Зачем родителям семья: Для чего нужна семья человеку?

Автор: | 26.11.1972

Содержание

Для чего нужна семья человеку?

Человеку нужна семья по очень многим причинам. Никто не может усомниться в справедливости старой истины: «семья – ячейка общества!» Чем больше крепких, благополучных семей – тем крепче и сильнее все государство. И любовь к своему народу, к своей стране, начинается именно с любви к самым близким людям – маме и папе.

Семья основана на супружеском союзе или родственных связях, обусловлена отношениями взаимопомощи и взаимоответственности. Так для чего же нужна семья? Так ли она необходима в современном обществе? Эти вопросы актуальны как никогда, и дать однозначный ответ просто невозможно.

Семья играет огромную роль,  как в жизни отдельной личности, так и всего общества. Она обеспечивает человеку психолого-физиологический комфорт. В семье человек испытывает ощущение своей полезности и важности. Масса человеческих трагедий разыгралась в результате того, что человек не чувствовал себя необходимым кому-либо. Семья позволяет каждому осознать свою значимость и неповторимость. Чем больше востребованным и ценным чувствует себя человек, тем больше у него сил и рвения преодолеть одиночество. Каждый из нас хочет быть любимым и любить. А ведь именно любовь и избавляет человека от одиночества. Она дает возможность полного (не только сексуального) принятия человека. Общение в семье способствует согласованности действий супругов, направленных на достижение важных для семьи целей и задач. В ходе общения между собой супруги обмениваются важной только для них информацией, сопереживают друг другу, нравственно обогащаются. Духовное общение супругов очень тесно связано с интимным. Семейная жизнь дает возможность иметь постоянного и надежного партнера для половой жизни. Со временем у супругов возникает потребность иметь детей, стремление быть родителями. Данная потребность реализуется в формах материнства и отцовства. Воспитательная функция семьи невероятно важна и незаменима. Дети должны рождаться в браке. Без семьи не бывает детей, а главный смысл существования любого взрослого здравомыслящего человека – это дети. Каждый человек имеет цель в жизни, достичь которой очень непросто, не имея прочного фундамента. Семья как раз и является этим фундаментом и основой. То, что семья – это ячейка общества — не пустые слова. Благополучная семья – это благополучные дети, а благополучные дети сегодня – это благополучное общество в будущем.

 

Подготовила Галина Михальченко

(по  материалам  Интернета)

Роль родителей в формировании личности ребёнка

Давыдовская Н.А.
Врач-невропатолог,
кандидат психологических наук,
лауреат премии М.Ломоносова

«То, что в детстве с нами обращаются определенным образом,
определяет наше представление о будущем и взаимодействие с
нашим взрослым миром»
В. Вульф /4/
«По сути дела, родители – это те же дети, они живут рядом со своими родителями (теперь бабушками и дедушками), которые по – прежнему учат их, как жить»
В. Сатир /8/

Семья и ее роль

Роль семьи в становлении личности человека первостепенна и неоспорима. В семье ребенок вначале осознает свое физическое окружение, познавая с помощью всех органов чувств окружающий мир, наполняет свой разум образами близких людей, предметов, явлений природы и связанных с ними переживаний. В семье ребенок получает удовлетворение базовых потребностей /7/, усваивает ценностные ориентации, культурные и национальные традиции. В идеале и первый духовный опыт ребенок получает в семье: в форме религии или отношения к природе.

Ребенок – это творение родителей. Важно, чтобы родители осознавали это и воспринимали воспитание как творческий процесс.

Семья – это вселенная для ребенка, а родители – как два солнца в ней. Каждый младенец и маленький ребёнок должны почувствовать себя центром вселенной, по крайней мере, на какое-то время (Heinz Kohut). Хайнц Кохут фокусировал внимание на «отражении», при котором младенец смотрит на мать и видит своё «я» отражённым в её радостном взгляде. Так ребёнок чувствует свою самоценность. Второй нормальный процесс – «идеализация», которая начинается с узнавания ребёнком своего родителя или другого любимого человека. Ребёнок нуждается в идеализированном образе родителя, который соответствовал бы эталону родителя, заложенному в генетической памяти. Позитивные образы отца и матери во внутреннем мире ребёнка – основа психики и залог здоровья. «Да, личности отца и матери формируют первый и, очевидно, единственный мир человека, пока он маленький ребенок», – пишет К.Юнг. /1/

Образы родителей доминируют в сознании ребенка, во многом определяя характер его взаимоотношений с людьми и социальное функционирование в течение всей жизни, оказывая влияние на психическую стабильность и телесное здоровье. Родительские образы включают, с одной стороны, лично приобретённый образ собственных родителей, а с другой – родительский архетип. Эти архетипы – первообразы Отца и Матери – обобщенные образы всех матерей и отцов прошлого, которые заложены в бессознательном ребёнка. «Эти самые обычные и вечно повторяющиеся реальности создают мощные архетипы, постоянную деятельность которых можно по-прежнему непосредственно распознать повсюду даже в наше полное рационализма время»./2/ Родительские архетипы (первообразы) включают позитивный и негативный аспекты.

Углубленные размышления К.Г. Юнга о роли родительских образов /1/ приводят к выводу, что проекции первообразов Отца и Матери (архетипов) играют важную роль в становлении и стабилизации психики человека.

Образы родителей и их значения

Восприятие ребёнком своих родителей меняется в различные периоды жизни, соответственно, и образы их претерпевают изменения. Рассмотрим динамику формирования родительских образов в разные возрастные периоды: период раннего детства, период полового созревания, период взросления и период утраты родителей.

В раннем детстве, когда сознание ребенка еще развито слабо, родители (в первую очередь, конечно, мать) воспринимаются в более или менее бессознательном состоянии, архетипически. 

Мать – это источник благоденствия, расслабления, стабильности, по сути – источник жизни, а отец – динамичный, властный, олицетворяет защиту и побуждает к действию. Образы конкретных родителей фрагментарны в восприятии маленького ребенка. «Постоянное присутствие матери сливается с каждым моим воспоминанием. Ее образ неразрывно соединяется с моим существованием, и потому он мало выдается в отрывочных картинах первого времени моего детства, хотя постоянно участвует в нем», – написал С.Т. Аксаков в своем произведении «Детские годы Багрова – внука».

Проецирование в раннем детстве архетипов Отца и Матери на своих родителей объясняет идеализацию родителей (мама – самая красивая, а папа – самый сильный) и чрезвычайную чувствительность ребенка к несоответствию между бессознательным идеалом и реальными родителями. И чем больше поведение родителей противоречит их воспитательным установкам, тем противоречивее образы родителей в сознании ребенка, тем большая опасность для него возникновения невроза и соматических заболеваний. Образы родителей формируются в сознании ребенка через органы чувств в непрерывном пространственно-временном континууме, поэтому не так важно, что родители рекомендуют, а важно как они поступают сами. Следовательно, более зрелые и любящие родители являются объектами адекватного проецирования архетипов Отца и Матери и залогом психологического и соматического благополучия ребенка. Восприятие ребенком таких родителей сопровождается гаммой положительных эмоций, а формирование родительских образов происходит под влиянием преимущественно позитивной проекции архетипов Отца и Матери.

В последующей жизни архетипические образы Отца и Матери уступают индивидуальным образам конкретных родителей, но в бессознательном они остаются могущественными первообразами, которые обнаруживают свое влияние в течение всей жизни. С развитием индивидуального сознания уменьшается важность родительской личности, теряется чувство непосредственной связи и единства с родителями. В идеале «из образа родителей выделяется архетип взрослого человека, образ мужчины, каким его с давних времён знала женщина, и образ женщины, который тысячелетиями носит в себе мужчина» /2/. Взаимное проецирование этих архетипов делает возможным создание семьи, но родительские образы могут оказывать влияние на выбор конкретных носителей проекции мужского и женского начала. Доминирование родительского образа обнаруживается, если при выборе любимого человека решающим фактором было позитивное или негативное сходство с родителями /2/. Когда в семье появляются дети, мужчины и женщины осваивают роли отца и матери и, в свою очередь, становятся воплощением первообразов Отца и Матери для своих детей. Теперь они – взрослые люди. Образы их родителей связаны с конкретными родителями, а архетипы стабилизированы проекцией: архетипа Матери – на семью, церковь, природу, вселенную, архетипа Отца – на закон, общество, нацию. Эта динамика сохраняется, пока родители живы, и меняется, когда родители уходят. В периоде горевания исчезают остатки относительной инфантильности, укрепляется позиция взрослого и родителя своим детям. Образы ушедших родителей очищаются от житейского налета, вновь идеализируются, погружаются в бессознательное и, возвращаясь к первообразам, приобретают свойства символа.

Положительные родительские образы – символы родителей помогают стабилизировать психику индивидуума в трудных жизненных ситуациях. Оживляя в памяти положительно окрашенные символы, человек бессознательно активизирует сопутствующую им положительную энергию.

Отрицательный образ родителя и его влияние на психику ребенка

Иначе складывается динамика родительских образов в сознании человека, воспитанного родителями, которые были невротизированы, испытывали страхи, гневались, манипулировали близкими, проявляли лицемерие, безнравственность, беспринципность, а свою незащищенность компенсировали отчужденностью или тиранией в семье. Такие родители становятся источником страдания для ребенка, даже если и «по-своему» любят его. Отрицательные эмоции от общения с такими родителями становятся причиной создания отрицательных их образов в разуме ребенка. К.Г. Юнг высказался однозначно: «Всегда, когда маленький ребенок демонстрирует симптомы невроза, не стоит терять много времени на исследование его подсознания. Нужно начать исследование в другом месте, в первую очередь у матери, ибо родители, как правило, являются или прямыми источниками неврозов у детей, или, как минимум, важнейшей составной частью этого источника» /1/.

В таких случаях индивидуальные образы конкретных родителей формируются под влиянием, в основном, отрицательного аспекта архетипа Отца или Матери – в расщепленном варианте. И теперь реальные родители воспринимаются только через призму отрицательного родительского образа. Позитивный аспект родительского образа остаётся в бессознательном и может быть спроецирован на кого-то из родственников, или на чужого человека, проявившего интерес и сочувствие к ребенку, или на группу лиц, или на домашних животных. Отношения с родителями в таких случаях осложняются из-за проекции на них отрицательных чувств, возможны побеги из дома, бродяжничество, проявление агрессии. Социализация такого ребенка крайне затруднена. В других случаях ребенок может замкнуться на себе, создать свой собственный мир. Тогда он формально общается с близкими, проявляя конформность и чудеса манипуляции. Проекции архетипов, осевшие в личном бессознательном ребенка, при слаборазвитом детском сознании оживляют бессознательные процессы, наполняя их энергией. Клинически у ребенка это может проявиться переоценкой своей личности, пренебрежительным, презрительно-снисходительным отношением к родителям, которые не вызывают у него уважения, высокомерием, безудержным фантазированием с элементами сказок, мифов, иногда космического содержания, и, конечно, девиантным поведением, когда отрицательные образы значительно оживляют архетип тени. Повзрослев, такой человек весь негатив и подавленную агрессию, накопленные в родительской семье, бессознательно проецирует на окружающий мир, окрашивая вселенную в мрачные тона. Индивидуум испытывает неуверенность в себе, безотчетный страх перед незнакомыми людьми, администрацией и силовыми структурами, недоверие к окружающим людям и бессознательно занимает оборонительную позицию в обществе. Отрицательные эмоции вызывают напряжение в нервной системе и приводят к психосоматическим заболеваниям.

Схема функционирования родительских образов в разные возрастные периоды помогла мне ретроспективно проанализировать случаи из моей врачебной практики.
Примером может служить следующее наблюдение: пациент С., 22 лет, обратился ко мне как невропатологу с жалобами на постоянную головную боль, внутреннее напряжение, резко выраженную раздражительность, возбудимость, тревожность и ощущение, что незнакомые люди на улице проявляют злобность по отношению к нему: «косо смотрят», что вызывает желание вступить в драку.

Объективно выявлены эмоциональная и вегетативная неустойчивость, повышенная потливость, покраснение лица, груди при эмоциональной нагрузке, дрожание рук, повышенное артериальное давление.

С. пришёл в сопровождении матери. В отношениях сына и матери была заметна напряжённость. В дальнейшей беседе обнаружилась агрессия по отношению к родителям. В детстве они, желая видеть его отличником, наказывали за плохие оценки и заставляли делать уроки до 4-5 часов утра. А теперь, когда он самостоятельный человек и сам зарабатывает себе на жизнь, родители продолжают контролировать его поведение, устраивают скандалы (особенно мать), если он задерживается, даже если предупредил об этом по телефону. В последние 2 года неоднократно в драках получал травмы головы без потери сознания.

Было проведено лечение сосудистыми препаратами и психотерапия, оказавшее положительный эффект. Пациент с удивлением заметил, что перестал ощущать агрессию со стороны окружающих людей и свободно чувствует себя в обществе. Исчезли головная боль и внутреннее напряжение, уменьшились эмоциональная и вегетативная неустойчивость, нормализовалось артериальное давление.

У взрослых при сформированных отрицательных родительских образах позитивный аспект родительского образа бессознательно проецируется на авторитеты, на лиц, старших по возрасту или служебному положению, вместе с неоправдавшимися в родительской семье ожиданиями любви, эмоциональной поддержки, одобрения, похвалы, что может стать основой зависимого поведения с манипуляциями и угодничеством.

При резко выраженном разобщении с близкими людьми и оживлении архетипа тени в бессознательном, архетипы Отца и Матери могут быть спроецированы на асоциальных личностей и криминальные авторитеты. Такой индивидуум обретает силу и уверенность в рамках сомнительного «братства», и находится в оппозиции к обществу и закону.

Влияние родительского комплекса на будущие поколения

Когда мужчина и женщина с проблемными родительскими образами в разуме создают семью, они могут бессознательно проецировать на своих супругов или их родителей позитивный аспект родительского образа вместе с бессознательными ожиданиями идеального отношения к себе, но переносят в новую семью модель своего поведения в родительской семье. Эта бессознательная противоречивость становится источником напряжения во взаимоотношениях и основой конфликта. В других случаях отрицательный родительский образ проецируется на супруга (супругу) или его (её) родителей. Часто такой перенос проекции способствует идеализации собственных родителей, что поддерживает инфантильность индивида.

Бывает, что мужчина, лишенный в детстве материнской любви и ласки, может бессознательно проецировать идеальный образ матери на жену, обнаруживает инфантильное поведение и даже испытывает неприязнь к своему ребенку, бессознательно ревнуя его к матери, как это нередко происходит со старшим ребенком в семье по отношению к младшему. 

Женщина, которая была лишена в детстве эмоциональной близости с матерью и испытывала большую привязанность к отцу, создавая семью, может проецировать на супруга не только мужское начало, но и идеальный образ отца, что может стать причиной сексуальных нарушений и эмоциональной зависимости. У лиц, имевших в детстве конфликтные отношения с родителями противоположного пола, отрицательный аспект мужского или женского начала (анимы или анимуса) проецируется в его личное бессознательное, что приводит к внутреннему конфликту, скрытой или явной неприязни к лицам противоположного пола, конфликтным отношениям в семье или к частой смене партнера в поисках идеала/2/. Известно, что став взрослым, индивидуум часто проявляет качества того родителя, с которым был в конфликте в детстве (явном или скрытом) и чей образ был более значим для него. Мужчина, который в детстве защищал мать от побоев отца, в роли мужа избивает свою жену. Женщина, страдавшая в детстве от эмоциональной сдержанности своей матери, в роли матери отказывает в ласке и похвале своему ребенку. Теперь и это поколение родителей не может быть адекватным объектом проецирования архетипов Отца и Матери для своих детей, что способствует формированию отрицательных родительских образов в их разуме. Кроме того, возможно наследование ребенком отрицательного родительского образа и тогда достаточно даже однократного злоупотребления родительской властью (ведь идеальных родителей нет), чтобы этот ребенок стал воспринимать родителя только через призму отрицательной проекции. Таким образом, родительский комплекс передается из поколения в поколение /2/.

К.Г.Юнг в лекциях, прочитанных в Лондоне в мае 1924г., приводит множество ярких и убедительных примеров, когда родители бессознательно становились причиной неврозов у своих детей, а дети бессознательно перенимали негативные установки своих родителей или являлись объектами бессознательных родительских проекций мужского и женского начала /1/.

Утрата родителей: что меняется?

Индивидуумы с родительским комплексом психологически относительно стабильны, пока родители живы. Негатив в разуме, связанный с отрицательным родительским образом, проецируется на конкретного родителя и конфликт осознаваем. При утрате родителей их образы погружаются в… «иной мир» коллективного бессознательного, где они продолжают иметь ту же дезинтегрирующую склонность к образованию проекций, что и раньше»(1). Конфликт продолжается, но уже не осознаваемый. Стабилизирующим фактором остается бессознательная проекция позитивного аспекта родительского образа на значимых для индивидуума лиц из своего окружения. В случае, если конкретные носители этой проекции будут вести себя по отношению к индивидууму также, как его собственные родители (что естественно, так как они не знают о возложенных на них ожиданиях и не собираются им соответствовать), или индивидуум внезапно разочаруется в своем кумире, или потеряет его, может наступить острая дезинтеграция личности по типу психоза, или продолжительная депрессия, или психосоматическое заболевание. «Как при внезапном растворении такой проекции, так и при внезапном впадении в безотцовщину, в состояние сиротства, можно в отдельных случаях получить опасные последствия из-за внезапной активации бессознательного, всегда сопровождающего это впадение» /1/.

Примеры из моей практики.
Пациентка З., 38 лет, выросшая без отца, многодетная мать, с обожанием относилась к своему супругу, который был старше нее на 25 лет, преданно ухаживала за ним, когда он болел. После его смерти, потеряв опору, впала в депрессию, и через 2 года представляла собой жалкую, седую, резко постаревшую женщину, вся жизнь которой осталась в прошлом.

Пациентка С., 49 лет, домохозяйка, мать сына – инвалида, после трагической гибели своего супруга обращалась к врачам с многочисленными жалобами на здоровье и производила впечатление растерянного ребёнка. Лечение оказалось безуспешным, прогрессировали заболевание почек, дегенеративные изменения сетчатки глаз, депрессивный синдром. Через 2 года пациентка потеряла зрение и получила инвалидность I группы.

Пациентка Т., 50 лет, в детстве долго болела после смерти матери, а в юности – после смерти бабушки. Ухудшение здоровья наступило в 43 года после смерти свекрови. В возрасте 46 лет, после смерти отца, с которым с детства была в конфликтных отношениях, ее самочувствие резко ухудшилось из-за прогрессирующей недостаточности мозгового кровообращения с поражением сетчатки глаз и снижением зрения. Была физически ослаблена, эмоционально подавлена. Увлеклась психологией и почувствовала опору в ведущей семинаров. В течение года состояние здоровья значительно улучшилось. В 49 лет, разочаровавшись в своем кумире, перенесла эпизод дезинтеграции личности с кратковременным регрессом в 5 летний возраст (когда была жестоко наказана отцом без объяснения причин). Произошёл доступ энергии из бессознательного по типу «Кундалини», с активизацией архетипа самости, ощущением единства с божественным источником, спонтанными эпизодами трансперсональных переживаний. Пациентка сохраняла связь с реальностью и воспринимала происходящее с ней как «внутренний исцеляющий процесс». В течение 7 дней кризоподобно реализовался «целебной компенсаторный эффект», «реализация самости», «процесс индивидуации», описанный К.Г. Юнгом/1/, с восстановлением саморегуляции организма и спонтанным излечением от ряда психосоматических заболеваний. В дальнейшем произошли положительные изменения в жизни и творческий подъем.

В случаях затянувшейся после подросткового возраста проекции архетипов Отца или Матери на конкретных родителей взросление индивидуума нарушается. Образ матери, реже отца, доминирует в сознании человека настолько, что он не способен создать собственную семью, а при потере родителей впадает в депрессию или заболевает физически.

Франсуа Мориак в повести «Матерь» так охарактеризовал это состояние: «стоило угаснуть материнскому солнцу, и сын оказался вращающимся в пустоте – планета, сбившаяся с орбиты».

Пример из практики: пациентка К., 50 лет, не создавшая собственной семьи, жила с заботливыми родителями. Смерть матери пережила адекватно, а после смерти отца в течение 6 месяцев находилась в депрессивном состоянии с психомоторной заторможенностью, затем стала возбужденной, многословной, суетливой, с трудом справлялась со служебными обязанностями. Периодически получала лечение и освобождение от работы в связи с повышением артериального давления. Через год её психика стабилизировалась, улучшилось физическое состояние. Вероятно, положительное влияние оказало расширение контактов с родственниками. Этот пример ценнен для меня тем, что я непосредственно наблюдала, как в течение года роль позитивной принимающей матери в некоторой степени взяли на себя коллеги по работе. Их молчаливое сочувствие, эмоциональная поддержка и подстраховка в выполнении должностных обязанностей немало способствовали выздоровлению их страдающей коллеги.


Предложенный обзор динамики родительских образов позволяет представить проявление родительского комплекса у индивидуумов, воспитанных в неполной семье или в детском доме.

Необыкновенная девочка

Случай из моей практики, который дал мне дополнительный материал к этой статье: Л. 12-и лет стала настолько истеричной и агрессивной, что была отстранена от занятий в школе. Поведение ребёнка расстроилось после ухода из семьи отчима. Л. его очень любила, считала отцом и нуждалась в нём. Отчим хорошо относился к девочке и не отказывал в общении, но родные Л. стыдились, что она «бегает к неродному отцу и надоедает ему».
Мать Л. была занята на работе в течение дня, а за детьми присматривали две бабушки. Дети раздражали обеих бабушек, из-за чего у них были конфликты между собой и с матерью детей (у Л. был младший брат).

Мое общение с Л. продолжалось около 3-х месяцев. Она охотно посещала сеансы психотерапии. Я понимала, что ребенок психологически очень пострадал. Во-первых, Л. была покинута родным отцом в раннем детстве, во-вторых, оставлена отчимом, на которого она проецировала архетип отца. Роль мамы выполняют бабушки, которые относятся к ребёнку негативно. Идеализированная мама фактически отсутствует, а негативная мама – рядом, т. е. налицо расщепление материнского образа: негативный аспект проецируется на бабушек, а позитивный аспект вытеснен в бессознательное. Отрицательный родительский комплекс активизировал архетип тени, что стало основой девиантного поведения. Учитывая напряженную обстановку в семье, я сознательно расширила границы общения, предложив девочке между сеансами звонить мне в любое время, если у нее возникнет такая потребность. Л. с энтузиазмом восприняла это предложение. Она часто звонила мне и даже приходила в мой кабинет, если ей хотелось пообщаться: «сообщить умные мысли», как она говорила. Я ей купила красивую тетрадь и попросила записывать в нее эти умные мысли. Она охотно выполняла эту инструкцию, а потом мы вместе с ней размышляли над этой информацией.
Расширение общения было односторонним. Я ей не звонила, не контролировала ее поведение, а наблюдала за тем, как постепенно повышались самооценка и ощущение значимости у ребенка. Переломный момент в психотерапии произошел спонтанно. Ко мне в кабинет зашла коллега-врач. Она увидела рисующую девочку и спросила с улыбкой, кто такая эта девочка. Я ответила, что мы обсуждаем с ней сложные жизненные вопросы. «Это что, такая девочка необыкновенная, что ты с ней возишься?» – спросила коллега. «Да», – подтвердила я. «Стала бы я возиться с ней, если бы она не была такой необыкновенной».

Девочка подняла голову от рисунка, вскочила и со слезами на глазах бросилась ко мне на грудь. «Вы правда считаете, что я необыкновенная?» – спросила она со страстью. «Конечно», – ответила я, приобняв ее, – «я считаю, что ты необыкновенная и очень способная». Лицо Л. засветилось от радости.

И вот наступил день, когда Л. зашла ко мне в кабинет со значительным выражением лица и задала вопрос: «Как вы считаете, может один человек с помощью добра помочь другим людям стать добрыми?». Я высказала предположение, что, видимо, она представляет, как это сделать. Девочка стала увлеченно рисовать. Она нарисовала квадрат, в правом нижнем углу обозначила кружочком и солнцем доброго человека, а по остальным углам квадрата обозначила кружочками недобрых людей. «Добрый человек может поделиться добром с этими людьми», – сказала она и нарисовала солнышки над кружочками, обозначавшими недобрых людей. «Когда все люди добрые, это – счастье», – сказала она и нарисовала в центре квадрата солнце. Л. была очень довольна проделанной работой и решила, что эта картинка навсегда останется с ней – в душе. Это было наше последнее занятие. Она пришла еще раз, чтобы подарить мне нарисованную ею картинку – цветок розы. Л. вернулась в школу и успешно закончила учебный год. Мне она больше не звонила. Через месяц она принесла книгу, которую я давала почитать ее бабушке. Девочка выглядела уверенной и независимой. Она больше не нуждалась в моей поддержке.
Судя по символике последнего рисунка, девочка интегрировала позитивный образ отца в виде солярного символа (солнце – один из символов архетипа Отца). Активизации позитивного аспекта материнского образа способствовала взятая мною роль принимающей, хорошей мамы. Расщепление родительских образов – внутренних родительских объектов – было устранено, связь с архетипами Отца и Матери адекватно восстановлена. Изменилась внутренняя реальность ребёнка. Образы родителей стали человечнее, что помогло Л. принять своих близких такими, какие они есть в реальности. Восстановилось душевное равновесие девочки и кризис был преодолен.

Влияние родителей и связанных с ними переживаний на становление личности существенно дополняется генетическим наследованием, врожденной способностью к образованию комплексов.

«Поэтому родительский комплекс есть не что иное, как проявление столкновения между действительностью и непригодным в этом смысле свойством индивида. Следовательно, первой формой комплекса должен быть родительский комплекс, потому что родители – это первая действительность, с которой ребенок может вступить в конфликт» /2/. Ст. Гроф, посвятивший свою жизнь исследованиям сознания и бессознательного, соглашается, что оскорбления, травмы, недостаток любви в младенчестве и детстве влияют на развитие ребенка, но большое значение он придает травме биологического рождения /6/. Но как бы глубоко в трансцендентном прошлом ни находились истоки родительского комплекса, проявляется он в настоящем конкретных родителей и детей. В идеале индивидуум может приобрести мудрость в зрелом возрасте, увидеть родительские ошибки своих взрослых детей, ретроспективно осознать собственные комплексы и простить своих родителей. Но такое «изживание» родительского комплекса отдельной личностью не меняет ситуации в целом. Как правило, зрелость родителей не наступает к моменту появления у них детей, и родительский комплекс в той или иной степени выраженности широко распространен в нашем обществе. «Конечно, невозможно, чтобы у родителей не было никаких комплексов. Это было бы сверх человеческих возможностей, но родители должны с ними бороться, хотя бы ради детей» /1/. В настоящее время эта рекомендация К.Юнга вполне осуществима.

Как может помочь психотерапия?

Психотерапия способствует переработке отрицательной информации во внутреннем мире человека с постепенной интеграцией содержаний бессознательного, включая родительские образы.

Невозможно изменить свое реальное прошлое и прошлое своих родителей, но можно принять образы родителей в Высшем потенциале, в соответствии с эталоном, заложенном в генетической памяти, почувствовать в процессе психотерапии их любовь и близость. В ходе психотерапевтической работы происходит «починка» родительского образа во внутреннем мире за счёт позитивной части архетипа. Этот позитивный аспект помогает трансформировать отрицательный родительский образ и тем самым освободиться от сопутствующих отрицательных эмоций.
Психотравмирующее прошлое трансформируется в жизнеутверждающее настоящее, что позволяет обрести душевное равновесие, удивительное ощущение присутствия в этом мире «здесь и сейчас», способствует улучшению саморегуляции организма и излечению от психосоматических заболеваний. Позитивный душевный настрой родителей – основа гармоничных отношений в семье, необходимых для воспитания ребёнка. 

Родители – творцы, являясь живым воплощением архетипов Отца и Матери для своих детей в раннем детстве, вносят неоценимый вклад в формирование внутренней вселенной своего ребенка и закладывают основу психологического здоровья для последующих поколений. Самой природой на родителей возложена основная ответственность за воспитание и становление личности своего ребенка. Родителям важно иметь понятие о структуре разума, о динамике формирования родительских образов в разуме ребёнка, осознать значение детской бессознательной проекции на них первообразов – архетипов Отца и Матери и насущную необходимость соответствовать этой проекции. Родителям важно осознавать, что психологические проблемы ребёнка являются индикаторами психологических проблем самих родителей.

Семьи, имеющие психологические проблемы, в настоящее время могут получить квалифицированную психологическую и психотерапевтическую помощь. Кроме работы с психологом – психотерапевтом, в настоящее время широко используются аппараты для гармонизации структур головного мозга, имеющих отношение к долговременной памяти и эмоциям. Приятная процедура биоакустической коррекции (БАК) или аппаратная методика БОС (биологически обратная связь) позволяют устранить эмоциональное напряжение в подкорковых структурах. Это способствует восстановлению саморегуляции организма и излечению от невроза и ряда психосоматических заболеваний.

Статья расчитана на широкий круг читателей, включая психологов, педагогов, врачей.

Список литературы:
1. К.Г. Юнг. «Божественный ребенок» Москва. Олимп, 1997г. стр. 23, 19-59(55), 89-99(91), 206.
2. К.Г. Юнг «Проблемы души нашего времени» Изд. «Питер», Санкт- Петербург Москва – Харьков – Минск 2002г., стр. 105-106, 14, 149-158 (157), 254-257.
3. Карл Юнг. «Избранное». Изд. «Попурри», Минск, 1998г., стр. 109, стр. 171-184.
4. В.Вульф «Танец жизни». М.Ю. Ассоциация «Холодинамика», РОО НМО «Творчество», 1998г., стр. 21,33,120,123.
5. Фритьоф Капра. «Уроки мудрости». Издательство трансперсонального института, Москва. AirLand, Киев, 1996г.
6. Станислав Гроф. «Космическая игра». Исследования рубежей человеческого сознания. Издательство трансперсонального института, Москва, 1997 г.
7. Абрахам Маслоу. «Новые рубежи человеческой природы». Изд. «Смысл». Будапешт-Москва, 1999г., стр.186-191.
8. Шэрон Лойшен «Психологический тренинг умений». Школа Вирджинии Сатир. Изд. «Питер». Санкт – Петербург — Москва – Харьков – Минск 2001г., стр. 22.

Зачем нужна семья? Родители? Отвечают подростки из самых разных социальных слоев. Часть 2. | Блог подростков. Опасный возраст

Елизавета С., 13 лет :

Семья может быть оригинальной

Для меня семья – это место, где тебя понимают, дают высказаться. Человек начинается с семьи: она нужна, чтобы было с кем делиться своими радостями и горестями. Чтобы кто-нибудь мог поддержать и выслушать, помочь.

У меня своеобразная семья: оригинальная мама и необычная бабушка. Сколько я видела семей, ни у кого нет такого устройства. В обычных семьях все спокойно и серьезно: строгие папы и добрые мамы. А у меня…. У меня семья очень веселая: все могут посмеяться друг над другом. Мама долгое время работала в рекламной сфере, у нее очень оригинальное мышление. Она всегда делала что-нибудь необычное: рисовала забавные визитки, делала наброски рекламных щитов. Но, все же, я для себя хочу полную семью: мама, папа, брат, сестра. Лучше близнецов. Конечно, дети нужны родителям: банально, но в том числе, для помощи по дому, присмотром за младшими. А с младшими, в свою очередь, весело: забавы, рисунки, — все это только возможно только, когда в семье не один ребенок.

Лена Ж., уже студентка, на момент интервью — 14 лет

Слышать от мамы: «Ты лучше всех»

Семья необходима для развития. С рождения она чему-то учит человека. Сначала банальным вещам – есть, ходить, говорить… Позднее именно благодаря родным мы приобретаем все свои самые лучшие внутренние качества. Семья поддерживает на пути к целям, дарит любовь.

Когда в семье есть любовь, маленький ребенок, а потом уже и взрослый человек это чувствует. В таких семьях родители всегда говорят «я тебя люблю», «у тебя все получится», «ты мой родной ребенок», «ты лучше всех». От мамы я слышу эти слова каждый день, от папы – нет. Но я знаю, что папа любит меня, просто он не высказывает этих чувств. Он не такой эмоциональный как мама. Папа может просто иногда потрепать меня по голове, взъерошить волосы.

Что должны родители детям, и чем им обязаны дети

Отношения между родителями и детьми – почти всегда серьезная проблема семейных отношений. Особенно, если это уже взрослые дети. К сожалению, каждого ребенка прямо с пеленок учат всему, кроме главного – быть хорошим родителем. И напрасно: трудные отношения детей с родителями – это всегда психологическая и душевная травма, могущая не только привести к серьезной депрессии, но и сломать, разрушить самый главный инстинкт – инстинкт самосохранения. И когда уже разрушены не только отношения между детьми и родителями, но и жизнь, уже нет смысла выяснять, что родители должны давать своему ребенку, а чем дети обязаны своим родителям.

Попытаемся понять, как должны родители воспитывать своих детей, и как обязаны дети выполнять свой долг перед родителями. Я не навязываю никому свое мнение и не утверждаю, что именно ТАК нужно понимать права и обязанности детей и родителей, это только мое мнение, и мои логические выводы. Я человек неверующий в общепринятом понимании этого слова, но чту общечеловеческие законы (которые принято называть христианскими) и руководствуюсь общечеловеческой моралью и понятием нравственности. Конечно, как и все, я не безгрешна, и допустила очень много ошибок в воспитании теперь уже взрослых своих детей и пока маленьких внуков. Тем более, осознавая это, думаю, что имею право написать эту статью и изложить в ней свое мнение по поводу взаимоотношений между родителями и детьми.

Давайте сначала выясним, как должны родители понимать свою роль в воспитании детей. В чем заключаются их обязательства по отношению к детям, и когда родители должны дать своим детям право на самостоятельные решения. Не будем касаться законов об отношениях между родителями и детьми, которые закреплены в Конституции и других законодательных государственных актах. Это не ставится под сомнение. Да, родители обязаны воспитывать своих детей и заботиться о них. Но: детях несовершеннолетних, или учащихся дневных учебных заведений, то есть, не имеющих собственного заработка.

Но и в этом случае надо четко понимать, что значит «забота» и «воспитание». Обычно родители видят в своем ребенке продолжение себя, свою маленькую копию, как возможность реализовать свои мечты и исправить ошибки свой жизни. Но дети – не родительские клоны! Каждый человек рождается со своим, уникальным набором генов, со своими собственными привычками, темпераментом, склонностями. Пусть даже похожие внешне «как две капли воды», на своих родителей, они содержат в себе генетическую информацию многих поколений, как со стороны матери, так и отца. И, по меньшей мере, глупо пытаться сделать из них себя, только «лучше, способнее, воспитаннее, образованнее…» Результат может быть совершенно обратным! Гены, как говорится, пальцем не выковырнешь, помните, как король из «Обыкновенного чуда» страдал от своих ужасных предков?

Это, конечно, шутка, но ведь известно, что в каждой шутке лишь доля шутки…

Есть и другие «привычки» родителей относиться к своим детям, как к очистителю от отрицательной энергии. Мы держимся на работе, «держа лицо» перед сослуживцами, сдерживаем себя в магазине, когда нам хамят, в транспорте… И, придя домой, выплескиваем на детей весь свой накопившийся за день негатив. Да еще приговариваем при этом: «ты должен, ты обязан, мы тебя родили, ты наш должник…»

Да ничего дети не должны своим родителям! Разве они просили, чтобы их родили? Разве могут выбирать родителей? Хорошо, если достались любящие и ласковые, а если наоборот? Чем они виноваты, что судьба родителей сложилась так, а не иначе? Чья вина в том, что рождение детей оказалось не вовремя, не к месту, или, вообще, случайностью? И за то, что родители когда-то недостаточно реально оценили свои возможности и последствия рождения детей, дети оказались перед ними в вечных должниках?

Дети – не бесплатные домашние рабы! Нет у них никакого долга по рождению перед родителями! Родители должны (и по закону, в том числе) заботиться и ухаживать за детьми, потому что рожают детей для себя, и не нужно требовать от детей вечного возврата долга. При такой постановке вопроса долг этот никогда выплачен не будет! А, значит, вечно связанный по рукам и ногам ребенок, даже вырастая, никогда не будет чувствовать себя свободным и независимым, он будет мыслить и действовать не по своему усмотрению и желанию, а с оглядкой на мнение родителей. А это неправильно. Прогресс в том и заключается, что каждое новое поколение должно быть более умным и развитым, более свободным в своем мышлении и сознании, чем предыдущее. И ДЕТИ ОБЯЗАНЫ быть умнее своих родителей, это закон природы. И навязывать детям свое мнение – значит, тормозить его развитие и толкать общество к регрессу.

И, может, именно поэтому подрастающие дети так стремятся вырваться из-под мелочной опеки, потому что подсознательно чувствуют, что родители не дают им развиваться, заставляя жить по своей указке, в соответствии со своими представлениями о жизни. Они, родители, по-прежнему живут понятиями прошлого, а их дети формируют понятие настоящего. И этот процесс бесконечен – дети детей также будут умнее своих родителей и значительно умнее дедушек и бабушек. Родители должны это понимать и давать своим детям право мыслить самостоятельно. Даже в самом раннем возрасте, совершая ошибки, чтобы потом, во взрослой жизни, не совершать ошибок больших, из-за неразвитости мышления и способности делать правильный выбор.

И еще немного о том, что должны родители. Родители – это обычные люди, которые имеют свой темперамент и характер. Помимо семьи, они живут еще и в обществе. Но вот в обществе мы ведем себя с другими людьми, учитывая их темперамент. С холериками и меланхоликами стараемся находиться как можно меньше времени, чтобы сохранить свою энергию. По этой же причине ограждаем себя от чрезмерного влияния энергетического вампира. А что же дома?

Разве дома энергетический вампир перестает быть таковым? Наоборот, если в обществе он еще сдерживается, то уж «при своих» отрывается на всю катушку, уверенный, что его поймут и простят. И понимают, и прощают. Или не понимают, и не прощают, и в этом случае семья распадается, супруги разводятся, а ребенок «развестись» с родителями не может ни в юном возрасте, ни в старости, когда все свойства характера обостряются и могут принимать болезненные формы. Он несет свой крест, считая себя вечным должником перед родителями за единый факт своего рождения, и дети обязаны терпеть и родительский эгоизм, и родительское хамство, и откровенные издевательства над собой. Так считают и родители, внушившие своим детям такое понимание «долга», и как будто испытывают свое дитя на прочность, пускаясь «во все тяжкие», требуя исполнения своих, иногда попросту, безумных и диких, прихотей, или требуя, чтобы выросшие дети жили только в соответствии с их представлениями о жизни. Как будто дети – это возможность родителей прожить свою жизнь заново, набело. А у детей есть своя жизнь, и ей они должны жить, а не жизнью родителей.

Вот так и получается, что из-за эгоизма родителей возникают вечные конфликты между родителями и детьми. И решить эти конфликты «мирным путем» почти никогда невозможно, только если кто-то не поступится, не пожертвует своим мнением в пользу другого. Почему-то чаще всего страдают дети. Наверное, в силу того, что с детства в них вбита мысль, что дети обязаны перед родителями своей жизнью.

А что же, у детей вообще нет обязательств перед родителями? Есть, и они очень четко прописаны в той же Конституции: дети обязаны содержать престарелых родителей, заботиться об их здоровье, помогать им в их немощности. И ни слова нет о том, что дети обязаны «слушаться» и подчиняться мнению родителей, если они достигли совершеннолетия и способны обеспечивать себя материально.

Да, большинство выросших детей сознают это, но не могут заставить себя вступать в откровенный конфликт и разрыв отношений со старыми родителями. Почему-то принято считать, что все старики – «божьи одуванчики», принимающие «на ура» любые знаки внимания своих детей. А это все те же люди обычного общества, в котором есть и меланхолики, поражающие все вокруг желчью и унынием, и склочники, и завистники, и те же энергетические вампиры. И с возрастом свойства характера и темперамента не изменяются, а лишь обостряются. Они требуют, настаивают, заставляют, угрожают, шантажируют… Все, как и в трудоспособном возрасте, но от недостатка общения – в более открытой форме. Поэтому не спешите наклеивать ярлыки на «черствых и бездушных» детей, отрекающихся от своих родителей. Все в жизни бывает. И родители бывают всякие, даже те, которые отрекаются от своих детей, выгоняют из дома, проклинают – только за то, что те посмели ослушаться родителей, отказавшись выполнять их прихоти.

Мы привыкли быстро красить весь мир в белый или черный цвет, не признавая полутонов и оттенков. И легко решаем чужие проблемы: если родитель отказался от взрослого ребенка – виноват родитель, взрослый сын порвал отношения с родителями – виноват сын. А вникать в чужие проблемы не хочется никому – своих хватает.

И взрослые дети помогают, ухаживают, заботятся, обеспечивают. В память о том светлом и добром, что дали родители, в память об их молодости и своем детстве. Несут свой крест, забывая об отдыхе, о полноценных выходных, отказывая себе в возможности жить собственной жизнью, принося в жертву свою семью, своих детей. Вот только преклоняться и уважать «по обязанности» они не могут.

Предвижу гневные проповеди по поводу моего «неправедного» мнения. Но давайте не будем лицемерами по отношению хотя бы к себе. Легко стоять на высокой трибуне и размахивать флагом гуманности, призывая к прощению и чувству долга. Легко любить, получая в ответ любовь и понимание, без вечных обвинений неизвестно в чем и обид неизвестно за что. Не всем достаются счастливые семьи, в которых царят мир, согласие, понимание и уважение чужих понятий и представлений о жизни. Не все понимают, что родители должны не только любить, но и уважать своих детей. И не все понимают, что дети обязаны ухаживать и содержать немощных своих родителей. И эти отношения между родителями и детьми должны основываться на взаимоуважении и взаимопонимании, и только по доброй воле. И тогда понятия «должны» и «обязаны» не будут ощущаться тяжким гнетом, а помощь предлагаться не по обязанности, а по велению сердца.

Зачем нам нужны дети? Размышления психолога о родительской мотивации

Зачем нам дети? Как правило, этот вопрос мы никогда себе не задаем. Более привычен вопрос «хочу я ребенка или не хочу?». Иногда бывает, что ребенок берет на себя решение быть и рождается, не спрашивая нашего согласия. Когда ребенок уже есть, мы не задаем вопрос, зачем он нам, мы просто живем и стараемся выполнять все наши родительские обязанности по мере своих сил и в соответствии со своей картиной мира.

Однако, на мой взгляд, взгляд психолога и мамы, этот вопрос очень важен. При этом далеко не всякая мама сможет внятно ответить на этот вопрос прежде всего самой себе.

Поправить здоровье, привязать мужа (жену), отделиться от семьи родителей, почувствовать свою взрослость и самостоятельность, показать своей маме (отцу), как правильно воспитывать детей, получить новый социальный статус родителя – все это довольно распространенные побудительные мотивы к рождению ребенка. Есть еще список причин, принятых в обществе, таких как: вырастить себе помощника, воспитать хорошего человека, дать ребенку образование. И еще принятое в христианстве: «женщина спасется через рождение детей».

Грустно констатировать этот факт, но ни одна из перечисленных причин не отражает ценность ребенка как такового. Ребенок является средством достижения наших родительских целей и в этом контексте уже в самом своем замысле не живет собственной жизнью…

Список ситуаций, когда рождение ребенка должно решить какую-то проблему родителей, можно продолжать очень долго. И конечно, мало кто из нас, родителей, признается себе в том, что ребенок очень сильно страдает от такого посыла в жизнь. Ребенок не должен решать задачи взрослого человека, он всего лишь ребенок и просто не способен на это

Мне захотелось написать эту статью, потому что в определенный момент я почувствовала, что уловила это «зачем?». Более того, мне кажется, что во многих родителях это есть (а может быть, даже в каждом), просто нам никто про это не говорит. Никто не рассказывает о том, какая причина самая важная, зачем стоит рожать и воспитывать ребенка. Ведь и нас в свое время рождали и воспитывали для решения каких-то родительских задач. И теперь нам трудно жить своей жизнью, и мы насыщаем ее проблемами и задачами своего ребенка, теряя свою жизнь и не давая ребенку определиться в своей.

Я полагаю, что нам нужны дети для того, чтобы разделить с ними жизнь. То есть не для того, чтобы дети могли решить наши важные проблемы и задачи, а для того, чтобы мы могли поделиться с ними своими переживаниями, сказать ему или ей: «смотри, вот это мир, я в нем живу, и он очень интересен». Показать росу на траве, рассказать о птицах, о дружбе, о любви. Нам важно передать другому свои чувства и переживания. Нам важно передать ребенку свои впечатления об этом мире. Здорово, когда эти впечатления и переживания позитивные, но и горести и беды нам важно проживать вместе, потому что мир только в этом случае будет восприниматься ребенком полноценно.

Если мы будем говорить о воспитании ребенка как о совместном проживании определенного куска жизни, у нас не будет чрезмерных ожиданий от нашего дитя, так нагружающих его детскую жизнь. А значит, и не будет бесконечных разочарований и обид. А значит, ребенок сможет реализовывать свой естественный потенциал, изучая и развивая себя.

Это не значит, что мы становимся пассивными и больше не водим ребенка на развивающие кружки. Нет, это значит, что мы ведем ребенка на кружок не для того, чтобы вырастить идеального танцора и почувствовать себя идеальной матерью, а для того, чтобы показать ребенку, что есть мир танца, и если ему или ей понравится этот мир, то он или она может посвятить часть своей жизни на развитие умения двигаться под музыку…

Анна Смирнова, психолог

Зачем приемные родители уходят в наставники — Российская газета

За последние десять лет большинство детей-сирот обрели семью и родителей. Как изменилось приемное родительство за последнее время? Повлияла ли пандемия на усыновление? Об этом наш разговор с автором и руководителем портала «Усыновите.ру» Арменом Поповым.

Армен, какие изменения произошли в приемном родительстве за последнее время?

Армен Попов: Сегодня происходит стремительная профессионализация приемного родительства. За последние годы более 140 тысяч детей ушли в приемные семьи. Но это не значит, что мы решили более 140 тысяч детских проблем. Дети ушли в семьи и принесли туда свои травмы, психологические проблемы. И часто родителям приходится сталкиваться с тем, о чем они и не подозревали. Вот здесь мы увидели множество вопросов: уровень подготовки родителей оказался недостаточно высок, родителей не готовят на должном уровне к возможным проблемам. Недостаточное количество служб сопровождения и недостаточное качество тоже играет свою роль. Они призваны помогать родителям в кризисной ситуации, но часто их или нет, или родители не хотят туда обращаться. Но сегодня выросла плеяда приемных родителей, которые становятся ресурсными, не только для себя и своих детей, но и для других родителей.

Мы разработали проект — «Институт коучинга приемных родителей», чтобы опытные родители могли быть наставниками для новичков или тем, кому сейчас нужна помощь. Они готовы поделиться своим жизненным опытом, но иногда им его не хватает, не хватает психологических знаний или знаний об искусстве медиации. Мы объявили набор на 150 мест, а к нам пришло почти 500 заявок. И это очень радует — мы попали в точку. Это значит, что таких родителей много, такие родители востребованы и такие родители хотят учиться. Мы надеемся, что проект станет новой историей приемного родительства.

Разве не проще позвать в родительские сообщества специалистов и поговорить с ними о проблемах?

Армен Попов: Да, у нас на сайте, благодаря поддержке Фонда президентских грантов проводится большое количество лекций и вебинаров со специалистами. Это и психологи, и юристы, и врачи. А также параллельно мы проводим вебинары приемных родителей. И тут оказалось, что запрос на встречи с опытными приемными родителями очень высок. Все просто — те, кто хочет, и так найдет лекции и другие источники, а вот встретиться с опытными приемными родителями и услышать их мнение, не везде можно. Поэтому, мы модифицировали цикл вебинаров и назвали его «Родители, прием». Родители здесь обсуждают самые разные вопросы — проблему выгорания родителей, опыт работы с ребенком с ортопедическими проблемами. Много запросов на тему — много детей, как быть?  Много запросов на тему родительских отношений. Тема эта очень сложная. Ведь, казалось бы, все делается во благо ребенка, но, если разрушится главная связка папа-и-мама, разрушится вся семья.

Вряд ли семья будет разрушена до основания, дети останутся с мамой…

Армен Попов: И здесь мы подходим к еще одной важной теме, которая стала настоящим открытием для нас — приемные папы. Мы давно привыкли к истории, что дети остаются с мамой, и что чаще всего инициатором приемного родительства выступают женщины. Папы обычно об этом не думают и даже не догадываются о том, что они могут стать замечательными приемными отцами.  Мы провели курс вебинаров «Клуб приемных пап» и расспросили их о том, как сложилась их история приемного родительства. Чаще такие интервью дают мамы, пап не видно и не слышно. Самое интересное, что основными слушателями клуба стали — женщины, они с большим вниманием слушают лекции о том, как должны складываться в семье отношения между родителями. Открытием для меня стала тема одиноких приемных пап. Самая драматичная история одиночества приемного папы, когда по какой-то причине умирает мама и папа остается один с детьми. И к его чести и достоинству, он не отказывается от детей и продолжает этот трудный путь в одиночку.

Но если бы мне пришлось выбирать между замечательным приемным папой и полной семьей, я бы отдавал ребенка последним. Представьте себе, девочка-подросток, ей мама не нужна? Необходима. Но наши папы справляются и вызывают бесконечное уважение. Они не устают повторять, мы не пример для подражания, для ребенка важна полноценная семья. И очень радует, что в большом количестве приемных семей начинает рождаться такое качество. И это очень важна тенденция последнего времени. Важно, что растут горизонтальные связи среди приемных родителей. Они уже не ломятся к чиновникам, требуя привилегий, но чаще общаются между собой и это становится само-организованным сообществом. Они знают, как решить проблему и знают куда обратиться, если не могут решить ее сами.

Благодаря поддержке Фонда президентских грантов нам в этом году удалось серьезно наполнить контент портала, развить раздел для специалистов, существенно развить раздел, помогающий кандидатам в приемные родители не только найти ребенка в банке данных, но и изучить опыт других приемных семей, получить массу полезной информации. А самое главное — помочь тем, кто принял уже ребенка, но кому важно повысить свою родительскую компетенцию или просто получить ответы на важные сейчас вопросы или получить помощь. И в будущем мы планируем серьезно развивать это направление. Если раньше название нашего сайта звучало как призыв — Усыновите точка ру — возьмите свое счастье домой. То теперь мы в шутку говорим — Усыновили точка ру. И давайте подумаем, как с этим счастьем нам жить?

Пандемия как-то повлияла на устройство детей в семью?

Армен Попов: С одной стороны она сильно усложнила процесс. Во время карантина было невозможно оформить документы, госучреждения были закрыты. В ряде регионов выявилась странная позиция местных властей — доступ в детские дома был запрещен даже тогда, когда сняли карантин. И это серьезно тормозило процесс устройства. В первую очередь, закрытость отразилась на детях — понятно, что ребенку в трудных обстоятельствах легче в семье, чем в детском доме.  Но тут надо отметить, что пандемия лишний раз доказала — где тонко, там и рвется. В тех детдомах, где работа с детьми и родителями была выстроена дружески, где хотели работать — там работа не прекращалась, люди находили какие-то новые способы существования.

Так было в Московской области, благодаря грамотной политике, более 90 процентов детей-сирот удалось на время карантина разместить в семьи. Это были и семьи сотрудников, и приемные семьи, которые согласились временно взять детей к себе. Там, где подход был формальный — детдома просто закрыли.

Вы общаетесь с приемными семьями всей страны. Как они пережили пандемию, ведь у многих из них более пяти детей.

Армен Попов: По-разному. Честно скажу, в нашей семье двое детей, и нам на карантине было непросто (смеется). И я боялся тревожить многодетных приемных родителей. Но, собравшись с духом, обзвонив многих, обнаружил радостную тенденцию — приемные семьи выдержали это испытание. Мы знаем, сколько браков распалось за время пандемии, сколько семей страдали от того, что оказались друг с другом в запертом пространстве. Но приемные семьи — очень крепкие союзы, для них карантин не стал неприятной историей. Более того, многие смогли взять еще детей и пережили все трудности с честью.

Справка «РГ»

Интернет-проект «Усыновите.ру» существует 15 лет. Когда проект запускался, в банке было 180 тысяч анкет детей-сирот. Сегодня — 41 тысяча. По словам специалистов, сейчас в банке данных остаются дети сложно-устраиваемой категории: дети с братьями и сестрами, дети-инвалиды и дети старшего возраста. Команда портала прикладывает все усилия, чтобы эти дети нашли своих родителей.

Около восьмидесяти процентов молодых людей в возрасте 18-20 лет не решаются жить самостоятельно — Российская газета

«Исполнилось 18 — вон из дома!» Министр государственного управления и инноваций Италии Ренато Брунетта высказал всю мир взбудоражившую идею, он предложил принять закон, который бы обязывал молодых людей старше 18 лет жить самостоятельно. Таким образом министр надеется покончить «с традицией маменькиных сынков» в Италии, подчеркивает корреспондент Интерфакс.

Мы решили выяснить, как проблема взросления решается в России. Когда детей пора отправлять в самостоятельную жизнь? И что мешает нашим детям стать взрослыми?

Провокация от министра

— В определенном смысле я могу показаться провокатором, — заявил Ренато Брунетта в интервью британской газете The Independent. — Однако все эти молодые люди думают, что они живут в бесплатной гостинице. В действительности же они платят свою цену. Родители сохраняют возможность контролировать их эмоционально, социально и финансово. И это лишает молодых людей свободы и шанса стать зрелыми.

Сам министр покинул родной дом в 30 лет.

— Я также был маменькиным сыночком. Пока мне не исполнилось 30, мама заправляла мою постель. И мне за это стыдно, — признался Ренато Брунетта.

Может быть, нам тоже нужен такой закон?

— У нас разные традиции и отношение к семье, — объясняет Лариса Паутова, директор проектов Фонда «Общественное мнение». — В Италии действительно присутствует такое явление, как «маменькины сынки». Дети живут в семье довольно долго, и зачастую холостого сорокалетнего мужчину бывает сложно женить, потому что мама не хочет его отпускать от себя. Я знала одного итальянского профессора, которому было за 40 лет и он по-прежнему жил с мамой, никак не мог жениться. У нас такие холостяки — анекдотический случай, а в Италии — распространенное явление.

Взрослая жизнь Кати Ивановой началась в 17 лет, когда она приехала в Москву из Тамбова и поступила на филфак МГУ.

— Ранняя самостоятельность прекрасна тем, что ты сразу учишься ни на кого не рассчитывать и совершать самостоятельные поступки, — говорит Катя, — и это, конечно, плюс раннего взросления. Но с другой стороны, мне ужасно не хватало общения с родителями и какое-то время было бы так здорово жить с ними вместе. Мне кажется, лучший возраст для взрослой жизни — это года 22-23.

Мужу Кати, Артему Иванову, повезло больше. Ему не пришлось уезжать из дома в 17, он считает, что из родительского дома нужно уходить вовремя, если не в 18, то хотя бы в 20.

— В нашей стране все способствует взрослению, — уверен Артем. — Ты вынужден принимать самостоятельные решения, иначе не выживешь. Найти хорошую работу, решить квартирный вопрос, ухитриться устроить ребенка в детский сад — все это очень помогает стать взрослым.

Я общался с нашими ровесниками за границей и могу с уверенностью сказать — российские дети взрослеют лет на десять раньше, — рассказывает он. — Они же продолжают быть оболтусами до 40 лет. Для них нормально задуматься о собственной семье в 35. И когда ты говоришь, что у тебя в 24 года уже есть жена, на тебя смотрят как на идиота, который из ясель сразу прыгнул в семейную жизнь. Зачем так рано, недоумевают они.

— В России действительно другая ситуация, — подтверждает Лариса Паутова. — Отправить ребенка в 18 лет в самостоятельное плавание мешает только квартирный вопрос. Рынок жилья у нас не такой широкий, как на Западе, квартплата очень высокая, аренда жилья тоже дорогая. Возможно, поэтому 66 процентов молодежи в возрасте от 16 до 26 лет живут с родителями. Для Запада это очень большой процент. И похоже, он имеет тенденции к увеличению. Ценность самостоятельной жизни велика, а возможности реализовать ее сужены.

Правило одной трети

Психолог Ольга Маховская подтверждает, сегодня действительно «увеличилось количество семей, где дети задерживаются и полагаются на поддержку родителей пожизненно».

— Если даже они уезжают, то в жилье, которое им «организовали» родители, — говорит она. — И этот инфантилизм касается и мальчиков, и девочек, правда, мальчикам это меньше прощается. То, что мальчиков в 18 лет забирают в армию, является неким обозначением, что в этом возрасте он уже физически и психологически готов к суровой самостоятельной жизни.

По мнению Ольги Маховской, независимость сегодня стала проблемной.

— Высокий процент уровня безработицы среди молодых специалистов, образование, которое становится все более дорогим, отсутствие гарантированных возможностей для серьезных продвижений без помощи семьи — конечно, все это удерживает. Родителям не хватает смелости и решимости, чтобы их подтолкнуть из родительского гнезда, а детям — уверенности.

— Другая теория, которая мне кажется небезосновательной, это «правило одной трети». Его суть в том, что эмансипироваться нужно, пройдя собственный путь до трети, а поскольку продолжительность жизни увеличивается, эта «треть» тоже увеличивается. То есть современные дети чувствуют в себе готовность жить отдельно лет с 25-27.

Многие современные родители опасаются, что затянувшееся взросление детей «посадит их на родительскую шею».

Владимир Михайлович Домнин, успешный менеджер, тщательно следит за жизнью своих тридцатилетних детей. Но в сложных ситуациях помогать им не торопится.

А вот Мария Десятова, мама четверых детей и заведующая кафедрой романской филологии Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, думает по-другому:

— Человек должен понимать, что семья — это поддержка. Лично мне родители помогают до сих пор. Не материально, но своим присутствием. У нас в семье есть поговорка — «дети — это на всю жизнь».

мнение

Борис Грачевский,

художественный руководитель киножурнала «Ералаш»:

— Я сам ушел из дома в 23 года, когда у меня родился ребенок. С 15-16 лет уже можно где-нибудь подзаработать. Это будут твои собственные деньги и ты будешь ими правильно распоряжаться. Например, пока моя дочка пользовалась моим мобильником, она могла бесконечно разговаривать с подружками, а как только завела свой собственный, разговоры стали очень короткими: «тын-тын-тын — до свиданья». Мы однажды были в Германии с сыном, он работал на концертах Мадонны, продавал какие-то майки, заработал двести или триста марок. А в 90-м году это было целое состояние. Он пошел и купил самые дорогие кроссовки. Мы с женой с ужасом смотрели, но он сказал: это мои деньги, я хочу потратить их так.

В каком возрасте дети уходят из дома

По данным Фонда «Общественное мнение», большинство 16-17-летних (94 процента) молодых людей проживают совместно с родителями. Около 80 процентов детей в возрасте 18-20 лет все еще не решаются жить самостоятельно. Родительский дом в возрасте 21-23 не покидают 62 процента юношей и девушек.

Почему родителям пора повзрослеть

Для современных семей пословица «еда — это любовь» могла бы быть более верной, иначе говоря: еда — это сила. Не так давно доктор Леонард Сакс был в ресторане и услышал, как отец сказал своей дочери: «Дорогая, не мог бы ты сделать мне одолжение? Не могли бы вы просто отведать кусочек зеленого горошка? Для многих это прозвучало бы как приличное или, может быть, даже изощренное воспитание — нежные уговоры сформировались как вопрос, чтобы заставить ребенка сотрудничать, не угрожая его автономии или создавая сцену.

Для Сакса, семейного врача и психолога из Пенсильвании, известного тем, что писал о развитии детей, ситуация олицетворяла нечто гораздо худшее: недавний крах родительских функций, который, по его словам, по крайней мере частично, виноват в том, что дети становятся полными, получают чрезмерные лекарства, проявляют беспокойство и неуважительно относятся к ним. себя и окружающих.

ДЛЯ ЗАПИСИ: доктор Леонард Сакс о крахе родительских обязанностей.
Вы задаете вопросы эксперту.

Ресторанная сцена — яркий пример того, как слишком часто взрослые уступают детям, потому что они отказались от родительской власти и потеряли уверенность в себе.Ими движет желание заботливо и уважительно воспитывать своих детей. Теоретически их намерения хороши, а их усилия впечатляют — сегодня мамы и папы пытаются воспитать своих детей, оказывая на них влияние; они также хотят доставить им удовольствие и избежать конфликтов. В действительности родители рискуют потерять первенство над своими детьми.

Обеденный стол — ноль. «Когда родители начинают уступать контроль своим детям, выбор продуктов питания часто становится первым, что сдвигается с мертвой точки», — пишет Сакс в своей новой книге « Крах родителей: как мы причиняем вред нашим детям, когда относимся к ним как к взрослым» .Такое правило, как «Нет десерта, пока не съешь брокколи», недавно превратилось в «Как насчет трех укусов брокколи, а потом можно есть десерт?» По словам Сакса, командование превратилось в вопрос, увенчанный взяткой. Ужин дома требует опроса детей относительно того, что они хотят есть; варианты могут включать жареный цыпленок с картофелем или куриные палочки и картофель фри. Вы можете сделать ставку на то, что они выберут. Итак, родители пересматривают условия: Как насчет картофеля фри из сладкого картофеля?

ПОДРОБНЕЕ О РОДИТЕЛЬСТВЕ: Ребенок без глютена: когда родители игнорируют науку

Родители в Северной Америке стали больше спрашивать своих детей, чем рассказывать им.«Это естественно, — говорит Гордон Нойфельд, видный ванкуверский психолог, цитируемый в книге Сакса. «Интуитивно мы знаем, что если мы будем применять принуждение, мы получим сопротивление». По его словам, этот подход подходит для тривиального выбора, например, цвета брюк. Но «когда мы консультируем наших детей по вопросам, которые символизируют заботу, как еда, мы ставим их на первое место». Это вызывает врожденную психологическую реакцию, и их инстинкты выживания активируются: «Они не чувствуют, что о них заботятся, и они начинают брать на себя альфа-роль.”

Итак, если девочка, подавшая зеленый горошек, действительно съела один кусочек, как просил ее отец, Сакс говорит, «она, вероятно, поверит, что сделала своему отцу услугу, а теперь он должен ей взамен». Еда может быть первым проявлением крушения родительских обязанностей, но многие проблемы в семьях являются результатом такого рода смешения ролей. Таким образом, то, что происходит за едой, является метафорой того, насколько неудобно родители стали в своем положении «альфы», «лидера стаи» или «решающего» в семье — начальника, ответственного лица.Взрослый.

Конечно, этот дискомфорт исходит от любящего места. Многие родители стремятся воспитывать своих детей иначе, чем они росли. Они говорят: «Я не могу делать то, на чем меня воспитывали, это нехорошо. Я не хочу кричать, я не хочу шлепать », — говорит Андреа Наир, психотерапевт и педагог из Лондона, Онтарио. «Между нашим поколением и предыдущим поколением произошел значительный сдвиг в воспитании детей. Мы прошли долгий путь с того момента, когда вы называли своего отца «сэр», а когда он входил в дом, вы прыгали со «его» стула.”

Однако эволюция была нелегкой. «Мы пытаемся провести тренинг по эмоциям, но не прошли его», — говорит Наир. «Это все равно, что учить своих детей говорить по-французски, пока вы изучаете его по учебнику». Родители сделали своим главным приоритетом, чтобы их дети чувствовали себя услышанными и уважаемыми с раннего возраста. Они хотят быть эмоционально доступными для них, а их дети — иметь возможность выражать свои эмоции. «У детей теперь есть разрешение на истерики, потому что [они] учатся управлять чувствами», — говорит Наир.«Кто-то сказал мне:« Сейчас мы наблюдаем больше истерик, чем раньше? »И мне интересно».


Видео по теме: Джастин Трюдо на семейном отдыхе

Родителям также нужна демократичная семья, в которой каждый член семьи может высказывать свое мнение о том, что происходит — Должны ли мы сейчас выйти на улицу? Готовы ли мы принять ванну? Хотели бы вы устроить вечеринку здесь? — и воспитывают в своих детях независимость и свободу мысли. Раньше хвалили строгое послушание; теперь это считается устаревшим и потенциально опасным.Соблюдение правил может означать, что ваш ребенок — пустяк, чего не хочет ни один родитель, тем более, что издевательства распространились со школьного двора в киберпространство.

Есть и более широкие влияния, меняющие динамику родитель-потомок. За последние полвека или больше общественность стала презирать дисбаланс сил по признаку пола, расы, религии и сексуальной ориентации, и в стремлении к равенству были достигнуты исторические успехи. Даже корпорации сейчас заменяют пирамидальное управление «плоской организацией».«В западном обществе, где равенство для всех стало культурной целью и конституционным правом, с детьми обращаются так, как будто они представляют собой еще одно меньшинство, которое следует уважать и расширять возможности. «Empower стала казаться добродетельной», — говорит Сакс. «Разрешите всем, а почему бы и нет?»

Но многие дети на самом деле превосходят своих родителей. Вот в чем проблема, — говорят те, кто занимается развитием детей. Функциональная семейная ячейка зависит от одной социальной конструкции, которую современное общество упорно пытается разрушить: иерархии.«Вам нужна сильная альфа-презентация, чтобы вдохновить ребенка доверять вам и зависеть от вас», — говорит Нойфельд о родителях. «Если у нас недостаточно естественной энергии, нам трудно [предъявить] требование или [установить] предел» для детей. «Родителя всегда нужно уважать как высшую личность», — продолжает он. «Нам нужно вернуть родителей на место водителя».

Связано: не бывает придирчивого едока

В противном случае последствия могут быть далеко идущими, начиная с пищевых привычек детей, которые могут способствовать их избыточному весу и ожирению.Как и отец в ресторане, многие родители не могут убедить своих детей хорошо питаться. Не помогает и то, что нездоровая пища иногда является наградой за прохождение теста или забитый гол. Послание: здоровая пища для неудачников. Закуски по требованию — в машине, в торговом центре или на прогулке — нарушают метаболизм и циркадные ритмы, а также гормональный баланс. То, что многие родители носят с собой флягу с водой и припасы с вкусностями, куда бы ни пошли их дети, является еще одним доказательством того, насколько они хотят удовлетворить своих детей в прямом и переносном смысле.«Я не хочу, чтобы они заболели гипогликемией», — сказала Сакс одна мама, таща кулер с закусками к своей машине, где она ехала за 30 минут.

Необычайному увеличению веса среди североамериканских детей в последние годы способствовало резкое ухудшение физической формы. Для этого есть даже медицинский термин «выведение из строя», который описан в книге «Крах родителей» как эвфемизм для «не в форме». Он доставил детей в возрасте 11 и 12 лет в кабинет кардиолога с жалобами на симптомы сердечных заболеваний, включая стеснение в груди и одышку.Фактически, некоторые больницы в США даже открыли детские профилактические кардиологические клиники.

Хотя дети менее активны, чем когда-либо, по иронии судьбы, они недостаточно отдыхают. Распространенный вопрос, который Сакс задает студентам: «Чем вы больше всего любите заниматься в свободное время, когда вы одни, и никто не смотрит?» Самый распространенный ответ последних лет: спать. Это потому, что дети слишком заняты школьными заданиями и внеклассными занятиями, чтобы ложиться спать в подходящее время, или потому, что, когда они ложатся спать, они разговаривают по мобильному телефону или компьютеру или играют в видеоигры.

По теме: Мы худшее поколение родителей?

Эта хроническая усталость может быть связана с ростом синдрома дефицита внимания и гиперактивности и употребления лекарств, отпускаемых по рецепту, среди детей. «Недостаток сна почти идеально имитирует СДВГ», — пишет Сакс. По его опыту врача, недостаточный сон является одной из причин, по которой у детей чаще диагностируется заболевание. В целом, «теперь легче принять таблетку, прописанную сертифицированным врачом, чем строго инструктировать ребенка и налагать ответственность за плохое поведение.Стивен Камарата, профессор слуха, речи и психиатрии в Университете Вандербильта в Нэшвилле, повторяет эту мысль: «Родители говорят:« Мой ребенок не может выполнять это конкретное упражнение, они не обращают внимания », поэтому я должен идентифицировать у них клиническое состояние ». Медицинский диагноз может опровергнуть недостатки родителей или плохое поведение ребенка. «Это заменяет эту неудачу», — говорит он.

Камарата беспокоится, что родители слишком много просят от детей слишком рано, как он подчеркивает в своей последней книге « Родитель с интуицией: почему лучшее для вашего ребенка — это вы» .Он указывает на рост продаж книг, игрушек и программного обеспечения родителям маленьких детей, обещающих ускорить обучение. Распространенная метафора о том, что дети — это информационные губки, заставляет родителей насыщать их обучающими упражнениями. «Мы обращаемся с ними как с маленькими жесткими дисками», — говорит Камарата, но «эта идея подтолкнуть детей к абсолютному максимуму их нормы развития не дает им времени для размышлений и решения проблем. На самом деле это подрывает как уверенность в себе, так и подвижность рассуждений или способность думать.”

Школы также уделяют больше внимания академической успеваемости, чем социализации. Сакс документирует, как 30 лет назад американские ученики в детских садах и 1-х классах изучали «правила Фулгума», которые включают такие принципы, как «Не бери вещи, которые тебе не принадлежат» и «Убери свой беспорядок», а также « Делитесь всем »и« Не бейте людей ». Но с 1980-х годов, когда другие страны опередили США в успеваемости, основной задачей педагогов стало развитие грамотности и счета.В Канаде, говорит Нойфельд, «мы тоже потеряли свою культуру. Наше общество гораздо больше озабочено вашей работой. Школы всегда будут стремиться к тому, чтобы ориентироваться на результат ».

Ссылки по теме: Внутри страшного мозга подростка

Отчасти поэтому в Северной Америке зародилась «культура неуважения». По мере того, как дети в своей жизни стали меньше привязываться к взрослым и испытывать на них влияние, сверстники стали для них важнее. Это тема книги Нойфельда « Держись за своих детей: почему родители должны иметь большее значение, чем сверстники» , в соавторстве с доктором Дж.Габор Мате. Маленькие дети «не рациональные существа», — говорит Нойфельд. Часть взросления — это проверка границ; на маленьких по самой своей природе нельзя полагаться, что они будут держать друг друга за ответственность, да и не должны.

«Дети не рождаются, зная, что правильно, а что плохо», — говорит Сакс, указывая на лонгитюдные исследования, показывающие, что дети, которым предоставлено право самостоятельно определять правильное и неправильное, с большей вероятностью будут иметь отрицательные результаты в будущем: «Этот ребенок в позднем возрасте. 20-летние с гораздо большей вероятностью будут тревожно, депрессивно, с меньшей вероятностью будут получать оплачиваемую работу, с меньшей вероятностью будут здоровы, с большей вероятностью будут иметь зависимость от наркотиков или алкоголя.Теперь мы это знаем », — говорит он. «Авторитетные родители имеют лучшие результаты, и это сильнее, чем влияние расы, этнической принадлежности, семейного дохода или IQ».

Матери в парке. (Тайлер Олсон / Shutterstock)

При таких высоких ставках авторитетное воспитание кажется обязательным. Но есть психологическое препятствие, которое людям придется преодолеть в первую очередь, говорит Наир: «Как уважать своего ребенка, но также быть решающим в семье». Отчасти проблема заключается в том, что родители не хотят терпеть неудач — в воспитании и управлении одновременно — и, конечно же, они не хотят, чтобы их дети терпели неудачи в личном развитии, в школе и в социальных сетях.Эти заботы подпитывают друг друга в сознании родителей; Вот почему родители сомневаются в том, как они разговаривают со своими детьми, чем их кормят, как они их дисциплинируют и какие занятия они разрешают.

Это тем более верно для растущего числа родителей, откладывающих рождение детей до тех пор, пока они не будут «готовы» к надежной работе, хорошему дому и надежному партнеру. «Люди специально ждут, чтобы успеть», — говорит Брия Шанц, 35-летняя мать двоих детей из Ванкувера. «Это создает еще большее давление.Они хотят добиться совершенства ». Шанц, на самом деле, дочь Нойфельда, и она обратилась к нему за советом или утешением. Шанц, у которой в семье есть ведущий детский психолог, который помогал ей воспитывать, все еще может иногда поддаваться родительской незащищенности, говорит все о его эффективности: «Это небольшая паника. Вы хотите делать все правильно », — говорит она. «Ничто не готовит вас к тому, насколько вы хотите, чтобы все прошло хорошо».

Кэти Гулли озвучивает критиков истории, ставшей вирусной:

Итак, как только родители зачат, они начинают собирать библиотеку книг о том, как справиться с фантастическим хаосом, который вот-вот войдет в их жизнь в виде младенца; коллекция растет с каждым этапом развития.Они подписываются на информационные бюллетени и приложения для смартфонов, которые информируют их о вехах, которые их дети должны достичь к определенному возрасту. С самого начала родители отслеживают, насколько быстро растет их ребенок, чего он добивается. С каждым экспертом, с которым родители консультируются по телефону или лично, они также связываются с виртуальным мудрецом, Google. Это почти никогда не помогает.

Нет никаких слишком непонятных забот родителей, чтобы не создавать им посвященную онлайн-группу. Шанц входит в группу, посвященную «ношению ребенка», потому что она пытается решить, что лучше для ее девятимесячного ребенка — «бинт» или «кольцевой слинг».«Это самый странный сайт. Вы видите посты и чувствуете себя виноватым, потому что [родители] везде носят своих младенцев, делают все это и имеют эту связь ». И все же Шанц не смогла удалить себя из группы, хотя она и продолжает это делать; при этом она не могла выбрать между бинтом или перевязью.

Это тянущее и подталкивающее чувство мам и пап — между заботой о том, как другие родители воспитывают своих детей, и отказом от постоянных сравнений — определяет это поколение родителей в лучшую и худшую сторону.Кэти Херли, психотерапевт из Лос-Анджелеса и автор книги «Справочник счастливого ребенка: как вырастить радостных детей в стрессовом мире» , говорит: «Мы были приучены задавать себе вопросы — постоянно искать информацию, чтобы убедиться, что мы» ты делаешь это правильно. Из-за этого родители находятся в состоянии усвоенной беспомощности ». [твитнуть]

Так что же делать людям? Ответ настолько прост, что сначала может показаться неудовлетворительным: для начала, говорит Херли, осознайте, что «никто не знает, что они делают, когда покидают больницу с младенцем.Каждый родитель учится методом проб и ошибок »- каждый год жизни своего ребенка и каждого ребенка, которого они воспитывают. Сегодня это так же верно, как и всегда, и родители, осознавшие это, избавятся от чувства вины и беспокойства. Основываясь на этой идее, Наир говорит, что родители должны «более терпимо относиться к тому, что что-то идет не так». То, как они оправляются от своей случайной ошибки, всплеска, потери терпения или плохого отношения, может сказать ребенку больше, чем то, как он чувствует себя в счастливые времена. «Мы упускаем эту возможность, вот как работает обучение», — говорит она.«Вот так мы становимся более уверенными».

Девушка кричит в камеру. (Стюарт МакКлимонт / Getty Images)

Значительная часть книги Сакс посвящена важности моделирования родителей черт, которые они хотят развивать в своих детях. По его словам, главными из них должны быть смирение и добросовестность, что противоречит завышению самооценки и чувства собственного достоинства ребенка. С этой целью он призывает родителей укреплять свои взрослые отношения, чтобы они не слишком заботились о том, чтобы доставить удовольствие своим детям как способ удовлетворить свою потребность в любви.Нойфельд также призывает родителей, в том числе его собственных взрослых детей, создать сеть суррогатных опекунов — родственников, соседей, работников детских садов, — которые не будут подрывать их авторитет, но поддержат их, когда им понадобится помощь.

И они обязательно будут. «Воспитание ужасно расстраивает и часто приводит к уединению», — говорит Нойфельд, особенно когда ребенок плохо себя ведет. В такие моменты он рекомендует родителям заверить детей, что их отношения не разорваны. «Когда родители понимают, что они — лучший выбор для своих детей, это бросает им вызов их собственной зрелости.Это дает им уверенность в том, что они знают, что хорошо для их детей, и что они должны противостоять им — это, по сути, акт любви, требуемый от родителей. По сути, они становятся взрослыми, в которых нуждаются их дети.

Вина не допускается! Зачем родителям время для себя

Пару месяцев назад я провел две недели в писательской колонии в Арканзасе. Несомненно, комментарий, который я слышал больше всего — как от людей, которых я встретил там, так и от друзей и соседей, когда я вернулся домой, — был: «Вы, должно быть, так сильно скучали по своему сыну!»

Это правда — я скучал по нему.Но даже более того, я испытал огромную радость, оставив позади себя родительское «я». Я проводил большую часть своих дней в одиночестве, и мне это нравилось. Я писал, читал, гулял и спал больше, чем за последние годы. Я мог бы остаться там еще на неделю!

Однако, когда я это рассказывал людям, на меня несколько странно смотрели. Мы ведь должны постоянно быть рядом с детьми, верно? Работа — это трудность, потому что она уводит нас от семьи. То же и с упражнениями. То же самое с любыми обязательствами, которые могут отвлечь нас от наших детей.

Это может быть правдой для многих людей, но для интровертов очень важно проводить время вдали от своих детей. Если вы как интроверт придерживаетесь стандартов, установленных нашей культурой, ориентированной на привязанности, вы можете в конечном итоге почувствовать, что с вами что-то не так, что вы не любите своих детей так сильно, как следовало бы, или что вы как-то не справляется с воспитанием детей. Вы не. Вам необходимо установить со своими детьми отношения, которые подходят вам.

Тем не менее, зная, это одно; чувство это другое.Иногда меня беспокоит, что я плохо воспитываю детей, и что мне нужно больше заботиться о своем ребенке и быть ближе к нему. Когда мои родители взволнованно спрашивают, что моя семья запланировала на трехдневный уик-энд или длинный перерыв в школе, я иногда отвечаю с ужасом, а не с нетерпением. Я ценю тихий распорядок школьной недели, который дает мне место, которое мне нужно для себя каждый день, — пространство, которое может быть трудно найти, когда мой сын весь день находится дома.

Я не одинок в своих чувствах.Друг-интроверт, которого я назову Марго, испытала те же чувства, усугубленные еще более нереалистичными ожиданиями, с которыми сталкиваются матери.

С самого начала у Марго была сложная реакция на материнство. Ей нравилась интимная связь грудного вскармливания; в то же время ей не нравилось, что в определенное время дня ее тело внезапно становилось не ее собственным. Когда ее сын стал старше и требовательнее, она очень хотела отлучить его от груди и сделала это как можно скорее. «Я сыграла активную роль в том, чтобы отрезать его», — сказала она, что шокировало ориентированного на привязанность друга.Это заставило ее чувствовать себя виноватой, как и ее решение вернуться на работу, когда ему едва исполнилось 3 месяца.

«Многие мои коллеги спрашивали меня, скучаю ли я по нему днем», — сказала мне Марго. «А друзья говорили что-то вроде:« Какая жалость, тебе нужно работать ». Но то, что я все время дома с сыном, звучало для меня ужасно удручающе. Я боялся, что буду в ловушке. Тем не менее, я чувствовал себя виноватым за то, что не хотел быть с ним ».

Вина все еще закрадывается в ее родительскую жизнь, хотя ее сыну сейчас 5 лет.«Я чувствую себя плохо, когда прихожу домой, и вместо того, чтобы играть или готовить ужин, я сижу в одиночестве и немного вяжу, чтобы зарядиться энергией после долгого рабочего дня».

Я понимаю. С тех пор, как мой сын Феликс пошел в детский сад полный рабочий день, многие люди спрашивали, грустно ли мне, потому что я был его постоянным воспитателем в течение первых четырех с половиной лет его жизни. По правде говоря, сейчас я счастливее, чем когда-либо: наконец-то у меня есть необходимое время в одиночестве.

Не то чтобы я ненавидел быть отцом-домоседом, но это меня сильно истощило.В плохие дни я испытывал именно то, чего боялась Марго: эмоциональную клаустрофобию и истощение. Вы знаете, сколько слов четырехлетний ребенок может сказать вам в течение дня? Мой сын все время болтал о LEGO и поездах, жареных сырах и шоколадном мороженом. Я бы заткнул уши, чтобы немного подумать.

Я лучший родитель, муж и вообще более спокойный человек теперь, когда он проводит свои дни в школе. И я рад видеть, как он превращается в независимого человека, которому требуется время для перезарядки, и он любит тихие здания и занятия искусством.Хотя многих родителей связывает ностальгия по младенцам и малышам, я редко скучаю по цепкому маленькому созданию, которым он был раньше.

Я действительно люблю своего сына — так сильно, что хочу быть для него самым лучшим. Это означает, что мне нужно собственное пространство для размышлений, чувств и поиска своего центра. Это похоже на инструкции по спасению в самолете, когда взрослым приказывают надеть кислородную маску на себя, прежде чем помогать своим детям. Вы должны позаботиться о себе, чтобы лучше позаботиться о ком-то другом.Для нас, интровертов, это означает, что в нашем графике есть немного места для тишины и автономии.

В ближайшую субботу моя жена берет моего сына на пару дней к маме. После этого я буду постоянно дежурить у папы, пока он на зимних каникулах. Буду ли я скучать по семье в эти выходные? Конечно. Когда они вернутся, я собираюсь провести с Феликсом насыщенные, веселые и наполненные приключениями дни. Я не смогу сделать это без немного мирного «времени для себя» на полях.

Что, по мнению науки, родители должны делать, чтобы привести своих детей к успеху

Идет загрузка.

Родители хотят, чтобы их дети не попадали в неприятности, хорошо учились в школе и продолжали делать потрясающие вещи, будучи взрослыми.

И хотя не существует определенного рецепта воспитания успешных детей, психологи указали на несколько факторов, которые предсказывают успех. Хотя для того, чтобы вырастить ребенка, хорошо подготовленного к взрослой жизни, требуется целый ряд практик и приемов, в этих советах есть несколько тем: проводить время с ребенком, позволять ребенку принимать решения и поддерживать счастливую семью.

Большая часть развития ребенка зависит от родителей: если оба родителя находятся в одной семье в любовных отношениях, это ведет к успеху во взрослой жизни ребенка.

Вот что общего у родителей успешных детей.

Они склонны заставлять своих детей делать работу по дому.

«Если дети не моют посуду, значит, это делает кто-то другой», — сказала Джули Литкотт-Хаимс, бывший декан первокурсников Стэнфордского университета и автор книги «Как вырастить взрослого» во время выступления на TED Talks. Живое мероприятие.

«Таким образом, они освобождаются не только от работы, но и от знания того, что работа должна выполняться, и что каждый из нас должен вносить свой вклад в общее благо», — сказала она.

Lythcott-Haims считает, что дети, выросшие на работе, становятся сотрудниками, которые хорошо сотрудничают со своими коллегами, более чуткими, потому что они не понаслышке знают, как выглядят трудности, и могут выполнять задачи самостоятельно.

Она основывает это на Гарвардском грантовом исследовании, самом продолжительном лонгитюдном исследовании, которое когда-либо проводилось.

«Заставляя их делать работу по дому — выносить мусор, стирать их сами — они понимают, что я должна выполнять работу всей жизни, чтобы быть частью жизни », — сказала она Insider.

Они склонны учить своих детей социальным навыкам.

Исследователи из Университета штата Пенсильвания и Университета Дьюка проследили более 700 детей со всех концов США в возрасте от детского сада до 25 лет и обнаружили значительную корреляцию между их социальными навыками в детском саду и их успехами во взрослом возрасте два десятилетия спустя.

20-летнее исследование показало, что социально компетентные дети, которые могли сотрудничать со своими сверстниками без подсказки, помогать другим, понимать их чувства и решать проблемы самостоятельно, с гораздо большей вероятностью получили диплом колледжа и полный курс обучения. -работают к 25 годам, чем люди с ограниченными социальными навыками.

Лица с ограниченными социальными навыками также имели больше шансов быть арестованными, запойными и ходатайствующими о предоставлении государственного жилья.

«Это исследование показывает, что помощь детям в развитии социальных и эмоциональных навыков — одна из самых важных вещей, которые мы можем сделать, чтобы подготовить их к здоровому будущему», — сказала Кристин Шуберт, директор программы Фонда Роберта Вуда Джонсона, финансировавшего исследование. в выпуске.

Они склонны возлагать большие надежды.

Используя данные национального опроса 6600 детей, родившихся в 2001 году, профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Нил Халфон и его коллеги обнаружили, что ожидания родителей в отношении своих детей имеют огромное влияние на их успеваемость.

«Родители, которые увидели колледж в будущем своего ребенка, похоже, помогли своему ребенку достичь этой цели независимо от их дохода и других активов», — говорится в заявлении.

Результаты стандартизированных тестов показали: 57% детей, показавших худшие результаты, должны были поступить в колледж их родителями, в то время как 96% детей, показавших лучшие результаты, должны были поступить в колледж.

Это согласуется с другим психологическим выводом: эффектом Пигмалиона, который гласит, что «то, что один человек ожидает от другого, может стать самоисполняющимся пророчеством».

Что касается детей, они оправдывают ожидания своих родителей.

У них, как правило, здоровые отношения друг с другом.

Согласно обзору исследования Университета Иллинойса, дети в семьях с высоким уровнем конфликта, будь то целые или разведенные, обычно живут хуже, чем дети родителей, которые ладят друг с другом.

Роберт Хьюз-младший, профессор и глава факультета человеческого и общественного развития Колледжа ACES в Университете Иллинойса и автор обзора исследования, также отмечает, что некоторые исследования показали, что дети в неконфликтных неполных семьях живут лучше, чем дети в конфликтных неполных семьях.

Конфликт между родителями до развода также негативно влияет на детей, в то время как конфликт после развода оказывает сильное влияние на приспособление детей, говорит Хьюз.

Одно исследование показало, что после развода, когда отец без опеки часто контактирует со своими детьми и конфликты минимальны, дети чувствуют себя лучше. Но когда возникает конфликт, частые визиты отца связаны с плохой адаптацией детей.

Еще одно исследование показало, что 20-летние люди, пережившие развод своих родителей в детстве, все еще сообщают о боли и переживаниях из-за развода своих родителей 10 лет спустя. Молодые люди, сообщавшие о серьезном конфликте между своими родителями, гораздо чаще испытывали чувство потери и сожаления.

Обычно они имеют высшее образование.

Исследование, проведенное в 2014 году психологом из Мичиганского университета Сандрой Танг, показало, что матери, окончившие среднюю школу или колледж, с большей вероятностью вырастили детей, которые делали то же самое.

Исследование было проведено из группы из более чем 14 000 детей, которые пошли в детский сад в 1998–2007 гг.

Аспирация, по крайней мере, частично ответственна. В 2009 году в продольном исследовании 856 человек в районе Нью-Йорка психолог из Университета Боулинг-Грин Эрик Дубоу обнаружил, что «уровень образования родителей, когда ребенку было 8 лет, в значительной степени предсказывал успехи ребенка в учебе и профессиональной деятельности 40 лет спустя».

Они, как правило, рано учат своих детей математике.

Метаанализ 2007 года 35 000 дошкольников в США, Канаде и Англии показал, что раннее развитие математических навыков может обернуться огромным преимуществом.

«Первостепенная важность первых математических навыков — начального обучения в школе со знанием чисел, порядка чисел и других элементарных математических понятий — является одной из головоломок, вытекающих из исследования», — сказал соавтор и исследователь Северо-Западного университета Грег Дункан. пресс-релиз. «Овладение начальными математическими навыками предсказывает не только будущие математические достижения, но и предсказывает будущие успехи в чтении».

Они склонны развивать отношения со своими детьми.

Исследование, проведенное в 2014 году с участием 243 человек, родившихся в бедности, показало, что дети, получившие «деликатный уход» в первые три года жизни, не только лучше справлялись с академическими тестами в детстве, но и имели более здоровые отношения и большую успеваемость в свои 30 лет.

Как сообщается в PsyBlog, родители, которые являются чуткими опекунами, «быстро и надлежащим образом реагируют на сигналы своего ребенка» и «обеспечивают безопасную базу» для детей, чтобы они могли исследовать мир.

«Это говорит о том, что инвестиции в ранние отношения между родителями и детьми могут привести к долгосрочным доходам, которые накапливаются на протяжении всей жизни людей», — сказал в интервью соавтор и психолог из Университета Миннесоты Ли Раби.

Часто они менее подвержены стрессу.

Согласно недавнему исследованию, которое цитирует Бриджит Шульте в Washington Post, количество часов, которые мамы проводят с детьми в возрасте от трех до 11 лет, мало влияет на прогноз поведения, благополучия или успеваемости ребенка.

Более того, подход «интенсивного материнства» или «воспитания с вертолета» может иметь неприятные последствия.

«Материнский стресс, особенно когда матери находятся в стрессе из-за того, что они жонглируют работой и пытаются найти время с детьми, на самом деле может плохо сказываться на их детях», — сказал The Post соавтор исследования и социолог Государственного университета Боулинг Грин Кей Номагути.

Эмоциональное заражение — или психологический феномен, когда люди «улавливают» чувства друг друга, как простуду, — помогает объяснить, почему. Исследования показывают, что если ваш друг счастлив, эта яркость заразит вас; если ей грустно, то уныние тоже перейдет. Поэтому, если родитель истощен или разочарован, это эмоциональное состояние может перейти на детей.

Они склонны ценить усилия, а не избегать неудач.

То, откуда дети думают, что успех приходит, также определяет их достижения.

Спустя десятилетия психолог Стэнфордского университета Кэрол Двек обнаружила, что дети (и взрослые) думают об успехе одним из двух способов. Мария Попова на неизменно фантастическом мероприятии Brain Pickings говорит, что они выглядят примерно так:

«Установка на данность » предполагает, что наш характер, интеллект и творческие способности — статические данные, которые мы не можем изменить ни в каком виде. значимый путь, а успех — это подтверждение присущего ему интеллекта, оценка того, насколько эти уступки соотносятся с одинаково установленным стандартом; стремление к успеху и избегание неудач любой ценой становится способом сохранения чувства умения и умения.

«Установка на рост », с другой стороны, преуспевает в трудностях и рассматривает неудачи не как свидетельство неразумности, а как воодушевляющий трамплин для роста и расширения наших существующих способностей.

В основе лежит различие в том, как, по вашему мнению, ваша воля влияет на ваши способности, и это оказывает сильное влияние на детей. Если детям говорят, что они прошли тест из-за их врожденного интеллекта, это создает «фиксированное» мышление. Если им удалось добиться успеха благодаря усилиям, это учит мышлению «роста».

Мамы обычно работают.

Согласно исследованию Гарвардской школы бизнеса, дети, растущие с матерями, работающими вне дома, имеют значительные преимущества.

В ходе исследования выяснилось, что дочери работающих матерей дольше ходили в школу, с большей вероятностью работали на руководящих должностях и зарабатывали больше денег — на 23% больше по сравнению с их сверстниками, которых воспитывали домохозяйки.

Сыновья работающих матерей также были склонны уделять больше внимания домашним делам и уходу за детьми, как показало исследование — они тратили на семь с половиной часов в неделю больше на уход за детьми и еще 25 минут на работу по дому.

«Ролевое моделирование — это способ показать, что уместно с точки зрения вашего поведения, того, чем вы занимаетесь, чем вы занимаетесь, и во что вы верите», — сказала ведущий автор исследования, профессор Гарвардской школы бизнеса Кэтлин Л. Макгинн. Business Insider.

«Мы знаем очень мало вещей, которые так явно влияют на гендерное неравенство, как воспитание работающей матерью», — сказала она Working Knowledge.

Обычно они имеют более высокий социально-экономический статус.

К сожалению, пятая часть американских детей растет в бедности, что серьезно ограничивает их потенциал.

Становится все более экстремальным. По словам исследователя Стэнфордского университета Шона Рирдона, разрыв в успеваемости между семьями с высоким и низким доходом «примерно на 30-40% больше среди детей, родившихся в 2001 году, чем среди тех, кто родился 25 годами ранее».

Как заметил автор книги Дэн Пинк, чем выше доход родителей, тем выше баллы по SAT у детей.

«При отсутствии комплексных и дорогостоящих вмешательств социально-экономический статус во многом определяет уровень образования и успеваемость», — писал он.

Они чаще бывают «авторитарными», чем «авторитарными» или «вседозволенными».

Впервые опубликованное в 1960-х годах исследование психолога развития Калифорнийского университета в Беркли Дайаны Баумрид обнаружило, что существует три основных стиля воспитания:

  • Позволительный: родитель пытается не наказывать ребенка и принимать его.
  • Авторитарный: родитель пытается формировать и контролировать ребенка на основе установленного стандарта поведения.
  • Авторитет: родитель пытается рационально направлять ребенка.

Идеал — авторитет. Ребенок растет с уважением к власти, но не чувствует себя задушенным ею.

Они склонны учить «твердости».

В 2013 году психолог из Пенсильванского университета Анджела Дакворт выиграла грант «гения» Макартура за открытие мощной, ведущей к успеху личностной черты, называемой упорством.

Определяется как «тенденция поддерживать интерес к очень долгосрочным целям и прилагать усилия для их достижения». Ее исследование коррелировало с упорством в образовании, средним баллом учащихся Ivy League, удержанием курсантов в Вест-Пойнте и рейтингом в США. Национальная орфографическая пчела.

Речь идет о том, чтобы научить детей представлять — и брать на себя обязательства — будущее, которое они хотят создать.

Они склонны применять поведенческий контроль, а не психологический контроль.

Согласно результатам лонгитюдного исследования, проведенного Университетским колледжем Лондона, психологический контроль родителей над своими детьми играет важную роль в их удовлетворенности жизнью и психическом благополучии.

Как объясняет Джефф Хейден для Mic:

Люди, которые в детстве считали своих родителей менее контролирующими и более заботливыми в психологическом отношении, скорее всего, будут более счастливыми и более удовлетворенными во взрослом возрасте.

С другой стороны, люди, чьи родители применяли больший психологический контроль, когда они росли, демонстрировали значительно более низкое психическое благополучие на протяжении всей своей взрослой жизни; Фактически, эффект был подобен недавней смерти близкого друга или родственника.

Запрещение детям принимать собственные решения, вторжение в их частную жизнь, воспитание зависимости и принуждение детей делать то, что они хотят, — все это примеры того, как родители могут применять психологический контроль.

В то время как психологический контроль — это попытка контролировать эмоциональное состояние или убеждения ребенка, Хейден отмечает, что поведенческий контроль отличается тем, что касается установления ограничений на поведение, которое может быть вредным.Примеры поведенческого контроля включают установление комендантского часа, распределение обязанностей по дому и ожидание завершения домашнего задания.

Они склонны понимать важность правильного питания и пищевых привычек.

Успешные люди признают, что правильное питание помогает сосредоточиться и работать продуктивно в течение дня.

Как ранее сообщал Business Insider, доктор Кэтрин Штайнер-Адэр, семейный и детский клинический психолог и автор таких книг, как «Большой разрыв: защита детства и семейных отношений в эпоху цифровых технологий», сказала Slate, что развитие пищевых привычек у детей которые психически и физически здоровы, требуют участия родителей.

Чтобы помочь своим детям развить чувство принятия тела и положительное представление о себе, она сказала, что родителям необходимо подражать хорошему отношению к своему телу и телу других, собственному здоровому питанию и положительному отношению к себе. еда.

Они склонны давать своим детям надежные имена.

Множество исследований показывают, насколько сильно ваше имя может повлиять на ваш жизненный успех, от найма на работу до ваших привычек в расходах.

Было обнаружено, что в плане карьеры люди с общими и легко произносимыми именами, например, добиваются большего успеха.

Когда они действительно сталкиваются с конфликтом, они склонны сражаться честно на глазах у своих детей.

Когда дети становятся свидетелями конфликта от легкой до умеренной, который включает в себя поддержку, компромисс и положительные эмоции дома, они приобретают лучшие социальные навыки, чувство собственного достоинства и эмоциональную безопасность, что может улучшить отношения между родителями и детьми и их успеваемость в школе. , Э.Марк Каммингс, психолог из Университета Нотр-Дам, рассказал «Науке о развитии».

«Когда дети становятся свидетелями драки и видят, как родители ее разрешают, они на самом деле более счастливы, чем были до того, как увидели ее», — сказал он. «Это убеждает детей в том, что родители могут все устроить».

Каммингс сказал, что дети понимают, когда родитель уступает, чтобы избежать драки или отказывается общаться, и их собственная эмоциональная реакция не является положительной.

«Наши исследования показали, что долгосрочные последствия ухода родителей на самом деле более беспокоят детей, чем открытый конфликт», — сказал он. Он объясняет, что в этом случае дети могут почувствовать, что что-то не так, что приводит к стрессу, но они не понимают, что и почему, а это означает, что им труднее приспособиться.

Хронический стресс из-за многократного воздействия деструктивного конфликта может привести к тому, что дети будут обеспокоенными, тревожными, безнадежными, злыми, агрессивными, поведенческими, болезненными, усталыми и испытывающими трудности в учебе.

Они склонны позволять своим детям проигрывать.

Одна из новейших тенденций в воспитании детей — это «воспитание детей снегоочистителями», или микроуправление жизнью ребенка, чтобы он никогда не терпел неудач. Один из самых вредных аспектов воспитания снегоочистителей — это то, что оно продолжается и во взрослой жизни.

Согласно опросу, проведенному The New York Times и Morning Consult, три четверти родителей взрослых в возрасте от 18 до 28 лет записываются на прием к врачу и делают им стрижку своих детей.

Джули Литкотт-Хаимс, автор книги «Как вырастить взрослого: вырваться из ловушки чрезмерного воспитания и подготовить своего ребенка к успеху», сказала Times, что воспитание снегоочистителями — полная противоположность хорошему воспитанию.

«Дело в том, чтобы подготовить ребенка к дороге, а не готовить дорогу для ребенка», — сказала она.

Обычно они не позволяют детям слишком много смотреть телевизор.

Согласно исследованию 2011 года, проведенному Университетом штата Огайо, у детей, которые смотрят телевизор в молодом возрасте, как правило, подавлены коммуникативные навыки, и это телевидение снижает объем общения между родителями и детьми.

Исследование показало, что чтение гораздо больше способствует общению между родителями и детьми. «Совместное телевидение создает относительно вредную среду общения для маленьких детей, в то время как совместное чтение книг способствует эффективному обмену между матерью и ребенком», — пишут авторы.

Они склонны позволять своим детям принимать решения.

По словам консультанта по психическому здоровью Лоры Дж. Дж. Дессауэр, запрет на принятие решений ребенком может превратить его в созависимых взрослых.

Принятие каждого решения за ребенка, включая одежду, которую он носит, когда он делает домашнее задание и с кем он может играть, может избавить его от желания принимать решения, пишет Дессауэр в Psychology Today. «По мере взросления они, вероятно, будут искать отношения, в которых кто-то другой имеет всю власть и контроль», — сказал Дессауэр.

Что должны делать контролирующие родители, чтобы решить их проблему? «Если вы СЛУШАЕТЕ, не предлагая советов, ваш ребенок, скорее всего, поймет, что он может делать по-другому», — сказал Дессауэр.

Они склонны учить своих детей самоконтролю.

Если у вашего ребенка хорошее чувство самоконтроля, у него больше шансов быть здоровым, богатым и безопасным.

Согласно 32-летнему исследованию, опубликованному в Proceedings of the National Academy of Sciences, родители, которые следили за тем, чтобы их дети контролировали свои импульсы, вырастили более стабильных детей. Эти дети стали здоровыми, имели больше денег, не участвовали в преступных действиях и не имели проблем со злоупотреблением психоактивными веществами.

«В другой когорте из 500 пар братьев и сестер, братья и сестры с более низким самоконтролем имели худшие результаты, несмотря на общее семейное происхождение», — говорят авторы.

Они склонны уделять внимание своим детям.

Согласно исследованию 2014 года, проведенному Университетом Делавэра, люди, рожденные в бедности, имели больше шансов на успех, если бы их родители «заботились о них» — другими словами, если бы родители уделяли внимание своим детям и слушали их.

Дети лучше сдали академические тесты, у них были более здоровые отношения, как у взрослых, и они с большей вероятностью получали высшее образование.

Родители обычно берут отпуск по уходу за ребенком.

Первые месяцы детства — решающее время для родителей, чтобы сблизиться со своими детьми, и это время может иметь долгосрочные последствия.

Исследование европейской политики в отношении отпусков, проведенное Университетом Северной Каролины, показало, что отпуск по уходу за ребенком может существенно снизить уровень младенческой смертности и улучшить общее состояние здоровья ребенка.

Согласно недавнему исследованию Института изучения труда (IZA) в Бонне, матери, которые берут отпуск по беременности и родам, оказывают своим детям огромную услугу.

Эти дети продолжают иметь более высокий IQ, более образованные и зарабатывают больше денег, чем дети матерей, которые не взяли отпуск по беременности и родам. Данные показали, что это особенно верно для детей из семей с низким уровнем образования.

Они склонны читать своим детям.

Чтение ребенку не только способствует хорошему общению, но и имеет долгосрочные положительные эффекты. Многочисленные исследования показывают, что ежедневное чтение вашему ребенку способствует развитию литературных и языковых навыков, а также когнитивному развитию.Например, дети, которым чаще читают в возрасте около четырех лет, получают более высокие баллы на тестах по чтению и письму в возрасте восьми лет. Исследования показывают, что это не зависит от социально-экономического статуса.

Листая книги вместе с ребенком, вероятно, также разовьет аппетит к чтению, что пригодится в школе и за ее пределами.

Иван Де Люс участвовал в создании более ранней версии этого сообщения.

Незапланированное путешествие | Центр информации и ресурсов для родителей

Когда вы узнаете, что ваш ребенок инвалид

Кэрол Браун, Самара Гудман и Лиза Кюппер
Ссылки обновлены, март 2020 г.

Рождение ребенка-инвалида или обнаружение у него инвалидности может иметь серьезные последствия для семьи.В статье « Ты не одинок, » Патрисия МакГилл Смит предлагает идеи, которые она и другие получили на собственном опыте рождения ребенка с ограниченными возможностями. В этой статье мы предоставим дополнительную информацию для поддержки жизненного цикла, здоровья и благополучия семьи, когда один из ее членов имеет инвалидность.

С большой долей смирения мы даже пытаемся описать, что ждет вас и вашу семью в будущем. С одной стороны, мы хотим, чтобы вы были как можно более подготовлены, чтобы вы могли решать проблемы, которые могут поджидать вашу семью.С другой стороны, мы признаем, что индивидуальные вариации и различия являются правилом, когда ребенок имеет инвалидность. Исследователи часто основывают свои выводы на групповых данных — на том, что происходит с большинством людей в определенных обстоятельствах. Однако то, что может быть «правдой» в исследовательском смысле, может совсем не соответствовать действительности для вашей семьи. Поэтому, хотя мы надеемся, что эта статья поможет вам найти полезные источники, из нашего обсуждения возьмите только то, что вам нужно.

Вернуться к началу

Путешествие

Рост бесконечен, и наша жизнь меняет и меняет нас сверх всяких ожиданий. Я не забываю эту боль — она ​​болит по-особенному, когда я смотрю на друзей Джесси (ее оплачиваемых товарищей), некоторые из них ровесницы, и позволяю себе на мгновение подумать обо всем, чем она не может быть. Но мы не можем просеять опыт и взять только ту часть, которая нам не вредит. ( 1 )

Ни один родитель не хочет, чтобы его или ее ребенок был болен, инвалид или получил какой-либо вред. Никто не ожидает такого опыта; скорее, это незапланированное путешествие. Места, по которым семьи должны путешествовать, часто бывают неровными.И все же большинство семей способны найти в себе и среди своих кругов поддержки силы, чтобы адаптироваться и справиться со стрессом и проблемами, которые могут сопровождать болезнь или инвалидность их ребенка.

Многие родители описали развитие — и маятник — чувств, которые они испытали, узнав, что их ребенок болен или недееспособен . Пэтти МакГилл Смит в своей статье затронула многие из этих эмоций — шок, отрицание, горе, вину, гнев, замешательство.Типы эмоций, которые испытывают родители, какими бы сильными и подавляющими они ни были, также являются нормальными и приемлемыми. Стабильность возвращается как к человеку, так и к семье. Родители начинают искать нужную информацию. Многие сообщают о чувстве личного роста, которое, оглядываясь назад, часто кажется им поразительным. Одна мать, размышляя о жизни после рождения ребенка с расщелиной позвоночника и другими нарушениями, говорит:

С момента рождения Дилана я узнал и вырос больше, чем когда-либо в моей жизни.Вы учитесь терпению и становитесь свидетелями чудес, которые в противном случае были бы слишком заняты, чтобы заметить … Вы учитесь принятию, вы понимаете, что были неправы, осуждая, и вы узнаете, что есть вещь, называемая безусловной любовью. ( 2 )

Взятые вместе, многие предложения и идеи, сделанные родителями, которые в течение многих лет жили в семье с инвалидностью, могут дать родителям, которые впервые столкнулись с этим опытом, большое руководство и поддержку.В оставшейся части этой статьи будут описаны многие способы, которыми родители помогли себе и тем, кого они любят, приспособиться к жизни и уходу за ребенком с особыми потребностями.

Вернуться к началу

Доступ к информации и услугам

Одна из первых вещей, которые вы можете сделать, которые могут оказаться чрезвычайно полезными сейчас и в будущем, — это собрать информацию — информацию об инвалидности вашего ребенка, о доступных услугах и о конкретных вещах, которые вы можете сделать для помочь вашему ребенку развиваться в максимально возможной степени.Сбор и использование доступной информации по вопросам инвалидности — важная часть того, чтобы быть родителем ребенка с особыми потребностями. К счастью, имеется большой объем информации по многим видам инвалидности и по многим вопросам инвалидности.

Вернуться к началу

Присоединиться к группе

Большая часть информации, которая будет вам полезна, находится в руках, головах и сердцах таких же родителей, как вы. По этой причине стоит вступить в родительскую группу.Некоторые группы организованы вокруг одной конкретной инвалидности (например, церебральный паралич, синдром Туретта, синдром Дауна), в то время как другие группы объединяют родителей, которые, независимо от инвалидности их детей, имеют аналогичные проблемы, такие как уход за детьми в дневное время, транспорт, выживание или узнавать о специальном образовании и поддерживать его в своем сообществе. Внутри каждой из этих групп можно поделиться информацией, эмоциональной и практической поддержкой, а также общими проблемами. Сила этого взаимного обмена в борьбе с чувствами изоляции, замешательства и стресса — это постоянная нить, проходящая через всю литературу, написанную родителями и для родителей.

У наших детей синдром Дауна, судорожные расстройства, дыры в сердце, преждевременные роды, глухота и церебральный паралич. Я ненавидела повторные операции, но одна мать хотела, чтобы у ее ребенка было состояние, которое врачи могли бы исправить. Я боролась с тем, как реагировать на незнакомцев, но другая мать хотела, чтобы состояние ее ребенка было явно очевидным, чтобы незнакомые люди могли понять, почему она не делает того, что делают другие шестимесячные младенцы … чьи дети имеют особые потребности, слышат вариации историй, видят переживания, преломленные через кристалл множественных личностей.( 3 )

Родительские группы предназначены не только для матерей. Дон Мейер пишет о проведении семинаров «только для отцов», где отцы собирались вместе, чтобы обменяться мнениями и историями о торговых войнах.

Часто шум разговора был таким, что ведущие в соседних комнатах просили нас «утихомирить». Отцы настолько увлеклись разговорами со своими сверстниками, что нам иногда приходилось выгнать их из комнаты в конце собрания … И все это от отцов, которые «ничего не говорят».Очевидно, этим мужчинам есть что сказать и многое предложить друг другу. ( 4 )

Есть много способов определить родительскую группу в вашем районе. Хорошей отправной точкой является Центр обучения и информации для родителей вашего штата, PTI. PTI может не только помочь вам понять права вашего ребенка, услуги, доступные в обществе, и то, как защищать вашего ребенка, этот ценный ресурс также может помочь вам связаться с родительскими группами на местном уровне и в штате.

Вернуться к началу

Читайте книги, написанные родителями (и для них)

Возможно, вам также будет полезно прочитать многие отличные ресурсы — книги, статьи, веб-сайты, — которые доступны по вопросам инвалидности. Некоторые цитируются в этой публикации. Остальные перечислены в информационных бюллетенях по инвалидности . Полезные советы о том, что читать, можно также получить, поговорив с местным библиотекарем, учителем вашего ребенка или другим заинтересованным специалистом; обращение в национальную, государственную или местную группу лиц с ограниченными возможностями; или разговаривая с другими родителями детей с ограниченными возможностями.

Вернуться к началу

Узнайте об услугах

Поиск доступных услуг — задача для семей, которая продолжается по мере изменения потребностей ребенка. Большинство этих услуг стали доступными благодаря законодательству на федеральном уровне и уровне штата. Чтобы быстро прочитать о правах детей и молодежи с ограниченными возможностями на образование, попробуйте: Вопросы, часто задаваемые родителями об услугах специального образования .

Как правило, в сообществах, округах и штатах доступно множество услуг, которые помогут вам удовлетворить потребности вашего ребенка с ограниченными возможностями и вашей семьи.Семьи с маленьким ребенком-инвалидом (от рождения до третьего дня рождения) должны получить доступ к службам раннего вмешательства , которые предназначены для выявления и лечения проблем развития как можно раньше. Для детей школьного возраста с ограниченными возможностями специальное образование и связанные с ним услуги могут быть важными факторами в удовлетворении образовательных потребностей ребенка.

Услуги раннего вмешательства . Услуги раннего вмешательства предназначены для удовлетворения потребностей младенцев и детей младшего возраста с ограниченными возможностями как можно раньше.Эти услуги могут варьироваться от поддержки кормления со стороны диетолога в больнице до разработки полной программы физиотерапии для младенца с церебральным параличом. Однако эти услуги предназначены не только для детей с особыми потребностями. При разработке закона, описывающего услуги раннего вмешательства, Конгресс признал, что семья занимает центральное место в жизни маленького ребенка. Таким образом, приоритеты, заботы и ресурсы семьи являются основным фактором при планировании услуг для младенцев и детей младшего возраста с ограниченными возможностями.План, который разрабатывается в ходе этого процесса, называется индивидуальным планом обслуживания семьи (IFSP).

Родители тоже могут получить пользу от услуг раннего вмешательства. Как полноправные члены команды, разрабатывающей программу для своего ребенка, они могут приобрести навыки, которые могут быть полезны в течение долгого времени — навыки, помогающие своему ребенку учиться и развиваться, а также навыки принятия решений, планирования и оказания поддержки. другие и влияют на формирование политики в своем сообществе.

Сами услуги предлагаются через государственное или частное агентство и предоставляются в различных условиях, таких как ваш дом, клиника, районный детский сад или программа Head Start, больница или местный отдел здравоохранения.Первоначальная оценка и оценка вашего ребенка будут предоставлены бесплатно. Услуги также могут предоставляться бесплатно, хотя это может варьироваться от штата к штату. В некоторых штатах взимается плата за услуги по «скользящей шкале».

Специальное образование и сопутствующие услуги . В соответствии с положениями двух федеральных законов — Закона об образовании для лиц с ограниченными возможностями (IDEA) и Раздела 504 Закона о реабилитации 1973 года — каждому ребенку с особыми потребностями гарантируется бесплатное соответствующее государственное образование, предназначенное для удовлетворения его или ее уникальных потребностей.Это обучение планирует команда, в которую входят родители ребенка.

Таким образом, вы, как родители, являетесь ключевыми участниками команды, которая определяет, какое специальное образование получит ваш ребенок. Вместе члены команды вашего ребенка разрабатывают индивидуальную образовательную программу (IEP), в которой в письменном виде указывается образовательная программа, запланированная для вашего сына или дочери.

Существует множество книг и веб-сайтов, которые особенно полезны, если вы хотите понять и получить доступ к услугам специального образования.Сюда входят материалы, которые можно сразу получить в Центре информации и ресурсов для родителей, чтобы объяснить процесс специального обучения. Мы перечислили несколько веб-страниц, которые вы можете прочитать, чтобы узнать больше.

_______________________

Обзор раннего вмешательства
https://www.parentcenterhub.org/ei-overview/

Услуги для дошкольников
https://www.parentcenterhub.org/preschoolers/

10 основных шагов специального образования
https: // www.parentcenterhub.org/steps/

Оценка детей на предмет инвалидности
https://www.parentcenterhub.org/evaluation/

__________________________

Вернуться к началу

Поддержка и расширение прав и возможностей семьи

Ты — сердце семьи

Многие факторы могут повлиять на благополучие семьи. Одним из факторов, безусловно, является эмоциональное и физическое здоровье родителей. Вы, как родители, безусловно, являетесь сердцем семьи. Вы — те, кто занимается проблемами, связанными с инвалидностью вашего ребенка: врачи, воспитатели, члены семьи, школа вашего ребенка, специалисты, которые работают с вашим ребенком.Вы также ведете домашнее хозяйство — оплачиваете счета, делаете покупки, готовите, убираетесь, заботитесь о других детях. Стоит ли удивляться, что многие родители детей с ограниченными возможностями сообщают о временах, когда они чувствуют себя подавленными?

Следовательно, , для вас, как родителей, очень важно уделить время тому, чтобы позаботиться о себе как о личности : выспаться, регулярно есть, совершать короткие прогулки и заниматься тем, что вам действительно нравится, даже если вы можете лишь изредка сжимать их.По рассказам одной матери:

Иногда я уходил в свою «башню» и делал вид, что у меня нет никаких обязанностей, кроме как развлечься хорошей книгой или успокаивающей записью. Передышка обычно длилась не более получаса, и этого никогда не было достаточно, но она помогла мне сломать «мученический» образ мышления, от которого требовалось жить и дышать только для моих детей.

В эти короткие моменты спокойного размышления я мог обновить свое чувство «я» и вспомнить, что я тоже важен; что я была Кейт, человеком с множеством способностей и интересов, которые не все совпадали с моей ролью мамы.Я понял, что немного эгоизма — это неплохо. Если бы я мог больше получать удовольствие, я мог бы больше получать удовольствие от своих детей. ( 5 )

Многие семьи будут семьями с одним родителем, но для тех, кто таковым не является, отношения между родителями являются фактором, который может повлиять на благополучие семьи. Когда отношения между родителями крепкие и благоприятные, они обогащают семейную жизнь всех членов семьи. И наоборот, когда в отношениях возникают проблемы, напряжение сказывается и на остальных членах семьи.Это констатация того, что большинство из нас уже знает: брак претерпевает изменения с рождением ребенка, любого ребенка. Но когда у ребенка в семье есть особые потребности, это изменение может быть еще более глубоким. Как выразилась Келли Харланд: «Все неожиданно разворачивается. В один момент вы и ваш возлюбленный поете на плохом итальянском вместе с венецианцами в переполненном баре… красное вино льется из ниоткуда. А в следующую минуту вы двое заполняете формы инвалидности для вашего крошечного сына ». ( 6 )

Большая часть литературы, написанной родителями, обсуждает способы защиты родителями своих отношений. Один момент всплывает снова и снова, и это важность уделения времени друг другу: встреча за обедом, уединение на несколько часов вместе, совместное занятие. Также важно разговаривать друг с другом и внимательно слушать — и разговоры не всегда должны вращаться вокруг детей в семье. Поиск других тем для обсуждения может во многом оживить родителей и сохранить близость между ними. Также важно понимать, что бывают случаи, когда одному партнеру нужно пространство.Как сказал один из родителей: «Поймите, что вы не справляетесь со стрессом так, как ваш супруг. Позвольте супругу справиться с этим по-своему и постарайтесь понять ваши разногласия ». ( 7 ) Другой родитель делится: «В эти моменты одиночества величайшим подарком было просто оставить другого в покое». ( 8 )

Совместное выполнение обязанностей по оказанию помощи также необходимо, хотя пары сообщают, что им часто приходится много работать в общении, чтобы достичь «доброжелательности», которая стоит за командной работой.

Многие родители сочли необходимым и полезным обратиться за совместным консультированием . Благодаря этому процессу они стали лучше понимать потребности и заботы друг друга и нашли способы обсудить и разрешить свои разногласия. Как сказал один из родителей: «Мы управляем скалистым кораблем, мой муж и я… Нам приходилось консультироваться с терапевтом, иногда раз в год, иногда раз в неделю. Время от времени мы испытывали жесткую дистанцию ​​между собой, поскольку Уилл во всей своей сложности занимает каждую свободную секунду нашей жизни.Однако мы держались. Наши сердца связывает нечто большее, чем любовь ». ( 9 )

Вернуться к началу

Братья и сестры

Мы знаем из семейного опыта и результатов исследований, что наличие ребенка с ограниченными возможностями сильно влияет на всех в семье. Сюда входят братья и сестры этого ребенка. Многие авторы и исследователи красноречиво писали о том, как наличие инвалидности влияет на каждого брата или сестры в отдельности, а также на отношения между братьями и сестрами .

Воздействие, по словам самих братьев и сестер, значительно варьируется от человека к человеку. Тем не менее, в их рассказах есть общие нити. ( 10 ) Для многих этот опыт является положительным, обогащающим, он учит принимать других людей такими, какие они есть. Некоторые принимают активное участие в помощи родителям в уходе за ребенком-инвалидом. Братья и сестры нередко становятся горячими защитниками и сторонниками своего брата или сестры с особыми потребностями или испытывают чувство огромной радости, наблюдая, как он или она добивается даже самых незначительных успехов в обучении или развитии.Меган, 17 лет, рассказывает о своей жизни со своим братом, страдающим синдромом Дауна:

Каждый день Энди учит меня никогда не сдаваться. Он знает, что он другой, но не зацикливается на этом. Он не сдается, и каждый раз, когда я вижу, что ему тяжело, я заставляю себя работать намного усерднее … Я не знаю, что бы я делал без Энди. Он изменил мою жизнь … Если бы я не вырос с ним, у меня было бы меньше понимания, терпения и сострадания к людям. Он показывает нам, что каждый может все. ( 11 )

Напротив, многие братья и сестры испытывают чувство горечи и негодования по отношению к своим родителям, брату или сестре-инвалиду.Они могут чувствовать зависть, пренебрежение или отвержение, наблюдая за тем, как большая часть энергии, внимания, денег и психологической поддержки родителей направляется к ребенку с особыми потребностями. ( 12 ) Как говорит 8-летняя Анджела: «[T] Вот времена, когда я сажусь и думаю:« Это несправедливо! »» ( 13 )

И многие, многие братья и сестры колеблются между положительными и отрицательными эмоциями. Хелен, 10 лет, сестра которой страдает серьезными умственными недостатками и судорогами, начинает с того, что рада, что у нее есть сестра с особыми потребностями.«Это открыло мне глаза на мир людей, о которых я никогда бы не узнал». ( 14 ) Но она также говорит: «Иногда мне хочется, чтобы у меня были особые потребности. Я часто так думаю, когда Марта охает и ахает, а обо мне никто даже не думает ». ( 15 ) А потом на следующем вдохе Хелен говорит: «Другое дело, что я действительно злюсь, когда дети хлопают себя по груди руками и говорят:« Я дебил! »Это меня так бесило! ” ( 16 )

Реакция и приспособление братьев и сестер к брату или сестре с ограниченными возможностями также может варьироваться в зависимости от их возраста и уровня развития. Чем младше не инвалид, тем труднее ему или ей понять ситуацию и реалистично интерпретировать события. Дети младшего возраста могут быть не уверены в характере инвалидности, в том числе в том, что ее вызвало. Они могут чувствовать себя виноватыми или беспокоиться о том, чтобы «подхватить» инвалидность. По мере взросления братьев и сестер их понимание инвалидности также становится более зрелым, но могут возникать новые проблемы. Они могут беспокоиться о будущем своего брата или сестры, о том, как их сверстники отреагируют на их брата или сестру, или о том, могут ли они сами передать инвалидность своим собственным детям.( 17 )

Очевидно, что для вас важно найти время, чтобы открыто поговорить об инвалидности вашего ребенка с другими детьми , объясняя это как можно лучше в терминах, соответствующих уровню развития каждого ребенка. Как замечает Роберт Насиф: «Информация нужна как родителям, так и братьям и сестрам на их уровне». ( 18 )

Если вас беспокоят проблемы с братьями и сестрами, загляните на нашу страницу Siblings , где вы можете найти полезные ресурсы, в том числе группы поддержки, доступные вашим детям.Они могут стать «отличным выходом» для братьев и сестер, чтобы поделиться своими чувствами с другими в аналогичной ситуации. ( 19 )

Вернуться к началу

Ваш ребенок с особыми потребностями

Во многом то, как вы воспитываете своего ребенка-инвалида, будет зависеть от личных убеждений вашей семьи о воспитании детей, возраста вашего ребенка и характера его или ее инвалидности. Важно помнить, что будет применяться к большинству обычных вопросов воспитания детей — дети с ограниченными возможностями пройдут обычные стадии детства .Они могут не проходить этапы в одном возрасте, с той же скоростью или использовать те же слова, что и дети без инвалидности, но они дети, а дети есть дети.

Мы, как родители, можем считать, что ко всем детям следует относиться одинаково, но на практике это обычно не так. Почему? Потому что любой, кто был рядом с детьми, даже младенцами, знает, что у них разные личности и они по-разному реагируют на похожие ситуации. Мы поощряем и уговариваем застенчивого ребенка и устанавливаем ограничения для буйного ребенка.Мы говорим громким молчать, а тихим говорить громче. Ребенку, который любит рисовать, мы предлагаем разные занятия, а не тому, кто хочет играть в мяч. Дети просто не такие, но у них должны быть такие же возможности.

Среди их возможностей должна быть возможность взять на себя все большую ответственность и независимость. У вашего ребенка может быть много способов помочь себе или другим членам семьи, включая выполнение работы по дому.Вам нужно будет подумать, какими могут быть эти занятия с учетом инвалидности и возможностей вашего сына или дочери. По мере того, как вы ожидаете и поощряете ребенка брать на себя ответственность, его чувство гордости и компетентности также возрастает.

И наоборот, если не ожидать и не поощрять вашего ребенка к участию в уходе за собой или домашними делами, это может означать, что он или она не в состоянии помочь. Вместо этого поощряется зависимость. Как настаивает одна мать: «Пусть он все делает сам.Не балуй его. Мой тесть заметил, как Крисси может очень хорошо манипулировать людьми… [Его] комментарий был: «Мальчик, он бы никуда не пошел, если бы нашел кого-нибудь, кто бы его несли». Ага. Вот почему мы его не несем! » ( 20 )

Конечно, , характер и серьезность инвалидности вашего ребенка могут повлиять на то, насколько он или она может участвовать в выполнении домашних обязанностей и так далее. Пегги Финстон отмечает:

Таким образом, вопрос для каждого из нас заключается в том, какой «реалистичный» уровень нормальности можно ожидать от нашего ребенка? Если мы ожидаем слишком многого, мы рискуем отвергнуть его таким, какой он есть.Если мы ожидаем слишком мало, мы не сможем побудить его делать все, что в его силах, с самим собой. Нет единого ответа для всех нас или даже для всех, кто страдает одним и тем же заболеванием. Лучшее, что мы можем сделать, — это осознать, что это постоянный вопрос, который нам необходимо рассмотреть. ( 21 )

Другой вопрос, который может вас беспокоить, — это то, что (или нужно ли) рассказывать вашему ребенку о его или ее инвалидности. Как и братья и сестры, ребенок с особыми потребностями может также нуждаться в информации и взглядах на то, что отличает его или ее от других.

Теперь мои объятия становятся крепче, ближе. Я чувствую свое дыхание в его взлохмаченных волосах.

«Уилл, ты когда-нибудь задумывался, почему ты так пугаешься, когда что-то неожиданно появляется, почему это так тебя расстраивает?»

Он всхлипывает. «Ага.»

сомневаюсь. Мне ужасно тепло. Я никогда не хотел знакомить моего ребенка с ярлыком, который кто-то другой создал для него. И все же инстинкт подсказывает мне, что это может ему помочь…. ( 22 )

Так Келли Харланд описывает разговор со своим сыном, когда она рассказала ему о его инвалидности, аутизме.

А теперь он все еще. Он успокоился. Он слушает.

… И тишина, как я пытаюсь представить, куда идти дальше. Может я ошибаюсь. Может, мне никогда не следовало использовать это слово. Но меня охватывает странный приступ. Похоже, что с этим неуверенным движением вперед и назад мы внезапно прорвались через какой-то шлюз … Некоторое время Уилл знал, что у него проблема; он ждал, что его мама объяснит ему это? Во всех этих разговорах есть что-то, за что мы оба держимся, может быть, в этот единственный момент способ подавить ужас или даже подняться над ним.( 23 )

По мере того, как ваш ребенок растет и взрослеет, особенно по мере того, как он или она вступает в юношеский возраст, для него может быть очень полезно обсудить природу инвалидности. Это включает в себя то, какие особые условия необходимы ему или ей для успешной учебы в школе и других условиях.

Возможно, вы захотите вовлечь своего ребенка в его или ее собственное собрание по программе IEP , которое может научить вашего ребенка полезным навыкам, таким как самоадвокация, выражение личных интересов и целей и участие в принятии решений, влияющих на его или ее жизнь.Фактически, по закону, всякий раз, когда вопрос о переходе вашего ребенка к жизни после окончания средней школы будет обсуждаться на собрании IEP, ваш ребенок должен быть приглашен на встречу. Чтобы узнать больше о планировании перехода и участии студентов в собраниях IEP, посетите Transition Suite , который начинается по адресу:
https://www.parentcenterhub.org/transitionadult/

Вернуться к началу

Бабушки и дедушки (и остальные члены семьи)

Бабушки и дедушки часто сильно страдают от рождения ребенка-инвалида. «Они сталкиваются с двойным горем — инвалидностью своего внука и болью собственного ребенка» (24). Важно помнить, что им также понадобится поддержка и информация. (Это верно и для других членов семьи.)

Следовательно, вашим родителям и другим членам расширенной семьи должна быть предоставлена ​​возможность узнать вашего ребенка как человека, а не только как человека с ограниченными возможностями. Помогите им понять сильные стороны и потребности вашего ребенка, помогите им принять его или ее как часть семьи.Позволив членам семьи участвовать в жизни вашего ребенка, вы также сможете отвлечься на некоторое время от обязанностей, связанных с уходом за ребенком с особыми потребностями.

Вернуться к началу

Лица, обеспечивающие уход

Все родители в какое-то время, вероятно, обратятся за присмотром за детьми. Семьям с ребенком, нуждающимся в более тщательном присмотре или специализированной помощи, может быть трудно найти присмотр за ребенком или чувствовать себя комфортно с ним. Однако, даже если вы не работаете вне дома и не нуждаетесь в регулярном уходе за ребенком, вы можете получить большую пользу от периодического или даже постоянного ухода за ребенком.Это даст вам время, чтобы заняться личными делами, получить удовольствие от досуга или избавиться от постоянной необходимости заботиться о ребенке с инвалидностью или хроническим заболеванием.

Вы также можете воспользоваться временным уходом — системой временного ухода за детьми, предоставляемой людьми, знакомыми с потребностями детей с ограниченными возможностями. «Временный» может длиться от часа до нескольких месяцев, в зависимости от лица, предоставляющего временный уход, а также потребностей и желаний семьи. Многие поставщики услуг временного ухода за детьми прошли специальную подготовку и могут компетентно заботиться о детях, потребности которых могут варьироваться от тщательного наблюдения до медицинского ухода.Временный уход может быть предоставлен младенцам, подросткам или взрослым с особыми потребностями. В некоторых случаях поставщик временного ухода может оказывать помощь только ребенку с ограниченными возможностями; в других случаях уход может быть также доступен для братьев и сестер. Временный уход обычно отличается от дневного ухода тем, что он недоступен на ежедневной основе, чтобы позволить родителю вернуться к работе.

Чтобы узнать больше об услугах временного ухода, обратитесь в Национальную сеть и ресурсный центр ARCH.ARCH управляет Национальной службой по поиску передышки, задача которой — помочь родителям найти службы временного ухода в их районе. Посетите: http://www.archresITE.org

Хотя многие родители поначалу могут неохотно оставлять своего ребенка с особыми потребностями на попечение кого-то другого, те, кто попробовал это сделать, убедительно свидетельствуют о его ценности в восстановлении их энергии, чувства юмора и перспектив.

Вернуться к началу

Работа с профессионалами

Более 20 лет назад родитель Кори Мур, обращаясь напрямую к профессионалам, написал:

Нам нужно уважение, нам нужно, чтобы наш вклад ценился.Нам нужно участвовать, а не просто быть вовлеченными. В конце концов, это родитель, который первым узнал ребенка и который знает ребенка лучше всего. Наши отношения с нашими сыновьями и дочерьми носят личный характер и охватывают всю жизнь. ( 25 )

Это мнение находит отклик в литературе для родителей и в сердцах родителей во всем мире. Неудивительно, что многие материалы, написанные родителями для других родителей, дают представление о том, как вы могли бы работать вместе с профессионалами на благо своего ребенка и семьи.Лучшие отношения характеризуются взаимным уважением, доверием и открытостью, когда вы и профессионалы обмениваетесь информацией и идеями о лучшем уходе, медицинском вмешательстве или образовательной программе для вашего ребенка. И вам, и профессионалу необходимо четко говорить о проблемах и внимательно слушать. Действительно, у вас обоих есть важный опыт, которым можно поделиться.

Например, вы хорошо знаете своего ребенка с особыми потребностями. Вы живете со своим сыном или дочерью и наблюдаете за ними каждый день и можете поделиться бесценной информацией о его или ее распорядке дня, развитии, истории, сильных сторонах, потребностях и т. Д.

Профессионал тоже может внести свой вклад в специализированные знания в своей дисциплине. Часто вам приходится полагаться на мнение профессионала в вопросах, имеющих решающее значение для благополучия вашего ребенка.

Таким образом, в отношениях между родителями и профессионалами должна быть взаимность. На это может потребоваться время и усилия с обеих сторон. С этой целью многие авторы предлагают:

Если вы ищете специалиста, с которым вы можете хорошо работать, спросите других родителей детей с ограниченными возможностями.Часто они могут порекомендовать хорошего логопеда или физиотерапевта, врача, стоматолога или хирурга.

Если вы не понимаете терминологию, которую использует профессионал, задавайте вопросы. Скажите: «Что вы имеете в виду? Мы не понимаем.

При необходимости запишите ответы профессионала. Это особенно полезно в медицинских ситуациях, когда необходимо назначить лекарство или терапию.

Узнайте как можно больше об инвалидности вашего ребенка. Это поможет вам с вашим ребенком и поможет вам наиболее полно участвовать в командном процессе.

Подготовьтесь к посещению врача, терапевта или школы, составив список вопросов или проблем, которые вы хотели бы обсудить со специалистом.

Заведите блокнот, в который вы записываете информацию, касающуюся вашего ребенка с особыми потребностями. Это может включать в себя историю болезни вашего ребенка, результаты анализов, наблюдения за поведением или симптомами, которые помогут профессионалу выполнять его или ее работу, и так далее. (Записную книжку с вкладными листами легко поддерживать и добавлять в нее.)

Если вы не согласны с рекомендациями профессионала, скажите об этом. Как можно точнее объясните, почему вы не согласны.

Сделайте все возможное, чтобы найти врача, который понимает потребности вашего ребенка, готов сотрудничать с другими медицинскими работниками и с которым вы чувствуете себя комфортно.

Измерить рекомендации профессионала по программам домашнего лечения или другим вмешательствам в соответствии с вашим собственным графиком, финансами и другими обязательствами.Возможно, вы не сможете последовать всем советам или взять на себя еще одну вещь, чувствуя себя так же, как Хелен Физерстоун, когда она написала: «От чего я должна отказаться? … В моей жизни нет времени, о котором бы не говорили, и на каждые добавленные пятнадцать минут деятельности нужно убирать одну ». ( 26 ) Пегги Финстон отмечает, что «большинство профессионалов не знакомы с общей суммой наших обязательств и не берут на себя ответственность дать нам разрешение на увольнение. Это зависит от нас.В наших силах принять решение ». ( 27 )

В заключение, важно, чтобы отношения между родителями и профессионалами давали родителям возможность принимать полноправное участие в сборе информации, обмене информацией и принятии решений. Однако в конечном итоге вам решать, какую роль (роли) вы хотите принять на себя в этом процессе и с какими функциями вам нужна помощь. Полезно знать, что семьи действительно выбирают разные роли в отношениях с профессионалами. Некоторые родители хотят позволить профессионалам принимать большинство решений в отношении своего ребенка, другие хотят служить информатором для профессионала, некоторые хотят иметь право вето, а некоторые родители хотят, чтобы они участвовали в совместном вмешательстве со своим ребенком.( 28 )

Вы также можете изменить свое мнение о роли или уровне участия, которое вы хотите или можете принять на себя в отношении услуг вашего ребенка. Вы можете обнаружить, что выбираете разные роли в разное время для разных целей. Как можно более прямо говорите, что вы хотите или не хотите брать на себя в этом отношении.

Вернуться к началу

Сводка

В этой статье мы рассмотрели многие проблемы, с которыми вы сталкиваетесь как родители ребенка с ограниченными возможностями.Узнав, что у вашего ребенка инвалидность или болезнь, — это только начало пути. Иногда вы можете чувствовать себя подавленным из-за проблем, связанных с инвалидностью, и из-за силы собственных эмоций. И хотя вы можете чувствовать себя одиноким и изолированным, существует множество вариантов поддержки. Другие родители могут быть бесценными источниками помощи и информации. Услуги также доступны через государственные агентства, которые могут помочь всей вашей семье — услуги раннего вмешательства для младенцев и детей ясельного возраста и образовательные услуги для дошкольников и детей школьного возраста.Доступ к информации и поддержке может иметь решающее значение для поддержания стабильной и здоровой семейной жизни.

Мы призываем вас читать, разговаривать с другими родителями, у которых есть ребенок с ограниченными возможностями, разговаривать друг с другом и с другими членами семьи, а также обращаться за помощью, когда вам это нужно. В заключение мы рассмотрим слова Клэр Клэйборн Парк, которая размышляет о переживаниях и эмоциях, связанных с тем, чтобы быть родителем ребенка с ограниченными возможностями.

Этот опыт, который мы не выбрали, который мы бы отдал все, чтобы избежать, сделал нас другими, сделал нас лучше.Благодаря этому мы усвоили урок Софокла и Шекспира — человек растет на страданиях. И это тоже подарок Джесси. Я пишу сейчас то, что пятнадцать лет назад я все еще не считал возможным написать; что если бы сегодня мне был предоставлен выбор: принять этот опыт со всем, что он влечет за собой, или отказаться от горькой щедрости, мне пришлось бы протянуть руки — потому что из этого для всех нас вышло невообразимое жизнь. И последнее слово рассказа не изменю. Это все еще любовь. (29)

Вернуться к началу

Список литературы

1 | Парк, К. (1982). Осада: первые восемь лет аутичного ребенка с эпилогом, пятнадцать лет спустя (стр. 320). Бостон, Массачусетс: Маленький, Браун. (Продолжение этой классической родительской книги под названием Exiting Nirvana было опубликовано в 2001 году и продолжило историю Джесси во взрослую жизнь.)

2 | Хикман, Л. (2000). Жизнь в моей шкуре: взгляд изнутри на жизнь ребенка с особыми потребностями (стр.211). Сан-Антонио, Техас: Строители навыков общения.

3 | Макдермотт, Дж. (2000). Babyface: История сердца и костей (стр. 197). Бетесда, Мэриленд: Woodbine House.

4 | Мейер, Д.Дж. (Ред.). (1995). Необычные отцы: Размышления о воспитании ребенка-инвалида (с. V). Бетесда, Мэриленд: Woodbine House.

5 | МакЭнани, К. (1998). Желаю: Мечты и реалии воспитания ребенка с особыми потребностями (2-е изд.). Сакраменто, Калифорния: Объединенные ассоциации церебрального паралича, Inc.(Цитата со страницы 22.)

6 | Харланд, К. (2002). Собственная воля: Размышления о воспитании ребенка с аутизмом ( с. 33). Бетесда, Мэриленд: Woodbine House.

7 | Хикман, Л. (2000). Жизнь в моей шкуре: взгляд изнутри на жизнь ребенка с особыми потребностями (стр. 246). Сан-Антонио, Техас: Строители навыков общения.

8 | Макдермотт, Дж. (2000). Babyface: История сердца и костей (стр. 155). Бетесда, Мэриленд: Woodbine House.

9 | Харланд, К.(2002). Собственная воля: размышления о воспитании ребенка с аутизмом (стр. 33). Бетесда, Мэриленд: Woodbine House.

10 | МакХью, М. (2002). Особые братья и сестры: вырастают с инвалидом . Балтимор: Пол Х. Брукс.

11 | Мейер, Д. (1997). Взгляды с нашей обуви: Растем с братом или сестрой с особыми потребностями (стр. 89). Бетесда, Мэриленд: Woodbine House.

12 | Лавин, Дж. Л. (2001). Особенным детям нужны особые родители: ресурс для родителей детей с особыми потребностями .Нью-Йорк: Беркли Букс.

13 | Мейер, Д. (1997). Взгляды с нашей обуви: Растем с братом или сестрой с особыми потребностями (стр. 21). Бетесда, Мэриленд: Woodbine House.

14 | Там же, стр. 41.

15 | Там же.

16 | Там же, стр. 41-42.

17 | Лавин, Дж. Л. (2001). Особенным детям нужны особые родители: ресурс для родителей детей с особыми потребностями . Нью-Йорк: Беркли Букс.

18 | Насиф, Р.А. (1997). Особые дети, родители с трудностями: борьба и награды за воспитание ребенка с ограниченными возможностями (стр.144). Сикокус, Нью-Джерси: Birch Lane Press. (Пересмотренное издание этой книги было опубликовано в 2001 году Полом Х. Бруксом.)

19 | См. Ссылки 10 и 12 выше.

20 | Хикман, Л. (2000). Жизнь в моей шкуре: взгляд изнутри на жизнь ребенка с особыми потребностями (стр. 239). Сан-Антонио, Техас: Строители навыков общения.

21 | Финстон, П. (1990). Воспитание плюс: воспитание детей с особыми потребностями здоровья (стр. 72). Нью-Йорк: Даттон.

22 | Харланд, К.(2002). Собственная воля: размышления о воспитании ребенка с аутизмом (стр. 57). Бетесда, Мэриленд: Woodbine House.

23 | Там же, стр. 57–58.

24 | Насиф, Р.А. (1997). Особые дети, родители с ограниченными возможностями: борьба и награда за воспитание ребенка-инвалида (стр. 157). Сикокус, Нью-Джерси: Birch Lane Press. (Пересмотренное издание этой книги было опубликовано в 2001 году и доступно у Пола Х. Брукса.)

25 | Мур, К. (1993). Максимальное участие семьи в командном процессе .В Л. Кюппере (ред.), Второй национальный симпозиум по эффективному общению для детей и молодежи с тяжелыми формами инвалидности: тематические доклады, руководство для читателя и видеокассета (стр. 43–54). Маклин, Вирджиния: Межгосударственные исследовательские партнеры. (Цитата со страницы 49.)

26 | Фезерстоун, Х. (1980). Разница в семье: жизнь с ребенком-инвалидом (с. 78). Нью-Йорк: Базовый.

27 | Финстон, П. (1990). Воспитание плюс: воспитание детей с особыми потребностями в здоровье (стр.188). Нью-Йорк: Даттон.

28 | Макбрайд, С., Братсон, М.Дж., Джоаннинг, Х., Уиддон, Д., и Деммит, А. (1992). Реализация услуг, ориентированных на семью: восприятие профессионалов и семей. Неопубликованная рукопись, Человеческое развитие и семейные исследования, Университет штата Айова, Эймс, штат Айова. (Этот документ недоступен.)

29 | Парк, К. (1982). Осада: первые восемь лет аутичного ребенка с эпилогом, пятнадцать лет спустя (стр.320). Бостон, Массачусетс: Маленький, Браун. (Продолжение этой классической родительской книги под названием Exiting Nirvana, было опубликовано в 2001 году и продолжило историю Джесси во взрослой жизни.)

Вернуться к началу

Сколько у вас должно быть детей?

Брайан Каплан — экономист и отец, который много думал о радостях и стрессах родительской жизни. Когда я спросил его, есть ли идеальное количество детей, которое можно иметь с точки зрения благополучия родителей, он дал совершенно разумный ответ: «Мне хочется начать с уклончивого ответа экономиста:« Ну, есть оптимальное количество с учетом ваших предпочтений.

Когда я на него настаивал, он был готов подыграть: «Если у вас типичный уровень американского удовольствия от детей, и вы действительно готовы приспособить свое воспитание к свидетельствам о том, что имеет значение, тогда я скажу правильный ответ — четыре ».

Четыре — это число детей самого Каплана. Но у него есть объяснение, почему это число может применяться в более общем плане. Его интерпретация исследования воспитания детей, которое он изложил в своей книге 2011 года « эгоистичных причин иметь больше детей, », заключается в том, что многие из тех вещей, которые требуют больших затрат времени и денег, которые родители делают в надежде помочь своим детям добиться успеха, загружая их заниматься внеклассными занятиями, отправлять их в частную школу — на самом деле они мало способствуют их будущему заработку или счастью.

Прочтите: Воспитание, как у экономиста, намного менее напряженно

Другими словами, многие родители делают воспитание детей излишне ужасным, поэтому, возможно, предполагает Каплан, им следует пересмотреть свой подход к воспитанию детей, а затем, если они могут себе это позволить, подумать о иметь больше детей, потому что дети могут быть веселыми и интересными. Никакая сложная математика не привела его к четвертому. «Это просто основано на моем представлении о том, насколько люди искренне любят детей по сравнению с тем, сколько ненужных страданий они несут», — сказал он.Каплан даже подозревает, что больше четырех было бы для него оптимальным.

На подсказку, которую я дал Каплану, конечно, нет единственного правильного ответа. Существует несколько, иногда противоречивых, способов оценки вопроса о том, сколько детей лучше всего для одной семьи: с точки зрения родителей, детей и общества. Эти различные направления исследований требуют ознакомления с тем, что известно, а что нет, о том, как размер семьи влияет на жизнь ее членов.

В нескольких исследованиях была предпринята попытка определить количество детей, которые приносят максимум счастья родителям.Одно исследование середины 2000-х годов показало, что второй или третий ребенок не делает родителей счастливее. «Если вы хотите максимизировать свое субъективное благополучие, вам следует остановиться на одном ребенке», — сказал автор исследования Psychology Today . Более недавнее исследование, проведенное в Европе, показало, что два — это магическое число; больше детей не приносило родителям больше радости.

Согласно опросам Gallup, в Соединенных Штатах почти половина взрослых считает двух детей идеальным числом детей, а на втором месте по популярности — три ребенка, которые предпочитают 26 процентов.Два тоже являются фаворитами в Европе.

Эшли Ларсен Гибби, доктор философии. студент факультета социологии и демографии Пенсильванского университета отмечает, что эти цифры сопровождаются некоторыми оговорками. «Несмотря на то, что многие [данные] свидетельства указывают на то, что двое детей являются оптимальным вариантом, я не решусь сделать это утверждение или обобщить его на западное население», — написала она мне по электронной почте. «Наличие« нормативного »числа детей, вероятно, встретит большую поддержку как в социальном, так и в институциональном плане. Поэтому, пожалуй, два оптимальны в тех местах, где два считается нормой.Однако, если бы нормы изменились, я думаю, изменится и ответ на ваш вопрос ».

Идеал двух детей — это серьезное отклонение от идеи полувековой давности: в 1957 году только 20 процентов американцев заявили, что идеальная семья означает двух или меньше детей, в то время как 71 процент сказали, что это означает трех или больше. Похоже, что в этом сдвиге определенную роль сыграла экономика. Стивен Минц, историк Техасского университета в Остине и автор книги Плот Гака: История американского детства , говорит, что идеал во время бэби-бума был в районе трех, четырех или пяти детей.«Это число резко упало, поскольку стоимость воспитания детей росла, и по мере того, как все больше женщин попадали на рынок труда и испытывали растущее чувство разочарования по поводу того, что их превратили в детородные машины», — сказал он.

Затраты на воспитание детей не только финансовые. «Как родитель, который ценит свое психическое и физическое здоровье, — говорит Роберт Кросно, профессор социологии, который также работает в Техасском университете в Остине, — мне пришлось остановиться на двух, потому что этот новый стиль интенсивного воспитания, который люди чувствуют они должны следовать в наши дни, действительно изнашивает.(Он добавил: «Однако я рад, что мои родители так не думали, потому что я третий из трех».) наличие только одного ребенка означает, что родители упускают возможность иметь хотя бы одного мальчика и одну девочку — то, что они предпочитали уже полвека, если не дольше. (Пары, как правило, с большей вероятностью прекратят заводить детей, если у них будет по одному.) Возможно, это еще одна причина, по которой два являются таким популярным числом, хотя в конечном итоге один исследователь обнаружил, что наличие всех девочек или всех мальчиков не имеет смысла. влияют на счастье матерей, которые хотели хотя бы одну из них.(Этот исследователь не изучал предпочтения пап.)

Но многие люди хотят иметь больше или меньше двух детей. В целом эксперты, с которыми я консультировался, согласились с тем, что оптимальное количество детей зависит от желаний и ограничений каждой семьи. «Когда пара чувствует, что их больше интересуют дети; больше энергии для малышей; может быть, больше поддержки, например, бабушки и дедушки в этом районе; и приличный доход, тогда создание большой семьи может быть для них лучшим вариантом », — говорит Брэд Уилкокс, директор Национального проекта брака Университета Вирджинии.«А когда у пары меньше ресурсов, эмоциональных, социальных или финансовых, то им лучше всего иметь меньшую семью».

Что происходит, когда желания родителей расходятся с реальностью? Согласно Общему социальному исследованию, в 2018 году у 40 процентов американских женщин в возрасте от 43 до 52 лет было меньше детей, чем они считали идеальным. «Отчасти дело в том, что женщины заводят детей в более позднем возрасте, по сравнению с большей частью истории человечества, и они выходят замуж позже, — говорит Уилкокс.«Таким образом, эти две вещи означают, что в конце концов изрядное количество женщин в конечном итоге имеет меньше детей, чем им хотелось бы, или у них в конечном итоге нет детей, когда они надеялись иметь детей».

Хотя первопричины могут быть разными, это несоответствие между надеждой и реальностью наблюдается во всем мире и, похоже, делает женщин значительно менее счастливыми. Итак, хотя идеальный размер семьи у людей может быть разным — и очень индивидуален, — они, вероятно, будут наиболее счастливы, если достигнут своей цели, какой бы она ни была.

Возможно, наиболее значимое различие заключается не в переходе от одного ребенка к двум или от двух к трем, а от нуля к одному — от неродителя к родителю.

«Наличие только одного ребенка [определяет] различные аспекты жизни взрослых — то, как используются время, деньги, эмоции и разум и как формируются новые социальные сети, — ориентированные на ребенка», — говорит Кей Номагучи, социолог из Bowling Green Государственный университет. «Если вы хотите наслаждаться жизнью, ориентированной на взрослых, любите дорогие развлечения, дорожите интимными отношениями со своим партнером, и и вы, и ваш партнер хотите посвятить свое время карьере, нулевые дети будут идеальным вариантом».

Матери, конечно, могут потерять больше, чем отцы, если у них есть дети.Рождение детей доставляет больше стресса женщинам, чем мужчинам, и матери, родившие детей, страдают профессионально, чего не делают отцы (хотя счастье родителей, похоже, зависит от политики их страны в отношении оплачиваемого отпуска и ухода за детьми). И в этом отношении ноль — это хорошо.

Прочтите: Как белые семьи с благими намерениями могут увековечить расизм

Будет ли оптимальное количество детей больше нуля — это вопрос, который пытались решить многие исследователи, и сумма их работы указывает на ряд переменных, которые кажутся иметь значение.

В одной недавней статье говорилось, что становление родителем действительно делает людей счастливее, если они могут себе это позволить. И обзор существующих исследований 2014 года, авторы которых скептически относились к «чрезмерному обобщению того, что большинство родителей несчастны или что большинство родителей радуются», выявил другие общие закономерности: родительство обычно доставляет менее позитивный опыт матерям и молодым людям. , не замужем или имеют маленьких детей. И это, как правило, более позитивно для отцов и людей, состоящих в браке или ставших родителями в более позднем возрасте.

Тогда что будет оптимальным, зависит от возраста, жизненного цикла и состава семьи — другими словами, от вещей, которые могут измениться. Хотя может показаться, что быть родителем маленького ребенка не для максимального счастья, в будущем отцовство может быть более приятным.

Действительно, Брайан Каплан считает, что, когда люди думают о детях, они склонны думать о первых годах воспитания детей — стрессе и недосыпании — но недооценивают, какой будет семейная жизнь, когда их детям, скажем, 25 или 50.Его совет тем, кто подозревает, что когда-нибудь они будут несчастны без внуков: «Что ж, есть кое-что, что вы можете сделать прямо сейчас, чтобы снизить риск этого, а именно: просто заводите больше детей».

Родители могут решить, что определенное количество детей будет максимально их счастья , но как насчет счастья самих детей? Есть ли оптимальное количество братьев и сестер?

Вообще говоря, хотя братья и сестры ссорятся, отношения между братьями и сестрами имеют тенденцию быть положительными.Фактически, есть свидетельства того, что наличие братьев и сестер улучшает социальные навыки маленьких детей и что хорошие отношения между взрослыми братьями и сестрами в более старшем возрасте связаны с улучшением здоровья. (Одно исследование даже обнаружило корреляцию между наличием братьев и сестер и снижением риска развода — идея заключалась в том, что взросление с братьями и сестрами может дать людям набор социальных инструментов, которые они могут использовать в дальнейшей жизни.)

Однако, по крайней мере, есть одним благоприятным результатом меньше: чем больше у него братьев и сестер, тем меньше он получит образования.Исследователи на протяжении десятилетий обсуждали, может ли играть роль «разбавление ресурсов» — идея о том, что, когда родителям приходится делить свои ресурсы между большим количеством детей, каждый ребенок получает меньше. Согласно этой схеме, переход от нулевого количества братьев и сестер к одному будет самым разрушительным с точки зрения ребенка — его или ее притязания на ресурсы семьи сокращаются вдвое.

Но эта теория на самом деле не работает, не в последнюю очередь потому, что дети с одним братом или сестрой, как правило, идут в школу дальше, чем только дети.«Разбавление ресурсов привлекательно, потому что оно интуитивно понятно и скупо — оно многое объясняет простым объяснением, — но, вероятно, слишком просто», — говорит Дуглас Дауни, социолог из Университета штата Огайо. «Многие родительские ресурсы, вероятно, не ограничены в том смысле, который описывает теория».

Небольшой пример: родители могут читать книги сразу двум детям — это не «разбавляет» их ограниченное время. Более крупный: вместо того, чтобы разделить фиксированную кучу денег, родители могут начать откладывать по-другому, если они будут знать, что будут платить за обучение в колледже двоих детей, а не одного.«Они вкладывают большую часть своих денег в образование детей и меньше — на новые гольф-клубы», — объясняет Дауни.

И если родители связаны сильным сообществом, которое помогает им воспитывать детей, у них есть больше ресурсов, чем только их собственные. В исследовании 2016 года Дауни и двое других исследователей обнаружили, что отрицательная корреляция между «размером братьев и сестер» и результатами обучения была в три раза сильнее в протестантских семьях, чем в мормонских семьях, которые часто используют более общинный подход к воспитанию детей.«Когда развитие ребенка более широко разделяется с другими родителями, размер родства имеет меньшее значение», — писали Дауни и его коллеги-исследователи.

Гендерный состав братьев и сестер также может иметь значение. «В местах, где предпочтение отдается сыновьям дочерям, есть некоторые свидетельства того, что девочки со старшими сестрами находятся в худшем положении с точки зрения родительских вложений (например, плата за обучение, медицинское обслуживание, возможно, даже еда / питание)», — говорит Сара Хейфорд, коллега. Дауни в штате Огайо, отмечается в электронном письме.

Таким образом, братья и сестры могут быть неоднозначными.Вероятно, глупо пытаться разыграть, сколько детей дадут каждому лучшую жизнь. Но у Каплана есть простая теория о том, как повысить уровень счастья детей: «Самое важное в вашей жизни — это то, что ваши родители в первую очередь решают заполучить вас. Каждый ребенок — это еще один человек, который остается живым и, скорее всего, будет рад, что остался жив ».

Размышление о том, что лучше всего для любого отдельного домохозяйства, более субъективно и тонко, чем то, какое количество детей было бы лучше всего для общества в целом.Когда дело доходит до обеспечения устойчивости населения данного общества в долгосрочной перспективе, у демографов есть не просто цифра (в среднем 2,1 рождений на женщину, примерно), но и название: «фертильность на уровне воспроизводства».

Иногда популяция отклоняется от этого уровня воспроизводства таким образом, что демографы ставят под удар. «Ничто не гарантирует, что количество детей, которые хороши для меня, принесет пользу и обществу», — сказал Микко Мирскюля, исполнительный директор Института демографических исследований Макса Планка в Ростоке, Германия.

«Очень низкая рождаемость, — написала Мирскюля в электронном письме, — создает ситуацию, в которой со временем доля населения трудоспособного возраста по сравнению с пожилым населением становится небольшой, и это может стать проблемой для социальных механизмов, таких как социальные система безопасности.» Например, население Японии сокращается за последнее десятилетие, а рост численности пожилого населения и низкий коэффициент фертильности (1,43 рождения на женщину) заставляют ее правительство беспокоиться об устойчивости своей рабочей силы и программ социальных пособий.

«Очень высокая фертильность, — продолжила Мирскюля, — особенно при низкой смертности, приводит к быстрому росту населения, что требует расширения инфраструктуры и требует все больших объемов ресурсов». В Нигерии правительство попыталось снизить высокий уровень фертильности, расширив доступ к противозачаточным средствам и рекламируя экономические преимущества небольших семей.

Но семьи не основывают свое желание иметь детей на оптимальном для общества количестве.Во многих странах Центральной и Западной Африки, таких как Сенегал, Мали и Камерун, желаемый размер семьи для многих молодых женщин составляет от четырех до шести детей, говорит Джон Кастерлайн, демограф из штата Огайо, проводивший исследования в этом регионе. Это число оставалось относительно высоким, даже когда люди достигли более высокого среднего уровня образования — сдвиг, который, например, в Азии и Латинской Америке обычно сопровождается сокращением ожидаемого размера семей.

Не совсем понятно, почему ожидания женщин в этих частях мира не изменились, как ожидания женщин в других регионах.Одно предположение, говорит Кастерлайн, связано с концептуальным пониманием семьи. «Многие вещи в жизни воспринимаются как коллективные усилия большой расширенной родственной группы по разделению ресурсов и труда, так что это снижает личную цену рождения ребенка», — сказал он мне. «Он распространяется среди более широкой группы людей». Например, может быть, один ребенок особенно сообразителен, поэтому его родственники откладывают деньги, чтобы отправить его в колледж — «своего рода корпоративные коллективные усилия», как выразился Кастерлайн, — и надеются, что он получит высокооплачиваемую работу в городе и сможет поддержать его. их.

Другая возможность: «Всегда была проблема защиты себя от смертности», — сказал Кастерлайн, имея в виду возможность того, что ребенок не сможет дожить до взрослой жизни. Он сказал, что уровень детской смертности во многих частях мира сильно снизился за последние несколько десятилетий. Но они все еще высоки, и импульс застраховаться от них может сохраниться. «Сколько детей мне нужно иметь сейчас, если я хочу иметь троих взрослых детей за 30 лет?» — говорит Дженни Тринитаполи из Чикагского университета, описывая мыслительный процесс.«Это зависит от уровня смертности».

Но эти объяснения не являются окончательными. Некоторые предпочтения, которые трудно измерить количественно, также, похоже, играют роль. Кастерлайн вспомнил, как десять лет назад проводил в Египте опросы и слушал, как египтяне обсуждали преимущества трех детей по сравнению с двумя. «Было какое-то безразличие, но было реальное ощущение, что это больше похоже на семью — так лучше — иметь троих детей, а не двоих, потому что большая часть их общественной жизни — это семейные собрания, а также тети, дяди и двоюродные братья, » он говорит.«А если у вас трое детей, вы получите их намного больше».

Но по мере того, как меняются экономика и структура общества, меняются и предпочтения людей, и в этом смысле Соединенные Штаты являются ярким примером. В начале XIX века у типичной замужней женщины было от семи до десяти детей, но к началу XX века это число упало до трех. Почему? «Дети больше не были экономическим активом, которого можно было заставить работать», — говорит Минц, историк детства.

Некоторые аспекты жизни общества созданы для того, чтобы лучше всего подходить для семей определенного размера — например, в стандартной машине в Америке могут удобно разместиться четыре человека.(Минц отмечает, что в 50-х и 60-х годах седаны могли вместить шесть человек, потому что у них обычно были многоместные сиденья и не хватало центральной консоли.) На ум приходят и отели: когда в семье больше людей, чем может поместиться два двухместных номера. кровати, пора подумать о бронировании другой комнаты.

После учета того, на что похоже данное общество и каково данное домашнее хозяйство в этом обществе, можно очень хорошо определить оптимальное количество детей, которое нужно иметь. Но эти соображения менее убедительны и более клинически по сравнению с радостью, которую испытывают люди, когда видят, как ребенок впервые держит свою младшую сестру; присутствовать на грандиозной шумной семейной встрече; или спланируйте блаженный отпуск, не беспокоясь о том, кто будет присматривать за детьми.Это моменты, которые кажутся поистине оптимальными.

Как работающие родители разделяют родительские и домашние обязанности

Семейная жизнь меняется, как и роль отца и матери на работе и дома. Поскольку за последние несколько десятилетий все больше матерей стали работать в США, доля семей с двумя родителями, в которых оба родителя работают полный рабочий день, теперь составляет 46% по сравнению с 31% в 1970 году. В то же время доля отца, который работает полный рабочий день, и матери, которая не работает вне дома, значительно снизилась; 26% семей с двумя родителями сегодня соответствуют этому описанию, по сравнению с 46% в 1970 году, согласно новому анализу Pew Research Center по данным Current Population Survey.

С экономической точки зрения, семьи с двумя работающими полный рабочий день родителями живут лучше, чем другие семьи. Средний доход семьи для семей с двумя родителями, работающими полный рабочий день и по крайней мере одним ребенком в возрасте до 18 лет, составляет 102 400 долларов США по сравнению с 84 000 долларов США для семей, где отец работает полный рабочий день, а мать работает неполный рабочий день, и 55 000 долларов США для домашних хозяйств, в которых работает отец. полный рабочий день и мать не работает. Но, как показывает новый опрос Pew Research Center, совмещение работы и семьи создает проблемы для родителей.Фактически, более половины (56%) всех работающих родителей считают, что это балансирование затруднительно. В частности, среди работающих матерей 41% сообщают, что из-за того, что они были родителями, им было труднее продвигаться по карьерной лестнице; примерно половина работающих отцов (20%) говорят то же самое.

Опрос, проведенный 15 сентября — окт. 13, 2015, среди 1807 американских родителей с детьми младше 18 лет, также показывает, что в семьях с двумя родителями родительские и домашние обязанности распределяются более равномерно, когда и мать, и отец работают полный рабочий день, чем когда отец работает полный рабочий день и мать работает неполный рабочий день или не работает.Но даже в семьях, где оба родителя работают полный рабочий день, многие говорят, что большая часть повседневных родительских обязанностей ложится на матери.

Около половины (54%) родителей в домохозяйствах, где и мать, и отец работают полный рабочий день, говорят, что в их семье мать делает больше, когда дело доходит до управления расписанием и деятельностью детей; 47% также говорят, что это касается ухода за детьми, когда они больны. Но большинство родителей в этом типе семьи говорят, что мать и отец примерно поровну выполняют обязанности, когда речь идет о домашних делах и обязанностях (59%), дисциплине (61%) и играх или занятиях с детьми (64%).

В домохозяйствах, где отец работает полный рабочий день, а мать работает неполный рабочий день или не работает вообще, распределение труда по уходу за детьми и ведению домашнего хозяйства менее сбалансировано. Эти мамы берут на себя больше ответственности за родительские обязанности и домашние дела, чем те, кто работает полный рабочий день.

Однако важно отметить, что существует значительный гендерный разрыв в том, как матери и отцы описывают распределение труда в своем домохозяйстве. Матери в домохозяйствах с двумя родителями, независимо от статуса работы, с большей вероятностью сообщают, что они делают больше по каждому пункту, протестированному в ходе обследования, чем отцы, говоря, что их супруг или партнер делает больше.Со своей стороны, отцы обычно чаще, чем матери, говорят, что эти обязанности распределяются примерно поровну. Например, 64% матерей в семьях с двумя родителями говорят, что они делают больше, чем их супруга или партнер, когда дело доходит до управления расписанием и занятиями своих детей. И хотя многие отцы (53%) признают, что мама в их семье делает больше, чем они, папы гораздо чаще, чем мамы, говорят, что эта ответственность делится поровну (41% против 31% мам).

Хотя матери и отцы предлагают несколько разные взгляды на разделение труда в их домашнем хозяйстве, существует общее мнение о том, кто в их семье больше ориентирован на работу или карьеру. Например, в семьях с двумя родителями, где мать и отец работают полный рабочий день, 62% говорят, что оба в равной степени сосредоточены на работе, в то время как примерно каждый пятый (22%) говорит, что отец более сосредоточен, а 15% говорят, что мать является. Различия в ответах на этот вопрос между матерями и отцами в этом типе домохозяйств невелики.

В домохозяйствах, где отец работает полный рабочий день, а мать работает неполный рабочий день, большинство 63%, включая 71% отцов и 57% матерей, говорят, что в их семье отец больше сосредоточен на своей работе или карьере, чем на работе. мать; около трети (32%) говорят, что оба одинаково сосредоточены, а 4% говорят, что мать более сосредоточена.

Во всех домохозяйствах с двумя родителями, где оба родителя работают по крайней мере неполный рабочий день, 59% говорят, что отец зарабатывает больше, чем мать, 17% говорят, что мать зарабатывает больше, и 23% говорят, что они зарабатывают примерно столько же.Возможно, неудивительно, что 83% родителей в семьях, где отец работает полный рабочий день, а мать работает неполный рабочий день, говорят, что отец зарабатывает больше, в то время как 3% говорят, что мать, и 14% говорят, что они зарабатывают примерно столько же. Тем не менее, даже в семьях, где оба родителя работают полный рабочий день, половина респондентов считает, что больше всего зарабатывает отец, 22% — мать и 26% говорят, что они зарабатывают примерно одинаковую сумму.

Большинство родителей говорят, что добиться баланса между работой и семьей сложно.

Для многих работающих родителей баланс между работой и семейными обязанностями может быть проблемой.Среди всех работающих родителей с детьми в возрасте до 18 лет более половины (56%) говорят, что им сложно совмещать обязанности по работе с обязанностями своей семьи, 14% считают, что это очень сложно, а 42% — несколько сложно.

Работающие матери (60%) несколько чаще, чем отцы (52%), говорят, что им трудно совмещать работу и семью, и это особенно касается матерей, которые работают полный рабочий день. Фактически, каждая пятая мама, работающая полный рабочий день, говорит, что уравновесить эти две вещи очень сложно для них, по сравнению с 12% пап, которые работают полный рабочий день, и 11% мам, которые работают неполный рабочий день.

Существует значительный образовательный разрыв в подходах к совмещению работы и семьи: матери и отцы с высшим образованием с гораздо большей вероятностью, чем те, кто не имеет высшего образования, скажут, что им трудно сбалансировать обязанности своей работы и своей семьи. Среди работающих матерей с дипломом о высшем образовании или аспирантуре 70% говорят, что им сложно совмещать работу и семейную жизнь; 52% матерей без высшего образования говорят то же самое. Аналогичным образом, среди работающих отцов 61% выпускников колледжей говорят, что для них это сложно, по сравнению с 47% выпускников, не окончивших колледж.Эти различия сохраняются даже с учетом того факта, что родители с высшим образованием с большей вероятностью будут работать полный рабочий день.

В этих взглядах также есть расовый разрыв. Белые родители чаще, чем небелые, говорят, что им сложно совмещать работу и семью. Примерно шесть из десяти (57%) белых работающих отцов говорят, что это так, по сравнению с 44% небелых отцов. Среди работающих мам 65% белых говорят, что им сложно совмещать обязанности по работе с обязанностями своей семьи; примерно половина (52%) работающих матерей небелого происхождения говорят то же самое.

У работающих родителей отношение к совмещению работы и семейной жизни сильно коррелирует с их родительским опытом. Например, родители, которые говорят, что им трудно найти правильный баланс между работой и семьей, гораздо реже, чем родители, которые не сообщают, что быть родителем всегда приятно (36% против 50%). . И с меньшей, но значительной разницей, работающие родители, которым трудно совмещать работу и семью, также менее склонны, чем те, кто не говорит, что быть родителем всегда полезно (48% vs.57%).

В целом, относительно немного работающих родителей (9%) считают, что воспитание детей постоянно доставляет им стресс. Но значительная часть респондентов считает, что воспитание детей вызывает стресс все или большую часть времени, и это мнение гораздо более распространено среди родителей, которые говорят, что им трудно совмещать работу и семейную жизнь (32% по сравнению с 15% тех, кто считает, что достижение работы — баланс жизни для них не составляет труда). Кроме того, четыре из десяти (39%) тех, кто говорит, что им трудно совмещать свои обязанности на работе и дома, считают, что быть родителем утомительно, по крайней мере, большую часть времени; из тех, кто говорит, что им нетрудно найти баланс, 23% считают, что быть родителем утомительно, по крайней мере, большую часть времени.

Немногие говорят, что работающий родитель мешает продвижению по карьерной лестнице

Хотя многим работающим родителям может быть трудно совмещать работу и семейную жизнь, исследование показывает, что родительские обязанности не обязательно мешают продвижению по карьерной лестнице. Когда их спросили, затруднило ли или легче их продвижение по работе или карьере из-за того, что они были родителями, или это не повлияло, большинство (59%) работающих родителей ответили, что это не имело никакого значения. Трое из десяти говорят, что родители затрудняют им продвижение по службе, а каждый десятый говорит, что родителям стало легче.

За этими общими цифрами скрывается непропорционально большое влияние, которое, по словам работающих родителей, на их карьеру женщины. Матери в два раза чаще, чем отцы, говорят, что работающие родители затрудняют им продвижение по службе или карьере. Примерно четыре из десяти работающих матерей (41%) говорят об этом, по сравнению с двумя из десяти работающих отцов. И матери, которые работают неполный рабочий день, так же часто, как и те, кто работают полный рабочий день, говорят, что из-за того, что работающая мать усложняет им продвижение по работе.

Для работающих матерей, у которых есть супруг (а) или партнер (а), более сосредоточенный на своей работе, чем они сами, наличие работающего родителя может иметь большее влияние на продвижение по службе. Около половины (48%) работающих матерей, которые говорят, что их супруга или партнер более сосредоточены на своей работе, также говорят, что из-за того, что они являются родителями, им труднее продвигаться по работе. Для сравнения, 30% матерей, которые говорят, что они и их супруги или партнеры одинаково сосредоточены на своей карьере, говорят, что работа родителей затрудняет им продвижение по службе.

Четыре из десяти работающих мам, занятых полный рабочий день

Всегда Почувствуй себя бегом

Большинство родителей, в том числе по крайней мере восемь из десяти матерей (86%) и отцов (81%), говорят, что они хотя бы иногда чувствуют себя торопливыми. Но для многих матерей, которые работают полный рабочий день, ощущение спешки — почти постоянная реальность. Фактически, четыре из десяти мам, работающих полный рабочий день, говорят, что они всегда чувствуют себя торопливыми, даже если они делают то, что должны; еще 50% говорят, что иногда они чувствуют себя торопливыми, и только 10% никогда не чувствуют спешки.

Для сравнения, примерно три из десяти матерей, которые работают неполный рабочий день или не работают, говорят, что они всегда чувствуют себя торопливыми (29% в каждой группе). Но в то время как 61% мам, которые работают неполный рабочий день, говорят, что они иногда чувствуют спешку, меньше тех, кто не работает (49%), чувствуют то же самое. В свою очередь, матери, которые не работают вне дома, примерно в два раза чаще, чем те, кто это делают, говорят, что никогда не спешат.

Мамы, работающие полный рабочий день, также чаще, чем матери, которые работают неполный рабочий день или не работают, говорят, что они проводят слишком мало времени со своими детьми и говорят, что им не хватает времени вдали от своих детей, чтобы встречаться с друзьями или заниматься хобби или интересами.А среди тех, кто состоит в браке или сожительстве, матери, которые работают полный рабочий день, чаще, чем другие мамы, говорят, что они проводят слишком мало времени со своими партнерами.

Около четырех из десяти (39%) матерей, которые работают полный рабочий день, говорят, что они проводят слишком мало времени со своими детьми, в то время как 58% считают, что они проводят нужное количество времени, и только 3% говорят, что проводят слишком много времени со своими детьми. Дети. По крайней мере семь из десяти матерей, которые работают неполный рабочий день (77%) или не работают (72%), говорят, что они проводят со своими детьми примерно необходимое количество времени, в то время как 18% и 11%, соответственно, говорят, что проводят слишком много времени. Небольшое время.Около одной из шести (16%) матерей, которые не работают вне дома, говорят, что они проводят слишком много времени со своими детьми; меньше (6%) тех, кто работает неполный рабочий день, говорят то же самое.

Среди тех, кто состоит в браке или сожительстве, 44% матерей, которые работают полный рабочий день, говорят, что они проводят слишком мало времени со своими партнерами, по сравнению с 27% матерей, которые работают неполный рабочий день, и 34% матерей, которые не работают. По крайней мере, половина в каждой группе говорят, что проводят нужное количество времени со своими партнерами, в то время как немногие говорят, что проводят слишком много времени.

Отцы, которые работают полный рабочий день, не чаще, чем те, кто работают неполный рабочий день или не работают, говорят, что они всегда чувствуют себя торопливыми (29% и 27% соответственно). Но отцы, которые работают полный рабочий день, несколько чаще, чем другие отцы — и чаще, чем работающие на полную ставку мамы, — говорят, что проводят слишком мало времени со своими детьми. Половина отцов, работающих полный рабочий день, говорят об этом, по сравнению с 41% отцов, которые работают неполный рабочий день или не работают, и 39% отцов, работающих полный рабочий день.

Что касается свободного времени, то около половины или более родителей — независимо от того, работают ли они полный или неполный рабочий день или не работают — говорят, что его недостаточно.Матери, работающие полный рабочий день, несколько чаще, чем другие матери, говорят об этом; около шести из десяти (59%) говорят, что им не хватает времени вдали от своих детей, чтобы встречаться с друзьями или заниматься хобби и другими интересами, по сравнению с примерно половиной матерей, которые работают неполный рабочий день (48%) или не работают (47%). Среди отцов одинаковая доля тех, кто работает полный рабочий день, и тех, кто работает неполный рабочий день или не работает, говорят, что им не хватает свободного времени вдали от своих детей (по 53%).

Кто больше?

Большинство родителей, состоящих в браке или живущих с партнером, с которым у них есть хотя бы один ребенок, говорят, что в их семье мать делает больше, чем отец, когда дело доходит до определенных задач, связанных с их детьми. В частности, примерно шесть из десяти (59%) говорят, что мать играет большую роль в управлении расписанием и деятельностью своих детей, в то время как только 5% говорят, что отец делает больше, а 36% говорят, что родители разделяют эту ответственность поровну.

Аналогичным образом, когда дело доходит до ухода за больными детьми, 55% состоящих в браке или сожительствующих родителей говорят, что мать делает больше, чем отец; только 4% говорят, что отец делает больше, а 41% говорят, что оба родителя разделяют это в равной степени.

Матери также склонны брать на себя больше домашних дел и обязанностей; 41% состоящих в браке или сожительствующих родителей говорят, что это так в их семьях, по сравнению с 8%, которые утверждают, что отец делает больше. Половина респондентов говорят, что они и их партнер примерно поровну разделяют домашние дела и обязанности.

Разделение труда между матерями и отцами больше даже в том, что касается дисциплины, игр или занятий с детьми. Четверть родителей, состоящих в браке или сожительствующих, говорят, что мать играет более дисциплинарную роль в их семьях, в то время как 15% говорят, что это делает отец, а 59% говорят, что оба выполняют эту роль в равной степени.Примерно столько же (27%) говорят, что мать делает больше, когда доходит до игр или занятий с их детьми; 11% говорят, что отец делает больше, а 61% говорят, что оба играют или занимаются с детьми примерно одинаково.

В домохозяйствах, где оба родителя работают полный рабочий день, матери и отцы, как правило, более поровну разделяют некоторые обязанности. Например, примерно шесть из десяти (59%) родителей в этих домохозяйствах говорят, что это так, когда речь идет о домашних делах и обязанностях. Тем не менее, примерно три из десяти (31%) говорят, что мать берет на себя больше этого, в то время как 9% говорят, что это делает отец.И хотя 47% родителей в семьях с двумя родителями, где и мать, и отец работают полный рабочий день, говорят, что они и их партнер играют примерно равную роль, когда дело доходит до ухода за больными детьми, такая же доля говорит, что мать делает это больше чем отец. Лишь 6% в домохозяйствах этого типа говорят, что отец делает больше.

Родители в семьях, где оба родителя работают полный рабочий день, сообщают, что матери делают больше, чем отцы, когда дело доходит до управления расписанием и деятельностью своих детей.Около 54% ​​говорят, что мать делает больше в этой области, 6% говорят, что делает отец, а 39% говорят, что родители разделяют эту ответственность примерно поровну.

Возможно, неудивительно, что в домохозяйствах, где отец работает полный рабочий день, а мать либо не работает, либо работает неполный рабочий день, обязанности по уходу за ребенком обычно ложатся на мать.

Например, около двух третей родителей в этих домохозяйствах говорят, что мать делает больше, когда дело доходит до управления расписанием и занятиями детей (69%) и ухода за ними, когда они болеют (67%).

Представления о разделении труда различаются по полу

Матери и отцы в семьях с двумя родителями различаются по своему восприятию того, как они разделяют определенные обязанности. Особенно ярко разрыв проявляется, когда речь идет о домашних делах и обязанностях. Половина матерей в семьях с двумя родителями говорят, что они делают больше, чем их партнеры в этой области, по сравнению с 32% отцов, которые говорят, что их жены или партнеры делают больше. Со своей стороны, отцы с большей вероятностью скажут, что они и их партнеры разделяют домашние дела и обязанности примерно поровну: более половины (56%) считают, что это так, а 46% матерей согласны.

Аналогичным образом, хотя примерно шесть из десяти матерей говорят, что они делают больше, чем их партнеры, когда дело доходит до управления расписанием и деятельностью своих детей (64%) и заботы о своих детях, когда они больны (62%), меньше отцов согласны с тем, что в своих домохозяйствах матери делают больше в каждой из этих сфер (53% и 47% соответственно). В этих областях отцы чаще, чем матери, говорят, что они и их партнеры разделяют обязанности примерно поровну.

В разной степени эти гендерные различия в восприятии того, кто делает больше, очевидны в домохозяйствах с двумя родителями, где оба родителя работают полный рабочий день, а также в домохозяйствах, где отец работает полный рабочий день, а мать работает неполный рабочий день или не работает. .Там, где есть различия, матери с большей вероятностью скажут, что они делают больше, чем отцы, чтобы сказать, что их партнер делает больше, в то время как отцы, как правило, говорят, что обязанности распределяются примерно поровну.

Сделать карьеру и создать семью

В домохозяйствах, где и мать, и отец работают, по крайней мере, неполный рабочий день, около половины (52%) говорят, что оба в равной степени сосредоточены на своей работе или карьере. В случае дисбаланса родители почти в три раза чаще говорят, что отец в семье больше сосредоточен на своей карьере, чем мать на своей (35% vs.13%).

Матери и отцы в этих домохозяйствах обычно сходятся во мнении о том, кто больше сосредоточен на работе. Например, 10% отцов говорят, что их супруга или партнер более сосредоточены на работе, а 34% говорят, что они более сосредоточены. Среди матерей 15% говорят, что они больше сосредоточены на работе, а 35% говорят, что их супруг или партнер.

Среди родителей, работающих полный рабочий день, с супругом или партнером, который также работает полный рабочий день, большинство (62%) сообщают, что мама и папа одинаково сосредоточены на своей карьере. Только 15% родителей в этих домохозяйствах говорят, что мать более сосредоточена на своей работе, а 22% говорят, что отец более сосредоточен на своей работе.

Ситуация сильно отличается в домохозяйствах, где отец работает полный рабочий день, а мать — неполный рабочий день. Большинство родителей (63%) в этих домохозяйствах (71% отцов и 57% матерей) говорят, что отец более сосредоточен на работе, чем мать, в то время как 32% говорят, что они одинаково сосредоточены, и только 4% говорят, что мать более сосредоточен, чем отец.

Среди отцов в семьях с двумя родителями существует значительный расовый разрыв с точки зрения того, насколько они сосредоточены на своей работе по сравнению с их супругом или партнером.Белые отцы (39%) гораздо чаще, чем небелые отцы (19%), говорят, что они больше сосредоточены на своей карьере, чем их супруга или партнер. Среди небелых отцов значительное большинство (69%) говорят, что они и их супруга или партнер одинаково сосредоточены на своей работе, по сравнению с половиной белых отцов.

Кто больше зарабатывает в семьях с двумя родителями?

В то время как половина работающих родителей говорят, что они и их супруги или партнеры в равной степени сосредоточены на своей карьере, это не так, когда речь идет о компенсации.Только 26% родителей в домохозяйствах, где оба родителя работают полный рабочий день, говорят, что они и их супруги или партнеры зарабатывают примерно одинаковую сумму денег. Половина утверждают, что отец зарабатывает больше, а 22% говорят, что мать зарабатывает больше.

Эти результаты сопоставимы с правительственными данными, которые показывают, что в 52% супружеских пар, в которых мать и отец работали полный рабочий день, отец зарабатывал больше в 2014 году. В 24% этих семей мать зарабатывала больше, а в остальных 23%. мать и отец зарабатывали примерно одинаковую сумму.Отцы зарабатывали больше в подавляющем большинстве домохозяйств (86%), где отец работал полный рабочий день, а мать — неполный рабочий день.

По данным опроса Pew Research, среди матерей в семьях с двумя родителями те, кто работает полный рабочий день (24%), с большей вероятностью, чем те, кто работает неполный рабочий день (4%), сообщают, что они зарабатывают больше, чем их муж или партнер. Даже в этом случае 44% работающих матерей в семьях с двумя родителями говорят, что их супруга или партнер зарабатывает больше, чем они; 32% говорят, что зарабатывают примерно столько же.Среди мам, работающих неполный рабочий день, 78% говорят, что их муж или партнер зарабатывает больше, чем они.

Аналогичным образом, работающие матери с высшим образованием чаще, чем те, кто не закончил колледж, говорят, что они зарабатывают больше, чем их супруга или партнер (23% против 8%). Около половины (51%) работающих мам с высшим образованием говорят, что их супруга или партнер зарабатывает больше, чем они, а 25% говорят, что они зарабатывают примерно столько же.

В домохозяйствах, где родители сообщают, что они в равной степени сосредоточены на своей карьере, половина (50%) говорят, что отец зарабатывает больше, чем мать.Около 18% говорят, что мать зарабатывает больше в этих семьях, а 30% говорят, что они зарабатывают примерно столько же. В домохозяйствах, где отец больше сосредоточен на своей карьере, чем мать, 84% говорят, что отец зарабатывает больше, 5% говорят, что мать зарабатывает больше, и 10% говорят, что они зарабатывают примерно столько же. В семьях, где мама больше сосредоточена на своей карьере, чем папа на своей, большинство (46%) считают, что мать зарабатывает больше; три из десяти в этих домохозяйствах говорят, что отец зарабатывает больше, а 24% говорят, что они зарабатывают примерно столько же.

Как важно проводить время вместе

Быстрый темп современной семейной жизни позволяет легко забыть, что просто проводить время с детьми действительно важно. Наше время — одна из величайших вещей, которые мы можем им дать. Летнее время предлагает множество возможностей для совместного времяпрепровождения и старых добрых семейных связей! Вот почему вы должны уделять качественному времени приоритетом:

Повышает самооценку детей

Дети, которые проводят время со своими родителями, участвуя в совместных мероприятиях, развивают позитивное чувство собственного достоинства.Когда дети чувствуют, что их ценят родители, они чувствуют себя более позитивно. Семейные мероприятия не обязательно должны быть дорогостоящими поездками, чтобы быть значимыми, важная часть — просто быть вместе. Вы можете покататься на велосипеде или вместе поиграть в игру.

Укрепляет семейные узы

Семьи, которые вместе занимаются повседневными делами, образуют прочные эмоциональные связи. Исследования показали, что семьи, которым нравится совместная групповая деятельность, имеют более сильную эмоциональную связь, а также способность хорошо адаптироваться к ситуациям в семье.Поделитесь своими любимыми хобби, спортом, книгами, фильмами или другими любимыми занятиями.

Развивает позитивное поведение

Дети и подростки, которые проводят больше времени со своими родителями, менее склонны к рискованному поведению. Согласно исследованиям, проведенным Национальным центром зависимости и злоупотребления психоактивными веществами при Университете штата Аризона, подростки, которые редко обедают вместе с семьей, в два раза чаще употребляют табак, почти в два раза чаще употребляют алкоголь и в полтора раза чаще употребляют марихуану. .

Дети, которые часто едят вместе со своими семьями, также обычно лучше питаются по сравнению с теми, кто не ест так часто вместе с членами семьи.

Поощряет общение

Проводя время со своими детьми, вы создаете среду для открытого общения. Хорошее общение важно, чтобы ваши дети чувствовали себя комфортно при разговоре о чем угодно. Просто спросите своего ребенка, как прошел его дневной вопрос, может иметь большое значение.

Это может помочь вашему ребенку в учебе

Если помогать своим детям в учебе или чтении вместе, особенно в раннем возрасте, это будет способствовать созданию атмосферы, в которой ценится академическая наука. Если ваш ребенок чувствует себя комфортно, приходя к вам со школьной работой, он с большей вероятностью будет лучше учиться.

Это может помочь вашим детям стать хорошими друзьями

Дети учатся на собственном примере. Если вы подаете им хороший пример, проводя время вместе, они с большей вероятностью примут такое поведение в других отношениях в своей жизни.Такие простые вещи, как совместная игра в игры, помогут им лучше понять, как взаимодействовать с другими, а также научат их таким вещам, как общение и доброта.

Самое главное, что время с семьей означает, что вы можете просто повеселиться и насладиться компанией друг друга! У вас еще есть немного времени до того, как дети вернутся в школу, так что используйте эти выходные по максимуму и займитесь чем-нибудь вместе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.