Иллюзии и галлюцинации психология: Иллюзии и Галлюцинации. Обман и истина. | Business&

Автор: | 14.05.2021

Содержание

Иллюзии и Галлюцинации. Обман и истина. | Business&

Перед тем, как начать завершающий разговор о видах обманов восприятия и разобрать такой интересный и сложный симптом, как галлюцинации, хотелось бы кратко коснуться и иллюзий.

Иллюзии– это патология восприятия, при которой, в отличии от психосенсорных расстройств нарушена идентификация реального объекта восприятия.Иллюзии могут возникать при выраженных аффективных состояниях: тревоге: страхе, экзальтации, боли, и. т. д. Чаще всего они возникают на фоне астении (общей слабости, переутомления, истощения) и при воздействии слабого раздражителя (тихая, невнятная речь, плохая освещенность или видимость объекта). Такие иллюзии носят название аффективных.Их содержание чаще всего затрагивает основную психопатологическую симптоматику, имеющуюся у человека и аффективный компонент иллюзий совпадает с основным «главным» аффектом, обусловленным психическим нездоровьем. Встречаются аффективные иллюзии на начальных этапах делирия или так называемой «белой горячки», а также при других острых состояниях: начиная с острого тревожно-депрессивного синдрома и заканчивая острыми параноидным и парафренным синдромами. При наличии

вербальных иллюзийчеловек вместо нейтральной речи собеседника слышит другую, как правило, оскорбительную для него речь (брань, угрозы, осуждение). Здесь важно отличить вербальные иллюзии от острого параноидного бреда отношения: при последнем человек слышит и пересказывает речь правильно, но иначе ее толкует и понимает, обнаруживая «скрытый смысл», то есть при бреде имеется ошибка суждений, а не восприятия. При иллюзиях же реальная речь собеседника замещается иллюзорной речью. Вербальные иллюзии также встречаются на ранних этапах формирования острых психозов. Бываютзрительные иллюзиипарейдолии, при которых пятна, сплетения ветвей деревьев, различные узоры, тени, трещины, и.т.п. замещаются какими-то фантастическими образами. Возникают они вне зависимости от воли человека и от его основного аффекта. Отмечаются парейдолии во время употребления наркотических веществ, на фоне отмены алкоголя.

И вот теперь пришло время приступить к более сложным, но и более интересным обманам восприятия — галлюцинациям.

Подгаллюцинациями понимается восприятие органами чувств того, чего нет в действительности. Люди видят порталы в иные миры, демонов, которые их окружают, слышат различные голоса как в голове, так и извне, и т. д. Несколько столетий назад люди, страдающие галлюцинациями, считались проводниками в другие миры, их наделяли божественной силой и относились с большим уважением и почтением. Много столетий галлюцинирующих больных попеременно считали то «блаженными», то «бесноватыми», соответственно то с восторгом слушая их болезненные «откровения и предсказания», то, напротив, изгоняя и стараясь никак не соприкасаться, чтоб не «заразить собственную душу». Долгое время галлюцинации считались «заразными».

Ближе к нашему столетию многие священники в храмах все таки стали направлять страдающих галлюцинаторно-бредовой симптоматикой прихожан на консультации к врачам, чтоб восстановить и сохранить страдающему человеку его психическое здоровье, одновременно помочь и его не менее страдающим близким.

Галлюцинации – болезненный симптом, когда человек видит, слышит, ощущает, осязает то, чего не существует в действительности. Некоторые ученые это объясняют тем, что сигналы в головном мозге появляются в различных местах, из-за чего картинки перемешиваются и начинают искажать реальность. Однако есть и более патологические причины возникновения галлюцинаций. Это болезни, когда нарушается деятельность головного мозга. Существует множество психических болезней, которые включают в себя галлюцинации как один из симптомов. Могут возникнуть галлюцинации и при употреблении особых грибов, приеме алкоголя, некоторых лекарственных препаратов и видов наркотиков, отмечаются при употреблении психотропных веществ во время сильного переутомления. При неврологических и онкологических заболеваниях галлюцинации встречаются очень часто. Особенность галлюцинаций (особенно истинных) – полная убежденность человека в их реальности. Человек, находясь в своей квартире на кухне может видеть перед собой несуществующее большое дерево, прижиматься к стволу, слышать шелест веток и видеть мелкие узоры на листьях; при слуховых галлюцинациях могут слышатся голоса живых или умерших родственников, которые звучат громко и отчетливо, не позволяя усомниться в их реальности. Если при иллюзиях какой-то внешний предмет все-таки имеется, только восприятие его искажено, то галлюцинации возникают без наличия предметов, людей, явлений, и.т.п., хотя испытывающий их человек ни на минуту не сомневается в их реальности. Галлюцинации относятся к группе «позитивных» симптомов психических расстройств. В данном случае имеется в виду именно

продукция мозгом патологических симптомов,и, напротив, при нарастании дефицитарных функций за счет эмоционально-волевых расстройств мы говорим о негативных симптомах,будто бы приписывая им знак «-». Лечение всех видов галлюцинаций проводится исключительно медикаментозное. Помощь в восстановлении психического здоровья либо в его улучшении оказывают врачи.

Немного о механизмах возникновения галлюцинаций.Сразу же скажу, что единого мнения у ученых до сих пор нет, но в настоящее время продолжает превалироватьдофаминовая гипотеза возникновения галлюцинаций. В ней приводятся доказательств, что галлюцинации проявляются при увеличения нейромедиатора дофамина в синаптической щели (при значительном уменьшении дофамина, напротив, у человека на первый план выступают негативные симптомы).

Давно известно, что именно дофамин наравне с серотонином признан одним из главных химических веществ, влияющих на удовольствие, поощрение, мотивацию человека, а также на оценочные суждения о том, «хорошо» что-либо или «плохо». Участие дофамина в так называемой «системе поощрения» подтверждается результатами многочисленных опытов, проводимых по настоящее время. Доказано, что при каком-либо нашем действии, оцениваемом нами же положительно, количество выделяемого дофамина повышается, но наиболее интересно то, что выброс дофамина увеличивается не только при самом действии, но даже при мысли о нем. Даже когда человек вспоминает что-то приятное или находится в месте, где ранее происходили приятные события, также отмечается повышение дофамина в синаптической щели. И наоборот, при совершении нежелательного действия или просто при неприятных воспоминаниях отмечается дефицит дофамина. Проще говоря, при положительных эмоциях количество этого нейромедиатора увеличивается, при отрицательных эмоциях – уменьшается. Дофамин действительно является стимулятором центра удовольствия. Увеличивается выброс дофамина при предвкушении скорого приема вкусной пищи или при воспоминании об этом приеме, избыток его отмечается во время секса и воспоминаниях сексуальных свиданий, и, не меньше (а у кого-то и больше) дофамина выделяется при увеличении заработков, теме денег. Вырабатывается дофамин только непосредственно в мозге, многократно вводимый в кровь он действует исключительно как гормон, не проникая в подкорковые структуры. Именно на дофаминовом сбое базируется одна из основных гипотез о причине формирования серьезной психической патологии — галлюцинаций.

Каким образом дофамин действует на наш мозг? Начнем с того, как передаются нервные импульсы по нервным клеткам. Нервные клетки мозга – нейроны,состоят из тела, длинного отростка (аксона)и короткого отростка (дендрита).Поступающий сигнал передается от аксона предыдущей клетки к дендриту последующей с помощью

нейромедиаторов,так как сами отростки вплотную не соприкасаются, между ними находится синаптическое пространство или так называемая «синаптическая щель»(«синапс»). На кончике аксона находятся синаптические пузырьки,под воздействием поступающего электрического сигнала они выпускают находящиеся в них соответствующие нейромедиаторы в синаптическое пространство, нейромедиаторы перемещаются от аксонов одной клетки по направлению к дендритам второй клетки и прикрепляются к их соответствующим рецепторам. После этого рецепторы «принимающей» клетки также воспроизводят сигнал, который через их аксоны с помощью нейромедиаторов передается к дендритам последующей клетки, и.т.д. После этого «отработавший» нейромедиатор отсоединяется от рецепторов и попадает в пресинаптическое пространство, где он или вновь захватывается
аксоном, который его ранее выпустил, или разлагаетсяв синаптической щели с помощью специальных белков монооксидаз.

Если по каким-то причинам белки монооксидазы не справляются с увеличением количества дофамина и не расщепляют его или не происходит обратный захват дофамина «выпустившей» его нервной клеткой, возникает переизбыток данного нейромедиатора, который ведет к перевозбуждению нервных клеток, в системе саморегуляции отмечаетсясбой.Те события, мысли, чувства, от которых человек ранее испытывал удовольствие, становятся неэффективными, желаемого результата не достигается. Продуцируются все более и более фантазийные представления, которые могут принести желаемое «насыщение» центра удовольствия, но этого не происходит. Продукция новых представлений, мотивированных на «новое и новое удовольствие» в итоге становится беспорядочной, возникает своеобразная «

путаница»в ранее четко отлаженной системе, и в случае сохранения дофаминового сбоя эти патологические представления и проявляются, как обманы восприятия или галлюцинации.

В зависимости от того, через какой орган чувств галлюцинации воспринимаются, они делятся на зрительные, слуховые, обонятельные, тактильные, вкусовые, мышечные, висцеральные.Висцеральные галлюцинации нередко путают с сенестопатиями, о которых мы говорили в предыдущем материале, хотя дифференциировать их довольно легко. Галлюцинации всегда предметны:страдающий ими человек описывает местонахождение объекта галлюцинаций, его размеры, форму, и.т.д., при сенестопатиях описания «объекта» не будет, так как они являются патологией ощущений и всегда беспредметны.

В формирование галлюцинаторного образа может быть вовлечен один анализатор и тогда их называют простыми (например, человек «слышит» звуки игры на скрипке). При

простых галлюцинацияхошибочно воспринимаемый образ не завершен (могут видеться искры, пятна, лучи, слышаться шорохи, скрип, звук шагов, слоги, окрики, местоимения…). У предметныхгаллюцинаций ошибочно воспринимаемый образ завершен, но так же затрагивает лишь один анализатор: видятся животные, люди, предметы или слышатся слова, команды, монологи.В формировании сложных или комплексных галлюцинацийучаствуют несколько анализаторов, вследствие чего человек выходит на улицу и «видит» на детской площадке мужчину и женщину, одновременно он «слышит» их довольно громкую «беседу», может «видеть»несуществующих грабителей и слышать их переговоры, ощущать прикосновения, может «наблюдать» целые сцены из спектаклей или фильмов.

Зрительные галлюцинациимогут быть элементарными— вспышки света, цветные искры, которых в реальности не наблюдается, называются они

фотопсиями. Более сложные типичные зрительные галлюцинации проявляются, как отмечалось ранее, видением знакомых и незнакомых людей, животных, насекомых, иногда – настоящих сцен. Видения могут быть индифферентными, угрожающими или, напротив, настроенными к больному доброжелательно, могут двигаться, изменяться или оставаться неподвижными, размеры видений также различны. Могут видеться не целые фигуры, а лишь их части, часто встречаются галлюцинации «в зеркале» или видения своего двойника(аутоскопические),который повторяет все движения больного. Существуют зоопсии(видения животных), демономанические(видение персонажей страшных сказок, мифов, инопланетных существ), панорамические (видение ярких картин), сценоподобные(видение сюжетных линий),эндоскопические(видение предметов внутри своего тела), аутовисцерологические(видение своих внутренних органов) и многие другие. Видение людей и предметов в уменьшенном размере называется
микроскопическими
галлюцинациями, в увеличенном – макроскопическими.Существуют экстракампинные галлюцинации, источник которых невозможно определить, это видения вне поля зрения, как-бы угловым зрением, при повороте головы в сторону видения прекращаются. Особый интерес вызывают галлюцинации Шарля-Бонне,которые появляются у людей с частичной или полной потерей зрения, чаще всего им видятся мозаики, разноцветные плитки и изразцы, растения и цветы, реже – фигуры людей, но вызывают такие видения больше удивление, чем страх, и обычно сопровождаются критикой. Интересно, что причиной появления таких галлюцинаций считается «простаивание» нейронов коры головного мозга, к которым стекалась информация от зрительного анализатора, после «простоя» в нейронах начинается возбуждение, они «самозапускаются» и воспроизводят видения, причем характер этих видений зависит от того, какие именно нейроны активизировались. Кроме того, некоторые зрительные галлюцинации могут возникать только при засыпании (гипнагогические галлюцинации)либо только при пробуждении (гипнопомпические галлюцинации).

Выделяют рефлекторные галлюцинации, которые возникают в сфере одного анализаторапри действии реального раздражителяна другой анализатор. Например, при звуке фортепиано человек испытывает зрительные галлюцинации или необычные ощущения во внутренних органах. Практически всем студентам медицинских ВУЗов приводят в пример случай из практики знаменитого психиатра Э.Блейера: у его пациента в ответ на звук поворота ключа в замочной скважине возникало ощущение такого же движения ключа в его сердце.

Начнем разбор слуховых галлюцинаций. Это галлюцинации, при которых человек воспринимает несуществующие звуки, которые могут исходить из-под пола, стен, потолка, с ближних или дальних расстояний. Шум, стук, скрежет, звон, грохот относятся к элементарным слуховым галлюцинациям и называются акоазмами.Более сложными слуховыми обманами восприятия являются отдельные звуки (фонемы), оклики, слова или фразы, произносимые знакомыми и незнакомыми, взрослыми или детскими, тихими или громкими голосами.Галлюцинации в виде «голосов» называются вербальными. Человек уверен в их реалистичности, слышит их ясно и четко, обязательно реагирует на них соответствующими эмоциями, неожиданными ответами или вопросами, поступками или действиями. Люди начинают внимательно к чему-то прислушиваться с различными выражениями на лице от удивления до отвращения и ненависти, могут затыкать уши, или, наоборот улыбаться или хохотать. Интонация «голосов» может быть вопрошающей, просительной или жалобной, обвиняющей, угрожающей, приказывающей, они могут комментировать слова, мысли, поступки как самого больного, так и других людей.

Крайне опасны императивные галлюцинации,которые носят приказной характер и могут заставить человека совершить противоправное действие вплоть до убийства или самоубийства, больные могут «вспороть себе живот», отрезать часть тела (нередко – язык, пальцы рук или ног, половой член), то же самое могут совершить и с другими людьми, причем как с членами семьи и знакомыми, так и с совершенно посторонними лицами. Комментирующие галлюцинацииявляются «голосами», которые постоянно обсуждают мысли, чувства и поступки больного, причем чаще всего они носят негативный, осуждающий характер. Данный вид галлюцинаций так же опасен суицидом. «Голоса» угрожающего характеравызывают у человека сильный страх вплоть до ужаса, при этом страдающий этими галлюцинациями может выброситься из окна или броситься под поезд, чтоб избавиться от мучений, которыми ему грозят. Нередки случаи, когда, спасаясь от подобных «голосов», люди попадают под машину и погибают. При контрастирующих галлюцинацияхотмечается «спор» между собой двух «голосов», мнения которых о предмете спора являются диаметрально противоположными, к примеру, один «голос» настаивает на наказании, а другой – на прощении слышащего их человека, приказы их противоречат друг другу. Такие галлюцинации называются антогонистическими или манихейскими.При «голосах» оскорбительного характерачеловек может поступать по-разному: от рыданий и высказываний мыслей о нежелании жить до попыток осуществить расправу над мнимыми обидчиками. Именно этот вид вербальных галлюцинаций больше всего описан в литературе, встречается в кинематографе, да и в реальной жизни это один самых частых видов обманов восприятия. Нередки случаи, когда знакомые или просто прохожие начинают жаловаться, что «вон те люди» их «оскорбляют, обсуждают и унижают», хотя в реальности ничего подобного не происходит, но переубеждениям галлюцинирующие малодоступны. Галлюцинации, при которых человеку кажется, что его языком или голосом завладела какая-то сила и передает кому-то послания, называются речедвигательными.

Страдающиеобонятельными галлюцинациямичувствуют разнообразные запахи, которых на данный момент не существует, как приятные (цветов, духов, свежести леса или моря), так и неприятные (гнили, испражнений, газа …). При возникновении вкусовых галлюцинацийбольные говорят о приятном или, наоборот, резком, отвратительном вкусе во рту. Обонятельные или вкусовые галлюцинации опасны кроме всего прочего и тем, что люди могут полностью отказываться от приема пищи, считая, что еда имеет отвратительный запах или вкус, еще хуже, когда отвращение возникает к вкусу и запаху воды.

При тактильных(осязательных) галлюцинациях людям начинает казаться, что у них по коже или под кожей ползают насекомые, паразиты, они испытывают сильный кожный зуд, «видят» покраснения и отечность тканей, разрезают кожу, чтоб вынуть и уничтожить «причину». Бывают ощущения прикосновения к коже чего-то ледяного или очень горячего, влажного или сухого…

Страдающимвисцеральными галлюцинациями кажется, что у них в теле присутствуют инородные неживые или живые существа, которые могут быть неподвижными или двигаться. Нередко при этой патологии ощущается «вживленный чип», передающий мысли и чувства, или какой-нибудь другой инструмент. Человек может видеть свои органы, их взаимодействие и перемещение по телу, он ощущает, как его насилуют, кричит от боли. При проприоцептивныхгаллюцинациях ощущается несуществующее в реальности движение в руках, ногах, других частях тела (лежа на кровати в расслабленной позе человек уверяет, что его руки и ноги совершают движения, он ощущает напряжение в соответствующих мышцах, а впоследствии – усталость от «физических упражнений»). При галлюцинациях вестибулярных – человеком ощущается положение тела в пространстве, которое не соответствует реальности (он ощущает, что вертится вокруг своей оси, хотя в реальности спокойно сидит в кресле).

Для диагностики заболевания, симптомом которого являются галлюцинации, очень важно определить, являются они истинными или ложными (псевдогаллюцинациями).Истинные галлюцинацииимеют характер объективности и в сознании человека не отличаются от реального образа человека, животного или их голосов, образа какого-то реального предмета. Испытывающие их люди полностью уверены, что окружающие видят, слышат или осязают это также ясно, как и они сами. Псевдогаллюцинацииосознаются как что-то субъективное,отличающееся от реальных образов,фантазий и представлений, и уверенность,что окружающие испытывают то же, что и они – неполная, нередко она просто отсутствует. Поведение человека, охваченного истинными галлюцинациями соответствует их содержанию: при виде несуществующих чудовищ и монстров люди в панике начинают громко кричать, видя «домашних животных», «гладят» их, услышав «детские крики» мечутся, пытаются бежать в сторону звуков и зовут на помощь, ощущая на себе насекомых, с отвращением их стряхивают. Все действия сопровождаются выраженным аффектом,яркими эмоциями,бормотанием или четкой речью, призывами к помощи,поисками оружия для защиты и нападения, и.т.п. Люди отмахиваются от кого-то, вступают в «драку», залезают под стол или кровать, могут выпрыгнуть в окно, они нередко крайне агрессивны,могут совершить противоправные асоциальные действия, вплоть до причинения тяжкого вреда здоровью окружающим или убийства.Соответственногаллюцинаторные образы при истинных галлюцинациях несут угрозу жизни или здоровью чаще всего самого больного и его близких, реже – посторонним людям. При возникновении истинных галлюцинаций люди убеждены, что воспринимают их одним из обычных анализаторов:зрительным, слуховым, обонятельным, осязательным или вкусовым. Псевдогаллюцинациистрадающие ими люди воспринимают несуществующим анализатором:«внутренним оком»,«внутренним Я», «сплетением нервов в животе», и. т. п. У галлюцинаторного образа при псевдогаллюцинациях всегда имеется ряд известных самому больному отличий, позволяющих отличить его от образа реального. При истинных галлюцинацияхотличить галлюцинаторный образ от реального не предоставляется возможным.Истинные галлюцинации всегда проецируются вовне, галлюцинаторный образ находится в пределах досягаемости реального анализатора(к примеру: истинные зрительные галлюцинации возникают в пределах поля зрения человека), они не имеют чувства «сделанности» и ощущения «постороннего вмешательства»,припсевдогаллюцинацияхобраз часто проецируется в субъективное пространство человека и практически всегда имеет чувство «сделанности». В связи с этим поведение людей, страдающих псевдогаллюцинациями, часто не совпадает с содержанием их видений, к примеру, видя «внутри головы» сцены насилия они продолжают спокойно сидеть, не проронив ни слова, угрожают ложные галлюцинации чаще всего лишь психической сфере пациента.Течение их чаще затяжное,хроническое, суточные колебания отсутствуют. У истинных галлюцинаций, исходя из вышесказанного течение остроеи непродолжительное по времени.

Впервые описал псевдогаллюцинации русский психиатр Кандинский, который сам страдал хроническим психическим расстройством, которое называл «идеофренией» (в последствии немецкий психиатр Блейер даст этому заболеванию другое имя). Заболев в молодом возрасте, врач долгое время не верил в наличие у себя душевного заболевания, так как огромную роль в возникновении этих болезней отводил наследственности. Исследователи считают, что юный Кандинский просто не учел, что именно ему суждено было стать первым душевнобольным в своем «генеалогическом древе». Провоцирующим фактором, запустившим болезнь, явилось участие доктора в качестве судового врача в военных действиях. Испытывая длительные, мучительные галлюцинаторные переживания врач стал вести дневниковые записи и приучил себя во время возникновения болезненного приступа сразу браться за перо. Свои переживания он описывал под именем несуществующего пациента Долинина, приходя в себя после «галлюцинаторной атаки» доктор скурпулезно анализировал каждый галлюцинаторный образ, стараясь отличить истинность или ложность обмана восприятия. Так возникло учение В.Х. Кандинского о псевдогаллюцинациях, их отличиях и блестящее описание одного из основных синдромов (совокупность симптомов), сопровождающихся псевдогаллюцинациями, который носит его имя и называется также синдромом психического автоматизма (его мы разберем, когда будем говорить о бреде, как патологии мышления). При попытках других великих ученых ( в том числе В. М. Бехтерева) признать психически больных законодательно всецело невменяемыми, Кандинский как врач и как пациент отстоял право на то, что не способным понимать свои действия (и бездействие) и руководить ими психически больной может быть признан лишь во время обострения своего заболевания или при его тяжелых формах. Тогда же им была написана монография «К вопросу о невменяемости». До настоящего времени в судебной психиатрии используется подход Кандинского, студенты медицинских ВУЗов изучают психиатрию по его работам «О псевдогаллюцинациях». Талантливый доктор разработал свою систему отличий реального образа от образа галлюцинаторного, а свой «дневник пациента» после великолепного анализа и совокупностью блестящих выводов издал как научную работу. Думаю, этот человек достоин восхищения. Кстати, именно Кандинский всегда позиционировал чтение «полезной уму литературы» как способ отвлечения от галлюцинаторных обманов. Многие приписывают душевную болезнь и кузену психиатра Кандинского первому абстракционисту художнику Василию Кандинскому. Его многочисленные работы до настоящего времени воспринимаются неоднозначно, но не становятся от этого менее талантливыми.

Я не буду сейчас перечислять болезни, при которых могут проявляться галлюцинации, проще просмотреть международную классификацию болезней, уверяю, что список будет внушительный. Но все дело в том, что зачастую галлюцинации имеют экзогенную (проще говоря — наружную) причину и если убирается раздражитель, действующий извне, такой как алкоголь, другое наркотическое вещество, продукты распада вредных веществ, другие токсические факторы, то галлюцинации могут исчезнуть и никогда не вернуться, для этого не потребуется пожизненный прием лекарственный препаратов, простообследование и вычисление того токсина, который вызывал видения. При реактивных и индуцированных психозах при смене среды и решении ситуационных проблем наряду с кратковременной лекарственной терапией также исход благоприятный. Но и при эндогенной причине галлюцинаций, чего мы больше всего страшимся и опасаемся, можно одержать победу, в данном случае – купирование галлюцинаций.Основой для победы служит правильно подобранная терапия с препаратами, которые при использовании в минимальных терапевтических дозах позволяют достигнуть максимального результата, минуя побочные эффекты. Последнее в настоящее время стало реальностью и является обязательным, так как помогает человеку не лишаться своего статуса в деловой сфере и не несет изменений в личной жизни, таким образом привычная социальная жизнь сохраняется.

Лишь позднее несвоевременное обращение к специалистам грозит бедой – галлюцинаторный синдром может стать хроническим и тогда подобрать терапию будет гораздо труднее. Да и простые галлюцинации лечить значительно проще, чем предметные и сложные. Думаю, что данная патология заслуживает более серьезного к ней отношения, чем ирония и «смешки», которые часто сопровождают разговор о наличии видений. Если люди чего-то не знают или боятся знать, опасаясь, что к ним «что-нибудь подобное может прилипнуть», а иногда, напротив, веря, как дети, что «уж их-то это точно не коснется»,то они предпочитают поднимать это на смех. Именно поэтому многие стесняются обратиться к врачам по поводу «видений», испытывая страх, что «все узнают…будут смеяться… это грозит полным одиночеством… лучше смерть, чем оказаться душевнобольным… лечатся только идиоты и шизофреники, а я не такой…». Эти и множество других подобных причин приводят мне в пример умные люди с высоким интеллектом, чаще всего – крутые профессионалы в своем деле, но абсолютно не информированные о норме и патологии своих психических функций. Думаю, что умные и стратегически нацеленные на результат люди понимают необходимость информированности о разнообразии психической патологии и ее проявлениях. Мы, наши родные и близкие живем и работаем среди людей, общаемся с людьми и будем продолжать это делать. Вовремя заподозрить нарушения психики означает как минимум обезопасить себя и своих близких от неприятных неожиданностей, а иногда и больших бед. Думаю, что приходит время, когда наступает понимание того, что психическое здоровье все — таки не менее важно, чем физическое и так же требует внимания и бережного к себе отношения. Здоровье нашего тела и душевное равновесие – две неделимые половинки одного целого и осознание этого принесет только пользу и хорошие перспективы.

С уважением и благодарностью за уделенное внимание

Ивлиева О. П. врач психиатр-психотерапевт

Иллюзии и галлюцинации — Рыбальский М.И.

Автор: Рыбальский М.И.

Описание: Прошло свыше ста лет после первой публикации исследования галлюцинаций В.X. Кандинским и почти полвека после издания монографий, посвященных той же проблеме, С.П. Рончевского, Е.А. Попова, В.А. Гиляровского. Трудами В.X. Кандинского было положено начало изучению этого вида патологии не только у нас, но и за рубежом. Постоянно печатаются отечественные работы, содержащие описание, соображения о природе галлюцинаций, псевдогаллюцинаций, иллюзий. Так, только в предлагаемом труде использовано более 250 отечественных публикаций и 150 монографий. Несмотря на столь большое число публикаций, знание природы галлюцинаций и родственных расстройств, их проявлений, развития, систематики, по-прежнему остается далеко не завершенным.
Многолетние, скрупулезные исследования М.И. Рыбальского позволили ему внести свою долю, и не малую, в описание галлюцинаторных, псевдогаллюцинаторных и иллюзорных расстройств и разработать оригинальную классификацию этих феноменов.
Критерии определения галлюцинаций, псевдогаллюцинаций и иллюзий не абсолютны. Например, один из их признаков — непроизвольность, свойственен не только галлюцинациям и иллюзиям, но также явлениям навязчивости и ряду других расстройств. Можно указать на другой признак — чувство отчуждения. Оно почти постоянно, но не абсолютно и отсутствует, в частности, в случаях псевдогаллюцинаций в виде звучания своих мыслей. Не всегда постоянен признак чувственности, поскольку нередко наблюдаются беззвучные псевдогаллюцинации в виде «чужих», «сделанных» мыслей с так,называемым автоматическим мышлением.
Сопоставление перечисленных, субъективно проявляющихся признаков обнаруживает неоднозначность их природы. Как известно, иллюзии возникают лишь при наличии объективно существующего предмета, явления и полностью замещают его восприятие. Функциональные галлюцинации сосуществуют с реальным явлением. Галлюцинации построены без наличия реального предмета, но обладают его признаками. Наконец, псевдогаллюцинации, возникающие в субъективном пространстве, не идентичны с реальными предметами, явлениями, но, как правило, сопровождаются свойством «сделанности», воздействия, что сливает их с бредом.
Упомянутые «школьные» дефиниции в жизни далеко не столь определенны и просты. Любому проявлению психической болезни, будь то полиморфное,фюноморфное, аморфное (К. Петрилович) — свойственно исключительное многообразие, и не только индивидуальное, но и групповое, не только в статике, но и в динамике. В течении психических болезней возможны самые разнообразные, отнюдь не предусмотренные нозологическими канонами, видоизменения их проявлений.
Исследованию и описанию полиморфизма иллюзий, галлюцинаций, псевдогаллюцинаций, их квалификации и классификации и посвящена настоящая монография. Автор последовательно, на основе сопоставления своего опыта и литературных данных включает в понятие иллюзии и галлюцинации широкий круг расстройств — начиная с явлений дизестезий, сенестопатии, парестезии, синестезии и вплоть до «психических галлюцинаций». В соответствии с этим его классификация иллюзий, галлюцинаций и псевдогаллюцинаций состоит из 4-х отделов, разделенных на 12 групп. Помимо феноменологических признаков, обосновывающих выделение самостоятельных групп, автор классифицирует галлюцинаторные и иллюзорные явления по особенностям основных психопатологических расстройств — помрачению сознания и нарушению мышления.
Предлагаемая автором классификация иллюзий, галлюцинаций и псевдогаллюцинаций включает не только патологические, но и физиологические иллюзии, а также ряд патологических явлений, отнесение которых к разряду иллюзий и галлюцинаций феноменологически не бесспорно. Речь идет об эйдетизме, дереализации, сенестопатиях и др. (в том числе и о некоторых, так называемых «сделанных», феноменах). Несмотря на дискуссионность отдельных положений автора, творчески разработанная им концепция иллюзий, галлюцинаций и псевдогаллюцинаций несомненно представляет собой новый этап в учении о названных расстройствах.
Монография М.И. Рыбальского содержит не только всесторонний психопатологический анализ, описание свойств и особенностей галлюцинаций и иллюзий, но и обобщение всего исторического опыта их изучения, накопившихся гипотез и суждений, выводов и концепций, подчас весьма противоречивых.
Издание монографии своевременно и необходимо для дальнейшего развития психиатрии. Книга «Иллюзии и галлюцинации» частично восполняет пробел, который образовался в последние годы в изучении психопатологии.
Монография продолжает традиции отечественной психиатрии. Все высказываемые автором положения подтверждаются тщательно выполненными клиническими исследованиями. Книга «Иллюзии и галлюцинации» содержит свыше 200 историй болезни. Описаны больные с различными нозологическими формами. Данные из историй болезни обосновывают предлагаемую классификацию иллюзий и галлюцинаций. Они служат не только для подтверждения правильности, но и практическим целям — диагностике психических болезней.
Исследование иллюзий и галлюцинаций содержит энциклопедическую информацию об этих расстройствах. Автор не ограничивает свою задачу всесторонним изложением накопившихся сведений, не избегает дискуссионных и трудных вопросов, не уклоняется от критики противоречивых суждений. Он стремится к всестороннему обоснованию своей точки зрения на спорные положения.
Несомненно, что книга об иллюзиях и галлюцинациях станет не только настольным диагностическим пособием, но и послужит стимулом для дальнейшего развития исследований в области общей психопатологии.

Содержание книги

«Иллюзии и галлюцинации»


Пути и принципы систематики иллюзий и галлюцинаций, методика и критерии их психопатологического анализа
  1. Пути и принципы систематики галлюцинаций
  2. Принципы методологического подхода к изучению иллюзий и галлюцинаций
  3. Критерии клинической оценки галлюцинаций
    1. Основные общие критерии клинической оценки иллюзий и галлюцинаций
    2. Основные частные критерии клинической оценки иллюзий и галлюцинаций
    3. Вспомогательные признаки галлюцинаций
Определение сводных понятий, объединяющих все иллюзорные, галлюцинаторные феномены и их классификация
  1. Основные типы иллюзий и галлюцинаций, их дефиниция
    1. Определение понятия «иллюзии»
    2. Определение понятия «галлюцинации»
    3. Правомерность разграничения иллюзий и галлюцинаций
    4. Определение понятия «галлюциноз»
    5. Определение понятия «синдром психического автоматизма»
    6. Определение понятия «галлюциноиды»
    7. Определение понятия «псевдогаллюцинации»
    8. Определение понятия «психические галлюцинации»
    9. Патокинетические соотношения между истинными и псевдогаллюцинациями при шизофрении
    10. Нозологическая принадлежность псевдогаллюцинаций Кандинского
  2. Схема классификации иллюзий и галлюцинаций

Иллюзии и галлюцинации «неврологические», (органические), аффективные и феномены эйдетизма
1-я группа: иллюзии непсихотические — физические и физиологические

2-я группа: иллюзии ощущений — неврологические (дизестезии, сенестопатии, парестезии)
3-я группа: иллюзии и галлюцинации центрального органического генеза (иллюзии цвета, фотопсии и акоазмы, расстройства сенсорного синтеза — аутометаморфопсическис, экзометаморфопсические иллюзии, иллюзии повторяемости, органические галлюцинозы — вербальный галлюциноз Плаута, диплопический, полиопический галлюцинозы, рецепторный галлюциноз, галлюциноз оптический Шарля Бонне, галлюциноз  мезенцефалический, диэнцефалический, педункулярный Лермитта)
4-я группа: иллюзии рефлекторные (синестезии), функциональные (парейдолические), иллюзии и галлюцинации аффективные, психогенные
5-я группа: явления эйдетизма, сенсориализованные представления, последовательные образы, эйдетизм
Глава четвертая. Иллюзии и галлюцинации, возникновение которых связано с помрачением сознания
6-я группа: непсихотические галлюцинации — сновидения, внушенные и гипнотические галлюцинации
7-я группа: иллюзии и галлюцинации состояний помраченного сознания (иллюзии, галлюцинации аментивного и сумеречного состояний, иллюзии и галлюцинации онирического, делириозного, онейроидного синдромов, псевдогаллюциноз)
8-я группа: иллюзии и галлюцинации «промежуточные, фазовые» (синдром ложного узнавания, галлюцинации при закрытых глазах)
Галлюцинозы — функциональные,  рефлекторные, истинные и истинные галлюцинации
9-я группа: галлюцинозы функциональные, рефлекторные, истинные 10-я группа: галлюцинации истинные (элементарные, вкусовые, обонятельные, тактильные, зрительные, аутоскопнческие, вербальные, антагонистические), иллюзии бредовые
Псевдогаллюцинации и психические галлюцинации
11-я группа: неполные псевдогаллюцинации (галлюциноиды) и полные развитые псевдогаллюцинации
12-я группа: феномены «промежуточные» между псевдо- и психическими галлюцинациями, собственно психические галлюцинации, идеамоторные психические галлюцинации


Иллюзии, галлюцинации, псевдогаллюцинации — Рыбальский М.И.

Год выпуска: 1989

Автор: Рыбальский М.И.

Жанр: Психиатрия

Формат: PDF

Качество: OCR

Описание: Проблема иллюзий, галлюцинаций, псевдогаллюцинаций, несмотря на многолетнюю и весьма содержательную ее историю, остается актуальной до настоящего времени. Поэтому можно признать правомерным повторное издание монографии доктора мед. наук М. И. Рыбальского, переработанной и расширенной (первое вышло в 1983 г.).
Основы современного учения о галлюцинациях заложены в XIX веке классическими работами Ж. Эскироля, В. X. Кандинского, К- Кальбаума. Дальнейшее развитие этого учения в XX веке связано с именами В. М. Бехтерева, С. С. Корсакова, Е. Блейлера, К. Ясперса, Г. Клерамбо, А. Эя и многих других отечественных и иностранных психиатров. Фундаментальные исследования психопатологии и клиники галлюцинаторных расстройств принадлежат также представителям советской психиатрической школы — С. П. Рончевскому, Е. А. Попову, В. А. Гиляровскому. Их монографии были опубликованы в 1941 и 1949 гг.
Продолжающееся почти два столетия изучение иллюзорных и галлюцинаторных феноменов, обилие накопившейся литературы, огромное число исследователей, принадлежащих к различным психиатрическим школам и течениям, привели к образованию весьма противоречивых взглядов и суждений и непомерной терминологической путанице. Проблема, важность которой обусловлена значительным распространением интересующих нас феноменов, в психиатрической клинике усложняется тем, что эти феномены нередко крайне трудны для психопатологической квалификации. Последнее обстоятельство связано с чрезвычайным разнообразием их природы, внешнего оформления, структуры, закономерностей проявления в статике и динамике, взаимоотношения с другими психопатологическими явлениями и неизмененными элементами психики. Углублению наших знаний о расстройствах восприятия и представления несколько помешало то, что интерес к фундаментальным исследованиям в области общей психопатологии длительное время был необоснованно ослаблен и возобновился лишь сравнительно недавно.
По тем или другим причинам в учении о галлюцинациях до сих пор заполнены не все «белые пятна» и далеко не все ясно. В результате давно возникла необходимость критического переосмысления существующих теорий или мнений и проведения с новых методологических позиций сравнительного анализа имеющихся клинических данных.
К числу первоочередных задач учения о галлюцинациях можно отнести разработку систематики признаков, свойств галлюцинаций и их классификацию. Попытку разрешить эти главные задачи и привести к общему знаменателю ряд других положений предпринял автор монографии. В 1970-1980 гг. он посвятил этому более 10 работ и затем опубликовал две монографии: «Критерии клинической оценки галлюцинаций» (1983), «Иллюзии и галлюцинации» (1983). Материалы той и другой монографий им объединены в предлагаемом втором издании, которое автор назвал «Иллюзии, галлюцинации, псевдогаллюцинации». Эти материалы существенно дополнены новыми литературными данными, главным образом за 1982-1988 гг., и результатами проведенных в эти годы собственных исследований. Кроме того, во втором издании подверглись уточнению основные принципиальные методологические установки. Состоят они в том, что психопатологические характеристики различных видов, вариантов иллюзий и галлюцинаций представлены в соответствии с предлагаемой автором четкой систематикой критериев клинической оценки этих феноменов. Не может встретить возражений предлагаемое в монографии расположение иллюзий и галлюцинаций на шкале классификации в зависимости от степени их взаимосвязи с расстройством мышления и состоянием сознания. Такое расположение предопределяет удобство изучения семиотики и нозологической принадлежности указанных психопатологических явлений, что не только облегчает усвоение большого и весьма информативного материала, содержащегося в монографии, но и позволяет с успехом использовать этот материал в повседневной диагностической клинической работе.
Существенное место в монографии занимает обсуждение теоретических и практических диагностических вопросов. При этом автор не уклоняется от полемики, наоборот, он с четких предлагаемых им позиций проводит свою, в большинстве случаев достаточно убедительную трактовку указанных вопросов. Клинические наблюдения хорошо иллюстрируют все положения монографии, весьма демонстративны и поучительны, делают убедительными выводы и служат выполнению практической задачи — помочь врачу в диагностической работе. Дополнительно включенные во второе издание 93 наблюдения иллюстрируют почти каждый из предлагаемых критериев клинической оценки галлюцинаций.
Энциклопедичность монографии, отмеченная А. В. Снежневским в предисловии к первому изданию, получила дальнейшее развитие во втором издании. Этому, в частности, способствуют завершающие монографию предметный и именной указатели.
Предметный указатель наряду с теоретическими и методологическими сведениями включает перечень терминологических обозначений. Пожалуй, трудно найти какой-либо психопатологический феномен, относящийся к учению о галлюцинациях и не упомянутый в тексте монографии, а следовательно, в предметном указателе. Все термины приводятся в русской и латинской транскрипции с точным переводом с латинского или греческого, значения каждого корня. Вместе с определениями терминов и их описаниями, на которые имеются ссылки в указателе, последний представляет собой наиболее полный глоссарий галлюцинаторных расстройств и близких к ним психопатологи ческих феноменов. Именной указатель содержит перечень фамилий всех цитируемых или упоминаемых авторов и эпонимических терминов.
Монография не лишена достаточно спорных положений. Свое мнение по каждому из них автор приводит без категоричности, призывая к дальнейшему изучению и дискуссиям.
Высокий теоретический уровень, практическая направленность и информативность монографии позволяют рекомендовать ее не только психиатрам, но и врачам других специальностей.


Содержание книги

«Иллюзии, галлюцинации, псевдогаллюцинации»

Критерии клинической оценки иллюзий, галлюцинаций и псевдогаллюцинаций

  1. Психопатологическая квалификация иллюзорных и галлюцинаторных феноменов, основные общие критерии их клинической оценки
    • Принципы психопатологической квалификации иллюзий и галлюцинаций
    • Основные общие критерии клинической оценки иллюзий и галлюцинаций
  2. Основные частные критерии клинической оценки и вспомогательные признаки иллюзий и галлюцинаций
    • Основные частные критерии
    • Вспомогательные для клинической оценки признаки галлюцинаций
  3. Определение сводных понятий, объединяющих все иллюзорные и галлюцинаторные феномены
    • Определение понятия «иллюзия»
    • Определение понятия «галлюцинация»
    • Правомерность разграничения иллюзий и галлюцинаций
    • Определение понятия «галлюциноз»
    • Понятие «синдром психического автоматизма»
    • Определение понятия «галлюциноиды»
    • Определение понятия «псевдогаллюцинации»
    • Определение понятия «психические галлюцинации»
    • Патокинетические соотношения между истинными и псевдогаллюцинациями при шизофрении
    • Нозологическая принадлежность псевдогаллюцинаций Кандинского

Классификация иллюзий, галлюцинаций, псевдогаллюцинаций

  1. Классификация иллюзий и галлюцинаций, иллюзорные и галлюцинаторные феномены первого отдела шкалы классификации
    • Пути и принципы систематики галлюцинаций
    • Схема классификации иллюзий и галлюцинаций
    • Иллюзии и галлюцинации неврологические (органические), аффективные и феномены эйдетизма (I отдел шкалы классификации)
  2. Иллюзии и галлюцинации, возникновение которых связано с помрачением сознания (II отдел шкалы классификации)
  3. Галлюцинозы — функциональные, рефлекторные, идеаторные и истинные галлюцинации (III отдел шкалы классификации)
  4. Псевдогаллюцинации и психические галлюцинации (IV отдел шкалы классификации)
Заключение
Список литературы

скачать книгу: «Иллюзии, галлюцинации, псевдогаллюцинации»

Чем отличается иллюзия от галлюцинации

При определенных условиях у человека могут наблюдаться расстройства восприятия. Видами таких состояний являются иллюзии и галлюцинации. Чаще всего они свойственны болезненной психике, но способны посещать и здоровых людей. Рассмотрим, чем отличается иллюзия от галлюцинации.

  • Определение
  • Сравнение

Определение

Иллюзии – это расстройства, вследствие которых окружающие реальные объекты видятся человеку по-другому, с существенными искажениями. Болезненные иллюзии следует отличать от обычных ошибок восприятия. Например, совершенно здоровый человек в затемненном пространстве может принять одни предметы за другие, или грибнику яркий листок иногда кажется шляпкой гриба.

Галлюцинации характеризуются тем, что преследующие человека образы обнаруживаются там, где на самом деле ничего нет. Галлюцинации возникают на фоне психоза, а также у здоровых людей в состоянии измененного сознания.

к содержанию ↑

Сравнение

Рассмотрим вопрос более полно и вычленим главные критерии, по которым можно отделить друг от друга два рассматриваемых явления.

Связь с реальностью

Это главное, в чем состоит отличие иллюзии от галлюцинации. Как видно из определений, почвой для возникновения иллюзий становятся существующие объекты. Пример иллюзии:

Любой человек скажет, что горизонтальные линии видятся изогнутыми. Но это иллюзия, а появляется она, когда мы смотрим на определенный, существующий в реальности, рисунок. Этот пример иллюстрирует свойства психики любого человека, независимо от того, насколько она здорова.

Когда речь идет о помутненном сознании, то иллюзии могут принимать совершенно фантастическую, непредсказуемую форму. К примеру, хаотичные линии на рисунке обоев представляются больному сплетением червей, пятнистый узор на скатерти кажется скопищем тараканов.

Примером слуховой иллюзии способна служить ситуация, когда в обычном разговоре посторонних людей больной слышит угрозы в свою сторону. Пытаясь убежать от этого, он и в другом месте в безобидных восклицаниях окружающих улавливает ту же агрессию. Человеку в таком случае слышится то, что диктует ему испытываемый страх.

Отличие иллюзий здорового человека от тех же явлений, возникающих в сознании психически больного, заключается в том, что у первого не нарушено общее восприятие действительности и он по своей воле может оборвать поток представлений. Душевнобольной же не способен осознанно управлять процессом.

Что касается галлюцинаций, то они возникают при отсутствии конкретных реальных объектов. Галлюцинации также могут соотноситься с разными органами чувств. Например, человеку на ровном месте мерещатся устрашающие монстры или оскалы диких зверей. Иногда чувствуется запах, который отсутствует в реальности, или слышатся завывание ветра, скрип тормозов.

Особенно опасными являются словесные галлюцинации, призывающие душевнобольного совершить решительное негативное действие: напасть на другого человека, нанести ему увечье, что-то поджечь, убить себя. Пациенты с такими отклонениями находятся под строгим контролем соответствующих учреждений.

Состояние психики

Целесообразно указать еще на один важный момент относительно того, в чем разница между иллюзией и галлюцинацией. Как уже было отмечено, иллюзии часто появляются у душевнобольных. Но и для здорового человека они не считаются патологией.

Галлюцинации же не возникают при обычных обстоятельствах у тех, кто не имеет психического заболевания. Для того чтобы у здорового человека появились галлюцинации, необходимо применение определенного воздействия на его психику – гипнотического, наркотического и тому подобного.

Таким образом, следует вывод, что для возникновения иллюзорных явлений требуется наличие действительного объекта, в то время как появление галлюцинаций не связано с существованием реальных источников. Кроме того, иллюзия не всегда считается признаком серьезных отклонений, а возникновение галлюцинаций нехарактерно для здоровой психики без наличия определенных условий.

ИЛЛЮЗИЯ | Энциклопедия Кругосвет

ИЛЛЮЗИЯ, искаженное восприятие объективной, внешней по отношению к наблюдателю ситуации. Термин «иллюзия» может применяться как к ошибкам непосредственного восприятия, так и к ошибкам памяти.

Иллюзии – часть нормального восприятия, их следует отличать от галлюцинаций и бреда, относящихся к аномальным ошибкам восприятия. У всех людей иллюзии восприятия одинаковы, в то время как содержание галлюцинаций специфично для каждого страдающего ими. Бред и ложные представления формируются на основе ошибок как восприятия, так и памяти. В отличие от иллюзий, галлюцинации и бред не зависят от каких-либо сенсорных воздействий окружающей среды. Иллюзии возникают во всех модальностях, т.е. во всех сенсорных системах, и иногда охватывают две или более области восприятия.

Наиболее изучены зрительные и осязательные иллюзии. Среди оптических иллюзий – иррадация, – физиологический феномен, возникающий при фокусировке глаза на соседствующих темных и светлых участках. Несмотря на то что квадраты на обоих рисунках ниже одинаковы, создается впечатление, что маленький черный квадрат больше, чем маленький белый, так как зрительный образ темного участка имеет тенденцию распространяться на светлую часть. 

На другом рисунке расстояние между  A и Б кажется большим, чем между Б и В. Эта иллюзия возникает вследствие того, что пространство между A и Б как бы измерено точками с одинаковыми интервалами. Расстояние же между Б и B может быть лишь угадано из-за отсутствия промежуточных точек.  

Геометрические иллюзии включают различные ошибки восприятия фигур, и их легко продемонстрировать, используя специально подобранные двумерные контурные изображения. Например, если рядом расположены два прямоугольника равной ширины, более высокий из них кажется ýже; из двух одинаковых сегментов круга, помещенных один над другим, верхний кажется больше. Если начертить два равных отрезка – прямой и ломаный, – не располагая их непосредственно друг под другом, ломаный будет казаться длиннее; аналогично вертикальный отрезок, восходящий из середины горизонтального отрезка равной длины, кажется более длинным.

Наиболее известной геометрической иллюзией является иллюзия Мюллера–Лайера: две прямые линии равной длины заканчиваются с обеих сторон образующими угол более короткими отрезками; линия, у которой отрезки направлены внутрь, всегда кажется короче, чем та, у которой отрезки направлены наружу.

Перечисленные зрительные геометрические иллюзии (их называют также оптико-геометрическими) наблюдаются у людей всех возрастов, а также у птиц. В случае, если геометрические фигуры выпуклые и оцениваются на ощупь, они по-разному воспринимаются зрячими с завязанными глазами и слепыми.

Величина и движение. Другие иллюзии основаны на различиях в величине. Человек, стоящий между двумя более высокими людьми, кажется меньше, чем на самом деле. Иллюзия движения возникает при быстром поочередном предъявлении двух одинаковых, расположенных на некотором расстоянии друг от друга фигур: при этом фигура как будто движется, перемещаясь из первого положения во второе. Убедительность этой иллюзии зависит от характера фигур, освещения, расстояния между ними и временнóго интервала, который должен составлять лишь долю секунды. Данная иллюзия служит основой проекции движущихся изображений.

Обратимые фигуры. Фигуры с обратимой перспективой часто относят к классу иллюзий. Если куб изображен на плоской поверхности так, что видны все его грани, наблюдатель воспринимает его в меняющейся перспективе, и момент изменения от него почти не зависит. Аналогично, изображение лестницы может восприниматься по-разному: ведущей снизу вверх или сверху вниз.

Иллюзии, вероятно, связаны с основополагающими процессами восприятия. Существуют теории, объясняющие возникновение определенных разновидностей иллюзий, однако для полного понимания феномена требуются дальнейшие исследования.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Здоровье и медицина»

Как звали кардиохирурга, который выполнил первую в мире пересадку сердца от человека человеку?

Иллюзии мозга. Первая в мире универсальная галлюцинация / Хабр


Здоровые добровольцы видят светло-серые круги, которые вращаются внутри белого кольца. В одном направлении, потом в другом. Галлюцинация на удивление устойчиво и стандартно проявляется у большинства здоровых людей (примечание: на КДПВ синтетическое изображение с иллюстрацией видимого эффекта, а сама тестовая анимация находится под катом!)

Как известно, визуальные галлюцинации возникают в мозгу как здоровых, так и психически больных людей. Например, при сильной усталости, употреблении алкоголя, некоторых психотропных веществ, при депривации сна, слепоте, мигренях. Иногда они возникают просто так, без особой причины.

Принято считать, что визуальные галлюцинации возникают в неких особых обстоятельствах, когда в мозге начинается спонтанная активность нейронов, которая «заглушает» внешние стимулы, то есть сигналы от органов зрения (точнее, результат обработки этих сигналов в визуальной коре головного мозга). Такие «особые обстоятельства» обычно случаются в результате функционального, психологического или другого нарушения нормальной работы мозга.

Мы до сих пор очень мало знаем об этом интересном феномене и причинах его возникновения. Это можно понять: научные опыты и эксперименты с галлюцинациями ограничены по объективным методологическим причинам. Галюцинации — это очень субъективный опыт мозговой активности. Их трудно стимулировать, описывать и ставить повторяемые опыты. Например, нам уже много лет известно, что мигающий свет может вызвать галлюцинации почти у каждого человека. Но даже этот базовый эксперимент трудно провести по научной методике. Люди вынуждены описывать свой опыт словами или рисунками. То есть понимание феномена ограничивалось ещё и способами выразить этот опыт. В случае с мигающим светом люди описывали галлюцинации разных цветов и формы. Невозможно изучать явление с такими хаотическими проявлениями.

Тем не менее, в последние годы наука добилась определённых успехов в этой области. Наконец-то созданы действительно надёжные методы стимуляции повторяемых визуальных галлюцинаций у психически здоровых людей.

Группа учёных из Школы психологии Университета Нового Южного Уэльса (Австралия) и кафедры математики Питтсбургского университета (США) предложила свой вариант эксперимента с мигающим светом в пустом поле.

Они разработали такой метод эксперимента с мигающим светом в тонком кольцевом пространстве, который надёжно вызывает визуальные галлюцинации в одной пространственной плоскости у большинства добровольцев. Судя по всему, это в мире эксперимент по надёжной стимуляции галлюцинаций. Научная работа опубликована 11 октября 2016 года в журнале eLife (doi: 10.7554/eLife.17072.001).

Суть эксперимента и внешний вид галлюцинаций показаны на схеме. На чёрном фоне располагается белое кольцо, которое мерцает с частотой 2-30 Гц. При этом у человека возникают галлюцинации светло-серых кругов, которые появляются и движутся по кольцу. Сначала в одном направлении, а затем в другом. Внешний вид кругов показан в правой части иллюстрации A.

Уникальность этого эксперимента заключается в постоянстве иллюзии. Серые круги возникают во всём диапазоне частоты мерцания кольца, на которых проводились тесты.

Учёные тщательно изучили характеристики этой визуальной галлюцинации, в том числе эффективный контраст кругов (B) и эффективную скорость вращения (С). Для измерения эффективного контраста внутрь основного кольца было помещено вспомогательное кольцо, с которым галлюцинирующие пациенты сравнивали контраст серых кругов, возникающих у них в мозге.

Выяснилось, что физические характеристики серых кругов коррелируют с частотой мерцания кольца. На графике (D) показана зависимость эффективного контраста от частоты мерцания кольца.

Видеозапись мерцающего кольца
Не рекомендуется смотреть людям, страдающим от светочувствительной эпилепсии, мигреней или психических расстройств


Если по каким-то причинам вы не видите или не хотите видеть серых кругов, то визуальная демонстрация галлюцинации показана на другом демонстрационном видео.

Учёные отмечают, что реальный опыт галлюцинации у разных людей может отличаться, так что на демонстрационном видео показан только один из возможных вариантов.

Причины возникновения феномена пока что ясны не до конца. Чтобы проверить версию с вовлечением активности бинокулярных нейронов, специалисты сделали две версии мерцающего кольца, которые синхронно или асинхронно демонстрировали для каждого глаза. Результаты оказались смешанными, так что одними только бинокулярными нейронами этот феномен нельзя объяснить.

Таким образом, теперь перед научным сообществом открывается новая богатая область исследований. Возникновение иллюзий научно подтверждено и надёжно показано. Грубо говоря, галлюцинирующие люди теперь не видят абсолютно разные вещи — мельницы, линии, круги разных цветов и т.д. Теперь у подавляющего большинства здоровых людей — одна стабильная и практически одинаковая галлюцинация. Это очень важное достижение.

Теперь от стимуляции галлюцинаций учёные могут перейти к следующему важному шагу — к изучению причин возникновения визуальных иллюзий. А также к тому, как можно их использовать в медицинских целях. Может быть, они найдут применения для лечения таких заболевания как болезнь Паркинсона (именно над этой задачей учёные собираются работать в ближайшее время). Возможно, удастся найти какие-то новые интересные способы воздействия на мозг с помощью наведённых галлюцинаций.

Контроль над галлюцинациями у здоровых людей поможет бороться с этими негативными эффектами у тех, кто страдает от заболеваний, депривации сна и мигреней. Нам нужно точно знать, как этот «мозговой баг» захватывает контроль над зрительной корой мозга. Как именно происходит обработка визуальной информации в мозге. Как отличить, что реально, а что — нет.

Благодаря созданию первой в мире универсальной галлюцинации мы теперь можем приступить к детальному изучению этих важнейших вопросов.

Zillion — Дизайн — Иллюзии: мозг, природа, оптика, искусство, дизайн

NB! Просмотр иллюзий не рекомендуется людям с заболеваниями нервной системы и головного мозга, в частности, эпилепсией.

Начнем с главного: фокус в том, что глаз по сути сам ничего не видит. Есть такой изящный афоризм: глаза – это окна, через которые мозг смотрит наружу. Используя зрительный аппарат, глаз собирает информацию и по зрительному нерву посылает сигналы мозгу. Любое изображение представляет собой совокупность полей зрения – участков с различной яркостью. Что мы называем зрением, – с одной стороны, химические процессы, запускаемые воздействием света на палочки и колбочки, а с другой стороны – игры разума.

Человеческий глаз в чем-то устроен совершеннее, чем техника – например, у него очень гибкая фокусировка, он может одновременно навести резкость на разноудаленные предметы. Фотоаппарату сделать это гораздо сложнее. Зрение обладает способностью к адаптации и различению цветов, параметрами контраста и яркости. В сетчатке глаза есть фоторецепторные клетки – палочки и колбочки. Они поглощают свет и преобразуют его в электрические сигналы, а те, в свою очередь, вызывают изменения в длинной цепи клеток, ведущей к мозгу. У взрослого человека со стопроцентным зрением порядка 6-7 млн колбочек, и они в 100 раз чувствительнее к свету, чем палочки. Зато палочки отвечают за улавливание быстрых движений.

Иллюзия Аристотеля: небольшой шарик, помещенный между скрещенными указательным и средним пальцами, воспринимается как два разных шарика.


Иллюзии нидерландского художника Маурица Корнелиса Эшера

Зрение основано на фотохимическом воздействии света на зрительные пигменты. При обычном трихроматическом цветоощущении в сетчатке глаза есть три вида колбочек, чувствительных к волнам разной длины: 552-557 нм – для красного, 530 нм – для зеленого и 426 нм – для синего цвета (RGB). Это и позволяет нам распознавать тысячи оттенков. При выпадении одного из элементов наступает цветовая слепота (дихромазия) разных видов. От 3 до 8% населения Земли – дальтоники, и они видят мир несколько иначе. Получается, они живут «в иллюзиях» по сравнению с тем, что считается нормой.

Но если задуматься, все, что мы видим, – в некотором роде, иллюзия: цвет является волной, зрение – работой палочек и колбочек, и вообще смотрит не глаз, а мозг. Существа с другим физиологическим устройством, будь то земные животные или гипотетические жители других планет, могут видеть наши реалии совершенно иначе.

Женщины в комнате одного роста

Иллюзии окутывают человека во всех сферах жизни: они связаны с его физиологией, психикой, жизнью в обществе и культурой. Далее – об иллюзиях, которые способен генерировать мозг.

Галлюцинации. Галлюцинации (от латинского hallucinatio – бред, видения) – это непроизвольно возникающие ложные восприятия объектов, которые не существуют. Под влиянием этих иллюзий человек может совершить опасные поступки. Галлюцинации чрезвычайно разнообразны. В некоторых обстоятельствах мозг способен генерировать самые причудливые иллюзии:

  • Вкусовые – появляются ложные вкусовые ощущения, пища приобретает «отвратительный» вкус.
  • Апперцептивные – субъективное переживание чувства пустоты, отнятия мыслей и появления чужих мыслей.
  • Стереогностические – мнимое осязание в руке монеты, карандаша или иного предмета, которым человек пытается пользоваться.
  • Экстатические – яркие и образные, вызывают экстаз.
  • Оптикокинестетические – невидимая рука несколько минут пишет светящимися буквами в отдалении важные для человека сообщения.
  • Гигрические – мнимые ощущения льющихся на больного жидкостей. Иногда проявляются видениями фонтанов, морского прибоя, бассейнов и т. п.
  • Односторонние – например, слуховые галлюцинации, воспринимаемые одним ухом, или зрительные галлюцинации в одной половине поля зрения.
  • Кинематографические – напоминают сюжет фильма, содержат много персонажей.
  • Лилипут-галлюцинации – образы представлены уменьшенными в размерах людьми, маленькими существами.
  • Гулливер-галлюцинации – образы значительно больше реальных.
Контрастная иллюзия – это искажение восприятия частных признаков предметов, возникающее при нарушении стереотипов. Например, после холодного теплое воспринимается как горячее.


Иллюзия галлюцинаций. Самое интересное, что даже галлюцинации бывают иллюзорными. В конце XIXвека психиатр Кандинский описал псевдогаллюцинации. Они воспринимаются не обычными органами чувств, а неким «внутренним» зрением или слухом. Например, больные «слышат» голоса, звучащие у них в голове, «видят» внутренним зрением, воспринимают запахи «внутри» своего тела.

Иллюзия болезни. Есть еще одно психическое явление, связанное с иллюзиями, – конверсионная истерия. Суть ее в том, что один человек или даже целая группа людей может настолько впечатлиться информацией о какой-нибудь болезни, что начнет достоверно имитировать ее симптомы, не желая этого и не осознавая. Причем речь может идти о довольно серьезных симптомах: параличах, кожных сыпях и т. п. Так проявляется коллективная паника либо подсознание человека вытесняет душевную проблему и ждет «выгоду» от иллюзорной болезни – внимание и любовь.

Что-то подобное в «мягких» формах происходит со многими людьми: сильные стрессы и депрессии выражаются «необъяснимыми заболеваниями». Например, человек чувствует боли, но объективные аппаратные исследования показывают, что патологий нет.

Парейдолические иллюзии. Очень интересное явление – парейдолические иллюзии. Это психологические ассоциации с известными образами. К примеру, при рассматривании фото марсианских ландшафтов люди часто видят нечто сенсационное («черепа аборигенов» и т. п.), но ученые разными методами исследуют эти объекты и в итоге говорят лишь об игре света и выветривании. Известно, что парейдолы могут быть и массовыми.

  Черная точка в центре. Если смотреть на нее пристально, все вокруг точки исчезнет.

Мимикрия. Мир природы полон иллюзий. Прежде всего, это мимикрия – подражательное сходство, обеспечивающее защиту от врагов. Многие виды животных способны в целях защиты и нападения менять окраску, маскируясь под окружающую среду. Есть рыбы с ненастоящими глазами на хвосте и насекомые, которые выглядят, как ветки и листья. Белый медведь на самом деле черный, это видно на специальной пленке. Его кожа черная, но для глаза иллюзию белизны создает прозрачная полая шерсть, от которой почти идеально отражается свет.

Мираж. Много иллюзий и в «неживой» природе. Мираж – это атмосферно-оптическое явление, при котором предметы, находящиеся за пределами горизонта (дальше чем за 5 км), вдруг становятся видны рядом. Чаще всего миражи видят на песчаных равнинах, и это не имеет отношения к галлюцинациям. Там, где нагретый воздух у земли граничит с прохладным воздухом из нижних слоев атмосферы, возникает эффект линзы. Так человек может вдруг «заглянуть за горизонт» – и совсем рядом увидеть оазис, расположенный в сотнях километров от него.

Радуга. Оптика вообще клад с иллюзиями. Помимо миражей, она дарит нам радугу. Эта оптическая иллюзия наблюдается в минуты, когда солнечные лучи освещают стену дождя на части неба, «противоположной» солнцу. У радуги вообще нет обратной стороны. На ее наружном крае всегда красный цвет, а на внутреннем – фиолетовый. Но если на небе есть вторая радуга, то расположение цветов будет обратным.

Голубое небо. Еще одна иллюзия, с которой мы живем, – голубой цвет неба. Солнечный свет рассеивается в атмосфере планеты всем спектром лучей. Но степень рассеивания обратно пропорциональна длине волны в четвертой степени, то есть в видимом диапазоне она максимальна для фиолетовых, синих и голубых лучей. Глазу такая смесь кажется того цвета, который у землян принято называть голубым. Ночью, в тени Земли, освещение солнечными лучами прекращается, и атмосфера становится прозрачной – мы видим не земное небо, мы видим черный космос.

Некоторые зрительные иллюзии были описаны еще в античности. Но изучение этого феномена началось только в XIX веке. Сосчитать общее количество открытых разными людьми зрительных иллюзий довольно сложно. Исследования в этой области далеко не завершены, постоянно обнаруживаются новые иллюзии. Вот некоторые из них:

  • Иллюзии восприятия размера.
  • Иллюзии цвета и контраста.
  • Иллюзии последействия (соседство контрастных полей оставляет ощущение мигающих точек).
  • Невозможные фигуры.

Иллюзии Маурица Корнелиса Эшера. Художник очень интересовался невозможными объектами.

  • Зрительные искажения (параллельные прямые не кажутся такими из-за своего «окружения»).

  На фото здание в Мельбурне: иллюзию, связанную с восприятием параллельных прямых, активно используют в архитектуре и дизайне.

  • Игра фигуры и фона.
  • Кажущиеся фигуры (их образуют контуры других фигур).

  Такие иллюзии, как кажущиеся фигуры и объемные отражения становятся новыми темами для архитектуры, интерьерного дизайна и современного искусства. На фото: очертания колонн образуют человеческие силуэты. «Гравюру» мавританской беседки «собирает» с пола стальная поверхность колонны – без колонны беседки нет.

  • Иллюзии движения.

Картинка статична: ее изменения и движения – оптическая иллюзия и игра психики.

  • Иллюзии перцептивной готовности. Мы мгновенно извлекаем из памяти стереотип, на который похожа картинка в данный момент. И если мы подсознательно «знаем», как это должно выглядеть, мы не видим того, что есть на картинке в самом деле.
  • Следящие картинки (глаза изображенных персонажей смотрят на вас с любой точки обзора).
  • Рисунки, которые «прячутся» в других рисунках.

Основательно заниматься исследованием иллюзий начал в середине XIXвека немецкий врач, пионер экспериментальной психологии Эвальд фон Геринг. В частности, он изучал феномен контрастности восприятия и физиологию зрения. Геринг открыл несколько оптических иллюзий и положил начало их широкому изучению.

Иллюзия тяжести – искаженное восприятие весовых признаков предмета. Оно обусловлено прошлым опытом. Например, если поднять два одинаковых по весу, но различных по объему предмета, то меньший воспринимается как более тяжелый.


В первой половине XX века было открыто много иллюзий, но к 80-90-м годам интерес к ним почти угас. Спасло науку об оптических иллюзиях стремительное развитие компьютерных технологий: стало возможным разрабатывать очень сложные и точные иллюзии, которые действительно «работают», в частности, иллюзии движения.

  Исследователь иллюзий Акиоши Китаока и его книги

Сегодня открытием оптических иллюзий ученые занимаются на научно-коммерческой основе. Иллюзии развлекают, и люди готовы за это платить. Японский профессор психологии Акиоши Китаока специализируется на изучении геометрических иллюзий, иллюзий легкости, цветных иллюзий, иллюзий движения и стереоскопических. Для разработки иллюзий Китаока пользуется дизайнерскими программами CorelDraw и Adobe Illustrator, а иногда и простой программой Paint. Иллюзии он создает не только и не столько в коммерческих целях, хотя его красивые книги хорошо продаются. Как профессор психологии он исследует визуальные механизмы: глаза, мозг и психика каким-то образом заставляют эти картинки двигаться. И о том, почему это происходит, ученые знают еще не все.

NB! Просмотр иллюзий не рекомендуется людям с заболеваниями нервной системы и головного мозга, в частности, эпилепсией.

Оптические иллюзии: невозможные фигуры

Иллюзии в архитектуре и дизайне

Оптические иллюзии раскрывают огромные возможности для архитектуры, дизайна и рекламы. Сегодня в мире существует уже несколько зданий, построенных с применением классических оптических иллюзий. Но эта перспективная тема потребует сложного юридического регулирования, а также индивидуальной сертификации. Есть специальные указания на то, что людям с заболеваниями нервной системы (эпилепсией, в частности) не рекомендуется часто и много смотреть на оптические иллюзии, особенно в формате видео.

  Иллюзион-скульптура: деревянная конструкция «замыкается» в треугольник с определенного ракурса.

С точки зрения архитектуры, дизайна и рекламы, неагрессивные по отношению к психике и здоровью оптические иллюзии дают удивительные возможности для создания эстетики будущего: представьте себе обманчиво движущиеся здания и людей, одежда которых «вращается» и «пульсирует».

3D-иллюзии как картины, взаимодействующие со средой и зрителем, – относительно новый жанр живописи и городского искусства. Их также называют напольными трехмерными иллюзиями и анаморфическими иллюзиями. Самые известные 3D-художники – Курт Веннер и Джулиан Бивер. Веннер изобрел этот жанр в 80-х годах XXвека. Он «пишет» в основном 3D-классицизм, рекламу и фэнтези. Создание анаморфических иллюзий – довольно сложный технологический процесс и недешевое мероприятие. Их заказывают большие бренды, кафе, музеи и корпорации – это привлекает глаза и деньги туристов.

  Курт Венер работает над 3D-иллюзией

Процесс создания 3D-иллюзии на асфальте

Жанр анаморфических иллюзий отличается интерактивностью. Бивер любит дурачиться, разыгрывая на своих 3D-работах мини-спектакли: например, гримасничает на объемной иллюзии в ожидании спасения от фальшивого Человека-Паука.

  Работы Джулиана Бивера с разных ракурсов

  Мостовые были бы интереснее в 3D-живописи.

Трехмерные урбанистические иллюзии намного сложнее, чем кажется: у Веннера, Бивера и коллег выдающееся пространственное чувство и калиброванный глаз. Они знают, насколько надо «расплющить» планету, чтобы она стала не просто мелковым рисунком, а выглядела шарообразной и объемной. И насколько надо «вытянуться» блондинке в бассейне, чтобы ноги смотрелись красиво в нужном ракурсе.

Разница между галлюцинациями и иллюзиями (с таблицей) — спросите любую разницу

Объект, вызывающий галлюцинацию, не существует в объективной реальности, в то время как объект, вызывающий иллюзию, действительно существует в материальном мире. Когнитивные, слуховые, зрительные и тактильные чувства человека неверно истолковывают внешние стимулы реального объекта, эффективно создавая иллюзии. Люди обычно переживают оба этих типа эпизодов, хотя галлюцинации часто классифицируются как симптомы психологических заболеваний.

Галлюцинации против иллюзий

Разница между галлюцинациями и иллюзиями состоит в том, что, хотя галлюцинации возникают в отсутствие каких-либо реальных внешних стимулов, иллюзии — это эпизоды, возникающие в результате несоответствия между внешними стимулами и их восприятием индивидом.

Таблица сравнения галлюцинаций и иллюзий
Параметры сравнения Галлюцинации Иллюзии
Определение Это состояния, вызванные ложным восприятием внутренних стимулов. Это состояния, вызванные неправильной интерпретацией реальных стимулов.
Стимулы Стимулы, запускающие эпизод, не настоящие. Стимулы, инициирующие эпизод, реальны.
Универсальность опыта Галлюцинации очень личны и не могут быть универсальными. Им нельзя делиться опытом. Иллюзии могут испытывать одновременно и единообразно группа людей.Их можно спроектировать как общий опыт.
Значение эпизода Галлюцинации считаются ненормальными и связаны с патологическим состоянием психики. Иллюзии считаются довольно обычным явлением для здорового нормального человека.
Использование для умственной стимуляции Галлюцинации не используются для активной умственной стимуляции. Иллюзии обычно используются для умственной стимуляции с помощью произведений искусства и архитектуры

Что такое галлюцинации?

Галлюцинации вызываются восприятием несуществующих объектов.Происходящие от греческого слова « галлюцинат» , они определяются как ложное восприятие, вызванное нарушением работы центральной нервной системы. У человека они могут проявляться как симптомы психоза.

Галлюцинации часто связаны с такими заболеваниями, как шизофрения, болезнь Паркинсона и посттравматическое стрессовое расстройство. Такие психосенсорные нарушения могут быть как слуховыми, так и зрительными. Эти переживания часто можно определить как «голоса» человека, переживающего их.

Обонятельные и соматические галлюцинации также распространены. Первое относится к обонянию чего-то, чего нет в физическом мире, а второе относится к ощущению, что тело травмировано. Человек может чувствовать мурашки по коже как часть галлюцинаторного эпизода, или он может видеть узоры или объекты там, где их нет.

Три основных основания, которые должны быть удовлетворены, чтобы эпизод был классифицирован как галлюцинация. Эти условия таковы: объект эпизода должен быть нереальным; эпизод должен вызывать чувственное переживание; и, наконец, человек, испытывающий галлюцинацию, должен убедиться в ее контекстуальной реальности.

Что такое иллюзии?

Иллюзии — это неверно истолкованные восприятия. Стимулы или объекты такого восприятия реальны, но их интерпретация ошибочна. Иллюзии возникают, когда наши органы чувств неправильно интерпретируют внешние раздражители. Эти эпизоды можно разделить на различные категории визуальных, обонятельных, когнитивных, оптических и геометрических иллюзий.

Психологи изучали иллюзии, чтобы понять работу системы восприятия человека.Ошибочное восприятие определенных событий может привести к развитию иллюзий. Чрезмерная стимуляция органов чувств тоже может порождать иллюзии.

Когда возникает несоответствие между разновидностями информации, передаваемой через наши многочисленные органы чувств, обычно возникают иллюзорные эпизоды. Здесь факты телесности неверно истолковываются нашей когнитивной системой.

Например, ребенок испытывает иллюзию, когда интерпретирует тени в темноте как монстров или животных.Это удачный пример иллюзии, вызванной неправильной интерпретацией визуальных сигналов.

Основные различия между галлюцинациями и иллюзиями
  1. Главное различие между галлюцинациями и иллюзиями заключается в восприятии. Ложное восприятие без соответствующих внешних раздражителей приводит к галлюцинациям. Иллюзии возникают из-за ошибочного восприятия вполне реальных, существующих стимулов. Их часто называют «сенсорными ошибками».
  2. Второе различие может быть выражено в терминах материального существования стимулов, вызывающих каждый вид эпизода.В то время как галлюцинации являются результатом несуществующих стимулов, иллюзии — это эпизоды, созданные реальными стимулами. Более того, в первом случае воспринимаемые стимулы являются внутренними, а во втором — всегда внешними.
  3. Иллюзиями можно поделиться, в то время как галлюцинации чаще бывают интимными и личными. Например, оптические иллюзии могут одновременно испытать все зрители магического шоу. Поскольку галлюцинации вызываются внутренними стимулами, они, как правило, специфичны для человека, его предыдущего опыта и мышления.
  4. Переживание иллюзий считается вполне нормальным для людей, однако галлюцинации могут быть симптоматическим выражением психологических заболеваний, таких как шизофрения и слабоумие.
  5. Оптические иллюзии легче исследовать и эффективно теоретизировать. Галлюцинации — это глубоко личные переживания, поэтому возможность исследования этих переживаний минимальна и чрезвычайно трудоемка.
  6. Иллюзии считаются способами стимулирования ума.Оптические иллюзии часто отражаются в произведениях искусства, чтобы инкапсулировать и заинтересовать публику. Маги также используют оптические иллюзии, чтобы привлечь внимание своих зрителей. Однако галлюцинации не используются для положительного умственного возбуждения. Их возникновение — если не вызвано медицинскими или химическими веществами — часто связано с психиатрической патологией. Они вызываются внутренними стимулами, которые настолько индивидуальны и специфичны для отдельных людей, в отличие от иллюзий, что их невозможно вызвать в больших популяциях.

Заключение

Наше восприятие подвержено множеству механизмов трансформации. Галлюцинации и иллюзии — две такие специфические формы изменений восприятия, с которыми обычно сталкиваются люди. Значение этих двух эпизодических переживаний часто путают, и эти два термина используются как синонимы.

Однако между ними существуют сильные различия с точки зрения происхождения стимулов, реальности их существования, последствий этих эпизодов, а также символической репрезентации таких переживаний.

Внутренние стимулы, которые не существуют в действительности, ложно воспринимаются, что приводит к галлюцинациям у человека. Неправильное толкование реальных вечных стимулов приводит к иллюзиям. Универсальность иллюзий может быть установлена, но галлюцинации из-за своего исключительно личного характера остаются за пределами такой универсальности.

Кроме того, галлюцинации часто являются признаком болезненного состояния ума, в то время как иллюзии считаются обычным и нормальным явлением. Их часто используют как положительную форму умственной стимуляции.Галлюцинации, как правило, имеют негативные последствия.

Список литературы
  1. https://ajp.psychiatryonline.org/doi/pdf/10.1176/ajp.58.3.443
  2. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/10420378

Связанные

пожаловаться на это объявление Значение

— Разница между «галлюцинацией» и «иллюзией»

Хотя знаки препинания в цитате допустимы, поставив запятую после слова «галлюцинации», можно было бы сделать предложение немного понятнее (по крайней мере, для меня.)

… невозможно получить опыт за пределами сенсорной поверхности, поскольку сны, галлюцинации и визуальные иллюзии ясно указывают на то, что мир опыта — это не то же самое, что сам мир …

Необходимо проводить различие не только между галлюцинациями и визуальными иллюзиями , но также сновидениями и неупомянутыми миражами .

Визуальные иллюзии почти всегда являются синонимами оптических иллюзий .Это уловки восприятия — мозг получает информацию от глаз и обрабатывает эту информацию на основе предыдущего опыта. Наш мозг «видит» то, что он ожидает увидеть, а не то, что на самом деле видят наши глаза. Когда есть разница между тем, что видят глаза, и тем, что видит мозг, мы называем это оптической или визуальной иллюзией.

Мираж — это физическое явление, которое происходит с до , когда глаза отправляют информацию в мозг. В этом случае мозг видит точно то, что видят глаза, так что это не иллюзия в том смысле, как описано в предыдущем абзаце.Это — это , все еще тип оптической или визуальной иллюзии, потому что в конечном итоге наш мозг воспринимает то, чего на самом деле нет.

Сон — это восприятие, которое происходит полностью в мозгу, без раздражения со стороны глаз. Обычно мы рассматриваем сны только как те переживания мозга, которые происходят, когда мы спим, но воспринимаемые мысленные образы, в то время как «грезят», или другие состояния транса также могут считаться сновидениями. Опять же, это восприятие вещей, которых на самом деле нет.

Галлюцинации — это переживания мозга, которые случаются с некоторыми людьми, когда они полностью бодрствуют. В отличие от визуальных иллюзий и миражей, галлюцинации испытывают только люди.

Визуальная иллюзия:

  • В основном физическое явление, но здесь есть аспект, связанный только с мозгом.
  • Имеет опыт бодрствования.
  • Испытано сразу многими людьми.

Мираж:

  • Совершенно физическое явление.
  • Имеет опыт бодрствования.
  • Испытано сразу многими людьми.

Мечта:

  • Нефизическое явление (не существует вне мозга)
  • Испытывает в состоянии сна или транса.
  • Испытано только одним человеком.

Галлюцинация:

  • Нефизическое явление (не существует вне мозга)
  • Имеет опыт бодрствования.
  • Испытано только одним человеком.

Psychobabble 101: В чем разница между иллюзией и заблуждением?

Вы наверняка узнали довольно много информации о психически больных гражданах и подозреваемых в академии.Пару месяцев в тюрьме или в полевых условиях — это намного больше. APS, CPS, врачи, терапевты, школы, заинтересованные члены семьи и друзья регулярно звонят в службу 911, чтобы запросить проверки благосостояния людей, которые могут иметь психическое заболевание. Язык очень отличается от каждого звонящего. Давайте проясним: психиатрические термины сбивают с толку даже опытных профессионалов. Они написаны врачами, исследователями и учеными. Но кто пишет уголовные кодексы; юристы; вы поняли мою точку зрения.

Полицейский жаргон тоже нелегкий, друзья.Я помню свой первый день с моим полицейским на берегу океана. Кен взял меня за вещами: рацию и кобуру, фонарик, шпаргалку для диспетчерских звонков и носок для слюны. Я понял, что нужно делать, кроме носка вертела. Я спросил Кена: «Значит, я просто надену это на голову, если в меня кто-то плюет»? Он только покачал головой; Это была шутка на станции в течение добрых двух недель.

Отличие иллюзий от заблуждений

Даже студентам-психологам трудно понять разницу между иллюзиями и заблуждениями.Вы можете спросить себя: «Кого это волнует»? На самом деле понимание этих симптомов должно повлиять на ваше взаимодействие с людьми, страдающими этими расстройствами; возможно предотвращение столкновения с насилием.

Иллюзии

Проще говоря, иллюзия — это просто обманчивое восприятие. Иллюзии — это, по сути, видение (наиболее распространенное), слушание, дегустация, ощущение или обоняние чего-то, что есть, но неправильное восприятие или интерпретация этого. Оптические иллюзии, подобные этой от Müller-Lyer, являются прекрасным примером.Какая горизонтальная линия самая длинная?

Иллюзии имеют дело со стимулами, которые действительно присутствуют, но они неправильно интерпретируются или их трудно интерпретировать. Иллюзии — это тоже то, что развлекает нас на магических шоу. Это идеальное место для аферистов с тротуарами. Практический пример иллюзии: вы вешаете запасную форму на дверной косяк, чтобы проветрить; ты поздно приходишь домой; идя по коридору, вы видите тень и воспринимаете ее как незваного гостя; ваш пульс учащается; только чтобы обнаружить, что ваш злоумышленник — это вешалка в брюках и рубашке.Другой пример иллюзии — услышать свое имя, когда играет радио. Иллюзии могут случиться с каждым и каждым. Они не являются признаком психического заболевания, если только они не становятся постоянными и не мешают вашей жизни.

Заблуждения

Заблуждения — это глубоко укоренившиеся убеждения, которые могут быть либо ложными, либо надуманными. Эти убеждения поддерживаются человеком, несмотря на противоречивую информацию или свидетельства. В крайних формах заблуждения являются симптомами психоза.Бредовые люди не могут четко отличить реальное от того, что нет. Шизофреники особенно подвержены развитию бреда. Бредовые идеи также являются отличительной чертой другого психического расстройства, называемого «бредовым расстройством».

Заблуждения делятся на причудливые и не причудливые. Странное заблуждение — это заблуждение, которое очень странно и совершенно неправдоподобно. Например, пришельцы удалили все органы или мозг человека и заменили их чужими.Не причудливое заблуждение — это когда содержание убеждения ошибочно, но это, по крайней мере, возможно. Например, кто-то может находиться под постоянным наблюдением полиции.

Заблуждения также классифицируются в соответствии с их тематикой. Бред контроля, нигилистический бред и передача / вставка / отстранение мыслей обычно считаются причудливыми бредом. В то время как бред преследования, соматики, грандиозности, религиозности, ревности и считывания мыслей не считается причудливым.

10 самых распространенных тематических заблуждений

1. Бред преследования: это наиболее распространенный тип бреда, который включает в себя веру в то, что за ним следят, преследуют, обманывают, отравляют или вводят наркотики, против него сговариваются, шпионят, мучают, атакуют и т. Д. Бред преследования наводит на мысль о параноидальном типе. шизофрении.

    2. Референциальные иллюзии: Еще одно распространенное заблуждение, при котором человек считает, что определенные жесты, комментарии, отрывки из книг, телевидения, газет, тексты песен или реплики специально направлены на человека.

      3. Заблуждение контроля: это ложное убеждение, что другой человек, группа людей или другая внешняя сила имеет контроль над мыслями, чувствами, импульсами или поведением человека. Люди с манией контроля полагают, что их мысли были невольно взяты из их разума и что их мысли не являются их собственными.

        4. Религиозные заблуждения: Религиозные заблуждения основаны на ошибочных представлениях о своих отношениях с Богом. Шизофреники с этим типом заблуждения могут полагать, что у них особые отношения с Богом, что Бог дал им особые силы или что они являются Богом / святым / учеником.Они могут сообщать о способности говорить напрямую с Богом или об ответственности за исполнение Божьих планов. Убеждения, которые считались бы нормальными для религиозного или культурного происхождения человека, не являются заблуждением.

          5. Бред ревности: ложные убеждения, что у супруга или любовника роман.

            6. Эротомания: заблуждение, при котором человек считает, что другой человек влюблен в него. Люди с таким заблуждением часто пытаются связаться с другим человеком, а иногда и преследовать его.

              7. Заблуждение, связанное с прочтением разума: ложное убеждение, что другие люди могут знать и читать ваши мысли.

                8. Мания величия: Грандиозные заблуждения — это ошибочные убеждения, что один человек лучше других. Грандиозный человек преувеличивает свое чувство собственной важности и обычно убежден, что он / она обладает особыми способностями / талантами / способностями. Люди с таким заблуждением могут считать, что они популярная влиятельная политическая фигура или знаменитость.

                  9. Соматические иллюзии: Соматические иллюзии связаны с озабоченностью своим телом. Чаще всего они состоят из ложных убеждений, что они страдают тяжелым физическим заболеванием, например опухолью. Предполагаемый источник болезни обычно странный, например, наличие инородного вещества в теле или вера в то, что его / ее тело заражено паразитами.

                    10. Нигилистические заблуждения: Заблуждение, связанное с верой, основанной на несуществовании себя, других или мира.Люди с таким заблуждением обычно верят, что миру приходит конец.

                      Советы правоохранительным органам

                      Имейте в виду, что заблуждения — это глубоко укоренившиеся убеждения; вы не сможете убедить заблуждающегося человека в том, что то, во что он верит, неправда. Даже не пытайся; вы, вероятно, просто еще больше раздуете его / ее, потенциально обострите ситуацию и увеличите риск насилия.

                      Люди с бредом преследования не уверены, кто замышляет против них заговор, они могут поверить, что это вы.Они также вряд ли поделятся своими подозрениями с другими; они стремятся изолироваться. Кроме того, любой человек, у которого есть иллюзия, будто кто-то пытается причинить ему вред или убить, может быть опасен для других, включая вас. Делайте то, что умеете лучше всего, защищайте и служите. Если подозреваемый предъявляет критерии для недобровольного обращения в психиатрическую больницу, доставьте его / ее в больницу. Существуют методы лечения шизофрении и бредовых расстройств.

                      Хорошо — Вернемся к исходному вопросу: в чем разница между иллюзией и заблуждением?

                      Хотя и иллюзии, и заблуждения ложны; иллюзии относятся к уму, а заблуждения относятся к убеждениям.Можно сказать, что иллюзии — это то, что вводит в заблуждение; заблуждения — это вещи, которые человек воспринимает как истину вопреки всем свидетельствам.

                      Об авторе:

                      Памела Кульбарш, Р.Н., BSW , работает медсестрой психиатрической больницы более 25 лет. Последние десять лет она работала с правоохранительными органами в кризисных ситуациях. Она работала в патруле с офицерами и заместителями в составе группы экстренного психиатрического реагирования (PERT) Сан-Диего и в центре заключения округа Пима в Тусоне.Пэм была частым приглашенным докладчиком по вопросам неотложной психиатрической помощи и публиковала статьи в журналах для правоохранительных органов и медсестер.

                      Визуальная иллюзия — обзор

                      Появление — это объяснительное дополнение

                      Многие психологи, особенно клинические психологи, отрицательно относятся к нейробиологии, потому что они верят, что редукционизм высосет человечество из психологии, если его не остановить. Другие психологи, чья карьера в основном связана с исследованиями, отрицательно реагируют на редукционизм, потому что жадная форма редукционизма стремится полностью вытеснить и отбросить психологию, как только она была сведена к биологии.Поэтому может показаться, что редукционизм — смертельный враг всех психологов. Такой состязательный подход вынуждает студентов изучать биологию или психологию. Этот выбор побуждает психологов и их студентов отвергать редукционизм. Но выше я утверждал, что психология нуждается в нейробиологии, чтобы разрешить две огромные аномалии, которые удерживают психологию в ее незрелом состоянии. Что здесь делать?

                      Ключевое ограничение редукционизма состоит в том, что идентификация нейронных структур и компонентов не может объяснить, как эти структуры и компоненты порождают психологию.Поэтому редукционизм никогда не может дать полного объяснения какого-либо психологического феномена. Редукционизм — это лишь половина полного объяснения. Всегда требуется некоторая сборка. Объяснение того, как психология возникает из этих нейронных структур и компонентов, составляет вторую половину полного объяснения.

                      Рассмотрите визуальные иллюзии. Даже полная идентификация нейронных цепей, ответственных за визуальные иллюзии, не может, потому что не может, объяснить, как эти нейронные сети порождают иллюзии.Поэтому редукционизм никогда не даст полного объяснения, потому что он не может объяснить, как психология возникает из биологии. Некая форма синтетического объяснения , антитеза редукции, необходима для объяснения того, как биологические механизмы взаимодействуют, вызывая психологические явления. Это пояснительное дополнение к редукционизму необходимо для получения полного объяснения. Весьма вероятно, что это синтетическое объяснительное дополнение потребует какого-то сетевого объяснения, такого как предлагаемая БиоПсихологическая сетевая теория.Эту другую пояснительную половину должна предоставить психология. Это наделит психологию объяснительной релевантностью, равной значимости биологии. Каждая наука зависит от другой. Психология и биология — равные объяснительные партнеры, потому что каждая наука представляет собой объяснительное дополнение другой. Маркрам (2012), известный нейробиолог, кратко охарактеризовал эти дополнительные объяснительные роли следующим образом:

                      Редукционистская биология — изучение отдельных частей мозга, нейронных цепей и молекул — дала нам долгий путь, но сама по себе не может объяснить работу механизмов. человеческий мозг … .Мы должны не только сокращать, но и строить, а также анализировать. Для этого нам нужна новая парадигма, сочетающая в себе анализ и синтез. Отец редукционизма, французский философ Рене Декарт, писал о необходимости исследовать части, а затем собирать их заново, чтобы воссоздать целое (стр. 50).

                      В настоящее время мы понимаем усилия по воссозданию результатов редукционистской нейробиологии как появление . Краткий психологический словарь APA (Американская ассоциация психиатрии, 2009 г.) определяет эмерджентность как «идею о том, что сложные явления» (напр.ж., сознательные переживания) происходят из аранжировок или взаимодействий между составными явлениями (например, мозговыми процессами), но проявляют характеристики, не предсказуемые на основе этих составляющих явлений »(стр. 163). Эмерджентные свойства могут и часто отличаются качественно от составляющих их элементов. Подумайте, как физические свойства жидкой воды качественно отличаются от свойств водорода и кислорода, ее газообразных компонентов или как физические свойства соли отличаются от составляющих ее элементов натрия и хлора.Лилиенфельд (2012) предварительно считал возможность сохранения психологии посредством исследования эмерджентности, цитируя Чалмерса (2006) и Мила и Селларса (1956) как благоприятную для этого начинания, а Черчленда (1984) как сомнительную в этом. История возникновения психологии была рассмотрена Сойером (2002) и Макклелландом (2010).

                      Я представляю следующую историю, рассказанную Иглманом (2011, стр. 2–4) об африканском соплеменнике, обвинившем Артура Альберта в краже его языка, поскольку она дает интересный взгляд на наше понимание того, что значит для психологии возникновение из биология.Артур записал на пленку сельского жителя и вернул ему его голос. Туземец был шокирован и пришел к выводу, что Артур украл его язык, иначе как еще он мог так точно передать свой голос? Ведь голос эфемерен и невыразим; после произнесения он исчезает в ничто. Как могла машина Артура овладеть его голосом, кроме как украсть его язык! Это не было шуткой для туземца и его племени, которые хотели убить Артура за его ужасный поступок. Только с помощью зеркала Артур мог убедить туземца в том, что он все еще владеет языком.Артуру повезло, что туземец не усомнился в волшебстве зеркала, которое показало ему свой язык. Эта история может показаться нам простой, потому что мы понимаем, что машина Артура записывала вариации звуковых волн, которые позволяли слышать вокализацию туземца. На самом деле он не записывал голос туземца как таковой и не крал его язык. Голос — это психологический опыт восприятия звуковых волн, которые генерируются людьми, когда они говорят. Различие между психологическим опытом, таким как слышание голоса, и физической основой его возникновения, звуковыми волнами, имеет решающее значение для концепции возникновения.Физическая основа записанного голоса качественно отличается от субъективного восприятия голоса. Звуковые волны обеспечили физическую основу для слышания голоса. Понимание этой физической основы голоса дает информацию о механизме, которая позволяет понять, как он может быть механически записан. Голос был сведен к физическим вибрациям, которые записывала машина Альберта.

                      Актуальность этой истории для эмерджентности заключается в том, что переживание слышания голоса человека при воздействии акустических вибраций, генерируемых магнитофоном, может быть понято как форма эмерджентности в том смысле, что качественное переживание слышания голоса конкретного человека возникло в результате прослушивания. к звуковым волнам.Другими словами, звуковые волны попали в ухо, и в сознании возникло ощущение слышания голоса. Возникающий опыт слышания собственного голоса — результат удивительного синтеза. Ничего подобного редукционизму здесь нет. Центральная идея возникновения состоит в том, что синтетический продукт является результатом сложных комбинаций многих более простых процессов. Точно так же в главе 2 я обсуждаю, как мысли могут возникать из каскадов нейронных сетей параллельно с тем, как факторы возникают во время факторного анализа.

                      Примечательно, что химия давно свелась к физике, но тем не менее у нас все еще есть кафедры химии и много профессиональных химиков в бизнесе и промышленности. Следовательно, опасения по поводу жадного редукционизма, заменяющего психологов нейробиологами, кажутся беспочвенными. В то время как редукционизм определяет части и механизмы мозга, требуется некоторая сборка, чтобы объяснить, как психология возникает из биологии. Я считаю, что люди, которые объясняют, как психология возникает из биологии, должны быть психологами, поскольку это кажется основной и важной задачей психологии.Однако психологи могли отказаться от этого задания и передать его другим профессиям. Психология оставила изучение обучения и памяти нейробиологам, которые проделали изумительную работу по предоставлению информации о причинных механизмах. Клинические психологи оставили вопрос диагностики Американской психиатрической ассоциации и своему бестселлеру Диагностическое и статистическое руководство . Это примеры того, как наше поле фрагментируется. Возможно, психологи также захотят оставить пояснительное дополнение того, как познание, аффекты и поведение возникают из биологии, компьютерным нейробиологам.Психологи могут надеяться, что, если они оставят эту проблему в покое, никто другой ею не займется, но я твердо уверен, что такая надежда серьезно ошибочна, потому что пояснительное дополнение слишком важно, чтобы его игнорировали. Нам есть чего опасаться от наших коллег-психологов, чем от нейробиологов. У нас есть история того, что мы сами себе злейшие враги. На мой взгляд, отказ от попыток объяснить, как разум возникает из мозга, серьезно ограничил бы способность психологической науки фактически объяснять функциональные взаимосвязи, которые она уже обнаружила и будет продолжать открывать.

                      Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Терапия с блогами, Терапия, ..

                      Иллюзия — неточное восприятие стимула. Этот термин также широко используется для обозначения неточных убеждений или представлений. Однако в научном обиходе иллюзия — это сенсорное искажение.

                      Что такое иллюзии?

                      Иллюзии позволяют понять, как мозг обрабатывает информацию. С научной точки зрения они могут представлять проблему для эмпирических исследований, поскольку демонстрируют способы, которыми даже прямое наблюдение может вводить в заблуждение.Большинство людей могут быть обмануты оптическими иллюзиями, и ученые могут использовать информацию об этом визуальном явлении, чтобы лучше понять восприятие и организацию мозга. Некоторые состояния, влияющие на мозг, также могут вызывать иллюзии. Например, люди, страдающие от мигрени, часто сообщают, что видят ауры, которые состоят из движений или цветов по краям поля зрения человека.

                      Типы иллюзий

                      Иллюзии могут возникать с любым из пяти чувств.Примеры включают:

                      • Оптические иллюзии , которые можно увидеть, когда изображение построено таким образом, что оно передает в мозг вводящую в заблуждение информацию. Например, два человека разного роста, стоящие на наклонном полу, отмеченном галочками, могут казаться стоящими на плоском полу и, следовательно, иметь одинаковый рост.
                      • Слуховые иллюзии , которые возникают, когда человек слышит звуки, которые на самом деле не производятся, или звуки, искажающие фактические тоны.Один хорошо известный пример — тон Шепарда, который, кажется, постоянно повышается или понижается по высоте, но на самом деле не делает ни того, ни другого.
                      • Тактильные иллюзии , которые заставляют мозг воспринимать сенсорные стимулы, которых на самом деле нет или которые не присутствуют в том способе, которым мозг их воспринимает. Синдром фантомной конечности, или переживание ощущения ампутированной конечности, является примером тактильной иллюзии.
                      • Иллюзии запаха и вкуса , которые не так распространены, как другие типы иллюзий.Однако некоторые люди могут воспринимать запахи иначе, чем другие, особенно когда им дают противоречивую информацию о стимулах, производящих запах. Подобные явления могут происходить и со вкусом.

                      Что вызывает иллюзии?

                      Иллюзии отличаются от галлюцинаций тем, что галлюцинации возникают без внешних раздражителей. Однако, как и галлюцинации, иллюзии не обязательно являются признаком психического заболевания, и каждый может их испытать. Они могут возникать по многим причинам, например из-за воздействия света на объект, недостаточной сенсорной информации об объекте или ошибок в обработке сенсорных деталей человеком.Преломление света может вызвать радугу и миражи, две иллюзии, зависящие от атмосферы.

                      Некоторые иллюзии, известные как псевдогаллюцинации, могут быть признаком психического расстройства. Человек может испытывать псевдогаллюцинацию в состоянии тревоги или страха или когда он или она проецирует свои чувства на внешние объекты или людей. Сообщалось, что люди, находящиеся в отделении интенсивной психиатрической терапии, видели в окружающих их людей, например, монстров или дьяволов. Иллюзии также могут быть характерны для определенных состояний психического здоровья, таких как шизофрения.

                      Синестезия

                      Синестезия — это особый тип иллюзорного явления, когда люди воспринимают определенные звуки как цвета. Например, музыкант может видеть зеленый цвет, когда он или она слышит определенное музыкальное произведение. Некоторые писатели также сообщают, что слышат музыкальные тона, когда видят определенное слово или изображение. В некоторых редких и крайних случаях люди с синестезией могут перестать различать зрение и слух.

                      Каталожные номера:

                      1. Американская психологическая ассоциация. APA Краткий психологический словарь . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 2009. Печать.
                      2. Колман, А. М. (2006). Оксфордский психологический словарь . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
                      3. Шизофрения. (2009, 1 января). Получено с http://www.world-schizophrenia.org/disorders/schizophrenia.html.
                      4. West, L. (5 февраля 2015 г.). Тактильные иллюзии. Получено с http://www.britannica.com/EBchecked/topic/283066/illusion/259113/Tactile-illusions.

                      Последнее обновление: 29.01.2016

                      Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

                      Подтвердите, что вы человек.

                      Не верьте своим глазам: как работают визуальные иллюзии

                      В рамках Недели когнитивных экспериментов Валерия Карпинская, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии Санкт-Петербургского государственного университета, прочитала лекцию об оптических иллюзиях, которые представляют собой образы или картинки, которые мы воспринимаем иначе, чем они действительно есть.Исследователь подробно рассказал о наиболее популярных визуальных иллюзиях, а также объяснил, почему эта область когнитивной психологии до сих пор остается в значительной степени игнорируемой.

                      Иллюзии или галлюцинации?

                      Представьте, что поздно ночью вы видите кошку, сидящую на дереве. Подойдя ближе, понимаешь, что это было не животное, а черный мешок. Это иллюзия или галлюцинация? Ключевое различие между ними — наличие стимула, который существует только в первом.Иллюзия — это просто неправильное представление о том, что на самом деле существует, тогда как галлюцинация — это ошибка восприятия, поэтому ее часто связывают с проблемами психического здоровья.

                      Проверка с помощью камеры

                      Одной из основных проблем при изучении природы и свойств зрительных иллюзий является отсутствие единого подхода к их описанию и классификации. Однако еще есть способ отличить их от иллюзий, вызванных физическими явлениями.Например, изображение разбитой ложки в стакане с водой или миражей в пустыне — это иллюзии, вызванные эффектом преломления света. Лучший способ проверить, вызвана ли иллюзия физическим явлением, — это сфотографировать его. Дело в том, что иллюзий визуального восприятия в реальном мире не существует, а создается человеческим мозгом. Следовательно, их не будет на картинке, а физические иллюзии — это часть реальности, которую может запечатлеть любой смартфон.

                      Длина, цвет и движение: самые популярные визуальные иллюзии

                      Несмотря на то, что не существует общепризнанной классификации визуальных иллюзий, ученые делят существующие trompe l’oeils на разные группы в зависимости от воспринимаемого объекта: наличие иллюзии движения, искажение, контраст, размер и т. Д.

                      Одна из самых известных оптико-геометрических иллюзий — иллюзия Мюллера-Лайера .

                      Иллюзия Мюллера-Лайера

                      Она заключается в том, что наблюдатели склонны воспринимать левый отрезок длиннее правого, хотя на самом деле они одинаковые по длине.

                      Другой пример, который также указывает на ошибки в нашем восприятии размера, — это иллюзия Ponzo .

                      Иллюзия Понзо

                      Изображенные на фоне двух сходящихся линий два идентичных параллельных сегмента кажутся разными, потому что мозг интерпретирует сходящиеся линии как образующие перспективу. Мы думаем, что верхний сегмент расположен дальше и поэтому должен быть больше. Помимо сходящихся линий, важную роль в создании такого впечатления играет уменьшение расстояния между промежуточными горизонтальными отрезками.

                      Цветовые иллюзии визуального восприятия возникают в результате сложного взаимодействия контрастов: мозг использует свой прошлый опыт, чтобы идентифицировать разные цвета, и не может достаточно высвободиться, чтобы заметить, что цвета, которые он пытается определить, могут отличаться от обычных. Ярким примером является иллюзия тени Эдварда Адельсона .

                      Иллюзия тени в клетку Эдварда Адельсона

                      Эта оптическая иллюзия заставляет нас поверить в то, что даже в тени отображаемые белые клетки светлее, чем темные на свету.Удивительная реальность заключается в том, что фрагменты A и B одного цвета. Этот случай также подпадает под законы яркостного контраста: цвет кажется светлее на темном фоне и темнее на более светлом.

                      В качестве примера иллюзий движения Валерия Карпинская продемонстрировала иллюзию вращающихся змей японским психиатром Акиёси Китаока .

                      Профессор Акиёси Китаока из Университета Рицумейкан в Киото, Япония, известен созданием своей коллекции движущихся оптических иллюзий.Сам психиатр утверждал, что такие изображения можно использовать для определения психического состояния пациента. Если вы не видите движения на картинке, это означает, что ваше психическое здоровье в порядке. Если вы видите медленное вращение, вероятно, вам нужен отдых. Вам нужно беспокоиться, если змея движется очень быстро. Это может означать, что у вас заканчиваются ресурсы и вам нужно подзарядить батареи.

                      Ученым известны десятки примеров иллюзий зрительного восприятия, но все они могут быть объяснены различными особенностями нашего зрения и познания: механизмами сетчатки, эффектами постсокращения и когнитивными процессами, происходящими на уровне корковых структур.Это усиливает сложность создания единой системы и классификации, которая бы отражала всю особенность иллюзий восприятия.

                      Иллюзии сознания

                      Иллюзии сознания относятся к процессам, когда мы по какой-то причине упускаем некоторую информацию, не замечая ее.

                      Примером в этой категории является слепота по невнимательности . Наиболее известным исследованием, демонстрирующим этот феномен, является Тест невидимой гориллы, созданный американскими психологами Дэниелом Саймонсом и Кристофером Шабри.Ученые попросили участников исследования посмотреть короткое видео, на котором две группы людей передают баскетбольный мяч. В середине ролика человек в полном костюме гориллы проходил через сцену и исчезал. Эксперименты показали, что люди не замечают гориллу. Это явление можно объяснить тем, что если мы не ожидаем появления определенного объекта и тем более заняты выполнением задания на внимание, мы не заметим никаких изменений. Подобно этой ситуации, когда вы читаете абзац, расположенный в середине статьи со словами, в которых буквы расположены беспорядочно: по всей вероятности, вы этого не заметите и продолжите читать статью, как будто ничего не было получилось.

                      Другой пример — слепота к изменениям . Это перцептивный феномен, который возникает, когда вводится изменение зрительного стимула, а наблюдатель его не замечает. Например, люди часто не замечают существенных различий в изображении, когда оно мигает снова и снова.

                      Слепота к повторению — еще один пример иллюзий сознания. Люди иногда плохо распознают, когда что-то случается дважды, если это повторение происходит за короткий промежуток времени, а второй объект находится рядом с первым.

                      Это далеко не полный список всех возможных иллюзий сознания и визуального восприятия, их гораздо больше. Однако этих примеров достаточно, чтобы проиллюстрировать, насколько сложны процессы человеческого восприятия и сколько задач еще предстоит решить в области когнитивной психологии.

                      От речевых иллюзий к возникновению психотического расстройства: применение сетевого анализа к экспериментальному измерению аберрантных переживаний | Бюллетень по шизофрении открыт

                      Аннотация

                      Аберрантные переживания восприятия — потенциальный ранний маркер развития психоза.Более ранние исследования показали, что экспериментально оцененные речевые иллюзии связаны с положительными симптомами у пациентов с психотическими расстройствами, но результаты об ослаблении симптомов у людей без психотических расстройств были противоречивыми. Также неясна роль аффекта. Целью этого исследования было использование сетевого подхода для изучения того, как речевые иллюзии соотносятся с отдельными симптомами и началом психотического расстройства. Мы оценили сетевую модель на основе данных от 289 пациентов с высоким клиническим риском (CHR), участвующих в проекте EU-GEI.Сетевая структура отображает статистические ассоциации между (аффективными и всеми) речевыми иллюзиями, поперечными индивидуальными ослабленными позитивными и аффективными симптомами и переходом к психотическому расстройству после обусловливания всех других переменных в сети. Речевые иллюзии оценивались с помощью задачи «Белый шум», симптомы — с помощью BPRS, а переход в течение 24 месяцев — с помощью CAARMS. Было обнаружено, что не все аффективные речевые иллюзии напрямую, хотя и слабо, связаны с галлюцинаторными переживаниями.Галлюцинаторные переживания, в свою очередь, были связаны с бредовыми идеями. Причудливое поведение было единственным признаком в сети, постоянно предсказывающим переход. Аффективные симптомы были сильно взаимосвязаны, при этом депрессия показывала самую высокую общую силу связи и предсказуемость других симптомов. И речевые иллюзии, и переход показали низкую общую предсказуемость симптомов. Наши результаты показывают, что экспериментально оцененные речевые иллюзии не являются простым следствием психотических симптомов или расстройства, но что их единственная оценка, вероятно, бесполезна для оценки риска перехода.

                      Введение

                      Одна из старейших теорий формирования иллюзий утверждает, что заблуждения часто возникают вторично, в попытке объяснить необычные переживания, которые могут состоять из внешнего события, такого как социальная встреча, или внутреннего опыта, такого как сенсорное восприятие. . 1–3 Согласно теории аберрантной значимости, 4 эти переживания наполнены усиленным чувством значимости — т. Е. Воспринимаются как необычный — из-за дисрегулируемого гипердофаминергического состояния.Капур 4 концептуализирует галлюцинации как прямое переживание аберрантной значимости внутренних представлений и заблуждений как когнитивную попытку осмыслить свои переживания. Результаты крупных эпидемиологических исследований в неклинических выборках подтверждают мнение о том, что галлюцинаторные переживания (подпороговые галлюцинации) часто предшествуют бредовым идеям (подпороговым бредам) и что их совместное возникновение увеличивает риск перехода в психотическое расстройство, 5–7 возможно особенно в контексте аффективной дисрегуляции, 8,9 , хотя результаты для последнего неоднозначны. 10–12 В ходе интервью с пациентами с психотическими расстройствами около 80% участников сообщили о начале нынешнего бреда, основанного на аберрантных переживаниях восприятия, включая галлюцинаторные переживания. 13

                      Аберрантные переживания восприятия могут существовать во всех сенсорных модальностях и в контексте внешнего стимула (называемого иллюзией) или без внешнего стимула (галлюцинаторный опыт, псевдогаллюцинация или галлюцинация). Потенциальный когнитивный механизм аберрантных перцептивных переживаний заключается в том, что они вызваны непропорциональным влиянием сенсорных ожиданий, т. Е. «Нисходящей обработкой», на сенсорный ввод, т. Е. Обработкой «снизу вверх». 14,15 Эмпирические данные для этого механизма противоречивы. 16,17 Существует некоторое эмпирическое подтверждение того, что экспериментально оцененные слуховые иллюзии речи (далее именуемые речевыми иллюзиями) являются маркером склонности к психозу: Hoffman et al. 18 обнаружили, что степень речевых иллюзий, здесь операционализированная как количество слов, ошибочно воспринимаемых во внешнем стимуле бессвязного многоговорящего «лепета», предсказывает переход к психотическому расстройству у лиц с высоким риском психоза.Насколько нам известно, исследований, направленных на повторение этого открытия, не проводилось.

                      Galdos et al, 19 , однако, расширили вышеупомянутые исследования и теории при разработке задачи White Noise Task : экспериментальной задачи для оценки речевых иллюзий, которая усиливает потенциальное влияние нисходящей обработки путем прайминга субъектов, которые можно ожидать речи при представлении речи разного уровня громкости на фоне белого шума. Чтобы изучить эмоционально значимое значение, в задачу входит оценка воспринимаемого эмоционального содержания.На сегодняшний день два исследования показали, что речевые иллюзии, оцениваемые с помощью задачи «Белый шум», связаны с положительными (а не отрицательными) симптомами у пациентов с психотическими расстройствами. 19,20 Пациенты имели более высокий уровень речевых иллюзий по сравнению с их братьями и сестрами и здоровыми людьми из контрольной группы, особенно речевых иллюзий с аффективным содержанием (далее именуемых аффективными речевыми иллюзиями). 19,21 Galdos et al 19 также обнаружили связь между речевыми иллюзиями и ослабленными положительными (а не отрицательными) симптомами в неклинической выборке.Однако другие исследования в неклинических выборках не обнаружили связи между ослабленными положительными симптомами и речевыми иллюзиями, 20–22 отрицательной ассоциацией, 23 или только ассоциаций между речевыми иллюзиями и некоторыми симптомами: галлюцинаторные переживания и общие отрицательные аффект, а не бредовые представления. 24 В недавнем исследовании данные Catalan et al. 20 были объединены с большим количеством участников и повторно проанализированы. Авторы обнаружили связь между речевыми иллюзиями и ослаблением позитивных симптомов у здоровых людей, но это не было статистически значимым после поправки на возраст, пол и когнитивные способности. 25

                      Несогласованные результаты в отношении клинических и неклинических образцов и для ослабленных положительных симптомов указывают на то, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, являются ли речевые иллюзии задачи «Белый шум» признаком предрасположенности к психозу, а не, например от последствий психотического заболевания. Для этой цели желательно использовать план, аналогичный Hoffman et al., , 18, , и включить начало психотического расстройства в качестве основного результата, представляющего интерес.Поскольку подавляющее большинство психотических переживаний у населения в целом являются преходящими, 26 полезно изучать переходные процессы у людей с высоким риском психоза. Для этой цели были разработаны конструкции ультра- / клинического высокого риска (UHR / CHR) и психического состояния группы риска (ARMS). 27

                      Кроме того, помимо Rimvall et al, 24 , которые исследовали галлюцинаторные переживания и бредовые представления по отдельности, все предыдущие исследования использовали комплексные меры симптомов.Согласно сетевой теории психопатологии, расстройства могут возникать в результате взаимодействия отдельных симптомов, которые могут быть закодированы в сетевой структуре. 28,29 В рамках сети симптомы больше не рассматриваются как простые индикаторы латентного расстройства, а взаимодействие между симптомами становится центральным интересом. Кроме того, чтобы обеспечить визуальное представление этих взаимодействий, сетевые модели полагаются на передовые статистические методы, такие как процедуры выбора модели (используемые для поиска наиболее подходящей модели, лежащей в основе данных 30–32 ) и процедуры регуляризации (используемые для оценка интерпретируемых и разреженных моделей 31,33 ).Эти процедуры позволяют одновременно выделять множество взаимодействий, контролируя ложные ассоциации, которые могут возникнуть в результате ошибки выборки. Дополнительные сведения о сетевой структуре в контексте психотической симптоматологии см. В исх. 34 Сетевой подход, таким образом, может дать новое понимание того, как речевые иллюзии соотносятся с отдельными симптомами, и пролить свет на сложное взаимодействие между отдельными симптомами, предшествующими возникновению психотического расстройства.

                      Следовательно, текущее исследование было направлено на использование сетевого подхода для изучения того, как экспериментально оцененные (аффективные и все) речевые иллюзии соотносятся с отдельными ослабленными положительными и аффективными симптомами, их взаимосвязью и началом психотического расстройства в выборке CHR.Гипотеза о том, что речевые иллюзии указывают на предрасположенность к психозам, заставила нас ожидать прямой и сильной связи между речевыми иллюзиями и галлюцинаторными переживаниями. Мы ожидали, что бредовые представления будут промежуточным звеном между галлюцинаторными переживаниями и переходом в психотическое расстройство. Отношения с другими ослабленными позитивными и аффективными симптомами были исследованы в исследовательской манере.

                      Методы

                      Участники и процедура

                      Данные относятся к выборке CHR, участвующей в «исследовании GxE Prodrome» Европейской сети национальных сетей, изучающих взаимодействия генов и окружающей среды при шизофрении (проект EU-GEI) 35 (www.eu-gei.eu). Проект EU-GEI был направлен на выявление интерактивных генетических, клинических и экологических детерминант, влияющих на развитие, тяжесть и исход шизофрении. Партнерами EU-GEI Prodrome являются Великобритания, Нидерланды, Дания, Австрия, Швейцария, Германия, Франция и Испания, а также партнерские отношения за пределами Европы с Австралией и Бразилией. Все участвующие сайты получили одобрение соответствующих комитетов по медицинской этике. Проект EU-GEI был осуществлен в соответствии с Хельсинкской декларацией этического поведения в исследованиях.

                      Инструменты

                      Клиническая симптоматология
                      Состояние

                      CHR и переход в психотическое расстройство оценивались с помощью Комплексной оценки психического состояния группы риска (CAARMS). 36 CAARMS — действенный и надежный инструмент для оценки возможных психотических продромов и их течения. 36 Статус CHR определяется как наличие ослабленных позитивных симптомов или кратких, самоограничивающихся психотических симптомов (BLIPS), генетическая уязвимость к психозу и стойкое низкое или недавно сниженное функционирование. 37 Переход к клиническому психозу проспективно оценивался как отсутствующий / присутствующий в течение 24 месяцев наблюдения. Переход был определен как положительные симптомы порогового уровня (галлюцинации, бред или нарушение мышления), возникающие несколько раз в неделю в течение как минимум 1 недели. 38 Уровни оценки симптомов CAARMS основаны на уровне серьезности (который может включать в себя уровень убежденности, дистресса и влияния на поведение), частоты, продолжительности и давности.

                      Исходные положительные и аффективные симптомы оценивались с помощью расширенной версии Краткой психиатрической рейтинговой шкалы (BPRS), 39,40 , широко используемого интервью для оценки тяжести психотических симптомов.Положительные и аффективные симптомы были выбраны для текущего анализа на основе 5-факторного решения, представленного в метаанализе, проведенном Дацци и его коллегами. 41 Позитивные симптомы в этой структуре: грандиозность , подозрительность , галлюцинации , необычное содержание мыслей, и странное поведение . Аффективные симптомы — это соматическая озабоченность , тревога , депрессия , суицидальность , и вина .Пункты BPRS были оценены по шкале от 1 (отсутствует) до 7 (крайне серьезная) подготовленными оценщиками.

                      Речевые иллюзии

                      Задача «Белый шум» 19 — экспериментальная задача для иллюзии речи в белом шуме. Участникам, которые находятся за ноутбуком и в наушниках, в случайном порядке предъявляются 75 звуковых фрагментов, состоящих из 3 типов стимулов, состоящих из 25 звуковых фрагментов каждый: только белый шум, белый шум и четко слышимая нейтральная речь, белый шум и еле слышная нейтральная речь.Испытуемых просят выбрать один из 5 вариантов: (1) слышать положительный голос, (2) слышать отрицательный голос, (3) слышать нейтральный голос, (4) не слышать речь, (5) слышать речь, но не знать, слышит ли голос был положительным, отрицательным или нейтральным. Скорость слышимости голоса в состоянии «только белый шум» представляет собой интересующую переменную. Вслед за разработчиками задачи «Белый шум», Галдос и др., Были созданы 19 дихотомических переменных (присутствующих или отсутствующих) для речевых иллюзий со всем и с аффективным содержанием.Наличие «всех» речевых иллюзий, согласно Галдосу и др. 19 , указывает на положительный ответ на вариант 1, 2 или 3. Каталан и др. 20 использовали альтернативную операционализацию для «всех» речевых иллюзий, указав как минимум 2 положительные ответы на вариант 1, 2, 3 или 5. Наличие аффективных речевых иллюзий указывает на положительный ответ на вариант 1 или 2 в обоих методах (операционализация подтверждена личным общением с одним из авторов Catalan et al., , 20, , JvO) .

                      Статистический анализ

                      Все анализы были выполнены с использованием статистической программы R , версия 3.6.1. 42 Сетевая структура была построена с использованием пакета R mgm , версия 1.2.6. 43 и визуализируется с помощью пакета R qgraph, версии 1.6.4. 44 Используемый код R предоставляется в качестве дополнительного материала.

                      Мы построили 2 сетевые модели, состоящие из (1) всех речевых иллюзий (метод Галдоса 19 ) и (2) аффективных речевых иллюзий, исходных ослабленных позитивных и аффективных симптомов, как описано выше, и предполагаемого перехода к психотическому расстройству.Учитывая, что переменные в сети можно интерпретировать прогнозирующим образом, 45 можно увидеть, какая исходная переменная (и) может / может предсказать, какие субъекты переходят в клинический психоз на более поздней стадии (т.е. прогноз). Все элементы были представлены в виде узлов. Ребро между любыми двумя узлами указывает, что эти две переменные статистически зависят друг от друга после согласования со всеми другими переменными в сетевой структуре.Чем шире и насыщеннее край, тем сильнее ассоциация. Синие края представляют положительные ассоциации, красные края — отрицательные.

                      Чтобы учесть смешанный тип данных, используемых в этом исследовании (т. Е. Как непрерывные, так и двоичные), мы применили смешанную графическую модель 46 к нашим данным. Поскольку программное обеспечение mgm в настоящее время не может обрабатывать недостающие данные, мы использовали только случаи с полными данными. Кроме того, поскольку текущие данные не были одномерными с нормальным распределением, непаранормальное преобразование 47 для ослабления предположения о нормальности было применено к непрерывным переменным до построения сетей.Чтобы получить разреженную оценку, мы использовали алгоритм, который включает L1-штраф; мы выбрали параметр регуляризации лямбда с помощью перекрестной проверки (CV). Поскольку CV полагается на случайное начальное число и может быть менее консервативным, чем другие методы оценки для регуляризованных сетей, мы выбрали более консервативный подход к оценке. В частности, мы оценили структуру сети 1000 раз, используя разные начальные числа для параметра лямбда, и сохранили только те ребра, которые были ненулевыми в 95% случаев.Учитывая, что мы стремились исследовать связи между доменами, этот подход к оценке, вероятно, гарантирует, что количество ложных срабатываний будет уменьшено, что приведет к более надежным результатам.

                      Хотя используемая методология не позволяет исследовать стабильность сети с использованием традиционных методов, 48 сам по себе метод можно рассматривать как основанный на начальной загрузке. Тем не менее, чтобы еще больше убедиться в этом, мы провели дополнительный анализ стабильности с использованием непараметрических методов начальной загрузки, как описано Epskamp и его коллегами, 48 , но разработан для метода, описанного выше.Подробная информация об этом анализе представлена ​​в дополнительном приложении S1. Кроме того, мы использовали еще несколько проверок устойчивости, включая построение (1) расширенной сетевой структуры, включающей, помимо вышеперечисленных симптомов, также когнитивные симптомы, (2) график сети, отображающий изменчивость границ при оценке 1000 сетевых структур с использованием различные начальные значения параметра лямбда и (3) сетевая структура , все речевые иллюзии , положительные и аффективные симптомы и переход к клиническому психозу, согласно операционализации Каталонии и его коллег. 20 Подробная информация об этих дополнительных проверках содержится в дополнительном материале.

                      Схема, используемая при вычислении сети, была схемой Фрухтермана и Рейнгольда, 49 , в которой узлы с более прочными связями размещаются в центре. Предполагаемая сеть была дополнительно проанализирована путем изучения меры центральности , для каждого узла. Сила узла — это мера количества и силы соединений в сетевой структуре 50 и обычно определяется как наиболее надежная мера центральности. 48 Наконец, чтобы исследовать, насколько сильно можно влиять на один узел, вмешиваясь во всех его соседей, мы вычислили показателей предсказуемости . Предсказуемость можно определить как общую дисперсию каждого узла со всеми его соседями, 51 , и она представлена ​​внешним кругом в каждом узле: по мере увеличения предсказуемости круг заполняется цветом.

                      Результаты

                      Общая выборка состояла из N = 345 человек, соответствующих критериям CHR, из которых N = 289 (83.9%) имели полные данные по всем переменным и были включены в сетевой анализ. В таблице 1 показаны социально-демографические данные, а в таблице 2 — клинические характеристики общей и сетевой выборок. Было обнаружено, что отсутствующие данные неравномерно распределены по возрасту участников, уровню образования и местоположению объекта. Не было обнаружено различий по полу, частоте речевых иллюзий, уровню симптомов и скорости перехода к клиническому психотическому расстройству. Триста восемь человек имели данные как о речевых иллюзиях, так и о переходе в психотическое расстройство.Лица со всеми речевыми иллюзиями, согласно Галдосу и др. 19 ( N = 64, 22,1%), переходили в 25,0% ( N = 16) случаев, а люди без речевых иллюзий ( N = 225 ) в 16,0% ( N = 36) случаев. Лица с аффективными речевыми иллюзиями ( N = 35, 12,1%) перешли в 25,7% ( N = 9) случаев, а люди без ( N = 254) в 16,9% ( N = 43) случаи.Лица со всеми речевыми иллюзиями, согласно Catalan et al. 20 ( N = 137, 47,1%), перешли в 18,2% ( N = 25) случаев, а лица без ( N = 152) в 17,8 % ( N = 27) случаев. Апостериорные тесты хи-квадрат не показали статистически значимой связи между возникновением речевых иллюзий и переходом для всех трех операций (соответственно, P = 0,098, P = .205, P =.915).

                      Таблица 1.

                      Социально-демографические характеристики субъектов высокого клинического риска (CHR)

                      . Общий образец N = 303–345 . Сетевой образец N = 289 .
                      Пол
                      %, N мужчин 53,6% ( N = 185) 52.9% ( N = 153)
                      Возраст
                      M лет, SD 22,4 (4,9) 22,6 (4,9)
                      Площадка
                      Амстердам, Нидерланды 4,3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
                      Барселона, Испания 6,7% ( N = 23) 8 .0% ( N = 23)
                      Базель, Швейцария 7,0% ( N = 24) 7,3% ( N = 21)
                      Кельн, Германия 4,3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
                      Копенгаген, Дания 5,5% ( N = 19) 6,6% ( N = 19)
                      Лондон, Великобритания 28,4% ( N = 98) 27.7% ( N = 80)
                      Мельбурн, Австралия 10,4% ( N = 36) 4,8% ( N = 14)
                      Париж, Франция 5,8% ( N = 20) 6,9% ( N = 20)
                      Сан-Паулу, Бразилия 5,8% ( N = 20) 4,8% ( N = 14)
                      Гаага, Нидерланды 18,3% ( N = 63) 21.5% ( N = 62)
                      Вена, Австрия 3,5% ( N = 12) 2,8% ( N = 8)
                      Высший уровень образования N = 303 N = 262
                      Обязательное образование, без квалификации 9,2% ( N = 28) 6,5% ( N = 17)
                      Обязательное образование с квалификацией 32.7% ( N = 99) 34,0% ( N = 89)
                      Высшее, необязательное образование первого уровня 29,7% ( N = 90) 29,4% ( N = 77)
                      Полное профессиональное образование 14,2% ( N = 43) 14,9% ( N = 39)
                      Высшее образование, бакалавриат 11,9% ( N = 36) 12,6% ( N = 33)
                      Высшее образование, послевузовское 2.3% ( N = 7) 2,7% ( N = 7)
                      . Общий образец N = 303–345 . Сетевой образец N = 289 .
                      Пол
                      %, N мужчин 53,6% ( N = 185) 52,9% ( N = 153)
                      Возраст
                      M лет, SD 22.4 (4,9) 22,6 (4,9)
                      Площадка
                      Амстердам, Нидерланды 4,3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
                      Барселона, Испания 6,7% ( N = 23) 8,0% ( N = 23)
                      Базель, Швейцария 7,0% ( N = 24) 7,3% ( N = 21)
                      Кельн, Германия 4.3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
                      Копенгаген, Дания 5,5% ( N = 19) 6,6% ( N = 19)
                      Лондон, Великобритания 28,4% ( N = 98) 27,7% ( N = 80)
                      Мельбурн, Австралия 10,4% ( N = 36) 4,8% ( N = 14)
                      Париж, Франция 5.8% ( N = 20) 6,9% ( N = 20)
                      Сан-Паулу, Бразилия 5,8% ( N = 20) 4,8% ( N = 14)
                      Гаага, Нидерланды 18,3% ( N = 63) 21,5% ( N = 62)
                      Вена, Австрия 3,5% ( N = 12) 2,8% ( N = 8)
                      Высший уровень образования N = 303 N = 262
                      Обязательное образование, без квалификации 9.2% ( N = 28) 6,5% ( N = 17)
                      Обязательное образование с квалификацией 32,7% ( N = 99) 34,0% ( N = 89 )
                      Высшее, необязательное образование первого уровня 29,7% ( N = 90) 29,4% ( N = 77)
                      Оконченное профессиональное образование 14,2% ( N = 43) 14.9% ( N = 39)
                      Высшее образование, бакалавриат 11,9% ( N = 36) 12,6% ( N = 33)
                      Высшее образование, аспирантура 2,3 % ( N = 7) 2,7% ( N = 7)
                      Таблица 1.

                      Социально-демографические характеристики субъектов высокого клинического риска (CHR)

                      . Общий образец N = 303–345 . Сетевой образец N = 289 .
                      Пол
                      %, N мужчин 53,6% ( N = 185) 52,9% ( N = 153)
                      Возраст
                      M лет, SD 22,4 (4,9) 22,6 (4,9)
                      Площадка
                      Амстердам, Нидерланды 4.3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
                      Барселона, Испания 6,7% ( N = 23) 8,0% ( N = 23)
                      Базель, Швейцария 7,0% ( N = 24) 7,3% ( N = 21)
                      Кельн, Германия 4,3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
                      Копенгаген, Дания 5.5% ( N = 19) 6,6% ( N = 19)
                      Лондон, Великобритания 28,4% ( N = 98) 27,7% ( N = 80)
                      Мельбурн, Австралия 10,4% ( N = 36) 4,8% ( N = 14)
                      Париж, Франция 5,8% ( N = 20) 6,9% ( N = 20)
                      Сан-Паулу, Бразилия 5.8% ( N = 20) 4,8% ( N = 14)
                      Гаага, Нидерланды 18,3% ( N = 63) 21,5% ( N = 62 )
                      Вена, Австрия 3,5% ( N = 12) 2,8% ( N = 8)
                      Высший уровень образования N = 303 N = 262
                      Обязательное образование, без квалификации 9.2% ( N = 28) 6,5% ( N = 17)
                      Обязательное образование с квалификацией 32,7% ( N = 99) 34,0% ( N = 89 )
                      Высшее, необязательное образование первого уровня 29,7% ( N = 90) 29,4% ( N = 77)
                      Оконченное профессиональное образование 14,2% ( N = 43) 14.9% ( N = 39)
                      Высшее образование, бакалавриат 11,9% ( N = 36) 12,6% ( N = 33)
                      Высшее образование, аспирантура 2,3 % ( N = 7) 2,7% ( N = 7)
                      . Общий образец N = 303–345 . Сетевой образец N = 289 .
                      Пол
                      %, N мужчин 53,6% ( N = 185) 52,9% ( N = 153)
                      Возраст
                      M лет, SD 22,4 (4,9) 22,6 (4,9)
                      Площадка
                      Амстердам, Нидерланды 4.3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
                      Барселона, Испания 6,7% ( N = 23) 8,0% ( N = 23)
                      Базель, Швейцария 7,0% ( N = 24) 7,3% ( N = 21)
                      Кельн, Германия 4,3% ( N = 15) 4,8% ( N = 14)
                      Копенгаген, Дания 5.5% ( N = 19) 6,6% ( N = 19)
                      Лондон, Великобритания 28,4% ( N = 98) 27,7% ( N = 80)
                      Мельбурн, Австралия 10,4% ( N = 36) 4,8% ( N = 14)
                      Париж, Франция 5,8% ( N = 20) 6,9% ( N = 20)
                      Сан-Паулу, Бразилия 5.8% ( N = 20) 4,8% ( N = 14)
                      Гаага, Нидерланды 18,3% ( N = 63) 21,5% ( N = 62 )
                      Вена, Австрия 3,5% ( N = 12) 2,8% ( N = 8)
                      Высший уровень образования N = 303 N = 262
                      Обязательное образование, без квалификации 9.2% ( N = 28) 6,5% ( N = 17)
                      Обязательное образование с квалификацией 32,7% ( N = 99) 34,0% ( N = 89 )
                      Высшее, необязательное образование первого уровня 29,7% ( N = 90) 29,4% ( N = 77)
                      Оконченное профессиональное образование 14,2% ( N = 43) 14.9% ( N = 39)
                      Высшее образование, бакалавриат 11,9% ( N = 36) 12,6% ( N = 33)
                      Высшее образование, аспирантура 2,3 % ( N = 7) 2,7% ( N = 7)
                      Таблица 2.

                      Клинические характеристики субъектов с высоким клиническим риском (CHR)

                      . Общий образец N = 303–345 . Образец сети N = 289 .
                      Белый шум Задание Иллюзии речи N = 308 N = 289
                      Вся речевая иллюзия (метод Галдоса)
                      %, N присутствует 21,4% ( N = 66) 22,1% ( N = 64)
                      Иллюзия аффективной речи
                      %, N присутствует 12.0% ( N = 37) 12,1% ( N = 35)
                      Вся речевая иллюзия (каталонский метод)
                      %, N присутствует 47,1% ( N = 145) 47,1% ( N = 137)
                      Симптомы BPRS a N = 323-325 N = 289
                      M , SD
                      Соматический концерн 2.00 (1,38) 1,98 (1,37)
                      Тревога 3,45 (1,53) 3,42 (1,53)
                      Депрессия 3,64 (1,46) 3,62 (1,43)
                      Суицидальность 2,20 (1,26) 2,18 (1,26)
                      Вина 2,01 (1,29) 2,06 (1,29)
                      Грандиозность 1,38 (0,92) 1,38 (0,90)
                      Подозрительность 2.53 (1,43) 2,48 (1,42)
                      Галлюцинации 2,32 (1,39) 2,29 (1,38)
                      Необычное содержание мыслей 2,62 (1,48) 2,62 (1,47)
                      Странное поведение 1,39 (0,87) 1,39 (0,88)
                      Самопренебрежение 1,34 (0,74) 1,36 (0,76)
                      Дезориентация 1,18 (0,59) 1.18 (0,61)
                      Концептуальная дезорганизация 1,29 (0,67) 1,28 (0,66)
                      Маньеризмы и позирование 1,05 (0,30) 1,06 (0,31)
                      Переход к клиническому психозу
                      %, N присутствует переход 18,8% ( N = 65) 18,0% ( N = 52)
                      . Общий образец N = 303–345 . Образец сети N = 289 .
                      Белый шум Задание Иллюзии речи N = 308 N = 289
                      Вся речевая иллюзия (метод Галдоса)
                      %, N присутствует 21,4% ( N = 66) 22.1% ( N = 64)
                      Иллюзия аффективной речи
                      %, N присутствует 12,0% ( N = 37) 12,1% ( N = 35)
                      Вся речевая иллюзия (каталонский метод)
                      %, N присутствует 47,1% ( N = 145) 47,1% ( N = 137)
                      Симптомы BPRS a N = 323-325 N = 289
                      M , SD
                      Соматическая проблема 2.00 (1,38) 1,98 (1,37)
                      Тревога 3,45 (1,53) 3,42 (1,53)
                      Депрессия 3,64 (1,46) 3,62 (1,43)
                      Суицидальность 2,20 (1,26) 2,18 (1,26)
                      Вина 2,01 (1,29) 2,06 (1,29)
                      Грандиозность 1,38 (0,92) 1,38 (0,90)
                      Подозрительность 2.53 (1,43) 2,48 (1,42)
                      Галлюцинации 2,32 (1,39) 2,29 (1,38)
                      Необычное содержание мыслей 2,62 (1,48) 2,62 (1,47)
                      Странное поведение 1,39 (0,87) 1,39 (0,88)
                      Самопренебрежение 1,34 (0,74) 1,36 (0,76)
                      Дезориентация 1,18 (0,59) 1.18 (0,61)
                      Концептуальная дезорганизация 1,29 (0,67) 1,28 (0,66)
                      Маньеризмы и позирование 1,05 (0,30) 1,06 (0,31)
                      Переход к клиническому психозу
                      %, N присутствует переход 18,8% ( N = 65) 18,0% ( N = 52)
                      Таблица 2.

                      Клинические характеристики субъектов высокого риска (CHR)

                      . Общий образец N = 303–345 . Образец сети N = 289 .
                      Белый шум Задание Иллюзии речи N = 308 N = 289
                      Вся речевая иллюзия (метод Галдоса)
                      %, N присутствует 21.4% ( N = 66) 22,1% ( N = 64)
                      Иллюзия аффективной речи
                      %, N присутствует 12,0% ( N = 37) 12,1% ( N = 35)
                      Вся речевая иллюзия (каталонский метод)
                      %, N присутствует 47,1% ( N = 145) 47.1% ( N = 137)
                      Симптомы BPRS a N = 323-325 N = 289
                      M , SD
                      Соматическое беспокойство 2,00 (1,38) 1,98 (1,37)
                      Тревога 3,45 (1,53) 3,42 (1,53)
                      Депрессия 3,64 (1,46) 3.62 (1,43)
                      Суицидальность 2,20 (1,26) 2,18 (1,26)
                      Вина 2,01 (1,29) 2,06 (1,29)
                      Грандиозность 1,38 (0,92) 1,38 (0,90)
                      Подозрительность 2,53 (1,43) 2,48 (1,42)
                      Галлюцинации 2,32 (1,39) 2,29 (1,38)
                      Необычное содержание мыслей 2.62 (1,48) 2,62 (1,47)
                      Странное поведение 1,39 (0,87) 1,39 (0,88)
                      Самоотверженность 1,34 (0,74) 1,36 (0,76)
                      Дезориентация 1,18 (0,59) 1,18 (0,61)
                      Концептуальная дезорганизация 1,29 (0,67) 1,28 (0,66)
                      Манеризмы и позирование 1.05 (0,30) 1,06 (0,31)
                      Переход к клиническому психозу
                      %, N наличие перехода 18,8% ( N = 65) 18,0% ( N = 52)
                      . Общий образец N = 303–345 . Образец сети N = 289 .
                      Белый шум Задание Иллюзии речи N = 308 N = 289
                      Вся речевая иллюзия (метод Галдоса)
                      %, N присутствует 21,4% ( N = 66) 22,1% ( N = 64)
                      Иллюзия аффективной речи
                      %, N присутствует 12.0% ( N = 37) 12,1% ( N = 35)
                      Вся речевая иллюзия (каталонский метод)
                      %, N присутствует 47,1% ( N = 145) 47,1% ( N = 137)
                      Симптомы BPRS a N = 323-325 N = 289
                      M , SD
                      Соматический концерн 2.00 (1,38) 1,98 (1,37)
                      Тревога 3,45 (1,53) 3,42 (1,53)
                      Депрессия 3,64 (1,46) 3,62 (1,43)
                      Суицидальность 2,20 (1,26) 2,18 (1,26)
                      Вина 2,01 (1,29) 2,06 (1,29)
                      Грандиозность 1,38 (0,92) 1,38 (0,90)
                      Подозрительность 2.53 (1,43) 2,48 (1,42)
                      Галлюцинации 2,32 (1,39) 2,29 (1,38)
                      Необычное содержание мыслей 2,62 (1,48) 2,62 (1,47)
                      Странное поведение 1,39 (0,87) 1,39 (0,88)
                      Самопренебрежение 1,34 (0,74) 1,36 (0,76)
                      Дезориентация 1,18 (0,59) 1.18 (0,61)
                      Концептуальная дезорганизация 1,29 (0,67) 1,28 (0,66)
                      Манеризмы и позирование 1,05 (0,30) 1,06 (0,31)
                      Переход к клиническому психозу
                      %, N присутствует переход 18,8% ( N = 65) 18,0% ( N = 52)

                      Сетевой анализ

                      На рисунке 1 показана сетевая структура всех ассоциаций между Panel A. аффективных речевых иллюзий, Панель Б. все речевые иллюзии, ослабление позитивных и аффективных симптомов и переход к клиническому психозу , а также ассоциации между самими симптомами при обусловлении всех других переменных в сетевой структуре. Аффективные речевые иллюзии оказались напрямую связаны с галлюцинациями , но не со всеми речевыми иллюзиями . Галлюцинации, а , в свою очередь, были положительно связаны с подозрительностью , , необычным содержанием мыслей , депрессией и суицидальностью и отрицательно с грандиозностью , и виной. Аффективные симптомы были сильно взаимосвязаны в обеих сетевых структурах, и общие связи были почти идентичными, за исключением связи с галлюцинациями. Предполагаемый переход в клинический психоз был связан с странным поведением.

                      Рис. 1.

                      (A) Сеть аффективных речевых иллюзий, позитивных и аффективных симптомов и перехода в психотическое расстройство. (B) Сеть всех речевых иллюзий (метод Галдоса), позитивных и аффективных симптомов и перехода в психотическое расстройство.Группы симптомов различаются по цвету, а максимальное значение устанавливается одинаковым в обеих сетях для целей сравнения.

                      Рис. 1.

                      (A) Сеть аффективных речевых иллюзий, позитивных и аффективных симптомов и перехода в психотическое расстройство. (B) Сеть всех речевых иллюзий (метод Галдоса), позитивных и аффективных симптомов и перехода в психотическое расстройство. Группы симптомов различаются по цвету, а максимальное значение устанавливается одинаковым в обеих сетях для целей сравнения.

                      При исследовании показателей центральности для обеих сетей (представленных на рисунке 2), пункты с наибольшим общим числом и силой связей с другими переменными были (в порядке убывания): депрессия , галлюцинации (второе место среди аффективных речевых иллюзий). сеть, третья по величине для сети всех речевых иллюзий), необычный мысленный контент (второй по величине для сети всех речевых иллюзий, третий по величине для сети аффективных речевых иллюзий) и суицидальность .Дополнительная таблица S1 включает исходные и стандартизованные значения центральности для обеих сетей. Учитывая, что близость и промежуточность, как правило, менее стабильны, показатели центральности 48 и текущее исследование ограничены по мощности, мы решили не интерпретировать показатели близости и промежуточности в данной статье. Тем не менее, дополнительное приложение S2, рисунок S1 и таблица S2 отображают близость и промежуточность обеих сетевых структур, наряду с необработанными и стандартизованными значениями центральности для заинтересованных читателей.

                      Рис. 2.

                      График центральности, отображающий центральность и как для аффективных речевых иллюзий, так и для всех сетей речевых иллюзий. Меры центральности показаны в виде стандартизированных z-баллов и упорядочены по силе. Необработанные и стандартизованные баллы центральности включены в дополнительную таблицу S1.

                      Рис. 2.

                      График центральности, отображающий центральность и как для аффективных речевых иллюзий, так и для всех сетей речевых иллюзий.Меры центральности показаны в виде стандартизированных z-баллов и упорядочены по силе. Необработанные и стандартизованные баллы центральности включены в дополнительную таблицу S1.

                      При исследовании показателей предсказуемости, речевых иллюзий, и , переходящих в клинический психоз, показали низкую предсказуемость: ни один из соседних узлов не объяснил высокую степень общей дисперсии. Пунктами с наивысшей предсказуемостью соседними узлами были (в порядке убывания) депрессия (48%), суицидальность (36%), тревога (32%), необычное содержание мыслей (31%) и галлюцинаций (26% для сети всех речевых иллюзий, 27% для сети аффективных речевых иллюзий).

                      Дополнительный онлайн-контент

                      В дополнительном приложении S1 мы представляем результаты анализа устойчивости. Это указывает на то, что при интерпретации текущих результатов необходимо проявлять некоторую осторожность, поскольку некоторые из интервалов начальной загрузки довольно широки. Граница между аффективными речевыми иллюзиями и галлюцинациями, которая представляет здесь центральный интерес, неуклонно идентифицируется, хотя интервал самонастройки широк и граница иногда меняет знак. Тем не менее, среднее значение начальной загрузки положительно и очень близко к значению, указанному в статье.Кроме того, следует отметить, что отношение между двоичной и непрерывной переменной имеет другой масштаб, чем отношение между самими непрерывными переменными, и поэтому открытие, что эти интервалы начальной загрузки могут быть шире, не удивительно.

                      Кроме того, в дополнительном приложении S3 мы представляем расширенную сетевую структуру, которая также включает 4 дополнительных когнитивных симптома, как описано в метаанализе Dazzi и его коллег. 41 В дополнительное приложение S4 мы включили 2 сети, отображающие изменчивость краев в рамках выбранной нами процедуры оценки сетевой структуры аффективных речевых иллюзий и расширенной сетевой структуры аффективных речевых иллюзий.Примечательно, что в рамках расширенной сетевой структуры связь между речевыми иллюзиями и галлюцинациями не превышала заранее установленный порог (т. Е. Ненулевое значение в 95% оцененных сетей), но, тем не менее, постоянно идентифицировалась как связь (т. Е. в 77,9% случаев). В целом, исходная и расширенная сети были хорошо согласованы; были обнаружены такие же края, хотя не все соответствовали порогу. Следует отметить, что дополнительная связь между аффективными речевыми иллюзиями и манерностью и позированием была выявлена ​​в расширенной сетевой структуре.Добавление большего количества узлов, по-видимому, приводит к увеличению отрицательных ассоциаций, снижению мощности и, вероятно, более нестабильной структуре из-за небольшого размера выборки по отношению к количеству узлов. Поэтому очевидные различия в расширенной сетевой структуре следует интерпретировать с осторожностью.

                      Наконец, в дополнительном приложении S5 мы представляем сетевую структуру всех речевых иллюзий и ослабленных позитивных и аффективных симптомов и перехода к клиническому психозу, согласно операционализации Catalan et al. 20 , и обсуждаем различия между сетью. структуры всех речевых иллюзий построены в соответствии с двумя различными операционализациями (т.е. операционализация Galdos 19 и каталонская 20 операционализация).Хотя результаты в целом хорошо согласуются с симптоматикой, при использовании операционализации каталонского языка и его коллег возникает отрицательная ассоциация между речевыми иллюзиями и грандиозностью , в то время как при использовании операционализации Галдоса нет связи между речевыми иллюзиями и другими симптомы не выявлены. Это указывает на то, что способ реализации речевых иллюзий имеет важное значение и может привести к разным результатам и разным структурам сети.

                      Все корреляционные матрицы и код R доступны в дополнительном материале.

                      Обсуждение

                      Настоящее исследование — первое, в котором используется сетевой подход для изучения того, как экспериментально оцененные речевые иллюзии соотносятся с отдельными ослабленными положительными симптомами и переходом в психотическое расстройство. Мы нашли поддержку нашей первой гипотезе, о связи между экспериментально оцененными речевыми иллюзиями и ослабленными положительными симптомами, характерными для галлюцинаторных переживаний, как и следовало ожидать и в соответствии с выводами Rimvall et al. 24 Однако ассоциация была обнаружена только для речевых иллюзий с аффективным содержанием, а не для всего содержания согласно методу Галдоса или каталонскому методу. 19,20 Скромная сила ассоциации, специфичность галлюцинаторных переживаний, когда используются в основном составные измерения симптомов, наряду с низкой частотой речевых иллюзий и ослабленными симптомами в некоторых неклинических выборках (обсуждаемых ниже) могут объяснить, почему отрицательные результаты в неклинических образцах не наблюдались. 20–23 Также может быть, что для некоторых людей слышание голоса в белом шуме не является признаком склонности к галлюцинациям, а указывает на более широкую черту, такую ​​как внушаемость или склонность к фантазиям. 52 Однако текущие комбинированные данные о низкой предсказуемости речевых иллюзий по симптомам и переходу к психозу предполагают, что речевые иллюзии не являются простым артефактом положительной или аффективной тяжести симптомов или наличия психотического расстройства.

                      Как и ожидалось, бредовые идеи (особенно необычное содержание мыслей и подозрительность) оказались промежуточным звеном между галлюцинаторными переживаниями и переходом.Это согласуется с давними клиническими наблюдениями 1, –3 и эмпирическими данными 5, –7 и, таким образом, отражает имитацию симптоматического взаимодействия между аберрациями восприятия и переходом к психотическому расстройству. Тем не менее, мы обнаружили, что общая предсказуемость перехода в течение 2-летнего наблюдения по исходной оценке речевых иллюзий и всех симптомов в совокупности была поразительно низкой. Апостериорный анализ показал, что ни одна из реализаций речевых иллюзий не была связана с переходом в течение 2-летнего периода наблюдения.Эти данные свидетельствуют о том, что однократная оценка речевых иллюзий может быть бесполезной как фактор риска психоза. Следует отметить, что, хотя участники текущего исследования были отобраны на основе критериев высокого риска, скорость перехода в нашей выборке (около 18%) оказалась ниже, чем в среднем, зарегистрированное для 2-летнего наблюдения за людьми, отвечающими требованиям CHR. статус в метааналитических данных (29%). 53 В своем метаанализе Fusar-Poli et al. 53 сообщили, что риск перехода варьировал в зависимости от возраста субъекта, предоставляемого лечения и применения синдрома высокого риска и переходных конструкций.Наши результаты показывают, что есть важные предикторы, не включенные в текущую сеть, которые, вероятно, включают факторы риска и защитные факторы, которые могут изменить симптоматическое течение, такие как воздействие окружающей среды и параметры лечения.

                      Галдос и др. 19 сообщили о приложении. 30% речевых иллюзий у пациентов с психотическими расстройствами, ок. 14% у братьев и сестер пациентов и 9% в контрольной группе здоровых людей. Приложение. 22% распространенности всех речевых иллюзий согласно методу Галдоса 19 в настоящей выборке лиц со статусом CHR, похоже, соответствует этим результатам.Показатели аффективных речевых иллюзий (распространенность около 12% в текущем исследовании) сильно различаются между исследованиями, начиная от примерно до. От 9% до 18% у пациентов с психотическими расстройствами 20,21 и прим. 0,4% –15% у здоровых людей и лиц из общей популяции. 20–22,24 Кроме того, показатели распространенности исследований, в которых утверждается, что используют каталонский метод 20 (примерно 47% в текущем исследовании), значительно различаются: прибл. 33% –47% у пациентов с психотическими расстройствами 20,21 и прим.9–42% у здоровых людей и лиц из общей популяции. 20–22,24,25 Частично вариации можно объяснить различиями в характеристиках выборки, таких как возраст и когнитивные способности. Schepers et al. –21– действительно предположили, что речевые иллюзии могут быть зависимым от черт маркером риска психоза, и нашли это подтверждение. В меньшей степени, часть вариации распространенности может быть объяснена операционализацией речевых иллюзий. Тщательное изучение практического применения речевых иллюзий выявило некоторые различия между исследованиями, 21,24 , причем не во всех исследованиях было предоставлено достаточно подробностей для сравнения.Поэтому исследования по оптимальной операционализации речевых иллюзий, включая дивергентную и конвергентную валидность с другими показателями, являются оправданными.

                      Учитывая, что есть некоторые признаки того, что когнитивные способности могут влиять на связь между речевыми иллюзиями и положительными симптомами, 21,25 в дополнительном материале мы представили расширенную сетевую структуру, также включающую когнитивные симптомы. Этот анализ предположил возможную дополнительную связь между речевыми иллюзиями, манерами поведения и позированием.Исследование свойств сети показало, что вариативность между исходной и расширенной сетевыми структурами, вероятно, связана с меньшей мощностью при включении большего количества переменных.

                      Дальнейшее исследовательское расследование показало, что странное поведение — это «симптом входа» в психотическое расстройство; это единственный индивидуальный симптом в нашей сетевой модели, стабильно предсказывающий, перейдет ли субъект в клинический психоз или нет. В текущем измерении исходных симптомов BPRS, 39,40 , этот элемент отражает поведение, на которое влияют галлюцинации или бред.Поведение с серьезными нарушениями также может быть индикатором пороговой серьезности заблуждений в CAARMS, текущем показателе перехода. Формальное определение психотического расстройства , однако, включает минимальную продолжительность устойчивых положительных симптомов в течение как минимум недели, что могло бы объяснить, как у человека могут быть высокие уровни симптомов без соответствия критериям перехода. (Обратите внимание, что это был бы переход к психотическому расстройству в соответствии с CAARMS, который снова отличается от критериев классификации психотических расстройств, определенных в DSM или ICD.Можно утверждать, что различие между подпороговым психозом и психотическим расстройством является произвольным, и что последнее нуждается в подтверждении биомаркерами или другими валидаторами, конечно, и результатом, особенно с учетом того, что эти конструкции не позволяют адекватно дифференцировать уровни функционирования или потребность в забота. 54 Могут быть рассмотрены и другие критерии оценки результатов. В текущем исследовании, например, обнаружено, что депрессия и суицидальность имеют относительно высокий уровень предсказуемости и силы связи с другими симптомами, включая галлюцинаторные переживания.

                      Исследовательское исследование аффективных симптомов показывает, что они сильно взаимосвязаны. Интересно, что речевые иллюзии с аффективным содержанием в настоящее время не связаны напрямую с аффективными симптомами, а только через ослабленные положительные симптомы. Текущие данные об аффективных симптомах не позволяют интерпретировать, какой тип аффекта представлен; оценки могут, например, отражать состояние настроения, сопутствующее аффективное расстройство или эмоциональную оценку психотических переживаний.Кроме того, Fusar-Poli et al., , 12, указывают на проблемные аспекты допущения четкого различия между конструкциями аффекта и психоза, т. Е. Как легко различимые сущности, которые могут взаимодействовать или причинно влиять друг на друга. Теоретические модели развития психоза, основанные на ранних наблюдениях, описывают сложное переплетение психотических переживаний и аффектов на ранних этапах развития симптомов. В классической сценической модели развития психоза Конрада 1958 года первая стадия, известная как «бредовое настроение» или «trema», описывает нарастание еще не определенного предчувствия, во время которого сначала определенные существенные аспекты, а затем и вся окружающая среда чувствовать себя заметно изменившимся и эмоционально заряженным.Конрад описывает, что на этой стадии пациенты могут испытывать широкий спектр сопутствующих аффектов, таких как возбуждение, страх, вину и депрессию, или любую их комбинацию. 55 Большое ретроспективное исследование сценической модели Конрада обнаружило поддержку этой первой стадии «бредового настроения» (хотя и ограниченную поддержку последних стадий). 56

                      Следует учитывать несколько ограничений текущего исследования. Во-первых, проведенные здесь анализы в основном основывались на единственной перекрестной оценке.Подразумевается направление воздействия, но поперечные сети не обязательно отражают то, как симптомы или состояния вызывают друг друга с течением времени. 57 Во-вторых, выбранный нами метод оценки был разработан для сохранения высокой специфичности, и поэтому более слабые связи между переменными, возможно, не были обнаружены. Таким образом, к отсутствующим соединениям следует относиться с осторожностью. Дополнительное исследование, представленное в Интернете, позволило предположить возможные дополнительные отношения между речевыми иллюзиями и манерами поведения и позерством.В-третьих, анализ стабильности показывает, что при интерпретации результатов необходимо проявлять некоторую осторожность, и в будущих исследованиях требуется воспроизведение этих результатов на более крупных образцах. В-четвертых, смешанные графические модели не имеют хороших средств обработки недостающих данных. Таким образом, мы включили в наш анализ только полные случаи. В-пятых, в сетях возникли негативные ассоциации. Это могут быть реальные эффекты, но они также могут быть ложноположительными или из-за наличия коллайдеров в данных. 58 Кроме того, мы выявили различные ассоциации между всеми речевыми иллюзиями и симптоматикой при использовании различных операционализаций речевых иллюзий (т. Е. Каталонская операционализация по сравнению с операционализацией Галдоса 19,20 ), при этом метод Галдоса не выявил никаких ассоциаций между все речевые иллюзии и симптоматика и каталонский метод, определяющий отрицательную связь между всеми речевыми иллюзиями и грандиозностью .Это может быть результатом проблем с низким энергопотреблением и стабильностью, но также может быть признаком того, что способ реализации речевых иллюзий является существенным и может повлиять на результаты, включая структуру сети. В-шестых, не для всех случаев были получены полные 2-летние данные наблюдения. Это означает, что мы могли упустить некоторые случаи, когда действительно переходили в психотическое расстройство. Наконец, из-за размера и мощности выборки мы не смогли включить в анализ все симптомы. Также могут быть интересны другие переменные, такие как показатели когнитивного функционирования и рассуждений, и, конечно, потенциальные модификаторы, такие как переменные лечения.Однако это потребовало бы еще большего набора данных или большего количества точек оценки.

                      Выводы

                      Отрицательные результаты в неклинических выборках 20–24 могут привести к отказу от нового исследования экспериментальных речевых иллюзий как потенциального маркера предрасположенности к психозам. Результаты настоящего исследования показывают, что, хотя единичная оценка речевых иллюзий не может быть полезной в качестве фактора риска психоза, существует поддержка конкретной и умеренной связи с галлюцинаторными переживаниями.Текущие результаты также показывают имитацию симптоматического взаимодействия между аберрантным восприятием и переходом к психотическому расстройству. Хотя наши результаты требуют повторения в более крупных выборках, наши результаты свидетельствуют о том, что речевые иллюзии не являются всего лишь артефактом тяжести психотических симптомов или психотического расстройства. Поэтому мы считаем, что отказ от речевых иллюзий как маркера предрасположенности к психозу был бы преждевременным. Вместо этого мы выступаем за переход от изучения ассоциаций с комплексными показателями симптомов к взаимодействию отдельных симптомов.В будущих исследованиях может быть полезно изучить подробные траектории предполагаемого развития симптомов у лиц с риском психоза, с использованием нескольких, частых периодов оценки, конечно, с включением потенциальных модификаторов и разнообразными клиническими исходами.

                      Благодарности

                      Участники исследования высокого риска EU-GEI: Филип МакГуайр a , Люсия Р. Валмаджа b , Мэтью Дж. Кемптон a , Мария Калем a , Стефания Тоннин a , Джемма Модинос a , Lieuwe de Haan c, d , Mark van der Gaag e, f , Eva Velthorst c, g , Tamar C.Kraan c , Daniella S. van Dam c , Nadine Burger f , Barnaby Nelson h , Patrick McGorry h , G Paul Amminger h , Christos Pantelis i – k , Athena h , Joanne Goodall h , Anita Riecher-Rössler l , Stefan Borgwardt l , Erich Studerus l , Rodrigo Bressan m , Ary Gadelha mccielse , Элиза Гадельха mccielse , Элиза mccelse , Elisa m , Elson Asevedo m , Andre Zugman m , Neus Barrantes-Vidal o , Tecelli Domínguez-Martínez p , Paula Cristóbal-Narváez q , Thomas R.Kwapil r , Manel Monsonet q , Lídia Hinojosa q , Mathilde Kazes s , Claire Daban s , Julie Bourgin s , Olivier Gay s 9048-Lam , Camera Gay s -Lam , Marie-Odile Krebs s , Dorte Nordholm j , Lasse Randers j , Kristine Krakauer j , Louise Glenthøj j , Birte Glenthøj k , Меретехрэндентофт Step , Dominika Gebhard t , Julia Arnhold t , Joachim Klosterkötter t , Gabriele Sachs u , Iris Lasser u , Bernadette Winklbaur u , Philippe P.Руттен v и Джим ван Ос d, v, x .

                      Финансирование

                      Проект Европейской сети национальных сетей по изучению шизофрении, изучающих взаимодействия генов и окружающей среды (EU-GEI), был профинансирован грантовым соглашением HEALTH-F2-2010–241909 из Седьмой рамочной программы Европейского сообщества. Проект EU-GEI также был поддержан грантом на совместные исследования в области здравоохранения NHMRC и Европейского союза (0567215). А.И. был поддержан Нидерландской организацией научных исследований (NWO), грант № 406.16,516. Дополнительная поддержка была предоставлена ​​стипендиатом Совета медицинских исследований M.K. (грант MR / J008915 / 1). Е.В. был поддержан [2018] премией NARSAD для молодых исследователей от Фонда исследований мозга и поведения и Фонда Сивера. N.B-V. был поддержан Министерством культуры, инновациями и университетами (PSI2017-87512-C2-1-R) и Generalitat de Catalunya (2017SGR1612 и награда ICREA Academia Award). Б.Н. был поддержан старшим научным сотрудником NHMRC (1137687).

                      Место работы: a Отдел исследований психоза, Институт психиатрии, психологии и неврологии, Королевский колледж Лондона, Парк Де Креспиньи, Дания 458 Hill, Лондон, Соединенное Королевство SE5 8A; b Департамент психологии, Институт психиатрии, психологии и неврологии, Королевский колледж Лондона, Парк Де Креспиньи, Дания Хилл, 456 Лондон, Соединенное Королевство SE5 8AF; c Амстердам UMC, Академический психиатрический центр, отделение раннего психоза, Meibergdreef 5, 1105 AZ Амстердам, Нидерланды; d Аркин Амстердам, Нидерланды; e Университет VU, факультет поведенческих и двигательных наук, департамент клинической психологии и Амстердамский научно-исследовательский институт общественного здравоохранения, van der Boechorststraat 7, 1081 BT, Амстердам, Нидерланды; f Психиатрический институт Парнасии, Отдел исследований психоза, Zoutkeetsingel 40, 2512 HN, Гаага, Нидерланды; g Медицинская школа Икана на горе Синай, отделение психиатрии, 1425 Мэдисон-авеню, Нью-Йорк, Нью-Йорк 10029, США; h Ориген, Национальный центр передового опыта в области психического здоровья молодежи, Мельбурнский университет, Австралия; i Мельбурнский нейропсихиатрический центр, Департамент психиатрии, Мельбурнский университет и Мельбурнский университет здравоохранения, Карлтон-Саут, Виктория, Австралия; j Центр психического здоровья Копенгагена и Центр клинических вмешательств и исследований нейропсихиатрической шизофрении, CINS, Центр психического здоровья Glostrup, Службы психического здоровья в столичном регионе Копенгагена, Университет Копенгагена, Дания; k Центр нейропсихиатрических исследований шизофрении (CNSR), Центр психического здоровья Глоструп, Университет Копенгагена, Глоструп, Дания; l Университетская психиатрическая больница, Wilhelm Klein-Strasse 27, CH-4002 Basel, Switzerland; m LiNC — Лаборатория междисциплинарной клиники нейросети, Депто Псикиатрия, Эскола Паулиста медицины, Федеральный университет Сан-Паулу — UNIFESP, Бразилия; n Depto Psiquiatria, Escola Paulista de Medicina, Федеральный университет Сан-Паулу — UNIFESP, Бразилия; o Departament de Psicologia Clínica i de la Salut (Автономный университет Барселоны), Fundació Sanitària Sant Pere Claver, Испанская сеть исследований в области психического здоровья (CIBERSAM), Испания; p. CONACYT-Dirección de Investigaciones Epidemiológicas y Psicosociales, Национальный институт психиатрии Рамона де ла Фуэнте Муньис, Мексика; q Departament de Psicologia Clínica i de la Salut (Автономный университет Барселоны), Испания; r Департамент психологии Иллинойского университета в Урбана-Шампейн, США; s University Paris Descartes, Hôpital Sainte-Anne, C’JAAD, Service Hospitalo-Universitaire, Inserm U894, Institut de Psychiatrie (CNRS 3557) Париж, Франция; t Кафедра психиатрии и психотерапии, Медицинский факультет и университетская больница, Кельнский университет, Кельн, Германия; u Венский медицинский университет, факультет психиатрии и психотерапии, Австрия; v Отделение психиатрии и нейропсихологии, Школа психического здоровья и неврологии, Медицинский центр Маастрихтского университета, P.O. Box 616, 6200 MD 464 Маастрихт, Нидерланды; w Mondriaan Mental Health Trust, P.O. Box 4436 CX Heerlen, Нидерланды; x Отделение психиатрии, Центр мозга UMC Utrecht, Утрехт, Нидерланды.

                      Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов в отношении предмета данного исследования.

                      Список литературы

                      1.

                      Джеймс

                      W.

                      Принципы психологии

                      ,

                      Vol.2

                      .

                      Нью-Йорк, Нью-Йорк

                      :

                      Генри Холт и Ко

                      ;

                      1890

                      .2.

                      Рид

                      G.

                      Психология аномального опыта: когнитивный подход

                      .

                      Оксфорд, Великобритания

                      :

                      Хатчинсон и Ко, Лондон

                      ;

                      1972

                      .3.

                      Махер

                      BA

                      .

                      Аномальный опыт и бредовое мышление: логика объяснений

                      . В:

                      Oltmanns

                      TF

                      и

                      Maher

                      BA

                      , изд.

                      Бредовые убеждения

                      .

                      Джон Вили

                      ;

                      1988

                      :

                      15

                      33

                      .4.

                      Капур

                      S

                      .

                      Психоз как состояние аномальной значимости: структура, связывающая биологию, феноменологию и фармакологию в шизофрении

                      .

                      Am J Psychiatry

                      .

                      2003

                      ;

                      160

                      (

                      1

                      ):

                      13

                      23

                      . 5.

                      Krabbendam

                      L

                      ,

                      Myin-Germeys

                      I

                      ,

                      Hanssen

                      M

                      и др.

                      Галлюцинаторные переживания и начало психотического расстройства: доказательства того, что риск опосредован формированием бреда

                      .

                      Acta Psychiatr Scand

                      .

                      2004

                      ;

                      110

                      (

                      4

                      ):

                      264

                      272

                      .6.

                      Smeets

                      F

                      ,

                      Lataster

                      T

                      ,

                      van Winkel

                      R

                      ,

                      de Graaf

                      R

                      ,

                      Ten Have

                      M

                      ,

                      000 van Os

                      Проверка гипотезы о том, что психотическое заболевание начинается, когда подпороговые галлюцинации сочетаются с бредовыми идеями

                      .

                      Acta Psychiatr Scand

                      .

                      2013

                      ;

                      127

                      (

                      1

                      ):

                      34

                      47

                      . 7.

                      Smeets

                      F

                      ,

                      Lataster

                      T

                      ,

                      Dominguez

                      MD

                      и др.

                      Свидетельства того, что начало психоза у населения отражает ранние галлюцинаторные переживания, которые из-за экологических рисков и аффективной дисрегуляции осложняются иллюзиями

                      .

                      Шизофр Бык

                      .

                      2012

                      ;

                      38

                      (

                      3

                      ):

                      531

                      542

                      .8.

                      Hanssen

                      M

                      ,

                      Bak

                      M

                      ,

                      Bijl

                      R

                      ,

                      Vollebergh

                      W

                      ,

                      van Os

                      J

                      .

                      Частота и исход субклинических психотических переживаний среди населения в целом

                      .

                      Br J Clin Psychol

                      .

                      2005

                      ;

                      44

                      (

                      Pt 2

                      ):

                      181

                      191

                      .9.

                      Krabbendam

                      L

                      ,

                      Myin-Germeys

                      I

                      ,

                      Bak

                      M

                      ,

                      van Os

                      J

                      .

                      Объяснение переходов в гипотетическом континууме психоза

                      .

                      Aust N Z J Психиатрия

                      .

                      2005

                      ;

                      39

                      (

                      3

                      ):

                      180

                      186

                      .10.

                      Addington

                      J

                      ,

                      Piskulic

                      D

                      ,

                      Liu

                      L

                      и др.

                      Коморбидные диагнозы для молодежи с высоким клиническим риском психоза

                      .

                      Schizophr Res

                      .

                      2017

                      ;

                      190

                      :

                      90

                      95

                      .11.

                      Lim

                      J

                      ,

                      Rekhi

                      G

                      ,

                      Rapisarda

                      A

                      и др.

                      Воздействие сопутствующей психической патологии на лиц с очень высоким риском психоза — результаты лонгитюдного исследования молодежи из группы риска (LYRIKS)

                      .

                      Schizophr Res

                      .

                      2015

                      ;

                      164

                      (

                      1-3

                      ):

                      8

                      14

                      . 12.

                      Fusar-Poli

                      P

                      ,

                      Nelson

                      B

                      ,

                      Valmaggia

                      L

                      ,

                      Yung

                      AR

                      ,

                      McGuire

                      PK

                      .

                      Коморбидные депрессивные и тревожные расстройства у 509 человек с психическим состоянием повышенного риска: влияние на психопатологию и переход к психозу

                      .

                      Шизофр Бык

                      .

                      2014

                      ;

                      40

                      (

                      1

                      ):

                      120

                      131

                      .13.

                      Freeman

                      D

                      ,

                      Garety

                      PA

                      ,

                      Fowler

                      D

                      ,

                      Kuipers

                      E

                      ,

                      Bebbington

                      PE

                      ,

                      Dunn

                      .

                      Почему люди с заблуждениями не могут выбрать более реалистичные объяснения своему опыту? Эмпирическое исследование

                      .

                      J Консультируйтесь с Clin Psychol

                      .

                      2004

                      ;

                      72

                      (

                      4

                      ):

                      671

                      680

                      .14.

                      Aleman

                      A

                      ,

                      Böcker

                      KBE

                      ,

                      Hijman

                      R

                      ,

                      De Haan

                      EHF

                      ,

                      Kahn

                      RS

                      .

                      Когнитивные основы галлюцинаций при шизофрении: роль обработки информации сверху вниз

                      .

                      Schizophr Res

                      .

                      2003

                      ;

                      64

                      (

                      2–3

                      ):

                      175

                      185

                      .15.

                      Hugdahl

                      К

                      .

                      «Слышание голосов»: слуховые галлюцинации как отказ сверху-вниз контроля над процессами восприятия снизу вверх

                      .

                      Scand J Psychol

                      .

                      2009

                      ;

                      50

                      (

                      6

                      ):

                      553

                      560

                      . 16.

                      Daalman

                      K

                      ,

                      Verkooijen

                      S

                      ,

                      Derks

                      EM

                      ,

                      Aleman

                      A

                      ,

                      Sommer

                      IE

                      .

                      Влияние семантической нисходящей обработки на слуховые вербальные галлюцинации

                      .

                      Schizophr Res

                      .

                      2012

                      ;

                      139

                      (

                      1-3

                      ):

                      82

                      86

                      .17.

                      Vercammen

                      A

                      ,

                      Aleman

                      A

                      .

                      Семантические ожидания могут вызывать ложное восприятие у склонных к галлюцинациям людей

                      .

                      Шизофр Бык

                      .

                      2010

                      ;

                      36

                      (

                      1

                      ):

                      151

                      156

                      . 18.

                      Hoffman

                      RE

                      ,

                      Woods

                      SW

                      ,

                      Hawkins

                      KA

                      и др.

                      Извлечение ложных сообщений из шума и риска расстройств шизофренического спектра в продромальной популяции

                      .

                      Br J Психиатрия

                      .

                      2007

                      ;

                      191

                      :

                      355

                      356

                      .19.

                      Galdos

                      M

                      ,

                      Simons

                      C

                      ,

                      Fernandez-Rivas

                      A

                      , et al.

                      Аффективно заметное значение в случайном шуме: задача, чувствительная к психозу

                      .

                      Шизофр Бык

                      .

                      2011

                      ;

                      37

                      (

                      6

                      ):

                      1179

                      1186

                      .20.

                      Каталонский

                      A

                      ,

                      Simons

                      CJ

                      ,

                      Bustamante

                      S

                      , et al.

                      Новое свидетельство того, что приписывание эмоционально значимого сигнала случайному шуму связано с психозом

                      .

                      PLoS One

                      .

                      2014

                      ;

                      9

                      (

                      7

                      ):

                      e102520

                      . 21.

                      Schepers

                      E

                      ,

                      Lousberg

                      R

                      ,

                      Guloksuz

                      S

                      и др.

                      Речевые иллюзии с белым шумом: маркер риска психотического расстройства, зависящий от черты характера?

                      Передняя психиатрия

                      2019

                      ;

                      10

                      (

                      сентябрь

                      ):

                      1

                      10

                      .22.

                      Schepers

                      E

                      ,

                      van Os

                      J

                      ,

                      Lousberg

                      R

                      .

                      Речевые иллюзии белого шума в общей популяции: связь с выражением психоза и факторами риска психоза

                      .

                      PLoS One

                      .

                      2019

                      ;

                      14

                      (

                      2

                      ):

                      e0211914

                      . 23.

                      Pries

                      LK

                      ,

                      Guloksuz

                      S

                      ,

                      Menne-Lothmann

                      C

                      и др.

                      Речевая иллюзия белого шума и выражение психоза: экспериментальное исследование склонности к психозам

                      .

                      PLoS One

                      .

                      2017

                      ;

                      12

                      (

                      8

                      ):

                      e0183695

                      . 24.

                      Rimvall

                      MK

                      ,

                      Clemmensen

                      L

                      ,

                      Munkholm

                      A

                      и др.

                      Знакомство с заданием «Белый шум» в детстве: ассоциации между речевыми иллюзиями и уязвимостью к психозу

                      .

                      Психол Мед

                      .

                      2016

                      ;

                      46

                      (

                      13

                      ):

                      2731

                      2740

                      . 25.

                      Gonzalez de Artaza

                      M

                      ,

                      Catalan

                      A

                      ,

                      Angosto

                      V

                      , et al.

                      Может ли экспериментальная задача «белый шум» оценить уязвимость к психозу у здоровых взрослых людей из контрольной группы?

                      PLoS One

                      .

                      2018

                      ;

                      13

                      (

                      2

                      ):

                      e01

                      .26.

                      Каймаз

                      N

                      ,

                      Drukker

                      M

                      ,

                      Lieb

                      R

                      и др.

                      Предсказывают ли подпороговые психотические переживания клинические исходы в неотобранных популяционных выборках, не обращающихся за помощью? Систематический обзор и метаанализ, обогащенный новыми результатами

                      .

                      Психол Мед

                      .

                      2012

                      ;

                      42

                      (

                      11

                      ):

                      2239

                      2253

                      . 27.

                      Юнг

                      AR

                      ,

                      McGorry

                      PD

                      ,

                      McFarlane

                      CA

                      ,

                      Jackson

                      HJ

                      ,

                      Patton

                      GC

                      ,

                      Rakkar

                      Мониторинг и уход за молодыми людьми с начальным риском психоза

                      .

                      Шизофр Бык

                      .

                      1996

                      ;

                      22

                      (2):

                      283

                      303

                      . 28.

                      Борсбум

                      D

                      .

                      Сетевая теория психических расстройств

                      .

                      Мировая психиатрия

                      .

                      2017

                      ;

                      16

                      (

                      1

                      ):

                      5

                      13

                      . 29.

                      Borsboom

                      D

                      ,

                      Cramer

                      AO

                      .

                      Сетевой анализ: интегративный подход к структуре психопатологии

                      .

                      Анну Рев Clin Psychol

                      .

                      2013

                      ;

                      9

                      :

                      91

                      121

                      . 31.

                      Эпскамп

                      S

                      ,

                      Жареный

                      EI

                      .

                      Учебное пособие по регуляризованным сетям частичной корреляции

                      .

                      Психологические методы

                      .

                      2018

                      ;

                      23

                      (

                      4

                      ):

                      617

                      634

                      .32.

                      Williams

                      DR

                      ,

                      Rhemtulla

                      M

                      ,

                      Wysocki

                      AC

                      ,

                      Rast

                      P

                      .

                      О нерегулярной оценке психологических сетей

                      .

                      Multivariate Behav Res

                      .

                      2019

                      ;

                      54

                      (

                      5

                      ):

                      719

                      750

                      . 33.

                      van Borkulo

                      CD

                      ,

                      Borsboom

                      D

                      ,

                      Epskamp

                      S

                      и др.

                      Новый метод построения сетей из двоичных данных

                      .

                      Научный сотрудник

                      .

                      2014

                      ;

                      4

                      :

                      5918

                      .34.

                      Isvoranu

                      AM

                      ,

                      Boyette

                      LL

                      ,

                      Guloksuz

                      S

                      ,

                      Borsboom

                      D

                      .

                      Сетевые модели психоза

                      . В:

                      Размеры психоза: комплексное осмысление и лечение

                      . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2020. In Press.35.

                      Van Os

                      J

                      ,

                      Rutten

                      BP

                      ,

                      Myin-Germeys

                      I

                      и др.

                      Выявление взаимодействий генов с окружающей средой при шизофрении: современные проблемы для комплексных крупномасштабных исследований

                      .

                      Schizophr Bull.

                      2014

                      ;

                      40

                      (

                      4

                      ):

                      729

                      736

                      .36.

                      Yung

                      AR

                      ,

                      Yuen

                      HP

                      ,

                      McGorry

                      PD

                      и др.

                      Картирование начала психоза: комплексная оценка психических состояний группы риска

                      .

                      Aust N Z J Психиатрия

                      .

                      2005

                      ;

                      39

                      (

                      11-12

                      ):

                      964

                      971

                      .37.

                      Yung

                      AR

                      ,

                      Yuen

                      HP

                      ,

                      Phillips

                      LJ

                      ,

                      Francey

                      S

                      ,

                      McGorry

                      PD

                      .

                      Картирование начала психоза: комплексная оценка психических состояний риска (CAARMS)

                      .

                      Schizophr Res.

                      2003

                      ;

                      60

                      (

                      1

                      ):

                      30

                      31

                      .38.

                      Yung

                      AR

                      ,

                      Stanford

                      C

                      ,

                      Cosgrave

                      E

                      , et al.

                      Тестирование критериев сверхвысокого риска (продромальности) для прогнозирования психоза в клинической выборке молодых людей

                      .

                      Schizophr Res

                      .

                      2006

                      ;

                      84

                      (

                      1

                      ):

                      57

                      66

                      . 39.

                      Всего

                      JE

                      ,

                      Gorham

                      DR

                      .

                      Краткая психиатрическая рейтинговая шкала

                      .

                      Psychol Rep

                      .

                      2011

                      ;

                      10

                      (

                      3

                      ):

                      799

                      812

                      .40.

                      Ventura

                      J

                      ,

                      Nuechterlein

                      KH

                      ,

                      Subotnik

                      K

                      ,

                      Gilbert

                      E

                      .

                      Размеры симптомов недавно начавшейся шизофрении: расширенный BPRS

                      из 24 пунктов.

                      Schizophr Res

                      .

                      1995

                      ;

                      15

                      (

                      1

                      ):

                      22

                      .41.

                      Dazzi

                      F

                      ,

                      Shafer

                      A

                      ,

                      Lauriola

                      M

                      .

                      Мета-анализ структуры Краткой психиатрической рейтинговой шкалы — Расширенная (BPRS-E) и аргументы в пользу новой версии

                      .

                      J Psychiatr Res

                      .

                      2016

                      ;

                      81

                      :

                      140

                      151

                      .43.

                      Haslbeck

                      JMB

                      ,

                      Waldorp

                      LJ

                      .

                      Оценка структуры для смешанных графических моделей в данных большой размерности

                      .

                      Программное обеспечение J Stat

                      .

                      2015

                      ;

                      ВВ

                      (

                      II

                      ):

                      1

                      27

                      .http://arxiv.org/abs/1510.05677.44.

                      Epskamp

                      S

                      ,

                      Cramer

                      AOJ

                      ,

                      Waldorp

                      LJ

                      ,

                      Schmittmann

                      VD

                      ,

                      Borsboom

                      D

                      .

                      qgraph: сетевые визуализации отношений в психометрических данных

                      .

                      Программное обеспечение J Stat

                      .

                      2012

                      ;

                      48

                      (

                      4

                      ):

                      1

                      18

                      . 45.

                      Epskamp

                      S

                      ,

                      Waldorp

                      LJ

                      ,

                      Mõttus

                      R

                      ,

                      Borsboom

                      D

                      .

                      Гауссовская графическая модель в данных поперечных сечений и временных рядов

                      .

                      Multivariate Behav Res

                      .

                      2018

                      ;

                      53

                      (

                      4

                      ):

                      453

                      480

                      . 47.

                      Лю

                      H

                      ,

                      Лафферти

                      J

                      ,

                      Вассерман

                      L

                      .

                      Непаранормальное: полупараметрическая оценка многомерных неориентированных графов

                      .

                      J Mach Learn Res

                      .

                      2009

                      ;

                      10

                      :

                      2295

                      2328

                      .48.

                      Epskamp

                      S

                      ,

                      Borsboom

                      D

                      ,

                      Fried

                      EI

                      .

                      Оценка психологических сетей и их точность: учебное пособие

                      .

                      Методы определения поведения

                      .

                      2018

                      ;

                      50

                      (

                      1

                      ):

                      195

                      212

                      . 49.

                      Fruchterman

                      TMJ

                      ,

                      Reingold

                      EM

                      .

                      Построение графика принудительно-направленным размещением

                      .

                      Software Pract. Exper.

                      1991

                      :

                      21

                      ;

                      1129

                      1164

                      ,50.

                      Opsahl

                      T

                      ,

                      Agneessens

                      F

                      ,

                      Skvoretz

                      J

                      .

                      Центральность узла в взвешенных сетях: степень обобщения и кратчайшие пути

                      .

                      Соц сети

                      .

                      2010

                      ;

                      32

                      (

                      3

                      ):

                      245

                      251

                      . 51.

                      Haslbeck

                      JMB

                      ,

                      Fried

                      EI

                      .

                      Насколько предсказуемы симптомы в психопатологических сетях? Повторный анализ 18 опубликованных наборов данных

                      .

                      Психол Мед

                      .

                      2017

                      ;

                      47

                      (

                      16

                      ):

                      2767

                      2776

                      . 52.

                      Merckelbach

                      H

                      ,

                      van de Ven

                      V

                      .

                      Еще одно Белое Рождество: склонность к фантазиям и сообщения о «галлюцинаторных переживаниях» у студентов бакалавриата

                      .

                      J Behav Ther Exp Psychiatry

                      .

                      2001

                      ;

                      32

                      (

                      3

                      ):

                      137

                      144

                      . 53.

                      Fusar-Poli

                      P

                      ,

                      Bonoldi

                      I

                      ,

                      Yung

                      AR

                      и др.

                      Предсказание психоза: метаанализ переходных результатов у лиц с высоким клиническим риском.

                      Arch Gen Psychiatry

                      .

                      2012

                      ;

                      69

                      (

                      3

                      ):

                      220

                      229

                      . 54.

                      Юнг

                      AR

                      ,

                      Нельсон

                      B

                      ,

                      Thompson

                      A

                      ,

                      Wood

                      SJ

                      .

                      Порог психоза в исследовании сверхвысокого риска (продромальном): действительно ли это?

                      Schizophr Res

                      .

                      2010

                      ;

                      120

                      (

                      1–3

                      ):

                      1

                      6

                      .55.

                      Мишара

                      AL

                      .

                      Клаус Конрад (1905–1961): бредовое настроение, психоз и начинающаяся шизофрения

                      .

                      Шизофр Бык

                      .

                      2010

                      ;

                      36

                      (

                      1

                      ):

                      9

                      13

                      . 56.

                      Hambrecht

                      M

                      ,

                      Häfner

                      H

                      .

                      Trama, Apophänie, Apokalypse- Ist Conrads Phasenmodel empirischrogründbahr?

                      Fortschr Neurol Psychiatr

                      .

                      1993

                      ;

                      61

                      (

                      12

                      ):

                      418

                      423

                      . 57.

                      Bos

                      FM

                      ,

                      Snippe

                      E

                      ,

                      de Vos

                      S

                      и др.

                      Можем ли мы перейти от поперечной интерпретации сетей к динамической? Значение для сетевой перспективы в психиатрии

                      .

                      Psychother Psychosom

                      .

                      2017

                      ;

                      86

                      (

                      3

                      ):

                      175

                      177

                      . 58.

                      Pearl

                      J.

                      Причинно-следственная связь: модели, рассуждения и выводы

                      .

                      Кембридж, Массачусетс

                      :

                      Издательство Кембриджского университета

                      ;

                      2000

                      .

                      Заметки автора

                      © Автор (ы) 2020. Опубликовано Oxford University Press от имени Медицинской школы Университета Мэриленда, Центра психиатрических исследований Мэриленда.

                      Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/), которая разрешает некоммерческое повторное использование, распространение, и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинала.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *