Post и Guardian получают просочившуюся презентацию по безопасности из 41 слайда.В обеих публикациях говорится, что согласно слайдам, PRISM считается строго засекреченной программой, которая позволяет Агентству национальной безопасности и Федеральному бюро расследований получать данные напрямую из Microsoft, Yahoo, Google, Facebook, PalTalk, AOL, Skype, YouTube и Apple. .

Компании отрицают свои знания и участие в PRISM: В то время как Post и Guardian утверждают на основании утечки, что АНБ имело прямой доступ к серверам Microsoft, Google, Apple и других, представители компаний отрицают участие в программе, не говоря уже о ее знании.

Ответ директора национальной разведки США: После распространения статьи о PRISM директор национальной разведки США Джеймс Клэппер опубликовал несколько заявлений относительно утечки. Клэппер преуменьшает значение скандала, прося общественность просто поверить в то, что агентство уважает гражданские свободы.

7 июня 2013 г.

Правительство Великобритании, предположительно участвующее в PRISM: The Guardian сообщает, что правительство Великобритании также участвует в программе PRISM, и что штаб-квартира правительства Великобритании по коммуникациям (GCHQ) может просматривать данные частных пользователей Интернета с 2010 года в соответствии с программа АНБ.

Президент Обама отвечает: Президент пытается отвлечь возмущение по поводу программы PRISM, утверждая, что Конгресс знал о ней и одобряет ее в течение многих лет, но говорит, что приветствует дебаты.

9 июня 2013 г.

Разоблачитель раскрывается: Человек, ответственный за утечку, 29-летний подрядчик Booz Allen Hamilton Эдвард Сноуден, раскрывается. Он описывает себя как разоблачителя и, укрывшись в Гонконге, говорит, что не надеется снова увидеть дом.

11 июня 2013 г.

Общественное давление приводит к действиям Конгресса: На фоне растущей обеспокоенности общественности, широко распространенных сообщений в СМИ и интереса законодателей к утечке, двухпартийная группа из восьми сенаторов США объявляет законопроект о рассекречивании судебных заключений, позволяющих АНБ проводить PRISM слежка, а также программа телефонных разговоров, просочившаяся за несколько дней до того, как PRISM стала достоянием общественности.

18 июня 2013 г.

Правительство защищает программы слежки: Директор АНБ, генерал Кейт Александер, сообщает Конгрессу, что с 11 сентября 2001 г. усилиями слежки были остановлены «более 50» террористических заговоров.Тем временем президент Обама защищает программу АНБ в интервью программе Чарли Роуза, но не предлагает новой информации о PRISM.

Раздел TOC Название

То, что

Что, черт возьми, такое ПРИЗМА? PRISM — это инструмент, используемый Агентством национальной безопасности США (NSA) для сбора частных электронных данных, принадлежащих пользователям основных интернет-сервисов, таких как Gmail, Facebook, Outlook и других. Это последняя разработка правительства США в области электронного наблюдения после 11 сентября, которое началось при президенте Буше с принятия Закона о патриотизме и расширилось, включив в него Закон о слежке за внешней разведкой (FISA), принятый в 2006 и 2007 годах.

Мы еще многого не знаем о том, как работает PRISM, но основная идея состоит в том, что он позволяет АНБ запрашивать данные о конкретных людях у крупных технологических компаний, таких как Google, Yahoo, Facebook, Microsoft, Apple и других. Правительство США настаивает на том, что сбор данных разрешен только с разрешения секретного Суда по надзору за внешней разведкой.

Раздел TOC Название

Почему ПРИЗМА важна?

Слайды секретной презентации, подробно описывающие аспекты PRISM, были допущены к утечке бывшим подрядчиком АНБ.6 июня, The Guardian и The Washington Post опубликовали отчеты, основанные на просочившихся слайдах, в которых говорится, что АНБ имеет «прямой доступ» к серверам Google, Facebook и других. В дни, прошедшие после утечки, вовлеченные компании категорически отрицали, что знали о PRISM и участвовали в ней, и отвергли утверждения о том, что правительство США может напрямую подключаться к данным их пользователей.

И компании, и правительство настаивают на том, что данные собираются только с одобрения суда и для конкретных целей.Как сообщает газета The Washington Post , PRISM представляет собой простую упрощенную систему, различающуюся для разных компаний, которая позволяет им ускорять одобренные судом запросы на сбор данных. Поскольку технических подробностей о том, как работает PRISM, мало, а также из-за того, что суд FISA действует тайно, критики обеспокоены масштабом программы и тем, нарушает ли она конституционные права граждан США.

Критики поставили под сомнение конституционную законность PRISM


Раздел TOC Название

Как была создана ПРИЗМА?

Как сообщала The Washington Post , Закон о защите Америки 2007 года привел к созданию секретной программы АНБ под названием US-984XN, также известной как PRISM.Эта программа, как утверждается, является упрощенной версией той же практики наблюдения, которую США проводили в годы после 11 сентября в рамках «Программы наблюдения за терроризмом» президента Джорджа Буша.

Закон о защите Америки позволяет генеральному прокурору и директору национальной разведки объяснять в секретном документе, как США будут ежегодно собирать разведывательную информацию об иностранцах за границей, но не требует называть конкретных целей или мест. Как сообщает Post , после того, как план будет одобрен федеральным судьей в секретном порядке, АНБ может потребовать от таких компаний, как Google и Facebook, отправлять данные правительству, если запросы соответствуют критериям секретного плана.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *