Взаимодействие людей это: Взаимодействие людей в процессе общения Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Автор: | 12.06.2021

Содержание

Взаимодействие людей в процессе общения Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЛЮДЕЙ В ПРОЦЕССЕ ОБЩЕНИЯ

ГБ. Супрун, психолог

г. Омск

Данная статья посвящена проблемам манипуляции, невербальной коммуникации, механизмов психологической защиты и межличностного познания. Каждое из указанных выше направлений исследовалось психологами в теоретическом и практическом аспектах. Так,

Э. Киршбаум и А. Еремеева рассматривали механизмы психологической защиты, классифицируя их как три основные группы: вытеснение, перенос и рационализация. Каждая группа, считают авторы, включает в себя ряд механизмов, схожих по отдельным признакам (3).

Другой точки зрения придерживаются Л. Субботина, Р. Грановская, И. Никольская (5; 6). Они считают, что каждый механизм психологической защиты может выступать как самостоятельный, и определяет три наиболее часто встречающихся: рационализация, проекция, сублимация.

Представители обеих позиций сходятся во мнении по поводу того, что в основе любого механизма психологической защиты лежит процесс вытеснения либо части информации, либо причины (мотива) конкретного поведения. В этом случае вряд ли можно выделять вытеснение как отдельный, самостоятельный механизм психологической защиты.

Г. Андреева, А. Бодалев, И. Кон, В. Лабунская исследовали механизмы межличностного познания, помогающие адекватно сформировать образ воспринимаемого в сознании воспринимающего. Эти механизмы работают в процессе наблюдения за поведением и эмоциями людей во время общения с ними. При этом получаемая информация интерпретируется субъективно. Из наблюдения субъект получает первое впечатление о своем собеседнике, наделяет его определенными качествами, которые, по его мнению, могли бы быть у этого человека.

Он сравнивает его с собой и переносит свои качества на объект наблюдения, отождествляет объект с собой или с кем-нибудь другим, значимым для субъекта. Таким образом, можно сказать, что механизмы межличностного познания включают отдельные механизмы психологической защиты.

Познание человека человеком осуществляется через их взаимодействие, т.е. через формы поведения одного человека и эмоциональные реакции на совершенные действия или эмоции другого. То же самое происходит и с механизмами психологической защиты. Человек осуществляет свою защиту через определенные формы поведения, которые в свою очередь сопровождаются характерными в данной ситуации эмоциями. Исходя из сказанного, можно утверждать, что совокупность механизмов межличностного познания и психологической защиты и представляет собой эмоционально-поведенческое реагирование субъекта на внешнее воздействие.

Что касается невербальной коммуникации, то следует отметить, что она рассматривалась в двух направлениях. Слуховой коммуникацией занималась группа ученых Института психологии РАН под руководством

доктора биологических наук, профессора, главного научного сотрудника В.П. Морозова. Ими представлено теоретическое обоснование возможности построения психологического портрета человека по особенностям его невербального поведения в процессе речи (голосовые изменения) (3). Иначе говоря, при внимательном слушании можно определить биофизиологические, личностные, социальные, национальные, медицинские и другие особенности говорящего.

Зрительная коммуникация (мимика и пантомимика) исследовалась X. Рюкле, Д. Ниренбергом, Г. Щеки-ным, А. Штангелем, А. Кронником, Е. Жариковым, Е. Крушельницким. Их исследования основаны на сопоставлении поведения и мимических проявлений под воздействием внешних факторов. На этой базе ими были созданы психологические характеристики личности и возможные способы развития познавательных процессов. Невербальная коммуникация усиливает словесную информации посредством мимики, пантомимики, голосовыми изменениями. Внимательный манипулятор, свободно ориентирующийся в невербальной коммуникации, может эффективно влиять на окружающих людей в процессе взаимодействия, прогнозировать поведение партнера или изменить собственные действия в зависимости от ситуации.

Проблемы манипулирования стали предметом изучения ученых-психологов Э. Шострома, Д. Карнеги, В. Шейнова, В. Курбатова. В своих трудах они анализируют процесс манипулирования и раскрывают понятие “манипуляция” с точки зрения межличностного взаимодействия. По их мнению, манипуляция — это скрытая форма управления человеком, осуществляемого против его воли и приносящая манипулятору односторонние преимущества. Кроме того, большое внимание уделяется типам (системам) и подтипам манипуляторов, а также законам и закономерностям манипулирования. Авторы выделяют три типа манипулятора: активный, пассивный, актуализатор. Характеризуя каждый из них, следует обратить внимание, что активный манипулятор делится на две категории. Это объясняется проявлением определенных подтипов, характерных для каждой категории.

Активный манипулятор с проявлением подтипов “Диктатор”, “Судья” и “Калькулятор”. Для этой категории свойственно стремление к управлению, доминированию, всеобщему контролю над окружающими людьми; проявляется ярко выраженное преувеличение своих сил, критичность. Люди этого типа практически никому не верят, всегда обвиняют других, с трудом прощают, стараются перехитрить, лгут.

Активный манипулятор с проявлением подтипов “Соревнующийся” и “Хулиган”. Ему свойственно проявление агрессивности, жестокость. Он управляет с помощью угроз разного рода. Его жизнь проходит в постоянном соревновании, основанном на принципе “выиграть любой ценой”.

Проявление желания быть предметом заботы, носящей постоянный характер, преувеличение своей чувствительности, забывчивости, дозволение и даже способность заставлять других делать за него его работу — характерные черты пассивного манипулятора с проявлением подтипов “Тряпка ”, “Прилипала ” и “Славный парень ”.

Актуализатором следует считать цельную личность с позицией самоценности, восприятием жизни как процесса роста. Любая неудача для него — это временная трудность.

Изучение научной литературы показало, что ученые-психологи фактически не исследовали вопрос зависимости эффективности манипуляции от знания невербальной коммуникации, типа манипулятора и эмоционально-поведенческого реагирования в процессе взаимодействия между людьми. По данной проблеме было проведено исследование, целью которого стало выявление зависимости эффективного манипулирования в процессе взаимодействия между людьми от типа манипулятора, понимания невербальной коммуникации и эмоционально-поведенческого реагирования.

В качестве гипотезы выдвигалось предположение о том, что манипуляция любого типа связана с уровнем знания невербальной коммуникации и проявлениями определенного механизма эмоционально-поведенческого реагирования.

Были поставлены следующие задачи:

1. Выявить у исследуемых лиц тип манипулятора, ведущий механизм эмоционально-поведенческого реагирования и уровень знания невербальной коммуникации.

2. Провести сравнительный анализ по манипулятив-ному фактору.

3. Установить связь между типом манипулятора и эмоционально-поведенческим реагированием; типом манипулятора и уровнем знания невербальной коммуникации.

4. На основании результатов исследования разработать образовательно-развивающую программу.

Исследование проводилось на базе заочного отделения Омской академия МВД России и Центра развития ребенка. Выбор данных категорий обследуемых лиц обусловлен постоянством их контактов с разными людьми в ходе осуществления профессиональной деятельности, результат которой зависит от эффективного общения.

В качестве объекта исследования выступает межличностное взаимодействие, а предмета — зависимость уровня знания невербальной коммуникации, эмоциональноповеденческого реагирования от типа манипулятора.

В результате проведенного исследования был выявлен четвертый тип манипулятора — смешанный. В нем могут проявиться характерные черты всех типов манипуляторов. Именно он является наиболее часто встречающимся в процессе взаимодействия между людьми.

Показатели зрительной и слуховой коммуникации свидетельствуют о том, что знание невербальной коммуникации достигает высокого уровня развития (ЗК -84%, СК — 96%).

Ведущим механизмом эмоционально-поведенческого реагирования является рационализация (50%). Склонность людей обвинять в своих неудачах других приводит к проявлению проекции, что подтверждается результатами исследования (32%).

Способность превращать активные, иногда негативные, желания в позитивные действия (сублимировать) используется людьми значительно реже (16%), хотя считается наилучшим механизмом эмоционально-поведенческого реагирования.

Сравнительный анализ по манипулятивному фактору показал, что уровень знаний невербальной комму-

никации выше у смешанного типа манипулятора, высокие показатели и у актуализатора (диагр. 1). А вот пассивный и активный манипуляторы дают низкие результаты, т.е. они способны ориентироваться в невербальных проявлениях, но очень слабо (диагр. 2).

Диаграмма 1

Актуализатор, % Смешанный тип, % СО Н СО Н Р С П СО Н СО Н Р С П

32 36

24

4 0

40

44

20

10

14

ЗК СК ЭПР ЗК СК ЭПР

Примечания. ЗК — зрительная коммуникация; СК — слуховая коммуникация; ЭПР — эмоционально-поведенческое реагирование; СО — свободно ориентируются; Н — низкий уровень развития; Р — рационализация; С — сублимация; П -проекция.

Диаграмма 2

Пассивный манипулятор, Активный манипулятор,

% %

СО Н СО Н Р С П СО Н СО Н Р с п

СО н

6

2

С Р п

8

0

10

10

6

2 4

ЗК

СК

ЭПР

ЗК

СК

ЭПР

Примечания. ЗК — зрительная коммуникация; СК — слуховая коммуникация; ЭПР — эмоционально-поведенческое реагирование; СО — свободно ориентируются; Н — низкий уровень развития; Р — рационализация; С — сублимация; П -проекция.

Таким образом, выдвинутое предположение о том, что любой тип манипулятора влияет на уровень знания невербальной коммуникации и проявление определенного механизма эмоционально-поведенческого реагирования, полностью подтвердилось.

Что касается выявления связи между типом манипулятора и уровнем знания невербальной коммуникации (ЗК и СК), а также типом манипулятора и эмоционально-поведенческим реагированием, то следует отметить, что для выявления связи и определения ее вида были использованы коэффициент корреляции по Спирмену и Т-критерий Стьюдента, которые свидетельствуют о достоверности полученных данных.

Таблица

Зависимость между типом манипулятора, невербальной коммуникацией (ЗК и СК) и эмоционально-поведенческим реагированием (ЭПР)

Статистические показатели СК ЗК ЭПР

Коэффициент корреляции Спирмена (г) 0,512 0,523 0,5

Критерий Стьюдента (1) 4,4 5,1 4,9

Значимость (1) 0,001 0 0

Значимость (г) 0,001 0,002 0,173

0

4

4

Данные, приведенные в таблице, указывают на наличие умеренной связи между типом манипулятора и уровнем знания невербальной коммуникации (СК и ЗК), а также эмоционально-поведенческим реагированием. Эта связь значима, так как показатель значимости р<0,05. Достоверность полученных сведений подтверждается 1-критерием Стьюдента, который имеет значение > 2.

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать вывод, что существует зависимость эффективности манипулирования в процессе взаимодействия между людьми от типа манипулятора, уровня знаний невербальной коммуникации (ЗК и СК) и эмоционально-поведенческого реагирования участников взаимодействия.

По результатам исследования была разработана образовательно-развивающая программа, направленная на развитие способности создать условия для комфортности в процессе общения у различных типов манипулятора.

В заключение отметим, что часто меняющаяся общественная жизнь, являющаяся внешним фактором воздействия, привела к изменению ведущего механизма эмоционально-поведенческого реагирования. На смену сублимации, как часто встречающемуся ранее механизму, пришла рационализация, которая в данный момент является оптимальной. Следует считать, что в ма-

нипулировании существуют четыре типа манипулятора, а не три, как предполагалось ранее.

ЛИТЕРАТУРА

1. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: Феномены, механизмы и защита. — М.: Изд-во МТЦ ТОО “Черо”, 1996.

2. ДружининВ.Н. Современная психология: Справочное руководство. — М.: ИНФрА-М, 1999.

3. Киршбаум Э.И., Еремеева А.И. Психологическая защита. 2-е изд. — М.: Смысл, 2000.

4. Морозов В.П. Психологический портрет человека по невербальным особенностям его речи // Психологический журнал. — Т. 22. — 2001. — № 6.

5. Никольская И.М., Грановская P.M. Психологическая защита детей. — СПб.: Эксклюзив, 1996.

6. РюклеX. Ваше тайное оружие в общении: Мимика, жесты, движения: Сокр. пер. с нем. — М.: АО “Интерэксперт”, 1996.

7. Субботина ЛЮ. Психологические защиты. — Ярославль: Академия развития: Академия Холдинг, 2000.

8. Шейнов В.П. Скрытое управление человеком: (Психология манипулирования). — М.: ООО “Изд. АСТ”-Мн.: Хар-вест, 2001.

9. Шостром Э. Анти-Карнеги // Э. Шостром: Прихоти удачи / Пер. с англ. — 2-е изд. — Мн.: ООО “Попурри”, 1999.

10. Щекин Г.В. Визуальная психодиагностика: Познание людей по их внешнему облику. — М.: АЛО, 1992. — Вып. 12.

Общение с ребенком | КУРСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ДЕТСКАЯ БОЛЬНИЦА №2

Живя в обществе, человек не может жить без общения. Общение – это взаимодействие людей, это двухсторонний процесс, который включает в себя обмен различной информацией, совместную деятельность и взаимное влияние. Общение означает установление и поддержание контакта между людьми. Вся наша жизнь состоит из процесса общения с теми, кто нас окружает – от членов семьи до случайного прохожего, спросившего «который час?». И далеко не всегда мы получаем удовольствие от общения. Иногда общение становится настолько невыносимым, что человек сознательно психологически изолирует себя от других.

Стремительный научно-технический прогресс в современном мире накладывает отпечаток на характер общения между людьми. В нашем распоряжении огромное количество источников информации о внешнем мире – телевидение, радио, газеты, журналы, интернет. Зачастую мы лучше осведомлены о подробностях жизни знаменитых, но чужих нам людей, нежели о настроениях и мыслях близкого человека. Вместо общения с теми, кто рядом с нами, мы читаем-смотрим-слушаем о событиях, не имеющих к нам никакого отношения. Это приводит к безразличию, ведь мы постепенно разучиваемся понимать и по-настоящему сопереживать.

Современный мир – это многообразие социальных ролей, которые нам приходится играть. Большинство из этих ролей требуют шаблонного поведения: если ты родитель – ты должен воспитывать, начальник – ты должен приказывать, крестный родитель – ты должен дарить подарки в день рождения, родитель – ты должен заботиться о детях, и так далее…

Наши отношения с людьми становятся всё более формальными, в них не хватает непосредственности, душевности, искренности. Формальным становится и общение между людьми. В современном обществе процесс обмена информацией между людьми чаще всего имеет целью влияние друг на друга. Это начинается дома, в семье, в школе, продолжается в офисе, магазине, в ходе политических кампаний, а заканчивается межрасовой и межнациональной враждой незнакомых друг с другом людей.

Общение в социальных сетях позволяет нам быть в курсе того, что происходит у наших друзей – чаще всего лишь «друзей». Виртуальное общение даёт нам бесценную возможность оставаться на связи с теми, кто живёт далеко от нас, и, легко знакомясь с новыми людьми, так же легко прекращать любой контакт. Виртуальное общение располагает к «ношению масок»: где еще, как не в социальных сетях, можно представить себя кем угодно. Люди общаются, чтобы скоротать время, похвастаться собой, осудить других, отвлечься от проблем, не быть в одиночестве. Общение становится развлечением, в то время как «реальное» духовное межличностное общение является целью само по себе.

Что же человек хочет получить от процесса межличностного общения? Каким должен быть этот процесс, чтобы приносить его участникам удовлетворение, удовольствие и духовно их обогащать? Все мы, иногда даже не отдавая себе отчета, ищем друга, учителя, человека, с которым можно быть собой, быть открытым, не боясь быть непонятым и непринятым. Общение с человеком на глубоком уровне позволяет расширить мировоззрение, углубить восприятие, познать самого себя, ощутить многогранность и полноту жизни.

А что же наши дети? Как мы общаемся с ними? Образно говоря, ребенок – это «копилка информации». Не ставя перед собой такой цели, ребенок познает окружающий мир ежечасно и ежесекундно помимо своей воли. Раньше, когда не было столько технических средств, дети познавали мир читая книги, слушая рассказы взрослых, задавая множество вопросов, общаясь со своими близкими людьми. Теперь же они смотрят телевизор и забрасывают вопросами «яндекс» и «гугл». Никто не говорит, что технический прогресс – это плохо, но таким образом в процессе общения с окружающим миром с самого детства обесценивается личность и опыт человека – близкого, реального. И когда ребенок вырастет, он, скорее всего, предпочтет общение с компьютером общению с людьми.

Общение с ребенком у взрослых очень часто сводится к минимуму, что полностью исключает полноценное воспитание. Почему так происходит? Груда дел, домашние хлопоты, работа отнимают у родителей много времени и сил, так что детям остается совсем немного внимания. А то время, что родители посвящают детям, тратится зачастую не на душевное общение и построение доверительных отношений, а на выполнение назидательной функции, включающее определенный набор морали, постулатов и догм.

Отсутствие общения с детьми в семье может выступать разрушительным моментом в развитии нормальных отношений. Важно понимать, что, разговаривая с детьми на различные темы, Вы развиваете отношения между вами, делая их чуточку счастливее, а также снимая излишнюю напряженность.

Общение ребенка со взрослыми должно раскрыть для него мир и показать все лучшие его стороны, а также все отрицательные, которые имеет человечество. Родители облегчают ребенку понимание социальных норм, своим поведением подкрепляя соответствующее поведение, а также помогают ему подчиниться социальным влияниям.

Без внимания, любви, понимания близких взрослых ребенок не станет полноценной личностью. Это внимание он должен получить в семье, ведь именно в семье закладываются все основы общения, которые ребенок в дальнейшем будет развивать.

Будущее взаимодействия людей и машин

Почти у всех есть общее представление об «искусственном интеллекте» (AI), но мало кто точно знает о его возможностях. Когда на рынке появляется новая технология, люди всегда испытывают смешанные чувства. С одной стороны, AI обладает определенным потенциалом, который сможет положительно сказаться на качестве клиентского опыта. С другой стороны, существует опасение, что эта технология непредсказуемо изменит нашу жизнь. Больше всего люди боятся, что AI станет «умнее» их и начнет «действовать» самостоятельно.

Более естественный инструмент взаимодействия с клиентами

Благодаря AI сегодня многие взаимодействия между компаниями и потребителями стали проще, однако мы еще не научились использовать эту технологию на все 100%. Например, разговаривая с другими людьми, мы используем свой естественный язык в сочетании с языком мимики и жестов. В то же время для удаленного общения мы вынуждены использовать компьютерную клавиатуру, и этот способ взаимодействия не является естественным. Чтобы упростить процесс развития или перехода технологии на новый уровень, чтобы ускорить ее внедрение, необходимо применять ее наиболее естественным образом.

По мере развития AI и технологии обработки и создания естественного языка мы сможем отказаться от использования устройств для взаимодействия с технологией. Устройства «запоминают» наши личные предпочтения, но что, если любое оборудование будет становиться «персональным устройством», как только поблизости окажется человек? Только представьте: вы заселяетесь в гостиничный номер, и настенный телевизор или встроенный в стол сенсорный экран начинают функционировать как ваше персональное устройство. Они предлагают к просмотру интересный вам контент, содержат списки ваших контактов и так далее. Технологически это уже возможно. Вопрос только в том, кто первым реализует доступ к таким многопользовательским устройствам просто при появлении человека.

Новый способ взаимодействия для лучшего обслуживания клиентов

Теперь давайте рассмотрим ситуацию с другой стороны. Хотели бы вы взаимодействовать с компьютером по-новому, только за счет голоса, языка, мимики и жестов? Такая технология будет «воспринимать» не только речь, но и эмоциональные состояния, а также сможет моделировать эмоциональную реакцию во время взаимодействия. Рассматривая такую возможность, мы сталкиваемся с общими опасениями насчет AI: вдруг «компьютерный разум» сможет читать наши мысли? Я думаю, это маловероятно, хотя, конечно, компьютеры станут «понимать» нас намного лучше. AI нового поколения сможет улавливать, понимать и даже воспроизводить эмоции, в частности – симпатию. Это позволит сделать взаимодействие людей и машин более естественным.

Связь естественного языка и AI сегодня

Сегодня мы уже пользуемся технологией преобразования речи в текст для взаимодействия с компьютерами. Мы научились записывать человеческую речь и переводить ее в понятный машинам текстовой формат. Кроме того, есть и «обратная» технология: компьютер может синтезировать текст и воспроизводить его «человеческим» голосом. Можно ли исключить сам этап перевода? Смогут ли люди взаимодействовать с машинами напрямую, используя только голос? Взаимодействие человека и машины все больше напоминает обычное человеческое общение.

AI и возрождение речевого канала

В прошлом многие утверждали, что такие цифровые виды связи как электронная почта, чаты и текстовые сообщения полностью вытеснят речевой канал. Эксперты в сфере промышленности по-прежнему прогнозируют уменьшение числа взаимодействий через контакт-центры. Однако вызовы продолжают поступать, ведь люди по-прежнему предпочитают взаимодействовать не с машинами, а с людьми, особенно когда речь идет о решении сложных или конфиденциальных проблем.

На самом деле, в перспективе основная масса обращений будет обрабатываться через речевой канал. Вырастет количество прямых взаимодействий, например, с операторами контакт-центров, по множеству каналов. При этом значение каналов как таковых снизится. Я думаю, в будущем AI сможет обрабатывать большинство обращений клиентов и при необходимости приглашать их к беседе. Канал связи будет выбираться автоматически – исходя из цели обращения и максимальной эффективности обслуживания. Клиентам не придется думать о том, как взаимодействовать с той или иной компанией: они будут общаться так же, как со своими родными и друзьями. Кстати, в перспективе компании смогут идентифицировать всех клиентов по голосу.

Управляемая маршрутизация и естественный язык

Основной проблемой станет управление миллионами параллельных разнообразных взаимодействий людей и машин в новом бесканальном и гиперперсонализированном пространстве. Системы будут автоматически распознавать каждого клиента, разбираться в его проблеме и обеспечивать оптимальное обслуживание в кратчайшие сроки. Понятно, что без привлечения бесконечных вычислительных ресурсов AI такой объем работы просто невыполним.

Машинное обучение и прогнозный AI могут стать залогом бесшовной интеграции человеческих ресурсов и программных агентов,тем самым улучшая клиентский опыт, основанный на идеально организованных естественных взаимодействиях. Взаимодействие клиентов с компаниями претерпит радикальные изменения. Несложно предположить, что такая инновационная маршрутизация позволит перенаправлять большинство вызовов программным агентам.

Самый простой, удобный и естественный способ взаимодействия – это естественный язык. Сегодня стремительно развиваются возможности перевода в реальном времени. В ближайшей перспективе родной язык клиента перестанет иметь значение. Программные агенты будут владеть всеми языками мира. При взаимодействии человека с человеком можно будет использовать средства перевода в реальном времени, которые позволят носителям разных языков понимать друг друга. Так что, по моему мнению, речевые каналы не только сохранят свою значимость – они могут стать популярнее других каналов.

AI: враг или друг?

Людям свойственно опасаться нового. Каждое новое открытие сопряжено с определенными страхами. Например, во времена изобретения парового двигателя многие верили, что пассажиров поезда, движущегося на скорости более 80 миль в час, может раздавить из-за избыточного давления. И все же изобретение паровой машины стало новым словом в области инновационных разработок и перевозок. Страх перед неизведанным можно побороть с помощью контроля. Мы управляем паровым двигателем, как любой другой крупномасштабной машиной, не позволяя ему выйти из-под контроля. Аналогично, нам предстоит научиться контролировать AI, который должен «думать» длянас, а не занас.

Знаете ли вы, как работают современные высокоскоростные поезда? На них используются «механизмы пассивного управления» – системы, которые обеспечивают работу двигателя только при условии постоянной передачи машинистом комбинации сигналов с панели управления. Если по любой причине сигнал движения перестает поступать, двигатель обычно сразу останавливается.

Оглянитесь назад, и вы увидите, что все изобретенные человечеством машины сделали нашу жизнь проще. AI сослужит нам добрую службу, если мы научимся эффективно внедрять эту технологию и управлять ей.

Присоединяйтесь к моему вебинару «Инновационные технологии, которые могут изменить ход истории»(Emerging Technologies that May Change the Course of History), и я расскажу вам о перспективах технологии AI и о том, какую выгоду она может принести вашему предприятию.

«Речь идет о создании мира, где люди мало взаимодействуют друг с другом» Статьи редакции

Размышления музыканта Дэвида Бирна о том, как технологии делают людей одинокими.

6707 просмотров

У меня есть теория: многие технологические разработки и инновации последнего десятилетия объединены негласным всеобъемлющим курсом. Речь идет о создании мира, где люди мало взаимодействуют друг с другом. Я подозреваю, что эта тенденция — не ошибка, это отличительная особенность.

Потребительские технологии, о которых я говорю, не утверждают или не признают, что их основная цель — это устранение необходимости прямого взаимодействия людей, но в поразительном числе случаев так и есть. Я думаю, что это главная цель, даже если она появилась неосознанно.

Большинство технологических новинок, с которыми мы сталкиваемся, — алгоритмы, искусственный интеллект, роботы и беспилотные автомобили, — соответствуют этой схеме. Я не говорю, что такие разработки неэффективны и неудобны. Я просто замечаю шаблон и задаюсь вопросом, можно ли, осознав эту закономерность, понять, что это только одна траектория из многих. Есть и другие пути, по которым мы могли бы пойти, и тот, на котором мы находимся, не неизбежный и не единственный: он был (возможно, неосознанно) нами выбран.

В сознании инженера человеческое взаимодействие часто представляется сложным, неэффективным, шумным и медленным. Возможность сделать что-то «без трения» отодвигает человеческую составляющую в сторону. Когда человек обладает такой же властью над остальными, как технологический сектор над людьми, которые могут не разделять это мировоззрение, появляется риск странного дисбаланса. В мире технологий преобладают мужчины. Тестостерон в сочетании со стремлением максимально устранить взаимодействие с реальными людьми ради «простоты и эффективности» — подумайте сами, это и есть будущее.

Доказательства

Вот несколько примеров довольно распространенных потребительских технологий, которые позволяют человеку меньше взаимодействовать с человеком.

Онлайн-заказ и доставка на дом

Онлайн-заказ очень удобен. Amazon, FreshDirect, Instacart и другие не просто устранили взаимодействие в книжных магазинах и на кассах, они устраняют все человеческие взаимодействия в этих процессах.

Цифровая музыка

Загрузка и потоковое вещание — нет физического магазина, поэтому нет необходимости иметь дело со снобами и всезнающими продавцами. Некоторые сервисы предлагают рекомендации, основанные на алгоритмах, поэтому людям даже не нужно обсуждать музыку с друзьями, чтобы знать, что им нравится. Сервис и так знает.

Приложения для совместных поездок

Минимальное взаимодействие — не нужно называть водителю адрес или предпочтительный маршрут и вообще общаться, если не хочется.

Беспилотные автомобили

С одной стороны, если ехать куда-то с друзьями, то отсутствие необходимости вести машину дает больше времени для общения. Или выпивки — это замечательно.

Но технология нацелена на устранение водителей такси, грузовиков, доставки и многих других. В этом есть огромные преимущества — теоретически машины должны двигаться более безопасно, чем с человеком за рулем, поэтому число несчастных случаев и смертельных происшествий снизится. К недостаткам относится массовая потеря рабочих мест. Но это совсем другая тема. Я здесь вижу тот же шаблон последовательного «устранения человека».

Автоматические кассы

Ресторан Eatsa — это новая версия некогда популярного ресторана без видимых сотрудников Automat. В моей местной аптеке персонал учат, как помогать людям пользоваться контрольными машинами, которые в конечном счете заменят кассиров.

Amazon тестирует магазины с автоматизированными покупками. Их называют Amazon Go. Идея заключается в том, что датчики распознают продукты в корзине покупателя. Он может сразу выйти с покупками: их стоимость будет списана с банковского счета без какого-либо контакта с человеком.

Искусственный интеллект

ИИ часто (хотя и не всегда) принимает решения лучше людей. В некоторых сферах это ожидаемо. Например, ИИ предложит самый быстрый маршрут, который будет учитывать плотность движения и расстояние, в то время как люди склонны доверять проверенному мршруту.

Но появляются и те сферы, где ИИ неожиданно проявляет себя лучше людей. Например, выявление меланомы — машина справляется лучше многих врачей. Многочисленные рутинные юридические работы в скором времени будут выполняться компьютерными программами, а финансовые расчеты уже ведутся машинами.

Роботизированная рабочая сила

На фабриках все меньше и меньше рабочих-людей, а значит, нет необходимости с кем-то общаться, переживать из-за сверхурочной работы или болезней.

Использование роботов дает возможность работодателю не думать о зарплате, здравоохранении, социальном обеспечении, медицинском страховании и пособиях по безработице.

Личные помощники

Благодаря улучшенному распознаванию речи человек все чаще говорит с машиной, например с Google Home или с Amazon Echo, а не с человеком. Происходит масса забавных историй. Например, ребенок говорит: «Алекса, я хочу кукольный дом», и родители обнаруживают его в своей корзине на Amazon.

Большие данные

Усовершенствования и инновации в обработке огромного количества данных приводят к тому, что мы замечаем шаблоны в поведении, которых раньше не видели. Данные кажутся объективными, поэтому мы склонны доверять им, и мы вполне можем прийти к тому, что будем доверять данным больше, чем самим себе, коллегам и друзьям.

Видеоигры и виртуальная реальность

Да, некоторые онлайн-игры интерактивные. Но в большинстве случаев человек, занятый игрой, сидит один в комнате, а взаимодействие — виртуально.

Автоматизированные рынки купли-продажи

Машина, перерабатывающая огромное количество данных, может быстро выявлять тенденции и модели и реагировать на них быстрее, чем человек.

Образование

Распространяется интернет-обучение без прямого взаимодействия с преподавателем.

«Социальные» сети

Это социальное взаимодействие, которое на самом деле не социальное. Facebook и другие сайты — это лишь симуляция реального общения.

Каковы результаты?

Сведение человеческого взаимодействия к минимуму имеет побочные эффекты — некоторые из них хорошие, а некоторые нет. Побочные факторы эффективности, можно сказать.

С точки зрения общества, сокращение контактов и взаимодействий — реального взаимодействия, — должно привести к снижению терпимости и разнообразия, а также к большей зависти и антагонизму.

Как было недавно доказано, социальные сети обостряют разделение, усиливают эффект «эхо-камеры» и позволяют нам жить в когнитивных пузырях. Нас подкармливают тем, что нам уже нравится, или тем, что нравится нашим друзьям (или, что более вероятно, тем, за что кто-то заплатил, чтобы мы это увидели).

Социальные сети делают нас несчастными. Исследование, проведенное в начале этого года двумя учеными-социологами Холли Шакья из Калифорнийского университета Сан-Диего и Николасом Кристакисом из Йеля, показало, что чем больше люди используют Facebook, тем хуже они оценивают свою жизнь.

Я не говорю, что эти инструменты, приложения и другие технологии не очень удобны, умны и эффективны. Я сам использую многие из них. Но в некотором смысле они противоречат нашей человеческой сущности.

Мы развивались как социальные существа, и наша способность к сотрудничеству — это один из главных факторов нашего успеха. Я бы сказал, что инструменты могут дополнять, но не заменять то, что делает человека человеком — социальное взаимодействие и сотрудничество.

Когда взаимодействие становится непривычным и незнакомым, мы изменяемся как вид. Часто наше рациональное мышление убеждает нас, что большая часть наших взаимодействий может быть сведена к ряду логических решений, но мы даже не знаем многих слоев и тонкостей этих взаимодействий. Как скажут поведенческие экономисты, мы не ведем себя рационально — нам это только кажется.

Я бы сказал, что также существует опасность для демократии. Меньше взаимодействия, даже случайное взаимодействие, означает, что человек может жить в «пузыре» своего племени, — и мы знаем, к чему это ведет.

Может ли ослабление контактов спасти нас?

Люди капризны, беспорядочны, эмоциональны, иррациональны и предвзяты, и это иногда кажется непродуктивным. Часто кажется, что наша эгоистичная природа приведет нас к погибели. Есть, казалось бы, множество доводов в пользу того, что устранение человеческого участия из многих сторон нашей жизни сослужит хорошую службу.

Но на мой взгляд, несмотря на то, что наши разные иррациональные склонности могут показаться минусами, многие из них приносят пользу.

Кто мы?

Антонио Дамасио, невролог из Университета Южной Каролины, рассказывает о пациенте по имени Эллиот, у которого была повреждена лобная доля, что сделало его безэмоциональным. В остальном он был умным, здоровым, но эмоционально — как Спок из вселенной «Звездный путь».

Эллиот не мог принимать решения. Он бесконечно колебался в отношении деталей. Дамасио пришел к выводу, что хотя мы и считаем принятие решений процессом рациональным и механическим, именно эмоции позволяют нам на самом деле принимать решения.

Люди несколько непредсказуемые (пока алгоритм полностью не устранил эту иллюзию) получают выгоду в виде сюрпризов, счастливых происшествий и неожиданных находок. Взаимодействие, кооперация и сотрудничество с другими людьми умножают эти возможности.

Человек — социальный вид. Мы сотрудничаем, чтобы достичь того, чего не можем добиться в одиночку. В своей книге «Sapiens: краткая история человечества» Юваль Харари утверждает, что это позволило нам добиться таких успехов.

Он также утверждает, что этому сотрудничеству способствовала способность верить в «вымыслы», такие как страны, деньги, религии и правовые институты. Машины не верят в вымыслы — или пока еще нет. Это не значит, что они не превзойдут нас. Но чем меньше мы взаимодействуем друг с другом, тем больше забываем, как сотрудничать, а значит, теряем наше преимущество.

Наши случайные происшествия и странное поведение — это весело, они делают жизнь приятной. Мне интересно, с чем мы останемся, когда человеческих взаимодействий будет все меньше и меньше. Удалите людей из уравнения, и мы станем менее полноценны как люди и как общество.

«Мы» не существуем как отдельные личности. Мы как личности — жители сетей, мы — отношения. Так мы преуспеваем и процветаем.

Статьи по теме:

  • «Они подкрались незаметно»: Сет Годин о главной угрозе искусственного интеллекта.
  • Без страха и боли: как роботы выбирают правильных работников.
  • Давид Ян: «Роботы должны выполнять рутинные задачи, а человек — думать о вечном».
  • Мир-2030: чем грозит новая технологическая революция
  • Франклин Фоер: «Мир Google и Facebook — это мир конформизма и паранойи»

как сделать эффективным взаимодействие людей и машин и почему в энергетике есть свои особые правила

«Окей, бумер!» — это выражение, используемое представителями поколения Z (зумерами), чтобы приструнить людей старшего возраста, которые любят поучать молодежь, рассказывая о том, что «тогда было – не то, что теперь». Эту фразу принято произносить снисходительно и даже пренебрежительно. Казалось бы, при чем здесь коллаборация людей и «машин»?

Иногда можно услышать, что будущее уже наступило. Но так можно было сказать во время любой из промышленных революций. Во время второй промышленной революции были изобретены двигатель внутреннего сгорания и электрическая лампочка. Технологии прорывные для своего времени, но абсолютно разноплановые. Мы же переживаем четвертую промышленную революцию и правила игры существенно изменились. Все новые технологии основаны друг на друге! Более того, каждая из них в отдельности — мобильные устройства, большие данные, интернет вещей – соединяются, усиливая возможности друг друга.

Есть еще одна особенность. Передовые технологии (социальные сети, мобильные устройства, сенсоры и пр.) приходят к нам из обыденной жизни, но, когда речь заходит о производстве и бизнесе, выбора, по сути, не остается, практически любой бизнес в текущих реалиях хотел бы стать «цифровым и глобальным».

К сожалению, современное представление о возможностях «машин» гипертрофировано, возникает иллюзия наличия простого решения. И вот мы уже пытаемся найти место человеку (а не машины!) в мире будущего… Но внешне простое решение не всегда просто воплотить в жизнь. История прямо сейчас учит нас, что появление первых «машин» в различных сферах жизни не всегда влечет сокращение штата персонала (хотя именно этим пугают футурологи).

Покончили ли банкоматы с кассирами? [1] Вероятно, ответ скорее да, чем нет. Но уменьшилось ли количество служащих банков? Нет, их стало больше. Однако они больше не занимаются рутиной, их задачи стали более сложными.

Главное, что нужно помнить это то, что нельзя поставить знак равно между понятиями «увеличение количества компьютеров» и «сокращение персонала». Автоматизировать можно функцию, а не человека. Любой работник – это набор функций, далеко не все из них могут быть автоматизированы. На это есть множество причин. Однако и работник не священная корова, чей набор трудовых функций неизменен вовеки веков…

Итак, автоматизация – процесс сложный и запутанный, он неизбежно связан с идентификацией функций, которые не могут быть автоматизированы, и созданием «универсальных работников» именно с таким набором неавтоматизированных трудовых функций.

Для поколения Z — это аксиома, но в реальном мире, где автоматизация неизбежно сталкивается с социально-культурной средой различных поколений (если это, конечно, не новомодный стартап), такое положение вещей не вполне очевидно, а, значит, преодоление социально-культурных барьеров потребует время, хотя бы чтобы привыкнуть. Надо быть к этому готовым. Энергетика не исключение. Напротив, консервативность энергетической сферы подчас ограничивает инициативу, но уже сейчас есть много примеров того как энергетические компании становятся лидерами цифровизации. Впрочем, эта цифровизация возможна там, где нет строгих протоколов безопасности, а таких сфер в энергетике, как оказывается, не так и много.


[1] Именно так называется одна из глав в книге Равина Джесутатасана и Джона Будро «Реинжиниринг бизнеса. Как грамотно внедрить автоматизацию и искусственный интеллект» («Reinventing jobs. A 4-step approach for applying automation to work»). Данные о эффектах, которые были вызваны «казусом банкоматов» можно найти там же.

 

Взаимодействие личности, власти и государства в современном обществе. Дискуссии на заседании Института Человека — Новости — Пресс-центр — Главная — Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Доступность. Доброжелательность. Действенность.

15 декабря 2017

Взаимодействие личности, власти и государства в современном обществе. Дискуссии на заседании Института Человека

Евразийский научно-исследовательский Институт Человека пригласил Уполномоченного по правам человека в Свердловской области Татьяну Мерзлякову, активно поддерживающую институт и постоянную участницу дискуссий, на заседание, посвященное теме «Человек и общество: итоги и перспективы взаимодействия».

 Заседание состоялось 14 декабря 2017 года в Зале Ученого совета Уральского государственного экономического университета (УрГЭУ).

Объясняя выбор данной темы, Президент Института Человека, академик РАН Валерий Черешнев отметил, чтосоотношение и взаимодействие человека и общества – стержневая проблема гуманитарного знания. От того или иного ее решения зависит и понимание движущих сил человеческой истории, и трактовка экономических законов, и формирование политических направлений, и обоснование разных систем человеческих ценностей, и статус вероучений, и даже бытовая мораль.

Состав участников дискуссии подтвердил правильность такого выбора.

В заседании участвовал Викентий Митрополит Ташкентский и Узбекистанский, Глава Среднеазиатского Митрополичьего округа. Его доклад о роли религии в жизни человека и в установлении общественного согласия был заслушан с большим вниманием и уважением.

Писатель и публицист, кандидат философских наук Валентин Лукьянин посвятил свое выступление теме «Человек как предмет познания». Он попытался найти ответ на вопрос о том, каким образом и в какой мере взаимодействие личности, власти и государства в современном обществе зависит от состояния гуманитарных наук и гуманитарного знания в обществе.

Доктор педагогических наук Наталья Вербицкая осветила актуальные вопросы «цифровой» социализации молодежи, исследовала возможности повышения эффективности процесса социализации.

Доктор философских наук, профессор Уральского государственного медицинского университета Валентин Князев выбрал темой своего доклада анализ возможных путей молодого человека к духовной идентичности в пространстве постмодернизма. Он отметил, что в общественном сознании циркулирует множество понятий и идей, характеризующих нынешнее социальное устройство: «права человека», «гражданское общество» и его «институты»; «правовой нигилизм», «социальное партнерство» и другие. Ученый попытался выявить, какой реальный смысл кроется за этими понятиями и какую роль они играют в достижении общественного консенсуса, преодолении социальных противоречий и решении актуальных проблем.

По завершении дискуссии состоялась церемония награждения уральских ученых наградами Российской академии наук. По поручению Уполномоченного по правам человека в Свердловской области в работе Института Человека участвовала советник Уполномоченного Ирина Литвинова.

Назад к списку

Главный архитектор Москвы: «Ограничить взаимодействие людей невозможно, не нужно и вредно»

Пандемия и локдаун изменили сознание многих горожан, которые задумались и получили подтверждение возможности жить и работать вне мегаполисов. Но это временное явление, считает главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов: главная польза города — в массовом взаимодействии большого числа людей, уверен он. В первой части интервью с Сергеем Кузнецовым мы обсудили то, как живет Москва сейчас. В продолжении беседы говорим, какие изменения могут ждать город в будущем. 

— Какие последствия пандемии уже сказываются на урбанистике и архитектурном устройстве городов, в том числе Москвы?

— Я не вижу практически никаких подвижек в архитектурном проектировании, понимании урбанистики, градостроительства или дизайна. Если бы наш разговор состоялся в 2005 г., я бы сказал: то, как мы развивались, — это неправильно, нужно заботиться о приоритете для пешеходов, велосипедистов, мотивировать людей гулять в парках и общественных пространствах. Тогда был смысл вести такой разговор. Но не сейчас, когда вышло огромное количество исследований на тему развития городской среды, мотивирующих не на стояние в пробке или сидение дома, а к максимально активному пользованию городской средой. И когда многие возможности уже реализованы, например, можно назначить встречу в парке. Все геофизические вещи и тренды, которые появились в последние годы, актуальны и в том числе с точки зрения противостояния пандемии. Даже в том смысле, что для людей активных, в хорошей форме риск заболеть или получить осложнение меньше. И сегодняшнее видение развития города направлено на то, чтобы людей к такому образу жизни подвигать. Поэтому кроме, может быть, повсеместных замеров температуры я особых влияний пандемии не вижу.

— Руководитель департамента транспорта Москвы Максим Ликсутов, например, говорил о возможных мерах регулирования светофоров — чтобы люди не скапливались на перекрестках и меньше пересекались.

— Тем, чтобы люди не скапливались на перекрестках, нужно заниматься и без пандемии.

В самой постановке вопроса об ограничении контактов есть определенное противоречие. В чем вообще польза города? В массовом взаимодействии большого числа людей. Хомо сапиенс в принципе отличается от остальных видов на земле умением массово взаимодействовать. Это наше серьезное эволюционное преимущество. И город есть квинтэссенция реализации этого преимущества. Город тем и ценен, что дает возможность массового взаимодействия людей в разных форматах, от совместного просмотра футбольного матча, посещения театров и кафе до работы и образования. И теперь все это ставить под сомнение — означает взять и перечеркнуть свое основное цивилизационное преимущество.

Да, параллельно с массовым взаимодействием нужно оценивать уровень комфорта. Так проявляется тема пространства. В самолете существуют первый класс, бизнес-класс и экономический. Чем меньше людей, тем комфортнее — это регламентируется стоимостью. Но в рамках города создать для всех такой уровень комфорта, как в условном бизнес-классе, чтобы везде, где раньше было тесно, стало комфортно, — невозможно.

И однозначно говорить, что хорошо — это обязательно мало людей, тоже нельзя. Приведу пример. Я люблю делать спортивные объекты, у меня их много. Возьмем Большую спортивную арену Лужников. Мы вели сложные и интенсивные переговоры с FIFA о сокращении 8000 мест. Казалось бы, о чем речь? Понятно ведь, что аудитория и касса футбольного матча собираются отнюдь не на стадионе, а с телевидения. Что тогда говорить про какие-то 8000? Но нет. Драйв, энергия и другие плюсы массовых соревнований именно в том, что люди собираются вместе. Это дает гигантский энергетический заряд и, как следствие, — экономический эффект. Так что собираться вместе все-таки очень важно.

Поэтому я считаю, что ограничить взаимодействие невозможно, а главное, не нужно и вредно. Я все-таки очень надеюсь и даже уверен, что необходимость этого скоро спадет. Хотя какие-то плюсы от этого времени можно использовать в дальнейшем. Например, удаленная работа (для тех сфер, где это уместно). И у кого-то появится привычка заниматься спортом, вести здоровый образ жизни, быть готовым в случае каких-то неприятностей полагаться больше на себя, чем на врачей. Врачи большие молодцы, но они не могут всех лечить, лучше все-таки оставить такие вещи на свою ответственность. Я считаю, вот этому должна научить пандемия.

— Рассматриваете ли вы сценарий, что многочисленные огромные здания торговых центров (ТЦ) опустеют и станут невостребованными? Что с ними тогда делать?

— Я думаю, они будут пустеть в любом случае, это было понятно и до пандемии. У людей развиваются другие привычки — потребительские, проводить свободное время иначе. Помню, я года два-три назад разговаривал с Ольгой Захаровой (директор Парка Горького в 2011–2015 гг.), она говорила, что ее приглашали на работу как раз торговые центры — возвращать ту аудиторию, которая ушла в парки. И опять же, это не с пандемией связано, просто все меняется. Я думаю, что офлайн-торговля не уйдет еще очень долго, но формат торгового центра трансформируется из места, куда люди приходят за покупками, в место времяпрепровождения. Даже в Дубае, где весь город был заточен на то, чтобы люди целыми днями торчали в торговых центрах (потому что там, по сути, больше нечего делать), городская среда будет развиваться иначе, в том числе форматы торговли. Хотя, наверное, это будет последний заповедник торговых центров, может быть, вместе с США. А и Россия, и Европа, скорее всего, будут от форматов ТЦ уходить.

— А что будет с этими зданиями? Или рано об этом говорить?

— Рано говорить. Но в целом в современном мире, при нынешнем уровне развития и скорости строительства и сноса, больше актуален вопрос, что будет с земельными участками, а не со зданиями. На земельном участке может стоять одно здание, другое, несколько зданий, может быть парковая зона — что угодно. Скорость конверсии и оборачиваемости строительных участков растет очень быстро. Даже за период моей работы главным архитектором я уже видел смену проектов: строились, сносились, строились, сносились. В Японии вообще у любого здания есть срок годности. Я думаю, что в скором времени мы будем наблюдать очень быстрое обновление ландшафтов.

— И для девелоперов это не катастрофа?

— Нет, наоборот. Это хорошо, потому что подстегивает экономику.

— А какой вы видите судьбу офисных центров, учитывая нынешний вынужденный переход на удаленку? С окончанием пандемии спрос на них сохранится или станет намного меньше?

— Это вопрос сложной аналитики, многие архитектурные бюро и до пандемии работали удаленно, и это никак не сказывалось на качестве работы. С другой стороны, я понимаю, что без живого общения некоторые вопросы решаются сложнее и дольше. Живая коммуникация всегда на шаг впереди онлайна. Спрос на офисы будет устойчивым вне зависимости от пандемии и различных кризисов.

 — Про экологию. С одной стороны, заказчики и сами архитекторы хотят запоминающиеся здания. С другой — современные здания безумно дороги в строительстве и эксплуатации, они требуют огромного количества сил, энергии, денег и т.д. На освещение и праздничную иллюминацию уходит огромное количество электроэнергии. Насколько вопросы экологии учитываются при проектировании города?

— Пока, на мой взгляд, это во многом дань моде. Не могу сказать, что сегодня на повестке тема, например, дороговизны электрификации и обслуживания. Все-таки надо признать, что по крайней мере в России производят много энергии и она довольно доступна. И нельзя сказать, что мы серьезно зависим от ее стоимости. Хотя в мире это более актуальный вопрос. Тем не менее популярность темы сертификатов, экологических стандартов растет, и это хорошо и правильно. Формирование устойчивой среды, которая живет по более экономичным правилам, меньше потребляет, меньше выбрасывает, — это однозначно правильно, тут сомнений быть не может. Но честно говоря, пока энергия дешево стоит, я бы не ожидал особенных прорывов. И хотя тема осознанного потребления стала проявляться больше, к сожалению, все равно в реальности это важно для очень маленького количества очень продвинутых пользователей. Экономичные здания строить сильно дороже, чем не экономичные, и вернуть эти затраты за счет экономии энергии — это пока за горизонтом жизни одного поколения. А привычки вкладывать в настолько далекое будущее, на столетия, в стране пока нет. Тренд одноразовости тоже никто не отменял. А строить здание, рассчитанное на 10 лет, думая об энергоэффективности, которая начнет окупаться через 25–30 лет, согласитесь, странно. Наверное, если на государственном уровне сделают обязательным определенные сертификаты на здание, тогда да, это продвинет тему. Но пока у нас такая регуляция не введена, ожидать массового ухода от неэффективной технологии не стоит.

Общество

Главный архитектор Москвы: «Нельзя говорить, что мы специально развили Москву, чтобы сюда всех засосать»

Первая часть интервью с Сергеем Кузнецовым. О реновации, о том, почему мегаполис не может развиваться по плану, и о разнице между Юрием Лужковым и Сергеем Собяниным 

— Конкуренция среди архитекторов растет, а в Москве появляется все больше проектов международных звезд. Вы сами очевидно ориентируетесь на глобальные тенденции, говорите о Москве как городе, который конкурирует с другими мегаполисами. Но в целом наша страна сейчас взяла милитаристскую риторику, что приводит к усилению изоляции. Это сказывается на вас как на архитекторе, ведь все же архитектура во многом гуманитарная дисциплина, связанная с отражением и формированием мировоззрения, вкуса и т.д.?

С точки зрения профессионального взаимодействия у нас никаких ограничений никогда не было. Было очень большое давление по Зарядью, но косые взгляды шли не от начальства, а от широкой публики. И когда начальство волновалось на тему, что мы сотрудничаем с американцами, то не из-за того, что американцы могли нанести вред, а потому, что было много писем и наездов от широкой общественности. Как это у вас американцы, они же шпионами окажутся, еще какую-нибудь гадость нам подсунут!

Поэтому это вопрос — а кого, собственно, обвинять, откуда у мракобесия ноги растут? Вы говорите — милитаризм, я вижу еще странные религиозные или политические лозунги. Но это все возникает не само по себе. Очевидно, что не только власть такая, а еще и есть такой запрос. Это же тоже правда, что у многих людей есть привычка все время искать виноватых, но смотреть на всех, кроме себя. Кто виноват, если у меня не та жизнь, на которую я рассчитывал? Может быть, я недостаточно хорошо учился сначала в школе, потом в институте (или я вообще туда не поступил), а потом плохо старался на работе, поэтому меня выгнали. У нас мало кто ставит вопрос таким образом. Но если винить во всем других, то будем топтаться на месте и даже двигаться назад. Кто у нас сначала спрашивает с себя, а потом с главного архитектора, в третью очередь — с Собянина, в четвертую — с президента? Нет, у нас обычно в обратном порядке. Но если развернуть очередность и начинать с себя, то и  результаты будут другие.

Конечно, я работаю во власти, поддерживаю систему. Я себе трезво отдаю в этом отчет. Поэтому глупо искать виноватых, если мне что-то не нравится. Мне, кстати, все нравится. Оценивая свою жизнь и работу, считаю, что есть сложности, есть удачи и неудачи, но это рабочие процессы. Я искренне не могу обвинить в этом какого-то стороннего человека, без разницы, из власти или не из власти. На мой взгляд, чем больше людей будут думать так же, тем быстрее Россия будет двигаться к процветанию, чего она, конечно, заслуживает. Мы к World Expo в 2015 г. делали гигантское исследование по возможностям России для экспорта, и Россия по своему потенциалу — самая мощная  страна мира.

— В чем этот потенциал?

— Мы можем развиваться устойчиво и свободно, независимо ни от каких сложностей вроде коронавируса или изменения климата. У нас самые большие запасы ресурсов, леса, пресной воды, самая большая территория, самый благоприятный климат, особенно с учетом глобального потепления. Россия может быть лидером устойчивости в масштабах планеты: экологической повестки, повестки обеспечения продуктами питания, безопасности жизни, производства чего хочешь, обеспечения водой, электричеством и т.д. И Россия должна и войдет в мировую повестку устойчивого позитивного, ступенчатого, созидательного, здорового развития. Я в этом не сомневаюсь. Не с перекосом в военную тематику или общество потребления, как западный мир. Вот какое будущее я считал бы для России очень крутым. Очень надеюсь, что мы все, научившись договариваться друг с другом, трезво воспринимать реальность, не ища виноватых вокруг, а задавая вопросы прежде всего себе, будем успешно двигаться вперед, к светлому будущему, в котором Россия будет мировым лидером.

Среда обитания

Сергей Чобан: «Мы восхищаемся одними городами, а жить хотим в других»

Первая часть интервью с архитектором и руководителем бюро СПИЧ и Tchoban Voss Architekten. Об архитектуре будущего и городе после ковида

— В большинстве мегаполисов центр остается местом концентрации лучшего в городе, а районы часто ранжируются по степени удаленности от центра. Сейчас звучат мнения: удаленка показала людям, что можно жить, не тратя по три часа в день на дорогу, и люди не захотят больше ездить в центр, а захотят «центр» у себя.

— Это тоже не изобретение ковида, а давным-давно существующая идея — «15-минутный город», когда все необходимое находится в пределах 15 минут езды. Предполагается, что в комфортном городе должны быть свои центры, подцентры, районные центры и межрайонные. И многие города, в том числе Москва, пытаются это реализовывать. Например, система ТПУ, когда каждый транспортно-пересадочный узел, по сути, становится центром, где формируется высокоплотная, интенсивная, многофункциональная застройка — торговая, офисная, гостиничная, жилая. Лужники на момент создания были далеко за пределами центра города, это же была деревня. ВДНХ — тоже далеко не центр, который стал важным городским субцентром. Мы сейчас то же самое делаем в Коммунарке, в промышленных зонах, например на территории ЗиЛа. Южный  порт — это самый большой конгломерат промышленных зон, более тысячи гектаров.

Но опять же, это не связано с пандемией. Эти тенденции существуют давно, просто их не так легко реализовать.

— Но люди по-прежнему хотят жить в центре?

— Конечно, есть ментальность, есть экономические факторы, стоимость земли, недвижимости. Можно сколько угодно давать разрешения строить офисы в районе МКАД, но не всегда находятся желающие уезжать из центра. Но мы пробуем, продолжаем. «Москва-сити», который сейчас настоящий центр притяжения, полностью изменил район Магистральных улиц. В перспективе вся территория вдоль реки, где сейчас Фили, Кунцево, Мневники, — будущие очень важные центры Москвы. По своему экономическому потенциалу, даже по тем проектам, концепции которых мы уже согласовали, это как Москва в пределах Садового кольца. Полноценный центр. Южный порт, ЗиЛ и Коммунарка тоже  будут похожие по мощности кластеры.

Москва активно строит четырехугольник — кольцо МЦК и кольцо БКЛ. Это очень популярная схема развития городов, Париж в свое время тоже реализовывал кольца, которые накладываются друг на друга восьмерками. Москва также идет по принципу транспортной системы, которая нацелена на полицентричность: два растянутых непересекающихся кольца.

— Насколько вероятно, что в историческом центре Москвы земля закончится? Как город будет развиваться в этом случае — снос или только расширение?

— Пока мы не знаем ни одного города, где бы в историческом центре закончилась земля. Кроме, может, городов-музеев, как Несебр в Болгарии. Там ничего не строят, это фактически искусственная консервация. В остальных городах, даже в Венеции, что-то строится. А большие города-мегаполисы вроде Лондона ведут очень активное строительство. Это естественный процесс: здания ветшают, что-то сносится. Я понимаю, что у нас слово снос —  это повод закатить глаза, как от пытки каленым железом. Но надо понимать, что если ничего не сносить, то это смерть для города. Во всех городах что-то сносят время от времени. Старое ветшает, выходит из моды, теряет функциональность. Вот если ничего не сносить, тогда да, свободная земля давно закончилась бы.

Снос в Москве начался не вчера. Если оглянуться назад, на Москву Гиляровского, например, еще дореволюционную, это был плотно застроенный город. В 30-е годы очень много было снесено, в 60-е. Вспомните, «Покровские ворота» начинаются со сноса.

— Один из эффектов ковида — тенденция к миграции людей из городов в пригороды. Заметно ли это в Москве?

— Действительно, когда начинался карантин и закрыли границы, очень возрос поиск аренды загородной недвижимости. Но скорее выросла именно аренда, а не покупка-продажа. Понятно, что в силу обстоятельств люди захотели иметь возможность перебраться за город. Но нет статистики, сколько людей решили переехать на постоянной основе. Не просто пожить какое-то время на даче, а продать квартиру в Москве и переселиться в Серпухов. Я что-то таких примеров не знаю. Наивно так думать. Все же очевидно, что карантин носит временный характер. Но даже если допустить в страшном сне, что эта ситуация будет длиться годами, я уверен, что никто не будет бросать московское резидентство. И в других больших городах то же самое.

Теория оттока из городов возникла в западной литературе на волне развития концепции американской мечты. Когда все очень хотели иметь свой дом. Дом был символом успеха, как у нас покупка машины. Но это проходящая мода, и тенденция давным-давно развернулась. Да даже тогда люди уезжали из мегаполисов, но по сути оставались в городе. Ведь эта гигантская субурбия, которая есть практически у любого крупного американского города, это все равно город. Давно известно, что это жутко неэффективная история: гигантские пробки, невозможность проложить метро и нормальные коммуникации. Это все не путь развития и скорее ошибка, какой у нас были советские микрорайоны из панельных пятиэтажек.

Исхода из городов [обратно в пригороды и сельскую местность] в России никогда не прослеживалось. Статистика нигде такого не показывала ни в каком году. Москва стабильно растет примерно на 1% в год. 

Важность человеческого взаимодействия ‹Графика Пеппердин

Искусство Мадлен Дюваль

Будь то мимолетная улыбка, ласковое прикосновение, открытое ухо или продолжительный разговор, общие моменты оживляют жизнь.

Независимо от языка любви, эннеаграммы или места на шкале интровертов / экстравертов, человеческое взаимодействие необходимо для всех. Стремление к общению лежит в основе каждого человека.

«С христианской точки зрения мы видим, что люди по своей природе существа, основанные на отношениях», — сказала Келли Хаер, директор Relationship IQ.«Мы представляем Бога — Бог есть Бог взаимоотношений — в Троице — Отце, Сыне и Святом Духе — и, когда мы представляем Его, мы являемся существами взаимоотношений, созданными для связи с другими людьми».

Хотя каждому человеку требуется разный уровень человеческого взаимодействия, потребность в соединении является неотъемлемой.

Старший Ник Донахью сказал, что считает отношения самым важным в жизни, и посоветовал людям по крайней мере час в день вести содержательный разговор с кем-то, будь то старый друг или кто-то новый.

«Люди должны иметь возможность поговорить с кем-то, увидеть кого-то… чтобы увидеть, что вы не одиноки», — сказал Донахью. «Мы по своей природе очень социальные существа».

Взаимодействие с людьми может влиять на здоровье как положительно, так и отрицательно, как выяснили социологические исследователи из Техасского университета в Остине.

Физическое прикосновение со стороны значимых других людей может улучшить здоровье, Тиффани Филд, директор Исследовательского института прикосновений Медицинской школы Миллера Университета Майами, обнаружила в исследовании.У людей со здоровой системой эмоциональной поддержки меньше шансов умереть от болезней сердца, поскольку высокое кровяное давление остается основным фактором сердечно-сосудистых заболеваний.

Точно так же психиатры показали, как прикосновение партнера коррелирует со снижением реактивности сердечно-сосудистой системы на стресс, в совместном исследовании, опубликованном в «Behavior Medicine». Уровень окситоцина повышается, когда вы держитесь за руки или обнимаетесь, а гормон стресса кортизол понижается. NPR назвал окситоцин «гормоном объятий».”

«Я думаю, что это важная часть человеческого взаимодействия — ощущение тепла и прикосновения от кого-то», — сказала Клэр Дюваль. «Находиться в реальном присутствии других людей — вот что важно».

Взаимодействие с людьми не только полезно физически, но и необходимо для психического здоровья. Одиночество и социальная изоляция вдвойне вредны для физического и психического здоровья, чем ожирение, — обнаружила Джулианна Холт-Лунстад, профессор психологии и нейробиологии в Университете Бригама Янга, в исследовании, соавтором которого она является.

В результате пандемии коронавируса гораздо больший процент человеческих взаимодействий происходит в Интернете.

«Технологии могут обеспечить очень анемичную связь», — сказал Хаер. «Технологии могут быть нездоровой пищей для общения, когда мы просто обмениваемся крошечными кусочками информации по тексту, и мы действительно упускаем доступ к полному доступу к нашим отношениям».

Имея это в виду, Хаер предложил людям использовать социальные сети в качестве трамплина для развития более глубоких связей с другими, вместо того, чтобы довольствоваться дешевым заменителем истинного, дающего жизнь человеческого взаимодействия.Она также призвала всех выйти за пределы себя, звоня друзьям, чтобы узнать о них больше, а не с целью рассказать больше о себе.

«Не говори, просто слушай», — согласился Донахью.

Открытое внимание и прикосновение к тем, кто нуждается в человеческом взаимодействии, не только учитывает благополучие других, но и способствует личному физическому, эмоциональному и психическому благополучию.

_______________________

Свяжитесь с Шарлоттой Уокер по электронной почте: [email protected]

Follow Currents Magazine в Twitter: @PeppCurrents


Теги: Клэр Дюваль связь коронавирус течения 2020 Журнал Currents Токи2020 эннеаграмма Осень 2020 здоровье человеческое взаимодействие Люди Пеппердина Келли Хаер Душевное здоровье Ник Донахью пандемия физическое прикосновение IQ отношений

человеческое взаимодействие в предложении

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете.Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

Человек Взаимодействие — отличный источник разнообразия.

Языки в повседневном использовании выполняют множество функций, которые отражают множество аспектов взаимодействия человека, , , .

Во-первых, это музыка как форма взаимодействия человека , организации или коммерческой деятельности.

Во-первых, это требует внимания к значению приветствия в взаимодействии человека .

Даже если проступок в человеке взаимодействии является только объективным, полностью непреднамеренным и непризнанным, он считается грехом (хотя и чисто объективным грехом).

Последним звеном в коммуникационной цепочке является аспект взаимодействия человека .

Интерфейсы на естественном языке для такого взаимодействия должны учитывать характеристики взаимодействия человека с компьютером, а не пытаться имитировать взаимодействие человека .

Возможности взаимодействия человека, , , включают ввод, готовность, информирование и окончание.

Вторая цель — дать конкретный пример того, как абстракцию можно использовать для аннотирования взаимодействия человека .

Язык стоит за любым взаимодействием человека , поскольку он определяет восприятие и действие.

На рисунке 2 представлены шесть сценариев, которые упорядочены по количеству взаимодействий человека, , , , по сравнению с взаимодействием с компьютером.

Во всех исследованиях сообщалось отдельно по крайней мере две операционализированные независимые переменные, четко различимые как человек, , взаимодействие, и несоциальная переменная, а также эффекты каждой из них.

Мы решили избежать этого дополнительного взаимодействия человек .

Она зависит от аудитории; без человека взаимодействия , без шокирующей реакции, которую она, возможно, ожидала, ее рассказы и даже ее жизнь становятся «вчерашними новостями».

Институты — это правила, которые управляют человеческим взаимодействием , которые могут воплощать и укреплять идеологию.

Но интерфейс на естественном языке не должен пытаться имитировать взаимодействие человека .

Действие и воплощение внутри расположенного человека взаимодействия .

Конечно, должны быть обеспечены общие цели управления, такие как стабильность, производительность и надежность манипулятора человек взаимодействие .

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

Осмысление человеческого взаимодействия выигрывает от коммуникативных сигналов

Участники

Данные ЭЭГ были записаны у двадцати четырех здоровых добровольцев (21 правша, 12 женщин, возраст = 27.1 ± 4,8 года). У всех участников было нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, и они предоставили свое информированное согласие после полного объяснения исследования. Все методы были выполнены в соответствии с соответствующими инструкциями и правилами. Исследование было одобрено Объединенным комитетом по этике исследований в области психологии (EPKEB) Венгрии.

Экспериментальная установка и процедура

Эксперимент проводился в тихой, нормально освещенной комнате. Участники удобно расположились перед столом, положив указательные пальцы на заранее обозначенные клавиши стандартной клавиатуры.Стимулы представлялись централизованно на 17-дюймовом экране ПК, расположенном примерно в 80 см от участников.

Каждое испытание состояло из последовательности трех кадров (27 × 15 см) (рис. 1). Первый кадр отображался 1,5 с, второй кадр 1,8 с и третий кадр 1 с. Продолжительность показов была выбрана с целью приблизить естественную последовательность событий и предоставить участникам достаточно времени для изучения соответствующих аспектов каждой сцены.

Рисунок 1

Пример экспериментального испытания.В кадре 1 глаза получателя открыты (т. Е. Взаимный зрительный контакт). На кадре 2 у получателя закрыты глаза (то есть нет ощущения указывающего жеста). В кадре 3 получатель не смотрит на объект, на который ранее указывал коммуникатор. В 16% испытаний последовательность кадров сопровождалась вопросом, относящимся к одному из предыдущих кадров. Отзыв ([правильный] или [неверный]) давался после каждого ответа.

На первом кадре были изображены два актера (пара женщин или пара мужчин), сидящих по соседству от прямоугольного стола, накрытого черной скатертью (рис.1). Актеры были сообщниками экспериментатора, и они дали свое информированное согласие на использование фотографий в качестве экспериментальных стимулов и для публикации в онлайн-академическом журнале с открытым доступом после полного объяснения цели исследования. Фотографии были сделаны и обработаны первым автором данной статьи в лаборатории CEU Social Body and Mind (SOMBY). Две почти одинаковые японские глиняные кружки были размещены по одной диагонали стола на одинаковом расстоянии от каждого человека.Оба актера повернули головы к средней линии лицом друг к другу. Глаза одного актера («коммуникатора») всегда были открыты, тогда как глаза другого актера («реципиента») были либо открыты, либо закрыты с равной вероятностью. Таким образом, два актера установили взаимный зрительный контакт в 50% испытаний. На втором кадре коммуникатор смотрит и указывает на один из объектов указательным пальцем правой руки. Глаза получателя были либо открыты, либо закрыты с равной вероятностью.Таким образом, получатель воспринимал указательный жест в 50% испытаний. Третий кадр изображал коммуникатора, смотрящего на ранее указанный объект, тогда как получатель смотрел либо на тот же, либо на другой объект с равной вероятностью. Таким образом, два актера смотрели на один и тот же объект в 50% испытаний. Это привело к восьми экспериментальным условиям (таблица 1).

Таблица 1 Условия эксперимента.

Задача участников — следить за кадрами. Чтобы получить показатель уровня их внимания, «испытания по уловам» случайным образом перемежались с «стандартными испытаниями».Испытания по улову отличались от стандартных испытаний тем, что после последовательности кадров задавался вопрос, который относился к одному из предыдущих кадров с равной вероятностью. В частности, вопросы были:

  • Получатель смотрел коммуникатору в глаза? (Ссылка на кадр 1).

  • Получатель уловил указательный жест? (Ссылка на кадр 2).

  • Оба человека смотрели на один и тот же объект? (Ссылка на кадр 3).

Участников попросили ответить на каждый вопрос «да» или «нет», нажав одну из обозначенных клавиш («m» и «z»). Соответствие между двумя ключами и ответами было уравновешено участниками. Вопрос оставался на экране до тех пор, пока участники не ответили. После каждого ответа участники получали обратную связь, которая состояла из слов «правильно» или «неверно» и была видна в течение 200 мс. Таким образом, упор был сделан на точность ответа.Участникам было дано четкое указание уделить столько времени, сколько необходимо, чтобы дать точный ответ.

Эксперимент состоял из восьми блоков. Каждый блок имел приблизительную продолжительность 7 ½ минут и состоял из 72 попыток, 12 из которых были попытками по улову. Интервал между испытаниями был рандомизирован от 2,5 до 3,5 с. В половине блоков коммуникатор находился в левой части экрана, в другой половине — в правой. Блоки были представлены попеременно (коммуникатор слева, затем коммуникатор справа и так далее), и их порядок был уравновешен между участниками.Экспериментальным блокам предшествовали два практических блока примерно по 4 минуты каждый, один с коммуникатором на левой стороне, а другой с коммуникатором на правой стороне.

Сбор данных

Нажатия клавиш участниками записывались с помощью стандартной компьютерной клавиатуры. У участников непрерывно регистрировалась ЭЭГ с использованием тщательно установленных нейлоновых колпачков (Acticap, BrainProducts GmbH, Германия) с 63 электродами, расположенными в соответствии с расширенной версией системы 10–20.Во время записи все электроды были привязаны к правому сосцевидному отростку. Вертикальные и горизонтальные движения глаз контролировались парами электродов, расположенных выше и ниже середины левого глаза и сбоку от каждого глаза, соответственно. Импеданс электродов поддерживался ниже 20 кОм. Сигналы ЭЭГ и ЭОГ усиливались полосовым фильтром 0–250 Гц двумя усилителями постоянного тока BrainAmp (Brain Products GmbH, Гильчинг, Германия) и дискретизировались с частотой 500 Гц.

Обработка и анализ данных

Обработка данных ЭЭГ проводилась с помощью Brain Vision Analyzer 2.1.0 (Brain Products GmbH, Германия). Сначала данные ЭЭГ были повторно привязаны к среднему значению обоих сосцевидных электродов. Данные были отфильтрованы с использованием фильтра низких частот 0,1 Гц (24 дБ / октава) и фильтра высоких частот 40 Гц (24 дБ / октава), чтобы удалить влияние медленных дрейфов и чрезмерного высокочастотного шума. соответственно. Кроме того, для подавления помех от линии электропередачи использовался режекторный фильтр на 50 Гц. Глазная коррекция выполнялась на несегментированных данных с использованием алгоритма Граттона и Коулза 26 , реализованного в BrainVision Analyzer 2.Затем данные были сегментированы в автономном режиме на эпохи от 300 мс до до 1200 мс после начала кадра 3. Полуавтоматическое отклонение артефактов выполнялось перед усреднением, чтобы удалить отдельные испытания, содержащие оставшиеся вертикальные движения глаз или другие артефакты, связанные с ЭЭГ. Эпоха отбрасывалась, когда разница между максимальным и минимальным значением на одном канале превышала 100 мкВ. Средние значения были построены отдельно для каждого условия и каждого участника. Наконец, данные были скорректированы по базовой линии относительно периода времени от 200 мс до начала кадра 3.

Амплитуды интересующих ERP оценивались от пика к пику. N300 был количественно определен как средняя амплитуда между 285 и 315 мс после начала кадра по отношению к средней амплитуде между 215 и 245 мс после начала кадра, тогда как N400 был количественно определен как средняя амплитуда между 370 и 400 мс после начала кадра в отношении до средней амплитуды между 490 и 520 мс после начала кадра. Выбор временных интервалов анализов был основан на совокупном среднем значении испытаний (AGAT) 27 .Как правило, N300, а также N400 демонстрируют топографическое распределение по средней линии волосистой части головы, хотя распределение по передне-задней оси варьируется в разных исследованиях. Таким образом, мы выбрали три области интереса (ROI) вдоль средней линии: передне-лобную область интереса (средняя активность от электродов AFz, AF3, AF4, Fz, F1 и F2), лобно-центральную область интереса (средняя активность от электродов FCz, FC1, FC2, Cz, C1 и C2) и центро-теменной области интереса (средняя активность электродов CPz, CP1, CP2, Pz, P1 и P2).

Чтобы получить полную картину всех соответствующих когнитивных процессов, мы также проанализировали амплитуду потенциала P300, который считается косвенным показателем процессов рабочей памяти 28,29,30 . P300 был количественно определен как средняя амплитуда между 370 и 400 мс после начала кадра по отношению к средней амплитуде между 285 и 315 мс после начала кадра в тех же областях интереса, что и потенциалы N300 и N400.

Статистический анализ проводился посредством повторных измерений 3 × 2 × 2 × 2 ANOVA (поправка Гринхауса – Гейссера, когда предположение о сферичности нарушалось) с факторами: ROI (переднефронтальная vs.лобно-центральный против центрально-теменного), взаимный зрительный контакт в кадре 1 («да» против «нет»), восприятие позывания в кадре 2 («да» против «нет») и совместное внимание в кадре 3 ( «внимание к одному и тому же объекту» или «внимание к разным объектам»). Апостериорные множественные сравнения (с поправкой Бонферрони) проводили с помощью t-критериев для парных выборок.

Какое влияние технологии оказывают на человеческое взаимодействие?

Влияние технологий на человеческое взаимодействие, что это такое?

Технология

— это больше, чем абстрактное понятие, связанное с передовыми инструментами и системами, используемыми предприятиями и конечными пользователями для удобства и автоматизации сложных задач.Он также формирует то, как общества и люди ведут себя, растут, эволюционируют и развиваются как в их собственной жизни, так и в их отношениях с другими. В то время как технологии развивались на протяжении тысячелетий существования людей — от простых инструментов, таких как колесо, ирригационные системы и колесницы, до сложных инструментов, таких как компьютеры, сотовые телефоны, Интернет и самолеты, — в прошлом веке произошел взрыв технологий, которые повлиял на тонкие, но важные изменения в том, как люди видят мир и взаимодействуют с другими.В частности, Интернет и мобильные устройства (например, смартфоны, планшетные компьютеры, мобильные игровые системы и т. Д.) Радикально изменили способ взаимодействия людей друг с другом, поскольку одним из основных воздействий технологий является оптимизация систем связи в форма телекоммуникаций и сетей. Хотя персональный компьютер и другая электроника влияли на человеческое взаимодействие, они, возможно, не оказывали такого критического воздействия на человеческую социологию, пока не появились мобильные компьютеры.Мобильные устройства внесли революционные изменения в человеческое взаимодействие благодаря врожденной природе постоянного подключения к цифровому миру через удобное для переноски устройство, которое можно носить с собой.

Сама природа всех технологических систем изменила поведение и взаимодействие людей в некоторых негативных аспектах, но также создала беспрецедентные возможности для изменения поведения людей в позитивном направлении.

Компьютерные системы и Интернет изменили человеческое взаимодействие, возможно, самым критическим образом по сравнению с некомпьютерными технологическими системами, которые были разработаны в последние несколько столетий.Изменения в том, как люди общаются друг с другом в наши дни — в основном через интеллектуальные приложения, через Интернет / Wi-Fi — имеют как хорошие, так и плохие последствия. Широкая доступность интеллектуальных устройств с выходом в Интернет означает, что теперь близкие могут поддерживать тесный контакт, где бы они ни находились (при условии, что Wi-Fi доступен). Появление VOIP также позволяет практически мгновенно общаться через Интернет, даже когда сотовая связь недоступна. Сейчас людям легче, чем когда-либо, оставаться ближе (в цифровом формате) к своим близким, когда они физически находятся далеко друг от друга.Skype, FaceTime, вызовы Facebook Messenger, вызовы Viber и WhatsApp — все это дает людям надежные возможности для использования Интернета в качестве платформы для глобального общения. Это также относится к деловому миру, где глобальные компании нередко проводят собеседования с клиентами или потенциальным персоналом с помощью VOIP и приложений для обмена сообщениями. Кроме того, социальные сети, форумы и интерактивный Web 2.0 позволяют людям со всего мира общаться, встречаться, учиться и расти вместе с помощью цифровой среды.Технологии даже изменили некоторые общие модели поведения, связанные с изучением мира и общением с людьми по всему миру. Например, друзей по переписке в значительной степени заменили «ключевыми друзьями», и вместо людей, идущих в языковые центры для изучения языка, люди часто обращаются к YouTube или подкастам, чтобы узнать о других культурах и языках.

Однако не все эффекты положительны. Хотя технологии помогли преодолеть глобальный разрыв, связав людей через цифровой мир, те, кто физически близок друг к другу, часто находятся далеко друг от друга из-за своей неспособности отделиться от своих мобильных устройств.Это называется виртуальным расстоянием . Кроме того, современные технологии часто связаны с чрезмерным воздействием ЭМП и чрезмерным воздействием синего света, в то время как развивающиеся дети не только сталкиваются с возможными когнитивными изменениями из-за постоянного воздействия вышеперечисленных факторов, но и часто растут, возможно, в более неблагоприятных условиях. изолированным образом из-за того, что они постоянно «подключаются» к своим интеллектуальным устройствам вместо того, чтобы физически проводить время с друзьями.

Положительный эффект

Технологии (включая вычислительные и не вычислительные системы) помогли преодолеть глобальный разрыв в эпоху глобализации.Этот мост позволил множеству людей познавать мир и общаться с другими способами, которые ранее были невозможны. Путешествие по миру с помощью бронирования билетов и гостиницы со смартфона также позволило быстро, удобно и эффективно выполнить желаемую задачу (путешествие), для чего, в отличие от прежних времен, не требуется наличие турагента, что упрощает задачу. Онлайн-банкинг и мобильный банкинг также в значительной степени заменили необходимость взаимодействия с кассиром банка для денежных транзакций, как и банкоматы, которые экономят время, ресурсы и накладные расходы, одновременно повышая эффективность и действенность задач.

Интернет также является почти бесконечным источником ресурсов, учебных материалов и систем обучения, позволяющих людям учиться или работать из собственного дома, ни с кем не взаимодействуя. Это привело к увеличению числа цифровых кочевников / дистанционной работы и систем дистанционного обучения, что привело к увеличению удобства для тех, кто находится в пути, но также часто имеет непредвиденные последствия, когда студенты, рабочие, взрослые и дети теряют свои социальные навыки из-за к тому, чтобы быть все более изолированным от других.

Кроме того, для социального взаимодействия люди часто встречаются с друзьями или на свиданиях с помощью приложений, не выходя из собственного дома. Это контрастирует с предыдущим возрастом встреч с друзьями и свиданий посредством повседневного общения за пределами собственного дома. Обратной стороной этого является возможное распространение антисоциального поведения и недостаточное развитие социальных навыков, когда вместо того, чтобы встречаться с людьми из внешнего мира, некоторые молодые люди могут общаться только с помощью текстовых сообщений через приложения для обмена сообщениями или знакомств.


Более быстрое и простое общение

Связь, транспорт и взаимодействие с другими людьми стали быстрее, чем когда-либо прежде, с появлением самолетов, поездов, автобусов, автомобилей, а также компьютерных / мобильных приложений для обмена сообщениями и социальных сетей. Такие сложные задачи не только быстрее, но и эффективнее. В древности на путешествие из одного конца земного шара в другой или даже на установление контакта с кем-то с другого конца света уходили месяцы, если не годы.Сегодня эти задачи можно выполнить за день или за несколько минут, что делает жизнь в современном мире намного проще и эффективнее. Для людей, ведущих активный образ жизни, и для бизнеса «время — деньги», поэтому экономия времени и повышение эффективности задач имеют решающее значение.


Негативный эффект

Technology одновременно устранила и создала пробел. Виртуальное расстояние — это явление, когда люди физически находятся вместе, но отделены друг от друга из-за того, что они полностью поглощены своим технологическим устройством, таким как ноутбук или смартфон / планшет (мобильное устройство).Это означает, что пары, родители и дети, а также все типы других человеческих взаимодействий отодвигаются на второй план, в то время как люди заняты подключением к другим в цифровом пространстве через свои технологические устройства.


Конец близости

Люди нередко предпочитают писать текстовые сообщения, а не встречаться, или, по крайней мере, звонить и таким образом слышать другой человеческий голос. Также нередки случаи, когда люди ходят или даже сидят с другими, склонив голову перед своим цифровым устройством, не говоря ни слова и даже не замечая ничего о ком-либо еще.Таким образом, человеческие взаимодействия и отношения в значительной степени уменьшились, в то время как близость и взаимодействие между людьми были заменены взаимодействиями между людьми . Технологии помогли изменить человеческое поведение, создав разрыв между людьми и уменьшив близость. В эпоху, когда роботы и искусственный интеллект постепенно заменяют людей на рабочем месте, это взаимодействие между людьми и машинами будет только усиливаться.


Определение человеческого взаимодействия

Взаимодействие людей можно определить как любое действие, совершаемое между двумя людьми, к лучшему или к худшему.Социология — это изучение человеческих взаимодействий и взаимоотношений по отношению к обществам и культурам.


Изменение правил взаимодействия с людьми

По мере того, как глобализованный мир усиливает переплетение обществ и культур — часто с помощью таких технологий, как социальные сети и Интернет, — многие культуры поглощаются постоянно растущей культурой, которая в значительной степени зависит от технологий. В то время как телефоны, например, существуют уже много десятилетий, приложения для обмена сообщениями и мобильные устройства позволяют людям применять совершенно новые поведенческие механизмы, которые обеспечивают большее удобство и упрощают выполнение задач, при этом компромисс сводится к сокращению взаимодействия между людьми. .Например, эмигранты в зарубежных странах нередко откладывают изучение местного языка и используют Google Translate и другое программное обеспечение для перевода для общения, что часто приводит к недопониманию и созданию цифровой стены между двумя сторонами. Технологии теперь служат средством взаимодействия людей, что (в случае компьютерных технологий) только увеличивает взаимодействие человека с машиной.


Виртуальное расстояние и растущий ребенок

Как отмечалось выше, явление виртуального расстояния затрагивает каждого человека на Земле, использующего мобильные технологии, но особенно разрушительно для растущих детей.Поведение укоренено в мозге, и из-за нейропластичности и эпигенетики когнитивное развитие также рассматривает развитие психологических факторов и человеческого поведения, поскольку мозг ребенка «реагирует» на сигналы окружающей среды и поведение других. Дети учатся, наблюдая за своими родителями и сверстниками и взаимодействуя с ними, но их когнитивное и психологическое развитие может быть затруднено, а определенные социальные навыки потеряны или задерживаются, когда они отключены от других и чрезмерно подвержены воздействию технологий.Уменьшение межчеловеческого взаимодействия и усиление межчеловеческого взаимодействия может значительно затруднить нормальное развитие детей, которым для роста необходимо здоровое человеческое взаимодействие.

Феномен виртуального расстояния также вредит серверу и взаимодействию , которое формирует архитектуру мозга и нейронные связи. Это взаимодействие представляет собой социологический механизм, основанный на действии-реакции, когда, например, ребенок или младенец плачет, что должно привести к каскаду ответов от родителя или другого взрослого.Как отмечает Гарвард, «когда младенец или маленький ребенок лепетает, жестикулирует или плачет, а взрослый соответствующим образом реагирует на зрительный контакт, слова или объятия, в мозгу ребенка выстраиваются и укрепляются нейронные связи, которые поддерживают развитие общения. и социальные навыки. Подобно оживленной игре в теннис, волейбол или пинг-понг, эта игра взад-вперед одновременно развлекает и способствует развитию навыков. Когда воспитатели чутко реагируют на сигналы и потребности маленького ребенка, они создают среду, богатую опытом обслуживания и взаимопомощи.»(« Подать и вернуть ») [1]. Этот ответ также может помочь развить в ребенке сочувствие и сострадание, когда его собственные потребности удовлетворяются чутким образом (обычно от родителей). Это очень важно, поскольку отмечается, что чрезмерное использование технологий часто приводит к отсутствию сочувствия у некоторых, которые настолько разобщены, что не желают участвовать в помощи в поведении.


Как виртуальное расстояние влияет на человеческие отношения?

Виртуальное расстояние создало разрыв между множеством типов человеческих отношений, в том числе:


  • Пары: пары нередко проводят все меньше и меньше времени, разговаривая друг с другом, и больше времени проводят за своими мобильными устройствами или телевизорами.
  • Учителя и ученики: с появлением планшетов, приложений и компьютерных устройств школы стали использовать мобильные устройства и интернет-шлюзы для выполнения заданий и обучения
  • Родители и дети: часто планшеты воспитывают детей больше, чем родители, в то время как неспособность родителей напрямую взаимодействовать со своими детьми часто приводит к отключению детей, которые не развили правильные социальные навыки, чтобы общаться с другими здоровым образом.
  • Сотрудники: С развитием современных технологий, которые служат для автоматизации задач и замены определенных нетехнологических систем, персоналу часто не нужно взаимодействовать с другими работниками так же активно, как раньше, но часто больше взаимодействует с компьютерными системами.Это еще более серьезная проблема для удаленной работы и цифровой кочевой работы. Это часто приводит к отсутствию энтузиазма в работе и / или отсутствию приверженности проектам, а также к недопониманию и недопониманию.

Одной из основных областей взаимодействия, на которую повлияли виртуальное расстояние и технологии, помимо воспитания детей, являются свидания. С появлением популярных приложений для знакомств, таких как Tinder, люди не используют социальные навыки для знакомства с потенциальными партнерами, а просто пролистывают «каталог» людей.Кроме того, ghosting (просто исчезновение из цифрового мира, когда кто-то больше не интересуется) часто очень распространен, что является результатом недостатка социальных навыков — или смелости — чтобы завершить отношения старомодным способом. Таким образом, виртуальное расстояние напрямую приводит к снижению утонченных социальных навыков, которые ранее были универсальными.


Когда подключение действительно означает отключение

Хотя технологии помогли преодолеть глобальные пробелы, устройства и приложения для социальных сетей / обмена сообщениями, например, в значительной степени помогли создать больший разрыв между людьми.Повышенная изоляция, снижение социального взаимодействия и социальных навыков, а также усиление взаимодействия человека с машиной — все это результат чрезмерного использования технологий, которое создало стену между многими людьми во всем мире. Вместо того, чтобы физически испытывать эмоции другого человека, большинство людей, которые используют только технологии для взаимодействия, полагаются, например, на смайлики. И вместо того, чтобы встречаться физически, многие люди предпочитают общаться в чате через Интернет. Когда встречи действительно происходят, социальные взаимодействия часто сокращаются и превращаются в чаты, в промежутках между которыми они приклеиваются к мобильному устройству.


Последние мысли

В наши дни многие люди живут в цифровом мире больше, чем в реальном мире. Это часто приводит к множеству поверхностных отношений и значительному снижению близости, что напрямую влияет на то, как люди действуют, ценности и ожидания людей, а также на то, как люди думают о других. Технологии сформировали то, как дети видят и взаимодействуют с другими людьми и с миром, что сильно влияет на их развитие.

Но технологии действительно способны ликвидировать пробелы при правильном использовании.Это значительно улучшило общение во всем мире, повысило эффективность транспорта и других личных и деловых задач и, таким образом, дало людям во всем мире возможность взаимодействовать с другими мощным, хотя и другим способом.

Взаимодействие и человеческое общение | Межличностные отношения

Невозможность не общаться

Во время взаимодействия ни один человек не может перестать вести себя, и каждый приспосабливается к поведению другого.Говорят ли они или молчат, активны или пассивны, они ведут себя. Каждый человек воспринимает поведение другого и придает значение некоторым из них.

Действия, которым приписывается значение, становятся сообщениями. Поскольку любое поведение может стать сообщением, невозможно удержаться от создания смысла во взаимодействии. В этом смысле нельзя общаться.

Во время взаимодействия все, что вы делаете или не делаете, — это сообщение. Если вы приближаетесь к кому-то, когда разговариваете с ним, вы говорите одно, если вы остаетесь на месте, вы говорите что-то другое.В зависимости от роли каждого человека, того, кем он является, какова текущая ситуация, разные действия и слова могут передавать разные вещи.

Самораскрытие и самооценка

Самораскрытие во взаимодействии — это раскрытие «внутреннего» или «реального» человека другому либо раскрытие или сокрытие важной информации о своих чувствах или переживаниях. Самораскрытие относится к самооценке, которая представляет собой образ самого себя, состоящий из набора ролевых образов.В различных ролях у вас есть образ себя как-то действующего или как-то являющегося самим собой. Самораскрытие может быть постоянной попыткой не раскрывать информацию о себе и своих чувствах в попытке защитить свое представление о себе. Если вы раскроете все свои личные чувства, вы можете почувствовать себя уязвимым.

Я или самооценка — это центр, из которого происходит все общение. Когда есть предполагаемая угроза самооценке, общение будет характеризоваться защитой.Защитное общение подразумевает попытку человека скрыть какое-то важное значение, чтобы защитить свое представление о себе. Например, если кто-то раскритиковал кого-то, назвав его некомпетентным, этот человек может начать чувствовать себя глупо и захочет это скрыть. Это может заставить их защищаться и захотеть скрыть свое «я» или представление о себе как о глупом человеке. Люди пытаются защитить свои представления о себе. Кто-то может попытаться скрыть аспекты своей самооценки или скрыть свои чувства и решения относительно своей жизни.Эти чувства и решения могут быть поняты или непонятны другим людям. Кто-то может долгое время поддерживать отношения с кем-то другим и скрывать определенные чувства, потому что они защищаются или просто не хотят, чтобы другой человек знал об этом.

Раскрытие опыта здесь и сейчас

Один из аспектов раскрытия информации — это выражение того, что человек чувствует, думает и переживает «здесь и сейчас». В некотором смысле здоровое общение может быть достигнуто только в том случае, если оба участника взаимодействия открыто, свободно и спонтанно выражают друг другу то, что они испытывают в непосредственной ситуации.Трудности в общении возникают, когда человек пытается сообщить одно, в то время как на самом деле чувствует или переживает что-то другое. Например, гомосексуалистов могут привлекать натуралы, но они, вероятно, будут скрывать свои чувства при общении с ними, потому что это неуместно. Вероятно, существуют невероятно сложные способы, которыми чувства людей выражаются или не выражаются в моментальных взаимодействиях (между друзьями и незнакомцами, гетеросексуалами и гомосексуалистами и т. Д.).

Эффективное общение предполагает соответствие между тем, что человек переживает, и тем, что он выражает во время взаимодействия. Поэтому, если человек злится, он должен выразить свою злость соответствующим образом. Раскрытие не обязательно означает, что человеку необходимо раскрыть все свои секреты, однако это означает, что ему необходимо раскрыть соответствующий объем информации в подходящее время. Например, если родитель злится на ребенка, не объясняя, почему он злится, было бы неуместно, потому что ребенок не знал бы, что делать, чтобы родитель не злился на него в будущем.Ребенку может показаться, что родитель просто рассержен, и тогда родитель не сможет должным образом раскрыть или сообщить о том, что он зол и о причине своего гнева.

Несоответствие роли и контекста

Основные трудности в межличностном общении возникают, когда человек берет на себя роль, не вписывающуюся в контекст сделки. Предположим, два армейских приятеля пошли пить. Их вечер проходит приятно, когда Фрэнк (сержант) говорит Бобу (капралу): «Дайте мне еще выпить.«Бери сам, с меня хватит», — отвечает Боб. Фрэнк угрожает: «Послушай, я тебя выше. Не забывай этого. И я приказал тебе принести мне еще выпить. Роль, которую берет на себя Фрэнк, уместна в контексте ведения военного бизнеса, но несовместима с ситуацией, когда два приятеля проводят время, проводя хорошее время. Говорил ли Фрэнк серьезно или в шутку, Боб, вероятно, почувствует себя обиженным и обиженным. Несоответствие роли и контекста, таким образом, становится источником трудностей в общении между Фрэнком и Бобом.

Это могло бы стать источником большого удовольствия. Вы можете рассматривать каждое взаимодействие как такое, в котором каждый человек должен соответствовать определенной роли или ролям. Если они не подходят для этих ролей, все может пойти не так.

Несоответствие ролей

Трудности в межличностном общении возникают, когда два человека в транзакции принимают на себя несовместимые роли. Если Дэнни пытается разговаривать с Мэри как с другом, а Мэри отвечает Дэнни не как с его другом, а как с его руководителем, их роли явно несовместимы.

Важность человеческого взаимодействия в эпоху технологий | Линдси (Лазарт) Карсон

Несмотря на неограниченный доступ, который у нас есть через онлайн-общение, меня до сих пор поражает то, как мало мы используем его для личного общения.

Мы часто общаемся друг с другом через Интернет — через текстовые сообщения, социальные сети, обмен сообщениями, электронную почту и т. Д. — Но когда дело доходит до личного разговора, мы часто склонны избегать его.

Мы пренебрегаем человеческим взаимодействием, потому что вместо этого мы так привязаны к онлайн-уведомлениям, которые нас ждут.

Но поддержание адекватного уровня человеческого взаимодействия по-прежнему чрезвычайно важно в наш современный век технологий.

Без физического взаимодействия с людьми мы потенциально теряем чувство реальной связи. Мы станем нечувствительными, оцепеневшими и забывающими о социальных сигналах, свидетелями которых мы стали бы, если бы разговор велся лично.

Возьмем, к примеру, онлайн-знакомства. В статье , опубликованной на CNN.com , писатель цитирует исследование, проведенное среди «примерно 1300 (в основном) студентов колледжа», которые использовали приложение для знакомств Tinder.Основываясь на результатах, автор исследования пишет:

«В результате того, как работает приложение и что оно требует от своих пользователей, люди, использующие Tinder, через некоторое время могут начать чувствовать себя обезличенными и одноразовыми в своих социальных взаимодействиях, развивают повышенное понимание (и критику) своей внешности и тела и верят, что всегда есть что-то лучшее за углом, или, скорее, со следующим движением экрана, даже если сомневаются в собственной ценности ».

Лично я несколько раз пробовал онлайн-свидания, и у меня ничего не получилось.И я не мог повернуть время вспять, чтобы воссоздать органичное, естественное взаимодействие. Напротив, это было полностью преднамеренно и поверхностно.

Хотя, несмотря на то, насколько я активен в сети (, а не онлайн-знакомств) и в социальных сетях, я всегда буду за то, чтобы сначала поговорить с людьми лицом к лицу.

Потому что мне нравится видеть реакцию людей — их улыбку, слышать их смех и получать весь опыт, который был бы упущен, если бы все это происходило в Интернете.

Взаимодействие человека и робота — обзор

Влияние во взаимодействии человека и робота

Раннее исследование взаимодействия человека и робота ( HRI ) показало, что люди склонны «олицетворять» компьютеры (Scheibe & Erwin, 1979).Субъекты в исследовании Шайбе и Эрвина использовали личные местоимения («ты» или «он / она») для компьютеров и были очень эмоционально вовлечены в простую стратегическую игру с компьютером. Такое поведение не было связано с реальной производительностью игры, показывая диссоциацию между нормативным, рациональным взаимодействием с компьютером и конкретными социально-эмоциональными реакциями пользователя-человека. В соответствии с этими выводами, Ривз и Насс (1996) разработали теорию уравнения среды , которая утверждает, что, поскольку взаимодействие человека с машиной является естественным и социальным по своей природе, правила взаимодействия человека и человека также применимы к взаимодействиям человека с машиной.

Опираясь на идеи теории уравнения среды, Насс и его коллеги (Nass & Moon, 2000; Nass, Moon, Morkes, Kim, & Fogg, 1997b; Nass, Steuer, Henriksen, & Dryer, 1994) демонстрируют, что люди-пользователи склонны взаимодействовать с компьютерами, как если бы они были независимыми социальными субъектами ( компьютеров как социальные субъекты , CASA ). Теория CASA утверждает, что, во-первых, люди используют те же правила и эвристику при взаимодействии с компьютером, что и при взаимодействии с людьми, а во-вторых, будучи «бездумными», человеческие акторы не осознают своего поведения по отношению к компьютерам.Используя теории социальной психологии и эмпирические тесты, ряд исследований подтвердил идеи, лежащие в основе CASA. Например, в выборках студентов определенные стереотипы, которые, как предполагалось, применимы только к людям, также использовались при взаимодействии с компьютерами. Например, в одном исследовании (Nass, Moon, & Green, 1997a) участники демонстрировали стереотипное гендерное поведение при взаимодействии с компьютером мужским, женским или нейтральным голосом. В другом исследовании (Nass, Isbister, & Lee, 2000) участникам были показаны видео с людьми той же или другой этнической принадлежности.В одном случае им сказали, что они взаимодействуют с человеком, в другом — они думали, что взаимодействуют с программным агентом. В обоих случаях участники продемонстрировали стереотипные внутригрупповые предпочтения. Из подобных исследований был сделан вывод, что люди бездумно реагируют на социальные сигналы, независимо от того, исходят они от машины или нет.

Модель CASA утверждает, что люди будут иметь тенденцию взаимодействовать с компьютерами, как если бы они были людьми, даже если компьютеры совсем не похожи на них.Насс и Мун (2000) добавляют, что тенденция человека-пользователя проявлять человеческое поведение по отношению к машине возрастает, когда степень человеческого сходства (например, персонализированный интерфейс; использование языка; отображение человеческого лица; выражение эмоций; интерактивность) увеличивается.

Идея о том, что подобие человека в машине увеличивает склонность человека к позитивному взаимодействию с ней, также была выдвинута в других исследованиях взаимодействия человека и робота (см., Например, Cappella & Pelachaud, 2002).Исследования Брюса, Нурбахша и Симмонса (2001) показали, что люди более склонны к взаимодействию с роботом, если у него человеческое лицо и если он двигает головой (подвижный экран). Факторами, которые способствуют человеческой тенденции антропоморфизировать роботов , являются независимое движение (см., Например, Tremoulet & Feldman, 2000) и лицо с глазами (см. Scassellati, 2002). Однако подобие человека имеет свои пределы, как показывают исследования с использованием гипотезы сверхъестественной долины .Гипотеза сверхъестественной долины, первоначально предложенная японским робототехником Масахиро Мори (1982), утверждает, что люди положительно реагируют на увеличение человеческого сходства роботов, но в случае небольшого отклонения от идеального человеческого подобия они имеют тенденцию реагировать пренебрежительно. Эмпирические исследования последних лет позволили проанализировать эффект сверхъестественной долины с различных точек зрения, например, с точки зрения развития (Lewkowicz & Ghazanfar, 2012) и с помощью отслеживания взгляда (Cheetham, Pavlovic, Jordan, Suter, & Jäncke, 2013), а также функциональная визуализация мозга (Cheetham, Suter, & Jäncke, 2011).

Однако пока мало доказательств того, что люди действительно эмоционально реагируют на роботов. Исследования, изучающие эмоциональные реакции людей при нанесении вреда роботу или наблюдению за тем, как роботу причиняют вред (Bartneck & Hu, 2008; Rosenthal-von der Pütten, Krämer, Hoffmann, Sobieraj, & Eimler, 2013; Slater et al., 2006), продемонстрировали, что готовность участников «навредить» роботу выше, чем их готовность причинить вред человеку в классическом эксперименте Милграма, и что почти все участники были готовы уничтожить робота, чего они, вероятно, не стали бы, если бы это был «Настоящее» живое существо.На первый взгляд, эти результаты могут противоречить идее человеческого сходства во взаимодействиях человека и робота. Но в то же время почти все здоровые участники сообщали об одних и тех же негативных чувствах, тех же моральных опасениях, а также о том же возбуждении и стрессе, которые они испытали бы, если бы их попросили причинить вред или убить живое существо, даже если «пострадал» робот — это всего лишь робот с функциональным, неэмоциональным воплощением. Розенталь-фон дер Пюттен и др. (2013) утверждают, что эта эмоционально-поведенческая диссоциация происходит из-за осознания того, что никакого реального вреда не наносится, потому что робот не является живым существом, и что это самооправдание компенсирует эмоциональную реакцию.Также было продемонстрировано, что люди приписывают роботам эмоциональные состояния и соответствующим образом корректируют свое поведение (Eimler, Krämer, & von der Pütten, 2011). Эти результаты согласуются с выводом, сделанным в упомянутом выше исследовании Шайбе и Эрвина, о том, что существует диссоциация между рациональным поведением, с одной стороны, и социально-эмоциональной реакцией, с другой. Одно из объяснений, которое может объяснить эти, казалось бы, противоречивые результаты, — это содержание ментальных моделей, которые люди используют при рассмотрении роботов.Эти ментальные модели содержат схемы, убеждения и эвристики, определяющие категорию объектов, к которой принадлежит рассматриваемый объект. Они формируются автоматически, когда новый объект вызывает извлечение опыта и знаний из долговременной памяти, которые определяют реакцию на рассматриваемый объект (см. Gentner & Markman, 1997, для получения дополнительной информации о задействованных когнитивных процессах). Комбинируя этот опыт и знания, ментальная модель объекта возникает более или менее мгновенно в течение первых двух минут взаимодействия (Powers & Kiesler, 2006).Предполагается, что сигналы запускают одновременный поиск независимо от того, являются ли извлеченные категории взаимоисключающими (Hintzman, 1986). Таким образом, ментальная модель робота вполне может содержать характеристики, типичные для механических роботов и живых существ одновременно. Поскольку ментальные модели включают как эмоции, так и рассуждения, интеграция разрозненных характеристик в одну ментальную модель может объяснить диссоциацию между рациональным поведением и социально-эмоциональной реакцией (см. Kiesler & Goetz, 2002; Powers & Kiesler, 2006).

Хотя рациональные реакции на механические свойства робота иногда кажутся сильнее, чем эмоциональные реакции на его естественные особенности, это не всегда так. Ряд исследований (Kidd, Taggart, & Turkle, 2006; Klamer & Ben Allouch, 2010; Turkle, 2005; Wada, Shibata, Saito, Sakamoto, & Tanie, 2005) подтверждают, что люди проявляют сочувствие к роботу, заботятся о нем и формируют привязанности, напоминающие привязанности настоящих животных и человеческих младенцев. Интересно, что Кидд и соавт.(2006) сообщают, что большинство пожилых участников интервенционного исследования с роботоподобным роботом сообщили, что не удосужились ответить на вопрос, жив ли робот или нет, но тем не менее им понравилось. Об отрицательных эмоциональных реакциях сообщается у ряда жителей домов престарелых, которые боятся взаимодействия с роботоподобным животным, потому что они беспокоятся, что он может укусить (хотя это в основном сообщается для людей с деменцией), или испытывают стресс, когда от них ожидается взаимодействуют с роботом-животным или младенцем в течение длительного периода времени, потому что чувствуют, что ответственность для них слишком велика.

В целом исследования HRI показывают, что люди, как правило, взаимодействуют с компьютерами и роботами так же, как и с людьми. Чем больше человеческое сходство, тем сильнее склонность человека-пользователя реагировать на машину, как если бы она была живым существом. Однако эта тенденция резко и внезапно снижается, когда робот почти, но не полностью, неотличим от реального живого существа, и на смену ей приходят отталкивающие эмоциональные реакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *