Что такое эксперимент в психологии: Экспериментальная психология 2020 и 2021 учебного года — Учебные курсы — Образовательная программа «Психология» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Автор: | 31.03.2021

Содержание

Экспериментальный метод в психологии — Экспериментальная психология

Смысл текущего состояния российской психологии заключается в поисках идентичности, или места в новом социально-экономическом, культурном и политическом устройстве страны. Решая проблемы современного общества, психология сама становится необходимым элементом новой жизни и одним из факторов прогресса. В этих процессах особую роль играет экспериментальный метод, утверждающий нормы и идеалы современного естествознания, обусловливающий запас прочности накапливаемого знания и возможности его практической реализации. Говоря об эксперименте, автор будет иметь в виду главным образом лабораторный (аппаратурный) эксперимент, который в силу разных обстоятельств оказался в нашей науке на «вторых ролях».

Общая характеристика экспериментального метода

Экспериментальный метод в психологии представляет собой фиксированную систему средств, приемов и процедур, позволяющих получать достоверное и надежное знание о психических явлениях. Он основывается на том факте, что человек реализует свой внутренний потенциал в форме активности (поведения, деятельности, общения, игры и др.), которая осуществляется в конкретной ситуации. Анализируя активность, соотнося ее, с одной стороны, с человеком как субъектом, с другой – с ситуацией, исследователь получает возможность реконструировать структуры и процессы внутреннего мира, без которых наблюдаемая активность была бы невозможна.

Обращаясь к эксперименту, исследователь не ждет возможности наблюдать за интересующим его явлением, а многократно моделирует его самостоятельно. Он сам конструирует желательный тип ситуации, систематически изменяет одно или несколько условий ее развития, регистрирует, измеряет и сравнивает активность испытуемых. Смысл проведения эксперимента заключается в том, чтобы установить детерминанты исследуемого процесса, т.е. определить характер связи между ситуацией (ее структурой и элементами), явлениями психики и активностью (состояниями) испытуемых.

Важнейшее назначение процедуры эксперимента состоит в том, чтобы наиболее полно объективировать психологическое содержание изучаемого явления, преодолев излишние степени свободы – многозначность между внешним (регистрируемым) актом и его внутренней, собственно психологической природой. На это направлен подбор ситуаций, способов варьирования и оценки переменных.

Логика развития науки показывает, что изучение психических явлений в специально создаваемых, контролируемых и управляемых условиях относится к числу ключевых средств познания природы психики и поведения. Это прямой путь, обнажающий причинноследственные связи изучаемых явлений. На основе данных, полученных в эксперименте, конституируется как общая психология, так и специальные отрасли науки: психофизиология, инженерная психология, клиническая психология и др. От уровня экспериментальных исследований зависит уровень развития психологической науки в целом и ее роль в жизни общества.

Экспериментальный метод имеет ряд характерных особенностей. Прежде всего, это аналитическая направленность. Эксперимент предназначен для изучения отдельного психического явления либо его стороны. Иные стороны, а также другие психические явления, несмотря на их взаимосвязь, как бы выносятся «за скобки» и специально не рассматриваются. Только при этом условии внешнее воздействие (независимая переменная) и регистрируемый акт (зависимая переменная) могут быть проинтерпретированы как отношение причины и следствия. Какая сторона психики или поведения человека будет абстрагирована исследователем, зависит от решаемой им научной задачи, концептуальных представлений и используемых средств.

В любом случае изучается активность человека в ситуации определенного типа и устанавливается ближайший круг детерминант выделяемого явления.

Аналитичность лабораторного эксперимента сопровождается искусственностью условий, в которых он проводится. Имеется в виду не просто обеднение ситуаций реальной жизни, а исключение обстоятельств, существенных для порождения изучаемого феномена. В результате выявляемые закономерности носят очень общий, нередко абстрактный характер и малоприменимы в общественной практике. Требование экологической валидности экспериментального метода (Brunswik, 1956) предполагает использование ситуаций, соответствующих условиям жизни и деятельности человека и включенных в более широкий социальный (либо биологический) контекст. При этом испытуемый может не знать о своем участии в исследовании. Достаточно полно данному требованию отвечает естественный эксперимент как в версии А. Ф. Лазурского, так и в версии К. Левина. Сюда же можно отнести варианты формирующего эксперимента, представленные в разработках П. Я. Гальперина, В. В. Давыдова, Д. Б. Эльконина и др. Выполнение требований экологической валидности метода не лишает его, однако, аналитической природы и не ведет к противопоставлению естественного эксперимента лабораторному. Каждый из них предназначен для решения определенных задач и имеет характерные ограничения.

Наконец, существует взаимовлияние экспериментатора и испытуемого, которое так или иначе отражается на результатах исследования. Например, в ходе лабораторного эксперимента трудно избавиться от негативного отношения испытуемого к экспериментатору или роли оценок последнего, которые меняют самооценку испытуемого и его уверенность в собственных действиях; неоднозначно реагируют испытуемые и на условия проведения эксперимента, сконструированные исследователем. Это означает, что, организуя исследование, необходимо учитывать массу дополнительных обстоятельств, в том числе способы включения экспериментатора в исследовательский процесс и особенности его общения с испытуемым.

Ситуация лабораторного исследования приобретает статус социальной, а процедура эксперимента выступает как разновидность совместной деятельности, в которой испытуемый и экспериментатор выполняют различные функции. Не случайно в научной литературе все чаще используется обобщенный, в какой-то мере нейтральный термин «участник эксперимента», относящийся и к экспериментаторам, и к испытуемым.

С точки зрения эпистемологии эксперимент не просто один из возможных способов исследования, используемых психологами наряду с другими методами – тестированием, опросом, анализом продуктов деятельности и т. п.: речь идет о системообразующем элементе логики научного познания как такового, согласно которому проникновение в сущность вещи опосредовано ее преобразованием («расформированием») и воссозданием («формированием»). Согласно И. Канту, новоевропейский разум мыслит экспериментально, причем это мышление реализуется не только в науках о природе, но и в науках о человеке. В центре внимания оказываются состояния наблюдаемого объекта (живого существа, события и т.п.) в зависимости от меняющихся условий его существования, а решающее значение придается предельным (критическим, пограничным) состояниям, которые в реальной жизни могут не встречаться. В отличие от естественного наблюдения, в эксперименте совершается переход от чувственно-предметной данности ситуации к работе с идеальными объектами (действием, образом, понятием и др., взятыми изолированно, в «чистом виде»), с которыми соотносятся теоретические утверждения. Вместе с тем через эксперимент реализуется эмпирическая интерпретация идеальных объектов и причинное (шире: детерминистическое) объяснение реальных психических явлений. Это позволяет использовать результаты и процедуры эксперимента в интересах общественной практики. Отталкиваясь от теоретических представлений, эксперимент обеспечивает верификацию научных гипотез, а его процедура становится основой методов диагностики либо воздействия.

Теория, эксперимент и практика замкнуты в единый цикл движения психологического знания, эффект которого всегда оказывается трояким. На «полюсе» теории – понятийная реконструкция явления, на «полюсе» эксперимента – эмпирические технологии его исследования, на «полюсе» практики – методы решения конкретных практических задач. Движение системы «теория – эксперимент – практика» является необходимым условием развития психологической науки, обеспечивающим непрерывное расширение объема совокупного знания, смену его форм и типов (Ломов, 1984).

В конкретных психологических исследованиях эксперимент может занимать различное место. При изучении, например, познавательных процессов он играет роль основного метода, при изучении структуры личности – вспомогательного средства; в каких-то случаях эксперимент не нужен или невозможен. Широко варьируют типы и экспериментальные планы исследований (Готтсданкер, 1982; Солсо, Маклин, 2006; Campbell, Stanley, 1969).

Этапы развития экспериментальной психологии

Экспериментальный метод вводился в психологию с середины XIX столетия как дополнение к интроспективным процедурам исследования. В 1860 году увидела свет книга Густава Фехнера «Элементы психофизики», в которой доказывалась производность ощущений от воздействия среды на органы чувств, описывались объективные методы исследования сенсорной чувствительности и сформулирован основной психофизический закон, устанавливающий логарифмическое отношение между рядами физических и сенсорных величин. Согласно автору, элементы внутреннего мира можно описывать и измерять, соотнося их с элементами мира внешнего, физического, причем делать это почти так же, как поступают более зрелые науки – физика, химия или физиология. Открывался новый путь развития психологии, которая из философско-умозрительной становилась лабораторной, т. е. использовала специализированные приборы и оборудование, вводила в исследовательский процесс количественные методы, опиралась на верифицируемые данные.

Благодаря институализации, проведенной В. Вундтом на основе экспериментального метода (первая психологическая лаборатория, официально открытая в 1879 году, в 1882-м преобразована в Институт экспериментальной психологии при Лейпцигском университете), психология выделилась в самостоятельную дисциплину, а позднее вошла в число фундаментальных наук.

Родившись на периферии психологической науки – в психофизике (Э. Вебер, Г. Фехнер) и психофизиологии органов чувств (И. Мюллер, Г. Гельмгольц, Э. Геринг) при изучении элементарных психических функций, – эксперимент проникает в центральные области: в психологию памяти, мышления, личности и т.п. и распространяется на прикладные дисциплины (В. Вундт, Э. Титченер, Г. Эббингауз, К. Штумкоф, О. Кюльпе, А. Бине и др.). С самого начала он опирался на процедуры измерения (объема внимания и кратковременной памяти, времени реакции, интенсивности ощущений и др.) и методы математической обработки данных. В ходе развития науки значение и характер эксперимента меняются. Предметом изучения становится не соотношение раздражителя и его переживания специально подготовленным испытуемым, а закономерности протекания самих психических процессов, свойственные любому нормальному человеку. Объективные процедуры измерения соотносятся с субъективными, а количественная обработка получаемых данных становится все более разнообразной и дифференцированной. Если на первых порах изучаемое явление рассматривалось изолированно, как бы само по себе, то на более поздних этапах – в контексте взаимоотношений человека со средой (миром), с учетом участия других психических процессов и функций.

Траектория развития экспериментальной психологии носит противоречивый, нередко запутанный характер. Энтузиазм исследователей неоднократно сменялся разочарованием, а абсолютное доверие эмпирическим данным – сомнением в их познавательной и особенно практической ценности.

Важные шаги в развитии экспериментального метода сделаны гештальтпсихологией (М. Вертхаймер, В. Келер, К. Коффка, Э. Рубин), динамической психологией (К. Левин), исследователями поведения (Дж. Уотсон, Э. Торндайк, Э. Толмен, Р. Сперри, Б. Скиннер), в последние десятилетия – когнитивной психологией (Д. Норман, У. Найссер, Дж. Миллер, Дж. Андерсон). На сегодняшний день эксперимент имеет многообразные формы и широко применяется в большинстве областей психологической науки. Благодаря экспериментальным исследованиям в психологии накоплен огромный фактический материал, раскрывающий закономерности психики.

Свой вклад в развитие экспериментально-психологического метода внесла и отечественная наука, прежде всего, исследования школ выдающихся физиологов И. М. Сеченова, В. М. Бехтерева, И. П. Павлова, А. А. Ухтомского и др., реализовавших рефлекторный подход в изучении психики и поведения. В. М. Бехтерев вошел в историю науки как основатель первой российской лаборатории экспериментальной психологии (Казань, 1885). В 1907 году по инициативе Бехтерева в Санкт-Петербурге создается Психоневрологический институт, главной задачей которого становится объективное изучение человека и его психики. С именем Бехтерева связано основание журнала, публиковавшего первые экспериментальные исследования российских авторов, – «Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии» (1896).

Другая линия экспериментальных исследований была представлена сторонниками психологии сознания (Н. Н. Ланге, Г. И. Челпановым, В. Ф. Чижом, А. П. Нечаевым, А. Ф. Лазурским и др.), которые открыли лаборатории в Москве, Санкт-Петербурге, Одессе, Дерпте и других городах России. Важно отметить, что деятельность первых русских лабораторий не ограничивалась разработкой академических тем и тесно связывалась с решением практических задач: обучения и воспитания, психического здоровья и др. Благодаря незаурядным организаторским способностям Г.И. Челпанова в 1912 году при Московском университете начал работать Психологический институт, который на многие годы стал флагманом российской экспериментальной психологии. По техническому оснащению, психологическому инструментарию, масштабу исследований и кадровым возможностям его относили к числу лучших психологических учреждений в мире.

В советский период эксперимент активно применяется при изучении реакций человека на воздействия среды, а позднее – строения сознания и взаимоотношений психики и деятельности. Важную роль в отечественной науке сыграл экспериментально-генетический метод (Л. С. Выготский), ориентированный на исследования психического развития. Далеко не случайным является тот факт, что сразу же после окончания Второй мировой войны С. Л. Рубинштейн – крупнейший теоретик советской психологии – предпринял ряд серьезных инициатив по созданию экспериментально-психологического центра в Академии наук СССР. Выдающиеся деятели отечественной науки Б. Г. Ананьев, П. К. Анохин, Н. А. Бернштейн, А. В. Запорожец, С. В. Кравков, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, В. С. Мерлин, А. А. Смирнов, Б. М. Теплов, П. А. Шеварев не только ратовали за развитие экспериментального подхода, но и лично участвовали в разработке экспериментальных методик и проведении конкретных исследований.

Качественный скачок в развитии лабораторного эксперимента происходит в 60 – 70-е годы прошлого столетия в связи с научно-технической революцией и бурным развитием инженерной психологии. Экспериментальные исследования познавательных процессов, состояний и деятельности активно ведутся на факультетах психологии Московского, Ленинградского и Ярославского университетов, в НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (сегодня – Психологический институт РАО), в Институтах физиологии им. И. П. Павлова и ВНД АН СССР, в НИИ технической эстетики, а также во множестве отдельных лабораторий министерств и ведомств. Особое внимание аппаратурным исследованиям уделяется в открытом в 1971 году Институте психологии Академии наук СССР. Решение проблем согласования человека и сложной техники, требующее включения в исследовательский процесс инженеров и математиков, привело к техническому перевооружению самой психологии. Появилась возможность использования электронных средств предъявления информации испытуемому, эффективной регистрации его состояний и действий, применения ЭВМ для контроля переменных и обработки данных. Это позволило существенно расширить объем экспериментальных данных и предложить ряд оригинальных концепций (К. В. Бардин, А. А. Бодалев, А. И. Бойко, Л. М. Веккер, Л. А. Венгер. Н. Ю. Вергилес, Ю. Б. Гиппенрейтер, В. П. Зинченко, О. А. Конопкин, Б. Ф. Ломов, В. Д. Небылицын, Д. А. Ошанин, Н. Н. Поддъяков, В. А. Пономаренко, В. Н. Пушкин, Е. Н. Соколов, О. К. Тихомиров, Т. Н. Ушакова, Н. И. Чуприкова, В. Д. Шадриков и многие др.). По общему признанию, до середины 80-х годов уровень проводимых в СССР исследований был сопоставим с аналогичными исследованиями в развитых странах Европы и США.

С сожалением приходится констатировать, что в последние десятилетия объем и относительный уровень экспериментальных исследований в России снизились. На фоне общего роста методической сферы (широкого использования и разработки тестов, тренингов, психотерапевтических техник, восстановления статуса наблюдения, активного обращения к идиографическим и экспириентальным процедурам) доля лабораторного эксперимента, с которым связаны значительные достижения русской и советской психологии в прошлом, зримо сократилась. В данном пункте отставание отечественной науки от европейской и американской особенно ощутимо.

Имидж отечественной психологии как фундаментальной науки заметно потускнел. Представление экспериментальных работ российских участников на международных форумах, включая конгрессы Международного союза психологической науки (IUPsys), стало скорее исключением, чем правилом. Мало исследований, выполняемых российскими учеными совместно с зарубежными коллегами. Редки публикации отечественных авторов в авторитетных иностранных изданиях. В итоге привлекательность России как родины уникальных научных школ теряется, а современная российская психология неизвестна ни на Западе, ни на Востоке.

Опыт европейских и американских исследователей показывает, что в условиях «академического капитализма», когда наука принимает форму коммерческого предприятия, именно эксперимент позволяет наиболее быстро включиться в международное научное пространство и занять в нем достойное место. Хотелось бы напомнить также, что первая награда за выдающиеся достижения в области психологии, недавно учрежденная Международным союзом психологической науки, присуждена Майклу Познеру (США) за экспериментальное изучение внимания.

Пренебрежение аппаратурными методами в России вызвано двумя обстоятельствами. Во-первых, остаточным принципом финансирования науки, существенно ограничивающим доступ к современному оборудованию и технологиям. Во-вторых, падением интереса к лабораторному эксперименту в самом психологическом сообществе и недооценкой его значения, тесно связанными со стихийной гуманитаризацией психологии и освоением ее собственных практик (психотерапии, психоанализа и др.). Обе тенденции наглядно проявляются на стадии подготовки профессиональных психологов. Так, число вузов, включающих в учебные программы аппаратурный практикум по психологии, можно пересчитать по пальцам, но даже там используемое оборудование и предлагаемые методики с трудом можно отнести к числу современных. Офисный компьютер и упрощенные средства регистрации ответов (состояний) испытуемых – традиционный набор инструментов, которыми обычно комплектуются специализированные лаборатории и НИИ. Не стоит удивляться, что выпускники психологических факультетов не имеют ни мотивации, ни навыков серьезной экспериментальной работы и не всегда понимают смысл фундаментальных исследований.

Сегодня мы оказались перед необходимостью восстановления ценности лабораторного эксперимента, что невозможно сделать без усиления роли естественнонаучной традиции в изучении психических явлений и поведения и использования достижений научнотехнического прогресса.

Тенденции развития науки и экспериментальный метод

Современный уровень развития науки характеризуется рядом общих тенденций, которые накладывают отпечаток на всю методическую (инструментальную) сферу психологии, обусловливают ее прогресс и стиль научных разработок. В их число входят: тотальная компьютеризация исследовательской деятельности и наращивание медиаресурсов; метризация науки, т.е. интенсивное развитие методов измерения и обработки данных; математизация знания, под которой имеют в виду вычислительное сопровождение научных исследований и нестандартное математическое моделирование. Результатом этих процессов являются изменения инструментария и технологий экспериментальной работы, существенно расширяющих возможности исследования.

Появление компьютера на линии эксперимента уже давно не удивляет. Показателем прогресса является использование мощных компьютеров и оригинального программного обеспечения. Развитые базы данных существенно расширяют потенциал и перспективу исследований. Благодаря «всемирной паутине» открываются возможности транспортировки экспериментальных данных, их обработки и анализа в тех научных центрах, где существуют наиболее подходящие условия и технологии. Исследования выходят за рамки отдельных организаций и все чаще принимают интернациональный характер.

Наряду с медиаресурсами и телекоммуникационными технологиями прогресс обеспечивается совершенствованием периферийных технических устройств. Прежде всего это те из них, которые формируют (с заданными параметрами) информационную среду человека, или, в более специальных терминах, потоки стимуляции. Сюда относятся различного рода дисплеи, информационные панели, гибкие экраны, синтезаторы звуков, акустические системы, игольчатые матрицы, виртуальные комнаты и многое другое. Важную роль играет качество оборудования, регистрирующего состояние испытуемого и систем его организма (ЭЭГ, ЭМГ, окулография, магнитоэнцефалография и др.). Наконец, прогресс экспериментальной психологии связан с наличием современных устройств регистрации деятельности и общения людей, начиная с кнопочных пультов и джойстиков и заканчивая камерами видеонаблюдения.

Совершенствование вычислительной техники подтолкнуло развитие процедур измерения и обработки данных. Получили распространение методы многомерного шкалирования, кластерного анализа, использование «мягких вычислений», анализ латентных структур, аппарат качественного интегрирования. Открылась возможность применения новой стратегии научного исследования, ориентированной на выявление многокачественности и динамизма психических явлений, а также роли «вторичных», или многократно опосредованных, детерминант, выявление которых требует больших массивов данных.

Экспериментальные исследования в психологии изначально носят комплексный междисциплинарный характер. Решение собственно психологических задач обеспечивается знаниями, полученными в медицине, физиологии, информатике, биоинженерии, оптике, акустике, механике, электронике, которые в конечном счете замыкаются на организацию конкретной экспериментальной ситуации, способы регистрации и оценки поведения людей. При этом наряду с совершенствованием собственно психологических методов постоянно расширяется круг инструментов, разработанных в смежных дисциплинах (генетике, нейрофизиологии, биологии, социологии и пр.). Нелишне напомнить, что усиление междисциплинарности психологического эксперимента ведет к росту морально-этических проблем, за которыми стоит ответственность ученых перед обществом и конкретными людьми.

К числу общих тенденций современной науки, отчетливо выраженных в экспериментальной психологии, можно отнести методологический и концептуальный плюрализм, интерес к новым формам идей целостности и развития, а также сближение естественнонаучной и социокультурной парадигм ведущихся исследований. В фундаментальной области преобладают исследования психофизиологических механизмов поведения, закономерности организации и развития познавательных процессов и структур, а также их связей с состояниями и свойствами личности. В прикладной области приоритетными все чаще становятся работы, связанные с качеством жизни человека: его здоровья, образования, безопасности, окружающий среды, экономии ресурсов. Новые познавательные и практические ориентиры задают новые типы интеграции ученых и новые формы совместной экспериментальной работы.

Технологическое переоснащение экспериментальной психологии

Технологическое переоснащение психологии приводит к интенсивному росту методического арсенала и повышению качества выполняемых исследований.

Благодаря развитию компьютерной графики появилась возможность конструирования практически любого визуального стимульного материала. К подобным методам относятся: пространственный морфинг и варпинг сложных изображений, техники прототипирования, модели морфируемого синтеза трехмерных изображений, создаваемые на основе лазерного сканирования реального объекта, восстановление и компьютерная анимация сложных изображений по отдельным фрагментам и многое другое.

Использование цифровых форматов записи и воспроизведения звука позволяет оперативно создавать любые оттенки акустических сред, так или иначе обусловливающих активность человека.

На новый качественный уровень подняты психофизиологические методы (ЭЭГ, МЭГ, МРТ и др.), среди которых важную роль играет магнитоэнцефалография. Специалисты получили возможность регистрировать магнитоэнцефалограмму относительно высокого качества со всей поверхности головы человека, удалять магнитные артефакты и учитывать движения головы. Метод магнитно-резонансной томографии позволяет визуализировать процессы, протекающие в любой области мозга, с миллиметровым разрешением.

Результатом технического переоснащения становится реорганизация всей инструментальной базы психологии. Так, 30–40 лет назад видеорегистрация глаз (айтрекинг) считалась грубым, очень трудоемким и малоперспективным методом исследования. Сегодня, благодаря созданию высокоскоростных видеокамер, снимающих состояние поверхности глаз в инфракрасном световом диапазоне, и использованию специализированных медиаресурсов, это – один из удобных и достаточно точных инструментов, часто применяемых как в фундаментальных, так и в прикладных исследованиях. Благодаря телекоммуникационным технологиям в новом качестве открылся метод наблюдения. Установка миниатюрной видеокамеры (субкам) на голове или очковой оправе испытуемого дополнила съемку его поведения, ведущуюся с внешних пространственно разнесенных камер. Возник новый метод исследования – полипозиционное наблюдение, позволяющий учитывать позицию и индивидуально-психологическое содержание деятельности людей в условиях повседневной жизни. Без мощного программного обеспечения синхронизация аудио- и видеоматериалов и их последующий анализ были бы невозможны.

Несмотря на безусловные достижения в инструментально-технической области, существует немало обстоятельств, ограничивающих оптимизм экспериментаторов. Становится очевидным, что при использовании универсальных офисных операционных систем Windows высокая точность дозирования (менее 10 мс) времени экспозиции сложных изображений или измерения времени реакции в принципе недостижима. В силу больших задержек сигнала экспериментатор не имеет возможности непосредственно включиться в контур управления двигательных систем для изучения их характеристик. Непросто обстоят дела с программным обеспечением айтрекеров: существуют сложности в дифференциации малоамплитудных саккад и ускоренных дрейфов, не отлажена калибровка величины раскрытия зрачка, не решена проблема «шумов», порождаемых самим программным обеспечением. Немалые трудности связаны с эффективным использованием мобильных видеорегистрирующих систем.

Конечно, не каждый психологический эксперимент требует современного оборудования и высоких технологий; иногда достаточно ручки и листа бумаги. Речь идет об уровне развития экспериментального метода и профессиональной культуре его использования. За ними стоят высокие требования к содержанию информационной среды, в которую погружается испытуемый, к точности измерений и оценки его ответов, к адекватности применяемых вычислений, критериев валидности и надежности, а также к уровню подготовки самого экспериментатора. Современный инструментарий задает планку качества лабораторного психологического исследования, существенно расширяет его горизонт и готовность использования получаемых результатов в решении практических задач.

Внутренняя проблемность экспериментального метода

Глубинные основания методических проблем психологии лежат не столько в технической или вычислительной, сколько в предметно-содержательной плоскости экспериментальных исследований, прежде всего, в природе человека, способного к саморегуляции, саморазвитию, самореализации и самосовершенствованию. До сих пор эта способность – центральная с точки зрения психологической науки – является слабо контролируемым фактором. В ходе эксперимента испытуемый не остается нейтральным ни по отношению к процедуре, ни по отношению к используемому оборудованию, ни по отношению к исследователю. Он по-своему понимает инструкцию, ставит перед собой дополнительные задачи, актуализирует уникальное поле личностных смыслов, использует защитные механизмы личности, произвольно переходит от одной стратегии поведения к другой. Повторяя, казалось бы, заученные действия, он каждый раз вносит в их исполнение все новые и новые оттенки. В этом существенное отличие психологии от большинства естественных наук и принципиальное ограничение экспериментально-психологического метода. Участие в психологическом исследовании и в качестве испытуемого, и в качестве экспериментатора – всегда событие в жизни человека, факт биографии, не только раскрывающий, но, так или иначе, меняющий его самого. Организуя эксперимент, психолог вынужден балансировать между альтернативными требованиями: либо контролировать заранее определяемые переменные и ответы на них (что соответствует нормам естественнонаучного познания), либо доверять своему внутреннему опыту, интуиции, интерпретируя внутренний мир другого (что отвечает требованиям гуманитарного познания, родственного искусству и литературе). В первом случае возникает опасность потерять субъектность, или активное начало человека, во втором – возможность установить строгие и точные (в математическом смысле) зависимости.

Мастерство исследователя заключается в том, чтобы удержать обе крайности вместе. С данной тенденцией связан возросший интерес к качественным методам, которые выстраиваются на иных (по сравнению с количественным анализом) принципах. Современные технологии позволяют сблизить качественный и количественный подходы в рамках конкретных исследований и расширить объем полезной информации путем обращения к базам данных.

Другое основание методических проблем связано с системной организацией и развитием психических явлений. Они обладают исключительной вариативностью, динамизмом, взаимопроникают друг в друга и онтологически неотделимы. Это противоречит аналитичности исследовательских процедур, ориентированных на выделение определенной детерминанты или группы детерминант. Поэтому эмпирически вводимые дифференциации психических явлений часто условны, а возможность их изолированного изучения, как бы в «чистом виде», крайне ограничена. Каждый эмпирический факт по своему психологическому содержанию оказывается многозначным. Преодоление неопределенности требует от исследователя контроля не только за отдельным аспектом (срезом или моментом) изучаемого явления, но и за способами его включения в более масштабное целое. Сделать это безотносительно к другим аспектам (срезам или моментам) психики или поведения не представляется возможным. Эффективность исследований связана с согласованной оценкой ряда параметров и ключевых измерений психических явлений, которую трудно достичь без дополнения процедуры эксперимента наблюдением, тестированием, глубинным интервью, дебрифингом и другими методами. С этой точки зрения перспектива использования, например, методов окулографии или полипозиционного наблюдения лежит на пути не столько повышения их точности, надежности и удобства, сколько модификации методического принципа: создание средств, учитывающих многозначность отношений направленности глаз либо головы с другими проявлениями познавательных процессов, состояний и деятельности человека.

Конечным результатом исследований любого феномена психики является раскрытие подвижной системы его детерминант, которая конституируется не только средой или миром, но и самим человеком, формами его активности. Наряду с причинно-следственными связями в число детерминант входят общие и специальные предпосылки психических явлений, опосредствующие звенья, внешние и внутренние условия, факторы и т.п. Они действуют как последовательно, так и параллельно; каждый из них имеет в структуре целого ограниченную «зону влияния» и «вес». В ходе взаимодействия человека с миром соотношение между детерминантами перманентно меняется. То, что в одной ситуации выступает в роли предпосылки, в других ситуациях может оказаться причиной, фактором или опосредствующим звеном. Любой результат развития (когнитивный, личностный, операциональный) включается в совокупную детерминацию психического, открывая возможность его перехода на новую ступень. Сказанное означает, что и при организации экспериментального исследования, и при объяснении конкретного феномена необходимо учитывать не только отдельные характеристики, но и собственную организацию детерминационных процессов и ее свойств: гетерогенность, нелинейность, динамичность, многократную опосредованность, гетерохронность. Возникает необходимость разработки собственной логики движения детерминант, их взаимопереходов и взаимовключений как важнейшего условия получения нового эмпирического знания. Складываются предпосылки стратегий исследования, ориентированных на анализ порождения психических явлений. Этой тенденции соответствуют возможности современных технологий, позволяющие контролировать большое количество переменных и изменять информационное содержание ситуации в зависимости от развития изучаемого процесса.

Возрождение лабораторного эксперимента в российской психологии

В последнее время появились признаки, указывающие на восстановление интереса российских психологов к аппаратурному эксперименту, стремление сделать его современным, эффективным и привлекательным. Организационным оформлением потребности в экспериментальном методе стало создание в 2007 году в рамках Московского городского психолого-педагогического университета Центра экспериментальной психологии, оснащенного современным исследовательским инструментарием и технологиями. В Институте психологии РАН открылся хорошо оборудованный психоакустический центр. Экспериментальная парадигма заявлена в качестве основной в недавно созданном Институте когнитивных исследований ГНЦ «Курчатовский институт». Целенаправленная работа по восстановлению аппаратурного эксперимента проводится на факультетах психологии МГУ, ВШЭ, ЯрГУ, ЮФУ, в Институте возрастной физиологии РАО и в других учреждениях.

С 2008 года в МГППУ издается научный журнал «Экспериментальная психология», а в ПИ РАО – «Теоретическая и экспериментальная психология»; оба журнала входят в перечень изданий, рекомендуемых ВАК соискателям ученых степеней, и имеют электронные версии. Расширяются соответствующие рубрики в центральных российских журналах. Налаживается выпуск научных трудов (прежде всего монографий) по экспериментальнопсихологическим исследованиям.

Формируются запросы к экспериментальной психологии со стороны практических организаций. Заказчиков интересует экспертиза товарных знаков и рекламной продукции, способы идентификации людей и событий на видеоизображениях низкого качества, определение состояний и индивидуально-психологических особенностей людей по их внешним проявлениям, совершенствование стилей управления современными транспортными средствами, анализ эффективности электронных приборов, установленных в кабинах летательных аппаратов, разработка методик обучения операторов нефтеперерабатывающих комплексов, оценка потребительских качеств средств телекоммуникации, акустического оборудования и др. Главным основанием практических обращений является наличие современного оборудования, телекоммуникационных технологий и подготовленного персонала, способного решать соответствующие задачи.

За последние четыре года в стране прошли локальные конференции по психофизике, математической психологии, когнитивной психологии, современным методам психологического исследования, а также ряд тематических симпозиумов и семинаров (в Москве, СанктПетербурге, Казани, Томске, Ростове-на-Дону, Ярославле, Смоленске и других городах), так или иначе касающиеся проблем психологического эксперимента (Современная психофизика, 2009; Познание в структуре общения, 2008; Познание и общение: теория, эксперимент, практика, 2009; Математическая психология: школа В. Ю. Крылова, 2010; Психофизика сегодня, 2007). В ноябре 2010 года в Москве состоялась Всероссийская научная конференция, специально посвященная эксперименту в психологии, – «Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы» (организаторы: Институт психологии РАН, Психологический институт РАО и Московский городской психолого-педагогический университет). В работе конференции приняли участие 360 специалистов из 26 городов РФ. По содержанию и составу участников это самый масштабный и представительный форум из числа тех, которые когда-либо проходили в стране по сходной тематике (Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы, 2010). Участники конференции обсудили широкий круг вопросов, касающихся прошлого, настоящего и будущего экспериментальной психологии, условий создания в России современной исследовательской базы, особенности интеграции теории, эксперимента и практики в психологии, соотношение экспериментальных и неэкспериментальных методов познания, специфику экспериментальных планов и процедур в различных областях психологической науки, и многое другое. Прошедшие конференции показали, что в России существует неплохой экспериментально-психологический исследовательский потенциал, который, однако, нуждается в поддержке и развитии.

В ходе дискуссий высказана целесообразность расширения разработок инновационных методов экспериментального исследования, необходимость создания инфраструктуры, обеспечивающей их появление и развитие, а также внедрение новейших технологий в практику подготовки и переподготовки профессиональных психологов. Очевидно, что нужна продуманная модернизация и значительное расширение материально-технической базы российской психологии. Крайне желательно создание сети исследовательских и образовательных центров экспериментальной психологии в высшей школе, связанных как с академической наукой (прежде всего РАН и РАО), так и с практическими организациями (особенно в промышленности и в передовых отраслях экономики). Важнейшую роль в развитии отрасли играет подготовка психологов, владеющих современной техникой, программированием, новейшими методами обработки данных и моделирования психических явлений. Требуется более активное привлечение в психологию специалистов из смежных областей науки и техники, а также глубокое освоение зарубежного опыта. По общему мнению, время созерцания событий на мировой арене экспериментальных исследований и их пересказа подрастающему поколению психологов проходит.

Интенсивное развитие экспериментально-психологических исследований в России, особенно аппаратурного эксперимента, на сегодняшний день является важнейшей стратегической задачей. От эффективности ее решения зависит будущее отечественной науки и ее вклад в совершенствование российского общества.

Лабораторный эксперимент в психологии Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ЛАБОРАТОРНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ В ПСИХОЛОГИИ*

В.А. Барабанщиков

Лаборатория познавательных процессов и математической психологии Институт психологии Российской академии наук ул. Ярославская, 13, Москва, Россия, 129366

Дается характеристика экспериментального метода в психологии. Рассматриваются этапы становления и развития, а также место лабораторного эксперимента в современной российской психологии. Обсуждаются ориентиры движения и условия технологического переоснащения экспериментальной базы психологической науки в России.

Ключевые слова: экспериментальный метод в психологии, лабораторный эксперимент, единство теории, эксперимента и практики в психологии, методы психологического познания, системная детерминация психики.

В 2010 году психологи отметили две знаменательные даты: 150 лет психофизике и 125 лет первой русской психологической лаборатории. Обе даты тесно связаны с возникновением экспериментальной психологии и побуждают более внимательно приглядеться к современному состоянию лабораторного эксперимента.

Классический труд Густава Фехнера «Элементы психофизики» увидел свет в 1860 г. В нем излагались способы оценки сенсорной чувствительности человека и основной психофизический закон, связывающий ряды физических и сенсорных величин. Фехнер утверждал, что элементы внутреннего мира можно не только описывать, но и измерять, соотнося их с элементами мира внешнего, физического. Открывался новый путь развития психологии, которая из философско-умозри-тельной становилась лабораторной, т.е. использовала специализированные приборы и оборудование, вводила в исследовательский процесс количественные методы, опиралась на верифицируемые данные.

Значение работы Фехнера трудно переоценить. Она ознаменовала собой новый статус психологии и ее ориентацию на ценности естественный наук. Неслучайно ряд историков, подчеркивая длительность становления психологической

* Работа выполнена при поддержке РФФИ, грант № 08-06-00316а, РГНФ № 09-06-01108а.

науки, в качестве первой даты ее рождения называют 1860 г. Более известна другая дата — 1879 г., фиксирующая момент институциализации психологии. Однако величие В. Вундта состоит не в том, что он открыл первое психологическое учреждение, а в том, что лаборатория физиологический психологии стала активным проводником экспериментального метода. Всего через шесть лет подобная лаборатория появилась в Казани усилиями молодого тогда невролога и психиатра В.М. Бехтерева. Начинание быстро распространилось по университетам и клиникам России, которая к 1914 г. вошла в число стран, эффективно использующих экспериментальные методы исследования внутреннего мира человека.

Логика развития науки показывает, что изучение психических явлений в специально создаваемых, контролируемых и управляемых условиях относится к числу ключевых средств познания природы психики и поведения. Это прямой путь, обнажающий причинно-следственные связи изучаемых явлений. На основе данных, полученных в эксперименте, конституируется как общая психология, так и специальные отрасли науки: психофизиология, инженерная психология, клиническая психология и др. От уровня экспериментальных исследований зависит уровень развития психологической науки в целом и ее роль в жизни общества.

Экспериментальный метод в психологии представляет собой фиксированную систему приемов, правил и процедур, позволяющих получать достоверное и надежное знание о психических явлениях. Он основывается на том факте, что человек реализует свой внутренний потенциал в форме активности (поведения, деятельности, общения, игры и др.), которая осуществляется в конкретной ситуации. Анализируя активность, соотнося ее, с одной стороны, с человеком как субъектом, с другой — с ситуацией, исследователь получает возможность реконструировать структуры и процессы внутреннего мира, без которых наблюдаемая активность была бы невозможна.

Обращаясь к эксперименту, исследователь не ждет возможности наблюдать за интересующим его явлением, а многократно моделирует его самостоятельно. Он сам конструирует желательный тип ситуации, систематически изменяет одно или несколько условий ее развития, регистрирует, измеряет и сравнивает активность испытуемых. Смысл проведения эксперимента заключается в том, чтобы установить детерминанты исследуемого процесса, т.е. определить характер связи между ситуацией (ее структурой и элементами), явлениями психики и активностью (состояниями) испытуемых.

Важнейшее назначение процедуры эксперимента состоит в том, чтобы наиболее полно объективировать психологическое содержание изучаемого явления, преодолев излишние степени свободы, т.е. многозначность между внешним (регистрируемым) актом и его внутренней, собственно психологической природой. На это направлен подбор ситуаций, способов варьирования и оценки переменных.

Хотелось бы подчеркнуть, что лабораторный эксперимент не претендует на универсальность и имеет ряд серьезных ограничений. Это, в частности, аналитичность исследования, искусственность условий, в которых оно проводится, и неустранимое влияние экспериментатора на испытуемого.

Вместе с тем с точки зрения эпистемологии эксперимент — не просто один из возможных инструментов исследования, используемых наряду с другими —

тестированием, опросом, анализом продуктов деятельности и т.п. Речь идет о системообразующем элементе логики научного познания как такового, согласно которому проникновение в сущность явления или вещи опосредовано их преобразованием («расформированием») либо воссозданием (порождением). В центре внимания оказываются состояния наблюдаемого субъекта в зависимости от меняющихся условий его существования, при этом решающее значение придается предельным (критическим, пограничным) состояниям, которые в реальной жизни могут и не встречаться. Согласно И. Канту новоевропейский разум мыслит экспериментально’, это мышление реализуется не только в науках о природе, но и в науках о человеке. В историко-гуманитарных дисциплинах естественно-научному эксперименту соответствует критика источников (М. Хайдеггер).

Эксперимент внутренне связан как с теорией, так и с психологической практикой. Отталкиваясь от теоретических представлений, он обеспечивает верификацию научных гипотез, а его процедура становится основой методов диагностики либо воздействия. Теория, эксперимент и практика замкнуты в единый цикл движения психологического знания. Соответственно эффект этого движения оказывается трояким. На «полюсе» теории — понятийная реконструкция явления, на «полюсе» эксперимента — эмпирические технологии и проверенные данные, на «полюсе» практики — метод решения конкретной практической задачи. Движение системы «теория — эксперимент — практика» является необходимым условием развития психологии, обеспечивающим непрерывное расширение объема совокупного знания, смену его форм и типов.

Экспериментальный метод вводился в психологию с середины XIX столетия как дополнение к интроспективным процедурам исследования. Родившись на периферии психологической науки — в психофизике (Э. Вебер, Г. Фехнер) и психофизиологии органов чувств (И. Мюллер, Г. Гельмгольц, Э. Геринг) при изучении элементарных психических функций, лабораторный эксперимент проникает в центральные области — в психологию памяти, мышления, личности и т.п. и распространяется на прикладные дисциплины.

В ходе развития науки значение и характер эксперимента меняются. Предметом изучения становится не соотношение раздражителя и его переживания специально подготовленным испытуемым, а закономерности протекания самих психических процессов, свойственные любому нормальному человеку. Объективные процедуры измерения дополняются субъективными, а количественная обработка получаемых данных становится все более разнообразной и дифференцированной. Если на первых порах изучаемое явление рассматривалось изолированно, то на более поздних этапах — в контексте взаимоотношений человека со средой (миром) с учетом участия других психических процессов и функций.

Траектория развития экспериментальной психологии носит противоречивый, нередко запутанный характер. Энтузиазм исследователей неоднократно сменялся разочарованием, а абсолютное доверие эмпирическим данным — сомнением в их познавательной и особенно практической ценности.

Важные шаги в развитии экспериментального метода сделаны гештальтпси-хологией (М. Вертхаймер, В. Келер, К. Коффка, Э. Рубин), исследователями по-

ведения (Э. Торндайк, Э. Толмен, Р. Сперри, Б. Скиннер), в последние десятилетия — когнитивной психологией (Д. Норман, У. Найссер, Дж. Миллер, Дж. Андерсон). На сегодняшний день эксперимент имеет многообразные формы и применяется в большинстве областей психологической науки.

Свой вклад в развитие экспериментально-психологического метода внесла и отечественная наука. Прежде всего это исследования школ выдающихся физиологов И.М. Сеченова, В.М. Бехтерева, И.П. Павлова, А.А. Ухтомского и др., реализовавших рефлекторный подход в изучении психики и поведения.

Другая линия экспериментальных исследований была представлена сторонниками психологии сознания, которые открыли лаборатории в Москве, Санкт-Петербурге, Одессе, Ревели, Дерпте и других городах России (Н.Н. Ланге, В.Ф. Чижом, А.П. Нечаевым, А.Ф. Лазурским и др.). Важно отметить, что деятельность первых русских лабораторий не ограничивалась разработкой академических тем и тесно связывалась с решением практических задач обучения и воспитания, психического здоровья и др. Благодаря незаурядным организаторским способностям Г.И. Челпанова в 1912 г. при Московском университете начал работать Психологический институт, который на многие годы стал флагманом российской экспериментальной психологии. По техническому оснащению, психологическому инструментарию, масштабу исследований и кадровым возможностям его относили к числу лучших психологических учреждений в мире.

В советский период экспериментальный метод активно применяется при изучении реакций человека на воздействия среды, а позднее — взаимоотношений сознания и деятельности. Далеко не случайным является тот факт, что сразу же после окончания Второй мировой войны С.Л. Рубинштейн, крупнейший теоретик советской психологии, предпринял ряд важных инициатив по созданию экспериментально-психологического центра в рамках Института философии Академии наук СССР. Выдающиеся деятели отечественной науки Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, Н.А. Бернштейн, А.В. Запорожец, С.В. Кравков, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, В.С. Мерлин, В.Н. Мясищев, А.А. Смирнов, Б.М. Теплов, П.А. Шеварев не только ратовали за развитие экспериментального подхода, но и лично участвовали в разработке экспериментальных методик и проведении конкретных исследований.

Качественный скачок в развитии лабораторного эксперимента происходит в 60—70-е гг. прошлого столетия в связи с научно-технической революцией в СССР и бурным развитием инженерной психологии. Экспериментальные исследования познавательных процессов, состояний и деятельности активно ведутся на факультетах психологии Московского, Ленинградского и Ярославского государственных университетов, в НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (сегодня — Психологический институт РАО), в Институте физиологии им. И.П. Павлова и Институте ВНД АН СССР, в НИИ технической эстетики, а также во многих отдельных лабораториях министерств и ведомств. Особое внимание аппаратурным исследованиям уделяется в открытом в 1971 г. Институте психологии Академии наук СССР.

Решение проблем согласования человека и сложной техники, требующее включения в исследовательский процесс инженеров и математиков, привело к тех-

ническому перевооружению самой психологии. Появилась возможность использования электронных средств предъявления информации испытуемому, эффективной регистрации его состояний и действий, применения ЭВМ для контроля переменных и обработки данных. Список экспериментаторов насчитывает сотни фамилий: К.В. Бардин, А.А. Бодалев, А.И. Бойко, Н.Ю. Вергилес, Ю.Б. Гиппенрей-тер, В.П. Зинченко, О.А. Конопкин, Б.Ф. Ломов, В.Д. Небылицын, Д.А. Ошанин, В.Н. Пушкин, Е.Н. Соколов, О.К. Тихомиров, Т.Н. Ушакова, Н.И. Чуприкова, В.Д. Шадриков и многие другие. По общему признанию, до середины 80-х гг. уровень проводимых в СССР исследований был сопоставим с аналогичными исследованиями в развитых странах Европы и США.

С сожалением приходится констатировать, что в последние десятилетия объем и относительный уровень экспериментальных исследований в России снизились. На фоне общего роста методической сферы (широкого использования и разработки тестов, тренингов, психотерапевтических техник, восстановления статуса наблюдения, активного обращения к идеографическим и экспириентальным процедурам) доля лабораторного эксперимента, с которым связаны значительные достижения русской и советской психологии в прошлом, существенно сократилась. В данном направлении отставание отечественной науки от европейской и американской особенно ощутимо. Представление экспериментальных работ российских участников на международных форумах, включая конгрессы Международного союза психологической науки (IUPsyS), стало скорее исключением, чем правилом. Мало исследований, выполненных российскими учеными совместно с зарубежными коллегами. Редки публикации отечественных авторов в авторитетных иностранных изданиях. В итоге современная российская психология не известна ни на Западе, ни на Востоке. Опыт европейских и американских исследователей показывает, что в условиях «академического капитализма», когда наука принимает форму коммерческого предприятия, именно эксперимент позволяет наиболее быстро и непосредственно включиться в международное научное пространство. Хотелось бы напомнить также, что первая награда за выдающиеся достижения в области психологии, недавно учрежденная Международным союзом психологической науки, была присуждена Майклу Познеру за экспериментальное изучение внимания.

Пренебрежение аппаратурными методами в России вызвано двумя обстоятельствами: во-первых, остаточным принципом финансирования науки, существенно ограничивающим доступ к современному оборудованию и технологиям; во-вторых, падением интереса к лабораторному эксперименту в самом психологическом сообществе и недооценкой его значения. Обе тенденции наглядно проявляются на стадии подготовки профессиональных психологов. Очень мало вузов, включающих в учебные программы аппаратурный практикум по психологии, но даже там используемое оборудование и предлагаемые методики с трудом можно отнести к числу современных. Не стоит удивляться, что выпускники психологических факультетов не имеют ни навыков серьезной экспериментальной работы, ни мотивации к ней и не всегда понимают смысл фундаментальных исследований.

Сегодня мы оказались перед необходимостью восстановления ключевой роли лабораторного эксперимента, что невозможно сделать без активного исполь-

зования новейшей аппаратуры, оригинальных инженерных и программных решений, без привлечения специалистов, владеющих инновационными подходами и методами исследования.

Современный уровень развития науки характеризуется рядом общих тенденций, которые накладывают отпечаток на всю методическую (инструментальную) сферу психологии, обусловливают ее прогресс и стиль научных разработок. В их число входят: тотальная компьютеризация исследовательской деятельности и наращивание медиаресурсов; метризация науки, т.е. интенсивное развитие методов измерения и обработки данных, и математизация знания, под которой понимают вычислительное сопровождение научных исследовании и нестандартное математическое моделирование.

Появление компьютера на линии эксперимента уже давно не удивляет. Показателем прогресса является использование мощных компьютеров и оригинального программного обеспечения. Развитые базы данных существенно расширяют потенциал и перспективу исследований. Благодаря Всемирной паутине открываются возможности транспортировки экспериментальных данных, их обработки и анализа в тех научных центрах, где существуют наиболее подходящие условия и технологии. Исследования выходят за рамки отдельных организаций и все чаще принимают интернациональный характер.

Наряду с медиаресурсами и телекоммуникационными технологиями прогресс обеспечивается совершенствованием периферийных технических устройств. Прежде всего это те из них, которые формируют (с заданными параметрами) информационную среду человека, или (в более специальных терминах) потоки стимуляции. Сюда относятся различного рода дисплеи, информационные панели, гибкие экраны, синтезаторы звуков, акустические системы, игольчатые матрицы, виртуальные комнаты и многое другое. Важную роль играет качество оборудования, регистрирующего состояние испытуемого и систем его организма (ЭЭГ, ЭМГ, оку-лография, магнитоэнцефалография и др.). Наконец прогресс экспериментальной психологии связан с наличием современных устройств регистрации деятельности и общения людей начиная с кнопочных пультов и джойстиков и заканчивая камерами видеонаблюдения.

Совершенствование вычислительной техники подтолкнуло развитие процедур измерения и обработки данных. Получили распространение методы многомерного шкалирования, кластерного анализа, использование «мягких вычислений», анализ латентных структур, аппарат качественного интегрирования. Открылась возможность применения новой стратегии научного исследования, ориентированной на выявление многокачественности и динамизма психических явлений, а также роли «вторичных», или многократно опосредованных детерминант, выявление которых требует больших массивов данных.

Экспериментальные исследования в психологии изначально носят комплексный, междисциплинарный характер. Решение собственно психологических задач обеспечивается знаниями, полученными в медицине, физиологии, информатике, биоинженерии, оптике, акустике, механике, электронике, которые в конечном счете замыкаются на организацию конкретной экспериментальной ситуации, регистрацию и оценку поведения людей. При этом наряду с совершенствованием собст-

венно психологических методов постоянно расширяется круг инструментов, разработанных в смежных дисциплинах (генетике, нейрофизиологии, биологии, социологии и пр.). Не лишне напомнить, что усиление междисциплинарности психологического эксперимента ведет к росту морально-этических проблем, за которыми стоит ответственность ученых перед обществом и конкретными людьми.

К числу общих тенденций современной науки, отчетливо выраженных в экспериментальной психологии, можно отнести методологический и концептуальный плюрализм, интерес к новым формам идей целостности и развития, а также сближение естественно-научной и социокультурной парадигм ведущихся исследований. В фундаментальной области преобладают исследования психофизиологических механизмов поведения, познавательных процессов и структур, а также их связей с состояниями и свойствами личности. В прикладной области приоритетными все чаще становятся работы, связанные с качеством жизни человека: его здоровья, образования, безопасности, окружающий среды, экономии ресурсов. Новые познавательные и практическое ориентиры задают новые типы интеграции ученых и новые формы совместной экспериментальной работы.

Как показывает опыт, технологическое переоснащение психологии приводит не только к росту методического арсенала и повышению его качества, но и к реорганизации всей инструментальной базы. Так, 30—40 лет назад видеорегистрация глаз считалась грубым, очень трудоемким и малоперспективным методом исследования. Сегодня благодаря созданию высокоскоростных видеокамер, снимающих состояние поверхности глаз в инфракрасном световом диапазоне, и использованию специализированных медиаресурсов это один из удобных и достаточно точных инструментов, часто применяемых как в фундаментальных, так и в прикладных исследованиях. Благодаря телекоммуникационным технологиям в новом качестве открылся метод наблюдения. Установка миниатюрой видеокамеры (субкам) на голове или очковой оправе испытуемого дополнила съемку его поведения, ведущуюся с внешних пространственно разнесенных камер. Возник новый метод исследования — полипозиционное наблюдение, позволяющий учитывать позицию и индивидуально-психологическое содержание деятельности людей в условиях повседневной жизни.М, ШШ). Специалисты получили возможность регистрировать магнитоэнце-фалограмму относительно высокого качества со всей поверхности головы человека, удалять магнитные артефакты и учитывать движения головы.

Несмотря на безусловные достижения в инструментально-технической области, существует немало обстоятельств, ограничивающих оптимизм экспериментаторов. В частности, трудно добиться экспозиции сложных изображений, длящихся менее 10—12 мсек (особенно в формате 3D). Не просто обстоят дела с программным обеспечением айтрекеров: существуют сложности в дифференциации малоамплитудных саккад и ускоренных дрейфов, не отлажена калибровка величины раскрытия зрачка, не решена проблема шумов, порождаемых самим программным обеспечением. Немалые трудности связаны с эффективным использованием мобильных видеорегистрирующих систем.

Однако глубинные основания методических проблем психологии лежат не столько в технической или вычислительной, сколько в предметно-содержательной плоскости экспериментальных исследований, прежде всего в природе человека, способного к саморегуляции, саморазвитию, самореализации и самосовершенствованию. В ходе эксперимента испытуемый не остается нейтральным ни по отношению к процедуре, ни по отношению к используемому оборудованию, ни по отношению к исследователю. Он по-своему понимает инструкцию, ставит перед собой дополнительные задачи, актуализирует уникальное поле личностных смыслов, использует защитные механизмы личности, произвольно переходит от одной стратегии поведения к другой. Повторяя, казалось бы, заученные действия, он каждый раз вносит в их исполнение все новые и новые оттенки. В этом существенное отличие психологии от большинства естественных наук и принципиальное ограничение экспериментально-психологического метода. Участие в психологическом исследовании и в качестве испытуемого, и в качестве экспериментатора всегда событие жизни человека, факт биографии, не только раскрывающий, но так или иначе меняющий его самого. Поэтому, организуя эксперимент, психолог вынужден балансировать между альтернативными требованиями: либо контролировать заранее определяемые переменные и ответы на них (что соответствует нормам естественно-научного познания), либо доверять своему внутреннему опыту, интуиции, интерпретируя внутренний мир другого (что отвечает требованиям гуманитарного познания, родственного искусству и литературе). В первом случае возникает опасность потерять субъектность, или активное начало человека, во втором — возможность установить строгие и точные (в математическом смысле) зависимости. Мастерство исследователя заключается в том, чтобы удержать обе крайности вместе. С данной тенденцией связан возрастающий интерес к качественным методам, которые выстраиваются на иных принципах. Ставится вопрос о необходимости новой математики, которая была бы более адекватна природе психических явлений.

Другое основание методических проблем связано с системной организацией и развитием психических явлений. Они обладают исключительной вариативностью, динамизмом, взаимопроникают друг в друга и онтологически неотделимы. Это противоречит аналитичности исследовательских процедур, ориентированных на выделение определенной детерминанты или группы детерминант. Поэтому

эмпирически вводимые дифференциации психических явлений часто условны, а возможность их изолированного изучения как бы в «чистом виде» крайне ограничена. Каждый эмпирический факт по своему психологическому содержанию оказывается многозначным. Соответственно преодоление неопределенности требует от исследователя контроля не только за отдельными аспектом (срезом или моментом) изучаемого явления, но и за способами его включения в более масштабное целое. Сделать это безотносительно к другим аспектам (срезам или моментам) психики или поведения не представляется невозможным. Эффективность исследований связана с согласованной оценкой ряда параметров и ключевых измерений психических явлений, которую трудно достичь без дополнения процедуры эксперимента наблюдением, тестированием, глубинным интервью, дебрифингом и другими методами. С этой точки зрения перспектива использования, например, методов окулографии или полипозиционного наблюдения лежит на пути не столько повышения их точности, надежности и удобства, сколько модификации самого методического принципа: создание средств, учитывающих многозначность отношений направленности глаз либо головы с другими проявлениями познавательных процессов, состояний и деятельности человека.

Конечным результатом исследований любого феномена психики является раскрытие подвижной системы его детерминант, которая конституируется не только средой или миром, но и самим человеком, формами его активности. Наряду с причинно-следственными связями в число детерминант входят общие и специальные предпосылки психических явлений, опосредствующие звенья, внешние и внутренние условия, факторы и т.п. Они действуют как последовательно, так и параллельно, каждый из них имеет в структуре целого ограниченную «зону влияния» и «вес». В ходе взаимодействия человека с миром соотношение между детерминантами перманентно меняется. То, что в одной ситуации выступает в роли предпосылки, в других ситуациях может оказаться причиной, фактором или опосредствующим звеном. Любой результат развития (когнитивный, личностный, операциональный) включается в совокупную детерминацию психического, открывая возможность его перехода на новую ступень. Сказанное означает, что и при организации экспериментального исследования, и при объяснении конкретного феномена необходимо учитывать не только характеристики, но и собственную организацию детерминационных процессов: их гетерогенность, нелинейность, динамичность, многократную опосредованность, гетерохронность. Возникает необходимость разработки собственной логики движения детерминант, их взаимопереходов и взаимовключений как важнейшего условия получения нового эмпирического знания. Складываются предпосылки стратегий исследования, ориентированных на анализ порождения психических явлений.

Смысл текущего состояния российской психологии заключается в поисках идентичности, или места в новом социально-экономическом, культурном и политическом устройстве страны. Решая проблемы современного общества, психология сама становится необходимым элементом новой жизни и одним из факторов прогресса. В этих процессах особую роль играет экспериментальный метод, утверждающий нормы и идеалы современного естествознания, обусловливающий запас прочности накапливаемого знания и возможности его практической реали-

зации в жизни общества. С этой точки зрения призывы к модернизации и инновациям применительно к психологии означают прежде всего реорганизацию ее экспериментальной базы на основе новейших достижений науки и техники.

Организационным оформлением потребности в экспериментальном методе стало создание в 2007 г. в рамках Московского городского психолого-педагогического университета Центра экспериментальной психологии, оснащенного современным исследовательским инструментарием и технологиями. В Институте психологии РАН открылся хорошо оборудованный психоакустический центр. Экспериментальная парадигма заявлена в качестве основной в недавно созданном Институте когнитивных исследований Государственного научного центра «Курчатовский институт». Целенаправленная работа по восстановлению аппаратурного эксперимента проводится на факультетах психологии МГУ, ЯрГУ, ЮФУ и в других учреждениях. Формируются запросы к экспериментальной психологии со стороны практических организаций.

С 2008 года в МГППУ издается научный журнал «Экспериментальная психология», а в ПИ РАО — «Теоретическая и экспериментальная психология»; оба журнала входят в перечень изданий, рекомендуемых ВАК соискателям ученых степеней. Расширяются соответствующие рубрики в центральных российских журналах. Налаживается выпуск научных трудов (прежде всего монографий) по экспериментально-психологическим исследованиям.

За последние четыре года в стране прошли локальные конференции по психофизике, математической психологии, когнитивной психологии, современным методам психологического исследования, а также ряд тематических симпозиумов и семинаров (в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Томске, Ростове-на-Дону, Ярославле, Смоленске и других городах), так или иначе касающиеся проблем психологического эксперимента. В ноябре 2010 г. в Москве состоялась Всероссийская научная конференция, специально посвященная эксперименту в психологии: «Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы» (организаторы: Институт психологии РАН, Психологический институт РАО и Московский городской психолого-педагогический университет). В работе конференции приняли участие 340 специалистов из 26 городов РФ. По содержанию и составу участников это самый масштабный и представительный форум из числа тех, которые когда-либо проходили в стране по сходной тематике [1]. Участники конференции обсудили широкий круг вопросов, касающихся прошлого, настоящего и будущего экспериментальной психологии, условий создания в России современной исследовательской базы, новые возможности теории, эксперимента и практики в психологии, соотношение экспериментальных и неэкспериментальных методов познания, специфику экспериментальных планов и процедур в различных областях психологической науки и многое другое.

В ходе дискуссий было признано целесообразным расширение разработок инновационных методов экспериментального исследования, подчеркнута необходимость создания инфраструктуры, обеспечивающей их появление и развитие, а также внедрение новейших технологий в практику подготовки и переподготовки профессиональных психологов. Очевидно, что нужна продуманная модернизация и зна-

чительное расширение материально-технической базы российской психологии. Крайне желательно создание сети исследовательских и образовательных центров экспериментальной психологии в высшей школе, связанных как с академической наукой (прежде всего РАН и РАО), так и с практическими организациями (особенно в промышленности и в передовых отраслях экономики). Важнейшую роль в развитии отрасли играет подготовка психологов, владеющих современной техникой, программированием, новейшими методами обработки данных и моделирования психических явлений. Требуется более активное привлечение в психологию специалистов из смежных областей науки и техники, а также глубокое освоение зарубежного опыта. Время созерцания событий на мировой арене экспериментальных исследований и их пересказа подрастающему поколению психологов проходит.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы / Под ред. В.А. Ба-рабанщикова. — М.: ИПРАН-МГПППУ, 2010.

LABORATORY EXPERIMENT IN PSYCHOLOGY

VA. Barabanschikov

Laboratory of Cognitive Processes and Mathematical Psychology Institute of Psychology of the Russian Academy of Sciences Yaroslavskaya str., 13, Moscow, Russia, 129366

The characteristic of the experimental method in psychology is given. The stages of the making and development, and also the place of the laboratory experiment in modern Russian psychology are considered. The guiding lines and conditions of the technological re-equipment of the machinery of the psychological science in Russia are discussed.

Key words: the experimental method in psychology, laboratory experiment, the unity of the theory, experiment and practice in psychology, methods of psychological cognition, system determination of psychics.

Жестокие психологические эксперименты | Наука, Прошлое

Самый знаменитый психологический эксперимент был поставлен в 1971 году доктором Филиппом Зимбардо и получил название «Стэнфордский тюремный эксперимент». Двадцать четыре случайных добровольца разделились на две группы — «надзирателей» и «заключённых», после чего их поместили в условия, имитирующие тюрьму. Вы наверняка слышали эту историю или хотя бы смотрели известный немецкий фильм с Морицом Бляйбтроем в главной роли. И вы знаете, чем всё закончилось.

Этика психологических экспериментов всегда находилась — и находится — под определённым сомнением. Да, безусловно, сегодня в них принимают участие только добровольцы, причём за хорошую плату. Да, конечно, в случае любой опасности процесс прерывают. Да, несомненно, все подопытные находятся под неустанным врачебным наблюдением. Но всё-таки… что-то тут не так.

Психологических экспериментов сомнительной корректности история знала немало. Собственно, сколько существует психология как наука — столько и ставятся эксперименты. И если одни кажутся нам забавными и игровыми, то другие вызывают дрожь в коленках. В одном только двадцатом веке таких было множество. Поэтому ограничимся только ими.

В 1920 году знаменитый американский психолог-бихевиорист Джон Бродес Уотсон провёл занимательный, но не слишком корректный эксперимент над годовалым ребёнком по имени Альберт. Ввиду того, что во главу угла Уотсон ставил именно поведение, а не сознание, эксперимент чем-то напоминал знаменитые опыты Павлова по изучению условных рефлексов.

Наблюдая за детьми, Уотсон заметил, что громкие и неожиданные звуки вызывают у них страх, и предположил, что эта реакция является врождённой. Тут колёсики закрутились, и Уотсон решил проверить, можно ли априорное чувство перенести на предмет, по отношению к которому оно изначально не возникает. Проще говоря, можно ли, используя звук, заставить ребёнка бояться совершенно нестрашных вещей вроде мягкой игрушки или Санта-Клауса.

Асистентка Розали Райнер с Альбертом и крысой. Джон Бродес Уотсон слева

В качестве подопытного был избран сын одной из медсестёр клиники Фиппса в Балтиморе — того самого учреждения, где и проходил эксперимент. Сперва учёные проверили базовые реакции маленького Альберта: ему позволили поиграть с кроликом, с домашней крысой, с собакой, перед ним жгли газеты, катали нитяные клубки — ребёнок на всё реагировал с мирным интересом. Особенно мальчику понравилась белая крыса — она и стала основным объектом. Альберт с удовольствием играл с ней, но, начиная с определённого момента, как только он прикасался к крысе, позади него раздавался резкий металлический звук — это экспериментатор бил молотком по железной балке. А когда стучать прекратили, мальчик уже боялся крысы, плакал и пытался от неё уползти, поскольку она стала ассоциироваться со страшным звуком.

Таким же образом мальчика «научили» бояться кролика и даже Санта-Клауса (его костюм надевал сам Уотсон). В возрасте 1 года и 21 дня Альберта забрала мать. Эксперимент закончился, а Уотсон по его итогам написал ряд статей.

Джон Уотсон демонстрирует Альберту маску зайца. Иллюстрация по мотивам киноплёнки, отснятой во время эксперимента

Но тёмные стороны эксперимента начали вскрываться позже. Прежде всего, оказалось, что ребёнка взяли у матери без её согласия. Она была простой кормилицей, жившей в отделении для нянечек, в то время как Уотсон был знаменитым учёным. Никто и не подумал спросить у неё разрешения. С ребёнком просто работали днём, пока мать была занята, а эксперимент прервался лишь потому, что она собралась и уехала — вместе с сыном.

Второй же важный момент выяснился гораздо позже — в 2009 году, через полвека после смерти знаменитого психолога. Ребёнок, которого на самом деле звали Дуглас Меррит, страдал врождённой гидроцефалией, то есть фактически был олигофреном, что поставило под вопрос все результаты исследований. Дуглас скончался в 1925 году в возрасте шести лет, так и не научившись ни разговаривать, ни понимать окружающий мир.

Играя в бога

Обложка первого издания книги Милтона Рокича «Три Христа Ипсиланти»

В 1964 году американский психолог Милтон Рокич в больнице Ипсиланти (Сэлин, штат Мичиган) придумал эксперимент, который был бы смешным, если бы не был таким страшным. Врач собрал трёх разных сумасшедших, вообразивших себя Иисусами Христами, и поселил их в одной палате. Целью эксперимента была деэскалация ложной веры пациентов. Рокич надеялся, что они убедят друг друга в том, что они — не Иисусы.

Но, находясь рядом, пациенты лишь постоянно спорили, кто из них «более Христос », и споры часто доходили до физических конфликтов. В беседах же с врачом каждый «Иисус» объяснял, что двое остальных — сумасшедшие, и ему, настоящему Иисусу, с ними весьма непросто.

По итогам исследований Рокич опубликовал книгу «Три Христа Ипсиланти», где, в частности, писал, что ему стоило в первую очередь понять: он сам не является Богом и не имеет никакого права ставить подобный эксперимент. Только это понимание пришло к нему значительно позже.

Один из самых спорных и жестоких психологических экспериментов в истории провёл в 1963 году американский профессор Стэнли Милгрэм. Милгрэм хотел выяснить, насколько обычный человек готов подчиниться мнению авторитета, даже если это мнение идёт вразрез с его собственными представлениями о правильном поведении. В принципе, подобный эксперимент можно было провести различными способами, но Милгрэм выбрал максимально жёсткий вариант. Изначальный толчок к этим исследованиям дала нацистская Германия: учёный хотел понять и объяснить, каким образом обычные немецкие граждане становились надсмотрщиками в концлагерях, извлекая из глубин своего сознания потаённую, нечеловеческую жестокость, когда того требовала политическая и социальная обстановка.

В каждом эксперименте принимали участие два человека, выполняющие роли «учителя» и «ученика». По мнению «учителя», роли распределялись случайно, но на самом деле «ученик» был подсадной уткой. «Учителю» объясняли, что это эксперимент по изучению влияния боли на память и способности к обучению. Первым делом «учитель» зачитывал «ученику» длинный список из пар слов, а затем по очереди называл слова. «Ученик», сидящий в соседней комнате, должен был назвать соответствующую каждому слову пару. Если он ошибался, «учитель» нажимал на кнопку, подсоединённую к электрошокеру, — и «ученик» получал 15-вольтовый разряд. С каждой новой ошибкой напряжение возрастало ещё на 15 вольт.

«Шоковый генератор» эксперимента Милгрэма выглядел как самый настоящий научный прибор, хотя его тумблеры не включали ничего, кроме лампочек на панели

Однако на самом деле подсадной «ученик» никаких разрядов не получал, а боль и недовольство имитировал. Количество неправильных ответов по отношению к правильным было прописано заранее и составляло три к одному. А вот «учитель» искренне верил, что действительно бьёт человека током в экспериментальных целях.

Первые сомнения в правильности происходящего («ученик» начинал стучать в стенку и давать ответы медленнее) у «учителей» возникали в районе 105-вольтового удара. Но экспериментатор-наблюдатель просил продолжать, и все продолжали. Без вопросов обычно доходили до показателя в 300 вольт — шкала прибора показывала «серьёзный шок», и порядка 12% испытуемых отказались продолжать работу, несмотря на увещевания экспериментатора. Последний произносил ряд типовых фраз, призванных убедить «учителя» в правильности происходящего, например, «не беспокойтесь, разряды не приведут к повреждениям тканей» или «вы обязаны продолжать эксперимент».

После 300-315 вольт актёр был проинструктирован «отключиться», то есть прекратить бить в стенку и отвечать на вопросы. В этот момент экспериментатор предлагал «учителю» трактовать молчание как неверный ответ и продолжать работу. Две трети испытуемых довели напряжение до 450 вольт, продолжая бить невидимого человека током, причём удерживали рычажок разрядника, чтобы воздействие тока было длительным. Это был тот самый эффект, которого добивался Милгрэм: в людях проявлялась их скрытая жестокость, а процесс воспринимался как работа, направленная на результат — получение верного ответа.

Милгрэм повторял эксперимент несколько раз в течение следующих двух лет. В одной вариации «ученик», прежде чем быть привязанным к электрическому стулу, успевал завопить, что у него больное сердце и он умрёт от удара током. В другом случаях испытуемыми были исключительно женщины. В третьем эксперимент проходил в другом университете другого штата. Результаты не изменились ни в одном из случаев. От 48 до 65% испытуемых доводили напряжение до конца шкалы.

Рабочее место «учителя» в эксперименте Милгрэма

Зло, конечно, внутри нас. Хотя тот же Милгрэм доказал, что оно не проявляется самостоятельно. Например, в одной из вариаций указания экспериментатор давал не лично, а по телефону, — и процент дошедших до конца сразу снизился до 20 (а иные вообще врали, что продолжают, хотя переставали бить «ученика» током). В другом испытуемым позволяли самостоятельно выбирать напряжение удара — никто не превысил 195 вольт. Таким образом было доказано, что послушание должностным обязанностям превозмогает изначальное отсутствие садистских наклонностей. И надсмотрщики немецких концлагерей, вполне вероятно, были хорошими людьми, просто попавшими под дурное влияние.

Передозировка

21 сестра из 22 испытуемых нарушила правила, дав пациенту заведомо опасное лекарство в чрезмерной дозировке

Вариацию эксперимента Милгрэма провёл в 1966 году психолог Чарльз Хофлинг. В различных госпиталях были отобраны 22 профессиональные медсестры, незнакомые друг с другом. Каждой в определённый момент позвонил человек, представившийся доктором Смитом (Хофлинг проверил, чтобы врача с такой фамилией в больницах не было) и отдал распоряжение ввести определённому пациенту дозу 20 мг астротена, а бумаги на лекарство обещал оформить позже.

На самом деле никакого астротена в природе не существует. В хранилища медикаментов каждой больницы были заранее подложены бутылочки с этикетками «Астротен» и указанной на них максимально допустимой дозой — 10 мг. То есть, вводя «лекарство» больному, сестра трижды нарушала кодекс поведения. Во-первых, она слушалась не известного ей врача, причём без всяких документальных подтверждений. Во-вторых, использовала неодобренное Министерством здравоохранения лекарство. А в-третьих, заведомо превышала максимальную дозу в два раза.

К удивлению Хофлинга, 21 медсестра из 22 испытуемых ввела астротен пациенту — лишь одна опытная дама отказалась сделать это, не найдя астротен в списках утверждённых лекарств.

Эксперимент позволил подтвердить правильность теории Милгрэма о «подчинении авторитету» и, между прочим, вызвал серьёзные дискуссии относительно обучения медсестёр и работы с персоналом в больницах США. Как отреагировали неправильно поступившие сёстры на известие о том, что всё это был «розыгрыш», неизвестно.

Кадр из экранизации истории «Третьей волны», немецкого фильма Die Welle (2008)

В отличие от остальных экспериментаторов, упомянутых в статье, автор «Волны» Рон Джонс не был психологом. Он был обычным школьным учителем и попросту не имел права проводить подобные опыты над своими учениками. Но он провёл — и благодаря этому стал знаменитым.

В одном из классов Джонсу задали вопрос: как же простые немцы могли игнорировать существование в их стране концлагерей? Как же они могли смотреть на то, что их соседей по дому забирают и уничтожают? Джонсу пришло в голову не читать лекцию, а показать наглядный пример. Он объявил, что все его ученики становятся участниками движения под названием «Третья волна» — со стороны это выглядело как игра. Девиз движения звучал: «Сила через дисциплину, сила через общность, сила через действие, сила через гордость».

Первый день Джонс объявил днём дисциплины: он требовал абсолютной бесшумности и слаженности во время прихода в класс, строгой посадки, чётких ответов на вопросы не более чем одним предложением. Поскольку это была игра, дети в неё включились и беспрекословно подчинялись.

Второй день стал днём общности. В качестве приветствия друг друга и учителя Джонс ввёл жест, очень напоминающий нацистское приветствие — отличие было только в изгибе руки. Причём здороваться таким образом участники «игры» должны были и за пределами школы.

Редкий снимок оригинальной «Третьей волны». Так как эксперимент проходил неофициально и был лишь «игрой», почти никаких документальных его свидетельств не осталось

Третий день был днём действия. Дети распространяли учение «Третьей волны» среди других учеников (впрочем, заинтересовавшиеся ребята из параллельных классов присоединялись к эксперименту и без пропаганды, сугубо из интереса). Нескольким ученикам поручили доносить Джонсу о нарушениях правил, но в итоге доносчиков оказалось немало, причём дети шли на это добровольно. Школьникам начали выдавать членские билеты — и к концу дня в «Третьей волне» принимало участие уже 200 человек! Более того, вскоре и директор школы при встрече поприветствовал Джонса салютом «Третьей волны».

На четвёртый день Джонс принялся за гордость. Он объяснил ученикам, что они участвуют во всеамериканской программе «Третья волна», направленной на становление новой нации; он придумал историю о сотнях отделений организации, об образовании ячеек по всей стране.

Безусловно, эксперименту сопротивлялись — но вяло. Отец одного из учеников воевал в Европе и видел «нацистскую эстетику» собственными глазами. Он попытался силой воздействовать на Джонса, но тот сумел доказать разгневанному родителю, что просто моделирует ситуацию, которой впредь нужно избегать.

На пятый день Джонс наглядно продемонстрировал и объяснил более чем двум сотням учеников, насколько их поведение схоже с поведением обычных немцев на волне арийского патриотизма 1930-х годов, тем самым дав ответ на давно уже забытый вопрос. Многие дети, а также руководство школы категорически настаивали на том, чтобы скрыть результаты «эксперимента манипуляции». Джонс согласился и опубликовал их лишь спустя десять с лишним лет. В отличие от официальных психологических экспериментов, опыт Джонса не стал предпосылкой для серьёзных научных работ, зато он ещё раз подтвердил, что человек — существо, легко поддающееся любым манипуляциям.

Оклахомский эксперимент со звуковыми ударами

В самом массовом психологическом эксперименте в истории принимал участие… целый город. С 3 февраля по 29 июля 1964 года близ города Оклахома-сити (на тот момент — 340 000 жителей, в агломерации — полмиллиона) было сымитировано 1253 звуковых удара — будто самолёты регулярно преодолевали звуковой барьер в непосредственной близости от жилья.

Преодоление самолётом звукового барьера, ко всему прочему, довольно эффектно выглядит

Впервые скорость звука на самолёте Bell X-1 преодолел пилот Чак Йегер ещё в 1947 году, но бурное развитие сверхзвуковой авиации пришлось на 1960-е, и правительство вознамерилось выяснить, каким образом повлияет на обычных граждан регулярное прохождение самолётами звукового барьера неподалёку от их домов. Это был четвёртый эксперимент в серии, но в первых трёх исследовалась только физика (количество лопнувших окон, медицинские показатели подопытных и так далее). А в Оклахоме решили оценить и психосоциальный фактор.

В опыте использовались четыре самолёта — Lockheed F-104 Starfighter, Convair B-58 Hustler, McDonnell F-101 Voodoo и Convair F-106 Delta Dart. Ежедневно с 7 утра до полудня раздавались регулярные «хлопки»; в итоге за первые 14 недель два самых высоких небоскрёба города потеряли суммарно 147 окон, не считая повреждений в других домах. Местные власти устроили скандал, и военные были вынуждены прекратить эксперимент.

Социологические опросы показали следующий результат. 72% опрошенных жителей города сказали, что им совершенно не мешали хлопки. Ещё 25% сказали, что жить так невозможно, но они терпели, полагая, что это скоро закончится. А оставшиеся 3% активно писали жалобы. Всего было подано 15 452 жалобы и 4901 претензия (в американском праве это разные формы бюрократического протеста), 93% которых были отклонены, а по остальным выплачено суммарно 123 тысячи долларов компенсаций. Закончилась же эта история групповым иском к правительству США, который привёл к закрытию проекта Boeing 2707 — единственной попытке США построить сверхзвуковой пассажирский самолёт.

Один из «охранников» Стэнфордского тюремного эксперимента. Тёмные очки скрывают взгляд

Стэнфордский тюремный эксперимент, организованный доктором Филиппом Зимбардо, широко известен во многом благодаря экранизации его истории — фильм «Эксперимент» с Морицом Бляйбтроем в главной роли стал одним из главных кинематографических событий 2001 года. Но в реальности эксперимент выглядел совершенно иначе — отчасти страшнее, отчасти мягче, нежели на экране.

Доктор Филипп Зимбардо жив и бодр до сих пор (на фото ему 78 лет).

Зимбардо не сам придумал эксперимент — по сути, это был заказ от ВМФ США. В армии и на флоте участились случаи «дедовщины», особенно в отношении солдат, попавших на гауптвахту. Кроме того, солдаты-надзиратели в военных тюрьмах, поработав некоторое время, начинали чрезмерно жестоко относиться к заключённым, что тоже вызывало беспокойство в армейских кругах.

Доктор разработал простую, но эффективную методику. В подвале факультета психологии Стэнфордского университета была смоделирована тюрьма, «директором» которой стал сам Зимбардо, а управляющим — его аспирант. Остальные же 24 молодых человека (все — мужчины) были набраны случайным образом. Они были поделены на две группы — заключённых и надзирателей. И тем, и другим были разъяснены их права и обязанности, а дальше Зимбардо пустил систему на самотёк, ограничившись лишь сторонним наблюдением.

Собственно, прав и обязанностей было немного. Охранники получили униформу, солнечные очки и дубинки; они должны были работать посменно, осуществлять обход «тюрьмы» и контролировать порядок. Заключённых обрядили в неудобные халаты с номерами и шлёпанцы, а на лодыжках они носили цепочки как знак ограничения свободы. Но главное — в ходе инструктажа Зимбардо многократно повторил, что охранники имеют стопроцентную власть, а заключённые — совершенно бессильны.

«Охранники» и «заключённые» во время эксперимента Зимбардо. Картонные коробки на головах — одно из издевательств

Интересно, что «заключённые» ждали начала эксперимента дома и никакого инструктажа не проходили. Просто их внезапно забрали, провели через полную процедуру осмотра и отправили «за решётку» — это делалось ради реалистичности модели.

Изначально эксперимент был рассчитан на две недели, но Зимбардо был вынужден прервать его через шесть дней, поскольку ситуация полностью вышла из-под контроля. Охранники в первый же день вошли во вкус власти и на второй день начали активно издеваться над заключёнными — бить их во время расчёта по номерам, заставлять отжиматься и делать другие физические упражнения, в результате чего тут же вспыхнул микробунт, жестоко подавленный в течение нескольких минут. На третий день охранники отказывали заключённым в праве помыться, лишали неугодных им «зэков» матрасов, заставляли чистить сортиры голыми руками и тому подобное. Одного из заключённых, объявившего голодовку, заперли в «карцере» (чулане), откуда его лично выпустил Зимбардо, потому что это никак не входило в план эксперимента.

Садистские наклонности у обычных людей проявились в течение столь короткого времени, что Зимбардо просто не успевал реагировать на спонтанные изменения ситуации. При этом заключённые, в свою очередь, тоже менялись в психологическом плане. Они постоянно находились в подавленном, угнетённом состоянии, стремление к мятежу прошло уже на четвёртый день, а иные готовы были выйти из эксперимента до его окончания, отказавшись от оплаты.

Мориц Бляйбтрой среди других «заключённых» в фильме «Эксперимент»

Данные, полученные в результате эксперимента Зимбардо, впоследствии использовались при изучении психологии заключённых и надсмотрщиков — как в армии, так и в обычных тюрьмах. Благодаря эксперименту были наглядно продемонстрированы слабые стороны американской пенитенциарной системы, а некоторые её элементы были видоизменены в соответствии с рекомендациями психологов.

К слову, схожий эксперимент провели в 2006 году психологи Алекс Хэслем и Стив Райчер — на этот раз по заказу телекомпании BBC. Результаты эксперимента отличались от Зимбардо в «более мягкую» сторону — в первую очередь из-за изменённых условий. Эксперимент был частью телешоу и не принёс серьёзной пользы развитию психологии как науки.

* * *

Как уже упоминалось ранее, количество психологических экспериментов сомнительной корректности исчисляется десятками и сотнями. В принципе, провести любой подобный эксперимент, не нарушая никаких этических норм, почти невозможно, — но это нарушение во благо, поскольку результаты опытов способны помочь множеству людей и улучшить общество. Тем более что в большинстве случаев подопытные участвуют в экспериментах добровольно, а их работа хорошо оплачивается. Лишь бы это благо не обернулось трагедией для его участников.

3 психологических эксперимента, которые многое объясняют / Newtonew: новости сетевого образования

Эксперимент — это мощное мыслительное приспособление, которое помогает отделить друг от друга явления окружающего мира и выявить их суть. С помощью экспериментов можно глубже понять и ярче продемонстрировать не только свойства химических соединений, но и черты социальной жизни — и образовательного процесса в частности.

Мы собрали эксперименты, которые считаются классикой в социальной психологии и в своё время вызвали большие дискуссии. Их результаты могут удивить, а могут показаться подтверждением того, о чём вы и так прекрасно знаете. (В последнем случае вы, возможно, вы стали жертвой эффекта ретроспективного искажения, в народе известного в форме поговорки «задним умом все крепки»).


1. Как научить беспомощности

Непонимание логики происходящего + отсутствие контроля → пассивность и добровольное бессилие

Эффект «выученной беспомощности» ярко продемонстрировали знаменитые эксперименты Мартина Салигамана из Пенсильванского университета, проведённые в 1960-х годах.

У собак, запертых в клетки, формировали реакцию страха на высокие звуки. Для этого, как и положено в классических экспериментах, животных били слабыми разрядами электрического тока. Когда тот же опыт повторили при открытых клетках, собаки, к удивлению экспериментаторов, не стали убегать, а только ложились на пол и скулили.

В другом варианте эксперимента собак разделили на 3 группы: первые могли отключить ток, нажав носом на кнопку, вторых же переставали бить током, только когда первые справлялись с этой задачей, а собак из третьей группы вообще оставили в покое.

Затем всех животных поместили в ящик с перегородкой: ударов тока можно было избежать, перепрыгнув на другую сторону.

Собаки из первой группы преодолевали это препятствие, в то время как другие недолгое время метались по клетке, а затем ложились на пол и просто ждали, когда это мучение кончится.

Источник: cnx.org

После нескольких безуспешных попыток изменить ситуацию следует пассивность и бессилие, которое сохраняется, даже если условия изменились и на происходящее уже можно повлиять. Верно и обратное: если у собаки есть опыт самостоятельного преодоления препятствий, она не так-то просто поддается тренировке на беспомощность. Поэтому дворовые собаки в этом эксперименте сдавались реже и позже, чем лабораторные.

Всё это относится не только к собакам, но и к людям. В эксперименте Эллен Лангер и Джудит Роден учёные поделили обитателей дома престарелых на две группы: к первым относились услужливо и внимательно, но избавили ото всех забот (например, персонал принес в комнаты растения и сам ухаживал за ними), вторых же всячески подталкивали к самостоятельному выбору — мотивировали высказывать пожелания и обставлять комнаты по своему усмотрению.

Первая группа постепенно становилась пассивной и деградировала, а люди во второй группе стали более оживлёнными, активными и счастливыми.

Источник: kinopoisk.ru

Всё это напрямую относится к образовательной среде. Лучший способ сделать людей пассивными и безответственными — это учить их беспомощности, лишая самостоятельного выбора и инициативы, как это часто и происходит в наших школах и университетах.


2. Один сейчас или два потом?

Способность откладывать получение удовольствия → жизненный успех

Знаменитый «маршмеллоу тест» (зефирный эксперимент), впервые проведённый в конце 1960-х Уолтером Мишелом из Стенфордского университета.

Группу детей 4–6 лет ставили перед выбором — съесть зефир прямо сейчас или подождать 15 минут и получить вдвое больше. Дети реагировали на ситуацию по-разному (в основном это зависело от их возраста и обстановки), но примерно треть дожидалась прихода экспериментатора и получала заслуженный бонус.

Не съесть вкусный зефир, когда он прямо перед тобой — не так просто, как вы думаете

Источник: youtube.com

Но самое важное выяснилось потом. Дети, которые смогли выдержать 15 минут зефирного теста, в 14-летнем возрасте получили лучшие результаты по тесту SAT (стандартная проверка когнитивных способностей для поступающих в колледжи), а родители считали их более компетентными и самостоятельными.

В 2011 году участников того же эксперимента, которые уже стали взрослыми, засунули в томограф. Выяснилось, что префронтальная кора — зона, ответственная за рациональное принятие решений, — у них по-разному взаимодействует с вентральным стриатумом (участок, который связан с формированием пристрастий). Видимо, рациональная часть мозга так или иначе соперничает с зоной, которая ищет удовольствий здесь и сейчас.

Решения префронтальной коры у более успешных участников эксперимента перевешивали порывы более жадного до удовольствий стриатума.

Источник: giphy.com

По итогам дополнительных исследований выяснилось, что способность откладывать удовольствие — характеристика, которая прочно коррелирует с успехом на всём протяжении жизни. Но это не значит, что её нельзя развить в себе самостоятельно.

  • Не есть зефир сразу и развить самоконтроль поможет книга «Развитие силы воли», которую написал сам Уолтер Мишел.

3. К чему ведёт жесткая дисциплина и власть авторитета

Дисциплина + отказ от свободы и собственного мнения → управляемость и дискриминация

Эксперимент 1967 года, проведённый школьным учителем Рона Джонсом в 10 классе обычной американской средней школы.

Позднее он назвал это одним из самых пугающих событий в его преподавательской деятельности, — и было отчего.

Источник: kinotom.com

Эксперимент начался с вопроса одного из учеников, когда они проходили Вторую мировую войну: как рядовые немцы могли жить, зная о массовых расправах и уничтожении евреев? Этой проблеме Джонс и решил посвятить следующие семь дней.

Он рассказал ученикам о красоте дисциплины, научил стоять по стойке «смирно» и четко отвечать на вопросы; показал силу общности — ввел специальный приветственный жест и совместное скандирование; раздал членские билеты и приучил к строго определенным правилам распорядка. В результате в группе распространилось доносительство — о нарушениях с готовностью сообщали даже те ученики, которые не обязаны были этого делать.

К классу присоединялись добровольцы, поэтому к четвергу членами «третьей волны» были уже около 80 подростков. Затем Джонс объяснил, что их организация — часть общенациональной молодёжной программы, направленной во благо народа. Её отделения уже открыты по всей стране, и в пятницу по телевизору выступит их лидер.

К этому выступлению в классе собралось около 200 человек, и тогда Джонс наконец объявил, что никакой третьей волны не существует, ученики стали объектами манипуляции и вели себя примерно также, как немцы во времена Третьего рейха. Эксперимент стал тяжёлым ударом не только для многих учеников, но и для самого учителя.

Документальный фильм об эксперименте, где об этом опыте рассказывает сам Рон Джонс.

Источник: youtube.com

История этого эксперимента долгое время оставалась неизвестной, но сейчас ей посвящено уже несколько полнометражных фильмов, не говоря уже о многочисленных публикациях.

Ещё один известный учительский эксперимент был посвящён дискриминации. Преподавательница начальной школы Джейн Эллиотт поделила класс на кареглазых и голубоглазых, объяснив, что первые превосходят других по своим природным способностям, и предоставила им некоторые привилегии. Уже через день группа «избранных» стала более жестокой, а голубоглазые, оказавшиеся в меньшинстве — более тихими и пассивными.

Принадлежность к группе, подкреплённая авторитетом и строгой дисциплиной, может проявить в нас самые худшие качества. И происходит это пугающе быстро.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

эксперимент, психологические эксперименты, научный эксперимент, эксперимент в психологии, метод эксперимента, аспирантура.рф

Экспериментальная часть диссертации по психологии (эксперимент в психологии)


Экспериментальная часть диссертационного исследования выполняется с целью подтверждения или опровержения гипотезы, выдвинутой автором в ходе его исследований, приведенных в теоретической части диссертации.
На первом этапе экспериментального исследования выбирается метод решения поставленной задачи.
К основным методам, применяемым в психологии для решения задач относятся следующие методы:
-лабораторный и естественный эксперимент;
-наблюдение;
-исследование продуктов деятельности;
-анкетирование и тестирование;
-биографический метод;
-психологическое моделирование;
-сравнительно-генетический метод и др.
Основным методом психологии на современном этапе является метод эксперимента. При поведении эксперимента специально создаются условия, которые стимулируют проявление исследуемого психического явления. При проведении эксперимента изучается и оценивается влияние отдельных факторов на возникновение и динамику исследуемого психического явления, с целью выявления соответствующей закономерности.
При проведении лабораторного эксперимента для определения психических реакций, возникающих вследствие внешних воздействий, применяется специальное лабораторное оборудование, причем поведение испытуемых определяется специальными заданиями и инструкциями. При проведении естественного эксперимента деятельность человека направляется в соответствии с целью эксперимента, но сам эксперимент проводится в обычных условиях жизнедеятельности человека, причем испытуемый обычно не знает о свеем участии в эксперименте.
Методы наблюдения предполагают объяснение психического явления в процессе специально организованного его восприятия.
Методом тестирования исследуются способности, навыки, склонности испытуемого.
Биографический метод исследования на основе анализа жизненного пути человека спрогнозировать возможные события в будущем.
Сравнительно-генетический метод — способ изучения психических закономерностей посредством сравнения отдельных фаз психического развития индивидов.
Следующим этапом является определение зависимых и независимых переменных. Независимая переменная — это переменная, которой исследователь манипулирует с целью определения влияния ее динамики на динамику зависимой переменной. Выбранный метод должен позволять регистрировать динамику зависимой переменной.
Дальнейшим этапом является выбор дополнительных переменных, после чего формируется план экспериментального исследования.
Для воплощения плана производится обоснование выборки и формирование контрольных и экспериментальных групп исследуемых, после чего с испытуемыми проводится инструктирование и мотивирование.
В процессе эксперимента все полученные результаты фиксируются и готовятся для обработки.
Для обработки результатов исследования необходимо обосновать выбор метода статистической обработки данных.
После статистической обработки результатов исследования проводится сравнительный анализ гипотезы и полученных результатов. Иногда требуется увеличение объемов выборки, после чего результаты проведенных исследований фиксируются в виде таблиц, графиков, рисунков.
По результатам выполненных исследований составляется текстовая часть диссертации, в которой описываются, как методы исследований и характеристики испытуемых, так и результаты исследований. Текстовая часть заканчивается выводами по главе.
Также можно посмотреть консультации аспирантам по вопросам поступления в аспирантуру, обучения и написания диссертации.

Поступление в аспирантуру

Главная Выбор аспирантуры Номенклатура специальностей Очная аспирантура Заочная аспирантура Аспирантуры Москвы Аспирантуры России Поступление в аспирантуру Реферат в аспирантуру Соискательство

Учеба в аспирантуре

Учеба в аспирантуре Индивидуальный план Кандидатский минимум

Написание диссертации

Как написать диссертацию Тема диссертации Концепция диссертации Актуальность диссертации Степень разработанности проблемы Научная новизна Объект и предмет исследования Методы исследования Цели и задачи диссертации Достоверность научных положений Научные положения Практическая значимость работы Апробация и внедрение результатов Структура диссертации Оформление диссертации Введение диссертации Написание текста диссертации Заключение Титульный лист диссертации Библиография Приложение к диссертации

Научные статьи

Научные статьи

Защита диссертации

Заслушивание диссертации Заключение о предварительной защите Отзыв ведущей организации Отзыв официального оппонента Отзыв руководителя Автореферат диссертации Текст и структура автореферата диссертации Оформление автореферата диссертации Отзыв на автореферат Защита диссертации на совете Документы для сдачи в диссертационный совет Рассмотрение диссертации в ВАК Помощь аспирантам

Распространенные вопросы

Аспирантура и отсрочка от армии Где опубликовать научную статью Книга диссертация

Эксперименты в психологии. Формирование страха и удары током. Часть 1

Самые интересные исследования, которые изменили представление о психологии человека.

{«id»:149894,»url»:»https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1″,»title»:»\u042d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0438\u043c\u0435\u043d\u0442\u044b \u0432 \u043f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438. \u0424\u043e\u0440\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u0445\u0430 \u0438 \u0443\u0434\u0430\u0440\u044b \u0442\u043e\u043a\u043e\u043c. \u0427\u0430\u0441\u0442\u044c 1″,»services»:{«vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1&title=\u042d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0438\u043c\u0435\u043d\u0442\u044b \u0432 \u043f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438. \u0424\u043e\u0440\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u0445\u0430 \u0438 \u0443\u0434\u0430\u0440\u044b \u0442\u043e\u043a\u043e\u043c. \u0427\u0430\u0441\u0442\u044c 1″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1″,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1&text=\u042d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0438\u043c\u0435\u043d\u0442\u044b \u0432 \u043f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438. \u0424\u043e\u0440\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u0445\u0430 \u0438 \u0443\u0434\u0430\u0440\u044b \u0442\u043e\u043a\u043e\u043c. \u0427\u0430\u0441\u0442\u044c 1″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1&text=\u042d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0438\u043c\u0435\u043d\u0442\u044b \u0432 \u043f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438. \u0424\u043e\u0440\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u0445\u0430 \u0438 \u0443\u0434\u0430\u0440\u044b \u0442\u043e\u043a\u043e\u043c. \u0427\u0430\u0441\u0442\u044c 1″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1″,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u042d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0438\u043c\u0435\u043d\u0442\u044b \u0432 \u043f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438. \u0424\u043e\u0440\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u0445\u0430 \u0438 \u0443\u0434\u0430\u0440\u044b \u0442\u043e\u043a\u043e\u043c. \u0427\u0430\u0441\u0442\u044c 1&body=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1″,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

4629 просмотров

XX век выдался очень интересным. Именно в этот промежуток времени в психологию плотно вошёл экспериментальный метод. С одной стороны появились интереснейшие научные данные, но с другой стороны возникли проблемы с этической стороной этих экспериментов.

Поэтому сегодня я запускаю цикл рассказов про эксперименты в психологии.

Эксперимент «Маленький Альберт»

Этот эксперимент поставил Джон Уотсон, основатель бихевиоризма.

Бихевиоризм — это направление в психологии, которое изучает только поведение, поскольку именно оно поддаётся измерению и наблюдению. Согласно этому направлению, всё наше поведение состоит из рефлексов (реакции на раздражители) и наследственности.

Джон Уотсон считал, что наше поведение зависит от внешних стимулов и внешней среды, а не от внутренних психических процессов. И чтобы доказать правоту своей теории, он решил провести эксперимент.

В конце 1919 года Уотсон выбрал для эксперимента 11 — месячного Альберта. Ребёнок был здоров, по заявлению Уотсона. Они проверили реакции малыша, показывая ему белую крысу, белого кролика, вату, горящую газету и хлопковую пряжу. Ребёнок не испытывал страх перед этими предметами. Затем Уотсон приступил к формированию страха перед этими вещами.

Страх формировался по методу условных рефлексов. Одновременно с тем, как ребенку давали поиграть с белой крысой, экспериментатор сильно бил молотком по стальной полосе так, чтобы Альберт не видел молотка и полосы. Громкий звук пугал Альберта. После нескольких повторений, малыш начинал плакать при виде крысы, поскольку сформировалась устойчивая ассоциативная связь, между громким звуком и крысой.

Первый этап был завершен — условный рефлекс страха сформировался.

Процесс эксперимента:

Потом была взята пауза на несколько дней. Как только эксперимент возобновился, Уотсон проверил его реакцию — крыса всё еще вызывала страх. Теперь нужно было проверить — случился ли перенос реакции страха на других животных и похожие предметы. Выяснилось — ребёнок действительно боится кролика (сильно), собаки (слабо), мехового пальто, хлопковой пряжи (минимально).

После, Уотсон планировал снять реакцию страха, но не успел, поскольку ребёнка забрали из больницы, где проводилось исследование.

Вот что Уотсон написал о своём эксперименте:

Через двадцать лет фрейдисты, если их гипотезы не изменятся, анализируя страх Альберта перед пальто из меха морского котика (при условии, что он придет к ним на сеанс), возможно, будут упрашивать его пересказать им содержание его сна и скажут, что Альберт в возрасте трех лет пытался играть с волосяным покровом на лобке своей матери и получил за это взбучку. (Мы никоим образом не отрицаем, что это могло бы вызвать условную реакцию в любом другом случае.) Если бы психоаналитик в достаточной степени подготовил бы Альберта к признанию такого сна в качестве объяснения его избегательных тенденций и если бы психоаналитик обладал властью и личным авторитетом для того, чтобы добиться своей цели, то Альберт, возможно, был бы полностью убежден в том, что его сон действительно раскрыл все факторы, приведшие к возникновению этого страха

Джон Уотсон

психолог

Но всё оказалось не так гладко, как хотелось. Во-первых, эксперимент не повторялся, поэтому говорить о его надежности не приходится. Во-вторых, через пол года Уотсону пришлось покинуть свой университет, поскольку всплыл его роман с аспиранткой. В-третьих, дальнейшая судьба ребёнка неизвестна, есть утверждение, что у него была гидроцефалия и он умер.

Использованная литература:

Эксперимент Стэнли Милгрэма

Стэнли Милгрэм хотел выяснить, насколько далеко готов зайти человек, следуя приказам авторитетного лица.Тема такого исследования была навеяна военными преступлениями нацисткой Германии. Естественно, он планировал провести эксперименты в Германии, но при пробном тестировании оказалось, что повиновения авторитету достаточно и в США.

Я обнаружил столько повиновения, что не вижу необходимости проводить этот эксперимент в Германии

Стэнли Милгрэм

психолог

Участникам эксперимента настоящая цель исследования не сообщалась, а говорилось, что будет исследования влияния боли на память. Для опыта набирались реальные испытуемые, а также «актёр», который играл роль другого испытуемого. Один из участников («ученик») должен был заучивать пары слов из длинного списка, пока не запомнит каждую пару, а другой («учитель») — проверять память первого и наказывать его за каждую ошибку всё более сильным электрическим разрядом.

Естественно, в ходе «фейк — жребия», учителем становился реальный испытуемый, а учеником подставной «актёр». Ставшему «учителем» испытуемому давали легкий разряд тока, а затем он наблюдал, как его «ученика» привязывают к стулу и прикрепляют на нём электроды.

После, испытуемого уводили в другую комнату и сажали за пульт генератора тока с переключателем в диапазоне от 15 до 450 вольт с шагом переключения в 15 вольт.

Экспериментатор (E) требовал от «учителя» (T) давать «ученику» (L) простые задачи на запоминание и при каждой ошибке «ученика» нажимать на кнопку, якобы наказывающую «ученика» ударом тока

Учитель должен был зачитывать список ассоциативных пар слов ученику, а тот должен был их запомнить. В случае ошибки учитель сообщал, что ответ неверен, а также говорил, сколько вольт получит ученик, нажимал на кнопку, якобы наказывающую ученика ударом тока, и затем сообщал правильный ответ. Для лучшего понимания силы удара на переключателе проставили пометки: «слабый удар», «очень чувствительный», «опасный для жизни», а напротив уровней в 435 и 450 вольт поставили пометку «ХХХ».

Естественно, ученика никто не бил током, актёр лишь притворялся. Ответы ученика были стандартизованы и подбирались таким образом, чтобы в среднем на каждый верный ответ приходилось три ошибочных.

Если учитель сомневался, прежде чем дать очередной «разряд», экспериментатор заверял его, что берет на себя полную ответственность за происходящее с учеником, и говорил: «Продолжайте, пожалуйста. Опыт должен быть доведен до конца. Вы должны это сделать, у вас нет выбора».

Результат был таким, что из 40 мужчин разных возрастов, принявших участие в эксперименте, 63% дошли до использования разрядов 450 вольт, уступая требованиям экспериментатора.

Это конечно поразило Милгрэма, ведь он ожидал, что люди остановятся намного раньше. Поэтому попросил актёров играть ещё более артистичнее, ссылаясь на больное сердце. Но результаты были такими же: из 40 новых добровольцев, 65% следовали указаниям экспериментатора и доходили до 450 вольт.

Процесс эксперимента:

После этого эксперимента Милгрэм предположил, что человек не обладая возможностью или компетентностью для принятия решения, отдаёт его на волю группы и её иерархии. В данном случае влиял авторитет экспериментатора. Если сурового экспериментатора заменяли более добрым, ему отказывались подчиняться 80% «учителей».

Использованная литература:

Три главных эксперимента психологии оказались мистификациями. Зачем ученым это было нужно

Недавнее расследование французского документалиста Тибо ле Тексье и американского ученого и писателя Бена Блума показало, что результаты одного из основополагающих экспериментов в психологии – проведенного в 1971 году Стэнфордского тюремного эксперимента Филипом Замбардо – оказались сфальсифицированными.

Эксперимент вошел во многие университетские учебники по социальной психологии и бихевиоризму, в популярную культуру, а многие ученые апеллировали к нему, рассказывая о причинах зверств во время Холокоста, пыток в американской тюрьме в Ираке Абу-Грейб или полицейской жестокости в целом.

Настоящее Время рассказывает, в чем была суть мистификаций Стэнфордского тюремного эксперимента, и как другие знаменитые эксперименты, которые глубоко укоренились в учебниках психологии и сознании людей, оказывались подтасовкой фактов.

В тюрьме Зимбардо

В 1971 году молодой профессор Филипп Зимбардо с командой исследователей собрал в подвале психологического факультета Стэнфордского университета макет тюрьмы, в который на несколько дней поселил девять «заключенных» и девять «надзирателей». Роли распределились путем жеребьевки между мужчинами-студентами университетов, найденными через объявление в газете. Эксперимент должен был продлиться две недели, но из-за того, что насилие и психологическое состояние подопытных, как говорилось в изначальных результатах исследования, вышли из-под контроля, эксперимент пришлось остановить через шесть дней.

Всех участников погружали в тюремную атмосферу: «охранникам» раздали специальную форму и дубинки, «заключенных» же внезапно забирали из дома, проводили полный осмотр в соответствии с протоколом со снятием отпечатков, одели в робу.

По данным заключения, молодые люди слишком быстро взяли на себя предписанные роли: «надзиратели» стали излишне жестокими и применяли психическое и физическое насилие к «заключенным», у тех, в свою очередь, развилась излишняя пассивность и наблюдались серьезные проблемы с психикой. Этот эксперимент часто служит примером того, насколько глубоко приписанные социальные роли и различные ситуации влияют на поведение и мироощущение человека.

Эксперимент финансировал Исследовательский центр американского военно-морского флота – начальство пыталось разобраться в причинах регулярных конфликтов между перевозимыми заключенными и тюремной охраной.

Как выяснилось в 2018 году из архивных записей эксперимента, Зимбардо и его группа исследователей провела подробный инструктаж для «надзирателей», напрямую призывая использовать психологическое насилие по отношению к «заключенным» и «создать чувство угнетения» и беспомощности. Как говорится в расшифровках эксперимента, один из лаборантов Зимбардо Дэвид Джаффе предлагал идеи для унижения «заключенных» и настаивал на еще более жестоком отношении. Все это делалось, по словам организаторов, чтобы привлечь внимание СМИ.

Доктор Филип Зимбардо во время лекции о пытках в американской тюрьме в Ираке Абу Грейб, Калифорния, 2007 год

Более того, нервный срыв одного из «заключенных» Дугласа Корпи, который стал основанием для выводов Зимбардо, по словам самого участника эксперимента, был сымитирован, чтобы выйти из испытания – ему нужно было готовиться к экзаменам в своем университете. А причина голодовки «заключенного» Клэя Рамзи была связана не с действиями «надзирателей», как преподносилось ранее, а с отношением исследователей, которые отказались отпустить его с эксперимента, после требования это сделать.

Новые данные поднимают этические и легальные вопросы, лежавшие в основе эксперимента. Выводы и поведение людей оказались манипуляцией, а поведение исследователей частично нарушало уголовный кодекс США.

Авторитет, подчинение и удары током

В частичной фабрикации данных уличили другого знаменитого социального психолога, однокурсника Зимбардо Стэнли Милгрэма, который исследовал природу подчинения и повиновения авторитету. Он пытался понять, почему рядовые немцы в период Второй мировой участвовали в массовых убийствах в концлагерях, и сколько боли люди могут причинить другому человеку, если это часть их работы.

В эксперименте 1963 года, который его прославил, Милгрэм изначально вводил испытуемых в заблуждение – якобы он исследовал влияние тока на память. В эксперименте участвовал выступающий в роли «ученика» актер, к которому якобы прикрепляли активные электроды, и независимый испытуемый, который из-за ширмы как «учитель» за каждый неправильный ответ на поставленный вопрос должен был включать электрический разряд. «Учитель» не знал, что «ученик» – актер.

Актер нарочно давал неправильные ответы и имитировал боль от разряда. Сам Милгрэм давал «учителю» указания с каждым последующим неправильным ответом увеличивать мощность разряда, невзирая на протесты и мольбы «ученика» прекратить эксперимент. На панели для «удара током» с шагом в 15 вольт шкала раскинулась от 15 до 450 вольт. Больше половины испытуемых – 26 из 40 – подчинились Милгрэму и выкрутили ручку до конца, еще 14 отказывались продолжать после слез актера. Эксперимент показал, насколько даже абстрактный авторитет может заставлять подавлять волю человека, несмотря на внутренний конфликт.

Как выяснили в конце 2017 года двое ученых из американского и немецкого университетов после детального прочтения интервью участников эксперимента, которые были записаны сразу же после, 72% выкрутивших ручку испытуемых знали о том, что на самом деле они не причиняют боль. Об этом они догадались сами – «никто бы не позволил» бить настолько сильным разрядом живого человека, и кто-то посчитал сам эксперимент неубедительным.

Все эти интервью не учитывались в подготовке выводов эксперимента. Таким образом, Милгрэм пренебрег тем, что люди полностью понимали, что их обманывают, и просто играли на публику. Это доказывает, отмечают в Британском психологическом сообществе, что результаты, которые описал Милгрэм, не объясняют природу подчинения авторитету и представляют совсем иное исследование.

Попкорн и 25-й кадр

Несмотря на то, что одна из самых мистифицированных теорий о влиянии на подсознание человека – 25-м кадре – была признана полностью сфабрикованной, в том числе и самим автором, она до сих пор остается одной из самых популярных в конспирологии и используется маркетологами и псевдопсихологами.

В 1957 году американский маркетолог и исследователь Джеймс Викари опубликовал научную статью, в котором утверждал, что добился уникальных результатов после эксперимента в одном из кинотеатров Нью-Джерси. Во время показа фильма второй проектор со скоростью 1/3000 секунды показывал «Ешь попкорн», «Пей Кока-колу». По данным Викари, эта техника помогла увеличить продажи попкорна в кинотеатре на 58% и напитков на 18%.

Вскоре после того, как эксперимент прославил Викари, он расширил свою компанию и начал сотрудничать с крупными фирмами – делал для них, как он сам это называл, сублиминальную рекламу. Попутно с бизнес-успехом Викари его резко начали критиковать в научном сообществе за недостаток данных и расплывчатость формулировок, а в Америке началась истерия, что сознанием людей может кто-то управлять без их согласия. Позже выяснилось, что директор кинотеатра, в котором Викари якобы проводил эксперименты, даже не слышал его имени. Под давлением общественности в 1962 году Викари признался, что все данные он выдумал, а эксперимента вовсе не было. Все было сделано для того, чтобы спасти его стремительно банкротившийся бизнес.

В течение нескольких десятилетий ученые различных исследовательских институтов в Канаде, Великобритании и США пытались повторить эксперимент Викари, но пришли к выводам, что мозг успевает зарегистрировать показанную информацию, но не воспринимает ее как прямое указание к действию или изменению в поведении или мыслях.

Несмотря на то, что сублиминальная реклама подавляющим большинством ученых признана неэффективной, в мире продолжают плодиться конспирологические теории, выпускаться материалы с «25-м кадром» для лечения различных болезней, например, алкоголизма, а несколько стран и вовсе приняли законы, которые запрещают использование этой техники.

экспериментальных методов в психологии | Simply Psychology

  1. Методы исследования
  2. Экспериментальные методы

Экспериментальный метод

Д-р Саул МакЛеод, опубликовано в 2012 г.


Экспериментальный метод включает манипулирование переменными для установления причинно-следственных связей. Ключевые особенности: контролируемые методы и случайное разделение участников на контролируемые и экспериментальные группы.

Эксперимент — это исследование, в котором гипотеза проверяется с научной точки зрения.В эксперименте манипулируют независимой переменной (причиной) и измеряют зависимую переменную (следствие); любые посторонние переменные контролируются.

Преимущество в том, что эксперименты должны быть объективными. Взгляды и мнения исследователя не должны влиять на результаты исследования. Это хорошо, поскольку делает данные более достоверными и менее предвзятыми.

Вам необходимо знать три типа экспериментов:

1. Лабораторный эксперимент

1. Лабораторный эксперимент

Лабораторный эксперимент — это эксперимент, проводимый в строго контролируемых условиях (не обязательно в лаборатории), где возможны точные измерения. .

Исследователь решает, где будет проводиться эксперимент, в какое время, с какими участниками, при каких обстоятельствах и с использованием стандартной процедуры.

Участники случайным образом распределяются по каждой группе независимых переменных. Примером может служить эксперимент Милгрэма по послушанию или исследование автокатастрофы Лофтуса и Палмера.

  • Сила : легче воспроизвести (то есть скопировать) лабораторный эксперимент. Это потому, что используется стандартизированная процедура.
  • Strength : Они позволяют точно контролировать посторонние и независимые переменные. Это позволяет установить причинно-следственную связь.
  • Ограничение : Искусственность обстановки может привести к неестественному поведению, не отражающему реальную жизнь, то есть к низкой экологической значимости. Это означает, что было бы невозможно обобщить результаты для реальной жизни.
  • Ограничение : Характеристики спроса или эффекты экспериментатора могут искажать результаты и становиться смешивающими переменными.

2. Полевой эксперимент

2. Полевой эксперимент

Полевые эксперименты проводятся в повседневной (т.е. реальной жизни) среде участников. Экспериментатор по-прежнему манипулирует независимой переменной, но в реальных условиях (поэтому не может реально контролировать посторонние переменные).

Примером может служить исследование послушания в больнице Хольфинга.

  • Сила : поведение в полевом эксперименте с большей вероятностью будет отражать реальную жизнь из-за ее естественных условий, т.е.е. более высокая экологическая ценность, чем лабораторный эксперимент.
  • Strength : Существует меньшая вероятность того, что характеристики спроса влияют на результаты, поскольку участники могут не знать, что они изучаются. Это происходит, когда исследование является скрытым.
  • Ограничение : меньше контроля над посторонними переменными, которые могут повлиять на результаты. Это мешает другому исследователю воспроизвести исследование таким же образом.

3. Натуральный эксперимент

3.Естественный эксперимент

Естественные эксперименты проводятся в повседневной (т.е. реальной жизни) среде участников, но здесь экспериментатор не может контролировать независимую переменную, как это происходит естественным образом в реальной жизни.

Например, в исследовании привязанности Ходжеса и Тизарда (1989) сравнивалось долгосрочное развитие детей, которые были усыновлены, опекались или вернулись к своим матерям, с контрольной группой детей, которые всю свою жизнь провели в своих биологических семьях.

  • Strength : поведение в естественном эксперименте с большей вероятностью будет отражать реальную жизнь из-за его естественных условий, то есть очень высокой экологической значимости.
  • Strength : Существует меньшая вероятность того, что характеристики спроса влияют на результаты, поскольку участники могут не знать, что они изучаются.
  • Strength : Может использоваться в ситуациях, в которых было бы этически неприемлемым манипулировать независимой переменной, например исследование стресса.
  • Ограничение : они могут быть более дорогими и трудоемкими, чем лабораторные эксперименты.
  • Ограничение : Нет контроля над посторонними переменными, которые могут повлиять на результаты. Это мешает другому исследователю воспроизвести исследование таким же образом.

Экологическая достоверность

Степень, в которой расследование отражает реальный жизненный опыт.

Эффекты экспериментатора

Это способы, которыми экспериментатор может случайно повлиять на участника своим внешним видом или поведением.

Характеристики спроса

Подсказки в эксперименте, которые заставляют участников думать, что они знают, что ищет исследователь (например, язык тела экспериментатора).

Независимая переменная (IV)

Переменная, которой экспериментатор манипулирует (т. Е. Изменяет) — предполагается, что она оказывает прямое влияние на зависимую переменную.

Зависимая переменная (DV)

Переменная, которую измеряет экспериментатор. Это результат (т.е. результат) исследования.

Посторонние переменные (EV)

Все переменные, которые не являются независимой переменной, но могут повлиять на результаты (DV) эксперимента. По возможности следует контролировать электромобили.

Смешивающие переменные

Переменные, которые повлияли на результаты (DV), кроме IV. Смешивающая переменная может быть посторонней переменной, которая не контролировалась.

Случайное распределение

Случайное распределение участников по условиям независимых переменных означает, что все участники должны иметь равные шансы принять участие в каждом условии.

Принцип случайного распределения состоит в том, чтобы избежать предвзятости при проведении эксперимента и ограничить влияние переменных участников.

Эффекты порядка

Изменения в успеваемости участников из-за того, что они повторяли один и тот же или подобный тест более одного раза. Примеры эффектов порядка включают:

(i) эффект практики: улучшение выполнения задачи из-за повторения, например, из-за знакомства с задачей;

(ii) эффект утомления: снижение производительности задачи из-за повторения, например, из-за скуки или усталости.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2012, 14 января). Экспериментальная методика . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/experimental-method.html

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2012, 14 января). Экспериментальная методика . Просто психология. https: // www.simplepsychology.org/experimental-method.html

iMotions

Экспериментальную психологию можно определить как научный и эмпирический подход к изучению психики. Экспериментальный подход означает, что участникам проводятся тесты как в контрольных, так и в экспериментальных условиях.

Это означает, что группа участников подвергается воздействию стимула (или стимулов), и их поведение в ответ записывается. Такое поведение сравнивают с каким-то условием контроля, которым может быть нейтральный стимул, отсутствие стимула или противодействие контрольной группе.

Экспериментальная психология занимается проверкой теорий человеческих мыслей, чувств, действий и не только — любого аспекта человеческого бытия, который затрагивает разум. Это широкая категория, которая включает в себя множество разделов (например, поведенческую психологию, когнитивную психологию). Ниже мы рассмотрим краткую историю экспериментальной психологии, аспекты, которые ее характеризуют, и обрисовываем в общих чертах исследования, которые привели к формированию этой области.

Содержание:

Краткая история экспериментальной психологии

Как и с чем-либо, и, возможно, особенно с научными идеями, трудно определить точный момент, когда возникла мысль или подход.Один из лучших кандидатов, с которым можно приписать появление экспериментальной психологии, — это Густав Фехнер, получивший известность в 1830-х годах. После получения докторской степени по биологии в Лейпцигском университете [1] и продолжения работы профессором он совершил значительный прорыв в концепции психических состояний.

Как рассказывают Шульц и Шульц [2]: «Увеличение интенсивности стимула, как утверждал Фехнер, не вызывает однозначного увеличения интенсивности ощущения … Например, добавление звука одного колокольчика к уже звонящему колоколу вызывает большее усиление ощущений, чем добавление одного колокола к 10 другим уже звонящим.Следовательно, эффекты интенсивности стимулов не абсолютны, а относятся к уже существующему количеству ощущений ».

В конечном итоге это означало, что ментальное восприятие реагирует на материальный мир — разум не реагирует пассивно на стимул (если бы это было так, то между интенсивностью стимула и фактическим восприятием существовала бы линейная зависимость. его), но динамически реагирует на него. Эта концепция в конечном итоге формирует большую часть экспериментальной психологии и основополагающей теории, согласно которой реакцию мозга на окружающую среду можно понять вычислимыми способами.

Фехнер продолжал исследования в этой области в течение многих последующих лет, проверяя новые идеи относительно человеческого восприятия. Еще в Гейдельберге другой немецкий ученый, интересовавшийся проблемой многозадачности, начал обнаруживать и записывать свои реакции на различные перцептивные стимулы. Этим ученым был Вильхем Вундт, находящийся под сильным влиянием работ Густава Фехнера.

Вильгема Вундта часто считают «отцом экспериментальной психологии», и он является отправной точкой для многих ее аспектов.Он основал первую лабораторию экспериментальной психологии, научный журнал и в конечном итоге формализовал этот подход как науку. Вундт высек в камне то, что Фехнер написал на бумаге.

На следующего ученого, который продвинулся в области экспериментальной психологии, непосредственно повлияло чтение книги Фехнера «Элементы психофизики». Герман Эббингаус, также немецкий ученый, провел первое должным образом формализованное исследование памяти и забывания, используя длинные списки (в основном) бессмысленных слогов (таких как «VAW», «TEL», «BOC») и записывая, как долго потребовалось, чтобы люди их забыли.

Эксперименты с использованием этого списка, касающиеся обучения и памяти, займут большую часть карьеры Эббингауза и помогут укрепить экспериментальную психологию как науку. Есть много других ученых, чей вклад помог проложить путь к направлению, подходу и успеху экспериментальной психологии (Герман фон Гельмгольц, Эрнст Вебер и Мэри Уитон Калкинс, и это лишь некоторые из них), но их работа выходит за рамки этого поста. Работа, которую они проделали, определила сферу деятельности, придав ей характеристики, описанные ниже.

Начало страницы

Что определяет экспериментальную психологию?

Определение любой научной области само по себе не является точной наукой — неизбежно есть аспекты, которые будут упущены. Однако экспериментальная психология включает по крайней мере три основных компонента, которые определяют ее: эмпиризм, фальсифицируемость и детерминизм. Эти особенности занимают центральное место в экспериментальной психологии, а также во многих других областях науки.

Эмпиризм относится к сбору данных, которые могут поддержать или опровергнуть теорию.В отличие от чисто теоретических рассуждений, эмпиризм занимается наблюдениями, которые можно проверить. Он основан на представлении о том, что все знания основаны на сенсорном опыте, что наблюдения можно воспринимать, а окружающие их данные можно собирать для проведения экспериментов.

Фальсифицируемость — основополагающий аспект всей современной научной работы. Карл Поппер, философ 20-го века, формализовал эту концепцию: для того, чтобы любая теория была научной, должен быть способ ее опровергнуть.

Теория относительности является научной, например, потому что не исключено, что появятся доказательства, опровергающие ее. Это значит, что его можно протестировать. Примером неопровержимого аргумента является то, что Земля моложе, чем кажется, но что она была создана, чтобы казаться старше, чем она есть — любые доказательства против этого отклоняются в самом аргументе, делая невозможным фальсификацию и, следовательно, непроверяемым.

Детерминизм относится к представлению о том, что любое событие имеет предшествующую причину.Применительно к психическим состояниям это означает, что мозг реагирует на стимулы, и что эти реакции в конечном итоге можно предсказать, если будут получены правильные данные.

Эти аспекты экспериментальной психологии присутствуют во всех исследованиях, проводимых в этой области. Существуют тысячи статей, посвященных исследованиям, проведенным в этом направлении — ниже мы рассмотрим лишь несколько из наиболее влиятельных и хорошо цитируемых исследований, которые сформировали эту область, и взглянем на будущее экспериментальной психологии.

Начало страницы

Классические исследования в экспериментальной психологии

Литтл Альберт

Одно из самых известных исследований в экспериментальной психологии было также одним из основополагающих исследований бихевиоризма. Этот эксперимент, широко известный как исследование «Маленького Альберта», проведенный в 1920 году, был сосредоточен на том, можно ли заставить ребенка бояться стимула посредством обусловливания (условием называется ассоциация реакции со стимулом) [3].

Психолог Джон Б.Уотсон разработал эксперимент, в котором ребенок подвергался воздействию безусловного стимула (в данном случае белой крысы) одновременно со стимулом, вызывающим страх (громкий, внезапный звук удара молотка по металлическому пруту). Повторение этого громкого шума в сочетании с появлением белой крысы в ​​конечном итоге привело к тому, что белая крыса стала условным раздражителем, вызывая реакцию страха даже без звука молотка.

В то время как исследование было явно проблематичным и не могло (и не должно!) Очищать какие-либо этические советы сегодня, оно имело огромное влияние для своего времени, показывая, как эмоциональные реакции человека могут быть сформированы преднамеренно посредством обусловливания — подвиг. проводится только с животными до этого [4].

Уотсон, которого его предыдущий профессор позже называл человеком, «который слишком высоко думал о себе и больше интересовался собственными идеями, чем людьми» [5], позже в равной мере почитали и ругали [2]. . Хотя его подход с тех пор справедливо ставится под сомнение, это исследование стало прорывом в понимании человеческого поведения.

Эксперимент соответствия Аша

Через три десятилетия после печально известного эксперимента Уотсона изучались убеждения, а не поведение.Исследование, проведенное Соломоном Ашем в 1951 году, показало, как групповое давление может заставить людей говорить то, во что они не верят.

Цель состояла в том, чтобы изучить, как социальное давление «побуждает людей сопротивляться или уступать давлению группы, когда последнее воспринимается как противоречащее действительности» [6]. Участников представили группе из семи человек, в которой, без их ведома, все остальные лица были актерами, нанятыми Ашем. Задача была представлена ​​как тест восприятия, в котором нужно было сравнивать длину строк.

Группе участников были показаны наборы линий — по три на одной карточке, одна на другой (как на изображении выше). Очевидная задача заключалась в том, чтобы сравнить три строки и сказать, какая из них больше всего походила на длину одной строки. Ответы были совершенно очевидны, и при индивидуальном тестировании участники получали правильный ответ в 99% случаев. Однако в этой групповой обстановке, в которой каждый актер, один за другим, неправильно произносил вслух неправильную реплику, ответы участников менялись.

В среднем около 38% ответов участников были неправильными — огромный скачок по сравнению с менее чем 1%, о которых сообщалось в негрупповых условиях. Исследование оказало огромное влияние на то, что показало, как на наши действия может повлиять среда, в которой мы находимся, особенно когда речь идет о социальных факторах.

Невидимая горилла

Если вы еще не знаете это исследование из названия, то лучше всего его испытать, посмотрев видео ниже и посчитав количество передач мяча.

Исследование, конечно, мало связано с подбрасыванием мяча, но больше связано с вероятностью не увидеть человека в костюме гориллы, который появляется в середине экрана в течение восьми секунд. Исследование, проведенное в 1999 году, изучало, как наши ресурсы внимания могут влиять на то, как мы воспринимаем мир [7]. Термин «слепота невнимания» относится к фактической слепоте нашего восприятия, когда наше внимание занято другой задачей.

В исследовании было проверено, как распределяется обработка внимания, предполагая, что объекты, которые имеют большее отношение к задаче, с большей вероятностью будут видны, чем объекты, которые просто находятся в непосредственной пространственной близости (очень грубо — что-то ожидаемое с большей вероятностью будет видно, даже если подальше, тогда как что-то неожиданное вряд ли можно увидеть, даже если оно близко).

Исследование не только показало влияние нашего восприятия на наш опыт, но и имеет практические последствия.Повторение этого исследования было выполнено с использованием отслеживания взгляда для записи визуального поиска радиологов, которым было поручено искать узелки на одном из нескольких рентгеновских снимков легких [8]. Как утверждают исследователи, «в последнем представленном случае была вставлена ​​горилла, размер которой в 48 раз превышает средний узел. Восемьдесят три процента радиологов не видели гориллу ».

Первоначальное исследование и последующие исследования имели решающее значение для демонстрации того, как наши ожидания в отношении окружающей среды могут формировать наше восприятие.Современные исследования основаны на каждой из идей и исследований, проведенных на протяжении почти 200 лет.

Начало страницы

Будущее экспериментальной психологии

Большая часть этой статьи была посвящена тому, что такое экспериментальная психология, откуда она взялась и чего она достигла. Неизбежный последующий вопрос — куда это идет?

Хотя делать прогнозы сложно, по крайней мере, есть указания.Лучше всего обратиться к специалистам в этой области. Шульц и Шульц называют современную психологию «наукой о поведении и психических процессах, а не только поведением, наукой, стремящейся объяснить явное поведение и его связь с психическими процессами». [2].

Ассоциация психологической науки (APS) запросила прогнозы у нескольких выдающихся исследователей психологии (оригинальная статья доступна здесь) и получила некоторые из следующих ответов.

Лаури Нумменмаа (доцент, Университет Аалто, Финляндия) предсказывает аналогичный путь Шульца и Шульца, заявляя, что «главной целью будущей психологической науки будет восстановление связи между мозгом и поведением».В то время как Модупе Акинола (доцент Колумбийской школы бизнеса) надеется, что «достижения в области технологий позволят создавать более ненавязчивые способы измерения телесных реакций».

Кристен Линдквист (доцент кафедры психологии Медицинского факультета Университета Северной Каролины) сосредотачивается на эмоциональных реакциях, говоря: «Мы только начинаем понимать, как ожидания, знания и предыдущий опыт человека формируют его или ее эмоции. Эмоции играют роль в каждый момент бодрствования, начиная от решений и заканчивая воспоминаниями и чувствами, поэтому понимание эмоций поможет нам понять разум в более широком смысле.

Тал Яркони (директор лаборатории психоинформатики Техасского университета в Остине) дает прямую оценку того, что ждет экспериментальную психологию в будущем: «Ученые-психологи будут иметь лучшие данные, лучшие инструменты и более надежные методы агрегирования и оценка».

Каким бы ни было будущее экспериментальной психологии, мы в iMotions надеемся и дальше способствовать развитию исследований и предоставлять инструменты для сбора более точных данных. Мы считаем, что интеграция биосенсоров имеет большой потенциал для продвижения вперед.

Надеюсь, вам понравилось читать это введение в экспериментальную психологию. Если вы хотите еще ближе познакомиться с предысторией и исследованиями в этой области, загрузите наше бесплатное руководство по человеческому поведению ниже.

Начало страницы

Список литературы

[1] Шираев Э. (2015). История психологии . Таузенд-Оукс, Калифорния: Публикации SAGE.

[2] Шульц Д. П. и Шульц С. Э. (2011). История современной психологии .Cengage, Канада.

[3] Watson, J.B .; Райнер, Р. (1920). «Условные эмоциональные реакции». Журнал экспериментальной психологии . 3 (1): 1–14. DOI: 10,1037 / h0069608.

[4] Павлов И. П. (1928). Лекции по условным рефлексам . (Перевод W.H. Gantt) Лондон: Аллен и Анвин.

[5] Брюэр К. Л. (1991). Перспективы Джона Б. Ватсона . В Дж. А. Кимбл, М. Вертхаймер и К. Уайт (редакторы), Портреты пионеров психологии (стр.171–186). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

[6] Asch, S.E. (1951). Влияние группового давления на изменение и искажение суждений . В Х. Гецков (ред.), Группы, лидерство и люди (стр. 177–190). Питтсбург, Пенсильвания: Карнеги Пресс.

[7] Саймонс Д. и Чабрис К. (1999). Гориллы среди нас: стойкая невнимательная слепота к динамическим событиям. Восприятие , 28 (9), стр 1059-1074.

[8] Дрю, Т., Вы, М. Л. Х., Вулф, Дж.М. (2013). Невидимая горилла снова поражает: у опытных наблюдателей наблюдается постоянная слепота по невнимательности. Психологическая наука, 24 (9): 1848–1853. DOI: 10.1177 / 0956797613479386.

Эксперименты | Введение в психологию

Как вы уже знаете, единственный способ установить наличие причинно-следственной связи между двумя переменными — это провести научный эксперимент. Эксперимент имеет иное значение в научном контексте, чем в повседневной жизни. В повседневном разговоре мы часто используем его, чтобы описать попытку чего-то впервые, например экспериментировать с новой прической или новой едой.Однако в научном контексте эксперимент имеет четкие требования к разработке и реализации.

Экспериментальная гипотеза

Для проведения эксперимента исследователь должен иметь конкретную гипотезу , которую нужно проверить. Как вы узнали, гипотезы можно сформулировать либо путем непосредственного наблюдения за реальным миром, либо после тщательного анализа предыдущих исследований. Например, если вы считаете, что детям нельзя разрешать смотреть передачи по телевидению, связанные с насилием, потому что это заставит их вести себя более агрессивно, то вы в основном сформулировали гипотезу, а именно, что просмотр телевизионных программ с насилием заставляет детей вести себя более агрессивно .Как вы могли прийти к этой гипотезе? У вас могут быть более молодые родственники, которые смотрят мультфильмы, в которых персонажи используют боевые искусства, чтобы спасти мир от злодеев, с впечатляющим набором ударов руками, ногами и защитными позами. Вы замечаете, что после некоторого просмотра этих передач ваши молодые родственники имитируют боевое поведение персонажей, изображенных в мультфильме (рис. 1).

Рисунок 1 . Наблюдение за таким поведением сразу после того, как ребенок смотрит телепрограммы с насилием, может привести вас к гипотезе о том, что просмотр телепрограмм с насилием приводит к увеличению проявления агрессивного поведения.(кредит: Эмран Кассим)

Именно такие личные наблюдения часто приводят нас к формулированию конкретной гипотезы, но мы не можем использовать ограниченные личные наблюдения и анекдотические свидетельства для тщательной проверки нашей гипотезы. Вместо этого, чтобы выяснить, подтверждают ли реальные данные нашу гипотезу, мы должны провести эксперимент.

Планирование эксперимента

Самый простой экспериментальный план включает две группы: экспериментальную группу и контрольную группу. Эти две группы созданы так, чтобы быть одинаковыми, за исключением одного различия — экспериментальной манипуляции.Экспериментальная группа , получает экспериментальные манипуляции, то есть исследуемое лечение или переменную (в данном случае жестокие телевизионные изображения), а контрольная группа — нет. Поскольку экспериментальные манипуляции — единственное различие между экспериментальной и контрольной группами, мы можем быть уверены, что любые различия между ними вызваны экспериментальными манипуляциями, а не случайностью.

В нашем примере того, как телепрограммы с насилием могут повлиять на насильственное поведение детей, мы даем экспериментальной группе возможность смотреть телепрограммы с насилием в течение определенного времени, а затем измерять их агрессивное поведение.Мы измеряем агрессивное поведение в нашей контрольной группе после того, как они смотрят ненасильственные телепрограммы в течение того же времени. Важно, чтобы с контрольной группой обращались так же, как с экспериментальной группой, за исключением того, что контрольная группа не подвергается экспериментальным манипуляциям. Следовательно, у нас есть контрольная группа, которая смотрит телепрограммы ненасильственных действий в течение того же времени, что и экспериментальная группа.

Нам также необходимо точно определить или ввести в действие то, что считается насильственным и ненасильственным.Оперативное определение — это описание того, как мы будем измерять наши переменные, и оно важно для того, чтобы позволить другим точно понять, как и что исследователь измеряет в конкретном эксперименте. Реализуя агрессивное поведение, мы можем считать примерами такого поведения только физические действия, такие как удары ногой или кулаком, или мы также можем включить гневные словесные обмены. Что бы мы ни определяли, важно, чтобы мы применяли насильственное поведение таким образом, чтобы любой, кто впервые слышит о нашем исследовании, точно знал, что мы подразумеваем под насилием.Это помогает людям интерпретировать наши данные, а также повторять наш эксперимент, если они захотят это сделать.

После того, как мы определили, что считается жестоким телевизионным программированием и что считается агрессивным поведением участников нашего эксперимента, нам нужно определить, как мы будем проводить наш эксперимент. В этом случае мы могли бы попросить участников посмотреть 30-минутную телевизионную программу (насильственную или ненасильственную, в зависимости от их принадлежности к группе), прежде чем отправить их на игровую площадку на час, где наблюдают за их поведением, а также за количеством и типом насильственных действий. записывается.

В идеале люди, которые наблюдают и записывают поведение детей, не знают, кто был отнесен к экспериментальной или контрольной группе, чтобы избежать предвзятости экспериментатора. Ошибка экспериментатора относится к возможности того, что ожидания исследователя могут исказить результаты исследования. Помните, что проведение эксперимента требует тщательного планирования, и люди, участвующие в исследовательском проекте, кровно заинтересованы в подтверждении своих гипотез. Если бы наблюдатели знали, какой ребенок был в какой группе, это могло бы повлиять на то, сколько внимания они уделяли поведению каждого ребенка, а также на то, как они интерпретировали это поведение.Не понимая, к какой группе принадлежит ребенок, мы защищаемся от этих предубеждений. Эта ситуация представляет собой одинарное слепое исследование , означающее, что одна из групп (участников) не знает, в какую группу они входят (экспериментальная или контрольная), в то время как исследователь, разработавший эксперимент, знает, какие участники находятся в каждой группе.

Рисунок 2 . Предоставление контрольной группе лечения плацебо защищает от предвзятости, вызванной ожиданием. (кредит: Элейн и Артур Шапиро)

В двойном слепом исследовании как исследователи, так и участники не видят групповых заданий.Зачем исследователю проводить исследование, в котором никто не знает, кто принадлежит к какой группе? Потому что, поступая так, мы можем контролировать ожидания как экспериментатора, так и участника. Если вы знакомы с фразой «эффект плацебо», вы уже имеете некоторое представление о том, почему это важно. Эффект плацебо возникает, когда ожидания или убеждения людей влияют или определяют их опыт в данной ситуации. Другими словами, простое ожидание того, что что-то произойдет, действительно может заставить это случиться.

Эффект плацебо обычно описывают с точки зрения тестирования эффективности нового лекарства. Представьте, что вы работаете в фармацевтической компании и думаете, что у вас есть новое лекарство, эффективное при лечении депрессии. Чтобы продемонстрировать эффективность вашего лекарства, вы проводите эксперимент с двумя группами: экспериментальная группа получает лекарство, а контрольная группа — нет. Но вы не хотите, чтобы участники знали, получили они лекарство или нет.

Почему? Представьте, что вы участник этого исследования и только что приняли таблетку, которая, по вашему мнению, улучшит ваше настроение.Поскольку вы ожидаете, что таблетка окажет действие, вы можете почувствовать себя лучше просто потому, что вы приняли таблетку, а не из-за какого-либо лекарства, фактически содержащегося в таблетке — это эффект плацебо.

Чтобы убедиться, что любое воздействие на настроение обусловлено препаратом, а не ожиданиями, контрольная группа получает плацебо (в данном случае сахарную пилюлю). Теперь каждый получает таблетку, и снова ни исследователь, ни участники эксперимента не знают, кто получил лекарство и кто получил сахарную пилюлю.Любые различия в настроении между экспериментальной и контрольной группами теперь можно отнести к самому препарату, а не к предвзятости экспериментатора или ожиданиям участников (рис. 2).

Независимые и зависимые переменные

В рамках исследовательского эксперимента мы стремимся выяснить, вызывают ли изменения в одной вещи изменения в другой. Чтобы достичь этого, мы должны обращать внимание на две важные переменные или вещи, которые могут быть изменены в любом экспериментальном исследовании: независимая переменная и зависимая переменная.Независимая переменная , , манипулирует или контролирует экспериментатор. В хорошо спланированном экспериментальном исследовании независимая переменная является единственным важным различием между экспериментальной и контрольной группами. В нашем примере того, как жестокие телевизионные программы влияют на проявление детьми агрессивного поведения, независимой переменной является тип программы — насильственный или ненасильственный — просматриваемый участниками исследования (рис. 3). Зависимая переменная — это то, что исследователь измеряет, чтобы увидеть, какое влияние оказала независимая переменная.В нашем примере зависимой переменной является количество насильственных действий, продемонстрированных участниками эксперимента.

Рисунок 3 . Ожидается, что в эксперименте манипуляции с независимой переменной приведут к изменениям в зависимой переменной. (кредит «автомат»: модификация работы Дэниела Ойнса; кредит «игрушечный пистолет»: модификация работы Эмрана Кассима)

Мы ожидаем, что зависимая переменная изменится как функция независимой переменной.Другими словами, зависимая переменная зависит от независимой переменной. Хороший способ подумать о взаимосвязи между независимыми и зависимыми переменными — это вопрос: какое влияние независимая переменная оказывает на зависимую переменную? Возвращаясь к нашему примеру, как влияет получасовой просмотр телепрограмм с насилием или ненасильственных телепрограмм на количество случаев физической агрессии на игровой площадке?

Выбор и назначение участников эксперимента

Теперь, когда наше исследование разработано, нам нужно получить выборку людей для включения в наш эксперимент.В нашем исследовании участвуют люди, поэтому нам нужно определить, кого включить. Участники являются объектами психологического исследования, и, как следует из названия, люди, участвующие в психологическом исследовании, активно участвуют в этом процессе. Часто в проектах психологических исследований участвуют студенты колледжей. Фактически, подавляющее большинство исследований в подобластях психологии исторически вовлекали студентов в качестве участников (Sears, 1986; Arnett, 2008).Но действительно ли студенты колледжей представляют собой население в целом? Студенты колледжей, как правило, моложе, более образованы, более либеральны и менее разнообразны, чем население в целом. Хотя использование студентов в качестве испытуемых является общепринятой практикой, полагаться на такой ограниченный круг участников исследования может быть проблематично, поскольку трудно обобщить результаты на более широкую популяцию.

В нашем гипотетическом эксперименте участвуют дети, и сначала мы должны создать выборку детей-участников.Выборки используются, потому что популяции обычно слишком велики, чтобы разумно вовлечь каждого члена в наш конкретный эксперимент (рис. 4). Если возможно, мы должны использовать случайную выборку (есть и другие типы выборок, но для целей этого раздела мы сосредоточимся на случайных выборках). Случайная выборка — это подмножество более крупной совокупности, в которой каждый член совокупности имеет равные шансы быть выбранным. Случайные выборки предпочтительнее, потому что, если выборка достаточно велика, мы можем быть разумно уверены, что участвующие люди являются репрезентативными для большей популяции.Это означает, что процентное соотношение характеристик в выборке — пола, этнической принадлежности, социально-экономического уровня и любых других характеристик, которые могут повлиять на результаты, — близко к процентному соотношению в большей популяции.

В нашем примере предположим, что мы решили, что нас интересуют четвероклассники. Но все четвероклассники — это очень большая популяция, поэтому мы должны быть более конкретными; вместо этого мы могли бы сказать, что нас интересуют все четвероклассники в определенном городе. Мы должны включать студентов из разных категорий доходов, семейного положения, расы, этнической принадлежности, религии и географических районов города.Имея это более управляемое население, мы можем работать с местными школами над случайной выборкой из примерно 200 четвероклассников, которых мы хотим принять участие в нашем эксперименте.

Таким образом, поскольку мы не можем протестировать всех четвероклассников в городе, мы хотим найти группу из примерно 200 человек, которая отражает состав этого города. Имея репрезентативную группу, мы можем обобщить наши результаты на более широкую популяцию, не опасаясь того, что наша выборка будет каким-либо образом предвзята.

Рисунок 4 .Исследователи могут работать с (а) большой популяцией или (б) группой выборки, которая является подмножеством большей популяции. (кредит «толпа»: модификация работы Джеймса Кридленда; кредит «студенты»: модификация работы Лори Салливан)

Теперь, когда у нас есть выборка, следующим шагом экспериментального процесса является разделение участников на экспериментальную и контрольную группы путем случайного распределения. При случайном назначении все участники имеют равные шансы попасть в любую группу.Существует статистическая программа, которая случайным образом распределяет каждого четвероклассника из выборки в экспериментальную или контрольную группу.

Случайное назначение имеет решающее значение для надежности экспериментальный проект . При достаточно больших выборках случайное распределение делает маловероятным наличие систематических различий между группами. Так, например, очень маловероятно, что мы получим одну группу, состоящую исключительно из мужчин, определенной этнической принадлежности или данной религиозной идеологии.Это важно, потому что, если бы группы были систематически разными до начала эксперимента, мы не знали бы происхождения каких-либо различий, которые мы обнаруживаем между группами: были ли различия существующими ранее или они были вызваны манипуляциями с независимой переменной? Случайное распределение позволяет предположить, что любые различия, наблюдаемые между экспериментальной и контрольной группами, являются результатом манипулирования независимой переменной.

Вопросы для рассмотрения

Хотя эксперименты позволяют ученым делать причинно-следственные утверждения, они не обходятся без проблем.Настоящие эксперименты требуют от экспериментатора манипулирования независимой переменной, а это может усложнить многие вопросы, на которые психологи могут захотеть ответить. Например, представьте, что вы хотите знать, какое влияние пол (независимая переменная) оказывает на пространственную память (зависимая переменная). Хотя вы, безусловно, можете искать различия между мужчинами и женщинами в задаче, которая затрагивает пространственную память, вы не можете напрямую контролировать пол человека. Мы классифицируем этот тип исследовательского подхода как квазиэкспериментальный и признаем, что в этих обстоятельствах мы не можем делать причинно-следственные утверждения.

Экспериментаторы также ограничены этическими ограничениями. Например, вы не сможете провести эксперимент, призванный определить, приводит ли насилие в детстве к снижению самооценки взрослых. Чтобы провести такой эксперимент, вам нужно будет случайным образом распределить некоторых участников эксперимента в группу, которая подвергается насилию, и этот эксперимент будет неэтичным.

Проведение экспериментов — Методы исследования в психологии — 2-е канадское издание

  1. Опишите несколько стратегий набора участников для эксперимента.
  2. Объясните, почему важно стандартизировать процедуру эксперимента и несколько способов сделать это.
  3. Объясните, что такое пилотное тестирование и почему оно важно.

Информации, представленной до сих пор в этой главе, достаточно, чтобы спланировать базовый эксперимент. Однако когда приходит время провести этот эксперимент, возникает несколько дополнительных практических вопросов. В этом разделе мы рассмотрим некоторые из этих проблем и способы их решения. Большая часть этой информации относится как к неэкспериментальным, так и к экспериментальным исследованиям.

Конечно, в начале любого исследовательского проекта вы должны подумать о том, как вы получите своих участников. Если, например, у вас нет доступа к людям, больным шизофренией или находящимся в заключении несовершеннолетним правонарушителям, нет смысла разрабатывать исследование, ориентированное на эти группы населения. Но даже если вы планируете использовать удобную выборку , вам придется набирать участников для своего исследования.

Есть несколько подходов к набору участников.Один из них — использовать участников из формального предметного пула — установленной группы людей, которые согласились, чтобы с ними связались по поводу участия в исследовательских исследованиях. Например, во многих колледжах и университетах есть предметный пул, состоящий из студентов, обучающихся на вводных курсах психологии, которые должны принять участие в определенном количестве исследований, чтобы соответствовать требованиям курса. Исследователи публикуют описания своих исследований, и студенты регистрируются для участия, как правило, через онлайн-систему.Участники, не входящие в тематические пулы, также могут быть наняты путем размещения или публикации рекламных объявлений или личных обращений к группам, представляющим интересующее население. Например, исследователь, заинтересованный в изучении пожилых людей, может организовать выступление на собрании жителей в пенсионном сообществе, чтобы объяснить исследование и попросить добровольцев.

«Исследование». Плакат гласит: Добровольцы необходимы для научного исследования, изучающего, могут ли люди отличить научные исследования от мошенничества с извлечением почки.(Только для здоровых взрослых типа O).

Даже если участники исследования получают компенсацию в виде зачетных единиц, небольшой суммы денег или возможности вылечить психологическую проблему, они все равно остаются добровольцами. Это стоит учитывать, потому что было показано, что люди, которые добровольно участвуют в психологических исследованиях, предсказуемо отличаются от тех, кто не участвует в этих исследованиях. В частности, есть убедительные доказательства того, что в среднем добровольцы обладают следующими характеристиками по сравнению с неволонтерами (Rosenthal & Rosnow, 1976):

  • Их больше интересует тема исследования.
  • Они более образованы.
  • Они больше нуждаются в одобрении.
  • У них более высокий коэффициент интеллекта (IQ).
  • Они более общительны.
  • Они выше по социальному классу.

Это различие может быть вопросом внешней достоверности, если есть основания полагать, что участники с такими характеристиками, вероятно, будут вести себя иначе, чем население в целом. Например, при тестировании различных методов убеждения людей рациональный аргумент может лучше работать на добровольцах, чем на общей популяции, из-за их в целом более высокого уровня образования и IQ.

Во многих полевых экспериментах задача состоит не в наборе участников, а в их отборе. Например, исследователи Николя Геген и Мари-Аньес де Гейл провели полевой эксперимент по изучению эффекта улыбки при оказании помощи, участники которого были покупателями в супермаркете. Конфедерация, спускавшаяся по лестнице, смотрела прямо на покупателя, поднимающегося по лестнице, и либо улыбалась, либо не улыбалась. Вскоре после этого покупатель столкнулся с другим сообщником, который уронил на землю несколько компьютерных дискет.Зависимая переменная заключалась в том, останавливался ли покупатель, чтобы помочь забрать дискеты (Guéguen & de Gail, 2003). Обратите внимание, что эти участники не были «набраны», но исследователям все же пришлось выбирать их среди всех покупателей, принимавших лестница в тот день. Чрезвычайно важно, чтобы такой отбор производился в соответствии с четко определенным набором правил, которые устанавливаются до начала сбора данных и могут быть четко объяснены впоследствии. В этом случае при каждом спуске по лестнице сообщнику было приказано смотреть на первого встречного человека, которому было от 20 до 50 лет.Только если человек смотрел назад, он или она становились участником исследования. Смысл четко определенного правила отбора состоит в том, чтобы избежать предвзятости при выборе участников. Например, если конфедерат был свободен выбирать, на каких покупателей он будет смотреть, он мог бы выбрать покупателей дружелюбно выглядящих, когда он был настроен улыбаться, и недружелюбных, когда он не был настроен на улыбку. Как мы вскоре увидим, такие предубеждения могут быть совершенно непреднамеренными.

Во время процедуры на удивление легко ввести посторонние переменные.Например, один и тот же экспериментатор может давать четкие инструкции одному участнику, но расплывчатые инструкции другому. Или один экспериментатор может тепло приветствовать участников, в то время как другой едва смотрит им в глаза. В той степени, в которой такие переменные влияют на поведение участников, они добавляют шум к данным и затрудняют обнаружение влияния независимой переменной. Если они меняются в зависимости от условий, они становятся смешивающими переменными и дают альтернативные объяснения результатов.Например, если участников экспериментальной группы тестирует теплый и дружелюбный экспериментатор, а участников контрольной группы — холодный и недружелюбный, то то, что кажется эффектом лечения, на самом деле может быть результатом поведения экспериментатора. . Когда есть несколько экспериментаторов, возможность введения посторонних переменных еще больше, но часто это необходимо по практическим причинам.

Хорошо известно, что независимо от того, являются ли участники исследования мужчинами или женщинами, это может повлиять на результаты исследования.Но как насчет того, мужчина или женщина экспериментатор? Есть много свидетельств того, что это тоже имеет значение. У мужчин и женщин-экспериментаторов несколько разные способы взаимодействия со своими участниками, и, конечно же, участники также по-разному реагируют на мужчин и женщин-экспериментаторов (Rosenthal, 1976).

Например, в недавнем исследовании восприятия боли участники погружали руки в ледяную воду так долго, как только могли (Ibolya, Brake, & Voss, 2004). Участники мужского пола терпели боль дольше, когда экспериментатором была женщина, а участники женского пола терпели ее дольше, когда экспериментатором был мужчина.

Исследователь Роберт Розенталь провел большую часть своей карьеры, показывая, что такого рода непреднамеренные вариации процедуры на самом деле влияют на поведение участников. Кроме того, одним из важных источников таких вариаций являются ожидания экспериментатора относительно того, как участники «должны» вести себя в эксперименте. Этот результат называется эффектом ожидания экспериментатора (Розенталь, 1976). Например, если экспериментатор ожидает, что участники экспериментальной группы будут лучше выполнять задачу, чем участники контрольной группы, то он или она может непреднамеренно дать участники лечебной группы — более четкие инструкции или больше поощрения или дают им больше времени для выполнения задачи.Яркий пример: Розенталь и Кермит Фоде попросили нескольких студентов на лабораторном курсе психологии обучить крыс бегать по лабиринту. Хотя крысы были генетически похожи, некоторым студентам сказали, что они работали с «яркими в лабиринте» крысами, которых вывели, чтобы хорошо учиться, а другим студентам сказали, что они работали с «тупыми в лабиринте» крысами, которые были воспитаны, чтобы плохо учиться. Разумеется, в течение пяти дней обучения крысы, «светящиеся в лабиринте», давали более правильные ответы, делали правильные ответы быстрее и улучшались более стабильно, чем крысы «в лабиринте» (Rosenthal & Fode, 1963).Очевидно, что все дело в ожиданиях студентов по поводу того, как будут вести себя крысы. Но как? Некоторые подсказки исходят из данных, собранных в конце исследования, которые показали, что студенты, которые ожидали, что их крысы научатся быстрее, относились к своим животным более позитивно и сообщали, что ведут себя по отношению к ним более дружелюбно (например, больше обращаются с ними).

Способ минимизировать непреднамеренные вариации в процедуре — максимально стандартизировать ее, чтобы она выполнялась одинаково для всех участников, независимо от того, в каком состоянии они находятся.Вот несколько способов сделать это:

  • Создайте письменный протокол, который определяет все, что экспериментаторы должны делать и говорить с момента приветствия участников до момента их увольнения.
  • Создайте стандартные инструкции, которые участники читают сами или читают им слово в слово экспериментатор.
  • Максимально автоматизируйте остальную часть процедуры, используя для этого пакеты программного обеспечения или даже простые компьютерные слайд-шоу.
  • Спрогнозируйте вопросы участников и либо поднимите их и ответьте в инструкциях, либо разработайте для них стандартные ответы.
  • Обучите несколько экспериментаторов протоколу вместе и попросите их попрактиковаться друг с другом.
  • Убедитесь, что каждый экспериментатор тестирует участников в любых условиях.

Еще одна хорошая практика — сделать так, чтобы экспериментаторы были «слепы» к исследовательскому вопросу или к условиям, в которых тестируется каждый участник.Идея состоит в том, чтобы минимизировать эффекты ожидания экспериментатора, минимизируя ожидания экспериментатора. Например, в исследовании лекарственных препаратов, в котором каждый участник получает препарат или плацебо, часто бывает так, что ни участники, ни экспериментатор, который взаимодействует с участниками, не знают, к какому состоянию он или она были отнесены. Поскольку и участники, и экспериментаторы не видят этого состояния, этот метод называется двойным слепым исследованием . (Одинарное слепое исследование — это исследование, в котором участник, но не экспериментатор, не видит условия.) Конечно, много раз такое ослепление невозможно. Например, если вы одновременно и исследователь, и единственный экспериментатор, вы не можете оставаться слепым к вопросу исследования. Кроме того, во многих исследованиях экспериментатор должен знать состояние, потому что он или она должны выполнять процедуру по-разному в разных условиях.

Блокатор эффекта плацебо. [Описание изображения]

Очень важно вести хороший учет, когда вы проводите эксперимент. Как обсуждалось ранее, экспериментаторы обычно создают записанную последовательность условий до начала исследования, а затем проверяют каждого нового участника в следующем условии в последовательности.По мере их тестирования рекомендуется добавлять в этот список основную демографическую информацию; дата, время и место проведения тестирования; и имя экспериментатора, проводившего тестирование. Также неплохо было бы иметь место, где экспериментатор мог бы записывать комментарии о необычных событиях (например, сбитый с толку или отказывающийся от сотрудничества участник) или возникающих вопросах. Такая информация может быть полезна позже, если вы решите проанализировать половые различия или влияние разных экспериментаторов, или если возникнет вопрос о конкретном участнике или сеансе тестирования.

Также может быть полезно присвоить идентификационный номер каждому участнику при их тестировании. Обычно достаточно просто пронумеровать их, начиная с 1. Затем этот номер также можно записать в любые листы для ответов или вопросники, которые создают участники, что упростит их совместное использование.

Всегда полезно провести пилотное испытание вашего эксперимента. Пилотное испытание — это небольшое исследование, проводимое для того, чтобы убедиться, что новая процедура работает в соответствии с планом.В пилотном тесте вы можете набирать участников формально (например, из установленного пула участников) или неформально набирать их из числа членов семьи, друзей, одноклассников и т. Д. Количество участников может быть небольшим, но этого должно быть достаточно, чтобы вы были уверены, что ваша процедура работает по плану. Есть несколько важных вопросов, на которые вы можете ответить, проведя пилотное испытание:

  • Понимают ли участники инструкции?
  • Какие недопонимания есть у участников, какие ошибки они делают и какие вопросы задают?
  • Участникам становится скучно или они разочаровываются?
  • Эффективна ли косвенная манипуляция? (Вам нужно будет включить проверку манипуляций.)
  • Могут ли участники угадать вопрос или гипотезу исследования?
  • Сколько времени длится процедура?
  • Правильно ли работают компьютерные программы или другие автоматизированные процедуры?
  • Правильно ли записываются данные?

Конечно, чтобы ответить на некоторые из этих вопросов, вам нужно будет внимательно наблюдать за участниками во время процедуры и потом поговорить с ними об этом. Участники часто не решаются критиковать исследование перед исследователем, поэтому убедитесь, что они понимают, что их участие является частью пилотного теста, и вы искренне заинтересованы в обратной связи, которая поможет вам улучшить процедуру.Если процедура работает по плану, вы можете приступить к собственно изучению. Если есть проблемы, которые необходимо решить, вы можете решить их, протестировать новую процедуру и продолжить этот процесс, пока не будете готовы продолжить.

  • Есть несколько эффективных методов, которые вы можете использовать для набора участников исследования для вашего эксперимента, в том числе через официальные тематические пулы, рекламу и личные обращения. Полевые эксперименты требуют четко определенных процедур отбора участников.
  • Важно стандартизировать экспериментальные процедуры, чтобы минимизировать посторонние переменные, включая эффекты ожидания экспериментатора.
  • Важно провести одно или несколько небольших пилотных испытаний эксперимента, чтобы убедиться, что процедура работает, как запланировано.
  1. Практика: перечислите два способа набора участников из каждой из следующих групп:
    1. пожилых людей
    2. безработных
    3. регулярные тренажеры
    4. математика
  2. Обсуждение: представьте себе исследование, в котором вы визуально представляете участникам список из 20 слов, по одному, ждете некоторое время, а затем просите их вспомнить как можно больше слов.В стрессовом состоянии им говорят, что их также могут выбрать для выступления с короткой речью перед небольшой аудиторией. В безударном состоянии им не говорят, что им, возможно, придется выступить с речью. Что вы могли бы сделать для стандартизации процедуры?

Описание изображений

Комикс о двух говорящих фигурках.

Человек 1: Некоторые исследователи начинают выяснять механизм эффекта плацебо. Мы использовали их работу, чтобы создать новый препарат: блокатор эффекта плацебо.Теперь нам просто нужно запустить пробную версию. Мы возьмем две группы, дадим им обе плацебо, затем дадим одной РЕАЛЬНЫЙ блокатор плацебо, а другой…. ждать.

[Два человека чешут в затылках]

Человек 2: У меня болит голова.

Человек 1: Моя тоже. Хочешь сахарную пилюлю?

[Вернуться к изображению]

Авторство в СМИ

Что такое экспериментальная психология? | CSP онлайн

Опубликовано: 13 июля 2018 г. | Автор: csponline

Наука психология охватывает несколько областей.В психологии есть десятки дисциплин, включая аномальную психологию, когнитивную психологию и социальную психологию.

Один из способов взглянуть на эти области — разделить их на два типа: прикладная психология и экспериментальная психология. Эти группы описывают практически любой вид психологической работы.

В следующих разделах исследуется, что такое экспериментальная психология, и некоторые примеры того, что она охватывает.

Что такое экспериментальная психология?

Экспериментальная психология стремится исследовать и лучше понимать поведение с помощью эмпирических методов исследования.Эта работа позволяет использовать полученные результаты (прикладная психология) в реальных приложениях в таких областях, как клиническая психология, педагогическая психология, судебная психология, спортивная психология и социальная психология.

Экспериментальная психология способна пролить свет на личности и жизненный опыт людей, исследуя, как люди ведут себя и как поведение формируется на протяжении всей жизни, а также другие теоретические вопросы. По данным Американской психологической ассоциации (APA), эта область рассматривает широкий спектр поведенческих тем, включая ощущения, восприятие, внимание, память, познание и эмоции.

Исследования — это центр экспериментальной психологии. Используя научные методы для сбора данных и проведения исследований, экспериментальная психология сосредотачивается на определенных вопросах и, одно исследование за раз, выявляет информацию, которая способствует более крупным открытиям или заключению. Из-за широты и глубины определенных областей исследования исследователи могут посвятить всю свою карьеру изучению сложного исследовательского вопроса.

Узнайте больше о карьере психолога

Получение степени бакалавра психологии может начать вашу успешную карьеру в этой области и подготовить вас к работе в аспирантуре.

Узнать степень

Экспериментальная психология в действии

НАСА

Один экспериментальный психолог Роберт Макканн сейчас на пенсии после 19 лет работы в НАСА. Во время своего пребывания в НАСА его работа была сосредоточена на пользовательском опыте — на земле и в космосе — где он применил свой опыт к дисплеям систем кабины, навигационным системам и дисплеям безопасности, используемым астронавтами на космических кораблях НАСА.

Знания Макканна в области обработки информации человеком позволили ему помочь НАСА в разработке дисплеев для шаттлов, которые могут повысить безопасность полетов шаттлов.Он изучил человеческие ограничения внимания и обработки изображений, чтобы оценить, что люди могут достоверно видеть и правильно интерпретировать на приборной панели. Макканн сыграл ключевую роль в определении характеристик дисплеев кабины, не перегружая пилота и не напрягая его внимание.

«Одна из целей дисплея состояла в том, чтобы предупредить астронавтов о наличии сбоя, который прервал подачу электроэнергии в определенной области», — сказал Макканн. «Самый очевидный способ изобразить это прерывание — просто удалить (или затемнить) белые линии, соединяющие затронутые компоненты.Фундаментальные исследования визуального внимания показали, что люди не очень легко замечают удаление какой-либо функции дисплея, когда дисплей сильно загроможден. Нам гораздо легче заметить особенность или объект, который внезапно добавляется на дисплей ».

Valve Corporation

Другой психолог-экспериментатор, Майк Амбиндер, использует свой опыт в разработке видеоигр. Он является старшим психологом-экспериментатором в Valve Corporation, разработчике видеоигр и разработчике платформы распространения программного обеспечения Steam.

Амбиндер сказал Orlando Weekly , что его карьера, связанная с игровыми хитами, такими как Portal 2 и Left 4 Dead , олицетворяет собой пересечение между научными инновациями и электронными развлечениями. Его карьера началась, когда он выступил с презентацией для Valve о применении психологии в игровом дизайне; это произошло, когда он заканчивал диссертацию по экспериментальному дизайну.

«Мне очень повезло, что я попал в компанию, где ценятся свобода, автономия и аналитическое принятие решений», — сказал он.«Я понял, насколько мне повезло работать в компании, которая поощряла кого-то с психологическим опытом увидеть, что они могут внести в области, в которой у них не было предыдущего опыта».

Амбиндер тратит свое время на анализ данных, исследования оборудования, методологии игрового тестирования и на любые аспекты игр, где знание человеческого поведения может быть полезным. Амбиндер охарактеризовал процесс усовершенствования продукта Valve как простой. «Мы придумываем игровой дизайн (наша гипотеза) и показываем его людям вне компании (наш игровой тест или эксперимент).Мы собираем их отзывы, а затем повторяем и улучшаем дизайн (уточняя теорию). По сути, это научный метод, применяемый к игровому дизайну, а конечный результат — это результат многих часов применения этого процесса ».

Для сбора данных игровых тестов Амбиндер занимается новой областью технологии биологической обратной связи, которая позволяет количественно оценить удовольствие геймеров. Его исследование рассматривает ненавязчивые измерения мимики, которые могут достичь таких целей. Ambinder также рассматривает отслеживание глаз как метод ввода следующего поколения.

Достигайте своих карьерных целей в области психологии

Развивайте более глубокое понимание концепций и приложений психологии с Concordia, онлайн-бакалавриатом по психологии Святого Павла. Наслаждайтесь небольшими группами с персональной учебной средой, ориентированной на ваш успех, и учитесь у знающих преподавателей, имеющих опыт работы в отрасли. Начните работу с CSP сегодня.


Также опубликовано на Medium.

7 знаменитых психологических экспериментов | Королевский университет онлайн

Многие известные эксперименты по изучению человеческого поведения повлияли на наше фундаментальное понимание психологии.Хотя некоторые из них не удалось повторить сегодня из-за нарушения этических границ, это не умаляет значимости их результатов. Некоторые из этих важных открытий включают большее понимание депрессии и ее симптомов, того, как люди учатся поведению в процессе ассоциации и как люди подчиняются группе.

Ниже мы рассмотрим семь известных психологических экспериментов, которые сильно повлияли на область психологии и наше понимание человеческого поведения.

Эксперимент Маленького Альберта, 1920 год

Профессор Университета Джона Хопкинса, д-р.Джон Б. Уотсон и его аспирант хотели протестировать процесс обучения, называемый классическим обусловливанием. Классическая обусловленность включает в себя обучение непроизвольному или автоматическому поведению по ассоциации, и доктор Ватсон считал, что это составляет основу человеческой психологии.

Девятимесячный малыш по прозвищу «Альберт Б.» был вызван добровольцем для эксперимента доктора Ватсона и Розали Рейнер. Альберт играл с белыми пушистыми предметами, и поначалу малыш проявлял радость и привязанность. Со временем, играя с объектами, Доктор.Ватсон издавал громкий звук у головы ребенка, чтобы напугать его. После многочисленных испытаний Альберт был приучен бояться, когда видел белые пушистые предметы.

Исследование доказало, что люди могут быть приучены наслаждаться чем-то или бояться чего-то, что, по мнению многих психологов, может объяснить, почему у людей есть иррациональные страхи и как они могли развиться в раннем возрасте.

Стэнфордский тюремный эксперимент, 1971 год

Профессор Стэнфорда Филип Зимбардо хотел узнать, как люди соответствуют социальным ролям.Он, например, задавался вопросом, связаны ли напряженные отношения между тюремными надзирателями и заключенными в тюрьмах больше с личностями каждого из них или с окружающей средой.

Во время эксперимента Зимбардо 24 студента мужского пола были назначены либо заключенными, либо охранниками. Заключенные содержались в импровизированной тюрьме в подвале психологического факультета Стэнфорда. Они прошли стандартный процесс бронирования, призванный лишить их индивидуальности и заставить чувствовать себя анонимными.Охранникам были предоставлены восьмичасовые смены, и им было поручено обращаться с заключенными так же, как и в реальной жизни.

Зимбардо довольно быстро обнаружил, что и охранники, и заключенные полностью адаптировались к своим ролям; Фактически, он был вынужден прекратить эксперимент через шесть дней, потому что он стал слишком опасным. Зимбардо даже признал, что начал думать о себе как о суперинтенданте полиции, а не как о психологе. Исследование подтвердило, что люди будут соответствовать социальным ролям, которые от них ожидают, особенно стереотипным, таким как тюремные охранники.

«Мы поняли, как обычные люди могут быть легко превращены из доброго доктора Джекила в злого мистера Хайда», — писал Зимбардо.

Исследование соответствия Asch, 1951 год

Соломон Аш, польско-американский социальный психолог, был полон решимости посмотреть, будет ли индивид соответствовать решению группы, даже если индивид знал, что оно неверно. Конформность определяется Американской психологической ассоциацией как корректировка мнений или мыслей человека таким образом, чтобы они соответствовали мнениям других людей или нормативным стандартам социальной группы или ситуации.

В своем эксперименте Аш отобрал 50 студентов колледжа мужского пола для участия в «тесте на зрение». Отдельные лица должны будут определить, какая линия на карте длиннее. Однако участники эксперимента не знали, что другие участники теста были актерами, которые следовали сценариям, и иногда специально выбирали неправильный ответ. Аш обнаружил, что в среднем за 12 испытаний почти треть наивных участников соответствовала неправильному большинству, и только 25 процентов никогда не соответствовали неправильному большинству.В контрольной группе, в которую входили только участники и не было актеров, менее одного процента участников когда-либо выбирали неправильный ответ.

Эксперимент

Аша показал, что люди будут соответствовать группам, чтобы соответствовать (нормативное влияние), потому что верили в то, что группа была информирована лучше, чем индивидуум. Это объясняет, почему некоторые люди меняют поведение или убеждения, находясь в новой группе или социальной среде, даже если это идет вразрез с прошлым поведением или убеждениями.

Эксперимент с куклой Бобо, 1961, 1963

Профессор Стэнфордского университета Альберт Бандура хотел претворить в жизнь теорию социального обучения.Теория социального обучения предполагает, что люди могут приобретать новые формы поведения «на собственном опыте или наблюдая за поведением других». Используя куклу Бобо, которая представляет собой надувную игрушку в форме кегли для боулинга, Бандура и его команда проверили, будут ли дети, ставшие свидетелями актов агрессии, копировать их.

Бандура и двое его коллег отобрали из детского сада Стэнфордского университета 36 мальчиков и 36 девочек в возрасте от 3 до 6 лет и разделили их на три группы по 24. Одна группа наблюдала, как взрослые агрессивно ведут себя по отношению к кукле Бобо.В некоторых случаях взрослые испытуемые били куклу молотком или подбрасывали ее в воздух. Другой группе показали, что взрослый играет с куклой Бобо неагрессивно, а последней группе вообще не показали модель, только куклу Бобо.

После каждого занятия детей отводили в комнату с игрушками и изучали, как меняются их игровые модели. В комнате с агрессивными игрушками (молоток, дротики и кукла Бобо) и неагрессивными игрушками (чайный сервиз, мелки и пластмассовые сельскохозяйственные животные) Бандура и его коллеги заметили, что дети, которые наблюдали за агрессивными взрослыми, были более здоровыми. может имитировать агрессивные ответы.

Неожиданно Бандура обнаружил, что дети женского пола ведут себя более агрессивно физически после просмотра мужского объекта и более вербально агрессивны после наблюдения женского объекта. Результаты исследования показывают, как дети учатся поведению, наблюдая за другими.

Эксперимент обретенной беспомощности, 1965 год

Мартин Селигман хотел исследовать под другим углом зрения исследования классической обусловленности доктором Ватсоном. Изучая кондиционирование с собаками, Селигман сделал проницательное наблюдение: испытуемые, которые уже были приучены ожидать легкого поражения электрическим током, если услышат звонок, иногда сдавались после другого отрицательного результата, вместо того чтобы искать положительный результат.

В нормальных условиях животные всегда стараются избежать негативных последствий. Когда Селигман проверил свой эксперимент на животных, которые ранее не подвергались кондиционированию, животные попытались получить положительный результат. Напротив, собаки, которые уже были приучены ожидать отрицательной реакции, предполагали, что их ждет еще одна отрицательная реакция, даже в другой ситуации.

Обусловленное поведение собак стало известно как усвоенная беспомощность, идея о том, что некоторые субъекты не будут пытаться выйти из негативной ситуации, потому что прошлый опыт заставил их поверить в свою беспомощность.Результаты исследования проливают свет на депрессию и ее симптомы у людей.

Подходит ли вам диплом психолога?

Развивайте свои силы в психологии, общении, критическом мышлении, исследованиях, письме и многом другом.

Просмотр сведений о степени

Эксперимент Милгрэма, 1963 год

После ужасающих зверств, совершенных нацистской Германией во время Второй мировой войны, Стэнли Милгрэм хотел проверить уровень подчинения властям. Профессор Йельского университета хотел изучить, будут ли люди подчиняться командам, даже если это противоречит совести человека.

Участники сокращенного исследования, 40 мужчин в возрасте от 20 до 50 лет, были разделены на учащихся и учителей. Хотя это казалось случайным, актеры всегда выбирались в качестве учеников, а ничего не подозревающие участники всегда были учителями. Ученик был привязан к стулу с электродами в одной комнате, в то время как экспериментатор — другой актер — и учитель вошли в другую.

Учитель и ученик просмотрели список пар слов, которые ученику было предложено запомнить.Когда ученик неправильно сочетал набор слов вместе, учитель шокировал ученика. Учитель считал, что шоки варьировались от легких до опасных для жизни. На самом деле ученик, который намеренно ошибался, не был шокирован.

По мере того, как напряжение разряда увеличивалось, и учителя осознавали причиняемую ими боль, некоторые отказались продолжать эксперимент. По настоянию экспериментатора 65% возобновили. На основе исследования Милгрэм разработал теорию агентности, которая предполагает, что люди позволяют другим управлять своими действиями, потому что они верят, что авторитетный деятель компетентен и возьмет на себя ответственность за результаты.Выводы Милгрэма помогают объяснить, как люди могут принимать решения против своей совести, например, участвуя в войне или геноциде.

Эксперимент с эффектом гало, 1977 год

Профессора Мичиганского университета Ричард Нисбетт и Тимоти Уилсон были заинтересованы в продолжении исследования, проведенного 50 годами ранее по концепции, известной как эффект ореола. В 1920-х годах американский психолог Эдвард Торндайк исследовал феномен в армии США, который показал когнитивную предвзятость. Это ошибка нашего мышления, которая влияет на то, как мы воспринимаем людей и принимаем суждения и решения, основанные на этих представлениях.

В 1977 году Нисбетт и Уилсон протестировали эффект ореола на 118 студентах колледжа (62 мужчины, 56 женщин). Студенты были разделены на две группы и попросили оценить бельгийского учителя-мужчины, который говорил по-английски с сильным акцентом. Участникам показали одно из двух видеозаписей интервью с учителем на телеэкране. Первое интервью показало, что учитель сердечно общается с учениками, а второе интервью показало, что учитель ведет себя негостеприимно. Затем испытуемых просили оценить внешность, манеры и акцент учителя по восьмибалльной шкале от привлекательного до раздражающего.

Нисбетт и Уилсон обнаружили, что только по внешнему виду 70 процентов испытуемых оценили учителя как привлекательного, когда он вел себя уважительно, и раздражающего, когда ему было холодно. Когда учитель был груб, 80 процентов испытуемых оценили его акцент как раздражающий, по сравнению с почти 50 процентами, когда он был добрым.

Обновленное исследование эффекта ореола показывает, что когнитивные искажения не ограничиваются военной средой. Когнитивная предвзятость может помешать принять правильное решение, будь то во время собеседования или при принятии решения о покупке продукта, одобренного знаменитостью, которой мы восхищаемся.

Как эксперименты повлияли на психологию сегодня

Современные психологи опирались на результаты этих исследований, чтобы лучше понять человеческое поведение, психические заболевания и связь между разумом и телом. За свой вклад в психологию Уотсон, Бандура, Нисбетт и Зимбардо были награждены Золотыми медалями за жизненные достижения Американского психологического фонда. Станьте частью следующего поколения влиятельных психологов со степенью бакалавра психологии в Университете Кинга.Воспользуйтесь гибким онлайн-графиком King University и завершите основной курс обучения всего за 16 месяцев. Кроме того, в качестве специалиста по психологии King University подготовит вас к поступлению в аспирантуру с оригинальными исследованиями студенческих проектов, поскольку вы преследуете свою цель стать психологом.

Что такое экспериментальная психология? — Онлайн-справочник по психологии

Экспериментальная психология не является отдельной отраслью психологии, а скорее относится к стандартным методам и техникам, которые психологи с научной подготовкой используют для сбора и анализа данных.Продолжайте читать, чтобы узнать, как этот уникальный подход к пониманию человеческого поведения используется всеми психологическими школами.

История экспериментальной психологии

Эксперименты всегда были частью области психологии. Отец современной психологии Вильгельм Вундт использовал математические вычисления в своих экспериментах в начале 19 века. На протяжении многих лет разные психологи разрабатывали экспериментальную психологию. Например, экспериментальная психология была введена в Америку одним из знаменитых профессоров Йельского университета Джорджем Лэддом.Он построил исследовательскую лабораторию, опубликовал первый учебник экспериментальной психологии и провел различные эксперименты. В наше время экспериментальные психологи работают во всех школах психологии, чтобы проводить лабораторные и клинические эксперименты.

Методология экспериментальной психологии

Экспериментальная психология зависит от строгих и хорошо контролируемых экспериментов. Во время этих испытаний люди или животные подвергаются воздействию внешних раздражителей или получают определенные поведенческие инструкции.Почти каждый знаком с определенными экспериментами, такими как мышь, пытающаяся перемещаться по лабиринту, или примат, пытающийся разгадать головоломку. Однако эксперименты над людьми намного сложнее. Например, психолог-экспериментатор должен учитывать посторонние переменные, условия окружающей среды и предвзятость экспериментатора. Кроме того, они должны выбрать подходящий размер выборки, правильно определить операции и использовать надежный статистический анализ. Эксперименты должны полностью контролироваться и выполняться безупречно, чтобы выдерживать экспертную оценку, которая является одной из основ всех научных усилий.

Наука, лежащая в основе экспериментальной психологии

Экспериментальная психология — это больше, чем просто отдельная дисциплина, потому что она включает в себя научные исследования для каждой школы психологии, от социальной психологии до педагогической психологии. Все экспериментальные психологи и ученые верят в одни и те же четыре основных принципа. Во-первых, детерминизм означает, что все явления имеют какую-то систематическую причину. Во-вторых, эмпиризм означает, что объективное наблюдение является ключом к интерпретации окружающего мира.В-третьих, экономия означает, что ученые предпочитают минималистский подход к разработке и исследованию теорий. То есть наука принимает принцип бритвы Оккама, а это означает, что теория с наименьшим количеством предположений должна быть логическим выводом. Наконец, четвертый принцип — проверяемость. Все теории должны быть проверены эмпирически с применением опровержимости.

Примеры экспериментов

Поскольку экспериментальная психология участвует во всех областях психологии, существует впечатляющее разнообразие категорий экспериментов.Социальная психология использует полевые эксперименты и объективное наблюдение, чтобы понять коллективное поведение. Например, они могут создать смоделированный сценарий, который проверяет, как участники проявляют альтруистическое поведение, например, помогают раненому незнакомцу. С другой стороны, когнитивные психологи могут использовать сложное оборудование и программное обеспечение для анализа неврологических реакций участников, просматривающих страшные или жестокие изображения. Наконец, психологи, изучающие ненормальное поведение, такое как фобии или расстройства личности, могут тестировать участников с этими состояниями на группах психически здоровых людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *