Дуализм в психологии рене декарта: Как идеи Декарта нарушили психическое здоровье человека

Автор: | 04.06.2021

Содержание

Как идеи Декарта нарушили психическое здоровье человека

Рене Декарт – один из тех мыслителей, чье наследие стало неотъемлемой частью научного и обыденного мировосприятия, свойственного современному западному человеку. Крен в сторону рационализма и проведение строгих границ между разумом и природой в свое время стали предпосылками для технического и социального прогресса, но в то же время это негативно сказалось на цельности человеческой психики. Concepture публикует переводную статью о том, как декартовский дуализм лег в основу современного понимания «сумасшествия».

Укрытие для разума

К концу эпохи Возрождения в западном сознании произошел коренной эпистемологический и метафизический сдвиг. Открытия Николая Коперника, Галилео Галилея и Фрэнсиса Бэкона поставили под серьезное сомнение христианскую догму и её господство над земным миром. Согласно аргументам Бэкона, отныне земной мир должен был пониматься исключительно с позиций действующих причин (то есть внешних воздействий).

Всякое значение или замысел, присущие земному миру (то есть его «формальные» или «целевые» причины), рассматривались как нечто излишнее и невостребованное. В той мере, в какой это предсказуемо и поддается контролю в точки зрения действующих причин, излишним вне данной концепции было не только любое понимание природы, но и сам Бог оказывался вполне себе необязательным.

В XVII веке обоснованный Рене Декартом дуализм материи и сознания стал искусным решением проблемы, возникшей вследствие этих перемен. «Идеи», которые до сих пор понимались как сродные по своей природе «мыслям Бога», были избавлены от угрозы со стороны эмпирических наук и перемещены в безопасное пространство совершенно независимой сферы – «сознания».

С одной стороны, это оставило нетронутым измерение, занимаемое Богом, а с другой – позволило «сделать интеллектуальный мир безопасным для Коперника и Галилея», как написал американский философ Ричард Рорти в своем труде «Философия и зеркало природы» (1979).

Так, одним махом удалось защитить божественную сущность Создателя, тогда как эмпирические науки обрели господство над природой-как-механизмом – сферой, существующей вне Бога, и потому являющей собой игру без ограничений.

Природа, таким образом, была лишена своего духовного наполнения – теперь она мыслилась как глухой и слепой аппарат, работающий согласно бесстрастным и свободным от всяких оценок законам. Исходя из этого, человечество имело дело с миром неодушевленной и бессмысленной материи, на которую человеческое сознание – его живость, осмысленность и целенаправленность – проектировалось лишь посредством воображения. Именно это видение мира, возникшее на заре последовавшей вскоре индустриальной революции, внушило романтикам глубочайшее отвращение и побудило их к неистовому мятежу.

Современное сумасшествие

В своей работе «Слова и вещи» (1966) французский философ Мишель Фуко обозначил эти кардинальные перемены как сдвиг в «эпистеме» (грубо говоря, в системе знаний). Фуко утверждает, что некогда западное сознание характеризовалось «сходством и подобием». В рамках этой эпистемы знания о мире были производными от соучастия и аналогии (от «прозы жизни», как он это называл), а сознание человека было в высшей степени экстравертивным и вовлеченным в окружающий мир.

Однако после того, как произошло раздвоение сознания и природы, сознанием западного человека завладела эпистема, выстроенная вокруг «идентичности и отличия». Теперь доминирующей стала эпистема, которая, согласно Рорти, была заинтересована исключительно в «истине как соответствии» и «знании как точности репрезентаций». Сознание как таковое стало в высшей степени интровертивным и оторванным от мира.

Фуко, однако, утверждал, что этот переход являл собой не замещение как таковое, а скорее установление «отчуждения» от былого эмпирического порядка. Как следствие, на уровне опыта эмпирическое и эпистемологическое измерения, действенные в прошлом, были не только лишены своей значимости, но и стали рассматриваться как «образец ошибки». В этой связи иррациональный опыт (то есть опыт, неточно соответствующий «объективному» миру) отныне стал бессмысленной ошибкой – нарушая в то же время устойчивость этой ошибки. Именно этот этап Фуко обозначил как отправную точку для современного понимания «сумасшествия».

Хотя декартовский дуализм не обрел в философии господства, современный западный человек во многом является ребенком именно этого лишенного иллюзий раздвоения, возникшего с подачи Декарта. Наш опыт по-прежнему характеризуется декартовским разделением «сознания» и «природы». В своем современном воплощении такая установка – то, что мы могли бы назвать эмпирико-материалистической позицией – преобладает не только в академической среде, но и в наших повседневных размышлениях о самих себе и окружающем мире. Особенно это бросается в глаза в случае с психическими расстройствами.

В тисках ошибки

В рамках общепринятых взглядов психические расстройства по-прежнему воспринимаются как некие замысловатые «ошибки». В языке эти «ошибки» обозначаются как «внутренние дисфункции», которые связаны с механистическим миром, лишенным всякого смысла и влияния. Эти дисфункции положено лечить либо при помощи психофармакологии, либо посредством терапии, которая призвана помочь пациенту заново открыть для себя «объективную истину» мира. На деле же такой подход к проблеме психических расстройств не только упрощенческий, но и крайне предвзятый.

И хотя подобная «нормализация» иррациональных переживаний обладает своей ценностью, это дается слишком большой ценой. Эти вмешательства – в той мере, насколько это возможно – словно бы вычищают из наших иррациональных переживаний присущую им ценность и значение. Таким образом эти переживания оказываются отрезаны не только от тех значений и знаний о мире, которые могут в них таиться, но и от всякого содействия и ответственности, лежащей на нас и окружающих людях – всё это лишь ошибки, которые нужно исправить.

В предыдущей эпистеме, действовавшей до раздвоения сознания и природы, иррациональные переживания не были всего лишь «ошибкой» – они были не менее преисполнены смысла, чем рациональные переживания, а может даже и превосходили их. Пропитанные значением и ритмом самой природы, они уже изначально содержали в себе избавление от тех страданий, которые они несли. В мире, который воспринимался таким образом, у нас была была почва, проводник и вместилище для нашей «иррациональности», но эти ключевые факторы исчезли по мере того, как у природы была изъята её внутренняя жизнь и был совершен переход к «идентичности и отличию».

Перед лицом равнодушного и неотзывчивого мира, в котором всякий опыт обладает значением исключительно в рамках нашего собственного сознания – ведь природа-как-механизм лишена смысла – наше сознание оказалось сконцентрировано на пустых репрезентациях мира, который некогда был для нас живительным источником и составлял нашу сущность. Всё, что у нас остается – и то, если нам повезет – это терапевты и родители, которые пытаются справиться с тем, что в действительности, учитывая масштабы понесеннего урона, является невыполнимой задачей.

Но я не буду утверждать, что нам попросту нужно как-то «вернуться назад». Напротив, разделение сознания и природы легло в основу неизмеримого секулярного прогресса – в частности, это достижения в области медицины и технологий, а также становление личных прав и социальной справедливости. Кроме того, это не позволило нам излишне привязаться к природе и тем самым помогло нам уберечься от присущих ей неопределенности и изменчивости. Иными словами, это дало нам определенное всемогущество – так же, как это дало науке эмпирический контроль над природой. Большинство из нас с готовностью принимают и охотно пользуются благами, которые мы получили благодаря раздвоению сознания и природы, и в этом нет ничего предосудительного.

Впрочем, стоит подчеркнуть, что эта история едва ли представляет собой «линейное развитие», поскольку это в куда большей мере диалектический процесс. Подобно тому, как единство сознания и природы некогда стопорило материальный прогресс, так и материальный прогресс ныне приводит к вырождению духа. Пожалуй, мы можем требовать, чтобы этот маятник совершил новый взмах.

Учитывая разительное усугубление проблем с употреблением алкоголя, наркотиков и прочих веществ, а также новые отчеты о «кризисе психического здоровья» у подростков в США, Великобритании и многих других странах, потребность в переменах уже, должно быть, перезрела.

Попытки перемен

Но можно спросить: за счет чего можно как-то повлиять на нынешнее положение дел? В среде нескольких дисциплин возникла новая волна «пан-эмпирических» и ориентированных на идеализм теорий, которые преимущественно направлены на то, чтобы разрубить сам узел раздвоенности и отстраненности живой природы и создать на этой почве что-то новое.

В этом заключается причина, по которой попытки объяснить субъективный опыт с эмпирико-материалистических позиций неизменно оборачивались неудачей (главным образом из-за того, что австралийский философ Дэвид Чалмерс в 1995 году назвал «трудной проблемой» сознания). На деле ведь утверждение, что метафизика «мертва», в определенных кругах столкнется со внушительным отпором и ограничениями.

Нужно помнить, что понимание психических расстройств как «ошибки» сопряжено с эмпирико-материалистической метафизикой и той эпистемой, продуктом которой оно является. Так что вполне обоснованным будет положить начало реконцептуализации понятия психических расстройств, пользуясь наработками новых теорий.

В психотерапевтической теории и практике происходит смещение от намерения изменить какие-то части и структуры в индивидууме к идее, что на человека благоприятный эффект оказывает само общение в ходе терапии. Здесь правильные или неправильные суждения об «объективной реальности» начинают терять свое значение, и сознание – в равной степени открытое и органичное – вновь становится средоточием внимания, но метафизика при этом остается. Нам все-таки нужно мыслить о психических расстройствах на метафизическом уровне, а не только в границах статус-кво.

Оригинал

В оформлении использованы фотографии Tom Hegen. На превью – иллюстрация B612 Studio.

Об авторе: Джеймс Барнс (James Barnes) – психотерапевт и писатель из Сан-Франциско, имеющий ученые степени в области философии и религиоведения.

РАЦИОНАЛИЗМ НОВОГО ВРЕМЕНИ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ РЕНЕ ДЕКАРТА

  • Ирина Павловна Брекоткина
    • ФГБОУ ВО «Удмуртский государственный университет»

Ключевые слова: разум, субъективная достоверность, субстанция, свобода воли, детерминизм, метод, врожденные идеи, универсальный язык, дуализм

Аннотация

В статье рассматриваются основные аспекты той парадигмы научного мышления, которая была создана Рене Декартом в середине XVII века. В фокусе внимания автора статьи оказывается проблема метафизической обоснованности человеческого разума, а также тема субъект-объектных отношений в гносеологических представлениях французского мыслителя. Эти вопросы исследуются через рассмотрение триады «Я» — Бог — природа, которая занимает центральное место в философской концепции Декарта. Идея сотворенного разума являлась для философа фундаментальным основанием для получения достоверного знания о мире и открытий в научной сфере. Декарт определял разум как инструмент познания и уделял большое внимание проблеме управления собственным мышлением с помощью изобретенного им метода. Мыслительный процесс оказывается объектом наблюдения и рефлексии со стороны «Я». В статье исследуется вопрос о соотношении свободы и необходимости в картезианской философии. Одна из важнейших задач, поставленных Декартом, — это освобождение мышления от предрассудков и построение новой философии.

Базовым принципом картезианской философской системы стало тотальное сомнение. Акт сомнения обнаруживает способность мышления к проявлению свободы. Свобода воли рассматривается Декартом как один из регистров человеческого мышления, с помощью которого осуществляется контроль за мыслительным процессом.

Литература

1. Антисери Д., Реале Дж. Западная философия от истоков до наших дней. От возрождения до Канта / в пер. и под ред. С.А. Мальцевой. СПб.: Пневма, 2002. 880 с., с ил.
2. Асмус В.Ф. Декарт. М.: Государственное издательство политической литературы (Политиздат), 1956. 372 с.
3. Асмус В.Ф. Избранные философские труды. В 2 т. М.: Издательство Московского университета, 1971. 445 с.
4. Гайденко П.П. История новоевропейской философии в ее связи с наукой. М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга, 2000. 456 с.
5. Гайденко П.П. Прорыв к трансцендентному. Новая онтология XX века. М.: Республика, 1997. 495 с.
6. Гуссерль Э. Картезианские размышления / пер. с нем. Д.В. Скляднева. СПб.: Наука, 2001. 315 с.
7. Декарт Р. Избранные произведения / в пер. и под ред. В.В. Соколова. М.: Государственное издательство политической литературы, 1950. 711с.
8. Катасонов В.Н. Метафизическая математика XVII века. М.: Наука, 1993. 139 с.
9. Мамардашвили М.К. Картезианские размышления. М.: Изд. группа «Прогресс»; Культура, 1993. 352 с.
10. Матвиевская Г.П. Рене Декарт, 1596-1650. М.: Наука, 1976. 274 с.
11. Рассел Б. История западной философии. Философия нового времени. М.: Миф, 1993. 445 с.
12. Рикер П. Кризис cogito // Бессмертие философских идей Декарта: Материалы международной конференции, посвященной 400-летию со дня рождения Рене Декарта, 24 апр. 1996 г. / отв. ред. Н.В. Мотрошилова. М.: ИФ РАН, 1997. С. 14-30.
13. Хайдеггер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993. 447 с.
14. Хома О. Историко-философские стереотипы и современное прочтение Декартовых «медитаций» // «Медитації» Декарта у дзеркалі сучасних тлумачень: Жан-Марі Бейсад, Жан-Люк Марйон, Кім Сан Он-Ван-Кун: [збірка]: пер. з фр. і лат. / уклад. О. Хома; відп. ред. С.В. Пролеєв; літ. ред. Л. Лисенко. Київ: Дух і Літера, 2014. 368 с.
15. Perler D. Rene Descartes. Munchen: Beck, 2006. 286 S.

Поступила в редакцию 2020-04-14
Опубликована 2020-09-25

Раздел

Философия

Читать онлайн «Мозг и сознание» — автор Роберт Возняк

Настоящее издание подготовлено по материалам выставки книг из коллекции Национальной медицинской библиотеки (Бетесда, Мэриленд), организованной в честь 100-летней годовщины Американской психологической ассоциации, 7 августа — 15 декабря 1992 г.

Переведно с Robert Н. Wozniak «Mind and Body: Réne Descartes to William James» Bethesda, MD and Washington, D.C.: National Library of Medicine and American Psychological Association. Оригинальный текст доступен по ссылке:

https://serendip.brynmawr.edu/Mind/

Об авторе

Роберт Возняк — доктор философии, профессор, заведующий кафедрой развития человека, директор Института изучения ребёнка Колледжа Брин-Мар, председатель наблюдательного комитета Общества изучения истории поведенческих наук, секретарь Общества изучения детского развития, экс-президент Общества Пиаже. Профессор Возняк — эксперт в области когнитивного и социального развития, специалист по истории психологии в США и бывшем СССР, а также по творчеству Жана Пиаже и Джеймса Болдуина.

О переводчике

Дмитрий Борисович Сандаков — кандидат биологических наук, доцент кафедры физиологии человека и животных биологического факультета Белорусского государственного университета, автор более 50 научных и учебно-методических публикаций, лектор курсов «Физиология человека», «Основы психофизиологии», «Методология и методика физиологического эксперимента».

Выражение признательности

Ни сама эта книга, ни книжная экспозиция, на основании которой она подготовлена, не были бы возможны без помощи и поддержки многих людей. Тема выставки была предложена Джоном Попельстоуном, директором Архива истории американской психологии. Его письмо Джону Параскандола послужило отправной точкой для организации книжной выставки. Существенный вклад в реализацию проекта внесли профессор Попельстоун и другие члены рабочей группы Американской психологической ассоциации (в первую очередь, Лаурель Фурумото и Лиз Каплински), а также доктор Параскандола и его коллеги из Национальной медицинской библиотеки (Маргарет Кайзер, Джеймс Кэсседи, Люси Кейстер, Ян Лазарус, Бэки Кэйгл и Марта Люсиа Сьерра).

Для подготовки текста книги использовался ряд классических монографий по истории философии, психологии и медицины. Разделы 1—4 основываются на блестящих историко-философских текстах Поля Эдвардса из «Философской энциклопедии». В основу раздела 5 положена работа Роберта Янга «Сознание, мозг и адаптация в XIX веке». Любой читатель, знакомый с блестящей работой Генри Элленберга «Открытие подсознания», не может не заметить, что она использовалась при подготовке раздела 6. Логика и содержание разделов 7—9 заимствованы главным образом из книги Эдвина Боринга «История экспериментальной психологии». Хочется особенно поблагодарить Евгения Тейлора за его глубокие познания научного наследия Вильяма Джемса и за то, что он любезно согласился написать раздел, посвящённый этому великому мыслителю.

Все экспонаты книжного собрания, на которых основано настоящее издание, принадлежат Национальной медицинской библиотеке, либо являются частью моей личной коллекции, за исключением книги Ральфа Валдо, которая была представлена Библиотекой Мак-Кейб Колледжа Свартмор.

Источником большинства иллюстраций настоящего издания также является Национальная медицинская библиотека, а также моя личная коллекция. Несколько иллюстраций были получены из других источников; в этой связи я хочу выразить благодарность Адаму Крабтри из Торонто, Центру истории психологии Каммингса, Государственному историческому обществу Висконсина, Альфреду Фуксу и библиотекам Хоторна и Лонгфелоу, Боудин-колледжу. Наконец, я хочу поблагодарить Американскую психологическую ассоциацию и Национальную медицинскую библиотеку за финансовую поддержку проекта.

Роберт Возняк

Предисловие

Рано или поздно любой физиолог или психолог в своей исследовательской деятельности сталкивается с вечным вопросом, над решением которого человечество бьётся уже не одно тысячелетие. Это вопрос об отношении души и тела, или, в более современной интерпретации, об отношении сознания и мозга.

Сегодня, как и две с половиной тысячи лет назад, эта проблема не имеет окончательного решения. Интересно, что ещё в III — V веках до н.э. были заданы основные направления решения этой загадки, которые мы рассматриваем и сегодня: от дуализма Платона до механистического материализма Демокрита.

Пытаясь разобраться в теориях сознания, учёный XXI века испытывает поистине адовы муки, так как ему приходится проходить всю более чем двухтысячелетнюю историю человеческой мысли в этой области. Книга Роберта Возняка может оказаться нитью Ариадны, которая проведёт пытливого ученого через этот лабиринт.

На мой взгляд, Роберт Возняк смог сделать практически невозможное — менее чем на сотне страниц нарисовать общую схему развития психологических и физиологических представлений о мозге и сознании, начиная от Декарта (XVI — XVII век) до Вильяма Джеймса (XIX — XX век). Удивительно, но при столь масштабном замысле автору удалось не пожертвовать деталями. Герои повествования — учёные и философы, творившие теорию сознания и мозга — предстают перед нами живыми личностями. Читатель сможет узнать детали их биографий, увидеть их портреты, познакомиться с их классическими работами. В книге цитируется более сорока оригинальных сочинений XVII — XIX века, а сама книга основана на классических исторических исследованиях Роберта Янга, Эдвина Боринга, Генри Элленберга и др.

Я не знаю ни одной другой книги, которая могла бы обеспечить столь быстрое погружение в историю развития психофизиологической проблемы. В этом отношении книга Роберта Возняка действительно уникальна.

Я хочу поблагодарить Роберта за любезное разрешение выполнить перевод этой книги на русский язык и за быстрое решение всех возникающих в связи с этим вопросов; своих коллег — доктора биологических наук, профессора Александра Викторовича Сидорова и кандидата биологических наук Татьяну Олеговну Сухан — за внимательное чтение черновика перевода и ценные замечания по улучшению текста.

Всем читателям хочу пожелать радости и вдохновения, терпения и настойчивости при изучении самого сложного вопроса в истории человечества — проблемы мозга и сознания.

Дмитрий Сандаков

Введение

Когда мы начинаем размышлять о сознании и теле, то очень быстро приходим к выводу о том, что они взаимодействуют. Наши ощущения, мысли, намерения, эмоции непосредственно влияют на тело и его активность. В свою очередь, состояния мозга и нервной системы порождают определённые состояния сознания. К сожалению, подобные рассуждения, основанные на здравом смысле, ведут нас в логический тупик.

Нервная система и мозг, несомненно, имеют физическую природу: они плотные, осязаемые, видимые, протяжённые в пространстве. Феномены сознания — мысли, чувства, ощущения и др. — имеют совершенно иную природу — психическую. Они невесомы, невидимы, протяжённы во времени, но не в пространстве, доступны только для того сознания, в котором они появились. Получается, что мозг и сознание имеют фундаментально различную природу. Однако, поскольку законы причинности утверждают, что причина и следствие должны иметь общую природу, мы приходим к неизбежному логическому парадоксу: физический мозг не может порождать психические явления, а психические явления не могут быть причиной мозговых процессов. Именно это логическое противоречие лежит в основе так называемой психофизиологической проблемы, т.е. вопроса о взаимоотношении мозга и сознания.

Если мы продолжим придерживаться представления о бесплотной и непротяженной природе сознания, то столкнемся с ещё одной проблемой — психофизической, которая ставит вопрос об отношениях между сознанием и физическим миром. Окружающая нас реальность имеет физическую природу, точно так же, как и мозг. И поэтому вопрос о том, как сознание, не имеющее физической природы, познает физический мир столь же полон тайны, как и вопрос об взаимоотношении мозга и сознания.

История философии и психологии во многом является историей попыток решить эти две проблемы. В этой книге мы рассмотрим, как одни теории сменялись другими, и как эволюционировали представления о мозге, сознании и их взаимодействии. Начиная с Декарта, который сформулировал вопрос, надолго определивший дальнейшее развитие научной мысли, мы проследим как мыслители XVII и XVIII века пытались выбраться из созданного Декартом «картезианского тупика». Далее мы увидим, как в XIX веке начало зарождаться представление о мозге как «органе сознания», а разум стал рассматриваться не только как источник болезней тела, но и средство их лечения.

В этой книге мы проанализируем путь развития экспериментальной психологии, которая зародилась на стыке философского осмысления проблемы мозга и сознания, с одной стороны, и физиологического подхода, рассматривающего мозг как сенсомоторный интерфейс, с другой стороны. Начав с Декарта, мы проследим развитие сначала европейской, а потом американской научной мысли вплоть до Вильгельма Вундта и Уильяма Джеймса.

Рене Декарт и преодоление дуализма

1. Рене Декарт: дуализм души и тела

Идея о фундаментальном различии между физическим и психическим восходит к философам древней Греции. Целостное и систематизированное изложение этой проблемы в западной философии появилось благодаря французскому математику, философу и физиологу Рене Декарту (1596 — 1650). Декарт родился во Франции, в провинции Турень, в маленьком городке Ла-Э-ан-Турен. Он получил образование в городском иезуитском колледже, где приобрел привычку проводить утро в постели, занимаясь медитацией и размышлениями. Во время одного из таких утренних размышлений Декарта как громом поразила мысль о разительном контрасте между четкостью и строгостью математики и неопределённостью и противоречивостью философии. С этого момента научным идеалом Декарта стало достижение математической точности в философских рассуждениях и построениях.

В 1612 году юный Декарт покинул родной город и более 10 лет провёл, путешествуя по Европе, ведя переписку с учёными разных стран и размышляя о проблемах бытия. В 1628 году он поселился в Голландии, где написал серию работ, которые надолго определили направление исследований проблемы души и тела. Первый трактат Декарта «О человеке» [1] был завершен в 1633, как раз накануне процесса над Галилеем. О том, что Галилей оказался в застенках инквизиции, Декарт узнал от своего друга Марен Мерсенна, с которым состоял в переписке. Декарт немедленно отказался от идеи обнародовать уже готовый трактат, и поэтому первое в мире исследование по физиологической психологии было опубликовано только после смерти его автора.

Рене Декарт (1596 — 1650)

В этой работе Декарт предложил гипотетический механизм, объясняющий реакцию организма на внешнее воздействие. Согласно модели Декарта, внешний раздражитель действует на периферические окончания нерва, вызывая смещение центрального (находящегося в нервной системе) конца нерва. В результате такого смещения происходит изменение конфигурации межнервных промежутков, по которым на периферию устремляется поток жизненной энергии. Именно эта модель Декарта в современном естествознании принимается за начальную точку развития рефлекторной теории.

Хотя подробный анализ проблемы дуализма у Декарта появился только в сочинении «Размышления…», именно в трактате «О человеке» были обозначены ключевые идеи его будущей концепции психофизиологического взаимодействия, которая стала важной вехой в развитии западной науки и философии. Согласно Декарту, мыслящая душа существует отдельно от тела и устанавливает связь с телом через шишковидную железу. Душа может осознавать или не осознавать потоки жизненной силы, текущие по различным нервам. Когда душа это осознаёт, возникает ощущение, т.е. тело влияет на душу. При осуществлении произвольных движений душа сама направляет потоки жизненной силы в нужные нервы, т. е. душа влияет на тело.

В 1641 году вышло в свет сочинение Декарта «Размышления о первой философии, в коих доказывается существование Бога и различие между человеческой душой и телом» [2]. Как ясно из названия, именно в этой работе была впервые изложена целостная метафизическая концепция дуализма. Декарт постулировал существование двух различных субстанций — телесной (физической) и духовной (разумной). Главным атрибутом телесной субстанции является пространственная протяжённость, духовной — мышление. Тело, в отличие от души, существует в пространстве и представляет собой сложный механизм, который может осуществлять ряд функций без какого-либо участия души. Душа (разум, сознание) — это чистая мыслящая субстанция, которая может влиять на тело. Вопрос о том, каким образом протяжённое тело взаимодействует с непротяжённой душой, по мнению Декарта, находится за пределами нашего понимания. В 1965 году Весей (Vesey, 1965) назовёт этот вопрос «картезианским тупиком».

В 1639 году, накануне переезда в Стокгольм ко двору шведской королевы Кристины, Декарт отправляет в издательство рукопись своей последней крупной работы «Страсти души» [3]. В этом объёмном труде Декарт, помимо анализа первичных эмоций, подробно излагает свою теорию интеракционизма (взаимодействия души и тела). Декарт по-прежнему считает, что контакт души с телом осуществляется через шишковидную железу. Особую роль шишковидной железы Декарт аргументирует тем, что она является единственной непарной структурой мозга. Также Декарт ошибочно считал, что шишковидная железа имеется только у человека.

В феврале 1650 года, возвращаясь ранним промозглым утром домой после очередной беседы с королевой (королева настаивала на том, чтобы их беседы начинались в пять утра), Декарт простудился. Простуда переросла в пневмонию, и всего через неделю выдающийся ученый, на века определивший направление философской мысли, был мёртв.

Идеи Декарта о научном скептицизме и достоверности знания стали важным вкладом в теорию познания. Поставленный Декартом вопрос о взаимодействии души и тела стал краеугольным камнем западной философии. Назвав шишковидную железу интерфейсом между душой и телом, Декарт поставил вопрос о взаимодействии сознания и мозга, на который до сих пор нет ответа. Однако, возведя онтологический барьер между телесным (как протяжённой материей) и разумным (как чистым мышлением), Декарт создал интеллектуальный хаос, для преодоления которого потребовалась не одна сотня лет.

2. XVII век: критика дуализма

Развитие философской мысли в области проблемы души и тела после Декарта можно рассматривать как историю попыток выбраться из картезианского тупика. Первые усилия в этом направлении, носившие метафизический характер, сделали Мальбранш, Спиноза, Лейбниц, а также французские материалисты Ламетри и Кабанис. Более поздние концепции, появившиеся в XIX веке, имели естественнонаучный характер, поскольку основывались на появившихся к тому времени представлениях о локализации мозговых функций, физиологии и психологии функциональных нервных расстройств. Эти новые данные исподволь привели к рождению новой парадигмы, в которой головной мозг рассматривался как орган, отвечающий за мышление и психические функции. Декартовская проблема «души и тела» постепенно трансформировалась в проблему «мозга и сознания». И хотя появившиеся новые теории — эпифеноменализм, двухаспектный монизм, теория мысленного вещества — были в достаточной степени научными, главной их целью всё равно оставалось разрешение созданного Декартом парадокса.

Если мир разделен на принципиально различное по своей природе психическое и физическое, то становится невозможным объяснить, как одно может быть причиной другого. Сама суть понятия причинности подразумевает, что причина и то, на что она влияет, должны иметь сходную природу, иначе никакого взаимодействия (и, следовательно, причинности) не будет. А это будет означать, что интеракционизм картезианского толка несостоятелен. Пожалуй, первой относительно успешной попыткой разрешить картезианское противоречие, следует признать концепцию окказионализма. Наиболее четкое изложение идеи окказионализма мы встречаем у Мальбранша, хотя ещё ранее (1684) появилась работа Жеро де Кордемуа «Различение души и тела».

Николя Мальбранш (1638 — 1715) родился в Париже, получил образование сначала в колледже Ла Марш, а затем в Сорбонне. С трудами Декарта он познакомился в 1664 году. Десять лет спустя он обнародовал трактат «Поиски истины» [4], в котором высказал идею о том, что ни одна из Декартовских субстанций (психическая и физическая) не состоит в причинной связи с другой. Бог является единственной и единственно реальной причиной. Согласно Мальбраншу, ни тело, ни душа не могут оказывать влияние друг на друга. В нашем мире вообще ничего не может случиться, если Бог — единственная причина всего — не вмешается и не произведёт желаемых изменений. Таким образом, не причинность, а воля Бога объясняет наличие устойчивых закономерностей, которые мы наблюдаем в природе. Взаимодействие души и тела Мальбранш объясняет следующим образом. Если человек хочет пошевелить пальцем, то это является причиной для того, чтобы Бог передвинул его палец. Когда в поле зрения субъекта появляется некий объект, это служит причиной для того, чтобы Бог породил в сознании субъекта соответствующий чувственный образ.

Ещё одной попыткой выбраться из картезианского тупика стала концепция Бенедикта Спинозы (1632 — 1677). Родившись в Амстердаме, Спиноза большую часть своей жизни занимался вытачиванием и шлифовкой стеклянных линз. Будучи евреем, он был отлучен от синагоги и изгнан из общины за еретические взгляды. При жизни он опубликовал всего две работы, однако его сочинение «Этика», опубликованное посмертно в 1677 году в составе «Посмертных произведений» [5], по праву считается шедевром метафизики.

Бенедикт (Барух) Спиноза (1632 — 1677)

Спиноза пытается сохранить и идею Мальбранша о Боге в качестве единственной первопричины, и декартовскую идею о причинность в сфере взаимодействия психического и физического. Для этого он отвергает декартовский тезис о разделении мира на физической и психическое. Отвергнув дуализм Декарта, Спиноза называет свою концепцию двухаспектной теорией, согласно которой психическое и физическое являются не разными субстанциями, а разными проявлениями одной и той же универсальной единой субстанции, которую Спиноза отождествляет с Богом. Соглашаясь с Декартом в том, что мир сознания и мир материи являются качественно различными, Спиноза отвергает картезианский тезис о том, что протяжённость и мышление являются свойствами двух разных субстанций и утверждает, что протяжённость и мышление являются атрибутами единой мировой субстанции. Эта субстанция и есть Бог, сущность и причина всего существующего.

Хотя в концепции Спинозы ментальные явления по-прежнему могут быть причиной только ментальных явлений, а физические — только физических, сознание и тело у Спинозы существуют в тесном взаимодействии и соответствии, поскольку являются проявлениями одной и той же единой божественной субстанции, которая не может содержать противоречия в самой себе. Как мы увидим далее, ренессанс двухаспектной теории произойдет во второй половине XIX века.

Ещё одной альтернативой картезианскому интеракционизму стала идея психофизического параллелизма. Эта концепция не отказывается от декартовского дуализма и признаёт существование тесной корреляции между физическими и психическими явлениям, но отвергает саму идею причинной связи (прямой либо опосредованной) между психическим и физическим. Параллелизм отказывается от идеи интеракционизма на том основании, что столь сущностно различные явления, как физическое и психическое, вообще не могут быть причиной друг для друга и не могут влиять друг на друга. Он также отвергает окказионализм и двухаспектность бытия, считая, что никакая третья сущность не может быть причинным мостом межу физическим и психическим в силу их онтологического различия. Параллелизм просто признает факт того, что определённые физические явления коррелируют с определёнными психическими явлениями: когда случается одно, обычно случается и другое.

Основоположником такой трактовки параллелизма обычно считают Готфрида Вильгельма Лейбница (1646 — 1716). Историк, математик, философ, ученый и дипломат Лейбниц родился в Лейпциге, где позже получил образование. В 1676 году, после кратковременного пребывания в Майнце и четырех лет в Париже он отправляется в Ганновер, где проводит остаток своей жизни. Лейбниц ведёт обширную переписку, публикуется в научных журналах, однако часть его сочинений будет опубликована только после его смерти.

В сочинениях «Новая система природы» (1695) и «Разъяснение новой системы» (1696) Лейбниц представил миру свою трактовку психофизического параллелизма. В концепции Лейбница можно найти отголоски окказионализма — так, например, он утверждал, что душа и тело существуют в предустановленной гармонии. Лейбниц сравнивал душу и тело с двумя стоящими рядом точными хронометрами, у которых стрелки движутся синхронно. Эту синхронность можно объяснить тремя различными способами: интеракционизм (движение одного механизма является причиной движения другого), окказионализм (часовщик регулярно подстраивает часы, обеспечивая их точный ход) и параллелизм (каждый из механизмов просто точно отмеряет время). Лейбниц отвергал интеракционизм, поскольку не допускал мысли о том, что какие-либо частицы могут проникать из физической субстанции в психическую или наоборот. Он также отвергал окказионализм, так как считал излишним и алогичным привлечение третьей сущности — вмешательства Бога — для объяснения естественного хода событий. Параллелизм утверждает, что тело и душа находятся в состоянии естественной гармонии с самого начала их сотворения Богом.

3. XVIII век: разум и вещество

Для всех мыслителей XVII века, начиная с Декарта и заканчивая Лейбницем, было характерно проведение чёткой границы между душевным и телесным. Коль скоро такое различие установлено, сразу возникает вопрос о природе взаимодействия между душой и телом. Единственный способ не отвечать на этот вопрос — отказаться от дуалистической идеи разделения мира на физическое и психическое. Попытки такого рода неоднократно предпринимались и принимали самые различные формы.

Одной из таких попыток стал имматериализм, ярким представителем которого является Джордж Беркли (1685 — 1753). В своём «Трактате о принципах человеческого знания» (1710) он утверждал, что только дух существует на самом деле. Согласно формуле Беркли, в мире есть только воспринимающий ум и то, что он воспринимает. В концепции Беркли нет и не может быть никакого дуализма, так как материя есть всего лишь иллюзия, существующая исключительно в сознании субъекта. Хотя у Беркли было немного последователей, его идея переживёт второе рождения в XIX веке под видом теории материи разума.

Восходящий к античности материализм утверждает, что только физическое (материя) реально, а всё, что существует или может существовать, есть производное материи. В своём наиболее радикальном выражении материализм вообще отрицает существование психических явлений, представляя организм как сложный физический автомат. Менее радикальный материализм признаёт существование психических явлений, но утверждает, что они целиком и полностью обусловлены физическими процессами, протекающими в теле. Именно такой позиции придерживался Ламетри.

Жульен Офре да Ламетри (1709 — 1751)

Дуализм | Мир Психологии

ДУАЛИЗМ

Дуализм (от лат. dualis — двойственный) — философское учение, исходящее в объяснении сущего из наличия 2 против. начал — материального и духовного. В наиболее развитой форме в философии Нового времени Дуализм представлен в учении Р. Декарта. По Декарту, существуют 2 субстанции — материя и дух. Основным свойством, или атрибутом, материи является протяжение, а духа — мышление (понимаемое шире, чем принято сейчас). Свойства материи невыводимы из мышления, и наоборот; субстанции не имеют и не могут иметь никаких точек соприкосновения. Для психологии наибольший интерес представляет постановка Декартом проблемы человека, в котором реально сосуществуют духовное и материальное начала. Эту проблему Декарт пытался решить, опираясь на гипотезу взаимодействия (см. Интеракционизм), в которой роль посредницы между телом и душой возлагалась на шишковидную железу мозга (эпифиз). В постановке этой проблемы обнаружилось противоречие (непоследовательность) дуалистической философии, а именно противоречие между принципом естественной причинности и наличием 2 субстанций, которые, в сущности, не могут находиться в каузальной зависимости друг от друга. Дальнейшее развитие Д., прежде всего в философии окказионализма (Н. Мальбранш, А. Гейлинкс, Г. Лейбниц и др.), показало, что решение психофизической проблемы возможно только при полном отказе от принципа причинности. Действующая, реальная причина оказалась вынесенной за пределы наличных субстанций, в высшую божественную субстанцию. Тем самым было показано, что обоснование принципов Дуализма требует введения единого основания, некоего начала бытия, каковым в окказионализме является субстанция Бога.

В психологии влияние дуалистической традиции было весьма существенным и проявлялось в долгой истории существования психофизической проблемы, проблемы психофизического взаимодействия, психофизиологической проблемы и т.п. В наиболее развитом виде дуалистические принципы представлены в учении психофизического параллелизма (В. Вундт, Ф. Паульсен). Учение, строящееся на противопоставлении независимо существующих души и тела, сознания и мозга, приводит либо к необходимости отказа от признания причинной зависимости, либо к редукции явлений сознания к рефлексу, к мозговым процессам. Логика необходимости введения единого основания, выявленная философией окказионализма, оказывается итогом любой формы Д.

Уже в философии Б. Спинозы картезианская постановка проблемы человека как «составленного» из тела и души была снята в утверждении существования человека в качестве мыслящего тела. Универсальная природа человека обнаруживается, по Спинозе, в способности мыслящего тела строить свое собственное движение по логике любого др. тела.

Большая энциклопедия по психиатрии. Жмуров В.А.

Дуализм (лат. dualis — двойственный) — философская доктрина, различающая два абсолютно разных состояния природы: дух и материю (Платон).

Мягкий вариант дуализма допускает некоторое, хотя метафизически ничтожное сходство этих разных субстанций; например, в любом материальном объекте заключена определенная информация, то есть нечто нематериальное, как бы духовное.

В параллельном варианте дуализма Сознание и материя (психическое и физиологическое) рассматриваются как два совершенно разных природных явления, развивающиеся, однако, параллельно (концепция психофизического параллелизма).

В интерактивном варианте дуализма оба эти явления рассматриваются как взаимодействующие, влияющие друг на друга, и тем не менее имеющими фундаментальное различие (концепция психофизического взаимодействия).

Вообще говоря, кажется несколько странной, схоластической дискуссия о понятиях, которые фактически до сих пор никак не определены, не сделал этого, между прочим, и сам Декарт, который инициировал эту достаточно бесплодную дискуссию. Любопытно, что материалисты, например, Плеханов Г.В. (1856-1918), определяют материю в категориях психологии: материя есть то, “что действуя на наши органы чувств, вызывает в нас те или другие ощущения”. Дефиниции сознания в терминах материализма, как известно, не существует (это замечание кажется уместным при решении вопроса о том, что именно является первичным и что — вторичным, материя или Сознание – для человека единственной и неоспоримой реальностью являются лишь феномены его внутреннего мира).

Психологический словарь. И. Кондаков

Дуализм

  • Словообразование — происходит от лат. dualis — двойственный.
  • Категория — система мировоззренческих представлений.
  • Специфика — философское учение, в котором постулируется действенное начало и материального, и духовного. По Декарту, есть две субстанции — материя, основным свойством которой является протяжение, и дух, основанный на мышлении. При решении антропологической проблемы он выдвинул гипотезу взаимодействия этих субстанций, в котором в качестве посредника между телом и душой рассматривалась шишковидная железа мозга.

В психологии дуалистические принципы были реализованы прежде всего в учении психофизического параллелизма (В. Вундт, Ф. Паульсен).

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

нет значения и толкования слова

Оксфордский толковый словарь по психологии

Дуализм — любые из ряда философских положений, которые допускают два отдельных состояния природы или два набора фундаментальных принципов Вселенной. Как провозгласил Платон, различие существует между духом и материей. В современных дебатах проблема обычно сводится к разграничению сознания и материи. Сильная дуалистическая позиция может проявляться в понимании действия одной сферы, которое не вносит вообще никакого вклада в понимании другой; или более мягкая форма дуализма проявляется в том, что принимаются некоторые различия между, скажем, психическими и физическими явлениями, но без признания того, что они фундамен тально различаются метафизически.

Классические формы дуализма – интерактивная, когда признается, что Сознание и материя – отдельные, но взаимодействующие явления, и параллельная, когда Сознание и материя рассматриваются как различные проявления сложного организма и принимается, что они «развиваются по отдельным, но параллельным путям». Декарт обычно упоминается как самый сильный сторонник интерактивного дуализма; ранние структуралисты, такие какТитчнер, были яростными защитниками параллельной позиции, которую они часто упоминали как психофизический дуализм. См. духа и материи проблема и монизм.

предметная область термина

ДУАЛИЗМ ДУШИ И ТЕЛА (mind-body dualism) — концепция Рене Декарта, утверждающая, что душа отделена от тела.

ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ ДУАЛИЗМ — двойственность в познании какого-то явления.

МОНИЗМ | ДУАЛИЗМ (monism / dualism) М./Д. — традиционная классиф. предлагаемых вариантов решения вопроса об отношении души и тела. Такие решения предполагают, что чел. либо составляет единую и в основе своей однообразную сущность (М.), либо состоит из двух качественно отличных и не зависимых друг от друга сущностей (Д.). Приверженцы этих двух вариантов решения тж различаются выбором эпистемологии.

Монисты склонны считать эмпиризм основным и/или единственно приемлемым методом познания, в то время как дуалисты признают и эмпиризм, и рационализм одинаково приемлемыми и одинаково надежными — каждый в своей сфере. Поскольку монисты склонны ставить знак равенства между знанием и эмпирией, все их определения пытаются — так или иначе — свести или приравнять разум (либо психич. функции) к деятельности мозга и НС. Т. о., тело и душа (разум) в самом деле превращаются в «единое». Разум определяется как форма существования материи (или как явление материалистического порядка).

В области психологии эта позиция отдает центральное место в понимании и объяснении поведения нейронауке. В отличие от монистов дуалисты, пытаясь понять и объяснить поведение, стремятся — тем или иным способом — связать активность нематериальной души и материального тела. На протяжении всей истории науки доминировали две формы Д. Первая представлена интеракционистскими теориями, среди к-рых классической считается система взглядов Декарта. Попытки совр. дуалистов заменить его интерпретацию собственным толкованием, основанным на достижениях нейронауки, нельзя назвать успешными. Формой дуализма, сумевшей обойти трудности, возникающие при объяснении взаимодействия души и тела, является психофизический параллелизм. Душа (разум) и тело рассматриваются как действующие согласованно, так что события, отражающиеся на одной из этих сущностей, отражаются и на другой. Поэтому знание об одной из них снабжает нас информ. и о другой.

Концепция изоморфизма психич. активности и мозговых функций, так же как и применение понятий топологии и теории поля в гештальт-психологии, представляют собой обновленную версию психофизического параллелизма в совр. научном мышлении. Принципиальное значение дуалистических позиций для психологии заключается в том, что если душа признается сущностью, совершенно не зависимой от материального тела, законы, которым подчиняется материальный мир, перестают ограничивать концептуализацию ее активности. Появляется возможность признания и поиска уникальных законов, справедливых только для психич. активности. Американская психология традиционно была крайне монистична еще с той поры, когда она находилась под сильным влиянием бихевиоризма Уотсона. М. превалирует в ней и сейчас. Однако рост популярности экзистенциализма, гуманизма и других «субъектно-ориентированных» филос. течений, и влияние этих течений на образ мыслей психологов, в особенности психотерапевтов, способствовали пробуждению интереса к проблемам, решение к-рых, как подсказывает логика, требует дуалистического подхода. См. также Вопрос об отношении души и тела М. Ройдер

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

3. Философско-психологическая система Р. Декарта. История психологии: конспект лекций

3. Философско-психологическая система Р. Декарта

Сподвижником Бэкона в борьбе с богословием и средневековой схоластикой, в стремлении разработать новую методологию, которая способствовала бы преодолению предрассудков, явился крупнейший мыслитель Нового времени Р. Декарт (1596–1650).

Для Декарта опыт не является источником достоверного знания, таковым является сила разума. Принижая значение опытного познания в постижении истины, Декарт, тем не менее, не отрицал полностью его роли. Методологические принципы познания, изложенные Декартом первоначально в «Правилах для руководства ума» (1628–1629), затем в метафизических «Рассуждениях о методе» (1637), «Началах философии» (1644), «Размышлениях о первой философии» (1641), выступили в качестве введения ко всей системе философско-психологических взглядов, представленных в систематическом и завершенном виде в трактате «Страсти души» (1649).

Составной частью учения Декарта о протяженной телесной субстанции являются вопросы физики и физиологии, строения и деятельности животных и человека. В области естественных наук Декарта интересовали не только проблемы механики, физики, оптики, геометрии, но также вопросы эмбриологии, анатомии и физиологии животных, психофизиологии. Им была высказана идея о повторении в индивидуальной жизни особи этапов развития животного мира, которая в XIX в. была отражена в биогенетическом законе – «онтогенез есть краткое повторение филогенеза». Декартом была поддержана предложенная Гарвеем новая схема кровообращения, по аналогии с которой он попытался рассмотреть работу нервной системы животных и человека. Это позволило ему заложить идею, дать первое описание схемы безусловного рефлекса и сформулировать принцип детерминизма, который был распространен не только на область органических процессов, но и на широкий круг психических явлений. Ведущим и исходным тезисом в объяснении жизнедеятельности животных явилось положение о машинообразном характере их поведения. Это послужило основанием для переноса физико – механических принципов на все жизненные функции животного организма.

Принцип автоматизма распространялся Декартом и на действия человеческого тела. Такие телесные отправления, как пищеварение, сердцебиение, питание, рост, дыхание, а также ряд психофизиологических функций – ощущения, восприятия, страсти и аффекты, память и представления, внешние движения органов тела – все они происходят точно так, как работают часы или другие механизмы.

Декарта справедливо оценивают как открывателя экспериментальной психофизиологии и как первого физиологического психолога.

Такие психические акты, как ощущения, восприятие, память, представления, воображение, аффекты, относились Декартом к чисто телесным проявлениям и из сферы психического исключались. Воображение, представления, память, чувства и аффекты есть не более чем простые телесные движения, «непросветленные» мышлением, единственно составляющим суть духовной субстанции. Психическим Декарт считал только то, что пронизывается разумом или осознается мыслящей субстанцией. Впервые в истории психологической мысли психическое стало ограничиваться сферой только сознаваемых явлений. Психическое стало сводиться к самосознанию. Этой концепции суждено было стать ведущей точкой зрения, получившей широкое распространение в Европе и определившей формирование многих философско-психологических систем двух последующих столетий.

Начиная с Декарта, психология перестала существовать как наука о душе, а стала выступать как наука о сознании. А с точки зрения метода познания определение психического как непосредственно переживаемого и осознаваемого означало то, что явления сознания доступны только самому субъекту и способ их обнаружения может быть только один – самонаблюдение, интроспекция. Признание Декартом существования двух различных независимых субстанций определило и различие методов их познания: экспериментальный метод для анализа механики тела, интроспекция – для познания души. Сознание не нашло у Декарта своего выражения и проявления в деятельности, через которую оно могло бы быть изучено экспериментально.

Учение Декарта о двух субстанциях, сведение психического к самосознанию вели к значительным противоречиям и затруднениям в решении ряда других принципиальных вопросов. Один из них касался наличия психики у животных. Животные лишены духовной мыслящей субстанции, и именно этим Бог отличил их от человека. В результате разведения психического и телесного Декарт вынужден был оборвать связь и между психикой животных и человека.

Признав, что машина тела и занятое собственными мыслями (идеями) и хотениями сознание – это две независимые друг от друга сущности, Декарт столкнулся с необходимостью объяснить, как же они сосуществуют в целостном человеке. Решение, которое он предложил, было названо психофизическим взаимодействием. Тело влияет на душу, пробуждая в ней «страдательные состояния» (страсти) в виде чувственных восприятий, эмоций и т. п. Душа, обладая мышлением и волей, воздействует на тело, понуждая эту «машину» работать и изменять свой ход. Декарт искал в организме орган, где бы эти две несовместимые субстанции все же могли общаться. Он предложил считать таким органом одну из желез внутренней секреции – «шишковидную» (эпифиз). Это эмпирическое открытие никто всерьез не принял. Однако теоретический вопрос о взаимодействии души и тела в его постановке поглотил на столетия интеллектуальную энергию множества умов.

Понимание предмета психологии зависит от направляющих исследовательский ум таких объяснительных принципов, как причинность (детерминизм), системность и развитие. Все они в Новое время претерпели коренные изменения. В этом решающую роль сыграло внедрение в психологическое мышление образа конструкции, созданной руками человека, – машины.

Она является, во-первых, системным устройством, во-вторых, работает неотвратимо по заложенной в ней жесткой схеме, в-третьих, эффект ее работы – это конечное звено цепи, компоненты которой сменяют друг друга с железной последовательностью.

Создание искусственных объектов, внедряло в теоретическое мышление особую форму детерминизма – механическую (по типу автомата) схему причинности, или механодетерминизм.

Освобождение живого тела от души было поворотным событием в научных поисках реальных причин всего, что совершается в живых системах, в том числе возникающих в них психических аффектов (ощущений, восприятий, эмоций). Но с этим у Декарта был сопряжен другой поворот: не только тело освобождалось от души, но и душа (психика) в ее высших проявлениях освобождалась от тела. Тело может только двигаться, душа – только мыслить.

Принцип работы тела – рефлекс. Принцип работы души – рефлексия. В первом случае мозг отражает внешние толчки. Во втором – сознание отражает собственные мысли, идеи, ощущения. Декартом была создана новая форма дуализма. Оба члена отношения – и тело, и душа – приобрели содержание, неведомое прежним эпохам.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Биология для студентов — 18. Биологические взгляды Декарта, методологические особенности, приведшие его к ним

Р. Декарт воспринимал природу как некий механизм, законы которого можно постичь лишь разумом. Декарт полагал, что если окружающая человека природа (мировая материя) подчинена универсальным законам механики, то человек — не только материальная, но и мыслящая, духовная субстанция, производная от Бога. При воспитании, следовательно, нужно учитывать подобный дуализм человеческой сущности. До Рене Декарта никто не решался отождествить природу с протяженностью, т.е. с количеством. Представление о природе как величественном часовом механизме, заводится Божьим первотолчком у Рене Декарта окончательно оформляется в философскую картину мира, которая получила название картезианской (латинское имя Декарта — Картезиус), составляла основу философии и естествознания вплоть до начала XIX в. Картезиус впервые во Франции написал свое основное произведение «Рассуждения о методе» не на латинском, как тогда принято, а на французском языке.

Рене Декарт был основоположником совершенно нового учения о человеке. Он ориентировался на модель организма как механически работающей системы. Тем самым, живое тело, которое во всей прежней истории знаний рассматривалось как одушевленное, т. е. одаренное и управляемое душой, освобождалось от ее влияния и вмешательства. Отныне различие между неорганическими и органическими телами объяснялось по критерию отнесенности последних к объектам, действующим по типу простых технических устройств. В век, когда эти устройства со все большей определенностью утверждались в общественном производстве, далекая от производства научная мысль объясняла по их образу и подобию функции организма. Первым большим достижением в этом плане стало открытие Уильямом Гарвеем (1578—1657) кровообращения: сердце предстало своего рода помпой, перекачивающей жидкость. Участия души в этом не требовалось.

Второе достижение принадлежало Декарту. Он ввел понятие рефлекса (сам термин появился позже), ставшее фундаментальным для физиологии и психологии.
Если Гарвей устранил душу из круга регуляторов внутренних органов, то Декарт отважился покончить с ней на уровне внешней, обращенной к окружающей среде работы всего организма. Три столетия спустя И. П. Павлов, следуя этой стратегии, распорядился поставить бюст Декарта у дверей своей лаборатории.

Достоверное знание об устройстве нервной системы и ее функциях было в те времена ничтожно. Декарту эта система виделась в форме “трубок”, по которым проносятся легкие воздухообразные частицы (он называл их “животными духами”). По декартовой схеме внешний импульс приводит эти “духи” в движение и заносит в мозг, откуда они автоматически отражаются к мышцам. Когда горячий предмет обжигает руку, это побуждает человека ее отдернуть: происходит реакция, подобная отражению светового луча от поверхности. Термин “рефлекс” и означал отражение. Реакция мышц — неотъемлемый компонент поведения. Поэтому декартова схема, несмотря на ее умозрительный характер, стала великим открытием в психологии. Она объяснила рефлекторную природу поведения без обращения к душе, как движущей телом силе. Декарт надеялся, что со временем не только простые движения (такие, как защитная реакция руки на огонь или зрачка на свет), но и самые сложные удастся объяснить открытой им физиологической механикой. Такую перестройку поведения Декарт предусмотрел в своей схеме устройства телесного механизма, который, в отличие от обычных автоматов, выступил как обучающаяся система. Она действует по своим законам и “механическим” причинам; их знание позволяет людям властвовать над собой. Не усилие духа, а перестройка тела на основе строго причинных законов его механики обеспечит человеку власть над собственной природой, подобно тому как эти законы могут сделать его властелином природы внешней. Одно из важных для психологии сочинений Декарта называлось “Страсти души”. Под “страстями” подразумевались не сильные и длительные чувства, а “страдательные состояния души” — все, что она испытывает, когда мозг сотрясают “животные духи” (прообраз нервных импульсов), которые приносятся туда по нервным “трубкам”. Иначе говоря, не только мышечные реакции (рефлексы), но и различные психические состояния производятся телом, а не душой. Веками, до Декарта, вся деятельность по восприятию и обработке психического “материала” считалась производимой душой, особым агентом, черпающим свою энергию за пределами вещного, земного мира. Декарт доказывал, что телесное устройство и без нее способно успешно справляться с этой задачей. Душе предназначено иметь самое прямое и достоверное, какое только может быть, знание субъекта о собственных актах и состояниях, невидимых более никому; она определяется единственным признаком — непосредственной осознаваемостью собственных проявлений, которые, в отличие от явлений природы, лишены протяженности. Это был существенный поворот в понимании души, открывший новую главу в истории построения предмета психологии. Отныне этим предметом становится сознание. Сознание, по Декарту, является началом всех начал в философии и науке. Следует сомневаться во всем— естественном и сверхъестественном. Однако никакой скептик не устоит перед суждением: “Я мыслю”. А из этого неумолимо следует, что существует и носитель этого суждения — мыслящий субъект. Отсюда знаменитый декартов афоризм “Cogito, ergo sum” (“Мыслю -— следовательно существую”). Поскольку же мышление—единственный атрибут души, она мыслит всегда, всегда знает о своем психическом содержании, зримом изнутри; бессознательной психики не существует. Освобождение живого тела от души было поворотным событием в научных поисках реальных причин всего, что совершается в живых системах, в том числе возникающих в них психических эффектов (ощущений, восприятии, эмоций). При этом у Декарта не только тело освобождалось от души, но и душа (психика) в ее высших проявлениях становилась свободной от тела. Тело может только двигаться” душа только мыслить. Принцип работы тела—рефлекс. Принцип работы души—рефлексия (от лат. “обращение назад”). В первом случае мозг отражает внешние толчки; во втором—сознание отражает собственные мысли, идеи. Попытки опровергнуть дуализм Декарта предприняла когорта великих мыслителей ХVII века. Их поиски были направлены на то, чтобы утвердить единство мироздания, покончить с разрывом телесного и духовного, природы и сознания.

Рене Декарт, Картезий

Рене Декарт

IGDA/G. Dagli Orti
РЕНЕ ДЕКАРТ

«Для разыскания истины необходимо
раз в жизни, насколько это возможно,
поставить всё под сомнение»

Декарт (Descartes) Рене (латинизированное — Картезий; Cartesius) (1596-1650), французский философ, математик, физик и физиолог. С 1629 в Нидерландах. Заложил основы аналитической геометрии, дал понятия переменной величины и функции, ввел многие алгебраические обозначения. Высказал закон сохранения количества движения, дал понятие импульса силы. Автор теории, объясняющей образование и движение небесных тел вихревым движением частиц материи (вихри Декарта). Ввел представление о рефлексе (дуга Декарта). В основе философии Декарта — дуализм души и тела, «мыслящей» и «протяженной» субстанции. Материю отождествлял с протяжением (или пространством), движение сводил к перемещению тел. Общая причина движения, по Декарту, — Бог, который сотворил материю, движение и покой. Человек — связь безжизненного телесного механизма с душой, обладающей мышлением и волей. Безусловное основоположение всего знания, по Декарту, — непосредственная достоверность сознания («мыслю, следовательно, существую»). Существование Бога рассматривал как источник объективной значимости человеческого мышления. В учении о познании Декарт — родоначальник рационализма и сторонник учения о врожденных идеях. Основные сочинения: «Геометрия» (1637), «Рассуждение о методе…» (1637), «Начала философии» (1644).

Другие биографические материалы:

Подопригора С.Я., Подопригора А.С. Французский ученый и философ (Философский словарь / авт.-сост. С. Я. Подопригора, А. С. Подопригора. — Изд. 2-е, стер. — Ростов н/Д : Феникс, 2013).

Фролов И.Т. Философ, математик, физик, физиолог (Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова. М., 1991).

Кириленко Г.Г., Шевцов Е.В. Философ-рационалист (Кириленко Г.Г., Шевцов Е.В. Краткий философский словарь. М. 2010).

Блинников Л.В. Основоположник современной западной философии (Блинников Л.В. Краткий словарь философских персоналий. М., 2002).

Кондаков И.М. Механические воздействия, передаваемые по нервам посредством «животных духов», достигают души (Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. // И.М. Кондаков. – 2-е изд. доп. и перераб. – СПб., 2007).

Алексеева Е.А., Тузова Т.М. Автор многих открытий в математике и естествознании (Новейший философский словарь. Сост. Грицанов А.А. Минск, 1998).

Гайденко П.П. Один из родоначальников «новой философии» и новой науки, выступившей с требованием пересмотра всей прошлой традиции (Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983).

Гайденко П.П. Представитель классического рационализма (Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010).

Кротов А. А. Декарт в России (Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014).

Баландин Р.К. Он был не только философом, но и выдающимся ученым (Баландин Р.К. Сто великих гениев / Р.К. Баландин. — М.: Вече, 2012).

Асмус В. Ф. С марксистской точки зрения.

Впервые ввёл понятия переменной величины и функции (Большая советская энциклопедия. В 30 т. Гл. ред. А.М. Прохоров. Изд. 3-е. Т. 8. Дебитор – Евкалипт. – М., Советская энциклопедия. – 1972).

Философия Декарта (Всемирная история. Том IV. М., 1958).

Более других ответственный за идеи и методы, отделяющие эпоху Нового времени от Cредневековья (Энциклопедия «Мир вокруг нас»).

Принадлежал к незнатному чиновному дворянству.

Далее читайте:

Декарт. Метафизические размышления (Статья В.В. Бибихина о философском манифесте Декарта).

Декарт. Начала философии (Статья В.В. Бибихина о работе Декарта).

Декарт. Рассуждение о методе (Статья Н.В. Мотрошиловой о сочинении Р. Декарта).

Декарт. Страсти души (Статья Е.В. Ознобкиной о последнем из произведений Декарта).

Философы, любители мудрости (биографический указатель).

Исторические лица Франции (биографический указатель).

М.Ф. Пахомкина. Философия. Задачи, упражнения, тесты, творческие задания: учебно-практическое пособие / М.Ф. Пахомкина. – Хабаровск: Изд-во Хабар. гос. техн. ун-та. 2005.

Сочинения:

Oeuvres, publiees par Ch. Adam el P. Tannery, v. 1 —12, suppl. P., 1897-1913;

Correspondence, publ. par Ch. Adam et G. Mithaud, v. 1-6, P.,1936 -56; в рус. пер.-Соч., т. 1, Казань, 1914;

Избр. произв., [М.], 1950;

Геометрия, с прил. избр. работ П. Ферма и переписки Декарта, М.- Л., 1938.

Космогония. Два трактата. М,— Л., 1934;

Рассуждения о методе. М., 1953; Соч. в 2 т. М., 1989—94.

Литература:

Вилейтнер Г., История математики от Декарта до середины 19 столетия, пер. с нем.. 2 изд., М., 1966;

Любимов Н. А., Философия Декарта, СПБ, 1886;

Фулье А., Декарт, пер. с франц., М., 1895;

Фишер К., История новой философии, т. 1 — Декарт, его жизнь, сочинения и учение, пер. [с нем.], СПБ, 1906;

Спиноза Б., Принципы философии Декарта, М., 1926;

Быховский Б. Э., Философия Декарта, М.- Л., 1940;

Асмус В. Ф. Декарт М., 1956;

Айтон Э. Дж. Картезианская теория тяжести. — В кн. У истоков классической науки. М., 1968;

Мамардашвилли М. К. Встреча с Декартом. М., 1996;

Коук A. Descartes und die Scholastik. Bonn, 1923.

Cassirer E. Descartes. P., 1944;

Descartes. 1596—1650, introd. et choix par J.-P. Sartre. P.—Gen., 1946;

Serrurier C. Descartes 1’homme et le pernseur. P., 1951;

Cueroult M. Descartes selon I’ordre des raisons, t. 1—2. P., 1953;

Rodis-Lewis G. La morale de Descartes. P., 1957;

Lefevre R. La structure du cartesianisme. Lille, 1978;

Bader E. Die Ursprunge der Transzen- dentalphilosophie bei Descartes, Bd 1. Bonn, 1979;

Descartes: Philosophy, mathematics and physics, ed. by S. Gaukroger. Brigton (Sussex) -Totova (N. J.), 1980;

Talmor E. Descartes and Hume. Oxf,-[a. o.], 1980;

Drozdowicz Z. Kartezjusz a wspolczesnosc. Poznan, 1980;

Markie P. J. Descartes’ Gambit. Ithaca-L., 1986;

Watson R. A. The Breakdown of the Cartesian Methaphysics. Atlantic Highlands, 1987;

Kopper J. Kurze Betrachtung der Entwicklung des europaischen Denkens von Descartes bis Kant. Fr./M.—Wien, 1997.

L а р о r t e J., Le rationalisme de Descartes, P., 1945;

LefevreR., La vocation de Descartes, pt. 1, P., 1956;

A 1 q u i ё F., Descartes, P., 1963;

Sebba G., Bibliografia cartesiana, The Hague, 1964.

См. также лит. к ст. Картезианство.

 

Декартовский дуализм разума и тела в развитии психологической мысли

Резюме

Немногие практикующие или исследователи в области психологии сочли бы французского философа 17-го века Рене Декарта основоположником своей дисциплины. Тем не менее, трудно понять, как психология могла бы стать самостоятельной дисциплиной без вклада Декарта. Теоретический и экспериментальный вклад Декарта в наше понимание рациональности, сознания, ощущений, чувств, внимания, психологической саморегуляции и произвольных действий, да и сама концепция разума, лежащая в основе его философии, сыграли решающую роль в эволюции. психологии с момента ее возникновения как особой науки в XIX веке.Эти вклады, как правило, затмеваются неприятными аспектами его дуализма разума и тела и его отрицанием животного сознания, доктрин, за которые он был и до сих пор широко осуждается. Однако обе доктрины имеют отношение к пониманию того, как с самого начала были сформулированы предмет и объем психологического исследования, поскольку в основе картезианской концепции разума лежит не один дуализм, а два: дуализм разума и тела и дуализм жизни и разума. . С точки зрения Декарта, разум нельзя было строить теоретически, не понимая его, по крайней мере, до некоторой степени независимо от физиологических процессов человеческого тела, с одной стороны, и жизненных функций биологических организмов, с другой.Таким образом, наследие Декарта в отношении психологии как дисциплины двоякое. Он создал концептуальное пространство, в котором концепция разума возникла как самостоятельная пороговая концепция, отличная от концепции материи, определявшей механику, и разграничила те уникальные человеческие способности, которые позволили психологии отличаться от недавно появившейся эволюционной биологии. XIX века, хотя с тех пор он будет более тесно связан с биологией, чем с физикой. Без дуализма разума и тела, жизни и разума трудно представить себе, как могла возникнуть психология как особая наука, отличная от анатомии и наук о жизни, и этим дисциплина психология в значительной степени обязана господину Декарту.

Что такое психология дуализма? | Betterhelp

Обновлено 3 декабря 2020 г.

Медицинское освидетельствование: Avia James

Источник: rawpixel.com

Психология дуализма является предметом горячих споров в течение многих лет, причем философы, биологи, психологи и другие ученые обсуждают этот вопрос. Вся дискуссия вращается вокруг вопроса о том, являются ли разум и мозг двумя разными вещами или одним и тем же.

Наиболее распространенное определение дуализма в психологии — это точка зрения, согласно которой разум и мозг — это две разные вещи. В дуализме мозг рассматривается только как физический объект, в то время как разум рассматривается как нечто, выходящее за рамки строго физического.

Что такое дуализм разума и тела в психологии?

Психология дуализма разума и тела — это более описательный термин для обозначения дуализма в психологии. Эта фраза относится к идее о том, что разум и тело — две разные вещи, которые можно разделить.Чтобы лучше понять эту концепцию, полезно с самого начала узнать, что на самом деле означают понятия «разум» и «тело».

Что такое разум?

Ум включает в себя все, что есть в вашем сознании. Он включает мысли, рассуждения, суждения и эмоции. Когда вы что-то переживаете, ваш разум обрабатывает новую информацию, что в конечном итоге помогает вам делать выводы. В центре вашего сознания находится ваше эго или ваше субъективное представление о себе.

Что такое мозг?

Мозг — это физический биологический объект. Это часть вашего тела, независимо от того, в сознании вы или нет. Это масса мягкой нервной ткани внутри черепа. Хотя наука доказала, что мыслительные процессы в мозге координируются, дебаты о дуализме / монизме ставят под вопрос, существует ли на самом деле разум, который отделен от физических результатов мозга.

Монизм против. Психология дуализма

В некотором смысле, монизм vs.Дебаты по психологии дуализма продолжаются с тех пор, как Аристотель и Платон разошлись во мнениях о том, продолжала ли душа существовать после смерти физического тела. С тех пор, как Рене Декарт написал об отношениях разума и тела в 1600-х годах, центр дебатов сместился в сторону дуализма при жизни. Благодаря такому количеству философов и ученых, которые интересовались этим предметом, развилось несколько различных типов дуализма и монизма.

Типы монизма

Есть два основных типа монизма.Первый — материализм. С материалистической точки зрения, ничего не существует, если только это не часть материального, физического мира. С материалистической точки зрения мозг существует, а разум — это просто набор процессов, происходящих в нервной системе.

Источник: pixabay.com

Второй тип монизма — субъективный идеализм, также называемый феноменализмом. Субъективный идеализм противоположен материализму. Вместо того чтобы говорить, что существует только физический мир, он говорит, что единственное, что действительно существует, — это восприятие разума.

Идея о том, что восприятие формирует физическую реальность, была проверена во многих исследованиях. В одном исследовании люди с рассеянным склерозом, находящиеся в депрессивном состоянии, вели себя так, как будто их инвалидность была больше, чем было показано в тестах.

Типы дуализма

Различные типы дуализма в дебатах о разуме и теле признают как физический объект, то есть мозг, так и ментальные процессы, составляющие разум, как две разные сущности. Однако разные типы дуализма предлагают разные точки зрения.

Первый — субстанциальный дуализм. Эта точка зрения предполагает, что разум и физический мир фундаментально различны. Рене Декарт был сущностным дуалистом. По мнению Декарта, разум может существовать без тела. Тело могло существовать без разума, но не могло думать.

Для Декарта разум и тело были отдельными сущностями, но они были связаны через шишковидную железу, эндокринную железу, расположенную глубоко в центре мозга. Хотя шишковидная железа существует и выполняет несколько идентифицированных функций, идея о том, что она соединяет разум и тело, все еще сомнительна.

Второй тип дуализма — дуализм предикатов. Эта точка зрения основана на языке, который используется для описания явлений. В нем говорится, что описания мира не могут быть сведены к физическим формулам. Например, нет простой формулы, описывающей шторм в физических терминах так же, как обычные слова: торнадо, гроза или ураган.

Другой тип — дуализм свойств. Дуализм свойств предполагает, что качество сознания — это больше, чем описание состояний мозга.Много десятилетий назад дуализм свойств обычно использовался для объяснения разницы между биологической реальностью жизни и жизненной силой, которая зародила жизнь и позволила ей продолжаться. Однако в последние годы этот термин все чаще используется для различения физических явлений, таких как состояния и поведение мозга, и психических явлений, таких как мысли и эмоции.

Вопросы в монизме V s. Дебаты о дуализме

Споры о том, одинаковы ли разум и тело, поднимают несколько связанных вопросов.Если бы на все эти вопросы можно было дать исчерпывающий ответ, спор, вероятно, был бы исчерпан. Поскольку исследования по многим предметам и условиям продолжаются, на эти вопросы, возможно, будет дан окончательный ответ.

Отличаются ли психические явления от чувственных?

Органы чувств, включая глаза, уши, нос, вкусовые рецепторы и кожу, несут информацию и обогащают опыт. Эти ощущения могут вызывать множество разных мыслей. Если вы чувствуете запах печенья с шоколадной крошкой и думаете о доброте своей матери, это просто физическая реакция на запах? Или есть мысль, которая является чем-то большим, чем просто физиологическая реакция?

Контролирует ли разум тело или тело контролирует разум?

Если вы считаете, что дуализм — правильная точка зрения, вы сталкиваетесь с вопросом, контролирует ли разум или тело.Было предложено три основных ответа. Интерактивная точка зрения состоит в том, что разум влияет на тело, а тело также влияет на разум.

Источник: rawpixel.com

Второй взгляд называется эпифеноменализмом. Эта теория утверждает, что физические стимулы или события вызывают психические явления. Однако психические события совершенно не влияют на физическое. Для большинства людей такая точка зрения не имеет смысла. В конце концов, когда вы чувствуете грусть, ваше тело реагирует на эту грусть, и вы обнаруживаете, что плачете.Когда вы видите, что на пешеходном переходе к вам приближается машина, вы удаляетесь так быстро, как только можете. В каждом случае мысли и эмоции вашего разума оказывают физическое воздействие.

Третья точка зрения — параллелизм. Согласно этой дуалистической точке зрения, разум и тело существуют, но никак не связаны.

Знать то же, что испытывать?

Вы можете собирать факты и данные, пока не получите очень четкое представление о том, что это такое. Если фактическое знание — это то же самое, что испытать что-то, вам нечего узнать.Тем не менее, тот, кто всю жизнь изучал любовь, может иметь совсем другое понимание, если влюбится в первый раз.

Они могут знать все подробности того, как любовь влияет на тело и разум, но пока они не испытают это на себе, они не знают, каково это быть влюбленными. Возможно, они и раньше знали физические факты, но теперь у них другое понимание качества влюбленности.

Все ли объясняет наблюдение?

Если они не проводят мысленный эксперимент, ученые обычно изучают наблюдаемое поведение.Монизм предполагает, что все психические процессы являются частью физического мира. Если так, то все они должны быть заметны на каком-то уровне. Идея о том, что мысли можно наблюдать, была диковинной идеей много лет назад, но она набирает доверие.

В чем разница между зомби и сознательным существом?

Одним из распространенных аргументов в пользу дуализма в психологии является аргумент зомби. Вот как это происходит. Вы представляете себя зомби. У вас вообще нет сознательных мыслей или переживаний.Тем не менее, ваше тело все еще существует и может выполнять основные функции. Аргумент гласит, что если вы можете вообразить состояние, в котором вообще нет сознания, в то время как тело продолжает функционировать, сознание (или ум) должно быть отделено от чисто физического.

Можно ли свести мысли к физике?

Хотя становится все яснее, что можно наблюдать по крайней мере многие, если не всю умственную деятельность, все же остается вопрос, может ли мысль быть чем-то большим, чем наблюдаемое физическое явление.Физика может описать любой физический объект или событие. Еще предстоит определить, может ли физика объяснить, как возникают мысли и что с ними делают люди.

Идентичен ли физически идентичный близнец и психологически?

На самом деле, даже однояйцевые близнецы не идентичны. Их окружение меняет их с того момента, как они находятся в утробе матери. А что, если бы однояйцевые близнецы были психологически идентичны? Будут ли они разделять одну и ту же умственную деятельность? Если бы этот вопрос можно было проверить, он потенциально мог бы помочь ученым понять взаимосвязь между разумом и телом.

Почему повреждение мозга может вызвать психические изменения?

Некоторые теоретики предполагают, что тот факт, что повреждение мозга часто приводит к той или иной форме психических изменений, доказывает, что разум — это то же самое, что и мозг. Это правда? Возможно. Или, может быть, физический мозг больше не может взаимодействовать с нефизическим разумом так, как это было до повреждения.

А как насчет свободы выбора?

Если вы считаете, что ваш разум — это то же самое, что и ваш мозг, это может предполагать, что все, что с вами происходит, вызывает определенную реакцию.У вас не было бы выбора, потому что каждое поведение просто происходило бы автоматически. Однако, если ваш разум отличается от тела, как видят его дуалисты, вы можете подумать о том, что произошло, использовать свое моральное суждение и выбрать между несколькими альтернативами.

Какие школы психологии принимают и не допускают психологию дуализма?

Некоторые школы психологии придерживаются взгляда на разум как на не что иное, как физические события, происходящие в мозгу. Другие школы мысли рассматривают разум и мозг как отдельные сущности, физические и нефизические.

Бихевиоризм — монизм

Бихевиоризм основан на представлении монизма о том, что поведение коренится в биологии мозга. Самые известные ранние бихевиористские эксперименты были проведены Павловым. Павлову удавалось вызывать слюноотделение у собак, создавая связь между звонком в колокольчик и поступлением еды. Даже когда еда не приносила, у собак выделялось слюноотделение, как если бы она была. Для бихевиориста не существует такого понятия, как ум. Есть только тело, включая мозг, и поведение, которое они производят.

Эволюционная психология — монизм

Эволюционная психология рассматривает психологические события с точки зрения того, как они способствуют выживанию человека и вида. Если умственная деятельность постоянно помогает кому-то или его племени выжить, эта умственная деятельность в конечном итоге закодируется в генах и передается последующим поколениям.

Источник: pixabay.com

Гуманизм — Монизм

Гуманизм сильно изменился с момента своего появления.Однако основная идея гуманизма состоит в том, что все является частью непрерывного процесса природы. Он признает реалии, открытые в результате научных исследований. К ним относятся биология, физика и нейробиология. Таким образом, гуманизм принял идею о том, что разум и мозг едины.

Когнитивная психология — дуализм

Когнитивная психология занимается психическими процессами, такими как восприятие, память, мышление и обучение. В последнее время когнитивная психология подверглась критике за то, что, несмотря на множество доказательств обратного, она придерживается дуалистического взгляда на разум и тело.

Почему люди предпочитают дуалистическую психологию?

Некоторые ученые предполагают, что причина, по которой люди предпочитают верить в то, что разум и тело отличаются друг от друга, заключается просто в самосохранении. Идея дуализма лежит в основе мифов, легенд и религий. Возможно, эти типы мыслей и историй необходимы для выживания человека, потому что они поддерживают мотивацию людей и делают все возможное, чтобы выжить и процветать.

Являются ли проблемы психического здоровья физическими или психологическими?

Итак, каковы практические последствия монизма и дуализма для психического здоровья? Независимо от того, как вы смотрите на дискуссию, есть два разных типа лечения, которым вы можете следовать, если у вас есть проблемы с психическим здоровьем.

Во-первых, вы можете работать над улучшением своего физического состояния. Сделать это можно несколькими способами:

  • Высыпайтесь
  • Ешьте здоровую пищу
  • Упражнение
  • Избегайте наркотиков и алкоголя
  • Принимайте прописанные лекарства для улучшения химического состава мозга

Во-вторых, вы можете работать над своим поведением с помощью психотерапии. Для строгого сторонника монизма бихевиоральная терапия имеет наибольший смысл. Когнитивно-поведенческая терапия может помочь вам изменить свое поведение, начиная с психических процессов, независимо от того, являются они частью вашего мозга или нет.

Если вы не смогли самостоятельно преодолеть проблемы с психическим здоровьем, терапевт может помочь вам работать над их преодолением, обучая вас новым способам совладания, поведения или понимания себя, своих проблем и окружающего мира.

Источник: pixabay.com

В области психологии была проделана большая работа по психосоматическим расстройствам. Термин «психосоматика» относится как к телу, так и к разуму. Ряд физических симптомов может быть вызван проблемами психического здоровья.Например, тревога может спровоцировать псориаз, сердечные заболевания, высокое кровяное давление или экзему.

В этих случаях психологическое консультирование с использованием таких методов, как когнитивно-поведенческая терапия, показало высокие показатели успеха. Более того, КПТ становится все более доступной с появлением онлайн-консультирования. Обзор научной литературы, опубликованный в 2017 году, показал, что дистанционно управляемая КПТ не только эффективна, но и гораздо более доступна, чем традиционная терапия.Также доступно множество онлайн-ресурсов, которые помогут вам больше узнать о дуализме — например, статья из Стэнфордской энциклопедии философии.

Если вы считаете, что испытываете психосоматические симптомы, вызванные тревогой, или живете с другими разобщениями между разумом и телом, онлайн-терапия может помочь. Благодаря дистанционной консультации от BetterHelp вы можете удобно получить доступ к лицензированным профессионалам, не выходя из собственного дома. Если вы имеете дело с психосоматическим симптомом, другой проблемой, связанной с дуализмом, или другими психологическими проблемами, они смогут вам помочь.Прочтите, что другие говорят о своем опыте ниже.

«Мензо — добрый, внимательный человек. Он — удивительное (освежающее) сочетание хорошего слушателя и прямого ответа на вопросы. Я ценил его проницательность в моем сознании, и я не делал никаких ударов, когда он видит область нездоровья или слабости, которую я не вижу. Я искренне рекомендую ему принести в вашу жизнь и разум мудрость, равновесие и здоровье ».

https://www.betterhelp.com/menzo-faassen/

«Али потрясающий. Она помогла мне понять глубину роста, которую может принести утешение.Она отличный слушатель и отлично помогает вести вас к открытиям и саморазвитию, не указывая на них явно. Она также дает мне занятия и литературу, чтобы помочь мне в дальнейшем размышлении в перерывах между сессиями. Сосредоточьтесь на связи между разумом, телом и духом. Абсолютно рекомендую ее! »

Вы можете поговорить с лицензированным консультантом на сайте BetterHelp.com, чтобы получить помощь в решении многих различных типов психических проблем. В конце концов, самое главное не в том, отличаются ли ваш разум и тело, а в том, что вы можете сделать, чтобы улучшить свое психическое состояние.

дуализм разума и тела | Определение, теории и факты

Дуализм разума и тела , в его первоначальной и наиболее радикальной формулировке, философский взгляд на то, что разум и тело (или материя) являются фундаментально различными видами субстанций или природы. Эта версия, которую теперь часто называют субстанциальным дуализмом, подразумевает, что разум и тело не только различаются по значению, но относятся к разным типам сущностей. Таким образом, дуалист разум-тело (субстанция) будет противостоять любой теории, которая отождествляет разум с мозгом, рассматриваемым как физический механизм.

Подробнее по этой теме

Картезианство: декартова система

Картезианцы приняли онтологический дуализм двух конечных субстанций, разума (духа или души) и материи. Сущность ума застенчива …

Далее следует краткое рассмотрение дуализма разума и тела. Для более полного обсуждения, см. Философия разума: дуализм; и метафизика: разум и тело.

Современная проблема отношения разума к телу восходит к мысли французского философа и математика 17-го века Рене Декарта, который дал дуализму его классическую формулировку. Исходя из своего знаменитого изречения cogito, ergo sum (латинское: «Я думаю, следовательно, я существую»), Декарт разработал теорию разума как нематериальной, нерасширенной субстанции, которая участвует в различных действиях или претерпевает различные состояния, такие как рациональное мышление, воображение, чувство (ощущение) и желание.Материя или протяженная субстанция механистически подчиняется законам физики, за важным исключением человеческого тела, на которое, как считал Декарт, причинно влияет человеческий разум и которое причинно вызывает определенные психические события. Например, желание поднять руку вызывает ее подъем, тогда как удар молотка по пальцу заставляет разум чувствовать боль. Эта часть дуалистической теории Декарта, известная как интеракционизм, поднимает одну из главных проблем, с которыми сталкиваются Декарт и его последователи: вопрос о том, как возможно это причинное взаимодействие.

Эта проблема породила другие разновидности субстанциального дуализма, такие как окказионализм и некоторые формы параллелизма, не требующие прямого причинного взаимодействия. Оккасионализм утверждает, что очевидные связи между умственными и физическими событиями являются результатом постоянного действия Бога. Параллелизм также отвергает причинное взаимодействие, но без постоянного божественного вмешательства. Готфрид Вильгельм Лейбниц, немецкий рационалист и математик 17-го века, рассматривал разум и тело как две идеально коррелированные серии, синхронизированные, как два часа, в их истоках Богом в заранее установленной гармонии.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Другой субстанциально-дуалистической теорией является эпифеноменализм, который согласуется с другими теориями в утверждении, что ментальные события и физические события различны. Однако эпифеноменалист считает, что единственными истинными причинами являются физические события с разумом как побочным продуктом. Психические события кажутся причинно-следственными, потому что определенные психические события происходят непосредственно перед определенными физическими событиями и потому, что люди не осведомлены о событиях в мозгу, которые действительно их вызывают.

Среди других трудностей, с которыми сталкивается субстанциальный дуализм, — неотъемлемая неясность в представлении о том, каким может быть ментальная субстанция — нематериальная, мыслящая «вещь». Такая критика заставила некоторых мыслителей отказаться от субстанциального дуализма в пользу различных монистических теорий, включая теорию тождества, согласно которой каждое психическое состояние или событие идентично некоторому физическому (то есть мозговому) состоянию или событию, и теорию двойственных аспектов. , также называемый нейтральным монизмом, согласно которому ментальные и физические состояния и события составляют различные аспекты или свойства единой основной субстанции, которая не является ни ментальной, ни физической.

Дуализм разума и тела — обзор

О связи между «ментальным» и «физическим» самоконтролем

Чтобы понять, какие силы управляют нашим поведением, дискуссии о разуме и теле было посвящено много философских и научных исследований. дуализм. Одна сторона этой дискуссии утверждает, что определенные психологические и эмоциональные переживания не могут быть полностью объяснены работой физиологических систем, тогда как другая сторона утверждает, что все психологические и эмоциональные переживания полностью связаны с лежащей в основе физиологией.Среди современных ученых наблюдается все возрастающая поддержка последней точки зрения, независимо от того, оценивается ли эта поддержка (1) непосредственно в опросах самооценки (Clark, 2010; Farah & Murphy, 2009; Larson & Witham, 1998; за несогласие). взглядов, см. Klein, 2012; Miller, 2010) или (2) косвенно через научные области, исследующие взаимозависимость между психологическими и физиологическими системами. Среди прочего, такие области, как когнитивная нейробиология (Cacioppo, Berntson, Ernst, & Ito, 2000; Lieberman, 2007; Ochsner & Lieberman, 2001), воплощенное познание (Carney, Cuddy, & Yap, 2010; Jostmann, Lakens, & Schubert, 2009; Niedenthal, Barsalou, Winkielman, Krauth-Gruber, & Ric, 2005; Strack, Martin, & Stepper, 1988), восприятие боли (DeWall et al., 2010; Эйзенбергер и Либерман, 2004, 2005; Эйзенбергер, Либерман и Уильямс, 2003 г .; Макдональд, Кингсбери и Шоу, 2005; Макдональд и Лири, 2005; Цена 2000 г .; Randles, Heine, & Santos, 2013) и начало утомляемости (Ackerman, 2011; Bray, Ginis, & Woodgate, 2011; Bray, Graham, Martin Ginis, & Hicks, 2012; Gailliot & Baumeister, 2007; Heatherton & Wagner, 2011). ; Inzlicht & Gutsell, 2007), все подчеркивают тот факт, что психологические процессы имеют физиологические субстраты, а физиологические результаты меняются психологическим опытом.

Хотя научная жизнеспособность дуализма разума и тела довольно ограничена (см. Также Gervais & Norenzayan, 2012; Larson & Witham, 1998), дуалистические взгляды, тем не менее, получают субъективную поддержку в широком диапазоне человеческих популяций. Действительно, психологи развития показали, что дети являются «прирожденными теистами», которые поддерживают множество разделений между разумом и телом (Bering & Bjorklund, 2004; Bloom, 2004; Gottfried, Gelman, & Schultz, 1999; Hood, Gjersoe, & Bloom, 2012; Джонсон, 1990; Келемен, 2004; Легар, Эванс, Розенгрен и Харрис, 2012).Кроме того, дуалистические системы верований сохраняются и во взрослой жизни, причем население варьируется от студентов университетов (Demertzi et al., 2009) до обычных граждан (Cohen, Burdett, Knight, & Barrett, 2011) и до межкультурных образцов (Legare et al. , 2012), все указывает на различные уровни поддержки фундаментального различия между психической и физической системами. Интересно, что эта поддержка наблюдается и среди современных научных сообществ, в различных дисциплинах (например, клинические психологи, Miresco & Kirmayer, 2006; врачи, Sharpe & Walker, 2012; Национальная академия наук, Larson & Witham, 1997), демонстрирующие убеждения. в соответствии с внутренним разделением между разумом и телом. 1

Если дуалистические убеждения широко поддерживаются среди населения, из этого следует, что метафизические восприятия (то есть, интерпретирует ли человек данное явление в физиологических или психологических терминах) должны играть решающую роль в когнитивных и поведенческих процессах. Множество исследований подтверждают это понятие, при этом определенные категории метафизического восприятия оказывают заметное влияние на важные субъективные и объективные результаты. Нейробиологические исследования показали, что различные области мозга активны при рассмотрении физических процессов, лежащих в основе поведения, или умственных процессов, мотивирующих поведение (Lieberman, 2007; Ochsner et al., 2004; Спант, Фальк и Либерман, 2010 г .; Van Overwalle & Baetens, 2009). Исследования нравственности показали, что сосредоточение внимания на физических или ментальных свойствах цели изменяет процессы внимания и атрибуции (Gray, Knobe, Sheskin, Bloom, & Barrett, 2011; см. Также Loughnan et al., 2010). Метанаучная работа предполагает, что физиологические объяснения данного результата воспринимаются как более правдоподобные и точные, чем эквивалентные психологические объяснения (Beck, 2010; Keehner, Mayberry, & Fischer, 2011; McCabe & Castel, 2008; но см. Hook & Farah, 2013). ).Наконец, социально-психологическая теория предполагает, что сосредоточение внимания на физических и психических свойствах стимула ведет к формированию различных когнитивных установок; установки, которые катализируют различные психологические и поведенческие результаты (Spunt et al., 2010; Trope & Liberman, 2010).

Учитывая роль, которую метафизические восприятия играют в других областях, наша лаборатория недавно начала рассматривать роль метафизических восприятий в области самоконтроля. Поскольку существует множество процессов самоконтроля, которые используют как умственную, так и физическую терминологию (например, энергия, усилие, сосредоточенность, торможение, выносливость), мы стремились систематически исследовать, как ситуативные и индивидуальные факторы влияют на метафизическое восприятие контекстов самоконтроля. ; восприятия, которые предположительно должны влиять на когнитивные и поведенческие системы, лежащие в основе усилий по самоконтролю (например, Clarkson, Hirt, Jia, & Alexander, 2010; Egan, Hirt, & Karpen, 2012; Job, Dweck, & Walton, 2010).Что касается ситуационных факторов, мы рассудили, что люди должны проявлять чувствительность к экспериментальным манипуляциям, которые сосредоточены на физических или психических процессах, чтобы один и тот же контекст самоконтроля мог быть изменен или оформлен таким образом, чтобы его поведение воспринималось более физически или ментальные термины. Что касается индивидуальных факторов, мы рассуждали, что восприятие и поведение самоконтроля должны соответствовать лично одобренным метафизическим убеждениям, таким образом, чтобы одна и та же задача могла быть истолкована и выполнена по-разному в зависимости от убеждений, касающихся взаимосвязи между телом и разумом.

В оставшейся части настоящей главы обсуждаются некоторые предварительные выводы о связи между метафизическим восприятием и усилием самоконтроля (Egan, 2015). Объясняя эти результаты, мы подробно останавливаемся на потенциальной важности метафизических восприятий в исследованиях процессов самоконтроля и определяем несколько областей, в которых применение этих идей может привести к новым открытиям, касающимся взаимосвязи между перцептивными и поведенческими аспектами самоконтроля. Мы надеемся, что к концу этой главы читатели будут заинтересованы как в критике, так и в расширении нашей первоначальной работы таким образом, чтобы укрепить существующую теорию, касающуюся истощения, восстановления и напряжения самоконтроля.

Будь проклят и твой тупой дуализм, Декарт

Дорогой Рене Декарт,

Как дела? Конечно, я понимаю, что на самом деле это не так. Фактически, вы перестали существовать. И ты давно мертв. Однако после вашей кончины в 1650 году ваши идеи продолжают оказывать влияние. Поздравляю!

Но также почему вам нужно было так четко сформулировать так много вещей? Есть хорошие и плохие вещи в том, что вы говорили много веков назад.

Прежде всего, я хочу сказать «хорошо» по поводу декартовых координат. Не знаю, знали ли вы, что в конечном итоге они были названы в честь вас? Это круто. Любой, кто когда-либо рисовал график с осями x и y, знал о важности Рене Декарта. Ваша «декартова система координат» — это фундаментальный инструмент математики, естественных наук и инженерии.

Вы произвели революцию в визуальном представлении логического мышления. Но эта революция также помогает укрепить идею дихотомических свойств и их волей-неволей применения ко всему.Это либо x, либо y. И это продолжает создавать проблемы.

Видите ли, много веков спустя люди все еще продолжают рассуждать о мозге и теле, как если бы они были отдельными сущностями. Извини, но я думаю, Рене, это мрачное декартово мышление. Способ взгляда на разум, мозг и тело, который является катастрофическим вкладом картезианцев, продолжает преследовать нас и сейчас.

Когда вы, может быть, не за спину, сказали «cogito ergo sum», «je pense donc je suis», «я думаю, следовательно, я», неясно, пытались ли вы быть полностью метафизиками или нью-эйджем.Который был бы сейчас в среднем возрасте, если бы вы были такими, но, надеюсь, вы понимаете, о чем я. Или о чем вы говорили, когда добавляли кусочки о дуальности разума и тела.

Неважно. Проблема в том, что люди интерпретировали вас довольно буквально. И сосредоточился на фактическом четком разделении разума и тела. Это особенно проблематично, потому что наиболее точный способ интерпретировать ваше утверждение так, чтобы оно отражало текущее понимание нейробиологических принципов, — это обратный к тому, что вы сказали.Это должно быть «Я есть, поэтому я думаю». Сознание как эмерджентное свойство лежащих в его основе биологических сетей.

Но знаете, круто круто круто. Ты делаешь это.

Однако возникают две проблемы. Отделение мозга от тела, эмоций от разума усиливает идею ложной дихотомии. Оба преследуют подходы к здоровью.

Я чуть не написал физическое и психическое здоровье, Рене. И это твоя вина! Здоровье включает в себя все, и отделение одного от другого усиливает это ложное разделение.

Все здоровье существует непрерывно. Не существует абсолютного благополучия или болезни, и попытка провести здесь и потом дихотомию между мозгом и телом создает двойной стандарт психического и физического здоровья. Это также оказывает медвежью услугу в виде реакции общества и стигмы для тех, кто обращается за помощью и лечением.

Так называемое «психическое заболевание» слишком часто связано с преступным или антиобщественным поведением и используется для его описания. Когда люди бегают вокруг, называя гнусное преступное деяние «психическим заболеванием», это создает ложное впечатление, что все люди с психическим заболеванием склонны к злым поступкам и способны к ним.Это лишь ложно усиливает стигму и бесполезную риторику.

Так что же нам здесь делать, Рене? Я думаю, что все дело в том, чтобы полностью избавиться от концепции нормального и ненормального разума и тела и дихотомического мышления, поддерживаемого таким образом.

Нормального не существует.

Так и не случилось.

Никогда не будет.

Особенно в биологии и психологии не бывает нормального.

Конечно, есть типичные диапазоны значений для разных параметров, но нет абсолютных границ вокруг этих уровней.Ирония здесь, Рене, заключается в том, что многие графики, использующие вашу систему координат, использовались для демонстрации данных, подтверждающих это ложное представление о людях и их поведении.

Какое удовольствие!

Большое спасибо!

Но еще, к черту ваше дихотомическое мышление.

Обо всем этом важно думать, потому что наше мышление определяет то, как мы реагируем на людей. Если мы продолжим предполагать, что существуют категории, которые отделяют физическое и психическое здоровье, а затем здоровье от болезни, как если бы все они были совершенно разными вещами, это позволяет нам классифицировать людей и относиться к ним по-разному.И часто не помогает перечень.

Это была большая проблема, с которой человечество сталкивалось долгое время. Это не улучшится, если мы не займемся этим напрямую (каламбур не предназначен, но я возьму его).

Мы оказываем медвежью услугу, называя кого-то «психически больным» вместо того, чтобы прямо сказать, что у человека депрессия, или у этого человека шизофрениформное расстройство, или у этого человека есть тревога.

Просто скажите, что он такой, какой он есть.

Мы бы не сказали, что человек «физически болен», описывая человека со сломанной ногой.Когда мы описываем кого-то с сердечным приступом или кого-то с травмой спинного мозга, мы говорим, что случилось с этим человеком. И тогда мы бы не стали классифицировать их как неполноценных или дефектных. Или, что еще хуже, виноват в том, что с ними происходит.

Из-за твоего коварного влияния, Рене, мы позволили использовать «психическое заболевание» как синоним опасно нестабильного. Мы позволили отделить физическое от неврологического или психологического, когда все они на самом деле неразрывно связаны.

Твои слова, Рене, больше походили на какой-то вирус (не волнуйтесь, я объясню, что такое вирус в другой раз), который невероятно заразен и для которого нет прививки. Невозможно заразиться психическим заболеванием от кого-то другого. Но вы можете усугубить ситуацию, если будете сидеть и изолировать их, как будто они являются переносчиками инфекционного заболевания.

Продолжая поддерживать миф о дихотомии между психическим и физическим, а также между здоровьем и благополучием, на самом деле порождает ложное чувство безопасности.Как только мы сделаем это континуумом, подавляющее большинство людей поймет, что их здоровье тоже попадет в эти разные категории. И поэтому давите на них, если они не избегают отождествления с тем, чего боятся и ненавидят.

Даже если на самом деле у многих есть проблемы с этим различием, у авторов The Office нет. Прошу прощения, что ты не поймешь многого из этого, Рене, но представь непрерывную серию пьес на протяжении многих лет. В сезоне 9, эпизоде ​​5, «Здесь идет тройной», Дуайт находится в еще одном невежественном и ошибочном буйстве.Он пытается выяснить, кто принимает думатрил, успокаивающее лекарство. «Это не из-за расстройства тела … это из-за расстройства ума …» — рявкнул он. Ему быстро парировала Нелли: «Разум — это часть тела».

Рене, несмотря на твое влияние, к счастью, некоторые его понимают. Но многие этого не делают.

Возвращаясь к тому, с чего мы начали, все биологические факторы и особенности могут быть представлены на декартовом графике. Когда вы строите график такого распределения, вы получаете очень знакомую форму — кривую колокола.Эта кривая представляет собой континуум выражения, и каждая часть кривой принадлежит распределению. Ничто из этого не является отдельным. Части кривой можно наблюдать реже, другие — чаще. Но все они принадлежат к одному и тому же.

Все здоровье существует в виде континуума, и чем больше мы будем принимать непрерывность и изменение, а не тупиковую дихотомию, тем лучше нам всем будет.

Ирония заключается в том, что на наше психическое здоровье влияет наше физическое здоровье, а на наше физическое здоровье влияет наше психическое здоровье.Это возникающее свойство связи, а не разделения. Так было всегда и в вашу эпоху, Рене, и в нашу, и это иронично, потому что они кажутся коррелированными, что обычно визуально отображается в декартовой системе координат!

Хотя корреляция не обязательно указывает на причинно-следственную связь (я слышу вас там сзади), в этом случае возникло недоразумение. Это потому, что вы, как нейробиолог, обладаете целостными свойствами тела и мозга, которые являются одним и тем же. Потому что все это свойства вашего здоровья.Разбивка по коробкам в долгосрочной перспективе не поможет. Нам нужно реагировать на себя и других как на настоящие целостные и интегрированные существа, которыми мы являемся.

Рене, то, как мы себя чувствуем, влияет на то, как мы функционируем, как мы действуем, влияет на то, как мы себя чувствуем. В 1906 году, через много веков после вашей кончины, сэр Чарльз Шеррингтон написал, что можно разделить нервную систему на части, чтобы изучить их и попытаться понять их. Но если мы хотим понять, как все работает вместе в реальных живых организмах, мы должны снова собрать все вместе и рассмотреть более широкий контекст.

Итак, в заключение, извините за оскорбление, черт вас побери, Рене Декарт.

Ваш глупый дуализм направил нас в неверном направлении, и мы только начинаем выздоравливать. Это путешествие требует рассмотрения людей как целостных организмов и целостного взгляда на здоровье человека. Мы не можем продолжать путать наши попытки понять вещи с истинной природой нейробиологической реальности.

(c) Э. Пауль Зер (2021)

Рене Декарт — Human Kinetics

Это отрывок из книги «История и философия спорта и физической активности» Р.Скотт Кретчмар, Марк Дайресон, Мэтью Ливеллин и Джон Гливс.

Исторический профиль



Рене Декарт: математик, ученый, философ, которого называют «отцом» западной философии.
Библиотека Конгресса LC-USZ62-61365


«Если вы хотите быть настоящим искателем истины, необходимо, чтобы хотя бы раз в жизни вы сомневались, насколько это возможно, во всем», — убеждал Рене Декарт (1596 — 1650), один из величайших умов Ренессанс.Во многих отношениях Декарт (произносится как «дневная повозка») воплощал идеального человека эпохи Возрождения, хотя он также является дедушкой современности. Декарт родился в Ла-Ан-Турен, Франция. В конце концов он поступил в университет, чтобы пойти по стопам отца в области права и политики. Как и многие студенты того времени, Декарт изучал классиков греков Платона и Аристотеля. Он также обнаружил работы Галилея, которые вдохновили любознательного мыслителя на занятия математикой и физикой. После новаторской работы в области аналитической геометрии Декарт стал «натурфилософом» или тем, что мы сегодня назвали бы естествоиспытателем.Изучая мир природы, Декарт перешел к философским исследованиям. Его научная работа привела его к мысли, что мир природы содержит как материальные, так и нематериальные вещества.


За всем этим исследованием Декарт упорствовал в методологических сомнениях, которые заставляли нас сомневаться в вещах, которые, как мы полагаем, истинны, и перестраивать знания на основе того, что мы знаем, истинным. Такое сомнение привело Декарта к утверждению, что его единственная уверенность заключалась в том, что он существовал как сомневающееся или мыслящее существо.Этот ход мысли привел к его содержательному выводу: «Я думаю, следовательно, я существую». Интерес Декарта к разуму и законам, влияющим на мышление, а также к телу и законам, влияющим на физические машины, продолжал подпитывать его интерес к философии, анатомии и физиологии на протяжении всей его жизни. Если бы он был жив сегодня, Декарт, вероятно, нашел бы удобную нишу в отделениях современной кинезиологии. Действительно, мечтая между анатомическими лабораториями, полевыми исследованиями и философскими семинарами, междисциплинарные интересы Декарта предвосхитили путь, по которому теперь идет современная кинезиологическая наука.


Дуализм ценностей


Подобно субстанциальному дуализму, ценностный дуализм предполагает, что разум и тело — разные субстанции. Однако разница между ними заключается в том, что дуализм ценностей утверждает, что одна субстанция важнее другой. Какое вещество получает наибольший доход? Для ценностных дуалистов это ум. Они обосновывают эту позицию рядом причин. Во-первых, во многих случаях мы можем видеть, что тело человека живет, но его или ее разум отсутствует, как у пациентов, находящихся под наркозом или в коме.Без присутствия разума тело человека кажется лишь тенью реального человека. Во-вторых, многие европейские философы связывали разум с духовной душой. Как вы прочтете позже, протестантские реформаторы приняли отрицание дуализма ценностей тела, которое они рассматривали как источник разложения, тогда как душа была вечной. Зачем тратить время на удовольствия и занятия тела, организма, который снова превратится в пыль, когда нефизические вещества будут существовать вечно? Более того, философы могли видеть, как тела разрушаются с возрастом и травмами, даже если умы остаются острыми.Таким образом, в то время как глаза теряют зрение или уши теряют слух, разум остается в своей способности рассуждать и распознавать истину. В-третьих, дуалисты по ценностям часто отождествляли разум с его способностью к рациональному мышлению как знак важного различия между людьми и животными. Хотя многие животные обладали большими физическими способностями, человеческий разум позволил им одержать победу над природой.


Возможно, вы уже заметили некоторые недостатки в этом рассуждении (вопрос, который мы обсудим). В то же время вы также должны понимать, насколько стойким остается дуализм ценностей — например, в стереотипах о «тупых качах», в восхвалении интеллекта «ученых-ракетчиков» и в постоянном акценте на интеллектуальном обучении (например, математике). и литература) за счет физического воспитания на основе тела и квалифицированного ремесла.Ориентация, которая порождает такие мысли, проистекает из заявлений о ценностном дуализме о человеческой личности и усиливает их. Наиболее важные моменты, о которых следует помнить в отношении дуализма ценностей, заключаются в том, что он рассматривает человеческую личность как состоящую из двух субстанций и, хотя эти субстанции связаны между собой, он рассматривает одну из них (разум) как более важную, чем другую (тело).


Дуализм поведения


Дуализм поведения также предполагает, что человек состоит из двух отдельных, хотя и связанных между собой субстанций (ума и тела), но подчеркивает, что разум является оператором тела.В этой версии дуализма мы можем представить себе тело, состоящее только из физического материала, действующее как автомобиль, в котором различные части могут работать вместе, образуя машину, обеспечивающую транспортировку. Хотя детали могут сломаться или быть заменены, эта машина, по сути, выполняет все свои задачи в соответствии со своей собственной механической конструкцией. Однако в одиночку машина никуда не уедет. Нужен драйвер. Здесь дуалисты поведения вставляют разум. Нефизический разум может управлять телом так же, как водитель может управлять автомобилем, ускоряться и тормозить.Без водителя машина остается на месте. Точно так же без разума тело могло бы продолжать функционировать (как двигатель автомобиля на холостом ходу), но могло бы делать немного больше. В этом смысле дуализм поведения не утверждает прямо, (как это делают дуалисты ценностей), что разум важнее тела; Однако он негласно поддерживает преувеличение важности разума, отводя ему более важную роль в функционировании человека. Более того, когда дело доходит до моторного обучения, дуализм поведения подчеркивает приоритет разума в приобретении новых физических навыков.При рассмотрении дуализма поведения наиболее важным моментом является то, что он рассматривает нефизический разум как управляющий физическим телом.


Три вида дуализма в профессиональных настройках


Философское приложение
Дуализм — это широкий зонтик, под которым существуют вариации. Три из этих вариаций важны для кинезиологии, потому что они могут повлиять на вашу профессиональную практику, статус вашей профессии, то, как вы относитесь к клиентам, и на другие вопросы. Все дуализмы имеют некоторые общие черты, но каждый также обладает уникальными характеристиками.Знание этих характеристик поможет вам определить дуализм на рабочем месте.


Хотя эти три вида дуализма пересекаются, один из них часто проявляется в определенных профессиональных условиях. Например, тренеры могут демонстрировать поведенческий дуалистический взгляд на человека, когда они используют слова, чтобы объяснить спортсмену, как применять новый навык. Тренер предполагает, что если ум спортсмена может понять задачу, то его или ее разум может заставить тело выполнить ее.Ценностный дуализм, с другой стороны, может проявиться через учителя, который уделяет больше внимания обучению на кафедре в таких курсах, как математика или история, чем физическому воспитанию; действительно, последние могут быть даже исключены из учебной программы. Этот учитель полагает, что воспитание ума более ценно, чем обучение тела. Наконец, субстанциальный дуализм может появиться в физиотерапевтической клинике, где терапевт работает над улучшением силы и гибкости пациента, помимо любых психологических или эмоциональных потребностей.

Сохранить

Узнайте больше о История и философия спорта и физической активности .

Рене Декарт — Известные психологи, философы и разум

1596-1650
Французский философ и математик, идеи которого включали ранний и значительный вклад в область психологии.

Декарт родился во Франции, недалеко от небольшой деревушки Ле Хэ.С 10 лет он посещал самую престижную школу во Франции, Королевский колледж Ла-Флеш, который окончил в возрасте 16 лет. Проведя некоторое время в поисках развлечений парижского общества, за ним последовал период уединенных занятий философией и философией. математика, Декарт недолго служил солдатом накануне Тридцатилетней войны, присоединившись сначала к протестантским, а затем и к католическим силам. Вернувшись к изучению науки и философии после войны, он провел еще несколько лет в Париже, прежде чем переехать в Голландию в возрасте 32 лет.Там Декарт написал свои наиболее важные работы: Рассуждения о методе (1637), Размышления о первой философии (1642) и Принципов философии (1644). Поскольку его книги вызвали споры среди голландского протестантского духовенства, Декарт, уже настороженный после осуждения Галилея инквизицией, мало публиковал до конца своей жизни, ограничивая свои мысли в основном неопубликованными рукописями и письмами. Его последней опубликованной работой была « Страстей души, » (1649).Декарт оставался в Голландии большую часть своей жизни, хотя во время своего пребывания там он часто переезжал. В 1649 году он уехал в Швецию по приглашению королевы Кристины и взялся обучать ее философии. Всего через несколько месяцев после прибытия в Швецию Декарт умер в возрасте 53 лет.

Философия Декарта известна своим прославлением человеческого разума. Он начал с предпосылки, что единственный способ быть уверенным в чем-либо — это сомневаться во всем («Я решил отвергнуть как ложное все, в чем я мог вообразить хоть малейшее сомнение, чтобы увидеть, осталось ли потом что-нибудь, что было бы совершенно неоспоримым». ).Поступая таким образом, Декарт пришел к выводу, что единственное, в чем он мог быть уверен, — это его собственный акт сомнения — ментальный процесс. На основе уверенности, выраженной в знаменитом утверждении «Я думаю, следовательно, я существую», он построил философию, которая отдавала работе индивидуального разума приоритет над непосредственным чувственным опытом и полученной мудростью. Декарт постулировал радикальный дуализм разума и тела, утверждая, что вселенная состоит из двух совершенно разных субстанций: разума («мыслящая субстанция» или res cogitans), и материи («физическая субстанция» или res extensa ).Таким образом, он отделил ментальные явления от исчерпывающего механистического объяснения работы материи и материальных вещей, включая человеческое тело, которое он разделил на десять физиологических систем. Сюда вошли такие факультеты, как памяти, и

.

Рене Декарт ( Библиотека Конгресса. Воспроизведено с разрешения)

воображение , наряду с чисто физиологическими функциями пищеварения, кровообращения и дыхания.

Декарт считал, что первичным местом взаимодействия между разумом и телом является шишковидная железа (которую он ошибочно считал уникальной для человека). Он считал, что воля, аспект разума, может двигать шишковидную железу и вызывать передачу того, что он называл духами животных, которые вызывают механические изменения в теле; и аналогично, изменения в теле передаются шишковидной железе и могут там влиять на разум.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *