Аутизм это в психологии: Аутизм. Жестокая правда жизни. — Урайская окружная больница медицинской реабилитаци

Автор: | 24.05.2021

Содержание

АУТИЗМ У ДЕТЕЙ — ГБУЗ АО «Сковородинская ЦРБ»

     Аутизм — это психическое заболевание, при котором происходят выраженные нарушения в коре головного мозга, приводящие к полному нарушению социальной адаптации и особому восприятию собственного внутреннего мира.
Впервые случай аутизма у детей был описан в 1943 году. Это открытие сделал Г. Аспергер. В последствии даже один из синдромов, при котором развиваются симптомы заболевания, был назван его именем — синдром Аспергера.      Определение болезни было дано гораздо позже, после накопления статистических данных о заболевших. Заболевание может встречаться в любом возрасте, в том числе у новорожденных. Детки, которым установлен диагноз «аутизма», требуют к себе более внимательного отношения и применения специального подхода.

Причины.

На сегодняшний день большинство ученых считают, что причиной заболевания становятся нарушения в генетическом аппарате или врожденная генетическая наследственность. Очень часто первые признаки болезни можно заметить у грудничков или малышей первого года жизни. Однако эти проявления часто списывают на особенность характера или темперамента ребенка.

У мальчиков аутизм встречается гораздо чаще. Соотношение — 4:1. Девочки болеют реже. Часто малышки имеют высокую предрасположенность к болезни, если у их близких родственников или родителей есть данное заболевание.
Наследуется болезнь по аутосомно-рецессивному признаку. Это означает, что даже если оба родителя будут больны аутизмом, то риск рождения здорового ребенка у них составляет 25%.
Не только наследственная предрасположенность может привести к появлению заболевания. Есть научные исследования, которые показали связь между воздействием некоторых провоцирующих факторов на развитие болезни. Как правило, такое действие происходит во время внутриутробного роста малыша.
К таким провоцирующим факторам относят:
1. Инфицирование беременной женщины различными бактериальными или вирусными инфекциями. Особенно опасно такое заражение плода в период первых 8 недель внутриутробного развития.
2. Воздействие на будущего ребенка различных токсических химических веществ. Обычно это происходит, если мамочка во время беременности работает на вредных производствах или промышленных предприятиях.
3. Сильное ионизирующее излучение. Встречается на различных производствах, где проводятся работы с ультразвуком или инфракрасными лучами. Все виды радиоактивных излучений также могут повлиять на строение нервной системы, и вызвать симптомы аутизма.

Классификация.

Ранний детский аутизм может протекать в различных вариантах. Обычно врачи используют различные классификации, которые позволяют разделить формы болезни по сходным признакам.
Заболевание может быть легким, средней степени тяжести и тяжелым. В основе этой классификации лежит степень выраженности неблагоприятных симптомов.
При легкой степени

тяжести нарушения интеллектуальных способностей у малыша не происходит. Такие дети практически не отстают в уровне психического развития от своих сверстников. При внимательном наблюдении за ребенком можно обнаружить некоторые особенности. Как правило, такая форма заболевания диагностируется в 3 года.
При аутизме средней степени тяжести проявляются уже более стойкие нарушения со стороны моторных функций, а также присоединяются речевые нарушения. Дети в 2 года практически не разговаривают. Некоторые малыши могут произносить только отдельные слова или фразы, но речевые обороты лишены смысла и являются только простым набором слогов.
Для тяжелого течения характерны выраженные нарушения мозговой деятельности. Дети практически не реагируют на окружающих, не отвечают на вопросы, к ним обращенные. Малыши в возрасте 1,5 года по развитию соответствуют 6-7 месячному ребенку. Эта форма болезни характеризуется неблагоприятным течением и сравнительно плохим прогнозом лечения.

Признаки аутизма.

К основным проявлениям заболевания можно отнести следующие симптомы:
1. Обеднение эмоций. Малыши, не имеющие отклонений в психическом развитии, при любой улыбке или поглаживании испытывают положительные эмоции и реагируют в ответ. Дети, страдающие аутизмом, практически никак не отвечают. Физический или телесный контакт не вызывает у них никакого ответа. Ребенок остается безучастным или старается отвернуться.
2. Сосредоточенный взгляд. Обычно малыши первого года жизни начинают фиксировать взгляд на каком-то одном предмете. Чаще всего у детей с аутизмом можно наблюдать «отсутствующий» взгляд. Они никогда не смотрят собеседнику в глаза, зато часами могут рассматривать какую-то часть от игрушки или рисунок на стене. Часто кажется, что малыш просто погружен в себя.

3. Медленное приучение к горшку. Обычно для малышей, страдающих аутизмом, это становится очень трудной задачей. Часто только в возрасте 3-4 лет ребенок полностью отучается от подгузников и привыкает ходить в горшок.
4. Нарушения речи. Как правило, малыши-аутисты начинают говорить достаточно поздно. Даже после произнесения первых слов они могут замолчать на долгое время. Спустя несколько месяцев они снова начинают говорить, однако произносят всего несколько отдельных слогов или однотипных слов.
5. Многократные повторения слов. Малыши, страдающие аутизмом, очень часто повторяют несколько слов. На вопрос «будешь кушать?» они могут несколько десятков раз повторить «кушать, кушать, кушать». Это прекратиться, только когда кто-то из родителей скажет «кушать» после монолога ребенка. После этого он обычно замолкает.
6. Однотипные движения. Малышам-аустистам очень нравится повторять какое-либо действие много раз. Обычно они включают и включают свет или открывают водопроводный кран. Любые попытки сделать замечание, что так делать нехорошо или неправильно, ребенок не воспринимает адекватно и начинает повторять снова и снова.

7. Изменение походки. Довольно часто маленький аутист начинает ходить на цыпочках или сильно размахивает при ходьбе руками, как бы изображая птицу или бабочку. Некоторые малыши могут подпрыгивать при ходьбе.
8. Психологические особенности. Обычно малыш, страдающий аутизмом, становится более замкнутым. Такие дети часто испытывают серьезнейшие трудности в попытках завести новых друзей. Малыши обычно не играют с другими детьми в песочнице или уходят с детской площадки, избегая новых знакомых.

9. Любимые продукты питания. Обычно ребенок, страдающий аутизмом, имеет выраженную наклонность и любовь только к определенной пищи. Ввести в его рацион новые продукты становится чрезмерно сложной задачей для любой мамы. Малыш категорически отказывается от всего нового, требуя привычных для него блюд. Дети в возрасте 2-3 лет кушают только из знакомой для них посуды. Новые столовые приборы могут вызвать у малыша настоящий приступ паники.
10. Строгая организация. Малыши-аутисты всегда стараются упорядочить свои игрушки или предметы. Они выстраивают своих кукол или животных по цвету, по размеру или по каким-то только им понятным критериям. Любое нарушение такого порядка может вызвать у малыша сильную апатию или же наоборот привести к агрессивному поведению.
11. Возможность самоагрессии. У малышей с аутизмом нарушаются границы восприятия внешнего и внутреннего мира. Довольно часто они чрезмерно болезненно воспринимают любые попытки вторгнуться в их личный мир. В этом случае они проявляют агрессию не по отношению к другому человеку, а к себе. Малыши могут себя нарочно кусать и даже стараются упасть из кроватки или манежа. Нужно отметить, что такие симптомы встречаются преимущественно при достаточно тяжелых формах болезни.

 Диагностика.
Определить аутизм — задача весьма сложная не только для родителей, но и даже для опытного врача. Проведение тестирования в домашних условиях не всегда позволяет получить точный вердикт о том, есть ли у ребенка заболевание. Такое исследование носит лишь вспомогательный характер. Если родители заметили, что у ребенка есть определенные особенности в поведении, то обязательно следует показать его врачу.
Для того, чтобы успешно диагностировать заболевание, требуется проведение нескольких тестов.

Лечение.
   Лечение аутизма — комплексное. Назначение лекарственных препаратов применяется только для устранения неблагоприятных проявлений болезни, которые не поддаются психологическому воздействию посредством применения других методов лечения. Обычно все лекарственные препараты назначает врач-психиатр. Такие лекарства являются достаточно серьезными и назначаются только на определенный короткий период времени для снятия острых негативных симптомов.

С малышами, которым установлен диагноз «аутизм», обязательно работают детские психологи. Цель этих занятий — улучшить социальную адаптацию ребенка, применяя различные психологические методики.
Посещение логопеда также является одним из важных этапов лечения. Для того, чтобы восстановить речь ребенка, требуются регулярные занятия со специалистом. Во время такого обучения малыши заметно расширяют свой словарный запас и меньше проговаривают однотипные предложения. Также такие занятия заметно улучшают процесс социальной адаптации ребенка. Малыши меньше бояться разговаривать с незнакомыми им людьми и быстрее идут на контакт.

Для того, чтобы маленький аутист практически не ощущал своей болезни, используются различные методы общеукрепляющих и развлекательных занятий. Маленьким аутистам рекомендуется иппотерапия или дельфинотерапия. Малыши охотно проводят время с животными. Такие занятия оказывают благоприятное действие на нервную систему ребенка и положительно влияют на весь процесс лечения и реабилитации в целом.
Такие детки требуют более внимательного и тщательного подхода. Только грамотное отношение со стороны окружающих и самых близких людей позволяет малышам лучше адаптироваться к жизни и достичь успеха.

Ранний детский аутизм

Аутизмом (от греческого autos – сам) называют состояние психики, характеризующееся преобладанием замкнутой внутренней жизни и активным отстранением от внешнего мира. Аутизм может быть как вторичным симптомом шизофрении (см. раздел «Шизофрения»), так и самостоятельной нозологической единицей. В последнем случае он возникает в первые годы жизни и называется ранним детским аутизмом (РДА).

РДА, не входящий в спектр шизофренической симптоматики, характеризуется нарушениями всех сфер психики – сенсомоторной, перцептивной, познавательной, речевой и эмоциональной, а также недостаточно развитым социальным взаимодействием с окружающими. Согласно МКБ-10 среди нарушений психологического развития выделяют детский (типичный) аутизм и атипичный аутизм. Симптоматика детского аутизма проявляется в возрасте до трех лет, тогда как признаки психических нарушений при атипичном аутизме наблюдаются после трех лет. Более подробно классификация представлена в таблице 1.

Таблица 1. Классификация аутизма по МКБ-10.

1. ТИПИЧНЫЙ АУТИЗМ

1.1. Аутистические расстройства,

1.2. Инфантильный аутизм,

1.3. Инфантильный психоз,

1.4. Синдром аутизма Каннера.

2. АТИПИЧНЫЙ АУТИЗМ

2.1. Атипичные детские психозы,

2.2. УМО с аутистическими чертами.

3. Синдром Ретта

Этиология и патогенез раннего детского аутизма неясны. В качестве объяснений выдвигаются «теория эмоциональной холодности родителей», наследственные нарушения и органические поражения ЦНС.

В связи с проблемой аутизма актуальны вопросы диагностики данного нарушения, симптоматика которого имеет сходство с другими нарушениями нервно-психического развития. Детям с ранним детским аутизмом в первые 2-3 года жизни возможна постановка ошибочного диагноза, поэтому необходима четкая дифференциация РДА и других заболеваний, имеющих аналогичные внешние проявления.

Частота встречаемости РДА колеблется от 4 до 6 на 10000 детского населения. Соотношение мальчиков и девочек составляет примерно 4-5 / 1. IQ детей с РДА более чем в двух третях случаев ниже 70.

Клиническая картина аутистического синдрома у детей с РДА определяется проявлениями отрешенности, неспособностью к формированию общения, к осознаванию посторонних персон и неодушевленных предметов /явлениями протодиакризиса/, отсутствием подражания, реакций на комфорт и дискомфорт, монотонно-однообразным характером поведения с «симптомами тождества». Для них характерно господство влечений, противоположные желания, аффекты, представления, отсутствие единства и внутренней логики в поведении. Эмоциональная реакция на близких ослаблена вплоть до полного внешнего ареагирования (так называемой «аффективной блокады»). Недостаточная реакция на зрительные и слуховые раздражители придает детям сходство со слепыми и глухими. Во внешнем облике таких детей при обычной миловидности обращает на себя внимание взгляд, обращенный и пустоту, во внутрь себя, «взгляд мимо», с преобладанием зрительного восприятия на периферии поля зрения. Моторика, как правило, угловатая, движения неритмичные, «закостенелые» или неточные, с тенденциями моторных стереотипий в пальцах, кистях рук, ходьбы на цыпочках, однообразного бега, прыжков с опорой не на всю ступню. Речь обычно не направлена к собеседнику, отсутствует экспрессия, жестикуляция, голос то тихий, то громкий, произношение звуков варьирует от правильного до неправильного. Часто наблюдаются отклонения тональности, скорости, ритма, отсутствие интонационного переноса, эхолалии, бессвязность, невозможность вести диалог. Длительно сохраняется тенденция к манерному словотворчеству. Характерны краткие фразы с «рыхлыми» ассоциациями, смещением мыслей, отсутствием личных глагольных и местоименных форм.

У многих детей отмечаются нарушения инстинктивной жизни, инверсия цикла сна, перверзность аппетита, изменчивость  мышечного тонуса до гипотонии или гипертонии. После полутора- двух лет становится отчетливой диссоциация развития личности с нарушением последовательности вытеснения примитивных функций сложными в пределах всех сфер деятельности.

Степень выраженности аутизма неодинакова, что несомненно зависит от генетической предрасположенности и внешних факторов (большинство авторов выделяют 4 степени РДА). К 3-5 годам жизни ребенка дизонтогенетические проявления в круге аутистического синдрома достигают своей наибольшей выраженности; в дальнейшем этот тип расстройств нередко становится почти идентичным расстройствам при аутистической шизоидной психопатии типа Аспергера. Близкого порядка личностные расстройства аутистического типа могут иметь место и у детей с негрубыми резидуальными состояниями вследствие минимальной мозговой дисфункции или более явных органических резидуальных поражений головного мозга.

Лечебная помощь строится на базе индивидуальной клинической верификации состояния ребенка и представлена разными лечебными профилями: психофармакотерапией, психотерапией (индивидуальной и семейной), физиотерапией, массажем и др. Фармакотерапия направлена на купирование психопатологических проявлений болезни, профилактику вегето-сосудистой и всгето-висцеральной дистоний, активизацию ребенка и ослабление психического напряжения. Медикаментозное лечение должно соотноситься с высокой чувствительностью маленьких аутистов к нейролептикам, транквилизаторам и необходимостью пребывания ребенка в условиях дома, в пути, с неустойчивой его активностью.

Психотерапевтическая работа с самим аутистом и семьей направлена на коррекцию поведения ребенка, нивелировку тревожности, страха, а также на коррекцию и укрепление семьи, привлечение родителей к воспитательной работе с ребенком, обучение приемам работы с ним.

Что такое аутизм? | ВЦЭРМ им. А.М. Никифорова МЧС России в Санкт-Петербурге

Описание проблемы аутизма – задача довольно сложная. Исследователи пока не знают, что именно вызывает заболевание и что в этот момент происходит в мозге. Не существует и универсального определения аутизма.

Расстройство аутистического спектра (РАС) – название группы расстройств развития мозга. Это расстройство довольно распространено: оно есть примерно у 1% всех людей (у мужчин оно встречается в 4-7 раз чаще, чем у женщин). Кроме непосредственно аутизма, в это расстройство входят синдром Аспергера, известный как более щадящая и высокофункциональная версия аутизма, и проникающее расстройство развития (нечто вроде промежуточного состояния между Аспергером и аутизмом). Все эти состояния характеризуются нарушением навыков социализации и общения и повторяющимся/структурированным поведением и привязанностями. Тяжесть определённых нарушений определяет, где на спектре находится человек. Кто-то может молчать и часами оставаться полностью погружённым в некую повторяющуюся деятельность, кто-то может без перерыва рассказывать о своих интересах, не воспринимая намёков на остановку рассказа и не понимая иронии или сарказма.

Уровень когнитивных функций при аутизме колеблется от инвалидности до сверхинтеллекта. И хотя ассоциировать аутизм с небольшим IQ уже не модно (учёные начинают признавать, что это может быть связано с тем, что стандартные тесты IQ не отражают когнитивные способности детей-аутистов), в последних исследованиях показано, что почти половина детей с РАС обладает интеллектом средним или чуть выше среднего.

У РАС нет одной известной причины. Считается, что генетика играет в нём важную роль (аутизм встречается у родственников, вероятность его возникновения у обоих однояйцевых близнецов выше, чем у двуяйцевых, и т.п.). Тем не менее, неясно, что происходит: нет какого-то одного «гена аутизма», а есть только сложный комплекс взаимодействий. Однако ясно, что, по меньшей мере, некоторые гены отвечают за неправильное развитие мозга при РАС.

Мозг при аутизме

Мы знаем, что мозг аутистов устроен по-другому, но не знаем точно, как именно (поскольку результаты исследования связей противоречат друг другу из-за разных методов и проб). В некоторых исследованиях было обнаружено, что мозг с РАС обладает слишком сильными связями, А другие – что слишком слабыми. Тем не менее, учёные считают, что в этой неразберихе начинают проявляться закономерности, например, меньшее количество связей между удалёнными частями мозга (и эти связи слабее), и большее количество связей на коротких дистанциях.

На этих открытиях основана теория «интенсивного мира». Она утверждает, что локальная гиперсвязность в определённых участках мозга ведёт к чрезмерному функционированию, которое, в свою очередь, приводит к гипервосприимчивости к информации и экстремальной работе внимания и обработки ощущений. Это звучит не так уж плохо, и может объяснить возможности гениев, но слабая связь удалённых участков усложняет осознание всей этой поступающей информации и способность выбрать приоритетный источник информации (так как информацию не получается правильно интегрировать). Это быстро перегружает сознание, поэтому люди с РАС пытаются справиться с сенсорной перегрузкой, отдаляясь от социума или углубляясь в повторяющиеся действия (которые помогают создать чувство стабильности и удерживать слишком яркий мир в каких-то рамках). И хотя это на самом деле очень интересная теория, к ней нужно относиться с осторожностью, пока её не изучат должным образом.

Один из основных признаков РАС – расстройство социальных взаимодействий. Аутисты могут выглядеть как люди, которым неинтересны социальные намёки, или как люди, неспособные их считывать. Среди самых распространённых проблем, в разной степени тяжести, встречаются невозможность расшифровки выражений лица, сарказма, иронии, чувств и точек зрения других людей. В мозге есть парочка вещей, способных объяснить это явление. В одной из моделей развития социальных навыков утверждается, что у нас есть врождённое умение по распознаванию лиц, и что мозжечковая миндалина, один из эмоциональных центров, усиливает это умение у младенцев, доставляя им удовольствие при взгляде на лица ухаживающих за ними людей. В результате мы часто смотрим на лица и получаем много опыта, обрабатывая и считывая их выражения. Это происходит при помощи «веретенообразного лицевого участка» [fusiform face area, FFA], который, благодаря полученному опыту, увеличивает способности к анализу выражений лиц. В модели считается, что этот опыт становится опорным в понимании невербальных коммуникаций и сложных социальных взаимодействий. А в случае детей с аутизмом, по-видимому, FFA и мозжечковая миндалина развиваются неправильно, что ослабляет выработку социального опыта.

Первазивное расстройство развития неуточненное

Первазивное расстройство развития — это общий термин, который включает в себя аутизм, синдром Аспергера и несколько других расстройств. Когда кажется, что у пациента есть какой-то тип аутизма, но он не совсем соответствует диагностической формуле, то ему ставится диагноз «первазивное расстройство развитие неуточненное» или «атипичный аутизм». Часто это люди с более «низким» функционированием, чем люди с формальным диагнозом «аутизм», но не обязательно.

Высокофункциональный аутизм

Это другой часто встречающийся термин, хотя у него нет диагностического определения. Он употребляется в отношении людей, у которых есть выраженные симптомы аутизма, но при этом у них хорошо развиты навыки речи, а уровень интеллекта относительно «нормален». Противоположность высокофунционального аутизма — это вовсе не «низкофункциональный аутизм», как считают некоторые. Это «классический аутизм» или «аутизм Каннера» (по имени Лео Каннера, который первым описал аутизм).

Синдром Аспергера

Этот диагностический термин используется в отношении людей с аутизмом, у которых при этом очень хорошо развита речь (плюс у них могут быть другие, не такие заметные отличия). Существуют дебаты о том, отличается ли синдром Аспергера от высокофункционального аутизма или от общего диагноза аутизм, либо его нужно рассматривать как полностью отдельное расстройство. Термин «синдром Аспергера» предложила Лорна Винг, автор термина «расстройство аутистического спектра».

Люди с синдромом Аспергера сталкиваются с уникальными жизненными трудностями. Поскольку их речевые способности очень высоки, то окружающие люди (включая специалистов) предполагают, что их социальные и жизненные навыки так же развиты, как и их речь. Это предположение ошибочно, так как все без исключения люди с аутизмом имеют значительные проблемы с социальными навыками, и это влияет на их возможности для образования и трудоустройства.

Большинство специалистов используют термины «синдром Аспергера» и «высокофункциональный аутизм» как синонимы.

Они согласны с тем, что люди с синдромом Аспергера — это люди с аутизмом. Однако обратное не является верным: не у всех людей с аутизмом синдром Аспергера. Можно сказать, что синдром Аспергера — это подтип аутизма.

В контексте аутизма интересно изучить статью Марджори Олни (Olney, 2000), в которой она проанализировала автобиографические рассказы людей с аутизмом и выявила общие особенности их опыта. Среди данных ее исследования были следующие:

Ощущения. Люди с аутизмом часто сообщали о том, что у них «измененная» чувствительность к звукам, прикосновениям, зрительным образам, вкусам, запахам и движениям. Одна из авторов вспоминала, что в детстве, когда она смотрела на других людей, она видела лишь разрозненные части тела, а не людей целиком. Многие люди с аутизмом писали, что звуки или зрительная информация на заднем фоне слишком сильно их отвлекают, и они не могут их отфильтровать.

С другой стороны, измененные ощущения очень часто становятся источником огромнейшего наслаждения для многих людей с аутизмом. Они часто получают удовольствие от ситуаций и предметов, которых другие люди даже не замечают.

Внимание. Многие люди с аутизмом говорят, что им трудно уделять внимание более чем одному ощущению в один момент времени. Например, если они что-то слушают, то они могут быть не способны одновременно воспринимать то, что они видят.

Восприятие времени и пространства. Некоторые люди с аутизмом сообщали о серьезных проблемах в ориентации во времени и пространстве, которые мешают им понять, что произойдет потом. Как и в случае с сенсорными проблемами, их восприятие времени и пространства могло быть сниженным или фрагментированным. В результате, они могли не понимать «что происходит» в самой обычной ситуации, а также испытывали сильнейшую тревожность в случае ожидания, изменения планов или перехода к другому занятию.

В подобных ситуациях людям с аутизмом, похоже, очень помогают знакомые занятия и предметы, а также жесткая рутина.

Стратегии саморегуляции. Большинство людей с аутизмом сообщали, что у них есть способы успокоиться или справляться со своими симптомами аутизма. Такие стратегии часто встречают ритуалы, ритмичные занятия или повторяющееся поведение. Интересно, что эти занятия для самоуспокоения подходят под диагностические критерии аутизма и триаду нарушений Винг и Гульд. Они кажутся практически универсальными для людей с аутизмом и могут включать ритмичные однообразные движения, например, раскачивание туловищем, тряску кистями рук, мычание под нос, быстрое хождение взад и вперед и другие движения без определенной цели.

Некоторые люди с аутизмом говорят, что повторяющиеся движения успокаивают их и помогают им справиться с гиперчувствительностью. Другие говорят, что такие движения помогают им думать или сосредоточиться.

Для некоторых людей с аутизмом стратегии саморегуляции включают жесткий распорядок дня и ежедневную рутину. Например, это может быть сортировка вещей и хранение их в строго определенном месте. Такое навязчивое стремление к рутине и порядку, похоже, помогает людям с аутизмом справиться с сильной тревожностью, в том числе с трудностями ориентации во времени и пространстве.

Список особенностей из автобиографических описаний аутизма, составленный Олни, демонстрирует его сходство с концепцией нарушения обработки сенсорной информации. Все вместе они могут быть рассмотрены как третья модель аутизма. Эта модель опыта/обработки сенсорной информации ничего не сообщает нам о причинах аутизма, но она позволяет нам начать понимать, как разные элементы триады нарушений связаны друг с другом.

Познавательная сфера

Измеряемый уровень интеллекта. «Интеллект» у людей с аутизмом может быть самым разным, от очень низкого до очень высокого. Уровень интеллекта не зависит от степени выраженности симптомов аутизма.

Конкретное мышление. Люди с аутизмом часто мыслят очень конкретно, а не абстрактно. Их восприятие мира может быть крайне ограниченным, интенсивным и детализированным. Это может привести к трудностям с пониманием сложной речи. Людям с аутизмом проще обучаться на демонстрациях, визуальных примерах или диаграммах, чем по устным инструкциям.

Что касается языка, то люди с аутизмом часто интерпретируют выражения речи буквально. Такие фразы как «Держи рот на замке», «Пересечемся позже», «Дешевые слова» могут поставить их в тупик. Буквальное понимание или незнание о скрытом смысле может вызвать негативные чувства к другим людям, так как человек с аутизмом может воспринимать необязательное соглашение как твердое обещание или считать, что житейский совет является непреложным правилом.

Внимание к деталям. Некоторые люди с аутизмом обладают развитой способностью сосредоточиться на деталях и замечать последовательности. Они могут с легкостью заметить, что книги на полке лежат не по порядку, что предметы на столе лежат по-другому или что не все данные в таблице сходятся. Эта особенность делает некоторых людей с аутизмом очень способными в работе, ориентированной на детали.

Фиксация. Очень часто люди с аутизмом имеют фиксацию на любимой теме или занятии (эта особенность является частью диагностических критериев). Такие люди обладают очень сильной мотивацией получать опыт, изучать и думать о своей любимой теме, а если у них развиты способности к устной речи, то часто такие люди постоянного говорят о своей любимой теме, из-за чего они могут монополизировать беседу. Некоторых людей привлекают упорядоченные системы, такие как компьютеры, списки информации или особые виды механизмов (например, лампочки или торговые автоматы). Также у человека с аутизмом может быть фиксация на ритме слов, счете или списках предметов. У неговорящих людей могут быть фиксации на ощупывании определенных поверхностей, повторении сложных ритуалов или раскачивании взад и вперед.

Знания человека с аутизмом о его любимой теме или занятии может быть удивительно глубокими, но, возможно, одновременно очень узкими. Также человек с аутизмом может не понимать, что другие люди не заинтересованы в этой теме. Тем не менее, если инструкции, обязанности или рабочие задачи человека соответствуют его личным фиксациям, то эти фиксации могут стать очень функциональными.

Коммуникация и двухстороннее общение

Экспрессивный язык (устная речь, коммуникация с другими людьми). У некоторых людей с аутизмом есть развитые речевые навыки и обширный словарный запас. У других речевые навыки очень ограничены. Многие люди с аутизмом, даже с развитыми речевыми навыками, выражают эмоции скорее поведением, чем словами, но значение того или иного поведения зависит от конкретного человека.

Очень важно, чтобы люди, окружающие каждого человека с аутизмом, понимали смысл языка его поведения.

Рецептивный язык (восприятие речи на слух, понимание других людей). Большинство (но не все) людей с аутизмом лучше воспринимают информацию зрительно, а не на слух. Во время разговора человек с аутизмом нуждается в продолжительных паузах, чтобы обработать вербальную информацию.

Человеку с аутизмом также может потребоваться дополнительное время, чтобы ответить на вопрос или принять решение. Визуальная информация (диаграммы, кодирование цветом, символические изображения, письменная информация и так далее) могут помочь человеку с аутизмом лучше понимать чужую речь.

Социальное взаимодействие. Социальные навыки у людей с аутизмом могут быть очень разными, но все они испытывают какие-то трудности в восприятии социальных сигналов. Некоторые люди с аутизмом кажутся погруженными в свой внутренний мир (хотя в реальности они могут остро осознавать все, что происходит вокруг). Другие люди с аутизмом могут быть очень общительными и ориентированными на других людей, но им все равно трудно правильно понимать социальные ситуации и выбирать уместные ответы. Практически всем людям с аутизмом может помочь то или иное обучение социальным навыкам.

Контакт глазами. Недостаток контакта глазами — это одна из наиболее заметных особенностей людей с аутизмом, особенно во время разговора с другими людьми. Окружающие могут ошибочно воспринимать отсутствие взгляда в глаза как невнимательность, застенчивость, грубость или какую-то негативную эмоцию. Люди с аутизмом не воспринимают контакт глазами как важный, а у некоторых контакт глазами вызывает дискомфорт. Некоторые люди с аутизмом отмечают, что взгляд в глаза требует такой сильной концентрации, что они не могут одновременно сосредоточиться на том, что говорит собеседник.

Поведенческие особенности

Приверженность рутине. Люди с аутизмом часто высоко ценят устоявшуюся рутину и в любой новой обстановке быстро вырабатывают новую рутину. Изменения в привычном порядке могут очень сильно их расстраивать, так что желательно всегда заранее подробно описывать им предстоящие изменения. В некоторых случаях рутины человека с аутизмом могут стать настолько ригидными, что напоминают обсессивно-компульсивное расстройство. Аналогичным образом, некоторые люди с аутизмом предпочитают очень упорядоченную обстановку, они могут выстраивать предметы в ряды, выравнивать предметы и так далее. Человек с аутизмом может испытать сильное беспокойство, если вещи переложили в другие места или если в помещении сильный беспорядок.

Зависимость от подсказок и трудности с обобщением. Рутины высоко ценятся людьми с аутизмом, и часто они завязаны на определенные элементы окружающей обстановки. Когда такие элементы-подсказки исчезают из привычной ситуации, то рутина полностью разваливается, что может привести к замешательству, тревожности и недовольству. Также следует помнить, что не стоит учить человека с аутизмом навыку в одной обстановке, а потом просить повторить этот навык в совершенно другой. Обобщение навыка для разных ситуаций вызывает сложности у людей с аутизмом, и нужно по возможности обучать человека в близкой обстановке, используя такие же подсказки, как и в естественной среде.

Проблемы с крупной моторикой. Подобные трудности могут выражаться в общей неуклюжести, странной осанке и походке, трудностях при ходьбе или других движениях.

Проблемы с мелкой моторикой. Трудности с захватом мелких предметов, проблемы с письмом от руки и так далее.

Как вести себя с особенными людьми?

  1. Наберитесь терпения и будьте дружелюбны
  2. Будьте готовы помочь
  3. Не повышайте голос и не трогайте человека без разрешения
  4. Не обижайтесь на то, что вам могут сказать
  5. Не говорите о человеке с аутизмом в третьем лице и не игнорируйте его
  6. Не указывайте родителям детей с аутизмом, как им себя вести
  7. Не давайте другим травить людей с особенностями

Есть заблуждение, что люди с РАС всеми силами избегают контактов и не нуждаются в них — это не так. У них есть потребность в общении, просто ведут они себя по-особенному и реагируют совсем не так, как мы привыкли. Наберитесь терпения и будьте дружелюбными. Есть разные люди и у них могут быть разные потребности, но все они заслуживают любви и уважения.

В статье использованы материалы Фонда содействия решению проблем аутизма в России «Выход», изданий Geektimes и Meduza.  

Аутизм:что могут сделать родители, чтобы помочь своему ребенку?

Первые 2-3 года особенно сложны для пары, у которой родился первенец. Молодые мама и папа еще учатся быть родителями, и понять, что развитие их ребенка отличается от других – довольно трудно. Еще сложнее признать, что у твоего малыша может быть психическое отклонение.  Детский аутизм или как сейчас еще называют — расстройства аутистического спектра (РАС) сегодня встречается у каждого 88-го ребенка. Как распознать заболевание и на что стоит обратить внимание родителям? На эти и другие вопросы, связанные с аутизмом, ответил заведующий кафедрой психиатрии и наркологии, д.м.н., доцент Гречаный Северин Вячеславович.

Что такое аутизм? С этим заболеванием рождаются или это приобретенное состояние в среде, в которой растет ребенок?

Детский аутизм — это врожденное заболевание. Факт его возникновения не может быть следствием таких внешних причин, как, например, социальный или культурный уровень семьи. Решающую роль играет биологический фактор, который определяет рождение такого ребенка. Конечно, есть внешние обстоятельства, которые при прочих равных условиях провоцируют появление симптомов этого расстройства — тяжелая вирусная инфекция, в некоторых   случаях даже резкая смена семейной обстановки, например, внезапная разлука с матерью, госпитализация ребенка в больницу и другое. Часто ребенок-аутист – первенец в семье, и родители еще не знают, как должен развиваться ребенок. Впоследствии они вспоминают, что не раз задумывались над тем, почему их ребенок развивался не как другие дети, но все же серьезных отклонений не подозревали. Поэтому этот день — 2 апреля —  как раз призывает к тому, чтобы взрослые внимательнее присматривались к ребенку вообще и как можно раньше замечали любые аномалии в его развитии. А уж аутизм это или какое-то другое заболевание – это должен решать врач.   

Как родители могут определить, что их ребенок страдает данным заболеванием? 

К сожалению, часто родители не сразу обращают внимание на нетипичное, нехарактерное для возраста поведение своего ребенка. Это обстоятельство породило некие мифы, что аутизм может возникнуть при неправильном воспитательном подходе родителей или после некоторых медицинских вмешательств, в том числе после профилактических прививок.  В это верить нельзя, поскольку детский аутизм проходит в своем развитии и латентную фазу, когда его симптомы практически незаметны, но это не означает, что его не было с рождения. Однако необходимо знать так называемые «красные флажки аутизма», при проявлении которых стоит обратиться к специалисту. К ним относятся:

  • ребенок не пользуется указательным жестом,
  • не смотрит в глаза, не улыбается в ответ на улыбку,
  • не реагирует на свое имя или на просьбы, обращенные к нему,
  • не слышит речи, не понимает, зачем к нему обращаются взрослые,
  • не произносит фразу из 2-х слов к 2 годам,
  • не пользуется игрушками по своему прямому назначению.

Часто у ребенка не развивается сюжетная игра. К примеру, машинка для мальчика – это не образ автомобиля, который он  видел на улице, а лишь колеса, которые можно крутить. С помощью игрушки ребенок не может воспроизвести увиденный в жизни сюжет. Точно так же для девочки кукла – не образ человечка, которого она может уложить спать или покормить, а индифферентный предмет с движущимися частями. Также стоит обратить внимание на то, как общается ребенок, может ли он выполнить простые указания взрослого, сконцентрировать внимание. Если родители замечают перечисленные особенности, то нужно обратиться к врачу.

Возможно ли вылечить аутизм или только довести адаптацию к жизни до определенного уровня? К какому врачу обращаться в таком случае?

Заподозрить аутизм может любой специалист. Предположим,  участковый педиатр предполагает у ребенка аутизм и советует родителям обратиться к психиатру. Однако, важно понимать, что окончательный диагноз может отличаться от изначально предполагаемого, и кроме детского аутизма в раннем возрасте есть еще другие психические расстройства.

Лечат ли детский аутизм в клинике Педиатрического университета?

Отдельного подразделения пока у нас нет, к тому же работа с ребенком аутистом – это длительная, часто многолетняя, работа большой команды разных специалистов, включая не только медиков, но и коррекционных педагогов, клинических психологов и их разновидностей, специалистов по реабилитации и др. Однако мы консультируем таких детей и их мам на этапе раннего установления диагноза, когда родители в силу разных причин еще не готовы обращаться в официальные психиатрические учреждения. Таким образом, решаются сложные и сомнительные диагностические случаи, даются самые первые рекомендации. Например, я принимаю в Многопрофильном центре, в Консультативно-диагностическом центре принимает Вера Владимировна Поздняк. Мы оказываем первичную помощь таким детям. Даем советы, как относится к возможному заболеванию у ребенка, как вести себя с такими детьми и какие существуют возможности лекарственной терапии. Большинство мам уходит благодарными, поскольку получают ответы на вопросы, длительное время не дававшими им покоя. 

Что касается лечения, то мы его не проводим. К тому же родители, столкнувшись с проблемой аутизма, должны понимать, что полностью излечить его невозможно, и придется принять то, что в течение всей жизни ребенок будет особенным, непохожим на всех других. Не было еще такого случая, чтобы тот самый классический аутизм заканчивался полной адаптацией в социуме, даже если ребенок на каком-то этапе смог овладеть профессией. Хоть и считается, что с возрастом диагноз «аутизм» ребенку пересматривать нельзя, но большинство собственно «аутистических» черт со временем самостоятельно исчезают.  И уже в 6-7 лет на первый план выходят другие проблемы, связанные с поведением, недоразвитием абстрактных понятий, недопониманием контекста общения, т. е. чисто интеллектуальные трудности. В дальнейшем родителям нужно будет адаптировать ребенка к жизни с тем, что есть, включая особенные требования к процессу обучения. Дома также следует соблюдать специальную систему правил, выработанную индивидуально для конкретного ребенка.

Как родители могут сами помочь ребенку справиться с аутизмом? Можете дать какие-нибудь рекомендации для них?

Самая главная, с нашей точки зрения, рекомендация – изначально понять возможности ребенка, не делать лишнего и не ставить слишком высокие задачи. Самый большой конфликт возникает именно тогда, когда родители сталкиваются с противоречием между реальными способностями ребенка и собственными амбициями в отношении него. И все отрицательное, что потом может происходить – протесты, непослушание, переживание разочарования и отчаяния, — все это происходит как раз из этого конфликта.

Главный принцип для родителей заключается в обретении чувства уверенности как воспитателя и избавление от излишнего чувства вины. Надо знать, что ребенок-аутист очень чувствителен к внутреннему состоянию родителей, легко реагирует на их тревогу, растерянность. Что касается психического развития, то следует быть готовым к тому, что для достижения успехов, даже небольших, потребуется  много  времени. Не бывает такого, чтобы ребенок заснул одним, а проснулся другим человеком.

Еще одна часто встречающаяся ошибка – это мнение, что самое главное для ребенка – научиться разговаривать. Это не так. Если речь не появляется самостоятельно – значит, тому есть объективные причины. Как только сформируются предпосылки к произнесению слов, ребенок начнет самостоятельно говорить без нашей помощи. Поэтому не стоит искусственно пытаться ускорить развитие такого ребенка.

Можно ли сказать, что современные устройства связи, компьютеры, гаджеты, мобильные телефоны могут  развить у ребенка аутизм? И влияют ли они как-то на детей, у которых уже диагностировано данное заболевание? (Может ли современная техника помочь социализироваться или наоборот поспособствует тому, что ребенок все больше уходит в себя?)

При аутизме это ни польза, ни вред. Здесь не может быть универсальной рекомендации, все индивидуально. Маме важно понимать, готов ли ее ребенок сейчас к освоению социума или нужно еще подождать, впоследствии осторожно «прививая» его к жизни. Здесь поможет совет врача-дефектолога, психиатра. Правда, очень часто мамы таких детей ориентируются только на собственное мнение, не принимая чужой помощи. Такое случается, если их предали родственники, ушел отец, бабушки и дедушки не приняли ребенка, и мама остается один на один с проблемой.

Почему считается, что аутизм чаще встречается у мальчиков? И почему он им больше свойственен?

Действительно, это фундаментальный факт. И детский аутизм — это не единственный пример. Очень много психических расстройств чаще возникает именно у мальчиков. Почему так — сказать сложно. Существует много гипотез этому, но исчерпывающего объяснения пока не получено.

Может быть, есть какая-то взаимосвязь между состоянием матери во время беременности и выявленным впоследствии аутистическим расстройством ребенка? Возможно ли как-то предугадать рождение ребенка с аутизмом? Какие могут быть причины с медицинской точки зрения?

Меня часто спрашивают мамы: «Скажите, пожалуйста, где, на каком этапе я допустила ошибку? Что я сделала не так?» К сожалению, несмотря на то, что живем в XIX веке, никаких предпосылок, чтобы предугадать рождение такого ребенка нет. За исключением обследования амниотической жидкости на грубые генетические аномалии. Если таковая наблюдается, то можно с большой долей вероятности говорить о том, что здесь следует ожидать клиническую картину аутизма. Во всех остальных случаях что-либо прогнозировать трудно. Данных для этого нет.

Правда ли, что сегодня у детей аутизм встречается чаще, чем 10, 20, 30 лет назад?

Считается, что количество детей с аутизмом не увеличилось, улучшилась диагностика. Это произошло за счет распространения информации об аутизме и его проявлениях. В результате родители стали чаще обращать внимание на то, чего не замечали раньше. И, как следствие, увеличилось количество обращений к врачам с целью постановки диагноза. То, что раньше вызывало у родителей растерянность, недопонимание, сейчас наталкивает на поиск ответов в специальной литературе, интернете. В результате, симптомы аутизма стали выявлять чаще и в более раннем возрасте. И здесь наблюдается другая крайность – намечающаяся тенденция к гипердиагностике данного расстройства. Появился даже специальный термин – расстройства аутистического спектра, роль которого видится в большем привлечении внимания родителей к любым симптомам отклоняющегося развития, близко или отдаленно напоминающим детский аутизм, с целью скорейшего обращения для оказания практической помощи.

Может ли ребенок-аутист учиться в обычной школе, или лучше отдать его в школу со специальным уклоном?

Есть инклюзивные виды образования, допускающие возможность обучения таких детей в массовой школе. Набирается группа из 3-4 таких детей, и большую часть времени они занимаются с отдельным педагогом. Периодически преподаватель избирательно водит по мере возможности таких детей на занятия к здоровым детям. Но необходимость таких классов надо рассматривать индивидуально. Принимать во внимание следует все возможные последствия. Например, на практике дети, страдающие аутизмом, бывают не очень соматически здоровы, им свойственен слабый иммунитет – это повышает у них риск заболеть респираторными и др. инфекционными заболеваниями, которые у детей с аутизмом обычно протекают в более тяжелой форме. Ведь даже в обычных условиях дети-аутисты болеют чаще остальных детей. Кроме того, обучение в массовой школе возможно при условии нахождения рядом специального помощник или тьютера, человека, который направляет ребенка в каждом конкретном случае и подсказывает, что ему делать. Часто такие дети, находясь на массовом обучении, не выполняют школьную программу, а только формально присутствуют на уроках. А вот что он в результате усвоит — это отдельный вопрос. Чаще – это своеобразная форма «ознакомления» с учебным материалом. И в этой ситуации мы не в праве требовать от ребенка освоения всей программы. Впрочем, не стоит забывать о том, что и традиционная дефектологическая помощь в условиях обычных коррекционных детских садов и школ обладает большими возможностями по части восполнения когнитивных дефицитов, и прохождение инклюзивного обучения все же не отменяет необходимости получения специализированных навыков с помощью рутинных методов коррекции.

 

С какими бы проблемами ни столкнулись родители на сложном пути воспитания, важно помнить, что при прохождении любого этапа взросления важна родительская любовь.

 

Дата публикации: 2.04.2020

Аутизм

Аутизм последнее время привлекает все большее внимание специалистов различного профиля. Такой интерес вызван с одной стороны достижениями в области его клинического изучения, а с другой — неотложностью и сложностью практических вопросов терапии и коррекции. Остро стоит и вопрос о ранней диагностике: поскольку предполагается, что 1 из 10 детей, получающих диагноз умственной отсталости, на самом деле страдает аутизмом. Этим детям можно помочь, но для этого надо как можно раньше начать специальные занятия, кропотливую коррекционную работу, которая поможет расширить их возможности жить в обществе, обучаться в школе, проявлять необыкновенные способности, которыми зачастую обладают аутичные дети.

ЧТО ЖЕ ТАКОЕ АУТИЗМ?

Слово “аутизм” происходит от латинского “autos”, что значит “сам”. Это такое нарушение развития, при котором затруднено формирование социальных контактов с внешним миром и другим человеком. Швейцарский психиатр Л. Каннер в 1943 г. впервые дал целостное описание синдрома, наблюдаемого в детской психиатрической практике, который он обозначил как ранний детский аутизм (РДА). Основным нарушением в описанных им клинических случаях он считал неспособность детей с самого рождения устанавливать отношения с окружающими людьми и правильно реагировать на внешние ситуации. Сначала это расстройство Каннер относил к детской форме шизофрении, но затем признал его самостоятельность, а причины искал, то в аффективной сфере, то в кругу органических нарушений. С тех пор не утихают споры относительно этиологии, патогенеза, клиники, лечения, прогноза этого психического расстройства.

КАКОВЫ ПРИЧИНЫ АУТИЗМА?

В настоящее время точные причины аутизма не установлены. Однако очевидно, что нарушения аутичного спектра могут быть вызваны целым рядом факторов, влияющих на развитие ребенка до, во время и после рождения. Аутизм имеет мультифакторную этиологию, то есть порождается несколькими отдельными причинами, действующими одновременно. Это могут быть наследственные заболевания, генетические мутации, врожденные пороки развития, инфекционные заболевания, стрессы, перенесенные матерью во время беременности, ослабленный иммунитет ребенка. Факторами его развития являются соли тяжелых металлов и другие химические вещества, содержащиеся в окружающей среде. Существовало мнение, что аутизм возникает в результате психологических травм, которые переживал ребенок. Считалось, что родители аутичного ребенка склонны подавлять его активность. Однако проведенные психологические исследования не подтвердили этого. Аутичные дети переживают в детстве не больше психологических травм, чем другие, а их родители столь же заботливы, как и родители обычных детей. Аутические нарушения развития также могут быть вызваны слепотой, глухотой и другими нарушениями анализаторных систем (так называемый вторичный аутизм), поскольку эти нарушения затрудняют для ребенка контакт с внешним миром. Однако необходимо заметить, что аутичным детям часто ошибочно ставят диагноз слепота, немота или глухота, так как некоторые дети избирательно не пользуются отдельными анализаторами (например, делают вид, что не слышат), стремясь ограничить поток информации извне.

КАК РАСПОЗНАТЬ АУТИЗМ В РАННЕМ ВОЗРАСТЕ?

Чем раньше будет поставлен диагноз, тем лучше, т.к. на самом раннем этапе заболевания можно многое поправить. Возможно не удастся избавиться от каких-то особенностей, но ребенок будет обучаем, адаптирован к обществу. В раннем детстве важнейшим признаком наличия аутических черт развития является задержка и искажение формирования контактов с матерью и окружающими. Например, ребенок может избегать физического контакта с матерью, не просится на руки, часто не отвечает на улыбку взрослого ответной улыбкой. Ребенок может не отзываться на обращение, не смотреть на говорящего с ним, не обращать внимания на указания и предупреждения взрослого, не следить взглядом за указательным жестом. Даже если ребенок испытывает удовольствие от взаимодействия с матерью, то сам редко инициирует контакт. Некоторые дети чрезвычайно привязаны к родителям, ни на минуту не отпускают их от себя. Могут быть очень чувствительными к сенсорному дискомфорту. Эмоциональный облик аутичных детей очень разнообразен. Это может быть особая отрешенность, или наоборот, тревожность, напряженность, страхи. Изменение привычного стереотипа, порядка жизни вызывают страхи, беспокойство. Ребенок может бурно реагировать на смену коляски или изменение привычной одежды родителей. Одновременно, ребенок может делать опасные вещи, демонстрируя парадоксальное бесстрашие (например, выбегают на середину проезжей части, или забираются очень высоко, подходят близко к краю площадки, как бы обнаруживая отсутствие чувства края). Речевое развитие аутичных детей так же своеобразно, речь может запаздывать в своем формировании. Первые слова могут быть необычными (“лампа”, “трактор”), в речи могут формироваться стереотипы-штампы, обращают на себя внимание необычные интонации. Собственно аутизм проявляется как отгороженность от других людей и от мира в целом. Она возникает из-за особой ранимости и неумелости этих детей осуществить контакт. Аутичные дети не умеют вступать в контакт, общаться, и их реакция на внешние воздействия парадоксальна с точки зрения других людей. Частым аутичным проявлением является невозможность, боязнь взглянуть в лицо человека, в его глаза, общаться с ним один на один. При настойчивом стремлении войти в контакт с таким ребенком, у него может нарастать тревога, страх, он может начать вести себя агрессивно по отношению к себе или к другим людям. Долгое время шли споры относительно того, сохраняется ли сама потребность в общении при аутизме. Однако проведенные специальные исследования, а также наблюдения родителей и специалистов свидетельствуют, что потребность в общении у аутичных детей есть, но сама реализация этой потребности затруднена и искажена. Аутичный ребенок стремиться быть “рядом” с другими, а не “вместе” с другими. Например, он может подолгу наблюдать за игрой других детей, играть рядом с ними, брать у них игрушки, но не вступать в совместную игру с ними и не общаться с ними. Стереотипное поведение также связано с тревожностью и ранимостью аутичных детей. Из-за их тревожности, сверхчувствительности у них возникает много страхов, непонятных окружающим. Аутичные дети стремятся сохранить неизменный, а значит предсказуемый, устойчивый, мир вокруг себя. Все новое кажется им страшным и непредсказуемым, и поэтому вызывает дискомфорт. При этом, поскольку их связи с миром не достаточно широки, они испытывают недостаток положительных ощущений и эмоций и восполняют его доступным для себя способом. Так возникают самораздражающие действия и движения, которые на профессиональном языке называются стереотипиями, поскольку носят устойчивый, однообразный, навязчивый характер. Стереотипии могут быть условно разделены на двигательные (червеобразные движения пальцами, прыжки, хождение по комнате из угла в угол и так далее), речевые (повторение одного и того же звука, слова или фразы), сенсорные (например, обнюхивание). Все выше описанные тенденции и формируют стереотипное, ритуальное поведение. Так как у аутичных детей нарушена способность к общению, то у них вызывают трудности все аспекты жизни, которые связаны с общением, с взаимодействием между людьми, с эмоциями. Например, сюжетно-ролевые игры (“дочки-матери”, “больница”, “магазин”) являются очень сложными для аутичного ребенка, так как в них отражается взаимодействие и отношения между людьми. Игры аутичных детей также состоят из стереотипных манипуляций предметами или обыгрывание отдельных их качеств, например, ключи — звенят, пакет — шуршит и так далее. Общие закономерности развития аутичных детей отражаются и на развитии их интеллекта: некоторые психические функции могут опережать, другие запаздывать в своем формировании. Трудности вызывает все, что требует активного взаимодействия с миром. Например, некоторые дети тонко различают оттенки цветов, выкладывают сложные орнаменты, интересуются буквами и при этом с трудом овладевают навыками самообслуживания, с трудом выполняют просьбы взрослого. Стандартные методики исследования интеллекта говорят о том, что примерно две трети аутичных детей имеют задержку умственного развития, а примерно 10% обладают развитыми способностями в какой-нибудь области, например, математические вычисления, музыка, рисование, поговорки, мозаики, некоторые обладают энциклопедическими знаниями в интересующей их области. Однако все эти методики основываются на том принципе, что знания и способности выявляются при непосредственном общении с ребенком. Дети же, у которых нарушена сама способность к общению просто не могут продемонстрировать свои знания и способности. Поэтому, нельзя считать эти исследования информативными и корректными по отношению к аутичным детям. Если вы подозреваете у ребенка аутизм, то для постановки правильного диагноза и проведения коррекционных мероприятий необходимо показать его специалисту.

КАК ЖЕ ЛЕЧАТ АУТИЗМ?

Медикаментозная терапия назначается по синдромальному принципу, направлена на уменьшение симптомов, дополнительно ухудшающих социальную адаптацию ребенка, например, выраженная агрессия, саморазрушающее поведение, импульсивность, гиперактивность. При наличии эпилептических приступов показаны противоэпилептические препараты. Коррекционная работа необходима детям со сниженным интеллектуальным развитием и должна проводиться по специально разработанным методикам, учитывающим особенности эмоциональной сферы, общения, восприятия окружающего мира. Идеальным вариантом является комплексная работа, включающая педагогическое воздействие, музыкальные, танцевальные и т.п. занятия и, обязательно, психотерапию. Психотерапия при аутизме воздействует на эмоциональные проблемы ребенка, помогает устанавливать полноценный контакт с окружающими, преодолевать глубокие психологические барьеры, страхи. Страхи есть у всех детей с аутизмом, даже если ребенок их и не озвучивает, не жалуется. Это очень ранние страхи, связанные вообще с переживанием себя, восприятием мира как угрожающего, опасного, от которого нужно защищаться. Аутизм – разновидность тотальной защиты, которая негативно сказывается на всем эмоционально-психологическом развитии ребенка. В связи с тем, что аутизм является очень ранним нарушением развития, психотерапия его – это длительный процесс. Самым лучшим является режим 3-4 сеанса психотерапии в неделю в течение нескольких лет.

КАК ПОМОЧЬ АУТИЧНОМУ РЕБЕНКУ?

Самое главное – это психологический климат в семье. Аутичный ребенок может производить впечатление капризного, избалованного, невоспитанного ребенка, иногда крайне туповатого, неловкого, неуклюжего. Осуждение окружающих людей на улице, в транспорте, в магазине значительно усложняет положение и его самого, и его родителей. В результате, такие родители чувствуют себя одинокими, отверженными, у них возникает страх перед появлением в общественных местах вместе с ребенком. Они начинают стыдиться своего ребенка. Иногда детей, страдающих тяжелыми формами аутизма, не принимают ни в одно детское дошкольное учреждение, а при достижении ими школьного возраста признают «необучаемыми» и не принимают даже в специальную школу. Родители таких детей чувствуют себя очень несчастными. Живя в такой нервной стрессовой обстановке, иногда испытывая безысходность, некоторые родители срываются на ребенка-аутиста – кричат на него, обзывают, а иногда бьют его. Следует отметить, что для успешной коррекционной работы с аутичными детьми очень важна доброжелательная атмосфера в семье. Поэтому родителям необходимо создать в доме психологический комфорт. Для этого им нужно избавиться от некоторых стереотипов жизни:

• «мой ребенок должен достичь в жизни большего и оправдать мои надежды, возложенные на него»

• «больной ребенок – это наказание за какие-то грехи. Я сам (сама) виноват(та), что он болен»

• «если у тебя больной ребенок-инвалид, твоя жизнь кончена: ты должен(на) все бросить, прекратить следить за собой, отказаться от своих планов, личной жизни и остаток жизни посвятить ребенку».

Эти и другие стереотипы причиняют родителям огромные страдания, так как диктуют заранее заданный жизненный сценарий, как бы требуя от них отбросить все свои планы, мечты и жить так, как жить совсем не хочется. Иногда, на ребенка смотрят, как на первоисточник всех бед: «Если бы он был здоровым, я могла бы жить совсем иначе!». Однако ребенок ни в чем не виноват!

Итак, что бы помочь аутичному ребенку, надо:

Правило 1. Не предъявляйте к ребенку повышенных требований. В своей жизни он должен реализовать не ваши мечты, а свои способности.

Правило 2. Признайте за ребенком право быть таким, какой он есть. Примите его таким — с невнятной речью, странными жестами. Ведь вы любите его, пусть ваша любовь и переживает трудные времена. В конце концов, какая разница, что скажут о вашем ребенке незнакомые люди, которых вы больше никогда не увидите или тетя Дуся из соседней квартиры? Почему их мнение для вас так важно?

Правило 3. Пытаясь чему-то научить ребенка, не ждите быстрого результата. Результата вообще ждать не стоит. Научитесь радоваться даже небольшим его достижениям. Постепенно он все выучит, и еще более постепенно проявит свои знания. Запаситесь терпением на годы.

Правило 4. Глядя на своего ребенка, не думайте о своей вине. Лучше подумайте о том, что уж он-то точно ни в чем не виноват. И что он нуждается в вас и вашей любви к нему.

Правило 5. Ребенок не требует от вас жертв. Жертв требуете вы сами, следуя принятым обывательским стереотипам. Хотя, конечно, придется отказаться. Но выход можно найти из любой, даже самой сложной ситуации. И это зависит только от вас.

Правило 6.  Рассказывайте о них — пусть все знают, что такие дети есть, и что им нужен особый подход! Кроме того, таким семьям полезно общаться между собой. При таком общении не редко родители перестают чувствовать свое одиночество, свою обособленность и особенность. Ощущение того, что существуют семьи с такими же проблемами, не редко приободряет, а семьи, прошедшие этот путь раньше могут помочь советом по уходу за ребенком. Родители, общаясь между собой не стесняются своих детей, не переживают из-за их странного поведения, доброжелательно относятся к странностям других. В результате такого общения налаживаются новые дружеские связи, жизнь приобретает новые оттенки.


Осознанный аутизм //Психологическая газета

Предлагаем вашему вниманию интервью с Екатериной Евгеньевной Карвасарской. Екатерина Евгеньевна — психолог Санкт-Петербургского общественного фонда социально-психологической помощи детям с особенностями развития «Отцы и дети», автор книги «Осознанный аутизм, или Мне не хватает свободы».

— Екатерина, расскажите, пожалуйста, о том, чем занимается фонд «Отцы и дети».

— Этот фонд основан в 1991 году. Изначально он был просто центром общения разведенных родителей с детьми, где все желающие могли получить социально-психологическую помощь, в нем работали психологи, консультировал психиатр. Так получилось, что через несколько лет к нам стали приходить не только обычные, но и аутичные дети. Им, конечно же, было недостаточно просто общения, им требовались дополнительные занятия. Поэтому психологи стали заниматься с детьми по специальным программам, постепенно заинтересовались этой работой. Так фонд поменял свою специализацию и стал организацией, которая помогает детям с аутизмом и их родителям.

Я работаю психологом в фонде уже десять лет. Сейчас проблема аутизма стала особенно заметной, поскольку детей с проявлениями аутизма становится все больше. К сожалению, в Санкт-Петербурге наш фонд – единственная негосударственная организация,  которая специализируется на оказании комплексной помощи людям с диагнозом «аутизм». Еще есть несколько государственных организаций, например, специализированный детский сад на Обводном канале, но  для такого огромного города, как Петербург, это, конечно же, капля в море. К нам детей направляют психологи из детских садов, школ, педиатры, невропатологи. Нагрузка у специалистов огромная: сейчас в центр приходят еженедельно около ста семей (для сравнения – в Европе один центр обслуживает 3 семьи в неделю, кроме того, там хорошо налажена юридическая, социальная поддержка таких семей). Хочется верить, что и у нас через некоторое время сформируется система оказания комплексной помощи детям с аутизмом.   Но сегодня ситуация, скорее, печальная: люди живут как будто в информационном вакууме. И у специалистов, диагностирующих аутизм, и у родителей, и у психологов, которые оказывают помощь, часто много вопросов, ответов на которые они не знают.

— Даже у тех людей, которые ставят диагноз?

— Да, часто бывает так, что специалисты – неврологи, педиатры, которые обследуют ребенка  до того, как родители обращаются к нам, — не обладают нужной информацией о симптомах и прогнозе аутизма, не могут поставить диагноз и советуют родителям подождать несколько лет. Но аутизм – это нарушение развития, которое требует раннего вмешательства. Потом, когда время уже упущено и признаки аутизма становятся более явными, эти же специалисты упрекают родителей: «Где же вы были раньше?». Или ставят диагноз правильно, но говорят при этом, что аутизм – это приговор, поэтому родители ничего не смогут с этим поделать и лучше бы им отдать ребенка в специализированный интернат.  Это совсем не так! Аутизм преодолим, его во многих случаях можно компенсировать полностью.

Психологическое состояние родителей очень важно и от их веры в успех зависит очень многое. Прежде всего, им надо знать о том, что аутизм – это эмоционально-поведенческое расстройство, которое можно вылечить, если вовремя заметить его проявления и как можно раньше оказать ребенку помощь. Им стоит обращаться к специалистам, если они замечают у ребенка следующие симптомы: ребенок в возрасте от 6 месяцев и старше не улыбается и  не радуется  общению; ребенок, которому исполнился год, не лепечет;  у годовалого ребенка отсутствуют  такие обычные жесты, как: указать пальцем, вытянуть руку, чтоб дотянуться или помахать на прощание; десятимесячный ребенок не откликается на свое имя; ребенок в возрасте 16 месяцев не говорит; двухлетний ребенок по собственной инициативе не использует  словосочетания. Но симптомы аутизма могут проявиться и позднее, поэтому родителям стоит обратить внимание на исчезновение лепета,  речи, социальных навыков у ребенка любого возраста. Это повод для обращения к психологу.

— Почему детей с проблемами аутизма сейчас стало больше?

— О том, что именно вызывает аутизм, ученые спорят до сих пор, и у всех специалистов, работающих с аутичными детьми, есть свои гипотезы. Некоторые специалисты считают, что аутизм возникает вследствие прививок, некоторые —  что причиной аутизма могут быть психологические травмы, полученные в раннем возрасте, есть генетическая теория возникновения аутизма… Словом, споров на эту тему много.  Как мне кажется,  аутизм развивается у особых детей, которые в силу своей психической организации очень ранимы, тревожны и впечатлительны. Поскольку в наше время стресс стал хроническим, таких детей становится все больше. Любой стресс, с которым ребенок не смог справиться, может стать катализатором заболевания.

Для аутичного ребенка очень важен эмоциональный климат в семье. Поэтому родителям детей-аутистов удается добиться хороших результатов в лечении, когда они приходят на прием вместе с ребенком, проходят личную терапию и учатся давать ему такую поддержку, которая необходима ребенку с особыми потребностями в безопасности и стабильности.

—  Узнать о болезни ребенка – большой стресс для родителей. Как психологу лучше сообщить родителям о  диагнозе?

— В наш центр родители приходят уже с подозрением на аутизм и, в большинстве случаев, они психологически готовы к тому, что мы подтвердим диагноз. Хотя иногда родители приходят с надеждой, что диагноз не подтвердится. И тогда, если диагноз правильный,  мне приходится говорить с ними осторожно и бережно. Я не спорю, не переубеждаю их, я вступаю с ними в диалог: спрашиваю о том, как ребенок вел себя в последнее время, какие симптомы проявляются у ребенка, отвечаю на их вопросы, мы обсуждаем это и постепенно родители сами приходят к мысли о том, что диагноз верен. Им надо дать время и помочь самим сделать выводы.

Безусловно, важно присоединиться к чувствам родителей, поддержать их и показать, какие варианты решения проблемы сейчас существуют. Я говорю, что с ребенком нужно много заниматься, но занятия принесут пользу. Потом многие родители спрашивают о причинах аутизма. Я объясняю, что аутизм манифестирует только у тех детей, которые изначально предрасположены к этому, у тех, которые обладают повышенной чувствительностью. Такие дети рождаются более тревожными, чем обычные дети. Такова особенность их психики и это никак не зависит от воспитания. Кроме того, я обязательно говорю о том, что, если близкие аутичного ребенка  обладают повышенной и неконструктивной тревогой,  это усугубляет его базовую тревогу и не способствует коррекции аутизма. Многие родители соглашаются с тем, что они действительно излишне тревожатся и переживают. Далее я рассказываю, что такое неконструктивная тревога, как она проявляется, подробно обсуждаю с ними их переживания. Это не только информирует их о положении дел, но и позволяет снизить уровень тревоги всей семьи за счет большего осознания ситуации. Часто родители выражают агрессию по отношению к тем специалистам, к которым они обращались раньше и тут мы стараемся пояснить, что они не со зла вели себя именно так, а по незнанию, так как и сами не обладают достаточной информацией. Диагностику и лечение аутизма нигде не преподают: в лучшем случае аутизму посвящают 3 часа за весь курс обучения в ВУЗе. Я рекомендую  определенную литературу по аутизму – такую, какую легко может понять человек без специального образования и которая вызовет у него желание действовать, даст ему надежду и покажет направление действий.

— Какую именно литературу вы рекомендуете?

— Книгу Никольской-Лебединской «Аутичный ребенок – пути помощи», которая помогает больше узнать об аутизме, книгу «Дэниел молчит», а также книгу «Дети с аутизмом». Ее написал психиатр и там, конечно, описаны пути помощи с позиции медикаментозного подхода, но даже те, кому этот подход не близок,  смогут найти полезную информацию. В большинстве книг описывается техника работы, а не внутреннее состояние ребенка, родителям не объясняется, почему он ведет себя именно так, а не иначе, что означают те или иные его поступки и  как на них реагировать, а именно такая информация им необходима. Полезно посмотреть художественные фильмы, основанные на реальных событиях. 

Люблю книгу «Победить аутизм. Метод семьи Кауфман». Это очень позитивная книга, которая помогает родителям быстрее адаптироваться к диагнозу ребенка, поверить в то, что проблема решаема. Сесилия  Кауфман, после того, как у ребенка обнаружились признаки аутизма, ушла с работы (несмотря на то, что в семье было еще двое маленьких детей), засела с ребенком дома и, занимаясь по многу часов в день, методично выводила его из аутического состояния. Этот пример очень важен, поскольку помогает объяснить родителям, что аутизм можно преодолеть, но занятия с ребенком должны быть постоянными – этому нужно посвящать не час в день, а много часов ежедневно, действуя планомерно, в течение нескольких месяцев. Специалисты нашего центра и, я думаю, другие психологи, работающие с аутизмом, окажут психологическую, информационную, педагогическую поддержку и родителям, и ребенку, помогут наладить контакт, но основная нагрузка все равно ложится именно на родителей, поскольку они, а не психологи, проводят с ребенком максимальное количество времени. И им нужно быть готовыми много заниматься с ребенком дома.

— Можно сказать, что речь идет о полном изменении образа жизни всей семьи?

— Изменение образа жизни семьи – это, как правило, залог успеха. Когда семья, приняв реальность и признав, что у ребенка аутизм и у него есть  особые потребности,  начинает меняться так, чтобы учесть его особенности и создать для него максимальные развивающие условия, ребенок начинает меняться вслед за ней. Маленький ребенок, несмотря на аутизм, неизбежно подстраивается под  близких людей и реагирует на изменения среды, в которой он живет.

Иногда родителям требуется помощь в осознавании и проработке невротических страхов, работа над душевными травмами. Это все, безусловно, очень важно преодолеть, для того, чтобы они могли более эффективно заниматься с ребенком. Поэтому мы не только консультируем родителей в нашем центре, но и, если возникает такая необходимость, отправляем их  к проверенным специалистам. Считается, что работать с родителями аутичных детей достаточно сложно, потому что у них, как правило, нет запроса и очень высокий уровень тревоги а, следовательно, недоверия, как к специалистам, так и себе, что затрудняет работу. Но благодаря работе с родителями можно добиться многого. У нас в центре занимается девочка с аутизмом 1-й группы, самым тяжелым, которая не говорила, несмотря на то, что ей было уже 11 лет. После того, как ее мама прошла курс психотерапии, девочка сначала начала читать, а потом и говорить! Этот факт поразителен, потому что дети редко начинают говорить после того, как им исполнится семь лет,  он свидетельствует о том, что родители могут оказать огромную поддержку ребенку, работая над собой.  Родители и дети связаны друг с другом и нужно использовать эту особенность, чтобы помочь преодолеть аутизм.

— Какова роль центра в оказании помощи ребенку?

—  Поскольку жизнь иногда бывает хаотичной и непредсказуемой, мы стараемся научить ребенка  действовать в этом хаосе, а не теряться в нем. Мы идем по пути создания не внешней, а внутренней структуры, опираясь на которую ребенок мог бы в изменяющихся условиях, с помощью внутренних ресурсов, справиться с ситуацией. В работе используем интегративный подход – у нас есть элементы и поведенческой, и гуманистической, и психодинамической, и педагогической модели. По опыту я знаю, что изменений можно добиваться разными способами, поэтому использую методики, исходя из результата, который надеюсь получить. Мы начинали 20 лет назад, тогда в нашей стране было мало информации о западных методиках, нам приходилось находить свои пути, нарабатывать свой опыт. Я вижу преимущество нашего подхода в гибкости – в каких-то случаях мы будем давить и учить, в каких-то — поддерживать эмоционально, в каких-то – терпеливо ждать и  так далее.

С родителями мы работаем, используя разные подходы: арт-терапию, телесно-ориентированную терапию, групповую, психоаналитическую группу, тренинги, приглашаем их посещать группы для совместных занятий, где психолог может прокомментировать действия ребенка, подсказывая родителям, почему он повел себя именно так, на какое их действие он среагировал, какие варианты их реакций могут усугубить его состояние, а какие, наоборот, помогут ослабить напряжение.

— Дети с аутизмом должны учиться в обычной школе или им необходимо создать специальные условия?

— Такие дети очень разные. В классификации О.С. Никольской и К.С. Лебединской, которую чаще всего используют российские специалисты, выделено четыре группы аутизма: первая – самая тяжелая, четвертая – самая легкая. При этом надо учитывать, что каждый ребенок уникален. Рекомендуя условия обучения, следует ориентироваться на то, что больше подходит ребенку.  Детей из 4-й группы мы в центре видим очень редко, в основном, их родители обращаются к обычным психологам с жалобами на застенчивость ребенка. Такие дети вполне могут учиться в обычной школе и хорошо успевать по всем предметам. Конечно, если возможно, ребенку с любой группой аутизма лучше, посещая специальные занятия в нашем или любом другом центре,  учиться в обычной школе, в которой он будет приобретать социальные навыки, интеллектуально развиваться.

Детям-аутистам необходимы занятия с психологом,  логопедом, дефектологом, занятия в бассейне, сенсорные занятия – иппотерапия, физкультура. Нужно посещение культурных мероприятий, чтобы ребенок привыкал к ним, походы в магазины и так далее. Им нужно общение с природой — мы уже много лет вывозим детей в оздоровительный лагерь «Онега» и видим, как в лагере дети меняются, как их состояние улучшается, но если нет поддержки семьи – эти результаты очень нестойкие. Маленький ребенок бесконечно зависим от своего окружения – если он изменился, а семья – нет, через некоторое время  ребенок вернется в прежнее состояние. Мы стараемся объяснять родителям, что динамика процесса зависит от их личного вклада и рады, что многие это понимают и, прислушиваясь к нашим рекомендациям, едут в лагерь вместе с детьми. Это приносит и родителям, и детям огромную пользу!

— Недавно издательство «Генезис» выпустило вашу книгу «Осознанный аутизм, или Мне не хватает свободы», расскажите о ней.

— Эта книга – саморефлексия автора. Изначально у меня не было задачи написать книгу, она написалась как бы сама собой. Это происходило постепенно: общаясь со специалистами-психологами, мы затрагивали тему аутизма, я понимала, что мое мнение отличается от мнения коллег и захотелось зафиксировать свои мысли. В этой книге – мое понимание проблемы аутизма, основанное на профессиональном опыте, надеюсь, что и специалистам, и родителям она будет полезна. Я считаю, что важно распространять информацию об этой проблеме, с этой целью я пишу, провожу консультации, наш центр предоставляет возможность студентам психологических и педагогических ВУЗов проходить у нас практику, охотно привлекает волонтеров к работе, организует для всех желающих просветительские семинары об аутизме. На семинарах общение ведется в форме беседы, специалисты центра отвечают на вопросы, делятся опытом, дают конкретные советы о том, как поступить в какой-то ситуации.

— Психологи работают, используя ресурсы своей личности. Какие качества нужны тем, кто работает с аутистами?

— Прежде всего, психолог должен осознанно подходить к общению с ребенком и родителями, понимать, что, как и почему он делает, общаясь с ними, учитывать все особенности поведения и все реакции. Если психолог очень терпеливый, очень принимающий, но не понимает, что к чему, то он не сможет работать. Приведу такой типичный пример: ребенок берет машинку и начинает катать ее по столу туда-сюда, беспрерывно. Психолог может повести себя в этой ситуации по -разному. Если он не понимает, что происходит, он может оставить такое поведение без внимания, предложить ребенка не трогать, потому что «он так отдыхает». Но специалист, который разбирается в аутизме, понимает, что стереотипным поведением ребенок пытается снизить уровень стресса, поэтому предложит ребенку (мягко, ненасильственно, но неуклонно) другие способны снятия стресса. При этом очень важно, конечно, принимать ребенка, чтобы не отпихивать его от машинки, не отнимать ее, но просто принятия недостаточно. Поскольку, катая машинку, ребенок занимается сенсорной стимуляцией, я верну ему эту реакцию с помощью другой сенсорной стимуляции – начну разминать его ручки. Такая стимуляция переключит его внимание изнутри наружу, даст ему возможность получить поддержку,  расслабиться.

Психологу важно быть разным — и принимающим,  и гибким, и очень настойчивым, чтобы оказать реальную помощь, и наблюдательным, и увлеченным работой, быстро реагировать на возникающие ситуации и терпеливо ждать, если нужно.  Часто родители жалуются, что у них не хватает терпения заниматься с ребенком, и они начинают помогать ему раньше, чем он сделает что-то сам. И многие психологи (это очень видно по нашим волонтерам), приходя к нам, сразу же начинают все делать за детей. Но это абсолютно неправильный подход, потому что каждая ситуация, когда ребенку помогают раньше, чем он справится сам, задерживает его развитие, формирует привычку ждать помощи в тех ситуациях, в которых он может сделать это самостоятельно.  Да, часто нужно огромное терпение, чтобы помочь ребенку  преодолеть аутизм, но результат того стоит!

Беседовала Юлия Смирнова

«Дети дождя». Что нужно знать об аутизме

11 Апрель 2019 12:01

За поэтичным выражением «дети дождя» скрывается каждодневный подвиг людей, столкнувшихся с диагнозом аутизм. Детей, которые никогда не смогут воспринимать себя частью окружающего их мира, и родителей, для которых каждый день – это череда сражений и побед. Сначала — борьба с самим собой, принятие и осознание того, что их ребенок никогда не вылечится, а затем борьба с болезнью за каждый жест, каждую улыбку, каждый взгляд и слово ребенка — маленькие, но такие важные победы.

Ученым так и не удается достоверно установить причины заболевания. Известно о генетической предрасположенности: признаки аутизма чаще проявляются у людей, в семье которых уже есть аутист. Беременность у матерей таких детей протекает нормально, да и сами дети часто очень привлекательны внешне – аутизм, как правило, никак не влияет на физическое развитие ребенка. Однако развитие аутизма все же в некоторых случаях связно с проявлением других заболеваний:

  • ДЦП;
  • заражение краснухой матери в период беременности;
  • туберозный склероз;
  • нарушенный жировой обмен (риск рождения малыша с аутизмом больше у женщин, страдающих ожирением).

Все перечисленные состояния могут плохо отражаться на мозге и, как следствие, провоцировать симптомы аутизма. Однако, что такое аутизм, и какими являются причины его проявления, до сих пор до конца не ясны.

Важную роль в дальнейшем развитии ребенка – аутиста играет ранняя постановка диагноза. Аутизм у детей проявляется определенными признаками. Ранний детский аутизм – это состояние, которое может проявиться у детей уже в самом раннем возрасте – и в 1 год, и у 2-летнего. Что такое аутизм у ребенка, и имеет ли место это заболевание, определяет специалист. Но самостоятельно разобраться, что за болезнь у ребенка и заподозрить его, можно, опираясь на информацию о признаках такого состояния.

Ранние признаки аутизма у ребенка

Для этого синдрома характерно 4 основных признака. У детей с этой болезнью они могут определяться в разной степени.

Признаки аутизма у детей следующие:

  • нарушенное социальное взаимодействие;
  • нарушенная коммуникация;
  • стереотипное поведение;
  • ранние симптомы детского аутизма у детей до 3 лет.

Первые признаки детей-аутистов могут выражаться уже в возрасте до 2 лет. Могут проявляться как симптомы легкой формы, когда нарушен контакт глаза-в-глаза, так и более тяжелые, когда он полностью отсутствует. Как правило, аутизм проявляется очень рано – еще до 1 года родители могут его распознать. В первые месяцы такие дети менее подвижны неадекватно реагируют на раздражители извне, у них скудная мимика.

Ребенок не может воспринять целостным образ человека, который пытается с ним общаться. Даже на фото и видео можно распознать, что у такого малыша мимика не отвечает текущей ситуации. Он не улыбается, когда кто-то пытается его веселить, но может смеяться тогда, когда причина этого никому из близких людей не понятна. Лицо такого малыша маскообразное, периодически на нем проявляются гримасы.

Жесты малыш использует только для того чтобы обозначить нужды. Как правило, даже у детей до года резко проявляется интерес, если они увидят интересный объект, — малыш смеется, показывает пальцем, демонстрирует радостное поведение. Первые признаки у детей до 1 года можно заподозрить, если ребенок не ведет себя так. Симптомы аутизма у детей до года проявляются тем, что они применяют определенный жест, желая что-то получить, но не стремятся при этом захватить внимание родителей, включив их в свою игру.

Аутист не может понять эмоции других людей. Как проявляется у ребенка этот симптом, можно отследить уже в его раннем возрасте. Если у обычных детей мозг устроен так, что они могут легко определить при взгляде на других людей, расстроены они, веселы или напуганы, то аутист на это не способен.

Ребенок не интересуется ровесниками. Уже в 2 года обычные дети стремятся к компании – играть, знакомиться с ровесниками. Признаки аутизма у детей 2 лет выражаются тем, что такой малыш не участвует в играх, а погружается в собственный мир. Тем, кто хочет знать, как распознать у ребенка 2 лет и старше, следует просто присмотреться к компании детей: аутист всегда находится в одиночестве и не обращает внимания на других либо воспринимает их, как неодушевленные объекты.

Малышу трудно играть, применяя воображение и социальные роли. Дети в 3 года и даже младше играют, фантазируя и придумывая ролевые игры. У аутистов симптомы в 3 года могут выражаться тем, что они не понимают, что такое социальная роль в игре, и не воспринимают игрушки как целостные предметы. К примеру, признаки аутизма у ребенка 3 лет могут выражаться тем, что малыш часами крутит колесо у машинки или повторяет другие действия.

Ребенок не отвечает на эмоции и общение со стороны родителей. Ранее было принято считать, что такие дети вообще эмоционально не привязываются к родителям. Но сейчас ученые доказали, что когда мама уходит, такой ребенок в 4 года и даже раньше проявляет беспокойство. Если члены семьи рядом, он выглядит менее зацикленным. Однако при аутизме признаки у детей 4 лет выражаются отсутствием реакцией на то, что родители отсутствуют. У аутиста проявляется тревожность, но вернуть родителей он не пытается.

У детей до 5 лет и позже отмечается задержка речи или ее полное отсутствие (мутизм). Речь бессвязная, ребенок повторяет одни и те же фразы, лишенные смысла, говорит о себе в третьем лице. Он не реагирует и на чужую речь. Когда наступает «возраст вопросов», родители не услышат их от малыша, а если услышат, то эти вопросы будут однообразны и без практического значения.

Стереотипное поведение включает в себя зацикленность на одном занятии, повторение каждодневных ритуалов, развитие страхов и навязчивых идей. При этом, если последовательность ритуала нарушается, ребенок впадает в истерику или может проявлять агрессию или самоагрессию.

Можно ли вылечить аутизм и лечится ли он вообще? К сожалению, не лечится. Как можно помочь ребенку, зависит от каждого индивидуального случая. Медикаментозное лечение назначается только в случае деструктивного поведения маленького пациента. Но, несмотря на то, что недуг не излечим, поправить ситуацию можно. Самое лучшее «лечение» в этом случае – регулярные занятия каждый день и создание наиболее благоприятной среды для аутиста. Занятия проводятся поэтапно:

  • Сформировать навыки, которые нужны для обучения. Если ребенок не идет на контакт, постепенно его установить, не забывая, кто это – аутисты. Постепенно нужно развивать, по крайней мере, зачатки речи.
  • Устранить формы поведения, являющиеся неконструктивными: агрессию, самоагрессию, страхи, уход в себя и др.
  • Учить наблюдать, подражать.
  • Учить социальным играм и ролям.
  • Учить идти на эмоциональный контакт.

Наиболее распространенное лечение аутизма практикуется согласно с принципами бихевиоризма (поведенческая психология). Один из подтипов такой терапии – это АВА-терапия. Основа этого лечения состоит в том, чтобы наблюдать, как выглядят реакции и поведение малыша. После того, как все особенности изучены, подбираются стимулы для конкретного аутиста. Обязательна логопедическая практика: если малыш регулярно занимается с логопедом, у него налаживается интонация, произношение. Дома родители помогают ребенку в выработке навыков самостоятельного обслуживания и социализации. Так как у аутистов отсутствует мотивация играть, они тяжело привыкают к распорядку дня, повседневным делам, создаются карточки, где написан или прорисован порядок выполнения того или иного действия.

Почему так важна ранняя постановка диагноза? Есть состояния, которые имитируют аутизм, которые можно спутать с его симптомами. Но для их коррекции применяются другие методики.

ЗПРР с аутичными чертами

Симптомы этого заболевания связаны с задержкой психоречевого развития. Они во многом сходны с признаками аутизма. Начиная с самого раннего возраста, малыш не развивается в плане речи так, как это предполагают существующие нормы. В первые месяцы жизни он не лепечет, далее не учится говорить простые слова. В 2-3 года его словарный запас очень скуден. Такие дети часто слабо развиты физически, иногда гиперактивны. Окончательно диагноз устанавливает врач. Важно посещать с ребенком психиатра, логопеда.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности

Это состояние также часто принимают за аутизм. При дефиците внимания дети неусидчивы, им сложно дается обучение в школе. Возникают проблемы с концентрацией внимания, такие дети очень подвижны. Даже во взрослом возрасте отголоски этого состояния остаются, ведь таким людям сложно запоминать информацию, принимать решения. Нужно стараться диагностировать это состояние как можно раньше, практиковать лечение психостимуляторами и успокаивающими лекарствами, а также посещать психолога.

Тугоухость

Это разнообразные нарушения слуха врожденные и приобретенные. У слабослышащих детей отмечается и задержка речи. Поэтому такие дети плохо откликаются на имя, выполняют просьбы и могут показаться непослушными. При этом родители могут заподозрить у детей аутизм. Но профессиональный психиатр обязательно направит малыша на обследование слуховой функции.

Слуховой аппарат поможет решить проблемы.

Шизофрения

Ранее аутизм считали одним из проявлений шизофрении у детей. Однако сейчас понятно, что это – две совершенно разные болезни. Шизофрения у детей начинается позже – в 5-7 лет. Симптомы этой болезни проявляются постепенно. Такие дети имеют навязчивые страхи, разговаривают сами с собой, позже проявляются бред и галлюцинации. Лечат это состояние медикаментозно.

Важно понимать, что аутизм не является приговором. Ведь при условии правильного ухода, самой ранней коррекции аутизма и поддержке со стороны специалистов и родителей такой малыш может полноценно жить, учиться и обрести счастье, став взрослым.


Расстройства аутизма и аутистического спектра

Расстройство аутистического спектра (РАС) относится к расстройству нервного развития, которое характеризуется трудностями в социальном общении и социальном взаимодействии, а также ограниченными и повторяющимися моделями поведения, интересов и деятельности. По определению, симптомы присутствуют на ранней стадии развития и влияют на повседневное функционирование. Термин «спектр» используется из-за неоднородности проявления и тяжести симптомов РАС, а также навыков и уровня функционирования людей с РАС.См. Полные критерии для РАС в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации, пятое издание.

РАС встречается у всех расовых и этнических групп и на любом уровне социально-экономического статуса. Мальчики примерно в четыре раза чаще страдают аутизмом, чем девочки. По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, согласно оценкам, каждый 59-й ребенок в США соответствует критериям РАС. Поскольку есть надежда, что раннее вмешательство может изменить течение РАС, немедленная реакция с точки зрения предоставления лечения имеет решающее значение, когда есть ранние проблемы (даже в возрасте до 24 месяцев).

Диагностика

Диагноз РАС основан на диагностических оценках, которые часто включают группу, включающую врача и психолога, и могут включать другие дисциплины, такие как патология речи и языка или трудотерапия. Оценка должна включать стандартизированные наблюдения за человеком, оценку его / ее обучаемости и когнитивных способностей, а также интервью для сбора информации о поведении в различных условиях и ее / ее медицинском анамнезе и истории развития.

Узнайте о ранних признаках РАС и процессе диагностики у детей и взрослых.

Лечение

Существует ряд поведенческих методов лечения РАС, которые, как было показано, изменяют когнитивный уровень (например, IQ), определенные навыки (например, словарный запас, социальные навыки и совместное внимание), а также поведение, проблемы и настроение, хотя сравнительные данные, противопоставляющие разные методы лечения, недоступен. Было доказано, что лекарства уменьшают поведенческие проблемы и настроение.Большой интерес вызывает определение методов лечения, которые изменяют основные характеристики РАС. Наиболее хорошо зарекомендовавшие себя методы лечения использовали прикладные методы поведенческого анализа, которые, как правило, стали более естественными, последовательными и гибкими. В последнее время разрабатываются и тестируются методы лечения, опосредованные родителями, групповые модели и комбинированные методы лечения (медицинские и поведенческие). Вовлечение семьи в лечение постоянно улучшает результаты.

Ресурсы

Национальный исследовательский совет.(2001). Воспитание детей с аутизмом . Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы.

Фолькмар, Ф. Р., Пол, Р., Роджерс, С. Дж., И Пелфри, К. А. (ред.). (2014). Справочник по аутизму и повсеместным нарушениям развития: Диагностика, развитие и механизмы мозга (Том I). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Вили и сыновья

Фолькмар, Ф. Р., Пол, Р., Роджерс, С. Дж., И Пелфри, К. А. (ред.). (2014). Справочник по аутизму и повсеместным нарушениям развития: диагностика, развитие и механизмы мозга (Vol.Я). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Вили и сыновья

Хэндлман, Дж. С. и Харрис, С. Л. (ред.). (2006). Образовательные программы школьного возраста для детей с аутизмом . Остин, Техас: PRO-ED.

Хэндлман, Дж. С. и Харрис, С. Л. (ред.). (2008). Программы дошкольного образования для детей с аутизмом . Остин, Техас: PRO-ED.

Лорд, К. , Эльсаббаг, М., Бэрд, Г., Винстра-Вандервил, Дж., (2018). Расстройство аутистического спектра. Ланцет , 392, 508-520.DOI: 10.1016 / S0140-6736 (18) 31129-2

Американская психиатрическая ассоциация. (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 5-е издание: DSM-5. Вашингтон, округ Колумбия: Издатель.

Что такое расстройство аутистического спектра?

Аутизм

Расстройство аутистического спектра (РАС) — это сложное состояние развития, которое включает постоянные проблемы в социальном взаимодействии, речевом и невербальном общении, а также ограниченное / повторяющееся поведение. Последствия РАС и тяжесть симптомов у каждого человека разные.

РАС обычно впервые диагностируется в детстве, многие из наиболее очевидных признаков проявляются примерно в возрасте 2–3 лет, но некоторые дети с аутизмом развиваются нормально до раннего возраста, когда они перестают приобретать или теряют ранее приобретенные навыки. По данным CDC, каждый 59-й ребенок страдает аутизмом. Расстройство аутистического спектра также в три-четыре раза чаще встречается у мальчиков, чем у девочек, и у многих девочек с РАС проявляются менее очевидные признаки по сравнению с мальчиками. Аутизм — это пожизненное заболевание.Однако многие дети с диагнозом РАС продолжают жить независимой, продуктивной и полноценной жизнью. Информация здесь ориентирована в первую очередь на детей и подростков.

Характеристики расстройств аутистического спектра

Аутизм отличается от человека к человеку по степени тяжести и сочетаниям симптомов. У детей с расстройством аутистического спектра широкий спектр способностей и характеристик — двое детей не выглядят или ведут себя одинаково. Симптомы могут варьироваться от легких до тяжелых и часто меняются со временем.

Расстройство аутистического спектра по характеристикам делится на две категории.

  • Проблемы социального взаимодействия и общения: , включая трудности при нормальном разговоре, ограниченном обмене интересами или эмоциями, трудности в понимании или реагировании на социальные сигналы, такие как зрительный контакт и выражение лица, дефицит в развитии / поддержании / понимание отношений (проблемы с поиском друзей) и другие.
  • Ограниченные и повторяющиеся модели поведения, интересов или действий:

    хлопанье руками и ходьбой на носках, необычная игра с игрушками (например, выстраивание машин или переворачивание предметов), уникальная речь (например, использование странных шаблонов или нот в разговоре или «написание сценария» из любимых шоу) , имеющий значительную потребность в предсказуемом распорядке или структуре, проявляющий интенсивный интерес к действиям, которые необычны для ребенка того же возраста, испытывающий сенсорные аспекты мира необычным или экстремальным образом (например, безразличие к боли / температуре, чрезмерное обоняние / прикосновение к предметам, восхищение светом и движением, громкие звуки и т. д.) и другие.

Кроме того, хотя многие люди с аутизмом обладают нормальным интеллектом, у многих других наблюдается умеренная или значительная задержка интеллекта. Кроме того, люди с РАС подвержены большему риску некоторых заболеваний, таких как проблемы со сном, судороги и психические заболевания.

  • Диагностика и факторы риска

    Диагностика и факторы риска

    Ранняя диагностика и лечение важны для уменьшения симптомов аутизма и улучшения качества жизни людей с аутизмом и их семей.Медицинских тестов на аутизм не существует. Диагноз ставится на основании наблюдения за тем, как ребенок разговаривает и действует по сравнению с другими детьми того же возраста. Квалифицированные специалисты обычно диагностируют аутизм, разговаривая с ребенком и задавая вопросы родителям и другим опекунам.

    Согласно федеральному закону, любой ребенок с подозрением на нарушение развития может пройти бесплатное обследование. Американская академия педиатрии рекомендует обследовать детей на предмет нарушений развития во время профилактических осмотров детей в возрасте до трех лет.

    Если у вас есть опасения, что ваш младенец или ребенок ясельного возраста не развивается нормально, важно сообщить об этом своему основному лечащему врачу. Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) выявили возможные красные флажки для расстройства аутистического спектра у детей младшего возраста, в том числе:

    • Не отвечает на свое имя до 12 месяцев
    • Не указывать на объекты для интереса к 14 месяцам
    • Не играл в «ролевые» игры до 18 месяцев
    • Избегать зрительного контакта или предпочитать побыть одному
    • Расстроен мелкими изменениями
    • Махи руками, покачивание телом или кружение
    • Имеет необычное, а иногда и интенсивное отношение к запаху, вкусу, ощущениям и / или внешнему виду вещей

    Если есть серьезные опасения, что у вашего ребенка могут быть признаки аутизма, следует провести диагностическое обследование.Обычно это включает собеседование и игровое тестирование с вашим ребенком, проводимое психологом, педиатром, занимающимся вопросами развития и поведением, детским психиатром или другими поставщиками медицинских услуг.

    Ученые не совсем понимают, что вызывает расстройство аутистического спектра. Несколько факторов, вероятно, способствуют развитию аутизма, включая гены, с которыми родился ребенок, или факторы окружающей среды. Ребенок подвергается большему риску развития аутизма, если есть член семьи с аутизмом. Исследования показали, что это не вызвано плохим воспитанием и вакцинами.

  • Лечение

    Лечение

    Хотя дети обычно не излечиваются и не перерастают аутизм, исследования показали, что симптомы могут улучшиться при ранней диагностике и лечении. Единого лечения аутизма не существует. Лечение может включать в себя интенсивные занятия по развитию навыков и обучающие образовательные занятия, известные как прикладной анализ поведения (ABA), и многие другие интерактивные, ориентированные на ребенка версии поведенческих методов лечения. Лечение также может включать специальную подготовку и поддержку родителей, речевую и языковую терапию, трудотерапию и / или обучение социальным навыкам.

    Кроме того, у некоторых детей и взрослых с РАС в какой-то момент жизни возникают другие психологические трудности, такие как тревога, СДВГ, деструктивное поведение или депрессия. Эти трудности можно лечить с помощью терапии или лекарств. В настоящее время нет лекарств, которые непосредственно лечат основные признаки РАС.

    В дополнение к лечению, классы обычного и специального образования могут быть изменены, чтобы помочь учащимся с аутизмом. Многие учащиеся с аутизмом могут лучше функционировать, если день будет последовательным и предсказуемым.Также полезно, если информация представлена ​​так, чтобы учащийся мог учиться не только на слух, но и на видение, и чтобы учащиеся могли играть и учиться со сверстниками, не имеющими инвалидности. Федеральный закон — Закон об образовании лиц с ограниченными возможностями или IDEA — требует, чтобы специальные услуги были доступны детям с ограниченными возможностями. Услуги могут включать раннее вмешательство, поддержку при родах в течение трех лет и специальное обучение для детей в возрасте от трех до 21 года.

    Дети с аутизмом часто используют дополнительные и альтернативные методы лечения, например специальные пищевые добавки и диеты.На сегодняшний день существует мало достоверных научных доказательств того, что такие методы лечения эффективны, а иногда и имеют негативные последствия; Перед тем, как пробовать какие-либо дополнительные или альтернативные методы лечения, важно проконсультироваться с врачом.

Советы для родителей
  • Узнайте как можно больше о расстройстве аутистического спектра
  • Обеспечьте последовательную структуру и распорядок
  • Общайтесь с другими родителями детей с аутизмом
  • Обратитесь за помощью к специалисту по конкретным вопросам
  • Найдите время для себя и других членов семьи

Наличие ребенка с аутизмом влияет на всю семью.Это может быть стрессовым, трудоемким и дорогостоящим. Важно уделять внимание физическому и эмоциональному здоровью всей семьи. Многие национальные и местные правозащитные организации предоставляют информацию, ресурсы и поддержку людям с расстройствами аутистического спектра и их семьям. Некоторые из них перечислены в разделе «Ресурсы».

Связанные условия

Отзыв от врача Автор:

J. Nathan Copeland, M.D., M.P.H.
Duke Center for Autism and Brain Development
August 2018

Теории аутичного разума

Классический аутизм и синдром Аспергера имеют три основных диагностических признака: трудности в социальном развитии и в развитии общения, наряду с необычно сильными, узкими интересами и повторяющимся поведением.Поскольку общение всегда носит социальный характер, было бы более плодотворно рассматривать аутизм и синдром Аспергера как общие черты в двух широких областях: социальное общение и узкие интересы / повторяющиеся действия. Что касается отличительных черт, то для диагностики синдрома Аспергера необходимо, чтобы ребенок говорил вовремя и имел средний IQ или выше.

Сегодня понятие аутистического спектра больше не определяется каким-либо резким отделением от «нормальности» (Wing, 1997). Самый ясный способ увидеть это «нормальное» распределение аутистических черт — использовать коэффициент аутистического спектра (или AQ) (Baron-Cohen et al., 2006; Барон-Коэн, Уилрайт, Скиннер и др., 2001). Это инструмент скрининга в форме анкеты, заполняемой родителями о своем ребенке, или путем самоотчета (если взрослый «высокофункциональный»). Всего имеется 50 пунктов, и при введении в большую популяцию результаты напоминают «нормальное распределение». Большинство людей без диагноза попадают в диапазон 0–25; большинство с диагнозом расстройства аутистического спектра попадают в диапазон от 26 до 50. Из тех, кто страдает расстройством аутистического спектра, 80 процентов набирают выше 32, а 99 процентов — выше 26.Таким образом, AQ четко разделяет группы — 93 процента населения в целом попадают в средний диапазон AQ, а 99 процентов аутичного населения попадают в крайнюю (верхнюю) шкалу.

В общей популяции мужчины набирают немного (но статистически значимо) выше, чем женщины. Поскольку состояния аутистического спектра гораздо чаще встречаются у мужчин, чем у женщин (классический аутизм встречается у четырех мужчин на каждую женщину, а синдром Аспергера встречается у девяти мужчин на каждую женщину), это может свидетельствовать о том, что количество аутичных черт у человека связан с биологическим фактором, связанным с полом — генетическим или гормональным, или с обоими (Baron-Cohen et al., 2005; Baron-Cohen et al., 2004). Эти два аспекта — аутистический спектр и возможность объяснений, связанных с полом, — были в центре моих исследований и теоретизирования в последние годы.

Теория слепоты разума
В своей ранней работе я исследовал теорию, согласно которой дети с расстройствами аутистического спектра отстают в развитии теории разума (ToM): способности поставить себя на место другого, представить свои мысли и чувства. (Барон-Коэн, 1995; Барон-Коэн и др., 1985). Когда мы мысленно читаем или мысленно мыслим, мы не только понимаем поведение другого человека (почему его голова поворачивается на шее? Почему его глаза двигались влево?), Но мы также представляем целый набор психических состояний (они видели кое-что из интерес, они что-то знают или чего-то хотят), и мы можем предсказать, что они могут сделать дальше.

Теория слепоты разума предполагает, что у детей с аутизмом и синдромом Аспергера развитие ToM задерживается, что приводит к степени слепоты разума.Как следствие, они находят поведение других людей запутанным, непредсказуемым и даже пугающим. Доказательством этого являются трудности, которые они проявляют на каждом этапе развития способности читать мысли:

  • Типичный 14-месячный ребенок демонстрирует совместное внимание (например, указывает на взгляд другого человека или следит за ним), во время которого они не только смотрят на лицо и глаза другого человека, но обратите внимание на то, что ему интересно (Scaife & Bruner, 1975). У детей с аутизмом и синдромом Аспергера в раннем возрасте снижается частота совместного внимания (Swettenham et al., 1998).
  • Типичный 24-месячный ребенок играет в воображаемую игру, используя свои навыки чтения мыслей, чтобы понять, что в уме другого человека он просто притворяется (Leslie, 1987). Дети с аутизмом и синдромом Аспергера меньше демонстрируют ролевые игры, или их притворство ограничивается форматами, основанными на правилах (Baron-Cohen, 1987).
  • Типичный трехлетний ребенок может пройти испытание на зрение, ведущее к проверке знания: понимание того, что простого прикосновения к коробке недостаточно, чтобы узнать, что находится внутри (Pratt & Bryant, 1990).Дети с аутизмом и синдромом Аспергера задерживаются в этом (Baron-Cohen & Goodhart, 1994).
  • Типичный четырехлетний ребенок проходит тест на «ложное убеждение», распознавая, когда кто-то другой имеет ошибочное представление о мире (Wimmer & Perner, 1983). Большинство детей с аутизмом и синдромом Аспергера задерживают сдачу этого теста (Baron-Cohen et al., 1985).
  • Типичный четырехлетний ребенок легко понимает обман (Sodian & Frith, 1992).Дети с аутизмом и синдромом Аспергера склонны считать, что все говорят правду, и могут быть шокированы мыслью, что другие люди могут не говорить то, что они имеют в виду (Baron-Cohen, 1992; Baron-Cohen, 2007a).
  • Типичный девятилетний ребенок может понять, что может задеть чужие чувства, а о чем лучше не говорить, — бестактность. Дети с синдромом Аспергера не могут овладеть этим навыком примерно на три года, несмотря на их нормальный IQ (Baron-Cohen, O’Riordan et al., 1999).
  • Типичный девятилетний ребенок может интерпретировать выражение лица другого человека по его глазам, чтобы понять, что он может думать или чувствовать. Дети с синдромом Аспергера, как правило, находят такие тесты гораздо более сложными (Baron-Cohen, Wheelwright, Scahill et al. , 2001), и то же самое верно, когда используется версия теста для взрослых. Взрослые с аутизмом и синдромом Аспергера получают оценку ниже среднего в этом тесте углубленного чтения мыслей (Baron-Cohen, Wheelwright, Hill et al., 2001).


Сильная сторона теории слепоты разума состоит в том, что она может понять социальные и коммуникативные трудности при аутизме и синдроме Аспергера и универсальна в применении ко всем людям аутичного спектра. Его недостаток в том, что он не может учитывать несоциальные особенности. Второй недостаток этой теории состоит в том, что, хотя чтение мыслей является одним из компонентов эмпатии, истинное сочувствие также требует эмоциональной реакции на душевное состояние другого человека (Davis, 1994).Многие люди с аутичным спектром также сообщают, что они озадачены тем, как реагировать на эмоции другого человека (Grandin, 1996). Последним ограничением теории слепоты разума является то, что ряд клинических состояний демонстрирует формы слепоты, такие как пациенты с шизофренией (Corcoran & Frith, 1997), нарциссическими и пограничными расстройствами личности (Fonagy, 1989) или у детей с расстройством поведения (Dodge , 1993), так что это не может быть специфическим для аутизма и синдрома Аспергера.

Двумя ключевыми способами пересмотра этой теории было объяснение несоциальных областей силы со ссылкой на второй фактор и расширение концепции ToM, включив в нее измерение эмоциональной реактивности.Оба этих пересмотра послужили основой для развития следующей теории.

Теория эмпатии-систематизации (ES)
Эта новая теория объясняет социальные и коммуникативные трудности при аутизме и синдроме Аспергера ссылкой на задержки и дефицит эмпатии, при этом объясняя сильные стороны со ссылкой на сохранность или даже превосходство навыков. в систематизации (Baron-Cohen, 2002).

ToM — это просто когнитивный компонент эмпатии. Второй компонент сочувствия — это элемент реакции: наличие соответствующей эмоциональной реакции на мысли и чувства другого человека. Это называется аффективной эмпатией (Davis, 1994). С помощью коэффициента эмпатии (EQ), анкеты, заполненной взрослым о себе или родителем о своем ребенке, оцениваются как когнитивная эмпатия, так и аффективная эмпатия. По этой шкале люди с расстройствами аутистического спектра получают более низкие оценки, чем группы сравнения.
Согласно теории эмпатии-систематизации (ES), аутизм и синдром Аспергера лучше всего объясняются не только со ссылкой на эмпатию (ниже среднего), но также со ссылкой на второй психологический фактор (систематизацию), который либо средний, либо даже выше среднего. .Таким образом, несоответствие между E и S определяет вероятность развития у вас состояния аутистического спектра.
Чтобы понять эту теорию, нам нужно обратиться ко второму фактору, концепции систематизации — стремлению анализировать или создавать системы любого типа. Что определяет систему, так это то, что она следует правилам, и когда мы систематизируем, мы пытаемся определить правила, которые управляют системой, чтобы предсказать, как эта система будет себя вести (Baron-Cohen, 2006). Вот некоторые из основных видов систем:

  • коллекционные системы (например,грамм. различение типов камня или дерева),
  • механические системы (например, видеомагнитофон или оконный замок),
  • числовые системы (например, расписание поездов или календарь),
  • абстрактные системы ( например, синтаксис языка или нотная запись),
  • естественные системы (например, погодные или приливные),
  • социальные системы (например, иерархия управления или танцевальная программа с партнером по танцу)
  • двигательные системы (например,грамм. бросая фрисби).

Во всех этих случаях вы систематизируете, отмечая закономерности (или структуру) и правила. Правила, как правило, выводятся, отмечая, связаны ли A и B систематическим образом. Доказательством неповрежденной или даже необычайно сильной систематизации аутизма и синдрома Аспергера является то, что в одном исследовании такие дети показали результаты выше уровня, который можно было бы ожидать на тесте по физике (Baron-Cohen, Wheelwright et al. , 2001). Дети с синдромом Аспергера в возрасте 8–11 лет получили более высокие баллы, чем группа сравнения более старшего возраста (типичные подростки).

Второе свидетельство получено в исследованиях с использованием коэффициента систематизации (SQ). Чем выше ваш балл, тем сильнее вы стремитесь к систематизации. Люди с высокофункциональным аутизмом или синдромом Аспергера получают более высокие баллы по SQ по сравнению с людьми в общей популяции (Baron-Cohen et al., 2003). Вышеупомянутые тесты систематизации были разработаны для детей или взрослых с синдромом Аспергера, а не с классическим аутизмом. Тем не менее, дети с классическим аутизмом лучше справляются с контрольным тестом последовательности изображений, в котором истории могут быть упорядочены с использованием физико-причинных концепций (Baron-Cohen et al., 1986). Они также набирают выше среднего в тесте на определение того, как работает камера Polaroid (Leslie & Thaiss, 1992), даже несмотря на то, что им трудно понять мысли и чувства людей (Baron-Cohen et al., 1985; Perner et al. ., 1989). Оба эти признака являются признаками их целостности или даже сильной систематизации.

Сила теории E-S заключается в том, что это двухфакторная теория, которая может объяснить совокупность как социальных, так и несоциальных характеристик состояний аутистического спектра.Сочувствие ниже среднего — это простой способ объяснить трудности социального общения, в то время как систематизация среднего или даже выше среднего — это способ объяснить узкие интересы, повторяющееся поведение и сопротивление изменениям / потребность в сходстве. Это потому, что когда вы систематизируете, проще всего сохранить все постоянным и изменять только одно за раз. Таким образом, вы можете увидеть, что может быть причиной чего, делая мир предсказуемым.

Когда эта теория только появилась, ее критиковали за то, что она могла применяться только к высокофункциональным людям с аутизмом или синдромом Аспергера.Хотя их навязчивые идеи (например, компьютерами или математикой) можно было рассматривать с точки зрения сильной систематизации (Baron-Cohen et al. , 1999), конечно же, это не относилось к людям с низким уровнем функционирования? Однако, когда мы думаем о ребенке с аутизмом, многие из классических форм поведения можно рассматривать как отражение их сильной систематизации (см. Вставку напротив).

Как и теория слабой центральной когерентности (WCC) (Frith, 1989), теория E-S основана на другом когнитивном стиле (Happé, 1996). Подобно этой теории, она также предполагает превосходное внимание к деталям (в восприятии и памяти), поскольку, систематизируя, вы должны обращать внимание на мельчайшие детали.Это потому, что каждая крошечная деталь в системе может иметь функциональную роль. Превосходное внимание к деталям при аутизме неоднократно демонстрировалось (Jolliffe & Baron-Cohen, 2001; O’Riordan et al., 2001; Shah & Frith, 1983, 1993). Разница между этими двумя теориями заключается в том, что в то время как теория WCC рассматривает людей с расстройствами аутистического спектра как привлеченных к подробной информации (иногда называемой локальной обработкой) по негативным причинам (предполагаемая неспособность интегрироваться), теория ES видит это же качество (отличное внимание к деталям) как очень целеустремленный: он существует для понимания системы.Внимание к деталям проявляется по положительным причинам: в целях достижения окончательного понимания системы (какой бы маленькой и конкретной ни была эта система).

Принимая во внимание, что теория WCC предсказывает, что люди с аутизмом или синдромом Аспергера будут навсегда потеряны в деталях, никогда не достигнув понимания системы в целом (поскольку это потребует глобального обзора), теория ES предсказывает, что со временем, человек может достичь отличного понимания всей системы, получив возможность наблюдать и контролировать все переменные в этой системе.Существование талантливых математиков с синдромом Аспергера, таких как Ричард Борчердс, является доказательством того, что такие люди могут интегрировать детали в истинное понимание системы (Baron-Cohen, 2003). Стоит отметить, что теория исполнительной дисфункции (ED) (например, Ozonoff et al., 1991) еще труднее объясняет примеры хорошего понимания всей системы, например, календарные вычисления, или объяснение того, почему так называемое « навязчивые идеи при аутизме и синдроме Аспергера вообще должны быть связаны с системами.

Итак, когда низкофункциональный человек с классическим аутизмом трясет веревкой тысячи раз возле глаз, в то время как теория ED рассматривает это как персеверацию, возникающую из-за некоторой нейронной дисфункции, которая обычно позволяет человеку переключить внимание, Теория ES рассматривает такое же поведение как знак того, что человек понимает физику движения струны. Он может каждый раз заставлять его двигаться точно так же. Когда он издает длинную быструю последовательность звуков, он может точно знать этот акустический паттерн и получать некоторое удовольствие от подтверждения того, что последовательность всегда одинакова.Подобно тому, как математик может испытывать абсолютное удовольствие от «золотого сечения», так и ребенок — даже с плохо функционирующим аутизмом — который каждый раз дает один и тот же результат своим повторяющимся поведением, кажется, получает некоторое эмоциональное удовольствие от предсказуемости. мира. Это может быть то, что клинически описывается как «стимминг» (Wing, 1997). Первоначально аутизм описывался как «сопротивление переменам» и «потребность в сходстве» (Kanner, 1943), и здесь мы видим, что важное клиническое наблюдение может быть признаком сильной систематизации.

Одним из последних преимуществ теории E-S является то, что она может объяснить то, что иногда рассматривается как неспособность «обобщать» в условиях аутистического спектра (Plaisted et al., 1998; Rimland, 1964; Wing, 1997). Согласно теории E-S, это именно то, чего вы ожидаете, если человек пытается понять каждую систему как уникальную. Хороший систематизатор — это разветвитель, а не комок, поскольку объединение вещей в одну кучу может привести к отсутствию ключевых различий, которые позволят вам предсказать, как эти две вещи ведут себя по-разному.

Теория крайнего мужского мозга
Теория E-S была расширена до теории крайнего мужского мозга (EMB) аутизма (Baron-Cohen, 2002). Это связано с тем, что существуют явные половые различия в сочувствии (женщины лучше справляются со многими такими тестами) и в систематизации (мужчины лучше справляются с тестами). Аутизм и синдром Аспергера можно рассматривать как крайность типичного мужского профиля — точку зрения, впервые выдвинутую педиатром Гансом Аспергером. Чтобы увидеть, как эта теория является, по сути, просто расширением теории E-S, нужно понимать, что эта теория постулирует два независимых измерения (E для сочувствия и S для систематизации), в которых наблюдаются индивидуальные различия в популяции.Если вы построите их график, вы увидите пять различных «типов мозга»:

  • Тип E (E> S): люди, чье сочувствие сильнее, чем их систематизация.
  • Тип S (S> E): люди, систематизация которых сильнее их сочувствия.
  • Тип B (S = E): люди, чье сочувствие так же хорошо (или плохо), как и их систематизация. (B означает «сбалансированный»).
  • Экстремальный тип E (E >> S): люди, чье сочувствие выше среднего, но которые испытывают трудности, когда дело доходит до систематизации.
  • Экстремальный тип S (S >> E): люди с систематизацией выше среднего, но испытывающие трудности, когда дело касается сочувствия.

Модель ES предсказывает, что у большего числа женщин мозг типа E, а у большего числа мужчин — мозг типа S. Люди с расстройствами аутистического спектра, если они являются крайней частью мужского мозга, с большей вероятностью будут иметь иметь мозг экстремального типа S. Если дать людям в общей популяции меры эмпатии и систематизации (EQ и SQ), результаты будут достаточно хорошо соответствовать этой модели.Большинство мужчин (54 процента) имеют мозг типа S, тогда как самая большая группа женщин (44 процента) имеет мозг типа E, а большинство людей с аутизмом и синдромом Аспергера (65 процентов) имеют крайний мужской мозг (Goldenfeld et al. , 2005).
Помимо свидетельств SQ и EQ, есть и другие свидетельства, поддерживающие теорию EMB. Что касается тестов на эмпатию, то в тесте на оплошность, когда ребенок должен распознать, когда кто-то сказал что-то, что может быть обидно, девочки обычно развиваются быстрее, чем мальчики, а дети с расстройствами аутистического спектра развиваются даже медленнее, чем обычные мальчики (Барон-Коэн и другие., 1999). По тесту «Чтение мыслей глазами» женщины в среднем набирают больше очков, чем мужчины, а люди с расстройствами аутистического спектра получают даже меньше, чем обычные мужчины (Baron-Cohen et al., 1997). Что касается тестов на внимание к деталям, то в тесте Embedded Figures Test, где нужно как можно быстрее найти нужную форму, мужчины в среднем быстрее женщин, а люди с аутизмом даже быстрее обычных мужчин (Jolliffe & Baron-Cohen , 1997).

Недавно теория экстремального мужского мозга была расширена до уровня неврологии, и появились некоторые интересные открытия (Baron-Cohen et al., 2005). Таким образом, в областях мозга, которые в среднем меньше у мужчин, чем у женщин (например, передняя поясная извилина, верхняя височная извилина, префронтальная кора и таламус), у людей с аутизмом области мозга даже меньше, чем у типичных мужчин. Напротив, в областях мозга, которые у мужчин в среднем больше, чем у женщин (например, миндалина и мозжечок), у людей с аутизмом области мозга даже больше, чем у типичных мужчин. Кроме того, мужской мозг в среднем больше, чем у женщин, а у людей с аутизмом мозг даже больше, чем у типичных мужчин.Не все исследования подтверждают эту закономерность, но некоторые поддерживают, и будет важно изучить такие закономерности в дальнейшем.

Таким образом, теория EMB является новой и может быть важной для понимания того, почему у мужчин чаще развивается аутизм и синдром Аспергера, чем у женщин. Он по-прежнему требует дальнейшего изучения. Он расширяет теорию ЭС, которая способна объяснить не только дефицит социальной коммуникации в условиях аутистического спектра, но также неравномерный когнитивный профиль, повторяющееся поведение, островки способностей, навыки саванта и необычные узкие интересы, которые являются частью атипичная неврология данной подгруппы в популяции. Теория E-S имеет значение для вмешательства, как это делается с помощью «систематизации эмпатии», представления эмоций в формате, благоприятном для аутизма (Baron-Cohen, 2007b; Golan et al., 2006). Наконец, теория E-S дестигматизирует аутизм и синдром Аспергера, связывая их с индивидуальными различиями, которые мы видим в популяции (между полами и внутри полов), а не с категоричными различиями или загадками.

Примеры систематизации классического аутизма и / или синдрома Аспергера (курсив).

Сенсорная система

Коллекционная систематизация
Сбор листьев или футбольных наклеек
Составление списков и каталогов

Числовая систематизация
Одержимость календарем или расписанием поездов
Решение математических задач

Систематизация движения
Наблюдение за вращением стиральных машин Анализ
точно, когда конкретное событие происходит в повторяющемся цикле

Пространственная систематизация
Одержимость маршрутами
Разработка техники рисования

Экологическая систематизация
Настаивание на том, чтобы игрушечные кубики выстраивались в неизменном порядке
Настаивать на том, чтобы ничего не перемещалось из своего обычного положения

Социальная систематизация
Произнесение первой половины фразы или предложения и ожидание, пока другой человек закончит ее
Настаивать на том, чтобы играть в ту же игру всякий раз, когда ребенок приходит поиграть

Естественная систематизация
Снова и снова спрашивать, какой будет погода сегодня
Изучение латинских названий каждого растения и их оптимальных условий роста

Механическая систематизация
Обучение работе с видеомагнитофоном
Ремонт велосипедов или разборка гаджетов и повторная сборка
их

Вокальная / слуховая / вербальная систематизация
Повторяющиеся звуки
Сбор слов и значений слов

Систематизация последовательностей действий
Многократный просмотр одного и того же видео
Анализ танцевальных техник

Музыкальная систематизация
Воспроизведение той же мелодии снова и снова
Анал Вы понимаете музыкальную структуру песни?

Саймон-Барон Коэн — профессор психопатологии развития в Центре исследования аутизма Кембриджского университета.
[адрес электронной почты защищен]

Ссылки

Барон-Коэн, С. (1987). Аутизм и символическая игра. Британский журнал психологии развития, 5, 139–148.
Барон-Коэн, С. (1992). Вне поля зрения или из виду: еще один взгляд на обман при аутизме. Журнал детской психологии и психиатрии, 33, 1141–1155.
Барон-Коэн, С. (1995). Слепота: очерк об аутизме и теории разума. Бостон: MIT Press / Bradford Books.
Барон-Коэн, С. (2002). Крайняя теория мужского мозга при аутизме.Тенденции в когнитивной науке, 6, 248–254.
Барон-Коэн, С. (2003). Существенная разница: мужчины, женщины и крайний мужской мозг. Лондон: Пингвин.
Барон-Коэн, С. (2006). Гиперсистематическая ассортативная теория спаривания при аутизме. Прогресс в нейропсихофармакологии и биологической психиатрии, 30, 865–872.
Барон-Коэн, С. (2007a). Я не могу солгать. In Character, 3, 52–59.
Барон-Коэн, С. (2007b). Переносится в мир эмоций. Психолог, 20, 76–77.
Барон-Коэн, С.И Гудхарт Ф. (1994). Дефицит «видения ведет к знанию» при аутизме: исследование Пратта и Брайанта. Британский журнал психологии развития, 12, 397–402.
Барон-Коэн, С., Хукстра, Р.А., Кникмайер, Р., Уилрайт, С. (2006). Коэффициент аутистического спектра (AQ) — версия для подростков. Журнал аутизма и нарушений развития, 36, 343–350.
Барон-Коэн, Джоллифф, Т., Мортимор, К. и Робертсон, М. (1997). Еще один продвинутый тест теории разума: данные очень хорошо функционирующих взрослых с аутизмом или синдромом Аспергера.Журнал детской психологии и психиатрии, 38, 813–822.
Baron-Cohen, S., Knickmeyer, R. & Belmonte, M.K. (2005). Половые различия в мозге: последствия для объяснения аутизма. Science, 310, 819–823.
Барон-Коэн, С., Лесли, А.М. И Фрит, У. (1985). Есть ли у аутичного ребенка «теория разума»? Познание, 21, 37–46.
Барон-Коэн, С., Лесли, А.М. И Фрит, У. (1986). Механическое, поведенческое и преднамеренное понимание рассказов с картинками у аутичных детей. Британский журнал психологии развития, 4, 113–125.
Барон-Коэн, С., Лучмая, С. и Кникмейер, Р. (2004). Имеется в виду пренатальный тестостерон: исследования околоплодных вод. Кембридж, Массачусетс: MIT / Bradford Books.
Барон-Коэн, С., О’Риордан, М., Джонс, Р., Стоун, В. и Плейстед, К. (1999). Новый тест на социальную чувствительность. Журнал аутизма и нарушений развития, 29, 407–418.
Барон-Коэн, С., Ричлер, Дж., Бисарья, Д., Гурунатан, Н., Уилрайт, С. (2003). Коэффициент систематизации (SQ). Философские труды Королевского общества, 358, 361–374.
Барон-Коэн, С., Уилрайт, С., Хилл, Дж., Раст, Ю. и Пламб, И. (2001). Исправленная версия теста «Читая мысли в глазах». Журнал детской психологии и психиатрии, 42, 241–252.
Барон-Коэн, С., Уилрайт, С., Скахилл, В., Лоусон, Дж. И Спонг, А. (2001). Независимы ли интуитивная физика и интуитивная психология? Журнал нарушений развития и обучения, 5, 47–78.
Барон-Коэн, С., Уилрайт, С., Скиннер, Р., Мартин, Дж. И Клабли, Э. (2001). Коэффициент аутистического спектра (AQ).Журнал аутизма и нарушений развития, 31, 5–17.
Барон-Коэн, С., Уилрайт, С., Стоун, В. и Резерфорд, М. (1999). Математик, физик и компьютерный ученый с синдромом Аспергера: Выполнение теста по народной психологии и народной физике. Neurocase, 5, 475–483.
Corcoran, R. & Frith, C. (1997). Разговорное поведение и симптомы шизофрении. Когнитивная нейропсихиатрия, 1, 305–318.
Дэвис, M.H. (1994). Эмпатия: социально-психологический подход. Боулдер, Колорадо: Westview Press.
Dodge, K.A. (1993). Социально-когнитивные механизмы в развитии расстройства поведения и депрессии. Ежегодный обзор психологии, 44, 559–584.
Фонаги, П. (1989). О терпении психических состояний: теория разума в пограничной личности. Вестник Центра Анны Фрейд, 12, 91–115.
Фрит, У. (1989). Аутизм: разгадывая загадку. Оксфорд: Блэквелл.
Голан, О., Барон-Коэн, С., Уилрайт, С., Хилл, Дж. Дж. (2006). Систематизация эмпатии: обучение взрослых с синдромом Аспергера распознаванию сложных эмоций с помощью интерактивных мультимедиа. Развитие и психопатология, 18, 589–615.
Голденфельд, Н., Барон-Коэн, С. и Уилрайт, С. (2005). Сочувствие и систематизация у мужчин, женщин и аутизма. Клиническая нейропсихиатрия, 2, 338–345.
Грандин, Т. (1996). Мыслить картинками. Ванкувер, Вашингтон: старинные книги.
Хаппе, Ф. (1996). Аутизм. Лондон: UCL Press.
Джоллифф Т. и Барон-Коэн С. (1997). Люди с аутизмом или синдромом Аспергера быстрее, чем обычно, справляются с заданием «Встроенные цифры»? Журнал детской психологии и психиатрии, 38, 527–534.
Джоллифф Т. и Барон-Коэн С. (2001). Проверка теории центральной когерентности: могут ли взрослые с высокофункциональным аутизмом или синдромом Аспергера объединять фрагменты объекта. Когнитивная нейропсихиатрия, 6, 193–216.
Каннер, Л. (1943). Аутистическое нарушение аффективного контакта. Нервное дитя, 2, 217–250.
Лесли, А. (1987). Притворство и репрезентация: истоки «теории разума». Психологическое обозрение, 94, 412–426.
Лесли, А. И Тайсс, Л. (1992). Специфика предметной области в концептуальном развитии: нейропсихологические доказательства аутизма.Познание, 43, 225–251.
О’Риордан, М., Плейстед, К., Драйвер, Дж. И Барон-Коэн, С. (2001). Превосходный визуальный поиск при аутизме. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность, 27, 719–730.
Озонов С., Пеннингтон Б. и Роджерс С. (1991). Дефицит исполнительной функции у высокофункциональных аутичных детей: отношение к теории разума. Журнал детской психологии и психиатрии, 32, 1081–1106.
Пернер, Дж., Фрит, У., Лесли, А.М. И Ликам, С. (1989).Изучение теории разума аутичного ребенка: знания, убеждения и общение. Развитие ребенка, 60, 689–700.
Плейстед, К., О’Риордан, М. и Барон-Коэн, С. (1998). Улучшенный визуальный поиск конъюнктивной цели при аутизме. Журнал детской психологии и психиатрии, 39, 777–783.
Pratt, C. & Bryant, P. (1990). Маленькие дети понимают, что взгляд ведет к знанию (пока они смотрят в одну бочку). Развитие ребенка, 61, 973–983.
Римланд, Б.(1964). Детский аутизм: синдром и его значение для нейронной теории поведения. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.
Скайф, М. и Брунер, Дж. (1975). Способность к совместному зрительному вниманию у младенца. Природа, 253, 265–266.
Шах А. и Фрит У. (1983). Островок способностей при аутизме. Журнал детской психологии и психиатрии, 24, 613–620.
Шах А. и Фрит У. (1993). Почему аутичные люди показывают превосходные результаты при тестировании конструкции блока? Журнал детской психологии и психиатрии, 34, 1351–1364.
Содиан Б. и Фрит У. (1992). Обман и саботаж у аутичных, умственно отсталых и нормальных детей. Журнал детской психологии и психиатрии, 33, 591–606.
Swettenham, J., Baron-Cohen, S., Charman, T. et al. (1998). Частота и распределение спонтанных переключений внимания между социальными и несоциальными стимулами у аутичных, обычно развивающихся и неаутичных младенцев с задержкой развития. Журнал детской психологии и психиатрии, 9, 747–753.
Виммер, Х. и Пернер, Дж.(1983). Убеждения о верованиях. Познание, 13, 103–128.
Крыло, Л. (1997). Спектр аутизма: Оксфорд: Пергамон.

Аутизм как нарушение развития

С тех пор, как аутизм был впервые описан более 60 лет назад (Asperger, 1944/1991; Kanner, 1943), исследователи пытались определить основную основу расстройства. Тем не менее, аутизм по-прежнему вызывает недоумение, хотя необходимость понимания этого расстройства очевидна. В конце концов, мы знаем, что аутизм — это пожизненное расстройство, которое оказывает существенное влияние на человека, его семью и общество.И недавние оценки в Великобритании показывают, что распространенность аутизма высока: 38,9 на 10 000 для аутизма и 116,1 на 10 000 для всего спектра аутизма (Baird et al., 2006). Мое исследование в основном сосредоточено на основных когнитивных аномалиях аутизма и на том, как они могут проявляться с течением времени. В этой статье я иллюстрирую сложность расстройства на уровне познания и подчеркиваю необходимость понять первопричину (причины), помещая изучение аутизма в контекст развития.


Что такое аутизм?
Аутизм — это сложное расстройство психического развития, включающее серьезные отклонения во взаимном социальном взаимодействии, вербальном и невербальном общении, сопровождающиеся ограниченным и повторяющимся поведением и интересами. Эти поведенческие симптомы проявляются в очень раннем детстве, до возраста 36 месяцев. Это расстройство сильно варьируется с точки зрения интеллектуального функционирования, языковых способностей и тяжести поведенческих симптомов.Большая часть детей с аутизмом (от 50 до 70 процентов) имеют дополнительные трудности в обучении (т.е. IQ ниже 70), в то время как такие нарушения отсутствуют у остальных детей, которых часто называют «высокофункциональными». У некоторых детей язык ограничен или вообще отсутствует. Для других речь может быть беглой, но даже в этом случае их использование языка для общения в социальных контекстах (например, в разговорах) является странным, неудобным и часто односторонним. Стереотипное и негибкое поведение варьируется от хлопания руками и выкручивания пальцев до весьма своеобразных особых интересов (например,грамм. входы и выходы дренажных труб). Признавая эту неоднородность, исследователи часто используют термин «расстройство аутистического спектра» (РАС; Wing, 1996) для описания различных вариантов аутизма, включая неустановленное повсеместное расстройство развития (PDD-NOS) и синдром Аспергера. Последний диагностируется у детей без явной задержки речи, хотя различие между синдромом Аспергера и высокофункциональным аутизмом несколько размыто.

Учитывая это разнообразное представление, исследователи признали, что полное понимание аутизма потребует включения нескольких научных точек зрения.Таким образом, они приняли подход, который исследует расстройство на трех уровнях объяснения: генетика / биология, познание и поведение (см. Frith et al., 1991). Помимо взаимодействия с окружающей средой, вероятно, будет сложное взаимодействие между этими объяснительными уровнями. Например, аномалии в раннем когнитивном развитии могут иметь серьезные вторичные последствия для последующего мозга и психологического развития. Точно так же предпосылка раннего поведенческого вмешательства заключается в том, что оно должно использовать пластичность развивающегося мозга для изменения основных (аномальных) мозговых процессов.

Мы знаем из исследований близнецов и семей (например, Bolton et al., 1994; Folstein & Rutter, 1977), что аутизм в значительной степени является генетическим, хотя идентификация конкретных генов оказывается более сложной, чем предполагалось первоначально, в основном из-за неоднородности заболевания. . Исследования показывают, что существует множество взаимодействующих генов, вовлеченных в его наследование (Pickles et al., 1995), и что нейробиологические аномалии распространены повсеместно и не ограничиваются какой-либо одной конкретной областью мозга (Belmonte et al., 2004).

Психологи сосредоточили свои усилия на когнитивном уровне объяснения, чтобы определить основные процессы, которые могут объяснить различные поведенческие проявления расстройства. Исторически и в интересах экономии, акцент на этих теориях заключался в том, чтобы постулировать один первичный когнитивный дефицит, который мог бы объяснить развитие аутизма. В этой области доминировали теории из трех когнитивных областей: 1) теория разума — способность рассуждать о психических состояниях других; 2) исполнительный контроль — набор способностей, важных для гибкого поведения в новых обстоятельствах; и 3) центральная согласованность — естественная склонность обрабатывать информацию в контексте.

Может ли одно когнитивное отклонение объяснить аутизм?
Несмотря на многочисленные исследования во всех трех областях, эти отчеты сами по себе не дают полной картины расстройства. Вместо этого они объясняют только часть триады симптомов. Хотя трудности в теории разума хорошо объясняют, почему у детей с аутизмом возникают трудности с совместным вниманием, притворными играми и пониманием эмоций других, они не могут адекватно объяснить наличие повторяющегося поведения и ограниченных интересов. Это последнее поведение, кажется, лучше всего улавливается проблемами исполнительного контроля. И те вещи, в которых люди с аутизмом хороши — так называемые «островки способностей» (такие как улучшенная механическая память, хорошие зрительно-пространственные навыки, абсолютный слух), а также некоторые аспекты повторяющегося поведения (например, сопротивление изменениям), можно объяснить «слабой» центральной когерентностью. Следовательно, исследователи начали подозревать, что для объяснения расстройства может потребоваться более одного когнитивного дефицита (например,грамм. Bailey et al., 1996). Именно эта возможность впервые заинтересовала меня.

Таким образом, мое первоначальное исследовательское исследование было одним из первых, в котором напрямую выяснялось, характеризовались ли маленькие дети с аутизмом одной когнитивной аномалией или несколько сосуществующих аномалий — дефицит теории разума и исполнительного контроля, а также способности центральной согласованности — обеспечивали более точное изображение расстройства (Pellicano et al., 2006). В этом исследовании приняли участие 40 детей с РАС из Перта, Западная Австралия.Все дети были в возрасте от 4 до 7 лет, имели диагноз аутизма или PDD-NOS и считались высокофункциональными (то есть IQ был выше 70).

Стандартное диагностическое интервью с матерью ребенка, «Пересмотренное диагностическое интервью для аутизма» (ADI-R; Lord et al., 1994), использовалось для подтверждения клинического диагноза ребенка. Эту группу детей с РАС сравнивали с группой из 40 типично развивающихся детей того же возраста и способностей.

Все дети выполняли различные задания, затрагивающие каждую когнитивную область: задания на основе ложных убеждений, индексированная теория разума; тесты планирования, когнитивной гибкости и торможения задействовали исполнительный контроль, а несколько задач оценивали локальную обработку (или «слабую» центральную когерентность), в которых дети с РАС должны были иметь преимущество.В ходе родительского интервью ADI-R задавались вопросы об основных формах поведения — социализации, общении, повторяющемся поведении — и полученные результаты использовались для индексации тяжести симптомов.

Результаты оказались противоположными тому, что предсказывали традиционные модели единственного дефицита. В отличие от детей, демонстрирующих отклонения только в одной области, дети с РАС, по сравнению с обычно развивающимися детьми, хуже справлялись с задачами, основанными на ложных убеждениях, а также с тестами на планирование более высокого порядка, смену установок и сдерживающий контроль; но они лучше, чем обычно развивающиеся дети, справлялись с задачами, требующими частичного или локального стиля обработки.Эти результаты свидетельствуют о том, что у маленьких детей с РАС существует профиль когнитивных слабостей и сильных сторон — что существует не один дефицит, а несколько основных базовых способностей / недостатков, которые случайно сосуществуют.

Дополнительной целью исследования было изучение связи между когнитивными навыками и тяжестью поведенческих симптомов. Можно было ожидать, что дети, которые хуже всего справлялись с когнитивными задачами, демонстрировали наиболее серьезные симптомы, и наоборот. Удивительно, но этого не произошло.Показатели симптоматики аутизма (баллы ADI-R) не были связаны с успеваемостью в какой-либо когнитивной области, что позволяет предположить, что когнитивные способности и дефицит у этих детей не были связаны с проявленными ими поведенческими симптомами.

Эти результаты оставили несколько, пока нерешенных вопросов:
— Как когнитивные способности и дефицит соотносятся с поведенческими особенностями аутизма? Тот факт, что между познанием и поведением, по-видимому, мало связей, создает проблемы для когнитивных теорий (даже как часть теории «множественных недостатков»).
— Сохраняется ли эта модель возможностей и недостатков с течением времени? Неясно, присутствуют ли они в младенчестве, должны ли они оставаться в подростковом или взрослом возрасте.
— Как возникают эти возможности и недостатки и как они связаны в процессе разработки? У нас просто нет причинной теории, охватывающей множественные недостатки. Существуют ли три сопутствующих когнитивных отклонения, которые действительно независимы друг от друга, или одно отклонение имеет приоритет над другим во время развития? Например, управленческие проблемы могут привести к трудностям в понимании ложных убеждений, или неспособность разработать полноценную теорию разума может препятствовать развитию исполнительного контроля.

Конечно, понятие множественного дефицита при аутизме не делает это расстройство менее сложным. Чтобы ответить на поставленные выше вопросы, теоретикам и эмпирическим исследователям необходимо будет принять перспективу развития и составить график развития когнитивных навыков в рамках лонгитюдных последующих исследований.

Почему аутизм следует изучать в контексте развития?
В 1960-х Беате Хермелин и Нил О’Коннор были одними из первых исследователей, изучавших психологическое функционирование детей с аутизмом.Поскольку у большинства детей в их выборке были дополнительные трудности в обучении, требовался уникальный подход, чтобы различить, были ли проблемы детей вызваны аутизмом как таковым или результатом их задержки в развитии. Для этого Хермелин и О’Коннор (1970) сравнили группу детей с аутизмом с группой детей с нарушением обучаемости, которые были «сопоставимы» по уровню развития (т. Е. Группы были одного умственного возраста). Такой подход «сопоставления» позволил им определить, соответствуют ли дети успеваемости на уровне, аналогичном или худшему, чем можно было бы ожидать с учетом их уровня развития.

Сегодня этот подход широко используется в литературе по аутизму и помог прояснить профиль слабых и сильных сторон, связанных с этим расстройством. Это, безусловно, помогло поместить аутизм в контекст развития. Тем не менее, типичный способ достижения этого — проверка определенного поведения или способностей в определенный момент времени. Это дает только один снимок ребенка и, следовательно, позволяет нам мало говорить о развитии. Продольные исследования, в которых за одними и теми же людьми наблюдаются и тестируются в несколько моментов времени, также позволяют исследовать различия между людьми. Но у них есть дополнительное преимущество, заключающееся в том, что они могут исследовать стабильность (или даже изменения) внутри людей с течением времени.

Родители и врачи знают, что поведенческие симптомы аутизма усиливаются и ослабевают на протяжении всего развития. 5-летний ребенок с аутизмом, который говорит всего несколько слов, очень ограничен в качестве и количестве своих социальных отношений. Но через пять лет этот же ребенок мог бы развить почти беглую речь. Однако эти достижения приносят с собой целый ряд различных коммуникативных симптомов, особенно в том, как язык используется для обсуждения социальных взаимодействий.

Несмотря на эти знания, лонгитюдных исследований проводилось на удивление мало по сравнению с множеством ежегодно публикуемых исследований по аутизму. В результате относительно мало известно о том, как расстройство проявляется с течением времени, особенно в отношении когнитивных способностей детей. Редкость последующих исследований связана с тем, что их очень сложно провести; они дороги, отнимают много времени и зависят от одной и той же группы детей, готовых пройти по крайней мере два набора оценок, часто с интервалом в несколько лет.Понимание того, как познание и поведение со временем меняются у людей с аутизмом, и действительно, как эти два уровня взаимосвязаны, имеет решающее значение для понимания аутизма как нарушения развития.

Течение аутизма в процессе развития — что мы знаем
Несмотря на то, что лонгитюдных исследований аутизма относительно мало, тем не менее важно вкратце взглянуть на типы вопросов, которые решаются в существующих последующих исследованиях. Было проведено несколько долгосрочных продольных исследований людей, которым был поставлен диагноз в 1970-е годы.

Качество социальной адаптации с точки зрения статуса занятости, условий жизни и социальных отношений было в центре внимания этих исследований результатов (например, Howlin et al., 2000, 2004). В других исследованиях изучалась стабильность IQ и языка (например, Venter et al. , 1992; Sigman & McGovern, 2005), а также ранние предикторы более позднего исхода (например, Charman, 2003; Sigman & Ruskin, 1999). Этот последний вопрос важен для установления ранних предшественников для более позднего развития и помогает нацеливать поведение в исследованиях раннего вмешательства.Две дополнительные области исследований, которые особенно интересны и имеют отношение к моей собственной работе, — это стабильность поведения (с точки зрения тяжести симптомов и клинического диагноза) и стабильность познания — теория разума, исполнительный контроль и «слабая» центральная когерентность. через некоторое время.

В соответствии с клиническими наблюдениями, последующие исследования показали, что симптоматика аутизма может меняться с течением времени. Используя стандартизированные интервью с родителями, ретроспективно (например,Piven et al., 1996) и проспективные (например, Charman et al., 2005) исследования показали, что социальные и коммуникативные симптомы значительно улучшаются со временем. Однако меньше движений наблюдается в области ограниченного и повторяющегося поведения, и родители сообщают о незначительных изменениях с течением времени. Находки такого рода привели некоторых авторов к предположению, что могут быть разные траектории развития для каждого из доменов симптомов (Charman et al., 2005).

Несмотря на то, что с течением времени серьезность симптомов значительно меняется, клиническая диагностика преемственна.Несколько исследований показали, что у большинства дошкольников с диагнозом РАС сохраняется диагноз спектра в позднем детстве, подростковом и раннем взрослом возрасте (например, McGovern & Sigman, 2005; Sigman & Ruskin, 1999).
В последние годы все больше внимания уделяется раннему выявлению аутизма (например, Cox et al., 1999), и исследователи стремились установить, насколько надежны диагнозы у детей в возрасте 2 лет. Недавние исследования этих детей показали, что первоначальный клинический диагноз в возрасте 2 лет, по-видимому, выдерживает испытание временем: от 90 до 100 процентов детей с аутизмом продолжают демонстрировать достаточные симптомы, чтобы подтвердить диагноз РАС в возрасте 7 лет (Charman et al. ., 2005) или в возрасте 9 лет (Lord et al., 2006).

Таким образом, на уровне поведения, кажется, существует как непрерывность, так и изменение со временем. А на уровне познания? Построение графика когнитивных навыков детей во времени позволяет исследователям точно определить, следуют ли когнитивные навыки тем же путем развития, что и у типично развивающихся детей, но на более поздней (отсроченной) отправной точке, или же путь развития полностью отличается от пути развития типично развивающихся детей.Согласно традиционным теоретическим моделям, когнитивная аномалия должна сохраняться с течением времени, если она действительно является основной причиной расстройства.

К сожалению, было проведено лишь несколько исследований, изучающих стабильность когнитивных способностей / дефицита при аутизме. Что касается теории разума, первоначальные сообщения предполагали очень небольшое улучшение понимания ложных убеждений за период от трех (Ozonoff & McEvoy, 1994) или семи (Holroyd & Baron-Cohen, 1993) лет. Однако более поздние исследования показали значительные улучшения в ряде теоретических задач разума у ​​детей с РАС, которые, по-видимому, в значительной степени связаны с языковыми способностями детей (Steele et al., 2003). Исследования, посвященные развитию исполнительных способностей детей, показывают, что способность к планированию и способность гибко переключать внимание мало меняются с течением времени (Griffith et al., 1999; Ozonoff & McEvoy, 1994). До сих пор не проводилось исследования, изучающего преемственность в центральной согласованности.

Куда мы пойдем дальше?
Продольные исследования пока продемонстрировали стабильность и изменения на уровне поведения и познания. Однако небольшое количество исследований, посвященных когнитивным навыкам, ограничивает типы выводов, которые можно сделать.

Чтобы попытаться восстановить баланс в исследованиях, я недавно завершил трехлетнее последующее исследование детей из Западной Австралии, описанное ранее (Pellicano et al. , 2006). Количество изменений, наблюдаемых в обеих группах детей, было значительным, но особенно это касается группы детей с РАС. Дети, чья речь три года назад была очень ограниченной, теперь использовали сложный язык (хотя часто сталкивались с повторяющимися грамматическими ошибками). Дети, поведение которых когда-то в основном состояло из повторяющихся манер рук и повторяющейся речи, теперь стали гораздо более гибкими в своем поведении и демонстрировали меньше повторяющихся черт.Дети, которым когда-то не удавалось установить зрительный контакт, теперь начали следить за взглядами других и могли использовать некоторые жесты (например, указывать) для общения.

Результаты этого последующего исследования ждут подробного анализа. Однако такой анализ должен дать ответы на следующие четыре вопроса. Во-первых, каковы параллельные отношения между когнитивными способностями / дефицитами? В первоначальном исследовании способности и недостатки были связаны определенным образом: «слабая» центральная согласованность не была связана с теорией умственных способностей, но была связана с аспектами исполнительного контроля, а теория разума и управляющих функций были в значительной степени взаимосвязаны.Будет важно определить, остается ли этот образец взаимоотношений постоянным с течением времени.

Во-вторых, каковы отношения развития между когнитивными способностями / дефицитами? То есть, каковы ранние когнитивные предикторы более позднего когнитивного функционирования? Например, предсказывает ли ранний исполнительный контроль более позднюю теорию умственных способностей или наоборот? Эти типы вопросов влекут за собой рассмотрение взаимосвязей между теоретическими моделями и могут позволить мне сделать некоторые выводы об относительном преобладании когнитивных аномалий при РАС.

В-третьих, каковы параллельные и прогностические ассоциации между когнитивными и поведенческими функциями? В рамках последующего исследования я оценил несколько аспектов поведения (например, тяжесть симптомов — как результаты наблюдений, так и отчеты родителей — адаптивные навыки, языковая компетенция), что могло увеличить возможность выявления потенциальных (одновременных и прогнозирующих) связей между познанием и восприятием. поведение.

Наконец, что важно, какую роль играет язык? Раннее владение языком является важным прогностическим показателем (Venter et al., 1992), поэтому крайне важно определить, в какой степени язык влияет на исход ребенка.

Эти амбициозные цели могут быть реализованы разумно только после того, как дети будут доведены до подросткового и раннего взросления. Разоблачение сложных причин аутизма будет в конечном итоге зависеть от интеграции информации на всех трех уровнях объяснения — генетике / нейробиологии, познании и поведении. Однако к этому стремлению следует подходить в долгосрочной перспективе, если мы хотим в полной мере оценить изменения, происходящие в процессе разработки.

— Лиз Пелликано — преподаватель психологии развития, факультет экспериментальной психологии, Бристольский университет. Электронная почта: [электронная почта защищена].

Обсудить и обсудить
Каковы последствия модели множественного дефицита аутизма с точки зрения раннего вмешательства и долгосрочного обучения?
Отражают ли изменения симптоматики с течением времени изменения основных когнитивных процессов? Или они отражают компенсирующие механизмы, задействованные ребенком?
Почему существуют разные пути развития трех областей симптомов аутизма?
Наблюдается ли эта комбинация когнитивных способностей и дефицита у менее способных детей с аутизмом?
Выскажите свое мнение по тем или иным вопросам, поднятым в этой статье.Отправляйте «Письма» на [адрес электронной почты защищен] или делитесь на нашем форуме через www.thepsychologist.org.uk.

Ссылки в Интернете
Национальное аутистическое общество: www.nas.org.uk
Autism Speaks UK: www.autismspeaks.org.uk
Бристольская исследовательская группа по аутизму: barg.psy.bris.ac.uk

Ссылки

Аспергер, Х. (1991). «Аутистическая психопатия» в детстве. Переведено и аннотировано У. Фритом. В У. Фрите (ред.) Аутизм и синдром Аспергера (стр. 37–92). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.(Оригинальная работа опубликована в 1944 г.)
Бейли А., Филлипс В. и Раттер М. (1996). Аутизм: к интеграции клинической, генетической, нейропсихологической и нейробиологической точек зрения. Журнал детской психологии и психиатрии, 37, 89–126.
Baird, G., Simonoff, E., Pickles, A. et al. (2006). Распространенность расстройств аутистического спектра в популяции детей в Южной Темзе. Ланцет, 368, 210–215.
Бельмонте, М.К., Кук, Э.Х., Андерсон, Г.М. и другие. (2004).Аутизм как нарушение обработки нейронной информации. Молекулярная психиатрия, 9, 646–663.
Bolton, P., MacDonald, H., Pickles, A. et al. (1994). Исследование семейного анамнеза аутизма методом случай-контроль. Журнал детской психологии и психиатрии, 35, 877–900.
Чарман, Т. (2003). Почему совместное внимание является ключевым навыком при аутизме? Философские труды Лондонского королевского общества. Серия B, 358, 315–24.
Чарман, Т., Тейлор, Э., Дрю, А., Кокерилл, Х., Браун, Дж. И Бэрд, Г. (2005).Результат в 7 лет у детей с диагнозом аутизм в 2 года. Журнал детской психологии и психиатрии, 46, 500–513.
Cox, A., Klein, K., Charman, T. et al. (1999). Расстройства аутистического спектра в возрасте 20 и 42 месяцев. Журнал детской психологии и психиатрии, 40, 719–32.
Фолштейн, С. и Раттер, М. (1977). Генетические влияния и детский аутизм. Природа, 265, 726–728.
Фрит, У., Мортон, Дж. И Лесли, А.М. (1991). Когнитивная основа биологического расстройства: аутизм.Тенденции в неврологии, 14, 433–438.
Гриффит, Э.М., Пеннингтон, Б.Ф., Венер, Э.А. И Роджерс, С.Дж. (1999). Исполнительные функции у маленьких детей с аутизмом. Развитие ребенка, 70, 817–832.
Hermelin, B. & O’Connor, N. (1970). Психологические эксперименты с аутичными детьми. Оксфорд: Пергамон.
Холройд, С. и Барон-Коэн, С. (1993). Краткий отчет: Как далеко могут зайти люди с аутизмом в развитии теории разума? Журнал аутизма и нарушений развития, 23, 379–386.
Хаулин П., Гуд С., Хаттон Дж. И Раттер М. (2004). Исход для взрослых для детей с аутизмом. Журнал детской психологии и психиатрии, 45, 212–229.
Хаулин П., Мавуд Л. М. и Раттер М. (2000). Аутизм и расстройство рецептивного языка в процессе развития: последующее сравнение в раннем взрослом возрасте. Журнал детской психологии и психиатрии, 41, 561–578.
Каннер, Л. (1943). Аутичные нарушения аффективного контакта. Нервное дитя, 2, 217–250.
Лорд, К., Раттер, М.И Le Couteur, А. (1994). Интервью по диагностике аутизма — исправленная. Журнал аутизма и нарушений развития, 24, 659–685.
Лорд, К., Ризи, С., ДиЛавор, П.С. и другие. (2006). Аутизм от 2 до 9 лет. Архивы общей психиатрии, 63, 694–701.
Макговерн, К. В. и Сигман, М. (2005). Преемственность и изменение от раннего детства до подросткового возраста при аутизме. Журнал детской психологии и психиатрии, 46, 401–408.
Озонов С. и МакЭвой Р. (1994). Продольное исследование управляющих функций и теории развития разума при аутизме.Развитие и психопатология, 6, 415–431.
Пелликано, Э., Мэйбери, М., Дуркин, К. и Мали, А. (2006). Множественные когнитивные способности / дефицит у детей с расстройством аутистического спектра. Развитие и психопатология, 18, 77–98.
Пиклз А., Болтон П., Макдональд Х. и др. (1995). Латентный анализ рисков рецидива сложных фенотипов с ошибкой отбора и измерения: исследование близнецов и семейной истории аутизма. Американский журнал генетики человека, 57, 717–726.
Пивен, Дж., Харпер, Дж., Палмер, П. и Арндт, С. (1996). Ход изменения поведения при аутизме. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, 35, 523–529.
Сигман, М. и Макговерн, К. В. (2005). Улучшение когнитивных и языковых навыков от дошкольного до подросткового возраста при аутизме. Журнал аутизма и нарушений развития, 35, 15–23.
Сигман М. и Раскин Э. (1999). Преемственность и изменение социальной компетентности детей с аутизмом, синдромом Дауна и задержкой развития. Монографии Общества по исследованию детского развития, 64, 1–142.
Стил, С., Джозеф, Р.М. И Тагер-Флусберг, Х. (2003). Краткий отчет: Изменения в развитии теории умственных способностей у детей с аутизмом. Журнал аутизма и нарушений развития, 33, 461–467.
Вентер, А., Лорд, К. и Шоплер, Э. (1992). Последующее исследование высокофункциональных аутичных детей. Журнал детской психологии и психиатрии, 33, 489–507.
Крыло, Л. (1996). Расстройство аутистического спектра.Британский медицинский журнал, 312, 327–328.

Психологические методы лечения аутизма

Психология — это исследование человеческого разума. Эта общественная наука внесла огромный вклад в понимание и лечение аутизма. Психологи могут сыграть свою роль в помощи детям и взрослым с аутизмом разными способами. Важно отметить, что психиатрия, тесно связанная с ней область, также включает медицинское вмешательство (фармацевтическое лечение).

izusek / E + / Getty Images

Психотерапия построена на использовании устного слова.Для вербальных людей с аутизмом психотерапия может быть очень полезным инструментом для лечения таких симптомов, как тревога или компульсии. Это также может помочь людям с аутизмом лучше понять, как их действия и реакции воспринимаются другими.

Прикладной анализ поведения — это форма поведенческой терапии, основанная на традиционной психологии. ABA часто успешно используется для лечения людей с аутизмом. Однако ABA — это не разговорная терапия; скорее, это тщательно структурированный процесс, в ходе которого человека обучают навыкам с использованием вознаграждений для подкрепления правильных ответов или предпочтительных действий.Как правило, ABA проводится терапевтами, прошедшими специальную подготовку по ABA.

И психотерапия, и другие формы терапевтического вмешательства используются для улучшения психологического функционирования с помощью поведенческих средств. Эти методы лечения могут проводиться индивидуально или в группах как в школах, так и в поликлиниках. Участвовать могут дети и родители.

Психология развития — это раздел психологии, который занимается развитием ребенка и исследует типичное и нетипичное развитие, вопросы природы и воспитания и связанные с ними темы.Психология развития является основой для нескольких хорошо известных методов лечения аутизма, включая SCERTS, Floortime и Intervention Development Intervention (RDI).

Некоторые другие области психологии, которые часто полезны людям с аутизмом и их семьям, включают:

  • Драматерапия
  • Игровая терапия
  • Школа / педагогическая психология
  • Семейная психология

Что психолог делает для людей с аутизмом?

Психологи часто участвуют в процессе диагностики аутизма как у детей, так и у взрослых.Они также могут порекомендовать соответствующие программы лечения и / или поддержать процесс оценки, сравнительного анализа и постоянной оценки.

Психологи, занимающиеся развитием, и детские психологи работают с детьми, чтобы помочь им взаимодействовать с другими через игру и овладеть такими навыками, как совместное внимание (делать что-то С кем-то, а не ВПЕРЕДИ).

Школьные психологи могут работать с аутичными учениками, чтобы помочь им общаться со своими сверстниками, справляться со стрессом или справляться со сложными взаимодействиями с хулиганами или общим поддразниванием.Они также могут работать с родителями и учителями, чтобы разработать стратегии успеха в школе.

Психологи работают как с детьми, так и со взрослыми с аутизмом, чтобы лечить такие проблемы, как социальная тревожность, депрессия и настойчивое поведение (повторение или повторение одних и тех же вещей снова и снова). Психологи также работают с людьми в спектре аутизма, чтобы помочь им управлять самостимуляцией (стимуляцией), «вскрывать» социальные взаимодействия, понимать социальные сигналы и управлять отношениями в школе и на работе.

В сообществе аутистов очень востребованы поведенческие психологи. Они могут оценивать аутичное поведение, чтобы лучше понять его смысл и цель, разрабатывать поведенческие программы (ABA) для обучения широкому спектру навыков или помогать семьям справляться с агрессией и другим проблемным поведением в доме.

Где я могу найти квалифицированного психолога?

Поскольку не существует такого понятия, как «психолог по аутизму», не существует справочника психологов, имеющих опыт работы с детьми или взрослыми с аутизмом.Чтобы найти подходящего психолога, родители могут начать в местной детской больнице с центром или программой аутизма; в областном центре аутизма; или в школьном округе. Взрослые с аутизмом могут воспользоваться поиском в Интернете, но, возможно, им будет лучше связаться с организациями, занимающимися самоадвокацией аутизма, такими как GRASP.org.

Психологическая оценка и расстройство аутистического спектра: соображения для стандартизированного тестирования: Статьи: Информационный центр Индианы по аутизму: Университет Индианы Блумингтон

Что такое психологическая оценка?

Когда родители, учителя или другие лица, работающие с ребенком, обеспокоены задержками в развитии, поведенческими проблемами или обучением, их могут направить на психологическую оценку.Психологическая оценка — это процесс, который предоставляет информацию, чтобы уточнить, соответствует ли ребенок критериям для любого диагноза, и в конечном итоге может помочь в разработке плана лечения и вмешательства. Понимая сильные и слабые стороны ребенка, родители, учителя и другие поставщики медицинских услуг, работающие с ребенком, могут лучше разрабатывать цели и определять, как лучше всего отслеживать прогресс. Дети с расстройствами аутистического спектра (РАС) могут участвовать в психологической оценке, чтобы определить, соответствуют ли они критериям РАС, а также предоставить информацию об их интеллектуальных или академических сильных и слабых сторонах, речевых и языковых навыках и / или трудностях с поведением. и исполнительное функционирование.

Обычно оценка включает несколько компонентов. Это связано с тем, что решения о том, уместен ли диагноз, лучше всего принимать с учетом нескольких источников информации, а не полагаться исключительно на проведение стандартизированного теста. Первым компонентом часто является обзор любых соответствующих медицинских записей или предыдущих оценок, а также подробное интервью с родителями, ребенком и / или другими соответствующими лицами, обеспечивающими уход, учителями или клиницистами, работающими с ребенком.После этого ребенок может участвовать в стандартизированном индивидуальном тестировании, а родители, опекуны или учителя могут заполнить поведенческие анкеты. За ребенком также наблюдают в течение всего процесса оценки, чтобы предоставить больше информации.

Психологические обследования проводятся в школе и в амбулаторных медицинских учреждениях, таких как больницы и частные практики поведенческого здоровья. Эти настройки часто схожи, но служат разным целям. Амбулаторные обследования приводят к постановке медицинского диагноза, в то время как образовательные оценки определяют право на получение услуг специального образования.

Что такое стандартизированные тесты?

Стандартизированные тесты — это тесты, которые проводятся, оцениваются и интерпретируются согласованным и единообразным образом. Стандартизованные тесты предоставляют оценочные баллы, привязанные к норме, которые можно использовать для сравнения результатов одного человека с другими. Некоторые стандартизированные тесты проводятся индивидуально в рамках психологической оценки. В этом случае их обычно проводит психолог или другой подготовленный специалист. В учебных заведениях школьный психолог проводит стандартизированные тесты, чтобы определить, имеет ли учащийся право на получение услуг специального образования.Их также можно вводить в медицинских или клинических условиях, чтобы определить, соответствует ли ребенок критериям диагноза, таким как умственная отсталость или умственная отсталость. Есть несколько черт, характеристик или способностей, которые можно изучить с помощью индивидуально проводимых стандартизированных тестов.

  • IQ — тестирование для измерения когнитивных и интеллектуальных навыков, таких как абстрактное мышление, решение проблем и рассуждение
  • Академическая успеваемость — тестирование для измерения академических навыков чтения, письма и математики
  • Другие нейропсихологические меры — специализированные Тестирование сосредоточено на конкретных аспектах нейрокогнитивного функционирования, таких как память, обработка изображений или исполнительные навыки.

Студенты также часто участвуют в групповых стандартизированных тестах.Во многих случаях в школе или штате ребенка требуются групповые стандартизированные тесты. Эти тесты часто используются для определения того, соответствуют ли учащиеся определенным академическим критериям в процессе обучения, и для отслеживания их успеваемости в течение учебного года. Кроме того, студенты могут принять участие в групповых вступительных экзаменах в колледж, таких как SAT или ACT, которые будут сообщены в процессе подачи заявления. Стандартные тесты, администрируемые группой, обычно используют упрощенные инструкции и процедуры администрирования и, как следствие, обычно не изменяются.Тем не менее, учащимся могут быть предоставлены дополнительные возможности, такие как дополнительное время или тестирование в небольшой группе с меньшим количеством отвлекающих факторов.

Каковы препятствия на пути к успеху индивидуализированного стандартизированного тестирования для студентов с РАС?

Существуют определенные характеристики расстройства аутистического спектра, которые могут повлиять на производительность во время стандартизированного тестирования.

  • Языковой дефицит. Некоторые люди с аутичным спектром могут демонстрировать задержку речи и языковых навыков. При прохождении стандартизированного тестирования всегда следует учитывать владение устным языком, поскольку это может повлиять на понимание указаний, а также на способность человека объяснять то, что он знает. Также следует учитывать прагматические языковые трудности, такие как трудности с пониманием идиом или сарказм. В некоторых случаях могут быть уместными невербальные меры, снижающие потребность в словесном языке.
  • Дефицит внимания суставов. Совместное внимание — это способность человека разделять с кем-то интерес к объекту или событию. Во время стандартизированного тестирования ученику нужно будет посмотреть на манипуляторы, изображения или другие действия, когда его попросят сделать это, иначе он может не понять задачу.Люди с РАС часто задерживают совместное внимание, и поэтому это может повлиять на их работоспособность.
  • Поведенческие трудности. Люди в спектре аутизма могут подвергаться повышенному риску нарушения поведения. В частности, во время тестирования это может произойти, если задачи являются трудными, вызывают стресс или беспокойство. Ребенок, который изо всех сил пытается следовать словесным инструкциям или проявляет стереотипное или повторяющееся поведение, также может с трудом участвовать в стандартизированном тестировании и с большей вероятностью будет участвовать в поведении вне задачи, которое ухудшает его способность выполнять действия в меру своих возможностей.
  • Устойчивое внимание. Люди в спектре аутизма с большей вероятностью будут бороться с поддержанием своего внимания, особенно во время занятий, которые им не интересны. Это может повлиять на производительность, особенно во время ограниченных по времени тестов.

Какие изменения могут внести психологи в


, чтобы приспособить их к студентам с РАС?

Несмотря на некоторые из этих препятствий, психологам, проводящим стандартизированное тестирование с людьми в спектре аутизма, возможно, потребуется внести некоторые коррективы для поддержки улучшенных результатов.В то время как стандартизованное тестирование часто требует определенных структурированных процедур, людям, работающим с теми, кто находится в спектре, может потребоваться нарушить некоторые стандартизированные процедуры, чтобы лучше соответствовать потребностям человека.

Возможные изменения, внесенные психологами при оценке студентов с РАС
Тип модификации Описание модификации
Дайте время для установления взаимопонимания Перед началом тестирования потратьте время спросить учащегося об его интересах, заняться любимым делом и / или объяснить расписание на день, чтобы укрепить доверие и уменьшить беспокойство.
Использование невербальных критериев при необходимости Некоторые тесты интеллекта и нейропсихологические показатели доступны в невербальном формате, что снижает потребность в вербальных языковых навыках для завершения оценки.
Настройте среду Особые меры предосторожности, чтобы ограничить отвлекающие факторы в окружающей среде, могут быть полезны в дополнение к доступу к предпочтительным сиденьям или игрушкам-непоседам, которые могут помочь ребенку с различиями в сенсорной обработке.
Используйте визуальное расписание Используйте визуальное расписание, которое показывает ребенку, сколько действий ему нужно будет выполнить во время сеанса тестирования, и позволяет ребенку видеть, сколько действий осталось до завершения тестирования.
Повышенное положительное подкрепление Доступ к наклейкам, закускам или короткие перерывы с доступом к предпочтительному занятию можно использовать в качестве положительного подкрепления на протяжении всего сеанса тестирования, чтобы повысить мотивацию и повысить внимание к задаче.
Особое внимание к наблюдению, множественным источникам
информации и т. Д.
Если есть вероятность, что на результаты стандартизированного тестирования могут повлиять симптомы РАС, психологу будет полезно тщательное наблюдение и сбор информации из нескольких источников всякий раз, когда возможно (например, родители, учителя и другие поставщики услуг).


Меррилл, А. (2019). Психологическая оценка и расстройство аутистического спектра: соображения для стандартизированного тестирования.Получено из Психологической оценки и расстройства аутистического спектра: соображения для стандартизированного тестирования.

Психология развития аутизма

Поскольку диагностика и отслеживание аутизма основывались на клиническом подходе, мы стремимся в этой короткой коммуникационной статье проработать три основных вопроса, касающихся методологических и теоретических принципов психологического подхода к людям с этим заболеванием нервной системы.

Если аутизм действительно неврологическое заболевание со (хотя бы частично) сложным генетическим фоном, что могут сделать психологи, чтобы помочь аутичным пациентам?

Трудности в случаях аутизма присутствуют как со стороны самих аутичных людей в их восприятии и понимании своего физического и социального окружения, так и со стороны их социального окружения (семейного и профессионального), которое отвечает за оказание им помощи. развивать свою автономию.

Каждый психолог, ухаживающий за пациентами, должен полагаться на субъективность этих людей в соответствии с деонтологическим кодексом нашей профессии. Знание особенностей процесса обучения аутистов, понимание и осмысление их нетипичного поведения необходимо не только для достижения этого уважения к их субъективности, но и для диагностики ранних проявлений аутизма (до 3 лет), а затем для предложение наилучшей возможной адаптации к окружающей среде, основанной на научных исследованиях (объективно оцененных и доказанных) и связанных с интегративными данными из различных областей знаний и подходов: строгое клиническое наблюдение в психопатологии, нейробиологии и молекулярной биологии, всегда с учетом индивидуальной особенности, ее потребностей , ожидания и отказы.С этой точки зрения, больший учет показаний самих аутичных взрослых в последние годы позволил пересмотреть наше собственное определение аутизма ( см. DSM-5, 2013: под редакцией Американской психиатрической ассоциации; и ICD11, 2018; Международные классификации Болезни, под редакцией Всемирной организации здравоохранения).

Таким образом, для аутичных людей официальные критерии диагноза (проблемы общения и взаимодействия; ограниченное и стереотипное поведение) являются вторичным выражением более первичных трудностей: нарушения эмоциональной регуляции, нетипичные способы обработки информации и изменения сенсорных систем [1].

Эти проблемы стали центральными среди основных моделей объяснения аутистического синдрома, и в мультидисциплинарном подходе психотерапии аутичных людей основное внимание уделялось их эмоциональным и сенсомоторным реакциям ( например, значение индивидуальных стереотипов, интереса и эмоциональных реакций на стимулы в соответствии с сенсорными модальностями). ), их атипичное перцептивное функционирование, необходимая временная адаптация психолога к их собственному темпу ( i.е. обычно за счет замедления его движений, жестов, действий и речи), активации цикла имитации / имитации — ключа для начала взаимодействия — и комментариев, демонстрирующих понимание и сочувствие для усиления аффективного соответствия и доверия (, т.е. «интерсубъективность»; аффективное соответствие между человеком с РАС и терапевтом).

Каково современное научное видение (идея) психологических компонентов аутизма?

Аутизм демонстрирует различные формы выражения, обозначенные в понятии расстройства аутистического спектра, в соответствии с четырьмя клиническими показателями диагностики: интеллект (наличие или отсутствие умственной отсталости), язык (наличие или отсутствие), сопутствующая патология и тяжесть.

Расстройства касаются большого набора социальных и несоциальных сфер, и в частности восприятия (включая сенсорность и обработку информации), для которых мы знаем поведенческие сигналы, поддерживаемые данными из функциональных образов головного мозга, показывающими различия между аутистами и нейротипами в отношении связи между областями восприятия и другими церебральными функциями.

Прототипический аутизм без умственной отсталости представляет собой наиболее однородную категорию аутизма; они большую часть времени невербальны в дошкольном возрасте, а язык появляется примерно в 4-5 лет, но не является функциональным способом общения.С этого возраста аутичного ребенка можно оценивать с помощью шкал интеллекта, которые часто показывают нормальный невербальный интеллект примерно к 5 годам.

Что касается сенсорных и перцептивных расстройств при аутизме, то, во-первых, аутичные люди испытывают трудности в реализации синтеза и мультисенсорной интеграции воспринимаемых стимулов ( например, визуальных и слуховых), необходимой способности для понимания и эффективного использования информации из окружающей среды.

Сенсорные реакции аутистов можно объяснить нарушением обработки сенсорной информации из-за дефицита сенсорной модуляции в результате изменения систем фильтрации сенсорных потоков.Эти расстройства делятся на три категории: гиперреактивность, гипореактивность и поиск стимуляции по Ben Sasson et al. [2], гиперчувствительность, гипочувствительность и моносенсорная обработка для Bogdaschina [3].

Функционирование аутичных субъектов показывает нетипичное использование сенсомоторных систем: они максимизируют эффекты архаических систем для каждой сенсорной модальности за счет разработки стратегии исследования, которая позволила бы разработать представление об исследуемом источнике стимуляции.Более того, аутичные люди предпочитают проксимальные сенсорные модальности (, т. Е. прикосновений, вестибулярное восприятие) за счет дистальных (, т. Е. видение и слух [4-6]).

Они также демонстрируют некоторые гиперфункции низкоуровневой обработки восприятия (, т.е. локальных аспектов, деталей), помимо обычных возможностей для глобальных аспектов обработки информации. Их перцептивная деятельность функционально автономна по отношению к обрабатывающим воздействиям «сверху вниз» [7].Наш мозг интерпретирует то, что мы воспринимаем, в соответствии с нашим опытом и знаниями; эти влияния необязательны для аутистов, но обязательны для нас — ср. иллюзий восприятия). Этот феномен в основном является причиной необычных способностей к рисованию у некоторых «аутичных ученых», очень часто медиатизированных.

Кроме того, люди с РАС испытывают трудности с обработкой и интеграцией физических и биологических движущихся стимулов [8], что, следовательно, демонстрирует особый способ визуального изучения человеческих лиц, фокусируясь на нижней части лица вместо верхней части, включая глаза, как показано на рисунке. обычное общение.Тем не менее, мы знаем важность движения в ранних визуальных восприятиях для организации восприятия у младенцев и для восприятия свойств объектов (, то есть единство, постоянство).

Мы можем легко понять взаимосвязь между этими сенсорными расстройствами и изменениями социального взаимодействия и общения, зная роль сенсорики в раннем, нормальном развитии интерактивных и социальных компетенций у младенцев в рамках развития интерсубъективности в связи с их ранней моторикой. -перцептивные и эмоциональные способности.

Эта синтетическая картина сенсорных и перцептивных особенностей людей с РАС должна быть дополнена анализом функций повторяющегося поведения (стереотипов) субъекта. Стереотипы у разных испытуемых различаются и не имеют одинаковой ценности или одной и той же функции. Некоторые из них являются следствием отсутствия стимуляции, в то время как другие проявляют внимание к стимуляции. Например, мигание глаз приводит к уменьшению количества информации, приносимой оптическим потоком, и, следовательно, позволяет аутисту удерживать внимание на какой-то интересной визуальной цели.Понимание индивидуальных характеристик и функций стереотипов является фундаментальным для определения интересов аутичного ребенка и одного из возможных показателей его интеллекта перед различными ситуациями и объектами.

Идея состоит в том, чтобы работать с аутичным ребенком так же, как и с любым другим нормальным ребенком, но в соответствии с его интересами и особенностями. Фактически, этот принцип обычно соблюдается в рамках нормального развития и образования.Наша адаптация к аутистическим различиям и терапевтическим подходам должна осуществляться с уважением к правам человеческого ребенка; права на равенство. Дети с аутизмом заслуживают нормального постулата об образовании, который подразумевает, что они должны иметь доступ к материалам в соответствии со своими интересами, как нейротипичный ребенок, и к регулируемым взаимодействиям, например, в детском саду.

Какие методы лечения, основанные на психологическом подходе, существуют и каковы их преимущества и недостатки?

Ранее я говорил о множественном мультидисциплинарном подходе к психотерапии аутичных людей.В самом деле, я бы сказал, что психологическая помощь при аутизме является парадигматическим примером необходимого междисциплинарного подхода, который должен применяться, чтобы предложить наиболее адекватную помощь, основанную на подтвержденных научных данных, не только людям с РАС, учитывая их ожидания, потребности, интересы. отказов, а также членов их семей во взаимодействии с профессионалами и учреждениями. Фактически, недостатки существуют только в случаях исключительного использования теоретических подходов для понимания особенностей проблематики аутизма или, что еще хуже, таких как метод заботы.

В глобальном масштабе наше понимание функционирования аутичных людей, показывающее нетипичное использование сенсомоторных систем, основывается на нейропсихологии, нейрофизиологии, когнитивной психологии развития и психодинамическом подходе (психанализ).

Точно так же и сами аутичные люди потенциально могут извлечь пользу из различных психологических подходов, цели которых различны и дополняют друг друга. Таким образом, развивающие психологические и когнитивные подходы позволяют нам оценивать атипичное сенсорное и перцептивное функционирование, нарушения имитации, языка, сочувствия, эмоционального выражения и понимания, социальной коммуникации, а также анализировать функции индивидуальных стереотипов.Наш теоретический и методологический подход в психологии развития предлагает уход, основанный на сенсорной терапии с использованием среды Snoezelen (предпочтение как расслабления, так и стимуляции адаптированным способом в соответствии с конкретными потребностями субъекта; [9], ориентированный на развитие интерсубъективности, благополучие и реактивность). сенсорной среде в соответствии с ее характеристиками (запрошенная сенсорная модальность — , т.е. проксимально, против дистально — моно- или мультимодальная природа стимулов).Этот индивидуализированный и контекстуализированный методологический подход аутистического познания позволяет нам достичь субъективности этих аутичных людей (даже в случае связанной с ними умственной отсталости и отсутствия языка) от их атипичного воплощения (жизненный опыт и телесное функционирование [10]) с по каждый. индивидуальный сенсорный профиль и, следовательно, также поддерживать развитие со временем социальных коммуникативных и интерактивных компетенций, поддерживаемых повышенными способностями сенсорной интеграции.

Нейропсихологические подходы необходимы для оценки нарушений, таких как относящиеся к вниманию (избыток или по умолчанию), церебральная модуляция, обработка информации о потоках, управляющие функции и привыкание к новизне by Gomot и др. [11]), сенсомоторная связь, сенсорные и сенсомоторные системы.

Подход психанализа подвергался резкой критике из-за отсутствия строгой методологии и отказа от любых средств оценки преимуществ психаналитической терапии.Тем не менее, такие оценки должны быть неотъемлемой частью терапевтического и научного процесса. Тем не менее, вклад психодинамики важен в рамках междисциплинарного подхода к аутизму, чтобы, например, поддерживать эмоциональные взаимодействия между аутичным ребенком и его родителями, выявлять и поддерживать психические движения родителей и специалистов посредством анализа переноса. и контрпереносные движения между аутистом и его социальным окружением.

С целью избавления от психанализа психо-образовательные подходы с использованием бихевиористских методов (прикладного поведенческого анализа) из Северной Америки (на основе программы Ловааса 70-х годов) стали в какой-то момент очень популярными ( e.грамм. Канада, Франция). Но это время закончилось, поскольку их эффективность была явно переоценена, как это было показано в отчете Программы эффективного здравоохранения, опубликованном Американской педиатрической академией в 2011 году. Фактически, эффективность ABA в отношении языка, когнитивной и образовательной эволюции, адаптации и тяжести симптомов РАС кажется слабым. Более того, строгое применение таких бихевиористских программ как можно раньше (иногда в возрасте одного года) и как можно дольше (40 часов в неделю) не далеко от прибыльных целей и ставит перед родителями детей с РАС сложные образовательные цели.Тем не менее, в менее экстремистской манере, чтобы рассмотреть возможный вклад такого подхода, ABA предлагает некоторые интересные инструменты, чтобы помочь людям с РАС структурировать пространство и время ( ср. Лечение и образование аутичных и связанных с ними детей с ограниченными возможностями общения — TEACCH — психолого-образовательная программа), либо с помощью методов дополнительной и альтернативной коммуникации (с помощью визуальных или жестовых средств, таких как PECS — Picture Exchange System).

Наконец, системный подход позволяет выявлять, анализировать и повышать осведомленность о патологических и парадоксальных коммуникациях и взаимодействиях внутри семьи, в любом медико-социальном учреждении или между семьей и учреждениями или школами, а также дает представление о способах изменения.

В заключение следует отметить, что большая уязвимость людей с аутизмом (особенно в случаях глубокой связанной с ним умственной отсталости) с точки зрения их телесной и психической целостности и их чрезвычайной чувствительности к сенсорной и социальной среде настоятельно требует адаптированного знания особенностей их телесный опыт и функционирование, уникальная и качественно разная природа которых должна быть тщательно изучена. Неоднородность проблемы этих субъектов обязательно предполагает индивидуализированный и контекстуализированный подход к их воплощенному познанию, который следует систематически поддерживать.

Список литературы

  1. Chamak B, Bonniau B, Jaunay E, Cohen D (2008) Что мы можем узнать об аутизме от аутичных людей? Psychother Psychosom 77: 271-279. [Crossref]
  2. Бен-Сассон А., Хен Л., Флюсс Р., Чермак С.А., Энгель-Йеггер Б. и др. (2009) Мета-анализ симптомов сенсорной модуляции у людей с расстройствами аутистического спектра. J Autism Dev Disord 39: 1-11. [Crossref]
  3. Bogdaschina O (2012) Вопросы сенсорики и восприятия в мире и синдроме Аспергера: разные сенсорные опыты, разные виды восприятия.Грасс: AFD — распространение Autisme France.
  4. Bellusso P, Maumy-Bertrand M, Desnos Y, Segond H (2014) Intérêts de la Psychothérapie à médiation sensorielle dans le cadre de la prize en charge des Trouble de la Relations et de la Communication Chez des Enfants Autistes sévèrement déficitaires II; Клиника иллюстрации. Neuropsychiatrie de l’Enfance et de l’Adolescence 62: 95-101.
  5. Bellusso P, Desnos Y, Segond H (2014) Intérêts de la Psychothérapie à médiation sensorielle dans le cadre de la prize, обвиняемый в проблемах взаимоотношений и коммуникаций, происходящих от детей, страдающих нарушениями безопасности I; Введение в дополнительные приложения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *