Юнг экстраверсия и интроверсия: Психотипология Юнга. Психологическая установка: экстраверсия и интроверсия.

Автор: | 28.05.2019

Содержание

Психотипология Юнга. Психологическая установка: экстраверсия и интроверсия.

С точки зрения Юнга, есть две противоположные психологические установки: экстравертная и интровертная.

Между прочим, все характеристики, которые Юнг предложил использовать, имею парный характер и внутри этой пары противоположны друг другу.
Это вообще присуще человеку — описывать и понимать мир через пары противоположностей.
Такие пары называют антитетичными, или бинарными оппозициями, или дихотомиями.

Видимо, это заложено в природе человека и в физиологии мозга.
Смотрите, у человека парные органы чувств: глаза, уши, носовые пазухи, руки. Два полушария мозга.
Наверное, и описывать психологические характеристики человека правильно именно  через взаимосвязанные парные понятия.
Это и с точки зрения логики хорошо. Пара противоположностей исчерпывает возможности описания объекта в нужном аспекте.
Хотя в некоторых случаях, когда признак не является существенным, такой подход ничего не дает или уводит в сторону.

В своей книге «Психологические типы»  (1921 г.) Карл Густав Юнг едва ли не больше всего места отвел именно описанию понятий «экстраверсия» и «интроверсия».

Он сделал большой экскурс в историю исследований человека, в котором указал на то, что эти две стороны  человеческой психологии подмечены очень давно.
У меня сложилось впечатление, что именно открытием экстравертной/интроветтной установок он гордился в наибольшей степени.

Можно сказать еще, что понятия «экстраверсии» и «интроверсии» на сегодняшний день являются общепризнанными.
Может быть, именно из-за того, что он обосновал их право на существование большим историческим материалом.
В проблемных сферах науки с результатами не строго организованного наблюдения спорить бывает легче, чем с большим текстовым массивом.

Хочу сразу предупредить, что Юнг был некоторое время учеником и последователем Зигмунда Фрейда.
Его язык, его манера описания психологических феноменов тесно связаны с фрейдистской терминологией.


Я буду этого избегать. Мы почти, а может быть, и совсем не будем говорить о сознательном и бессознательном, либидо и т.д.
Я постараюсь описать представления и понятия Юнга максимально современно и популярно.
Тем более, что это вполне допустимо без потери смысла.

Понятия «экстраверсия» и «интроверсия» описывают отношения между человеком и окружающим миром.
Психологическая установка — это установка человека относительно мира и самого себя.
Если человек открыт миру и воспринимает его максимально непредвзято, непосредственно — он экстраверт.
Если человек смотрит на мир через призму своих привычек, убеждения и правил — он интроверт.

Сформулировать это проще, чем описать.

И легче, чем применить для понимания окружающих людей и самого себя.
Я думаю, вам понятно, почему.
Абсолютно непредвзятого и непосредственного восприятия у людей не бывает.

Любой человек — продукт культуры и собственной биологии.
С момента рождения он имеет определенное физиологическое строение и биологические потребности.
В минимально сознательном возрасте он уже обладает некоторыми знаниями и моделями эмоционального реагирования, полученными от родителей или возникшими в личном опыте.
Ребенок пользуется словами, смысл которых закреплен, и языковыми контекстами, в которых зафиксированы мировоззренческие представления.
От тех или иных культурных посредников — родителей, близких,  воспитателей и нянечек, если таковые имеются, — он получает культурный опыт взаимодействия с теми или иными объектами окружающего мира.

То есть даже ребенок не является чистым листом бумаги. Что же того скуазать о взрослом!
Поэтому четко и полно определить понятия экстраверсии — интроверсии затруднительно.

Юнг делает это при посредстве обращения к субъектно-объектным отношениям.
Человек — субъект, активное начало.
Предметы, явления окружающего мира, другие люди, попавшие в поле зрения и интереса данного человека — объекты.

Эстраверт ориентирован на объект, то есть на то, что в окружающем мире происходит.
На то, как предметы, явления, другие люди себя проявляют.
На то, что они делают, что говорят, как выглядят.

Поведение экстраверта зависимо — он реагирует именно на предметы и людей, а не на свое представление о  них или свое отношение к ним.

Отсюда вытекают некоторые другие свойства этой психологической установки.
Экстраверт положительно, с интересом и радостью, относится к внешнему миру.
Он стремится к контакту с ним.
Он нуждается в постоянном контакте с внешним миром, от которого отталкивается вся его жизнедеятельность.
В отношениях с людьми он общителен.
«Самые важные решения и действия обусловливаются не субъективными воззрениями, а объективными обстоятельствами».

Интроверт ориентирован на субъект, то есть на самого себя.
На свои представления, страхи и восторги, мнения и настроения.
В окружающем мире —  в предметах, событиях, людях — он видит только повод подумать или почувствовать нечто свое, ассоциирующееся у него с данными объектами.


Фактически, между интровертом и миром существует некоторая внутренняя, неосязаемая преграда.
Внешняя информация с трудом и не сразу просачивается через этот фильтр, «…между восприятием объекта и его собственным действием вдвигается субъективное мнение, которое мешает действию принять характер, соответствующий объективно данному».

Интроверт с некоторым недоверием относится к окружающему миру и другим людям.
Он не очень любит контактировать, не любит новых людей.
Собственно, вообще не любит ничего нового — ни людей, ни идеи, ни информацию, которая расходится с привычной, освоенной.

Экстраверт лучше чувствует и понимает окружающее.
В том числе самого себя как внешний объект.
То есть ему понятнее, например, все, что связано с его самочувствием, здоровьем.
Потому что он более склонен как к наблюдению, так и к самонаблюдению.

Интроверт лучше чувствует и понимает свои интересы и желания.
Но не может смотреть на себя как на что-то внешнее.
Поэтому не может трезво оценивать себя, свое состояние, свою позицию.

Юнг пишет так:
«Оба типа до такой степени различны и их противоположность настолько бросается в глаза, что наличность их без всяких разъяснений бывает очевидна даже для профана в психологических вопросах, — стоит только раз обратить его внимание на это».

«Всем, конечно, знакомы эти замкнутые, трудно распознаваемые, часто пугливые натуры, представляющие собой самую сильную противоположность людям с открытым, обходительным, часто веселым или по крайней мере приветливым и доступным характером, которые со всеми ладят, а иногда и ссорятся, но во всяком случае стоят в отношении к окружающему их миру

, влияют на него и со своей стороны воспринимают его влияние».

В биологическом отношении Юнг попытался связать экстраверсию и интроверсию с адаптационной стратегией организма:
«Природа знает два коренным образом различных варианта адаптации и две обусловленные ими возможности самоподдержания живых организмов: первый путь — это повышенная плодовитость при относительно малой обороноспособности и недолговечности отдельного индивида; второй путь — это вооружение индивида многообразными средствами самосохранения при относительно малой плодовитости».
Эта мысль в дальнейшем не получила развития.

Юнг указывает еще на такие свойства двух психологических установок:
«с одной стороны, на особенность экстраверта, состоящую в способности постоянно растрачиваться, распространяться и внедряться во все;

с другой стороны, на тенденцию интроверта обороняться от внешних требований и, насколько возможно, воздерживаться от всякой затраты энергии, направленной прямо на объект, но зато создавать для себя самого возможно более обеспеченное и могущественное положение».

Важно, что Юнг связывает экстравертность и интровертность не с культурным воздействием, не с воспитанием, а с предрасположением человека.
Однако физиологические основания психологических установок он не выяснил.

Есть еще один очень важный аспект экстраверсии-интровесии. В человеке присутствуют оба типа установок.
Нет абсолютных экстравертов и абсолютных интровертов.
То есть каждый человек имеет экстравертные и интровертные модели поведения.


Когда мы говорим о том, что этот человек — экстраверт, а этот  — интроверт, мы говорим о том, что одна из типических установок является преобладающей.

***

Примеры интровертов и экстравертов я пока приводить не буду. Сделаем по-другому.
Я назову несколько политиков, артистов и поп-звезд, а вы попытайтесь определить, кто из них интроверт, а кто — экстраверт.
Напишите в комментариях к посту и в двух словах объясните, почему вы так думаете.

Политики: Ельцин, Медведев, Путин, Навальный, Немцов, Ксения Собчак, Валентина Матвиенко, Юлия Тимошенко, Обама, Брежнев, Рейган.

Артисты: Шварценеггер,  Брюс Уиллис, Харрисон Форд, Бред Питт, Анджелина Джоли, Дженифер Энистон.

Звезды: Киркоров, Пугачева, Мадонна, Стинг, Бритни Спирс, Майкл Джексон.

Может быть, это много.
Но не обязательно писать обо всех.

Можете также указать кого-нибудь еще. Того известного человека, который вас интересует.
Отвечать сразу я не буду, но затем сделаю пост с правильными ответами.

Не бойтесь ошибиться.
Как правило, мало кто научается различать экстравертов и интровертов сразу. Даже если дело касается самого себя.

Психотипология/соционика Юнга-Августинавичюте. Как и о чем я буду рассказывать.
Ответы на вопрос по теме экстраверсия-интроверсия. Психотипология/соционика, ч.2.

Ссылки на другие посты по психотипологии/соционике здесь

Доска сомнений и ненависти к психотипологии/соционике (я не буду скрывать или удалять эти комментарии).

Типы темперамента человека | ГБПОУ РС(Я) «Вилюйский профессионально-педагогический колледж им. Н. Г. Чернышевского»

Психологии известно два противоположных типа личности: экстраверты и интроверты. Основным критерием, различающим экстравертов и интровертов Карл Густав Юнг ставит направление движения либидо. Согласно К.Юнгу, экстраверсия проявляется в направленности либидо (жизненной энергии) человека на внешний мир, в том, что экстраверт предпочитает социальные и практические аспекты жизни, операции с реальными внешними объектами, а интроверт предпочитает погружения в мир воображения и размышлений.

Экстраверт направлен на растрачивание собственной энергии, движение её по направлению к окружающим объектам, интроверт — на накопление, движение энергии во внутренний мир. Интроверсия является одним из архетипических проявлений коллективного бессознательного. Анализируя различия концепций двух других видных представителей динамической психологии, Зигмунда Фрейда и Альфреда Адлера, Юнг полагает, что в сущности схожие концепции этих авторов различаются по причине экстраверсированности их авторов. Если первый, по Юнгу, обладает интроверсией, что заставляет его искать механизмы психики в глубинах внутреннего мира, то второй, будучи экстравертом, рассматривает человеческую психику в социальном контексте, рассматривая стремление к социальному превосходству в качестве основы либидо. Экстраверсия—интроверсия по Юнгу ложится в основу ряда самостоятельных психологических функций: мышления, чувства, ощущения, интуиции.

Ганс Айзенк заимствует у Юнга термин «экстраверсия» при создании своей диспозициональной модели. Айзенк обнаружил, что в разных исследованиях, проведённых разными исследовательскими группами, параметры личности согласованно варьируются по степени своей ориентации на социальные отношения в противовес ориентации на рефлексию, переживания, чувства. Эти понятия являются полюсами суперфактора — комплекса коррелирующих между собой черт личности, который детерминирован генетически. Типичный экстраверт по Айзенку общителен, оптимистичен, импульсивен, имеет широкий круг знакомств и слабый контроль над эмоциями и чувствами. Типичный интроверт спокоен, застенчив, отдалён от всех, кроме близких людей, планирует свои действия заблаговременно, любит порядок во всём и держит свои чувства под строгим контролем. Юнгианский термин пришёлся в этой ситуации весьма кстати. Более того, оказалось, что экстраверсия может быть одной из базовых черт личности, которых Айзенк в конце концов определил три.

В психиатрии распространена типология Леонгарда, который заимствовал наиболее раннее толкование данного термина по Юнгу и переосмыслил его: по Леонгарду, экстраверт — личность безвольная, подверженная влиянию со стороны, интроверт — личность волевая. В то же время, типология Леонгарда является психиатрической, а не психологической, и относится прежде всего к патологиям. Если же говорить не о патологиях, то близкими к толкованию Леонгардом (но не Юнгом) данного термина являются такие термины психологии, как локус контроля (внутренний и внешний), экстернализм и интернализм (Р. Л. Акофф и Эмери), и др. Впоследствии экстраверсия как черта личности показывает свою состоятельность, сохраняясь в таких современных моделях как «Большая Пятерка» (John et al., 2008) или HEXACO (Ashton et al., 2004). Термины «экстраверсия» и «интроверсия» используются также в типологии Майерс-Бриггс, в соционике и ряде других современных опросников и диагностических методик, где их толкование имеет свою специфику.

Амбиверты (диаверты)

     Так как частотное распределение в нормальной популяции центрировано на среднем участке шкалы интроверсии — экстраверсии, то большинство людей можно отнести к амбивертам.[1] Амбиверт — это личность со средними показателями по этой шкале. [1]

 

ВЛИЯНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СТРЕССА НА ОБМЕН КОЛЛАГЕНА У ЛЮДЕЙ С РАЗЛИЧНЫМИ СВОЙСТВАМИ ЭКСТРАВЕРСИИ-ИНТРОВЕРСИИ

ИВАНОВ Д.Г.1, ПОДКОВКИН В.Г.1

Литература: Самарский государственный университет, Самара, Россия, 443099, Россия, г. Самара, ул. Чапаевская, 89. Тип: статья в журнале — научная статья Язык: русский. Номер: 10 Год: 2009 Страницы: 10-15; ЖУРНАЛ: ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. Издательство: Издательский Дом «Академия Естествознания» (Пенза)

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: СТРЕСС,   ЭКСТРАВЕРСИЯ,   ИНТРОВЕРСИЯ,   МЕТАБОЛИЗМ КОЛЛАГЕНА

АННОТАЦИЯ:  Исследовалось влияние эмоционального стресса на обмен коллагена у людей с различными свойствами экстраверсии-интроверсии. Показано, что реакция систем, обеспечивающих адаптацию и активность протекания процессов метаболизма коллагена при стрессе, зависят от фактора экстраверсии-интроверсии. Экзамен активировал гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему и усиливал процессы катаболизма коллагена студентов-амбивертов. У студентов других типов содержание 11-ОКС в ротовой жидкости на экзамене не повышалось, а уровень свободного оксипролина в ротовой жидкости снижался. Независимо от свойств экстраверсии-интроверсии, содержание белковосвязанного оксипролина в ротовой жидкости под действием эмоционального стресса уменьшалось, что свидетельствовало о подавлении активности процессов анаболизма коллагена у студентов.

 

 

 

 

 

 

 

Типы личности — интроверты и экстраверты

Психологические типы К. Г. Юнга · 27 января 2009 г.

Все психологические типологии можно разбить на две большие группы: те, что классифицируют приобретенные душевные качества, и те, которые рассматривают качества врожденные. Здесь происходит принципиальный водораздел, между тем, что человек в силах изменить и тем, с чем ему придется мириться до конца дней своих.

Большинство существующих типологий относятся к первой группе — они описывают скорее типы поведения или, если угодно, типы сложившегося характера, а типологий из второй группы — единицы. В этой статье разговор пойдет об одной из них — самой интересной и самой ценной в практическом приложении — о теории психологических типов Карла Юнга.

Чтобы сразу отсечь возможные здесь вопросы, нужно сказать, что сам Юнг не утверждал со стопроцентной уверенностью, что предложенные им типы действительно являются врожденными свойствами человека. Он вообще был крайне осторожен в таких вопросах.

С другой стороны, он же давал по этому поводу такой комментарий, что психологический тип ребенка вполне можно проследить с первых лет его жизни, когда давление воспитания еще не настолько велико, чтобы сформировать какие-то выраженные черты характера.

В общем, если подходить к этому вопросу с научной строгостью, врожденность типа не доказана, но с практической точки зрения эту идею все-таки можно принять, поскольку реальные многочисленные наблюдения показывают два момента — во-первых, тип действительно проявляется очень рано, а во-вторых, в течение жизни тип не меняется. С возрастом и с взрослением тип может сглаживаться, но в основе своей человек так и остается тем, кем он был — интровертом или экстравертом.

А поскольку каждый сейчас начнет примерять типы к себе, вот и еще один ориентир — нельзя быть и интровертом, и экстравертом вперемешку. Так не бывает. В своей сердцевине мы всегда принадлежим либо к тем, либо к другим, однако в отдельных сферах жизни мы вполне можем демонстрировать качества противоположного типа, так что место для путаницы тут действительно есть. Будем разбираться.

Свою теорию Юнг формулировал довольно долго и кропотливо — это не липовая сенсация, на которую так падка общественность, а фундаментальное научное исследование, проведенное по всем правилам и со всей строгостью. Так что прежде чем отмахиваться, мол, много их таких умных психологов-теоретиков, примите во внимание тот факт, что в мире психологии Юнг занимает такое же место, как Эйнштейн в мире физики. Юнг не учился «науке психологии» — он ее создавал.

Итак, типам личности у Юнга посвящена отдельная книга, чуть ли не самая толстая из всех им написанных. Называется не очень оригинально: «Психологические типы». Там он приводит массу обоснований своей концепции, опираясь на примеры из истории искусства, философии, мифологии и даже биологии.

Браться ее читать советовать не стану — без предварительной моральной и интеллектуальной подготовки осилить ее будет слишком сложно. Но если есть желание приобщиться к первоисточнику, можно прочитать последний раздел, посвященный описанию конкретных типов. Он читается попроще — почти как гороскоп, только научным языком.

Основная линия в доказательстве существования двух базовых типов личности сводится у Юнга к тому, что во все времена и во всех культурах можно проследить наличие этих двух типов — противоположных и одновременно дополняющих друг друга (конкретные примеры перечислять не буду, пытливые умы сами легко найдут их в указанной книге).

Одна из самых очевидных здесь аналогий — восточный принцип единства двух начал «Инь» и «Ян». Интроверты — это скорее «Инь», экстраверты — скорее «Ян». Говорю скорее, потому что в каждом человеке присутствует и то, и другое, но в различных пропорциях — вопрос в преобладании того или иного. То есть, можно сказать, что шкала интроверсия-экстраверсия — это не контраст черного и белого, а плавный градиент от одного, к другому. Символ Инь-Ян, где одно перетекает в другое как раз об этом. Черное и белое, горячее и холодное, доброе и злое — все это познается исключительно в контрасте со своей противоположностью. Так же дело обстоит и с психологическими типами. И еще один вступительный момент. Поскольку психологический тип определяется степенью удаления от средней точки, следует заметить, что можно быть больше или меньше интровертом, больше или меньше экстравертом. То есть, например, два интроверта могут быть интровертами в разной степени. Это будет важно, когда у вас начнут возникать вопросы про то, что случается, когда в общение (и отношения) вступают два человека одного типа, но об этом позже.

 

Типы личности по Юнгу

     Если рассматривать теорию Юнга во всех деталях, то там, конечно, все несколько сложнее. Деления на интровертов и экстравертов очевидно недостаточно. Два выраженных интроверта могут при этом быть совершенно разными в том, что касается их способа смотреть на мир и взаимодействовать с ним. То же и с экстравертами — они бывают разные.

Юнг по этому поводу вводит дополнительное понятие — первичная психическая функция. Всего их четыре, и они тоже делятся на пары противоположностей: чувство и мышление, ощущение и интуиция. Таким образом, тип определяется двумя основными координатами — обращенностью вовнутрь (интроверсия) или вовне (экстраверсия) и той психической функцией, которая у него преобладает.

Соответственно получаются такие комбинации, как, например интуитивный-интроверт (Юнг), мыслительный экстраверт (Фрейд), чувствующий интроверт (Мелани из Унесенных ветром), чувствующий экстраверт (Скарлетт оттуда же), и так далее. Какие-то типы встречаются чаще, какие-то реже.

Есть в теории Юнга и еще кое-какие нюансы — вторичная функция, деление на рациональное и иррациональное, подавленная функция и так далее, но в такие дебри погружаться не будем — это будет интересно только маньякам-психологам. А сейчас сосредоточимся на самом главном.

 

Кто такие интроверты?

     Юнг для определения типов оперирует понятием психической энергии, которую экстраверты черпают извне, а интроверты изнутри. Но буквально это понимать нельзя — как таковой, никакой психической энергии не существует, это только метафора, позволяющая описывать неосязаемое нечто.

Интроверт обращен в себя. Все самое важное в его жизни происходит у него внутри. Это не значит, что он не видит окружающего мира, просто ему он уделяет куда меньше внимания, чем миру внутреннему. И даже гляда наружу, он на все смотрит через призму себя самого.

Это не эгоцентризм, а скорее обособленность, замкнутость на себя самого. Его мир — это мир его переживаний, чувств и мыслей. Туда он уходит, чтобы восстановить силы после столкновения с внешней реальностью. Мир снаружи приносит ему больше испытаний, чем радости. Зато свой внутренний мир, свое убежище, он знает как свои пять пальцев.

Если спросить интроверта, что с ним происходит внутри, он не сможет этого описать, потому что нет таких слов или слов нужно очень много. А если об этом же спросить экстраверта, он тоже не сможет ничего сказать, но уже потому, что свой внутренний мир для него — темный лес.

И точно так же с миром внешним. Интроверту приходится целенаправленно фокусировать свое внимание на аспектах внешнего мира, чтобы эффективно с ним взаимодействовать, а экстраверт, наоборот, полностью поглощен тем, что происходит вокруг него, а в душу к себе может заглянуть только через волевое усилие.

Интроверты спокойны, вдумчивы, рассудительны — их время течет неторопливо и даже как-то вязко. Они медлительны, инертны и часто неповоротливы, из-за чего экстраверты над ними постоянно потешаются. В своем лучшем проявлении, интроверты — уравновешенные спокойные люди, которые смотрят вглубь вещей, а не скачут по верхам, как это делают экстраверты. В худшем проявлении, интроверты знакомы всем по образу типичного ботаника-неудачника или компьютерщика — всклокоченного, не умеющего выражать свои мысли, в рваной одежде (потому что, ему плевать) и с мыслями постоянно витающими где-то далеко. Но интроверт, не значит, неудачник. Неудачниками интроверты становятся чаще потому что, современное общество — это общество экстравертов, и не всякий интроверт находит приемлемый для себя способ адаптации в этом мире. С другой стороны, экстраверты страдают от другой беды — они «удачники», и это ничуть не лучше, чем быть «неудачником», но это тема отдельного разговора.

 

В общем и целом, интроверты ничем не хуже экстравертов — и у тех, и у других есть свои сильные и слабые стороны. И те, и другие смотрят друг на друга с некоторым непониманием, и те, и другие постоянно спотыкаются из-за того, что противоположный тип реагирует совершенно неожиданным образом. Отсюда множество проблем в общении между интровертами и экстравертами, но еще больше проблем возникает при общении людей одного типа. К этому тоже еще вернемся.

Интроверты менее склонны проявлять инициативу во внешнем мире. Они перестраховщики, которые готовы отмерять семь раз по семь раз, прежде чем начнут действовать. Такая осторожность тоже сильно мешает им в обществе экстравертов, где побеждает не самый умный, а самый активный.

С другой стороны, интроверты — хорошие стратеги. Они видят ситуацию глубже, дальше и глобальнее. Экстраверты же скорее тактики — им нужна битва и победа здесь и сейчас, а не в долгосрочной перспективе.

Интроверты молчаливы и пассивны — они с удовольствием отдают инициативу экстравертам. Интровертам удобнее наблюдать и давать комментарии из своего темного угла, чем самостоятельно лезть на трибуну и заводить публику своим огнем.

В школе интроверты — одиночки или тихушники, которые всегда где-то на вторых ролях, всегда где-то на отшибе или, в лучшем случае, заодно. Они воспитанны, культурны и часто патологически добры. Их легко обидеть, но дать сдачи они не умеют — переживают свои поражения внутри и скорее давят на чувство вины и жалость обидчиков.

В отношениях интроверты тоже стремятся отойти на второй план. И если это интроверт-мужчина, то часто он из-за этой своей особенности становится подкаблучником, через что и страдает. Женщины-интроверты, в силу той же особенности, наоборот, в отношениях чувствуют себя более комфортно, чем женщины-экстраверты.

Ну и так далее, надеюсь общий образ понятен. Тему психологических типов еще будем продолжать в других статьях и в комментариях, и список характерных черт обоих типов буду пополнять по ходу дела.

 

Кто такие экстраверты?

     Экстраверты — это все остальные, которые не интроверты. Они активны, деятельны, безрассудны и неосмотрительны, из-за чего частенько напоминают обезьяну с гранатой. В этом их сила и в этом же их слабость.

В обществе свободного рынка экстраверты чувствуют себя, как рыба в воде. Им не нужно объяснять, что за себя и свои идеи нужно уметь постоять. Они естественным образом стремятся к лидерству и официальному статусу. Им важнее призы и награды, чем сами по себе реальные достижения.

 

В отличие от интровертов, экстраверты лучше отдыхают в компании друзей — общество их ничуть не утомляет, а наоборот, бодрит, вливает новые силы. По этой причине экстраверты редко бывают одни — они все время ищут компании себе подобных.

Экстраверты легкомысленны и поверхностны, но вместе с тем легки, подвижны и инициативны. Инициатива их не пугает, потому что они не загадывают наперед, не задумываются о последствиях. Они из тех, кто силен задним умом и кусает локти уже после дела. Из-за этого на них с кривой усмешкой смотрят интроверты — они же предупреждали…

В хорошем своем проявлении, экстраверты — общительны, оптимистичны, легки на подъем. Именно экстраверты становятся душой компании, лидерами движений и активистами. С ними можно говорить ни о чем и получать от этого удовольствие — им всегда есть, что рассказать, какими новостями и сплетнями поделиться.

В худшем смысле, экстраверты — наглы, своенравны и эгоистичны. Реалисты до мозга костей, отрицающие все, что выходит за рамки их понимания. Они люди толпы и общественное мнение им важнее своего собственного, поэтому они часто выглядят приспособленцами и подхалимами. Свои интересы они ставят на первое место и потому с легкостью переступают через всех, кто стоит у них на пути. Интроверты же скорее переступят через себя, но в этом нет никакой праведности — только жалость к себе и страх перед чужим негодованием.

В отношениях экстраверты естественным образом стремятся верховодить, и это хорошо, когда мужчина — экстраверт, а женщина — интроверт. Во всех прочих случаях начинаются всякие трудности из-за того, что общепринятое представление об отношениях мужчины и женщины предполагает именно такую пару.

Экстраверты разговорчивы и даже болтливы, а вместе со своей манерой действовать, не думая о последствиях, бывают очень остры на язычок и скоры на расправу. Они эмоциональны и экспрессивны вплоть до истеричности, интроверты же более склонны к депрессиям и апатичности.

 

Что из всего этого следует?

     Прежде всего, поскольку часто бывает такое непонимание: быть экстравертом — это не везение, а быть интровертом — не трагедия. Оба типа хороши и плохи совершенно в равной степени — главное знать свои сильные и слабые стороны, чтобы активнее использовать одни и находить способы компенсировать другие.

Психологический тип — это не приговор, а такая же особенность, как принадлежность к тому или иному полу. Нужно учиться жить с тем, что есть, а не пытаться строить из себя то, чем не являешься. Особенно это касается интровертов, которые очень уж часто хотят стать экстравертами и тем самым предают свою природу.

Разумеется, тему юнговских психологических типов нельзя на этом считать раскрытой. Нужно еще столько всего рассказать, что материала хватит на несколько объемистых статей, и я этим непременно займусь. Там будет еще много чего интересного, но будем двигаться от простого к сложному.

Теперь о практическом приложении рассказанного выше.

Сильнее всего психологический тип сказывается в отношениях. Например, можно сказать, что ВСЕ счастливые пары состоят из дополняющих типов. Кто в паре интроверт, а кто экстраверт, не важно, главное, чтобы типы были разные.

Двум интровертам вместе слишком скучно, поскольку оба ждут инициативы друг от друга, но оба же ее и не проявляют. А двум экстравертам вместе слишком «весело», поскольку каждый хочет всего и сразу, и одеяло очень скоро начинает трещать по швам.

Гармоничное взаимодействие возможно только между противоположностями. Интроверт и экстраверт в обществе друг друга чувствуют себя лучше всего, но не всегда это понимают, поэтому ищут друзей среди представителей своего вида, а потом сами же не знают, куда их девать. А противоположный тип может казаться каким-то слишком не таким, чтобы с ним связываться.

То же касается дружеских и профессиональных отношений. Лучшие друзья и партнеры — из двух противоположных типов. А вообще, по теме отношений между разными типами чуть попозже будет отдельная статья.

Также принадлежность к тому или иному типу определяет те сферы деятельности, в которых человек сможет раскрыться лучше всего. Экстраверты, например, хорошие ораторы и коллективисты, они по своей природе «люди сцены» — из них получаются лучшие вдохновители и продавцы (любого масштаба). А интровертам ближе работа индивидуальная, аналитическая или творческая, такая, где не нужно будет постоянно носиться взад-вперед и разговаривать без умолку.

Знание своего типа помогает понять себя и свои предрасположенности, так что, давайте определяйтесь, и будем разбираться, что с этим делать дальше. Вопросы и уточнения — в комментариях. Продолжение — в следующих сериях.

Бывают такие редкие случаи, когда тип действительно размывается, и его не может вычислить даже опытный психолог, но это бывает не часто и — еще раз! — не стоит приписывать себя к таким вот особенным, не льстите себе. Если чаши весов зависли посередине, это только от недостатка информации принятой во внимание.

Если испытываете затруднение с определением своего типа, не торопитесь, дайте вопросу «отстояться» и рассмотрите себя в исторической перспективе — с малых лет и до сего дня. Попробуйте нащупать общую нить своего поведения, идущую через всю вашу жизнь.

Заметьте, наибольшие сложности в определении своего типа испытывают экстраверты — как раз в силу свойств этого самого типа. Чтобы понять себя нужно уметь смотреть в себя, а экстравертам это дается туго, хотя им совершенно невдомек, что у них с этим есть какие-то трудности. Им кажется, что все устроены так же, как они сами, — и это тоже свойство экстравертского типа. Используйте это, как дополнительную подсказку.

Интроверт или экстраверт?

Поделить всех людей на экстравертов и интровертов первым предложил Карл Густав Юнг в своей работе «Психологические типы», опубликованной в 1921 году. Это разделение впоследствии стало самым известным способом определить «кто есть кто» в этом мире с точки зрения психологии. Из кабинетов психоаналитиков и учёных трактатов оно перекочевало в нашу обыденную жизнь. С его помощью мы пытаемся понять самих себя и всех окружающих — но при этом редко задумываемся, что оно означает.

Большинство людей уверены, что знают: экстраверты — активные, общительные и открытые люди, а интроверты — более замкнутые, погружённые в себя, чувствительные и робкие. На самом же деле всё немного сложнее. 

Фрагмент картины Иеронима Босха «Увенчание терновым венцом» (между 1493 и 1516 гг.)

(источник: ru.wikipedia.org)

Вполне можно быть общительным интровертом или робким и чувствительным экстравертом. Интроверты, как и экстраверты, могут быть активными, творческими, проявлять лидерские черты, но будут делать это по-своему.

Интроверсия и экстраверсия — самое плохо понятое разделение в психологии.

С точки зрения Юнга, экстраверты больше интересуются внешним миром, а интроверты — миром внутренним. Для него это базовые психологические установки, «направления движения либидо» (т. е. жизненной энергии). Психология личности далеко продвинулась со времён Юнга, но и современные исследования подтверждают, что такое разделение действительно существует.

Интроверты меньше интересуются внешними наградами и стимулами, которые придают жизни экстраверта смысл — активным общением, одобрением окружающих, деньгами или славой. Некоторые исследователи даже предполагают, что вместо слова «интроверсия» лучше использовать качество «беспристрастность» или «отрешённость». Интроверсия определяется как склонность сосредотачиваться на собственной умственной жизни. Это не значит, что интровертам неинтересны деньги или секс — интересны, просто в меньшей степени.

Но интроверсия вовсе не делает человека робким или необщительным. Робость и повышенная чувствительность к негативным эмоциям зависит не от интровертности, а от другого качества — невротизма. Многие качества, которые часто приписывают интровертам — например, склонность к рефлексии и любовь к порядку — тоже связаны не с интроверсией, а с совершенно иными, независимыми характеристиками.

Ёжик и медведь, иллюстрация Франчески Ярбусовой. 

(источник: playcast.ru)

Главным способом определения личности в современной психологии является так называемая «Большая пятёрка». Здесь каждого человека можно описать при помощи пяти качеств: экстраверсия, невротизм, открытость опыту, доброжелательность и сознательность/добросовестность. Каждое из этих качеств — не полярное разделение, а спектр. Это значит, что никто не может быть «чистым» интровертом или экстравертом. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в разных ситуациях люди могут проявлять разные стороны своей личности.

От того, в каком месте человек располагается на графе «экстраверсия — интроверсия», никак не зависит, насколько легко он будет испытывать негативные эмоции. А вот количество положительных эмоций тесно связано с экстраверсией: исследования снова и снова показывают, что экстраверты в целом более счастливы и довольны своей жизнью. Это не значит, что интроверты более несчастны — они просто спокойнее реагируют на внешние стимулы. 

Эмоции у интровертов и экстравертов отличаются даже физиологически. 

Психолог из Университета Миннесоты Колин Де Янг одним из первых обратил внимание на различия в работе мозга экстравертов и интровертов. Выяснилось, что у экстравертов активнее работает дофаминовая система вознаграждения, поэтому они нуждаются в постоянной стимуляции извне. Что для экстраверта — счастье, для интроверта — смерть, поэтому большинство интровертов не любят бывать в шумных компаниях и находиться в центре внимания. Они просто не получают от этого удовольствия.

Иллюстрация Франко Маттичино.

(источник: ru.pinterest.com)По всей видимости, степень экстравертности — качество, которое во многом передаётся по наследству. Были попытки обнаружить его генетическую основу, но они пока не дали значительных результатов. Стремление получать новые впечатления, присущее экстравертам, иногда объясняют «геном авантюризма» (аллель 7R гена DRD4). Этот ген определяет чувствительность некоторых групп нейронов к нейромедиатору дофамину. 

С точки зрения нейробиологии, различия между интровертами и экстравертами — различия в системе вознаграждения.

Как пишет психолог Марти Ольсен Лэйни в книге «Неисправимый интроверт», экстраверты не менее чувствительны к дофамину, поэтому им требуются повышенные порции этого «вещества удовольствия». Для интроверта же удовольствие гораздо раньше превращается в перевозбуждение и утомление. Зато у них активнее работает другой, более «спокойный» нейромедиатор — ацетилхолин.

Различия в работе системы вознаграждения приводят к тому, что интроверты менее склонны к общительности и активному образу жизни. Любой экономист (или просто здравомыслящий человек) легко объяснит вам, почему там, где снижается прибыль, падают инвестиции. Именно так работает и наша психика.

Многие люди считают себя интровертами из-за своей высокой чувствительности. Если вас задевает любое неловкое замечание, если вы глубоко сопереживаете другим людям и часто нуждаетесь в одиночестве, это может означать, что вы — высокочувствительный человек, но не обязательно интроверт. Американский психолог Элейн Эйрон, которая впервые описала особенности сверхчувствительной личности, некоторое время полагала, что интровертность и сверхчувствительность — это одно и то же. Но вскоре выяснилось, что 30% сверхчувствительных людей являются экстравертами. 

В целом принято считать, что экстравертов в мире больше, чем интровертов. На самом же деле никакой точной информации об этом у нас нет. Возможно, экстраверты просто всегда находятся на виду. Их легче заметить, они чаще предпочитают большие компании и собираются в группы. Кроме того, социально адаптированные интроверты легко могут вести себя как экстраверты. Для этого им даже не всегда нужно притворяться. Помимо экстравертов и интровертов есть и амбиверты — люди, которые разделяют черты и тех и других. В каком-то смысле все мы являемся амбивертами.

Классическая классификация темперамента (холерик, сангвиник, флегматик, механхолик), которая берёт начало ещё в античности.

(источник: ru.pinterest.com)

В самой известной книге об интровертах Сьюзан Кейн пишет о том, как современная культура стала всё сильнее ориентироваться на идеалы экстравертов. Чтобы добиться успеха, человек должен уметь продавать самого себя, быть активным и общительным энтузиастом. Даже в творческой среде многое зависит от маркетинга. 

На примере Америки она описывает это как переход от культуры характера к культуре личности: именно в этот момент появляются сборники советов и книги по самопомощи, которые обещают читателям, что они научатся производить на других людей правильное впечатление и добиваться выгоды. Интровертам всё это не очень интересно, но они вынуждены приспосабливаться. 

В последнее время можно заметить обратную тенденцию: журналисты и психологи всячески превозносят вдумчивость и чувствительность интровертов. Сьюзан Кейн тоже не удерживается от этого соблазна. Она даже называет интровертов «мыслителями» и пишет: «Если вы сидите во дворе под деревом, в то время как другие чокаются бокалами на террасе, более вероятно, что яблоко упадет на голову именно вам».

Но одна лишь склонность к интроверсии не сделает из вас мыслителя. 

Деление по этому спектру — лишь один из возможных способов определить качества человека. Нет сомнения, что это удобно — разделить всё человечество на два противоположных лагеря. Но это так же ошибочно (или так же верно), как делить всех людей на лысых и волосатых. Темперамент влияет на наши поступки и во многом определяет наши эмоции, но не нужно преувеличивать его важность. Следует помнить, что каждый человек гораздо больше и сложнее своего темперамента.  

Скопировать ссылку

Редакция Newtonew

Олег Бочарников

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Вся правда об интровертах и экстравертах

Кто такие интроверты?

Интроверт — это человек, чья энергия направлена внутрь. Ему не скучно с самим собой. Он спокоен и рассудителен, внимателен к деталям и осторожен в решениях.

Интроверты порой кажутся мрачными, замкнутыми и абсолютно асоциальными. Но в душе они лапочки. Просто социальные контакты забирают у них энергию.

В ближнем круге интроверта — два-три человека. Немногословный с посторонними, он часами готов обсуждать интересные темы с теми, кого любит.

Одиночество для интроверта — это отсутствие причастности к чьей-то жизни. Ему может быть одиноко даже в толпе. Вечер с любимой книгой или созерцательная прогулка — вот лучший способ для интроверта восстановить силы.

Кто такие экстраверты?

Экстраверт — это человек, чья энергия направлена на внешний мир. Он общителен, открыт и активен. На всё смотрит с оптимизмом. Не боится проявлять инициативу и быть лидером.

Из-за импульсивности экстраверты порой кажутся пустышками. Но не путайте эмоциональность с поверхностностью.

Экстраверты черпают энергию в общении. Одиночество для экстраверта — это когда вокруг ни души, не с кем словом перемолвиться. У них много друзей и приятелей.

С экстравертами весело. Чтобы не увязнуть в рутине и разжечь внутренний огонёк, они пойдут в клуб или позовут гостей.

Причём тут Карл Густав Юнг?

В 1921 году вышла книга Карла Густава Юнга «Психологические типы». В ней он ввёл понятия экстраверсии и интроверсии. Юнг рассматривал экстравертов и интровертов через призму преобладающей психической функции — мышление или чувство, ощущение или интуиция.

К фундаментальному труду Карла Юнга обращались и обращаются до сих пор многие учёные. Экстравертивно-интровертивная типология легла в основу теории Майерс-Бриггс, модели личности под названием «Большая пятёрка» и 16-факторного опросника Рэймонда Кеттелла.

В 1960-х годах идеи Юнга подхватил британский психолог Ганс Айзенк. Он интерпретировал экстраверсию и интроверсию через процессы возбуждения и торможения. Интровертам неуютно в шумных многолюдных местах, так как их мозг обрабатывает больше информации за единицу времени.

Интроверты правда умнее?

Выяснить это пытаются множество психологов, социологов и нейробиологов во всём мире. Пока безуспешно. Но чем больше проводят исследований, тем становится очевиднее, что мозг экстравертов и интровертов работает по-разному.

Линия разграничения — дофамин. Это нейромедиатор, вырабатывающийся в головном мозге и отвечающий за чувство удовлетворения. В ходе научного эксперимента было установлено, что у экстравертов в состоянии азарта наблюдается сильная активность в области миндалин и прилежащего ядра. Первые отвечают за процесс эмоционального стимулирования, а ядро является частью дофаминовой системы (центра удовольствия).

У экстравертов и интровертов дофамин вырабатывается одинаково, но система поощрения реагирует на него по-разному. У экстравертов процесс переработки стимулов занимает меньше времени. Они менее чувствительны к дофамину. Чтобы получить свою «дозу счастья», он нужен им вместе с адреналином.

Интроверты, напротив, слишком чувствительны к дофамину. Стимулы у них проходят долгий и сложный путь в областях мозга. В их системе поощрения главную роль играет другой нейромедиатор — ацетилхолин. Он помогает рефлексировать, концентрироваться на поставленной задаче, плодотворно работать на протяжении долгого времени и чувствовать себя хорошо во время внутреннего диалога.

Как понять, кто я — интроверт или экстраверт?

Для определения типа по Юнгу обычно используют тесты Грея — Уилрайта и опросник «Индекс юнговских типов» (JTI). Также психологи применяют личностный опросник Айзенка. На бытовом уровне можно пройти более простой тест или проанализировать своё поведение.
Вы интроверт, если Вы экстраверт, если
  • обычно сначала думаете, потом делаете;
  • не стремитесь расширять круг общения;
  • ненавидите светские беседы, на вопросы часто отвечаете односложно;
  • избегаете многолюдных мероприятий и публичных выступлений;
  • пишете сообщения, даже когда эффективнее позвонить.
  • часто сначала делаете, потом думаете;
  • постоянно с кем-то знакомитесь;
  • любите общение, без труда можете заговорить с незнакомцем на улице;
  • раз в неделю или чаще ходите на вечеринки, концерты, выставки;
  • звоните, даже когда можно написать сообщение.

Мне не подходит ни то, ни другое. Кто я?

По мнению Карла Юнга, интроверсия и экстраверсия в чистом виде не существуют. «Такой человек был бы в сумасшедшем доме», — говорил он. С ним согласна автор популярной книги «Интроверты. Как использовать особенности своего характера» Сьюзан Кейн.

В каждом человеке присутствуют черты экстраверта и интроверта. Признаки того или другого могут преобладать в зависимости от возраста, окружения и даже настроения.

Людей, которые большую часть времени находятся в середине шкалы интроверсии — экстраверсии, называют амбивертами (или диавертами).

Амбиверты не являются заводилами, но могут увлечённо участвовать в том, что им нравится. Активность сменяется пассивностью и наоборот: душа компании может легко стать застенчивым тихоней. В одних ситуациях амбиверты безудержно болтают, в других слова из них приходится тащить клещами. Порой они хорошо работают в команде, но некоторые задачи предпочитают решать в одиночку.

Как взаимодействовать интровертам и экстравертам?

Первый шаг к эффективному взаимодействию — уважение индивидуальных особенностей.
Если ваш друг интроверт Если ваш друг экстраверт
  • Не ждите мгновенной реакции. Интровертам нужно время, чтобы обдумать информацию.
  • Чтобы обратить его внимание на что-нибудь важное, напишите ему письмо или сообщение.
  • На вечеринке не приставайте к нему с вопросами: «Ну чего ты молчишь? Тебе скучно?». Дайте ему освоиться.
  • Не вторгайтесь в его личное пространство. Дайте ему побыть одному, если он хочет. Никогда не принимайте молчаливость и замкнутость интроверта на свой счёт.
  • Будьте терпеливы — дайте ему выговориться. Чем внимательнее будете слушать, тем быстрее найдёте рациональное зерно.
  • Не обижайтесь, что он игнорирует письменные послания. Если ждёте от него действий, позвоните. Между делом обязательно поинтересуйтесь, как дела.
  • На вечеринке не оставляйте его без внимания, направляйте его энергию в конструктивное русло.
  • Чтобы порадовать экстраверта, просто согласитесь на его очередную авантюру.

Карл Юнг о природе интровертов и экстравертов. Преимущества интровертов

Карл Юнг о природе интровертов и экстравертов

Маятник ума раскачивается от смысла к бессмыслице, а не от правильного к неправильному.

Карл Юнг

В начале XX века психоаналитик Карл Юнг работал вместе с пионерами психоанализа Зигмундом Фрейдом и Альфредом Адлером. В ходе исследований он обратил внимание на некое странное обстоятельство. Обсуждая одну и ту же историю болезни пациента, Фрейд и Адлер фокусировались на совершенно разных симптомах и к тому же разработали практически противоположные теории. Юнг пришел к выводу, что оба зацепились за нечто ценное, и, поразмыслив над своими выводами (догадайтесь, кем был Юнг, интровертом или экстравертом?), создал собственную теорию.

Юнг считал Фрейда экстравертом, поскольку последний был ориентирован на внешний мир, людей, места и вещи. Многие теории ученого строились при интенсивном взаимодействии и обсуждении с многочисленными коллегами. По мнению Фрейда, цель психического развития личности – обрести удовлетворение в мире внешней реальности. Адлер же, полагал Юнг, был интровертом, так как его теория и внимание фокусировались на собственных мыслях и чувствах. Теории Адлера основывались на внутренней борьбе человека, направленной на преодоление чувства беспомощности, которое он назвал комплексом неполноценности. Он считал людей творцами-художниками, собственными руками созидающими свою жизнь.

Расхождения во взглядах Фрейда, Адлера и Юнга привели к взаимной обиде. Трио распалось, и каждый пошел своим путем. Как раз в тот момент Фрейд преподнес концепцию интровертности как негативную, объясняя в своих трудах уход человека в себя нарциссизмом. Это исказило восприятие понятие об интроверсии, и ее стали расценивать как некую патологию. Подобное неправильное толкование существует и по сей день.

Юнг продолжал развивать свою теорию. Он предположил, что мы появляемся на свет с уже заложенным темпераментом и соответствующим ему местом в континууме между крайне интровертным и крайне экстравертным типами.

Что рассказывают близнецы о темпераменте

В своей книге «Переплетенные жизни» (Entwined Lives) выдающийся исследователь феномена близнецов доктор Нэнси Сигал пишет о тех невероятных открытиях, которые она сделала за годы работы в Центре исследования близнецов и приемных детей при Университете штата Миннесота. Интересные эксперименты по сопоставлению типов личности проводились с однояйцевыми и разнояйцевыми близнецами, выросшими раздельно или вместе. В исследовании участвовали пятьдесят пар воссоединенных близнецов. Сходство оказалось потрясающим. Близнецы, выросшие в разных условиях, обладали удивительным набором одинаковых черт. Особенно ярко это проявлялось у однояйцевых близнецов. В одной паре оба близнеца любили обсуждать один и тот же предмет, заниматься разведением лошадей и собак. В другой оба оказались добровольными пожарными и гурманами. Еще двое, причем раньше они никогда не встречались, прибыли на встречу в «Шевроле» голубого цвета. Была пара, где оба близнеца пользовались одной и той же редко встречающейся зубной пастой шведского производства. При дальнейших исследованиях выяснилось, что темперамент близнецов гораздо более сходен, чем ранее предполагалось. Доктор Сигал пишет: «Мы с удивлением узнали, что традиционализм, приверженность обычным семейным и моральным ценностям не отражается на общем семейном укладе.

Иными словами, совместная жизнь с кем-то не приводит к соглашению по поводу стандартов поведения или методов воспитания детей». Исследования также показали, что у разнояйцевых близнецов, выросших вместе, тем не менее, намного меньше сходных черт, чем у однояйцевых, росших отдельно. Все это подтвердило утверждение Юнга: мы рождаемся с определенным темпераментом. Доктор Сигал продолжает: «Итог исследований позволил нам сделать вывод, что совместная жизнь не влияет на схожесть людей в семье, сходство объясняется общими генами».

Юнг считал, что врожденные свойства характера имеют физиологическое обоснование. Теперь наука подтверждает правильность его интуитивных догадок! Он понял, что лучше всего мы можем адаптироваться в этом мире, передвигаясь по континууму от интровертного к экстравертному краю спектра, когда нам это понадобится. Однако он признавал, что в отношении людей это, по-видимому, не всегда работает: мы больше ориентированы или нас тянет в одном направлении сильнее, чем в другом. Ученый сделал вывод, что у всех есть «комфортная ниша», где мы функционируем наилучшим образом. По мнению Юнга, помимо крайностей, можно находиться в любой точке континуума, и это вполне нормально. Юнг полагал, что ребенку будет нанесен существенный вред, если его станут выталкивать за пределы естественной области его темперамента, поскольку это «насилие над врожденной предрасположенностью индивидуума». Он был убежден, что это ведет к душевной болезни.

Тем не менее Юнг указывал, что для нас доступны и другие аспекты континуума. И способность передвигаться по нему может улучшить осознание нами всего процесса. Например, если научиться накапливать энергию и таким образом создать ее запас, то его можно использовать в менее естественной для себя среде. Представьте, что вы целый день пишете рукой, которая не является для вас ведущей. В этом случае, разумеется, чтобы сосредоточиться на процессе письма, вам придется приложить больше усилий. Юнг считал, что с человеком происходит то же самое, если он функционирует вне своей естественной ниши: расходуется дополнительная энергия, а новая не вырабатывается.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Психологические типы.

Глава IV. Проблема типов в человековедении — Гуманитарный портал

1. Общий обзор типов Джордана

Продолжая в хронологическом порядке обзор предварительных работ по интересующему нас вопросу о психологических типах, я обращаюсь в настоящей главе к небольшому, несколько странному научному труду, с которым я ознакомился благодаря моей уважаемой лондонской сотруднице, доктору Констанции Лонг; я говорю о книге Фюрно Джордана «Характер с точки зрения тела и генеалогии человека». (42)

В своей небольшой книге (всего 126 страниц) Джордан описывает, в сущности, два характерологических типа; определение их интересует нас во многих отношениях, хотя — замечу с самого начала — автор, в сущности говоря, имеет в виду наши типы лишь отчасти, выдвигая зато точку зрения интуитивного и ощущающего типов и смешивая их с первыми. Но предоставим сначала слово самому автору и приведём его вступительное определение. На странице 5 он говорит: «Существуют два характера, фундаментально отличных друг от друга, два ясно выраженных типа характеров (с третьим, промежуточным):

  1. У одного типа тенденция к активности сильна, а тенденция к рефлексии слаба.
  2. У другого же склонность к рефлексии преобладает, тогда как влечение к деятельности оказывается более слабым.

Между этими двумя крайностями существует бесчисленное множество ступеней. Однако достаточно будет показать ещё один, третий тип, у которого способность к рефлексии и способность к действию находятся более или менее в равновесии. К тому же среднему классу можно отнести и те характеры, у которых имеется склонность к эксцентричности, или же такие, у которых преобладают иные, быть может ненормальные, тенденции, в противоположность эмоциональным или не-эмоциональным процессам».

Из этого определения с очевидностью вытекает, что Джордан противопоставляет рефлексии или мышлению деятельность или активность. Вполне понятно, что наблюдатель, не слишком глубоко исследующий природу человека, прежде всего обращает внимание на противоположность между рефлективным существом и существом деятельным и что он бывает склонен определить подмеченную противоположность именно с такой точки зрения. Однако уже простое соображение о том, что действующее существо вовсе не всегда исходит из одних импульсов, а может отправляться и от мышления, — обнаруживает необходимость несколько углубить это определение. Джордан и сам приходит к такому заключению и на странице 6 вводит в своё исследование новый элемент, имеющий для нас особенно большую ценность, а именно элемент чувствования. В самом деле, он констатирует, что активный тип менее страстен, тогда как рефлективный темперамент отличается страстностью. Поэтому Джордан называет свои типы: «менее страстным» («the less impassioned») и «более страстным» («the more impassioned»). И таким образом, тот элемент, который он в предварительном определении обошел молчанием, он превращает впоследствии в постоянный термин. Однако, что отличает его понимание от нашего, это то обстоятельство, что он всегда изображает «менее страстный» тип как в то же время «активный», а другой как «неактивный».

Такое смешение я считаю неудачным, ибо существуют чрезвычайно страстные и глубокие натуры, которые вместе с тем очень энергичны и деятельны; и бывают, наоборот, не слишком страстные, поверхностные натуры, совершенно не отличающиеся не только активностью, но даже и низшей формой деятельности — деловитостью. Я считаю, что его, в общем, ценное построение значительно выиграло бы в смысле ясности, если бы он совершенно оставил в стороне идею активности и пассивности как совершенно особую точку зрения, хотя эта идея сама по себе является характерологически значительной.

Из дальнейшего изложения выяснится, что, говоря о типе «less impassioned and more active», Джордан разумеет экстравертного человека, а описывая тип «more impassioned and less active», он имеет в виду человека интровертного. Оба могут быть деятельными и недеятельными, не изменяя при этом своего типа; поэтому я считаю, что момент активности, в качестве главной характеризующей черты, следовало бы отбросить; однако в качестве черты второстепенного значения этот момент всё же играет роль постольку, поскольку экстравертный человек, верный своим особенностям, является обыкновенно гораздо более подвижным, живым и деятельным, нежели интровертный. Но это свойство безусловно зависит от той фазы, в которой индивид находится в данный момент по отношению к внешнему миру. Интроверт в экстравертной фазе является активным, тогда как экстраверт в интровертной фазе оказывается пассивным. Сама активность, как основная черта характера, может быть иногда интровертированной, то есть она всецело обращается вовнутрь и развивает живую деятельность мысли или чувства, тогда как наружно царит глубокое спокойствие; иногда же активность может становиться экстравертированной, причём наружно она проявляется в подвижных и живых действиях, тогда как за этим кроется твёрдая, неподвижная мысль или такое же чувство.

Прежде чем вникнуть глубже в изложение Джордана, я должен, для выяснения понятий, выделить ещё одно обстоятельство, ибо если оставить его без внимания, то оно может породить путаницу. Уже в самом начале я указал на то, что в прежних моих работах я отождествлял интровертный тип с мыслительным типом, а экстравертный — с чувствующим. Лишь позднее, как я уже сказал, мне стало ясно, что интроверсию и экстраверсию, как общие и основные установки, следует отличать от функциональных типов. Эти две установки распознаются легче всего, тогда как для различения функциональных типов необходим уже обширный опыт. Иногда бывает чрезвычайно трудно выяснить, какая функция имеет первенствующее значение. Соблазнительно действует на нас то, что интроверт естественно производит впечатление рефлектирующего и размышляющего человека — и притом вследствие своей абстрагирующей установки. Поэтому легко возникает склонность к предположению, что у него преобладает мышление. Экстраверт же, наоборот, естественно обнаруживает множество непосредственных реакций, которые заставляют предположить, что у него преобладает элемент чувства. Однако такие предположения обманчивы, потому что экстраверт легко может оказаться мыслительным типом, а интроверт — чувствующим типом. Джордан описывает в общих чертах только интровертный и экстравертный типы. Там же, где он вдается в подробности, его описание становится малопонятным, потому что он смешивает черты различных функциональных типов, не различённые вследствие недостаточной разработки материала. Однако образ интровертной и экстравертной установок выявляется в общих чертах с несомненной ясностью, так что сущность обеих основных установок становится вполне очевидной.

Характеристика типов с точки зрения аффективности — вот то, что кажется мне значительным в сочинении Джордана. Ведь мы уже видели, что «рефлективная», размышляющая природа интроверта компенсируется бессознательной архаической жизнью влечений и ощущений. Можно было бы сказать, что человек потому именно и усвоил интровертную установку, что ему надо было вознестись над его архаически-импульсивной, страстной природой к надёжным высотам абстракции, для того чтобы царить оттуда над непокорными, дико мятущимися аффектами. Ко многим случаям такая точка зрения вполне приложима. Можно было бы сказать и обратно, что не столь глубоко коренящаяся аффективная жизнь экстраверта легче поддаётся дифференцированию и доместикации, нежели архаическое, бессознательное мышление и чувство — фантазирование, — могущее иметь опасное влияние на его личность. Именно поэтому такой человек всегда стремится жить по возможности деловитее и переживать как можно больше для того, чтобы не прийти в себя, не осознать своих дурных мыслей и чувств. На основании этих простых наблюдений можно объяснить замечание Джордана (с. 6), которое иначе показалось бы парадоксальным: он говорит, что у «less impassioned» (экстравертного) темперамента интеллект преобладает и принимает обыкновенно большое участие в формировании жизни, тогда как у рефлективного темперамента именно аффекты имеют большее значение.

На первый взгляд кажется, что такое понимание прямо побивает моё утверждение, будто тип «less impassioned» соответствует моему экстравертному типу. Однако при ближайшем рассмотрении мы видим, что это не так, ибо рефлективная душа, конечно, пытается справиться с непокорными аффектами, в действительности же она подпадает гораздо больше под влияние страсти, чем тот, кто принял свои ориентированные на объекте желания за сознательное жизненное правило. Этот последний, то есть экстравертный человек, пытается всюду пробиться таким способом, однако ему приходится удостовериться в том, что именно его субъективные мысли и чувства всюду становятся ему поперек дороги. Его внутренний психический мир гораздо сильнее влияет на него, чем он сам это предполагает. Он сам этого не видит, но внимательные наблюдатели вокруг него замечают личную преднамеренность его стремлений. Поэтому он должен поставить своим основным и неизменным правилом — обращаться к себе с вопросом: «Чего я, собственно говоря, желаю? Каково моё тайное намерение?» Другой же, интровертный человек, с его сознательными, вымышленными намерениями, совершенно упускает из виду то, что окружающие слишком хорошо видят его, а именно что его намерения служат влечениям хотя и мощным, но лишённым цели и объекта и что они находятся под влиянием этих влечений. Кто наблюдает за экстравертом и судит о нём, тот легко может принять обнаруживаемое им чувство и мышление за тонкий покров, лишь слегка прикрывающий личное намерение, холодное и придуманное. А тому, кто старается постигнуть интроверта, легко может прийти мысль, что в нём сильная страсть лишь с трудом обуздывается видимым умствованием.

Оба суждения — и правильны, и ложны. Суждение ложно тогда, когда сознательная точка зрения, сознание вообще является сильным и стойким в своём противоположении бессознательному; оно правильно тогда, когда сильному бессознательному противостоит слабая сознательная точка зрения, которая подчас и должна бывает уступить бессознательному. В этом последнем вырывается наружу то, что было скрыто в глубине: у одного эгоистическое намерение, а у другого необузданная страсть, элементарный аффект, не желающий ни с чем считаться.

Эти соображения могли бы обнаружить и то, как Джордан наблюдает: он, очевидно, сосредоточивает своё внимание на аффективности наблюдаемого, — отсюда и его номенклатура: «less emotional» и «more impassioned». Поэтому если он характеризует интроверта со стороны его аффектов как человека страстного, а экстраверта с той же точки зрения как менее страстного и даже как интеллектуального, то он утверждает этим тот особый способ постижения, который следует назвать интуитивным. Вот почему я уже выше указывал на то, что Джордан смешивает рациональную точку зрения с эстетической. Когда он характеризует интроверта как страстного, а экстраверта как интеллектуального, то он, очевидно, рассматривает оба типа с бессознательной стороны, то есть он воспринимает их через своё бессознательное. Он наблюдает и постигает интуитивно, что всегда более или менее можно было бы констатировать у того, кто изучает людей практически.

Как бы верно и глубоко ни было подчас такое понимание, оно подлежит всё же очень существенному ограничению: оно упускает из виду фактическую действительность наблюденного, потому что оно всегда судит о нём только по его бессознательному отображению, а не по его действительному проявлению. Такой недочёт в суждении вообще характерен для интуиции; именно поэтому разум всегда в натянутых отношениях с ней и лишь неохотно признает за ней право на существование, хотя в некоторых случаях ему приходится убеждаться в том, что интуиция объективно права. Таким образом, формулировки Джордана в общих и основных чертах соответствуют действительности, однако не той действительности, которую устанавливают рациональные типы, а действительности, ими не осознанной. Понятно, как легко при таких отношениях внести замешательство в обсуждение наблюдаемого материала и затруднить его понимание. Поэтому, обсуждая этот вопрос, мы никогда не должны спорить о номенклатуре, а должны иметь в виду исключительно самый факт различия и противоположности, поскольку он доступен нашему наблюдению. Хотя я по-своему выражаюсь совершенно иначе, чем Джордан, однако в классификации наблюдаемого мы согласны (с некоторыми, впрочем, уклонениями).

Прежде чем приступить к обсуждению того, как Джордан типизирует материал наблюдений, я бы хотел ещё коснуться вкратце постулированного им третьего, промежуточного «intermediate» типа. Мы видели, что в эту рубрику Джордан вносит, с одной стороны, вполне уравновешенных, с другой — неуравновешенных людей. При этом будет не лишним вспомнить классификацию валентиниановой школы: «гилический» (материальный) человек, стоящий ниже «психического» (душевного) и «пневматического» (духовного) человека. «Гилический» человек соответствует, по его определению, ощущающему типу, то есть человеку, преобладающие особенности которого устанавливаются через внешние чувства и во внешних чувствах, в чувственном восприятии. Ощущающий тип не обладает ни дифференцированным мышлением, ни дифференцированным чувством, но чувственность его вполне развита. Известно, что так обстоит дело и у первобытного человека. Однако чувственности первобытного человека, которая покорна влечениям, противостоит самопроизвольность психического. Духовные содержания, мысли как бы являются ему сами собой. Это не он творит или измышляет их — для этого у него нет способностей, — а они создаются сами собой, находят на него и даже являются ему в виде галлюцинаций. Такую ментальность следует назвать интуитивной, ибо интуиция есть инстинктивное восприятие являющегося психического содержания. Тогда как главной психологической функцией примитивного человека является чувственность, — второстепенной, компенсирующей функцией его является интуиция. На более высокой ступени цивилизации, где у одних более или менее выдифференцировалось мышление, а у других чувство, есть немало и таких, у которых в высокой степени развита интуиция, так что они пользуются ей как существенно-определяющей функцией. Так слагается интуитивный тип. Поэтому я полагаю, что в средней группе Джордана следует различать два типа: ощущающий и интуитивный.

2. Специальное изложение и критика типов Джордана

В общем обзоре обоих типов (с. 17) Джордан указывает на то, что среди представителей менее эмоционального типа встречается гораздо более выдающихся или ярко выраженных личностей, нежели среди людей эмоциональных. Это утверждение является следствием того, что Джордан отождествляет активный тип человека с менее эмоциональным типом, что, по моему мнению, недопустимо. Если не считать этой ошибки, то можно, конечно, признать верным, что менее эмоциональный или, как мы сказали бы, экстравертный человек в своих проявлениях гораздо более заметен, нежели эмоциональный или интровертный.

а) Интровертная женщина (The more impassioned woman)

Джордан начинает с описания характера интровертной женщины. Привожу самое существенное из его описания в выдержке (с. 17 и др.): «Спокойное поведение; характер, который нелегко разгадать; при случае настроена критически и даже до сарказма; хотя дурное расположение духа проявляется в ней иногда и очень заметно, однако она не капризна и не суетлива, не злоязычна, не «censorious» (выражение, которое по смыслу можно передать словами «склонна к цензуре») и не ворчлива. Она распространяет вокруг себя спокойствие и бессознательно утешает и целит. Но под этой поверхностью дремлют аффект и страсть. Сила её чувства созревает медленно. С годами её характер становится ещё привлекательнее. Она «симпатична», то есть сочувствует и со-переживает. Самые дурные женские характеры встречаются среди представительниц этого типа. Из них выходят самые жестокие мачехи. Хотя такие женщины и бывают самыми любвеобильными супругами и матерями, однако их страсти и аффекты так сильны, что увлекают за собой и их разум. Она слишком сильно любит, но и ненавидит слишком сильно. Ревность может превратить её в дикое животное. Возненавидев своих пасынков и падчериц, она способна физически замучить их до смерти. Когда зло не торжествует в такой душе, то моральность становится в ней глубоким чувством, которое идёт своим независимым путём, не всегда совпадающим с конвенциональными воззрениями. На этот путь они ступают не ради подражания или подчинения и, уж конечно, не в ожидании награды ни в земной жизни, ни на том свете. Только при интимном отношении такая женщина показывает все свои преимущества и недостатки; тут она обнаруживает своё сердечное богатство, свои заботы и радости, но вместе с тем и свои страсти, и свои недостатки, например непримиримость, упрямство, гнев, ревность и даже необузданность. Она подвержена влиянию момента и мало способна помнить о благополучии отсутствующих. Она легко забывает других, забывает и время. Когда она впадает в аффект, то её поза не обусловливается подражанием; напротив, её поведение и её речь меняются соответственно изменению в её мыслях и чувствах. В обществе она по возможности остаётся верна себе при самой разнообразной среде. В домашней и в общественной жизни у неё нет больших притязаний и её легко бывает удовлетворить. Она по собственному почину высказывает своё согласие и похвалу. Она умеет успокоить и ободрить. Она сочувствует всем слабым — как двуногим, так и четвероногим. «Она возносится к высокому и склоняется к низкому, она сестра и друг всей природы». Её суждение отличается мягкостью и терпимостью. Когда она читает, то старается постигнуть самую сокровенную мысль, самое углублённое чувство книги; поэтому она немилосердно пачкает книгу, подчёркивая карандашом и делая заметки на полях, и затем читает её ещё раз».

По этому описанию нетрудно узнать интровертный характер. Однако это описание несколько односторонне, потому что оно выделяет, главным образом, сторону чувства, не подчёркивая именно ту характерную черту, которой я придаю особое значение, а именно сознательную внутреннюю сосредоточенность жизни. Джордан, правда, упоминает о том, что интровертная женщина «contemplative» (созерцательна), но не останавливается на этом подробнее. Мне кажется, однако, что его изложение подтверждает мои соображения о его способе наблюдать; он видит, главным образом, обусловленное чувствами внешнее поведение субъекта и проявления его страсти, но не углубляется в сущность сознания, свойственного этому типу. Поэтому он и не упоминает о том, что для сознательной психологии этого типа внутренняя сосредоточенность жизни имеет главное значение. Почему, например, интровертная женщина читает внимательно? Потому что она, прежде всего, любит понять и постигнуть мысль. Почему она сама спокойна и действует успокоительно на других? Потому что она, в большинстве случаев, оставляет свои чувства при себе и претворяет их в мысли вместо того, чтобы навязывать их другим. Её свободная от условностей мораль основана на углублённом размышлении и на внутренне убедительных чувствах. Прелесть её спокойного и разумного характера заключается не только в её спокойной установке, но и в возможности вести с ней разумный связный разговор и в её способности оценивать аргументы собеседника. Она не перебивает его импульсивными восклицаниями, но сопровождает его суждения своими мыслями и чувствами, которые при всём том устойчивы и не разбиваются об аргументы противника.

Этому устойчивому, отлично выработанному порядку сознательных душевных содержаний противостоит хаотически-страстная жизнь аффектов, которую, по крайней мере в её личном аспекте, интровертная женщина часто сознает и которой она боится именно потому, что знает её. Она размышляет над собой, и поэтому уравновешена в своих внешних проявлениях, и способна понимать и признавать и чужое, не обрушиваясь на него с одобрением или порицанием. Но так как её аффективная жизнь портит эти её хорошие качества, то она по возможности отклоняет свои влечения и аффекты, не подчиняя их, однако, своему господству. Насколько её сознание логично, устойчиво и упорядочено, настолько её аффект элементарен, беспорядочен и необуздан. Ему не хватает истинно человеческой ноты, он несоразмерен, иррационален, он остаётся естественным феноменом, разрушающим человеческий порядок. В нём нет никакой осязательной заложенной мысли, никакого намерения; поэтому он при известных обстоятельствах бывает разрушителен, как горный поток, не помышляющий о разрушении, но и не избегающий его, беззастенчивый и неизбежный, послушный только своим собственным законам, — сам себя осуществляющий процесс. Положительные качества интровертной женщины возникают благодаря тому, что мышлению, терпимому или доброжелательному пониманию, удалось отчасти повлиять на влечение и увести его за собой, однако не захватив и не преобразовав его в целом. Интровертная женщина гораздо яснее сознает свои рациональные мысли и чувства, нежели свою аффективную жизнь во всём её объёме. Она не способна объять всю свою эффективность, хотя у неё и имеются применимые к этому концепции. Аффективность её гораздо неподвижнее её духовных содержаний; в ней есть что-то тягучее, в высокой степени инертное и поэтому трудно поддающееся изменению; она настойчива, и отсюда её бессознательная стойкость и ровность; но отсюда же её упрямство и её подчас неразумная невосприимчивость к воздействию в вопросах, задевающих её эффективность.

Эти размышления могут объяснить, почему суждение об интровертной женщине, исключительно с аффективной её стороны, будет неполным и несправедливым как в дурном, так и в хорошем смысле. Если Джордан находит самые дурные женские характеры среди интровертных женщин, то, по-моему, это происходит оттого, что он придаёт слишком большое значение эффективности, как если бы только страсть бывала матерью зла. Замучить ребёнка до смерти можно не только физически, но и иначе. И обратно: то особенное, свойственное интровертным женщинам любвеобилие отнюдь не всегда является их собственным достоянием; наоборот, они бывают часто одержимы им и, конечно, не могут иначе до тех пор пока в один прекрасный день при каком-либо случае они, к удивлению своего партнёра, вдруг начинают проявлять совершенно неожиданную холодность. Вообще аффективная жизнь интроверта является его слабой стороной, на которую нельзя безусловно полагаться. Он обманывает сам себя, и другие заблуждаются и разочаровываются в нём, если слишком исключительно надеяться на его эффективность. Его дух надёжнее, потому что он более приспособлен. Аффект же его остаётся слишком необузданным, как сама природа.

б) Экстравертная женщина (The less impassioned woman)

Теперь перейдём к описанию того типа, которому Джордан даёт название «The less impassioned woman». Я и тут должен исключить всё то, что автор вносит сюда по вопросу об активности, ибо вся эта примесь способна лишь затруднить понимание типических черт характера. Итак, если автор говорит об известной быстроте экстравертной женщины, то под этим он разумеет не элемент энергетичности, активности, а лишь подвижность её активных процессов.

Об экстравертной женщине Джордан говорит: «В ней есть скорее известная быстрота и известный оппортунизм, чем выдержка и последовательность. Её жизнь обыкновенно наполнена множеством мелочей. Она в этом отношении превосходит даже лорда Биконсфильда, утверждавшего, что не важные дела не очень не важны, а важные дела не очень важны. Она охотно рассуждает о всеобщем ухудшении людей и вещей так, как рассуждали её бабушки и как ещё будут рассуждать её внучки. Она убеждена, что без её присмотра никакое дело не удастся. В общественных движениях она часто бывает чрезвычайно полезна. Растрата энергии на домашнюю чистку и уборку — вот исключительная цель жизни для многих из них. Она часто лишена идей и страстей, спокойствия и недостатков. Её аффективное развитие заканчивается рано. В 18 лет она так же мудра, как в 48. Её духовный кругозор неглубок и неширок, но он с самого начала ясен. При наличности хороших способностей она может занимать ответственное место. В обществе она проявляет добрые чувства, она щедра и гостеприимна со всеми. Она судит каждого, забывая, что и её судят. Она всегда готова помочь. Не отличается глубокой страстью. Любовь её — только предпочтение, ненависть её — только антипатия, ревность — лишь оскорблённая гордость. Её энтузиазм непостоянен. В поэзии она больше наслаждается красотою, нежели пафосом. Её вера, как и её безверие, отличается скорее цельностью, нежели силой. У неё нет стойких убеждений, однако нет и дурных предчувствий. Она не верует, но признает; она не бывает и неверующей; она только «не знает». Она не исследует и не сомневается. В важных делах она полагается на авторитет, в мелочах часто делает торопливые выводы. В её собственном маленьком мире — все не так, как надо; в большом мире — все хорошо. Она инстинктивно противится практическому осуществлению разумных выводов. Дома она проявляет совершенно иной характер, нежели в обществе. Она вступает в брак под сильным влиянием тщеславия или жажды перемены, или повинуясь традициям, или же из потребности устроить жизнь на «солидном основании», или желая приобрести более широкий круг деятельности. Если её муж принадлежит к типу «impassioned», то он любит детей более, чем она. В домашнем кругу обнаруживаются все её неприятные черты. Тут она разражается потоками бессвязных порицаний. Невозможно предвидеть, когда наконец на минуту проглянет солнце. Она не наблюдает за собой и не критикует себя. Если её при случае упрекнуть за постоянное осуждение и порицание, она бывает обижена и удивлена и уверяет, что она желает только добра, «но есть люди, которые сами не знают, что им на пользу». Способ, каким она желает делать добро своей семье, совершенно не тот, каким она стремится приносить пользу другим. Хозяйство всегда должно быть готово к тому, чтобы его можно было показать всему свету. Общество необходимо поддерживать и поощрять. На высшие классы производит впечатление; среди низших классов необходимо поддерживать порядок. Её собственная семья — для неё зима; общество же — это её лето. Превращение начинается мгновенно, как только появляется гость. У неё нет склонности к аскетизму, её почтенный образ жизни не нуждается в этом. Она любит разнообразие — движение и отдых. Она может начать день богослужением и закончить его в оперетке. Общественные отношения составляют для неё наслаждение. В них она находит все — и труд, и счастье. Она верит в общество, и общество верит в неё. Её чувства мало подчиняются предрассудкам, и она по привычке «прилична». Она охотно подражает и выбирает для этого наилучшие образцы, однако не отдавая себе в этом отчёта. В книгах, которые она читает, должна быть жизнь и «действующие лица».

Этот общеизвестный женский тип, названный Джорданом «less impassioned», есть несомненно экстравертный тип. На это указывает все поведение таких женщин, которое именно благодаря особенности своей и называется экстравертным. Постоянное обсуждение, никогда не основывающееся на действительном размышлении, есть не что иное, как экстравертирование беглых впечатлений, не имеющее ничего общего с настоящей мыслью. При этом мне вспоминается остроумный афоризм, где-то когда-то прочитанный мною: «Мыслить так трудно, — поэтому большинство людей судит». Размышление требует прежде всего времени, поэтому человек размышляющий не имеет даже возможности высказывать постоянно свои суждения. Бессвязность и непоследовательность суждений, их зависимость от традиций и авторитета указывают на отсутствие самостоятельного мышления; точно так же недостаток самокритики и несамостоятельность в понимании свидетельствуют о дефективной функции суждения. Отсутствие у этого типа сосредоточенной внутренней жизни выступает гораздо явственнее, чем её наличность у интровертного типа в предшествующем описании. Конечно, по этому описанию можно было бы легко заключить, что этот тип страдает таким же или ещё большим недостатком аффективности, которая оказывается у него явно поверхностной, даже мелкой и почти неискренней, и притом потому, что всегда связанное с ней или проглядывающее из-за неё намерение лишает аффективное стремление почти всякой ценности. Однако я склонен допустить, что в данном случае автор недооценивает в той же мере, в какой он ранее переоценивал.

Несмотря на то что автор признает за этим типом некоторые хорошие качества, все же, в общем, он выставляет его в довольно плохом свете. Мне кажется, что в данном случае автор является несколько предубеждённым. Ведь в большинстве случаев стоит только пережить горький опыт в связи с несколькими или с одним представителем известного типа, и у человека теряется вкус для всякого подобного случая. Не следует забывать, что если рассудительность интровертной женщины основана на точном приспособлении её духовных содержаний к всеобщему мышлению, то аффективность экстравертной женщины отличается известной подвижностью и незначительной глубиной именно вследствие её приспособления к всеобщей жизни человеческого общества. А в этом случае речь идёт о социально дифференцированной аффективности, имеющей бесспорно общее значение и даже выгодно отличающейся от тяжеловесности, упрямства и страстности интровертного аффекта. Дифференцированная аффективность освободила себя от хаотического начала пафоса и превратилась в покорно приспособляющуюся функцию, правда за счёт внутренне-сосредоточенной духовной жизни, которая и блещет своим отсутствием. И тем не менее она существует в бессознательном, и притом именно в той форме, которая соответствует интровертной страсти, то есть в неразвитом состоянии. Это состояние характеризуется чертами инфантилизма и архаизма. Неразвитый дух даёт аффективному стремлению из своего бессознательного такие содержания и тайные мотивы, которые неминуемо производят дурное впечатление на критического наблюдателя, тогда как некритический человек не замечает их вовсе. Неприятное впечатление от постоянного восприятия плохо скрытых эгоистических мотивов заставляет наблюдателя слишком легко забывать наличность и приспособленную полезность наружно проявляемых стремлений. Не будь дифференцированных аффектов, исчезло бы всё, что в жизни есть лёгкого, несвязывающего, умеренного, безобидного и поверхностного. Люди задохнулись бы в насыщенной пафосом атмосфере или в зияющей пустоте вытесненных страстей. Если социальная функция интроверта имеет в виду, главным образом, единичную личность, то экстраверт обслуживает общественную жизнь, которая тоже имеет право на существование. Для этого ему необходима экстраверсия, потому что она прежде всего перекидывает мост от человека к человеку.

Известно, что проявление аффекта действует суггестивно, тогда как дух может осуществлять своё воздействие лишь посредственно, на путях кропотливой передачи. Аффекты, необходимые для социальной функции, отнюдь не должны быть глубоки, иначе они вызывают страсть в других людях. Страсть же тормозит жизнь и процветание общественности. Поэтому приспособленный и дифференцированный дух интровертного человека тоже неглубок, но скорее экстенсивен; и потому он не беспокоит и не возмущает, но вразумляет и успокаивает. Но подобно тому, как интроверт беспокоит силою своих страстей, так экстраверт раздражает своим полусознательным мышлением и чувством, бессвязно и непоследовательно проявляющимся по отношению к ближнему, нередко в форме бестактных и беспощадных суждений. Если собрать совокупность таких суждений и попытаться синтетически построить из них психологию, то сначала получится основная концепция сущего животного, которое по безотрадной дикости, грубости и глупости ни в чём не будет уступать злодейским аффектам интроверта. Поэтому я не могу согласиться с утверждением Джордана, будто наихудшие характеры встречаются среди страстных интровертных натур. Среди экстравертов наблюдается ровно столько же и совершенно такой же радикальной прочности. Если интровертная страстность проявляется в диких поступках, то бессознательная низость экстравертного мышления и чувства совершает преступления над душой жертвы. Я не знаю, что хуже. В первом случае хуже то, что поступок всем виден, тогда как во втором случае низкий образ мыслей и чувств скрывается под покровом приемлемого поведения. Мне хотелось бы указать на социальную заботливость, свойственную этому типу, на его активное участие в доставлении ближним благополучия, а также на его ярко выраженное стремление доставлять другим радости. У интроверта все эти достоинства в большинстве случаев остаются лишь в области фантазии.

Дальнейшее преимущество дифференцированных аффектов заключается в прелести, в красоте формы. Они создают эстетическую, благотворную атмосферу. Существует поразительное множество экстравертных людей, которые занимаются каким-нибудь искусством (по большей части музыкой) не столько потому, что они особенно к этому способны, сколько потому, что они могут служить этим общественности. Страсть к порицанию тоже не всегда бывает неприятна или лишена ценности. Она нередко остаётся в пределах приспособленной, воспитательной тенденции, которая приносит очень много пользы. Зависимость суждений тоже не всегда и не при всех обстоятельствах является злом; напротив, она нередко содействует подавлению сумасбродства и вредных излишеств, отнюдь не полезных для жизни и блага общества. Вообще было бы совсем неправильно утверждать, что один тип в каком-либо отношении ценнее другого. Типы взаимно дополняют друг друга, и их различие создаёт именно ту меру напряжения, которая необходима и индивиду, и обществу для сохранения жизни.

в) Экстравертный мужчина

Об экстравертном мужчине Джордан говорит (с. 26 и др.): «Он не поддаётся учету и остаётся неопределённым в своей установке; он имеет склонность к капризам, к взволнованной суетливости; он всем недоволен, любит осуждать; судит отрицательно обо всём и обо всех, — самим же собой очень доволен. Хотя его суждение нередко бывает ложно, а проекты часто терпят крушение, однако он безгранично верит в них. Сидней Смит сказал однажды об одном из своих современников, известном государственном деятеле: он в каждый данный момент был готов принять руководство над флотом проливов или ампутировать ногу. У него есть готовая формула для всего, что встречается на его пути: или «все это вранье», или же «это давным-давно известно». На его небосклоне нет места для двух солнц. Если же наряду с ним появляется другое светило, то он становится мучеником. Это человек рано созревший. Он любит управлять и часто бывает в высшей степени полезен обществу. Заседая в благотворительной комиссии, он одинаково интересуется как выбором прачки, так и избранием председательствующего. Он отдаёт себя обществу целиком, со всеми силами. Он выступает в обществе с самоуверенностью и настойчивостью. Он всегда старается приобретать опыт, потому что опыт помогает ему. Он предпочитает быть известным председателем комиссии, состоящей из трёх членов, нежели неизвестным благодетелем целого народа. Отсутствие блестящих способностей отнюдь не умаляет его важности. Деятелен ли он? Он убеждён в своей энергии. Болтлив ли он? Он верит в свой ораторский дар. Он редко создаёт новые идеи или открывает новые пути, но он всегда бывает тут как тут, когда надо последовать за чем-нибудь или же что-нибудь схватить на лету, применить и выполнить. Он склонен придерживаться раз установленных общепризнанных религиозных и политических убеждений. При известных обстоятельствах он бывает склонен восторженно изумляться смелости своих еретических идей. Однако нередко его идеал так высок и несокрушим, что ничто не в состоянии помешать образованию широкого и справедливого жизнепонимания. В большинстве случаев его жизнь отмечена моральностью, правдивостью и построена на идеальных принципах; однако страсть к непосредственным эффектам ставит его подчас в затруднительное положение. Если он в публичном заседании случайно не занят, то есть ему нечего предложить, или поддержать, или заявить и некому оппонировать, то он по крайней мере встанет и потребует, чтобы закрыли окно из-за сквозняка или же, напротив, открыли его, чтобы впустить свежий воздух. Воздух ему так же необходим, как внимание. Он всегда склонен думать то, о чём его никто не просит. Он убеждён, что люди видят его таким, каким он хотел бы быть в их глазах, то есть что они видят в нём человека, который ночей не спит, заботясь о благах своих ближних. Он обязывает других и поэтому никак не может обойтись без награды. Он умеет волновать других своей речью, не будучи сам взволнован. Он быстро схватывает желания и мнения других. Он предупреждает о грозящей беде, ловко организует и ведёт переговоры с противниками. У него всегда есть в запасе проекты, и он обнаруживает кипучую деятельность. Если есть какая-нибудь возможность, то общество должно получить от него приятное впечатление; если же это невозможно, то оно должно быть по крайней мере повергнуто в изумление, а если и это не удаётся, то оно должно быть хотя бы напугано и потрясено. Он спаситель по призванию; в роли призванного спасителя он очень сам себе нравится. По его мнению, мы, сами по себе, не способны ни к чему путному, но мы можем верить в него, мечтать о нём, благодарить Бога, что он послал нам его, и жаждать, чтобы он заговорил с нами. В спокойном состоянии он несчастен, и потому он не умеет по-настоящему отдыхать. После трудового дня ему нужен возбуждающий вечер — в театре, на концерте, в церкви, на базаре, на обеде, в клубе или же во всех этих местах. Если он пропустил собрание, то он по крайней мере прерывает его демонстративной извинительной телеграммой».

По этому описанию тоже нетрудно узнать тип. Но и тут, как и в описании экстравертной женщины, если не более, выступает элемент карикатурного осуждения, несмотря на констатирование отдельных положительных черт. Это происходит отчасти оттого, что такой метод описания не может быть справедливым по отношению к экстравертному человеку; потому что невозможно, так сказать, интеллектуальными средствами показать специфическую ценность экстраверта в её настоящем свете; тогда как по отношению к интроверту это гораздо легче, потому что его сознательная разумность и сознательная мотивация могут быть выражены интеллектуальными средствами, точно так же как и факт его страсти и вытекающие из неё поступки. У экстраверта же, напротив, главная ценность лежит в его отношении к объекту. Мне кажется, что единственно только сама жизнь даёт экстравертному человеку ту справедливую оценку, которую ему не может дать интеллектуальная критика. Только жизнь обнаруживает его ценность и признает её. Можно, правда, констатировать, что экстравертами социально полезен, что он имеет большие заслуги в деле прогресса человеческого общества и так далее. Однако анализ его средств и его мотиваций всегда будет давать отрицательный результат, и притом потому, что главная ценность экстравертного человека лежит не в нём самом, а во взаимоотношении между ним и объектом. Отношение к объекту принадлежит к тем невесомым величинам, которых никогда не ухватит интеллектуальное формулирование.

Интеллектуальная критика не может не выступать с анализом и не может не довести наблюденный материал до полной ясности через указание на мотивации и цели. Но из этого возникает образ, имеющий для психологии экстравертного человека значение карикатуры; и если кто-нибудь вообразит, что он найдёт на основании такого описания верный подход к экстраверту-человеку, то он, к удивлению своему, увидит, что подлинная личность его не имеет ничего общего с этим описанием. Такое одностороннее понимание безусловно мешает приспособиться к экстраверту. Для того чтобы верно понять его, надо совершенно исключить мышление о нём; подобно тому как экстраверт только в том случае правильно приспособится к интроверту, если он сумеет принять его духовные содержания как таковые, не считаясь с их возможной практической применимостью. Интеллектуальный анализ не может не приписать экстраверту всевозможных задних и побочных мыслей, умыслов, целей и тому подобного, собственно говоря, не существующего в действительности, но самое большее лишь примешивающегося в виде призрачного воздействия бессознательных глубин.

Это, конечно, верно, что экстраверт, если ему нечего больше сказать, по крайней мере потребует, чтобы отворили или затворили окно. Но кто же это заметил? Кому это, по существу, бросилось в глаза? Ведь только тому, кто старается отдать себе отчёт в возможных причинах и намерениях такого поступка, то есть тому, кто рефлектирует, расчленяет и воссоздаёт, тогда как для всех остальных этот маленький шум растворяется в общем шуме жизни, и они не видят никакого повода усматривать в этом то или другое. Но именно так и проявляется психология экстраверта: она принадлежит к явлениям повседневной человеческой жизни и не имеет никакого, ни большого ни меньшего, значения. Только размышляющий видит нечто большее, и притом нечто, по отношению к жизни неверное; оно верно лишь применительно к бессознательному, заднему плану мыслей экстравертного человека. Он видит не настоящего человека, а лишь его тень. И тень подтверждает это суждение к ущербу сознательного настоящего человека. Мне кажется, что в целях понимания было бы правильно отделять человека от его тени, то есть его бессознательного, иначе дискуссия грозит впасть в небывалое смешение понятий. В другом человеке мы воспринимаем такое, что не входит в его сознательную психологию, но что просвечивает из области его бессознательного; это нередко вводит нас в заблуждение, заставляя приписывать наблюдаемое качество и его сознательному эго. Жизнь и судьба поступают так же; но психолог, который дорожит познанием психической структуры и возможностью улучшить взаимопонимание людей, должен был бы поступать иначе; он должен тщательно отделять сознательную область в человеке от бессознательной; ибо ясности и понимания можно добиться только при сопоставлении сознательных точек зрения, но не при сведении их к бессознательным скрытым основаниям, к косым лучам и едва уловимым оттенкам.

г) Интровертный мужчина

О характере интровертного мужчины (the more impassioned and reflective man) Джордан говорит (с. 35): «Он не меняет своих удовольствий час от часу; его любовь к какому-нибудь удовольствию имеет характер самопроизвольности, и он ищет его не из простой неугомонности. Если он занимает какую-нибудь общественную должность, то это потому, что имеет на то определённую способность или же определённый проект, который он хотел бы провести в жизнь. Окончив своё дело, он охотно устраняется. Он способен признавать достоинства других и предпочёл бы, чтобы дело его процветало под руководством другого, нежели гибло бы в его руках. Он легко переоценивает заслуги своих сотрудников. Он никогда не будет и не может быть привычным хулителем. Он развивается медленно, он медлителен и неуверен, он не будет религиозным вождем, у него никогда нет достаточной уверенности в себе для того, чтобы признать что-нибудь окончательной ошибкой и сжечь за неё на костре своего ближнего. Хотя он и не лишён мужества, однако он недостаточно убеждён в непогрешимости своей истины, чтобы во имя её и самому идти на костер. При наличности больших способностей другие люди выдвигают его на первый план, тогда как представитель иного типа сам выдвигается вперед».

Мне кажется весьма показательным, что об интроверте-мужчине автор фактически говорит не более того, что мною здесь приведено. Больше всего поражает, что нет описания той самой страсти, из-за которой он и называется «impassioned». Конечно, в диагностических догадках надо быть осторожным, однако этот случай даёт повод предположить, что глава об интроверте вышла столь скудной по некоторым субъективным причинам. После столь же подробного, сколь и несправедливого изображения экстравертного типа можно было бы ожидать столь же основательного описания и для интровертного типа. Почему автор не дал нам его?

Если мы предположим, что Джордан сам принадлежит к интровертному типу, то мы поймём, почему ему не захотелось давать этому типу такое же беспощадно резкое описание, как то, которое он дал своему противоположному образу. Я не хотел бы сказать, что это произошло от недостатка объективности, но от недостаточного познания своей собственной тени. Интроверт никак не может ни знать, ни угадать, в каком виде он представляется человеку противоположного типа, — разве только если он попросит экстраверта рассказать ему свои впечатления, рискуя, однако, что после этого ему придётся вызвать рассказчика на дуэль. Дело в том, что экстраверт столь же мало примет вышеприведённое описание за доброжелательное и точное изображение своего характера, насколько интроверт будет склонен выслушать свою характеристику от экстравертного наблюдателя и критика. В обоих случаях характеристика будет одинаково обесценивающей. Ибо насколько интроверт стремится постигнуть экстраверта и при этом совершенно не попадает в точку, настолько же и экстраверт, стараясь понять внутреннюю духовную жизнь другого со своей внешней точки зрения, решительно промахнется. Интроверт всегда делает ошибку, пытаясь выводить поступки из субъективной психологии экстраверта, экстраверт же может понимать внутренне состредоточенную духовную жизнь как следствие внешних обстоятельств. Абстрактный ход мыслей должен казаться экстраверту фантастичным, своего рода бредом, если ему не видны при этом объективные отношения. И в самом деле, интровертные сплетения мыслей суть часто не что иное, как пустые выдумки. Во всяком случае об интровертном мужчине можно было бы ещё многое сказать, его можно было бы изобразить в таком же ярком и невыгодном свете, в каком Джордан в предыдущей главе выставил экстравертного.

Важным мне кажется замечание Джордана о том, что удовольствие интроверта отличается самопроизвольностью (genuin). Кажется, что это вообще есть отличительная черта интровертного чувства: оно именно самопроизвольно, оно существует потому, что возникает из себя самого, оно коренится в глубинах человеческой природы, оно, как своя собственная цель, рождается как бы из себя самого; оно не хочет служить какой-нибудь иной цели и не отдаётся ей; оно довольствуется тем, что осуществляет себя само. Это находится в связи с самопочинностью архаических и естественных явлений, ещё не подчинившихся целесообразным заданиям цивилизации. По праву или без права, во всяком случае не считаясь ни с каким правом и ни с какой целесообразностью, аффективное состояние проявляет себя, навязываясь субъекту даже помимо его воли и против его ожиданий. В нём нет ничего, что давало бы право допустить предумышленную мотивацию.

Я не хотел бы входить здесь в обсуждение последующих глав книги Джордана. Он ссылается в виде примера на ряд исторических личностей, причём не раз обнаруживаются неверные точки зрения, основанные на упомянутой уже ошибке, а именно на том, что автор вносит критерий активности и пассивности и смешивает его с другими критериями. Эта часть ведёт к тому заключению, что активная личность причисляется и к бесстрастному типу и, наоборот, что страстная натура всегда обречена на пассивность. Я пытаюсь избежать такой ошибки тем, что вообще исключаю момент активности как особое мерило.

Но Джордану принадлежит та заслуга, что он был первым (насколько мне известно), кто дал сравнительно верную характеристику эмоциональных типов.

: Понятия и термины :: «ЖИВИ!

В 1970–80-х годах вопрос «интроверт вы или экстраверт?» задавали даже при приеме на работу и на пороге брачного агентства. А администраторы отелей селили экстравертов и интровертов на разные этажи. Сегодня мода на Юнга прошла, но его теория вовсе не утратила актуальность.

[image id=”118199″]

Разделение человечества на восемь основных психотипов ввел в практику швейцарский психоаналитик Карл Густав Юнг. Он провел масштабное исследование, в результате которого, с одной стороны, выделил и описал четыре типа личности (мыслительный, чувствующий, ощущающий и интуитивный), а с другой доказал, что проявления этих типов могут быть полярными (экстраверсия / интроверсия).

Именно эти две характеристики и легли в основу типологии Юнга. Первой — экстраверсии / интроверсии — Юнг придавал громадное значение. Он считал эту особенность психики врожденным свойством, никак не связанным с полом, социальным положением, интеллектом, воспитанием, особенностями биографии и прочим. Экстраверт склонен к взаимодействию с внешним миром, его внимание направлено наружу, на предметы материального мира и других людей, он общителен и открыт, предпочитает практическую деятельность мечтам и размышлениям. Интроверт, наоборот, обращен внутрь себя, замкнут, погружен в фантазии и самоанализ, обычно нелюдим и социально пассивен.

Вторая ось координат классификации Юнга — выделение ведущей психической функции из четырех основных: мышление, чувства (эмоции), ощущение (сенсорика) и интуиция. Под мышлением Юнг имел в виду функцию интеллектуального познания и формирования логических заключений. Чувства, по его мнению, наоборот, «основаны на субъективных суждениях: хорошо — плохо, красиво — некрасиво». Мышление и чувственное восприятие противоположны друг другу, поэтому если у человека доминирует логика, то сфера чувств у него будет слабым местом. Обе функции Юнг называл рациональными, «поскольку решающее влияние на них оказывает момент размышления и оценки». Кстати, мыслительный тип он считал преимущественно мужским, а чувствующий — женским.

Под ощущением Юнг понимал способность к непосредственному восприятию внешнего мира с помощью пяти органов чувств — зрения, слуха, осязания, обоняния и вкуса. Человек с развитой сенсорикой чувствителен к комфорту, он гедонист и эстет. И наоборот — тот, у кого сенсорика подавлена, способен, например, стукнуться обо что-нибудь, не заметить этого, а потом удивляться, откуда синяк. Или надеть зеленую рубашку к синему костюму — не потому, что ему кажется, будто это красиво, а из-за того, что ему все равно. Юнг утверждал, что ощущение как психическая функция не зависит от объективной остроты зрения, слуха и так далее; дело не в том, насколько у человека развиты соответствующие рецепторы, а в том, важны ли ему поступающие от них сигналы. Сенсорику, как и противоположную ей интуицию (способность к прямому и мгновенному, по наитию, пониманию сути вещей и принятию правильных решений) Юнг считал иррациональными функциями, так как они не контролируются сознанием.

Юнг пояснял, что абсолютно чистых психотипов не существует. Как правило, в нас присутствуют все восемь характеристик, одна из которых является доминирующей. Точно так же и определение человека как экстраверта или интроверта означает всего лишь, что определенные черты в нем выражены ярче.

Разработки Юнга в области психотипов легли в основу множества современных систем. Самые известные из них — американская типология Майерс—Бриггс (MBTI) и отечественная соционика. На протяжении нескольких десятилетий типология Юнга широко применяется в профориентации, психологическом консультировании, педагогике.

Интроверсия и экстраверсия в юнгианской типологии

Опыт того, что не все действуют одинаково, лег в основу множества систем типологии . С давних времен делались попытки классифицировать индивидуальные установки и модели поведения, чтобы объяснить различия между людьми.

Самая старая из известных нам типологических систем — это система, разработанная восточными астрологами. Они классифицировали характер по четырем тригонам, соответствующим четырем элементам: воде, воздуху, земле и огню.Например, воздушный тригон в гороскопе состоит из трех воздушных знаков зодиака: Водолея, Близнецов, Весов; огненный тригон состоит из Овна, Льва и Стрельца. Согласно этой древней точке зрения, всякий, кто родился под этими знаками, разделяет их воздушную или огненную природу и имеет соответствующий темперамент и судьбу; то же самое для знаков воды и земли. Эта система сохранилась в модифицированной форме в современной астрологии.

С этой древней космологической схемой тесно связана физиологическая типология греческой медицины, согласно которой люди классифицировались как флегматики, сангвиники, холерики или меланхолики на основании обозначений выделений тела (мокрота, кровь, желтая желчь и черный цвет). желчь).Эти описания все еще широко используются в лингвистике, хотя с медицинской точки зрения они уже давно вытеснены.

Собственная модель типологии Юнга выросла из обширного исторического обзора вопроса о типах в литературе, мифологии, эстетике, философии и психопатологии. В предисловии к Психологические типы , , которые содержат его научные исследования и подробное изложение его выводов, он пишет:

Эта книга — плод почти двадцатилетней работы в области практической психологии.Она постепенно росла в моих мыслях, принимая форму из бесчисленных впечатлений и опыта психиатра при лечении нервных заболеваний, из общения с мужчинами и женщинами всех социальных уровней, из моих личных отношений как с друзьями, так и с врагами, и, наконец, из критики моих собственных психологических особенностей. — Карл Юнг, Психологические типы, CW 6, стр. xi.

Обзор интроверсии и экстраверсии

В то время как более ранние классификации основывались на наблюдениях за моделями темперамента или эмоционального поведения, модель Юнга касается движения психической энергии и того, как человек обычно или предпочтительно ориентируется в мире.

С этой точки зрения Юнг различает восемь типологических групп: две личностные установки — интроверсия и экстраверсия — и четыре функции или режимы ориентации мышление , ощущение , интуиция и чувство — каждое из которых могут действовать интровертированно или экстравертно.

Хотя интроверсия и экстраверсия стали нарицательными, их значение часто понимается неправильно; эти четыре функции не так широко известны и еще менее понятны.

Интроверсия и экстраверсия — это психологические способы адаптации. При интроверсии энергия движется во внутренний мир. При экстраверсии интерес направлен к внешнему миру. В одном случае первостепенное значение имеет субъект (внутренняя реальность), а в другом — объект (вещи и другие люди, внешняя реальность).

Интроверсия, пишет Юнг, «обычно характеризуется нерешительной, рефлексивной, уединенной природой, которая держится особняком, уклоняется от объектов [и] всегда слегка обороняется.»- [CW 7, пар. 62]

Напротив, экстраверсия « обычно характеризуется общительным, откровенным и уступчивым характером, который легко адаптируется к данной ситуации, быстро формирует привязанности и, отбрасывая любые возможные опасения, часто с небрежной уверенностью рискует вступать в неизвестные ситуации. ” — [Там же]

В экстравертном отношении внешние факторы являются преобладающей движущей силой суждений, восприятий, чувств, аффектов и действий.Это резко контрастирует с психологической природой интроверсии, где внутренние или субъективные факторы являются главной мотивацией.

Экстраверты любят путешествовать, знакомиться с новыми людьми, видеть новые места. Они типичные авантюристы, веселые, открытые и дружелюбные. Интроверт по своей сути консервативен, предпочитает знакомую домашнюю обстановку, интимную жизнь с несколькими близкими друзьями. Для экстраверта интроверт — палка в грязи, зануда, скучная и предсказуемая.И наоборот, интроверт, который имеет тенденцию быть более самодостаточным, чем экстраверт, может охарактеризовать последнего как непостоянный, поверхностный балбес.

На практике невозможно изолированно демонстрировать интровертные и экстравертные установки. Является ли человек тем или иным, становится очевидным только в связи с одной из четырех функций, каждая из которых имеет свою особую область знаний.

© из книги Дэрила Шарпа Типы личности , воспроизведенной с любезного разрешения автора.

Некоторые дополнительные примечания по интроверсии и экстраверсии

«Каждый обладает обоими механизмами, экстраверсией и интроверсией, и только относительное преобладание того или другого определяет тип». — CW 6, п. 4

«Внешние обстоятельства и внутреннее расположение часто благоприятствуют одному механизму и ограничивают или препятствуют другому. Естественно, будет преобладать один механизм, и если это состояние станет каким-либо образом хроническим, будет произведен тип ; то есть привычная установка, в которой один механизм преобладает постоянно, хотя другой никогда не может быть полностью подавлен, поскольку он является неотъемлемой частью психической экономики.»- CW6, пар. 6

Юнг объясняет, что именно относительное преобладание одного механизма или установки определяет тип, а не полное отсутствие одной части этого естественного жизненного ритма.

Юнг также предупреждает, что для того, чтобы прийти к чему-то полезному, мы должны также рассмотреть основные психологические функции мышления, чувств, ощущений и интуиции в сочетании с интроверсией и экстраверсией. В противном случае мы имеем дело с классификацией, которая по-прежнему носит чрезвычайно общий характер и допускает множество дополнительных различий.

В «Предисловии к аргентинскому изданию» 1934 года Юнг предупредил, что «любая типологическая терминология, подобранная поверхностно… служит только цели, кроме совершенно бесполезного желания приклеивать ярлыки». Он рекомендовал более глубоко изучить этот предмет, в частности, прочитать главы II и V своего тома о психологических типах [CW6].

Фонд Майерса и Бриггса

Первая пара психологических предпочтений — Экстраверсия и Интроверсия.На что вы обращаете внимание и черпаете энергию? Вы любите проводить время во внешнем мире людей и вещей? (Экстраверсия) или в вашем внутреннем мире идей и образов (Интроверсия)?

Экстраверсия и Интроверсия как термины К. Г. Юнг объясняет различное отношение людей к их энергия. Эти слова имеют значение в психологии, отличается от того, как они используются в повседневном языке.

Каждый человек какое-то время занимается экстравертированием и интровертом. Не путайте интроверсию с застенчивостью или замкнутостью. Они не связаны.

Найдите минутку, чтобы спросить себя, какое из следующих описаний кажется вам более естественным, легким и удобным?

Экстраверсия (E)

Мне нравится получать энергию от активного участия в мероприятиях и много разных занятий.Я взволнован, когда я рядом людям и мне нравится заряжать энергией других. Мне нравится переезжать в действие и осуществление вещей. Я обычно чувствую себя как дома в Мир. Я часто лучше понимаю проблему, когда могу поговорить громко об этом и слушайте, что говорят другие.

Ко мне обычно относятся следующие утверждения:

  • Меня считают «общительным» или «общительным человеком».
  • Мне комфортно в группах, и мне нравится в них работать.
  • У меня много друзей, и я знаю много людей.
  • Иногда я слишком быстро перехожу к делу и не позволяю достаточно времени, чтобы подумать.
  • Перед тем, как начать проект, я иногда забываю остановиться и четко понимать, что я хочу делать и почему.

Интроверсия (I)

Мне нравится получать энергию от работы с идеями, картинками, воспоминания и реакции, которые у меня в голове, в моем внутреннем мире.Я часто предпочитаю делать что-то в одиночку или с одним или двумя людьми, которых я чувствовать себя комфортно с. Мне нужно время, чтобы подумать, чтобы четкое представление о том, что я буду делать, когда решу действовать. Идеи почти солидные вещи для меня. Иногда мне нравится идея чего-то лучше, чем настоящая.


Следующие утверждения обычно относятся ко мне:
  • Меня считают «рефлексивным» или «сдержанным».«
  • Я чувствую себя комфортно в одиночестве и люблю то, что могу делать мой собственный.
  • Я предпочитаю хорошо знать всего несколько человек.
  • Иногда я слишком много времени провожу в размышлениях и не двигаюсь в действие достаточно быстро.
  • Иногда я забываю связаться с внешним миром, чтобы увидеть если мои идеи действительно соответствуют опыту.

Адаптировано из Тип: Основы
Чарльз Р.Мартин (CAPT 1997)

, что C.G. Юнг имел в виду и как реагировали современники

Хинкль, Беатрис М. (1919) Моральный конфликт и отношение психологических типов к функциональным неврозам. Журнал

Аномальная психология XIV: 1-2 стр. 173-189

Хинкль, Беатрис. М. (1922) Исследование психологических типов Психоаналитический обзор IX: 2, стр. 107-197

Хинкль, Беатрис М. (1923) Воссоздание личности: исследование психологических типов и их связи с

Психоанализ Додд, Мид

Юнг, К.Г. (1910) Метод ассоциации. Американский журнал психологии, том 21, № 2, стр. 219-269,

Юнг, К.Г. (1914) О психологическом понимании Journal of Abnormal Psychology Vol IX pp 385-399

Jung, C.G. (1916) Психология бессознательного: исследование трансформации и символов либидо.

Вклад в историю развития мысли. пер. и вступил. Беатрис М. Хинкль Моффат, двор

Jung, C. G. (1923/1938) Психологические типы транс Х.G.Baynes Harcourt, Brace

Jung, C.G. (1921/1971) Психологические типы транс R.F.C. Собрание сочинений Халла, том 6, Princeton

Jung, C.G. (1926/1989) Аналитическая психология: Записки семинара, проведенного в 1925 г. под ред. Wm McGuire Princeton

Jung, C.G. (2009) Liber Novus Красная книга под редакцией Сону Шамдасани; W.W. Norton Philemon Series

Клювер, Генрих (1931) Существуют ли типы личности? American Journal of Psychiatry 87, стр.781-788

Кречмер, Эрнст (1934) Учебник медицинской психологии, транс.Б. Штраус Оксфорд

Льюис, Нолан, округ Колумбия (1943) Обзор: Ваша личность: интроверт или экстраверт. Автор: Вирджиния Кейс Американский журнал психиатрии 99: 6

стр. 901-902

Макари, Джордж (2008) Революция в сознании: создание психоанализа Харпер

Маламуд, Уильям (1923) Обзор: Психологические типы или психология индивидуации Journal of Abnormal Psychology and

Social Psychology XVIII pp 167-180

May, Mark A. , Hartshorne, Hugh and Welty, Ruth E.(1929) Психологический бюллетень тестов личности и характера, стр. 418-444

Макдугалл, Уильям (1929) Химическая теория темперамента применительно к интроверсии и экстраверсии. Журнал аномальных

и социальная психология, стр. 293-309

Макдугалл, Уильям ( 1935i) Психоанализ и социальная психология Метуэн

Макдугалл, Уильям (1935ii) Энергия мужчин Метуэн, третье издание

Mikesell, WH и Дигнан Франк В. (ред.) (1933) Психология и жизнь: система психоанализа Юнга Задания 33-36

Общество образования взрослых Чикаго

Миллер Э.Б. (1937) Типы разума и тела W.W. Norton

Мур, Герберт и Стил, Изабель (1934) Личностные тесты, журнал аномальной и социальной психологии, XXIX, стр. 44-52,

Мерфи, Гарднер (1917), экспериментальное исследование буквального и научного типов American Journal of Psychology 28: 2 стр. 238-262

Neymann, Clarence A. и Kohlstedt, Kenneth D. (1929) Новый диагностический тест для интроверсии-экстраверсии, журнал

Abnormal and Social Psychology 23 pp 482-487

Oppenheim, James (1931) American Types : Предисловие к аналитической психологии Альфред А. Кнопф

Риггалл, Роберт М. (1924) Обзор: Онтогенез интровертных и экстравертных тенденций Алисы Г. Икин Международный журнал

Психоанализ, стр. 194-195

Робак А.А. (1927) Психология характера, с исследованием темперамента Kegan Paul, Trench, Trubner & Co

Roback, A.A. (1931) Личность: Суть социального общения. Rider & Co.

Шуи, Герберт (1934) Последние тенденции в науке и развитие современной типологии Психологический обзор 41: 3

стр. 207-235

Шуи, Герберт (1937) Фундаментальные принципы типологии Психологический обзор 44: 2 стр.170-182

Шайн, Дж.(1924) Рецензия: Характер и бессознательное. Критическое изложение психологии Фрейда и Юнга. Автор: J.H. van

der Hoop Studies: Irish Quarterly Review, декабрь, стр. 674-675

Silverberg, William V. (1942) Обзор: Сознательная ориентация: исследование типов личности в связи с неврозом и психозом.

Автор: доктор Дж. Х. van der Hoop The Psychoanalytic Quarterly, 11 стр. 111

Стагнер, Росс и Пессин, Джозеф (1934) Диагностическая ценность статей об интроверсии и экстраверсии American Journal of

Psychology XLVI: 2 pp 321-324

Stephenson, W (1939) Методологические аспекты типологии Юнга Journal of Mental Science LXXXV: 335 pp 185-205

van der Hoop, J.Х. (1923) Характер и бессознательное: критическое изложение психологии Фрейда и Юнга Кегана

Paul, Trench, Trubner & Co., Ltd

van der Hoop, J.H. (1939) Сознательная ориентация: исследование типов личности в связи с неврозом и психозом Кеган

Пол, Тренч, Trubner & Co., Ltd

Вернер, Хайнц (1938) Личность Уильяма Стерна и психология характера и личности VII стр. 109-125

Уайт, Уильям А.(1924) Специальный обзор: Психологические типы Психоаналитический обзор, стр. 184-190

17

Карл Юнг об экстраверсии и интроверсии

Карл Юнг об экстраверсии и интроверсии | Прелюдия к анализу персонажей

Нажмите здесь, чтобы создать свой личный сайт!

Спасибо, проверьте свою электронную почту, она уже в пути!

Опубликовано пт, 14. 02.2014 — 08:51, автор Bill McAneny

Все мы знаем, что Юнг имел в виду под экстраверсией и интроверсией, но знаем ли мы, что он на самом деле сказал?

Странно, как много людей увлечены теорией и практикой юнгианского типа, но не отважились читать слова самого великого человека.Материалы из первоисточников дают отличное представление о его взглядах на личностные различия, и он дает нам цвет, вкус и много юмора! Все мы знаем, что Юнг ясно понимал, что он имел в виду под экстраверсией и интроверсией: откуда мы черпаем свою энергию. Однако, когда мы читаем его слова, мы можем видеть не только его точку зрения, но и его мнение. Экстраверсия:

Экстраверсия характеризуется стремлением влиять на события и быть под их влиянием, потребностью присоединиться и «смириться с этим», способностью переносить суету и шум любого рода … развитие друзей и знакомых, не слишком тщательно отобранных … У него нет секретов, которыми он давно не делился с другими.Если все-таки с ним случится что-то непредсказуемое, он предпочитает забыть об этом . .. все самоотношения вызывают у него мурашки по коже. Там подстерегают опасности, которые лучше заглушить шумом.

Ясно написано интровертом. А потом на Интроверсию:

Он держится в стороне от внешних событий, не присоединяется к нему, испытывает явную неприязнь к обществу, как только оказывается среди слишком большого количества людей. В большом скоплении он чувствует себя одиноким и потерянным. Чем больше там людей, тем сильнее становится его сопротивление.Он совсем не «с этим» и не любит восторженных тусовок. Он не очень хороший собеседник… Для него общение с собой — удовольствие. Его собственный мир — это безопасная гавань, тщательно ухоженный и обнесенный стеной сад, закрытый для публики и скрытый от посторонних глаз. Толпа, взгляды большинства, общественное мнение, народный энтузиазм никогда его ни в чем не убеждают, а лишь заставляют еще глубже проникнуть в его оболочку.

Когда мы читаем его настоящие слова, мы получаем превосходное представление о голове Юнга и его прямом, прямолинейном и хорошо… стиле INTP дает нам нечто настолько грубое и красочное, что мы никогда не сможем найти в учебниках психологии. Может быть, взгляните на «Психологическую типологию» CW 6, pars. 960-87 и получите превосходное понимание и отличный смех.

Спасибо, что заглянули и прочитали наш личный блог — мы надеемся, что он был вам полезен. Пожалуйста, поделитесь этой статьей со своими друзьями и коллегами. Вы также можете пройти бесплатный личностный тест «Анализ характера» и мгновенно получить профиль личности менее чем за 3 минуты.

Теория личности Карла Юнга — Психологическое исследование

Карл Юнг родился 26 июля 1875 года.Психолог был жизненно важен в мире психологии на протяжении всей своей карьеры, вплоть до своей смерти 6 июня 1961 года.

Карл Юнг основал теорию, которая обнаружила в человеческой личности универсальных типа . Типы, классифицированные Карлом Юнгом, присутствуют в каждом из нас. Но некоторые типы преобладают над обычным способом организации нашего опыта.

Карл Юнг также разработал теорию личности. Его теория является одной из теорий типов личности, поскольку она включает типологию интроверсии, и экстраверсии.

Интроверты

Интроверты — это люди, которые предпочитают собственный мир мыслей, снов, чувств, фантазий и нуждаются в личном пространстве. Взаимодействие истощает их энергию, тогда как одиночество наполняет их энергией.

Экстраверты

Экстраверты отличаются от интровертов. Они предпочитают внешний мир и общение с людьми одиночеству. Они общительные существа, которые получают заряд энергии от вечеринок, общения с людьми и так далее.

Изабель Бриггс Майерс

В середине 90-х теории Юнга изучались и применялись Изабель Бриггс Майерс в реальном мире. Применяя теорию, Майерс также дополнил существующую теорию личности. Результатом стала разработка индикатора Myers Briggs Type , всемирно известного и уважаемого опросника, который указывает тип личности.

Согласно этой модели, существует 16 типов личности. Конечно, каждый человек уникален.Тем не менее, паттерны организации личности, представленные 16 типами личности, легко наблюдаемы.

Независимо от нашего типа личности, мы вынуждены иметь дело с миром, как внутренним, так и внешним. Тип личности — не повод игнорировать мир, частью которого мы не хотим быть. Тип личности, напротив, определяется тем, как он / она предпочитает общаться с миром, как ему комфортно в нем.

«Юнг отметил, что невозможно использовать установки экстраверсии и интроверсии, а также функции суждения и восприятия независимо друг от друга.Людям, предпочитающим экстраверсию, больше всего нравится сосредотачивать свое восприятие и суждение во внешнем мире, в то время как люди, предпочитающие интровертное отношение, когда позволяют обстоятельства, концентрируют Восприятие и суждение на идеях ». — Изабель Бриггс Майерс, «Разница подарков»

.

Согласно Юнгу, дополненному Майерсом, тип личности основан на четырех парах противоположных предпочтений. Это означает, что личность можно типизировать в четырех измерениях.

Экстраверсия — Интроверсия (E / I):

Экстраверсия относится к предпочтению взаимодействия с внешним миром и установления контакта с людьми.

Интроверсия относится к предпочтению внутреннего мира, созерцанию, реагированию на контакт с другими.

«Строго говоря, нет интровертов и экстравертов в чистом виде, а есть только интровертные и экстравертные функциональные типы». — Карл Густав Юнг

Обнаружение — iNtuiting (S / N)

Ощущение относится к предпочтению воспринимать мир через факты, доказательства, данные и детали.

iNuiting относится к предпочтению восприятия мира через концепции, теории и абстракции.

Мышление — Чувство (T / F)

Способность принимать объективные решения на основе доказательств и применимых принципов определяется как мышление.

Чувство — это предпочтение принимать решения, основанные на ценностях и влиянии на людей, а не на логике.

Судейство — Восприятие (J / P)

Судейство — это предпочтение жить запланированной и организованной жизнью во внешнем мире.

Восприятие — это предпочтение спонтанной жизни с множеством возможностей во внешнем мире.

«Эти четыре функции чем-то похожи на четыре точки компаса; они столь же произвольны и столь же необходимы. Ничто не мешает нам сдвигать стороны света на столько градусов в одну или другую сторону или давать им разные имена … но в одном я должен признаться: я ни за что не стал бы отказываться от этого компаса в моем психологическом путешествии открытий. ” — Карл Дж. Юнг

Восемь психических функций в отношении

После того, как Юнг придумал четыре измерения для типов личности, Юнг заметил, что функция Восприятие и Оценка всегда использовались рука об руку с установками Экстраверсия, и Интроверсия.

Остальные четыре функции (ощущение, интуиция, мышление и чувство) в сочетании с двумя установками (экстраверсия и интроверсия) образуют восемь психических функций в отношении. Эти восемь психических функций были названы Юнгом и его восьмью типами . Эти восемь психических функций-установок — это функции, которые мы используем для адаптации к миру, и эти функции составляют ядро ​​теории психологических типов Юнга.

«Строго говоря, нет интровертов и экстравертов в чистом виде, а есть только интровертированные и экстравертные типы функций.»- Карл Густав Юнг

Функция-Отношение Определение
Экстравертное зондирование Относится к сбору сенсорного опыта и фактических данных из объективного мира.
Интровертное восприятие Относится к хранению фактических исторических данных и сбору сенсорного опыта из субъективного мира.
Экстравертная интуиция Относится к возможностям, образцам и значениям в объективном мире.
Интровертная интуиция Относится к средствам, образцам, символам и пониманию субъективного мира, которое приобретается бессознательно.
Экстравертное мышление Относится к применению логического порядка через построение структуры, принятие решений и организацию в объективном мире.
Интровертное мышление Относится к поиску понимания через логические принципы в субъективном мире.
Экстравертное чувство Относится к построению и поиску гармонии и согласования с другими через открыто выраженные ценности в объективном мире.
Интровертное чувство Относится к поиску гармонии и согласования личного поведения с глубоко прочувствованными ценностями и оценке такого явления по отношению к этим ценностям.

Примечание: Имейте в виду, что Extraverted всегда относится к Outward ad Active Focus, , тогда как Introverted всегда относится к Inward and Reflective Focus.

Теория интровертов и экстравертов Юнга

Личность относится к индивидуальным образцам мыслей, чувств и поведения, которые делают человека уникальным. В повседневной жизни мы встречаемся с разными личностями — сильными, харизматичными, непредубежденными, застенчивыми и т. Д.

Взгляд Карла Юнга на личность весьма проницателен; он писал, что то, что кажется случайным поведением, на самом деле является результатом различий в способах, которыми люди предпочитают использовать свои умственные способности.

Теория Юнга о типах личности показывает различные модели поведения и отношения. Используя теорию, вы можете глубже вникнуть в свой разум и понять свои мысли и чувства.

Отношения: интроверсия и экстраверсия

Согласно Юнгу, существует два взаимоисключающих отношения — экстраверсия и интроверсия.

«Кажется, что каждого человека больше вдохновляет либо внешний мир (экстраверсия), либо внутренний мир (интроверсия).”

Интроверту больше нравится внутренний мир мыслей и чувств, поэтому они будут видеть мир с точки зрения того, как он на них влияет. В то время как экстраверт больше чувствует себя как дома в мире объектов и других людей, и его больше волнует их влияние на мир.

Интровертам комфортнее жить одному и побыть одному. Они зависят от своего «времени» на перезарядку; они погружаются в свой внутренний мир и рискуют потерять связь со своим окружением или внешним миром.

Они также склонны к самоанализу и ограничивают свой круг общения.

Экстраверты, наоборот, активно вовлечены в мир людей и вещей; они социально активны и лучше осведомлены о том, что происходит вокруг них.

Им нравится быть частью групп, сообществ и возможных мест, где у них есть шанс пообщаться. Идея одиночества пугает их, оставляя отчужденными от их внутреннего «я».

Юнг отметил, что никто из нас не является полностью экстравертом или интровертом, но мы определенно связаны с тем или иным отношением.Во всех нас заложено бессознательное сознание, которое не всегда осознает чувства и мысли, но, тем не менее, эти чувства и мысли способны влиять на нашу жизнь.

Если вы возьмете экстраверта, вы обнаружите, что его бессознательное имеет интровертное качество, потому что все экстравертные качества проявляются в его сознании, а интровертное остается в бессознательном. (Юнг в McGuire & Hull, 1977, стр. 342)

Итак, если экстраверты разовьются, чтобы знать, как и когда привести свою бессознательную интроверсию в композицию, и аналогично, когда интроверты будут знать, когда внести свою бессознательную экстраверсию в композицию, они будут иметь власть над своим ментальным пространством, а не наоборот.

Например, экстраверты все время зависят от своего внешнего окружения. Но в жизни все мы сталкиваемся с ситуациями, когда решение наших проблем лежит внутри нас. В этой ситуации, если экстраверты научатся интроспективно, они спасут себя от множества тревог и беспокойства.

Точно так же интроверты слишком сильно зависят от своих мыслей и чувств. Было проведено много исследований, которые показывают, что интроверты подвергаются большему риску впасть в депрессию из-за их особой привычки изолироваться в трудные времена.

Здесь, если интроверт сознательно работает над активацией дремлющего качества экстраверта и решает говорить с людьми о своей проблеме, это может улучшить их ситуацию. Если ничего, у человека появляется другая перспектива, чем та, которая крутится в нашей голове.

Надо работать над выбором правильного отношения, соответствующего контексту ситуации. Иногда интроверсия более уместна; а иногда быть экстравертом — лучший способ справиться с ситуацией.

Если кто-то разработает гибкий подход к работе со своей личностью, то он не сузится из-за ограничений принадлежности к своему единственному типу личности.Продолжая эту линию теории Юнга, он сказал, что все мы думаем, чувствуем, ощущаем и переживаем мир по-разному.

Он выделил четыре основных психологических функции: мышление, чувство, ощущение и интуицию. Каждая функция может восприниматься интровертированно или экстравертно, и одна из функций является более доминирующей в каждом из нас.

Некоторые из нас зависят от мышления и чувств, а не от ощущений и интуиции. Понимание этой психологии может быть весьма полезным для понимания нашего мира и людей, которые влияют на наши мысли, чувства, чувства и наш внутренний голос.Давайте разберемся с восемью разными типами личности, используя приведенную ниже таблицу:

Как заметил Юнг, у каждого из нас один тип преобладает над остальными. Предположим, А и Б ожидают опасности в ситуации. Здесь А — логическое существо и управляется мыслящим отношением.

Он тщательно анализирует ситуацию и не находит вероятности опасности, что заставляет его принять логичное решение продолжить ситуацию. B, напротив, руководствуется интуицией, у него сильная интуиция относительно определенного наступления опасности.И поэтому он решает найти другие способы исправить ситуацию.

Идея состоит в том, чтобы понять, что во времена, когда мы сталкиваемся с динамическими ситуациями, здорово иметь динамическое состояние ума. Иногда логическое мышление имеет большее значение, чем удовлетворение запутанных чувств, тогда как в других случаях гораздо важнее верить в свою интуицию.

Вы можете использовать эти знания, чтобы лучше узнать себя и свои действия. Не ограничивайтесь одним конкретным состоянием ума или личности, лучше используйте свою свободную волю и свободу для формирования своей личности.

Не попадайтесь в ловушку загадки, поскольку вы по своей природе свободны быть тем, кем хотите быть; используйте эту свободу в своих интересах.

«Освободитесь от умственного рабства. Никто, кроме нас самих не может освободить наши умы.» ~ Боб Марли

Ссылки и источники изображений

Личность Карла Юнга
Интроверсия и экстраверсия Юнга
Экстраверт против интроверта
Разум интроверта Тип личности Юнга

MBTI Экстраверсия Юнга Интроверсия Различия Пара -16 Типы личности MBTI

Первая дихотомия исследует, как мы получаем энергию.В этой модели эти различия обозначены как E xtroversion ( E ) и I ntroversion ( I ).

Термины Экстраверт и Интроверт используются в другом смысле при обсуждении Индикатора типа Майерс-БриггсI®. Здесь Экстраверт и Интроверт относятся к тому, где люди сосредотачивают свое внимание, чтобы получить свою энергию — ВНЕШНИЙ или ВНУТРЕННИЙ мир. Это врожденное и врожденное предпочтение играет важную роль в развитии личности и играет важную роль в определении доминирующей функции человека.

Поскольку MBTI® не исследует поведение, вы не можете сразу увидеть какие-либо различия между теми, кто предпочитает Extraversion , и теми, кто предпочитает Introversion .

Экстраверсия (E) Предпочтение

  • Люди, предпочитающие экстраверсию, черпают энергию из внешнего мира взаимодействия и действий.
  • Они склонны сначала действовать, затем размышлять, а затем действовать дальше.
  • Предпочитает общаться посредством разговора.
  • Часто считается хорошими болтунами.
  • Бездействие, мысли и размышления, как правило, приводят к снижению энергии и мотивации, требуя взаимодействия с людьми и вещами для подзарядки.
  • Вы можете подумать о людях, которые предпочитают экстраверсию, например о солнечных батареях, поглощающих энергию из внешнего мира

Предпочтение интроверсии (I)

  • Люди, предпочитающие интроверсию, черпают энергию из внутреннего мира мыслей и размышлений.
  • Они склонны размышлять, затем действовать, а затем размышлять дальше.
  • Предпочитаю общаться письменно.
  • Часто считается хорошим слушателем.
  • Активность во внешнем мире имеет тенденцию приводить к снижению энергии и мотивации, требуя возможности для внутренней мысли и размышлений в более спокойной обстановке, чтобы подзарядиться.
  • Вы могли бы подумать о людях, которые предпочитают интроверсию, например, перезаряжаемые батарейки, которые подключаются к электросети, когда расходуются.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *