Фундаментальная и практическая психология: Серия книг Фундаментальная психология — практике | издательство Институт психологии РАН

Автор: | 26.04.1982

Содержание

(PDF) Исследовательская и практическая психология: «схизис» или необходимый «люфт»?

236 Часть I

Анализ зарубежных работ показывает, что основные обсужде-

ния общего кризиса в психологии идут по линии «единство–разоб-

щенность» психологической науки. Основным индикатором кризиса,

по мнению ученых, разделяющих данный диагноз, является фраг-

ментация и отсутствие единства теорий, методологии, терминоло-

гии и т. п. (Bakan, 1996; Goertzen, 2008; Mos, 1996; Staats, 2004; Stam,

2004; Sternberg, 2005; Yanchar, Slife, 1997; и мн. др.). Сам кризис есть

результат «сверхразвития» (Bakan, 1996), «неверного направления»

развития психологии (Sarason, 1981). Ряд исследователей считают,

что психология – заложница социокультурного кризиса, заключа-

ющегося во фрагментации человеческого общества, культуры в це-

лом (Gruber, Gruber, 1996; Sarason, 1981).

По мнению некоторых зарубежных ученых, с точки зрения объ-

ема активности психологов, распространенности практической

психологии в социальных сферах, профессионального статуса, ко-

личества публикаций психология продуктивна и успешна, однако

находится в кризисном состоянии в том, что касается качества пси-

хологической деятельности, связи науки с решением жизненных

задач (Bakan, 1996; Rieber, 2001). Д. Бакан называет это состояние

психологии «трагедией нищеты» (Bakan, 1996). К. Зальцингер пи-

шет, что, если в психологии и есть кризис, то он заключается в пе-

реориентации психологов с занятий реальной наукой в плоскость

организационной активности: увеличения количества публикаций,

заработной платы, поиска грантов и т. п. (Salzinger, 1996)

Некоторые ученые обращают внимание на то, что сам термин

«кризис» применительно к состоянию современной психологии

не совсем удачен, так как означает острое состояние, а понятие «хро-

нический кризис» – по сути оксюморон (Gruber, Gruber, 1996; Goer-

tzen, 2008; O’Connell, 1996). Д. К. О’Коннелл, несмотря на ряд проб-

лемных аспектов современной психологии, считает диагноз кризиса

антиисторическим, характеризуя нынешнее состояние психологии

как «недомогание» (malaise) (O’Connell, 1996).

Исследователи Дж. Г. Бауэр (Bower, 1993), Р. А. Диксон (Dixon,

1983), Р. Дж. Келли (Kelly, 1998), У. Найссер (Neisser, 1995), Т. Зиттен

с соавт. (Zittoun et al., 2009) полагают, что фрагментация психоло-

гии есть, по сути, ее здоровая дифференциация в процессе разви-

тия. Ощущения кризиса нет, а сама психология самодостаточна, со-

циально отзывчива и находится в расцвете (McKenzie-Mohr, Oskamp,

1995; Stam, 2004; Ward, 2002). Г. Е. Грубер, С. Л. Грубер прямо гово-

рят: «Существует ли кризис внутри психологии? В стагнации ли

Фундаментальная наука и практика в советской психологии в годы Великой Отечественной войны (1941—1945)

Ждан Антонина Николаевна (Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (МГУ))

Аннотация

Дается общий обзор развития советской психологии в годы Великой Отечественной войны. Рассматриваются основные направления научных исследований и научно-практических работ. Утверждается положение об определяющей роли в развитии науки фундаментальных исследований.

Введение

Война поставила перед психологией такие задачи, которые трудно было представить в мирные годы. Советская психология, как отмечал С.Л. Рубинштейн в большой статье 1943 г. (Рубинштейн, 1989, с. 374), подошла к разрешению этих задач, обогащенная достижениями в области теоретических исканий, экспериментальных исследований и практических разработок. К началу 1940-х гг. были выработаны основные методологические установки и принципы, на базе которых в психологии и сопряженных с ней физиологии и психофизиологии в основном сложились крупные научные школы. Это школа В.М. Бехтерева, психология установки Д.Н. Узнадзе, культурно-историческая психология, деятельностный подход в его разных вариантах, физиология И.П. Павлова, теория функциональных систем П.К. Анохина, принцип доминанты А.А. Ухтомского с его широким применением к изучению психологических проблем человека, новаторские исследования движений человека Н.

А. Бернштейна.

В военные годы психологическая наука укрепилась и организационно. После ряда попыток подменить психологию рефлексологией, реактологией, педологией, означавших по существу ликвидацию психологии как науки, и связанных с этими попытками государственных актов по реорганизации психологических научных учреждений и работы высшей школы (например, выведение гуманитарных факультетов из МГУ и других университетов в 1930-х гг., означавшее прекращение научных исследований, преподавания психологии и как следствие — подготовки квалифицированных психологических кадров) движение научной психологической мысли затормозилось на целое десятилетие. Но уже в конце декабря 1941г., когда враг только что отступил от Москвы, в Московском университете, эвакуированном в Ашхабад, был восстановлен философский факультет. В его состав был введен Психологический институт (выведенный из состава МГУ в 1926 г.), остававшийся в тот период главным центром научных исследований в психологии.

Также в структуре философского факультета 1 октября 1942 г. были созданы кафедра и отделение психологии, а несколько позже — отделение психологии, логики и русского языка на филологическом факультете. Всю эту работу возглавил С.Л. Рубинштейн. Весной 1942 г. за книгу «Основы общей психологии» (опубликована в 1940 г., подготовка второго издания (1946) этого выдающегося труда проходила в годы Великой Отечественной войны) ему была присуждена Сталинская премия. В 1943 г. С.Л. Рубинштейн был избран членом-корреспондентом АН СССР и, таким образом, впервые представил психологическую науку в академическом сообществе.

К работе на кафедре психологии С.Л. Рубинштейн привлек всех крупных ученых Москвы — прежде всего из Психологического института (который он также возглавлял в 1942—1945 гг.), а также из других научных институтов. На кафедре в ее первом составе работали: А.Н. Леонтьев, Б.М. Теплов, А.А. Смирнов, П.Я. Гальперин, К.М. Гуревич, С.В. Кравков, Н.Н. Ладыгина-Котс, А.

В. Запорожец, А.Р. Лурия. Примечательно, что почти все они вышли из школы Г.И. Челпанова, что явилось важным условием сохранения созданных Г.И. Челпановым традиций университетской психологии, среди которых высокий теоретический уровень преподавания и научных исследований, их философская культура, владение современными методами исследования.

Почти одновременно с восстановлением психологии в МГУ в другом крупнейшем центре научно-исследовательской работы — Ленинградском университете (также на философском факультете) — в 1944 г. открылась кафедра психологии (заведующий Б.Г. Ананьев), а в 1944—1945 г. — психологическое отделение, на котором началась подготовка психологов. В состав кафедры вошли В.Н. Мясищев, А.В. Ярмоленко, Г.З. Рогинский, В.И. Кауфман, Н.В. Опарина, все вышедшие из научной школы В.М. Бехтерева.

В 1945 г. С.Л. Рубинштейн организовал и в дальнейшем возглавил сектор философских проблем психологии в Институте философии АН СССР, в котором работали С. В. Кравков, Н.Н. Ладыгина-Котс, Б.М. Теплов и другие известные психологи; здесь готовились новые кадры психологов: Л.И. Анцыферова, Е.А. Будилова, М.Г. Ярошевский, Е.Н. Соколов и др.

Все это были крупные шаги по укреплению психологии. Именно в годы войны психология восстановила свой социальный статус и заняла законное место среди других отраслей советской науки. Б.Г. Ананьев в своей публичной лекции на тему «Успехи советской психологии», прочитанной 12 декабря 1947 г. в Ленинграде, сказал: «В настоящее время… советская психология… обладает мощными научными организациями и учреждениями, специальными научными институтами в Москве, Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Риге и т.д., крупными кафедрами и лабораториями. Больше чем в 30 университетах и вузах нашей страны созданы отделения логики и психологии на философских и филологических факультетах… с осени 1947 г. введено преподавание психологии и логики в средней школе нашей страны» (Ананьев, 1948, с. 7).

Основные направления научных и научно-практических работ в области психологии в годы Великой Отечественной войны

Достижения психологической науки этих лет нашли достаточно полное отражение в нашей научной литературе в статьях С. Л. Рубинштейна (1989), Б.Г. Ананьева (1948), А.А. Смирнова, А.Н. Леонтьева, в сборниках под редакцией С.Л. Рубинштейна (Психология. Движение…, 1945; Психология. Вопросы…, 1947), монографиях (Леонтьев, Запорожец, 2012; Лурия, 1948,1971,1982) и др. При этом нельзя не согласиться с мнением Б.В. Зейгарник, которая отмечала в своих публикациях на эту тему, что «о конкретном вкладе ученых психологов мало известно». В литературе представлены следующие формы участия психологов в войне. Непосредственное участие в военных действиях принимали теперь известные психологи: К.К. Платонов, Е.Н. Соколов, Г.М. Андреева, Д.Б. Эльконин, А.В. Зосимовский, Г.Е. Залесский, Л.М. Шварц, З.А. Решетова, С.Н. Карпова, А.Г. Ковалев, Ю.А. Самарин, А.Ц. Пуни, А.В. Веденов, Т.А. Репина, Ф.Н. Шемякин, Г.Д. Луков, В.И. Кауфман и другие. Ушли в народное ополчение А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьев, Б.М. Теплов, П.А. Шеварев, но были отозваны и участвовали в службе ПВО г. Москвы. В ПВО Ленинграда несли службу А.А. Бодалев и другие психологи.

А.А. Люблинская работала в госпиталях по уходу за ранеными и осиротевшими детьми. В.Н. Мясищев был начальником гражданского госпиталя для населения в Ленинграде. В блокадном Ленинграде группа слепорожденных несла боевую службу в прожекторном полку на звукоулавливателях, определяя направление и дальность вражеских самолетов. Слепые слухачи, как их называли, стали засекать вражеские цели в воздухе на такой дальности и высоте, которые не были доступны зрячим бойцам. Некоторые психологи работали в военные годы на заводах в качестве рабочих, мастеров (Ю.В. Котелова, Е.А. Климов и другие).

Большая психологическая работа развернулась в эвакуационных и фронтовых госпиталях по восстановлению нарушенных в результате ранений двигательных и психических функций, по обучению и переобучению инвалидов войны (восстановительный госпиталь в Кисегаче Челябинской области — филиал Всесоюзного института экспериментальной медицины во главе с А.Р. Лурия; восстановительный госпиталь под руководством А. Н. Леонтьева в Коуровке Свердловской области — филиал Московского государственного института психологии; аналогичные госпитали действовали в ряде других мест под руководством Б.Е Ананьева, а также психологов группы Д.Н. Узнадзе). Обобщение этого опыта работы разных групп психологов стало содержанием большой научной конференции, организованной кафедрой психологии МГУ совместно с Институтом психологии АПН РСФСР и клиникой нервных болезней ВИЭМ в 1944 г. В ее работе приняли участие не только психологи, но и физиологи (Л.А. Орбели, П.К. Анохин, Э.А. Асратян, Н.А. Бернштейн), неврологи и хирурги (Н.И. Гращенков, В.А. Гиляровский, Н.Н. Приоров), сотрудники Института неврологии АМН СССР (Л.Б. Перельман, Э.С. Бэйн, О.И. Кауфман), Центрального института ортопедии и травматологии НКЗ СССР (М.С. Лебединский), Института мозга (А.Д. Колодная), Института трудовой экспертизы (В.М. Коган, Э.А. Коробкова). Работа конференции велась по следующим направлениям.

  1. Вопросы теории пластичности, компенсации, восстановления (доклады Л.
    А. Орбели, П.К. Анохина, Э.А. Асратяна, А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьева, Н.А. Бернштейна, В.Н. Мясищева).
  2. Проблема восстановления движений и чувствительности (итоги работы в восстановительном госпитале в Коуровке и лаборатории Института травматологии).
  3. Проблемы восстановления речевых и познавательных процессов после травм коры головного мозга: итоги работы восстановительного госпиталя ВИЭМ в Кисегаче (Челябинская область), проводившейся под руководством А.Р. Лурия, и работы клиники нервных болезней ВИЭМ.
  4. Практические вопросы трудотерапии, трудообучения, трудового устройства инвалидов (доклады А.В. Запорожца, В.М. Когана, С.Г. Геллерштейна и других).

Материалы конференции были опубликованы в «Ученых записках МГУ» за 1947 г. (Психология. Вопросы…, 1947). В краткой вступительной статье к этому сборнику С.Л. Рубинштейн сформулировал теоретические положения о деятельности как объяснительном принципе и проблеме исследования, которые утвердились в довоенной советской психологии и послужили основаниями для ее включения в практическую работу по восстановлению нарушенных психических функций, движений и трудоспособности раненых воинов.

Важное место занимали исследования морально-боевых личностных и волевых качеств бойцов и командиров (Б.М. Теплов, К.Н. Корнилов, Н.Д. Левитов, В.Н. Мясищев, П.М. Якобсон, психологи грузинской школы). Большой материал по этим вопросам накопил опыт блокадного Ленинграда (Алексей Александрович Бодалев…, 2015). Проблема личностных качеств бойца и командира, вызванная насущной практической необходимостью, была одной из приоритетных тем советской психологии в годы войны. Как справедливо указывают исследователи, «именно человеческий фактор является одним из главных и определяющих условий, обеспечивающих исход военных баталий. В СССР в годы Великой Отечественной войны он приобрел особую роль» (Кольцова, Олейник, 2006, с. 91; см. весь раздел этой книги, посвященный анализу социально-психологических и личностных качеств бойцов и командиров). В связи с этим направлением психологических исследований невозможно не упомянуть (это должно стать темой отдельной статьи) о том огромном вкладе, который внесли в общее дело наши деятели искусства и литературы. Не научными методами, но средствами искусства они раскрывали моральный смысл войны, вселяли в людей веру в победу, помогали воспитанию чувств — патриотизма, беззаветной любви к Родине, ненависти к врагу. «Наукой ненависти» назвал свой рассказ Михаил Шолохов (1942). Он заканчивается словами лейтенанта Герасимова: «И воевать научились по-настоящему, и ненавидеть, и любить. На таком оселке, как война, все чувства отлично оттачиваются. Казалось бы, любовь и ненависть никак нельзя поставить рядышком… Тяжко ненавижу я фашистов за все, что они причинили моей Родине и мне лично, и в то же время всем сердцем люблю свой народ и не хочу, чтобы ему пришлось страдать под фашистским игом. Вот это- то и заставляет меня, да и всех нас, драться с таким ожесточением, именно эти два чувства, воплощенные в действие, и приведут к нам победу. И если любовь к Родине хранится у нас в сердцах и будет храниться до тех пор, пока эти сердца бьются, то ненависть всегда мы носим на кончиках штыков».

Широким фронтом развернулись в годы войны психофизиологические исследования по изучению сенсорных и перцептивных процессов в связи с задачами нахождения путей достижения наименьшей заметности и наибольшей опознаваемости предметов, условий их наилучшей маскировки, изучению способов повышения чувствительности к сенсорным раздражителям, максимальной сенсибилизации органов чувств, условий наилучшего различения воспринимаемых объектов (Б. М. Теплов, С.В. Кравков, Б.Г. Ананьев, К.Х. Кекчеев, Л.А. Шварц, Е.Н. Семеновская, А.И. Богословский и другие).

Проводилась работа по обучению дешифрованию аэрофотоснимков и чтению топографических карт (В.Ф. Рубахин), по обучению и подготовке кадров военных специалистов (Е.В. Гурьянов, Т.Г. Егоров, Л.М. Шварц, К.К. Платонов, В.В. Чебышева и другие), по отбору и рациональному распределению людей, по исследованию психологических особенностей полководческой деятельности (Б.М. Теплов).

Следует напомнить также, что и в военные годы продолжались исследования, прямо не связанные с оборонной темой. К ним относятся теоретические и экспериментальные исследования А.Н. Леонтьева о генезисе чувствительности и о развитии психики; исследования Б.Г. Ананьева по истории отечественной психологии; работы П.М. Якобсона о творчестве актера, проводились конкретные исследования в области зоопсихологии и другие. Примечательно, что в сборнике работ, проведенных сотрудниками кафедры психологии МГУ в 1943—1944 гг. , опубликованы не только статьи по оборонной тематике, выполненные в эвакогоспиталях, но и статьи Б.Г. Ананьева «Передовые традиции русской психологии», П.М. Якобсона «Психология работы актера над образом (Н.П. Хмелев и М.И. Бабанова)» (Психология. Движение…, 1945).

Успешное разрешение практических задач стало возможным потому, что в психологии к этому времени накопился опыт теоретических и экспериментальных исследований. Эти исследования составили необходимые предпосылки для решения практических проблем, выдвинутых военным временем, послужили основанием для развития восстановительного обучения и трудотерапии. К началу 1940-х гг. в советской психологии в основном сложились крупные научные школы. Были выработаны находившиеся в преемственной связи с традициями русской научной мысли новые методологические принципы изучения психики человека. Важнейшим среди них был принцип единства сознания и деятельности, сформулированный С. Л. Рубинштейном еще в 1922 г. (Рубинштейн, 1986). Его разделяли психологи практически всех научных школ: А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьев, Б.Г. Ананьев, А. А. Смирнов и др. Согласно этому принципу между сознанием и деятельностью человека существует не формальная, не случайная связь, но глубоко внутренняя, генетическая, которая определяет деятельность человека и развитие его сознания. Было показано, что через организацию практических действий путем их включения в систему осмысленной предметной деятельности, побуждаемой конкретной потребностью, можно воздействовать на психофизиологические и двигательные функции. Так, эффективные результаты восстановления и компенсации нарушенных в результате ранения двигательных функций руки (объем подвижности пораженных звеньев руки) достигались не путем механической тренировки (например, по инструкции поднять руку как можно выше), а через изменение психологического характера задачи (за счет изменения инструкции — достать высоко расположенный предмет). Оказалось, что максимальная величина объема движения, достигнутая испытуемым в первом случае, не является для него предельной, и он переходит через нее, давая при изменении задачи значительное увеличение показателя объема. Эти факты получают убедительное физиологическое объяснение в трудах Н.А.Бернштейна об уровнях построения движений человека. В них показано, как мозг управляет моторикой человека. В трудовых действиях, в спорте, в процессах фортепианной игры, при поражениях нервной системы, при пользовании протезами была выявлена роль обратных афферентаций в управлении движениями. Изменение задачи вместе с тем изменяет условия афферентации движения, условия сенсорного управления им и тем самым меняет протекание всего процесса. В рассмотренном примере движение в первом случае управляется исключительно проприоцептивно, т.е. непрерывно поступающими сенсорными сигналами от мышц, сухожилий, суставов и кожи действующей руки, во втором — с помощью зрительного контроля за воспринимаемым предметом, что требует более сложных сенсорных синтезов, которые остались сохранными. Соответственно эффективность движения возросла за счет повышения уровня управления. Работы Н.А. Бернштейна вместе с исследованиями П. К. Анохина по теории функциональных систем дали принципиальное решение большого теоретического вопроса о двусторонней связи между строением и функцией, что одновременно открывало практические возможности для активного конструирования движений, управления ими в связи с двигательной задачей и в соответствии с внутренними и внешними условиями.

Следует в этой связи высоко оценить систему трудовой восстановительной терапии (С.Г. Геллерштейн). Созданная С.Г. Геллерштейном система опиралась на положение о ценности именно трудовых движений в восстановлении двигательных нарушений. Терапия трудом путем выполнения конкретных трудовых заданий оказывалась гораздо более эффективной по сравнению с физиотерапевтическими процедурами, лечебной физкультурой и упражнениями, в которых полезное движение было самоцелью. В слесарных, столярных, сапожных и других мастерских, в которых использовались сконструированные по рекомендациям психологов и медицинских работников специальные приспособления, происходило включение паретичной, а иногда и парализованной руки в выполнение трудовых операций. В эвакогоспиталях инвалиды войны приобретали трудовые навыки, что способствовало восстановлению их трудоспособности и трудоустройству в дальнейшем. «Трудовая терапия в широком понимании, — писал С.Г. Геллерштейн, — покоится на принципе воздействия труда на человека и человеческую природу, столь блестяще раскрытом в ряде сочинений Маркса (главным образом в главе о труде в первом томе «Капитала») … Если справедливо, что труд создал человека, то с не меньшим основанием можно утверждать, что труд призван и восстановить человека, возвратить ему возможность заново овладеть функциями, временно утраченными вследствие тех или иных травм» (цит. по: Климов, Носкова, 1985, с. 6).

Во время войны все учреждения смогли переключиться на военную психологию, на темы, имеющие оборонный характер, потому что довоенные исследования подготовили для них необходимую теоретическую базу и методический аппарат. В основу построения методов психологических исследований был положен методологический принцип взаимодействия изучения и воздействия (Рубинштейн). Например, терапевтическое воздействие на патологическое явление (нарушенная психическая функция или двигательная функция) становится не только средством для его выправления, но и путем более глубокого познания (Леонтьев, Запорожец, 2012; Лурия, 1948). Эти положения получили конкретное воплощение в работе психологов в восстановительных госпиталях. Опыт работы во время войны в свою очередь способствовал дальнейшему развитию психологической науки в области теории.

А.Р. Лурия в своей автобиографии писал, что работа в восстановительных госпиталях создала возможность «вследствие большого числа мозговых ранений — углубить наше понимание мозга и мозговой организации психических процессов. Именно во время войны, — отмечал он, — ив ближайший послевоенный период нейропсихология превратилась в самостоятельную отрасль психологической науки» (Лурия, 1982, с. 131). В.Н. Мясищев, анализируя значение патопсихологического опыта военного времени и его значение для общей психологии, указывал, что война и блокада расширили патопсихологический опыт, показали его не только клинический, но и общепсихологический смысл: операции на мозге, истощение и психические травмы обогатили представления о психосоматических и соматопсихологических соотношениях, о локализации психологических функций. Б.В. Зейгарник пришла к выводу, что участие в оборонной работе показало значение анализа функционального и органического факторов в человеке, подчеркнув, что опыт, полученный в военные годы, в дальнейшем был использован для разработки теоретических основ и разворачивания практических исследований по патопсихологии. А.Н. Леонтьев писал о значении цикла исследований по восстановлению двигательных функций, нарушенных в результате ранений: преследуя практические цели, этот цикл вместе с тем был направлен на решение одной из фундаментальных теоретических проблем — проблемы функционального развития (Леонтьев, Запорожец, 2012).

Итак, психология военных лет стартовала от теории и привела к ее обогащению.

70 лет отделяют нас от года великой Победы. Истории этого периода в развитии отечественной науки посвящено много работ. Их невозможно даже просто перечислить — так их много. Некоторые из них являются уникальными. К ним относится, например, книга А. Р. Лурия (1971) — повесть о человеке, который в результате страшного ранения потерял память, способность мышления, но сохранил личность, что позволило ему в результате титанической работы под руководством А.Р. Лурия частично восстановить свои силы и жить. Уникальные архивные документы и материалы личных фондов психологов опубликованы в замечательной книге

В.А. Кольцовой и Ю.Н. Олейника (2006). Во всех работах о психологии военных лет дан анализ психологических исследований, рассмотрены ведущие направления и результаты теоретической и практической деятельности психологов. Выявлено влияние исследований, проведенных в годы войны, на последующее развитие психологической науки. В этих трудах — благодарная память на-шим коллегам, которые выполняли работу, нужную стране, работу, «которая, принесла пользу многим людям, а самим психологам позволила узнать много нового об изучаемом ими человеке» (Зей- гарник, Рубинштейн, 1985, с. 12).

Однако обращение к опыту работы психологов в годы войны представляет не только исторический интерес. Этот опыт содержит урок, который учит: «по-настоящему видеть крупные теоретические проблемы — это значит видеть их в соотношениях с вопросами жизни» (Рубинштейн, 1957, с. 3). Его осмысление в контексте современного состояния психологии позволяет лучше понять трудности, которые переживает наша наука сегодня. Сегодня в психологической работе преобладают прикладные исследования. Фундаментальная наука отодвигается в тень в пользу узкопрагматической ориентации работы, господства психологии методик по коррекции психических трудностей и аномалий, что ведет к отставанию в развитии теоретической мысли. Но весь опыт психологии военных лет и традиции отечественной психологии в целом свидетельствуют: фундаментальные исследования должны сохранять определяющее место в развитии науки. Необходимо осознать недопустимость сложившегося в современной ситуации перекоса в соотношении фундаментальных и прикладных исследований. Практическая работа требует от психолога научной добросовестности и большой ответственности. Она предполагает хорошую подготовленность в коренных вопросах теории. Поэтому направленность на практику должна сочетаться с неустанным научным поиском в познании природы психического. Узкое понимание профессионализма, поверхностное отношение к методологическим основам — проявления общего кризиса, который переживает современная отечественная психологическая наука.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Алексей Александрович Бодалев — о блокаде Ленинграда, о своей молодости и профессиональном выборе // Вести. Моcк, ун-та. Сер. 14. Психология. 2015. №1. С. 138—144.

Ананьев Б.Г. Успехи советской психологии. Л.: Лениздат, 1948.

Зейгарник Б.В., Рубинштейн С.Я. Психология в годы войны // Вести. Моcк, ун-та. Сер. 14. Психология. 1985. № 2. С. 8—12.

Климов Е.А., Носкова О.Г. Психологические знания о труде — обороне страны (30- 40-е годы) // Вести. Моcк, ун-та. Сер. 14. Психология. 1985. № 2. С. 3—8.

Кольцова В.А., Олейник Ю.Н. Советская психологическая наука в годы Великой Отечественной войны (1941—1945). М.: Моcк, гуманит. ун-т; Ин-т психологии РАН, 2006.

Леонтьев А.Н., ЗапорожецА.В. Восстановление движений: Исследование восстановления функций руки после ранения [ 1945] // Леонтьев А.Н. Эволюция, движение, деятельность / Под ред. Д.А. Леонтьева, Е.Е. Соколовой. М.: Смысл, 2012. С. 323—524.

Лурия А.Р. Восстановление функций мозга после военной травмы. М.: АМН СССР, 1948.

Лурия А.Р. Потерянный и возвращенный мир (История одного ранения). М.: Изд-во Моcк, ун-та, 1971.

Лурия А.Р. Этапы пройденного пути: Научная автобиография / Под ред. Е.Д. Хомской. М.: Изд-во Моcк, ун-та, 1982.

Психология. Движение и деятельность. Сборник исследований кафедры психологии / Под ред. С.Л. Рубинштейна. М., 1945 (Ученые записки МГУ. Вып. 90).

Психология. Вопросы восстановления психофизиологических функций / Под ред. С.Л. Рубинштейна. М., 1947. (Ученые записки МГУ. Вып. 111).

Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. О месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира. М.: Изд-во АН СССР, 1957.

Рубинштейн С.Л. Принцип творческой самодеятельности [1922] //Вопр. психологии. 1986. № 4. С. 101—107.

Рубинштейн С.Л. Советская психология в условиях Отечественной войны // Сергей Леонидович Рубинштейн: Очерки, воспоминания, материалы. М.: Наука, 1989. С. 374—395.

Читать «Взаимоотношения исследовательской и практической психологии» — Коллектив авторов — Страница 1

Взаимоотношения исследовательской и практической психологии

© ФГБУН Институт психологии РАН, 2015

* * *

Часть I

Социальные и когнитивные проблемы взаимодействия исследовательской и практической психологии

А.  Л. Журавлев, Д. В. Ушаков, А. В. Юревич

Академическая психология и практика: история отношений и современные проблемы (вместо предисловия)

История отношений академической психологии и практики в нашей стране прошла несколько этапов. В первые советские годы полная энергии психология, вооружившись марксизмом, чувствовала в себе готовность решать крупные проблемы – формирование нового человека. Первоначальный энтузиазм иссяк к середине 1930-х годов, однако желание приносить практическую пользу сохранилось, приняв менее радикальные формы. Стремившаяся реорганизовать производство психотехника была закрыта, как и реформистски ориентированная педология, но психология продолжала решать практические задачи, причем в разных сферах жизни. Показателен в этом отношении период Великой Отечественной войны, когда психологи были направлены на военные задачи от реабилитации раненых с поражением головного мозга до разработки маскировки в целях снижения разрушительной силы бомбардировок. В 1960-е годы в связи с развитием инженерно-психологических исследований психология стала полезна космонавтике и авиации, что способствовало повышению ее престижа и институционализации в качестве науки, имеющей представительство в Академии наук СССР (Журавлев, Ушаков, 2006).

История отношений теоретико-экспериментальной психологии с практикой и история рефлексии этих отношений – не совсем одно и то же. Реальные отношения модифицируются достаточно плавно, а рефлексия, проходящая сквозь призму идеологических воззрений своего времени, периодически претерпевает скачкообразные изменения. В 1970–1980-е годы в рефлексии стали преобладать более или менее реалистические науковедческие взгляды, предполагавшие при этом вполне гармоничные отношения между фундаментальной наукой и практикой. Классическое понимание связи теории, эксперимента и практики в психологии в рамках этого этапа выразил Б. Ф. Ломов (Ломов, 1984). Фундаментальная теория должна верифицироваться (или, по К. Попперу, фальсифицироваться) в эксперименте и снабжать проверенными знаниями практику, а практика, в свою очередь, способна, с одной стороны, проявить ценность теории, а, с другой – поставить перед теорией такие вопросы, которые будут стимулировать ее развитие. В результате «взаимодействие… теории, эксперимента и практики есть необходимое условие развития всей системы психологических наук» (Ломов, 1984, с. 51).

Однако на постсоветском этапе, начавшемся в 1990-е годы и фактически продолжающемся по сегодняшний день, в концептуализации отношений фундаментальной психологии с практикой произошли серьезные изменения. Начиная с этого исторического момента, мы будем анализировать изменение воззрений подробнее. Можно указать на три основные причины произошедшего переосмысления.

Во-первых, психологическая практика в конце ХХ в. бурно разрослась и охватила новые сферы, которые оказались весьма востребованными населением. Это, в первую очередь, относится к различным формам психотерапии, которые в 1990-е годы пережили в нашей стране настоящий бум. Тем самым численно возросшая и укрепившаяся собственными кадрами психологическая практика обрела право независимого голоса, который оказался далеко не всегда совпадающим с голосом академических ученых.

Во-вторых, если в советское время психологические службы и подразделения были, как и все прочие, государственными структурами и опирались поэтому на разработки государственных НИИ или вузовскую науку, то с развитием рыночной экономики появился сектор частных психологических и психотерапевтических услуг. Тем самым относительному организационному единству фундаментальной психологии и практики был положен конец. Более того, как часто случается, «маятник» развития качнулся в противоположную сторону – к отрицанию положительных сторон подобного единства.

Наконец, в-третьих, важную роль в переосмыслении связей академической науки и практики сыграла философия и методология постмодернизма. В контексте характерного для постмодернизма видения мира как фрагментарного и раздробленного выпукло выступили разрывы и нестыковки между академическим психологическим знанием и практикой (Степин, 1990; Теория и методология…, 2007; Юревич, 2000).

В результате в 1990-е годы начала создаваться совсем другая, радикально неклассическая картина соотношения фундаментальной психологии и психологической практики. Стали раздаваться голоса, свидетельствующие о том, что практическая психология (речь шла преимущественно о такой ее отрасли, как психотерапия) существует сама по себе, без опоры на экспериментальную науку (Василюк, 1996; Юревич, 2000). Было отмечено, что психологический процесс воздействия продолжает по-прежнему во многом оставаться искусством, «ускользая» от строго научных методов оценки (измерения) и проверки. Получается, что об одном и том же предмете, человеческой психике, существуют, по меньшей мере, два рода знания, один из которых экспериментально проверяем, но по каким-то причинам не отвечает потребностям психотерапевтической практики, а другой, наоборот, соответствует нуждам практикующих психотерапевтов и ими порождается, но плохо поддается экспериментальной проверке. Результатом идейного разделения оказывается социальное размежевание: сообществ, систем образования, научных ориентиров, авторитетов, кругов общения и т. д.

Похоже, однако, что в последнее время мы становимся свидетелями появления тенденций, направленных в противоположную сторону – на сближение академической и практической психологии (Проблемы фундаментальной и прикладной психологии…, 2008; Психологические проблемы семьи…, 2012; Психологическое воздействие в условиях…, 2014; Психологическое воздействие: механизмы…, 2012). На это есть серьезные основания.

Прежде всего, рассмотрение связи академической психологии с разными областями практики приводит к различным результатам в зависимости от того, о какой сфере практики идет речь. Картина, ставшая результатом рефлексии в 1990-е годы, во многом возникла по той причине, что предметом этой рефлексии была именно психотерапия. Как отмечалось выше, психотерапия оказалась в тот период чрезвычайно актуальной областью. Время, однако, перемещает акценты, и сегодня возникает потребность в более широком взгляде, интегрирующем различные сферы науки и практики. Действительно, в психотерапии очень мало нового выросло из лабораторных экспериментов. Однако не стоит генерализировать это утверждение и переносить его на другие отрасли психологической практики. Можно привести множество примеров. Инженерная психология и эргономика, как в 1960-е гг., так и сегодня, черпают свои основания из лабораторных экспериментов по переработке информации человеком (Ломов, 1984, 2006). Психологические подходы к подбору персонала основываются на четко проведенных исследованиях, показывающих прогностическую валидность индивидуальных особенностей личности (Hunt, Gotfredson). На экспериментальных данных по влиянию различных воздействий на убеждения людей строятся техники коммерческой и политической рекламы. Подобного рода примеры можно множить и далее. Следовательно, представление о связи фундаментальной психологии с практикой надо строить на всей совокупности фактов, а не только на основе фрагмента реальности, связанного с различными формами консультационной практики.

Этого аргумента достаточно, чтобы не драматизировать проблему связи фундаментальной психологии с практикой в целом, а ясно понимать, что фундаментальная психология имеет немало практических приложений (Психологические исследования…, 2011; Психологические проблемы современного…, 2012; Психология нравственности…, 2010; Психология человека…, 2014; Рубцов и др., 2009). Однако те области, где практика носит автономизированный характер, представляют специальный интерес для изучения как в силу своей специфичности, так и потому, что их голос особенно громко слышен. Впрочем, для этих областей в последние два десятилетия тоже появились основания, позволяющие более детально говорить об их дистанцировании от фундаментальной науки.

Фундаментальные и прикладные исследования в структуре — Гуманитарный портал

Введение

С возрастанием значения и усилением роли науки в современном обществе, когда расходы на неё начинают составлять уже заметную часть национального дохода в развитых странах, вопрос об определении места фундаментальных и прикладных исследований приобретает не только чисто теоретическое, но и практическое, социально-экономическое значение. Особую актуальность он имеет для стран социалистического содружества, где развитие науки осуществляется в рамках единого государственного плана, ориентированного на широкое внедрение научных достижений в народное хозяйство.

В ходе современной научно-технической революции всё больше увеличивается доля прикладных исследований и инженерных разработок. Однако такие приложения и разработки, особенно в новых отраслях науки, невозможны без широких поисковых исследований фундаментального характера. Правильное соотношение между фундаментальными и прикладными исследованиями, выяснение наиболее оптимальных пропорций между затратами на эти исследования в конечном итоге должны содействовать ускорению научно-технического прогресса.

Решение указанных задач сопряжено, однако, со многими трудностями, в том числе и методологическими. Легко, конечно, выявить такие направления исследований, которые непосредственно связаны с приложением теоретически уже решённых проблем и результаты которых обещают практический успех. Гораздо труднее выделить те поисковые, фундаментальные исследования, которые хотя и не связаны с сегодняшней практикой, но тем не менее могут не только привести к коренной перестройке в области технологии производства, но и оказать решающее воздействие па развитие многих отраслей научного познания.

Правильный выбор проблем и направлений для научного исследования зависит от множества конкретных факторов, обусловленных как внутренней логикой развития самой науки, так и внешними социально-экономическими и культурными причинами. Однако умелая стратегия руководства наукой, планирования и прогнозирования её развития в немалой степени зависит от того, насколько верно решается вопрос о соотношении между фундаментальными и прикладными исследованиями, в какой мере соблюдается правильная пропорция между ними. Одностороннее стимулирование прикладных отраслей науки или, напротив, чисто теоретических исследований одинаково нежелательны для интересов и общества, и подлинного развития самой науки. Вот почему в последние годы в партийных решениях подчёркивается, что необходимо «всемерно развивать фундаментальные и прикладные научные исследования» 1, и критикуются научные работники, «которые до сих пор заняты делами, в значительной мере оторванными как от непосредственных практических нужд страны, так и от действительных интересов развития фундаментальных отраслей наук» 2.

Относительный характер различия между фундаментальными и прикладными исследованиями

На первый взгляд отличие между фундаментальными и прикладными исследованиями и соответствующими науками весьма просто. Фундаментальные исследования связаны с изучением новых явлений, эффектов и процессов, а также с открытием новых законов, управляющих этими явлениями. Прикладные же исследования используют результаты фундаментальных исследований в интересах общества. Первые заняты чисто теоретическими и абстрактными исследованиями и нисколько не озабочены тем, насколько полезными могут быть их результаты для практики. Вторые заинтересованы только в практическом применении открытых фундаментальными отраслями наук законов, принципов и эффектов и не ставят перед собой каких-либо теоретических проблем. Такое резкое противопоставление фундаментальных исследований прикладным совершенно несостоятельно, ибо оно основывается па чисто внешнем их сопоставлении и выделяет только то, что чаще всего бросается в глаза. Подобная точка зрения вовсе но безобидна, так как она может породить представление о том, что, с одной стороны, фундаментальные исследования поискового характера являются совершенно непродуктивными ц практически бесполезными, с другой стороны, прикладные исследования не заслуживают внимания науки, так как ограничиваются чисто прагматическими целями.

Нетрудно понять, что как чисто утилитарный и прагматический подход к научной деятельности, при котором все внимание сосредоточивается на получении сиюминутных практических результатов, так и подход, сводящий цель науки к разрешению интеллектуальных загадок о мире 3, к получению чистого знания, являются одинаково неприемлемыми с точки зрения интересов развития самой науки. Эти две стороны научной деятельности не только предполагают, но и дополняют друг друга. Познание глубоких законов объективного мира служит исходной основой для применения науки в практической деятельности, фундаментом научно-технического прогресса. В свою очередь, исследования в прикладных областях способствуют выдвижению фундаментальных проблем, а нередко и приводят к открытиям фундаментального характера. Учитывая это обстоятельство, следует скорее говорить о фундаментальных и прикладных исследованиях в рамках соответствующей науки, чем о различии самих наук по их фундаментальному и прикладному характеру. По-видимому, реальный смысл такого противопоставления сводится к констатации того факта, что разные науки по-разному связаны с практикой и производством: одни связаны с ней ближе, другие — более отдалённо, причём эта связь не остаётся неизменной в ходе развития познания и общественной практики. Само разделение исследований на фундаментальные и прикладные возникло с расширением масштабов научной деятельности и все возрастающим применением её результатов на практике. Оно является неизбежным следствием разделения труда в сфере науки, когда углубляющийся процесс её дифференциации и сложный, опосредованный характер связи теории с практикой постепенно привели учёных к концентрации своих усилий либо на фундаментальных исследованиях поискового характера, либо на выявлении принципов и методов применения новых научных идей на практике.

В конечном итоге такой процесс является необходимым и прогрессивным в ходе развития науки, способствуя лучшему осуществлению её функций. Наука как специфическая форма общественного сознания и общественный институт возникает и развивается для познания объективных законов реального мира и его целенаправленного изменения, овладения стихийными силами природы и подчинения их воле человека. Конечно, человек стал использовать и подчинять вещества и силы природы задолго до возникновения науки. Но масштабы его воздействия были крайне ограниченными, ибо в своих действиях он опирался на простые обобщения, наблюдения, традиции и рецепты. С возникновением науки практическая деятельность приобретает все более рациональный характер, ибо она начинает основываться не на голой эмпирии, а на знании объективных законов природы. Таким образом, с самого появления науки познание и действие, теория и её практические приложения взаимно предполагают и дополняют друг друга. Но прогресс науки неизбежно приводит ко всё большей специализации и разделению труда в сфере исследовательской деятельности: даже в рамках фундаментальных исследований теоретическая деятельность начинает отделяться от экспериментальной и возникают профессии теоретика и экспериментатора. Более того, сама экспериментальная деятельность в наиболее развитых науках, таких, как физика, всё больше приобретает промышленный характер. Достаточно напомнить, что современные ускорители элементарных частиц или установки для термоядерных исследований, по сути дела, мало чем отличаются от заводов. Поскольку основная цель эксперимента состоит в проверке тех или иных гипотез или теорий, то иногда экспериментальные исследования считают чем-то второстепенным по отношению к теоретической деятельности, хотя в опытных науках никакой прогресс невозможен без эксперимента.

Отделение чисто теоретической деятельности от экспериментальной и прикладной находит своё проявление также в том, что в целом ряде ведущих отраслей современного естествознания постепенно происходит отпочковывание таких их разделов и дисциплин, которые ближе связаны с техникой (техническая физика, прикладная химия и так далее). Всё увеличивающиеся масштабы применения достижений этих наук приводят также к появлению совершенно новых отраслей технического знания (космическая техника, атомная энергетика, радиоэлектроника и так далее). Примечательно, что в самом техническом знании происходит аналогичный процесс выделения таких направлений и областей исследования, которые с полным правом можно назвать фундаментальными. Многие результаты основополагающих технических наук, таких, как прикладная механика, сопротивление материалов, электротехника, радиоэлектроника и другие, не могут использоваться непосредственно на практике, ибо они оперируют идеальными объектами и теоретическими схемами. Стало быть, теперь нельзя уже рассматривать технические науки просто как связывающее звено между естествознанием и производством.

Решение сложных и комплексных технических проблем также способствует постановке новых задач для теоретического исследования и стимулирует появление ряда новых отраслей и целых направлений фундаментального исследования. Достаточно напомнить хотя бы о кибернетике и близких к ней теориях информации, алгоритмов, моделирования и другие. Все это показывает, что между фундаментальными и прикладными исследованиями существует тесная взаимосвязь и взаимодействие. Поэтому сами учёные обычно подчёркивают относительный и условный характер этого деления. П. Л. Капица, например, признает, что деление науки на базисную (познавательную) и прикладную «во многом следует считать искусственным, и трудно указать точку, где кончается базисная и начинается прикладная наука» 4. А. Ю. Ишлинский подчёркивает, что «часто самые отвлечённые науки вносят крупный вклад в развитие общества… и наоборот, используя науку в различных областях знания, мы сталкиваемся с явлениями, которые приводят к важным открытиям фундаментального характера» 5.

Г. Н. Флеров и В. С. Барашенков считают «более целесообразным относить к фундаментальным такие исследования, которые посвящены изучению законов природы, лежащих в основе других известных нам закономерностей». Такой подход действительно даёт возможность понять, какие исследования в данный период времени являются фундаментальными. С другой стороны, рассматриваемые в исторической перспективе, они с развитием и углублением познания в соответствующей отрасли науки неизбежно утрачивают фундаментальный характер, ибо то, что считалось фундаментальным законом раньше, становится производным впоследствии. Это, конечно, вовсе но означает того, что всякое нефундаментальное исследование автоматически превращается в прикладное. Прикладные исследования, будучи нефундаментальными по своему характеру, преследуют решение совершенно определённых практических целей. Поэтому они не могут опираться на слишком абстрактные понятия и идеальные модели. Хотя технические науки значительно ближе связаны с производством, тем не менее многие их положения и результаты находят применение не непосредственно, а через инженерные разработки и проектирование. Вследствие этого взаимосвязь между наукой и производством приобретает весьма сложный, опосредованный характер.

Если представить эту связь схематически, то на самом высоком уровне абстрактности следует поместить базисные отрасли теоретического естествознания, которые заняты поисковыми исследованиями фундаментального характера. Законы, принципы и теории этих наук отличаются наибольшей общностью в изучаемой области реального мира. В механике, например, такими законами будут известные законы движения точечных масс Ньютона, в электродинамике — уравнения Максвелла, в классической генетике — законы Менделя и так далее. Ниже располагаются теории и научные дисциплины, исследующие специфические формы проявления общих законов, скажем, теория колебаний или удара в механике, теория цепей или волноводов в электродинамике и так далее. Ещё ниже располагаются такие теории и дисциплины, которые принято относить к прикладным отраслям соответствующих наук, например техническая физика, прикладная механика, прикладная химия и технология, и так далее.

В структуре технического знания можно выделить, в свою очередь, такие общетехнические дисциплины и теории, которые по уровню абстрактности понятийного аппарата и используемых моделей мало чем отличаются от частных теорий и дисциплин соответствующей базисной науки. Так, например, теоретические основы электротехники, электроники или радиотехники, хотя и опираются на законы и принципы электродинамики, по отношению к другим техническим дисциплинам, таким, как теория электропривода или электрических машин, теория антенн и передающих устройств, и так далее, выступают как фундаментальные отрасли технического знания. Соответственно этому мы можем выделить в технической науке поисковые, фундаментальные исследования, прикладные исследования и собственно инженерные и проектные разработки, в которых научно-техническая мысль получает свою реализацию в виде чертежей, проектов, моделей, схем, расчётов.

О критериях различия фундаментальных и прикладных исследований

Очень часто фундаментальные исследования, а нередко и науки характеризуют как теоретические, а прикладные — как практические исследования. Иногда тот же взгляд выражают в несколько видоизменённой форме: фундаментальные исследования ставят своей целью открытие объективных законов реального мира, а прикладные ищут способы их использования на практике. Но что означает такое использование? Очевидно, что абстрактные теоретические законы, относящиеся к ненаблюдаемым на опыте свойствам и величинам, нельзя непосредственно использовать на практике. С другой стороны, прикладные исследования в рамках науки не могут быть простым описанием эмпирических действий, совершаемых в сфере производства и общественной жизни, ибо в таком случае они лишаются своего научного статуса. В самом деле, если наука не ставит своей задачей открытие закономерностей в своей специфической области исследования и не стремится к построению теорий, то она не может считаться подлинной наукой 6. Конечно, в развитии науки существуют этапы, когда она вынуждена заниматься преимущественно накоплением и систематизацией эмпирического материала. Но даже на этой стадии учёные стремятся обобщить имеющийся материал и установить простейшие эмпирические законы. Очевидно, что когда речь идёт о противопоставлении фундаментальных наук прикладным, то не имеют в виду их сравнение по уровню развития. Это совершенно особый аспект рассмотрения, который характеризует степень теоретической зрелости науки, глубину раскрытия ей сущности исследуемых явлений. Каждая наука неизбежно проходит разные этапы своего развития.

Если же теоретический характер присущ только фундаментальным исследованиям, то прикладные исследования и науки превращаются в простое орудие для обслуживания запросов производства и экономики, своего рода описание рациональных действий с вещами и явлениями, встречающимися на практике. Разумеется, мы не отрицаем возможности научного подхода и к таким явлениям, и, по-видимому, праксеология Т. Котарбиньского была задумана именно для этой цели. Нам хотелось только подчеркнуть, что любая наука, на каком бы уровне развития она ни находилась и какие бы задачи ни ставила перед собой, всегда имеет дело с определённой системой понятий, законов и теоретических представлений.

Таким образом, отличие между фундаментальными и прикладными исследованиями следует искать в характере тех понятий, законов и теорий, которые они стремятся установить. Конечно, гносеологический критерий при всей его важности недостаточен для выявления их специфики. Фундаментальность нельзя сводить к одному критерию, ибо она определяется и целями познания, и социальной обусловленностью проблем, и возможностью использования знаний на практике, и воздействием науки на культуру и мировоззрение. Мы, однако, ограничимся здесь рассмотрением социальных и гносеологических критериев, поскольку они представляются нам решающими.

Нередко коренное отличие прикладных исследований и наук от фундаментальных видят в том, что первые связаны с интересами людей, тогда как вторые изучают объективные законы, существующие независимо от воли, желания и целей человека. Поскольку же целенаправленная деятельность связана с субъектом, то прикладные науки иногда характеризуют как науки, в которых существенную роль играет именно субъективный фактор. Б. М. Кедров подробно анализирует различные толкования терминов «фундаментальные» и «прикладные науки» и приходит к следующему выводу. «Прикладные науки как раз ставят своей задачей нахождение средств для достижения намечаемых человеком целей. Субъективный момент поэтому играет в них существенную, можно сказать, первостепенную роль» 7. В фундаментальных науках субъективный момент, напротив, «элиминируется в той степени, в какой естествознание и общественные науки ставят перед собой задачу познать законы внешнего мира совершенно независимо от того, какими бы их хотел видеть человек и как бы он хотел их использовать в своих интересах» 8.

Такое противопоставление прикладных наук фундаментальным может создать впечатление, что законы и теории прикладных наук в значительной мере субъективны, так как они существенно связаны с целями человека. С другой стороны, может показаться, что в фундаментальных науках исследователь не преследует никакой цели. Очевидно, автор имел в виду совершенно другое. Поскольку наука есть одна из развитых форм целесообразной деятельности, то цели и в первом, и во втором случае всегда существуют. Но характер этих целей совершенно различный. Если цель прикладных исследований состоит в том, чтобы найти конкретные законы, опираясь на которые можно было бы эффективно решать практические задачи, то фундаментальные исследования предпринимаются для решения теоретических проблем. Эти проблемы могут возникать, например, в результате обнаружения несоответствия старой теории вновь открытым экспериментальным фактам или выявления противоречий в рамках самой теории, свидетельством чему могут служить парадоксы или формально-логические противоречия.

Какие бы, однако, проблемы ни решали различные науки, все они стремятся объяснить факты и явления известные и предсказать неизвестные. Именно объяснительная и прогностическая функции науки дают возможность использовать её для руководства практической деятельностью, преобразования природной и социальной среды. В этой общности основных функций проявляется связь между фундаментальными и прикладными исследованиями. С другой стороны, здесь же можно установить различие между ними.

Фундаментальные законы и теории раскрывают наиболее глубокие, существенные связи между явлениями, внутренний механизм происходящих при этом процессов. Именно поэтому они служат основой или фундаментом для прикладных исследований. По этой причине глубина объяснения и точность предсказания, осуществляемые с помощью законов и теорий фундаментальных наук, значительно превосходят возможности прикладных наук. Нередко поэтому законы прикладных наук рассматривают как феноменологические 9, а фундаментальных — как теоретические. В то время как первые описывают законы функционирования предметов и явлений, вторые вскрывают внутренний механизм происходящих при этом процессов. Так, например, закон теплового расширения тел устанавливает необходимую связь между нагреванием тела и увеличением его размеров, а закон Бойля — Мариотта — зависимость объёма газа от давления. Но эти законы не объясняют, почему и как происходит увеличение размеров тела с его нагреванием или уменьшение объёма газа с увеличением давления. Такое объяснение, как известно, было достигнуто с помощью законов, которые лежат в основе молекулярно-кинетической теории.

Феноменологические законы имеют дело со свойствами и величинами, непосредственно наблюдаемыми на опыте. Очень часто эти величины удаётся измерить и сами законы выразить на точном языке математики. Но это не значит, что такие законы сводятся к чистому описанию явлений. В них также используются абстракции и идеализации. Следует напомнить, что закон Бойля — Мариотта выполняется для так называемых идеальных газов. И всё же уровень абстрагирования и идеализации в феноменологических законах значительно ниже, чем в теоретических. Именно поэтому феноменологические законы и теории преобладают в прикладных науках, которые стоят ближе к конкретной действительности. Но это не исключает существования таких законов в науках фундаментальных, в особенности если рассматривать их в процессе развития. Хорошо известно, что основные законы термодинамики, по существу, являются феноменологическими законами, хотя в эпоху паровых машин они служили фундаментом всех прикладных исследований в своей области. Однако стремление к более полному и глубокому раскрытию сущности изучаемых наукой процессов приводит к открытию теоретических законов, с помощью которых и достигается объяснение феноменологических законов. Понятия и законы статистической механики в рассмотренном нами примере послужили основой для более глубокого понимания и обоснования термодинамических законов.

По точности предсказания феноменологические и теоретические законы также сильно отличаются друг от друга. Эта точность, в свою очередь, определяется глубиной раскрытия существенных связей исследуемых явлений. Если, например, сравнить закон всемирного тяготения и теорию гравитации Ньютона с феноменологическими законами движения планет Кеплера, то станет ясным приближённый характер последних. В свою очередь, теория тяготения Эйнштейна установила границы применимости теории Ньютона 10. Поскольку каждая из последующих теорий будет содержать в качестве предельного случая предыдущую, то и точность предсказаний первых, выше, чем вторых. На практике обычно интересуются лишь приближёнными результатами и поэтому чаще обращаются к феноменологическим законам, чем к теоретическим. Вот почему в большинстве технических наук и инженерных расчетов пользуются геометрией Евклида и классической механикой Ньютона и не применяют ни неевклидову геометрию, ни теорию относительности Эйнштейна. Впрочем, когда возникает в этом практическая необходимость, например при конструировании ускорителей для элементарных частиц, обязательно учитываются также релятивистские эффекты и в связи с этим используются результаты теории относительности.

Отличие фундаментальных наук от прикладных находит своё выражение не только в глубине раскрытия сущности исследуемых явлений, но и в широте применения их законов и теорий. Законы, используемые в прикладных науках, по необходимости носят ограниченный характер, так как они устанавливают связи между свойствами и величинами, измеряемыми на практике. В отличие от этого теоретические законы содержат величины, которые могут быть определены косвенным путём, а именно через сложную цепь логических выводов, вытекающих из теории.

Всякий теоретический закон, по сути дела, представляет обобщение феноменологического закона, хотя такое обобщение и нельзя получить чисто логическим путём. Для этого обычно прибегают к помощи гипотезы. Если из этой гипотезы в качестве следствия вытекают более частные законы, в том числе хорошо проверенные на опыте феноменологические, тогда существуют веские основания считать её теоретическим законом. В конечном итоге область применения закона и теории зависит от глубины их содержания. Чем глубже закон или теория, тем шире сфера их применения. Таким образом, с гносеологической точки зрения отличие фундаментальных наук от прикладных выражается в разной степени проникновения в сущность изучаемых ими явлений. Если прикладные науки раскрывают сущность первого порядка, то фундаментальные науки выражают более глубокую сущность второго порядка.

Это гносеологическое отличие находит своё проявление в характере и уровне абстракций, используемых в фундаментальных и прикладных науках. Б. М. Кедров, отмечая указанное обстоятельство, считает возможным привлечь для решения вопроса о соотношении этих наук метод восхождения от абстрактного к конкретному, развитый К. Марксом 11. «Переход от чисто научного, фундаментального исследования к выяснению возможности практического приложения полученных теоретических знаний, — пишет он, — есть переход от абстрактного к конкретному». Здесь неясно, однако, что имеет в виду автор, когда говорит о конкретном. Маркс, характеризуя свой метод восхождения от абстрактного к конкретному, различает, во-первых, конкретную действительность как исходный пункт созерцания и представления и, во-вторых, конкретное знание, представляющее воспроизведение конкретной действительности в мышлении.

«Конкретное, — подчёркивал он, — потому конкретно, что оно есть синтез многих определений, следовательно, единство многообразного. В мышлении оно поэтому выступает как процесс синтеза, как результат, а не как исходный пункт, хотя оно представляет собой действительный исходный пункт созерцания и представления. На первом пути полное представление испаряется до степени абстрактного определения, на втором пути абстрактные определения ведут к воспроизведению конкретного посредством мышления» 12.

Первый путь, который Маркс называет аналитической стадией исследования, приводит к образованию различных отдельных абстракций. На втором пути осуществляется синтез этих абстракций и происходит восхождение от абстрактного к конкретному знанию. С точки зрения этого метода фундаментальные науки мало чем отличаются от прикладных. Любая наука представляет определённую систему понятий, законов, теорий и поэтому даёт нам конкретное знание об изучаемой области действительности.

Однако абстракции, встречающиеся в фундаментальных и прикладных исследованиях, значительно отличаются друг от друга как по своему уровню, так и по сфере применения. Раскрывая более глубокую сущность явлений, фундаментальные науки должны использовать более сильные абстракции, чем прикладные. Поэтому первые гораздо труднее применить на практике, чем вторые. Можно даже сказать, что прикладные науки есть тот канал, через который главным образом осуществляется связь фундаментальных наук с практикой.

Любой процесс применения или проверки теории на практике связан с заменой абстрактных объектов их конкретными представителями. С. А. Яновская называет такую замену исключением абстракций, так как «научный смысл имеют только абстракции, которые отражают какое-либо существо дела и поэтому заведомо приложимы к чему-нибудь, то есть которые можно исключать» 13. В самом деле, нельзя производить никаких реальных экспериментов ни с геометрическими точками, ни с материальными точками физики и подобными им идеальными объектами, поскольку таких тел нет в природе. Именно поэтому применение теории требует конкретизации и спецификации её абстракций.

Решение вопроса о том, как исключить те или иные абстракции, зависит от конкретных условий и целей практического применения теории. При этом вовсе нет необходимости, чтобы вместо абстрактных объектов рассматривались те или иные физические предметы, свойства которых приближённо отображаются в этих абстракциях. Чаще всего абстрактные объекты более высокого порядка и соответствующие им теории находят интерпретацию через абстракции и теории более низкого порядка. Скажем, для практического применения геометрии Евклида мы должны дать некоторую физическую интерпретацию её исходным абстрактным понятиям: точке, прямой и плоскости. Но в результате такой интерпретации геометрия из части математики превращается в часть физики.

Аналогичным образом обстоит дело с отношением понятий фундаментального характера к прикладным. Более абстрактные понятия следует связывать с менее абстрактными и конкретными понятиями. Соответственно этому общие законы, характеризующие поведение абстрактных объектов, станут специфическими законами функционирования более конкретных объектов, которые служат предметом прикладных исследований. Конечно, фундаментальная наука при этом не превращается в прикладную. Речь идёт об их взаимосвязи, об использовании законов и теорий фундаментального характера в прикладных исследованиях посредством их интерпретации и спецификации.

Таким образом, когда заходит речь о переходе от абстрактного к конкретному при сопоставлении фундаментальных и прикладных исследований, то фактически имеют в виду спецификацию и конкретизацию абстракций, переход от абстрактных объектов более высокого уровня к объектам более низкого уровня. Для того чтобы познать явления, мы должны ввести абстрактные объекты более высокого уровня, но чтобы применить теории на практике мы обязаны исключить абстракции более высокого уровня. Конечно, в прикладных исследованиях имеют дело не только с понятиями, которые конкретизируют абстрактные понятия фундаментального характера, но и со своими специфическими понятиями, так же как и законами и принципами.

Сравнивая различные теории, научные дисциплины и целые отрасли научного знания, мы должны, во-первых, выявить объекты их исследования (онтологический аспект), во-вторых, — глубину постижения ими сущности изучаемых явлений (гносеологический аспект), в-третьих, — возможность использования одной теории для разработки и проверки другой (методологический аспект) и, наконец, в-четвёртых, — пути практического использования более абстрактных теорий и дисциплин через менее абстрактные, стоящие ближе к действительности (прагматический аспект).

С этой общей точки зрения фундаментальные исследования будут отличаться от прикладных по своему объекту тем, что они охватывают более широкий круг явлений, независимо от того, могут ли эти явления быть использованы в практических целях или нет. Ясно, что такая широта охвата требует и более глубокого раскрытия сущности явлений, использования более сильных абстракций и идеализации. Преимущество законов и теорий фундаментального характера состоит именно в их общности и глубине, но связанная с этим абстрактность препятствует непосредственному применению их на практике. Вот почему становятся необходимыми прикладные исследования и теории, которые через инженерные разработки и проекты способствуют внедрению новых научных идей в производство.

Место технических наук в системе научного знания

Связь между фундаментальными и прикладными исследованиями, с одной стороны, и практикой и производством — с другой, имеет, как мы видели, довольно сложный и зачастую опосредованный характер. Прежде всего прикладные исследования существуют в каждой базисной науке. Такие приложения имеются не только в физике, химии, биологии и других отраслях естествознания, но и в социальных и гуманитарных науках. Так, например, наряду с политической экономией, изучающей общие законы экономического развития общества, есть целый ряд прикладных наук, исследующих специфические экономические закономерности, относящиеся к организации производства в целом и отдельных его отраслей, размещению производительных сил, распределению ресурсов и так далее. Инженерная психология может служить примером прикладной дисциплины в области гуманитарных наук. Даже в такой абстрактной науке, как математика, стало общепринятым говорить о чисто теоретических и прикладных исследованиях. Все это показывает, что теоретический и прикладной аспекты присущи каждой достаточно развитой отрасли естественных или общественных наук. Есть веские основания говорить также о прикладных исследованиях в науках, изучающих мышление, свидетельством чего могут служить некоторые разделы психологии, связанные с обучением и педагогикой.

Фундаментальные отрасли наук могут связываться с практикой не только и не столько через прикладные исследования в собственной области, сколько через особые группы наук, наиболее близко связанных с запросами производства, экономики и других отраслей экономики и культуры. К числу таких наук относятся прежде всего технические и инженерные дисциплины, опирающиеся на результаты фундаментальных и прикладных исследований в области математики, механики, физики, химии, геологии и других наук. Сельскохозяйственные и медицинские науки связывают биологию с производством и здравоохранением. Политическая экономия связана с народным хозяйством через прикладные экономические дисциплины, изучающие конкретные стороны и особенности функционирования экономического базиса общества.

Обращаясь теперь к определению места и специфики технических наук в рамках научного знания, мы должны с самого начала подчеркнуть, что правильное представление об этом можно получить только тогда, когда эти науки рассматриваются, во-первых, в общей системе, связывающей фундаментальные отрасли знания с. производством. Во-вторых, в самом техническом знании следует различать поисковые, фундаментальные исследования и общетехнические науки, а также науки, разрабатывающие более частные и конкретные проблемы, на результаты которых непосредственно опираются инженерное проектирование и расчёты. Конечно, технические науки являются прикладными по своим целям и методам исследования, ценностной ориентации и назначению. Хотя они, как и любые другие науки, непосредственно работают не с техническими объектами и устройствами, а с идеализированными моделями, тем не менее эти модели строятся с учётом специфических особенностей инженерных объектов. Мы уже не говорим о том, что большинство технических дисциплин содержит методы расчёта и проектирования технических устройств и конструкций. Первоначально технические науки возникают для решения чисто прикладных задач на основе применения результатов таких фундаментальных наук, как механика, гидравлика, физика, химия и так далее. Впоследствии процесс развития усложняется. С одной стороны, в рамках самих фундаментальных наук всё больше обособляются специальные прикладные исследования, с другой — в системе технического знания выделяются теоретические исследования и дисциплины, имеющие фундаментальный характер для различных отраслей технических наук.

В настоящее время связь между техническими науками и фундаментальными отраслями естествознания опосредуется через прикладные исследования в самом естествознании. Именно поэтому можно говорить о прикладных науках в более широком смысле, то есть включающем не только техническое знание, но и те отрасли естественных и общественных наук, которые ориентируются на практическое использование результатов фундаментальных исследований.

В чём же тогда состоит различие между техническими науками и прикладными отраслями фундаментальных наук? Как нетрудно понять из предыдущего изложения, такое отличие касается прежде всего характера теорий, принципов и закономерностей, с которыми имеют дело эти науки. Конечно, определяющим здесь является различие целей, ориентации и методов. В то время как прикладные отрасли естествознания стремятся найти общие принципы и методы использования результатов фундаментальных исследований, технические науки нацелены на изучение конкретных способов применения этих принципов для конструирования машин, механизмов и других технических устройств, а также усовершенствования и создания новой технологии производства. Разумеется, технические науки сами по себе не занимаются проектированием, конструированием и расчётом машин и технических устройств. Этим занимаются инженеры, но они делают это, опираясь на принципы, схемы и методы расчёта, которые разрабатываются в технических науках.

До сих пор, говоря о техническом знании, мы рассматривали его в основном по направленности результатов исследования и связи его с производством и практикой. Однако для выявления специфики технических наук и определения их места в общей системе научного знания необходимо ближе ознакомиться с объектом и методами их исследования.

Поскольку технические науки исторически сформировались в результате развития фундаментальных отраслей естествознания как средство приложения их идей на практике, то обычно по объекту исследования их сравнивают с естественными науками. Объектом исследования естествознания в самом широком смысле являются природа, различные формы её движения и закономерности, которые присущи этим формам. Технические науки имеют дело главным образом с искусственно созданными предметами, конструкциями и устройствами, то есть с той частью природы, которая благодаря целесообразной практической деятельности стала «очеловеченной». Но это, конечно, вовсе не означает, что законы природы перестают действовать в технических устройствах. Будучи частью природы, последние также подчиняются этим законам. Вся техника основывается на сознательном использовании объективных законов природы.

Существенное различие здесь состоит в том, что если в природе эти законы действуют безотносительно к целям и намерениям человека и нередко приводят к разрушениям и стихийным бедствиям, то в технике человек стремится сознательно использовать их в интересах общества. Конечно, люди не могут отменить или преобразовать законы природы, но они могут, изменив условия протекания закона, добиться их. действия в желательном направлении. Изменение условий действия законов служит наиболее важным принципом целесообразной деятельности человека, подчинения сил и веществ природы, необходимой предпосылкой всей технической цивилизации. Использование энергии воды, ветра, пара, электричества, атомного ядра, и так далее — становится возможным именно благодаря машинам и техническим устройствам, в которых посредством изменения условий действия соответствующих законов удаётся поставить эти силы природы на службу человеку.

Таким образом, объектом исследования технических наук служат искусственно созданные предметы, конструкции и устройства, которые основываются на объективных законах природы и служат для удовлетворения определённых практических потребностей общества. Конечно, противопоставление искусственного естественному при сравнении объектов исследования техники и естествознания носит относительный характер, так как искусственно созданная «природа» подчиняется объективным законам, открываемым естествознанием. Но в ограниченных рамках такое противопоставление лучше оттеняет различие предметов, задач и целей исследования естествознания и технических наук.

Различие в объектах исследования сказывается на методах, применяемых естественными и техническими науками. Те и другие науки используют как эмпирические, так и теоретические методы исследования. Однако характер и глубина понятий и законов этих наук, приёмы и средства эмпирического исследования во многом отличаются друг от друга. Мы уже отмечали, что идеальные модели, с которыми работают технические науки, ближе связаны с инженерными объектами, они более конкретны и осязаемы. В. Г. Горохов и В. М. Розин считают специфичным для технических наук именно «изоморфизм строения идеальных объектов строению инженерных объектов, моделируемых с помощью знаний данной технической науки» 14. Следует также отметить, что прикладные технические дисциплины широко прибегают и к построению материальных моделей как для проверки будущих сооружений и устройств, так и для расчетов, в особенности в тех случаях, когда нет достаточно разработанной теории соответствующих процессов.

Специфика технических наук, как мы видели, в значительной мере определяется направленностью и ориентацией исследований на решение практических проблем. Поэтому зачастую все технические исследования безоговорочно относят к прикладным отраслям науки». Но такое категорическое утверждение уже не отвечает современному уровню развития технического знания. В рамках самого этого знания можно выделить науки, которые служат в качестве теоретического фундамента для специальных технических дисциплин и инженерных разработок. Поэтому нередко такие науки называют общетехническими или теоретическими. Так, например, теоретическая электротехника служит тем фундаментом, на который опираются более специальные технические дисциплины вроде теорий электропривода, электрических машин, электроматериаловедения, и так далее. То же самое можно сказать о теории сопротивления материалов, служащей основой для расчёта прочности деталей машин, узлов и конструкций. Методы такого расчёта изучаются в соответствующих специальных технических дисциплинах (детали машин, расчёт конструкций и сооружений и так далее).

Опираясь на эти соображения, мы можем говорить о фундаментальных, поисковых исследованиях в рамках самих технических наук. Критерий фундаментальности часто связывают именно со свободным поиском новых законов, принципов и идей. Соответственно этому к фундаментальным относят исследования, предпринимаемые для развития самой науки, вытекающие из внутренней логики движения её понятий и теорий. Естественно, что понятия и теории такой науки должны служить основой для разработки теорий более специальных наук. С этой точки зрения исследования в области теоретических основ электротехники или сопротивления материалов можно отнести к числу фундаментальных, если мы будем помнить, что эта фундаментальность определяется по отношению к специальным прикладным техническим исследованиям.

Следует также обратить внимание на то, что технические науки, в особенности связанные с созданием новейших установок, машин и механизмов, как правило, опираются на результаты прикладных исследований во многих отраслях фундаментальных наук и общетехнических дисциплин. Космическая техника, ядерная энергетика, современные приборы и устройства автоматического контроля и регулирования, телеуправление и многие другие отрасли новой техники обязаны своим развитием достижениям целого комплекса фундаментальных и прикладных наук. Естественно поэтому, что специальные технические теории и дисциплины, которые ориентированы на создание такой техники, должны использовать результаты исследований целого ряда наук.

В этом отношении технические науки во многом отличаются от прикладных отраслей современного естествознания. Последние имеют дело с использованием результатов какой-либо определённой фундаментальной науки. Техническая физика, например, ищет пути и средства применения открытых физикой общих закономерностей, управляющих физическими явлениями того или иного рода. Прикладная химия стремится найти способы использования вновь обнаруженных в теоретической химии закономерностей в химической технологии и так далее. Для производства же материалов с заданными физико-химическими свойствами или при создании атомных реакторов приходится опираться на результаты прикладных исследований не только в физике и химии, но и в других отраслях естествознания и технических наук. Конечно, при этом необходимо различать техническое знание и методы исследования от инженерного знания и разработок. Именно через них, как мы видели, и осуществляется непосредственная связь технических наук с производством.

В заключение следует отметить, что в настоящей статье мы не пытались рассматривать специфику технических наук во всём многообразии их связей с материальным производством, экономическим базисом, естественными и общественными науками и культурой в целом. Наша задача состояла лишь в том, чтобы, исходя из предлагаемого решения проблемы соотношения фундаментальных и прикладных наук, определить место технических наук в общей системе научного знания.

Библиотека РГПУ им. Герцена — Психология – школе: К Дню учителя

Не секрет, что каждый учитель должен быть настоящим психологом. Не зря ряд психологических дисциплин преподают будущим учителям в педагогических вузах. Ведь каждый день учитель взаимодействует с людьми: учениками, их родителями, коллегами по школе. И эти взаимоотношения не всегда складываются просто. А иногда помощь психолога очень нужна самому учителю. Этим проблемам посвящена новая выставка «Психология – школе», развернутая в диссертационном зале фундаментальной библиотеки к Дню учителя.

Cамое старое издание выставки – книга известного педагога Петра Фёдоровича Каптерева «Педагогическая психология для народных учителей, воспитателей и воспитателей и воспитательниц» 1877 года. Для учителей народных школ психологические пособия издавались неоднократно, на выставке можно увидеть книги «Лекции по педагогической психологии, читанные народным учителям» М. С. Григоревского (Нижний Новгород, 1914), «Курс педагогической психологии для народных учителей» А. П. Нечаева (б в/д, [1915]), «Лекции по педагогической психологии для народных учителей» Н. Е. Румянцева (М., 1913). Интересна также книга «Психология и учитель» Гуго Мюнстерберга. Эта книга вышла в 1910 году, второе издание появилось в 1915 году, но идеи немецкого психолога остались актуальными и сегодня, третье издание книги – 1997 года. На выставке его можно увидеть рядом с дореволюционным.

На экспозиции можно найти издания, предназначенные для будущих педагогов. Например, учебное пособие «Психологическая подготовка к педагогической деятельности» (М., 2002) или практикум для подготовки учителей «Психолого-педагогические задачи» Е. А. Ершовой (СПб., 2008). Этой теме посвящены книга С. Г. Вершловского «Психолого-педагогические проблемы деятельности молодого учителя» (Л., 1983) и сборник научных трудов «Психологические условия формирования личности будущего учителя» (М., 1988), где можно найти статью С. Ф. Спичак на ту же тему: «Проблемы адаптации молодого учителя к работе в школе». Поможет молодым учителям и книга А. А. Калюжного «Психология формирования имиджа учителя» (М., 2004).

Для студентов педагогических вузов предназначены учебник «Психология педагогического общения» Б. С. Волкова, Н. В. Волковой, Е. А. Орловой (М., 2014), учебное пособие «Психология труда и профессионального развития учителя» Л. М. Митиной (М., 2004) и коллективная монография «Психология профессионального педагогического мышления» (под редакцией М. М. Кашапова. – М., 2003).

И, конечно, любому педагогу – будущему, начинающему или маститому – стоит обратить внимание на книгу Н. В. Самоукиной «Психологический тренинг для учителя» (М., 2006), вышедшую в серии «Советы психолога». В этой книге можно найти ответы на самые насущные вопросы: как снять усталость, как уладить конфликт в классе, как противостоять манипулированию учеников, как развить педагогическую интуицию и многие другие.

Много практических примеров содержится также в изданиях «Практическая психология для учителей» В. Б. Ольшанского (М., 1994) и «Практическая психология для педагогов и родителей» (М., 2000). Книга «Педагогический опыт глазами психолога» (М., 1987) расскажет о главных принципах результативного взаимодействия педагога с учеником на примерах деятельности известных педагогов, в том числе Виктора Федоровича Шаталова, Евгения Николаевича Ильина.

Издания, которые можно увидеть на выставке, освещают и различные психологические проблемы, возникающие у учителей. Например, в сборнике «Психологические проблемы педагогической деятельности» (Ростов-н/Д., 2010) рассматриваются такие острые вопросы, как профессиональная деформация и эмоциональное выгорание учителя, его психическая работоспособность, а также проблема одиночества современных педагогов.

Насущные вопросы психологической подготовки учителей рассматриваются и в журнале «Психологическая наука и образование». Несколько номеров журнала последних лет также есть на экспозиции.

Все книги, представленные на выставке, доступны читателям фундаментальной библиотеки.

Становление психологии как науки. Место психологии в системе наук, различие житейской и научной психологии. Академическая и практическа

     4. Четвертое отличие состоит в методах получения знаний в сферах житейской и научной психологии. В жизни необходимость согласовывать свои действия с действиями другого, понимать не только слова, но и контекст высказывания, «прочитывать» в поведении и внешнем облике другого его намерения и настроения побуждает человека выделять и фиксировать многогранные проявления внутренней жизни, проще говоря, наблюдать за другими. Но в житейской психологии мы вынуждены ограничиваться наблюдениями и размышлениями. В научной психологии к этим методам добавляется эксперимент.

Суть экспериментального метода состоит в том, что исследователь  не ждет стечения обстоятельств, в результате которых возникает интересующее его явление, а вызывает это явление  сам, создавая соответствующие условия. Затем он целенаправленно варьирует  эти условия, чтобы выявить закономерность, которым данное явление подчиняется. С введением в психологию экспериментального метода (открытие в конце прошлого века первой экспериментальной лаборатории) психология оформилась в самостоятельную  науку.

     5. Пятое отличие: вместе с этим и преимущество в научной психологии, состоит в том, что она располагает обширным, разнообразным и подчас уникальным фактическим материалом, недоступным во всем своем объеме ни одному носителю житейской психологии. Материал этот накапливается и осмысливается, в том числе в специальных отраслях психологической науки, таких, как возрастная психология, педагогическая, психология, пато- и нейропсихология, психология труда и инженерная психология, социальная психология, зоопсихология и др. В этих областях, имея дело с различными стадиями и уровнями психологического развития животного и человека, с дефектами психики, с необычными условиями труда — условиями стресса, информационных перегрузок или наоборот, монотонии и информационного голода и т.п., психолог не только расширяет круг своих исследовательских задач, но и сталкивается с новыми неожиданными явлениями. Ведь рассмотрение работы какого-либо механизма в условиях развития, поломки или функциональной перегрузки с разных сторон высвечивает его структуру и организацию. 

4. Академическая и практическая психология

Академическая психология — это система теорий, методов и исследований, признанная большинством научного сообщества и утвержденная в качестве эталона экспертным сообществом государственной академии или другой научной специализированной отраслевой головной организацией.

Академическая психология в первую очередь — фундаментальная наука, наука не ради практических приложений, а ради чистой науки. Как фундаментальная наука, академическая психология:

  • занимается в первую очередь исследованием, изучением тех или иных закономерностей (закономерностей развития и функционирования психики, закономерностей взаимодействия людей и пр.),
  • создает в методологическую базу для других областей психологии (экспериментальной, прикладной, практической) и смежных наук: педагогики, валеологии, этологии, акмеологии и других.

В меньшей степени, но академическая наука занимается и прикладными исследованиями, транслирующими научные достижения в практику.

Академическая психология печатается в специальных  журналах, в ней важны авторитетные ссылки, возможность защиты диссертаций  и другие статусные моменты.

Академическая психология — не обязательно строго научная психология, по крайней мере кроме естественно-научного, в ней широко представлен и гуманитарный подход.

В силу тяготения к фундаментальности  академическая наука противопоставляется  прикладной, практической психологии. Академической психологии присущ широкий  культурный кругозор, глубокий методологический анализ, видение тенденций. С другой стороны, характерна оторванность от практики и неготовность отвечать на запросы обычных людей.

Задачи практической помощи, практического обучения либо развития выходят за рамки академической  психологии. Ими занимается педагогика и практическая психология.

Академическая психология — это система теорий, методов и исследований, признанная большинством научного сообщества и  утвержденная в качестве эталона  экспертным сообществом государственной  академии или другой научной специализированной отраслевой головной организацией.

Практическая  психология — психология, направленная на практику и ориентированная на работу с населением: занимающаяся просветительской работой, предоставляющая  населению психологические услуги и психологические товары: книги, консультации и тренинги. С этой точки зрения, практическая психология — это образование, просвещение, сфера  услуг плюс бизнес.

Основания противопоставления

Практическую  психологию иногда противопоставляют  теоретической, или исследовательской  психологии, но дело в том, что практическая психология состоит не из одной практики, в ней своя теория и свои исследования.

Академическая  психология обычно тяготеет к фундаментальности, к науке ради науки, и тогда  ее естественный полюс — практическая, прикладная психология.

Сравнительные достоинства и недостатки

Академической психологии присущ широкий культурный кругозор, глубокий методологический анализ, видение тенденций. С другой стороны, характерна оторванность от практики и неготовность отвечать на запросы обычных людей.

Задачи практической помощи, практического обучения либо развития выходят за рамки академической  психологии. Ими занимается педагогика и практическая психология. Практическая психология помогает людям в трудных  жизненных ситуациях, просвещает, учит, воспитывает, корректирует и развивает.

Что касается минусов, то, в сравнении с академической, практическая психология обычно более  поверхностна, фрагментарна («скроена  на коленке»), наполнена эзотерикой и мистицизмом, иногда — вредоносна.

Практическая  психология — психология, направленная на практику и ориентированная на работу с населением: занимающаяся просветительской работой, предоставляющая населению психологические услуги и психологические товары: книги, консультации и тренинги.

    С этой точки  зрения, практическая психология — это  образование, просвещение, сфера услуг  плюс бизнес.

Психологи, работающие в сфере практической психологии — практические психологи.

Виды  практической психологии

Психология, особенно практическая психология, всегда в  оттенках. Когда-то она более педагогика, когда-то философия жизни, когда-то — более консультация или более  психотерапия, иногда психология приходит к нам в эзотерических одеждах, иногда это почти неприкрытый  бизнес: «купи — продам!», иногда это  просто развлечение для скучающих…

Структура практической психологии

Структура практической психологии включает в себя:

  • свои основные парадигмы — естественно-научную и гуманитарную (поведенческую и феноменологическую),
  • ту или иную направленность — этическую либо прикладную,
  • направление, связанное с определенным видением природы человека — психоаналитическое, психодинамическое, религиозное, трансперсональное,
  • области деятельности — психотерапия, психодиагностика, психокоррекция, образование, обучение, развитие

основные  подходы-бренды, подразделяющиеся на течения  и школы — бихевиоральный подход, гуманистический подход, гештальт-подход, НЛП-подход, синтон-подход. 

5.  Современное состояние психологии 

В настоящее  время наблюдается бурное развитие психологической науки, обусловленное многообразием теоретических и практических задач, встающих перед нею. Основной задачей психологии является учение законов психической деятельности в ее развитии. В течение последних десятилетий значительно расширился фронт психологических исследований, появились новые научные направления и дисциплины. Изменился понятийный аппарат психологической науки, непрерывно появляются новые гипотезы и концепции, психология обогащается новыми эмпирическими данными. Б.Ф. Ломов в книге «Методологические и теоретические проблемы психологии», характеризуя современное состояние науки, отмечает, что в настоящее время «резко возрастает потребность в дальнейшей (и более глубокой) разработке методологических проблем психологической науки и ее общей теории».

Область явлений, изучаемых психологией, огромна. Она  охватывает процессы, состояния и свойства человека, имеющие разную степень сложности — от элементарного различения отдельных признаков объекта, воздействующего на органы чувств, до борьбы мотивов личности. Одни из этих явлений уже достаточно хорошо изучены, а описание других сводится лишь к про c той фиксации наблюдений. Многие считают, и это следует особо отметить, что обобщенное и абстрактное описание изучаемых явлений и их связей – это уже и есть теория. Однако этим теоретическая работа не исчерпывается, она включает также сопоставление и интеграцию накапливаемых знаний, их систематизацию и многое другое. Ее конечная цель состоит в том, чтобы раскрыть сущность изучаемых явлений. В этой связи и возникают методологические проблемы. Если теоретическое исследование опирается на нечеткую методологическую (филоcофскую) позицию, то возникает опасность подмены теоретического знания эмпирическим.

В познании сущности психических явлений важнейшая  роль принадлежит категориям диалектического  материализма. Б.Ф. Ломов в уже  упомянутой книге выделил базовые  категории психологической науки, показал их системную взаимосвязь, всеобщность каждой из них и, в то же время, несводимость их друг к другу. Им были выделены следующие базовые категории психологии: категория отражения, категория деятельности, категория личности, категория общения, — а также понятия, которые по уровню всеобщности можно приравнять к категориям, — это понятия «социальное» и «биологическое». Выявление объективных связей социальных и природных свойств человека, соотношения биологических и социальных детерминант в его развитии представляет одну из труднейших задач науки.

Как известно, прежние  десятилетия психология была преимущественно теоретической (мировоззренческой) дисциплиной. В настоящее время ее роль в общественной жизни существенно изменилась. Она все более становится областью особой профессиональной практической деятельности в системе образования, в промышленности, государственном управлении, медицине, культуре, спорте и т.д. Включение психологической науки в решение практических задач существенно изменяет и условия развития ее теории. Задачи, решение которых требует психологической компетентности, возникают в той или иной форме во всех сферах жизни общества, определяясь возрастающей ролью так называемого человеческого фактора. Под «человеческим фактором» понимается широкий круг социально-психологических, психологических и психофизиологических свойств, которыми обладают люди и которые так или иначе проявляются в их конкретной деятельности.

Исследование  практически всей системы психических  явлений — от элементарных ощущений и до психических свойств личности, — направленное на раскрытие объективных законов, которым они подчиняются, имеет первостепенное значение для создания научной базы, решения общественной задачи, совершенствования организации обучения и воспитания.

Осознание обществом  роли прикладных задач, решаемых психологической наукой, привело к идее создания разветвленной психологической службы в органах народного образования. В настоящее время такая служба находится на стадии ее оформления и развития и призвана стать связующим звеном между наукой и практическим применением ее результатов. 

6. Основная парадигма 

В обшей психологии выделяются три наиболее важные парадигмы:

  • естественно-научную,
  • гуманитарную
  • практическую.

Основанием  для такого деления служит исходный образ, на который ориентируется  в организации своей структуры  психологическая парадигма.

Естественно-научная парадигма

Естественно-научная предполагает теоретическую систематизацию объективных знаний о мире. Для нее характерны две установки, роднящие ее с классическим естествознанием: ценность объективного знания (познание объективных законов) и ценность новизны (постоянное увеличение объективного знания о мире как результат исследования). Способ построения знания: гипотеза, подтвержденная экспериментом. Критерием является воспроизводимость результатов, то есть, выявление общих зависимостей и законов. Основной вид деятельности ученого — исследование, где человек рассматривается как объект, стало быть, его невозможно изучить как субъект, его человеческую сущность, духовную сущность и индивидуальность. Бихевиоризм — это попытка объяснить человека с точки зрения естественно-научной парадигмы.

Ответы на ГОСы «Практическая психология»

Житейская, научная, религиозно-мифологическая и художественно-образная формы психологических знаний; фундаментальная и практическая психология; психология как профессия, профессиограмма психолога; специфика учебно-профессиональной подготовки психологов; профессионализм и дилетантизм в психологии, факторы и критерии успешности деятельности психолога; психологи как профессиональная общность; личность профессионала; профессиональная этика и профессиональное самосознание психолога.

Примерные вопросы для подготовки к экзамену 
  1. Особенности психологического знания и определяемые ими требования к психологу-профессионалу
  2. Понятие профессии и классификация профессий (по содержанию труда и по характеру требований к психике человека). Специальность и специализация
  3. Модель специалиста и характеристика ее компонентов (профессиограмма, профессионально-должностные требования, квалификационный профиль)
  4. Психограмма и квалификационные требования к психологу
  5. Структура современной психологии
  6. Основные сферы, формы и направления деятельности психолога (исследователь, преподаватель, практик) и их характеристика
  7. Факторы и компоненты успешной профессиональной деятельности психолога
  8. Критерии оценки профессиональной деятельности психолога
  9. Проблемное поле и классификация психологической науки
  10. Этический кодекс и система норм поведения психолога при проведении обследования
  11. Различные формы существования психологического знания и их характеристика
  12. Основные задачи и проблемы, решаемые психологом в системе народного образования
  13. Основные задачи и проблемы, решаемые психологом в системе силовых ведомств
  14. Основные задачи и проблемы, решаемые психологом в системе здравоохранения
  15. Основные задачи и проблемы, решаемые психологом в производственной сфере
  16. Основные задачи и проблемы, решаемые психологом в системе государственной службы

Рекомендуемая литература

  1. Вачков И.В., Гриншпун И.Б., Пряжников Н.С. Введение в профессию психолог (5-е изд.) соавт., редактор,- М., МАПСН, 2007
  2. Карандашев В.Н. Психология: введение в профессию. М., 2000
  3. Климов Е.А. Психология профессионального самоопределения, Ростов-на-Дону, 1996
  4. Маркова А.К. Психология профессионализма, М., 1996
  5. Павлова Т.А. Введение в профессию психолог. М. Изд. Аспект пресс, 2007
  6. Пряжников Н.С., Пряжникова Е. Ю. Психология труда и человеческого достоинства, М.,

Общая психология (все разделы)

Содержание дисциплины

Общая характеристика психологии как науки; основные этапы развития представлений о предмете психологии; понятие предмета и объекта науки; душа как предмет исследования; переход к изучению сознания; психология как наука о поведении; современные представления о предмете психологии; культурно-историческая парадигма в психологии; высшие психические функции; деятельностный подход в психологии; строение деятельности; механизмы регуляции действий и операций; эволюционное введение в психологию; понятие отражения и психики; классификация психических явлений и процессов; возникновение и развитие психики в филогенезе; возникновение и развитие сознания.

Общее представление о восприятии; ощущения и образы; основные свойства перцептивных образов; теории восприятия; научение в восприятии, проблема врождённого и приобретённого в восприятии; восприятие и деятельность; психофизика ощущений; восприятие пространства и движения; константность и предметность восприятия.

Общее представление о памяти; основные факты и закономерности психологии памяти; виды памяти и процессы памяти; аномалии памяти; память и научение; принципы организации памяти; исследование памяти в когнитивной психологии; память и деятельность; развитие и тренировка памяти; память как высшая психическая функция. Общее представление о внимании; виды и свойства внимания; внимание и сознание; теории внимания; исследование внимания в когнитивной психологии; экспериментальные исследования внимания; внимание и деятельность; развитие внимания.

Основные направления развития представлений об эмоциях; назначение и виды эмоциональных процессов; эмоциональные состояния; экспериментальное исследование эмоций. Воля и волевые процессы. Понятие воли в психологии. Признаки волевых явлений. Произвольное и волевое. Воля как высший уровень регуляции. Волевые процессы и их изучение.

Понятие личности в системе человекознания. Личность в философии, социологии и психологии. Понятие личности в общей, дифференциальной и социальной психологии. Индивид, субъект деятельности, личность, индивидуальность. Личность как предмет психологического исследования. Психические процессы, состояния и свойства. Генотипическое и фенотипическое, биологическое и социальное в индивидуальном развитии человека. Свойства, структура и типология личности. Номотетическое и идеографическое описание личности.

Примерные вопросы для подготовки к экзамену 
  1. Природа психического, его специфические характеристики и функции.
  2. Психическое отражение как процесс. Формы и уровни психического отражения, их характеристика.
  3. Системный подход в психологии и его характеристика.
  4. Роль и значение общей психологии для развития психологической науки. Психологические теории: структура, требования, классификация.
  5. Проблема закона в психологии: трудности и варианты решения, классификация и  примеры психологических законов..
  6. Методы психологического исследования: классификация и их характеристика.
  7. Ощущения, их виды. Понятия чувствительности, абсолютного и относительного порогов ощущений.
  8. Восприятие: свойства, виды и основные закономерности. Теории восприятия.
  9. Мышление, его виды, основные мыслительные операции.
  10. Память, ее основные виды и их характеристика.
  11. Теории и феномены памяти.
  12. Внимание: основные характеристики и классификации видов внимания.
  13. Теории внимания и методы исследования внимания.
  14. Эмоции, их функции и свойства. Теории эмоций.
  15. Проблема воли в психологии: понятие, структура и подходы к ее изучению и пониманию.
  16. Структура индивидных и личностных свойств человека и их общая характеристика.
  17. Темперамент: характеристика и место в структуре психики, основные теории и современные подходы к изучению.
  18. Гуморальные теории темперамента: их характеристика, достоинства и недостатки.
  19. Конституциональные теории темперамента: их характеристика, достоинства и недостатки.
  20. Факторные теории темперамента: их характеристика, достоинства и недостатки.
  21. Психофизиологические теории темперамента: их характеристика, достоинства и ограничения.
  22. Функциональные асимметрии человека (моторная, сенсорная и психическая) и их изучение в психологии.
  23. Сущность и место характера в структуре целостной индивидуальности. Принципы научного характерологического исследования. Факторы формирования характера и его структура.
  24. Проблема способностей в современной психологии: понятие, основные теории и подходы к типологии.
  25. Основные проблемы и направления в исследовании мотивации. Основные зарубежные (К.Левин, З. Фрейд и др.) и отечественные (В.Г. Асеев, В.К. Вилюнас) теории мотивации.
  26. Сознание как психический феномен: его структура, функции и характеристики.
  27. Деятельностный подход в психологии. Строение деятельности и ее виды.

Направлений науки — охват многих приложений психологии

В нашей постоянной потребности в классификации и категоризации принято проводить различие между базовой и прикладной психологией. Фундаментальные исследования в психологии обычно относятся к науке, основанной на теории и проверке гипотез, движимой поисками фундаментального понимания. Прикладная психология больше мотивирована желанием решить практические задачи и перенести плоды нашего научного труда в реальный мир.

Некоторые считают, что различие между базовой и прикладной психологией представляет собой ложную дихотомию. Действительно, именно эта тема была недавно рассмотрена на симпозиуме на ежегодном собрании Совета аспирантов психологии (COGDOP) в 2006 году. Разговор носит не просто академический характер: это вопрос большого значения для общественного мнения, финансирования исследований, привлечения студентов и того, как мы организуем себя профессионально.

За пределами базового и прикладного

Размышляя над этим вопросом, я черпал вдохновение из книги Дональда Стоукса 1977 года «Квадрант Пастера».«Стокс предложил философию науки, направленную на устранение дихотомии между фундаментальными и прикладными исследованиями. По его мнению, эти два измерения сосуществуют. На пересечении находится квадрант Пастера, где исследования одновременно мотивируются поиском фундаментального понимания и практической необходимостью. знать

Что мне больше всего нравится в точке зрения Стокса, так это то, что она уделяет одинаковое внимание фундаментальным и прикладным исследованиям, а также взаимодействию между ними.В результате синергия может иметь серьезные последствия.

Психологическая наука вступила в эпоху квадранта Пастера. Федеральные агентства, финансирующие психологические исследования, уделяют первоочередное внимание фундаментальным исследованиям, ориентированным на практическую пользу. Общественное восприятие (и неправильное восприятие) нашей науки зависит от более глубокого понимания компромисса между фундаментальными и прикладными исследованиями. Студенты все больше ориентируются на карьеру в области прикладных исследований. Сейчас, более чем когда-либо, настало время охватить множество приложений психологической науки.

Повышение статуса прикладной психологии

Для многих в научном сообществе фундаментальные исследования являются золотым стандартом, а прикладные исследования рассматриваются как нечто меньшее. Это контрпродуктивно и в конечном итоге вредно для будущего психологической науки. Наша самая большая сила как науки заключается в силе ее приложений.

Рассмотрим разнообразие прикладных исследований в психологии: человеческие факторы и инженерия, производственная и организационная психология, педагогическая и школьная психология, право и психология, тестирование и оценка, поведение потребителей, психология реабилитации, психология физических упражнений и спорта, а также клиническая психология (до назовите лишь несколько).

Общественность и лидеры Конгресса хотят знать, как психологическая наука учитывает насущные социальные и национальные потребности. Трудно обосновать одно лишь фундаментальное исследование. Это будет намного проще и убедительнее, если мы будем опираться на результаты прикладных исследований. Финансирующие агентства хотят поддержать исследования, которые быстро превратятся в приложения, предназначенные для решения задач агентства. Фундаментальные исследования всегда кажутся удаленными на несколько шагов; прикладные исследования приближают нас к реализации.

Один из способов лучше достичь наших целей в этих областях — повысить статус прикладной психологии. Это легко сказать, но, вероятно, сложно сделать. Это может означать не что иное, как изменение самой культуры психологической науки. Ядро нашего фундаментального научного сообщества может нуждаться в переориентации. Возможно, нам придется пересмотреть то, что считается наиболее престижными и ценными для публикации. Это может потребовать изменения в способах набора и обучения наших студентов.

Поддержка прикладных исследователей

Наши профессиональные ассоциации также должны играть определенную роль.Тем, кто занимается прикладными исследованиями, нужна поддержка и ресурсы. Мы должны признать, например, что многие исследователи занимаются психологической практикой, но не оказанием услуг, связанных со здоровьем. Профессиональные потребности этих исследователей отличаются от потребностей университетских ученых и психологов, оказывающих медицинские услуги.

Повышение статуса прикладной психологии не означает, что фундаментальные исследования следует отодвинуть в сторону или обесценить. Исследования в эпоху квадранта Пастера зависят от достижения равного статуса и взаимного уважения — ни основные, ни прикладные точки зрения не ценятся в большей или меньшей степени, чем другие.Если мы сможем достичь этого, психологическая наука станет намного сильнее.

О психологии — Школа психологии

Психология — это научное исследование того, как люди ведут себя, думают и чувствуют.

Психологи изучают все, что касается человеческого опыта, от основных функций человеческого мозга до сознания, памяти, мышления и языка, личности и психического здоровья.

Психология — один из самых популярных университетских курсов, который может пройти каждый ради развлечения и интереса.Психология — также одна из самых быстрорастущих профессий.

Как наука, психология применяет научный метод для изучения психологических явлений. Цель психологии — не только понять процессы, лежащие в основе человеческого мышления и поведения, но и применить это понимание для решения практических задач. Обладая повышенным уровнем психологии, вы можете выбрать работу в области научных исследований, нейробиологии, клинической практики или в качестве консультанта в крупных корпорациях, больницах или государственных учреждениях.


Психология

Психология — это обширная дисциплина, которая включает в себя как научное изучение человеческого поведения и его биологических, когнитивных и социальных основ, так и систематическое применение этих знаний к прикладным проблемам. Обучение психологии включает в себя не только получение информации, но также развитие и культивирование навыков аналитического мышления, которые ценны как для личности, так и для многих профессий.Многие люди, изучающие психологию, не станут психологами, но должны найти свое обучение актуальным и полезным в их жизни и работе. Те, кто становятся психологами, могут работать в самых разных условиях.

Клинические психологи, например, могут работать в больницах, где они могут оценивать и лечить людей с эмоциональными и поведенческими проблемами, или они могут работать в частной практике или в клиниках. Организационные психологи могут консультироваться независимо или работать в частных и государственных организациях в качестве специалистов по персоналу, помогая создавать мотивированные и квалифицированные кадры, а также диагностировать и решать групповые и организационные проблемы.Педагогические психологи обычно работают в школах или государственных учреждениях, а спортивные психологи часто работают над повышением эффективности команд или отдельных лиц.

Эти и многие другие психологи-специалисты могут также работать исследователями и преподавателями в университетах. Все больше психологов нанимаются в качестве исследователей в промышленных и государственных учреждениях.

Те, кто выбирает карьеру за пределами психологии, найдут свою психологическую подготовку актуальной и полезной в их жизни и работе.


Психологи отличаются от психиатров

Люди часто не понимают, в чем разница между клиническим психологом и психиатром. Психологи имеют дело с людьми в их повседневной жизни или в их рабочей среде, чтобы помочь им лучше функционировать и предотвратить развитие проблем с психическим и физическим здоровьем.

Психиатры — врачи, специализирующиеся на лечении психических заболеваний. Их медицинское образование означает, что они могут назначать лекарства для лечения.


Люди обращаются к психологам по разным причинам

Обучение психологов означает, что они могут помочь людям с широким кругом вопросов. Некоторые конкретные проблемы, с которыми подготовлены работать психологи, включают:

  • Проблемы, связанные со страхами, фобиями и тревогой
  • Проблемы с питанием и контролем веса
  • Улучшение взаимоотношений между людьми
  • Стресс и хроническая боль
  • Депрессия и горе
  • Сексуальные проблемы
  • Проблемы со сном
  • Компульсивное и вызывающее привыкание поведение
  • Дети с трудностями в обучении и поведении
  • Расстройства развития e.г., аутизм
  • Управление персоналом
  • Психология потребления и маркетинга
  • Анализ и проектирование работы
  • Повышение успеваемости в спорте
  • Личностный рост


Подробнее

Узнайте о различных способах изучения психологии в UQ и о том, что вам нужно сделать, чтобы стать психологом.

Австралийское психологическое общество (APS) стремится поддерживать высокий уровень психологов в Австралии — посетите веб-сайт APS для получения дополнительной общей информации о профессии психолога.

клиническая психология | Британника

клиническая психология , раздел психологии, связанный с практическим применением исследовательских методологий и результатов исследований в диагностике и лечении психических расстройств.

Клинические психологи классифицируют свою основную деятельность по трем основным категориям: оценка (включая диагностику), лечение и исследования. При оценке клинические психологи проводят и интерпретируют психологические тесты либо с целью оценки относительного интеллекта или других способностей людей, либо с целью выявления психических характеристик, которые помогут диагностировать конкретное психическое расстройство.Интервью, в ходе которого психолог наблюдает, задает вопросы и взаимодействует с пациентом, является еще одним инструментом диагностики.

В лечебных целях клинический психолог может использовать любой из нескольких видов психотерапии. Многие клинические психологи придерживаются эклектического подхода, используя комбинацию техник, которые подходят клиенту. Клинические психологи могут специализироваться, среди прочего, на поведенческой терапии, групповой терапии, семейной терапии или психоанализе.

Исследования — важная область для некоторых клинических психологов, поскольку они обучены экспериментальным исследованиям и статистическим процедурам.Таким образом, клинические психологи часто являются ключевыми участниками исследований, касающихся психиатрической помощи.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Клинические психологи работают в различных учреждениях, включая больницы, клиники и корпорации, а также занимаются частной практикой. Некоторые специализируются на работе с людьми с умственными или физическими недостатками, заключенными, наркоманами и алкоголиками или гериатрическими пациентами. В некоторых случаях клинический психолог работает в тандеме с психиатром и социальным работником и отвечает за проведение исследования группы.Клинические психологи также обслуживают суды при оценке обвиняемых или потенциальных условно-досрочно освобожденных, а другие нанимаются вооруженными силами для оценки или лечения военнослужащих.

Подготовка клинических психологов обычно включает изучение общей психологии на университетском уровне и некоторый клинический опыт. В Соединенных Штатах Нью-Мексико стал первым штатом, предоставившим психологам право назначать лекарства для лечения психических расстройств. Однако большинству клинических психологов, не имеющих медицинского образования, законы штата запрещают прописывать лекарства.

Курсы · Психология · Lafayette College

Инструктор
Hannan, Wenze

PSYC 237 Психологические процедуры

Исследует некоторые из основных теорий консультирования и психотерапии, такие как психодинамическая терапия, когнитивно-поведенческая терапия и клиентоориентированная терапия. Студенты вовлечены как в концептуальные, так и в практические аспекты каждого подхода.

Необходимое условие
PSYC 110

Инструктор
Hannan, Wenze

Предлагаемый курс «Новая весна 2022 года» — PSYC 270: спортивная психология

Студенты, обучающиеся на этом курсе, исследуют мир спортивных достижений человека с психологической точки зрения.Курс служит введением в фундаментальные основы теории и практики спортивной психологии, исследуя такие темы, как мотивация, командная динамика, взаимосвязь тревожности и производительности, лидерство, личность и методы повышения умственной работоспособности.

PSYC 329 Клиническая психология

Углубленное исследование того, как клинические психологи этично и эффективно оценивают, исследуют и лечат психологические диагнозы. Это лабораторный курс, в котором студенты будут изучать типы вопросов и анализировать типы данных, которые делают ученые-клиницисты и практикующие врачи.Конкретные темы могут включать в себя разработку психосоциального лечения, факторы, определяющие эмпирически подтвержденное лечение, общие исследовательские стратегии и методы анализа данных, текущие исследовательские тенденции и этические соображения в исследованиях клинической психологии.
Лекция / Лаборатория [NS, W]

Необходимое условие
PSYC 203 и либо PSYC 232, либо 237

Инструктор
Hannan, Wenze

Изменения в предпосылках
PSYC 334 Расстройства настроения

Необходимое условие: PSYC 232 или PSYC 237

предложений Capstone в 2021-2022 гг.
Осень 2021 г.
PSYC 490_01: Инвалиды и вспомогательные технологии

PSYC 490 (Capstone): инвалидность и вспомогательные технологии — это семинар, на котором рассматриваются исторические, теоретические, прикладные и этические аспекты использования технологий для оказания помощи людям с ограниченными возможностями.Студенты оценивают исторические взгляды на инвалидность, а также современные модели инвалидности и прав инвалидов. Исследуется психологический и социальный опыт людей с ограниченными возможностями, в том числе из первых рук, мнения людей с ограниченными возможностями и людей с ограниченными возможностями. Учитывается природа технологий, особенно в том, что касается расширения возможностей людей с ограниченными возможностями. Рассмотрены различные точки зрения на инклюзивный дизайн, и подробно описаны вспомогательные технологии для нескольких областей функциональных нарушений.

Инструктор
Nees

PSYC 490_02: Фундаментальные вопросы психологии

Психология сегодня стала узкоспециализированной, и иногда подполя, из которых состоит психология, имеют мало общего друг с другом. Вы сами убедились в этом, проходя курсы по таким направлениям, как развитие, познание, обучение, физиологическая психология, восприятие, клиническая психология, социальная психология и производственно-организационная психология; курсы, которые могут казаться практически не связанными друг с другом.Однако есть определенные фундаментальные вопросы о поведении и психических процессах, которые представляют интерес для многих подразделов психологии; и, кроме того, несколько областей психологии могут способствовать нашему пониманию этих вопросов. Этот курс исследует подмножество этих фундаментальных вопросов. Конкретные темы будут несколько отличаться от семестра к семестру, но в целом мы рассмотрим три связанных мета-вопроса:

Кто мы? Возможные вопросы в этом разделе: Что такое «я»? У нас более одного «я»? Что такое личность? Как развивается личность? Природа или воспитание играют доминирующую роль в поведении? Что такое сознание?

Почему мы ведем себя именно так? Какая часть нашего поведения находится под сознательным контролем? Есть ли у нас свобода воли? Что такое мотивация? Насколько предсказуемо наше поведение?

Как мы можем лучше понять самих себя? Насколько похожи или различны животные, не являющиеся людьми, и люди? Насколько эффективна стандартная модель исследования нулевых гипотез для понимания поведения? Насколько продвинулась психология в понимании поведения и психических процессов?

Инструктор
Винчур

Весна 2022 г. (предварительно)

PSYC 490_XX: Психология предубеждений

Несмотря на растущие усилия по искоренению предрассудков в нашем обществе, нам еще предстоит достичь равенства в обращении и возможностях для многих социальных групп, независимо от расы, пола, сексуальной идентичности, социально-экономического статуса и других характеристик.С социально-психологической точки зрения мы рассмотрим причины и последствия стереотипов, предрассудков и дискриминации во многих их формах. Процессы как на индивидуальном, так и на групповом уровне влияют на суждения, действия и возложение вины на виновных и жертв предубеждений. Мы изучим эмпирические исследования и теорию, чтобы лучше понять, как стереотипы, предрассудки и дискриминация могут происходить автоматически, поддерживаться и уменьшаться.

Инструктор
Звонок

PSYC 490_XX: Психология и право

В этом главном курсе мы рассмотрим пересечение психологии и права с самых разных точек зрения.Мы будем опираться на то, что вы узнали на курсах психологии, интегрируя различные подходы в наш анализ теоретических и прикладных вопросов, возникающих при изучении психологии и права. В течение семестра мы рассмотрим пять тем: (1) этапы суда присяжных (2) свидетельские показания (3) ложные признания (4) серийные убийцы и массовые убийцы и (5) генетика и уголовная ответственность. Кроме того, мы можем обсудить другие актуальные темы психологии и права по мере их возникновения в течение семестра.Основное внимание в этом курсе будет уделяться постоянному развитию ваших устных и письменных коммуникативных навыков таким образом, чтобы их можно было применить к жизни за пределами Лафайета.

Инструктор
Шоу

Описания курсов | Университет Дюкена

PSYC 101 Введение в психологию 3 кр.

Введение в фундаментальные концепции и методы психологии с точки зрения как традиционных, так и гуманитарных наук. Обязательное условие для всех других курсов психологии, если не указано иное.Предлагается осень-весна

PSYC 102 Ориентация на психологию 1 кр.

Этот курс служит начальной ориентацией для специалистов по психологии. Цель состоит в том, чтобы помочь студентам усвоить основную практическую информацию, необходимую для успеха в качестве специалиста по психологии (например, в стиле APA), познакомить с системой онлайн-портфолио, обсудить цели факультета и предоставить форум для обсуждения таких тем, как будущая карьера и аспирантура. . Этот курс необходимо пройти сразу после того, как студент выберет специализацию по психологии.Можно принимать одновременно с PSYC 101. Необходимое условие для PSYC 399. Предлагается осенью и весной

.

PSYC 101 Введение в психологию 3 кр.

Введение в фундаментальные концепции и методы психологии с точки зрения как традиционных, так и гуманитарных наук. Обязательное условие для всех других курсов психологии, если не указано иное. Предлагается осень-весна

PSYC 102 Ориентация на психологию 1 кр.

Этот курс служит начальной ориентацией для специалистов по психологии.Цель состоит в том, чтобы помочь студентам усвоить основную практическую информацию, необходимую для успеха в качестве специалиста по психологии (например, в стиле APA), познакомить с системой онлайн-портфолио, обсудить цели факультета и предоставить форум для обсуждения таких тем, как будущая карьера и аспирантура. . Этот курс необходимо пройти сразу после того, как студент выберет специализацию по психологии. Можно принимать одновременно с PSYC 101. Необходимое условие для PSYC 399. Предлагается осенью и весной

.

PSYC 201 Методы исследования в психологии 3 кр.

Этот курс представляет собой введение в психологические исследования. Рассматриваются как количественные, так и качественные подходы, причем большая часть курса посвящена первому. Студенты научатся хорошо читать отчеты об исследованиях, понимать и учитывать этические вопросы в исследованиях, а также использовать стиль письма APA. Необходимое условие: математика 125 или математика 225. Необходимое условие для PSYC 321, 345, 480 и 499. Предлагаются осень и весна

.

PSYC 203 Введение в психологию как науку о человеке 3 кр.

Этот курс знакомит студентов с различными непозитивистскими традициями континентальной философии и их значениями для психологии. Необходимое условие для PSYC 410, PSYC 345, 411, PSYC 412 и PSYC 413. Предлагаются осень и весна

PSYC 204 Наука, Психология и Холокост 3 кр.

Этот курс исследует Холокост как с исторической, так и с научной точки зрения в смысле избранных исследований и теорий геноцида, которые пытаются объяснить или понять его возникновение и процесс.Нас особенно интересуют психологические исследования, теории и концепции геноцида. Курс также исследует понятия науки и вызов, который Холокост ставит перед любой наукой и психологией познания, будь то объяснение или понимание. Мы также потратим некоторое время на изучение избранных текстов Фрейда и Франкла, а также соответствующих аспектов их жизни, учитывая острые пересечения их жизней и работы с Холокостом. В качестве индивидуального курса к этому курсу прилагается обязательный командировочный компонент.Мы отправимся в Вену, Австрию, чтобы посетить дома Фрейда и Франкла и исследовать город, который был психологическим центром мира на рубеже 19-го века. Из Вены мы отправимся в Краков, Польша, где посетим Аушвиц-Биркенау, возможно, самый печально известный из нацистских лагерей смерти. Предлагается нерегулярно. Тематическая область: Социальная справедливость (TASJ).

PSYC 205 Психология человеческого опыта 3 кр.

«Психология человеческого опыта» знакомит студентов с серией уникальных философских и психологических взглядов на то, что значит быть человеком.В отличие от текущих и исторических тенденций в этой дисциплине, которые сосредоточены преимущественно на поведении, биологии, эволюции или неврологических основах психологии, мы серьезно относимся к идее о том, что человеческий опыт сам по себе имеет решающее значение при изучении психологии. Этот акцент на чисто человеческом опыте уводит нас от анализа сновидений к исследованию экзистенциального измерения тревоги; от воплощенного опыта музыки до вопросов о том, что действительно отличает людей от других млекопитающих высшего порядка; от созерцания вопроса о бытии до дилемм субъективной веры, смысла и веры.Поездка весеннего семестра в Лондон оживит эти темы, посетив: Букингемский дворец; Британский музей; Дом Фрейда; Национальная галерея, Шекспировский театр «Глобус»; Тейт Модерн; и все традиционные туристические достопримечательности Лондона. Предлагается нерегулярно. Тематическая область: вера и разум (TAFR).

PSYC 220 Мозг, поведение и познание 3 кр.

Курс исследует биологические, поведенческие и когнитивные подходы к психологии с особым вниманием к предположениям, лежащим в основе каждой системы мышления.Курс подчеркивает как классические теории, так и современные открытия. Предлагается осенью и весной.

PSYC 225W Психология развития: детство и юность 3 кр.

Этот курс фокусируется на развитии детей от младенчества до подросткового возраста, обращаясь к социальным, культурным, биологическим, когнитивным и экзистенциальным аспектам развития ребенка. Письмо Интенсивный. Предлагается осенью и весной.

PSYC 228W Психология личности 3 кр.

Критический анализ основных теорий личности.Письменный интенсив. Предлагается осенью и весной.

PSYC 240W Социальная психология 3 кр.

Основы социальных процессов, отношения, ценности и роли, общественное мнение, пропаганда и коммуникация, личное участие в жизни общества. Письменный Интенсивный курс. Предлагается осенью и весной.

PSYC 250 Наука и вера 3 кр.

Этот курс исследует взаимосвязь между наукой и верой, особенно с психологической точки зрения. Предлагается нерегулярно.Тематическая область «Вера и разум» (TAFR).

PSYC 252W Психологические расстройства 3 кр.

Изучение клинических особенностей, актуальных вопросов и основных теоретических подходов к ненормальной психологии. Письменный интенсив. Предлагается осень-весна

PSYC 260 Психология, религия и духовность 3 кр.

Исследование психологических перспектив религиозного опыта, верований и обычаев. Курс будет рассматривать религиозные / духовные подходы к таким явлениям, как создание смысла, себя и других, сознание, отношения, любовь, страдание, смерть, вера, разум, Дух / Бог / Тайна (под любым именем), социально-политические разветвления доктрина, социальная активность и справедливость, мир природы, медитативные / созерцательные практики, а также личностные и культурные преобразования.Никаких предварительных условий не требуется. Предлагается нерегулярно. Тематическая область «Вера и разум» (TAFR).

PSYC 265 Специальные темы: 3 кр.

Приглашенный профессор представляет свою специальность, или штатный преподаватель представляет узкоспециализированные исследования. Повторяемый. Требования различаются в зависимости от инструктора. Разрешение заведующего кафедрой или директора факультета психологии бакалавриата требуется для неосновных. Предлагается нерегулярно.

PSYC 270 Специальные темы 3 кр.

Преподаватель факультета представляет узкоспециализированные исследования.Иногда этот курс может проводиться в команде. Предлагается нерегулярно.

PSYC 271 Антисемитизм 3 кр.

Этот курс исследует природу и историю ненависти и преследования евреев (антисемитизм) в западной культуре. Особое внимание будет уделено философским, социологическим, психологическим и религиозным корням антисемитизма. Он также будет сосредоточен на наиболее жестоких проявлениях антисемитизма с ХХ века по настоящее время. Лекция. Предлагается нерегулярно.Тематическая область: Социальная справедливость (TASJ).

PSYC 275 Психология и природа 3 кр.

Этот курс исследует взаимозависимость человеческого благополучия — биологического, психологического, социокультурного и духовного — и благополучия остальной природы. И то же самое и с нашим неблагополучием. Мы рассматриваем, как наша нынешняя экологическая (психо) логическая опасность требует реальных преобразований в сознании, культуре и отношениях, ключевых областях психологии. И мы обращаем внимание на актуальность экопсихологии для клинической практики, социальных исследований и действий, а также для созерцательной духовности.Курс включает изучение текстов, лекцию, беседу и практическую деятельность. Этот курс соответствует основным требованиям университета по тематике «Социальная справедливость». Открыт для студентов по всем дисциплинам. Никаких предварительных условий не требуется. Предлагается нерегулярно. Тематическая область: Социальная справедливость (TASJ).

PSYC 321 Лаборатория психологических исследований 3 кр.

Этот курс посвящен прикладным исследованиям. Будут изучены дизайн, методология и этика исследования. Студенты проведут одно или несколько реальных исследований.Предпосылка: PSYC 201 (SOCI 201 не может быть заменен). Предлагается нерегулярно.

PSYC 324 Перспективы инвалидности и болезней 3 кр.

Обзор воздействия окружающей среды и личного опыта на проблемы, связанные с инвалидностью или хроническим заболеванием. Влияние образа жизни, занятий, личных установок и социальной справедливости используется для изучения уникального биопсихосоциального взаимодействия человека и окружающей среды, когда человек любого возраста испытывает инвалидность или хроническое заболевание.Лекция. Тематическая область Социальная справедливость. Предлагается нерегулярно.

PSYC 325 Психология развития: взросление и старение 3 кр.

Курс посвящен психологическому развитию в зрелом и позднем возрасте. В нем рассматриваются психологические, социальные, культурные, биологические, когнитивные и экзистенциальные аспекты развития взрослых, старения и умирания. Предлагается нерегулярно.

PSYC 335 Психология, идентичность и кино: Persp из африканского кино 3 кр.

В этом курсе мы исследуем психологию идентичности применительно к произведениям и фильмам современной африканской и африканской диаспоры.Наш подход к пониманию построения идентичности будет междисциплинарным. Мы прочитаем тексты об идентичности и кино по дисциплинам психологии, философии, африканистики, постколониальной и деколониальной теории, антропологии, культурологии, литературы и теории кино. Мы также будем показывать и привлекать фильмы с точки зрения их эстетики, то есть как формы искусства, которые предлагают специфические для СМИ возможности для создания идентичности. Этот курс предложит вам новые инструменты для активного построения интеллектуально глубоких, этически тонких и культурно сложных идентичностей как граждан мира.Предлагается нерегулярно. Тематические области: творческое искусство (TACA) и социальная справедливость (TASJ).

PSYC 345 Судебная психология 3 кр.

Этот курс посвящен взаимодействию между психологией и законом. Мы рассмотрим различные роли судебного психолога: адвоката, исследователя и клинициста. Мы исследуем место судебной психологии в системе уголовного правосудия. Студенты научатся оценивать взаимодействие между судебной психологией и более крупными социальными проблемами.
Предварительные требования: PSYC 201 и PSYC 203 (PSYC 203 можно проходить одновременно) или с разрешения преподавателя курса. Предлагается нерегулярно.

PSYC 353 Психология пола 3 кр.

Этот курс исследует существование мужчин и женщин как гендерных существ. Тематизируются теоретические и экзистенциальные аспекты гендера, обсуждаются биологические, социальные и личные контексты. Предлагается каждый семестр.

PSYC 354 Психология социального / культурного разнообразия 3 кр.

Этот курс критически исследует некоторые способы, которыми психология понимает культурное и / или социальное разнообразие и различия. Предлагается нерегулярно.

PSYC 390 Психологическая практика 3 кр.

Стажировка дает возможность учиться в прикладных условиях под руководством профессионалов. Это были больницы, школы и отделение судебной психологии. Должен быть специалистом по психологии и иметь не менее 12 кредитов по психологии. По заявке.Разрешение инструктора курса. Предлагается каждый семестр.

PSYC 399 Профессиональная подготовка к психологической специальности 1 кр.

Во время этого курса студенты будут размышлять о своем развитии по специальности психология и размышлять о планах на будущее. Студентам будет предложено тщательно рассмотреть варианты своей карьеры и аспирантуры. Будут включены такие темы, как навыки собеседования, стратегии поиска работы, клинические навыки и исследовательский опыт. Этот курс должен быть завершен во втором семестре
младшего года или первом семестре старшего года.Предпосылка: PSYC 102 и PSYC 201. Предлагаются осень и весна.

PSYC 410 Экзистенциальная феноменологическая психология 3 кр.

Подробное исследование избранных работ или тем по экзистенциально-феноменологической психологии, особый подход в рамках гуманитарной модели психологии. Предварительное условие: PSYC 203 или разрешение инструктора. Предлагается нерегулярно.

PSYC 411 Постструктурная / критическая психология 3 кр.

Этот курс исследует социальную конструкцию психологической динамики и социальных реалий, подчеркивая роль само собой разумеющихся систем, таких как язык и экономика.Критическая психология развивается, задаваясь вопросом, как области и практики психологии устроены в социальном плане и как психология, в свою очередь, питает политическую среду, в которой она развивается. Предварительное условие: PSYC 203 или разрешение инструктора. Предлагается нерегулярно.

PSYC 412 Психоаналитическая психология 3 кр.

Углубленное изучение вклада Фрейда (и, возможно, других психоаналитиков) с уделением внимания разнице между временами Фрейда и культурным контекстом и нашим собственным.Предварительное условие: PSYC 203 или разрешение инструктора. Предлагается нерегулярно.

PSYC 413 Гуманистическая / трансперсональная психология 3 кр.

Углубленное исследование основных теорий, концепций и практик гуманистической и трансперсональной психологии, двух различных подходов в рамках гуманитарной модели психологии. Предварительное условие: PSYC 203 или разрешение инструктора. Предлагается нерегулярно.

PSYC 457 Независимые исследования-психология с 1 по 3 кр.

Обучающий курс для выдающегося студента, желающего продолжить обучение с преподавателем.Только для мажоров; обычно те, кто собирается учиться в аспирантуре; продвинутый курс завершен. Требуется разрешение преподавателя и заведующего кафедрой или директора программ бакалавриата по психологии. Предлагается осенью и весной.

PSYC 480 Психология и взаимодействие с общественностью 3 кр.

Этот продвинутый семинар помогает студентам объединить свои исследования в области психологии, исследуя взаимосвязь психологии, социальной активности и обслуживания. Курс сосредоточен на участии студентов в проекте по обучению общественным работам, относящемуся к области психологии.Условие: статус старшего, юниоры — только с разрешения инструктора. Предлагается осенью и весной.

PSYC 490 Специальные темы 3 кр.

Приглашенный профессор представляет свою специальность, или штатный преподаватель представляет узкоспециализированные исследования. Повторяемый. Требования различаются в зависимости от инструктора. Разрешение заведующего кафедрой или директора факультета психологии бакалавриата требуется для неосновных. Предлагается нерегулярно

Пять самых практических советов психологии

Область психологии процветает благодаря сообщениям о последних открытиях, которые ежедневно появляются в новостных лентах, журналах и, конечно же, прямо здесь, на «Психологии сегодня».Недавно я опубликовал блог, содержащий 101 величайших открытия в психологии, предназначенный для предварительного просмотра, обзора или просто ознакомления читателей со всем, что связано с психологией, от классики до последних открытий. Однако это очень много, чтобы переварить за один присест. Студенты, друзья и иногда журналисты часто просят меня дать практические советы по решению конкретной проблемы. Будь то совет в отношении взаимоотношений или способы улучшить память, кажется, что людям нужна практическая информация, которую они могут сразу применить.Поэтому я подумал, что смогу углубиться в основы общих принципов психологии. Их освоение может значительно продвинуть вас к решению любой конкретной проблемы, с которой вы сталкиваетесь в своей жизни прямо сейчас.

1. Вещи не всегда такие, какими кажутся.

Необязательно верить в теорию Фрейда, чтобы понять тот факт, что на ситуации, людей и отношения всех типов влияют факторы, не всегда видимые невооруженным глазом. Может показаться, что два человека во время беседы обсуждают какую-то конкретную проблему, например, как справиться с распределением рабочей нагрузки в офисе или как решить, что приготовить на обед.За этими повседневными ситуациями скрываются всевозможные динамики, от чувства незащищенности людей (мой босс думает, что я недостаточно делаю? Неужели я так плохо готовлю?) До негодования (почему я зацикливаюсь на всей работе?) к искренней любви и чувству сотрудничества. Межличностные отношения сложны, и каждый из нас потенциально несет большой личный багаж в, казалось бы, обыденных ситуациях. Кто-то говорит вам, что она добилась чего-то, что вызывает у вас приступ ревности.Однако вы скрываете это, поздравляя ее, не желая признавать (себе или ей), что ее успех заставляет вас чувствовать себя неадекватным.

Как вы можете использовать эти знания в повседневной жизни? Во-первых, осознавая, что простые ситуации редко бывают простыми, вы можете лучше приспособиться к возможным конфликтам. Вместо того чтобы предполагать, что проблема рабочей нагрузки отражает простую рациональность, осознайте, что вы можете непреднамеренно причинить кому-то боль или обиду. Или вы можете быть одним из тех, кто испытывает эти чувства.Вместо того, чтобы игнорировать или отрицать их, признавая эту динамику, вы можете предотвратить обострения и недопонимание. Из-за того, что успех вашего друга заставляет вас чувствовать себя неполноценным, вы можете стыдиться и чувствовать себя виноватым.

Признание того, что ревность — это естественная реакция, может помочь вам лучше принять свои эмоции. Не нужно добавлять стыд к и без того неприятной реакции, которую вы испытываете. Все завидуют. Уловка состоит в том, чтобы использовать эту ревность, чтобы понять, что вы хотели бы изменить в себе, чтобы не чувствовать себя таким неадекватным и ущербным.

Однако осознание внутренней динамики — это только первый шаг к снижению межличностного напряжения. Этот следующий совет перенесет вас в гораздо лучшее место, где у вас будет меньше неприятных противоречивых чувств.

2. Эмпатия работает

Сочувствие, пожалуй, один из самых важных навыков, которым овладевают психологи. Они особенно важны для тех психологов, которые практикуют психотерапию или консультирование. Легендарный Карл Роджерс, который разработал клиентоориентированную (или личностно-ориентированную) терапию, сделал сочувствие краеугольным камнем всех своих учений.Даже психологи, обученные поведенческим методам, понимают, что они должны сначала установить так называемый «терапевтический альянс» со своими клиентами, прежде чем переходить к лечению. Это означает, что они оттачивают свои навыки слушания и приобретают опыт видения мира глазами клиента. Однако даже за пределами кабинета врача психологи признают ценность эмпатии как способа улучшить общение между людьми в самых разных ситуациях.

Возвращаясь к пункту № 1 выше, именно сочувствие может помочь вам разрешить некоторые из тех межличностных трудностей, которые могут разрушить хорошие отношения.Прежде чем броситься критиковать коллегу, друга или партнера, поставьте себя на место этого человека. Что бы вы почувствовали, если бы услышали собственные слова от кого-то другого? Возможно, вы не хотите, чтобы то, что вы говорите, звучало критически, но если вы действительно остановитесь и подумаете об этом, вы поймете, что именно это чувствует другой человек, когда слышит ваши слова. Вы также сможете избавиться от приступов ревности, которые испытываете к более успешным друзьям, если поставите себя на их место и поймете, насколько они счастливы.

У сочувствия есть еще одна грань, и это то, как вы сообщаете о своих чувствах другим. Это может показаться банальным, но, честно говоря, в использовании утверждений «я» есть свои преимущества. Вместо этого, говоря: «Сделай это», сказав «Я чувствую, что когда ты так поступаешь…», вы показываете, что поведение другого человека открыто для интерпретации. Утверждения I также звучат менее обвиняюще, и, следовательно, другой человек с меньшей вероятностью будет защищаться. Вам даже не нужно ограничивать свои «Я-утверждения» людьми, с которыми вы близки или с которыми работаете.Вы ничего не теряете и многое выиграете, выражая себя таким образом, чтобы выразить такую ​​открытость, уважение и сочувствие.

3. Мы продукты окружающей среды

Популярная пресса, кажется, с упорством ухватывается за генетические объяснения поведения. Картирование генома человека явно было огромным достижением для науки, но, к сожалению, похоже, связано с поиском привязки определенных черт к конкретным генам.Если вы ищете практический совет от психолога, надежда проследить генетические причины поведения вас не очень далеко. Мы не можем изменить наши гены, но мы можем изменить окружающую среду.

Анализ окружающих или ситуативных причин поведения также может помочь вам достичь большего сочувствия. Из-за фундаментальной ошибки атрибуции мы оправдываем то же поведение, в котором обвиняем других. Легко увидеть, как ситуации влияют на нас, но труднее взглянуть на поведение другого человека и принять во внимание те же ситуационные факторы.Люди могут действовать эгоистично, грубо или невнимательно не из-за своей личности (или генов), а из-за стресса или несправедливого обращения. Может быть, вы даже тот, кто вызывает стресс или несправедливо относится к другому человеку. Многие терапевты по вопросам брака и семьи применяют системный подход, в котором они рассматривают поведение одного из членов семьи как выражение дисфункциональных отношений. Типичный сценарий такого рода возникает, когда у родителей конфликтные отношения, а ребенок-подросток ведет себя как дома.

Признание роли окружающей среды также помогает вам быть менее детерминированным в подходах к собственному психическому и физическому здоровью. Вы не обречены своей генетикой иметь все недостатки или болезни, присущие вашей семье. Было бы здорово, если бы генетическое тестирование заставило людей не предполагать, что у них неизбежно разовьются заболевания, из-за которых они рискуют работать над изменением поведения, которое может предотвратить болезнь на долгие годы, если не на неопределенный срок.

4.Не верьте всему, что вы читаете о психологии в СМИ.

Многие психологические исследования описываются не полностью, когда о них пишут репортеры. Даже если исследование правильно описано, репортер может подтолкнуть автора исследования к заявлениям, выходящим за рамки разумного. С точки зрения СМИ, наименее интересным разделом любой научной статьи является часть, в которой описаны ограничения исследования. Полные mea culpa’s, авторы должны отметить ограничения своей выборки, методов, анализа и, возможно, даже лежащей в основе теории.

Если вас действительно интересует отчет об исследовании, который вы читаете в прессе, постарайтесь достать настоящую статью. Новый терапевтический подход может показаться отличным, но прежде чем вы броситесь просить терапевта опробовать его на вас, стоило бы усилий провести дополнительное исследование самостоятельно. Очень часто авторы научных статей рады предоставить вам дополнительную информацию, если вы либо не можете получить исходную статью, либо не понимаете технический жаргон. Это также может помочь вам понять, действительно ли исследование применимо к вам.Метод, который помогает уменьшить тревогу у второкурсников колледжа (которые часто являются участниками психологических статей), может быть совершенно неподходящим для людей в возрасте от 30 до 40 или для людей, не получивших высшего образования. Вам необходимо оценить уместность любого исследования, о котором вы читали, прежде чем применять его в своей жизни.

5. Сохраняйте непредвзятость.

Психологические изменения возможны в любой момент жизни, но только если вы открыты для изменений. Очень легко привыкнуть к определенному образу мышления или поведения, потому что знакомое удобно и легко.Время также оказывает на нас сильное давление, заставляя придерживаться того, что, как мы знаем, будет работать. Однако многие жизненные ситуации требуют, чтобы мы изменились, даже если мы не хотим этого. Вы будете лучше подготовлены к такой адаптации, если время от времени будете отклоняться от прямых и узких участков.

Обратная сторона непредвзятого мышления — это ментальный настрой. Если вы постоянно придерживаетесь одного и того же способа решения проблемы, вы будете менее эффективны, когда на вашем пути появится новая проблема. Мы все склонны думать, что наше первое решение проблемы является правильным, и, как следствие, можем преждевременно закрыться, прежде чем рассмотреть все возможности.Возможно, у вас был опыт, когда с прилавков пропадал один из ваших любимых товаров. Это может быть что-то столь же тривиальное, как зубная паста, которую вы полюбили, или спортивная обувь, которая идеально подходит вашим ногам. После того, как вы исчерпали все доступные возможности на eBay или в более загадочных разделах Интернета, вам теперь нужно совершить ужасный переход. И вот, на самом деле вам больше нравится продукт-заменитель! Если бы вас не заставили внести изменения, вы могли бы годами не воспользоваться этой альтернативой.

Точно так же, непредвзятое отношение к новым людям, отношениям, местам или музыке может помочь вам обогатить свою жизнь и надолго сохранить остроту ума. Пожилые люди, ведущие образ жизни, характеризующийся открытым отношением, держатся за свои умственные и физические способности намного дольше, чем те, кто боится перемен и проблем или избегает их.

Подводя итог , я надеюсь, вы обнаружите, что этот совет дает вам некоторые удобные умственные инструменты для улучшения вашей жизни, отношений и здоровья.Психология не дает ответов на все вопросы, но, безусловно, дает несколько очень хороших предложений.

Следите за мной на Twitter @swhitbo , чтобы получать ежедневные обновления по психологии, здоровью и старению . Не стесняйтесь присоединиться к моей группе в Facebook « Выполнение в любом возрасте », чтобы обсудить сегодняшний блог или задать дополнительные вопросы об этой публикации.

О PFA | Национальная сеть детского травматического стресса

Первая психологическая помощь (PFA) — это основанный на фактических данных модульный подход для оказания помощи детям, подросткам, взрослым и семьям сразу после стихийных бедствий и терроризма.Лица, пострадавшие в результате стихийного бедствия или травматического инцидента, будь то выжившие, свидетели или лица, ответившие на такие события, могут столкнуться с новыми проблемами или столкнуться с новыми проблемами после события. PFA был разработан Национальной сетью детского травматического стресса и Национальным центром посттравматических стрессов при участии лиц, участвующих в исследованиях стихийных бедствий и реагировании на них.

PFA разработан для уменьшения начального стресса, вызванного травматическими событиями, и для содействия краткосрочному и долгосрочному адаптивному функционированию и преодолению трудностей. PFA не предполагает, что у всех выживших разовьются серьезные проблемы с психическим здоровьем или длительные трудности в выздоровлении. Напротив, он основан на понимании того, что выжившие после стихийных бедствий и другие лица, пострадавшие в результате таких событий, испытают широкий спектр ранних реакций (например, физических, психологических, поведенческих, духовных). Некоторые из этих реакций вызовут достаточно стресса, чтобы помешать адаптивному копированию, и выздоровлению может помочь поддержка сострадательных и заботливых спасателей.

PFA Основные действия представляют собой основные цели оказания ранней помощи в течение нескольких дней или недель после события. Провайдеры должны быть гибкими и рассчитывать время, которое они тратят на каждое основное действие, исходя из конкретных потребностей и проблем пострадавших. Основные навыки призваны помочь в решении проблем и проблем выживших и спасателей. PFA разработан для доставки в самых разных условиях. Психологов и других специалистов по реагированию на стихийные бедствия могут попросить предоставить первую психологическую помощь в приютах для общего населения, приютах для лиц с особыми потребностями, полевых больницах и медицинских пунктах сортировки, учреждениях неотложной помощи (например,g., Отделения по чрезвычайным ситуациям), зоны базирования или центры временного пребывания для служб быстрого реагирования или других работников по оказанию помощи, центры экстренных операций, горячие линии в кризисных ситуациях или телефонные банки, пункты питания, центры оказания помощи при стихийных бедствиях, центры приема и помощи семьям, дома, предприятия и т. д. настройки сообщества.

Восемь основных действий PFA включают:

  • Контакт и участие: Для ответа на контакты, инициированные выжившими, или для установления контактов в ненавязчивой, сострадательной и полезной манере.
  • Безопасность и комфорт: Для повышения немедленной и постоянной безопасности и обеспечения физического и эмоционального комфорта.
  • Стабилизация (при необходимости): Чтобы успокоить и сориентировать эмоционально подавленных или дезориентированных выживших.
  • Сбор информации о текущих потребностях и проблемах: Для выявления насущных потребностей и проблем, сбора дополнительной информации и адаптации мер оказания первой психологической помощи.
  • Практическая помощь: Предлагать выжившим жертвам практическую помощь в удовлетворении их неотложных потребностей и проблем.
  • Связь с социальной поддержкой: Чтобы помочь установить краткие или постоянные контакты с лицами, оказывающими первичную поддержку, и другими источниками поддержки, включая членов семьи, друзей и ресурсы сообщества.
  • Информация о преодолении трудностей: Предоставляет информацию о стрессовых реакциях и способах совладания с целью уменьшения стресса и содействия адаптивному функционированию.
  • Связь с совместными услугами: Для связи оставшихся в живых с доступными услугами, необходимыми в данный момент или в будущем.

Помимо перевода PFA на несколько языков, члены NCTSN и партнеры работали над разработкой адаптации PFA для школьного персонала (для использования после школьного кризиса, стихийного бедствия или террористического акта), а также сообщества религиозные специалисты, члены Медицинского резерва и персонал учреждений, обслуживающих семьи и молодежь, которые остались без крова.

Чтобы получить доступ к Руководству по полевым операциям PFA, адаптациям, раздаточным материалам и другим ресурсам, связанным с PFA, посетите NCTSN Resources.Чтобы узнать больше, посетите онлайн-курс PFA в Учебном центре NCTSN для детей и подростков с травмами.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.