Франкл виктор психолог: Франкл Виктор Эмиль — интернет-магазин OZON.ru

Автор: | 01.02.1983

Содержание

Виктор Франкл, психолог, психиатр

Годы жизни: 1905 – 1997

«Если в жизни вообще есть смысл, то он должен быть и в страдании». Самая известная работа Франкла «Человек в поисках смысла» основана на личном опыте. Во время Второй мировой войны Виктор Франкл был заключенным в нацистском концентрационном лагере. Мать, отца, брата и беременную жену убили в лагерях. Он потерял все. Позже Франкл писал, что у него не смогли отнять только одну вещь: «последнюю из человеческих свобод – возможность выбирать свое отношение к происходящему при любом стечении обстоятельств, выбирать свой путь».

Каждый день в лагере заключенные должны были принимать моральные решения о том, подчиняться ли внутренне тем, кто находится у власти, кто угрожает лишить их внутреннего «Я» и свободы. По мнению Франкла, именно то, как заключенный решал эти вопросы, имело значение.

В книге «Человек в поисках смысла» он писал, что даже в Освенциме некоторые заключенные смогли найти смысл жизни хотя бы в том, чтобы помогать друг другу в течение дня. Эти открытия дали им волю и силы претерпевать страдания.

Первоначально книга предназначалась для ограниченного частного распространения, а в результате – ее перевели на 24 языка и к концу XX века переиздали 73 раза. Сам Франкл признавался, что и понятия не имел о том, какой популярной станет его работа. Во время ее создания он думал лишь о том, что книга может пригодиться людям, склонным к отчаянию. Опыт Виктора Франкла в нацистском лагере смерти оказал глубокое влияние на работу всей жизни после войны, он привел его к развитию логотерапии – нового клинического подхода к оказанию помощи пациентам, потерявшим смысл жизни.

Виктор Эмиль Франкл родился 26 марта 1905 года в Вене в еврейской семье. Будучи подростком, он блестяще учился, изучал курс по фрейдистской теории, который побудил его написать знаменитому основателю психоанализа Зигмунду Фрейду. Так началась их переписка. Однажды Франкл вложил в письмо свою небольшую двухстраничную психоаналитическую статью. Фрейду работа понравилась, и он немедленно отправил ее знакомому издателю в «Международный журнал психоанализа», а юному дарованию ответил: «Надеюсь вы не возражаете».

Статья вышла тремя годами позже, когда ее автору было 19 лет. Франкл вспоминал, что встретил Фрейда накануне выхода публикации. Он прогуливался по парку Вены, когда увидел человека в старой шляпе, с посеребренной тростью и с лицом, которое узнал по фотографиям.

«Имею ли я честь встретиться с Зигмундом Фрейдом?» – спросил он и начал представляться, когда мужчина его перебил. «Вы имеете в виду Виктора Франкла, переулок Чернин (Czernin), дом № 6, дверь № 25, второй район Вены?» – основатель психоанализа запомнил имя и адрес из переписки. Закончив гимназию, Франкл поступил в медицинскую школу Венского университета. Здесь он стал посещать семинары Альфреда Адлера, который к этому моменту уже порвал с Фрейдом. Вместе с двумя другими студентами Франкл высказал точку зрения относительно того, что Адлер ошибается, отрицая у людей наличие свободы выбора и силы воли для преодоления проблем. Адлер спросил, хватит ли у него смелости встать и отстоять свою позицию.

Франкл вспоминал, что он встал и говорил в течение 20 минут. Адлер неподвижно сидел в своем кресле, а потом взорвался, накричал на трех несогласных с ним юношей и никогда не приглашал их больше на свои семинары.

После получения медицинской степени в 1930 году Виктор возглавил отделение клиники неврологии и психиатрии в Вене, занимавшееся лечением женщин с суицидальными наклонностями. Здесь он разработал теорию о том, что поведение управляется подсознательной и сознательной потребностью найти смысл и цель. В 1937 году Франкл занялся частной практикой и начал писать статьи, продолжая развивать свою теорию. Но в это время на всей территории Австрии рос антисемитизм.

В 1940 году Франкл возглавил неврологическое отделение Больницы Ротшильдов, единственной больницы для евреев в Вене во время нацистского режима. Именно в этот период он начал работу над рукописью «Доктор и душа», где окончательно оформились основные идеи теории, которую он позже назвал логотерапией. В 1941 году ему одному из последних было разрешено жениться в специальном бюро для евреев, созданном нацистами. В следующем месяце вся семья, за исключением сестры, покинувшей страну, была арестована в ходе облавы на евреев. Это было ожидаемым исходом событий, поэтому жена Франкла успела зашить рукопись книги «Доктор и душа» в подкладку его пальто.

Семью депортировали в лагерь Терезинштадт под Прагой, где их вместе с 1500 других арестантов посадили в сарай, рассчитанный на 200 человек, и заставили сидеть на корточках на голой земле. В первый же день Франкла разлучили с родными, и больше он их не видел. За годы войны Виктор успел побывать в 4 концентрационных лагерях и сумел выжить, но потерял практически всех близких людей.

Франкла отправили на работы в Освенцим, отобрали одежду, заменив ее на тюремное одеяние, и рукопись незаконченной книги была утеряна. Но по ночам в казарме Виктор начал воспроизводить ее на выброшенных клочках бумаги. Эти заметки он позднее использовал для создания книги «Человек в поисках смысла».

Он писал, что, окопавшись в лагерной рутине, узники переходили от состояния отрицания своего положения в стадию апатии, к началу «эмоциональной смерти». Когда их иллюзии исчезали и надежды рушились, они смотрели, как другие умирают, не испытывая никаких эмоций. Сначала отсутствие чувств служило защитным щитом. Но затем, по его словам, многие заключенные с удивительной внезапностью погрузились в настолько глубокую депрессию, что страдальцы не могли двигаться, умываться, покидать казармы. Никакие мольбы, удары или угрозы не имели эффекта. Он обнаружил связь между их утратой веры в будущее и опасным пораженческим настроением.

Единственный смысл тюремной жизни Франкла заключался в попытках помочь заключенным восстановить психологическое здоровье. Он обратился к помощи своих прежних идей в области психотерапии, чтобы вместе с теми, кто был в состоянии бороться с депрессией, помочь предотвратить самоубийства среди других узников. Немцы не позволяли пленным предотвращать самоубийства. Никто не мог выручить человека, пытающегося повеситься, например. Таким образом, цель состояла в том, чтобы попытаться предотвратить мысли о самоубийстве. Здоровые заключенные напоминали отчаявшимся, что в жизни их еще что-то держит: ребенок, ожидающий за пределами тюрьмы, работа, которую они не закончили. Пленники учили друг друга не говорить о еде там, где голод был ежедневной угрозой, прятать корку хлеба в карман, растягивать пищу. Их призывали шутить, петь, мысленно фотографировать закаты и, самое главное, проигрывать в голове ценные мысли и воспоминания.

Идея Франкла заключалась в том, что «важно продолжать практиковать искусство жизни, даже в концентрационном лагере».

После войны Франкл стал директором Венской неврологической поликлиники. Этот пост он сохранял до 1971 года. Он получил докторскую степень в области психиатрии и повторно женился. У него и Элеоноры Швиндт родилась дочь Габриэль, позже подарившая Франклу двоих внуков.

В послевоенные годы он выпустил множество книг и продолжил развивать идеи логотерапии.

Название теории происходит от греческого «логос», что переводится как «смысл». Задача логотерапии – помочь пациенту найти личный смысл в жизни. Основные принципы теории:

  • Жизнь имеет смысл при любых обстоятельствах, даже самых несчастных.
  • Главная мотивация жить – желание найти смысл в жизни.
  • У человека есть свобода найти смысл в том, что он делает, и в том, что переживает, или в позиции, которую он занимает, когда сталкивается с неизменными страданиями.

Франкл преподавал в Гарварде, Стэнфорде и других американских университетах, читал лекции по всему миру. Но внедрение его теории в психотерапию шло крайне медленно. Коллеги из Вены и Америки отмечали, что отчасти это было связано со значительным перерывом в работе, вызванным войной, затянувшимися последствиями антисемитизма, а отчасти – тем, что сам Франкл больше концентрировался на написании книг и чтении лекций, чем на развитии последователей.

Интерес возрос, когда один из заключенных концентрационного лагеря Джозеф Б. Фабри, который переехал в Америку и стал успешным адвокатом, в 1977 году основал Институт логотерапии Виктора Франкла в Беркли, штат Калифорния.

Психотерапевтическая школа Франкла получила название «третья Венская школа»: после психоанализа Фрейда и индивидуальной психологии Адлера. В 1985 году доктор Франкл стал первым неамериканцем, удостоенным престижной премии Оскара Пфистера, присуждаемой Американской психиатрической ассоциацией.

Виктор Франкл умер в Вене, ему было 92 года, и он считался одним из последних великих венских психиатров.

Сказать жизни «ДА!»: психолог в концлагере (Trotzdem Ja zum Leben sagen) (Russian Edition)

— Таблетка от депрессии
— Животрепещущая история выживания в концлагере
— Учит обретению внутренней свободы для реализации своих возможностей

О чем

Жизнь состоит из сложностей и проблем. Порой у каждого из нас возникает ощущение, что утрачен смысл, опускаются руки и не знаешь, что делать. Знаменитому австрийскому психиатру, психологу и философу Виктору Франклу пришлось пройти сквозь нацистские концлагеря. Он и вся его семья в 1942 году попали в нацистский концлагерь. Ему было суждено просуществовать в них три года. Он одновременно сам подвергался бесчеловечному психологическому и физическому насилию и был его наблюдателем. Столкнувшись со столь тяжёлыми испытаниями, в итоге он смог найти ответ на вопрос, в чём смысл жизни и откуда брать силы, чтобы пережить сложности и невзгоды. «Наибольшие шансы выжить имели не те, кто отличался наиболее крепким здоровьем, а те, кто отличался наиболее крепким духом, кто имел смысл, ради которого жить». Советы, сформулированные автором, оказались настолько универсальными, что подойдут любому человеку, оказавшемуся в сложной жизненной ситуации. «Вся сложность в том, что вопрос о смысле жизни должен быть поставлен иначе. Дело не в том, чего мы ждём от жизни, а в том, чего она ждёт от нас. Ежедневно и ежечасно жизнь ставит вопросы, и мы должны на них отвечать — не разговорами или размышлениями, а действием, правильным поведением. Ведь жить — в конечном счете значит нести ответственность за правильное выполнение требований дня и часа». Эта книга про жизнестойкость и жизнелюбие. Она учит искать смысл в жизни, ставить цели и не терять их. Автор даёт простые, но действенные советы по тому, как вести себя в непростые времена и не опускать руки, особенно в тот момент, когда именно так и хочется поступить. Возможно, поэтому книга не потеряла свою актуальность с момента своего первого выхода в свет в 1946 году.

Об авторе

Виктор Франкл (1905–1997) – знаменитый австрийский врач-психотерапевт, психолог и философ. В годы Второй мировой войны он получил страшную возможность испытать на себе собственную концепцию. Пройдя нацистские лагеря смерти, он увидел, что наибольший шанс выжить в нечеловеческих условиях имели не крепкие телом, а сильные духом.

Виктор Франкл о любви, свободе и смысле жизни

Сегодня на «Избранном» отрывки из одной из величайших книг XX века «Сказать жизни „Да!“. Психолог в концлагере». Её автор — Виктор Франкл, создатель логотерапии — метода экзистенциального психоанализа, ставшего основой целой школы психотерапии.

Этот удивительный человек потерял всю свою семью и прошёл через ад нескольких концлагерей во время Второй мировой войны.

Человек не должен спрашивать, в чём смысл его жизни, но, скорее должен осознать, что он сам и есть тот, к кому обращён этот вопрос.
Виктор Франкл

Вопросы, как в нашем «цивилизованном обществе» мог появиться фашизм и газовые камеры и в каких закоулках душ «обычных людей» таится такая не поддающаяся осмыслению жестокость, так и не нашли ответа. Как и вопрос, какие люди сумели выжить в концлагерях, и не просто выжить, а сохранить и развить лучшие душевные качества.

Еще до войны Франкл практически закончил разработку теории о стремлении к смыслу как главной движущей силы развития личности. В лагере смерти эта теория получила самое мощное подтверждение, которое только можно представить. Выживали и оставались людьми отнюдь не те, у кого были крепкое здоровье или мощное телосложение, а те, кто сумел найти смысл, ради которого стоило жить.


Очки убитых в Освенциме

«Что было делать? Мы должны были пробуждать волю к жизни, к продолжению существования, к тому, чтобы пережить заключение. Но в каждом случае мужество жить или усталость от жизни зависела исключительно от того, обладал ли человек верой в смысл жизни, в своей жизни. Девизом всей проводившейся в концлагере психотерапевтической работы могут служить слова Ницше: «Тот, кто знает, „зачем“ жить, преодолеет почти любое „как“».
Виктор Франкл

Большинство людей, прошедших через концлагерь, хотели только одного — забыть об этом навсегда. Франкл же с ошеломляющей честностью описал всё, что ему довелось пережить там. На страницах книги «Сказать жизни „Да!“. Психолог в концлагере» он анализирует состояние заключённых и своё собственное и излагает основы своего терапевтического метода.

Вопрос, на который отвечает эта книга — как найти смысл во всех проявлениях жизни, включая немыслимо страшные.



После трёх лет, проведенных в концлагерях, Франкл вернулся в Вену. В 1947 году женился на Элеоноре Катарине Швиндт. Вторая жена Франкла была католичкой. Такие браки в то время были редки.Супруги с уважением относились к религиозным традициям друг друга, вместе посещали церковь и синагогу, праздновали Рождество и Хануку. У них родилась дочь Габриэль, которая впоследствии стала детским психологом.


В 1955 году Франкл стал профессором неврологии и психиатрии Венского Университета. Он читал лекции в Гарварде, опубликовал 32 книги, переведённые на множество языков и стал обладателем 29 почетных докторских степеней.

Виктор Франкл ушел из жизни в 1998 году в возрасте 92 лет. Это событие осталось практически незамеченным мировой прессой, внимание которой было приковано к истории гибели принцессы Дианы, по совпадению произошедшей в те же дни. За несколько лет до этого он посетил Москву. Так описал его писатель и психотерапевт Владимир Леви:

«Легкий, сухой, изящный, упруго-подвижный, вневозрастный, с лучезарным лицом и летающими руками, он был похож на какую-то инопланетную птицу. Читал, вернее, почти пропевал свои лекции-импровизации на английском языке молодым голосом с такими ясными, мощными интонациями и такой выразительной мимикой и жестикуляцией, что его можно было понимать и без слов. Жить в земном теле ему оставалось еще только шесть лет. Но невозможно было даже и помыслить, что этот гений жизни может когда-нибудь умереть — он казался вечным. Таким же и оказался».

Свою всемирно известную книгу «Сказать жизни „ДА“. Психолог в концлагере» Виктор Франкл закончил ещё в 1945 году. Мы рекомендуем эту страшную, но в то же время невероятно светлую и оптимистичную книгу всем тем, кто задаётся вопросами смысла своего существования. Вот несколько цитат и неё.

О чём книга

…Это рассказ больше о переживаниях, чем о реальных событиях. Цель книги — раскрыть, показать пережитое миллионами людей. Это концентрационный лагерь, увиденный «изнутри», с позиции человека, лично испытавшего все, о чем здесь будет рассказано.

О том, как мучительная лагерная повседневность отражалась на душевном состоянии обычного, среднего заключенного.

Крушение иллюзий, чёрный юмор и деградация

… рушились иллюзии, одна за другой. И тогда явилось нечто неожиданное: черный юмор. Мы ведь поняли, что нам уже нечего терять, кроме этого до смешного голого тела. Еще под душем мы стали обмениваться шутливыми (или претендующими на это) замечаниями, чтобы подбодрить друг друга и прежде всего себя. Кое-какое основание для этого было — ведь все-таки из кранов идет действительно вода!

<…>

Кроме черного юмора появилось еще другое чувство, что-то вроде любопытства. Лично мне такая реакция на чрезвычайные обстоятельства была уже знакома совсем из другой области. В горах, при обвале, отчаянно цепляясь и карабкаясь, я в какие-то секунды, даже доли секунды испытывал что-то вроде отстраненного любопытства: останусь ли жив? Получу травму черепа? Перелом каких-то костей? И в Аушвице у людей на короткое время возникало состояние некой объективизации, отстраненности, мгновения почти холодного любопытства, почти стороннего наблюдения, когда душа как бы отключается и этим пытается защититься, спастись.

Нам становилось любопытно, что же будет происходить дальше. Как, например, мы, совершенно голые и мокрые, выйдем отсюда наружу, на холод поздней осени?

<…>

Безвыходность ситуации, ежедневная, ежечасная, ежеминутная угроза гибели — все это приводило почти каждого из нас, пусть даже мельком, ненадолго, к мысли о самоубийстве. Но я, исходя из моих мировоззренческих позиций, о которых еще будет сказано, в первый же вечер, прежде чем заснуть, дал себе слово «не бросаться на проволоку». Этим специфическим лагерным выражением обозначался здешний способ самоубийства — прикоснувшись к колючей проволоке, получить смертельный удар тока высокого напряжения.

<…>

Через несколько дней психологические реакции начинают меняться. Пережив первоначальный шок, заключенный понемногу погружается во вторую фазу — фазу относительной апатии, когда в его душе что-то отмирает.

<…>

Апатия, внутреннее отупение, безразличие — эти проявления второй фазы психологических реакций заключенного делали его менее чувствительным к ежедневным, ежечасным побоям. Именно этот род нечувствительности можно считать необходимейшей защитной броней, с помощью которой душа пыталась оградить себя от тяжелого урона.

<…>

Вполне понятно поэтому, что в состоянии такого психологического пресса и под давлением необходимости всецело концентрироваться на непосредственном выживании вся душевная жизнь сужалась до довольно примитивной ступени. Психоаналитически ориентированные коллеги из числа товарищей по несчастью часто говорили о «регрессии» человека в лагере, о его возвращении к более примитивным формам душевной жизни.


Об унижении

Причиняемая побоями телесная боль была для нас, заключенных, не самым главным (точно так же, как для подвергаемых наказанию детей). Душевная боль, возмущение против несправедливости — вот что, несмотря на апатию, мучило больше. В этом смысле даже удар, который приходится мимо, может быть болезненным. Однажды, например, мы в сильную метель работали на железнодорожных путях. Уже хотя бы ради того, чтобы не замерзнуть окончательно, я очень прилежно трамбовал колею щебенкой, но в какой-то момент остановился, чтобы высморкаться. К несчастью, именно в этот момент конвоир обернулся ко мне и, конечно, решил, что я отлыниваю от работы.

Самым болезненным для меня в этом эпизоде был не страх дисциплинарного взыскания, битья. Вопреки уже полнейшему, казалось бы, душевному отупению, меня крайне уязвило то, что конвоир не счел то жалкое существо, каким я был в его глазах, достойным даже бранного слова: как бы играя, он поднял с земли камень и бросил в меня. Я должен был понять: так привлекают внимание какого-нибудь животного, так домашней скотине напоминают о её обязанностях — равнодушно, не снисходя до наказания.

О внутренней опоре

Психологические наблюдения показали, что, помимо всего прочего, лагерная обстановка влияла на изменения характера лишь у того заключенного, кто опускался духовно и в чисто человеческом плане. А опускался тот, у кого уже не оставалось больше никакой внутренней опоры. Но зададим теперь вопрос: в чем могла и должна была заключаться такая опора?

<…>

Латинское слово «finis» имеет, как известно, два значения: конец и цель. Человек, который не в состоянии предвидеть конец этого его временного существования, тем самым не может и направить жизнь к какой-то цели. Он уже не может, как это вообще свойственно человеку в нормальных условиях, ориентироваться на будущее, что нарушает общую структуру его внутренней жизни в целом, лишает опоры. Сходные состояния описаны в других областях, например у безработных. Они тоже в известном смысле не могут твердо рассчитывать на будущее, ставить себе в этом будущем определенную цель. У безработных горняков психологические наблюдения выявили подобные деформации восприятия того особого времени, которое психологи называют «внутренним временем» или «переживанием времени».

<…>

Внутренняя жизнь заключенного, не имеющего опоры на «цель в будущем» и потому опустившегося, приобретала характер какого-то ретроспективного существования. Мы уже говорили в другой связи о тенденции возвращения к прошлому, о том, что такая погруженность в прошлое обесценивает настоящее со всеми его ужасами. Но обесценивание настоящего, окружающей действительности таит в себе и определенную опасность — человек перестает видеть хоть какие-то, пусть малейшие, возможности воздействия на эту действительность. А ведь отдельные героические примеры свидетельствуют, что даже в лагере такие возможности иногда бывали. Обесценивание реальности, сопутствующее «временному существованию» заключенных, лишало человека опоры, заставляя окончательно опуститься, пасть духом — потому что «все равно все впустую». Такие люди забывают, что самая тяжелая ситуация как раз и дает человеку возможность внутренне возвыситься над самим собой. Вместо того чтобы рассматривать внешние тяготы лагерной жизни как испытание своей духовной стойкости, они относились к своему настоящему бытию как к чему-то такому, от чего лучше всего отвернуться, и, замкнувшись, полностью погружались в свое прошлое. И жизнь их шла к упадку.

Конечно, немногие способны среди ужасов концлагеря достичь внутренних высот. Но такие люди были. Им удавалось при внешнем крушении и даже в самой смерти достичь такой вершины, которая была для них недостижима раньше, в их повседневном существовании.

<…>

Можно сказать, что большинство людей в лагере полагали, что все их возможности самоосуществления уже позади, а между тем они только открывались. Ибо от самого человека зависело, во что он превратит свою лагерную жизнь — в прозябание, как у тысяч, или в нравственную победу — как у немногих.

О надежде и любви


Первая жена Виктора Франкла Тилли Гроссер погибла в концлагере

Километр за километром мы с ним идем рядом, то утопая в снегу, то скользя по обледенелым буграм, поддерживая друг друга, слыша брань и понукания. Мы не говорим больше ни слова, но мы знаем: каждый из нас думает сейчас о своей жене. Время от времени я бросаю взгляд на небо: звезды уже бледнеют, и там, вдали, сквозь густые облака начинает пробиваться розовый свет утренней зари. А пред моим духовным взором стоит любимый человек. Моя фантазия сумела воплотить его так живо, так ярко, как это никогда не бывало в моей прежней, нормальной жизни. Я беседую с женой, я задаю вопросы, она отвечает. Я вижу её улыбку, её ободряющий взгляд, и — пусть этот взгляд бестелесен — он сияет мне ярче, чем восходящее в эти минуты солнце.

<…>

И вдруг меня пронзает мысль: ведь сейчас я впервые в жизни понял истинность того, что столь многие мыслители и мудрецы считали своим конечным выводом, что воспевали столь многие поэты: я понял, я принял истину — только любовь есть то конечное и высшее, что оправдывает наше здешнее существование, что может нас возвышать и укреплять!

Да, я постигаю смысл того итога, что достигнут человеческой мыслью, поэзией, верой: освобождение — через любовь, в любви! Я теперь знаю, что человек, у которого нет уже ничего на этом свете, может духовно — пусть на мгновение — обладать самым дорогим для себя — образом того, кого любит. В самой тяжелой из всех мыслимо тяжелых ситуаций, когда уже невозможно выразить себя ни в каком действии, когда единственным остается страдание, — в такой ситуации человек может осуществить себя через воссоздание и созерцание образа того, кого он любит. Впервые в жизни я смог понять, что подразумевают, когда говорят, что ангелы счастливы любовным созерцанием бесконечного Господа.

<…>

Промерзшая земля плохо поддается, из-под кирки летят твердые комья, вспыхивают искры. Мы еще не согрелись, все еще молчат. А мой дух снова витает вокруг любимой. Я еще говорю с ней, она еще отвечает мне. И вдруг меня пронзает мысль: а ведь я даже не знаю, жива ли она! Но я знаю теперь другое: чем меньше любовь сосредоточивается на телесном естестве человека, тем глубже она проникает в его духовную суть, тем менее существенным становится его «так-бытие» (как это называют философы), его «здесь-бытие», «здесь-со-мной-присутствие», его телесное существование вообще. Для того, чтобы вызвать сейчас духовный образ моей любимой, мне не надо знать, жива она или нет. Знай я в тот момент, что она умерла, я уверен, что все равно, вопреки этому знанию, вызывал бы ее духовный образ, и мой духовный диалог с ним был бы таким же интенсивным и так же заполнял всего меня. Ибо я чувствовал в тот момент истинность слов Песни Песней: «Положи меня, как печать, на сердце твое… ибо крепка, как смерть, любовь» (8: 6).

О красоте

Те, кто сохранил способность к внутренней жизни, не утрачивал и способности хоть изредка, хоть тогда, когда предоставлялась малейшая возможность, интенсивнейшим образом воспринимать красоту природы или искусства. И интенсивность этого переживания, пусть на какие-то мгновения, помогала отключаться от ужасов действительности, забывать о них. При переезде из Аушвица в баварский лагерь мы смотрели сквозь зарешеченные окна на вершины Зальцбургских гор, освещенные заходящим солнцем. Если бы кто-нибудь увидел в этот момент наши восхищенные лица, он никогда бы не поверил, что это — люди, жизнь которых практически кончена. И вопреки этому — или именно поэтому? — мы были пленены красотой природы, красотой, от которой годами были отторгнуты.

Об обесценивании личности


Человек, не способный последним взлетом чувства собственного достоинства противопоставить себя действительности, вообще теряет в концлагере ощущение себя как субъекта, не говоря уже об ощущении себя как духовного существа с чувством внутренней свободы и личной ценности. Он начинает воспринимать себя скорее как частичку какой-то большой массы, его бытие опускается на уровень стадного существования. Ведь людей, независимо от их собственных мыслей и желаний, гонят то туда, то сюда, поодиночке или всех вместе, как стадо овец. Справа и слева, спереди и сзади тебя погоняет небольшая, но имеющая власть, вооруженная шайка садистов, которые пинками, ударами сапога, ружейными прикладами заставляют тебя двигаться то вперед, то назад. Мы дошли до состояния стада овец, которые только и знают, что избегать нападения собак и, когда их на минутку оставят в покое, немного поесть. И подобно овцам, при виде опасности боязливо сбивающимся в кучу, каждый из нас стремился не оставаться с краю, попасть в середину своего ряда, в середину своей колонны, в голове и хвосте которой шли конвоиры. Кроме того, местечко в центре колонны обещало некоторую защиту от ветра. Так что то состояние человека в лагере, которое можно назвать стремлением раствориться в общей массе, возникало не исключительно под воздействием среды, оно было и импульсом самосохранения. Стремление каждого к растворению в массе диктовалось одним из самых главных законов самосохранения в лагере: главное — не выделиться, не привлечь по какому-нибудь малейшему поводу внимание СС!

О доброте и свободе выбора

Есть достаточно много примеров, часто поистине героических, которые показывают, что можно преодолевать апатию, обуздывать раздражение. Что даже в этой ситуации, абсолютно подавляющей как внешне, так и внутренне, возможно сохранить остатки духовной свободы, противопоставить этому давлению свое духовное Я. Кто из переживших концлагерь не мог бы рассказать о людях, которые, идя со всеми в колонне, проходя по баракам, кому-то дарили доброе слово, а с кем-то делились последними крошками хлеба? И пусть таких было немного, их пример подтверждает, что в концлагере можно отнять у человека все, кроме последнего — человеческой свободы, свободы отнестись к обстоятельствам или так, или иначе.

И это — «так или иначе» у них было. И каждый день, каждый час в лагере давал тысячу возможностей осуществить этот выбор, отречься или не отречься от того самого сокровенного, что окружающая действительность грозила отнять, — от внутренней свободы. А отречься от свободы и достоинства — значило превратиться в объект воздействия внешних условий, позволить им вылепить из тебя «типичного» лагерника.

<. ..>

Достоевский как-то сказал: я боюсь только одного — оказаться недостойным моих мучений. Эти слова вспоминаешь, думая о тех мучениках, чье поведение в лагере, чье страдание и сама смерть стали свидетельством возможности до конца сохранить последнее — внутреннюю свободу. Они могли бы вполне сказать, что оказались «достойны своих мучений». Они явили свидетельство того, что в страдании заключен подвиг, внутренняя сила. Духовная свобода человека, которую у него нельзя отнять до последнего вздоха, дает ему возможность до последнего же вздоха наполнять свою жизнь смыслом. Ведь смысл имеет не только деятельная жизнь, дающая человеку возможность реализации ценностей творчества, и не только жизнь, полная переживаний, жизнь, дающая возможность реализовать себя в переживании прекрасного, в наслаждении искусством или природой.

Сохраняет свой смысл и жизнь — как это было в концлагере, — которая не оставляет шанса для реализации ценностей в творчестве или переживании.

Остается последняя возможность наполнить жизнь смыслом: занять позицию по отношению к этой форме крайнего принудительного ограничения его бытия.

Созидательная жизнь, как и жизнь чувственная, для него давно закрыта. Но этим еще не все исчерпано. Если жизнь вообще имеет смысл, то имеет смысл и страдание. Страдание является частью жизни, точно так же, как судьба и смерть. Страдание и смерть придают бытию цельность.

О смысле жизни и смысле страданий

Вся сложность в том, что вопрос о смысле жизни должен быть поставлен иначе. Надо выучить самим и объяснить сомневающимся, что дело не в том, чего мы ждем от жизни, а в том, чего она ждет от нас.

Говоря философски, тут необходим своего рода коперниканский переворот: мы должны не спрашивать о смысле жизни, а понять, что этот вопрос обращен к нам — ежедневно и ежечасно жизнь ставит вопросы, и мы должны на них отвечать — не разговорами или размышлениями, а действием, правильным поведением.

Ведь жить — в конечном счете значит нести ответственность за правильное выполнение тех задач, которые жизнь ставит перед каждым, за выполнение требований дня и часа.

<…>

После того как нам открылся смысл страданий, мы перестали преуменьшать, приукрашать их, то есть «вытеснять» их и скрывать их от себя, например, путем дешевого, навязчивого оптимизма. Смысл страдания открылся нам, оно стало задачей, покровы с него были сняты, и мы увидели, что страдание может стать нравственным трудом, подвигом в том смысле, какой прозвучал в восклицании Рильке: «Сколько надо еще перестрадать!». Рильке сказал здесь «перестрадать», подобно тому как говорят: сколько дел надо еще переделать.

О двух типах людей

Если мы говорим о человеке, что он — из лагерной охраны или, наоборот, из заключенных, этим сказано еще не все. Доброго человека можно встретить везде, даже в той группе, которая, безусловно, по справедливости заслуживает общего осуждения. Здесь нет четких границ! Не следует внушать себе, что все просто: одни — ангелы, другие — дьяволы. Напротив, быть охранником или надсмотрщиком над заключенными и оставаться при этом человеком вопреки всему давлению лагерной жизни было личным и нравственным подвигом. С другой стороны, низость заключенных, которые причиняли зло своим же товарищам, была особенно невыносима.

<…>

Из всего этого мы можем заключить, что на свете есть две «расы» людей, только две! — люди порядочные и люди непорядочные. Обе эти «расы» распространены повсюду, и ни одна человеческая группа не состоит исключительно из порядочных или исключительно из непорядочных; в этом смысле ни одна группа не обладает «расовой чистотой!» То один, то другой достойный человек попадался даже среди лагерных охранников.

<…>

Мы изучили человека так, как его, вероятно, не изучило ни одно предшествующее поколение. Так что же такое человек? Это существо, которое всегда решает, кто он. Это существо, которое изобрело газовые камеры. Но это и существо, которое шло в эти камеры, гордо выпрямившись, с молитвой на устах.



Виктор Франкл: психолог в концлагере | Блогер lisenok на сайте SPLETNIK.RU 12 мая 2013

Возможно, это единственная теория, которая имела несчастье быть проверенной таким образом. Скорее всего, Франкл — один из немногих, кто смог пройти через страшное, выжить и остаться человеком. Это тоже исторический пост. И также пост памяти. Памяти тому, кто сумел быть собой и помогать другим в той ситуации, где было сложно заботиться даже о себе. Если в мире есть великие личности, то Виктора Франкла можно отнести именно к таким.

Пожалуйста, не удивляйтесь, что в посте будут также описания разработанной им теории. Это необходимо для понимания самой жизни Франкла: он и его работа связаны неразрывно.

Виктор Эмиль Франкл родился 26 марта 1905 года в Вене, в еврейской семье гражданских служащих. В юном возрасте проявил интерес к психологии. Свою дипломную работу в гимназии посвятил психологии философского мышления. К тому времени, когда Франкл достиг юношеского возраста и перед ним остро встали проблемы профессионального и личностного самоопределения, психоанализ уже оформился во влиятельное течение и получил широкое признание. Еще школьником Франкл заинтересовался идеями Фрейда, вступил с ним в личную переписку. Фрейд благоволил к юноше, по его протекции статья 19-летнего Виктора Франкла была в 1924 году опубликована в «Международном журнале психоанализа». Однако молодого человека в не меньшей мере интересовали идеи «отступника» Адлера, создавшего Вторую венскую школу психотерапии (первой по праву считалась фрейдистская).

Еще не получив законченного образования, Франкл примкнул к адлерианцам. Этот этап его научной биографии был отмечен публикацией в «Международном журнале индивидуальной психологии». Впрочем, сотрудничество длилось недолго. В 1927 году на почве очевидных разногласий с коллегами Франкл покинул Общество индивидуальной психологии. Однако эти годы не прошли бесследно. Они наложили отпечаток на все последующее творчество Франкла: практически во всех его трудах присутствуют и Фрейд, и Адлер — как явные и неявные оппоненты.

Психоанализ говорит о принципе удовольствия, индивидуальная психология — о стремлении к статусу. Принцип удовольствия может быть обозначен как воля к удовольствию; стремление к статусу эквивалентно воле к власти. Но где же то, что является наиболее глубоко духовным в человеке, где врожденное желание человека придать своей жизни так много смысла, как только возможно, актуализировать так много ценностей, сколь это возможно, — где то, что я назвал бы волей к смыслу? Эта воля к смыслу — наиболее человеческий феномен, так как животное не бывает озабочено смыслом своего существования. Однако психотерапия превращает эту волю к смыслу в человеческую слабость, в невротический комплекс. Терапевт, который игнорирует духовную сторону человека и, следовательно, вынужден игнорировать волю к смыслу, отрицает одно из самых ценных его  достоинств.

Пройдя Первую и Вторую венские школы психотерапии, Франкл встал на путь создания собственной — Третьей. Именно так впоследствии назовут созданное им учение. 

О своем юношеском мироощущении Франкл писал: «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм. Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма. Таким образом я создал логотерапию». 
Термин «логотерапия» Франкл предложил еще в 20-е годы, впоследствии в качестве равноценного использовал термин «экзистенциальный анализ». «Логос» для Франкла — это не просто «слово», как это обычно понимается в отечественной традиции. (Так, основоположником отечественной психотерапии К. И. Платоновым термин «логотерапия» использовался в значении «лечение словом» — в противовес медикаментозному и хирургическому лечению, то есть как синоним психотерапии).

Франкл опирается на более широкое понимание греческой основы: «логос» — это «слово» не просто как вербальный акт, а как квинтэссенция идеи, смысла, то есть это и есть сам смысл. Такая трактовка проясняет многие недоразумения при толковании евангельского текста: «В начале было слово…» 

Получив в 1930 году степень доктора медицины, Франкл продолжил работать в области клинической психиатрии, и уже к концу 30-х годов в статьях, опубликованных им в разных медицинских журналах, можно найти формулировки всех основных идей, на основе которых впоследствии выросло здание его теории — логотерапии и экзистенциального анализа. 
Еще в 1928 году Франкл основал Центр консультирования молодежи в Вене и возглавлял его до 1938 года.  Работая на этой должности, Франкл создал специализированную программу поддержки для студентов в период получения аттестатов. За время работы Франкла в этой роли не было отмечено ни одного случая самоубийств среди Венских студентов. Успех программы привлек внимание Вильгельма Райха, который пригласил Франкла в Берлин.

С 1930 по 1938 год он входил в  штат Нейропсихиатрической университетской  клиники, отделение по предотвращению самоубийств. В практической сфере он с 1929 года разрабатывал технику «парадоксальной интенции» — психотерапевтического инверсионного метода, ориентированного на подкрепление опасений пациента и достижение лечебного эффекта по принципу «от противного». В 1933 году им было выполнено интересное исследование «невроза безработицы», имеющее (к сожалению!) непреходящее значение, однако упоминаемое ныне редко. 

Пациентами Франкла стало свыше 30 тыс. женщин, подверженных риску самоубийства. Однако с приходом к власти нацистов в 1938 г. Франклу запретили лечить арийских пациентов по причине его еврейского происхождения. Франкл занялся частной практикой, а в 1940 г. возглавил неврологическое отделение Ротшильдской больницы, где также работал нейрохирургом. В тот период это была единственная больница, куда допускали евреев. Благодаря усилиям Франкла нескольких пациентов удалось спасти от уничтожения в рамках нацистской программы эвтаназии.

В 1941 г. Франкл женился на Тилли Гроссер.

Незадолго до аншлюса у  него была возможность эмигрировать в США, однако он ее отверг: полученное из Америки приглашение не распространялось на его родных, а Франкл считал недопустимым их бросить. (Наверное, в науке о душе различия в мировоззрении сказываются во всех сферах: Зигмунд Фрейд, уехавший в эмиграцию с женой и дочерью, не проявил никакой заботы о своих родных сестрах, и все они сгинули в концлагерях.)

По счастливой случайности, гестаповец, оформлявший первую отправку Франкла в лагерь смерти, оказался его бывшим пациентом и вычеркнул его из списка.

25 сентября 1942 г. Франкл, его жена и родители были депортированы, а затем отправлены в концентрационный лагерь Терезинштадт.

Человек посторонний и непосвященный, кто сам не был в лагере, как правило, вообще не в состоянии представить себе истинную картину лагерной жизни. Она может видеться ему в каких-то сентиментальных тонах, во флере тихой скорби. Он и не предполагает, что это была жестокая борьба за существование — даже между самими заключенными. Беспощадная борьба за ежедневный кусок хл:), за самосохранение, за себя самого или за самых близких людей.

И вот он передо мной — высокий, стройный, молодцеватый, в безукоризненной, просто ослепительной форме — элегантный, холеный мужчина, такой неизмеримо далекий от тех жалких существ, что мы сейчас собой представляем. Он стоит в непринужденной позе, подпирая левой рукой правый локоть, подняв правую кисть и делая указательным пальцем легкое движение — налево, направо, но чаще налево… Никто из нас не имел ни малейшего представления о том, что может означать это небрежное движение пальца. Но кто-то шепнул мне, что направо — значит па работы, а налево — в лагерь для неработоспособных и больных. Значит, нельзя выглядеть слабым!

Вечером мы узнали истинное значение этой игры пальцем. Это была первая селекция, первое решение о том, быть или не быть. Для большинства из нашего эшелона, едва ли не для 90%, это был смертный приговор. И он был исполнен в ближайшие же часы. Те, кого направляли налево, маршировали сразу к зданию крематория, где, как мне рассказывали потом те, кто там работал, висели надписи на многих европейских языках: «Баня», а при входе каждому совали в руку кусочек мыла… О том, что с ними происходило дальше, я промолчу — пусть говорят документы, они уже известны. А мы, меньшинство из прибывшего эшелона, узнали об этом вечером того же дня.

Я спросил у заключенных, уже давно находившихся в лагере, куда мог подеваться мой коллега и друг П., с которым мы вместе приехали.

— Его послали в другую сторону?

— Да, — ответил я.

— Тогда ты увидишь его там.

— Где?

Чья-то рука указала мне на высокую дымовую трубу в нескольких сотнях метров от нас. Из трубы вырывались острые языки пламени, освещавшие багровыми всполохами серое польское небо и превращавшиеся в клубы черного дыма.

— Что там?

— Там твой друг парит в небесах, — прозвучал суровый ответ.

В лагере Франкл встретил доктора Карла Флейшмана, который на тот момент вынашивал план по созданию организации психологической помощи вновь прибывающим заключенным. Организовать выполнение этой задачи он поручил Виктору Франклу, как бывшему психиатру.

Быть человеком — значит всегда быть направленным на что-то или на кого-то, отдаваться делу, которому человек  себя посвятил, человеку, которого он любит

Все можно отнять у человека, за исключением одного: последней частицы  человеческой свободы — свободы  выбирать свою установку в любых  данных условиях, выбирать свой собственный  путь.

Все свое время пребывания в концлагере Франкл посвятил врачебной деятельности, которую он, конечно же, держал втайне от СС. Вместе с другими психиатрами и социальным работниками со всей центральной Европы он оказывал заключенным специализированную помощь. Задача службы состояла в преодолении первоначального шока и оказании поддержки на начальном этапе пребывания.

Особое внимание было уделено  людям, которым угрожала особая опасность: эпилептикам, психопатам, «асоциальным», а кроме того, всем пожилым и  немощным». В этих условиях необходимо было принимать особые меры и проводить  специальную подготовку. Врачи пытались устранить у этих людей психический  вакуум, который можно описать  словами одной пожилой женщины: «вечером я спала, а днем страдала». Особую активную роль сыграл берлинский психиатр д-р Вольф, который использовал  метод «аутогенной тренировки»  Шульца в лечении своих пациентов. Вольф умер от легочного туберкулеза. Смысл его методики можно описать  как метод самовнушения в состоянии  релаксации или гипнотического транса. Сама методика аутогенной тренировки была достаточно сложной для выполнения в условиях лагеря, но все же с  основной задачей справлялась: ей удавалось  мысленно удалять людей от их места  прибытия. Сам Франкл часто пользовался этой методикой, чтобы дистанцироваться от окружающих страданий, объективируя их.

Так, я помню, как  однажды утром шел из лагеря, не способный больше терпеть голод, холод и боль в ступне, опухшей  от водянки, обмороженной и гноящейся. Мое положение казалось мне безнадежным. Затем я представил себя стоящим  за кафедрой в большом, красивом, теплом и светлом лекционном зале перед  заинтересованной аудиторией, я читал  лекцию на тему: «Групповые психотерапевтические опыты в концентрационном лагере»  и говорил обо всем, через что  прошел. Поверьте мне, в тот момент я не мог надеяться, что настанет тот день, когда мне действительно представится возможность прочесть такую лекцию.

И наконец, что самое важное, их группа психологической помощи предотвращала  самоубийства. Франкл организовал службу информации, и, когда кто-нибудь выражал суицидальные мысли или проявлял действительное намерение покончить с собой, ему тут же сообщали об этом.

Что было делать? Мы должны были пробуждать волю к жизни, к продолжению существования, к  тому, чтобы пережить заключение. Но в каждом случае мужество жить или  усталость от жизни зависела исключительно  от того, обладал ли человек верой  в смысл жизни, в своей жизни. Девизом всей проводившейся в  концлагере психотерапевтической работы могут служить слова Ницше: «Тот, кто знает, «зачем» жить, преодолеет почти любое «как»».

И здесь опять же помогала логотерапия – только поиск смысла жизни удерживал многих заключенных на краю. Именно от обращения к смыслу существования зависел результат психотерапии в лагере. Этот смысл для человека, находящегося в лагере в экстремальном, пограничном состоянии, должен был быть безусловным смыслом, включающим в себе не только смысл жизни, но также смысл страдания и смерти.

Мы идем молча. Ветер режет лицо, не дает говорить. Мы уткнулись подбородками в поднятые воротники своих ветхих курток. И вдруг идущий рядом со мной бормочет: «Ты, слушай! Если бы наши жены нас сейчас видели! Надеюсь, что в их лагере все же получше… И они, надеюсь, даже не представляют себе, что тут с нами»……И предо мной возникает образ моей жены…

Беспокойство большинства людей можно было выразить вопросом «Переживем ли мы лагерь?». Другой вопрос, который задавали Виктору Франклу, был таков: «Имеют ли смысл эти страдания, эта смерть?». Если отрицательный ответ на первый вопрос для большинства людей делал бессмысленными страдания и попытки пережить заключение, то отрицательный ответ на второй вопрос делал бессмысленным само выживание.

В лагере было строго запрещено спасать самоубийц — например, обрезать веревку повесившегося. Тем более важными были предупредительные меры.

Два случая, которые я вспоминаю, не только могут послужить примером практического применения изложенного выше хода мыслей, — они также обнаруживают и примечательную схожесть. Речь идет о двух мужчинах, которые в своих разговорах выражали намерение покончить с собой. Оба объясняли его одинаково и вполне типично: «Мне больше нечего ждать от жизни». И все-таки удалось доказать каждому из них: жизнь чего-то ждет от него самого, что-то важное ждет его в будущем. И действительно, оказалось, что одного ждал на чужбине его обожаемый ребенок. Другого не ждал никто персонально, но его ждало дело. Он был ученым, готовил и издавал серию книг; она осталась неоконченной. Сделать эту работу вместо него не мог бы никто, в ней он был, собственно говоря, так же незаменим, как отец незаменим для своего ребенка. Единственность, уникальность, присущие каждому человеку, определяют и смысл каждой отдельной жизни. Неповторим он сам, неповторимо то, что именно он может и должен сделать — в своем труде, в творчестве, в любви.

Не последний из уроков, которые  мне удалось вынести из Освенцима  и Дахау, состоял в том, что  наибольшие шансы выжить даже в такой  экстремальной ситуации имели, я  бы сказал, те, кто был направлен  в будущее, на дело, которое их ждало, на смысл, который они хотели реализовать

Франкл верил, что объективный взгляд на испытываемые страдания помогает выжить. Он и его соратники, среди которых были Лео Бек и Регина Ионас, прилагали все усилия, чтобы помочь заключенным преодолеть отчаяние и предотвратить самоубийство. Он читал лекции о нарушениях сна, душе и теле, о медицинской поддержке для души, о психологии альпинизма и горных массивах северных Альп, о здоровье нервной системы, экзистенциальных проблемах в психотерапии и о социальной психотерапии.

29 июля 1943 г. Франкл организовал закрытое заседание научного общества. И все это – в концлагере, втайне от надзирателей!

19 октября 1944 г. Франкл был переведен в концентрационный лагерь Аушвиц, где провел несколько дней и был далее направлен в Тюркгейм, один из лагерей системы Дахау, куда прибыл 25 октября 1944 г. Здесь он провел следующие 6 месяцев в качестве чернорабочего. Его жена была переведена в концентрационный лагерь Берген-Бельзен, где была убита. Отец Франкла скончался в Терезинштадте от отека легких, мать была убита в Аушвице.

27 апреля 1945 г. Франкл был освобожден американскими войсками. Из членов семьи Франкла выжила только сестра, эмигрировавшая в Австралию.

Опыт этих страшных лет  и смысл, извлеченный из этого  опыта, Франкл описал в книге «Психолог в концлагере», вышедшей вскоре после войны. Эта книга с 1942 по 1945 год фактически «писалась» им в уме, и одним из стимулов к выживанию было стремление ее сохранить и в конце концов опубликовать. Хотя, как признавался автор, книгу он «писал с убеждением, что она не принесет, не может принести успех и славу», из всех его книг именно эта получила наибольшую популярность.

Вскоре после окончания  войны Франкл высказал идею о примирении. В 1946 г. он возглавил Венскую неврологическую клинику и находился на этом посту до 1971 г. В 1947 г. он женился на Элеоноре Катарине Швиндт. Вторая жена Франкла была католичкой. Супруги с уважением относились к религиозным традициям друг друга, посещали церковь и синагогу, праздновали Рождество и Хануку. У них родилась дочь Габриэль, которая впоследствии стала детским психологом. В 1955 году Франкл стал профессором неврологии и психиатрии Венского Университета, а также посещал с лекциями Гарвардский Университет.

В послевоенные годы Франкл опубликовал более 32 книг, многие из которых были переведены на 10-20 языков. Франкл также посетил с лекциями и семинарами множество стран и стал обладателем 29 почетных докторских степеней.

Франкл умер 2 сентября 1997 г. от сердечной недостаточности.

В настоящее время живы члены семьи Франкла: жена Элеонора, дочь Габриэль Франкл-Весели, внуки Катарина и Александр, правнучка Анна Виктория.

В своем основополагающем труде «Человек в поисках смысла» (опубликован в 1959 г. под названием «Из лагеря смерти к экзистенциализму») Франкл описывает личный опыт выживания в концентрационном лагере и излагает свой психотерапевтический метод нахождения смысла во всех проявлениях жизни, даже самых страшных, тем самым создавая стимул к продолжению жизни. Франкл являлся одним из главных основателей экзистенциальной терапии, его труды послужили источником вдохновения для представителей гуманистической психологии.

Терапевтический метод  Франкла относят к категории экзистенциальной терапии. Франкл, посвятивший свою карьеру изучению экзистенциального подхода, пришел к выводу, что отсутствие смысла является главнейшим стрессом для человека. Франкл отождествлял экзистенциальный невроз с кризисом бессмысленности жизни.

Есть мнение, что именно Франкл изобрел определение «воскресный невроз», характеризующее подавленное состояние и ощущение пустоты, которое люди часто испытывают по окончании трудовой недели. Франкл отмечал, что такое состояние происходит из так называемого экзистенциального вакуума, которое характеризуется ощущением скуки, апатии и пустоты. Человек ощущает сомнение, потерю цели и смысла деятельности.

Пусть тот из вас, кто лишен невротических  проявлений, первым бросит в меня камень, будь он теологом или психиатром.

Тот факт, что один человек отличается от другого по рисунку отпечатков пальцев, еще не выделяет его как  личность.

Человек не должен спрашивать, в чем  смысл его жизни, но скорее должен осознать, что он сам и есть тот, к кому обращен вопрос.

Смысл объективен по меньшей мере постольку, поскольку его можно «найти», но нельзя «дать». Аналогичным образом лишь с объективностью смысла связано то, что его надо каждый раз открыть и нельзя изобрести.

Мы существуем постольку, поскольку  мы открыты для окружающего мира. Человек не для того здесь, чтобы  наблюдать и отражать самого себя; он здесь для того,  чтобы предоставлять  себя, поступаться собой, чтобы, познавая и любя, отдавать себя.

Насколько соблазнительны популярные разговоры о самоосуществлении  и самореализации человека! Как будто  человек предназначен лишь для того, чтобы удовлетворять свои собственные  потребности или же себя самого.

Человеческая свобода — это конечная свобода. Человек не свободен от условий. Но он свободен занять позицию по отношению к ним. Условия не обуславливают его полностью. От него — в пределах его ограничений — зависит, сдастся ли он, уступит ли он условиям. Он может также подняться над ними и таким образом открыться и войти в человеческое измерение.

Я не только поступаю в соответствии с тем, что я есть, но и становлюсь в соответствии с тем, как я  поступаю.

Я видел смысл своей жизни  в том, чтобы помогать другим увидеть смысл в своей жизни.

В посте использовались отрывки из книги Виктора Франкла «Психолог в концлагере»

Виктор Франкл – свидетель XXвека — Журнал «Читаем Вместе. Навигатор в мире книг»

Уже в юном возрасте он проявил интерес к психологии, его дипломная работа в гимназии была посвящена психологии философского мышления. По окончании гимназии он изучал медицину в Венском университете по специализации в области неврологии и психиатрии. Особенно его интересовала психология депрессий и самоубийств. В 1933–1937 годах В. Франкл возглавлял отделение по предотвращению самоубийств одной из Венских клиник. В этот период его пациентами стали свыше тридцати тысяч женщин, подверженных риску самоубийства. С приходом к власти нацистов в 1938 году Франклу запретили лечить арийских пациентов по причине его еврейского происхождения. Он занялся частной практикой, а в 1940 году возглавил неврологическое отделение Ротшильдской больницы в Вене.

В сентябре 1942 года В. Франкл, его жена и родители были депортированы в концентрационный лагерь Терезиенштадт, в котором он – втайне от СС – вместе с другими психиатрами и социальными работниками со всей Центральной Европы оказывал специализированную психологическую помощь вновь прибывающим заключенным. Задача службы состояла в преодолении первоначального шока и оказания поддержки на начальном этапе пребывания в концлагере. А еще их группа психологической помощи предотвращала самоубийства.

За основу создания своей методики психотерапевтической помощи – логотерапии – В. Франкл взял слова Ницше: «Тот, кто знает, “зачем” жить, преодолеет почти любое “как”». Ученый верил, что объективный взгляд на испытываемые страдания помогает выжить. Именно от обращения к смыслу существования зависел результат психотерапии в лагере. Этот смысл для человека, находящегося в лагере в экстремальном, пограничном состоянии, должен был быть безусловным смыслом, включающим в себя не только смысл жизни, но также смысл страдания и смерти.

Виктор Франкл сменил несколько концлагерей, в апреле 1945 года был освобожден американскими войсками. Из его родных не выжил никто (кроме сестры, эмигрировавшей в Австралию). Свой опыт заключенного с точки зрения психиатра он описал в книге «Сказать жизни“Да!”. Психолог в концлагере», ставшей бестселлером и принесшей ему мировую известность.

На протяжении двадцати пяти послевоенных лет он возглавлял Неврологическую поликлинику в Вене, в 1955 году стал профессором неврологии и психиатрии Венского университета, также был приглашенным профессором в ряде американских университетов. В. Франкл – автор более тридцати книг, переведенных на различные языки, обладатель двадцати девяти почетных докторских степеней.

Девиз В. Франкла: «Я видел смысл своей жизни в том, чтобы помогать другим увидеть смысл в своей жизни».

Виктор Франкл «Сказать жизни «да!». Психолог в концлагере» — рецензия — Психология эффективной жизни

Автор

Виктор Франкл (1905–1997) — австрийский врач-психотерапевт, основатель логотерапии, психолог и невролог, приглашенный профессор в ряде американских университетов, автор более 30 произведений. Будучи узником концлагеря, он испытал на себе ужас пребывания в нечеловеческих условиях. Вместе с другими психологами он организовал специальную службу помощи и развил информационную сеть, благодаря которой специалисты узнавали о суицидальных склонностях других узников лагеря смерти. В концлагере автор начал писать рукопись о выживании заключенных, ставшую впоследствии мировым бестселлером.

Сложность изложения

2 из 5. Будет понятна и полезна в том числе подросткам.

Целевая аудитория

Рекомендуется всем любителям психологии и исследователям внутреннего мира, а также тем, кто и доволен жизнью, и устал от нее.

Зачем читать

В книге описаны безграничные возможности людей, попавших в экстремальную ситуацию. Внешние трудности не так сильно способны повлиять на личностную деформацию, как внутренние установки человека, оказавшегося в невыносимых условиях. Книга учит находить смысл жизни в любой ситуации, также в ней даются практические советы врача, как выжить здесь и сейчас.

Читаем вместе

Автор затрагивает три основные темы:

— что доставляло особую радость узникам концлагерей;

— почему у большинства людей существует «воскресный невроз»;

— в чем заключается смысл жизни.

В первые дни после попадания в концлагерь узники, оправившиеся от первого шока, начинали думать о самоубийстве. На смену этим мыслям подтягивалась жуткая апатия, а ежедневный ужас смерти становился обыденностью. Единственный смысл оставался в элементарном выживании, а эмоции концентрировались вокруг еды, которую люди мечтали съесть после освобождения. Только благодаря апатии заключенные не становились жертвами эмоций и не утрачивали способность бороться за жизнь. Хотя лагерь отнял у них будущее, люди старались хотя бы поддерживать существование и в таких условиях. Почему многие не сходили с ума? Они думали о прекрасном и фантазировали, выполняя самую тяжелую работу, проживали прошлые воспоминания. Юмор о лагерной жизни давал немного сил, чтобы не умереть духовно.

В Освенциме существовали две стратегии: избегать ситуации, требующей принятия решения, и, наоборот, решать маленькие ежедневные задачи: делиться пайком с более слабыми, переходить в другие концлагеря, работать сверхурочно.

После освобождения у многих не срабатывало включение эмоций. Такое состояние называется деперсонализацией, когда человек, получив долгожданное, не чувствует ровным счетом ничего. Автор сделал определенный вывод об узниках, которые видели смысл жизни даже в тех нечеловеческих условиях. Они справлялись с неудачами намного лучше тех, кто спасовал, поскольку их стойкость и сила духа давали им надежду и веру.

Синдром «воскресного невроза» для многих выражается в депрессивном состоянии от полного ухода в работу в будние дни и невозможности радоваться наступившим выходным. Логотерапия Франкла была призвана помочь найти смысл жизни как самую важную мотивацию не до принятия решений, а после него. Это понимание начинается с маленьких поступков. У каждого человека, не считающего себя жертвой окружения, всегда найдутся силы для поиска нового пути.

Лучшая цитата

«Я теперь знаю, что человек, у которого нет уже ничего на этом свете, может духовно, пусть на мгновение, обладать самым дорогим для себя — образом того, кого любит».

Чему учит книга

Какой бы унизительной и безнадежной ни казалась та или иная жизненная ситуация, у человека всегда есть выбор, как к ней относиться.

— Если внутри нас рождается малейший психологический дискомфорт, нужно представить себя мировым чемпионом по этой проблеме, самым большим страдальцем, чем кто бы то ни было на земле. Из чувства противоречия проблема исчезнет. Это называется методом парадоксальной интенции — трюк, который используется в борьбе со страхами.

— Лагерная жизнь показала, на что все-таки способны человеческие души.

От редакции

Возможно, вам приходилось попадать в трудные ситуации, когда действовать привычным образом становится невозможно и кажется, что выхода нет. Психолог Людмила Юшкевич уверена, что кризис — это повод для роста и раскрытия потенциалов, которые дремлют в нас и ждут своего часа. Ее рекомендации читайте в статье: https://psy.systems/post/krizis-povod-dlya-radosti-i-pomoschnik 

В экстремальной ситуации, когда вы оказались на волосок от смерти, главное — не потерять волю и бороться до последнего. Французский психиатр Люк-Кристоф Гилерм рассказывает историю мужественного человека Стивена Каллахана, который выжил после 76-дневного дрейфа на плоту в океане: https://psy.systems/post/vyzhit-luboj-cenoj-kak-soxranit-rassudok.

В суровых условиях концлагеря люди находили смысл жизни в заботе и помощи ближним. Но, к сожалению, в современном мире добрые дела иногда падают в «черную дыру» и возвращаются неблагодарностью, обидой и претензиями. Психолог и бизнес-консультант Ольга Юрковская сформулировала принципы экологичной помощи ближним. Читайте о них в статье http://psy.systems/post/chetire-principa-ekologichnoj-pomoschi.

5 уроков жизни Виктора Франкла – психолога пережившего Холокост

5 уроков жизни Виктора Франкла – психолога пережившего Холокост

Виктор Франкл – выдающийся психолог, человек, прошедший страшные испытания, но не потерявший надежду и помогавший другим людям находить смысл своего существования. Кто же он, какие уроки можно получить, изучая его судьбу и знаковую книгу «Человек в поисках смысла»?

Мальчик появился на свет в Вене в марте 1905 в семействе евреев, бывших госслужащими. С детских лет Виктор начал интересоваться медициной, а когда вступил в пору молодости, решил, что пойдет по пути изучения психологии. Уже в 17-летнем возрасте юноша подготовил речь «О смысле жизни». Обучаясь в Венском университете, специализировался в областях неврологии и психиатрии. Главным достижением его молодых лет стала разработка нового вида психотерапии – логотерапии, в основе которой лежал поиск смысла человеческого существования и его анализ.

В 1938 в Австрии наступила власть нацистов, начавших не просто притеснять, а уничтожать евреев. Франк мог уехать в США, но не сделал этого из-за родных людей, разделив с ними страшную участь. В 1942 все семейство арестовали и отправили в концлагерь. Виктор, будучи буквально на волоске от гибели, сумел остаться в живых. К прискорбию, близкие ему люди ушли в небытие.

В 1946 вышел знаковый труд выдающегося психолога «Человек в поисках смысла», описывающий его испытания в Освенциме и Дахау и разъясняющий суть логотерапии. Читать ее нелегко, но уроки, извлеченные из опыта и жизненного пути В.Франкла, того стоят.

5 уроков жизни психолога Виктора Франкла

Урок №1. Свобода, ответственность неразрывно связаны между собой. Причем, ответственность – это наружная сторона цельного понятия, а свобода – оборотная. Нередко сетуя на отсутствие свободы, люди не желают брать на себя ответственность для изменения своей жизни.

Урок №2. У человека в любом положении есть выбор. Пройдя через страшные испытания, Франкл на своем примере продемонстрировал, что вне зависимости от ситуации человек может иметь смысл жизни и оказывать помощь другим.

Урок №3. Окружающая среда не определяет действий человека. На примере разных людей, находившихся в концлагере, ученый показывает их поведение. Были узники, шедшие буквально на все, чтобы выжить, но находились и те, кто вне зависимости от ситуации делились последним кусочком хлеба. По большому счету, как себя вести, каждый принимает решение сам.

Урок №4. Следует отыскать свое «зачем». В трудах Франкла не единожды встречается высказывание Ф.Ницше, где немецкий мыслитель говорит, что при наличии смысла «Зачем» жить, имеется возможность пережить любое «Как». Правда, «Зачем» должно быть правдивым, сильным, чувственным. Лишь в этом случае появятся сила воли, терпение для решения остальных вопросов.

Урок №5. Нужно видеть четкую будущую цель. Именно это, по мнению выдающегося психолога, являлось отличительной чертой узников концлагеря, делавших все, чтобы не пасть духом. Те же, кто потерял веру в собственное будущее, тот, утратив внутренний стержень, опустился и физически, и духовно.

Виктор Франкл – один из плеяды выдающихся психологов мирового уровня, показавший, что личность всегда обладает свободой выбора, а также важность нахождения смысла своего существования.

В жизни есть нечто большее, чем быть счастливым

«Сама погоня за счастьем мешает счастью».

В сентябре 1942 года Виктор Франкл, известный еврейский психиатр и невролог из Вены, был арестован и отправлен в нацистский концлагерь вместе с женой и родителями. Три года спустя, когда его лагерь был освобожден, большая часть его семьи, включая его беременную жену, погибла, но он, заключенный номер 119104, остался жив. В своем бестселлере 1946 года « Человек в поисках смысла », который он написал за девять дней о своем опыте в лагерях, Франкл пришел к выводу, что разница между теми, кто выжил, и теми, кто умер, сводится к одному: значению, озарение, к которому он пришел в раннем детстве.Когда он был старшеклассником, один из его учителей естественных наук заявил классу: «Жизнь — это не что иное, как процесс горения, процесс окисления». Франкл вскочил со стула и ответил: «Сэр, если это так, то в чем может быть смысл жизни?»

Как он видел в лагерях, те, кто находили смысл даже в самых ужасных обстоятельствах, были гораздо более стойкими к страданиям, чем те, кто этого не делал. «У человека может быть отнято все, кроме одного, — писал Франкл в Man’s Search for Meaning , — последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение к любому данному стечению обстоятельств, выбирать свой собственный путь.«

Франкл работал терапевтом в лагерях, и в своей книге он приводит пример двух заключенных, склонных к суициду, с которыми он столкнулся там. Как и многие другие в лагерях, эти двое мужчин были безнадежны и думали, что больше нечего ожидать. от жизни, не ради чего жить ». В обоих случаях, — пишет Франкл, — им нужно было заставить их осознать, что жизнь все еще чего-то от них ожидала; от них чего-то ожидали в будущем ». Для одного человека это был его маленький ребенок, который тогда жил в чужой стране.Для другого, ученого, это была серия книг, которые ему нужно было закончить. Франкл пишет:

Эта уникальность и неповторимость, которая отличает каждого человека и придает смысл его существованию, имеет такое же отношение к творческой работе, как и к человеческой любви. Когда осознается невозможность замены человека, это позволяет ответственности, которую человек несет за свое существование и его существование, проявиться во всей своей величине. Человек, который осознает ответственность, которую он несет перед человеком, который с любовью ждет его или незавершенную работу, никогда не сможет отказаться от своей жизни.Он знает «почему» своего существования и сможет вынести почти любое «как».
Виктор Франкл [ Хервиг Праммер / Reuters ]

В 1991 году Библиотека Конгресса и Клуб Книги месяца включили «Поиск смысла человека» в число 10 самых влиятельных книг США. Было продано миллионы копий по всему миру. Теперь, более двадцати лет спустя, этос книги — ее акцент на значении, ценности страдания и ответственности перед чем-то большим, чем собственное я — кажется, не соответствует нашей культуре, которая больше заинтересована в поисках индивидуума. счастья, чем в поисках смысла.«Для европейца, — писал Франкл, — это особенность американской культуры: снова и снова человеку приказывают и приказывают« быть счастливым ». Но к счастью нельзя стремиться; оно должно наступить. У человека должна быть причина, чтобы «быть счастливым» ».

Согласно Гэллапу, уровень счастья американцев находится на четырехлетнем максимуме — как, кажется, и число бестселлеров, в названиях которых есть слово «счастье». На момент написания этой статьи Gallup также сообщает, что почти 60 процентов всех американцев сегодня чувствуют себя счастливыми, не испытывая большого стресса или беспокойства.С другой стороны, по данным Центра по контролю за заболеваниями, около 4 из 10 американцев не обнаружили удовлетворительной жизненной цели. Сорок процентов либо не думают, что в их жизни есть четкая цель, либо нейтрально относятся к тому, есть ли у их жизни цель. Почти четверть американцев чувствуют себя нейтральными или не имеют четкого представления о том, что делает их жизнь значимой. Исследования показали, что наличие цели и смысла жизни увеличивает общее благополучие и удовлетворенность жизнью, улучшает психическое и физическое здоровье, повышает сопротивляемость, повышает самооценку и снижает вероятность депрессии.Вдобавок к этому, согласно недавнему исследованию, целеустремленная погоня за счастьем по иронии судьбы делает людей менее счастливыми. «Именно погоня за счастьем, — знал Франкл, — мешает счастью».

Вот почему некоторые исследователи предостерегают от погони за простым счастьем. В новом исследовании, которое будет опубликовано в этом году в следующем выпуске журнала Journal of Positive Psychology , ученые-психологи спросили почти 400 американцев в возрасте от 18 до 78 лет, считают ли они свою жизнь значимой и / или счастливой.Изучая их самоотчетное отношение к значению, счастью и многим другим переменным, таким как уровень стресса, модели расходов и наличие детей, в течение месяца, исследователи обнаружили, что осмысленная жизнь и счастливая жизнь в определенных отношениях совпадают. , но в конечном итоге очень разные. Психологи выяснили, что вести счастливую жизнь ассоциируется с «берущим», а полноценная жизнь — с «дающим».

«Счастье без смысла характеризует относительно поверхностную, эгоцентричную или даже эгоистичную жизнь, в которой все идет хорошо, потребности и желания легко удовлетворяются, а трудные или утомительные запутанности избегаются», — пишут авторы.

Чем счастливая жизнь отличается от осмысленной? Они обнаружили, что счастье — это хорошее самочувствие. В частности, исследователи обнаружили, что счастливые люди склонны думать, что жизнь проста, у них хорошее физическое здоровье и они могут покупать то, что им нужно и что они хотят. Несмотря на то, что недостаток денег снижает то, насколько счастливым и значимым вы считаете свою жизнь, он оказывает гораздо большее влияние на счастье. Для счастливой жизни также важно отсутствие стресса и беспокойства.

Почти четверть американцев не имеют четкого представления о том, что делает их жизнь значимой.

Что наиболее важно с социальной точки зрения, стремление к счастью связано с эгоистичным поведением — быть, как уже упоминалось, «берущим», а не «дающим». Психологи дают этому эволюционное объяснение: счастье связано с уменьшением влечения. Если у вас есть потребность или желание — например, голод — вы удовлетворяете их, и это делает вас счастливыми. Другими словами, люди становятся счастливыми, когда получают то, что хотят.Таким образом, не только люди могут чувствовать себя счастливыми. У животных тоже есть потребности и побуждения, и когда они удовлетворяются, животные тоже чувствуют себя счастливыми, отмечают исследователи.

«Счастливые люди получают много радости от получения благ от других, в то время как люди, ведущие осмысленную жизнь, получают много радости от того, что жертвуют другим», — пояснила Кэтлин Вохс, одна из авторов исследования, на недавней презентации в университете. Пенсильвании. Другими словами, смысл выходит за пределы «я», в то время как счастье заключается в том, чтобы дать себе то, что он хочет.Люди, которые имеют большое значение в своей жизни, с большей вероятностью помогут другим, кто в ней нуждается. «Во всяком случае, чистое счастье связано с тем, что мы не помогаем нуждающимся», — пишут исследователи, в число которых входят Дженнифер Аакер и Эмили Гарбински из Стэнфордского университета.

Что отличает людей от животных, так это не стремление к счастью, которое происходит во всем мире природы, а поиск смысла, который является уникальным для людей, по словам Роя Баумейстера, ведущего исследователя исследования и автора: с Джоном Тирни из недавней книги Сила воли: новое открытие величайшей силы человека .Баумейстер, социальный психолог из Университета штата Флорида, был назван ISI высоко цитируемым научным исследователем в 2003 году.

Участники исследования сообщали, что они черпают смысл в том, чтобы отдать часть себя другим и принести жертву от имени всей группы. По словам Мартина Э. П. Селигмана, одного из ведущих ученых-психологов, живущих сегодня, в осмысленной жизни «вы используете свои самые сильные стороны и таланты, чтобы принадлежать и служить тому, что, по вашему мнению, больше, чем ваше« я ».«Например, обретение большего смысла в своей жизни было связано с такими действиями, как покупка подарков для других, забота о детях и споры. Люди, чья жизнь имеет высокий уровень смысла, часто активно ищут смысл, даже если они знают, что он придет к за счет счастья. Поскольку они вложили себя во что-то большее, чем они сами, они также больше переживают и имеют более высокий уровень стресса и беспокойства в своей жизни, чем счастливые люди. Например, наличие детей связано с осмысленной жизнью и требует самообладания. жертвоприношение, но известно, что оно было связано с низким уровнем счастья среди родителей, в том числе тех, кто участвовал в этом исследовании.На самом деле, по словам гарвардского психолога Дэниела Гилберта, исследования показывают, что родители менее счастливы от общения со своими детьми, чем от физических упражнений, еды и просмотра телевизора.

«Отчасти то, что мы делаем как люди, — это заботиться о других и вносить свой вклад в других. Это делает жизнь значимой, но не обязательно делает нас счастливыми», — сказал мне Баумейстер в интервью.

Значение — это не только выход за пределы себя, но и выход за пределы настоящего момента, что, по мнению исследователей, является, пожалуй, наиболее важным выводом исследования.Хотя счастье — это эмоция, испытываемая здесь и сейчас, в конечном итоге она исчезает, как и все эмоции; положительный аффект и чувство удовольствия мимолетны. Количество времени, в течение которого люди сообщают, что они хорошо или плохо, коррелирует со счастьем, но никак не со смыслом.

С другой стороны, смысл сохраняется. Он связывает прошлое, настоящее и будущее. «Мыслить за пределами настоящего момента, в прошлое или будущее было признаком относительно значимой, но несчастной жизни», — пишут исследователи.«Счастье обычно не бывает в размышлениях о прошлом или будущем». То есть люди, которые больше думали о настоящем, были более счастливыми, но люди, которые тратили больше времени на размышления о будущем или о прошлых трудностях и страданиях, чувствовали больше смысла в своей жизни, хотя и были менее счастливы.

Как показало исследование, негативные события, происходящие с вами, уменьшают ваше счастье, но повышают значение, которое вы имеете в жизни. Другое исследование 2011 года подтвердило это, обнаружив, что люди, которые имеют смысл в своей жизни в виде четко определенной цели, оценивают свое удовлетворение жизнью выше, даже когда они плохо себя чувствуют, чем те, у кого нет четко определенной цели.«Если в жизни вообще есть смысл, — писал Франкл, — значит, в страдании должен быть смысл».

Это возвращает нас к жизни Франкла и, в частности, к решающему опыту, который он получил до того, как его отправили в концентрационные лагеря. Это был случай, который подчеркивает разницу между поиском смысла и стремлением к счастью в жизни.

Питер Эндрюс / Reuters

В юном возрасте, еще до того, как его и его семью отправили в лагеря, Франкл зарекомендовал себя как один из ведущих психиатров Вены и мира.Например, будучи 16-летним мальчиком, он завязал переписку с Зигмундом Фрейдом и однажды отправил Фрейду двухстраничную статью, которую он написал. Фрейд, впечатленный талантом Франкла, отправил статью в International Journal of Psychoanalysis для публикации. «Надеюсь, вы не возражаете», — писал Фрейд подростку.

Во время учебы в медицинской школе Франкл проявил себя еще больше. Он не только основал центры профилактики самоубийств для подростков — предшественник его работы в лагерях, — но он также разработал свой фирменный вклад в область клинической психологии: логотерапию, которая призвана помочь людям преодолеть депрессию и достичь благополучие, найдя свой неповторимый смысл в жизни.К 1941 году его теории получили международное внимание, и он работал главой неврологии в венской больнице Ротшильдов, где рисковал своей жизнью и карьерой, ставя ложные диагнозы психически больным пациентам, чтобы они не были усыплены по приказу нацистов. .

Это был тот же год, когда ему нужно было принять решение, решение, которое изменило его жизнь. Поскольку его карьера на подъеме и над ним нависла угроза нацистов, Франкл подал заявление на получение визы в Америку, которую ему предоставили в 1941 году.К тому времени нацисты уже начали собирать евреев и увозить их в концентрационные лагеря, уделяя особое внимание пожилым людям. Франкл знал, что нацисты заберут его родителей. Он также знал, что как только они это сделают, он должен будет быть рядом со своими родителями, чтобы помочь им пережить травму, полученную при адаптации к лагерной жизни. С другой стороны, будучи молодым человеком с визой в руке, он испытывал соблазн уехать в Америку и бежать в безопасное место, где он мог еще больше отличиться в своей области.

Как Анна С. Редсанд рассказывает в своей биографии Франкла, он не знал, что делать, поэтому он отправился в собор Святого Стефана в Вене, чтобы прочистить голову. Слушая органную музыку, он неоднократно спрашивал себя: «Стоит ли мне бросить родителей? … Сказать ли мне до свидания и оставить их на произвол судьбы?» В чем заключалась его ответственность? Он искал «намек с небес».

Когда он вернулся домой, он нашел это. На столе лежал кусок мрамора. Его отец объяснил, что это было из-под обломков одной из близлежащих синагог, разрушенных нацистами.В мраморе был фрагмент одной из Десяти Заповедей — о почитании вашего отца и вашей матери. После этого Франкл решил остаться в Вене и отказаться от любых возможностей для безопасности и карьерного роста, которые ожидали его в Соединенных Штатах. Он решил отложить свои личные занятия, чтобы служить своей семье, а позже и другим заключенным в лагерях.

РЕКОМЕНДУЕТСЯ

Мудрость, которую Франкл почерпнул из своего опыта там, посреди невообразимых человеческих страданий, сейчас так же актуальна, как и тогда: «Быть ​​человеком всегда указывает и направлено на что-то или кого-то, кроме себя — будь то смысл, который нужно реализовать, или другое человеческое существо, с которым можно столкнуться.Чем больше человек забывает себя — отдавая себя делу служения или любящему другого человека — тем он более человечен ».

Баумейстер и его коллеги согласились бы, что поиск смысла — это то, что делает людей уникальными людьми. Отложив в сторону наши эгоистичные интересы, чтобы служить кому-то или чему-то большему, чем мы сами — посвятив свою жизнь тому, чтобы «отдавать», а не «брать», мы не только выражаем нашу фундаментальную человечность, но также признаем, что есть нечто большее, чем нужно. хорошая жизнь, чем стремление к простому счастью.

Лидеры самопомощи: Виктор Франкл | Сбалансированное достижение

К тому времени, когда ему исполнилось 40 лет, Виктор Франкл пережил две мировые войны, провел три года в нацистских концлагерях и потерял своих родителей, жену и брата в Холокосте. Однако эти непонятные обстоятельства не помешали бессмертному неврологу и психиатру найти смысл в своей жизни и помочь другим сделать то же самое. Его терапевтические учения о важности достижения цели в жизни навсегда останутся ценными в мире психологии, а его классическая книга 1946 года «В поисках смысла» навсегда останется одной из самых желанных и вдохновляющих книг, когда-либо издававшихся.


Виктор Франкл Профиль:

Дата рождения: 26 марта 1905 г.

Смерть: 2 сентября 1997 г. (92 года)

Профессия: Невролог, психиатр

В центре внимания: Значение и личная ответственность

Виктор Франкл Обзор:

За девять лет до начала Первой мировой войны и за 34 года до начала Второй мировой войны австрийская еврейская семья государственных служащих родила второго из троих детей в Вене.Это было в 1905 году, когда Габриэль Франкл, директор Министерства социального обеспечения Австрии, и его жена Эльза приветствовали Виктора на свет. В то время как первые годы жизни маленького ребенка обычно проходят для человека того же возраста и социального класса, он, как и многие европейские евреи того же поколения, вскоре столкнется с рядом невообразимых обстоятельств.

Первые трудности, с которыми столкнулась семья Франкл, возникли во время Первой мировой войны, когда повсеместные лишения вынудили Виктора, его сестру Стеллу и брата Уолтера выпрашивать еду у местных фермеров.К счастью, по окончании четырехлетней войны дела Франклов нормализовались, и дети вернулись в школу. Для Виктора естественное увлечение психологией и философией определило его карьерный путь в будущем.

После окончания средней школы Виктор Франкл продолжил изучать неврологию и психиатрию в Венском университете. Во время учебы в университете мирового класса у него была возможность познакомиться с двумя величайшими психотерапевтами Австрии, Зигмундом Фруедом и Альфредом Адлером.В 1937 году Франкл, который позже разработал свою собственную школу психологического мышления, открыл свою собственную практику в качестве невролога и физиотерапевта. К сожалению, до вторжения войск Гитлера в Австрию оставался всего год.

Несмотря на рост напряженности в Австрии в ближайшие годы, Виктор Франкл смог начать изложить свою философию психотерапии, названную Логотерапией, которая считается третьей венской школой психотерапевтической мысли. В то время как ранее упомянутые Фрейд и Адлер считали, что наиболее мощным мотивационным побуждением людей является удовольствие и сила соответственно, Франкл () пришел к выводу, что смысл жизни — это то, что больше всего мотивирует людей.Более того, он определил, что жизнь всегда может иметь смысл, независимо от обстоятельств, и что каждый человек свободен найти цель в любой ситуации, с которой он сталкивается. Хотя эти идеи возникли до зловещего 1942 года, Франкл вскоре подтвердил свои убеждения в самых тяжелых обстоятельствах.

Хотя Виктор Франкл и его первая жена Тилли осознавали серьезность ситуации, в которой оказались еврейские граждане, и получили визу для выезда в Соединенные Штаты, пара предпочла остаться рядом с его родителями в Австрии.К сожалению, 25 сентября 1942 года Виктор и его семья были арестованы нацистскими вооруженными силами и отправлены на работу в концлагерь. В течение следующих трех лет Франкл работал в трех разных лагерях, ничего не зная о благополучии своих родителей, жены, братьев и сестер. За это время Франкл стал свидетелем смерти тысяч собратьев-евреев, но видел, как многие другие боролись за свои жизни, что подтвердило его убеждения о важности смысла жизни. Позже он использовал цитату великого немецкого философа Фридриха Ницше, чтобы описать, какие заключенные с наибольшей вероятностью выживут:

Тот, у кого есть причина жить, может вынести почти все как.”

Только 27 апреля 1945 года Виктор Франкл и другие заключенные, жившие в концлагере Освенцим, были освобождены американскими солдатами. После возвращения в Австрию ему сообщили роковую новость, которую он так отчаянно не хотел слышать: его жена, родители и брат умрут в немецких концлагерях. Его сестра и он сам будут единственными двумя членами семьи, которые переживут потусторонний идеал.

Всего через год после выхода из Освенцима Виктор Франкл опубликовал Man’s Search for Meaning , который с тех пор стал одной из самых вдохновляющих книг из когда-либо изданных.На страницах книги Франкл оправдывает свою веру в то, что смысл является наиболее важным компонентом человеческого существования, с помощью связанных историй из того времени, когда он жил в немецких концлагерях. С момента первой публикации книги было продано более 9 миллионов копий по всему миру, что сделало Франкла одной из самых важных фигур в области психологии, когда-либо украшавших землю.

Виктор Франкл скончался в 1997 году в возрасте 92 лет, но оставил после себя наследие, которое навсегда останется в памяти. После освобождения из Освенцима и написания Man’s Search for Meaning , Франкл смог завершить свою теорию логотерапии, которая во многом помогла продвинуться в более обширной области психологии.В общей сложности он написал 39 книг, был удостоен множества наград и считается одним из главных вдохновителей психологов-гуманистов.

3 послания, которые следует извлечь из его учений:

  • Смысл в жизни — это все: Еще до того, как Виктора Франкла отправили несправедливо жить и работать в одни из худших нацистских концентрационных лагерей, он начал формировать убеждение, что наиболее важным компонентом человеческого благополучия является то значение, которое люди имеют для своей жизни. жизни. Находясь в концентрационных лагерях, он осознал, что заключенные, которые нашли способ жить с целью жить, как правило, будут жить намного дольше, чем те, кто заблудились. Знаменитый психиатр сказал нам, что люди могут находить цель разными способами, и рекомендовал пациентам искать смысл через творческую работу, жизненный опыт и изменяя свое отношение к своей жизненной ситуации. Поскольку, по мнению Франкла, существует четкая корреляция между чувством смысла и уровнем благополучия, для каждого из нас жизненно важно найти цель в наших жизненных усилиях, какими бы они ни были.
  • Принятие личной ответственности: Благодаря своему опыту в Освенциме и других нацистских концентрационных лагерях Виктор Франкл воочию увидел, как люди могут свободно брать на себя ответственность за свою жизнь и реагировать на любые обстоятельства, с которыми они сталкиваются, с позиции, которую они свободно выбирают. В «Человеке в поисках смысла» он пишет: : «Мы, жившие в концентрационных лагерях, можем вспомнить людей, которые ходили по хижинам, утешая других, отдавая свой последний кусок хлеба.Возможно, их было немного, но они являются достаточным доказательством того, что у человека можно отнять все, кроме одного: последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение в любых данных обстоятельствах, выбирать свой собственный путь ». По оценке Франкла, принятие личной ответственности за свою жизнь и за свое отношение к обстоятельствам, с которыми они сталкиваются, на самом деле является « сущностью существования». Чтобы улучшить нашу способность свободно делать выбор, он сказал нам, что каждый из нас должен получить знания о навыках принятия решений, а затем взять на себя непоколебимую личную ответственность за свою жизнь и отношения, с которыми мы живем.
  • Верьте в тех, кто вас окружает: Виктор Франкл считал, что люди должны стремиться сделать мир лучше, и могли сделать это, веря в своих собратьев. Он понимал, насколько важны человеческие связи и близкие отношения для людей, ищущих смысл жизни, и, поддерживая других в их стремлении к цели, каждый из нас может повысить уровень смысла, который мы имеем в нашей собственной жизни. Для этого он говорит нам, что вместо того, чтобы видеть наших братьев и сестер такими, какие они есть, мы должны переоценивать их таким образом, чтобы они двигались к счастью и самореализации. В этом редком видеоклипе 1972 года Франкл обсуждает это понятие и показывает, как мы можем существенно изменить жизнь окружающих нас людей:

Вдохновляющие цитаты:

  • «Каждый человек подвергается сомнению жизнью; и он может ответить жизни, только отвечая за свою собственную жизнь; на жизнь он может ответить, только будучи ответственным ».
  • «Живите так, как будто вы живете во второй раз, и как если бы вы поступили неправильно в первый раз.”
  • «В конце концов, человек не должен спрашивать, в чем смысл его жизни, а должен признать, что спрашивают именно его».

Ошибка страницы не найдена, Audible.com

  • Evvie Drake запускает более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Франкль, Виктор Эмиль (1905–1997) | Encyclopedia.com

Виктор Эмиль Франкль, австрийский врач, психоаналитик, философ, профессор неврологии и психиатрии Медицинской школы Венского университета, родился 26 марта 1905 года в Вене, где умер от болезни сердца 2 сентября. , 1997.

Франкл был потомком в двенадцатом поколении раввина Иуды Лева, махараля Праги, который создал голема Йоселе, чтобы спасти евреев от кровавого навета. В шестнадцать лет, еще будучи студентом лицея, Виктор отправил Фрейду текст о «происхождении мимических движений утверждения и отрицания» (Frankl, 1997, p. 48), который в 1924 году был опубликован в International Journal of Психоанализ . Но Франкл отказался от психоаналитических формулировок в пользу работ Игоря Карузо, гуманистической психологии и экзистенциального анализа, основателем которых он был.

Во время Второй мировой войны Франкл был арестован в сентябре 1942 года и провел почти три года в нескольких концентрационных лагерях, включая кратковременное пребывание в Освенциме, Дахау (где он встретил Бруно Беттельхейма) и Тереизиенштадте. Родители, брат и жена Франкла погибли в лагерях. Находясь в заключении, Франкл написал рукопись, которая позже была опубликована как Доктор и душа . После освобождения в 1945 году он написал Ein Psycholog erlebt das Konzentrationslager , который был продан тиражом более миллиона экземпляров, когда он был опубликован в 1947 году.Переведенный на английский язык как Man’s Search for Meaning , Франкл использовал свой опыт в концентрационных лагерях для разработки теории «логотерапии», где логотипов означает волю к раскрытию смысла своего существования.

После войны Франкли был назначен профессором психиатрии Венской неврологической поликлиники. Психотерапевт, он читал лекции по всему миру и был приглашенным профессором. В 1970 году в Международном университете США в Сан-Диего, штат Калифорния, был основан первый Институт логотерапии.Впоследствии был основан ряд независимых институтов, которые по состоянию на 2005 год работают более чем в 25 странах, включая Институт Виктора Франкла в Вене. Франкл написал более тридцати книг, которые были переведены более чем на двадцать пять языков. «Смысл вашей жизни, — однажды объяснил Франкл, — в том, чтобы помочь другим найти смысл своей жизни».

Жак Седат

См. Также: Австрия; Карузо, Игорь.

Библиография

Франкл Виктор. (1972). Человек в поисках смысла: введение в логотерапию . Бостон: Beacon Press.

——. (1997). Воспоминания: автобиография . Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Логотерапия Виктора Франкла: поиск цели и смысла

Рекомендуемая статья:

Эквивалентные части, биографические и теоретические, этот документ представляет собой обсуждение основных исторических событий и вклада Виктора Франкла.Интеллектуальное развитие Франкла началось с краткого погружения в учения Фрейда и Альдера в начале 1920-х годов. Он начал формализовать принципы своей теории и терапии, логотерапии, помогая безработным венцам во время Великой депрессии. Логотерапия утверждает, что основной мотивацией человека является не поиск власти или удовлетворения, а открытие цели существования. Обсуждаются различные экзистенциальные идеи, включая понятия нологического измерения и экзистенциального разочарования.В статье делается вывод о том, что логотерапия имеет множество применений в современном медицинском, психологическом и деловом секторах.

Поиск цели и смысла жизни стал мегатрендом 21 -го века. Один практикующий объясняет эту тенденцию сдвигом в сознании, который позволил человечеству сосредоточиться на том, что, по их мнению, действительно важно в их повседневной жизни (Pattakos, 2009). Доктор Виктор Эмиль Франкл (1905–1997), венский психиатр и невролог, охарактеризован как пионер, продвигавший идею о том, что главная мотивационная сила в жизни — это поиск смысла (Zaiser, 2005).Франкл наиболее известен своим бестселлером «: Человек в поисках смысла», , разошедшимся тиражом более 11 миллионов экземпляров на 20 различных языках (Boeree, 2006). Оригинальное название книги Франкла на немецком языке — Trotzdem Ja Zum Leben Sagen , что на самом деле переводится на английский как «Сказать« да жизни несмотря ни на что ». Его книга описывает его ужасные переживания в концентрационных лагерях и дает базовое введение в его терапевтическую практику логотерапии .Франкл попал в четыре разных нацистских лагеря и был дегуманизирован до простого числа: 119 104 (Benvenga, 1998). Более того, нацисты убили его жену, мать, отца и будущего ребенка, но Франкл смог найти цель для жизни во всех своих страданиях (Frankl, 1959).

Франкл настаивает на том, что первоочередной задачей гуманитарных наук является не поиск удовольствия или превосходства, а открытие смысла существования (Ponsaran, 2007). Франкл отрицает, что люди могут быть сведены к фрейдистским влечениям к жизни и смерти, но скорее продвигает идею о том, что люди обладают «свободой ответа», даже если ситуация катастрофическая (Cowen, 2005). Философы и духовные лидеры утверждают, что логотерапия Франкла получит более широкое признание в терапевтической практике, потому что люди задают более экзистенциальные вопросы, например, «в чем смысл жизни?» (Паттакос, 2009 г.). Буквально логотерапия означает терапию через смысл, однако логотерапия — это больше, чем просто помощь клиентам в поиске смысла жизни (Hoffman, 1995). Например, логотерапия как психотерапевтический метод помогает пациентам с бессонницей, импотенцией и тревогой (Zaiser, 2005).Несомненно, ранние жизненные опыты и невообразимые страдания Франкла явно воспроизведены в его формулировке логотерапии.

Виктор Эмиль Франкл родился в Вене, Австрия, в 1905 году (Frankl, 1997). В ранние годы Франкл был глубоко знаком с религией своих предков иудаизмом. Фактически, Франкл настолько хорошо изучил Тору, что члены местной синагоги пытались завербовать его, чтобы он стал кантором, тем, кто воспевает литургическую часть службы. Однако в подростковом возрасте Франкл решил продолжить карьеру медицинского работника (Hoffman, 1995).Для Франкла это стремление к карьере сопровождалось отказом от иудаизма, поскольку он утверждал, что в период полового созревания прошел через атеистическую фазу (Cowen, 2005). В последующие годы Франкл посещал ту же венскую среднюю школу, что и Зигмунд Фрейд несколькими годами ранее. Именно здесь Франкл заинтересовался психологическими принципами фрейдистского психоанализа и начал переписку с Фрейдом (Hoffman, 1995). Однако увлечение Франкла вскоре исчезло, и он отошел от фрейдизма, заявив, что мышление Фрейда было слишком догматичным и редукционистским, чтобы объяснить человеческое поведение в целом (Cowen, 2005).Франкл особенно не соглашался с идеей Фрейда о том, что сексуальные импульсы могут объяснить большую часть человеческого поведения (Hoffman, 1995).

Таким образом, Франкл все больше интересовался индивидуальной психологией Альфреда Адлера, которая больше фокусировалась на экологических и социальных факторах для объяснения поведения (Frankl, 1997). В конце 1920-х годов Франкл стал преданным адлерианцем издательством и в течение нескольких лет читал лекции по принципам индивидуальной психологии (Hoffman, 1995). В 1925 году Франкл опубликовал в журнале Адлера статью, в которой отвергалась фрейдистская точка зрения, согласно которой бессознательное является источником невроза, и продвигалась адлеровская интерпретация невроза как формы компенсации.По иронии судьбы, Франкл покинул ближайшее окружение Адлера в 1927 году, заявив, что индивидуальная психология поддерживает тот же психологический редукционизм, который продвигал фрейдизм (Pytell, 2003). Стало очевидно, что фрагменты веры Франкла были восстановлены после его ухода от Фрейда и Адлера. Он начал использовать теологическую терминологию, такую ​​как geist , что означает «человеческий дух» на немецком языке, для объяснения психологических явлений. Более того, Франкл начал рассматривать человеческий дух как высшую способность человека и, что еще более важно, поиск смысла (Cowen, 2005).

Франкл окончил медицинскую школу Венского университета в 1930 году по специальности неврология и психиатрия (Hoffman, 1995). Вскоре его повысили до главы павильона самоубийц в Главной больнице в Вене. Там он вылечил более 3000 женщин, склонных к самоубийству и депрессии. Кроме того, Франкл разработал недорогую частную консультацию для людей, когда Великая депрессия потрясла экономические основы Австрии (Frankl, 1997). В своей частной практике он заметил, что множество людей проходят терапевтическое лечение из-за потери работы.Что еще более важно, Франкл отметил, что люди, похоже, страдали не от потери работы, а от потери смысла своей жизни. Франкл предписал особый подход к волонтерской работе, чтобы восстановить цель в жизни пациентов. Это лечение оказалось очень эффективным, поскольку большинство его пациентов утверждали, что их депрессия исчезла (Hoffman, 1995).

Однако во время присоединения Австрии к нацистской Германии в 1938 году Франкл был вынужден отказаться от частной практики.Он был переведен в больницу Ротшильда, где его звание врача было признано недействительным и ему дали звание «еврейский специалист», что означало, что он мог лечить только еврейских пациентов (Pytell, 2003). Франкл с ужасом наблюдал, как нацисты добивались истребления его пациентов-евреев, страдающих черепно-мозговой травмой и психологическим заболеванием, с помощью нацистской программы эвтаназии (Hoffman, 1995). В отчаянии он начал фальсифицировать медицинские документы, чтобы спасти душевнобольных от эвтаназии (Boeree, 2006).Таким образом, климат в Вене становился все более враждебным по отношению к евреям, поэтому Франкл запросил эмиграционные документы из Соединенных Штатов. После одобрения он отказал в выдаче визы, так как обнаружил, что его пожилые родители должны остаться дома (Pytell, 2003). В 1941 году Франкл женился на своей первой жене, Тилли Гроссер, которая позже в том же году была вынуждена сделать аборт в гестапо, чтобы предотвратить перенаселение евреев (Институт Виктора Франкла, 2010). В 1942 году Франкл, его жена и родители были переведены в гетто Терезиенштадт, где его отец был похоронен из-за голода и истощения (Pytell, 2003).Затем жена и мать Франкла были убиты в газовых камерах Освенцима (Институт Виктора Франкла, 2010).

В течение следующих трех лет Франкл находился в ужасных условиях концентрационных лагерей. Во время заключения в концентрационных лагерях Франкл рыл канавы, организовал программу предотвращения самоубийств и работал добровольцем в отделении тифа (Frankl, 1959). Чтобы не терять надежду и придать смысл своей жизни, Франкл часто начинал восстанавливать рукописи своих книг на листках бумаги, украденных из офиса лагеря, и красться на улицу, чтобы читать имитационные лекции о психологическом состоянии людей, находящихся в лагерях (Boeree, 2006). ).Было отмечено, что в лагерных трудах Франкла было очевидно, что он уже оставил ужасные переживания лагеря позади, потому что он написал их от третьего лица и в прошедшем времени. Позже в своей карьере он описал свои лагерные сочинения как свое духовное дитя, которое помогло ему избежать бреда (Pytell, 2003).

Вскоре после освобождения из лагерей в 1945 году Франкл опубликовал свой бестселлер « Человек в поисках смысла » (Институт Виктора Франкла, 2010). Эта книга описывает его опыт в концентрационных лагерях и продвигает его теорию логотерапии (Frankl, 1959).В начале 1947 года Франкл женился на Элеоноре Швиндт, и к декабрю у них родилась дочь Габриэле. В 1948 году Франкла повысили до адъюнкта неврологии и психиатрии Венского университета, где он проработал несколько лет. В послевоенные годы Франкл написал более 38 книг по психологии и своему лагерному опыту. Его последние две книги — Man’s Search for Ultimate Meaning и Viktor Frankl — Recollections , обе были опубликованы в 1997 году. Виктор Франкл умер от сердечной недостаточности 2 сентября 1997 года (Институт Виктора Франкла, 2010).Продолжение на следующей странице »

Бенвенга, Н. (1998). Франкл, Ньюман и смысл страдания. Журнал религии и здоровья, 37 ( 1), 63-66.

Бори, К. Г. (1998). Теории личности: Виктор Франкл . Получено с http://webspace.ship.edu/cgboer/frankl.html

.

Коуэн, С. Д. (2005). Виктор Франкл: человек, философ и терапевт. Журнал иудаизма и цивилизации, 7 (56), 1-22.

Крамбо, Дж., И Карр, Г. (1979). Лечение алкоголиков логотерапией. Международный журнал зависимостей, 14 (6), 847-853.

Филлион, Л., Дюваль, С., Дюмон, С., Ганьон, П., Тремблей, И., Байрати, И., и Брейтбарт, В. (2009). Влияние ориентированного на смысл вмешательства на удовлетворенность работой и качество жизни медсестер паллиативной помощи. Психоонкология, 18 (12), 1300-1310.

Франкл, В. (1959). Человек в поисках смысла. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

Франкл, В. (1955). Врач и душа. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

Франкл В. (1997). Воспоминания Виктора Франкла: Автобиография . Нью-Йорк: Пленум.

Гельман, М., и Галло, Дж. (2009). Обретение смысла жизни в зрелом возрасте и за ее пределами: мудрость и дух от логотерапии. Журнал иудаизма и цивилизации, 8 (59), 91-93.

Хатт, Х. (1965). Экзистенциальный анализ и логотерапия: вклад Виктора Э. Франкла. Encounter, 26 (3), 330-339.

Э. Хоффман (1995). Виктору Франклу девяносто: голос на всю жизнь. Америка, 172 (9), 17-22.

Кан, К., Шим, Дж., Чон, Д., и Кох, М. (2009). Влияние логотерапии на смысл жизни и качество жизни поздних подростков с неизлечимой формой рака. Журнал Корейской академии медсестер , 39 (6), 759-768.

Паттакос, А. (2009). Ищите смысл. Personal Excellence, 14 (3), 5-6.

Понсаран, А. Г. (2007). Философские основы логотерапии Виктора Франкла. Philippiniana Sacra, 42 (125), 339-354.

Пителл, Т. (2003). Искупление непоправимого: Освенцим и человеческие поиски смысла. Исследования Холокоста и геноцида, 17, 89-113.

Сомани, С. (2009). В поисках смысла. PM Сеть , 23 (11), 25.

Саутвик, С., Гилмартин, Р., Макдонау, П., и Моррисси, П. (2006).Логотерапия как дополнительное лечение хронического посттравматического стрессового расстройства, связанного с боевыми действиями: вмешательство, основанное на значении. Американский журнал психотерапии, 60 (2), 161-174.

Торн Б. М. и Хенли Т. Б. (2005). Связи в истории и системах психологии (3-е изд.). Бостон: Хоутон Миффлин.

Институт Виктора Франкла. (2010). Хронология жизни и творчества [Файл данных]. Получено с http://www.viktorfrankl.org/e/chronology.html

.

Цайзер, Р.(2005). Работа над ноэтическим измерением человека: философская практика, логотерапия и экзистенциальный анализ. Философская практика: журнал Американской ассоциации практиков-философов, 1 (2), 83-88.

Рекомендуемая литература из журнала запросов

Холокост в массовом порядке создал новый тип людей: выживших.Те, кто выжил, были вынуждены лично столкнуться с человеческой способностью к злу. Для пережившего Холокост борьба за жизнь продолжалась еще долго после освобождения. Экстремальный характер их переживаний отделял их от остальных «… ПОДРОБНЕЕ» Первые 100 дней президентства Виктора Януковича оказались полным отходом от президентства Ющенко. Публично подтверждая свою приверженность интеграции с Европейским Союзом и поддерживая прозрачность, свободу прессы и демократию, Янукович также, по-видимому, занял твердую позицию в Украине… ПОДРОБНЕЕ » Однако представление Аристотеля о драме как о жизни не осталось полностью незамеченным в наше время. Такие деятели, как Станиславский, Морено, Гоффман и Сарбин, на протяжении исторического континуума перевернули гипотезу Аристотеля, сравнив драму, определенную, конкретную концепцию, с жизнью и тем, как мы живем в ней — гораздо более абстрактная идея. Другими словами, мы больше не воспеваем чистый мимесис жизни на сцене, но мы это ценим… ПОДРОБНЕЕ » Одно из наиболее устоявшихся утверждений в криминологии — это утверждение о взаимосвязи между преступностью и возрастом (например, Sampson & Laub, 1992, 1998; McAra & McVie, 2012), в котором исследователи, ориентированные на развитие … БОЛЬШЕ »

Последние новости в области психологии

2021, Т.13 № 12

Политическая поляризация становится все более заметным предметом обсуждения после президентской кампании 2016 года, избрания Дональда Трампа и по сей день. Помимо акцента на пристрастных и проблемных разделениях, ученые определили эмоции … Читать статью »

2021, Т. 13 № 04

Вопрос о том, что значит быть гендерно-ориентированным индивидом, остался без ответа в свете его вариантов.Феминистское движение, возникшее в период промышленной революции, способствовало развитию философских и литературных произведений, таких как Симона де Бовуар … Читать статью »

2021, Т. 13 №03

Положительный аффект (ПА) — это активное, восторженное и счастливое участие в приятной деятельности, а отрицательный аффект (НА) включает отвращение, гнев и страх (Watson et al., 1988). В двух исследованиях изучались языковые аффекты, представленные в виде слов-эмоций… Читать статью »

2021, Т. 13 № 02

Хотя само собой разумеется, что воспоминания часто мимолетны, в области когнитивной психологии было проведено большое количество эмпирических исследований, подтверждающих идею о том, что одна из самых серьезных ошибок разума — это его … Читать статью »

2021, Т. 13 No.02

Посттравматическое стрессовое расстройство у детей в возрасте до шести лет официально признано с 2013 года (Veteran’s Affairs, 2019), однако исследований для этой возрастной группы все еще недостаточно. Важный шаг на пути к помощи этим самым молодым … Читать статью »

2021, Т. 13 № 01

Негативные стереотипы, связанные с психическими заболеваниями, могут вести к дискриминации людей с этими заболеваниями через процесс стигматизации (Link & Phelan, 2001).В этом текущем исследовании изучалась стигматизация преступников с психическим … Читать статью »

2021, Т. 13 № 01

Подлинность, поток и смысл — три важных фактора, позволяющих человеку достичь устойчивого долгосрочного счастья (Селигман, 2002; Селигман, 2011). Аутентичность состояния, поток состояний и самоотчеты участников о достижении … Читать статью »

Границы | Рецензия на книгу: Человек в поисках смысла (Виктор Франкл)

Страдающие люди склонны чувствовать безнадежность из-за глубокого чувства неудачи.ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ПОИСКИ СМЫСЛА (Frankl, 1984) — полезная книга в такие времена: весьма вероятно, что кто-то сможет найти выход из своих депрессивных чувств, если будет читать книгу активно.

Написанная австрийским неврологом-психиатром Виктором Франклом, пережившим Холокост, эта книга проста, но насыщена и информативна. Франкл является основателем логотерапии, формы экзистенциальной психологии. Его книги и выступления, удостоенные нескольких похвал, вдохновляют на поиск смысла жизни и страданий.

Книга необычайно выделяется тем, что Франкл, рассказывая примеры из своей жизни в концентрационном лагере Освенцим, представляет замечательную идею о том, как мы можем выбирать, чтобы видеть цель или смысл в любой ситуации, включая наихудшие условия. Он наглядно иллюстрирует свой личный опыт и наблюдения за мельчайшими человеческими изменениями, вселяющими в читателя надежду.

Обладая обширными первичными и вторичными данными, Франкл выдвигает свои идеи в трех разделах. Используемая качественная методология плавно объединила его мысли в этих трех частях, прояснив слова Ницше: «Тот, у кого есть , почему , чтобы жить, может выдержать почти любые , как .Эта книга представляет собой результат сотрудничества личного опыта и историй Франкла, ссылок на других экзистенциальных предшественников, цитат из гуманистических и психоаналитических школ и прекрасных образных примеров. В книге использовано много патологических терминов, которые хорошо объяснены автором.

Первый раздел описывает жестокость, с которой сталкивался каждый заключенный в концентрационных лагерях, Франкл был одним из них в течение трех лет. Осознав их «голое существование», Франкл начинает с объяснения того, как заключенный проходит через три основных этапа в лагере, а также как каждая фаза трансформировала заключенных по сравнению с их предыдущими жизнями и как у них развивались различные патологии.Заключенный сначала находился в состоянии шока, за которым следовала фаза развития апатии, и, наконец, после освобождения заключенные сначала чувствовали себя обезличенными, а затем проявляли сильные симптомы по-разному.

Здесь Франкл медленно излагает свои первые мысли об этом опыте. Хотя он смягчил язык жестокости, он звучит громко, говоря, что это, безусловно, были худшие страдания, о которых можно было вообразить.

В конце первого раздела активный читатель осознает истинный смысл жизни, любви (которая довольно обезличена в последние десятилетия), а также то, насколько мы неблагодарны по отношению к маленьким милостям в жизни.

Активный читатель также узнает о «Логотерапии», которую автор пытается объяснить во втором разделе. Характер, смысл и цели хорошо детализированы. Ясно указаны даже самые тонкие различия между психоанализом и логотерапией. Франкл широко вводит все концепции логотерапии (такие как экзистенциальный вакуум, ответственность за выживание, экзистенциальное разочарование). Он также описывает процесс и методы терапии с некоторыми замечательными образными примерами и тематическими исследованиями.Они могут оказаться полезными для начинающего терапевта. Однако он не может объяснить, как можно интегрировать эти техники с обычным психотерапевтическим процессом.

Тем не менее, его настойчивый призыв заново очеловечить психотерапию вдохновляет нас на новое направление мысли и практики.

Третий аспект книги — привлекательность для читателей, желающих применить принципы Логотерапии к себе (для начала): раздел о трагическом оптимизме развивает это. Триада боли, вины и смерти вполне оправдана, хотя практикующему терапевту необходимо дополнительное интенсивное чтение.

Этот раздел также полезен для терапевта, чтобы понять, как с помощью логотерапии можно эффективно справиться с тревожным ожиданием, депрессией, навязчивым поведением, агрессией, неврозом безработицы (и даже неврозом воскресенья). Франкл пытается объяснить, почему бессмысленность жизни может не быть патологией, но определенно может быть патогенной. Однако этот раздел является исчерпывающим для понимания данной информации и, следовательно, предлагает практикующему дополнительное чтение «Трагической триады».

Обосновав идею поиска смысла в жизни, эта книга расширяется, чтобы связно объяснить, где и как можно найти свою цель в жизни — чтение этого раздела книги наверняка найдет решение для каждого отчаявшегося читателя. Франкл категорически игнорирует определенную возрастную группу, которая может извлечь выгоду из этой книги, потому что он разъясняет, что старость и смерть следует рассматривать не как «конец возможностей и возможностей», а как набор всех «актуализированных потенциалов, реализованных смыслов и возможностей». ценности реализованы.”

Он также объясняет, что «страдание необязательно, чтобы найти смысл». Если страдания можно избежать, значимость будет заключаться в нападении на причину страдания; но если это невозможно, значимость будет заключаться в изменении нашего взгляда на ситуацию и раскрытии фактического значения, «дремлющего» в этом страдании! Это очень хорошо относится к « Молитва о безмятежности ».

Читатели, обладающие знаниями в области индийской философии, могут легко связать идеи этой книги с Бхагавад-Гитой (Бхактиведанта Свами Прабхупада, 1978), в которой Господь Кришна объясняет Арджуне (и всему человечеству) о том, как он мог найти смысл в своей книге. ужасная ситуация, как можно иначе взглянуть на его страдания и как можно избавиться от безысходности и страданий, осознав цель своего существования на земле.

Клинически, как ограничение, в книге отсутствует описание действительности, процедуры и практики логотерапии. Терапия нелегко допускает количественное исследование: это философский подход к человеческому внутреннему миру (как его описывает Франкл). Несмотря на недостатки, стоит отметить дух идеи.

Недавние исследования также хорошо подтвердили идеи Франкла. Thagard (2012) в The Brain and The Meaning of Life , утверждает, что наука о мозге имеет значение для фундаментальных вопросов, касающихся смысла жизни.

Положительные корреляции были обнаружены между поиском смысла с другими переменными, такими как положительный аффект (King et al., 2006), благополучие (Mascaro and Rosen, 2005) и самооценка (To et al., 2014). Steger et al. (2008) обнаружили, что людям не хватает поиска смысла жизни с точки зрения продолжительности жизни (Steger et al., 2007).

Я настоятельно рекомендую эту книгу как первый шаг к экзистенциальной психологии и настоятельно рекомендую читателю продолжить чтение других книг Франкла.

Взносы авторов

Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Бхактиведанта Свами Прабхупада, А.С. (1978). Бхагавад Гита Как она есть . Горакхпур: Горакхпур Пресс.

Франкл В. Э. (1984). Человек в поисках смысла . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Washington Square Press.

Google Scholar

Кинг, Х., Хикс, Дж. А., Крулл, Дж. Л., и Дель Гайсо, А. К. (2006). Положительный эффект и ощущение смысла жизни. J. Pers. Soc. Psychol. 90, 179–196. DOI: 10.1037 / 0022-3514.90.1.179

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маскаро, Н., Розен, Д. Х. (2005). Роль экзистенциального смысла в усилении надежды и предотвращении депрессивных симптомов. J. Pers. 73, 985–1013. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2005.00336.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стегер, М. Ф., Кашдан, Т. Б., Салливан, Б. А., и Лоренц, Д. (2008). Понимание поиска смысла жизни: личности, когнитивного стиля и динамики между поиском и переживанием смысла. J. Pers. 76, 199–228. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2007.00484.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стегер, М.Ф., Оиши, С., Кашдан, Т. Б. (2007). Значение в жизни на протяжении всей жизни: уровни и корреляты смысла жизни от зарождающейся взрослой жизни до пожилого возраста. J. Posit. Psychol. 4, 43–52. DOI: 10.1080 / 17439760802303127

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Thagard, P. (2012). Мозг и смысл жизни . Перепечатное издание. Нью-Джерси, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Google Scholar

То, С., Там, Х., Нгаи, С.С., Сунг В. (2014). Чувство значимости, источники смысла и самооценка экономически обездоленной молодежи в Гонконге: значение для программ развития молодежи. Ребенок. Молодежь Серв. Ред. 47, 352–361. DOI: 10.1016 / j.childyouth.2014.10.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Человек в поисках смысла (Виктор Франкл)

Страдающие люди склонны чувствовать безнадежность из-за глубокого чувства неудачи. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ПОИСКИ СМЫСЛА (Frankl, 1984) — полезная книга в такие времена: весьма вероятно, что кто-то сможет найти выход из своих депрессивных чувств, если будет читать книгу активно.

Написанная австрийским неврологом-психиатром, пережившим Холокост Виктором Франклом, эта книга простая, но насыщенная и содержательная. Франкл является основателем логотерапии, формы экзистенциальной психологии. Его книги и выступления, удостоенные нескольких похвал, вдохновляют на поиск смысла жизни и страданий.

Книга необычайно выделяется тем, что Франкл, рассказывая о примерах из своей жизни в концентрационном лагере Освенцим, представляет замечательную идею о том, как мы можем видеть цель или смысл в любой ситуации, включая наихудшие условия.Он наглядно иллюстрирует свой личный опыт и наблюдения за мельчайшими человеческими изменениями, вселяющими в читателя надежду.

Обладая обширными первичными и вторичными данными, Франкл излагает свои идеи в трех разделах. Используемая качественная методология плавно объединила его мысли в этих трех частях, прояснив слова Ницше: «Тот, у кого есть , почему , чтобы жить, может вынести почти любые , как ». Эта книга представляет собой результат сотрудничества личного опыта и историй Франкла, ссылок на других экзистенциальных предшественников, цитат из гуманистических и психоаналитических школ и прекрасных образных примеров.В книге использовано много патологических терминов, которые хорошо объяснены автором.

В первом разделе описывается жестокость, с которой каждый заключенный сталкивался в концентрационных лагерях, Франкл был одним из них в течение трех лет. Осознав их «голое существование», Франкл начинает с объяснения того, как заключенный проходит через три основных этапа в лагере, а также как каждая фаза трансформировала заключенных по сравнению с их предыдущими жизнями и как у них развивались различные патологии. Заключенный сначала находился в состоянии шока, за которым следовала фаза развития апатии, и, наконец, после освобождения заключенные сначала чувствовали себя обезличенными, а затем проявляли сильные симптомы по-разному.

Здесь Франкл медленно излагает свои первые мысли об этом опыте. Хотя он смягчил язык жестокости, он звучит громко, говоря, что это, безусловно, были худшие страдания, о которых можно было вообразить.

В конце первого раздела активный читатель осознает истинный смысл жизни, любви (которая довольно обезличена в последние десятилетия), а также то, насколько мы неблагодарны по отношению к маленьким милостям в жизни.

Активный читатель также узнает о «Логотерапии», которую автор пытается объяснить во втором разделе.Характер, смысл и цели хорошо детализированы. Ясно указаны даже самые тонкие различия между психоанализом и логотерапией. Франкл широко вводит все концепции логотерапии (такие как экзистенциальный вакуум, ответственность за выживание, экзистенциальное разочарование). Он также описывает процесс и методы терапии с некоторыми замечательными образными примерами и тематическими исследованиями. Они могут оказаться полезными для начинающего терапевта. Однако он не может объяснить, как можно интегрировать эти техники с обычным психотерапевтическим процессом.

Тем не менее, его настойчивое требование заново очеловечить психотерапию вдохновляет нас на новое направление мысли и практики.

Третий аспект книги — привлекательность для читателей, желающих применить принципы Логотерапии к себе (для начала): раздел о трагическом оптимизме развивает это. Триада боли, вины и смерти вполне оправдана, хотя практикующему терапевту необходимо дополнительное интенсивное чтение.

Этот раздел также полезен для терапевта, чтобы понять, как с помощью логотерапии можно эффективно справиться с тревожным ожиданием, депрессией, навязчивым поведением, агрессией, неврозом безработицы (и даже неврозом воскресенья).Франкл пытается объяснить, почему бессмысленность жизни может не быть патологией, но определенно может быть патогенной. Однако этот раздел является исчерпывающим для понимания данной информации и, следовательно, предлагает практикующему дополнительное чтение «Трагической триады».

Обосновав идею поиска смысла в жизни, эта книга расширяется, чтобы связно объяснить, где и как можно найти свою цель в жизни — чтение этого раздела книги наверняка найдет решение для каждого отчаявшегося читателя.Франкл положительно игнорирует конкретную возрастную группу, которая может извлечь пользу из этой книги, потому что он разъясняет, что старость и смерть следует рассматривать не как «конец возможностей и возможностей», а как репертуар всех «актуализированных потенциалов, реализованных смыслов и возможностей». реализованные ценности ».

Он также объясняет, что «страдание необязательно, чтобы обрести смысл». Если страдания можно избежать, значимость будет заключаться в нападении на причину страдания; но если это невозможно, значимость будет заключаться в изменении нашего взгляда на ситуацию и раскрытии фактического значения, «дремлющего» в этом страдании! Это очень хорошо относится к « Молитва о безмятежности .

Читатели, обладающие знаниями в области индийской философии, могут легко связать идеи этой книги с Бхагавад-Гитой (Бхактиведанта Свами Прабхупада, 1978), в которой Господь Кришна объясняет Арджуне (и всему человечеству) о том, как он мог найти смысл в его ужасной ситуации, как можно иначе взглянуть на его страдания и как можно избавиться от безысходности и страданий, осознав цель своего существования на земле.

Клинически, как ограничение, в книге отсутствует описание действительности, процедуры и практики логотерапии.Терапия нелегко допускает количественное исследование: это философский подход к человеческому внутреннему миру (как его описывает Франкл).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.