Жизни темп: Темп жизни — Психологос – Темп жизни — WomanWiki — женская энциклопедия

Автор: | 04.03.2020

Темп жизни — Психологос

Фильм «Семнадцать мгновений весны»

Темп жизни — скорость чередования в жизни разных дел и событий. Занятым людям обычно присущ быстрый темп жизни, когда за один день нужно успеть в 4 разные места, по дороге — написать статью, дома — обзвонить клиентов, вечером — нарисовать презентацию и так далее.

Темп жизни и планирование

Чем выше темп жизни — тем четче и тщательнее нужно планировать время: ошибка в планировании времени на выской скорости часто несет за собой еще целый шлейф ошибок.

Если ошибка уже случилась — заведомо нужно приготовиться и реагировать спокойно, конструктивно и позитивно: расслабиться и ждать возможности спланировать время заново (с новой недели, нового дня, нового месяцо, нового года).

Как обеспечить и поддерживать высокий темп жизни

  • Внимательное планирование дня, недели, месяца, года. Важно не просто написать 15 дел, которые нужно сделать, на бумаге — а представить, «увидеть» день: когда проснетесь, куда пойдете, когда будете заниматься тем или иным делом. Мало просто напиать план — нужно еще хорошо представлять себе, какое дело за каким будет следовать и сколько займет по времени. План на день лучше писать с учетом временных интервалов, например: в 7:00 — подъем, 7:00 — 7:20 — Зарядка, 7:20 — 7:50 — прогулка и так далее. (подробнее смотри — Тайм менеджмент)
  • Выполнять мелкие дела сразу, не откладывать (звонки по телефону, короткие письма)
  • Все записывать: если дело не влезло сегодня — перенести и записать его на другой день, чтобы не забылось. Если в течение дня вспомнилось или появилось что-то, что нужно сделать — сразу записать.
  • Раслабленность и позитив — обязательные составляющие. Долго напряженно жить в быстром темпе не получится. Расслабленность отслеживать как можно чаще: в дороге, в делах: насколько раслабленны плечи? есть общее ощущение легкости? Доволен ли жизнью? Есть ли ощущение успеха?
  • Использовать для отдыха любую возможность: идешь по улице до метро? — расслабься и прогуляйся. Есть возможность без серьезной потери времени прогуляться пешком куда-то — используй эту возможность. Главное заранее себе дать установку — я отдыхаю.
  • Высыпаться. А если дел много — то ложиться раньше и раньше вставать делать дела с утра: и голова свежее, и для здоровья полезнее. Один час сна вечером равен двум часам сна утром.
  • Вводное занятие Университета

Темп жизни — WomanWiki — женская энциклопедия

Темп жизни – это скорость смены дел и событий в жизни. Люди живут в разном темпе – считается, что сообразно их желаниям и внутренним потребностям. Вместе с тем, многие оказываются заложниками темпа жизни общества, общественных ценностей и представлений о счастливой и гармоничной жизни.

Тенденция

Статистика показывает, что ритм жизни за последние 10 лет вырос минимум на 10%. Как это удалось отследить? Профессор психологии Университета Хертфордшира (Великобритания) Ричард Вайзман исследовал скорость движения людей на улице. Для своего исследования он побывал в 32 городах мира, где занимался тем, что замерял скорость передвижения жителей. Затем он провел сравнительный анализ полученных данных и аналогичного исследования, проведенного десятью годами ранее профессором Робертом Ливайном из Университета штата Калифорния (США). Выяснилось, что темп жизни в городах вырастает минимум на 1% в год.

Топ-10 самых спешащих городов мира выглядит следующим образом:

  • 1. Сингапур
  • 2. Копенгаген
  • 3. Мадрид
  • 4. Гуанчжоу
  • 5. Дублин
  • 6. Куритиба
  • 7. Берлин
  • 8. Нью-Йорк
  • 9. Утрехт
  • 10. Вена

Ценности современного общества

Что, прежде всего, определяет темп жизни? Разумеется, ценности, которые царят в том или ином обществе. Если идеалом успешного человека провозглашается личность, которая является «отличником» и на работе, и дома, и в спорте, и в общественной деятельности, хочешь не хочешь — будешь стремиться к указанному идеалу. А это значит – делать успешную карьеру, быть идеальным родителем, принимать участие в общественной жизни и так далее и тому подобное. Возможно ли это, если в сутках всего 24 часа? Одна только успешная карьера потребует от вас сверхурочных, работы на выходных, постоянного самосовершенствования, а главное – гонки и спешки. Успеть больше других, выделиться среди других, сделать лучшую презентацию, предоставить лучший отчет, достать самого сложного клиента. А еще ведь хочется принимать участие в жизни семьи, встречаться с друзьями и, конечно, отдыхать.

Бешеный ритм современной жизни приводит к тому, что толком мы ничем и не занимаемся. Либо занимаемся чем-то одним, а второе и третье получается «урывками». Счастлив ли современный человек, вынужденный все время быть в спешке? Даже на выходных, спеша отдохнуть, набраться энергии, чтобы с понедельника вновь ринуться в бой. Хотя почему с понедельника? Ведь планы на будущую неделю рекомендуют начать составлять еще в воскресенье… Вот и получается, что на встречу с лучшей подругой у нас получается выделить время раз в пару месяцев, навестить родителей в другом городе – и того реже, а уж о том, чтобы заняться здоровьем, вообще вопрос не стоит…

Наверное, есть люди, которым темп жизни современного общества «в радость». Особенно в молодости, когда энергия так и плещет, перспективы мотивируют и воодушевляют, а организм с легкостью прощает недосыпы: утром на службу, вечером – в ночной клуб. Однако для большинства людей бешеный ритм существования выливается в стрессы и неврозы. Человек куда с большим удовольствием спокойно съедал бы свой завтрак, не спеша ехал на работу, там в спокойном ритме занимался делами (в идеале – полдня, а не 8 часов), затем так же спокойно возвращался домой и отдыхал со своей семьей. Увы, реалии мегаполисов делают такой расклад маловероятным. В одном только транспорте вы можете «зависнуть» на час-полтора. Не говоря о том, что на работе вас могут задержать, а свой обед вы будете жевать за подготовкой очередного срочного отчета руководству.

Впрочем, работать нужно напряженно, — скажете вы. – Иначе результаты будут недостаточно высокими, а, значит, расчетный в конце месяца совершенно не порадует. Ведь сегодня мы не высиживаем время, мы трудимся на результат, от которого зависит наша зарплата и возможность получить блага, опять же культивируемые современным обществом.

«Раз я умная – я просто обязана быть состоятельной», — говорит одна успешная бизнес-леди, а ей «подпевают» десятки девушек в подчинении. Каждому хочется иметь отдельную квартиру, машину, обставленную бытовой техникой кухню, домашний кинотеатр, модный гардероб, заграничный отдых. Все это невозможно, если ежедневно не спешить, не бежать, не обгонять.

Планирование высокого темпа жизни

Культивирование высокого темпа жизни привело к росту популярности и популяризации такой науки, как тайм-менеджмент. Поскольку темп жизни «взбесился», а часов в сутки никто не добавил, приходится довольствоваться тем, что есть. Иными словами – тщательно планировать свою жизнь.

Вашему вниманию – простые правила, соблюдение которых, правда, потребует огромной самодисциплины.

  • Жизнь по плану. В условиях всеобщей спешки не обойтись без планов – на день, на неделю, на месяц, на год. Сегодня никто не пишет в блокнотах, все ведут ежедневники, в которых по часам расписывают свои дела, звонки, встречи. Ничего не забыть и не упустить – главный девиз планирования времени.
  • Отсутствие пробелов, пустоты, временных «дыр» . У человека, который хочет «бежать впереди планеты всей», не просто тщательно продумана каждая минута. У него создан не только план «А», но и план «Б» — на тот случай, если встреча не состоится, шеф отложит совещание или появится новое непредвиденное дело. У таких людей также продуманы занятия на любой случай вынужденного ожидания — чтобы ни одна минута не пропала зря. Управляя автомобилем, эти люди изучают иностранные языки. За обедом они решают деловые вопросы. «Общаясь» вечером с семьей, они читают газеты и книги.
  • Экономия времени. А еще эти люди постоянно учатся тому, как экономить время. Они тщательно изучают статьи и книги на эту тему. И регулярно «вычеркивают» из своих занятий те, которые – по их мнению – являются хронофагами, а также стремятся как можно больше дел делать одновременно.
  • Записи, записи, записи. А еще эти люди беспрестанно все записывают. Не только дела и планы, но и содержание телефонных звонков, а также собственные мысли. Их рабочие столы увешаны стикерами, бумаги и книги усеяны пометками, а телефон разрывается от напоминалок. Люди, которые стремятся сегодня преуспеть, не надеются на собственную память, а потерю ежедневника для них можно приравнять к амнезии, потому что объем информации, который содержит в себе современный ежедневник, человеческий мозг удержать просто не в силах.

Трудно представить, чтобы в такой ситуации у человека была возможность наслаждаться жизнью. Однако многочисленные книги на эту тему советуют как можно больше и чаще расслабляться. Вопрос в другом – можно ли научиться расслабляться, когда над тобой висит столько «должен»?..

Дауншифтинг

Некоторые люди, устав от постоянных стрессов и суеты, отказываются от головокружительной карьеры. Их называют дауншифтерами – теми, кто бросил узкие окна кабинета ради широких горизонтов жизни. Теми, кто больше не хочет бежать и спешить, а хочет просто наслаждаться жизнью.

Быть может, и вы устали от постоянной спешки? Возможно, есть резон отказаться от каких-то дел, подработок, финансовых желаний, навязанных вам какими-то людьми или модными образами? Или вы снова мечтаете высыпаться? А еще – спокойно гулять по набережной, вместо того, чтобы стремглав опять куда-то мчаться. Или спокойно сидеть с друзьями, не прокручивая в уме список дел, которые вам предстоят завтра? Задумайтесь и выберите темп жизни, который подходит лично вам.

Автор: Марина Тумовская

Ссылки

  • Как успеть ВСЁ, статьи об управлении временем в женской социальной сети myJulia.ru

Современный ритм жизни и здоровье

Современный ритм жизни и здоровье

 

     Одно дело управлять парой волов, медленно влекущих за собой плуг, и покрикивать на них: «Цоб-цобе!», другое дело управлять реактивным самолетом, который в течение секунды преодолевает огромные расстояния. Если раньше реакция человека на внешние события могла быть достаточно медленной, то теперь, для того чтобы принять решение, требуются уже не секунды, а доли секунды. Техника, проникая в быт все большей массы людей, предъявляет человеческому организму совершенно новые требования.

Ускорился сам ритм жизни. Современный человек пребывает в условиях постоянного не столько физического, сколько интеллектуального и эмоционального напряжения. И это налагает определенный отпечаток на общее физическое состояние людей, на их здоровье.

 


Уже сегодня большинство профессий связано с высокой умственной активностью, причем это состояние должно поддерживаться на необходимом уровне в течение длительного времени.

Где же предел возможностям человеческого организма? Не ответив на этот вопрос, нельзя создавать новые виды транспорта, автоматизированные системы управления, проектировать новые города, развивать космическую технику, предназначенную для полетов с экипажем. Становится все очевиднее, что темпы научно-технического прогресса зависят не только от экономического потенциала государства и исходного объема накопленных материальных ценностей и знаний, но и от «человеческого» фактора, в частности возможностей нашего организма взаимодействовать с техникой, с измененной при помощи техники окружающей средой.

Ответ на кратко очерченный здесь круг вопросов может дать лишь комплексное изучение человека, охватывающее все его системы и органы на всех уровнях.

Качественное изменение взаимосвязи человека с окружающей средой, резкое повышение требований к интеллектуальной и эмоциональной деятельности в условиях ускоренного темпа современной жизни могут рассогласовывать различные функции организма. Поясним на примере.

Каждый организм живет, подчиняясь суточному ритму, связанному с вращением Земли. Этот ритм, эволюционно закрепленный на протяжении всей истории развития живых существ, можно обнаружить в деятельности любой системы нашего организма. Всем известно, что температура тела бывает наиболее низкой утром и наиболее высокой в ранние вечерние часы. В суточном ритме чередуются максимумы и минимумы количества различных клеток крови. Концентрация в крови виноградного сахара, присутствие в ней тех или иных гормонов также колеблются в определенном суточном ритме.

Но что происходит в организме, когда самолет за восемь часов переносит вас из Москвы в Хабаровск, где время на семь часов обгоняет московское?

Вылетая из Москвы в пятнадцать часов и прибывая в Хабаровск в шесть часов утра по местному времени, мы вступаем в новый день, «перепрыгнув» через ночь. Естественно, что в первые дни после такого полета человек чувствует себя усталым и неработоспособным. И это есть последствие временного рассогласования функций — расхождения между ритмами различных физиологических систем. Наш мозг живет по хабаровскому времени — он подчиняется и быстро приспосабливается к новому режиму жизни, или, как говорят, быстро синхронизируется с новыми социальными датчиками времени. Но внутренние наши системы все еще функционируют в соответствии с московским временем, так как их перестройка происходит медленнее. При этом, проводя комплексное исследование человека, удалось наблюдать разнообразные сдвиги, являющиеся признаками начального, пока еще не патологического рассогласования функций. Суметь выделить и зафиксировать такого рода отклонения — значит предвидеть возможность появления заболеваний в результате противоречий между возможностями современной техники и возможностями человека.

Биологические ритмы — это точные и тонкие рычаги управления всей многообразной жизнью человеческого организма. В центральной нервной системе, кроме обычных быстрых ритмов, которые наблюдаются на записи электроэнцефалограмм, есть еще и сверхдлинные 90-минутные ритмы, в течение которых происходит изменение чувствительности организма к внешним воздействиям. Не исключено, что и работоспособность и самочувствие человека тоже связаны с этими ритмами.

Были обнаружены медленные, с периодом в несколько часов, колебания сердечного ритма. Возможно, что они связаны с деятельностью различных управляющих систем: продолговатого мозга, гипоталамуса, эндокринных желез. Если это предположение подтвердится, то ученые смогут анализировать деятельность этих систем путем исследования сравнительно простого показателя — сердечного ритма.
 


Изучение биологических ритмов и их связи с другими процессами в организме приводит к заключению, что нарушения в ходе «биологических часов» как бы «запускают» механизм нарушений в обмене информацией и энергией, что, в свою очередь, вызывает структурные изменения в организме. Поэтому исследование биоритмов дает нам возможность рассчитывать заранее ход процессов в организме и одновременно позволяет выявлять самые ранние стадии отклонений. Такое прогностическое направление в физиологии имеет важный практический выход — оно позволяет создать методы и средства для массовых исследований населения, чтобы выявлять людей, еще не заболевших, но находящихся, как говорится, на грани заболевания. Это состояние «на грани» болезни, по-видимому, и обозначает предел возможностей для каждого отдельного человека. Превысить его — значит вызвать более серьезные нарушения в организме. Но предел не застывшая, однажды принятая величина. Он меняется в зависимости от обстоятельств и расширяется с помощью тренировки. Это еще раз доказали полеты в космос, открывшие такие резервы человеческого организма, о которых ученые и не предполагали. Современная наука дает достаточно данных для оптимистического взгляда на взаимоотношения человеческого организма со средой века техники.

Итак, современный человек испытывает слишком большое интеллектуальное напряжение, и это налагает нехороший отпечаток на его здоровье. Как говорится, «много будешь знать — скоро состаришься».

Конечно, было бы смешно полагаться на эволюцию. Слишком медленный этот процесс. Наш организм почти совсем не изменился со времен первых представителей человечества. Но зато, как показывают и наука и практика, столь, казалось бы, стабильная оболочка таит в себе неиспользованные возможности. Например, наш мозг.

Центральная нервная система человека чрезвычайно пластична. Известно, что, если в результате болезни выключается значительная часть мозга, функции мозга полностью восстанавливаются. После инсульта человек вначале совершенно беспомощен потом он снова начинает ходить, говорить. Это происходит не за счет возрождения погибших в результате кровоизлияния клеток мозга, просто другие части центральной нервной системы постепенно берут на себя функции погибших.

Резервы мозга вскрываются и в связи с необходимостью приспосабливаться к требованиям, которые предъявляет организму наш технический век. Среди других систем организма на изменение внешней среды быстрей и легче всех реагируют те, которые находятся под влиянием и контролем центральной нервной системы. Так, например, во время бега на коньках ритм сердечной деятельности у здорового человека значительно ускоряется в соответствии с нагрузкой, но затем быстро приходит в норму.

Другие системы нашего организма, например пищеварительная, не так подвижны. Они находятся под контролем не только центральной нервной системы, но и желез внутренней секреции. Химическая среда изменяется, как правило, медленно (требуется какое-то время, чтобы гормон, попавший из железы внутренней секреции в кровь, дошел бы до этого органа) и столь же медленно угасает. Эти системы значительно более устойчивы, дольше сохраняют те реакции, которые были вызваны нагрузкой. На них-то и падает основной удар от перемен во внешней среде. Вот почему в наше время возрастает удельный вес заболеваний внутренних органов.

Но это отнюдь не дефект человеческого устройства. Скорее наоборот. Ведь деятельность всех систем — в особенности систем кровообращения и дыхания — направлена на то, чтобы сохранить как можно лучше деятельность мозга. В случае необходимости наш организм поступается очень многим: усиливает кровопоток в мозге за счет ослабления кровообращения в каком-либо органе. Так что предел выносливости центральной нервной системы ставится не ею самой, а теми системами, которые ее обслуживают.

Получается: организм «работает» на мозг, а мозг позволяет ему лучше приспособиться к любым условиям жизни. В этом заключена принципиальная возможность совершенствования физиологических реакций.

Второй путь преодоления трудностей — совершенствование самих условий труда человека, которое предлагает, в частности, инженерная психология. Ведь современный человек может поставить на службу себе, своему, организму целый ряд вспомогательных механизмов. Так же как в свое время паровая машина избавила нас от тяжелого физического труда, так сегодня и компьютерные инновации избавляют его от чисто механической вычислительной работы, от излишнего напряжения. Если человек сможет работать правильно и приятно, если он хорошо и умело научится проводить свой отдых, то можно не сомневаться, что его организм справится с повышенными требованиями жизни в век техники.

При этом необходимо сочетать физиологические возможности человеческого организма с теми увлекательными перспективами, которые открывает перед нами техника. Для решения этой задачи необходимо объединить усилия различных специалистов: физиологов и психологов, кибернетиков и математиков, инженеров и экономистов.

Быстрый темп жизни в городе охарактеризовали математически: Наука и техника: Lenta.ru

Международная группа исследователей предложила механизм, объясняющий ускорение темпа жизни в городах по сравнению с пригородами. Статья ученых пока не принята к публикации, однако, ее препринт доступен на сайте arXiv.org.

По словам исследователей, ощущение того, что темп жизни в городе гораздо выше, чем в пригороде, хорошо известно, и, более того, статистически обосновано. Так, известно, что в городах происходит больше преступлений, выше цены и зарплаты и быстрее распространяются некоторые типы заболеваний. Известный социопсихолог Стэнли Милгрэм, известный, среди прочего, благодаря своим экспериментам, показал даже, что в городе люди ходят быстрее.

В рамках новой работы ученые предложили механизм, объясняющий высокий темп жизни. Для этого они проанализировали 440 миллионов анонимизированных телефонных звонков, сделанных с мобильных в Португалии, а также около 8 миллиардов звонков, сделанных со стационарных телефонов в Великобритании в течение месяца.

На основании этого массива данных ученые построили сеть пользователей — граф, в котором люди обозначали вершины, а ребра соединяли только тех людей, которые хотя бы раз звонили друг другу. Каждому ребру присваивался вес — то есть интенсивность знакомства, вычисляемая по количеству сделанных звонков. В полученном графе для Португалии было 1,6 миллиона вершин и 6,8 миллиона ребер, а для Великобритании — 47 миллионов вершин и 119 миллионов ребер.

В качестве численной характеристики активности выступало количество всех ребер внутри города, отнормированное на количество вершин и помноженное на реальное население города. После еще одного усреднения на средний показатель по стране этот параметр продемонстрировал почти строгую экспоненциальную зависимость от нормированной величины населения города.

По словам ученых, их работа впервые демонстрирует механизм, объясняющий и количественно характеризующий отличия в городском и негородском темпах жизни. При этом, правда, сами исследователи признают, что причины подобного ускорения им не ясны.

Как удержать темп современной жизни?

Как удержать темп современной жизни?

Авторы утопий века XIX неоднократно высказывали мысль, что человек, максимально насытив свой быт техническим новинками, наконец-то освободит время для приятных занятий и общения. Но действительность оказалась далеко не так радужна: сегодня технический прогресс достиг уровня, о котором писатели-фантасты прошло не могли даже мечтать, а человек не стал свободнее.

Напротив, кажется, что работа человека, стремящегося к успеху, теперь занимает всю его жизнь. Времени и сил на что-то другое просто не остается.

Однако винить технический прогресс и современный ритм жизни в нехватке времени глупо. Если проанализировать ситуацию, окажется, что дело не в огромном объеме срочных задач, а в неумении организовать и структурировать свое время.

Успех: к чему стремимся?

Понятие успешности в современном обществе зачастую становится синонимом финансовой стабильности. Действительно, трудно считать себя успешным человеком, если денег едва хватает только на самое необходимое.

Однако многие забывают, что наличие капитала само по себе еще никого не сделало счастливым. После достижения определенного уровня дохода деньги перестают играть роль синонима счастья. При этом состоятельные люди зачастую не чувствуют себя более счастливыми и довольными жизнью, чем были до того, как их доходы достигли таких высот.

Успешность на самом деле – это не просто желаемый социальный статус, место на карьерной лестнице и определенный уровень дохода. Степень успешности зависит от того, насколько представления человека об идеально организованной жизни соответствуют реалиям его существования. Если вы изо дня в день занимаетесь делом, которое не любите, выполняете задачи, значимость которых выражается только в материальной отдаче, вы не будете чувствовать удовлетворения от собственной деятельности.

Однако на эту «внутреннюю» составляющую успеха сейчас мало кто обращает внимание. Кажется, что чем более материально обеспеченной и комфортной станет жизнь человека, тем счастливее он будет. Такова философия общества, нацеленного на потребление и приобретение. А значит, главным для счастливой жизни считается способность добиться определенного уровня материального достатка. Деньги и социальное положение из средства для достижения целей превращаются в самоцель.

Как становятся трудоголиками

Итак, для человека оказывается крайне важна финансовая стабильность и карьерное продвижение. Как этого добиться? Человек логично предполагает:

  • Для того чтобы много зарабатывать, необходимо много работать.
  • Больше усилий – выше результат.
  • Чтобы добиться сверхрезультата, необходимо посвятить работе практически все время.Как становятся трудоголиками

И вот перед нами трудоголик – человек, живущий исключительно для того, чтобы работать.

В современном деловом мире быть трудоголиком считается чуть ли не почетным: действительно, человек всего себя посвящает работе, готов трудиться в выходные, в праздники и по ночам, решает деловые вопросы круглосуточно… Наверное, он быстрее прочих добьется успеха? Вряд ли. Скорее всего, он просто «перегорит» и заработает нервное расстройство и несколько физических недугов в придачу.

На самом деле, секрет по-настоящему успешных людей не в том, что они работают много. Просто они работают эффективно. Не важно, сколько времени вы тратите на решение задачи, важно, чтобы задача была решена. Умение правильно организовать процесс позволяет работать меньше, но гораздо результативнее.

Как повысить эффективность работы

Цели

Любое действие надо начинать с осмысления результата: чего, собственно вы хотите добиться. Другими словами, необходимо грамотно поставить перед собой цель. Далее цель разбивается на задачи – конкретные шаги на пути ее осуществления.

Цель необходимо записать. Психологи утверждают, что только письменная форма изложения цели поможет четко сформулировать ее. Для записи можно по старинке воспользоваться блокнотом, ежедневником, или, в конце концов, просто написать себе записку на стикере и поместить на видное место.

Однако в эпоху всеобщей «интернетизации» разумным решением будет использовать удобные сервисы, специально созданные для того, чтобы облегчить задачу целеполагания. К примеру, сайт SmartРrogress поможет это сделать наглядно, быстро и эффективно.

SmartProgress. Сервис достижения целей

Удобный сервис SmartРrogress поможет вам правильно сформулировать цель, разбить ее на этапы и определить сроки прохождения каждого из них. Вы сможете фиксировать все свои достижения, наблюдения и идеи, возникающие по ходу выполнения задач, в дневнике.

При желании можно сделать свои записи доступными для других пользователей ресурса. Это даст возможность найти единомышленников, делиться с ними своими мыслями, советоваться, комментировать их замечания и наблюдения и пр. Такая система позволяет анализировать свою работу на любом этапе, легко находить слабые места в своей стратегии достижения цели и вносить необходимые корректировки.

Тайм-менеджмент

Тайм-менеджментО системе рационального распределении рабочего времени слышали многие. Но насколько она действенна?

Большинство людей не задумывается о том, сколько минут и даже часов они тратят на бесполезные дела, которые не только отвлекают от действительно важных и нужных занятий, но и утомляют, создавая впечатление максимальной загрузки.

Поставив себе цель отследить, на что уходит время в течение дня, вы больше не станете говорить о его нехватке. Вы наглядно убедитесь, как оно утекает на «подготовку к работе», пустые разговоры с коллегами, «порхание» по сайтам без определенной цели, и пр.

Научиться рационально распределять и использовать время, отпущенное на работу, поможет тайм-менеджмент. По этому вопросу написано так много книг, статей и исследований, что вы без труда найдете необходимую информацию.

Однако увлекаться изучением теории не стоит. Не забывайте, что тайм-менеджмент – всего лишь удобный и эффективный инструмент для решения рабочих задач, и ваша цель – не досконально изучить «матчасть», а научиться применять эту методику на практике, чтобы делать большее количество дел за меньший промежуток времени.

Отдых

2a769dd8c68eac505e66bdb7ce7eba17И, наконец, последнее, о чем вспоминают трудоголики и чуть ли не первое по значению для эффективной работы. Чтобы хорошо трудиться, необходимо хорошо отдохнуть. А лучший отдых – это сон.

Забудьте про работу по ночам, не пытайтесь уподобляться Леонардо да Винчи, который якобы спал 4 часа в сутки (на самом деле это неправда). Постоянно урезая количество часов на ночной отдых, вы не решите собственные проблемы, а лишь усугубите их, приобретая в придачу еще массу неприятностей:

  • Пропадут творческие идеи. Как известно, мозг в период бодрствования получает информацию из множества источников, а во время сна в более спокойном, «закрытом», режиме обрабатывает ее максимально эффективно и зачастую выдает решение, которое вы не смогли увидеть в процессе кропотливой работы. Лишая себя сна, вы лишаете свой мозг возможность выдавать «креатив».
  • Исчезнет вкус к жизни. Чувство постоянной усталости и разбитости заставит откладывать решение по-настоящему важных вопросов на потом, а вместо этого заниматься чем-то незначительным.
  • Появится агрессия. Усталому и невыспавшемуся человеку трудно сохранять душевное спокойствие в стрессовых ситуациях – нервная система и без того перегружена. Способность контролировать вспышки агрессии снижается, а возникают они все чаще. Подумайте о близких!
  • Исчезает гибкость мышления. Усталый человек предпочтет работать в уже избранном направлении и пользоваться проверенными методами вместо того, чтобы искать новые пути решения вопроса. Даже если увидит, что зашел в тупик, он, скорее всего, не оставит своих попыток. Сил на поиск выхода уже нет, а придерживаясь выбранного направления, можно все-таки создать иллюзию движения вперед.

Не лишайте себя возможности восстановить силы и привести мысли и эмоции в порядок – выбирайте полноценный сон.

Резюме

Из всего, сказанного выше, можно сделать довольно простой вывод: нет ничего невозможного в том, чтобы получить максимальный результат, не выкладываясь при этом полностью физически и морально. Для этого необходимы всего три вещи:

  • Разумное планирование;
  • Умение рационально распределять свое рабочее время;
  • Полноценный сон и отдых.

Не отказывайте себе в этих трех вещах – и вы сможете не только сделать свою работу результативнее, но и научиться получать удовольствие от спокойного процесса ее выполнения.

Да, для формирования этих полезных навыков и привычек также потребуется время. Но неужели вы не готовы инвестировать несколько минут в день в самое главное, что есть у вас – в самого себя?

быстрая жизнь, медленный мир и проблема терпения

Вы никогда не диагностировали у себя состояние «тротуарной ярости»? Обычно оно появляется, когда дело доходит до наших друзей и знакомых, в которых всё, конечно, идеально, кроме того, что они слишком медленно ходят. И любая совместная прогулка в итоге превращается в ад. Ты идёшь и думаешь: «О, боже, мы когда-нибудь дойдём, куда шли, или нужно смириться с тем, что сегодня уже ничего не будет, кроме этой длинной бессмысленной улицы?». Ну или что-то в таком роде.

Мозг и время: быстрая жизнь, медленный мир и проблема терпения

Не бывало? Значит, вы либо приблизились к дзену, либо безнадёжно отстали от времени (что, как увидите ниже, совсем не плохо, а даже наоборот). На самом деле, в мире проблема достигла таких масштабов, что учёные уже составляют тесты для проверки современников на «синдром агрессивного пешехода» (самый популярный был разработан психологом Гавайского университета Леоном Джеймсом; согласно его шкале, если вдруг в толпе вы «действуете враждебно» и «наслаждаетесь мыслями о насилии», то синдромчик уже приобретён).

Но проблема не столько в тротуарах, сколько в том, что гнев и ярость у нас вызывают любые ситуации, требующие терпения: тормозящие водители, медленный интернет, недвижимая очередь в магазине, — все они сводят нас с ума. Даже прочтение длинной статьи может стать мучительным для современного человека, так что мне нужно поторопиться.

Мозг и время: быстрая жизнь, медленный мир и проблема терпения

Нью-Йорк, 1930. Маргарет Бурк-Уайт

Так почему медленные вещи сводят нас с ума? Ответ прост: потому что быстрый темп жизни перекосил наше внутреннее чувство времени. То, что наши пра-пра-бабушки и дедушки нашли бы каким-то чудом эффективности и быстроты, сегодня раздражает нас своей заторможенность. Терпение есть добродетель, которая была побеждена эрой Твиттера.

Как отмечают учёные-когнитивисты, проблема терпения имела большое значаение для нашего вида: терпение и нетерпеливость имели эволюционное предназначение; они представляли собой баланс инь и ян, точно настроенный внутренний таймер, который подсказывал нашим предкам, когда стоило выждать подольше или когда необходимо было приступать к действиям. Если этот таймер начинал подавать внутренние знаки, значит, наступало время посева или время отказа от бесперспективной охоты.

«Почему мы нетерпимы? Это наследие нашей эволюции», — отмечает Марк Уиттмен, психолог Института пограничной области психологии и психического здоровья в немецком Фрайбурге. Нетерпимость оберегала нас от траты слишком большого количества времени на одно бессмысленное дело. В своё время это дало нам импульс к деятельности.

Но этой хорошей вещи пришёл конец. Быстрый темп жизни вывел наш внутренний таймер из равновесия. Теперь у нас стали появляться ожидания, которые не могут быть оправданы достаточно быстро или вообще оправданы. Дошло до того,  что, когда нечто движется медленнее, чем мы ожидаем, наш внутренний таймер начинает играть с нами в жестокие игры, растягивая время ожидания, вызывая гнев, непропорциональный задержке.

Невролог Голдсмитского колледжа Университета Лондона Джеймс Мур комментирует это так:

Связь между временем и эмоциями очень сложна. Многое зависит от ожиданий: если мы ожидаем чего-то, что требует времени, мы способны принять это. Разочарование часто является следствием нарушенных ожиданий.

«Время тянется. Мы выходим из себя», —  вторит ему Уиттмен.

Будьте начеку: темпы жизни продолжают набирать обороты, как гонщик на Bonneville Speedway. В своей книге «Социальное ускорение: новая теория современности» (Social Acceleration: A New Theory of Modernity) Хартмут Роза сообщает нам, что скорость движения человека от досовременных времён до наших дней увеличилась в 100 раз, скорость связи подскочила на 10000000 единиц времени в XX веке, а передача данных выросла на коэффициент, равный 10 млрд.

Положение дел хорошо иллюстрирует эксперимент, который в начале 1990-х гг. провёл Роберт Левин. Психолог сравнил ритм жизни в тридцати одном городе мира по нескольким показателям. Он и его команда выясняли среднюю скорость ходьбы людей в разных городах, скорость выполнения рутинных задач и точность часов в банках. Результаты показали, что самый напряжённый ритм жизни в США, северных странах Европы и странах Юго-Восточной Азии. А в 2000-х психолог Ричард Уайзман обнаружил, что скорость ходьбы в мире увеличилась на 10 процентов.

Это не могло не отразиться на нашем образе жизни и нашей психике. Как показали исследования, увеличивающийся темп жизни способствует уничтожению нашего терпения. В тестах, в которых психологи и экономисты спрашивали субъектов, предпочли бы они что-то сейчас или несколько позже, респонденты предпочитали $10 сегодня против $100 в год, два кусочка еды сейчас, чем шесть кусочков через 10 секунд (исследуя прокрастинацию, учёные сделали подобное наблюдение, но связали это с тем, что мы не идентифицируем себя настоящего с собой будущим; об этом стоит подумать). Возможно, в этом кроется причина такой популярности фаст-фуда, невкусной, но быстрой пищи.

Наша ненависть к медлительности особенно очевидна, когда речь идёт о технологиях.

«В настоящее время всё настолько эффективно. Мы всё меньше и меньше способны терпеливо ждать», — отмечает Марк Уиттмен.

Мы практически требуем, чтобы веб-страницы загружались в течение четверти секунды, хотя не было никаких проблем с двумя секундами в 2009 году и четырьмя секундами в 2006 году. С 2012 года видео, которое не сработало за две секунды, почти не имеет надежды на то, что оно станет популярным.

Конечно, мы не умрём, если сайт не загрузится сразу. Но мы, скорее всего, будем чувствовать то же, что испытывали приматы, когда долго не получали пищу, — такое вот у нас эволюционное наследство. Антрополог Александра Розати поясняет:

Люди ожидают, что выигрыш придёт к ним в каком-то виде, и когда он не приходит, появляется раздражение.

В результате мы получаем порочный круг. Ускоряющийся темп жизни общества сбрасывает наши внутренние таймеры, которые начинают воспринимать всё как слишком медленное и приводят нас в состояние импульсивного гнева. Конечно, ваше восприятие может измениться, но в целом общество становится всё более импульсивным.

Мозг и время: быстрая жизнь, медленный мир и проблема терпения

Последние исследования указывают на то, что положение дел только ухудшается. Нам постоянно мнится, что мы куда-то опаздываем, и в этот момент мы не просто ускоряемся, но начинаем злиться на тех, кто, как нам кажется, задерживает нас. Правда, чаще всего оказывается, что мы никуда не опаздывали, а лишь опасались этого и злились понапрасну (вспомните вечные сборы в аэропорт, которые почти всегда следуют этому сценарию).

Но почему так происходит? Не только растущие темпы жизни общества, но и ярость способна сбить наш внутренний таймер. Наш опыт времени субъективен. Помните Тургенева?

«Время (дело известное) летит иногда птицей, иногда ползет червяком».

И это сущая правда. Как объясняет в своей книге 2012-го года Клодия Хэммонд «Искажённое время: особенности восприятия времени» (Time Warped: Unlocking the Mysteries of Time Perception), на наше чувство времени прежде всего влияют сильные эмоции:

Так же, как теория относительности Эйнштейна говорит нам, что нет такой вещи, как абсолютное время, в нашем мозге не существует механизма для точного измерения времени.

Время тянется, когда мы испуганы или испытываем беспокойство, объясняет Хэммонд. Например, арахнофобы переоценивают время, проведённое в комнате с пауками; время для новичка, впервые прыгающего с парашютом, тянется невозможно долго. Люди, пережившие дорожно-транспортные происшествия, рассказывают, что события словно бы разворачивались в замедленном темпе.

Но это происходит совсем не потому, что наши мозги ускоряются в подобных ситуациях. Время искажается, потому что наши переживания слишком интенсивны. Каждый момент, в который нам что-то угрожает, кажется новым и ярким. Этот физиологический механизм выживания усиливает наше понимание происходящего и вызывает больше воспоминаний, чем в обычной ситуации в течение такого же временного промежутка. В итоге наш мозг обманывается, считая, что прошло больше времени.

Кроме того, наш мозг, в частности островковая область, связанная с моторикой и восприятием, может измерять течение времени путём анализа и интеграции множества сигналов от наших тел, таких как сердцебиение, скольжение ветерка по нашей коже и состояние жгучего гнева. Мозг судит о времени путём подсчёта количества и качества сигналов, которые он получает от организма. Таким образом, если сигналы приходят быстрее в течение определённого интервала, мозг будет анализировать эти сигналы и считать, что интервал занял гораздо больше времени, чем на самом деле. Не раз цитированный Уиттмен поясняет:

В  нашем мозге нет часов, которые тикают, но у нас есть постоянное и непрерывное ощущение нашего тела, которое обновляется каждую секунду, и мы используем информацию об этих ощущениях, если задаёмся вопросом, сколько прошло времени.

Когда мы напуганы (или тревожны, или несчастны), наши органы посылают больше сигналов мозгу, который в свою очередь насчитывает больше секунд, чем прошло на самом деле. Десять секунд ощущаются как пятнадцать, один час как три и т.д.

Но есть и ещё одна сторона взаимосвязи скорости общества, эмоций и восприятия времени. Невролог Джеймс Мур сумел показать, что время проходит быстрее, когда мы имеем прямую связь с последующим событием, когда мы чувствуем, что мы добиваемся конкретного результата. Учёные называют такой опыт «временное связывание». И наоборот. Мур отмечает:

«Когда у нас нет контроля над событиями или мы его не чувствуем, происходит обратное: внутренние часы замедляются, то есть мы ощущаем, что промежутки времени тянутся дольше».

Можем ли мы что-то изменить? Не испытывать ярость от любого рода промедлений и научиться терпеть? Учёные убеждены, что это в наших силах. Однако мы должны найти способ, чтобы сбросить наши внутренние таймеры и настроить время по-другому. Мы, конечно, можем попробовать контролировать свои чувства с помощью силы воли, но это только временная мера, которая не устраняет проблему, а только скрывает её.

Посмотрите на шимпанзе в лабораторных условиях.

«При ожидании запаздывающих наград они начинают проявлять негативную вокализацию, чесаться, что является признаком стресса у приматов, иногда они стучат в стену, с ними случается что-то вроде истерики», — пишет Александра Розати.

Эти шимпанзе реагируют так же, как наш мозг на ожидание.

Существует ещё один недостаток в волевом подходе. Как утверждает психолог из Северо-Восточного университета Дэвид Дестенко, волевые усилия делают нас более стойкими восприимчивыми к последующим искушениям. Он приводит пример с парнем, который стоит в очереди в Starbucks: если он использует всё своё самообладание, чтобы молчаливо выстоять очередь, он, скорее всего, позволит себе взять двойной шоколад, хотя планировал взять обычную порцию.

Неужели же ничто и никто не поможет нам? Никто, кроме нас самих. Есть ряд исследований, которые показали, что медитация и практики осознанности (практики, в рамках которых  вы пытаетесь сосредоточить внимание на настоящем моменте, не думая ни о чём другом) спасают нас от нетерпения, хотя учёные и не могут пока найти этому объяснения. Возможно, причина кроется в том, что медитирующие могут лучше справляться с проявлениями нетерпения, потому что они привыкли терпеть и сдерживать себя.

Мозг и время: быстрая жизнь, медленный мир и проблема терпения

Этан Никтерн, мастер-практик из Нью-Йорка, последователь буддийской традиции Тибета и автор книги «Путь домой: современное исследование буддийской традиции» (The Road Home: A Contemporary Exploration of the Buddhist Path), уверен, что люди, которые постоянно медитируют, способны «подружиться с неудобным пространством». По его мнению, медитация даёт нам «методику простого удовлетворения настоящим моментом, таким, какой он есть, без попытки изменить ситуацию».

Однако, как отмечает доктор Дестено, медитация —  это не всегда то, что нетерпеливые люди могут освоить. И я, в общем-то, с ним согласна: психуем и раздражаемся мы за какие-то доли секунды, а практика медитации требует часов работы —  вряд ли это та пилюля, которая подойдёт людям, неспособным терпеть что-то больше нескольких минут. Но и у Дестено есть свой совет: он предлагает бороться с эмоциями эмоциями.

Во время своей работы учёный обнаружил, что благодарность —  кратчайший психологический путь к терпению. Один его эксперимент показал, что люди, написавшие короткую письменную работу о ком-то, кому они были за что-то благодарны, с большей готовностью отказывались от мелких наград в данный момент и соглашались ждать обещанного дольше. В ходе серии подобных исследований он пришёл к следующему выводу:

Мысли о благодарности, которую вы испытывали, даже если она не имеет ничего общего с раздражающей задержкой, может напомнить нам о ценности принадлежности к человеческому роду и важности «не быть рвачом».

Да, в отличие от медитации, этот способ может испробовать каждый из нас. Вы злитесь на подругу, которая задерживается? Вспомните о её очаровательном чувстве юмора, приятных встречах и той поддержке, которую она оказывала вам в трудную минуту. Раздражает длинная очередь к кассе?

Это Вам будет интересно:

СЕКРЕТ: Как получить желаемое

13 правил сохранения энергии

Может, бывало такое, что вас пропускал кто-то вперёд, хотя сам торопился, и вы были ему благодарны? А если был случай, когда кто-то незнакомый просто хотел что-то для вас сделать, да не осмелился? Благодарите и успокаивайтесь. Вспомните Гоголя: «Русского человека надо благодарить хотя бы за намерения». Такая у нас с вами жизнь в этой стране.опубликовано econet.ru 

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © econet

Люди без памяти – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Темп современной жизни продолжает расти. Сегодня надо уметь делать быстро все: есть, учиться, передвигаться. Под влиянием повсеместного ускорения намечается деление общества, на тех, кто успевает, и кто нет.  О том, к чему это ведет – новая статья профессора факультета социальных наук НИУ ВШЭ Александра Гофмана.

Ускорение мира – феномен, который широко обсуждается и исследуется в социологии. Он во многом связан с глобализацией. Новые технологии, знания, обширный объем информации требуют от человека постоянно быть в курсе всего, что происходит вокруг. То, что актуально сейчас, перестает быть таковым уже на следующий день. Подобные процессы провоцируют неустойчивость общества. Ускоренному миру постоянно нужно «новое». Это ведет к тому, что «новое» фактически не успевает приживаться, оно теряется во времени, потому что на его месте вскоре появляется что-то иное.

Сегодня необходимо быстро делать все: есть (отсюда популярность фастфуда), учиться, читать (курсы быстрого чтения помогают овладеть этим умением), мыслить, чувствовать, исполнять художественные произведения и даже религиозные ритуалы, замечает автор. Быстро и стремительно во времени и в пространстве движется все: человеческие тела, животные, растения, идеи, чувства, вещи, тексты, знания, верования, технологии, транспортные средства, финансы, образы и т.д.

«… В США власть скорости и настоящего воздействует даже на религиозную обряд­ность. Одна из церквей в Нью-Джерси предлагала, например, экспресс-богослужение: быстрое поклонение, краткое отпущение грехов, беглое заявление о вере, мини-мо­литва, небольшое песнопение, краткая подборка отрывков из Священного Писания и двухминутная проповедь. Пастор этого храма рекламирует его услуги следующим образом: «Дайте нам 22 минуты, и мы покажем вам Царство Божие»….»

Повсеместное ускорение способствует тому, что скорость выступает как один из факторов стратификации общества, − отмечает Александр Гофман. Одни люди успевают, другие нет. И тем, кто способен адаптироваться, быстро перемещаться, открыты все дороги, а те, кто медлит, автоматически причисляются к аутсайдерам.

«…В мире высоких скоростей человеку, не движущемуся с высокой скоростью, нет места. Тот, кто не движется быстро, кто находится «не в тренде», не попадает во­время «в струю», считается недотепой и неудачником, оказавшимся на обочине жизни, не способным принести пользу ни себе, ни своим близким, ни обществу. Быстрее – зна­чит лучше! – этот постулат выглядит истиной либо уже доказанной, либо не требую­щей доказательств. Принцип естественного отбора, провозглашенный радикальными приверженцами социального дарвинизма,– «выживание сильнейшего» («survival of the fittest»), – сегодня превратился в принцип «выживание скорейшего» («survival of the fastest»)…».

Культ скорости при этом сегодня присущ и медленным и быстрым людям. Однако страдают от неспособности в него вписаться не только те, кто отстают, но и те, кто успевают. «Часто они испытывают усталость, буквально задыхаются от высокого темпа жизни, времени все равно не хватает, причем даже на то, что сами они считают главным», – отмечает автор.

«Теперизм» («nowism») – культ настоящего

Другое важное последствие ускорения – культ настоящего. Прошлое и будущее заменяются исключительно настоящим, рефлексии нет места. Каждый день для человека выступает как новый, будто он только что родился, а мир вокруг него представляется только что созданным. Отсюда – поверхностность знаний. То, что каждое следующее мгновение уничтожает предыдущие, чревато неспособностью понимания глубины связей и событий, пишет ученый. Чрезмерно быстрые социальные изменения не затрагивают оснований общества: в результате они в определенном смысле не происходят вообще. Развитие превращается в серию несвязанных между собой, разрозненных эпизодов.

«… Беспредельная власть настоящего означает, среди прочего, тот факт, что у нас оказывается просто меньше воспоминаний как таковых. Людям просто некогда за­ниматься воспоминаниями, так же как и мечтами и планами на будущее. И те, и дру­гие, и третьи вытесняются непосредственными восприятиями теперешнего времени, или, если угодно, своего рода воспоминаниями о настоящем. В данном случае преры­вается временной континуум, в котором настоящее располагается между прошлым и будущим. Все это означает, что неконтролируемая акселерация способствует распро­странению социальной амнезии…»

Борьба за медленность  

Очевидно, что акселерация общества во многом имеет негативные последствия. Вопрос, что с этим делать. Ведь скорость связана и с прогрессом. Автор считает, что лучшее решение проблемы – выбор оптимальной темпоральности. Речь идет не просто о замедлении темпа, а о том, чтобы поставить его под контроль, ускоряться или замед­ляться на основе определенных ценностей, необходимости и здравого смысла, отмечает Александр Гофман. Что­бы этого добиться, требуется, прежде всего, избавиться от культа скорости.

Социальное признание проблемы ускорения аналитики зафиксировали еще в 1980-х – 1990-х гг.  К началу XXI в. эта тема заняла важное место в самых различных социальных и идейных течениях. Более того, возникло движение, целиком сосредоточенное на решении проблемы замедления скорости и изменения политики времени. Это так называемое «Медленное движение» («Slow Movement»). Оно началось со сферы питания: в противовес «фаст-фуду» была создана культура «Слоу-фуд», эмблемой которой стало изображение улитки. Эта культура приобрела большое влияние в международных масштабах.

К родоначальникам «Медленного движения» относят  также и создателя «Мирового института медленности» («The World Institute of Slowness»), норвежского специалиста в области организационной психологии Гейра Бертелсена (Geir Berthelsen). В списке организаций, так или иначе представляющих сторонников контроля скорости, – американский фонд «Про­длить мгновение» («Long Now Foundation»), европейское «Сообщество замедления времени» («Society for the Deceleration of Time»), «Международный институт недела­ния слишком многого» («International Institute of Not Doing Much») и японский «Празд­ный клуб» («Sloth Club»).

Российские скорости

Проблема замедления актуальна и для российского общества. Но, как отмечает Александр Гофман, лишь для некоторых его сфер, групп и пространственных областей. «Для других по-прежнему актуальны противоположные проблемы медленной скоро­сти, топтания на месте или движения вспять. Разумеется, политика времени для них, наоборот, должна состоять в ускорении», – считает автор. Он отсылает к таким знакомым россия­нам явлениям, как «долгострой» и дополняющей его «штурмовщине», традиционно мед­ленно и неэффективно работающему бюрократическому аппарату и т.п.

Где замедление действительно актуально, так это мегаполисы. Стремление к ускорению в них, в частности вследствие автомоби­лизации, зачастую парадоксальным образом приводит к обратному эффекту, заторам и дли­тельному стоянию на месте, отмечает автор.

В отношении скорости питания в России наблюдаются противоположные тенден­ции. С одной стороны, продолжает расти популярность фастфудов.  С другой, растет популярность и медленной еды, которая все больше ассоциируется с едой «правильной», здоровой, традиционной, полезной, приготовленной из экологически чистых продуктов, вкусной и «честной».

«… По данным некоторых интернет-изданий, в настоящее время существует 21 конви­виум (от лат. «convivium» – «застольное общество»), т.е. местное отделение движения «Слоу Фуд», и почти 60 примыкающих к нему продовольственных сообществ, от Кали­нинграда до Камчатки и от Мурманска до Эльбруса. Они открывают новые рестора­ны медленной еды, организуют специальные фестивали и семинары, взаимодействуют с шеф-поварами и виноделами, воздействуют на школьное питание, пропагандиру­ют гастрономические традиции разных народов и рациональный подход к питанию…»

Но помимо питания, “Медленное движение” в России затрагивает и ряд других областей социальной и культурной жизни, говорится в статье. Это относится и к росту популярности та­ких мировых тенденций, как отказ от иррационального потребительства, дауншифтинг, экологическое движение, рост популярности езды на велосипеде и т.д.

Один из главных уроков «Медленного движения» состоит в необходимости мудро­го обращения со временем. Но ряд важнейших идей и ценностей такого рода мож­но почерпнуть и в российском культурном наследии, например, в трудах К.Э. Циолковского, А.Л.Чижевского, Л.Н. Толстого, считает Александр Гофман. В целом, по его мнению, задача политики и стратегии времени должна быть в том, чтобы наполнять человеческое существование достойными содержаниями, выбирая под это подходящий темп. IQ

Автор исследования:

Авторы текста: Селина Марина Владимировна, Шестеркин Максим Михайлович, 28 ноября, 2017 г.


Подпишись на IQ.HSE

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о