Юнг экстраверсия и интроверсия: Интроверсия — экстраверсия — Википедия – Интроверсия — Экстраверсия по Юнгу

Автор: | 11.09.2020

Содержание

Интроверсия — Экстраверсия по Юнгу

Четкое описание, что такое экстраверт (экстраверсия) и интроверт (интроверсия) у Карла Юнга отсутствует. Карл Юнг писал об этом скорее как поэт — образами и метафорами, не сводимыми к четким формулировкам и критериям, в связи с чем в работах разных авторов существуют разные толкования того, что имел в виду Карл Густав Юнг.

Согласно одному из толкований, основным критерием, различающим экстравертов и интровертов Юнг ставит направление движения либидо. Согласно К.Юнгу, экстраверсия проявляется в направленности либидо (жизненной энергии) человека на внешний мир, в том, что экстраверт предпочитает социальные и практические аспекты жизни, операции с реальными внешними объектами, а интроверт предпочитает погружения в мир воображения и размышлений. Экстраверт направлен на растрачивание собственной энергии, движение её по направлению к окружающим объектам, интроверт — на накопление, движение энергии во внутренний мир.

Экстраверт по Юнгу — это тип личности (или поведения), который ориентирован в своих проявлениях вовне, на окружающих. Для экстравертов характерно поведение, при котором человек стремится к общению с людьми, вниманию со стороны окружающих, участию в публичных выступлениях, участию в многолюдных мероприятиях и вечеринках.

Экстраверты «заряжаются» энергией от внешнего мира — от действий, людей, мест и вещей. Они — расточители энергии. Длительные периоды бездействия, внутреннего созерцания, или одиночества, или общения только с одним человеком лишают их ощущения смысла жизни. Тем не менее экстравертам необходимо дополнять время, которое они проводят в действии, интервалами просто бытия, иначе они потеряются в круговерти лихорадочной деятельности. Экстраверты могут многое предложить нашему обществу: они легко самовыражаются, сконцентрированы на результатах, обожают толпу и действие.

Экстраверты подобны солнечным батареям. Для них состояние одиночества или нахождение внутри подобно пребыванию под тяжелыми, плотными облаками. Солнечным батареям для подзарядки нужно солнце — экстравертам для этого нужно быть на людях. Экстраверт может быть превосходным тамадой, организатором (часто на общественных началах), чиновником, управляющим людьми, артистом или конферансье.

С течением времени Юнг существенно пересмотрел взгляды на экстраверсию-интроверсию. Во-первых, он выделил ряд самостоятельных факторов (психологических функций), которые он ранее включал в состав экстраверсии-интроверсии: мышление, чувство (переживание), ощущение, интуиция. Во-вторых, начиная со своей программной работы «Психологические типы» (1920) он говорил не об экстравертах и интровертах, а об экстраверсии или интроверсии доминантной функции. То есть он писал, что в психике индивида человека может доминировать одна из функций — экстравертированное или интровертированное мышление, чувство, ощущение, интуиция, при этом в психике находилось место и для других функций, которые играли вспомогательную роль или вытеснялись в бессознательное.

Далее — достоверные ссылки из некоторых работ Карла Юнга.

«Психологическая теория типов»

«Моя профессия уже давно заставила меня принимать в расчет своеобразие индивидов, а то особое обстоятельство, что в течение многих лет — я не знаю скольких — я должен был лечить супругов и делать мужчину и женщину взаимоприемлемыми, еще больше подчеркивает необходимость установить определенные средние истины. Сколько раз мне приходилось говорить: «Видите ли, ваша жена — очень активная натура и от нее действительно нельзя ожидать, чтобы все ее существование заключалось лишь в домашнем хозяйстве». Это уже является типизацией, и этим выражена своего рода статистическая истина. Существуют активные и пассивные натуры. Однако эта прописная истина меня не удовлетворяла. Следующая моя попытка состояла в предположении, что существует нечто вроде задумывающихся и незадумывающихся натур, ибо я видел, что многие натуры, кажущиеся на первый взгляд пассивными, на самом деле не столько пассивны, сколько предусмотрительны. Они сначала обдумывают ситуацию — потом действуют, а так как для них это обычный образ действия, то они упускают случаи, где необходимо непосредственное действие без раздумий, и, таким образом, складывается мнение об их пассивности. Незадумывающимися всегда казались мне те, кто без раздумий прыгает обеими ногами в ситуацию, чтобы потом уж только сообразить, что они, похоже, угодили в болото. Таким образом, их, пожалуй, можно было бы охарактеризовать как незадумывающихся, что надлежащим образом проявлялось в активности; предусмотрительность же других в ряде случаев является в конечном счете весьма важной активностью и весьма ответственным действием в сравнении с необдуманной мимолетной вспышкой одной лишь деловитости. Однако очень скоро я обнаружил, что нерешительность отнюдь не всегда вызывается предусмотрительностью, а, скорее, действие не всегда необдуманно. Нерешительность первого столь же часто основывается на свойственной ему боязливости или, по крайней мере, на чем-то вроде обычного отступления перед слишком сложной задачей, а непосредственная активность второго часто обусловливается большим доверием к объекту, чем к себе. Это наблюдение побуждает меня сформулировать типизацию следующим образом: существует целый класс людей, которые в момент реакции на данную ситуацию как бы отстраняются, тихо говоря «нет», и только вслед за этим реагируют, и существуют люди, принадлежащие к другому классу, которые в такой же ситуации реагируют непосредственно, пребывая, по-видимому, в полной уверенности, что их поступок, несомненно, правильный. То есть первый класс характеризуется некоторым негативным отношением к объекту, последний — скорее позитивным. Как известно, первый класс соответствует интровертной, а последний — экстравертной установке».

«Психологическая типология»

Экстраверсия характеризуется интересом к внешнему объекту, отзывчивостью и готовностью воспринимать внешние события, желанием влиять и оказываться под влиянием событий, потребностью вступать во взаимодействие с внешним миром, способностью выносить суматоху и шум любого рода, а в действительности находить в этом удовольствие, способностью удерживать постоянное внимание к окружающему миру, заводить много друзей и знакомых без особого, впрочем, разбора и в конечном итоге присутствием ощущения огромной важности быть рядом с кем-то избранным, а следовательно, сильной склонностью демонстрировать самого себя. Соответственно, жизненная философия экстраверта и его этика несут в себе, как правило, высококоллективистскую природу (начало) с сильной склонностью к альтруизму. Его совесть в значительной степени зависит от общественного мнения. Моральные опасения появляются главным образом тогда, когда «другие люди знают». Религиозные убеждения такого человека определяются, так сказать, большинством голосов.

Действительный субъект, экстраверт как субъективное существо, является — насколько это возможно — погруженным в темноту. Он прячет свое субъективное начало от самого себя под покровом бессознательного. Нежелание подчинять свои собственные мотивы и побуждения критическому осмыслению выражено очень явственно. У него нет секретов, он не может хранить их долго, поскольку всем делится с другими. Если же нечто не могущее быть упомянутым коснется его, такой человек предпочтет это забыть. Избегается все, от чего может потускнеть парад оптимизма и позитивизма. О чем бы он ни думал, чего ни делал или ни намеревался сделать, подается убедительно и тепло.

Психическая жизнь данного личностного типа разыгрывается, так сказать, за пределами его самого, в окружающей среде. Он живет в других и через других — любые размышления о себе приводят его в содрогание. Прячущиеся там опасности лучше всего преодолеваются шумом. Если у него и имеется «комплекс», он находит прибежище в социальном кружении, суматохе и позволяет по нескольку раз на дню быть уверяемым, что все в порядке. В том случае, если он не слишком вмешивается в чужие дела, не слишком напорист и не слишком поверхностен, он может быть ярко выраженным полезным членом любой общины.

В этой короткой статье я вынужден довольствоваться беглым очерком. Я просто намерен дать читателю некоторую идею того, что собой представляет экстраверсия, нечто, что он может привести в соответствие со своим собственным знанием о человеческой природе. Я сознательно начал с описания экстраверсии, поскольку данная установка знакома каждому, — экстраверт не только живет в этой установке, но и всячески демонстрирует ее перед своими товарищами из принципа. Кроме того, такая установка согласуется с определенными общепризнанными идеалами и моральными устоями.

Интроверсия, с другой стороны, направленная не на объект, а на субъекта и не ориентированная объектом, поддается наблюдению не так легко. Интроверт не столь доступен, он как бы находится в постоянном отступлении перед объектом, пасует перед ним. Он держится в отдалении от внешних событий, не вступая во взаимосвязь с ними, и проявляет отчетливое негативное отношение к обществу, как только оказывается среди изрядного количества людей. В больших компаниях он чувствует себя одиноким и потерянным. Чем гуще толпа, тем сильнее нарастает его сопротивление. По крайней мере, он не «с ней» и не испытывает любви к сборищам энтузиастов. Его нельзя отнести к разряду общительного человека. То, что он делает, он делает своим собственным образом, загораживаясь от влияний со стороны. Такой человек имеет обыкновение выглядеть неловким, неуклюжим, зачастую нарочито сдержанным, и так уж водится, что либо по причине некоторой бесцеремонности манеры, или же из-за своей мрачной недоступности, или чего-либо совершенного некстати он невольно наносит людям обиду. Свои лучшие качества он приберегает для самого себя и вообще делает все возможное, чтобы умолчать о них. Он легко делается недоверчивым, своевольным, часто страдает от неполноценности своих чувств и по этой причине является также завистливым. Его способность постигать объект осуществляется не благодаря страху, а по причине того, что объект кажется ему негативным, требующим к себе внимания, непреодолимым или даже угрожающим. Поэтому он подозревает всех во «всех смертных грехах», все время боится оказаться в дураках, так что обычно оказывается очень обидчивым и раздражительным. Он окружает себя колючей проволокой затруднений настолько плотно и непроницаемо, что в конце концов сам же предпочитает делать что-то, чем отсиживаться внутри. Он противостоит миру тщательно разработанной оборонительной системой, составленной из скрупулезности, педантичности, умеренности и бережливости, предусмотрительности, «высокогубой» правильности и честности, болезненной совестливости, вежливости и открытого недоверия. В его картине мира мало розовых красок, поскольку он сверхкритичен и в любом супе обнаружит волос. В обычных условиях он пессимистичен и обеспокоен, потому что мир и человеческие существа не добры ни на йоту и стремятся сокрушить его, так что он никогда не чувствует себя принятым и обласканным ими. Но и он сам также не приемлет этого мира, во всяком случае не до конца, не вполне, поскольку вначале все должно быть им осмыслено и обсуждено согласно собственным критическим стандартам. В конечном итоге принимаются только те вещи, из которых, по различным субъективным причинам, он может извлечь собственную выгоду.

Для него любые размышления и раздумья о самом себе — сущее удовольствие. Его собственный мир — безопасная гавань, заботливо опекаемый и огороженный сад, закрытый для публики и спрятанный от любопытных глаз. Лучшим является своя собственная компания. В своем мире он чувствует себя как дома, и любые изменения в нем производит только он сам. Его лучшая работа совершается с привлечением своих собственных возможностей, по собственной инициативе и собственным путем. Если он и преуспевает после длительной и изнурительной борьбы по усвоению чего-либо чуждого ему, то способен добиться прекрасных результатов. Толпа, большинство взглядов и мнений, общественная молва, общий энтузиазм никогда не убедят его ни в чем, а, скорее, заставят укрыться еще глубже в своей скорлупе.

Его взаимоотношения с другими людьми делаются теплее только в условиях гарантированной безопасности, когда он может отложить в сторону свое защитное недоверие. Поскольку такое происходит с ним нечасто, то соответственно число его друзей и знакомых очень ограничено. Так что психическая жизнь данного типа целиком разыгрывается внутри. И если там и возникают трудности и конфликты, то все двери и окна оказываются плотно закрытыми. Интроверт замыкается в себе вместе со своими комплексами, пока не заканчивает в полной изоляции.

Несмотря на все эти особенности, интроверт ни в коем случае не является социальной потерей. Его уход в себя не представляет окончательного самоотречения от мира, но являет поиск успокоения, в котором уединение дает ему возможность сделать свой вклад в жизнь сообщества. Данный тип личности оказывается жертвой многочисленных недоразумений — не из-за несправедливости, а потому что он сам вызывает их. Он не может быть также свободен от обвинений в получении тайного удовольствия от мистификации, ведь подобное недоразумение приносит ему определенное удовлетворение, поскольку подтверждает его пессимистическую точку зрения. Из всего этого нетрудно понять, почему его обвиняют в холодности, гордыне, упрямстве, эгоизме, самодовольстве и тщеславии, капризности и почему его постоянно увещевают, что преданность общественным интересам, общительность, невозмутимая изысканность и самоотверженное доверие могущественной власти являются истинными добродетелями и свидетельствуют о здоровой и энергичной жизни.

Интроверт вполне достаточно понимает и признает существование вышеназванных добродетелей и допускает, что где-то, возможно, — только не в кругу его знакомых — и существуют прекрасные одухотворенные люди, которые наслаждаются неразбавленным обладанием этими идеальными качествами. Но самокритика и осознание своих собственных мотивов довольно быстро выводят его из заблуждения относительно его способности к таким добродетелям, а недоверчивый острый взгляд, обостренный беспокойством, позволяет ему постоянно обнаруживать у своих сотоварищей и сограждан ослиные уши, торчащие из-под львиной гривы. И мир, и люди являются для него возмутителями спокойствия и источником опасности, не доставляя ему соответствующего стандарта, по которому он мог бы в конечном итоге ориентироваться. Единственно, что является для него неоспоримо верным, — это его субъективный мир, который — как иногда, в моменты социальных галлюцинаций ему представляется, — является объективным. Таких людей весьма легко было бы обвинить в наихудшем виде субъективизма и в нездоровом индивидуализме, пребывай мы вне всяких сомнений по поводу существования только одного объективного мира. Но такая правда, если она и существует, аксиомой не является — это всего-навсего половина правды, другая же ее половина состоит в том, что мир также пребывает и в том виде, в каком он видится людям, и в конечном счете индивиду. Никакого мира попросту не существует и вовсе без проницательного, узнающего о нем субъекта. Последнее, сколь бы малым и незаметным оно ни представлялось, всегда является другим устоем, поддерживающим весь мост феноменального мира. Влечение к субъекту поэтому обладает той же самой валидностью, что и влечение к так называемому объективному миру, поскольку мир этот базируется на самой психической реальности. Но одновременно это и реальность со своими собственными специфическими законами, не относящимися по своей природе к производным, вторичным.

Две установки, экстраверсия и интроверсия, являются противоположными формами, которые дали знать о себе не в меньшей степени и в истории человеческой мысли. Проблемы, поднятые ими, были в значительной степени предвидены Фридрихом Шиллером и лежат в основе его Писем об эстетическом воспитании. Но так как понятие бессознательного было ему еще не известно, то Шиллер не смог добиться удовлетворительного решения. Но, кроме того, и философы, оснащенные гораздо лучше в плане более глубокого продвижения в данном вопросе, не пожелали подчинить свою мыслительную функцию основательной психологической критике и поэтому остались в стороне от подобных дискуссий. Должно быть, однако, ясно, что внутренняя полярность такой установки оказывает очень сильное влияние на собственную точку зрения философа.

Для экстраверта объект интересен и привлекателен априори, так же как субъект или психическая реальность для интроверта. Поэтому мы могли бы использовать выражение «нуминальный акцент» для данного факта, под которым я подразумеваю то, что для экстраверта качество положительного смысла, важности и ценности закреплено прежде всего за объектом, так что объект играет господствующую, определяющую и решающую роль во всех психических процессах с самого начала, точно так же как это делает субъект для интроверта.

Подробнее См.→

«Психологические типы»

В моей практической врачебной практике с нервнобольными я уже давно за­метил, что помимо многих индивидуальных различий человеческой психики су­ществует также типическое развитие, и прежде всего два резко различных типа, названных мной типом интроверсии и типом экстраверсии.

Каждый человек обладает обоими механизмами, экстраверсией и интроверсией, и только относительный перевес того или друго­го определяет тип. Несмотря на различие формулиро­вок, всегда замечается общее в основном понимании, а именно движение инте­реса по направлению к объекту в одном случае и движение интереса от объекта к субъекту и к его собственным психическим процессам в другом случае. В пер­вом случае объект действует на тенденции субъекта как магнит, он притягивает их и в значительной мере обусловливает субъект; он даже настолько отчуждает субъект от него самого, так изменяет его качества в смысле приравнения к объ­екту, что можно подумать, будто объект имеет большее и в конечном счете реша­ющее значение для субъекта, будто полное подчинение субъекта объекту являет­ся в известной мере абсолютным предопределением и особым смыслом жизни судьбы. Во втором случае, наоборот, субъект является и остается центром всех интересов. Можно сказать, что получается впечатление, будто вся жизненная энергия направлена в сторону субъекта и поэтому всегда препятствует тому, что­бы объект приобрел какое бы то ни было влияние на субъект. Кажется, будто энергия уходит от объекта, будто субъект есть магнит, который хочет притянуть к себе объект.

Наиболее обще интровертированную точку зрения можно было бы обозначить как такую, которая при всех обстоятельствах стара­ется личность и субъективное психологическое явление поставить выше объек­та и объективного явления или по крайней мере утвердить их по отношению к объекту. Эта установка придает поэтому большую ценность субъекту, чем объек­ту. Соответственно этому объект всегда находится на более низком уровне ценности, он имеет второстепенное значение, он иногда является только внешним объективным знаком субъективного содержания, как бы воплощением идеи, причем, однако, существенным является именно идея; либо же он является предметом эмоции, причем, однако, самое главное — это эмоциональное пере­живание, а не объект в его реальной индивидуальности. Экстравертированная точка зрения, наоборот, ставит субъект ниже объекта, причем объекту принадле­жит преобладающая ценность. Субъект пользуется всегда второстепенным зна­чением, субъективное явление кажется иногда только мешающим и ненужным придатком к объективно происходящему. Ясно, что психология, исходящая из этих противоположных точек зрения, должна распасться на две совершенно раз­личные ориентировки. Одна рассматривает все под углом зрения своего понима­ния, а другая — под углом зрения объективно происходящего.

Эти противоположные установки являются прежде всего только противопо­ложными механизмами: диастолическое движение по направлению к объекту и восприятие объекта, систолическое концентрирование и отделение энергии от воспринятого объекта. Каждый человек обладает обоими механизмами, как вы­ражением своего природного жизненного ритма, который Гёте, конечно, не слу­чайно обозначил физиологическими понятиями, характеризующими деятель­ность сердца. Ритмическая смена обеих форм психической деятельности долж­ны была бы соответствовать нормальному течению жизни. Сложные внешние условия, при которых мы живем, и, быть может, еще более сложные условия нашего индивидуального психического предрасположения редко, однако, до­пускают совершенно не нарушенное течение психической деятельности. Внешние обстоятельства и внутреннее предрасположение очень часто благо­приятствуют одному механизму и ограничивают и ставят препятствия друго­му. Отсюда естественно происходит перевес одного механизма. Если это со­стояние каким-нибудь образом становится хроническим, то вследствие этого и возникает тип, т. е. привычная установка, в которой один механизм постоянно господствует, не будучи в состоянии, конечно, полностью подавить другой, так как он необходимо принадлежит к психической деятельности жизни. Поэтому никогда не может существовать чистый тип в том смысле, что он полностью вла­деет одним механизмом при полной атрофии другого. Типическая установка все­гда означает только относительный перевес одного механизма.

Вводное занятие Университета

О том, что заложили Фрейд и Юнг в понятия «интроверт» и «экстраверт» | Я

Большинство людей, услышав слова «психология» или «психоанализ», представляют себе сурового дедушку Фрейда. Его известность в самых широких кругах трудно переоценить. Конечно, далеко не каждый читал его довольно специализированные труды, но многие уверены, что именно он заложил представления о том, что мы сегодня называем психологией.

Однако, как это ни странно, многие известные всем понятия психоанализа и психологии были открыты и разработаны вовсе не Фрейдом, а его последователем К. Г. Юнгом. О них и пойдет речь.

Бессознательное

Фрейд называл бессознательное океаном, по поверхности которого плавает крошечный поплавок нашего сознания. Бессознательное — это все, что мы не осознаем, не хотим осознать или хотим, но не можем. Из бессознательного к нам приходят странные неожиданные желания и стремления, в бессознательное выдавливаются нежелательные эмоции, реакции и мании. И несмотря на то, что саму концепцию бессознательного разработал в общих чертах Фрейд, сам термин «бессознательное» придумал вовсе не он.

Фрейд полагал, что «бессознательное» лежит ниже уровня сознания и потому называл его «подсознанием» в своих основных работах до встречи с Юнгом. Однако, Карл Юнг заметил, что мы не можем однозначно сказать, что оно «под» нами. Зачастую оно оказывается «над» нами, когда из него людям приходят потрясающие откровения и прозрения, заставляющие создать шедевр, основать религию или, в печальных случаях, сойти с ума.

Иными словами, зачастую оно оказывалось не чем-то примитивным и отвратительным, а удивительно утонченным и завораживающим. Кроме того, оно настолько недоступно для познания, что единственное, о чем можно сказать с уверенностью — в нем нет человеческого сознания. Потому он начал называть его в своих работах не «подсознанием», а «бессознательным». Термин прижился и из научных кругов распространился даже в повседневности.

Комплекс

Слово «комплекс» (обычно во множественном числе) стало чрезвычайно популярным психологическим понятием. Обычно мы говорим о своих или чужих комплексах, имея в виду стеснение, нежелание или неспособность совершить какое-то действие. Например, мы говорим, что девушка «закомплексована» и не может построить нормальные отношения с парнями. Или мы можем «комплексовать» из-за своего внешнего вида. Очень часто мы отождествляем это понятие с комплексом неполноценности. Но какой смысл оно имело изначально?

В начале XX века Карл Юнг, работавший тогда психиатром в клинике Бургхольцли, разработал и провел ассоциативный словесный эксперимент. Суть его заключалась в следующем: участникам эксперимента зачитывали слова, а они должны были говорить первое пришедшее в этой связи на ум слово. При этом за участниками велось тщательное наблюдение: за мимикой, оговорками, позами, временем реакции и т.д.

В результате этих экспериментов Юнг обнаружил, что в человеческой психике существуют удивительные устойчивые области, связанные с неосознанными переживаниями. Причем они словно находились в слепом пятне человеческого внимания, совершенно недоступные для осознания самим человеком. У тяжелых больных эти области обособлялись настолько, что начинали напоминать некие сущности. Эти области, «узлы» бессознательного Юнг и назвал комплексами.

При этом, по его мнению, иметь комплексы — это совершенно нормально. Дело в том, что они бывают разными, некоторые из них положительные, некоторые — отрицательные, но все связаны с теми или иными эмоциональными переживаниями. А поскольку эмоциональные переживания совершенно естественны для всех, то и комплексы тоже, если, конечно, они не приносят человеку вреда или страданий.

Комплексы постоянно влияют на наше поведение, и обычно мы этого не замечаем. Многочисленные комплексы могут как вдохновлять нас на подвиг и творчество, так и мучать кошмарами и навязчивыми состояниями. Понятие комплекса Юнг толковал настолько широко, что ввел понятие эго-комплекса, с которым мы постоянно отождествляем себя.

Интроверты и экстраверты

Согласно широко распространенным представлениям, интроверты — это тихие, замкнутые люди, живущие в мире своих фантазий, а экстраверты — жизнерадостные, открытые весельчаки. Однако, в действительно это не совсем так, вернее, совсем не так.

Эти понятия Юнг ввел в 1921 г. в своей работе «Психологические типы». Он описал их как две фундаментальные установки сознания, связанные с восприятием себя и внешнего мира. Если коротко, суть заключается в том, что экстравертам свойственно воспринимать реальность через призму внешних вещей, а интровертам — через свою реакцию на них. Экстраверт видит себя через окружающий мир, потому для него важно иметь прочные и устойчивые отношения с ним. Для интроверта важнее всего внутренняя реакция на события и вещи.

Конечно же, это не имеет никакого отношения к характеру. Экстравертом может быть сухой рациональный ученый, замкнувшийся в тишине своей лаборатории, для которого важнее всего — изучение внешнего мира и его законов. Интровертом может оказаться стэндап-комик, зарабатывающий на жизнь тем, что пропускает через себя все внешние впечатления, выдавая веселые и проницательные наблюдения.

«Экстраверсия-интроверсия»

Татьяна Николаевна Прокофьева.

(Из книги «Алгебра и геометрия человеческих взаимоотношений»)

Если вы хотите понравиться, искренне интересуйтесь людьми

Д. Карнеги

Встречи – прощанья, какое там? Даже не вспомнить лица

А. Макаревич

 

Установки психики

К. Г. Юнг ввел две установки человеческой психики: экстраверсия (мотивирующая сила принадлежит, прежде всего, объекту, внимание преимущественно направлено во вне, на объекты внешнего мира) и интроверсия (человек, прежде всего, черпает мотивации изнутри, внимание преимущественно направлено внутрь, на субъект). Другими словами, установки психики показывают, как мы взаимодействуем с окружающим нас миром и куда направляем энергию.

Вот как разбирает юнговские установки Аушра Аугустинавичюте [8]: «Юнг разделял людей на экстравертированных и интровертированных. При психологически благоприятном климате индивиды по своей внешней активности почти не отличаются. С увеличением психологического дискомфорта одни «интровертируются», что называется «уходят в себя». Это – уход от непризнающих. Другие в тех же условиях «экстравертируются», становятся заметно и неуравновешенно активными в поиске признающих. Эта замеченная Юнгом тенденция стала причиной появления терминов экстраверсия и интроверсия».

«В психологической литературе взамен громоздких экстравертированный – интровертированный прижились термины экстраверт – интроверт. К сожалению, например, индивиды с экстравертированной установкой у Юнга и экстраверты у других авторов часто являются различными понятиями» [3]. Аушра отмечает, что по тесту Айзенка в категорию интровертов попадает большинство интуитивно-логических экстравертов лишь потому, что они сравнительно трудно устанавливают контакты с людьми. В то время как общительный сенсорно-этический интроверт чаще всего попадает в группу экстравертов. Карл Леонгард в книге «Акцентуированные личности» [18] определяет Дон Кихота как интроверта-мечтателя, а Санчо Панса как практического экстраверта. По соционической типологии «первый полностью обращен к внешнему миру, экстравертированный интуитивный тип, второй – очень практичный сенсорный интровертированный» [8].

А. Аугустинавичюте предложила называть такие типы ИМ экстратимами и интротимами. В последнее время в соционике наряду с этими терминами бытуют привычные термины экстраверт – интроверт, но с оговоркой, что они употребляются в соционическом и юнговском смысле, а не в распространенном айзенковском.

 

Определения

Экстравертная установка сознания предполагает видение объекта с «внешней» стороны. Учитываются свойства объектов, а мотивы, отношения отходят на задний план. Внимание уделяется возможности или целесообразности совместных действий, силе, энергичности объекта.

Объект – объектные взаимодействия — это действия

Экстраверту важнее получить обратную связь с объектом, чем ставить себя на его место. Поэтому для экстраверта характерен внешний диалог непосредственно с человеком, устная речь. Важно знать его мнение для последующих умозаключений и для оценки возможности совместных действий. Разные точки зрения имеют право на существование независимо друг от друга: чужая точка зрения воспринимается как самостоятельный объект, ее не обязательно принимать или отвергать, субъект не обязан с ней взаимодействовать.

Мир воспринимается как сумма объектов. Расширение интереса легче, чем углубление, замечать новые объекты более естественно, чем вглядываться в отношения между ними. Экстраверт не только замечает объекты, но и считаются с их правом быть такими, как они есть.

Для экстравертов первичен объект, вторичны отношения, поэтому экстраверт скорее будет изменять отношения, чем изменять объект. Экстраверты не склонны воспитывать, переделывать. Можно не воздействовать на человека, но поменять отношение к нему или отношения с ним. Если экстраверта не устраивает объект, то он не поддерживает отношения с ним. Объект принимают таким, каков он есть, он «может только то, что может», воздействовать на него нет смысла. Легче определить уровень взаимодействия с ним.

«Для экстраверта объекты и субъекты пользуются определенным правом неприкосновенности: другой объект имеет право быть таким, как он хочет. Если он мне мешает, я меняю с ним отношения, но не сам объект. Это потому, что для экстраверта объекты и субъекты – точка опоры сознания. Самовольно изменять эти объекты – это терять точку опоры. При этом рушится мир, что грозит развалом сознанию. Это то же самое, что пилить сук, на котором сидишь. Из-за этого экстраверты болезненно реагируют на разные «перевоспитывания», изменения субъекта против его воли. Экстраверт и так уверен, что все стремятся к самоусовершенствованию» [3].

Интровертная установка сознания предполагает субъектный подход к миру. Каждый объект в восприятии интроверта выступает как субъект. Поставить себя на его место – это и есть превращение объекта в субъект.

Субъект – субъектные взаимодействия – это отношения

Поэтому для интровертов характерен внутренний диалог, а вместе с ним и письменная речь, ведение дневников. Внесение точки внимания внутрь интересующего объекта. Восприятие мира со своей, в крайнем случае, с его точки зрения. Это способ познания мира для интроверта. В одной картине мира не совмещаются разные точки восприятия. Эти картины как бы мигают. Углубление интереса для интроверта легче, чем расширение, так как вглядываться с одной позиции легче, чем с разных одновременно. Мир воспринимается не как совокупность объектов, а как совокупность отношений, похожих на сеть, где объекты – только узелки.

Для интровертов первичны отношения, а объект вторичен.

Интроверты скорее станут изменять объект, воздействовать на него, воспитывать. Интровертные дела – переделывать одежду, копать землю, преобразовывать природу. Отношения объективны, они могут только уточняться, но не меняться кардинально. Если отношения не устраивают интроверта, то он вытесняет объект из поля зрения. «Объектом ориентации во внешнем мире для интроверта являются отношения и чувства других людей» [3]. Поэтому он уверен, что все стремятся к улучшению взаимоотношений.

«Очень важно понять, что сосредоточенность интроверта – это погруженность не в себя, а в отношения внешнего мира. То есть, наблюдение за отношениями между субъектами и объектами, которых он – в противоположность экстраверту – не хочет и не может нарушать» [3].

Аушра Аугустинавичюте писала о том, что

«у экстраверта отношения между людьми по отношению к самим людям – вторичное: отношения должны быть такими, какие нужны людям.

У интроверта, наоборот, не отношения следует приспосабливать к людям, а людей к отношениям: если появились противоречия, должны меняться люди, их поведение, а не отношения» [3].

Другими словами, экстраверту легче приспособиться к объекту, а интроверту – к отношениям. «Ошибочная идея интроверта, что нет незаменимых людей, что человека как винтик, можно менять, как только он нарушает гармонию отношений». Перегиб экстравертов в том, что «любые отношения, которые не подходят личности, индивидуальности, можно заменить». На самом деле «человеку как личности необходима и уверенность в том, что он пользуется уважением и правом быть собой, и уверенность в постоянстве благожелательных отношений с окружающей средой, постоянство в жизни» [3].

 

Экстраверты и интроверты. Разница в поведении

Экстраверты творят новые отношения, интроверты творят новые объекты. Поэтому, как пишет Аушра Аугустинавичюте «качественно новая конструкция появляется лишь в голове интроверта. Но быть творцами качественно новых социальных отношений могут быть только экстраверты, какими и были все классики марксизма» [3]. Ее мысль развивает директор Новосибирского института соционики Н. Р. Якушина, «интроверты – изобретатели принципиально новых вещей, экстраверты – синтезируют новое из уже знакомых элементов, их творчество – работа на стыке наук». «Юнг (интроверт) изобрел новую типологию, Аушра Аугустинавичюте (экстраверт) ввела в нее кодирование и обозначила связи между типами. Это привело к созданию теории интертипных отношений»[37]. Справедливости ради отметим, что экстраверт может сотворить «новый порядок» (Гитлер), а интроверт – «изобрести велосипед», не интересуясь, что было изобретено до него. Экстраверты в своих работах чаще ссылаются на авторов идей, интроверты – не принимают новое мнение, пока не ассимилируют его, потом оно уже прочно сливается с их собственным, поэтому могут забыть, кто его автор.

О разнице в поведении экстравертов и интровертов на работе можно прочитать у А. Аугустинавичюте [38], где, в частности, отмечено: «Многие экстраверты гордятся тем, что много работают. Интроверты с удовольствием рассказывают, как им удалось отвертеться от дополнительных нагрузок. Между прочим, для большинства интровертов слово «лентяй» – комплимент, а для экстравертов – оскорбление. … Интроверты лучше понимают долг, а экстраверты – ответственность».

Экстраверты чаще выступают перед большим количеством народа, легче знакомятся с новыми людьми; интроверту удобнее беседовать с глазу на глаз или в тесном кругу знакомых людей. В общении экстраверт более открыт, чаще рассказывает о себе, так как недооценивает того отношения, которое при этом вызывает. «Широта души» – это чаще про экстравертов.

Интроверт не стремится открыть свою душу каждому, он сначала убедится, что уже сложились достаточно благоприятные отношения для этого. «Гласность – вещь экстравертная, а в такой интровертной стране, как Россия, информация часто доступна лишь узкому кругу людей»,– пишет Н. Р. Якушина [37]. Она же приводит интересный тест: если попросить человека нарисовать себя во вселенной, то интроверт начинает рисовать с себя, а экстраверт – с других.

В. В. Гуленко [39] описывает характерные черты экстравертов и интровертов. Он отмечает, что для экстравертов свойственны: активный затратный стиль, открытость.

Экстраверт понимает себя через мнение окружающих, испытывает трудности самосовершенствования, т. к. не очень большое внимание уделяет собственному внутреннему миру. Он не боится противопоставить себя остальным, более заметен в социуме.

Интроверт больше копит, бережет свои ресурсы. Он несколько отделен от мира, может обходиться без обратной связи, но более защищен, т.к. не торопится открыться. У интровертов чаще может быть замыкание на себе, но и самосовершенствование легче. Для них характерна детализация материала, их открытия очень сложны для неспециалистов.

Важное отличие в характерах экстравертов и интровертов отметил А.В. Букалов. Он утверждает, что для экстраверта характерна «тенденция к сжатию, исчезновению под воздействием объекта», для интроверта – «тенденция к расширению, к ассимиляции, подчинению объекта» [40].

Основные различия экстравертных и интровертных типов приведены в таблице, составленной на основе данных вышеуказанных авторов, а также Ф. Я. Шехтера [41] и Д. Кейрси [21] (табл. 3).


Таблица 3               Различия экстравертов и интровертов

Параметры

Экстраверты

Интроверты

Мотивирующая сила

Принадлежит объектам внешнего мира

Идет изнутри

Преимущественная ориентация

На мир вне себя

На свой внутренний мир

Ценности

Объективная реальность, объекты

Субъективные отношения с объектом

Приоритеты

Дело

Отношения

Поведение

Определяется внешней ситуацией, объективными законами

Определяется собственными установками, субъективными ощущениями

Речь

Легче устная, размышления вслух, обсуждение

Легче письменная, размышления про себя, умолчание

Контактность

Стремятся к поиску объекта, взаимодействию с ним.

Обращают внимание и на себя, и на других

Ожидают включения в контакт, поддерживают отношения.

Ждут, чтобы на них обратили внимание

Динамика

Легче срываются с места, переезжают, разводятся

Хранят семью, компанию, место работы

Взгляд на работу

Как на ответственность за дело

Как на обязанность выполнить положенное

В работе предпочитают

Организовать других, взять ответственность на себя, поручить, расставить по местам

Выполнить порученное своими силами. Уединение, камерный стиль

С удовольствием

Начинают дело

Завершают дело

Мотивация к деятельности

Уникальность, престиж

Интерес к работе, благосостояние

Рекламируют

Конкретных людей или себя

Команду, фирму, частью которой является

Источник энергии

Подзаряжаются энергией в общении. Энергоотдача

Предпочитают одиночество для восстановления энергии. Энергосбережение


 

Внешние различия экстравертов и интровертов

Экстраверты отличаются широкой жестикуляцией. Даже при хорошем воспитании экстраверт с трудом сдерживает жесты. Жесты экстравертов широкие, от плеча. Интроверты обычно не жестикулируют, а если есть жестикуляция, то от локтя. То же с мимикой: лица экстравертов более подвижные, эмоции ярко выражены. Интроверты держатся более сдержанно, из-за этого они производят впечатление более скромных, но это не внутренняя скромность, а просто способ выражения активности. Проиллюстрируем эти различия с помощью портретов работы известных художников

 

                           

Рис.1. Д. Левицкий. Портрет Нелидовой                          Рис.2. Д. Веласкес. Дама с веером

[Здесь важно понимать, что «внешность обманчива». 20-30% населения не вписывается в эти внешностные рамки]

 

Взаимная дополняемость экстравертных и интровертных типов

Экстраверсия и интроверсия – дополняющие параметры. Партнеры с разными установками могут помочь друг другу, расширить представления о мире и о себе, решить сложные для другого проблемы. «Экстраверт дает интроверту чувство уверенности в себе как в объекте с определенными качествами. Интроверт экстраверту – реальное знание того, какие чувства к нему питают окружающие, а если нужно, то и как эти чувства изменить» [3 ]. Вот чем могут помочь друг другу люди дополняющих типов (на основе данных Р. К. Седых [7 ]).

Экстраверт учится у интроверта: замечать и ценить свой внутренний мир, наводить в нем порядок и гармонию, что дает новые успехи во внешнем мире, в развитии объективных качеств.

Интроверт учится у экстраверта: замечать и ценить свои и чужие объективные качества, узнает им истинную цену, что дает возможность принять себя и других, такими как есть.

 

Виды деятельности для экстравертов и интровертов

Экстраверты и интроверты достигают максимального успеха в деятельности, соответствующей их собственным установкам. Работа, требующая «чужой» установки, приводит к усталости и не приносит удовлетворения. Приводим ориентировочные данные о предпочтительных видах деятельности на основе рекомендаций В. В. Гуленко [25].

Экстраверты лучше справятся с задачами:

Интроверты лучше справятся с задачами:

крупномасштабными, предполагающими широкое поле деятельности;

локальными, ограниченными по масштабу или разбитыми на этапы;

требующими повышенной активности и интенсивных энергозатрат;

допускающими постепенность и неспешность в своем решении;

первоочередными, требующими оперативного решения.

требующими углубления,  глубокой проработки.



 

Прокофьев В.Г.:

Для экстраверта: целый мир — его дом.

Для интроверта: его дом — целый мир.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Экстраверты и интроверты по теории К.Г. Юнга

Декабрь 23, 2014

Для того чтобы лучше понять суть соционики, иногда может оказаться полезным обратиться к ее истокам — теории швейцарского психиатра Карла Густава Юнга.

В этой статье я познакомлю Вас с записями, которые делала в процессе чтения книги К.Г.Юнга «Психологические типы» по признакам «экстраверсия – интроверсия».

Это может помочь Вам немного подробнее изучить признаки «экстраверсия-интроверсия» и рассмотреть их применительно к себе.

Навыки общения у экстравертов и интровертов

По моим наблюдениям, интроверты более склонны к замкнутости, чем экстраверты, но не по причине того, что они не умеют общаться. Интроверсия заставляет человека погружаться на большую глубину (мыслей, чувств и переживаний). Интроверту требуется больше времени, чтобы обработать информацию, которая поступает извне. Именно для этого интроверт периодически уходит в себя.

Однако тут существует один подводный камень. Дело в том, что чем больше человек занимается чем-либо, тем больше он обычно приобретает в этом навыков. Если интровертированный человек постоянно мало общается, не проявляет инициативы, избегает активного участия в решении конфликтов и предпочитает не брать на себя ответственность, то его коммуникативные способности будут действительно снижены независимо от того, этик он или логик.

Однако вернемся к Юнгу. Итак, Юнг считал, что интроверт:

• Заботится о том, как оградить себя от чрезмерной власти объекта. Уводит либидо от объекта.

• Ему свойственна замкнутость, пугливость. Его труднее «распознать».

• Самые важные решения интроверт принимает на основе субъективных (собственных) воззрений.

• Параллельно с опорой на объективные данные у него возникает еще один процесс мышления – субъективный. Причем этого процесса невозможно избежать. Он вмешивается в процесс мышления интроверта и отрывает его от конкретных данных. Проще говоря, когда интроверт направляет свое внимание на объекты внешнего мира, то у него возникает собственное отношение (мнение, чувства) к этому объекту, и это чувство очень сильно отвлекает его от объекта как такового, он углубляется в свои мысли и переживания.

Экстраверта Юнг видел так:

• Он ориентирует свою субъективную установку по объекту.

• Открыт, обходителен, приветлив, обладает «доступным характером».

• Сам влияет на мир и, со своей стороны, воспринимает влияние мира на себя.

• Склонен « растрачиваться, распространяться, внедряться во все».

• Поддерживает множество отношений.

• Самые важные решения в своей жизни принимает, опираясь на объективные обстоятельства. Мыслит, действует и чувствует соответственно объективным установкам и требованиям. Объект играет в его сознании более важную роль, чем его субъективное воззрение.

• Безусловный фактор для него всегда находится во внешнем мире. Борьба внутреннего и внешнего заканчивается в пользу второго.

• Часто моральные законы экстраверта совпадают с соответствующими требованиями общества.

• Плохо чувствует субъективные потребности (например, потребности тела).

• Способен так вовлечься в объект, что теряет самого себя.

К чему склонны экстраверты и интроверты при неблагоприятных обстоятельствах

Юнг считал, что экстраверты и интроверты склонны к разным по своей сути неврозам. Эти неврозы возникают в случае неблагоприятной психологической атмосферы.

Итак, экстраверт при неблагоприятных обстоятельствах и некорректном воспитании склонен к истерии. Истерия имеет следующие проявления:

• Подражание
• Делание себя интересным, чтобы вызвать впечатление у окружающих
• Внушаемость
• Фантазийность, лживость
• Телесные расстройства (психосоматика) заставляют экстраверты интровертироваться, увеличивается склонность к фантазированию

Интроверт при неблагоприятных обстоятельствах склонен к психастении.

• Излишняя сенситивность (чувствительность)
• Большая истощаемость, хроническое утомление
• Боязнь объектов (трусость, невозможность отстаивать свое мнение)
• Излишняя подозрительность к объекту (объект опасен, обладает магической силой)

Напомню, что только в случае если все признаки сочетаются и мешают жизни индивида, мы можем говорить о патологии. Отдельные характеристики могут быть в той или иной степени присущи абсолютно здоровым людям.

Статьи по теме

Типы личности — интроверты и экстраверты | Психология без соплей

Типы личности — интроверты и экстраверты

Все психологические типологии можно разбить на две большие группы: те, что классифицируют приобретенные душевные качества, и те, которые рассматривают качества врожденные. Здесь происходит принципиальный водораздел, между тем, что человек в силах изменить и тем, с чем ему придется мириться до конца дней своих.

Большинство существующих типологий относятся к первой группе — они описывают скорее типы поведения или, если угодно, типы сложившегося характера, а типологий из второй группы — единицы. В этой статье разговор пойдет об одной из них — самой интересной и самой ценной в практическом приложении — о теории психологических типов Карла Юнга.

Чтобы сразу отсечь возможные здесь вопросы, нужно сказать, что сам Юнг не утверждал со стопроцентной уверенностью, что предложенные им типы действительно являются врожденными свойствами человека. Он вообще был крайне осторожен в таких вопросах.

С другой стороны, он же давал по этому поводу такой комментарий, что психологический тип ребенка вполне можно проследить с первых лет его жизни, когда давление воспитания еще не настолько велико, чтобы сформировать какие-то выраженные черты характера.

В общем, если подходить к этому вопросу с научной строгостью, врожденность типа не доказана, но с практической точки зрения эту идею все-таки можно принять, поскольку реальные многочисленные наблюдения показывают два момента — во-первых, тип действительно проявляется очень рано, а во-вторых, в течение жизни тип не меняется. С возрастом и с взрослением тип может сглаживаться, но в основе своей человек так и остается тем, кем он был — интровертом или экстравертом.

А поскольку каждый сейчас начнет примерять типы к себе, вот и еще один ориентир — нельзя быть и интровертом, и экстравертом вперемешку. Так не бывает. В своей сердцевине мы всегда принадлежим либо к тем, либо к другим, однако в отдельных сферах жизни мы вполне можем демонстрировать качества противоположного типа, так что место для путаницы тут действительно есть. Будем разбираться.

Свою теорию Юнг формулировал довольно долго и кропотливо — это не липовая сенсация, на которую так падка общественность, а фундаментальное научное исследование, проведенное по всем правилам и со всей строгостью. Так что прежде чем отмахиваться, мол, много их таких умных психологов-теоретиков, примите во внимание тот факт, что в мире психологии Юнг занимает такое же место, как Эйнштейн в мире физики. Юнг не учился «науке психологии» — он ее создавал.

Итак, типам личности у Юнга посвящена отдельная книга, чуть ли не самая толстая из всех им написанных. Называется не очень оригинально: «Психологические типы». Там он приводит массу обоснований своей концепции, опираясь на примеры из истории искусства, философии, мифологии и даже биологии.

Браться ее читать советовать не стану — без предварительной моральной и интеллектуальной подготовки осилить ее будет слишком сложно. Но если есть желание приобщиться к первоисточнику, можно прочитать последний раздел, посвященный описанию конкретных типов. Он читается попроще — почти как гороскоп, только научным языком.

Основная линия в доказательстве существования двух базовых типов личности сводится у Юнга к тому, что во все времена и во всех культурах можно проследить наличие этих двух типов — противоположных и одновременно дополняющих друг друга (конкретные примеры перечислять не буду, пытливые умы сами легко найдут их в указанной книге).

Одна из самых очевидных здесь аналогий — восточный принцип единства двух начал «Инь» и «Ян». Интроверты — это скорее «Инь», экстраверты — скорее «Ян». Говорю скорее, потому что в каждом человеке присутствует и то, и другое, но в различных пропорциях — вопрос в преобладании того или иного.

То есть, можно сказать, что шкала интроверсия-экстраверсия — это не контраст черного и белого, а плавный градиент от одного, к другому. Символ Инь-Ян, где одно перетекает в другое как раз об этом. Черное и белое, горячее и холодное, доброе и злое — все это познается исключительно в контрасте со своей противоположностью. Так же дело обстоит и с психологическими типами.

И еще один вступительный момент. Поскольку психологический тип определяется степенью удаления от средней точки, следует заметить, что можно быть больше или меньше интровертом, больше или меньше экстравертом.

То есть, например, два интроверта могут быть интровертами в разной степени. Это будет важно, когда у вас начнут возникать вопросы про то, что случается, когда в общение (и отношения) вступают два человека одного типа, но об этом позже.

Карл Густав Юнг

Типы личности по Юнгу

Если рассматривать теорию Юнга во всех деталях, то там, конечно, все несколько сложнее. Деления на интровертов и экстравертов очевидно недостаточно. Два выраженных интроверта могут при этом быть совершенно разными в том, что касается их способа смотреть на мир и взаимодействовать с ним. То же и с экстравертами — они бывают разные.

Юнг по этому поводу вводит дополнительное понятие — первичная психическая функция. Всего их четыре, и они тоже делятся на пары противоположностей: чувство и мышление, ощущение и интуиция. Таким образом, тип определяется двумя основными координатами — обращенностью вовнутрь (интроверсия) или вовне (экстраверсия) и той психической функцией, которая у него преобладает.

Соответственно получаются такие комбинации, как, например интуитивный-интроверт (Юнг), мыслительный экстраверт (Фрейд), чувствующий интроверт (Мелани из Унесенных ветром), чувствующий экстраверт (Скарлетт оттуда же), и так далее. Какие-то типы встречаются чаще, какие-то реже.

Есть в теории Юнга и еще кое-какие нюансы — вторичная функция, деление на рациональное и иррациональное, подавленная функция и так далее, но в такие дебри погружаться не будем — это будет интересно только маньякам-психологам. А сейчас сосредоточимся на самом главном.

Интроверт

Кто такие интроверты?

Юнг для определения типов оперирует понятием психической энергии, которую экстраверты черпают извне, а интроверты изнутри. Но буквально это понимать нельзя — как таковой, никакой психической энергии не существует, это только метафора, позволяющая описывать неосязаемое нечто.

Интроверт обращен в себя. Все самое важное в его жизни происходит у него внутри. Это не значит, что он не видит окружающего мира, просто ему он уделяет куда меньше внимания, чем миру внутреннему. И даже гляда наружу, он на все смотрит через призму себя самого.

Это не эгоцентризм, а скорее обособленность, замкнутость на себя самого. Его мир — это мир его переживаний, чувств и мыслей. Туда он уходит, чтобы восстановить силы после столкновения с внешней реальностью. Мир снаружи приносит ему больше испытаний, чем радости. Зато свой внутренний мир, свое убежище, он знает как свои пять пальцев.

Если спросить интроверта, что с ним происходит внутри, он не сможет этого описать, потому что нет таких слов или слов нужно очень много. А если об этом же спросить экстраверта, он тоже не сможет ничего сказать, но уже потому, что свой внутренний мир для него — темный лес.

И точно так же с миром внешним. Интроверту приходится целенаправленно фокусировать свое внимание на аспектах внешнего мира, чтобы эффективно с ним взаимодействовать, а экстраверт, наоборот, полностью поглощен тем, что происходит вокруг него, а в душу к себе может заглянуть только через волевое усилие.

Интроверты спокойны, вдумчивы, рассудительны — их время течет неторопливо и даже как-то вязко. Они медлительны, инертны и часто неповоротливы, из-за чего экстраверты над ними постоянно потешаются.

В своем лучшем проявлении, интроверты — уравновешенные спокойные люди, которые смотрят вглубь вещей, а не скачут по верхам, как это делают экстраверты.

В худшем проявлении, интроверты знакомы всем по образу типичного ботаника-неудачника или компьютерщика — всклокоченного, не умеющего выражать свои мысли, в рваной одежде (потому что, ему плевать) и с мыслями постоянно витающими где-то далеко.

Но интроверт, не значит, неудачник. Неудачниками интроверты становятся чаще потому что, современное общество — это общество экстравертов, и не всякий интроверт находит приемлемый для себя способ адаптации в этом мире. С другой стороны, экстраверты страдают от другой беды — они «удачники», и это ничуть не лучше, чем быть «неудачником», но это тема отдельного разговора.

В общем и целом, интроверты ничем не хуже экстравертов — и у тех, и у других есть свои сильные и слабые стороны. И те, и другие смотрят друг на друга с некоторым непониманием, и те, и другие постоянно спотыкаются из-за того, что противоположный тип реагирует совершенно неожиданным образом.

Отсюда множество проблем в общении между интровертами и экстравертами, но еще больше проблем возникает при общении людей одного типа. К этому тоже еще вернемся.

Интроверты менее склонны проявлять инициативу во внешнем мире. Они перестраховщики, которые готовы отмерять семь раз по семь раз, прежде чем начнут действовать. Такая осторожность тоже сильно мешает им в обществе экстравертов, где побеждает не самый умный, а самый активный.

С другой стороны, интроверты — хорошие стратеги. Они видят ситуацию глубже, дальше и глобальнее. Экстраверты же скорее тактики — им нужна битва и победа здесь и сейчас, а не в долгосрочной перспективе.

Интроверты молчаливы и пассивны — они с удовольствием отдают инициативу экстравертам. Интровертам удобнее наблюдать и давать комментарии из своего темного угла, чем самостоятельно лезть на трибуну и заводить публику своим огнем.

В школе интроверты — одиночки или тихушники, которые всегда где-то на вторых ролях, всегда где-то на отшибе или, в лучшем случае, заодно. Они воспитанны, культурны и часто патологически добры. Их легко обидеть, но дать сдачи они не умеют — переживают свои поражения внутри и скорее давят на чувство вины и жалость обидчиков.

В отношениях интроверты тоже стремятся отойти на второй план. И если это интроверт-мужчина, то часто он из-за этой своей особенности становится подкаблучником, через что и страдает. Женщины-интроверты, в силу той же особенности, наоборот, в отношениях чувствуют себя более комфортно, чем женщины-экстраверты.

Ну и так далее, надеюсь общий образ понятен. Тему психологических типов еще будем продолжать в других статьях и в комментариях, и список характерных черт обоих типов буду пополнять по ходу дела.

Экстраверт

Кто такие экстраверты?

Экстраверты — это все остальные, которые не интроверты. Они активны, деятельны, безрассудны и неосмотрительны, из-за чего частенько напоминают обезьяну с гранатой. В этом их сила и в этом же их слабость.

В обществе свободного рынка экстраверты чувствуют себя, как рыба в воде. Им не нужно объяснять, что за себя и свои идеи нужно уметь постоять. Они естественным образом стремятся к лидерству и официальному статусу. Им важнее призы и награды, чем сами по себе реальные достижения.

В отличие от интровертов, экстраверты лучше отдыхают в компании друзей — общество их ничуть не утомляет, а наоборот, бодрит, вливает новые силы. По этой причине экстраверты редко бывают одни — они все время ищут компании себе подобных.

Экстраверты легкомысленны и поверхностны, но вместе с тем легки, подвижны и инициативны. Инициатива их не пугает, потому что они не загадывают наперед, не задумываются о последствиях. Они из тех, кто силен задним умом и кусает локти уже после дела. Из-за этого на них с кривой усмешкой смотрят интроверты — они же предупреждали…

В хорошем своем проявлении, экстраверты — общительны, оптимистичны, легки на подъем. Именно экстраверты становятся душой компании, лидерами движений и активистами. С ними можно говорить ни о чем и получать от этого удовольствие — им всегда есть, что рассказать, какими новостями и сплетнями поделиться.

В худшем смысле, экстраверты — наглы, своенравны и эгоистичны. Реалисты до мозга костей, отрицающие все, что выходит за рамки их понимания. Они люди толпы и общественное мнение им важнее своего собственного, поэтому они часто выглядят приспособленцами и подхалимами.

Свои интересы они ставят на первое место и потому с легкостью переступают через всех, кто стоит у них на пути. Интроверты же скорее переступят через себя, но в этом нет никакой праведности — только жалость к себе и страх перед чужим негодованием.

В отношениях экстраверты естественным образом стремятся верховодить, и это хорошо, когда мужчина — экстраверт, а женщина — интроверт. Во всех прочих случаях начинаются всякие трудности из-за того, что общепринятое представление об отношениях мужчины и женщины предполагает именно такую пару.

Экстраверты разговорчивы и даже болтливы, а вместе со своей манерой действовать, не думая о последствиях, бывают очень остры на язычок и скоры на расправу. Они эмоциональны и экспрессивны вплоть до истеричности, интроверты же более склонны к депрессиям и апатичности.

И так далее. Задавайте вопросы в комментариях, и непонятные моменты я постараюсь прояснить.

Интроверт и экстраверт

Что из всего этого следует?

Прежде всего, поскольку часто бывает такое непонимание: быть экстравертом — это не везение, а быть интровертом — не трагедия. Оба типа хороши и плохи совершенно в равной степени — главное знать свои сильные и слабые стороны, чтобы активнее использовать одни и находить способы компенсировать другие.

Психологический тип — это не приговор, а такая же особенность, как принадлежность к тому или иному полу. Нужно учиться жить с тем, что есть, а не пытаться строить из себя то, чем не являешься. Особенно это касается интровертов, которые очень уж часто хотят стать экстравертами и тем самым предают свою природу.

Разумеется, тему юнговских психологических типов нельзя на этом считать раскрытой. Нужно еще столько всего рассказать, что материала хватит на несколько объемистых статей, и я этим непременно займусь. Там будет еще много чего интересного, но будем двигаться от простого к сложному.

Теперь о практическом приложении рассказанного выше.

Сильнее всего психологический тип сказывается в отношениях. Например, можно сказать, что ВСЕ счастливые пары состоят из дополняющих типов. Кто в паре интроверт, а кто экстраверт, не важно, главное, чтобы типы были разные.

Двум интровертам вместе слишком скучно, поскольку оба ждут инициативы друг от друга, но оба же ее и не проявляют. А двум экстравертам вместе слишком «весело», поскольку каждый хочет всего и сразу, и одеяло очень скоро начинает трещать по швам.

Гармоничное взаимодействие возможно только между противоположностями. Интроверт и экстраверт в обществе друг друга чувствуют себя лучше всего, но не всегда это понимают, поэтому ищут друзей среди представителей своего вида, а потом сами же не знают, куда их девать. А противоположный тип может казаться каким-то слишком не таким, чтобы с ним связываться.

То же касается дружеских и профессиональных отношений. Лучшие друзья и партнеры — из двух противоположных типов. А вообще, по теме отношений между разными типами чуть попозже будет отдельная статья.

Также принадлежность к тому или иному типу определяет те сферы деятельности, в которых человек сможет раскрыться лучше всего. Экстраверты, например, хорошие ораторы и коллективисты, они по своей природе «люди сцены» — из них получаются лучшие вдохновители и продавцы (любого масштаба). А интровертам ближе работа индивидуальная, аналитическая или творческая, такая, где не нужно будет постоянно носиться взад-вперед и разговаривать без умолку.

Знание своего типа помогает понять себя и свои предрасположенности, так что, давайте определяйтесь, и будем разбираться, что с этим делать дальше. Вопросы и уточнения — в комментариях. Продолжение — в следующих сериях.

p. s.

Комментарий для всех. Если вы не смогли сходу определить свой тип, это еще не значит, что вы такие особенные, а типология такая глупая. Это значит только то, что вы не смогли определить свой тип и все. Если угодно, можете считать, что это я плохо объяснил, но не отмахивайтесь сразу.

Бывают такие редкие случаи, когда тип действительно размывается, и его не может вычислить даже опытный психолог, но это бывает не часто и — еще раз! — не стоит приписывать себя к таким вот особенным, не льстите себе. Если чаши весов зависли посередине, это только от недостатка информации принятой во внимание.

Если испытываете затруднение с определением своего типа, не торопитесь, дайте вопросу «отстояться» и рассмотрите себя в исторической перспективе — с малых лет и до сего дня. Попробуйте нащупать общую нить своего поведения, идущую через всю вашу жизнь.

p. p. s.

Заметьте, наибольшие сложности в определении своего типа испытывают экстраверты — как раз в силу свойств этого самого типа. Чтобы понять себя нужно уметь смотреть в себя, а экстравертам это дается туго, хотя им совершенно невдомек, что у них с этим есть какие-то трудности. Им кажется, что все устроены так же, как они сами, — и это тоже свойство экстравертского типа. Используйте это, как дополнительную подсказку.

Ссылки по теме для пытливых умов:

Понравилась публикация?

Поделитесь находкой!

Возможно, вас также заинтересует:
Интроверт и экстраверт
wpDiscuz

Психология | Интроверт и экстраверт

Люди в зависимости от психологических особенностей, согласно выдающемуся швейцарскому психиатру Карлу Густаву Юнгу (1875-1961), делятся на два психотипа: интровертов и экстравертов. Юнг определял интроверсию как поведенческий тип, характеризуемый направленностью либидо (жизненной энергии) на внутреннюю психическую активность, а экстраверсию — как поведенческий тип, характеризуемый концентрацией интересов на внешних объектах.

Основным критерием, различающим экстравертов и интровертов, Карл Юнг считал «направление движения либидо». Согласно Юнгу, экстраверсия проявляется в направленности либидо (жизненной энергии) человека на внешний мир, в том, что экстраверт предпочитает социальные и практические аспекты жизни, операции с реальными внешними объектами, а интроверт предпочитает погружения в мир воображения и размышлений. Экстраверт направлен на растрачивание собственной энергии, движение её по направлению к окружающим объектам, интроверт — на накопление, движение энергии во внутренний мир.

Интроверт

Интроверт — это человек, погруженный в свой внутренний мир.

Интроверт – это человек, предрасположенный к самоанализу, предпочитающий уединение, придерживающийся неторопливого и целенаправленного стиля общения. Он ощущает внешний мир как атакующий его, а обращение внутрь является средством выживания и источником комфорта. Чрезвычайно важную роль в жизни интроверта играет одиночество. Оно даёт возможность восстановить психику после активных социальных контактов. Если же интроверта на длительный срок лишить возможности уединиться, он станет грубым и раздражительным.

Некоторые специалисты полагают, что интроверты обладают хроническим высоким уровнем возбуждения. Стимулирует его внешняя среда. Поэтому для сохранения стабильного состояния нервной системы такие люди вынуждены защищаться от внешних воздействий, уходя в свой внутренний мир. Им, следовательно, нужны периоды отдыха, чтобы успокоиться, прийти в себя и снять излишки возбуждения.

Признаки интроверта
  1. Больше количество людей вокруг истощает психику. Человек, предрасположенный к интроверсии, чувствует себя уставшим и выжатым, если долгое время пребывает в шумной компании или на каком-то многолюдном торжестве. Оставшись наедине с собой, он долго приходит в себя, восстанавливая растраченную энергию. В то же время нельзя сказать, что интроверты избегают социальных контактов. Они любят находиться в компании близких людей, которых хорошо знают.
  2. Наслаждение одиночеством. Несколько часов с интересной книгой, прогулка по лесу, просмотр любимого фильма придают организму заряд бодрости. Но гулять и смотреть фильм можно и не одному, а с хорошим другом. Важно, чтобы этот человек не лез с разговорами, а дал возможность думать и размышлять.
  3. Спокойствие и сдержанность в общении с людьми. Бытует мнение, что интроверты – люди стеснительные и даже робкие. Это не так. Просто они тщательно выбирают слова во время разговора и стараются не тратить энергию на пустую и ненужную болтовню. Они тихие, сдержанные, но это никак нельзя назвать робостью.
  4. Склонность к самопознанию. Интроверты любят думать о самых разных вещах, но в основном о собственном жизненном опыте. Они пытаются понять и узнать себя. С этой целью любят читать книги и смотреть фильмы, отвечающие их внутренним потребностям.
  5. Любовь к знаниям и наблюдениям. Интроверты любят учиться, а практический опыт стараются приобретать через наблюдения. При этом наблюдают они долго, пока не почувствуют, что смогут всё повторить правильно. А освоив что-то, становятся настоящими профессионалами.
  6. Предпочитают самостоятельную и независимую работу. Для интровертов рабочие места, требующие активных социальных контактов, мало привлекательные. Они любят работать самостоятельно и не зависеть от других. Их них получаются хорошие писатели, бухгалтеры, программисты, графические дизайнеры, художники, фармацевты.

Экстраверт

Экстраверт – это человек, ориентированный на внешние практические реалии, а не на внутренние мысли и чувства.

Экстраверт любит встречаться с новыми людьми, быть в гуще социальных событий и принимать в них активное участие. Такую личность можно охарактеризовать как разговорчивую, общительную, стремящуюся к каким-то действиям. Эти люди не могут оставаться долгое время в одиночестве и легко переключаются с одной темы на другую.

Признаки экстраверта
  1. Любовь к разговорам. Данный тип людей не просто любит вести разговоры с друзьями, членами семьи, коллегами по работе, но любит также вступать в контакт и с абсолютно незнакомыми личностями. При этом живо интересуется их жизненным кредо, проблемами, хобби. Поэтому неудивительно, что у экстравертов широкий круг знакомых. Ведь они искренне наслаждаются обществом других и принимают активное участие в их жизни.
  2. Общение вдохновляет и заряжает энергией. И действительно, проведя некоторое время с другими людьми, экстраверт начинает чувствовать себя чрезвычайно вдохновлённым и энергичным. Социальные взаимодействия освежают его и напитывают энергией. А вот одиночество способствует упадку духа и вялости. Поэтому, когда встаёт выбор, как провести время – самостоятельно или с группой людей, то предпочтение всегда отдаётся последнему.
  3. Все жизненные вопросы обсуждаются. Если экстраверт сталкивается с какой-то проблемой, то он никогда не пытается решить её в одиночестве. Буквально все выносится на всеобщее обсуждение. Это помогает экстраверту более тщательно и подробно изучить вопрос и выбрать самый оптимальный вариант. Такое отношение к проблемам помогает снять излишнее психологическое напряжение, почувствовать себя более спокойным и собранным.
  4. Дружелюбие и коммуникабельность. Экстраверт общается с другими людьми легко, непринуждённо и активно. На любой вечеринке он первым подходит к новым гостям, заводит с ними разговор, располагает к себе дружелюбием и непосредственностью. Быстро становится хорошим знакомым. Но в то же время редко бывает настоящим другом из-за своего непоседливого характера и мгновенной смены интересов.
  5. полная открытость для людей. Экстраверты настолько открыты, что просто не умеют хранить собственные секреты. Да и чужие сохранить им удается редко. Они делятся со всеми обо всём, даже самым сокровенным.

Амбиверт

Амбиверт — это психопит человека, сочетающий признаки как интроверта, так и экстраверта.

В мире практически не существует «чистых» психотипов. Людям присущи качества как интроверта, так и экстраверта, а отнесение его к тому или иному психотипу определяется тем, каких свойств в нем больше. Иногда эта разница настолько небольшая, что есть смысл говорить о третьем психотипе. Американским психологом Эдмундом Конклином в 1923 г. был предложен термин «амбиверсия». Амбиверт не является ни интровертом, ни экстравертом, но находится между этими двумя крайностями, сочетая качества тех и других. Амбиверт может вести себя как интроверт или экстраверт в зависимости от ситуации.

Конклин считал амбиверсию психологической нормой. Отсутствие термина для обозначения людей, которые не являются ни интровертами, ни экстравертами, учёный объяснил тем, что психоаналитическая терминология (интроверт — экстраверт) разрабатывалась, главным образом, для описания паталогий. Конклин полагал, что, в отличие от других двух типов, амбиверт здоров, гибок, адаптивен и эффективен.

Интерверты, экстраверты и амбиверты являются основными базовыми психотипами.


38. Интроверсия — Экстраверсия по Юнгу

Основным критерием, различающим экстравертов и интровертов Карл Густав Юнг ставит направление движения либидо. Согласно К.Юнгу, экстраверсия проявляется в направленности либидо (жизненной энергии) человека на внешний мир, в том, что экстраверт предпочитает социальные и практические аспекты жизни, операции с реальными внешними объектами, а интроверт предпочитает погружения в мир воображения и размышлений. Экстраверт направлен на растрачивание собственной энергии, движение её по направлению к окружающим объектам, интроверт — на накопление, движение энергии во внутренний мир.

Экстраверт по Юнгу — это тип личности (или поведения), который ориентирован в своих проявлениях вовне, на окружающих. Для экстравертов характерно поведение, при котором человек стремится к:

общению с людьми, вниманию со стороны окружающих, участию в публичных выступлениях, участию в многолюдных мероприятиях и вечеринках.

Экстраверты «заряжаются» энергией от внешнего мира — от действий, людей, мест и вещей. Они — расточители энергии. Длительные периоды бездействия, внутреннего созерцания, или одиночества, или общения только с одним человеком лишают их ощущения смысла жизни. Тем не менее экстравертам необходимо дополнять время, которое они проводят в действии, интервалами просто бытия, иначе они потеряются в круговерти лихорадочной деятельности. Экстраверты могут многое предложить нашему обществу: они легко самовыражаются, сконцентрированы на результатах, обожают толпу и действие.

Экстраверты подобны солнечным батареям. Для них состояние одиночества или нахождение внутри подобно пребыванию под тяжелыми, плотными облаками. Солнечным батареям для подзарядки нужно солнце — экстравертам для этого нужно быть на людях. Экстраверт может быть превосходным тамадой, организатором (часто на общественных началах), чиновником, управляющим людьми, артистом или конферансье.

С течением времени Юнг существенно пересмотрел взгляды на экстраверсию-интроверсию. Во-первых, он выделил ряд самостоятельных факторов (психологических функций), которые он ранее включал в состав экстраверсии-интроверсии: мышление, чувство (переживание), ощущение, интуиция. Во-вторых, начиная со своей программной работы «Психологические типы» (1920) он говорил не об экстравертах и интровертах, а об экстраверсии или интроверсии доминантной функции. То есть он писал, что в психике индивида человека может доминировать одна из функций — экстравертированное или интровертированное мышление, чувство, ощущение, интуиция, при этом в психике находилось место и для других функций, которые играли вспомогательную роль или вытеснялись в бессознательное.

Тоже приписывается Юнгу

Следующий понимание интроверта и экстраверта также приписывается Юнгу, но есть серьезные сомнения, правда ли это видение Юнга либо чья-то очень вольная интерпретация… Ссылка

Экстраверт полон внимания к окружающему миру, отзывчив, легко принимает внешние события, проявляет к ним непостредственный интерес, готов на них влиять и подвергаться влиянию. Реагирует быстро, часто сначала делает, потом думает, склонен рисковать, не подчиняется дурным опасениям или колебаниям. Подвижен, легко проспосабливается к изменениям. Обладает широким кругом общения, непринуждённо налаживает новые связи. Легко привязывается, и теряет свою привязанность. Секретов не держит, часто делится ими с друзьями. Терпит любую суматоху и шум, даже находя в этом свою прелесть. Любит проявлять, демонстрировать себя, прекрасный рассказчик. При этом зависим от общественного мнения, а свои взгляды зависят от внешних условий. Для экстраверта важен вопрос: «что думают об этом другие?» Критически оценивать свои мотивы не любит, прячет собственную личность от себя в бесознательном. Даже может игнорировать своё тело, пока с ним не случится что-то серьёзное, элементарные потребности удовлетворяет между делом.

Интроверты характеризуются следующими ключевыми признаками:

1.рефлексия, связь с внутренней реальностью — впечатлениями, вызываемыми объектами;

2.оборонительная позиция, склонность отдаляться от объектов.

Интроверт застенчив, недоверчив, трудно приспособляется к внешнему миру, держится в стороне от событий, пессимистичен. Необщителен, стремится к уединению, ограничивает круг общения наиболее близкими людьми. Испытывает неприязнь к обществу из большого количества людей, не проявляет энтузиазма от людской сплочённости. Проявляет склонность обесценивать людей и предметы, принижать их значение. Прожде, чем совершить действия, тщательно продумывает их, старается доказать, что все его действия основаны на собственных убеждениях. Работу делает посредством собственных ресурсов и по собственной инициативе, по своему. Психологические защитные средства включают в себя добросовестность, щепетильность, педантичность, бережливость, осторожность, недоверчивость, умеренность, совестливость, честность, прямоту, вежливость.

К.Г.Юнг в своем роскошном труде «Психологические типы» классифицировал функции сознания на четыре основных, фундаментальных вида: мышление, чувство, интуиция и ощущение. Названия функций обозначают общую направленность процесса и ключевой принцип. К.Юнг определил рациональную и иррациональную составляющие, как основную пару сознательных процессов, взаимоисключающих и противоположных друг другу.

В свою очередь, каждую основную (как рациональную, так и иррациональную) составляющую К.Юнг разделил еще на пару взаимоисключающих противоположностей, таким образом, и получив четыре фундаментальные функции сознания. Рациональный взгляд на объект основан на оценочном восприятии. Оценка объекта естественна и неизбежна, когда объект воспринимается как средство и способ удовлетворения потребности. В таком случае, объект всегда вторичен по отношению к субъекту сознания (т.е. конкретному человеку, который воспринимает этот объект).

Первичны потребности и интересы осознающего человека (субъекта сознания), вторичны характеристики объекта. Если использовать модель планеты и спутника, то рациональное сознание воспринимает объект как спутник. Безусловно, в реальной жизни человек может в силу своих возможностей избегать взаимодействия с негативным объектом (с точки зрения личной оценки), но хоть на какое-то время любой осознанный объект попадает на «орбиту» восприятия субъекта.

Главные задачи рациональных функций сознания лежат за пределами восприятия объекта. Это очень важно понять. Рациональные функции сознания оценивают объект относительно более важной, на момент восприятия, задачи субъекта сознания. Другими словами, когда есть нечто более важное, то объект воспринимается как возможное вспомогательное (нейтральное, мешающее и т.д.) средство. Осознанное восприятие объекта осуществляется не ради объекта, а ради более важной задачи, и именно поэтому делается рациональная оценка характеристик объекта. К рациональным функциям сознания, К.Юнг относит мышление и чувство.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.