Воодушевление это: Недопустимое название — Викисловарь

Автор: | 21.03.1980

Содержание

Как воодушевить детей и подростков читать

Родителей часто беспокоит вопрос, почему их ребенок не читает, а главное — как это изменить? Какую книгу предложить? Можно ли привить любовь к чтению? Екатерина Асонова считает, что чтение ради чтения — не выход. Она рассказала «Матронам», как воодушевить детей и подростков взять в руки книгу.

Екатерина Асонова — кандидат педагогических наук, заведующая лабораторией социокультурных образовательных практик МГПУ, автор и руководитель проекта «Детские книги в круге чтения взрослых».

Беседовала Елена Барковская.

Источник: www.matrony.ru/ne-chitaet-i-ne-zastavite/

Екатерина Асонова

Одна из ваших работ посвящена семейному чтению. Какой в этом смысл — читать вместе всей семьей?

Совместное чтение — это, в первую очередь, коммуникативная практика. Книга помогает взрослому и ребенку взаимодействовать, вместе что-то переживать, телесно находиться рядом.

Очень важно понимать, что для родителя первично все-таки общение с ребенком: если мы это забываем, делая главным чтение, то у нас получается дровосек, который молится своему топору.

А как семейное чтение организовано у вас в семье?

Мы с мужем оба филологи. Чтение художественной литературы, чтение специальной литературы — это наша основная профессиональная деятельность. Так как я занимаюсь детским чтением, у меня очень — нет, не так — ОЧЕНЬ много детской литературы. Я не могу сказать, что мы часто читали нашим детям вслух, но мы как будто бы живем «на книгах».

Наши дети (сейчас им 11, 12 и 25 лет) в дошкольном возрасте многое читали просто потому, что росли в условиях книжных фестивалей, маминых лекций и т. п. Они быстро и хорошо научились читать детские книги, то есть читать не только текст, но и картинки. До сих пор я являюсь для них (как и для многих друзей, знакомых, близких и дальних родственников) книжным «источником» — помогаю выбрать книги, подсовываю новинки, отвечаю на вопросы.

Другое дело, что эта практика совершенно неотделима от моей работы, поэтому плохо подходит в качестве образца для другой семьи.

С какого возраста можно начинать совместное чтение?

Все, что в детском фольклоре принято называть потешками, пестушками, — это уже в некотором смысле начало семейного и детского чтения, с этого начинается восприятие речевого образа. Эмоциональная речь взрослого (мамы, папы, бабушки, дедушки, няни), обращенная к младенцу, — особенная, потому что взрослый в этот момент немножко актер, немножко сочинитель, творец.

Когда в обыденной речи взрослого выделяются эмоционально окрашенные высказывания, когда меняется интонация, темп, ритм, происходит драматизация, — это дает положительный результат. Ребенок получает опыт речевого восприятия, подражая взрослому, учится создавать его сам. Так что особенным, художественным образом организованная звучащая речь — это тоже своего рода художественное произведение.

А что вы читали или рассказывали своим детям в детстве?

Очень много не только и не столько читала, сколько проговаривала, исполняла самые разные вещи: песенки смешные, которые запомнила в детстве или в юности, стихи, потешки. Без них невозможно одеть ребенка, без них скучно играть, без них трудно успокоить малыша.

Потом наступило время Чуковского и его компании — много стихотворных произведений В. Левина, Р. Мухи, В. Лунина, Г. Сапгира, А. Гиваргизова, М. Яснова, М. Бородицкой, Э. Мошковской, З. Александровой, М. Грозовского, А. Тимофеевского и многих-многих других.

Потом в ход пошли сказки и короткие рассказы. Первые берут сюжетом, вторые — правдоподобием и близостью изображаемых переживаний. Помню, что пятитомник Анни Шмидт про Сашу и Машу был прочитан раз десять. Среди любимых авторов оказались Чуковский, Драгунский, Седов, Усачев. И много, очень много книжек-картинок, среди которых были книги Нурдквиста, Янссон, Аппельгрен, Эрльбруха, Герасимовой, Сильверстайна, Суровой, Шмелькова, Стальфельт и других.

Давайте представим ребенка лет 8, который не хочет читать. Родители дают ему «Незнайку на Луне», а он отвечает: «Лучше поиграю в компьютер». Как с этим быть?

Нужно понять, зачем мы хотим, чтобы ребенок читал.

А еще нужно помнить, что компьютер он получил от вас же.

«Чтобы получал эмоции, знания», — ответят взрослые.

Значит, он не получает этого от чтения: он нам не верит, или знания ему не нужны. Мы возвращаемся к вопросу о том, нужно ли чтение ради чтения. Чего мы хотим? Чтобы ребенок просто читал, и наше родительское эго чувствовало себя хорошо? Дайте ребенку телефонную книгу — пусть читает.

Неправильно ставить во главу угла тезис «читать лучше, чем смотреть телевизор», потому что по телевизору можно тоже увидеть что-то хорошее, — просто знания лучше получать в деятельности, на опыте. До тех пор пока родитель дает ребенку «Незнайку» и говорит: «Читай, потому что я так решил», чтение невозможно в принципе. Чтение — это про свободу, самостоятельность, возможности, про уважение и про чувство собственного достоинства. Если ребенок в ультимативной форме получает книжку, которая его не заинтересовала, которую не он снимал с полки, — он не станет читать, не будет чувствовать себя свободным человеком.

Потому что это не реализация права, а обязанность. А чтение должно быть у человека только как возможность.

Если у ребенка было право выбирать и читать книги, которые он хотел, и эта потребность культивировалась — он будет и дальше сам выбирать книги. Он не станет читать то, что мама считает полезным. Книги — не витамины (но иногда могут очень сильно помочь, и они гораздо дешевле и полезнее таблеток от депрессии, но это мы забегаем далеко вперед).

Как же достичь того, чтобы ребенок хотел выбирать книги?

Доверять ребенку и все время помнить, что главный результат — не впихнуть знания, а направить к ним. Например, ходить в библиотеку и давать возможность выбирать в то счастливое время, когда ребенку еще все интересно, когда для него книги — часть предметного мира, который интересно познавать. Это происходит в 3−5 лет. Нужно сделать так, чтобы он увидел как можно больше интересных книг, чтобы попадал в избыточную книжную среду (библиотеки, хорошие книжные магазины, выставки), чтобы собирал с мамой вместе домашнюю библиотеку.

Чтобы у него появился опыт выбора, опыт оценки: это нравится, это не нравится, чтобы его в этом поддерживали. Тогда есть шанс, что он на следующей своей ступени, постепенно отделяясь от вас, приобретет больше самостоятельности и будет эту самостоятельность обозначать книжками. Но нужно помнить, что и тогда придется уважать его выбор. А это непросто.

Но ведь так не всегда бывает, как вы говорите?

Да, это сложно. Могут быть провалы: любой ребенок может сказать: «Я не хочу читать, мне неинтересно», потому что ему, например, важнее что-то «узнавать» руками. Есть дети, невосприимчивые к сложной образности, и это нормально. У меня трое детей, и они разные. Читают ли мои дети? Да. Потому что они живут в условиях книжной избыточности и постоянного поиска новых интересных книг; я стараюсь чутко относиться к потребностям ребенка, пытаюсь отгадать, что ему интересно.

Сегодня моя дочь осталась одна — заболела. Я принесла ей три разные книжки и дала характеристику каждой. Показала, что книг много и они разные: эта на возраст постарше, а эту она легко прочтет сейчас, а эта просто для хорошего настроения. Таким образом я даю ей сигналы, по которым она может попытаться почувствовать себя: готова ли она читать что-то серьезное или хочет лишь развлечься? Нужно понимать, что мы читаем очень по-разному, иногда читаем, чтобы убить время, и это тоже нормально, поэтому я приучаю своих детей, что в дорогу надо брать книгу. Да, это моя функция — напомнить взять с собой книги или самой захватить что-то, что я им могу дать в дороге, когда станет скучно. И да, я подбираю каждому из них книги специально — по характеру, настроению, сиюминутным потребностям.

То есть надо ловить сигналы детей?

Конечно. Нужно очень чутко относиться к их потребностям. И ни в коем случае не использовать аргумент: «Мне в твоем возрасте нравилось». Это оскорбительно и унизительно. Особенно, если это жестковатый дедушка так говорит внуку. Ребенок же понимает подтекст: «Я был лучше тебя».

Ничего, кроме отторжения и обиды, у человека 7−10 лет это, естественно, вызвать не может.

Хорошо, а если представить, что этап 3−5 лет, о котором вы говорили, пропущен? И когда ребенку уже лет 12, — он не читает, в школе тоже все потеряно, как быть?

Ход первый (если он вам доступен): отправляемся в очень уютное читательское место вместе с ребенком и ищем, что там может быть интересного. Идем на книжный фестиваль, в привлекательную библиотеку или магазинчик. Дальше надо озадачиться, какие книжки могут быть интересны ребенку. Например, алгебра в комиксах? Да-да, это может быть совсем не «Капитанская дочка». Мы должны ориентироваться на потребность. Кроме того, можно поискать человека, который поможет. Это может быть руководитель театрального, исторического клуба — дети очень часто начинают читать, когда попадают в среду, где это принято. Еще можно просто записаться в библиотеку и попросить, чтобы ребенку подобрали интересную книгу. Если у вас не получилось увлечь книгами, это не означает, что ребенок ими совсем увлечься не может.

Есть ли обязательное чтение для ребенка в определенном возрасте? Какие книги вы можете порекомендовать?

Есть тексты, образы, сюжеты, вокруг которых крутится массовая культура: «Винни-Пух», «Алиса в стране чудес», «Питер Пэн», «Маленький принц». Это набор произведений, знание которых позволит оценить, к примеру, разницу между вариацией режиссера фильма или спектакля и оригинальным текстом.

Я иногда консультирую родителей или даю частные уроки по литературе и языку, так вот, как-то я дала своему ученику виммельбух. Это большая рисованная книга, в которой очень много всего: например, в мельчайших подробностях изображена жизнь городской улицы. В этом виммельбухе были перемешаны сюжеты и герои сказок, и я попросила показать, кто здесь нарисован. Выяснилось, что половины этих сказок ребенок вообще никогда не слышал. Пришлось нам с мамой составить список для чтения, который мы назвали «классика», чтобы таким образом восполнить пробел. Впереди у человека большая жизнь, культура будет ему предлагать новые фильмы, книги, отталкиваясь от «вечных образов»: называть героев, ссылаться на сюжеты. Поэтому мы решили, что надо и «Красную шапочку» прочесть, и Андерсена.

Насколько обязательно это чтение, я не знаю. В описанном мною случае это было важно для мамы, поэтому появился список, то есть возможность выбирать произведения и читать. Никакой обязательности для ученика в этом списке не было. Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, я могу лишь предполагать, что было бы удобнее прочитать ребенку до школы, а что позже. Так, для своих детей я чаще составляла список того, что пока читать не будем, чтобы они прочли это самостоятельно чуть позже.

Если бы ваши дети спросили: «Мама, зачем читать?», что бы вы ответили?

Они очень часто так спрашивают. И это сложный вопрос: на самом деле, я ничего не говорю в этот момент, потому что не могу сказать, зачем им читать. Мы со средним сыном часто спорим о том, сколько в его жизни должно быть компьютера и чем на нем можно заниматься. Почему чтение книжки лучше, чем компьютерная игра? С моей точки зрения, чтение — это возможность побыть в том ритме, который задавать будешь ты сам. Это возможность побыть субъектом, потому что и фильм, и компьютерная игра, и отчасти музыка (меньше, но тоже) «рулят» нами. Чтение же — процесс приватный, в котором все зависит от читателя.

А если сами родители не читают, может ли ребенок полюбить читать? Работает ли здесь собственный пример?

Может. И, пожалуй, это самое важное, что нужно знать о чтении учителям, библиотекарям — тем, кто по долгу службы обеспечивает эту возможность людям. Фраза «все идет из семьи» очень опасная — она означает, что мы отказываемся друг другу доверять и помогать. Читательские возможности каждого ребенка должны быть обеспечены. Для ребенка, у которого нет дома книг, мы обязаны найти книги и место-время для их чтения или рассматривания в школе, в детском саду, должны придумать, как такому ребенку оказаться в библиотеке, где он скажет: «Вау! Как тут здорово!».

И еще один важный момент: если мама сама не читала книг в детстве, юности, это не означает, что у нее нет такой потребности. Это означает, что ей надо предложить книги, библиотеку как ресурс, помощь. А сделать это можно только тогда, когда уважительно относишься к маме, вообще к любому человеку — неважно, взрослому или ребенку — к его пока нераскрытым читательским способностям.

Русское воодушевление в Венеции — BBC News Русская служба

  • Мария Бейкер
  • для bbcrussian.com

Подпись к фото,

«Овсянки» режиссер Федорченко называет «эротически-этнографическим road-movie»

Программа 67-го Венецианского фестиваля включает рекордное число мировых премьер и, по мнению критиков, должна стать одной из самых сильных в истории Мостры.

Жюри главного конкурса возглавляет Квентин Тарантино, а за «Золотых львов» будут бороться культовые авторы разных поколений: Монте Хеллман, София Коппола, Том Тыквер, Джулиан Шнабель, Абделатиф Кешиш, Такаши Миике, Ежи Сколимовски, Франсуа Озон.

Этно-эротические «Овсянки»

Фильм екатеринбургского режиссера Алексея Федорченко «Овсянки», претендующий на главный приз, уже стал причиной скандала в России. В июне режиссер привез фильм в Сочи в конкурс «Кинотавра», но за день до показа «Овсянки» были спешно отозваны с фестиваля: дирекция венецианской Мостры, узнав о возможности российской премьеры, поставила режиссеру ультиматум, и Федорченко сделал выбор в пользу Венеции.

«Овсянки» — «эротически-этнографическое road-movie», как говорит о картине сам режиссер, сняты в российской глуши. Главный герой (актер Юрий Цурило) везет хоронить тело жены в деревню, где они провели медовый месяц, и по дороге рассказывает попутчику историю своей любви. В «Овсянках» использован фольклор древней народности меря, а снял картину выдающийся оператор Михаил Кричман («Изгнание», «Возвращение»).

Алексей Федорченко, инженер по образованию, известен как автор первого российского мокьюментари «Первые на Луне» — черно-белого псевдодокументального комикса о полете советского космонавта на Луну. В 2005 году картина была показана в венецианских «Горизонтах», и жюри, то ли в шутку, то ли всерьез, присудило Федорченко приз за лучший документальный фильм.

Параллельный конкурс «Горизонты» — экспериментальная площадка Венецианского фестиваля, где демонстрируются актуальные визуальные творения всех жанров и форматов, и кураторы дают волю буйной фантазии.

По замыслу президента фестиваля Паоло Баратты и директора Марко Мюллера, в «Горизонтах» должны быть представлены «гибридные» работы, «снятые режиссерами с самым необычным творческим подходом», а сам параллельный конкурс Венеции постепенно преварщается в «лабораторию по скрещиванию художественных языков, расположенную в стенах большей лаборатории – самого Биеннале».

«Воодушевление» из Нижнего

В этом году среди «лабораторных» работ выдающихся современных художников и корифеев артхауса представлен фильм «Воодушевление» (Inspiration) Галины Мызниковой и Сергея Проворова.

Дуэт видеохудожников из Нижнего Новгорода, работающих под маркой «ПРОВМЫЗА», уже много лет показывает свои инсталляции в музеях России, однако статус «культовых» современных художников они получили именно в Европе, где их работы побывали на бесчисленном количестве фестивалей и выставлялись в парижском Центре Помпиду и на художественной Биеннале в Венеции.

В 2009 году черно-белое «Отчаяние» Мызниковой и Проворова завоевало Тигра на МКФ в Роттердаме.

Экспериментальный фильм «Воодушевление» длиной в 45 минут сделан в традиционной для Мызниковой и Проворова манере, где групповой перформанс, изображающий людей в лодке, снят и смонтирован по достаточно консервативному кинематографическому канону. По словам нижегородских художников, их фильм повествует о «стремлении человека вернуться к доразличенности, к органической слитности, в которой одно тело сплавляется с другим, а плоть превращается в древесину».

Приглашение в конкурс Венеции, где соперниками ПРОВМЫЗЫ станут, среди прочих, Катрин Брейя, Мануэль ди Оливейра, Хон Сан-Су, Винсент Галло, а жюри возглавит иранская художница и режиссер Ширин Нишат, дуэт из России воспринял как «событие очень радостное и одновременно волнительное».

«Участие фильма в конкурсе «Горизонты» — это новый формат взаимодействия нашего фильма со зрителем. Он очень нами ожидаем и одновременно волнителен,» — сказала Галина Мызникова в интервью bbcrussian.com накануне отъезда в Венецию.

В параллельном конкрусе «Горизонты» участвуют еще два экспериментальных российских фильма: «Слабый Рот Фронт» Виктора Алимпиева и «Бриллианты» Рустама Хамдамова с Ренатой Литвиновой в главной роли.

Победители венецианского фестиваля станут известны 11 сентября.

Промышленникам не чуждо военно-патриотическое воодушевление

За две недели развития украинского кризиса настроение российских промышленных предприятий, несмотря на быстрое увеличение числа рисков, улучшилось — это показывают данные второго опроса лаборатории конъюнктурных опросов Института экономической политики имени Егора Гайдара (ИЭП). Первый опрос, в рамках которого ИЭП выяснял оценки влияния военно-политического конфликта РФ и Украины у руководства промпредприятий, проводился 3-5 марта, лаборатория повторила по той же базе опрос 16-18 марта и констатировала значительное улучшение оценок (см. диаграмму).

В первой волне опроса лаборатория констатировала быстрое изменение ожиданий промышленности в связи с украинским кризисом и предположила схожие мнения в промышленных кругах и в остальном обществе о перспективах развития ситуации. Единство бизнеса и народа, видимо, подтверждено и вторым опросом. Рост до 7% числа промышленников, полагающих резкое усиление российских рисков позитивным для выпуска собственных предприятий, и увеличение до 57% числа полагающих, что кризис не повлияет на их работу, возможно, демонстрируют то, что пропаганда и патриотическая консолидация мнений действуют на промышленников как минимум не меньше, чем на остальное общество. Ухудшили свои оценки 3% опрошенных, улучшили — 17%.

Впрочем, на практике картина, видимо, сложнее. ИЭП констатирует, что влияние на промышленность оказала декларация ЕС и США адресности предположительных санкций против РФ: среди «казенных заводов» опасения во второй волне опроса максимальны, тогда как в опросе начала марта они были минимальны. Кроме того, предприятия черной металлургии, химические и машиностроительные компании улучшили во второй волне свои оценки, хотя и остаются в лидерах по ожиданию спада промпроизводства. Также, возможно, на оценках, полученных ИЭП, отразился тот факт, что по крайней мере часть респондентов первой волны опроса давали ответ в условиях необычно сильного давления на рубль 3-4 марта: последующие две недели показали, что в краткосрочной перспективе российская валюта более устойчива, чем ожидалось. Кроме того, иронизирует ИЭП, «буржуазная мягкотелость «наших партнеров на Западе»» могла внести свой вклад в улучшение оценок будущего кризиса не в меньшей степени, чем «решительность российских властей».

Дмитрий Бутрин

«Это счастье и воодушевление». Итоги новогодней донорской акции НФРЗ в Москве

«Это не больно», «Это не страшно», «Это счастье», «Это воодушевление», «Это помощь людям», «Это возможность дарить жизнь»: такие слова можно было услышать от доноров – участников большой предновогодней донорской акции, которая прошла в столице с 21 по 30 декабря 2020 года по инициативе Национального фонда развития здравоохранения. Банк крови Москвы пополнен на 1000 л.

В донорской акции, организованной НФРЗ, Координационным советом по донорству крови при Общественной палате Российской Федерации и Службой крови, приняли участие восемь организаций Службы крови: Центр крови им. О.К. Гаврилова, профильные отделения столичных городских клинических больниц № 40, 52, 67 им. Л.А. Ворохобова, Научно-исследовательский институ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Морозовской детской городской клинической больницы, Национальный медицинский исследовательский центр гематологии Минздрава России, Центр крови ФМБА России. Донорами стали сотрудники 12 департаментов правительства Москвы и подведомственных им учреждений: департамент жилищно-коммунального хозяйства; образования и науки; строительства; спорта; труда и социальной защиты населения; культуры; средств массовой информации и рекламы; финансов; культурного наследия; природопользования и охраны окружающей среды; градостроительной политики; национальной политики и межрегиональных связей.

Помимо этого, кровь на предновогодней акции сдали певец, ведущий Music Box Gold Максим Завидия, певица Виталина Протасова, певица, актриса, продюсер Лана Свит.

«Как показывает практика, нужно обязательно рассказывать о донорском опыте других людей, чтобы многие приняли доброе и ответственное решение стать донором, спасать жизнь и здоровье незнакомого человека, остаться в донорстве надолго. Очень важно, чтобы донорство стало постоянной частью жизни каждого здорового человека, а не лишь разовой предпраздничной акцией, ведь потребность лечебных учреждений в компонентах крови есть всегда, а получить донорскую кровь эффективно и безопасно можно только от донора – Человека с большой буквы и с большим сердцем. Медики отметили нужность и важность доноров: «Вы нужны нам», «Мы не справимся без вас», «Люди не смогут выжить без вас», «Мы благодарны», «С вашей помощью все возможно», «Мы ждем вас» – такие отзывы постоянно звучали на донорской акции», – рассказывает директор Национального фонда развития здравоохранения, заместитель председателя Координационного совета по донорству крови при Общественной палате Российской Федерации Елена Стефанюк.

Донорская акция проведена в рамках социального проекта «Лаборатория донорского движения. Генератор готовых решений для организаторов донорства крови», который реализуется НФРЗ при поддержке Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы в рамках конкурса «Москва – добрый город».

Ларкин воодушевлен приходом новой власти

— В «Детройте» выстраивается новая культура. Какое влияние на клуб оказывает генеральный менеджер Стив Айзерман?

— Наверное, делать выводы еще рано. Пожалуй, наша клубная культура стала создаваться при нем, а сейчас все возвращается по спирали. Все началось с Лидстрема, Зеттерберга, Дацюка, Крунвалля. Думаю, что он действительно начал то, что сейчас ассоциируется с «Ред Уингз» — быть хорошим партнером, делать правильные вещи. А поскольку он вернулся, то снова делает эти вещи приоритетными.

— Вы уже имели шанс пообщаться с ним?

— Пока нет, но это влюбленный в свое дело человек, который хочет, чтобы клуб был там, где мы все хотим: наверху. Там, где нам место.

Video: Топ-10 моментов сезона 2018-19: Дилан Ларкин

— Новая власть приносит с собой шанс произвести новое впечатление. Верно?

— Да, абсолютно. Думаю, что Стив хорошо знает команду и игроков. Особенно тех, кто играл в прошлом сезоне. Но в любом случае ты можешь начать заново либо продолжить то, что создавал ранее.

— В прошлом сезоне команда моментами показывала то, каким может выглядеть будущее. Чувствуете ли вы, что ситуация стала исправляться?

— Да, сто процентов. Я верю в каждого парня в раздевалке, мы верим друг в друга. Мы верим в то, что делаем, и как мы должны добиваться успеха. Процесс был тяжелым, но молодежь, ставшая получать более серьезные роли, научилась очень многому. Мы познали тяжелые поражения и большие победы. Каждое очко имеет значение. Мы узнали о важных моментах сезона и том, как выгрызать победы. Так что мы многое узнали. И думаю, что этот год может стать для нас отличным. Мы способны показать всей лиге и болельщикам, чего стоим. Жду этого с нетерпением.

— Думаете, что можете превзойти ожидания?

— Однозначно.

 

[Смотри также: Бишоп не стесняется звания суперзвезды]

 

— Вы уже являетесь одним из лидеров команды. Насколько сильно этим гордитесь?

— Я люблю хоккей так же, как и любой другой хоккеист. Я люблю играть за «Детройт Ред Уингз», чем очень горжусь. Я просто стараюсь быть собой. И мне кажется, что у нас отличный коллектив, в котором каждый может быть собой. В течение 82-матчевого сезона друг о друге многое становится понятно, и у нас все парни — просто класс. Я — человек эмоциональный. Я люблю хоккей, люблю город Детройт, «Ред Уингз» и партнеров. Я люблю играть за них. Я играю, чтобы у команды дела складывались лучше, и буду продолжать это делать. Я становлюсь старше и опытнее, так что ребята на меня смотрят и все чаще спрашивают мнение. Все происходит естественным образом и будет продолжаться так же. Хотя я специально для этого ничего не делаю и не форсирую события.

— Легче ли выигрывать, когда большую часть команды составляет молодежь, и вы взрослеете вместе?

— Когда я начинал, то был с запасом самым молодым. Но мне было чрезвычайно легко, потому что ветераны взяли меня под крыло с первого дня. Все начиналось с Хэнка (Зеттерберга), Крунвалля, Абделькадера — все со мной были очень добры. Также нельзя не сказать о Треворе Дэйли, Люке Гленденинге, Майке Грине, Франсе Нильсене. Они очень понимающие и всех поддерживающие люди. Так что мне было легко быть собой в раздевалке.

— Вы у них многому научились. Хотите ли вы передавать эти знания новичкам?

— Да, мы действительно стали моложе. Я это и имел в виду, говоря, что ко мне стали больше обращаться. Я играл с великими хоккеистами и прекрасными людьми. Речь тут все о том же — о том, чтобы соблюдать командную культуру и делать правильные вещи. Мне кажется, что я каждый день веду за собой ребят личным примером.

Video: БАФ-ДЕТ: Ларкин оформил дубль, забив 30-й гол

— Как появилась идея открыть Хоккейную школу Ларкина, и насколько важно командам вести активную общественную жизнь?

— Это была идея моего папы. Двум моим кузенам, брату и приятелям не надо было работать летом, так что мы могли заниматься только этим, тренироваться и кататься. Было здорово. И этот проект — не только про это, он про нечто большее. Мы сделали его достаточно доступным, и нам нравится быть с детьми. Очень приятно видеть их страсть к игре — они падают друг на друга, но поднимаются с широкими улыбками и продолжают ехать вперед. Или, например, ты им говоришь что-то сделать, а они делают что хотят и играют сами по себе. И ты не можешь злиться, потому что это дети. Это просто вызывает улыбку. Так здорово видеть радость на их лицах, когда ты просто кидаешь им шайбу. Приезжать домой на свой каток и видеть, как они забивают голы и празднуют — одно из моих любимых занятий. В этом году у нас были ребята из 10 штатов, так что проект вырос. Для меня это имеет особенное значение. Я этим очень горжусь. Мне нравится быть с детьми каждый день, потому данный проект и существует.

— Когда вы видите нечто подобное, помогает ли это вам еще больше ценить то, чем вы зарабатываете на жизнь?

— Абсолютно. Мы все уже выросли и перешли из студенческого хоккея в профи, и нет ничего похожего на то, чтобы смотреть на детей, которые общаются с профессионалами. Мне это помогает находить взаимопонимание с детьми, учиться с ними разговаривать. И это однозначно усилило мою страсть к тренерству. Весь хоккей вообще сделан для детей. Надо помнить, кем ты был сам. Всякий раз, когда встречаешь увлеченного хоккеем ребенка, испытываешь невероятный кайф.

 

[Смотри также: Барзал намерен сделать шаг вперед]

 

— Какие у вас ожидания от предстоящего сезона? Мы уже видели лучшую версию Дилана Ларкина?

— Думаю, что это еще впереди. Статистика статистикой, но мне хочется доминировать. Мне хочется быть лучшим каждый день, и я на это способен. Все уже видели, что я это могу. Просто мне хочется делать это в каждом матче и вести за собой команду в любой ситуации.

— В сравнении с предыдущими годами, изменился ли ваш подход к делу в этом году? Собирались ли вы доминировать в прошлом году?

— Нет, всегда все происходит постепенно, шаг за шагом. В первый год ты вообще не знаешь, чего ожидать. Второй год дался мне трудно психологически. Наверное, перед третьим годом в НХЛ я задался вопросом, являюсь ли хорошим игроком: «Способен ли я играть на этом уровне и быть игроком, которым мне хочется быть?» И тогда у меня был хороший год. Прошлый год тоже было достаточно успешным, при этом я чувствую, что мне всего 23 года, но у меня уже есть большой опыт. И много опыта еще предстоит приобрести. Теперь речь о том, могу ли я вытаскивать матчи? Могу ли я приводить команду к победе? И потом мы приходим к вопросу, могу ли я выиграть серию плей-офф? Это зависит не только от меня, но мне этого хочется. Думаю, что это мой следующий шаг.

Гендиректор фонда V–A–C Тереза Мавика – о том, зачем городу «ГЭС-2»

Для чего Москве еще один дом культуры и как это пространство побуждает задавать вопросы

Андрей Гордеев / Ведомости

Генеральный директор фонда V–A–C Тереза Мавика поделилась с «Городом» ожиданиями того, как открытие «ГЭС-2» повлияет на культурную жизнь столицы.

– Тереза, почему решили возродить именно ГЭС-2? 

– Когда видишь масштаб проекта, то понимаешь, что это, прежде всего, решение Леонида Михельсона. Фонд V–A–C долго работал за границей, в том числе в Венеции. Наши выставки пользовались там неизменным успехом, и Леонид инициировал поиск пространства в Москве, чтобы представить их здесь. Тогда в центре Москвы выводили из эксплуатации электростанции, и я рассказала Леониду про ГЭС-2. Как инженер он мгновенно оценил потенциал здания, важность его сохранения и возвращения городу. 

– Что в тот момент почувствовали, ведь с этим масштабом нужно было работать вам?

– Масштаб, признаюсь, немало озадачил меня – я не архитектор, не инженер. Было очевидно, что дело не ограничится проектами из Венеции – слишком огромное пространство. Признаюсь, что воодушевление Леонида удивляло меня, ведь я видела только мусор и старое оборудование – 70 000 т металла! Почти анекдотичная ситуация: «Почему ты не радуешься?» – «А чему мне радоваться?» Кажется, только что пожизненный срок получила. Работа предстояла колоссальная. Гораздо большая, чем организация выставок. Поэтому «ГЭС-2» – не музей, мы изначально определили самую широкую рамку искусств и практик, которые будем представлять. 

– Почему для работы над проектом выбрали итальянского архитектора Ренцо Пьяно?

– Ренцо Пьяно – больше, чем итальянский архитектор, он очень много строит за границей, но в Италии он разработал архитектурный прием, который обозначают словом, в переводе означающем «штопка». Его смысл заключается в желании так «починить» ландшафт, чтобы не было видно, где «порвалось», восстановить историю места. Вышедшую из употребления индустриальную архитектуру Ренцо называет «ранами». Такие объекты – открытые повреждения на плане города, пока для них не будет найден новый функционал. Это было актуально для нас. Когда Ренцо приехал, оказался в пространстве, он тотчас полностью считал его и увидел возможность преобразования, несмотря на темноту, шум и загроможденность. 

– Как Ренцо отреагировал на все увиденное?

– Ренцо тогда сказал: «Это здание настолько красивое, что наша задача состоит в сохранении его красоты». Его восхитила стеклянная крыша. В своем восторге Ренцо был единодушен с Леонидом. Внутри же этой сохраненной красоты он предполагал «взрыв современности». Дальше – как в кино: за ужином архитектор рисует на салфетке серию «взрывов»: высокие трубы, уходящие в космос, актовый зал, вырывающийся из заднего фасада… 

Впервые оказавшись на том месте, где сейчас находится роща, Ренцо заметил желтое неказистое здание новой электростанции и незамедлительно принял решение о преобразовании горизонта, чтобы не видеть его: «Поднимем топографию – высаживаем березы, мы же в России». Потрясающее взаимодействие с топографией места. 

Максим Стулов / Ведомости

– На ваш взгляд, в каких общественных пространствах сейчас нуждаются москвичи?

– В Москве появляется заметное количество общественных пространств. Но пространство само по себе не всегда является социально значимым. Оно может быть очень красивым, но требуется стратегическое решение, объединяющий фактор, чтобы это место действительно стало публичным, иначе в нем одновременно будет находиться очень много людей, и каждый – внутри своего телефона.  

«ГЭС-2» – больше, чем пространство для жизни, «ГЭС-2» – это образ жизни. Здесь повсеместно возникают вопросы, ответы на которые помогают лучше понять современный мир и свое место в нем. Да, у нас тоже есть кафе и рестораны, но и они устроены по такому же принципу: вы садитесь, заказываете кофе, попутно размышляя, например, почему здесь готовят именно этот сорт, а не другой… Все имеет значение. 

– Чем это пространство будет отличаться от других в Москве? 

– Вы заходите в «ГЭС-2» и не сразу оказываетесь в выставочной зоне. Вы словно продолжаете находиться на улице, просто здесь теплее, красивее, комфортнее. В вашем распоряжении кафе, магазин, площадка для детей, классы и библиотека для того, чтобы узнавать новое, но главное, это место для встречи, для взаимодействия. Здание устроено таким образом, чтобы коммуникация эта была качественной и протяженной, чтобы складывалась ситуация обмена, независимо от того, какие выставки у нас проходят. Архитектура – это не стены, а люди.  

– Что городу даст возвращение на карту ГЭС-2?

– Само возвращение этой территории на карту Москвы – очень важная, на мой взгляд, миссия. Долгое время, по сути, ее просто не существовало. Теперь она наполняется жизнью, превращается в зону притяжения. Дом культуры «ГЭС-2» только становится активным участником общественной и культурной жизни города, но уже сейчас он представляет собой выдающийся пример бережного отношения к культурному наследию. Это объект изучения и одновременно преподавания. Такие проекты остаются в истории. 

– Какие у вас лично ожидания от проекта?

– Я надеюсь, что это пространство заново научит нас быть вместе, понимать друг друга, помогать друг другу. Мечтаю видеть в «ГЭС-2» молодых мам, которые просто встречаются здесь, вместе гуляют, а их дети растут, наблюдая красоту, привыкая к искусству. Для этого нами предусмотрена площадка для детей разного возраста. Ее разработала молодая художница Света Шуваева. Когда ребенок с рождения играет внутри художественного пространства, взрослым он уже по-другому будет смотреть на мир, с любопытством, у него не возникнет претензий к «Глине». («Большая глина № 4» – скульптура швейцарского художника Урса Фишера, которая появилась в центре Москвы около «ГЭС-2» летом этого года. – «Ведомости. Город»). 

– Если составить портрет гостя «ГЭС-2» – кто он?

– Гость, впервые оказавшийся в «ГЭС-2», – фланер, праздный прохожий, который заинтересуется, вернется к нам, станет постоянным собеседником, не наблюдателем, а деятельным соучастником.

– Поэтому «ГЭС-2» стал домом культуры, а не музеем, например?

– Все традиционные приметы музея у нас присутствуют: выставочное пространство внизу, еще ниже – хранилище. Но это лишь элементы среды. Именно поэтому «ГЭС-2» – больше, чем музей. В поиске адекватной организационной формы мы решили обратиться к местной истории, к домам культуры, которым предшествовали так называемые «народные дома», появившиеся в Сибири в конце XIX в. Это были локальные центры, где каждому был открыт доступ к культуре, к возможности ее производить и потреблять. Так и «ГЭС-2» станет широкой платформой творческой коммуникации, в центре которой окажется зритель. Открытие домов культуры – сильный опыт, он о равенстве и взаимопонимании, о заботе. А мы верим в заботу и хотим системно заботиться обо всех.

Максим Стулов / Ведомости

История пространства

«ГЭС-2» – сокращенное название государственной электростанции. Она была построена в 1907 г. и первоначально называлась «Трамвайная», поскольку предназначалась для питания контактной сети городского трамвая. В 1925 г. станцию переименовали в государственную. К тому времени ГЭС обеспечивала теплом не только транспорт, но и центральные районы Москвы. Номер «два» станции присвоили в том же 1925 году, после того как первым номером стали обозначать старейшую электростанцию на соседней Раушской набережной (ее возвели в 1897 г.). Из-за износа и высокой стоимости производимой электроэнергии ГЭС закрыли в 2006 г. В 2014 г. здание купил бизнесмен Леонид Михельсон, в 2015-м он представил Сергею Собянину концепцию реновации авторства итальянского архитектора Ренцо Пьяно.

V-A-C – некоммерческий фонд современного искусства, основанный в 2009 г. бизнесменом Леонидом Михельсоном и Терезой Мавикой. V–A–C занимается новым культурным производством с художниками и публикой. Фонд развивает выставочную, издательскую, исследовательскую, перформативную и просветительскую программы вне дисциплинарных границ на собственной площадке в Венеции, в партнерстве с разными организациями по всему миру. Дом культуры «ГЭС-2» – площадка фонда в России.

7 способов воодушевить новичков – первогодок

Первый год на работе может быть очень сложным, особенно для человека, который только недавно выпорхнул из университетского гнезда. Но с другой стороны, сколько возможностей для роста и саморазвития открывается для сотрудника, которому повезет с руководителем.

Я всегда любила работать с «новобранцами», которые горели желанием изучить все досконально, погрузиться с головой в работу. Мне нравилось раскрывать их таланты, быть их гидом на пути к успеху. Зачастую в первый год работы, новичков перегружают различными подробностями, которые они должны знать на зубок «что бы быть успешными», но это не правильный подход. Есть несколько конкретных действий, которые помогут вдохновить сотрудника новичка на великие свершения во имя Вашей Компании.

1. Дайте им все, что необходимо

В первую очередь, убедитесь, что вы предоставили им все инструменты, которые могут ему понадобиться при выполнении работы. Что бы это ни было: инструкции по использованию принтеров, разъяснение по внутреннему устройству офиса или полный перечень их должностных обязанностей. За все это отвечаете вы, так что будьте внимательны, потому что новые сотрудники могут даже не знать, что они делают что-то неправильно, а следовательно не понимать, когда нужно обратиться к вам за помощью. Поэтому первое время вам придется внимательно следить за их работой и, на всякий случай, быть где-то недалеко.

2. Расширьте его «корпоративный» кругозор

Начните со знакомства новичка с коллегами, расскажите ему по каким вопросам и куда ему обращаться. В конце концов удостоверьтесь, что все коллеги запомнили имя нового сотрудника. Расскажите ему про карьерные возможности и познакомьте с людьми, которые занимаются тем же, чем и он. Это такой простой шаг, но многие о нем забывают. Тем не менее, понимание своего места в компании и возможных путей для роста является фундаментом, на котором будут строиться взаимоотношения сотрудника и компании.

3. Докажите им, что «добавлять ценность» это круто

Сотруднику новичку может быть непонятно, что же такое «добавочная ценность» в контексте корпоративной культуры. И вам нужно будет объяснить новобранцу, что в его силах повысить уровень организации, увеличить долю рынка, занимаемого ей. Он должен понять, как здорово выходить за рамки своего To-Do листа и находить пути улучшения имиджа компании, думать не только о своей части работы, но и о том, как добавить ценности всей компании, мыслить категорией не Я, а Мы.

4. Объясните им как разобраться во всех этих сложных вещах, из которых состоит работа

Новый сотрудник может прийти в смятение от осознания того, сколько же всего он еще не знает! В результате: волнение, стресс, растерянность. Еще немного и он окажется погребен под горой свалившихся на него сложных задач. В этот момент вы нужны ему как никогда – объясните ему как именно справляться с работой при недостатке опыта, как выходить из нестандартных ситуаций. Сделайте так, что бы он ощущал гордость за свои успехи. Празднуйте каждую его маленькую победу!

5. Покажите ему какие преимущества дает сотрудничество и совместная работа

Примите во внимание, последние несколько лет ваш новый сотрудник провел в университете, где во главу угла ставились личные успехи, где оценивались и поощрялись его индивидуальные особенности и достижения. Возможно, в вашей компании он впервые столкнется с ситуацией, когда ему нужно будет работать совместно с другими людьми. Поощряйте его к взаимодействию, покажите ему, что сотрудничество с коллегами может помочь ему в достижении командных и личных целей. Докажите, что работая в команде, он сможет получить наилучшие результаты.

6. Дайте ему повод полюбить свою работу

В ваших силах вдохновить новичка выкладываться на все 100%. Нужно только показать ему, как его работа важна для всей компании, и как именно его личные успехи влияют на успех всего коллектива. Ему очень хочется ощущать себя частью чего-то большего, так дайте ему это почувствовать, ведь так оно и есть! Работник, который понимает, как выполнение его каждодневных задач сказывается на благополучии фирмы – это счастливый работник!

7. Найдите время для обратной связи

В самом начале своего трудового пути, человек может чувствовать себя сбитым с толку, потерянным и опустошенным, особенно если он не получает обратной связи. Из-за недостатка опыта он еще не может оценить свою работу сам, ему сложно проанализировать, что было сделано хорошо, а что плохо. Но в ваших силах помочь ему разобраться в этом! Проявите немного внимания к его деятельности и расскажите, что было сделано отлично, а что не очень. Покажите, что вам не все равно, что вы не меньше вашего подопечного, заинтересованы в улучшении результатов его работы.

Я всегда следую этим правилам и могу без лишней скромности сказать, что мои подопечные становятся самыми вовлеченными и влюбленными в свою работу сотрудниками. Надеюсь мои советы Вам помогут, удачи!
Карина Витиаз, оригинал статьи: tlnt.com.

Что для вас означает вдохновение?

Некоторые ссылки в этом посте могут быть партнерскими. Если вы совершаете покупку по этим ссылкам, мы получаем комиссию без каких-либо дополнительных затрат для вас. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим раскрытием для получения дополнительной информации.

Здесь, в keepinspiring.me, наша работа — вдохновлять вас, мотивировать вас и вселять в вас глубокую страсть к успеху и совершенствованию.

И один из самых частых вопросов, который мы получаем:

В чем для вас значение вдохновения? »

Что ж, мы обдумали это и пришли к ответу…

Определение вдохновения

Теперь, если вы погуглите «определение вдохновения», некоторые словарные сайты дадут вам что-то вроде этого:

Определение вдохновения:

  • «Процесс умственного стимулирования делать или чувствовать что-то, особенно что-то творческое. » Источник: Oxfordictionaries.com
  • « Чувство энтузиазма, которое вы испытываете от кого-то или чего-то, которое дает вам новые и творческие идеи ». Источник: Collinsdictionary.com
  • «Вдохновляющее или воодушевляющее действие или влияние». Источник: Dictionary.com
  • «Божественное влияние или действие на человека, которое, как считается, дает ему право получать и передавать священное откровение». Источник: Merriam-Webster.com
  • «Возбуждение ума или эмоций до высокого уровня чувств или активности.” Источник: Thefreedictionary.com

Здесь, на Keepinspiring.me, мы определяем вдохновение следующим образом:

Вдохновение — это когда вы чувствуете глубоко укоренившуюся страсть и мотивацию что-то делать.

Мы все вдохновляемся разными вещами и разными способами. Тем не менее, вдохновение окружает вас повсюду и может появиться в любой момент.

Например:

  • Вы можете увидеть, как молодой человек помогает пожилой женщине с продуктами и вдохновляется на помощь другим.
  • Вы можете увидеть, как ваш хороший друг заказывает мексиканскую еду на испанском, и у вас возникнет желание выучить новый язык.
  • Вы можете прочитать вдохновляющую цитату и получить вдохновение, чтобы завершить свой рабочий / учебный проект.

Уловка состоит в том, чтобы научиться использовать это вдохновение, которое постоянно окружает вас все время…

Как открыть для себя вдохновение

Теперь, чтобы помочь вам обнаружить свое вдохновение, мы разбили вещи на эти пять простых: выполнить шаги:

Шаг 1.Наблюдайте за своим окружением

Чтобы вдохновиться, вам нужно наблюдать за своим окружением. Как мы упоминали ранее, возможности для вдохновения появляются постоянно, вам просто нужно знать о них. Поэтому вместо того, чтобы писать сообщения другу по телефону или проверять Facebook, попробуйте понаблюдать за своим окружением. Посмотрите вокруг, посмотрите, что делают другие люди, и примите участие.

Шаг 2. Используйте свои эмоции

Вам также необходимо задействовать свои эмоции в том, что вы чувствуете, когда видите, что что-то происходит. Если что-то заставляет вас чувствовать себя хорошо, мотивирует и вдохновляет, сделайте это.

Шаг 3. Примите меры

Как только вы почувствуете вдохновение, немедленно приступайте к действию. Не ждите ни минуты, ни дня, ни недели, чтобы начать. Если вы чувствуете вдохновение, чтобы чему-то научиться, сразу же запишитесь на занятия. Если вы чувствуете желание что-то сделать, отправьте электронное письмо тому, кто может помочь вам начать работу.

Шаг 4. Начните с малого

Если вы только начинаете черпать вдохновение, начните с малого.Ганди, Мать Тереза, Эйзенштейн не изменили мир за один день. Они внесли небольшие изменения и медленно развили это.

Шаг 5. Так держать

Вдохновение выглядит и ощущается по-своему для всех. Это когда вспыхивает это внутреннее пламя, и вы чувствуете страсть и мотивацию что-то делать. И если вы начнете что-то делать, и это пламя горит, не волнуйтесь, просто продолжайте пытаться и возвращаться к той первоначальной мысли и ощущению, когда вы впервые были вдохновлены.

Два типа вдохновения (используете ли вы и в работе, и в жизни?)

Легко провести весь день в поисках вдохновения.Вы можете найти невероятные видео, статьи и новости и разослать их всем своим друзьям. Но лучший (и самый продолжительный) тип вдохновения исходит от применения этих внешних элементов мотивации к вашим собственным целям.

Не заблуждайтесь: быть учеником важно. Успешные люди во всех областях впитывают новую информацию. Они находят вдохновение и мотивацию в работе и успехе других.

Но вот проблема: поглощать успех и идеи других — это пассивное вдохновение. Каждый раз, когда вы смотрите видео, читаете статью или слушаете интервью, вы практикуете пассивное вдохновение. Вы можете чему-то научиться, но на самом деле вам не нужно ничего делать. Услышать об успехе других людей — это не то же самое, что создать свой собственный.

Напротив, именно через процесс активного вдохновения — акт создания вещей, применения новых идей к нашим целям и совершения ошибок — мы обнаруживаем, кто мы есть и что для нас важно. Более того, активное вдохновение — это то, что приводит к долгой страсти и энтузиазму.Наблюдение за чьими-то успехами может вызвать у вас чувство возбуждения на несколько минут, но принятие мер и применение новой идеи в своей жизни вдохновят вас больше, чем что-либо другое.

Обучение и слушание могут помочь вам думать о вещах по-другому, но создание, производство и экспериментирование — это то, что продвигает вас вперед. Пассивное вдохновение может дать вам идеи, но активное вдохновение даст вам импульс.

Лучшее вдохновение — применение

Вдохновение — это не получение информации.Вдохновение — это применение того, что вы получили.
—Дерек Сиверс1

Если вам попалась хорошая идея, воспользуйтесь ею. Мы тратим так много времени, пытаясь найти больше вдохновляющих вещей, чтобы потреблял , что нам легко забыть, что лучшая форма вдохновения исходит из того, что мы создаем .

Речь идет о том, чтобы наткнуться на блестящую идею и воплотить ее в жизнь в своей работе . Речь идет о поиске новой стратегии и применении ее в собственных целях .Речь идет об изучении нового упражнения и добавлении его в тренировку . Применение идей всегда будет сильнее, чем сами идеи.

Слишком часто мы проводим свою жизнь, потребляя окружающий мир, вместо того, чтобы создавать его. Конечно, в идеях других людей есть некоторая мотивация, но не забывайте о силе, которую ваши действия могут вдохновить вас. Лучшее вдохновение приходит от применения идей, а не от их потребления.

Чтобы получить больше идей для вдохновения, ознакомьтесь с этими статьями: как получить мотивацию, разница между профессионалами и любителями, как начать работу и привычки успешных людей.

Читать дальше

границ | Научное исследование вдохновения в творческом процессе: вызовы и возможности

Введение

Описывая свой творческий процесс, Моцарт заметил: «Те идеи, которые мне нравятся, я сохраняю в памяти и привык, как мне говорили, напевать их себе. Если я буду продолжать в том же духе, — пишет он, — мне скоро приходит в голову, как я могу использовать тот или иной кусок в счет, чтобы приготовить из него хорошее блюдо… Все это зажигает мою душу »(Harding, 1948).Изображение Моцарта вдохновения обладает всеми ключевыми элементами современной конструкции научного вдохновения — оценкой новых или лучших возможностей («идеи, которые мне нравятся»), пассивным воспоминанием («это… мне приходит в голову») и мотивацией принести новое возможности в реализацию (превращение кусочка в блюдо; «зажигает мою душу»). Подобно Моцарту, писатели, художники и другие творцы обычно подчеркивают важность вдохновения в творческом процессе (Harding, 1948). Несмотря на это, до недавнего времени ученые уделяли мало внимания вдохновению.

Возможно, неудивительно, что научному сообществу уделяется мало внимания, учитывая многочисленные проблемы, с которыми сталкивается концепция вдохновения. Среди этих проблем были (а) отсутствие ясности в отношении значения вдохновения; (б) сложность ввода в действие; (c) двусмысленность в отношении того, отличается ли вдохновение от связанных конструкций; (г) предубеждения о том, что вдохновение не имеет значения по сравнению с «потоотделением», и (д) различные препятствия для нейробиологических исследований.Общая цель этой статьи — обратиться к каждой из этих проблем и указать на возможности для расширения появляющейся научной литературы о вдохновении. Мы рассмотрим первую проблему — неоднозначность определения — в следующем разделе.

Концептуализация

Термин «вдохновение» использовался в различных дисциплинах (например, литературная критика, теология, психология) и в литературе по психологии (например, социальное сравнение, гуманизм, творческий процесс; обзор см. В Thrash and Elliot, 2003).Часто термин не имеет определения, используется взаимозаменяемо с другими конструкциями или упоминается только для того, чтобы критиковать его как мифический, неважный или ненаучный. Еще больше усложняет ситуацию то, что исторически вдохновение изучается в специфической для предметной области манере, при этом между исследователями из разных предметных областей мало общения. Признавая необходимость в едином, интегрированном определении конструкции вдохновения, Трэш и Эллиот (2003, 2004) взяли на себя задачу разработать общую концептуализацию предметной области, которая опиралась бы на основные общие черты в различных литературных источниках.Эти усилия привели к появлению трех взаимодополняющих структур для концептуального вдохновения, которые сосредоточены на различных аспектах определения конструкции: основных характеристиках, процессах компонентов и модели передачи. В этом разделе мы рассмотрим эти общие концепции предметной области, а затем покажем, как они могут быть применены конкретно к случаю вдохновения для творчества.

Трехсторонняя концептуализация

Трехсторонняя концептуализация (Трэш и Эллиот, 2003) определяет три основные характеристики состояния вдохновения: воскрешение , трансцендентность и мотивация приближения .Вызывание относится к тому факту, что вдохновение вызвано, , а не инициировано индивидуумом добровольно. Другими словами, человек не чувствует прямой ответственности за вдохновение; скорее, стимулирующий объект, такой как человек, идея или произведение искусства, вызывает и поддерживает эпизод вдохновения. Во время эпизода вдохновения человек осознает новые возможности, которые выходят за пределы обычных или мирских забот. Новое осознание яркое и конкретное, оно превосходит обычные ограничения сознательно генерируемых идей.Вдохновленный, человек испытывает убедительный подход мотивацию передать, актуализировать или выразить новое видение. Этот набор из трех характеристик должен быть минимально достаточным, чтобы отличить состояние вдохновения от других состояний.

Процессы компонентов

Вдохновение можно концептуализировать не только с точки зрения характеристик вдохновленного состояния, но также с точки зрения отдельных во времени и функциональных процессов, составляющих эпизод вдохновения.Трэш и Эллиот (2004) утверждали, что вдохновение включает в себя два различных процесса — относительно пассивный процесс, который они назвали вдохновением на , и относительно активный процесс, который они назвали вдохновением . Процесс воодушевления включает в себя оценку воспринимаемой внутренней ценности объекта-стимула, тогда как процесс воодушевления включает мотивацию актуализировать или распространить ценные качества на новый объект.Например, кто-то может быть вдохновлен захватывающим дух восходом солнца или элегантностью новой идеи, которая возникает в момент озарения или «ага». После этого можно вдохновиться рисованием или новым исследовательским проектом. Человек может в любое время посмотреть (или вспомнить) вызывающий стимул для поддержания мотивации. Трэш и Эллиот (2004) далее предположили, что процесс воодушевления порождает основные характеристики вызова и трансцендентности, тогда как процесс вдохновения порождает основную характеристику мотивации подхода.

Предполагается, что эти составляющие процессы присутствуют в различных проявлениях вдохновения. Трэш и Эллиот (2004) попросили участников создать рассказ, вспоминая либо время, когда они были вдохновлены, либо исходный опыт (контрольное условие). Источники вдохновения охватывали такие темы, как научное или художественное понимание, открытие своего призвания, влияние образца для подражания для достижения успеха или добродетельной жизни, а также осознание того, что величие возможно в ответ на неожиданный успех.Несмотря на поверхностные различия в содержании повествования, вдохновляющие повествования разделяли основные темы: глаза открыты во время встречи с человеком, объектом, событием или идеей (т.е. видение (т.е. вдохновленное «на»).

Коробка передач

Модель

С менее описательной и более теоретической точки зрения вдохновение можно концептуализировать с точки зрения его цели или функции (Thrash and Elliot, 2004; Thrash et al., 2010b). В то время как более простые формы мотивации подхода служат функции движения к желаемым объектам цели (например, пищи или принадлежности) и их достижения, предполагается, что вдохновение выполняет уникальную функцию подхода: оно мотивирует передачу или выражение недавно оцененных качеств вызывающего объект (Thrash, Elliot, 2004; Thrash et al., 2010b). Таким образом, вдохновение играет роль посредника в статистическом смысле. Например, определенные добродетели, наблюдаемые в другом человеке, могут привести к вдохновению, которое, в свою очередь, побуждает вдохновленного человека стремиться к тем же добродетелям в будущем «я».Точно так же творческая основополагающая идея может вдохновить человека, заставив его или ее воплотить идею в жизнь в форме творческого изобретения, стихотворения или другого материального продукта.

Вдохновение для создания

Общая концепция вдохновения, как изложено выше, может быть напрямую применена к конкретной области творческой деятельности. С точки зрения трехсторонней концептуализации, общая характеристика трансцендентности принимает форму креативности — новые или лучшие возможности оцениваются именно за их творческий потенциал.Что касается концептуализации компонентного процесса, то процесс вдохновения вызван появлением творческих идей в сознании, часто в момент озарения. В оптимальных условиях (например, если идея актуальна и у человека есть способность к мотивации подхода), процесс вдохновения уступает место процессу вдохновения , который мотивирует действие. Что касается модели передачи, творческое вдохновение часто принимает особую форму передачи, называемую актуализацией (Thrash et al., 2010b), в котором человек вдохновляется на воплощение творческой идеи (то есть желаемые свойства элиситора передаются от исходной идеи к законченному продукту).

Мы подчеркиваем, что, согласно нашей концепции, вдохновение не должно быть источником творческих идей. Напротив, вдохновение — это мотивационный ответ на творческие идеи. Таким образом, вдохновение объясняет передачу, а не происхождение творчества. Это различие важно как минимум по трем причинам.Во-первых, утверждение, что творчество происходит от вдохновения, не будет способствовать научному пониманию, так же как приписывание творчества «музе» было бы упражнением в навешивании ярлыков на загадочную причину, а не научным объяснением. Во-вторых, ученые уже разработали множество научных конструкций и теорий для объяснения происхождения творческих идей, которые включают ситуационные, диспозиционные, саморегулирующиеся, когнитивные, исторические и неврологические процессы (например, Koestler, 1964; Rothenberg, 1979; Martindale , 1990; Finke et al., 1992; Штернберг и Дэвидсон, 1995; Amabile, 1996; Файст, 1998; Боуден и Юнг-Биман, 2003; Саймонтон, 2003; Baas et al., 2013). Напротив, ученые уделяют относительно мало внимания процессам, посредством которых творческие идеи превращаются в творческие продукты. Конструкция вдохновения помогает заполнить этот пробел в исследовательской литературе. Наконец, поскольку эта концептуализация творческого вдохновения происходит из общей концептуализации, она согласуется с использованием конструкции вдохновения в других литературных источниках.Например, творческое вдохновение — это реакция на творческие идеи (а не причина их возникновения), так же как межличностное вдохновение — это реакция на (а не причина) добродетельных качеств других людей.

Ввод в эксплуатацию

Учитывая личный характер и неуловимость опыта вдохновения, как его можно измерить в лаборатории? У кого-то может возникнуть соблазн вскинуть руки и вместо этого обратиться к чему-то, что более поддается прямому экспериментальному контролю.

Ценность самоотчета

Мы утверждаем, что самоотчет — это простой и подходящий метод для реализации вдохновения, потому что конструкция вдохновения неразрывно связана с характерным феноменологическим опытом.Многие создатели утверждали — через сознательные самоотчеты — что они испытывают вдохновение и что этот опыт имеет решающее значение для их творческого процесса (Harding, 1948). Использование вдохновения через самоотчет позволяет исследователям проверить такие утверждения.

Трэш и Эллиот (2003) разработали критерий черты вдохновения, названный Шкалой вдохновения (IS). Хотя термин «черта» имеет множество коннотаций, черта «вдохновение» относится ни к чему, кроме индивидуальных различий в склонности переживать состояние вдохновения.Поскольку вдохновение — это конструкция, которая имеет значение в жизни людей, но недооценивается психологами, мера была разработана так, чтобы быть простой и достоверной. Пункты включают такие утверждения, как «Что-то, с чем я сталкиваюсь или переживаю, вдохновляет меня» и «Я вдохновлен на что-то». IS имеет две внутренне согласованные подшкалы из 4 пунктов: частота вдохновения и интенсивность. Обе субшкалы внутренне согласованы с αs Кронбаха, равным или превышающим 0,90. Было продемонстрировано, что две подшкалы сильно коррелированы ( r = 0.От 60 до 0,80), и поэтому баллы можно суммировать, чтобы сформировать внутренне непротиворечивый 8-позиционный индекс общего вдохновения. IS демонстрирует неизменность измерений во времени (2 месяца) и среди популяций (держатели патентов, выпускники университетов), указывая на то, что лежащие в основе скрытые конструкции имеют сопоставимое значение в разные моменты времени и в разных популяциях. Двухмесячная надежность повторного тестирования для обеих подшкал высока, r = 0,77. Короче говоря, ИС обладает прекрасными психометрическими свойствами.Примечательно, что подшкала интенсивности была адаптирована для использования в качестве меры состояния (например, Thrash and Elliot, 2004; Thrash et al., 2010a).

Некоторые могут беспокоиться о том, что вдохновению, о котором сообщают сами люди, нельзя доверять, что оно необъективно или что оно не дает полного объяснения. Мы реагируем на каждое из этих потенциальных ограничений. Во-первых, вдохновение, оцениваемое с помощью IS, обычно не связано или слабо связано с социальной желательностью, и его прогностическая достоверность оказывается устойчивой, когда социальная желательность находится под контролем (Thrash and Elliot, 2003; Thrash et al., 2010а). Во-вторых, хотя IS предоставляет субъективный индикатор вдохновения, баллы по этому показателю были связаны с множеством внешних критериев и объективных результатов, как описано в следующем разделе. Более того, сознание играет решающую роль в моделировании будущих действий у людей (Baumeister and Masicampo, 2010) и может быть необходимо для вдохновенных действий. Соответственно, сознательный самоотчет по своей сути соответствует конструкции. Наконец, мы признаем, что показатели самоотчета могут вызвать у некоторых исследователей потребность в объяснениях более низкого уровня, например, связанных с физиологическими или неврологическими процессами, но мы рассматриваем это как возможность, а не как проблему — конструкция вдохновения может увидеть захватывающий второе поколение исследований нейронной основы.В этом случае самооценка вдохновения является «начальной точкой», которая может направить исследователей к основному процессу. Хотя это правда, что метод самоотчета в некоторых отношениях ограничен, он предлагает хорошо обоснованную отправную точку для нейробиологических исследований. Более того, отказ от исследования вдохновения на том основании, что оно измеряется самоотчетом, приведет к тому, что исследователи упустят из виду важный предсказатель творческого результата, биологические основы которого останутся нераскрытыми.

Место вдохновения в парадигмах исследования творчества

Область оценки творческих способностей является активной и динамичной, поэтому обзор литературы выходит далеко за рамки данной статьи (обзор см. В Plucker and Makel, 2010).Однако мы отмечаем, что доминирующие исследовательские парадигмы, используемые при изучении творчества, невольно исключают внимание к вдохновению. Креативность чаще всего оценивается с помощью тестов на творческое мышление (например, альтернативное использование) или творческой проницательности (например, тест удаленных сотрудников). Хотя такие тесты очень практичны в лабораторных условиях и позволяют исследователям сосредоточиться на процессах, лежащих в основе возникновения творческих идей, они не позволяют участникам преобразовывать творческие идеи в творческие продукты.Неспособность приспособить процесс актуализации идеи — то есть создание как такового — делает вдохновение явно несущественным для творческого процесса. Если функция вдохновения в контексте творчества заключается в воплощении творческих идей в творческие продукты, полезные парадигмы должны допускать актуализацию идеи. Оценки на основе продукта, такие как Consensual Assessment Technique (CAT; Amabile, 1982) и анализ патентных данных, являются золотым стандартом, если кто-то желает исследовать уникальный вклад вдохновения в творческий процесс.Фактически, если не считать актуальности для вдохновения, оценка творческих продуктов рассматривается некоторыми как наиболее подходящая и действительная операционализация творчества (Baer et al., 2004; Baer and McKool, 2009).

Дискриминантная действительность

Неопределенность в отношении того, отличается ли вдохновение от других построений, была еще одним препятствием для исследовательской деятельности. Если кто-то предполагает, что вдохновение — это то же самое, что, например, творчество или понимание, тогда у него нет причин изучать его.В этом разделе мы проясняем различия между вдохновением и несколькими другими конструкциями (творчество, понимание и положительное влияние).

Вдохновение и творчество

Хотя определение и использование термина творчество в психологии значительно различаются (Silvia and Kaufman, 2010), существует определенная степень согласия в отношении того, что креативность подразумевает два качества: новизну и полезность (например, Feist, 1998; Plucker et al. ., 2004). Мы считаем полезным явным образом концептуализировать творчество как оценку новизны и полезности, которая может быть применена к любому из множества объектов, особенно к идеям и конечным продуктам.В зависимости от целей исследования, эта оценка может быть сделана самим создателем, привратниками в рамках области, аудиторией или посредством различных других операций, доступных исследователю. Мы отмечаем, что исследователи часто имеют в виду идеи или продукты как конечные объекты оценки творчества, даже когда термин «творческий» предшествует другим существительным (например, творческая деятельность (Simonton, 2000), творческие идеи (Csikszentmihalyi and Sawyer, 1995), творческие личности (Feist, 2010), творческие состояния (Jamison, 1989) или творческие процессы (Kris, 1952)).

Хотя термины «вдохновение» и «творчество» иногда использовались как синонимы (например, Schuler, 1994; Chamorro-Premuzic, 2006), наши концептуальные представления о вдохновении и творчестве содержат четкое разграничение. Креативность — это оценка новизны и полезности, которая может применяться (в различной степени) к контенту на любом этапе творческого процесса, от оригинальной идеи до готового продукта. Напротив, вдохновение — это состояние мотивации. Мы полагаем, что вдохновение часто возникает, когда создатель оценивает свою идею как творческую, и предполагается, что оно мотивирует актуализацию идеи в форме продукта, который также оценивается (его создателем и, возможно, другими) как творческий.Мы обсуждаем эмпирическую поддержку этих предложений ниже.

Вдохновение и понимание

Смешение вдохновения с пониманием является обычным явлением в повседневной речи. Человек может воскликнуть: «У меня было вдохновение», где «вдохновение» относится к самой идее, а не к мотивационной реакции. В научном контексте термин «понимание» используется для описания процесса, с помощью которого решатель проблемы внезапно переходит из состояния незнания, как решить проблему, к состоянию знания, как ее решить (Mayer, 1992).В контексте творчества прозрение также концептуализировалось как когнитивное содержание, которое внезапно проникает в сознание; «ага!» момент (Csikszentmihalyi and Sawyer, 1995). Независимо от его точного использования, понимание можно отличить от вдохновения с точки зрения его теоретической функции. В то время как исследование инсайта — это попытка объяснить когнитивные механизмы, такие как реструктуризация (Ohlsson, 1984), с помощью которых идеи проникают в осознание, исследование вдохновения — это попытка объяснить мотивационную реакцию, которая часто (но не всегда) следует за творческой проницательностью (см. и другие., 2010b).

Если бы вдохновение всегда следовало из озарения, то, возможно, конструкция вдохновения была бы излишней. Однако вдохновение не всегда следует. Thrash et al. (2010b) обнаружили, что творческое мышление имеет тенденцию приводить к вдохновению, но этот эффект смягчается темпераментом индивидуального подхода (т. Е. Чувствительностью к вознаграждению; Elliot and Thrash, 2010). Люди с сильным темпераментом подхода склонны вдохновляться творчеством в ответ на творческое понимание, тогда как люди со слабым темпераментом подхода сообщают, что им не хватает вдохновения, несмотря на их проницательность.Таким образом, вдохновение имеет важное значение для поведенческой передачи творческого понимания творческого продукта.

Недавняя работа по феноменологии инсайта дает намек на то, как инсайт может привести к вдохновению. Было обнаружено, что резкие изменения в беглости обработки во время инсайта наделяют человека повышенным уровнем положительного аффекта (ПА) и воспринимаемой правдой в отношении своего решения (Topolinski and Reber, 2010). Учитывая, что ПА участвует как в переживании озарения «ага», так и в вдохновении, это может способствовать плавному переходу от озарения к вдохновению.Более того, восприятие своего решения как истинного, как следствие проницательности, может укрепить вдохновенную мотивацию. Однако, как мы уже отмечали, понимание может происходить без вдохновения. Факторы предрасположенности человека (например, низкий темперамент подхода) и ситуационные факторы (например, контексты, в которых возможности для передачи недоступны) могут препятствовать вдохновению. Точно так же вдохновение может происходить вне контекста решения проблемы и без дискретного и внезапного озарения.

Вдохновение и положительное влияние

Активированный ПА, форма приятного аффекта с высоким возбуждением, является самым сильным из известных коррелятов вдохновения (Thrash and Elliot, 2003).Действительно, термин «вдохновленный» появляется в показателе активированного PA PANAS (Watson et al., 1988). Поскольку активированный PA часто присутствует во время состояний мотивации приближения (Watson et al., 1999), он особенно напоминает вдохновленный компонентный процесс от до .

Хотя вдохновение и активированная PA в некоторой степени эмпирически и концептуально перекрываются, значительные доказательства подтверждают их дискриминантную валидность. Во-первых, вдохновение и активированная PA факториально различаются (Thrash and Elliot, 2003).Во-вторых, в соответствии с трехсторонней концептуализацией вдохновения, переживания вдохновения включают более высокие уровни трансценденции и более низкие уровни волевого контроля и приписывания личной ответственности (что указывает на «пробуждение») по сравнению с переживаниями активированной ПА (Thrash and Elliot, 2004). В-третьих, вдох и активированная ЛА имеют разные проксимальные и дистальные предшественники (Thrash and Elliot, 2004). Активированный ПА запускается проксимально значимостью вознаграждения (внешние сигналы и восприятие того, что желаемое достижимо) и дистально — темпераментом подхода.Напротив, вдохновение запускается непосредственно переживанием озарения, а дистально — открытостью опыту. Наконец, вдохновение и активированная PA по-разному распределяются по дням недели; по пятницам, например, активированная PA находится на пике, а вдохновение — на пике (Thrash, 2007).

Вдохновение, вдохновение и творчество

Возможно, самым пагубным препятствием для исследования вдохновения было давнее убеждение, что именно пот, а не вдохновение, имеет решающее значение для творческого результата.Томас Эдисон, касаясь своей работы, однажды заметил, что «все сводится к одному проценту вдохновения и девяносто девяти процентам потоотделения» (Edison, 1903). Этот комментарий иногда предлагается в поддержку идеи о том, что усилия важны для творчества, а вдохновение, для сравнения, неважно (например, Martindale, 1989, 2001; Sawyer, 2006). Продолжая эту линию рассуждений, Ферман и Петерик (1980) предложили объяснение того, почему вдохновение, тем не менее, сохраняется как народное объяснение творчества: когда люди знакомятся с творческими работами, они неверно приписывают усилия создателей вдохновению, не зная, сколько усилий потребовалось для этого. произвести работу.Похоже, что подобные рассуждения исключают внимание к законной роли вдохновения в творческом процессе.

Эмпирические данные, относящиеся к вдохновению, потоотделению и творчеству, теперь доступны для рассмотрения. Ряд исследований показывает, что вдохновение — надежный предиктор творчества. На уровне между людьми (т. Е. На уровне черт) вдохновение и творческая самооценка положительно коррелируют, и вдохновение предсказывает продольное увеличение творческой самооценки (Thrash and Elliot, 2003).Вдохновляющие черты также предсказывают объективные показатели творческого результата. В выборке патентовладельцев США частота вдохновения позволяет предсказать количество патентов (Thrash and Elliot, 2003). Вдохновение также предсказывает творчество на уровне человека, так что вдохновение и самооценка творчества колеблются вместе в течение нескольких дней (Thrash and Elliot, 2003).

В трех исследованиях различных типов письма (поэзия, наука и художественная литература) самооценка состояния вдохновения в процессе написания однозначно предсказывала креативность конечного продукта, по оценке экспертов с использованием CAT (Thrash et al., 2010b). Эти результаты подтвердились, когда контролировались различные ковариаты (например, открытость опыту, усилие, активированная ПА, трепет). Наконец, было показано, что вдохновение является посредником между творчеством оригинальных идей и творчеством конечных продуктов в соответствии с предполагаемой функцией передачи вдохновения (Thrash et al., 2010b). Ковариаты вдохновения (усилие, активированная ПА, трепет) не смогли опосредовать передачу, что указывает на то, что функция передачи уникальна для вдохновения.

Установив связь между вдохновением и творчеством, мы теперь рассмотрим роль «пота» в творческом процессе. Примечательно, что Thrash et al. (2010b) задокументировали положительную, а не отрицательную связь между вдохновением и усилием, указывая на то, что эти конструкции не являются взаимоисключающими, как может подразумевать цитата Эдисона. Предположение о том, что наличие усилия указывает на низкий уровень вдохновения, дополнительно подвергается сомнению из-за положительной связи между вдохновением и компонентом потребности в достижении работы-мастерства (Thrash and Elliot, 2003).Оба этих вывода были задокументированы на двух статистически независимых уровнях анализа (между людьми, внутри людей).

Безусловно, усилия важны для творческого процесса, но их роль отличается от роли вдохновения. В то время как вдохновение писателей предсказывает креативность продукта, усилия писателей предсказывают технические достоинства продукта (Thrash et al., 2010b). Таким образом, вдохновение и усилия являются уникальными предикторами различных аспектов качества продукции. Более того, данные снимка экрана указывают на то, что вдохновение участвует в автоматических / генеративных аспектах процесса написания (например,g. вдохновленные писатели производят больше слов и сохраняют больше своих оригинальных наборов текста), тогда как усилия связаны с контролируемым саморегулированием (например, писатели, которые прилагают усилия, удаляют больше слов и больше делают паузу, чтобы подумать; Thrash et al., 2010b). Короче говоря, вдохновение и «пот» не исключают друг друга и качественно по-разному способствуют творческому процессу и продукту.

Остается вопрос, правильно ли аудитория делает вывод о наличии вдохновения. Гипотеза неправильной атрибуции утверждает, что творческий потенциал продукта определяется усилиями создателя, но аудитория ошибочно приписывает это творчество вдохновению создателя.Альтернативой этой модели является возможность того, что аудитория правильно делает вывод о вдохновении (Bowra, 1977). Thrash et al. (2010b) проверили эти конкурирующие гипотезы. Было обнаружено, что читатели правильно приписывают творчество писательскому вдохновению; Точно так же они правильно приписывали усилия писателей с технической точки зрения. Эти результаты, помимо предоставления первых эмпирических доказательств того, что читатели могут делать достоверные выводы о мотивационных состояниях писателей, указывают на то, что народные представления о важности вдохновения подтверждаются эмпирическими данными.

Психологическая наука о вдохновении, а также ее связь с творчеством в настоящее время хорошо известна. Вдохновение было концептуализировано путем интеграции использований в различных литературных источниках, реализовано с использованием хорошо проверенных критериев, выделено из связанных конструкций и связано с творчеством в различных популяциях, контекстах и ​​уровнях анализа. Предыдущие работы обеспечивают прочную основу, на которой могут покоиться исследования в области нейробиологии вдохновения.

Вдохновение в лаборатории неврологии

Во многих отношениях проблемы, связанные с изучением творческого вдохновения, одинаковы независимо от того, подходит ли человек к этой теме как нейробиолог, психолог и т. Д.Следовательно, предыдущие общие проблемы и решения также имеют особое значение в контексте нейробиологии. Тем не менее, мы подтверждаем важность внимательного отношения к построению определения, потому что термин «вдохновение» иногда использовался в литературе по нейробиологии для обозначения конструкций, которые сильно отличаются от конструкции вдохновения, которую мы обсуждали. Например, в своих классических ЭЭГ-исследованиях творческого процесса Мартиндейл и Хазенфус (1978) использовали термины вдохновение и разработка для обозначения стадий, которые предшествуют и следуют, соответственно, творческому постижению (см. Крис, 1952, прецедент для такого понимания). использование в психоанализе).Вдохновение, как мы его определили, то есть как сознательное мотивационное состояние, а не стадия, с большей вероятностью произойдет на стадии разработки Мартиндейла и Хазенфуса, чем на стадии вдохновения. Теперь мы переходим к проблемам, которые особенно актуальны в контексте нейробиологии.

Одним из препятствий при изучении вдохновения в лаборатории является невозможность прямого манипулирования посредством воздействия экзогенных элиситоров. Если кто-то стремится вызвать вдохновение с помощью какого-либо «вдохновляющего» стимула, то управляемый элиситор является независимой переменной, а вдохновение — зависимой переменной.Таким образом, необходимо проявлять осторожность в отношении причинно-следственного вывода, несмотря на использование экспериментального метода (Thrash et al., 2010a). Хотя вдохновением нельзя напрямую манипулировать посредством воздействия экзогенных стимулов, исследователь может обосновать причинно-следственную связь, используя манипуляции с элиситорами в сочетании со статистическим контролем и кросс-лаговым анализом, как продемонстрировали Thrash et al. (2010a). Отметим, что эти проблемы не уникальны для изучения вдохновения. Эмоции, озарение и многие другие конструкции ускользают от строгого экспериментального контроля; в лучшем случае их можно «вызвать», а не «манипулировать».

Связанная с этим проблема заключается в том, что может быть трудно запечатлеть подлинные или интенсивные переживания вдохновения в лабораторных условиях, учитывая, что вдохновение неуловимо для определенных людей или при определенных обстоятельствах. Одно из решений может заключаться в том, чтобы, по сути, снизить порог того, что составляет эпизод вдохновения. Трэш и Эллиот (2004), например, изучали «ежедневное вдохновение», используя методы выборки опыта, и мы предлагаем, чтобы такая толерантность к менее интенсивным проявлениям вдохновения могла быть распространена на лабораторное исследование.Во многом творчество — это не то же самое, что гений (Bruner, 1962), но вдохновение — это вопрос степени, и умеренный уровень может быть достигнут даже в некоторых парадигмах инвазивной нейробиологии.

Третья проблема — необходимость повторяемых испытаний и временной привязки. Для методов визуализации мозга (например, фМРТ, ЭЭГ, МЭГ) требуются конструкции, в которых рассматриваемое психическое событие может быть (а) временно изолировано, чтобы записанные данные и психическое событие могли быть привязаны по времени к вызывающему стимулу и (б) многократно вызывается во время сеанса записи, чтобы улучшить отношение сигнал / шум (Dickter and Kieffaber, 2013).Одним из возможных способов удовлетворения этих требований является использование самоотчета участника (с указанием начала вдохновения) в качестве события с привязкой ко времени. Предположим, например, что участники придумывают подписи для каждой серии фотографий (часто повторяемое действие) и сообщают об уровнях вдохновения в момент получения идеи для каждой подписи. Боуден и Юнг-Биман (2007) использовали метод, похожий на этот, чтобы идентифицировать процессы, которые позволяют отличать решения, включающие опыт инсайта, от тех, которые этого не делают.Однако мы предупреждаем, что вдохновение обычно длится дольше во времени, чем понимание (особенно, когда для реализации идеи требуется значительная активность), и, следовательно, методы, которые фиксируют последующую изменчивость вдохновения во времени, а не только уровень вдохновения в данный момент. понимания — будет особенно ценным.

Одним из таких методов регистрации изменчивости вдохновения во времени, одновременно уменьшая нагрузку на многократное получение вдохновения, является запись электрической активности мозга с использованием неинвазивной техники (например, ЭЭГ) во время творческого процесса.Например, если исследователи записывают данные захвата экрана в процессе записи, как в Thrash et al. (2010b), они могут впоследствии воспроизводить запись для участников и собирать непрерывные измерения припоминаемого вдохновения во время творческого процесса (например, используя диск или ползунок устройства ввода). Эти приливы и отливы вдохновения могут быть связаны с изменчивостью нервных процессов.

Трудности, связанные с поиском вдохновения для его изучения на личном уровне, также можно решить, просто сосредоточив внимание на людях, которые могут быть вдохновлены (т.е., те, у кого много вдохновения). Выявление можно полностью обойти, исследуя структурные различия мозга между группами, которые, как известно, имеют высокий или низкий уровень вдохновения. Используя ИС, можно разделить группы на «более вдохновленные» и «менее вдохновленные». Кроме того, поскольку люди с более высоким уровнем вдохновения склонны демонстрировать более высокий уровень открытости и экстраверсии, можно ожидать, например, снижения латентного торможения и повышения активности в дофаминовых проекциях вентральной тегментальной области (Ashby et al., 1999; Депуэ и Коллинз, 1999; Peterson et al., 2002) для этих людей. Таким образом, номологическая сеть вдохновения может служить информативной отправной точкой для неврологического анализа между людьми.

Далее мы рассмотрим вопрос о том, где искать нервную систему. Хотя в настоящее время не существует нейробиологии конструкции вдохновения как таковой , литература по связанным конструкциям может предложить нам некоторые подсказки.

Проницательность относится к вдохновению в рамках трехсторонней концептуализации с точки зрения как вызова, так и трансценденции, а также в рамках модели компонентных процессов как начального события, которое часто приводит к вдохновению .Во время «Ага!» моменты, выходит за пределы ментальной установки и переживает концептуальное расширение (Abraham et al., 2012), и этот опыт кажется автоматическим и неожиданным; он чувствует, что вызвал (Bowden et al., 2005). Следовательно, определенные нейронные компоненты, участвующие в переживаниях озарения, могут присутствовать в начале эпизода вдохновения. Однако, учитывая, что литература о нейронных коррелятах инсайта сложна и что нейронные процессы являются предметом споров (Dietrich and Kanso, 2010), мы предостерегаем не слишком полагаться на какие-либо выводы при руководящей работе по вдохновению.

Поскольку вдохновение включает в себя не только трансцендентность и пробуждение, но и мотивацию подхода, мы можем также обратиться к литературе по нейробиологии, посвященной состояниям мотивации подхода (Elliot, 2008). Существует растущая литература о мотивации подхода и аффекте аппетита, с уделением внимания лежащим в основе нейронным схемам (например, Bradley et al., 2001; Aron et al., 2005; Junghöfer et al., 2010), подкорковым системам вознаграждения (например, Rosenkranz и Grace, 2002; Wise, 2004; Alcaro et al., 2007), нейротрансмиттеры (e.г., Bassareo et al., 2002; Hoebel et al., 2008) и нейрогормоны (например, Frye and Lacey, 2001; Frye, Seliga, 2003; Frye, 2007). Находки в этой области могут предложить нейронную основу вдохновленного процесса .

Хотя неврологические находки, касающиеся определенных аспектов конструкции вдохновения, могут дать ключ к разгадке, одни только нейронные компоненты этих частей вряд ли расскажут всю историю. В конце концов, мы уже утверждали выше, что вдохновение — это не то же самое, что озарение или активированная PA, и это не сумма этих частей.Например, человек может находиться в мотивационном состоянии аппетита в то же время, когда он или она получает творческое понимание, но он или она не будут вдохновлены, если состояние аппетита отражает ожидание еды, а не воплощение идеи. . Вызывающий объект, в данном случае инсайт, не имеет значимого отношения к мотивационному объекту. Критический вопрос для нейробиологии заключается в том, как процессы, связанные с генерацией творческих идей, задействуют аппетитные мотивационные процессы, так что люди реагируют на творческие идеи не с безразличием, а с чувством принуждения к действию.Как именно перспектива превратить кусок в блюдо зажигает душу, как выразился Моцарт (во вступительной цитате)?

На начальных этапах исследования неврологической основы вдохновения может быть полезно начать с сосредоточения внимания на общем вдохновении, а не на отдельных аспектах или составляющих процессах. Вдохновение как единое понятие можно довольно эффективно измерить с помощью подшкалы интенсивности из 4 пунктов IS (Thrash and Elliot, 2004). При необходимости вдохновение можно оценить с помощью одного пункта из ИС.Такие предметы на удивление эффективны при захвате всей конструкции вдохновения, как мы ее определили (Thrash et al., 2010b).

Заключение

Писатели, художники и другие творцы давно утверждали, что вдохновение — это ключевой мотиватор творчества. За последнее десятилетие ученые проверили эти утверждения и нашли их убедительную поддержку. Научный прогресс потребовал преодоления ряда проблем, включая двусмысленность определений, трудности операционализации, двусмысленность в отношении дискриминантной валидности и скептицизм в отношении важности вдохновения по сравнению с потоотделением.Благодаря разработке интегративной концептуализации, операционализации вдохновения с ИБ, установлению дискриминантной валидности и устранению скептицизма с помощью эмпирических данных, эти проблемы в значительной степени были преодолены. Хотя нейробиолог, желающий изучать вдохновение, сталкивается с дополнительными проблемами, аналогичные проблемы уже преодолены в отношении инсайта и других построений. Мы считаем, что все готово для строгой нейробиологии вдохновения.

Объяснения эпизода вдохновения на уровне мозга можно затем объединить с объяснениями на других уровнях анализа, чтобы получить более богатое и целостное понимание вдохновения.Это более глубокое понимание поможет определить, как и почему люди иногда чувствуют (или не чувствуют) вынужденными действовать в соответствии со своими творческими идеями. Вдохновение способно вызывать изменения не только для отдельных людей, но и для всего общества. Технологические достижения, лекарства от болезней и решения экологических проблем сначала появляются как многообещающие идеи. Трудно переоценить важность выяснения того, почему, как и для кого творческие идеи и социальные проблемы зажигают душу и вдохновляют на процесс актуализации идеи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Этот материал основан на работе, поддержанной Национальным научным фондом под номером гранта SBE-0830366, Политика в области науки и инноваций.

Сноски

  1. В этих случаях социальная желательность оценивалась с использованием шкалы социальной желательности Марлоу-Крауна (Crowne and Marlow, 1960) или шкалы обмана Паулюса (Paulhus, 1998).
  2. Мы отмечаем, что метод консенсусной оценки также использовался для оценки творческих способностей идей (например, Faure, 2004). Здесь мы конкретно говорим об использовании этого метода при оценке креативности продуктов.
  3. Язык пунктов и вариантов ответов Шкалы вдохновения (IS) устраняет эту проблему, четко используя термин «вдохновение» для обозначения состояния, а не познания или идеи.
  4. Авторы эмпирически протестировали модель передачи , которая указывает, что вдохновение опосредует связь между творчеством исходной идеи и креативностью продукта.Две альтернативные теоретические модели, модель эпифеномена и модель самовосприятия , которые предполагают, что креативность идеи влияет как на вдохновение, так и на креативность продукта, или что креативность идеи влияет на креативность продукта, что, в свою очередь, влияет на отчеты о вдохновении, соответственно, также были протестированы с использованием моделирования структурных уравнений. Авторы нашли поддержку модели передачи вдохновения над моделями эпифеномена и самовосприятия.

Список литературы

Abraham, A., Pieritz, K., Thybusch, K., Rutter, B., Kröger, S., Schweckendiek, J., et al. (2012). Креативность и мозг: обнаружение нейронных сигнатур концептуального расширения. Neuropsychologia 50, 1906–1917. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2012.04.015

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Алькаро А., Хубер Р. и Панксепп Дж. (2007). Поведенческие функции мезолимбической дофаминергической системы: аффективная нейроэтологическая перспектива. Brain Res. Ред. 56, 283–321. DOI: 10.1016 / j.brainresrev.2007.07.014

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Амабиле, Т. М. (1996). Творчество в контексте. Боулдер, Колорадо: Westview Press.

Амабиле, Т. М. (1982). Социальная психология творчества: методика консенсуальной оценки. J. Pers. Soc. Psychol. 43, 97–1013.

Арон, А., Фишер, Х., Машек, Д. Дж., Стронг, Г., Ли, Х., и Браун, Л.Л. (2005). Системы вознаграждения, мотивации и эмоций, связанные с интенсивной романтической любовью на ранней стадии. J. Neurophysiol. 94, 327–337. DOI: 10.1152 / jn.00838.2004

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Эшби, Г. Ф., Айзен, А. М., и Тюркен, А. У. (1999). Нейропсихологическая теория положительного аффекта и его влияние на познание. Psychol. Rev. 106, 529–550. DOI: 10.1037 // 0033-295x.106.3.529

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Баас, М., Роскес, М., Слигте, Д., Нейстад, Б.А., и Де Дреу, К.К. (2013). Личность и творчество: двойной путь к модели творчества и исследовательская повестка. Soc. Личное. Psychol. Компас 7, 732–748. DOI: 10.1111 / spc3.1206

CrossRef Полный текст

Баер, Дж., И МакКул, С. (2009). «Оценка творческих способностей с использованием согласованной оценки», в Справочнике по технологиям, методам и приложениям оценивания в высшем образовании , , под редакцией К. Шрайнера (Херши, Пенсильвания: IGI Global), 65–77.

Баер Дж., Кауфман Дж. К. и Джентиле К. А. (2004). Распространение консенсуальной техники оценки на непараллельные творческие продукты. Creat. Res. J. 16, 113–117. DOI: 10.1207 / s15326934crj1601_11

CrossRef Полный текст

Бассарео В., Де Лука М. А. и Ди Кьяра Г. (2002). Дифференциальное выражение свойств мотивационного стимула дофамином в оболочке прилежащего ядра по сравнению с ядром и префронтальной корой. J. Neurosci. 22, 4709–4719.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Баумейстер, Р. Ф., Масикампо, Э. Дж. (2010). Сознательное мышление предназначено для облегчения социальных и культурных взаимодействий: как ментальные симуляции служат интерфейсу между животными и культурой. Psychol. Ред. 117, 945–971. DOI: 10.1037 / a0019393

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Боура, К. М. (1977). Вдохновение и поэзия. Лондон, Англия: Издания Норвуд.

Брэдли, М.М., Кодиспоти, М., Катберт, Б. Н., и Ланг, П. Дж. (2001). Эмоции и мотивация I: защитные и аппетитные реакции при обработке изображений. Emotion 1, 276–298. DOI: 10.1037 // 1528-3542.1.3.276

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Брунер, Дж. С. (1962). «Условия творчества», в книге Contemporary Approaches to Creative Thinking: A Symposium Held in the University of Colorado , ред. Х. Э. Грубер, Дж. Террелл и М. Вертхаймер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Atherton Press), 1–30.

Чаморро-Премузич, Т. (2006). Креативность или добросовестность: что лучше предсказать успеваемость учащихся? Прил. Cogn. Psychol. 20, 521–531. DOI: 10.1002 / acp.1196

CrossRef Полный текст

Csikszentmihalyi, M., and Sawyer, K. (1995). «Творческое понимание: социальное измерение уединенного момента», в The Nature of Insight , ред. Р. Дж. Стенберг и Дж. Э. Дэвидсон (Кембридж, Массачусетс, Массачусетс, США), 329–363.

Депуэ, Р.А. и Коллинз П. Ф. (1999). Нейробиология структуры личности: дофамин, стимулирование побудительной мотивации и экстраверсия. Behav. Brain Sci. 22, 491–517; обсуждение 518–569. DOI: 10,1017 / s0140525x9

46

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Диктер, К. Л., и Киффабер, П. К. (2013). Методы ЭЭГ для психологических наук. Лондон: Sage Publications, Ltd.

Эдисон, Т. (1903). Устное заявление. Harper’s Monthly , сентябрь 1932 г.

Эллиот, А. Дж. (Ред.) (2008). Справочник по подходу и избеганию мотивации. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис.

Фор, К. (2004). Помимо мозгового штурма: влияние различных групповых процедур на выбор идей и удовлетворенность процессом. J. Creat. Behav. 38, 13–34. DOI: 10.1002 / j.2162-6057.2004.tb01229.x

CrossRef Полный текст

Ферман, К., Петерик, К.(1980). Поэтическое творчество: вдохновение или ремесло. Миннеаполис, Миннесота: Университет Миннесоты Press.

Файст, Г. Дж. (2010). «Функция личности в творчестве», в Кембриджский справочник по творчеству , ред. Дж. К. Кауфман и Р. Дж. Стернберг (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 113–130.

Финке Р. А., Уорд Т. Б. и Смит С. М. (1992). Творческое познание: теория, исследования и приложения. Кембридж, Массачусетс: MIT press.

Фрай, К.А. (2007). Прогестины влияют на мотивацию, вознаграждение, кондиционирование, стресс и / или реакцию на злоупотребление наркотиками. Pharmacol. Biochem. Behav. 86, 209–219. DOI: 10.1016 / j.pbb.2006.07.033

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Фрай, К. А., и Лейси, Э. Х. (2001). Улучшение когнитивных функций после тренировки андрогенами временно отличается от повышения андрогенов в аффективном поведении. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 1, 172–182.DOI: 10.3758 / cabn.1.2.172

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Фрай, К. А., Селига, А. М. (2003). Эффекты оланзапина по уменьшению страха и беспокойства и усилению социального взаимодействия совпадают с повышением концентрации прогестина у крыс, подвергшихся овариэктомии. Психонейроэндокринология 28, 657–673. DOI: 10.1016 / S0306-4530 (02) 00049-5

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хардинг Р. Э. М. (1948). Анатомия вдохновения: и очерк творческого настроения. Кембридж: У. Хеффер и сыновья.

Хобель, Б.Г., Авена, Н.М., и Рада, П. (2008). «Прилежащая дофамин-ацетилхолиновая система для приближения и избегания», в Справочник по подходу и мотивации избегания , изд. А. Дж. Эллиот (Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис), 89–107.

Джеймисон, К. Р. (1989). Расстройства настроения и образцы творчества у британских писателей и художников. Психиатрия 52, 125–134.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Юнгхёфер М., Кисслер Дж., Шупп Х. Т., Путше К., Эллинг Л. и Добель К. (2010). Быстрая нейронная подпись мотивированного внимания к потребительским товарам разделяет мужчин и женщин. Фронт. Гм. Neurosci. 4: 179. DOI: 10.3389 / fnhum.2010.00179

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Кестлер А. (1964). Акт творения. Кембридж, Англия: MIT Press.

Крис, Э.(1952). Психоаналитические исследования в искусстве. Оксфорд, Англия: Издательство международных университетов.

Мартиндейл, К. (1989). «Личность, ситуация и творчество», в Справочнике по творчеству , ред. Дж. А. Гловер, Р. Р. Роннинг и К. Р. Рейнольдс (Нью-Йорк: Пленум), 211–228.

Мартиндейл, К. (1990). Заводная муза: предсказуемость художественных изменений. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Мартиндейл К. и Хазенфус Н. (1978).Различия ЭЭГ как функция творчества, стадии творческого процесса и стремления к оригинальности. Biol. Psychol. 6, 157–167. DOI: 10.1016 / 0301-0511 (78)

-2

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Майер Р. Э. (1992). Мышление, решение проблем, познание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: WH Freeman / Times Books / Henry Holt and Co.

Олссон, С. (1984). Новый взгляд на реструктуризацию: II. Теория обработки информации реструктуризации и понимания. Сканд. J. Psychol. 25, 117–129. DOI: 10.1111 / j.1467-9450.1984.tb01005.x

CrossRef Полный текст

Паулхус, Д. Л. (1998). Весы для обмана Паулюса (PDS): Сбалансированный перечень желаемых ответов-7: Руководство пользователя. Норт-Йорк, Огайо: Multi-Health Systems, Incorporated.

Петерсон, Дж. Б., Смит, К. В., и Карсон, С. (2002). Открытость и экстраверсия связаны со снижением скрытого торможения: репликации и комментариев. чел.Индивидуальный. Dif. 33, 1137–1147. DOI: 10.1016 / s0191-8869 (02) 00004-1

CrossRef Полный текст

Плюккер, Дж. А., Бегетто, Р. А., и Доу, Г. Т. (2004). Почему для психологов-педагогов творчество не важнее? Возможности, подводные камни и будущие направления в исследовании творчества. Educ. Psychol. 39, 83–96. DOI: 10.1207 / s15326985ep3902_1

CrossRef Полный текст

Плюккер, Дж. А., и Макел, М. К. (2010). «Оценка творческих способностей», в Кембриджский справочник по творчеству , ред. Дж.К. Кауфман и Р. Дж. Стернберг (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 48–73.

Ротенберг А. (1979). Новые богини: творческий процесс в искусстве, науке и других областях. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Сойер, Р. К. (2006). Объясняя творчество: наука о человеческих инновациях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Оксфорд.

Шулер, Х. (1994). «Общение, а не вдохновение и пот? О требованиях к производительности в высококвалифицированных профессиях », в Компетенция и ответственность , (Vol.2), ред. К. А. Хеллер и Э. А. Хани (Ашленд, Огайо: Хогрефе и Хубер), 112–116.

Сильвия П. Дж. И Кауфман Дж. К. (2010). «Творчество и психические заболевания», в Кембриджский справочник по творчеству , ред. Дж. К. Кауфман и Р. Дж. Стернберг (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 381–394.

Саймонтон, Д. К. (2003). Научное творчество как ограниченное стохастическое поведение: интеграция перспектив продукта, человека и процесса. Psychol. Бык. 129, 475–494.DOI: 10.1037 / 0033-2909.129.4.475

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Стернберг, Р. Дж., И Дэвидсон, Дж. Э. (1995). Природа прозрения. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Трэш, Т. М. (2007). «Дифференциация распределения вдохновения и положительного влияния по дням недели: применение логистического многоуровневого моделирования», в Справочнике по методам позитивной психологии , ред. А. Д. Онг и М. Ван Дулмен (Нью-Йорк: Oxford University Press) , 515–529.

Трэш, Т. М., и Эллиот, А. Дж. (2004). Вдохновение: основные характеристики, составляющие процессы, предшественники и функции. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 957–973. DOI: 10.1037 / 0022-3514.87.6.957

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Трэш, Т. М., Эллиот, А. Дж., Марускин, Л. А., и Кэссиди, С. Е. (2010a). Вдохновение и содействие благополучию: тесты на причинность и посредничество. J. Pers. Soc. Psychol. 98, 488–506.DOI: 10.1037 / a0017906

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Трэш, Т. М., Марускин, Л. А., Кэссиди, С. Е., Фрайер, Дж. У. и Райан, Р. М. (2010b). Посредничество между музой и массами: вдохновение и актуализация творческих идей. J. Pers. Soc. Psychol. 98, 469–487. DOI: 10.1037 / a0017907

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Topolinski, S., и Reber, R. (2010). Получение понимания опыта «Ага». Curr. Реж. Psychol. Sci. 19, 402–405. DOI: 10.1177 / 0963721410388803

CrossRef Полный текст

Уотсон Д., Кларк Л. А. и Теллеген А. (1988). Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия: шкалы PANAS. J. Pers. Soc. Psychol. 54, 1063–1070. DOI: 10.1037 / 0022-3514.54.6.1063

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж. И Теллеген А.(1999). Две общие системы активации аффекта: структурные данные, эволюционные соображения и психобиологические данные. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 820–838. DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.5.820

CrossRef Полный текст

Важность вдохновения и четыре совета, как его найти

Томас Эдисон однажды сказал: «Гений — это одна часть вдохновения и девяносто девять процентов пота». И хотя нельзя сбрасывать со счетов огромную ценность последнего, первое — это то, что приводит в движение колеса.Вот несколько примеров вдохновения и советы по поиску собственного вдохновения.

Что такое вдохновение?

«Вдохновение — широко используемое, одомашненное, аморфное и светское слово для обозначения того, что на самом деле является революционным, контркультурным и духовным феноменом. Но что такое вдохновение? О чем мы говорим, когда используем этот термин? » — спрашивает обозреватель New York Times Дэвид Брукс в недавней статье на эту тему.

Далее он устанавливает некоторые основные характеристики вдохновения.Во-первых, правила обычной логики здесь не действуют. Напротив, Брукс пишет: «[Мгновения вдохновения] кажутся трансцендентными, неконтролируемыми и непреодолимыми. Когда человек вдохновлен, время исчезает или меняет свой темп. Чувства усиливаются. Могут быть мурашки по коже или дрожь по спине, или чувство страха перед какой-то красотой ».

Вдохновение тоже по своей сути активно, — продолжает Брукс. «Возникает волнующее чувство возвышения, прилив энергии, осознание расширенных возможностей.Человек, охваченный вдохновением, получил, как по волшебству, какое-то новое восприятие, некоторое целостное понимание, а также чувство, что она способна на большее, чем она думала », — настаивает он.

Другие аспекты вдохновения, по мнению Брукса? Этим не движет личный интерес, это не заработано, это вне нашего контроля, такое «не случается с автономными людьми», оно непостоянно и непостоянно.

Брукс заключает: «Самое главное, для вдохновения требуется определенная поза, которую люди чувствуют, когда они боятся чего-то большого и загадочного.Они одновременно смиренны и самоуверенны, сдаются и при этом сильны. Когда люди воодушевлены, они готовы рискнуть ради чего-то по-настоящему великого. Они достаточно храбры, чтобы принять резкую жестокость правды и попытаться выразить ее как-то по-новому ».

Тем временем психологи Тодд М. Трэш и Эндрю Дж. Эллиот деконструируют вдохновение на три основные части: пробуждение, трансцендентность и мотивацию подхода.

Учитывая «двусмысленность определений», связанную с улавливанием истинной сущности вдохновения, возможно, лучший способ выразить это так: «Вы узнаете это, когда почувствуете это.”

Императив вдохновения

Все это вызывает вопросы: если вдохновение составляет только один процент оптимального результата, то почему оно так важно как в школе, так и на работе?

утверждает, что Скотт Барри Кауфман в Harvard Business Review: «Вдохновение пробуждает в нас новые возможности, позволяя нам выйти за пределы нашего обычного опыта и ограничений. Вдохновение продвигает человека от апатии к возможностям и меняет то, как мы воспринимаем наши собственные возможности.”

Без вдохновения все мы день за днем ​​сталкивались бы с одними и теми же проблемами. Вдохновение дает нам как средства, так и мотивацию, чтобы подняться выше, проявить творческий подход, приблизиться к нашим целям, учиться у других и добиваться большего благополучия.

4 совета для поиска вдохновения

Любой, кто хоть раз пытался вызвать вдохновение, знает, что легче сказать, чем сделать. Но это не значит, что вам нужно сидеть сложа руки и ждать, пока он нанесет удар.Кристи Хеджес, эксперт по лидерским коммуникациям для HBR, пишет: «К счастью, вдохновение — это не статичное состояние ума, а процесс, который мы можем развивать. Хотя мы не можем заставить себя вдохновляться, мы можем создать среду, способствующую вдохновению ».

Другими словами, хотя, возможно, мы не сможем призывать вдохновение и ожидать, что оно придет, мы можем предпринять шаги, чтобы открыть дверь для вдохновения, как говорит Хеджес:

1. Сделайте ход.

Ожидание вдохновения для удара может привести к ожиданию.Чувствовать себя застрявшим — это нормально, но это также непродуктивно. Хеджес говорит: «Но бездействие — ваш враг в этих усилиях. Вдохновение не приходит просто так, когда мы за своим столом возвращаем электронные письма. Не ждите, пока вспыхнет озарение, прежде чем вносить какие-либо изменения. Область когнитивно-поведенческой терапии показывает, что наше поведение влияет на то, как мы думаем и чувствуем. Когда мы делаем разные вещи, мы испытываем разные чувства ».

Возможно, Джек Лондон лучше всего выразился, посоветовав: «Не бездельничайте и не приглашайте вдохновения; осветите его дубинкой, и если вы не получите его, вы все равно получите что-то очень похожее на это.”

2. Оставайтесь в режиме обучения.

То, что вы приобрели опыт в определенной области, не означает, что вы усвоили все, что могли. Фактически, такой образ мышления может привести к так называемому «заслуженному догматизму» и ограниченности взглядов. Вместо этого посвятите себя непрерывному обучению, разработав «распорядок вдохновения».

предлагает Hedges: «Есть много способов получить [свежий опыт] — записаться в класс, почитать книгу, посетить профессиональные собрания, отправиться в путешествие.Лучше всего выбрать тот, который вам подходит, а затем структурировать свое время, чтобы интегрировать эти действия в свой распорядок дня. Вы можете совершить поездку раз в шесть месяцев или тратить несколько часов каждую пятницу утром на чтение статей и книг или поставить цель каждый квартал встречаться с тремя новыми людьми в вашей области. Билл Гейтс был известен тем, что дважды в год проводил неделю для размышлений, проводя целые недели вдали от офиса, читая и составляя карту новых идей. Для большинства профессионалов это невозможно, но если посвятить хотя бы пару часов в неделю деятельности, расширяющей перспективу, это поможет вам оставаться вовлеченным и заинтересованным.”

3. Расширьте свою социальную сеть.

Проводить время с одними и теми же людьми каждый день может быть комфортно, но это также может привести к стагнации. Проводя время с новыми людьми, особенно с теми, кто занимается другой деятельностью, чем вы, вы становитесь ближе к новым идеям и идеям.

4. Ограничьте свой выбор.

Хотя непредвзятость является необходимым атрибутом стремления, слишком большой выбор может обескураживать. Хеджес предлагает: «Мы можем повысить нашу мотивацию, сузив круг возможных вариантов, чтобы упростить их выполнение.Нам нравится знать, что у нас есть план и мы работаем над ним. Если вы застряли в тупике, попробуйте записать все свои варианты и выбрать по порядку три, которые вам больше всего нравятся. Затем выделите время для работы над своим лучшим выбором ».

И последнее, что нужно иметь в виду? Мы все слышали поговорку «практика ведет к совершенству», и развитие вдохновения ничем не отличается: чем чаще вы практикуете вдохновение, тем легче его будет находить.

Мнение | Что такое вдохновение?

Вдохновение нельзя контролировать.Воодушевленные люди потеряли некоторую свободу воли. Они часто чувствуют, что через них что-то работает, какая-то сила более великая, чем они сами. Греки сказали, что это музы. Верующие могут сказать, что это Бог или Святой Дух. Другие могут сказать, что это нечто таинственное, прорывающееся глубоко в бессознательное, новый способ видения.

С автономными людьми не бывает вдохновения. Это прекрасная зараза, которая проходит через людей. Само слово происходит от латинского inspirare , что означает «вдыхать».«Одно вдохновляющее достижение — скажем, космическая программа — имеет тенденцию пробуждать чувство возможности у других — скажем, у маленького мальчика, который мечтает стать астрономом. Затем вдохновленный совершает свои собственные подвиги и вдохновляет других, и так далее.

Вдохновение непостоянно и непоколебимо. Он мощный, но эфемерный, поэтому многие сравнивают его с порывом ветра. А когда его нет, люди жаждут его возвращения.

Поэт Кристиан Виман писал, что вдохновение «навязчиво, трансцендентно, трансформирующе, но также мимолетно и слишком часто аномально.Поэма может сразу же оставить своего создателя еще более захваченным существованием и в значительной степени отчужденным от него, поскольку как акт достижения цели, когда мир, который, казалось, выходил за его границы, снова становится просто миром, может быть очень трудно вообще сохранить хоть какую-то веру в тот первоначальный момент вдохновения. Это воспоминание об этом мгновенном пожаре и искусство, которое возникло из него, могут стать своего рода укором для безжизненной жизни, в которой вы находитесь большую часть времени ».

Самое главное, вдохновение требует определенной позы, той позы, которую люди чувствуют, когда они боятся чего-то большого и загадочного.Они одновременно смиренны и самоуверенны, сдаются и при этом сильны. Когда люди воодушевлены, они готовы рискнуть ради чего-то по-настоящему великого. Они достаточно храбры, чтобы принять суровую жестокость правды и попытаться выразить ее по-новому.

Да, тяжелый труд действительно важен для достижения. Но жизнь еще более загадочна.

Вдохновение для любителей — остальные просто приходят и приступают к работе | Бенек Лисефски

Я никогда не понимал, что индустрия дизайна зацикливается на творческом вдохновении.Если количество статей, написанных об этом, является какой-то мерой, кажется, это одна вещь, о которой все думают. Как часто вы это видите?

  • «10 вдохновляющих тенденций дизайна на 2020 год»
  • «Мое секретное оружие для вдохновения в дизайне»
  • «Как преодолеть творческий барьер»
  • Покажите мне красивые картинки, потому что я понятия не имею, что я делаю и мне нужно что-нибудь модное, чтобы скопировать.

Даже не рассказывай, что стало с такими местами, как Dribbble и Behance.Поверхностное вдохновение в дизайне превратилось в большой бизнес, заменив критику метриками тщеславия, исследование — подражанием.

Хороший дизайн не исходит от божественного вдохновения. Дизайн — это процесс, и лучшие дизайнеры — опытные помощники в этом процессе. Процесс по определению — это серия повторяемых шагов, которые предназначены для достижения результата. Эффективный дизайн и креативность — это не волшебство, это результат правильного процесса.

Так почему же существует такой высокий спрос на внешнее вдохновение? Почему люди до сих пор верят в ложное представление о замученной художнице, которая постоянно ищет свою музу, прежде чем создавать великие вещи?

Просмотр визуальных конфет, безусловно, намного проще , чем совершенствование процесса проектирования, чтобы вы могли многократно совершенствовать свое мастерство.Приятнее полагать, что творческие профессионалы обладают каким-то Богом данным даром художественных способностей или способности решать проблемы. Все, что нам нужно, — это ежедневная доза сока вдохновения, чтобы поддерживать наш творческий талант.

По правде говоря, мы хорошо разбираемся в дизайне, как и все остальные — много тяжелой работы и практики. И мы продолжаем производить хорошие проектные работы, потому что мы разработали отличные процессы, которые приводят к повторяемым и успешным результатам.

Дизайн — это буквально творчество.Хороший процесс проектирования способствует творческому решению проблем, а не ожиданиям, когда они будут исходить от внешних источников.

«Вдохновение для любителей. Остальные просто приходят и приступают к работе. Если вы будете ждать, пока облака разойдутся и молния поразит вас в мозг, вам не придется много работать. Все лучшие идеи рождаются в процессе; они исходят из самой работы ».
— Чак Клоуз

Эта блестящая цитата принадлежит Чаку Клоузу, американскому художнику и фотографу, известному своими масштабными фотореалистичными портретами.

Как дизайнеры, мы знаем, что искусство — или личное самовыражение — имеет место в нашей работе, но большая часть того, что мы делаем, — это решение проблем других людей в рамках их ограничений и в их сроки. Хороший художник иногда может дождаться вдохновения, а профессиональный дизайнер, конечно, не может. Клиент плохо реагирует на пропущенные сроки из-за «отсутствия вдохновения».

Ожидание вдохновения для удара исторически приводило к конфликтам и несчастьям.

Фрэнк Ллойд Райт, революционный современный архитектор, получил высокую оценку за идеи, намного опередившие это время.Тем не менее его личная жизнь была полна потрясений, а его карьера — это американские горки успехов и неудач. Некоторые утверждают, что его резкая личность была результатом разочарования из-за отсутствия повторяемого процесса для создания его гениальных идей. Он находился в противоречии, потому что понимал, что настоящим профессионалом делает умение работать даже без вдохновения.

«Профессионал — это тот, кто делает все возможное, когда ему меньше всего хочется работать».
— Фрэнк Ллойд Райт

Художник Винсент Ван Гог и композитор Людвиг ван Бетховен страдали депрессией и биполярным расстройством.Беспокойство и шизофрения также распространены среди «замученных художников» прошлого.

«Я вложил все свое сердце и душу в свою работу и потерял рассудок в процессе».
— Винсент Ван Гог

Почему эти психические расстройства так распространены среди творческих людей? Неужели попытки заниматься творчеством без повторяющегося процесса приводят к психическому заболеванию или те, кто уже предрасположен к психическим заболеваниям, тяготеют к творческим занятиям?

Только в последнее время ученые начали лучше понимать мозг и психические процессы, которые приводят к творческому мышлению.Они говорят, что «очень мало свидетельств того, что психическое заболевание способствует продуктивности и инновациям», однако исследования показали, что существует доказанная случайная связь между типом мозговой активности, который способствует творчеству, и тем, который склонен к психозу. Подробности читайте в Scientific American.

Связь — это возможность перекрестной обработки различных типов информации и стимулов. И я считаю, что разница между счастливым и замученным творцом заключается в построении процесса, раскрывающего творческий потенциал, когда он вам нужен, а не в поиске его из внешних источников или ожидании удара божественного вдохновения.

Если междисциплинарное мышление является ключом мозга к развитию творческих способностей, то мы можем помочь облегчить творческое решение проблем, распространив это на макроуровень нашего процесса проектирования и людей. Вдохновения не требуется.

  • Снимите шоры и не бойтесь исследовать «за пределами своей полосы». Получите широкую базу общих знаний и опыта, которые дополнят ваши области более глубоких знаний. Т-образный специалист широкого профиля поможет вам установить нестандартные творческие связи в разных дисциплинах, недоступных для узколобого специалиста.
  • Оставайтесь открытыми и приглашайте к сотрудничеству. Прошли времена одинокого гения-дизайнера. Отпустите представление о том, что вы должны «владеть» дизайнерскими идеями. Вместо этого используйте своих заинтересованных лиц и членов команды как продолжение своего ума. Успешные дизайнеры — это просто помощники, чьи процессы генерируют лучшие идеи от всех участников, а затем объединяют их воедино.
  • Задокументируйте свой творческий процесс , чтобы помнить, что работает хорошо, а что нет.После каждого проекта размышляйте о своем опыте и настраивайте этот процесс, чтобы в следующий раз он стал лучше. Только когда вы хорошо знаете свой процесс, вы можете знать, когда его прерывать, потому что каждый проект индивидуален и может потребовать адаптации процесса, отвечающего его уникальным требованиям.
  • Пусть форма следует за функцией. Решите , что вы строите , прежде чем думать о , как он выглядит . Когда вы действительно ищете вдохновение, ищите его с намерением и конкретной целью .Если в процессе проектирования было установлено, что вам нужна мобильная фотогалерея, обратите внимание на визуальное вдохновение галерей, функциональность которых аналогична вашим требованиям. По крайней мере, тогда вы сравниваете яблоки с яблоками.
  • Развивайте творческие способности с помощью медитации или других практик, которые успокаивают ум и помогают перепрограммировать ваш мозг, чтобы лучше использовать творческую силу природы. Я изучил Трансцендентальную Медитацию, когда мне было 10 лет, и я считаю, что последовательность и успех моей карьеры дизайнера во многом обусловлены влиянием, которое она оказала на мою жизнь.
  • Ищите вдохновение за пределами пузыря вашей отрасли. Путь снаружи. Как сказал Фрэнк Ллойд Райт, «Я верю в Бога, только я пишу это Природа».

Научное исследование вдохновения в творческом процессе: проблемы и возможности

Front Hum Neurosci. 2014; 8: 436.

Victoria C. Oleynick

Департамент психологии, Колледж Уильяма и Мэри, Вильямсбург, Вирджиния, США

Тодд М. Трэш

Департамент психологии, Колледж Уильяма и Мэри, Вильямсбург, Вирджиния, США

Майкл К.LeFew

Кафедра психологии, Колледж Уильяма и Мэри, Вильямсбург, Вирджиния, США

Эмиль Г. Молдован

Кафедра психологии, Колледж Уильяма и Мэри, Вильямсбург, Вирджиния, США

Пол Д. Кифабер

Кафедра психологии, Колледж Уильяма и Мэри, Вильямсбург, Вирджиния, США

Департамент психологии, Колледж Вильгельма и Марии, Вильямсбург, Вирджиния, США

Отредактировал: Маттейс Баас, Амстердамский университет, Нидерланды

Рецензент: Маттис Баас, Амстердамский университет, Нидерланды; Мариеке Роскес, Университет Бен-Гуриона в Негеве, Израиль

* Для переписки: Тодд М.Трэш, факультет психологии, Колледж Уильяма и Мэри, П.О. Box 8795, Williamsburg, VA 23187-8795, USA e-mail: [email protected]

Эта статья была отправлена ​​в журнал Frontiers in Human Neuroscience.

Поступила 8 апреля 2014 г .; Принято, 2014 г. 30 мая.

Авторские права © 2014 Oleynick, Thrash, LeFew, Moldovan и Kieffaber.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой.Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Вдохновение — это мотивационное состояние, которое заставляет людей воплощать идеи в жизнь. Создатели давно утверждали, что вдохновение важно для творческого процесса, но до недавнего времени ученые не исследовали это утверждение. В этой статье мы рассматриваем проблемы изучения творческого вдохновения, а также решения этих проблем, которые дает теоретическая и эмпирическая работа над вдохновением за последнее десятилетие.Во-первых, мы обсуждаем проблему неоднозначности определений, которая была решена посредством интегративного процесса концептуализации конструкции. Во-вторых, мы обсуждаем проблему практического воплощения вдохновения. Эта проблема была преодолена благодаря разработке и проверке шкалы вдохновения (IS), которая может использоваться для оценки черт или состояния вдохновения. В-третьих, мы устраняем двусмысленность в отношении того, чем вдохновение отличается от связанных понятий (творчество, понимание, положительный эффект), путем обсуждения дискриминантной валидности.Затем мы обсуждаем предубеждение о том, что вдохновение менее важно, чем «пот» (усилие), и рассматриваем эмпирические данные о том, что вдохновение и усилие играют важную, но разную роль в творческом процессе. Наконец, когда многие проблемы преодолены, мы утверждаем, что теперь заложена основа для нового поколения исследований, сфокусированных на нейронной основе. Мы обсуждаем потенциальные проблемы и возможности нейробиологического исследования вдохновения. Лучшее понимание биологической основы вдохновения осветит процесс, посредством которого творческие идеи «зажигают душу», так что люди вынуждены преобразовывать идеи в продукты и решения, которые могут принести пользу обществу.

Ключевые слова: вдохновение, творчество, понимание, усилие, мотивация подхода

Введение

Описывая свой творческий процесс, Моцарт заметил: «Те идеи, которые мне нравятся, я сохраняю в памяти и привык, как мне сказали, напевать их себе. Если я буду продолжать в том же духе, — пишет он, — мне скоро приходит в голову, как я могу использовать тот или иной кусок в счет, чтобы приготовить из него хорошее блюдо… Все это зажигает мою душу »(Harding, 1948). Изображение Моцарта вдохновения обладает всеми ключевыми элементами современной конструкции научного вдохновения — оценкой новых или лучших возможностей («идеи, которые мне нравятся»), пассивным воспоминанием («это… мне приходит в голову») и мотивацией принести новое возможности в реализацию (превращение кусочка в блюдо; «зажигает мою душу»).Подобно Моцарту, писатели, художники и другие творцы обычно подчеркивают важность вдохновения в творческом процессе (Harding, 1948). Несмотря на это, до недавнего времени ученые уделяли мало внимания вдохновению.

Возможно, неудивительно, что научному сообществу уделяется мало внимания, учитывая многочисленные проблемы, которые ставит концепция вдохновения. Среди этих проблем были (а) отсутствие ясности в отношении значения вдохновения; (б) сложность ввода в действие; (c) двусмысленность в отношении того, отличается ли вдохновение от связанных конструкций; (г) предубеждения о том, что вдохновение не имеет значения по сравнению с «потоотделением», и (д) различные препятствия для нейробиологических исследований.Общая цель этой статьи — обратиться к каждой из этих проблем и указать на возможности для расширения появляющейся научной литературы о вдохновении. Мы рассмотрим первую проблему — неоднозначность определения — в следующем разделе.

Концептуализация

Термин «вдохновение» использовался в различных дисциплинах (например, литературная критика, теология, психология) и в литературе по психологии (например, социальное сравнение, гуманизм, творческий процесс; для обзора см. Thrash and Elliot , 2003).Часто термин не имеет определения, используется взаимозаменяемо с другими конструкциями или упоминается только для того, чтобы критиковать его как мифический, неважный или ненаучный. Еще больше усложняет ситуацию то, что исторически вдохновение изучается в специфической для предметной области манере, при этом между исследователями из разных предметных областей мало общения. Признавая необходимость в едином, интегрированном определении конструкции вдохновения, Трэш и Эллиот (2003, 2004) взяли на себя задачу разработать общую концептуализацию предметной области, которая опиралась бы на основные общие черты в различных литературных источниках.Эти усилия привели к появлению трех взаимодополняющих структур для концептуального вдохновения, которые сосредоточены на различных аспектах определения конструкции: основных характеристиках, процессах компонентов и модели передачи. В этом разделе мы рассмотрим эти общие концепции предметной области, а затем покажем, как они могут быть применены конкретно к случаю вдохновения для творчества.

Трехсторонняя концептуализация

Трехсторонняя концептуализация (Трэш и Эллиот, 2003) определяет три основные характеристики состояния вдохновения: воскрешение , трансцендентность и мотивация подхода .Вызывание относится к тому факту, что вдохновение вызвано , а не инициировано индивидуумом добровольно. Другими словами, человек не чувствует прямой ответственности за вдохновение; скорее, стимулирующий объект, такой как человек, идея или произведение искусства, вызывает и поддерживает эпизод вдохновения. Во время эпизода вдохновения человек осознает новые возможности, которые превосходят обычных или мирских забот. Новое осознание яркое и конкретное, оно превосходит обычные ограничения сознательно генерируемых идей.Вдохновленный, человек испытывает убедительный подход мотивация передать, актуализировать или выразить новое видение. Этот набор из трех характеристик должен быть минимально достаточным, чтобы отличить состояние вдохновения от других состояний.

Компонентные процессы

Вдохновение можно концептуализировать не только с точки зрения характеристик вдохновленного состояния, но также с точки зрения отдельных во времени и функциональных процессов, составляющих эпизод вдохновения.Трэш и Эллиот (2004) утверждали, что вдохновение включает в себя два различных процесса — относительно пассивный процесс, который они назвали вдохновением на , и относительно активный процесс, который они назвали вдохновением . Процесс воодушевления включает в себя оценку воспринимаемой внутренней ценности объекта-стимула, тогда как процесс воодушевления с по включает мотивацию актуализировать или распространить ценные качества на новый объект.Например, кто-то может быть вдохновлен захватывающим дух восходом солнца или элегантностью новой идеи, которая возникает в момент озарения или «ага». После этого можно вдохновиться рисованием или новым исследовательским проектом. Человек может в любое время посмотреть (или вспомнить) вызывающий стимул для поддержания мотивации. Трэш и Эллиот (2004) далее предположили, что процесс вдохновения посредством порождает основные характеристики воскрешения и трансценденции, тогда как процесс вдохновения с по порождает основную характеристику мотивации подхода.

Предполагается, что эти составляющие процессы присутствуют в различных проявлениях вдохновения. Трэш и Эллиот (2004) попросили участников создать рассказ, вспоминая либо время, когда они были вдохновлены, либо исходный опыт (контрольное условие). Источники вдохновения охватывали такие темы, как научное или художественное понимание, открытие своего призвания, влияние образца для подражания для достижения успеха или добродетельной жизни, а также осознание того, что величие возможно в ответ на неожиданный успех.Несмотря на поверхностные различия в содержании повествования, вдохновляющие повествования разделяли основные темы: глаза открыты во время встречи с человеком, объектом, событием или идеей (т.е. видение (т.е. вдохновленное «на»).

Модель передачи

С менее описательной и более теоретической точки зрения вдохновение можно концептуализировать с точки зрения его цели или функции (Thrash and Elliot, 2004; Thrash et al., 2010b). В то время как более простые формы мотивации подхода служат функции движения к желаемым объектам цели (например, пищи или принадлежности) и их достижения, предполагается, что вдохновение выполняет уникальную функцию подхода: оно мотивирует передачу или выражение недавно оцененных качеств вызывающего объект (Thrash, Elliot, 2004; Thrash et al., 2010b). Таким образом, вдохновение играет роль посредника в статистическом смысле. Например, определенные добродетели, наблюдаемые в другом человеке, могут привести к вдохновению, которое, в свою очередь, побуждает вдохновленного человека стремиться к тем же добродетелям в будущем «я».Точно так же творческая основополагающая идея может вдохновить человека, заставив его или ее воплотить идею в жизнь в форме творческого изобретения, стихотворения или другого материального продукта.

Вдохновение для создания

Общая концепция вдохновения, как изложено выше, может быть напрямую применена к конкретной области творческой деятельности. С точки зрения трехсторонней концептуализации, общая характеристика трансцендентности принимает форму творчества — новых или лучших возможностей оцениваются именно за их творческий потенциал.Что касается концептуализации компонентного процесса, процесс вдохновения вызван появлением творческих идей в сознании, часто в момент озарения. В оптимальных условиях (например, если идея актуальна, и у человека есть способность к мотивации подхода), процесс вдохновения уступает место процессу вдохновения , который мотивирует действие. Что касается модели передачи, творческое вдохновение часто принимает особую форму передачи, называемую актуализация (Thrash et al., 2010b), в котором человек вдохновляется на воплощение творческой идеи (то есть желаемые свойства элиситора передаются от исходной идеи к законченному продукту).

Мы подчеркиваем, что, согласно нашей концепции, вдохновение не должно быть источником творческих идей. Напротив, вдохновение — это мотивационный ответ на творческие идеи. Таким образом, вдохновение объясняет передачу, а не происхождение творчества. Это различие важно как минимум по трем причинам.Во-первых, утверждение, что творчество происходит от вдохновения, не будет способствовать научному пониманию, так же как приписывание творчества «музе» было бы упражнением в навешивании ярлыков на загадочную причину, а не научным объяснением. Во-вторых, ученые уже разработали множество научных конструкций и теорий для объяснения происхождения творческих идей, которые включают ситуационные, диспозиционные, саморегулирующиеся, когнитивные, исторические и неврологические процессы (например, Koestler, 1964; Rothenberg, 1979; Martindale , 1990; Finke et al., 1992; Штернберг и Дэвидсон, 1995; Amabile, 1996; Файст, 1998; Боуден и Юнг-Биман, 2003; Саймонтон, 2003; Baas et al., 2013). Напротив, ученые уделяют относительно мало внимания процессам, посредством которых творческие идеи превращаются в творческие продукты. Конструкция вдохновения помогает заполнить этот пробел в исследовательской литературе. Наконец, поскольку эта концептуализация творческого вдохновения происходит из общей концептуализации, она согласуется с использованием конструкции вдохновения в других литературных источниках.Например, творческое вдохновение — это реакция на творческие идеи (а не причина их возникновения), так же как межличностное вдохновение — это реакция на (а не причина) добродетельных качеств других людей.

Операционализация

Учитывая личный характер и неуловимость опыта вдохновения, как его можно измерить в лаборатории? У кого-то может возникнуть соблазн вскинуть руки и вместо этого обратиться к чему-то, что более поддается прямому экспериментальному контролю.

Ценность самоотчета

Мы утверждаем, что самоотчет — это простой и подходящий метод для реализации вдохновения, потому что конструкция вдохновения неразрывно связана с характерным феноменологическим опытом.Многие создатели утверждали — через сознательные самоотчеты — что они испытывают вдохновение и что этот опыт имеет решающее значение для их творческого процесса (Harding, 1948). Использование вдохновения через самоотчет позволяет исследователям проверить такие утверждения.

Трэш и Эллиот (2003) разработали критерий черты вдохновения, названный Шкалой вдохновения (IS). Хотя термин «черта» имеет множество коннотаций, черта «вдохновение» относится ни к чему, кроме индивидуальных различий в склонности переживать состояние вдохновения.Поскольку вдохновение — это конструкция, которая имеет значение в жизни людей, но недооценивается психологами, мера была разработана так, чтобы быть простой и достоверной. Пункты включают такие утверждения, как «Что-то, с чем я сталкиваюсь или переживаю, вдохновляет меня» и «Я вдохновлен на что-то». IS имеет две внутренне согласованные подшкалы из 4 пунктов: частота вдохновения и интенсивность. Обе субшкалы внутренне согласованы с αs Кронбаха, равным или превышающим 0,90. Было продемонстрировано, что две подшкалы сильно коррелированы ( r = 0.От 60 до 0,80), и поэтому баллы можно суммировать, чтобы сформировать внутренне непротиворечивый 8-позиционный индекс общего вдохновения. IS демонстрирует неизменность измерений во времени (2 месяца) и среди популяций (держатели патентов, выпускники университетов), указывая на то, что лежащие в основе скрытые конструкции имеют сопоставимое значение в разные моменты времени и в разных популяциях. Двухмесячная надежность повторного тестирования для обеих подшкал высока, r = 0,77. Короче говоря, ИС обладает прекрасными психометрическими свойствами.Примечательно, что подшкала интенсивности была адаптирована для использования в качестве меры состояния (например, Thrash and Elliot, 2004; Thrash et al., 2010a).

Некоторые могут беспокоиться о том, что вдохновению, написанному самим собой, нельзя доверять, что оно не объективно или не дает полного объяснения. Мы реагируем на каждое из этих потенциальных ограничений. Во-первых, вдохновение, оцениваемое с помощью IS, обычно не связано или слабо связано с социальной желательностью, и его прогностическая достоверность оказывается устойчивой, когда социальная желательность находится под контролем 1 (Thrash and Elliot, 2003; Thrash et al., 2010а). Во-вторых, хотя IS предоставляет субъективный индикатор вдохновения, баллы по этому показателю были связаны с множеством внешних критериев и объективных результатов, как описано в следующем разделе. Более того, сознание играет решающую роль в моделировании будущих действий у людей (Baumeister and Masicampo, 2010) и может быть необходимо для вдохновенных действий. Соответственно, сознательный самоотчет по своей сути соответствует конструкции. Наконец, мы признаем, что показатели самоотчета могут вызвать у некоторых исследователей потребность в объяснениях более низкого уровня, например, связанных с физиологическими или неврологическими процессами, но мы рассматриваем это как возможность, а не как проблему — конструкция вдохновения может увидеть захватывающий второе поколение исследований нейронной основы.В этом случае самооценка вдохновения является «начальной точкой», которая может направить исследователей к основному процессу. Хотя это правда, что метод самоотчета в некоторых отношениях ограничен, он предлагает хорошо обоснованную отправную точку для нейробиологических исследований. Более того, отказ от исследования вдохновения на том основании, что оно измеряется самоотчетом, приведет к тому, что исследователи упустят из виду важный предсказатель творческого результата, биологические основы которого останутся нераскрытыми.

Место вдохновения в парадигмах исследования креативности

Область оценки креативности активна и динамична, поэтому обзор литературы выходит далеко за рамки данной статьи (обзор см. В Plucker and Makel, 2010).Однако мы отмечаем, что доминирующие исследовательские парадигмы, используемые при изучении творчества, невольно исключают внимание к вдохновению. Креативность чаще всего оценивается с помощью тестов на творческое мышление (например, альтернативное использование) или творческой проницательности (например, тест удаленных сотрудников). Хотя такие тесты очень практичны в лабораторных условиях и позволяют исследователям сосредоточиться на процессах, лежащих в основе возникновения творческих идей, они не позволяют участникам преобразовывать творческие идеи в творческие продукты.Неспособность приспособить процесс актуализации идеи — то есть создание как такового — делает вдохновение явно несущественным для творческого процесса. Если функция вдохновения в контексте творчества заключается в воплощении творческих идей в творческие продукты, полезные парадигмы должны допускать актуализацию идеи. Оценки на основе продукта, такие как Consensual Assessment Technique (CAT; Amabile, 1982) и анализ патентных данных, являются золотым стандартом, если кто-то желает исследовать уникальный вклад вдохновения в творческий процесс. 2 Фактически, не считая отношения к вдохновению, оценка творческих продуктов считается некоторыми наиболее подходящей и действительной операционализацией творчества (Baer et al., 2004; Baer and McKool, 2009).

Дискриминантная валидность

Неопределенность в отношении того, отличается ли вдохновение от других построений, была еще одним препятствием для исследовательской деятельности. Если кто-то предполагает, что вдохновение — это то же самое, что, например, творчество или понимание, тогда у него нет причин изучать его.В этом разделе мы проясняем различия между вдохновением и несколькими другими конструкциями (творчество, понимание и положительное влияние).

Вдохновение и творчество

Хотя определение и использование термина «творчество» в психологии значительно различаются (Silvia and Kaufman, 2010), существует определенная степень консенсуса в отношении того, что креативность подразумевает два качества: новизну и полезность (например, Feist , 1998; Plucker et al., 2004). Мы считаем полезным явным образом концептуализировать творчество как оценку новизны и полезности, которая может быть применена к любому из множества объектов, особенно к идеям и конечным продуктам.В зависимости от целей исследования, эта оценка может быть сделана самим создателем, привратниками в рамках области, аудиторией или посредством различных других операций, доступных исследователю. Мы отмечаем, что исследователи часто имеют в виду идеи или продукты как конечные объекты оценки творчества, даже когда термин «творческий» предшествует другим существительным (например, творческая деятельность (Simonton, 2000), творческие идеи (Csikszentmihalyi and Sawyer, 1995), творческие личности (Feist, 2010), творческие состояния (Jamison, 1989) или творческие процессы (Kris, 1952)).

Хотя термины «вдохновение» и «творчество» иногда использовались как синонимы (например, Schuler, 1994; Chamorro-Premuzic, 2006), наши концептуальные представления о вдохновении и творчестве содержат четкое разграничение. Креативность — это оценка новизны и полезности, которая может применяться (в различной степени) к контенту на любом этапе творческого процесса, от оригинальной идеи до готового продукта. Напротив, вдохновение — это состояние мотивации. Мы полагаем, что вдохновение часто возникает, когда создатель оценивает свою идею как творческую, и предполагается, что оно мотивирует актуализацию идеи в форме продукта, который также оценивается (его создателем и, возможно, другими) как творческий.Мы обсуждаем эмпирическую поддержку этих предложений ниже.

Вдохновение и понимание

Слияние вдохновения с пониманием является обычным явлением в повседневной речи. 3 Человек может воскликнуть: «У меня было вдохновение», где «вдохновение» относится к самой идее, а не к мотивационной реакции. В научном контексте термин «понимание» используется для описания процесса, с помощью которого решатель проблемы внезапно переходит из состояния незнания, как решить проблему, к состоянию знания, как ее решить (Mayer, 1992).В контексте творчества прозрение также концептуализировалось как когнитивное содержание, которое внезапно проникает в сознание; «ага!» момент (Csikszentmihalyi and Sawyer, 1995). Независимо от его точного использования, понимание можно отличить от вдохновения с точки зрения его теоретической функции. В то время как исследование инсайта — это попытка объяснить когнитивные механизмы, такие как реструктуризация (Ohlsson, 1984), с помощью которых идеи проникают в осознание, исследование вдохновения — это попытка объяснить мотивационную реакцию, которая часто (но не всегда) следует за творческой проницательностью (см. и другие., 2010b).

Если бы вдохновение всегда следовало из озарения, то, возможно, конструкция вдохновения была бы излишней. Однако вдохновение не всегда следует. Thrash et al. (2010b) обнаружили, что творческое мышление имеет тенденцию приводить к вдохновению, но этот эффект смягчается темпераментом индивидуального подхода (т. Е. Чувствительностью к вознаграждению; Elliot and Thrash, 2010). Люди с сильным темпераментом подхода склонны вдохновляться творчеством в ответ на творческое понимание, тогда как люди со слабым темпераментом подхода сообщают, что им не хватает вдохновения, несмотря на их проницательность.Таким образом, вдохновение имеет важное значение для поведенческой передачи творческого понимания творческого продукта.

Недавняя работа по феноменологии инсайта предлагает намек на то, как инсайт может привести к вдохновению. Было обнаружено, что резкие изменения в беглости обработки во время инсайта наделяют человека повышенным уровнем положительного аффекта (ПА) и воспринимаемой правдой в отношении своего решения (Topolinski and Reber, 2010). Учитывая, что ПА участвует как в переживании озарения «ага», так и в вдохновении, это может способствовать плавному переходу от озарения к вдохновению.Более того, восприятие своего решения как истинного, как следствие проницательности, может укрепить вдохновенную мотивацию. Однако, как мы уже отмечали, понимание может происходить без вдохновения. Факторы предрасположенности человека (например, низкий темперамент подхода) и ситуационные факторы (например, контексты, в которых возможности для передачи недоступны) могут препятствовать вдохновению. Точно так же вдохновение может происходить вне контекста решения проблемы и без дискретного и внезапного озарения.

Вдохновение и положительный аффект

Активированный ПА, форма приятного аффекта с высоким возбуждением, является самым сильным известным коррелятом вдохновения (Thrash and Elliot, 2003).Действительно, термин «вдохновленный» появляется в показателе активированного PA PANAS (Watson et al., 1988). Поскольку активированный PA часто присутствует во время состояний мотивации приближения (Watson et al., 1999), он особенно напоминает вдохновленный компонентный процесс с по .

Хотя вдохновение и активированная PA в некоторой степени эмпирически и концептуально перекрываются, значительные доказательства подтверждают их дискриминантную валидность. Во-первых, вдохновение и активированная PA факториально различаются (Thrash and Elliot, 2003).Во-вторых, в соответствии с трехсторонней концептуализацией вдохновения, переживания вдохновения включают более высокие уровни трансценденции и более низкие уровни волевого контроля и приписывания личной ответственности (что указывает на «пробуждение») по сравнению с переживаниями активированной ПА (Thrash and Elliot, 2004). В-третьих, вдох и активированная ЛА имеют разные проксимальные и дистальные предшественники (Thrash and Elliot, 2004). Активированный ПА запускается проксимально значимостью вознаграждения (внешние сигналы и восприятие того, что желаемое достижимо) и дистально — темпераментом подхода.Напротив, вдохновение запускается непосредственно переживанием озарения, а дистально — открытостью опыту. Наконец, вдохновение и активированная PA по-разному распределяются по дням недели; по пятницам, например, активированная PA находится на пике, а вдохновение — на пике (Thrash, 2007).

Вдохновение, пот и творчество

Возможно, самым пагубным препятствием для исследования вдохновения было давнее убеждение, что именно пот, а не вдохновение, имеет решающее значение для творческого результата.Томас Эдисон, касаясь своей работы, однажды заметил, что «все сводится к одному проценту вдохновения и девяносто девяти процентам потоотделения» (Edison, 1903). Этот комментарий иногда предлагается в поддержку идеи о том, что усилия важны для творчества, а вдохновение, для сравнения, неважно (например, Martindale, 1989, 2001; Sawyer, 2006). Продолжая эту линию рассуждений, Ферман и Петерик (1980) предложили объяснение того, почему вдохновение, тем не менее, сохраняется как народное объяснение творчества: когда люди знакомятся с творческими работами, они неверно приписывают усилия создателей вдохновению, не зная, сколько усилий потребовалось для этого. произвести работу.Похоже, что подобные рассуждения исключают внимание к законной роли вдохновения в творческом процессе.

Эмпирические данные, относящиеся к вдохновению, потоотделению и творчеству, теперь доступны для рассмотрения. Ряд исследований показывает, что вдохновение — надежный предиктор творчества. На уровне между людьми (т. Е. На уровне черт) вдохновение и творческая самооценка положительно коррелируют, и вдохновение предсказывает продольное увеличение творческой самооценки (Thrash and Elliot, 2003).Вдохновляющие черты также предсказывают объективные показатели творческого результата. В выборке патентовладельцев США частота вдохновения позволяет предсказать количество патентов (Thrash and Elliot, 2003). Вдохновение также предсказывает творчество на уровне человека, так что вдохновение и самооценка творчества колеблются вместе в течение нескольких дней (Thrash and Elliot, 2003).

В трех исследованиях различных типов письма (поэзия, наука и художественная литература) самооценка состояния вдохновения в процессе написания однозначно предсказывала креативность конечного продукта, что было оценено экспертами с использованием CAT (Thrash et al., 2010b). Эти результаты подтвердились, когда контролировались различные ковариаты (например, открытость опыту, усилие, активированная ПА, трепет). Наконец, было показано, что вдохновение является посредником между творчеством оригинальных идей и творчеством конечных продуктов в соответствии с предполагаемой функцией передачи вдохновения 4 (Thrash et al., 2010b). Ковариаты вдохновения (усилие, активированная ПА, трепет) не смогли опосредовать передачу, что указывает на то, что функция передачи уникальна для вдохновения.

Установив связь между вдохновением и творчеством, мы теперь рассмотрим роль «пота» в творческом процессе. Примечательно, что Thrash et al. (2010b) задокументировали положительную, а не отрицательную связь между вдохновением и усилием, указывая на то, что эти конструкции не являются взаимоисключающими, как может подразумевать цитата Эдисона. Предположение о том, что наличие усилия указывает на низкий уровень вдохновения, дополнительно подвергается сомнению из-за положительной связи между вдохновением и компонентом потребности в достижении работы-мастерства (Thrash and Elliot, 2003).Оба этих вывода были задокументированы на двух статистически независимых уровнях анализа (между людьми, внутри людей).

Конечно, усилия важны для творческого процесса, но их роль отличается от роли вдохновения. В то время как вдохновение писателей предсказывает креативность продукта, усилия писателей предсказывают технические достоинства продукта (Thrash et al., 2010b). Таким образом, вдохновение и усилия являются уникальными предикторами различных аспектов качества продукции. Более того, данные снимка экрана указывают на то, что вдохновение участвует в автоматических / генеративных аспектах процесса написания (например,g. вдохновленные писатели производят больше слов и сохраняют больше своих оригинальных наборов текста), тогда как усилия связаны с контролируемым саморегулированием (например, писатели, которые прилагают усилия, удаляют больше слов и больше делают паузу, чтобы подумать; Thrash et al., 2010b). Короче говоря, вдохновение и «пот» не исключают друг друга и качественно по-разному способствуют творческому процессу и продукту.

Остается вопрос, правильно ли аудитория делает вывод о наличии вдохновения. Гипотеза неправильной атрибуции утверждает, что именно усилие создателя предсказывает креативность продукта, но аудитория ошибочно приписывает эту креативность вдохновению в создателе.Альтернативой этой модели является возможность того, что аудитория правильно делает вывод о вдохновении (Bowra, 1977). Thrash et al. (2010b) проверили эти конкурирующие гипотезы. Было обнаружено, что читатели правильно приписывают творчество писательскому вдохновению; Точно так же они правильно приписывали усилия писателей с технической точки зрения. Эти результаты, помимо предоставления первых эмпирических доказательств того, что читатели могут делать достоверные выводы о мотивационных состояниях писателей, указывают на то, что народные представления о важности вдохновения подтверждаются эмпирическими данными.

Психологическая наука о вдохновении, а также ее связь с творчеством в настоящее время хорошо известна. Вдохновение было концептуализировано путем интеграции использований в различных литературных источниках, реализовано с использованием хорошо проверенных критериев, выделено из связанных конструкций и связано с творчеством в различных популяциях, контекстах и ​​уровнях анализа. Предыдущие работы обеспечивают прочную основу, на которой могут покоиться исследования в области нейробиологии вдохновения.

Вдохновение в лаборатории нейробиологии

Во многих отношениях проблемы, связанные с изучением творческого вдохновения, одинаковы, независимо от того, подходит ли человек к этой теме как нейробиолог, психолог и т. Д.Следовательно, предыдущие общие проблемы и решения также имеют особое значение в контексте нейробиологии. Тем не менее, мы подтверждаем важность внимательного отношения к построению определения, потому что термин «вдохновение» иногда использовался в литературе по нейробиологии для обозначения конструкций, которые сильно отличаются от конструкции вдохновения, которую мы обсуждали. Например, в своих классических ЭЭГ-исследованиях творческого процесса Мартиндейл и Хазенфус (1978) использовали термины вдохновение и разработка для обозначения стадий, которые предшествуют и следуют, соответственно, творческому постижению (см. Крис, 1952, прецедент для такого понимания). использование в психоанализе).Вдохновение, как мы его определили, то есть как сознательное мотивационное состояние, а не стадия, с большей вероятностью произойдет на стадии разработки Мартиндейла и Хазенфуса, чем на стадии вдохновения. Теперь мы переходим к проблемам, которые особенно актуальны в контексте нейробиологии.

Одним из препятствий при изучении вдохновения в лаборатории является невозможность прямого манипулирования посредством воздействия экзогенных элиситоров. Если кто-то стремится вызвать вдохновение с помощью какого-либо «вдохновляющего» стимула, то управляемый элиситор является независимой переменной, а вдохновение — зависимой переменной.Таким образом, необходимо проявлять осторожность в отношении причинно-следственного вывода, несмотря на использование экспериментального метода (Thrash et al., 2010a). Хотя вдохновением нельзя напрямую манипулировать посредством воздействия экзогенных стимулов, исследователь может обосновать причинно-следственную связь, используя манипуляции с элиситорами в сочетании со статистическим контролем и кросс-лаговым анализом, как продемонстрировали Thrash et al. (2010a). Отметим, что эти проблемы не уникальны для изучения вдохновения. Эмоции, озарение и многие другие конструкции ускользают от строгого экспериментального контроля; в лучшем случае их можно «вызвать», а не «манипулировать».

Связанная с этим проблема заключается в том, что может быть трудно запечатлеть подлинные или интенсивные переживания вдохновения в лабораторных условиях, учитывая, что вдохновение неуловимо для определенных людей или при определенных обстоятельствах. Одно из решений может заключаться в том, чтобы, по сути, снизить порог того, что составляет эпизод вдохновения. Трэш и Эллиот (2004), например, изучали «ежедневное вдохновение», используя методы выборки опыта, и мы предлагаем, чтобы такая толерантность к менее интенсивным проявлениям вдохновения могла быть распространена на лабораторное исследование.Во многом творчество — это не то же самое, что гений (Bruner, 1962), но вдохновение — это вопрос степени, и умеренный уровень может быть достигнут даже в некоторых парадигмах инвазивной нейробиологии.

Третья проблема — необходимость повторяемых испытаний и временной привязки. Для методов визуализации мозга (например, фМРТ, ЭЭГ, МЭГ) требуются конструкции, в которых рассматриваемое психическое событие может быть (а) временно изолировано, чтобы записанные данные и психическое событие могли быть привязаны по времени к вызывающему стимулу и (б) многократно вызывается во время сеанса записи, чтобы улучшить отношение сигнал / шум (Dickter and Kieffaber, 2013).Одним из возможных способов удовлетворения этих требований является использование самоотчета участника (с указанием начала вдохновения) в качестве события с привязкой ко времени. Предположим, например, что участники придумывают подписи для каждой серии фотографий (часто повторяемое действие) и сообщают об уровнях вдохновения в момент получения идеи для каждой подписи. Боуден и Юнг-Биман (2007) использовали метод, похожий на этот, чтобы идентифицировать процессы, которые позволяют отличать решения, включающие опыт инсайта, от тех, которые этого не делают.Однако мы предупреждаем, что вдохновение обычно длится дольше во времени, чем понимание (особенно, когда для реализации идеи требуется значительная активность), и, следовательно, методы, которые фиксируют последующую изменчивость вдохновения во времени, а не только уровень вдохновения в данный момент. понимания — будет особенно ценным.

Одним из таких методов регистрации изменчивости вдохновения во времени, одновременно снижая нагрузку на многократное получение вдохновения, является регистрация электрической активности мозга с использованием неинвазивной техники (например, ЭЭГ) во время творческого процесса.Например, если исследователи записывают данные захвата экрана в процессе записи, как в Thrash et al. (2010b), они могут впоследствии воспроизводить запись для участников и собирать непрерывные измерения припоминаемого вдохновения во время творческого процесса (например, используя диск или ползунок устройства ввода). Эти приливы и отливы вдохновения могут быть связаны с изменчивостью нервных процессов.

Трудности, связанные с поиском вдохновения для его изучения на личном уровне, также можно решить, просто сосредоточив внимание на людях, которые могут быть вдохновлены (т.е., те, у кого много вдохновения). Выявление можно полностью обойти, исследуя структурные различия мозга между группами, которые, как известно, имеют высокий или низкий уровень вдохновения. Используя ИС, можно разделить группы на «более вдохновленные» и «менее вдохновленные». Кроме того, поскольку люди с более высоким уровнем вдохновения склонны демонстрировать более высокий уровень открытости и экстраверсии, можно ожидать, например, снижения латентного торможения и повышения активности в дофаминовых проекциях вентральной тегментальной области (Ashby et al., 1999; Депуэ и Коллинз, 1999; Peterson et al., 2002) для этих людей. Таким образом, номологическая сеть вдохновения может служить информативной отправной точкой для неврологического анализа между людьми.

Далее мы рассмотрим вопрос о том, где искать в нервной системе. Хотя в настоящее время не существует нейробиологии конструкции вдохновения как таковой , литература по связанным конструкциям может предложить нам некоторые подсказки.

Проницательность относится к вдохновению в рамках трехсторонней концептуализации с точки зрения как вызова, так и трансценденции, а также в рамках модели компонентных процессов как начального события, которое часто приводит к вдохновению .Во время «Ага!» моменты, выходит за пределы ментального набора и переживает концептуальное расширение (Abraham et al., 2012), и этот опыт кажется автоматическим и неожиданным; кажется, что вызвано (Bowden et al., 2005). Следовательно, определенные нейронные компоненты, участвующие в переживаниях озарения, могут присутствовать в начале эпизода вдохновения. Однако, учитывая, что литература о нейронных коррелятах инсайта сложна и что нейронные процессы являются предметом споров (Dietrich and Kanso, 2010), мы предостерегаем не слишком полагаться на какие-либо выводы при руководящей работе по вдохновению.

Поскольку вдохновение включает в себя не только трансцендентность и пробуждение, но и мотивацию подхода, мы можем также обратиться к литературе по нейробиологии, посвященной состояниям мотивации подхода (Elliot, 2008). Существует растущая литература о мотивации подхода и аффекте аппетита, с уделением внимания лежащим в основе нейронным схемам (например, Bradley et al., 2001; Aron et al., 2005; Junghöfer et al., 2010), подкорковым системам вознаграждения (например, Rosenkranz и Grace, 2002; Wise, 2004; Alcaro et al., 2007), нейротрансмиттеры (e.г., Bassareo et al., 2002; Hoebel et al., 2008) и нейрогормоны (например, Frye and Lacey, 2001; Frye, Seliga, 2003; Frye, 2007). Находки в этой области могут предложить нейронную основу вдохновленного процесса с по .

Хотя неврологические находки, касающиеся определенных аспектов конструкции вдохновения, могут дать ключ к разгадке, одни только нейронные компоненты этих частей вряд ли расскажут всю историю. В конце концов, мы уже утверждали выше, что вдохновение — это не то же самое, что озарение или активированная PA, и это не сумма этих частей.Например, человек может находиться в мотивационном состоянии аппетита в то же время, когда он или она получает творческое понимание, но он или она не будут вдохновлены, если состояние аппетита отражает ожидание еды, а не воплощение идеи. . Вызывающий объект, в данном случае инсайт, не имеет значимого отношения к мотивационному объекту. Критический вопрос для нейробиологии заключается в том, как процессы, связанные с генерацией творческих идей, задействуют аппетитные мотивационные процессы, так что люди реагируют на творческие идеи не с безразличием, а с чувством принуждения к действию.Как именно перспектива превратить кусок в блюдо зажигает душу, как выразился Моцарт (во вступительной цитате)?

На начальных этапах исследования неврологической основы вдохновения может быть полезно начать с сосредоточения внимания на общем вдохновении, а не на отдельных аспектах или составляющих процессах. Вдохновение как единое понятие можно довольно эффективно измерить с помощью подшкалы интенсивности из 4 пунктов IS (Thrash and Elliot, 2004). При необходимости вдохновение можно оценить с помощью одного пункта из ИС.Такие предметы на удивление эффективны при захвате всей конструкции вдохновения, как мы ее определили (Thrash et al., 2010b).

Заключение

Писатели, художники и другие творцы давно утверждали, что вдохновение является ключевым фактором мотивации творчества. За последнее десятилетие ученые проверили эти утверждения и нашли их убедительную поддержку. Научный прогресс потребовал преодоления ряда проблем, включая двусмысленность определений, трудности операционализации, двусмысленность в отношении дискриминантной валидности и скептицизм в отношении важности вдохновения по сравнению с потоотделением.Благодаря разработке интегративной концептуализации, операционализации вдохновения с ИБ, установлению дискриминантной валидности и устранению скептицизма с помощью эмпирических данных, эти проблемы в значительной степени были преодолены. Хотя нейробиолог, желающий изучать вдохновение, сталкивается с дополнительными проблемами, аналогичные проблемы уже преодолены в отношении инсайта и других построений. Мы считаем, что все готово для строгой нейробиологии вдохновения.

Объяснения эпизода вдохновения на уровне мозга можно затем объединить с объяснениями на других уровнях анализа, чтобы получить более богатое и целостное понимание вдохновения.Это более глубокое понимание поможет определить, как и почему люди иногда чувствуют (или не чувствуют) вынужденными действовать в соответствии со своими творческими идеями. Вдохновение способно вызывать изменения не только для отдельных людей, но и для всего общества. Технологические достижения, лекарства от болезней и решения экологических проблем сначала появляются как многообещающие идеи. Трудно переоценить важность выяснения того, почему, как и для кого творческие идеи и социальные проблемы зажигают душу и вдохновляют на процесс актуализации идеи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Этот материал основан на работе, поддержанной Национальным научным фондом под номером гранта SBE-0830366, Политика в области науки и инноваций.

Footnotes

1 В этих случаях социальная желательность оценивалась с использованием шкалы социальной желательности Марлоу-Крауна (Crowne and Marlow, 1960) или шкалы обмана Паулюса (Paulhus, 1998).

2 Мы отмечаем, что метод консенсусной оценки также использовался для оценки креативности идей (например, Faure, 2004). Здесь мы конкретно говорим об использовании этого метода при оценке креативности продуктов.

3 Язык пунктов и вариантов ответов Шкалы вдохновения (IS) устраняет эту проблему, четко используя термин «вдохновение» для обозначения состояния, а не познания или идеи.

4 Авторы эмпирически протестировали модель передачи , которая указывает, что вдохновение опосредует связь между творчеством оригинальной идеи и креативностью продукта.Две альтернативные теоретические модели, модель эпифеномена и модель самовосприятия , которые предполагают, что креативность идеи влияет как на вдохновение, так и на креативность продукта, или что креативность идеи влияет на креативность продукта, что, в свою очередь, влияет на отчеты о вдохновении, соответственно, также были протестированы с использованием моделирования структурных уравнений. Авторы нашли поддержку модели передачи вдохновения над моделями эпифеномена и самовосприятия.

Ссылки

  • Abraham A., Pieritz K., Thybusch K., Rutter B., Kröger S., Schweckendiek J., et al. (2012). Креативность и мозг: обнаружение нейронных сигнатур концептуального расширения. Нейропсихология 50, 1906–1917 гг. 10.1016 / j.neuropsychologia.2012.04.015 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Алькаро А., Хубер Р., Панксепп Дж. (2007). Поведенческие функции мезолимбической дофаминергической системы: аффективная нейроэтологическая перспектива. Brain Res. Ред. 56, 283–321 10.1016 / j.brainresrev.2007.07.014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Amabile T. M. (1996). Творчество в контексте. Боулдер, Колорадо: Westview Press [Google Scholar]
  • Amabile T. M. (1982). Социальная психология творчества: методика консенсуальной оценки. J. Pers. Soc. Psychol. 43, 97–1013 [Google Scholar]
  • Арон А., Фишер Х., Машек Д. Дж., Стронг Г., Ли Х., Браун Л. Л. (2005). Системы вознаграждения, мотивации и эмоций, связанные с интенсивной романтической любовью на ранней стадии.J. Neurophysiol. 94, 327–337 10.1152 / jn.00838.2004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эшби Г. Ф., Изен А. М., Тюркен А. У. (1999). Нейропсихологическая теория положительного аффекта и его влияние на познание. Psychol. Ред. 106, 529–550 10.1037 // 0033-295x.106.3.529 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Баас М., Роскес М., Слигте Д., Нейстад Б. А., Де Дреу К. К. (2013). Личность и творчество: двойной путь к модели творчества и исследовательская повестка. Soc. Личное.Psychol. Компас 7, 732–748 10.1111 / spc3.1206 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Баер Дж., МакКул С. (2009). «Оценка творческих способностей с использованием согласованной оценки», в Справочнике по технологиям, методам и приложениям оценивания в высшем образовании, изд. Шрайнер К. (Херши, Пенсильвания: IGI Global;), 65–77 [Google Scholar]
  • Баер Дж., Кауфман JC, Gentile CA (2004). Распространение консенсуальной техники оценки на непараллельные творческие продукты. Creat. Res. Дж. 16, 113–117 10.1207 / s15326934crj1601_11 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бассарео В., Де Лука М. А., Ди Кьяра Г. (2002). Дифференциальное выражение свойств мотивационного стимула дофамином в оболочке прилежащего ядра по сравнению с ядром и префронтальной корой. J. Neurosci. 22, 4709–4719 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Баумейстер Р. Ф., Масикампо Э. Дж. (2010). Сознательное мышление предназначено для облегчения социальных и культурных взаимодействий: как ментальные симуляции служат интерфейсу между животными и культурой.Psychol. Ред. 117, 945–971 10.1037 / a0019393 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Боуден Э. М., Юнг-Биман М. (2003). Ага! Опыт проницательности коррелирует с активацией решения в правом полушарии. Психон. Бык. Ред. 10, 730–737 10.3758 / bf03196539 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Боуден Э. М., Юнг-Биман М. (2007). Методы исследования нейронных компонентов инсайта. Методы 42, 87–99 10.1016 / j.ymeth.2006.11.007 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bowden E.М., Юнг-Биман М., Флек Дж., Куниос Дж. (2005). Новые подходы к демистификации понимания. Trends Cogn. Sci. 9, 322–328 10.1016 / j.tics.2005.05.012 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bowra C. M. (1977). Вдохновение и поэзия. Лондон, Англия: Norwood Editions [Google Scholar]
  • Брэдли М. М., Кодиспоти М., Катберт Б. Н., Ланг П. Дж. (2001). Эмоции и мотивация I: защитные и аппетитные реакции при обработке изображений. Эмоции 1, 276–298 10.1037 // 1528-3542.1.3.276 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bruner J.С. (1962). «Условия творчества», в «Современные подходы к творческому мышлению: симпозиум, проводимый в Университете Колорадо», ред. Грубер Х.Э., Террелл Г., Вертхаймер М. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Atherton Press;), 1–30 [Google Ученый]
  • Chamorro-Premuzic T. (2006). Креативность или добросовестность: что лучше предсказать успеваемость учащихся? Прил. Cogn. Psychol. 20, 521–531 10.1002 / acp.1196 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Краун Д. П., Марлоу Д. (1960). Новая шкала социальной желательности, не зависящая от психопатологии.J. Консультации. Psychol. 24, 349–354 10.1037 / h0047358 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Csikszentmihalyi M., Sawyer K. (1995). «Творческое понимание: социальное измерение уединенного момента», в The Nature of Insight, ред. Stenberg RJ, Davidson JE (Кембридж, Массачусетс: MIT Press;), 329–363 [Google Scholar]
  • Depue RA, Collins PF (1999). Нейробиология структуры личности: дофамин, стимулирование побудительной мотивации и экстраверсия. Behav. Brain Sci. 22, 491–517; обсуждение 518–569 10.1017 / s0140525x9

    46 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Диктер К. Л., Кифабер П. К. (2013). Методы ЭЭГ для психологических наук. Лондон: Sage Publications, Ltd [Google Scholar]
  • Дитрих А., Кансо Р. (2010). Обзор ЭЭГ, ERP и нейровизуализационных исследований креативности и проницательности. Psychol. Бык. 136, 822–848 10.1037 / a0019749 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эдисон Т. (1903). Устное заявление. Harper’s Monthly, сентябрь 1932 г. [Google Scholar]
  • Elliot A.J. (Ред.) (2008). Справочник по подходу и избеганию мотивации. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис [Google Scholar]
  • Эллиот А. Дж., Трэш Т. М. (2010). Подход и темперамент избегания как основные параметры личности. J. Pers. 78, 865–906 10.1111 / j.1467-6494.2010.00636.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Faure C. (2004). Помимо мозгового штурма: влияние различных групповых процедур на выбор идей и удовлетворенность процессом. J. Creat. Behav. 38, 13–34 10.1002 / j.2162-6057.2004.tb01229.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fehrman C., Petherick K. (1980). Поэтическое творчество: вдохновение или ремесло. Миннеаполис, Миннесота: Университет Миннесоты Press [Google Scholar]
  • Файст Дж. Дж. (1998). Метаанализ личности в научном и художественном творчестве. Чел. Soc. Psychol. Ред. 2, 290–309 10.1207 / s15327957pspr0204_5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Файст Г. Дж. (2010). «Функция личности в творчестве», Кембриджский справочник по творчеству, ред. Кауфман Дж.К., Стернберг Р. Дж. (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета;), 113–130 [Google Scholar]
  • Финке Р. А., Уорд Т. Б., Смит С. М. (1992). Творческое познание: теория, исследования и приложения. Кембридж, Массачусетс: Пресса Массачусетского технологического института [Google Scholar]
  • Фрай К. А. (2007). Прогестины влияют на мотивацию, вознаграждение, кондиционирование, стресс и / или реакцию на злоупотребление наркотиками. Pharmacol. Biochem. Behav. 86, 209–219 10.1016 / j.pbb.2006.07.033 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Frye C.А., Лейси Э. Х. (2001). Улучшение когнитивных функций после тренировки андрогенами временно отличается от повышения андрогенов в аффективном поведении. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 1, 172–182 10.3758 / cabn.1.2.172 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фрай К. А., Селига А. М. (2003). Эффекты оланзапина по уменьшению страха и беспокойства и усилению социального взаимодействия совпадают с повышением концентрации прогестина у крыс, подвергшихся овариэктомии. Психонейроэндокринология 28, 657–673 10.1016 / S0306-4530 (02) 00049-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Harding R.Э. М. (1948). Анатомия вдохновения: и очерк творческого настроения. Кембридж: У. Хеффер и сыновья [Google Scholar]
  • Хобель Б. Г., Авена Н. М., Рада П. (2008). «Прилежащая дофамин-ацетилхолиновая система для приближения и избегания», в Справочнике по мотивации подхода и избегания, Эд Эллиот А. Дж. (Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис;), 89–107 [Google Scholar]
  • Джеймисон К. Р. (1989). Расстройства настроения и образцы творчества у британских писателей и художников. Психиатрия 52, 125–134 [PubMed] [Google Scholar]
  • Junghöfer M., Кисслер Дж., Шупп Х. Т., Путше К., Эллинг Л., Добель К. (2010). Быстрая нейронная подпись мотивированного внимания к потребительским товарам разделяет мужчин и женщин. Передний. Гм. Neurosci. 4: 179 10.3389 / fnhum.2010.00179 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кестлер А. (1964). Акт творения. Кембридж, Англия: MIT Press [Google Scholar]
  • Kris E. (1952). Психоаналитические исследования в искусстве. Оксфорд, Англия: International Universities Press [Google Scholar]
  • Martindale C.(1989). «Личность, ситуация и творчество», в Справочнике по творчеству, ред. Гловера Дж. А., Роннинга Р. Р., Рейнольдса К. Р. (Нью-Йорк: Пленум;), 211–228 [Google Scholar]
  • Мартиндейл К. (1990). Заводная муза: предсказуемость художественных изменений. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Основные книги [Google Scholar]
  • Мартиндейл К. (2001). Колебания и аналогии. Томас Янг, доктор медицины, ФРС, гений. Являюсь. Psychol. 56, 342–345 10.1037 / 0003-066x.56.4.342 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мартиндейл К., Хазенфус Н. (1978). Различия ЭЭГ как функция творчества, стадии творческого процесса и стремления к оригинальности. Биол. Psychol. 6, 157–167 10.1016 / 0301-0511 (78)

    -2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Майер Р. Э. (1992). Мышление, решение проблем, познание. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: WH Freeman / Times Books / Henry Holt and Co [Google Scholar]
  • Ohlsson S. (1984). Новый взгляд на реструктуризацию: II. Теория обработки информации реструктуризации и понимания. Сканд. J. Psychol.25, 117–129 10.1111 / j.1467-9450.1984.tb01005.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Полхус Д. Л. (1998). Весы обмана Паулюса (PDS): Сбалансированный перечень желаемых ответов-7: Руководство пользователя. Норт-Йорк, Огайо: Multi-Health Systems, Incorporated [Google Scholar]
  • Петерсон Дж. Б., Смит К. В., Карсон С. (2002). Открытость и экстраверсия связаны со снижением скрытого торможения: репликации и комментариев. Чел. Индивидуальный. Dif. 33, 1137–1147 10.1016 / s0191-8869 (02) 00004-1 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Plucker J.А., Бегетто Р. А., Доу Г. Т. (2004). Почему для психологов-педагогов творчество не важнее? Возможности, подводные камни и будущие направления в исследовании творчества. Educ. Psychol. 39, 83–96 10.1207 / s15326985ep3902_1 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Плюккер Дж. А., Макел М. К. (2010). «Оценка творческих способностей» в Кембриджском справочнике по творчеству, ред. Кауфман Дж. К., Стернберг Р. Дж. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета;), 48–73 [Google Scholar]
  • Розенкранц Дж. А., Грейс А. А. (2002). Опосредованная дофамином модуляция потенциалов миндалевидного тела, вызванных запахом, во время создания условий Павлова. Природа 417, 282–287 10.1038 / 417282a [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rothenberg A. (1979). Новая богиня: творческий процесс в искусстве, науке и других областях. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета [Google Scholar]
  • Сойер Р. К. (2006). Объясняя творчество: наука о человеческих инновациях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Оксфорд [Google Scholar]
  • Schuler H.(1994). «Общение, а не вдохновение и пот? О требованиях к производительности в высококвалифицированных профессиях », в книге« Компетентность и ответственность »(том 2), ред. Хеллер К.А., Хани Э.А. (Ашленд, Огайо: Хогрефе и Хубер;), 112–116 [Google Scholar]
  • Silvia PJ, Kaufman JC (2010). «Творчество и психические заболевания», Кембриджский справочник по творчеству, ред. Кауфман Дж. К., Стернберг Р. Дж. (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета;), 381–394 [Google Scholar]
  • Саймонтон Д.К. (2000). Творчество: познавательные, личностные, развивающие и социальные аспекты. Являюсь. Psychol. 55, 151–158 10.1037 // 0003-066x.55.1.151 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Саймонтон Д. К. (2003). Научное творчество как ограниченное стохастическое поведение: интеграция перспектив продукта, человека и процесса. Psychol. Бык. 129, 475–494 10.1037 / 0033-2909.129.4.475 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Штернберг Р. Дж., Дэвидсон Дж. Э. (1995). Природа прозрения. Кембридж, Массачусетс: MIT Press [Google Scholar]
  • Трэш Т.М. (2007). «Дифференциация распределения вдохновения и положительного влияния по дням недели: применение логистического многоуровневого моделирования», в Справочнике по методам позитивной психологии, ред. Онг А.Д., Ван Дулмен М. (Нью-Йорк: Oxford University Press;), 515–529 [Google Scholar]
  • Thrash TM, Elliot AJ (2003). Вдохновение как психологический конструкт. J. Pers. Soc. Psychol. 84, 871–889 10.1037 / 0022-3514.84.4.871 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Трэш Т.М., Эллиот А. Дж. (2004). Вдохновение: основные характеристики, составляющие процессы, предшественники и функции. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 957–973 10.1037 / 0022-3514.87.6.957 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Трэш Т. М., Эллиот А. Дж., Марускин Л. А., Кэссиди С. Э. (2010a). Вдохновение и содействие благополучию: тесты на причинность и посредничество. J. Pers. Soc. Psychol. 98, 488–506 10.1037 / a0017906 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Трэш Т. М., Марускин Л. А., Кэссиди С.Э., Фрайер Дж. У., Райан Р. М. (2010b). Посредничество между музой и массами: вдохновение и актуализация творческих идей. J. Pers. Soc. Psychol. 98, 469–487 10.1037 / a0017907 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Topolinski S., Reber R. (2010). Получение понимания опыта «Ага». Curr. Реж. Psychol. Sci. 19, 402–405 10.1177 / 0963721410388803 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Кларк Л. А., Теллеген А. (1988). Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия: шкалы PANAS.J. Pers. Soc. Psychol. 54, 1063–1070 10.1037 / 0022-3514.54.6.1063 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уотсон Д.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.