Долговременная память в психологии это: Долговременная память. Элементы практической психологии

Автор: | 02.05.2021

Содержание

Долговременная память. Элементы практической психологии

Долговременная память

Информация, накопленная в течение дня в промежуточной памяти, поступает в долговременную память после преобразования в кратковременной памяти. Долговременная память, в отличие от других видов памяти, практически не ограничена по объему и времени сохранения. Несмотря на эти ценные качества долговременного хранилища, человек часто не получает доступа к хранящимся там знаниям, когда в них возникает необходимость. Доступность информации определяется в значительной мере организацией хранения. Память — не стационарное хранилище информации. Она включает управляющие процессы, влияющие на восприятие. Непрерывность восприятия обеспечивается схемами предвосхищения, которые формируются и хранятся в памяти. Каждый цикл восприятия включает в себя гипотезу, предвосхищение с помощью памяти некоторой конкретной информации, обследование реальной картины, выделение в ней значимых компонентов и, наконец, корректировку исходной схемы.

Здесь следует провести разграничение между двумя типами долговременного хранения. К первому хранилищу человек имеет произвольный доступ, там информация непрерывно преобразуется (обобщается, группируется, классифицируется) в соответствии с целями и решаемыми задачами. По мере обучения и накопления жизненного опыта человек овладевает разнообразными способами организации воспринимаемого материала и тем самым облегчает себе запоминание информации и ускоряет произвольный доступ к ней при решении задач. Ко второму хранилищу произвольного доступа нет, и информация хранится в нем непреобразованная — в исходном виде.

Вначале рассмотрим способы организации хранения, способствующие произвольному вспоминанию, а затем кратко остановимся на свойствах второго типа хранения.

Исследование факторов, влияющих на скорость реакции, может дать косвенные данные о структуре связей в долговременной памяти. Обратимся к анализу экспериментов по времени реакции.

При исследованиях скорости реакции испытуемому известны и объекты, на которые он должен реагировать (класс альтернатив), и действие, сопоставляемое каждому объекту. Задача состоит в том, чтобы как можно быстрее отреагировать на предъявленный объект. Это, в свою очередь, зависит от того, как скоро человек вспомнит, что надо сделать, т. е. произведет выбор из класса альтернатив, хранящихся в долговременной памяти. Для человека значима не информация сама по себе, а эффективность действий и поступков, реализуемых на ее основе. Чем быстрее человек отыщет в памяти нужную информацию, тем быстрее он сможет реагировать на жизненную ситуацию, поэтому скорость реакции может служить индикатором организованности материала в памяти. Перечислим факторы, от которых зависит скорость реакции.

Величина класса. Показано, что по мере увеличения числа альтернатив, из которых производится выбор, время реакции и число ошибок монотонно растут до некоторого предела при условии равновероятности альтернатив [354]. Вопрос о характере связи между временем реакции и числом альтернатив эквивалентен вопросу о том, как идет сопоставление предъявленного объекта со следами, находящимися в памяти: последовательно с каждым следом или параллельно со всеми. В первом случае связь должна быть линейной, во втором — нелинейной: время реакции не должно расти с увеличением числа альтернатив. В экспериментах наблюдаются отклонения от линейной функции. Там, где испытуемый мог установить связи между объектами, соотносимыми с одинаковой ответной реакцией, или найти их общие признаки, время выбора зависело не от числа альтернатив, а от числа категорий, объединенных общими признаками. Например, разные альтернативы выступают для человека одинаковыми в случае, когда они названы одним и тем же именем. Время выбора возрастает с увеличением числа альтернатив только тогда, когда эти альтернативы не рассматриваются испытуемым как входящие в одну категорию.

Сформулирована математическая зависимость времени реакции от числа возможных альтернатив (закон Хика):

Т = a log N,

где Т — среднее время реакции на один объект, а N — число альтернатив. Линейное возрастание времени реакции наблюдается до определенного числа категориально различных альтернатив (6-10), затем рост существенно замедляется или прекращается [354].

В процессе обучения в памяти человека фиксируются вероятности отдельных альтернатив, определяя поведение в сходных ситуациях. Следующая формула учитывает влияние вероятности отдельных альтернатив:

Т = а + b log N,

где а учитывает условную (временную) вероятность,

b — вероятность данного объекта [357].

Влияние вероятностной структуры сигналов видно из экспериментов Брунера [46]. Шести испытуемым предъявлялись в дефиците времени для распознавания одновременно два бессмысленных слова, образованных как статистические приближения к английскому языку первого и четвертого порядков. Испытуемые правильно определяли 43% букв первого слова и 93% второго (с учетом их места в слове). Несмотря на то, что возможности предсказания отдельных букв в обеих последовательностях равноценны, различие в результатах распознавания зависело от того, что испытуемые «знали» вероятность следования букв друг за другом в родном для них английском языке.

Человек нередко допускает ошибки, пытаясь оценить частоту событий, причем те из них, которые легче воспроизводятся его памятью (вспоминаются), кажутся ему более частыми. Испытуемым прочитали список из одинакового числа мужских и женских фамилий и спросили, каких больше? Большинство испытуемых ответило, что женских, поскольку женские фамилии принадлежали только знаменитостям, а среди мужских фамилий таких не было.

Таким образом, использование все более разнообразных видов предынформации об объекте позволяет сделать предсказание более глубоким и эффективным. Осуществляя преднастройку к действиям, человек принимает во внимание только те ситуации, которые прогнозируются с вероятностью, большей некоторого порога. Смысл такой стратегии очевиден: при практически необозримом числе возможностей человек упрощает сложную картину среды, учитывая лишь малое число высоко вероятных событий. Можно было бы предположить, что уменьшение времени реакции, связанное с уменьшением числа альтернатив, опосредовано сопутствующим увеличением вероятности появления каждого объекта. Однако, как показывают исследования [328], время реакции на объект, имевший место в 75% всех предъявлении, было большим, когда он предъявлялся в опыте с четырьмя альтернативами, чем когда с двумя. Этот факт говорит о том, что число альтернатив влияет на время реакции независимо от вероятности появления стимула.

Стратегия случайного перебора человеком обычно не используется. Многие поступки, которые кажутся человеку случайными, далеко не таковы. Например, если предложить раскрасить клетки на бумаге в произвольной последовательности пятью цветными карандашами, то окажется, что раскрашенные одинаково клетки будут соседствовать друг с другом значительно реже, чем это диктует случай. Такое поведение становится понятным, если обратить внимание на то, что, изучив вероятностную природу окружающего мира и пользуясь этой информацией, человек может выходить за пределы непосредственно воспринимаемых свойств предметов и предсказывать свойства, недоступные восприятию.

Ценность информации. Возможна ситуация, когда наибольшее значение в решении конкретной задачи имеет не самый вероятный стимул. Тогда на первый план выдвигается его информативность (ценность).

Ценность сигналов для человека может определяться различными факторами: характером получаемого подкрепления, возможностями сигнала способствовать выбору и предсказанию, ролью сигнала в достижении цели деятельности. А. А. Харкевич [284] определил понятие ценности информации в сообщении через увеличение вероятности достижения цели. Он предложил меру ценности, являющуюся функцией отношения вероятностей достижения цели до получения этого дополнительного сообщения и после его получения. М. М. Бонгард [40] характеризовал понятие полезной информации в сообщении изменением трудности некоторой задачи, решаемой человеком. В качестве меры трудности использовались логарифмы среднего числа проб, сделанных в процессе решения задачи до и после поступления этого сообщения.

А. Н. Колмогоров [130] вообще исключил использование вероятности при определении ценности информации. Им предложен подход, согласно которому ценность информации определяется через длину программы, потребной для ее извлечения. Информативностью обладают сигналы, снижающие неопределенность и трудность задачи и повышающие вероятность достижения цели. Если найден способ отыскания таких ценных стимулов, то можно упорядочить их по этому новому критерию, вновь сократить исходный класс объектов и ускорить время выбора. Выяснилось, например, что придание одному из альтернативных сигналов «аварийного» значения ускоряет реакцию на этот сигнал относительно других, равновероятных с ним сигналов [164].

Установка. Избирательность памяти в значительной мере определяется субъективной ценностью события — установкой. Скорость реакции зависит не только от объективной вероятности события, но и от установки человека на ожидание именно этого события. Роль непосредственной установки и априорного знания в распознавании продемонстрировали исследования, в которых испытуемым предлагали прослушать сильно зашумленную запись беседы двух лиц [342]. После первого проигрывания записи слушатели ничего не поняли, тогда им сообщили, что собеседники обсуждают вопрос о заказе нового костюма, о портных, ценах на одежду и фасонах. Затем запись была проиграна вторично, и большинство слушателей оказалось в состоянии проследить за всем разговором. Слова как бы сразу «всплыли наружу». Полученный результат можно объяснить тем, что, не имея никаких предварительных сведений относительно обсуждаемого предмета, слушатели выдвигали гипотезы относительно любых тем. Получив установку «о портном», они смогли сузить диапазон гипотез, сконцентрировать свое внимание только на них и правильно распознать содержание беседы.

У человека формируется особая система, ожидания на основании знакомства с ситуацией. Если эта система не оправдывает себя на практике, то производится ее замена. Впечатления от повторяющихся ситуаций формируют состояние внутренней готовности, которая проявляется как тенденция воспринимать вновь встречающийся предмет определенным образом, обусловленным особенностями предшествующих восприятии. Установка облегчает восприятие и опознание, повышая их скорость и точность, но иногда может привести и к ошибкам. Например, если рассматривать изображения в верхнем ряду рис. 10, двигаясь слева направо, то последнее воспринимается как фигура сидящей женщины. Если рассматривать изображение второго ряда в том же порядке, то последнее воспринимается как лицо мужчины. Так под влиянием разных установок одно изображение соотносится с различными категориями.

Экспериментально исследовалось влияние непосредственной установки на выдвигаемую гипотезу. С помощью интрукции у испытуемых двух групп создавали установку на появление слов, относящихся к определенным категориям: животных или кораблей [391]. Затем испытуемым предъявлялось бессмысленное слово «sael» в дефиците времени. При установке на животных это слово воспринималось как «seal» — тюлень, если на корабли, то как «sail» — парус. Затем испытуемым обеих групп предлагалась другая задача — заполнить пробелы в словах с пропущенными буквами. Оказалось, что все испытуемые заполнили пробелы в соответствии с выработанной установкой. Следовательно, установка продолжала существовать и после выполнения задания, при котором она была сформирована, влияя на последующее решение сходной задачи.

Ожидание определенного контекста обусловливает предварительное повышение активности определенного набора категорий в памяти. Избирательное приспособление к будущим событиям сохраняется у человека в виде установки. Оно обусловливается стоящей перед человеком задачей, направленностью его интересов, представлениями о вероятностных характеристиках и признаках объектов [275]. Установка определяет и изменяет даже характеристики зрительного восприятия (см. рис. 10).

В одном из экспериментов [393] детей просили нарисовать Деда Мороза в разные дни декабря: 5, 21 и 31. Чем ближе был праздник, тем больше места занимал Дед Мороз на листе бумаги и тем больше набухал его мешок с подарками. Таким образом, не только вероятность появления события переоценивалась ребенком, но и образ, извлекаемый из памяти, трансформировался под влиянием напряженного ожидания.

Склонность человека воспринимать сигналы от внешнего мира в наиболее доступных и желательных для него категориях блокирует его способность использовать иные, менее доступные категории и может породить ошибки неправильного восприятия. Оценка вероятности события всегда завышается в случае его желательности. Так, например, экспериментально выявлено, что размер монет (социально ценного объекта) оценивался выше, чем размер равных им по диаметру серых кружков. С увеличением достоинства монет росло отклонение кажущегося размера от действительности [46].

Рис. 10. Влияние установки на восприятие и узнавание.

(Из кн.: Kagan I., Havemann E. Psychology, an introduction. New York, 1972.)

Можно сказать, что установка во многом определяет наши взгляды. Биографы Эйнштейна приводят такой поучительный разговор. Когда молодой физик Вернер фон Гейзенберг поделился с Эйнштейном планами создания физической теории, которая целиком будет основываться на наблюдаемых фактах и не будет содержать никаких вымыслов, Эйнштейн с сомнением покачал головой: «Сможете ли вы наблюдать данное явление, зависит от того, какой теорией вы пользуетесь. Теория определяет, что именно можно наблюдать» [по 142].

Логическая категоризация. Мы уже упоминали, что если человек может объединить одним названием несколько альтернатив в группу, то время реакции определяется не числом альтернатив, а числом групп. По-видимому, классификация и обобщение информации существенно облегчают работу памяти в процессе запоминания. Развитие у детей способности группировать, классифицировать объекты резко увеличивает объем непроизвольно запоминаемого материала. Многочисленные данные говорят о том, что в процессе запоминания информации происходит укрупнение и обобщение сведений по некоторым логическим принципам. В качестве правил группировки используются различные ассоциации. В дальнейшем последовательность и характер воспоминаний определяют в значительной мере эти ассоциации.

Различают ассоциации по сходству, по смежности (по времени и месту) и причинно-следственные. Предполагают, что поступающие сигналы о свойствах объекта вступают в связь именно с теми следами памяти, которые с ними сходны (ассоциация по сходству). Допускают, что между стимулами, часто появляющимися вместе, также образуется какая-то связь (ассоциация по месту). На важность таких ассоциаций указывал еще Спиноза: «…всякий переходит от одной мысли к другой, смотря по тому, как привычка расположила в его теле образы вещей. Солдат, например, при виде следов коня на песке тотчас переходит от мысли о коне к мысли о всаднике, а отсюда — к мысли о войне и т. д. Крестьянин же от мысли о коне — к мысли о плуге, поле и т. д., точно так же всякий от одной мысли переходит к той или другой сообразно с тем, привык ли он соединять и связывать образы вещей таким или иным способом» [252, с. 424].

Значимость ассоциаций отмечали и другие исследователи. Видроу [62] вошел в аудиторию и произнес: «Вчера я видел кита с сигарой и цилиндром». Затем исследователь попросил слушателей рассказать, какое представление возникло у них. Свыше 80% испытуемых описывали зрительные образы, сходные в деталях: сигара обычно находилась во рту кита, а цилиндр — на его голове. По-видимому, отмеченные сочетания считались более вероятными, чем любые другие, вследствие сильной ассоциации по месту между ртами и сигарами и между шляпами и головами, хотя эта ассоциация и не относится к ртам и головам китов. Однако приведенное выше устное высказывание само по себе не содержит ни одной из этих деталей.

Такое влияние высоковероятных сочетаний на представление уже рассматривалось нами при обсуждении влияния на время реакции объективной и субъективной вероятности и значимости событий.

Сведения, хранящиеся в памяти, связаны между собой невидимыми нитями — ассоциациями, поэтому быстрее опознается и лучше всего запоминается информация, содержание которой позволяет установить наибольшее число различных ассоциаций с информацией, хранящейся в структуре памяти. Любое понятие, поступающее в долговременное хранилище, обязательно активизирует целую систему других понятий, близких к первому в том или ином отношении (смежности, сходства, причинности). Привычные ассоциации могут ввести человека в заблуждение. Отвечая на вопрос, насколько часто совпадают два события, он ориентируется на силу их ассоциативной связи в своей памяти. Но эта сила определяется не только частотой совпадения событий, но и их эмоциональной значимостью и актуальностью. В романе Богомолова «Момент истины» ярко описано подобного рода заблуждение. Представление о том, что матерый враг должен иметь непривлекательное лицо с тяжелым подбородком и бегающими глазами подвело одного из действующих лиц. Он заплатил жизнью за стереотипную ассоциацию: в эпизоде «засада на живца с подстраховкой», увидев перед собой человека с добрым, располагающим лицом, не поверил, что это враг [35].

Следы в памяти не сохраняются в исходной форме: под влиянием вновь поступающей информации они постоянно вступают во все новые и новые отношения и приобретают тем самым новые значения. Для того чтобы добраться до конкретной информации в своей памяти, надо осуществить выбор. Естественно, чем меньше нужно перебирать, тем скорее найдется искомое. Поэтому главная переменная в скорости поиска — это величина класса, из которого приходится осуществлять выбор. Можно упростить процедуру поиска за счет сокращения перебора, отсекая те альтернативы, которые либо редко встречались ранее, либо малоценные с позиции решаемой задачи, либо не актуальные, т. е. не поддерживаемые непосредственной установкой. Далее остается проблема организации перебора в уже усеченном тем или иным способом пространстве поиска. В качестве путеводной нити могут быть использованы ассоциации. Они образуют специфические связи в полях памяти. Это ассоциации либо по месту («…это случилось рядом с нашей школой…»), либо по времени («…это произошло еще до переезда в новый дом…»), либо по сходству («…собака у него точь-в-точь как у меня в детстве…»), либо причинно-следственные («…если машины сильно столкнулись — должны быть битые стекла…»).

В долговременной памяти обнаружена такая форма сохранения, где информация хранится в исходном, непереработанном состоянии и недоступна произвольному вспоминанию. Однако при некоторых исключительных условиях механизмы памяти вновь «проигрывают» эту информацию, например при диагностическом раздражении электрическим током коры больших полушарий головного мозга. В этих условиях воспоминания появляются в сознании человека принудительно, независимо от его желания и независимо от того, куда в данный момент направлено его внимание, и прекращаются сразу же после снятия раздражения. Вызванные таким способом воспоминания более реальны, чем обычные воспоминания и сны, отличаются большей красочностью и необычной детальностью. У человека создается иллюзия, будто он вновь присутствует в знакомых местах и видит угол улицы, реку, фургоны бродячего цирка, конторки в учреждении и т. д.

Следует отметить, что при неоднократном раздражении одной и той же точки в коре возникает одно и то же или непосредственно за ним следующее во времени воспоминание, т. е. раздражение всегда вызывает отдельные воспоминания, а не их смесь или обобщение. Два различных отрезка времени никогда не воспроизводятся вместе. При таком принудительном воспоминании происходило как бы раздвоение сознания, человек находился как бы в двух состояниях одновременно: в настоящем и где-то в прошлом. Воспоминание о каждом состоянии сохранялось и после прекращения раздражения. Воспроизведение событий при раздражении проходило в реальном масштабе времени. Отличие вызванных воспоминаний от произвольных было тем больше, чем больше времени прошло после события: как известно, произвольные воспоминания со временем тускнеют и преобразуются, а вызванные принудительно были свежи, как будто сразу после восприятия. Особенностью этой формы долговременного сохранения, по мнению Пенфилда [209], является отсутствие обобщений, характерных для произвольной памяти. Иными словами, это не реконструкция по правилам, а как бы повторное восприятие, «вспышка» прошлого.

Принудительное выведение информации из хранения в долговременной памяти обнаружено и в других особых ситуациях — в отдельных случаях лихорадочных состояний и в состоянии гипноза. Известна история неграмотной женщины, жившей в XVIII в., которая заболела лихорадкой и в бреду заговорила на греческом, латинском и древнееврейском языках. Врач, лечивший ее, был очень удивлен и произвел расследование. Он установил, что еще девочкой эта женщина жила у пастора, который любил читать вслух книги на этих языках. Разыскали даже те места в его книгах, которые в бреду цитировала больная, они были там специально помечены [ИЗ].

Некоторые гипнотические эксперименты заключаются во внушении испытуемому более раннего возраста, как бы возвращая его на уже пройденный этап жизни. При этом наблюдаются соответствующие внушенному возрасту изменения интонации голоса, характера речи, почерка и рисунка. Можно внушить даже состояние младенческого и грудного возраста, когда вновь проявляются рефлексы новорожденных — сгибательный, подошвенный и хватательный (225).

Итак, главной особенностью данного типа долговременной памяти является недоступность произвольному считыванию хранящейся в ней информации. Вместе с тем следует отметить, что обнаружены, хотя и весьма редкие, случаи, когда у отдельных личностей произвольная память обладает похожими чертами: необычным объемом и длительностью хранения. Что это? Шаг вперед в развитии психических способностей человека или шаг назад? Приведем несколько примеров.

Исключительная память была у Наполеона. Однажды, еще будучи поручиком, он был посажен на гауптвахту и нашел в помещении книгу по римскому праву, которую прочитал. Спустя два десятилетия еще мог цитировать выдержки из нее. Он знал многих солдат своей армии не только в лицо, но и помнил, кто храбр, кто стоек, кто пьяница, кто сообразителен. Математик Леонард Эйлер помнил шесть первых степеней всех чисел от 2 до 100. Академик А. Ф. Иоффе пользовался таблицей логарифмов по памяти, а великий русский шахматист А. А. Алехин мог играть по памяти «вслепую» с 30–40 партнерами одновременно. Несколько лет назад во Франции в Лилле в присутствии авторитетного жюри математик Морис Дабер соревновался с ЭВМ. Он заявил, что признает себя побежденным, если машина решит 7 арифметических задач раньше, чем он 10. Дабер решил 10 задач за 3 минуты 43 секунды, а ЭВМ 7 задач — за 5 минут 18 секунд. Наш современник — феноменальный счетчик Чикашвили легко вычисляет, например, сколько слов и букв произнесут за определенный промежуток времени. Был поставлен специальный эксперимент: диктор комментировал футбольный матч. Требовалось посчитать число слов и букв, произнесенных им. Ответ последовал, как только диктор закончил: 17427 букв, 1835 слов, а на проверку по магнитофонной записи ушло 5 часов. Ответ был правильный.

Несколько подробнее остановимся на случае, описанном А. Р. Лурия, — феномене Шеришевского. Как показали эксперименты, он мог повторить без ошибок последовательность из 400 слов через 20 лет. Один из секретов его памяти состоял в том, что у него восприятие было комплексным, синестетическим. Образы — зрительные, слуховые, вкусовые, тактильные — сливались для него в единое целое. Шеришевский слышал свет и видел звук, он воспринимал на вкус слово и цвет. «У вас такой желтый и рассыпчатый голос», — говорил он. Композитор А. Н. Скрябин также обладал синестезией: звук порождал у него переживание цвета, света, вкуса и даже прикосновения. У. Диамонд, обладавшая уникальными способностями к счету, также считала, что запоминать цифры и оперировать ими ей помогает их цвет. Процесс вычисления представлялся ей в виде бесконечных симфоний цвета.

В многолетнем исследовании А. Р. Лурия [174] выявил как силу, так и слабость интеллектуальной деятельности Шеришевского, вытекающие из особенностей организации его памяти. С одной стороны, Шеришевский мог произвольно и точно вспомнить все, что ему предъявлялось для запоминания много лет назад. Помогало ему в этом умение ярко, зрительно представить себе каждое запоминаемое слово (например, цифру 7 он воспринимал как человека с усами), но это же создавало и особые затруднения для него при чтении, поскольку каждое слово порождало яркий образ, а это мешало пониманию читаемого. Кроме того, его восприятие было очень конкретным, слова, выражавшие абстрактные понятия, например «вечность», «ничто», представляли для него особые трудности, так как их сложно сопоставлять со зрительным образом. Вместе с тем у него было сильно затруднено обобщение. Вот пример, демонстрирующий слабые стороны его феноменальной памяти. Шеришевскому в большой аудитории прочитали длинный ряд слов и попросили воспроизвести их. С этим он справился безукоризненно. Затем его спросили, было ли в ряду слово, обозначающее инфекционное заболевание. Все присутствующие в аудитории зрители с обыкновенной памятью мгновенно вспомнили это слово (тиф), а Шеришевскому потребовалось целых две минуты, чтобы выполнить задание. Оказывается, в течение этого времени он перебирал в уме по порядку все заданные списком слова, что свидетельствовало о слабости обобщения в его памяти [по 166].

А. Р. Лурия обнаружил, что запоминание у Шеришевского подчинялось скорее законам восприятия и внимания, чем законам памяти: он не воспроизводил слово, если плохо видел его, припоминание зависело от освещенности и размера образа, от его расположения, от того, не затемнился ли образ пятном, возникшим от постороннего голоса. Чтение было пыткой для Шеришевского. Он с трудом пробирался через зрительные образы, которые помимо его воли вырастали вокруг каждого слова, что очень утомляло его. Необходимо также отметить, что у Шеришевского были большие трудности с забыванием. Ему приходилось изобретать специальные приемы, чтобы забывать!. Понимание сложных и отвлеченных логико-грамматических структур часто протекало у него не легче, а значительно труднее, чем у людей, не обладавших столь сильной наглядно-образной памятью [166].

Мы затронули очень любопытную и мало изученную проблему свойств той формы долговременной памяти, к которой, как правило, нет произвольного доступа. Создается впечатление, что известные случаи феноменальной памяти и уникальных счетных способностей связаны как раз с осуществлением доступа к этому типу памяти. Гипотеза основана отчасти на сходстве некоторых характеристик указанной памяти и особенностей запоминания и удержания информации у людей с феноменальными способностями. В чем это сходство? Информация восстанавливается после продолжительного хранения (десятилетия) в том же виде и с теми же подробностями, как в тот день, когда она была воспринята. Это свидетельствует об отсутствии в такой памяти процессов преобразования и обобщения. Неподверженность следов трансформации при хранении, видимо, связана и с неспособностью к забыванию. Ярко выраженная синестезия у лиц с феноменальной памятью позволяет допустить существование у них и морфологических особенностей структуры и памяти. Возникает вопрос, как же использует эту особую форму памяти подавляющее большинство людей, не обладающее описанными феноменальными способностями? Пока определенного ответа нет. Можно лишь предположить, что долговременная память без произвольного доступа служит базой нашей интуиции.

Соотношение произвольной и непроизвольной (опосредованной и непосредственной) памяти.

Не вызывает сомнений, что память проявляется через включение накопленной прошлым опытом информации в организацию последующего поведения. В процессе любого поведения происходит вторичное разворачивание (экстериоризация) свернутой и погруженной ранее (интериоризированной) внешней деятельности, сохранявшей способы объединения элементов последней. Отсюда понятно, почему и на этапе запоминания и на этапе вспоминания организация работы памяти подчинена задачам будущей деятельности. Мост между непроизвольной и опосредованной произвольной памятью перекинул Л. С. Выготский [69]. Он показал, что формирование произвольной памяти из непроизвольной происходит у ребенка с помощью опосредующей функции речи в процессе взаимодействия со взрослыми. Произвольная память формируется сначала как внешнее действие с использованием предметов, затем действие ста-новится внутренним и подчиняется самоинструкции, тогда память превращается в опосредованную логическую. Исторически ранние формы произвольной памяти связаны, как показал А. Н. Леонтьев [159], с запоминанием одних предметов через другие. Например, человек мог положить в карман камешек, который впоследствии, попадая ему в руку, выполнял функцию напоминателя, т. е. исполь-зовался как своеобразное средство запоминания. Так, Л. С. Выготский [71, с. 73] ссылается на рассказ исследователя Уссурийского края В. Г. Арсеньева о таком пособии для памяти. В одном удэгейском селении жители просили его передать властям во Владивостоке, что местный купец их притесняет и, провожая его, дали ему коготь рыси и велели положить в карман, чтобы он не забыл их просьбу. В качестве таких мнемотехнических средств использовались не только мелкие предметы, но и особые действия — зарубки, нарезки, завязывание «узелков на память».

Все это: и предметы, и действия — вспомогательные средства памяти — посредники. Запоминание и вспоминание, производимое с помощью этих посредников, называется опосредованным. Человек, обучаясь управлять своей памятью, желал не только произвольно запоминать, но и произвольно забывать. С этой целью он должен был избегать тех посредников, которые могли бы вызвать нежелательные воспоминания. Поэтому он менял обстановку, круг знакомых, место жительства и уничтожал особо памятные вещи.

Развитие опосредованного запоминания в истории человечества шло двумя путями. Первый — совершенствование памяти с помощью внешних предметных посредников (амулеты, камешки и т. п.) — привел к построению памятников, развитию письменности, фотографии, кинематографии и т. д. Второй — проходивший через включение специальных действий (завязывание «узелка на память», зарубки), привел к умению так проинструктировать себя при запоминании, чтобы потом, когда возникнет необходимость, суметь точно вспомнить. В произвольной памяти функции, которые в непроизвольной выполняли внешние раздражители, стали замещаться внутренними сигналами, и тем самым сформировалась независимость вспоминания от внешних условий. Главным орудием развития произвольной памяти явилась речь, ибо когда человек овладевает внутренней речью, он может использовать слово в качестве внутреннего сигнала — посредника и с помощью самоинструкции направлять и регулировать как активность запоминания, так и процесс припоминания.

Рассматривая запоминание как деятельность, преодолевающую отсутствие, Жане выделил такие последовательно обнаруживающиеся у ребенка проявления формирующейся памяти, как ожидание, отсроченное действие и сохранение поручения (сначала с помощью предметов, затем с помощью знаков). Высший уровень развития произвольной памяти связан с возможностью пересказа. Для развернутого повествования уже необходима дифференциация временной перспективы событий и осознание отношений. Из указанной последовательности видно, что в индивидуальном становлении произвольной памяти можно усмотреть отголоски исторического пути — овладение припоминанием сначала через предметы, потом через слово, затем через структуру слов.

В дошкольном возрасте запоминание происходит главным образом непроизвольно, что обусловлено еще недостаточно развитой способностью к осмыслению материала, меньшей возможностью использования ассоциаций и недостаточным опытом и знакомством с приемами запоминания. В школьные годы развивается произвольное запоминание, преимущества которого были подтверждены многочисленными исследованиями. Большую эффективность произвольного запоминания (уменьшение числа ошибок при воспроизведении) объясняют созданием у человека с помощью инструкции установки на заучивание, т. е. изменением мотивации этой деятельности, что и ставит его в более благоприятное положение по сравнению с непроизвольным запоминанием.

У подростка наблюдается переход от внешнего к внутреннему опосредованию запоминания. Вместо внешних опор он использует внутренние операции для установления связи между новым, запоминаемым материалом и старым опытом. В этом случае он может вспомнить нечто важное для себя не только тогда, когда внешняя ситуация напомнит ему это событие каким-либо сходством, а тогда, когда это ему нужно. Переход от употребления внешних средств запоминания к употреблению средств внутренних, как показал А. Н. Леонтьев [159], есть линия развития речевой самоинструкции. На этом пути человек переходит от формулы «Я должен вспомнить это, когда возьму в руки такой камешек» через формулу «Я должен вспомнить это, когда буду совершать такое действие» к формуле «Я должен вспомнить об этом, когда мне придет мысль о том-то».

Развитие произвольной логической памяти требует для своего возникновения не только накопления большого информативного багажа, но и овладения определенной системой мыслительных операций, с помощью которых можно многоступенчато обобщать входной материал и перейти к использованию символьных языков высших уровней.

Для произвольного логического запоминания надо научиться классификации, т е. уметь выявлять характер отношений между предметами и явлениями.

В процессе интериоризации внешних стимулов во внутренние и увеличения разнообразия мыслительных операций развивается высшая произвольная логическая память человека. Она позволяет быстро образовывать разнообразные смысловые связи и с их помощью прочно запоминать впечатления. Однако и непроизвольная память тоже имеет свои достоинства. Как показал П. И. Зинченко [110], она всегда есть следствие определенной практической деятельности человека, и поэтому ее результативность определяется и способом организации этой деятельности, и структурой целей человека. Важно подчеркнуть, что непроизвольное запоминание не может рассматриваться как пассивное механическое, а является продуктом целенаправленной деятельности, но устремленной не на запоминание (как произвольная), а на другую цель, например понимание. Такая конечная цель порождает установку на удержание результата предыдущего действия как необходимого условия для осуществления последующего. Эта особенность непосредственной памяти с успехом используется практически во всех методах активного обучения, повышая его продуктивность.

какой она бывает, и что нам это дает / Блог компании Университет ИТМО / Хабр

Хорошая память — неоспоримое преимущество для студентов и тот навык, который уж точно пригодится в жизни — вне зависимости от того, какими были ваши учебные дисциплины.

Сегодня мы решили открыть серию материалов о том, как прокачать память — начнем с короткого ликбеза: какой бывает память и какие методы запоминания работают наверняка.


Фото jesse orrico — Unsplash

Память 101: от доли секунды до бесконечности


Проще всего описать память как способность некоторое время накапливать, сохранять, воспроизводить знания и навыки. «Некоторое время» может занимать секунды, а может длиться всю жизнь. В зависимости от этого (а также от того, какие участки мозга активны в тот или иной момент) память принято подразделять на сенсорную, кратковременную и долговременную.

Сенсорная — это память, которая активируется всего за доли секунды, она находится вне нашего сознательного контроля и по сути является автоматическим ответом на изменения окружающей среды: мы видим/слышим/ощущаем объект, распознаем его и «достраиваем» окружающую нас обстановку с учетом новой информации. По сути это система, позволяющая нам регистрировать картину, которую воспринимают наши органы чувств. Правда, очень ненадолго — информация в сенсорной памяти хранится буквально полсекунды и меньше.

Кратковременная память «работает» в пределах до нескольких десятков секунд (20-40 секунд). Мы способны воспроизвести информацию, полученную в этом временном отрезке, без необходимости сверяться с первоисточником. Правда, не всю: объем информации, которую может удерживать кратковременная память, ограничен — долгое время считалось, что он вмещает «семь плюс-минус два объекта».

Поводом так считать послужила статья гарвардского психолога-когнитивиста Джорджа Миллера (George Armitage Miller) «Магическое число 7±2», которая вышла в журнале Psychological Review еще в 1956 году. В ней он описывал результаты экспериментов во время своей работы в Bell Laboratories: по его наблюдениям, человек мог хранить в кратковременной памяти от пяти до девяти объектов — будь то последовательность букв, цифр, слова или изображения.

Более сложные последовательности испытуемые запоминали, группируя элементы так, чтобы число групп также находилось в пределах от 5 до 9. Правда, современные исследования дают более скромные результаты — «магическим числом» считается 4±1. Такие оценки приводит, в частности, профессор психологии Нельсон Коуэн (Nelson Cowan) в своей статье 2001 года.


Фото Fredy Jacob — Unsplash

Долговременная память устроена иначе — длительность хранения информации в ней может быть неограниченна, объем намного превышает кратковременную память. При этом если в работе кратковременной памяти заняты временные нейронные связи в области фронтальной и теменной коры мозга, то долговременная память существует за счет устойчивых нейронных связей, распределенных по всем отделам мозга.

Все эти виды памяти не существуют отдельно друг от друга — одну из самых известных моделей взаимосвязи между ними предложили психологи Ричард Аткинсон и Ричард Шиффрин (Richard Atkinson, Richard Shiffrin) в 1968 году. По их предположению, сначала информация обрабатывается сенсорной памятью. «Буферы» сенсорной памяти предоставляют информацию кратковременной памяти. Далее, если информация неоднократно повторяется, то из кратковременной памяти она переходит «в долговременное хранилище».

Вспоминание (целенаправленное или спонтанное) в такой модели — это обратный переход информации из долговременной в кратковременную память.

Другую модель через 4 года предложили психологи-когнитивисты Фергус Крейк и Роберт Локхарт (Fergus I. M. Craik, Robert S. Lockhart). Она основана на идее о том, что длительность хранения информации и то, останется ли она лишь в сенсорной памяти или перейдет в долговременную, зависит от «глубины» обработки. Чем сложнее способ обработки и чем больше времени на него затрачено, тем выше вероятность, что информация запомнится надолго.

Эксплицитная, имплицитная, рабочая — все это тоже про память


Исследования взаимоотношений между типами памяти привели к появлению более сложных классификаций и моделей. Так, например, долговременную память стали подразделять на эксплицитную (ее также называют осознанной) и имплицитную (неосознанную или скрытую).

Эксплицитная память — то, что мы обычно имеем в виду, когда говорим о запоминании. Она в свою очередь подразделяется на эпизодическую (воспоминания о жизни самого человека) и семантическую (память о фактах, понятиях и явлениях) — такое разделение впервые предложил в 1972 году канадский психолог эстонского происхождения Эндель Тульвинг.


Фото studio tdes — Flickr CC BY

Имплицитную память обычно подразделяют на прайминг и процедурную память. Прайминг или фиксирование установки возникает, когда определенный стимул влияет на то, как мы воспринимаем стимул, следующий за ним. Например из-за прайминга особенно смешным может казаться явление misheard lyrics (когда в песнях слышится что-то не то) — узнав новый, нелепый вариант строчки из песни, мы тоже начинаем его слышать. И наоборот — ранее неразборчивая запись становится понятной, если увидеть расшифровку текста.


Что касается процедурной памяти, то ее яркий пример — моторная память. Ваше тело «само знает», как кататься на велосипеде, водить машину или играть в теннис, точно так же музыкант играет знакомое произведение, не заглядывая в ноты и не раздумывая о том, каким должен быть следующий такт. Это — далеко не единственные модели памяти.

Оригинальные варианты предлагали как современники Миллера, Аткинсона и Шиффрина, так и следующие поколения исследователей. Классификаций видов памяти также много больше: например, в отдельный класс выделяют автобиографическую память (что-то среднее между эпизодической и семантической), а помимо кратковременной памяти иногда говорят о памяти рабочей (хотя некоторые ученые, например тот же Коуэн, считают, что рабочая память — это скорее небольшой раздел долговременной памяти, которым человек оперирует в моменте).

Банально, зато надежно: базовые приемы по тренировке памяти


Польза хорошей памяти, конечно же, очевидна. Не только для студентов накануне экзамена — по данным недавнего китайского исследования, тренировка памяти помимо основной своей задачи также помогает регулировать эмоции. Для лучшего удержания объектов в кратковременной памяти чаще всего применяется метод группировки (англ. chunking) — когда объекты в некоей последовательности группируются по смыслу. Это тот самый метод, который лежит в основе «магических чисел» (учитывая современные эксперименты, желательно, чтобы количество итоговых объектов не превышало 4-5). Так, например, телефонный номер 9899802801 гораздо проще запомнить, если разбить его на блоки 98-99-802-801.

С другой стороны, кратковременная память и не должна быть чрезвычайно острой, отправляя буквально всю полученную информацию «в архив». Эти воспоминания недолговечны именно потому, что большая часть окружающих нас явлений не несет ничего принципиально важного: меню в ресторане, список покупок и то, во что вы были сегодня одеты, — явно не те данные, которые действительно важно хранить в памяти годами.

Что же касается долговременной памяти, то базовые принципы и методы ее тренировки — одновременно и самые сложные и трудоемкие. И довольно очевидные.


Фото Tim Gouw — Unsplash

Неоднократное вспоминание. Совет банальный, тем не менее, надежный: именно повторяющиеся попытки вспомнить что-либо позволяют с большой вероятностью «поместить» объект в долгосрочное хранилище. Тут есть пара нюансов. Во-первых, важно правильно выбрать временной промежуток, после которого вы постараетесь вспомнить информацию (не слишком длинный, не слишком короткий — зависит от того, насколько хорошо уже развита ваша память).

Предположим, вы разобрали билет к экзамену и постарались заучить его. Попробуйте повторить билет через несколько минут, через полчаса, через час, два, на следующий день. Это потребует больше времени на один билет, но относительно частое повторение через не слишком длительные промежутки времени поможет лучше закрепить материал.

Во-вторых, важно пытаться вспомнить материал целиком, не заглядывая в ответы при первом же затруднении — даже если вам кажется, что вы не помните вообще ничего. Чем больше вам удастся «выудить» из своей памяти при первой попытке, тем лучше сработает следующая.

Симуляция в условиях, приближенных к реальным. На первый взгляд, это помогает лишь справиться с возможным стрессом (на экзамене или в момент, когда вам в теории должны пригодиться знания). Однако такой подход позволяет не просто совладать с нервами, но и лучше запомнить что-либо — это, кстати, касается не только семантической памяти, но и моторной.

Например, согласно исследованию, навык отбивать мячи оказался лучше развит у тех бейсболистов, которым приходилось принимать разные подачи в непредсказуемом порядке (как в реальной игре), в отличие от тех, кто последовательно тренировался работать с конкретным типом подачи.

Пересказ/записывание своими словами. Этот подход обеспечивает большую глубину обработки информации (если ориентироваться на модель Крейка и Локхарта). В сущности, он заставляет обрабатывать информацию не только семантически (вы оцениваете зависимости между явлениями и их взаимосвязи), но и «с отнесением к себе» (как бы вы назвали это явление? Как вы сами можете объяснить его — не пересказывая слово в слово содержание статьи или билета?). То и другое с позиции этой гипотезы — уровни глубокой обработки информации, которые обеспечивают более эффективное припоминание.

Все это — довольно трудоемкие приемы, хоть и действенные. В следующем материале из серии посмотрим, какие еще подходы работают на развитие памяти, и есть ли среди них лайфхаки, помогающие сэкономить время и тратить на запоминание чуть меньше сил.



Другие материалы из нашего блога на Хабре:
Наши фотоэкскурсии на Хабре:

Как развить долговременную память — Психология эффективной жизни

Наверное, вы знаете, что есть законы памяти, которыми можно пользоваться для того, чтобы гарантированно вспоминать необходимый жизненный опыт в самые ответственные моменты жизни. Сегодня мы поговорим об этих законах. В одной из предыдущих статьей я уже рассказывала о том, зачем нужна оперативная память. А сейчас речь о долговременной памяти и способах ее тренировать.

Как вы думаете, можно ли запоминать книгу целиком и воспроизводить ее даже через годы? Ответ — да, можно. Но для этого нужно натренировать долговременную память. Представьте, что вы помните содержание книг, которые прочитали в течение своей жизни. Вы не только сможете на практике применить прочитанное, но и всегда рассказать что-нибудь интересное в подходящий момент.

Рассмотрим законы памяти

1. Закон осмысления — важно читать вдумчиво, осмысливая как можно глубже то, что написано. Систематизировать прочитанную информацию и распределять на смысловые блоки.

Многие люди думают, что анализ прочитанного нужно делать после того, как закрыли книжку. Но в долговременной памяти остается только та информация, которая осмыслена во время чтения.

2. Закон интереса — когда человек читает то, что ему интересно, он запоминает автоматически. При чтении неинтересного текста затрачивается много ресурсов на удержание силы воли, а при этом страдает усвоение информации. 

В быстром чтении есть такое упражнение — «Чтение неинтересной книги», предложенное Олегом Андреевым. Суть задания — научиться читать что-то неинтересное, поменяв к этому отношение.

В свое время Олег Андреев проводил эксперимент со студентами. Он предложил филологам прочитать учебник ветеринаров, а ветеринарам — учебник филологов. В итоге филологи, дочитавшие учебник, с интересом рассматривали процесс лечения коровы, а ветеринары смогли узнать происхождение названий разных заболеваний.

3. Закон объема знаний — если вы изучаете что-то сложное, вы должны владеть минимальным профессиональным словарем. Чем больше профессиональных терминов и фраз вы знаете, тем легче вам будет читать специальную литературу и, соответственно, понимать и запоминать прочитанное. 

Поэтому есть правило: когда вы хотите изучить новую тему для себя, ознакомьтесь с ней сначала по книгам для новичков, а затем переходите на средний и профессиональный уровень. Если пытаться сразу освоить профессиональный уровень, вам будет очень сложно читать и запоминать все с первого раза, вы часто будете отвлекаться, возвращаться к уже прочитанному, у вас будет снижаться желание учиться.

4. Закон готовности к запоминанию:

— установка на контроль;

— установка на время.

Существует правило: наш мозг быстрее включается в работу, когда эти знания нужно где-то применить. Поэтому, перед тем как читать, нужно поставить цель: для чего изучаете эту книгу.

Например, установка на контроль: завтра будет обсуждение книги с кем-то, и важно ее качественно прочитать. Или установка на время: у вас есть лимит времени, и вы должны успеть прочитать все до дедлайна.

Все это помогает усилить концентрацию внимания и как можно дольше работать с информацией, не уставая.

5. Закон одновременных впечатлений — очень важный закон. Все знают, что запоминать что-либо легче с помощью ассоциаций. Таким образом, когда мы знакомимся с чем-то новым, у нас автоматически появляются впечатления.
Задача — наложить эти впечатления на знакомые ассоциации. Так новая информация запоминается и вспоминается быстрее.

6. Закон усиления первоначального впечатления — здесь мы усиливаем эффект. Запоминаем что-то путем усиления первых впечатлений. Мы это делаем сознательно с помощью четырех чувств: обоняния, слуха, зрения, вкуса.

Например, красная роза с росинками на лепестках. Вы слышите ее аромат, чувствуете ее бархатные лепесточки и влагу от росы. Чем ярче образ, чем больше накладывается чувств и ассоциаций, тем сильнее запоминается.

Этим способом иногда пользуются, чтобы запоминать имена людей во время знакомства. Когда имя вызывает ассоциации (Надежда — как жена брата), внешность (как учитель музыки — невысокая, худощавая), лицо (круглое, как у Полины), голос (тембр моей мамы). Все это собирается в единый образ, и вы подписываете его именем человека — Надежда Никитична.

7. Закон торможения — важный закон забывания информации. Существуют специальные технологии, позволяющие стирать неиспользованную информацию. Есть люди, чья память настолько сильная, что запоминает в мельчайших деталях множество предметов, объектов, информации. Ее переизбыток может вызывать головные боли, бессонницу. Поэтому информацию нужно уметь не только запоминать, но и забывать.

Способы развития долговременной памяти

Помните, что долговременную память нужно тренировать:

1. Учить стихи и повторять выученные на прошлой неделе или месяц назад.

2. Пересказывать фильм, книгу после просмотра или чтения, через три дня, неделю, месяц.

3. После прочтения книги пройтись внимательно по оглавлению и постараться как можно точнее вспомнить прочитанное, останавливаясь на каждом названии главы. Затем всю книгу закодировать одной фразой и образом.

Делая так каждый раз после прочтения книги, вы натренируетесь и будете делать это автоматически.

Способы повторения информации

Чтобы усилить эффект запоминания профессиональной информации на всю жизнь, были разработаны способы повторения: в течение трех дней, недели, месяца или шести месяцев.

Мы рассмотрим повторение, которое обычно используют перед экзаменом за три дня до сдачи:

  • первое — сразу после прочтения;
  • второе — через 20 минут после первого прочтения;
  • третье — через 8 часов;
  • четвертое — через сутки (лучше перед сном).

Важно помнить, что в день, когда вы хотите повторить выученную информацию, между повторениями нужно заниматься чем угодно, но только не обработкой новой информации, — гулять, отдыхать, рисовать, играть на музыкальном инструменте и т.д. Иначе вы не сможете запомнить надолго то, что нужно.

Чтобы запомнить профессиональную информацию, можно воспользоваться отпуском, когда не нужно срочно изучать новые объемы информации и есть время отдохнуть и переключиться.

Желаю вам удачи в тренировках и расширении горизонтов ваших возможностей!

 

От редакции

Развитие памяти — это развитие мозга. Тренируя свою долгосрочную память, вы развиваете способности к обучению. Больше о том, как тренировать свои когнитивные способности, можно узнать из книги Дэна Херли «Стань умнее. Развитие мозга на практике»: https://psy.systems/post/den-xerli-stan-umnee.

Без развития долгосрочной памяти не обойтись в деле изучения иностранного языка. Сложно вообразить себе хорошо владеющего языком человека, который то и дело забывает необходимую для общения лексику. Как начать изучение языка на начальном уровне, объясняет преподаватель английского и лингвокоуч Тата Кононова: https://psy.systems/post/pomogite-sebe-uchit-inostrannyj-yazyk-nachalnyj-uroven.

Развитие памяти требует регулярной работы и ответственного подхода. Но как часто, обещая себе начать делать что-то полезное на постоянной основе, мы забрасывали это начинание через месяц, а то и неделю? Как научиться доводить дела до конца, объясняет психолог Ярослав Вознюк: https://psy.systems/post/kak-nauchitsya-dovodit-dela-do-konca.

 

★ Кратковременная память — Вики .. | Информация

                                     

★ Кратковременная память

Кратковременная память компонентом человеческой памяти, в который информация поступает из сенсорной памяти и после лечения с процессами восприятия, и из долговременной памяти, используя процессы целенаправленного и непроизвольного воспоминания, которые будут хранить в течение короткого времени небольшое количество информации в состоянии, пригодном для немедленного использования в сознание. кратковременную память называют также первичной или активной памяти. она отличие от долговременной памяти, способной хранить информацию гораздо дольше, короткие.

Идея разделения памяти на кратковременную и долговременную восходит к XIX — го века. развитие психологических моделей многокомпонентной памяти, предполагающие передачу информации из кратковременной памяти в долговременную, через определенное время, относится к 1950-м лет. самой известной стала так называемая множественная модель, разработанная Ричард Аткинсон и Ричард Шиффрин. однако, точный механизм передачи информации, количество портативные накопители, и само разделение памяти компонентов на физиологическом уровне остается предметом споров среди ученых.

Сознание видит и использует содержимое кратковременной памяти и процессов, использование интеллектуальных операций, в оперативной части кратковременной памяти рабочая память) сооружение для временного хранения информации во время ее обработки активным мозгом, которые собирали и хранили информацию, необходимую для решения текущих задач. процессы восприятия и непроизвольное воспоминание, обеспечивая информацию в краткосрочной памяти, находятся под контролем сознания в незначительной степени и в основном не напрямую, а косвенно.

Длительность хранения информации при отсутствии повторения про 20 сек. после 30 сек. след информации становится настолько хрупким, что даже минимальное вмешательство разрушает ее. объем кратковременной памяти чаще всего оценивается в «7±2 предметов».

Современные оценки емкости кратковременной памяти несколько ниже, обычно 4-5 объекты. однако эти объекты из памяти, изображение реального объекта, порожденная восприятием или мысленные объекты различных типов, созданные мышление, воображение, интеллект, интуиция, могут обладать значительной долей информации. Объекты этого вида памяти можно отнести, например, визуальные образы: картины, природа, фотографии, люди, их лица и т. Д., концепций, ментальных моделей, схем и т. п. при размещении в кратковременной памяти, такой памяти объекты могут иметь разную степень определенности, и, соответственно, разные объемы контента. термин емкость памяти может быть увеличена за счет умственной и мнемической процедуры, так называемой группировки «Chunking» — объединение объектов в различными способами, включая в себя несколько памяти объекты в единый комплекс, который память, в будущем, может работать как одиночный памяти объекта.

Плохая память или трудности с запоминанием


Проблемы с памятью разделяют в зависимости от типа памяти:

  1. Проблемы с кратковременной памятью
  2. Проблемы с рабочей памятью
  3. Проблемы с долгосрочной памятью


Проблемы с краткосрочной памятью

Кратковременная память хранит в себе информацию в течение 20-40 секунд для того, чтобы ее обработать и «закодировать». У детей с дефицитом внимания с процессом обработки информации часто бывают проблемы. В связи с этим возникают трудности с запоминанием. Им бывает трудно вспомнить события, которые произошли недавно, или материал, который был изучен на предыдущем уроке. Это могут быть проблемы как со слуховой памятью (объяснение учителя), так и со зрительной (при чтении ребенок не может воспроизвести образ слова).

Проблемы с рабочей памятью

Рабочая память – это способность мозга сохранять и использовать соответствующую информацию во время выполнения задания, важное умение для обучения. Проблемы обучения, которые возникают при нарушении рабочей памяти, не связаны с пониманием материала.

Проблемы в обучении, которые возникают при дефиците или нарушении рабочей памяти:
  1. Проблемы с решением математических задач в несколько этапов. Например, при выполнении устного задания учителя «Из 20 вычесть 10 и прибавить 5» активно работает рабочая память: ребенок производит вычисление в уме «20-10», при этом удерживая в памяти операцию «прибавить 5», далее он прибавляет «5», удерживая в памяти результат «20-10». При проблеме с рабочей памятью такие вычисления в уме сделать очень сложно.  Дети с нарушениями рабочей памяти демонстрируют трудности с заданиями, которые имеют более одно шага в их выполнении, как правило запоминают только первый и последний шаги, забывают, что надо сделать в середине.
  2. Функциональные проблемы с пониманием чтения. Ребенок не помнит предложение, которое он только что прочитал. Написание изложения или сочинения также является сложной задачей. Это требует, чтобы ребенок извлек из долговременной памяти информацию, одновременно используя грамматические и пунктуационные знания.
  3. Трудности со словесным запоминанием задания при его выполнении.  Ребенку трудно удержать в голове вопрос учителя, при поиске ответа в учебнике и т.д.

Проблемы с долгосрочной памятью

Дети, у которых есть проблемы с долговременной памятью, чаще всего получают оценки, не соответствующие времени и усилиям, которые они проводят в подготовке задания.


ИСТОРИЯ

«Вчера вечером все прекрасно знал, а утром на уроке не смог ничего ответить, не вспомнил».


Нарушения долговременной памяти – неспособность быстро и эффективно вызывать информацию из долговременной памяти и хранить ее, то есть неспособность отнести понятие к какой-либо категории, хранить правила и шаблоны для их использования при решении задач (грамматические правила, шаблоны для решения примеров и задач в математике)  и др.

Что делать?

Если вы считаете, что у вашего ребенка проблемы с памятью, нужно выяснить, так ли это.  
Нейропсихологическая диагностика поможет понять, какие именно трудности испытывает ребенок.  С помощью специально разработанных тестов и заданий нейропсихолог сможет определить, в чем именно проявляются нарушения: памяти, внимания, концентрации.  

Для коррекции нарушений ребенок может пройти нейропсихологическую коррекцию, которая проводится в виде игр и упражнений. Нейропсихологическая коррекция может проводиться как в группе, так и индивидуально.

При необходимости, нужно получить консультацию других специалистов: невролога, психолога, логопеда.

The Role of Memory in the Perception of the Screen Image | Poznin

The article investigates one of the aspects of psychology of art, namely, the role of different types of human memory — sensory, long-time, short-time — in the forming of an artistic image in the perception of an audiovisual entity. The audience’s perception of such specific cinematic methods as pan shot and dolly shot, as well as different types of parallel, associative and distance montage rests on the peculiarities of our short-time and long-time memory. On the other hand, the complex polyphonic combination of various visual chronotopes in modern films is based on the imitation of memory typical for our dreams.


Огда речь идет о психологии восприятия художественного ..пространства фильма, то основное внимание, как правило, уделяется вопросам композиции, перспективы, светового и цветового решения и т.п. и менее всего — памяти, в то время как этот фактор в значительной мере способствует адекватному восприятию экранного изображения и звука, а главное — созданию в нашем мозгу художественного образа. Как известно, существуют три основных вида памяти: долгосрочная (долговременная), краткосрочная (кратковременная) и сенсорная. Сенсорная память (от лат. sensus — чувство, ощущение) — это своего рода подсистема памяти, которая способна удерживать информацию очень короткий промежуток времени. В течение этого мгновения наш мозг просто не успевает проанализировать полученный сигнал. Образ в сенсорной памяти гораздо ближе к категории ощущения, чем восприятия. Если 96 ВЕСТНИК ВГИК І МАЙ-ИЮНЬ 2012 I № 12-13 ИСКУССТВО ВОПЛОЩЕНИЯ І ПЕРФОРМАНС полученный сигнал не привлек нашего внимания, то следы его сразу же стираются и сенсорная память заполняется новой информацией. Поскольку в данном случае речь идет о восприятии аудиовизуального произведения, то упомянем здесь лишь два вида сенсорной памяти — иконическую (ту, что воспринимает зрительные образы) и эхоическую (воспринимающую образы слуховые). В силу эффекта модальности последняя отличается от икониче-ской большей длительностью хранения: если зрительная информация сохраняется в сенсорной памяти порядка 0,5 секунды, то слуховая — 3-4 секунды. Наличие сенсорной иконической памяти дает нам возможность адекватно воспринимать изменения динамичных объектов, в частности, именно этот вид памяти (плюс инерционность нашего зрения) позволяет нам видеть посылаемую на экран серию дискретных неподвижных изображений как единое плавное движение. Благодаря сенсорной эхоической памяти, мы, соединяя в своем восприятии последовательно звучащие ноты, воспринимаем музыкальное произведение как нечто целое и развивающееся. То же самое происходит и с восприятием протяженного по времени шума (звуков ветра, аплодисментов, движущихся автомобиля, поезда и т.п.), меняющего свои звуковые характеристики. Фильм, как правило, имеет небольшую временную протяженность, поэтому при его восприятии особую роль играет кратковременная память. После того, как мы посмотрели какой-нибудь фильм или телепередачу, мы какое-то время храним их в памяти, но спустя несколько месяцев мы забываем это произведение, либо в нашей долговременной памяти остаются лишь наиболее впечатлившие нас кадры или эпизоды. Причем со временем мы несколько по иному представляем себе то, что когда-то увидели на экране. Но пока мы смотрим экранное произведение, мы четко храним в памяти образы всех персонажей и все места действия, то есть всё экранное пространство. Мало того, такой феномен, как восприятие зрителем съемки с движения и любой панорамной съемки, мы воспринимаем исключительно благодаря нашей сенсорной и кратковременной памяти. Сенсорная память, как уже было сказано, обеспечивает слитность постоянно изменяемого изображения, кратковременная же буферная память позволяет нам воссоздавать в мозгу все пространство, которое постепенно появляется на экране и затем исчезает из нашего поля зрения. № 12-13 І МАЙ-ИЮНЬ 2012 І ВЕСТНИК ВГИК 97 ПЕРФОРМАНС | ИСКУССТВО ВОПЛОЩЕНИЯ Если рассматривая большое живописное полотно или диораму, мы можем охватывать все пространство целиком или возвращаться взглядом к увиденному, то экранную панораму мы воспринимаем как длящийся «миг между прошлым и будущим». Хотя часть киноизображения уже давно ушла за рамку кадра, мы продолжаем держать ее в нашей памяти и, мало того, восстанавливаем в своем восприятии весь пейзаж или все действие, снятые с помощью панорамной головки штатива или подвижной камерой (так называемый «внутрикадровый монтаж»). В свое время один из первых серьезных исследователей природы кино Бела Балаш, определяя специфику кино, выделил крупный план, монтаж и ракурс, но почему-то забыл упомянуть панорамирование, хотя первая панорамная съемка с движения была сделана уже в первый год существования кинематографа, а к концу 20-х годов прошлого столетия она достигла совершенства. Между тем как раз панорамная съемка (будь это съемка с использованием панорамной головки на штативе или съемка в движении с использованием специальной техники) более всего выражает специфику кино как пространственно-временного искусства. Попутно заметим, что поскольку кратковременная память имеет свои пределы, то экранная панорама должна иметь разумные временные границы. Если зритель при восприятии кинопанорамы теряет ориентацию в экранном пространстве, то, в общем-то, пропадает смысл панорамирования: при слишком длинном кадре, снятом с движения, зритель оказывается просто не способен удержать в памяти все пространство панорамы. Наиболее яркий пример такой топологической дезориентации — известный фильм А. Сокурова «Русский ковчег», который представляет собой панораму, длящуюся 99 минут: камера беспрерывно движется по залам и переходам Зимнего дворца. Даже человек, не раз посещавший Эрмитаж, вряд ли держит в своей памяти все пространство огромного дворца, не говоря уж о зрителе, никогда там не бывавшем. Поэтому столь продолжительная панорамная съемка представляет интерес лишь как трюк и занятный кинематографический прием. Как известно, в свое время аналогично был сделан фильм А. Хичкока «Веревка». Поскольку кассета кинокамеры вмещает максимум 300 метров пленки, то Хичкоку пришлось 98 ВЕСТНИК ВГИК I МАЙ-ИЮНЬ 2012 I № 12-13 ИСКУССТВО ВОПЛОЩЕНИЯ І ПЕРФОРМАНС Кадры из фильма А. Пелешяна «Земля людей», дистанцированные друг от друга прибегнуть к хитрости. Каждый десятиминутный кадр он заканчивал либо нейтральным изображением, заполняющим весь кадр (спина героя, открываемая крышка сундука и т.п.), либо статичным кадром без людей; затем с этого же самого нейтрального или статичного пространства продолжался следующий кадр. Таким образом имитировалось непрерывное движение камеры. Но, в отличие от «Русского ковчега», зритель легко ориентируется в пространстве «Веревки», поскольку оно представляет собой всего лишь трехкомнатную квартиру, а действие в основном происходит в одной из комнат… Продолжая разговор о панорамировании, следует подчеркнуть, что этот прием нередко не просто способствует «расширению» экранного пространства, но и может создавать выразительный ки-ноообраз, если окончание панорамы придает ей иной, нежели начало панорамы, смысл. Скажем, плавная панорама по красивому пейзажу, заканчивающаяся планом убитого солдата, радикально меняет первоначальное впечатление. Панорама с шикарного особняка на ветхий домишко сразу вызовет у зрителя соответствующую ассоциацию. Например, по такому принципу сделана одна из панорам в фильме Г. Реджио «Кояанискатси»: сначала мы видим семью, возлежащую у моря, и воспринимаем это как безмятежный отдых на пляже. Но вот камера панорамирует вверх, и в кадре появляется чадящий нефтеперерабатывающий завод, что резко меняет смысл изображения, увиденного в начале панорамы. Кратковременная буферная память, активно участвуя в восприятии экранного пространства, помогает формированию в нашем мозгу экранного образа и в том случае, когда связанные между собой по смыслу кадры находятся не рядом, а отделены друг от друга временным отрезком. Для краткости обозначим такого рода буферную краткосрочную память как припоминание или, используя греческое слово, анамнесис. Именно анамнесис играет большую роль при использовании ассоциативного и так называемого дистанционного монтажа. Теория «дистанционного монтажа», предложенная блистательным мастером монтажного фильма А. Пелешяном, в принципе основана именно на использовании эффекта анамнесиса — на том, что мы способны не только удерживать в памяти увиденные на экране визуальные образы, но и соединять их ассоциативно с № 12-13 І МАЙ-ИЮНЬ 2012 І ВЕСТНИК ВГИК 99 ПЕРФОРМАНС І ИСКУССТВО ВОПЛОЩЕНИЯ другими зрительными (а порой и слуховыми) образами, появляющимися на экране спустя какое-то время. Но опять-таки для того, чтобы зритель связал в логическую или ассоциатив- I ную цепочку два кадра, отмежеванные друг от друга иным изображением, он должен, во-первых, получить для этого психологическую установку ‘ (не зря Пелешян постоянно говорит о 1 звуковой поддержке такого рода монтажа), а, во-вторых, дистанцирование друг от друга этих ассоциативно свя-кадр из фильма занных между собой кадров не должно быть слишком большим, М. Калатозова J г «Летят журавли» иначе зрителю трудно будет смыслово связать эти кадры. «Дистанционный монтаж» является фактически частным случаем ассоциативного монтажа. Поэтому для того, чтобы при просмотре фильма у зрителя возникала нужная ассоциация, соединяющая в его восприятии два кадра, расположенные на определенной временной дистанции друг от друга, эти два визуальных образа должны иметь нечто общее. Поясним нашу мысль на примере эпизодов из фильма-шедевра «Летят журавли». В начале картины мы видим кадр с влюбленными героями, снятый через пролет Крымского моста. Этот план врезается в память, поскольку снят в необычном, выразительном верхнем ракурсе. Проходит какое-то время, и мы снова видим то же место, снятое в том же ракурсе. Но теперь мы замечаем поставленные на проезжей части улицы противотанковые ежи. Припоминая ранее виденный кадр и монтируя в своем мозгу эти два дистанцированные друг от друга изображения, мы получаем образ порушенной мирной жизни, изменившей жизнь столицы, всей страны и судьбу наших героев, то есть в результате соединения этих двух схожих по форме и в то же время различных по смыслу кадров абстрактные понятия «мир» и «война» превращаются в чувственный экранный образ. Точно так же ассоциативно связаны между собой два кадра, разделенные крупным планом обессиленной Вероники, которую несет на руках Марк: шагающие по паркету ноги Марка в туфлях и солдатские сапоги шагающего по болоту Бориса. И опять такое дистанцированное соединение кадров вызывает ассоциацию с более широкими понятиями — предательство и верность долгу, трусость и мужество. Еще дальше отстоят друг от друга эпизоды, в которых Борис взбегает по лестнице дома Вероники. Эти сцены сняты необыч- 100 ВЕСТНИК ВГИК І МАЙ-ИЮНЬ 2012 I № 12-13 ИСКУССТВО ВОПЛОЩЕНИЯ | ПЕРФОРМАНС Кадр из фильма М. Калатозова «Летят журавли» но — для их съемки по проекту С. Урусевского в павильоне был сконструирован специальный «лифт», столь поразивший К. Лелуша, когда тот посещал «Мосфильм»: поднимая оператора, лифт одновременно вращался, позволяя Урусевскому точно держать в кадре актера, взбегающего по лестнице. Мы несколько раз видим этот пролет, и когда та же лестница появляется в предсмертных видениях смертельно раненного Бориса, она воспринимается как образ жестоко прерванной жизни, которая могла быть прекрасной и счастливой. Таким образом, «монтируя» в своем восприятии отдаленные друг от друга, но связанные общими элементами кадры, зритель подсознательно создает в своем мозгу художественнофилософские образы — «война и мир», «предательство и долг», «жизнь и смерть». Подобного рода дистанционные визуальные ассоциации присущи многим фильмам. Например, в «Шербургских зонтиках» дважды показывается одна и та же набережная. Вначале по ней ночью идут влюбленные герои. Спустя 50 минут зритель вновь увидит ту же набережную, но теперь любимая девушка героя, ждущая от него ребенка, идет уже с другим человеком, за которого она выйдет замуж. Один из простейших вариантов «дистанционного монтажа» — изобразительный рефрен, психологической основой которого является все та же краткосрочная память, благодаря которой мы быстро опознаем при повторе знакомое изображение. Аналогично воспринимается и прием «рондо» — когда фильм или эпизод завершаются тем же изображением, с которого начинались. В фильме «Мы» А. Пелешян использует оба эти приема. Трижды в картине появляется как рефрен запоминающийся образ смотрящей на нас девочки с растрепанными волосами и наполненными скорбью глазами — в самом начале фильма, в кульминационной его части, и поближе к финалу. «Окольцован» же фильм планами горных вершин. Но если в начале фильма трансфокатор наезжает на темные вершины гор, то в конце — это белая снеговая шапка на горе Арарат. Аналогично использован прием рефрена в фильме «Поваккатси» режиссера Годфри Реджио, на которого, по его собственному признанию, в значительной степени повлияло творчество Артавазда Пелешяна. Здесь трижды (но в разном освещении и с разными № 12-13 І МАЙ-ИЮНЬ 2012 І ВЕСТНИК ВГИК 101 ПЕРФОРМАНС | ИСКУССТВО ВОПЛОЩЕНИЯ Кадр из фильма Г Реджио «Поваккатси» персонажами) появляется медленная панорама по лицам детей, смотрящих прямо в объектив, то есть на зрителя (эффект «четвертой стены»). В контексте фильма этот рефрен прочитывается как вопрос: что мы оставим на Земле грядущим поколениям, чего им ждать от будущего? Если эффект припоминания (анамне-сиса) при различных видах ассоциативного монтажа часто происходит на подсознательном уровне, интуитивно, то при восприятии параллельного монтажа, особенно усложненного (начиная с «Нетерпимости» Д. Гриффита и заканчивая «Магнолией» П. Андерсона), зрительская кратковременная память работает с определенным напряжением. Следует также заметить, что при параллельном монтаже временной разрыв между двумя сценами, составляющими единый эпизод (особенно если действия в каждой из сцен носят взаимозависимый характер), не должен быть слишком велик, иначе зритель теряет нить сюжета, либо действие в эпизоде утрачивает необходимую напряженность. В современных картинах с многовариантным построением сюжета («Беги, Лола, беги!», «Эффект бабочки», «Двойная жизнь Вероники», «Осторожно, двери закрываются!», «Господин Никто» и др.) краткосрочная зрительская память работает очень активно и осознанно, потому что зритель должен не только припоминать то, что он видел, но и замечать то, что изменилось в каждом из повторяющихся эпизодов. Например, в «Беги, Лола, беги!» изменяется не только конец каждого из трех эпизодов, но и внутри них, при наличии большинства общих моментов, меняются некоторые детали. Еще сложнее воспринимает зритель два параллельно развивающихся сюжета с одной и той же героиней, жизнь которой могла сложиться иначе, если бы она успела вскочить в вагон отправляющегося поезда метро («Осторожно, двери закрываются!»). Вероятно, для того чтобы зритель окончательно не запутался, авторам пришлось придумать эпизод с дорожным происшествием, после которого на лице героини из второго варианта сюжета появилось перекрестие из лейкопластыря, чтобы ее можно было сразу идентифицировать. Долговременная память, как уже явствует из названия, подразумевает длительное хранение в нашем мозгу самой разноо 102 ВЕСТНИК ВГИК I МАЙ-ИЮНЬ 2012 I № 12-13 ИСКУССТВО ВОПЛОЩЕНИЯ І ПЕРФОРМАНС бразной информации. Чаще всего эта информация находится за пределами нашего сознания, но в определенные моменты может «всплывать» и использоваться для тех или иных целей. В этом случае речь идет о «припоминании» того, что долго хранилось в залежах нашей памяти. Применительно к психологии восприятия аудиовизуального произведения анамнесис в данном случае помогает зрителю быстро и адекватно воспринимать получаемую с экрана зрительную и слуховую информацию. Не надо напрягаться (если, конечно, речь не идет о фантастических и незнакомых объектах) для того, чтобы определить, что в данный момент появилось на экране — человек, собака, автомобиль или дерево, — поскольку с раннего детства мы привыкли мгновенного выделять в объектах и явлениях их самые существенные признаки, то есть быстро производить в мозгу процесс категоризации. Благодаря тому, что в долговременной памяти людей хранится огромное количество одной и той же или схожей информации, авторы экранных произведений, создавая художественные образы, требующие при их восприятии ассоциативного мышления, нередко опираются на эту общую информационную базу (тезаурус) зрителей. Приведем простейший пример такого рода использования долговременной памяти для стимуляции у зрителя ассоциативного мышления. В одном из информационных телевизионных сюжетов рассказывалось о том, как пленный японский солдат волею судеб оказался занесен в калмыцкие степи. Поведав эту историю, авторы заканчивают рассказ следующими кадрами: герой сюжета стоит посреди вечерней степи и смотрит вдаль. После его крупного плана следует кадр с красным закатным солнцем, снятый телеоптикой. И у зрителя этот кадр мгновенно ассоциируется с японским флагом. То есть в данном случае (и такое происходит довольно часто) ассоциативный монтаж происходит не в результате сцепления двух кадров, а вследствие монтажа, происходящего в нашем мозгу. То есть мы ассоциативно соединяем увиденное на экране с тем, что хранилось в нашей долговременной памяти. Создание метафорических образов в немых фильмах нередко строилось с опорой на такого рода анамнесис, то есть на использование далеких ассоциаций, часто умозрительного, словесного характера. Скажем, чередование кадров избиения казаками бастующих рабочих с кадрами бойни (фильм «Стачка»), по замыслу С.М. Эйзенштейна, должен был рождать у зрителя № 12-13 І МАЙ-ИЮНЬ 2012 І ВЕСТНИК ВГИК 103 ПЕРФОРМАНС І ИСКУССТВО ВОПЛОЩЕНИЯ метафорический образ: с народом обращаются, как со скотом. Видя сцену из фильма «Октябрь», в которой Керенский долго идет вверх по длинной лестнице, думающий зритель сразу воспринимал это как экранизированную метафору «взбираться по карьерной лестнице», а знаменитые алупкинские львы в «Броненосце «Потемкине» ассоциировались с библейским «Камни возопиют». Метафорический образ мог быть и не столь прямолинейным, а вытекать из контекста сцены, тем не менее, режиссер подводил зрителя к метафорической идиоме, хранящейся в памяти всякого мало-мальски грамотного человека. Скажем, показ беспомощно трепещущей на ковре рыбки из упавшего аквариума рядом с лежащим на полу забинтованным человеком («Потомок Чингис-хана» В. Пудовкина) сразу вызывал у зрителя в памяти известную поговорку «как рыба без воды» (именно так чувствовал себя в чужеродной среде герой фильма). То есть сам зритель, используя свою долговременную память, разгадывал подобные киношарады и получал удовольствие от активного участия в их разгадывании. Попутно заметим, что релевантность восприятия любой пародии также основана на нашей долговременной памяти: если неизвестен первоисточник (то есть не с чем соотносить пародийное произведение), оно не вызовет ожидаемого комического эффекта. Авторы современных постмодернистских произведений нередко выстраивают художественное пространство романа или фильма, опираясь на долговременную память читателя и зрителя. Это своего рода гипертекст, цитирование или парафраза того, что нам давно известно из других экранных, литературных и иных источников. Отдельного рассмотрения заслуживает также фактор памяти при восприятии фильмов, в которых воссоздается то, что принято называть сновидческим пространством. Как известно, во время сна наша долговременная память отключается. Именно поэтому мы быстро забываем свои сны после пробуждения. Для сновидений характерна галлюциногенная, неожиданная смена места действия, персонажей и т.п. В этом смысле кинематограф не зря назвали фабрикой грёз/снов (dream factory). Тем не менее, кинематограф долго следовал эстетическим принципам, присущим другим искусствам, и если включал в структуру фильма сон героя, то этот сон так или иначе был связан с темой фильма. Достаточно вспомнить эпизод сна в фильме Ф. Феллини «81/2», в котором Гвидо видит своих покойных родителей на кладбище на фоне древнеримского колумбария (по 104 ВЕСТНИК ВГИК I МАЙ-ИЮНЬ 2012 I № 12-13 ИСКУССТВО ВОПЛОЩЕНИЯ | ПЕРФОРМАНС скольку герой фильма — режиссер, то и эпизод сна фактически хорошо срежиссирован) или сны из «Иванова детства» А. Тарковского, контрастирующие (смыслово и эстетически) со страшной повседневностью войны. С фильмов А. Рене «В прошлом году в Мариенбаде», представляющего собой, по сути, образы «сна во сне», «Конформиста» Б. Бертолуччи и фильмов типа «Прекрасная пленница» (реж. А. Робб-Грийе, автор сценария «Мариенбада») начинается активное освоение сновидческого экранного пространства, в котором нарушается временная последовательность, а нередко и логическая связь. В фильмах Д. Линча уже можно видеть совершенно свободное оперирование экранным временем и пространством, характерное для структуры кратковременной памяти сна: в его картинах часто нарушается хронология действия; время может замедляться или ускоряться; один и тот же временной отрезок может повторяться, но уже в другой трактовке, в результате чего порой трудно понять, где реальное пространство, а где имагинативное, сновидческое, к тому же оба этих художественных пространства постоянно пересекаются или сосуществуют параллельно. В последнее время все чаще появляются фильмы, в которых сновидческое художественное пространство уже откровенно доминирует («Наука сна», «Начало», «Воображариум доктора Парнаса», «Господин Никто» и др.). Подобное построение фильма так же, как при восприятии фильмов с вариативным построением сюжета, требует от зрителя определенного напряжения, рождая эстетическое наслаждение совершенно нового типа. Но, как говорится, это уже другая тема.

Vitaly Fyodorovich Poznin

St. Petersburg State University


GPhD in Art, assistant professor, Chair of Radio and Television, Journalism Department

  1. Адам Г. Восприятие, сознание, память. — М.: Мир, 1983.
  2. Арнхейм Р. Новые очерки по психологии искусства. — М.: Прометей, 1994.
  3. Балаш Б. Дух фильмы. — М.: Госполитиздат, 1935.
  4. Барабанщиков В.А. Динамика зрительного восприятия. — М.: Наука, 1990
  5. Вейн А.М., Камнецкая Б.И. Память человека. — М.: Наука, 1973.
  6. Гинзбург С.С. Очерки теории кино. — М.: Искусство, 1974.
  7. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека. — М.: Мир, 1974.
  8. Пелешян А. Мое кино. Ереван: «Советакан грох», 1988.
  9. Хорн Г. Память, импринтинг, мозг. — М.: Мир, 1988.
  10. Morin Edgar. Le cinema ou J’homme imaginaire. — In: «Essais d’antropologie sociologique» Paris, Les Editions de minuit, 1956.
Views

Abstract — 84

PDF (Russian) — 53

Cited-By

Article Metrics

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Стереть, нельзя вспомнить

В конце прошлого года голландские ученые сообщили о проведении неоднозначно воспринятого общественностью эксперимента  — они продемонстрировали возможность  полностью стирать болезненные воспоминания у человека с помощью воздействия электрошоком на определенные участки мозга. Не исключено, что в будущем такой метод позволит селективно стирать память или ассоциации, связанные с курением или приемом наркотиков, а также с эмоциональными травмами. Ниже – комментарий этой работы, которым с sk.ru поделился профессор биофака МГУ, научный руководитель компании-резидента биомедицинского кластера Александр Каплан


Из всех функций мозга человека и животных едва ли не самой  известной и, казалось бы,  самой понятной даже для неспециалиста  является функция памяти, т.е. способность мозга фиксировать и воспроизводить доступную мозгу информацию. Самым очевидным феноменом  в механизмах памяти было забывание: то, что когда-то было запомнено, с течением времени вспоминается все хуже и хуже, как постепенно теряется чистота звука магнитной записи, блекнут детали настенной живописи, стираются буквы старинных книг.

Все понятно: ничто не вечно — ни камень, ни бумага, ни магнитные диски, ни любые другие носители памяти, даже мозговые структуры. Но вот в 1932 году  вышла книга с символическим названием: «Воспоминание», в которой ее автор — новоиспеченный в Кембридже профессор психологии Фредерик Бартлетт — впервые высказал мысль о том, что причиной забывания может быть не старение исходной записи, а совсем наоборот  — ее постоянное обновление! Если человеку дать хорошо запомнить картину, а потом каждую неделю-две просить воспроизвести ее на бумаге, то всего через несколько таких процедур воспоминание-репродукция уже почти полностью не будет соответствовать своему оригиналу. Все дело в том, что каждый раз картина не просто воспроизводится, но и заново переписывается в памяти с уже имеющимися в очередной репродукции неточностями. Получается так, что, если при запоминании информация о событии из кратковременной памяти постепенно переводится в долговременную память, то при вспоминании происходит не просто считывание, как с магнитного диска, а тотальный перевод этой информации обратно из долговременной в кратковременную память. Как и при исходном запоминании в кратковременной памяти информация  не просто запечатлевается как слепок оригинала, она трактуется  в соответствии с имеющимися на данный момент у организма мотивационно-эмоциональными установками и в таком виде позднее заново укладывается в долговременную память.  Та самая память, которая классиками считалась постоянной, оказывается, есть результат многократных реконструкций, вызванных воспоминаниями.  


Александр Каплан. Фото из личного альбома. 

Впоследствии, начиная с 60-70-х годов  прошлого века, появилось множество работ, в основном на животных, показавших, что вспоминание, особенно если оно сопровождается какими-то новыми значимыми для организма обстоятельствами, приводит к изменению долговременного памятного следа или даже к его стиранию. Если первичную укладку информации в мозгу на долговременное хранение называют консолидацией памяти, то вторичное и последующие ее модификации после вспоминания, стали называть реконсолидацией памяти. А сама процедура припоминания получила название «реактивация памяти».

Американские исследователи Джэймс Мисанин с соавторами из Университета Рутгерса пошли дальше (см. их статью James Misanin et al., Retrograde Amnesia Produced by Electroconvulsive Shock after Reactivation of a Consolidated Memory Traceв SCIENCE, may 1968? VOL. 160. 554-555). У крыс они вырабатывали реакции страха в ответ на условный стимул. Этот условный стимул как бы вызывал у крыс воспоминание о наказании, которое следовало за стимулом через некоторое время. Затем разделили обученных крыс на две группы,  в одной из которых  животным сразу после условного стимула  провели щадящую, но болезненную электростимуляцию лап. Как и предполагали ученые, крысы из этой группы  перестали бояться условного стимула, в отличие от контрольных животных, которым тоже делали электростимуляцию, но перед этим не включали условный стимул.

Механизм понятен,  ведь электрошок пришелся на время вызванного условным стимулом вспоминания, когда из долговременного хранения память была извлечена, а обратно  она уже не вернулась, так как вспоминание навыка  было замаскировано ударом тока по лапам. Не есть ли это подход, который позволил бы модифицировать и стирать отдельные фрагменты памяти, настолько точно, насколько аккуратно удавалось бы их вспомнить?   

Проверить эту идею взялись голландские ученые Марейн Крус (Marijn Kroes) с соавторами из Университета Неймегена (Radboud University Nijmegen), статья которых была опубликована в декабре 2013 г в журнале Nature Neuroscience.  Ученые задались целью разработать метод стирания эмоционально негативных событий из памяти человека. Они выполнили свое исследование на 42 пациентах, которые страдали тяжелой депрессией, не поддающейся лекарственной терапии. Единственным спасением для них была электро-конвульсивная  терапия (ЭКТ),  которой они в соответствии с регламентом своего лечения подвергались в госпитальных условиях в рамках месячного курса терапии. ЭКГ заключалась в пропускании короткого импульса тока (0.25–0.5 милисекунд, 0.9 Aмпер) через лобно-височную область головного мозга анестезированных пациентов с вызовом легких конвульсий в виде подрагивай кистей рук и ступней ног. За исключением этого времени пациент остается в бодрствующем состоянии и способен на полный контакт с исследователями.

Александр Каплан  — заведующий лабораторией нейрофизиологии и нейрокомпьютерных интерфейсов биологического факультета МГУ им. Ломоносова, доктор биологических наук, профессор, лауреат Премии правительства РФ, научный руководитель ООО «Инновационные технологии», резидента биомедицинского кластера Фонда «Сколково». 

Обычно однократная процедура ЭКТ занимает насколько минут и приводит к улучшению состояния пациента. В регламент лечебной процедуры ЭКТ и была встроена исследовательская парадигма. Сначала пациентам в слайдах по 11 эпизодов с закадровым текстом показывали две разные по содержанию, но одинаково эмоционально негативные истории, связанные с тяжелыми травмами или насилием над человеком. Через неделю, предварительно разбив пациентов на три группы, слайды показывали заново, но затрудняли их восприятие специальными масками. Пациентов просили догадаться, что изображено на маскированных слайдах, активируя, таким образом, процесс вспоминания.  В двух группах сразу после вспоминания одной из историй применяли обычную процедуру ЭКТ, в третьей группе ЭКТ после вспоминания не применяли. Далее память на обе истории проверяли еще раз у всех испытуемых сразу после ЭКТ и через 24 часа после этой процедуры. Оказалось, что процедура ЭКТ приводит к практически полному стиранию памяти только на ту  историю, после реактивации которой применялась процедура ЭКТ.  Этот эффект избирательного стирания памяти наблюдался только в тестировании через 24 часа после ЭКТ и вовсе отсутствовал, если память проверяли сразу после этой процедуры. Ученые получили выдающийся результат! Во-первых, еще раз показали, что долговременное запоминание – это активный процесс, на который уходят многие часы работы мозговых механизмов. Во-вторых,  доказали, что реактивация памяти приводит к ее избирательной реконсолидации, т.е.  к изменению именно тех фрагментов, которые вспоминались. Наконец, в-третьих,  впервые в исследовании на человеке апробировали подход для избирательных манипуляций с долговременной памятью в терапевтических целях.  Действительно, это же одна из целевых установок психотерапии — извлечь из памяти  пациента эпизоды, которые на неосознаваемом уровне портят человеку жизнь.

Однако насколько безопасно использование ЭКТ для целей терапевтических манипуляций с памятью? Конечно, современная процедура ЭКТ  не является столь ужасной, как это изображено Джеком Николсоном в фильме «Полёт над гнездом кукушки» и явно показана пациентам в ситуациях, когда другие методы лечения не работают. Но даже при этих условиях вряд ли стоит считать оправданным применение ЭКТ для коррекции памяти с психотерапевтическими целями. Никогда нет гарантий, что ЭКТ в отношении психики человека будет работать также избирательно и искусно, как скальпель опытного хирурга в отношении телесных органов и тканей.

К счастью, применение ЭКТ не единственный подход к терапевтическому вмешательству в процессы памяти.  Марейн Крус с соавторами с помощью ЭКТ лишь подтвердили  возможность избирательных манипуляций с памятью на этапе ее реконсолидации. 

Для модификации повторного запоминания можно использовать, например,  химические вещества, блокирующие синтез ответственных за эти процессы белков. В России подобного рода исследования ведутся под руководством члена-корреспондента РАН К.В.Анохина.  В этих работах, в частности, были определены молекулярно-генетические механизмы реконсолидации памяти, новое понимание которых открывает возможность не только стирания, но и  наоборот, — восстановления, казалось бы, утерянной по тем или иным причинам памяти! 

Полная версия этого материала появится в ближайшем номере журнала SkReview

типов долговременной памяти, продолжительность и емкость

Психологи часто говорят о разных типах памяти. Долговременные воспоминания — это тип относительно прочной памяти. Эти воспоминания отличает то, что они, как правило, стабильны и могут длиться долгое время — часто годами.

Долговременная память — это хранение информации в течение длительного периода. Если вы можете вспомнить что-то, что произошло больше, чем несколько мгновений назад, произошло ли это несколько часов назад или десятилетия назад, то это долговременная память.Некоторые важные вещи, которые нужно знать о долговременной памяти:

  • Долговременные воспоминания часто находятся за пределами сознательного разума . Эта информация в значительной степени находится за пределами нашего понимания, но может быть вызвана в рабочую память для использования при необходимости. Некоторые воспоминания относительно легко вспомнить, в то время как к другим получить доступ гораздо труднее.
  • Не все долговременные воспоминания равны . В то время как некоторые воспоминания приходят в голову быстро, другие более слабые и могут потребовать подсказок или напоминаний, чтобы сосредоточить внимание на них.Информация, которая имеет большее значение, приводит к более сильному воспоминанию. Обычно вы можете вспомнить важные события, такие как день свадьбы, с гораздо большей ясностью и подробностями, чем менее памятные дни.
  • Воспоминания, к которым часто обращаются, становятся сильнее, и их легче вспомнить . Доступ к этим воспоминаниям снова и снова укрепляет нейронные сети, в которых закодирована информация, что облегчает ее запоминание. Воспоминания, которые не вспоминаются часто, могут иногда ослабевать или даже быть потеряны или заменены другой информацией.

Продолжительность и емкость долговременной памяти

В процессе ассоциации и репетиции содержимое кратковременной памяти может стать долговременной памятью. Долговременные воспоминания могут длиться от нескольких дней до многих десятилетий.

Есть ряд факторов, которые могут повлиять на то, как долго информация хранится в долговременной памяти. Во-первых, важную роль может сыграть способ кодирования памяти. Если вы были очень внимательны и бдительны во время переживания, тогда воспоминания, вероятно, будут намного более яркими.

Количество обращений к памяти также может влиять на силу и продолжительность памяти. Неудивительно, что воспоминания, которые вам нужно вспоминать, часто остаются и становятся намного сильнее. Вот почему повторение информации снова и снова во время учебы способствует лучшему запоминанию на экзамене.

Типы долговременной памяти

Долговременную память обычно делят на два типа — явную и неявную.

  • Явные воспоминания , также известные как декларативные воспоминания, включают в себя все воспоминания, доступные в сознании.Явную память можно разделить на эпизодическую память (конкретные события) и семантическую память (знания о мире).
  • Неявные воспоминания — это в основном бессознательные воспоминания. Этот тип памяти включает в себя процедурную память, которая включает воспоминания о движениях тела и о том, как использовать объекты в окружающей среде. Как водить машину или пользоваться компьютером — примеры процедурной памяти.

Как меняются долговременные воспоминания

Модель обработки информации в памяти характеризует человеческую память так же, как и компьютер.Информация поступает в кратковременную память (временное хранилище), а затем часть этой информации переносится в долговременную память (относительно постоянное хранилище), во многом подобно информации, сохраняемой на жестком диске компьютера.

Когда требуется информация, она вызывается из этого долговременного хранилища с использованием сигналов окружающей среды, что очень похоже на доступ к сохраненной папке на вашем компьютере. Однако эти сохраненные воспоминания можно изменить.

Изменение подсказок при доступе к памяти

Недавние исследования показывают, что воспоминания не сохраняются в статическом состоянии, а затем извлекаются с полной ясностью.Исследователи обнаружили, что воспоминания трансформируются каждый раз, когда к ним обращаются.

Нейроны сначала кодируют воспоминания в коре и гиппокампе. Каждый раз, когда вызывается воспоминание, оно перекодируется аналогичным, но не идентичным набором нейронов.

Доступ к воспоминаниям часто помогает сделать их сильнее, но исследования показали, что это перекодирование может повлиять на то, как запоминается информация. Тонкие детали могут измениться, а некоторые аспекты памяти могут быть усилены, ослаблены или даже полностью потеряны в зависимости от того, какие нейроны активированы.

Воспоминания не высечены в камне

Воспоминания могут быть на удивление хрупкими и подверженными изменениям, дезинформации и вмешательству. Эксперт по памяти Элизабет Лофтус продемонстрировала, как легко могут возникнуть ложные воспоминания. В одном из своих самых известных экспериментов ей удалось убедить 25% участников поверить в ложное воспоминание о том, что они когда-то были потеряны в торговом центре в детстве.

Почему долговременная память так подвержена этим неточностям? В некоторых случаях люди упускают важные детали о событиях.Чтобы заполнить эти недостающие пробелы в информации, мозг иногда выдумывает детали, которые кажутся имеющими смысл. В других случаях старые воспоминания могут мешать формированию новых, из-за чего трудно вспомнить, что на самом деле произошло.

Слово Verywell

Долговременная память играет жизненно важную роль в повседневной жизни, позволяя создать основу из информации и памяти, которая позволит вам жить своей жизнью. Хотя легко думать о воспоминаниях как о чем-то похожем на файлы на компьютере, исследования показали, что долговременная память долговечна, но подвержена ошибкам.

долговременная память | Simply Psychology

  1. Память
  2. Долговременная память

Д-р Саул МакЛеод, обновлено 20


Долговременная память (LTM) — заключительный этап модели многоуровневой памяти, предложенной Аткинсоном. Шиффрин, обеспечивая длительное сохранение информации и навыков.

Теоретически емкость долговременной памяти может быть неограниченной, при этом основным ограничением для отзыва является доступность, а не наличие.

Продолжительность может составлять несколько минут или всю жизнь. Предлагаемые режимы кодирования в основном семантические (значение) и визуальные (графические), но также могут быть акустическими.

Используя аналогию с компьютером, информация в вашем LTM будет похожа на информация, которую вы сохранили на жестком диске. Его нет на вашем рабочем столе (в вашей кратковременной памяти), но вы можете получить эту информацию, когда захотите, по крайней мере, в большинстве случаев.


Типы долговременной памяти

Долговременная память не является единым хранилищем и делится на два типа: явная (зная это) и неявная (зная как).

Одно из самых ранних и наиболее важных отличий долговременной памяти было предложено Тулвингом (1972). Он предложил различать эпизодическую, смысловую и процедурную память.

Процедурная память

Процедурная память — это часть неявной долговременной памяти, отвечающая за умение делать что-то, то есть память о двигательных навыках.

Он не включает сознательное (то есть бессознательное — автоматическое) мышление и не является декларативным.Например, процедурная память предполагает знание того, как ездить на велосипеде.

Семантическая память

Семантическая память — это часть явной долговременной памяти, отвечающая за хранение информации о мире. Сюда входят знания о значении слов, а также общие знания.

Например, Лондон — столица Англии. Он включает сознательное мышление и декларативен.

Знания, которые мы храним в семантической памяти, сосредоточены на том, чтобы «знать, что» что-то имеет место (т.е. декларативная). Например, у нас может быть семантическая память о том, что мы знаем, что Париж — столица Франции.

Эпизодическая память

Эпизодическая память — это часть явной долговременной памяти, отвечающая за хранение информации о событиях (то есть эпизодах), которые мы пережили в нашей жизни.

Он включает сознательное мышление и является декларативным. Примером может служить воспоминание о нашем первом дне в школе.

Знание, которое мы храним в эпизодической памяти, сосредоточено на том, чтобы «знать, что» что-то имеет место (т.е. декларативная). Например, у нас могут быть эпизодические воспоминания о том, что мы сегодня ехали на автобусе в колледж.

Коэн и Сквайр (1980) провели различие между декларативным знанием и процедурным знанием.

Процедурные знания включают «знание того, как» что-то делать. Сюда входили такие навыки, как «уметь» играть на пианино, ездить на велосипеде; завяжите обувь и другие двигательные навыки.

Это не связано с сознательным мышлением (то есть бессознательным — автоматическим).Например, мы чистим зубы, практически не осознавая задействованных навыков.

Декларативное знание включает в себя «знание того, что», например, Лондон — столица Англии, зебры — животные, день рождения вашей мамы и т. Д.

Вызов информации из декларативной памяти требует некоторой степени сознательных усилий — информация вносится сознательно на ум и «заявлено».

Доказательства различия между декларативной и процедурной памятью получены в исследованиях пациентов с амнезией.Как правило, пациенты с амнезией испытывают большие трудности с сохранением эпизодической и семантической информации после начала амнезии.

Их память о событиях и знаниях, приобретенных до начала состояния, как правило, остается нетронутой, но они не могут хранить новые эпизодические или семантические воспоминания. Другими словами, похоже, что их способность сохранять декларативную информацию нарушена.

Однако их процедурная память, похоже, не пострадала. Они могут вспомнить навыки, которым они уже научились (например,грамм. езда на велосипеде) и приобретение новых навыков (например, обучение вождению).


Эксперимент с очень долговременной памятью

Бахрик, Бахрик и Виттингер (1975) исследовали то, что они назвали очень долговременной памятью (VLTM). Было протестировано около 400 участников в возрасте от 17 до 74 лет.

Участников попросили перечислить имена выпускников, которые они могли запомнить. класс в бесплатном тесте на отзыв.

Существовали различные условия, в том числе: бесплатный тест на запоминание, когда участники пытались запомнить имена людей в выпускном классе; тест распознавания фотографий, состоящий из 50 картинок; тест на узнавание имени для бывших школьных друзей.

Результаты исследования показали, что участники, прошедшие тестирование в течение 15 лет после окончания учебы, примерно на 90% определили имена и лица. Через 48 лет они были точны на 80% в словесном и на 70% в визуальном.

Участники лучше распознавали фотографии, чем их произвольно вызывали. Бесплатный отзыв был хуже. Через 15 лет точность составила 60%, а через 48 лет — 30%.

Они пришли к выводу, что долговременная память имеет потенциально неограниченную продолжительность.

Использует значимые стимулы — Бахрик и др. Проверяли воспоминания людей на их собственных живет за счет школьных ежегодников — имеет более высокую внешнюю достоверность по сравнению с учебой использование бессмысленных изображений (где уровень запоминания, как правило, ниже) — но не учитывает смешанные переменные (возможно, они репетировали воспоминания о фотографиях в течение многих лет), поэтому любые к реальным приложениям следует относиться с осторожностью.

Ссылки на стиль APA

Бахрик, Х. П., Бахрик, П. О. и Уиттингер, Р. П. (1975). Пятьдесят лет памяти имен и лиц: кросс-секционный подход. Журнал экспериментальной психологии: Общие , 104, 54-75.

Коэн, Н. Дж., И Сквайр, Л. Р. (1980). Сохраненное обучение и сохранение навыка анализа паттернов при амнезии: диссоциация знания как и знания этого. Наука , 210, 207–209.

Тулвинг, Э.(1972). Эпизодическая и смысловая память. В E. Tulving и W. Donaldson (Eds.), Организация памяти , (стр. 381–403). Нью-Йорк: Academic Press.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2010, 14 декабря). Долговременная память . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/long-term-memory.html

сообщить об этом объявлении

Как создаются воспоминания: этапы формирования памяти

Память служит людям множеством сложных способов.Это позволяет нам обрабатывать окружающую среду. Улучшение поведения. Придайте контекст нашей жизни. Исследования этого психологического феномена показывают, что память возникает поэтапно, что дает нам ценную информацию о внутренней работе мозга.

Феномен памяти

Брайан Беккер, доцент нейропсихологии в Университете Лесли, определяет память как «процесс, в котором разум интерпретирует, сохраняет и извлекает информацию». Когда вы получаете информацию из окружающего вас мира, объясняет Беккер, этот материал сохраняется в мозгу в качестве мысленного представления и становится доступным для использования в будущем.На то, как мозг извлекает воспоминания, влияет ряд факторов — если они вообще вспоминаются.

Этапы создания памяти

В мозге есть три типа процессов памяти: сенсорный регистр, кратковременная память и долговременная память.

Сенсорный регистр

В процессе сенсорной регистрации мозг получает информацию из окружающей среды. Это короткое занятие, которое длится не более нескольких секунд. Во время сенсорной регистрации мозг пассивно собирает информацию посредством визуальных и слуховых сигналов, известных соответственно как «иконическая» и «эхогенная» память.

Беккер приводит примеры экрана компьютера и беседы, чтобы проиллюстрировать, как распознавать сенсорный регистр. Когда вы смотрите на экран компьютера, а затем отводите взгляд, но все еще видите изображение на экране, это знаковое воспоминание в действии. Точно так же, когда вы разговариваете с другими и просите их повторить, только для того, чтобы понять, что они сказали мгновением позже, это демонстрирует эхо-память.

В процессе создания памяти внимание рассматривается как стадия между сенсорным регистром и кратковременной памятью.Формирование кратковременной памяти может начаться с того, что ваше внимание будет обращено на информацию, полученную через сенсорный регистр.

Кратковременная память

Согласно Беккеру, кратковременная память состоит из двух частей: традиционно называемой «кратковременной памятью» и «рабочей памятью». Кратковременная память — это когда мозг временно сохраняет информацию, чтобы ее можно было повторять, например, запоминание номера телефона, который вы видите по телевизору. Рабочая память — это мозг, хранящий информацию с целью манипулирования ею, например, для запоминания набора чисел во время работы над математической задачей.

Когда психологи говорят об улучшении памяти, они чаще всего сосредотачиваются на рабочей памяти, потому что вы в наибольшей степени контролируете ее и можете активно ее улучшать.

Долговременная память

Многие думают о долговременной памяти как о постоянном «банке» в мозгу. Как только память попадает туда, разум сохраняет ее полностью и бесконечно. По правде говоря, это не так. Хотя процесс долговременной памяти позволяет информации оставаться в мозгу в течение длительного периода, ничто в мозге не позволяет избежать риска.Информация, хранящаяся в долговременной памяти, может оставаться в мозгу ненадолго (день, неделя) или длиться всю жизнь.

Когда формируются долговременные воспоминания, гиппокамп извлекает информацию из рабочей памяти и начинает изменять физические нейронные связи мозга. Эти новые связи между нейронами и синапсами остаются, пока используются. Психологи делят долговременную память на два типа длины: недавнюю и отдаленную.

Долговременная память также может быть описана природой самих воспоминаний, согласно The Guardian :

.
  • Вы запоминаете неявных воспоминаний автоматически, как за рулем автомобиля.
  • Вы знаете, что активно пытаетесь запомнить явных воспоминаний . Их можно далее разделить на:
    • Эпизодические воспоминания: Содержат события, которые происходят с конкретным человеком.
    • Семантическая память: Содержит общие знания.

Память: типы, факты и мифы

Все, что вам нужно знать о двух типах памяти

Наша система памяти, согласно когнитивной психологии , делится на следующие 2 типа :

  • Кратковременная память , которая хранит звуки, изображения и слова, позволяет выполнять короткие вычисления и фильтрует информацию, которая либо попадает в долговременную память, либо отбрасывается.
  • Долговременная память , которая позволяет нам хранить информацию, основанную на значении и важности, в течение длительных периодов времени, влияет на наше восприятие и составляет основу, в которую добавляется новая информация.

Основные характеристики кратковременной памяти

Кратковременная память имеет 3 основных характеристики :

  1. Краткая продолжительность , которая может длиться не более 20 секунд.
  2. Емкость ограничена 7 ± 2 блоками независимой информации (закон Миллера) и уязвима для помех и прерываний.
  3. Его Ослабление (по многим причинам, например, из-за лекарств, недосыпания, инсульта или травмы головы) является первым шагом к потере памяти.

Кратковременная память отвечает за 3 операции :

  1. Iconic , то есть возможность хранить изображения.
  2. Acoustic , то есть способность сохранять звуки.
  3. Рабочая память , то есть способность хранить информацию до тех пор, пока она не будет использована.Для некоторых ученых рабочая память является синонимом кратковременной памяти, но правда в том, что рабочая память используется не только для хранения информации, но и для манипулирования информацией. Важно то, что он гибкий, динамичный и имеет решающее значение для успешного обучения.

Основные характеристики долговременной памяти

Информация в долговременной памяти хранится как сеть схем, которая затем преобразуется в структуры знаний.Именно поэтому мы вспоминаем соответствующие знания, когда натыкаемся на подобную информацию. Задача разработчика инструкций состоит в том, чтобы активировать существующие структуры перед представлением новой информации, и это может быть достигнуто различными способами, например, с помощью графики, фильмов, вопросов, вызывающих любопытство, и т. Д.

2 типа долговременной памяти

  1. Явные : Сознательные воспоминания, которые включают наше восприятие мира, а также наш собственный личный опыт.
  2. Неявные : бессознательные воспоминания, которые мы используем, не осознавая этого.

Долговременная память отвечает за 3 операции

  1. Кодировка , которая представляет собой способность преобразовывать информацию в структуру знаний.
  2. Хранилище , то есть способность накапливать порции информации.
  3. Извлечение , то есть способность вспоминать то, что мы уже знаем.

    Улучшите долговременную память учащихся с помощью лучшего инструмента для разработки!

    Откройте для себя, выберите и сравните лучших поставщиков инструментов для электронного обучения!


7 Разрушителей мифов о памяти
  1. Нет вечных воспоминаний .У каждой долговременной памяти есть определенная продолжительность жизни.
  2. Память не бесконечна . Согласно последним исследованиям, большинство людей не могут хранить более 300 000 фактов за свою жизнь.
  3. Кодирование не усиливает нашу память . Согласно недавнему исследованию, если мы будем хранить информацию в том виде, в котором мы ее изначально получили, она будет храниться дольше.
  4. Не занимайтесь перед сном . Это правда, что сон полезен для обучения, однако нейрогормональное состояние мозга лучше всего ранним утром, и это относится ко всем людям.
  5. Память ухудшается с возрастом . Хорошо натренированная память может быть устойчивой независимо от возраста просто потому, что тренировка увеличивает объем знаний.
  6. Люди, которые учатся быстрее, почти не забывают . Все зависит от того, как мы манипулируем информацией и как связываем ее с изображениями, и это зависит от того, насколько мы умны.
  7. Нет простого способа запомнить . Запоминание — это навык, требующий довольно много умственных усилий.Есть техники, но они не без усилий.

И последнее, но не менее важное: понимание основ теории когнитивной нагрузки и их применение в учебном дизайне является абсолютной необходимостью, особенно если вы хотите, чтобы ваши учащиеся извлекли максимальную пользу из курса электронного обучения, который вы создаете. Я настоятельно рекомендую вам прочитать статью Теория когнитивной нагрузки и учебный дизайн .

Список литературы

База дома

Облегчите работу.Управлять малым бизнесом никогда не было так сложно. Homebase помогает с бесплатными инструментами отслеживать время и управлять своей командой.

7 типов памяти и способы их улучшения

Большинство людей, вероятно, не знают, что у нас есть 7 различных типов памяти.

Если ваша работа связана с критическими задачами, требующими оптимального когнитивного функционирования, вы, , должны знать, как ваш мозг обрабатывает новую информацию, создает воспоминания и быстро вызывает необходимую информацию, когда вы принимаете эти важные решения за доли секунды.

Помимо непосредственного влияния на производительность труда, навыки памяти также включаются в показатели пригодности к работе ( * кашель * AlertMeter® * кашель * ), чтобы отслеживать критически важные когнитивные функции сотрудников и обеспечивать их пригодность к работе. безопасно выполнять свои задачи.

Итак, поехали. Вот 7 типов памяти.

Изображение предоставлено: Институт мозга Квинсленда

1. Кратковременная память

Кратковременная память длится всего 20–30 секунд.Он временно хранит информацию, а затем либо отклоняет ее, либо передает в долговременную память.

Его также иногда называют рабочей памятью, хотя рабочая память более специфична для информации, которую мы получаем, используем быстро, а затем отбрасываем . Например, номер телефона, имя человека или то, что вы собираетесь купить на рынке, хранятся в вашей краткосрочной рабочей памяти ровно столько, сколько вам нужно.

2. Долговременная память

Наши долгосрочные воспоминания немного сложнее наших краткосрочных.Все, что произошло более чем несколько минут назад , будет сохранено в долговременной памяти. В зависимости от того, как часто мы вспоминаем или используем определенную информацию, сила памяти меняется.

Долговременная память делится на явных и неявных воспоминаний.

3. Явная память

Явные воспоминания — это тип долговременной памяти, которую вы вспоминаете после сознательного размышления о ней. Например, — это кличка вашей собаки в детстве или домашний телефон вашего лучшего друга!

Существует два типа явной памяти — эпизодическая и семантическая .

4. Эпизодическая память

Эпизодические воспоминания — это , тип явных воспоминаний , относящихся к нашей личной жизни. Например, особенно захватывающее рождественское утро, день, когда вы поженились, или даже то, что вы ели на ужин вчера вечером.

Исследования показали, что автобиографические или «эпизодические» воспоминания не обязательно точны, потому что мы относительно конструируем их с течением времени , и они изменяются и адаптируются к новому контексту, в котором мы их вспоминаем.

Наша способность сохранять эпизодические воспоминания зависит от того, насколько эмоционально сильными были эти переживания.

Например, многие люди помнят, где они были и что делали, когда произошло 11 сентября. Это не только повлечет за собой очень сильную эмоциональную реакцию, но вы, вероятно, также будете очень сосредоточены, когда это произойдет.

Когда наш мозг чрезвычайно сфокусирован, становится легче обрабатывать и хранить сенсорную информацию, что, в свою очередь, помогает позже вспомнить опыт.

5. Семантическая память

Семантическая память составляет наших общих знаний о мире .

Например, то, что небо голубое, у жирафов длинные шеи, а щенки милые.

В отличие от эпизодической памяти, мы способны сохранять силу и точность нашей семантической памяти с течением времени. С возрастом он начинает медленно снижаться.

6. Неявная память

Неявная память — это второй основной тип долговременной памяти.Он включает в себя воспоминания, которые не нужно вспоминать сознательно.

Например, едет на велосипеде или говорит на каком-то языке. Несмотря на то, что это может потребовать много осознанных размышлений во время обучения, в какой-то момент это стало неявным, и вы сделали это автоматически.

В фильме 1990 года Total Recall Арнольд Шварценеггер мечтал стать секретным агентом на Марсе, не зная сознательно, что на самом деле он был секретным агентом на Марсе, прежде чем его память была стерта и переписана.

Это подсознательное влечение к шпионажу и другим планетам могло быть для Арнольда своего рода неявной памятью.

7. Процедурная память

Процедурная память — это неявная память типа позволяет нам выполнять определенные задачи , не задумываясь о них .

Помимо езды на велосипеде, это также включает завязывание обуви, чистку зубов или вождение автомобиля.

Вероятно, что процедурная память хранится в другой части мозга, чем эпизодическая память, потому что люди, которые переживают черепно-мозговые травмы, часто либо забывают автобиографическую информацию , либо забывают, как выполнять простые задачи, такие как ходьба или питание.

Теперь, когда вы знаете о каждом из типов памяти, вот несколько способов сохранить каждый из них в отличной форме.

Способы улучшения памяти

1. Тестирование

Несколько исследований показали, что проверка информации помогает создать более сильные воспоминания.

Например, студенты, которые неоднократно проходили тестирование по списку словарных слов на иностранном языке, показали лучшие результаты на итоговом тесте, чем студенты, которым было предоставлено дополнительное время для изучения.

Эта концепция известна как обучение с использованием тестов и основана на теории, согласно которой повторный поиск информации оказывает большее влияние на память, чем более длительные периоды обучения . Этот эффект можно еще больше усилить за счет немедленной обратной связи после каждого извлечения.

Итак, в следующий раз, когда вы будете проводить презентацию или преподавать что-либо, вместо того, чтобы читать лекции своей аудитории, задавайте им вопросы. Заставьте их нейроны активироваться и формировать новые связи, заставляя их постоянно извлекать новую информацию.Укрепите новую долговременную память, предоставив им немедленную обратную связь .

Не нужно быть ребенком, чтобы получать отзывы. Любой может получить выброс дофамина, если получит положительный отзыв.

2. Сон

Я знаю, что мы в последнее время не затыкались насчет сна; однако, как сказал эксперт по сну и нейробиолог доктор Мэтью Уокер:

«Сон — это величайшее легальное лекарство, повышающее эффективность, которым большинство людей, вероятно, пренебрегают.”

Пока мы спим, наш мозг обрабатывает и хранит долгосрочные воспоминания. Узнайте больше о силе сна здесь: 6 способов, которыми бессонница влияет на ваш день.

Во время сна с быстрым движением глаз (REM) мозг воспроизводит последовательности воспоминаний, которые мы выучили во время бодрствования, за исключением того, что в 20 раз быстрее. Благодаря этому процессу воспоминания консолидируются и сохраняются для долгосрочного использования.

Помимо , укрепляющего нашу память , сон также помогает нам узнавать новую информацию .

Исследователи обнаружили, что студенты, которым не давали спать после изучения нового навыка, имели значительно более слабую память об этом навыке, чем студенты, которые получали достаточный сон.

Мало того, что хотя бы 8 часов в сутки помогут вам узнать и запомнить новую информацию, это также может снизить риск развития болезни Альцгеймера с возрастом (согласно доктору Уокеру, см. Ниже ).

3.Сенсорный ввод

В дополнение к тренировке мозга путем частого извлечения информации, задействование всех ваших органов чувств с помощью опыта также оказывает большое влияние на то, насколько хорошо вы запомните ее позже.

Если вы задействуете в опыте все 5 чувств — если вы можете слышать, видеть, обонять, пробовать и обонять его — тогда вы сможете лучше вспомнить это в будущем.

Запахи, кажется, особенно сильны в пробуждении сильных эмоциональных воспоминаний. Для меня запах петуний и цветов жасмина сразу переносит меня в летние каникулы детства, когда я живу в Турции.

Для некоторых запах свежеиспеченного печенья может унести их обратно на кухню бабушки.

Итак, улучшая память, мы должны попытаться задействовать каждое чувство как можно сильнее . Мы помним впечатления, которые потрясающе пахнут, красиво выглядят, восхитительны на вкус или прекрасно звучат.

Мы также помним ужасные события — почти замерзание в походе, пищевое отравление из-за того, что съели что-то отвратительное, или даже просмотр действительно ужасного фильма ужасов.

Я случайно увидел Пилу , когда был молод, и никогда не смогу выбросить это воспоминание из головы. Если у вас нет ресурсов, чтобы сделать переживание по-настоящему приятным, то вы можете запомнить его с тем же успехом, сделав его сильно неприятным.

4. Выпейте немного кофе.

Если вы один из тех людей, которым нужен кофе по утрам, прежде чем вы что-нибудь сделаете или поговорите с кем-либо, вы, вероятно, твердо уверены в том, что он дает мощный когнитивный импульс.

Кофеин — один из самых популярных в мире усилителей когнитивных функций. Помимо предотвращения сонливости, он может улучшить когнитивные функции, такие как память, мотивация или творческие способности. (Health.Harvard.edu)

Чрезмерное и неправильное употребление кофеина и других препаратов, улучшающих когнитивные функции, может быть опасным и нарушить ваш естественный цикл сна.

Итак, выпейте чашку или две кофе утром, но ограничьте количество кофеина за 4-5 часов до сна.

Хороший ночной сон всегда будет самым безопасным и эффективным усилителем когнитивных функций.

5. Минимизация стресса

Хотя мы с большей вероятностью запомним особенно напряженный опыт надолго, a t заманчиво учиться или формировать новые воспоминания , в то время как в состоянии стресса редко бывает успешным .

Стресс влияет на то, как наш мозг обрабатывает информацию и как хранится память.

Если вам нужен отличный способ минимизировать стресс, см. Номер 10 .

6.Минимизируйте отвлекающие факторы

Это может быть очевидно, но немногие люди на самом деле берут на себя обязательство уменьшить отвлекающие факторы, пытаясь узнать новую информацию или создать новые воспоминания.

Вместо того, чтобы вставать для еще одной чашки кофе или искать новые отвлекающие факторы, чтобы «очистить наш разум» или «включить его», наш мозг мог бы функционировать гораздо более эффективно, просто уменьшая шум, отключая цифровые уведомления и убирая беспорядок из наших областей работы / учебы.

Многозадачность также считается отвлечением. Хотя многие люди считают себя достаточно сведущими в этом, научные исследования неоднократно доказывали, что мозг на самом деле быстро переключается между задачами, а не выполняет обе одновременно, тем самым снижая качество и эффективность нашей работы по каждой задаче. Исследования также показали, что многозадачность ухудшает как долговременную, так и кратковременную память.

7. Запах розмарина

В исследовании 2003 года группе добровольцев была предложена серия тестов на долговременную и кратковременную память, а также на внимание и реакцию.

Некоторые участники прошли тест в комнате, наполненной маслом лаванды, некоторые прошли тест в комнате, наполненной маслом розмарина, а другие прошли тест без запаха.

Те, кто проходил тест в комнате с ароматом розмарина , сообщили, что чувствовали себя более бодрыми и показали значительно лучшие результаты по тестам памяти, чем те, что были в комнате без запаха.

Те, кто находились в комнате с запахом лаванды, показали худшие результаты и сообщили, что чувствуют себя менее настороженными.

Хотя необходимы дополнительные исследования, чтобы подтвердить эффект розмарина, вызывающий бдительность, не помешало бы проверить его самостоятельно и украсить свое рабочее место несколькими новыми растениями.

8. Хорошо питайтесь

Ученые рекомендуют есть продукты с высоким содержанием антиоксидантов , чтобы мозг оставался молодым и сохранял функцию памяти с возрастом.

Это потому, что антиоксиданты убивают «свободные радикалы», попадающие в наш кровоток, прежде чем они смогут убить наши клетки мозга.

Сюда входят черники, яблоки, бананы, темно-зеленые овощи, чеснок и морковь . В шоколаде также есть антиоксиданты, называемые флаванолами. Однако его переедание может иметь неприятные последствия и вместо этого вызвать сахарный прилив и срыв.

Помимо антиоксидантов, для мозга чрезвычайно полезны полезные жиры, такие как омега-3 жирные кислоты, которые содержатся в рыбе и орехах . Итак, постарайтесь понять, когда ваши коллеги приходят пахнуть тунцом или арахисовым маслом.

9. Жевательная резинка

Подобно теории розмарина, теория жевания жевательной резинки не гарантирует результатов, но не помешает попробовать.

В исследовании 2002 года люди, жующие жевательную резинку, показали значительно лучшие результаты в тестах на долговременную и краткосрочную память, чем не жующие жвачку.

Многие исследования с тех пор также выявили небольшое, но значительное влияние жевания резинки на память и познание.

Фиолетовый жевала слишком много резинки. (Pinterest)

10. Играйте в игры для мозга

Чем больше вы используете свой мозг, тем лучше он будет работать. Итак, упражняйтесь так же, как и свое тело (и если вы не тренируете свое тело, делайте это тоже, пока вы в нем).

В Интернете есть множество программ упражнений для мозга, которые быстро набирают популярность.

Например,

Lumosity был разработан нейробиологами, чтобы помочь стареющим людям улучшить свою память, концентрацию, бдительность и даже настроение. Чтобы им пользоваться, необязательно быть старым.

Если вам это не нравится, всегда есть судоку и кроссворды, чтобы держать ваши нейроны в напряжении.

Нейрон на пальцах ног. (clipart.email.com)

11. Упражнение

Даже если вы заполните свой офис розмарином и будете жевать больше жевательной резинки, чем Вайолет Борегард, у вас будет мертвый мозг без адекватного сна, правильной диеты и частых упражнений.

Ученые полагают, что увеличенный приток крови к мозгу, а также легкий стресс от физических упражнений могут привести к выработке в мозгу факторов роста, ведущих к улучшению когнитивных функций.

Недавние исследования показали, что взрослые, которые регулярно ходят, увеличивают объем гиппокампа (центр памяти мозга), а не теряют его с возрастом. Таким образом, просто ходя пешком, участники обращали вспять влияние старения на большую часть своего мозга.

Заключение

Теперь, когда вы знаете о 7 различных типах памяти и о том, как поддерживать свой мозг в отличной форме, начните измерять , как ваш ежедневный выбор может на самом деле влиять на ваши когнитивные функции.

Если ваша работа требует, чтобы нейроны постоянно были в напряжении, чтобы предотвратить несчастные случаи (в отличие от этих опасно сонных нейронов), проверьте, как AlertMeter измеряет нормальное когнитивное функционирование, чтобы вы могли обеспечить безопасность при выполнении работниками критических задач.

«AlertMeter® — отличный инструмент для предприятий, которые ищут решение для проверки нарушений в реальном времени … В эпоху рекреационной марихуаны, отпускаемых по рецепту лекарств, употребления алкоголя и усталости на рабочем месте стало возможным определять когнитивные способности и готовность сотрудников к работе сложный и часто требует большего, чем просто программа тестирования на наркотики.»

Джим Макмиллен, директор службы безопасности: Pinnacol Assurance, Служба компенсаций работникам штата Колорадо

Источники:

Test-enhanced learning: Using retrieval practice to help students learn

Human Memory – Facts

https://qbi.uq.edu.au/brain/learning-memory/why-you-cant-remember-being-baby

https: // www.brainhq.com/brain-resources/memory/types-of-memory/memory-morpheus

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3041121/

Долговременная память — обзор

Долговременная память была фрагментирована на несколько различных подтипов памяти. Среди них Андерсон (1993) предложил различать декларативное знание памяти от процедурного. Процедуры могут воздействовать на декларативные знания для их обработки и преобразования, чтобы создавать новые декларативные знания, которые можно изучить (т.е., хранятся в долговременной памяти), тогда как декларативные знания могут быть извлечены из долговременной памяти и временно сохранены для создания условий запуска процедур. Это изображение обеспечивает адекватную основу для объяснения обучения и учета возрастных изменений в достижении некоторых арифметических задач (таблица 20.1; см. Также главу Прадо в этой книге). В детстве эффективность выполнения арифметических задач возрастает с более быстрым временем отклика, меньшим количеством ошибок и меньшими когнитивными издержками у детей старшего возраста, чем у детей младшего возраста.Параллельно увеличивается объем знаний, получаемых детьми по этим заданиям, а также их разнообразие. Это связанное с возрастом повышение эффективности и знаний наблюдается как в декларативной, так и в процедурной долговременной памяти, и они иллюстрируются моделями производительности некоторых широко используемых арифметических задач. Например, мультипликативные факты хранятся как декларативные знания, и дети становятся все более и более эффективными в извлечении этих фактов из долговременной памяти (см. Главу Ноэля в этой книге).Точно так же было высказано предположение, что субитизация, то есть быстрое и точное маркирование небольших количеств, основывается на распознавании зрительно-пространственных паттернов (Mandler & Shebo, 1982), при этом дети все быстрее извлекают числовые обозначения этих паттернов. Увеличение объема декларативных знаний часто упоминалось для объяснения улучшения в развитии решения простых сложений. На практике все больше и больше дополнительных фактов следует хранить в долговременной памяти, и, таким образом, все больше и больше простых добавлений должны решаться путем прямого извлечения их ответа (Siegler & Shrager, 1984, стр.229–293, см. Главу Барруйе в этой книге). Напротив, сложные арифметические задачи выигрывают от увеличения объема процедурных знаний в процессе развития, что расширяет круг задач, которые дети могут решить. Точно так же часть возрастных улучшений, наблюдаемых при подсчете, зависит от освоения различных процедур (Camos, 2003). Наконец, в модели, рассматривающей субитизацию как процедуру быстрого подсчета (Gallistel & Gelman, 1992), возрастные изменения являются результатом повышения эффективности использования процедурных знаний.Идея состоит в том, что процедура подсчета становится все более точной и быстрой с возрастом, чтобы достичь состояния ультраавтоматизации, то есть, при котором процедура является практически автоматической и без каких-либо когнитивных затрат. В этом состоянии у детей нет сознательного опыта счета, и у них создается впечатление, что в их сознании всплывает кардинал представленного массива. Точно так же недавно было высказано предположение, что похожая процедура быстрого подсчета может учитывать решение некоторых простых сложений, т. Е., с самыми маленькими операндами (см. главы Барруйе и Прадо). Повышение эффективности выполнения этой процедуры подсчета объяснило бы закономерность развития при решении простых сложений.

Таблица 20.1. Различные примеры числовых и арифметических задач, для которых возрастные улучшения зависят от изменений в эффективности и знаниях в декларативной или процедурной долгосрочной памяти (LTM)

9902 между декларативным и процессуальным Дуральные знания находят сильный отклик в области математического познания.Такие действия, как субитизация или решение простых дополнений, можно рассматривать как основанные либо на декларативной, либо на процедурной долговременной памяти, в зависимости от теоретических соображений. Следует отметить, что помимо этих теоретических расхождений, эта дихотомия отражает также различия в педагогических методах обучения математике. Использование механического повторения для получения дополнительных или мультипликативных фактов подтверждает в школьной практике важность декларативных знаний в арифметике. В качестве альтернативы введение манипуляций со счетами в школьную программу — это признание роли процедур в приобретении математических навыков.

Долговременная память — BrainHQ от Posit Science

Долговременная память — это все, что вы помните, что произошло более нескольких минут назад. Долговременные воспоминания могут длиться всего несколько дней или много лет.

Долговременные воспоминания не всегда одинаковы по силе. Более сильные воспоминания позволяют вам вспомнить событие, процедуру или факт по запросу — например, что Париж — столица Франции. Более слабые воспоминания часто приходят на ум только через подсказки или напоминания.

Долговременная память тоже не статична.Вы не запечатлеваете память и не оставляете ее как бы нетронутой. Вместо этого вы часто пересматриваете воспоминание с течением времени — возможно, объединяя его с другим воспоминанием или объединяя то, что другие говорят вам о воспоминании. В результате ваши воспоминания не являются строго постоянными и не всегда надежными.

Есть много разных форм долговременной памяти. Эти воспоминания не формируются и не сохраняются в одной части мозга; вместо этого процесс создания и хранения долговременных воспоминаний распространяется на несколько регионов.Два основных подразделения — это явная память и неявная память. Явные воспоминания — это те, которые вы помните сознательно, например, событие из вашей жизни или конкретный факт. Неявные воспоминания — это те воспоминания, о которых вы не задумываетесь, например, езда на велосипеде — вы когда-то научились и запомнили, как, но теперь делаете это без сознательной мысли. Хотя понимание этих различий в типах памяти, которые мы храним в долгосрочной перспективе, полезно, разделения плавны: разные формы памяти часто смешиваются и смешиваются.Чтобы узнать больше о различных типах долговременной памяти, просмотрите наши страницы явной (декларативной) и неявной (недекларативной) памяти.

Насколько хорошо вы что-то запоминаете, частично зависит от того, насколько быстро и четко ваши чувства воспринимают происходящее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2021Инна Кхан - Эксперт по достижению результатов

Возрастное увеличение Декларативное LTM Процедурное LTM
Эффективность (время отклика, точность, когнитивные затраты) Мультипликативные факты Аддитивные факты
Субитизация (как распознавание образов) Субитизация (как процедура подсчета)
Знания (количество, разнообразие, разнообразие ) Аддитивные факты Подсчет
Комплексная арифметика
Метод обучения Механическое повторение Abacus