Иллюзия в психологии: «Что такое «иллюзия восприятия» в психологии?» – Яндекс.Кью

Автор: | 14.11.1978

Содержание

Иллюзии мышления или как мы обманываем себя и других по жизни. Воздушные замки и как снять розовые очки? Психологические ловушки мышления, реальность и восприятие

– Ты суслика видишь?
– Нет!
– И я не вижу, а он есть!
(с) диалог из фильма «ДМБ»

Поговорим сегодня про иллюзии. Не те иллюзии, которые вы видите на представлениях фокусников, но те иллюзии, которые мы сами создаем и видим каждый день вокруг. В самом начале, хотелось бы оговориться, что тема эта настолько обширная и спорная, что нет ни малейшей возможности раскрыть данный вопрос в одной единственной статье.

Как только мы начинаем говорить про реальность и иллюзии, мы сразу же попадаем в ловушку нашей психики. Дело в том, что мы устроены таким образом, что субъективно воспринимаем окружающий мир через наши органы чувств.

Мы не воспринимаем мир таким, каков он есть, мы создаем свою собственную модель этого мира. Широко известен такой тезис: «карта – не есть территория».

Откуда мы берем свои знания о реальности вокруг?

С самого раннего детства, когда мы совершенно открыты и наивны, не обладаем способностью критически относится к происходящему, в нас начинают загружать “различные карты”. Сперва, это делают наши родители и близкие, затем, продолжают посторонние люди,  школа, СМИ, друзья, общество, институт. Потом мы выходим в реальную жизнь, и порой оказывается, что мир не такой, каким мы его себе представляли. Здесь мы сталкиваемся с крушением своих иллюзий. Но какой бы болезненный этот процесс не был, не стоит беспокоиться, очень быстро на этом месте мы создадим новую иллюзию.

Я еще раз хотел бы подчеркнуть, что люди не делятся на тех, кто живет в реальности и тех, то пребывает в иллюзиях. В той или иной степени, мы все живем в собственных иллюзиях.

С практической точки зрения, важнее насколько ваши иллюзии оказываются жизнеспособными и позволяют вам иметь хорошее качество жизни, быть счастливым, либо наоборот, делают нас несчастными заложниками собственных неврозов. Наше сознание – это самый великий иллюзионист, который с одной стороны, защищает нас от хаоса Вселенной, отбирая только ту информацию, которую считает нужной и безопасной, но с другой стороны, выполняет роль тюремщика, не позволяя выйти за рамки созданного мира.

Что контролирует и определяет наше поведение?

В каждую секунду времени на нас воздействует огромное количество информации, но только наше сознание искажает, обобщает, а что-то и вовсе пропускает, чтобы не дай Бог вы не заподозрили неладное. Самым частым и действенным механизмом, который контролирует наше поведение – является страх во всех его проявлениях.

Помните интернет-мем про платье, которое часть людей видели как белое-золотое, а часть людей были уверены в том, что оно сине-черное. Мне кажется, уже не осталось ни одного офиса, в котором бы не успели обсудить этот феномен. Вот вам наглядный пример того, как играет с нами наше сознание. А теперь на секунду задумайтесь, что мир в тысячи раз более сложный, чем эта ситуация с платьем.

  Один физик высказал такую мысль: «раньше мы считали, что физика объясняет законы Вселенной, а сейчас мы понимаем, что физика позволяет лишь объяснить то, что доступно нашему сознанию о законах Вселенной». Или вспомните отзывы, которые получил фильм «Интеррстеллар». В такой художественной форме многие познакомились с некоторыми теориями, о которых давно известно физикам.

Но давайте теперь перейдем от космических масштабов, к нашей повседневной жизни. Что нам эти черные дыры и гравитационные поля и искажение пространственно-временных континуумов? Здесь бы со своей жизнью разобраться!

Я могу похвастаться, что каждый день встречаюсь с другими реальностями и другими Вселенными. Как? Да очень просто – я встречаюсь с людьми. Когда человек мне рассказывает про свою жизнь, я не перестаю удивляться, насколько все по-другому у него там устроено. Каждый из нас является для другого окном в иной мир.

САМЫЕ БОЛЬШИЕ ИЛЛЮЗИИ ЧЕЛОВЕКА В ЖИЗНИ

Иллюзия бессмертности.

«Что за бред?» – скажите вы. Казалось бы, все люди понимают, что они смертны, но в то же время, в нас существует этот самый страх смерти. И главную роль, которую он выполняет – это попытка всяческими путями уберечь нас от опасностей, в конечном счете, обмануть смерть. Одна проблема, этот самый страх проявляется каждый день во всех сферах жизни. «Я не пойду туда, потому что это может быть опасно для моего здоровья. Я не стану это делать, потому что это опасно для моего благополучия. Я, в принципе, избегаю любых опасностей»

Однажды я наблюдал за своим 3-летним сыном, который пытался взобраться на кучу щебня. Там лежали довольно большие камни, мой сын без всякого страха пытался взобраться на самый верх. Я беспокоился за его жизнь и здоровье, и начал одергивать, говоря, «это опасно, не лезь туда, сейчас же прекрати, осторожно ты оступишься и упадешь!». И в эту минуту я задумался «а как он сможет взбираться на свои жизненные горы, если я его научу бояться?» Ведь как часто мы в жизни подходим к «своей горе» и отказываемся даже от попытки на нее взобраться, потому что боимся падения.

Вот так и работает наш страх смерти.

Иллюзия всемогущества.

Где-то в глубине души, нам кажется, что на самом деле мы все можем, что все от нас зависит, мы практически идеальны, осталось совсем чуть-чуть. Мы гоним от себя даже саму мысль, что мы всего лишь человек, и при этом весьма ограничены, нам слишком многое неподвластно, и мы никогда не станем идеальными.

Иллюзия личной ответственности.

Удивительно, но одновременно с иллюзией всемогущества, в нас существует и иллюзия нашей ответственности за свою жизнь. Ведь каждый человек, не моргнув и глазом, скажет, что, конечно же, он отвечает, и за свои мысли, и решения, и действия. И в большинстве случаев – это будет наглая ложь! Достаточно начать расспрашивать такого человека о его жизни, и он с удовольствием все начнет списывать на обстоятельства, случай, судьбу или наследственность. «Мне не повезло, виноваты родители, общество, государство, так случилось, я не знаю, почему так вышло, что-то нашло на меня» Вот маленький перечень из большого списка оправданий, который есть у каждого.

Даже в отношениях, всегда виноват кто-то другой, он был плохой, а собственного вклада никто не замечает. Не секрет, что сегодня многие люди лишь наблюдают, как мимо проходит жизнь. Спросите себя «как я прожил последнюю неделю, последний месяц?» Как много удастся вспомнить, и как много вы принимали АКТИВНОЕ участие в своей жизни? Хорошо, если ваш рассказ за неделю уложиться в час, у некоторых и того меньше.

Иллюзия свободы выбора.

Еще одна «милая ложь». Для того чтобы выбирать, мы должны иметь альтернативы, но ни в своих мыслях, ни в своих чувствах, большинство из нас не имеют такой роскоши. Люди даже свои чувства описывают как «меня охватило чувство», как будто это объект материального мира, который пришел, ударил по голове, связал и утащил в рабство. Человек испытывает чувство, а не наоборот, чувство испытывает человека. Очень многое в нашем поведении, в наших решениях подвержено эмоциональным мотивам.

Вы, наверняка, наблюдали, что в одной и той же ситуации, разные люди ведут себя по-разному, и могут испытывать довольно разные чувства.

А не задумывались почему? Большинство людей в конкретной ситуации просто рефлектируют (выдают одну-две эмоциональных реакций, которым они научились в своей жизни), практически не осознавая, что происходит в конкретную секунду их жизни. С этим феноменом сталкиваются все, кто когда-либо обращался за психологической помощью. Поэтому осознавание своих чувств и эмоций – это первое чему учатся клиенты на своей психотерапии, это то, что в конце концов, и дает в последствии реальную свободу выбора. Примерно та же картина и с нашими ментальными схемами: мы привыкли так думать и так поступать, потому что у нас нет другого опыта, и это сила привычки.

Иллюзия отдельности.

Нам кажется, что мы можем существовать отдельно от остальных, что мы не имеем ничего общего с остальными 6 миллиардами людей на планете, а также тех, кто жил до этого. Но хотим мы этого, или нет, однако мы являемся существами социальными, которые не могут существовать отдельно, более того, длительная изоляция без всякого контакта, способна разрушить нашу психику. В истории достаточно таких примеров. Мы склонны упускать из вида, что являемся результатом генов, воспитания, обучения, окружения и других факторов. Мы плохо знаем свои семейные истории, чтобы могли проследить некоторые жизненные сценарии, которые реализуются из поколения в поколение. Сколько мне приходилось быть свидетелем того, как люди, начав рассказывать про своих родителей, бабушек и дедушек, с удивлением, вдруг обнаруживали 100% совпадение отдельных жизненных сценариев, а начав во взрослом возрасте расспрашивать подробнее о своей семье, были просто поражены этим историческим совпадениям.

Иллюзия счастья.

Большинство из нас живет с твердой уверенностью, что счастье – это что-то, что находится вне меня, что для этого чувства, мне необходимо чем-то обладать. Современные маркетологи отлично знают про этот обман, поэтому стараются выпустить как можно больше товара, который по их заверениям, должен сделать вас счастливыми. Но ни один предмет на свете не способен вас сделать счастливее, скорее вы будете чувствовать себя несчастным, потому что у вас его нет.

Все, что есть в нашей жизни, мы склонны обесценивать и воспринимать как несущественное. Мы даже не умеем быть благодарными за это. И, как правило, начинаем ценить только тогда, когда безвозвратно теряем (здоровье, отношения, родственников, просыпаться каждое утро и просто жить). В сегодняшнем мире принято считать «нормальным» состояние «несчастного человека». Несчастным быть, в принципе, несложно, для этого ничего не нужно делать, а вот чтобы быть счастливым, придется поработать над собой. Порой, быть счастливым или несчастным – это на самом деле вопрос лишь нашего РЕАЛЬНОГО выбора. Но пока в нас жива иллюзия счастья, мы никогда не испытаем настоящего счастья.

Иллюзия вины или жертвы.

В наших действиях присутствует иллюзия ответственности, и когда эти действия приводят к «плохому» результату, приносят «вред себе или другим», автоматически возникает ощущение вины. «Я виноват, потому что принял такое решение и поступил соответственно». Иллюзия вины заставляет человека страдать, быть жертвой, которая искупает свою вину. Здесь стоит вспомнить проблемы воспитания. С каким количеством «мракобесия» порой приходится сталкиваться, общаясь с людьми. Порою, женщины готовы испытывать вину за любые свои проявления и чувства. Хочет выглядеть ярко, привлекательно и сексуально? Добро пожаловать в «проститутки»! Никто, никто этой женщине в реальности не скажет таких слов, может только в детстве мама с горяча, но она всю жизнь проживет с этим чувством. Подверглась сексуальному насилию? Конечно, сама виновата, ведь пословица гласит «сучка не захочет, кобель не вскочит»! Пьет муж? Естественно, виновата плохая жена!

Я говорил в начале, что эта тема очень большая, поэтому возможно, мы вернемся к продолжению в следующий раз. А сегодня, на этом позвольте закончить, надеюсь, пищи для размышлений у вас хватит.

читать другие статьи на этом сайте:

социальные роли, которые мы играем
про сильных женщин и слабых мужчин
детская психологическая травма
почему мужчины уходят от женщин
психология метеринства

Самообманы и иллюзии – Психология без соплей

Продолжаем разговор о практической стороне выхода за пределы привычной картины мира. Как и в любом деле, результат здесь зависит не только от количества энтузиазма, но и от ясного понимания того, куда этот энтузиазм следует направить. Проще говоря, чтобы выкопать что-то ценное, надо знать, куда копать.

Мотивация, карта с указателями, где спрятан клад, и инструмент для раскопок — вот три компонента необходимых в любой серьезной работе. С мотивацией ничего поделать нельзя — искусственно наскипидарить себя на работу, требующую долгих планомерных усилий, невозможно. Инструмент — это тоже не великая проблема. Когда есть мотивация и известно, где копать, за инструментом дело не станет — если нет иных вариантов, яму можно вырыть и чайной ложкой. А вот карта сокровищ — это настоящая проблема.

Отсутствие четких ориентиров — это, возможно, самый сильный останавливающий фактор. Представьте себе огромное поле. И вам сказали, что где-то на нем закопан старый сундук, а внутри по слухам лежит что-то очень ценное. Но никто не знает точно, что там, и где именно этот сундук закопан. Никакой карты нет. Велика ли вероятность, что вы решитесь на авантюру по поиску непонятно чего и непонятно где, опираясь только лишь на слухи, о том, что клад есть, и что там вроде бы что-то ценное?

А как изменится ситуация, если у вас появится хоть какой-нибудь ориентир, пусть даже и в духе старых сказок про пиратов? Найди самую большую кочку, посмотри на север и увидишь сухой куст — рядом ним закопан скелет, указательным пальцем показывающий на следующую подсказку. И так далее. Уже веселее? Если есть, за что зацепиться, безнадежная, навевающая скуку затея тут же превращается в интересное приключение. И даже если в сундуке потом окажется не золото с бриллиантами, а только записка с словами «Молодец, нашел», все равно приключение того стоило, да?

В обычной психологической работе, в которой кладом является примирение с собой и спокойное уравновешенное состояние, с ориентирами гораздо проще. На этом поле давно уже все расчерчено и размечено, разве что бесплатных маршруток по основным достопримечательностям не хватает. Двигайся в сторону эмоционального напряжения, и рано или поздно ты избавишься от всех психологических проблем. Все просто, нужно только терпение.

Но стоит нам выйти на соседнее поле, которое, казалось бы, возделывается человечеством многие тысячелетия, мы вдруг обнаруживаем затруднение. По этому полю тоже блуждает множество людей и здесь тоже протоптано много троп. Но прежние ориентиры здесь абсолютно не работают, заставляя ходить по кругу. А множество карт и подсказок, которые попадаются по пути, оставлены теми, кто еще ничего не нашел. Это карты проигранных сражений, а не побед.

[[Продолжение — преодоление иллюзий]]

Иногда здесь можно встретить человека, который действительно что-то «нашел», но далеко не всегда он может объяснить, что он нашел и где. Во многих случаях это происходит потому, что он и сам не знает, как именно это случилось. У него тоже не было ориентиров, и он просто очень долго блуждал по полю, заглядывая под каждый камень. А потом — хлоп! — нашел. И все, чем такой «нашедший» может помочь, это посочувствовать, маленько приободрить и отправить дальше блуждать по полю.

Очень редко, чтобы кто-то из них взялся не просто рассказать о своих поисках и своей находке, а действительно озадачился бы тем, чтобы нарисовать вразумительную карту с подсказками и на практике помочь горемыкам кладоискателям точнее направить и сфокусировать свои усилия.

В традиции дзэн вроде как есть для этого специальный термин — чжи-чжи — прямое указание. Обычно с этим понятием связывается парадоксальное действие, которым учитель непосредственно указывает ученику на тонкий просвет в пелене его иллюзий. На этом фокусе построено множество известных дзэнских баек, вроде той, где учитель на сложный философский вопрос монаха невозмутимо поднимает вверх средний указательный палец. А Будда по легенде, однажды, передал знание ученику, протянув тому цветок.

Но, чтобы сработал подобный прием, нужно проникнуться духом дзэнской традиции и приложить массу других усилий ею предписываемых. Пару лет в монастыре, медитации с утра до ночи, долгое ломание мозгов об коаны, и тогда, может быть, вовремя полученный подзатыльник приведет к тому, что шестеренки провернутся нужным образом.

Другой характерный пример прямого указания можно наблюдать у известного деятеля на этом нелегком просветлительском поприще — Энтони Пола Му-Янга, в простонародье Муджи. На записях с его «выступлениями» часто можно наблюдать, как он прямыми конкретными подсказками в реальном времени помогает человеку навести фокус внимания в том специфическом направлении, где может быть обнаружен ответ на вопрос о природе реальности. Далеко не всегда это приводит к окончательному раскрытию сути вещей, но это и есть попытка сделать именно то, о чем мы тут говорим, — прямо указать, в каком вообще направлении и под каким углом надо смотреть, чтобы пробиться сквозь все иллюзии разом и найти искомый клад.

Два типа иллюзий

Так вот, после затянувшегося вступления переходим к сути. В группах и на курсах у нас сейчас идет интенсивная практическая работа в направлении всех этих поисков, и частенько всплывает одно недопонимание, которое снова и снова приходится разбирать и раскладывать по полочкам. Особенно этому заблуждению подвержены те, кто долго и усердно вспахивал поле обычной психологии.

Всякая психологическая проблема в своей сути есть столкновение иллюзий с реальностью. С чем бы человек не пришел к психологу, какую бы проблему не заявил, за ней всегда обнаружатся ложные требования и ожидания в отношении действительности, которая никак не желает под них прогибаться. И чем больше человек упорствует в своих заблуждениях, тем в более глубокий невроз погружается, вплоть до окончательного помешательства.

Фрейдовская теория о столкновении сознательных установок с бессознательными мотивами — это частный случай противостояния иллюзий и реальности. Например, человек убежден в том, что быть эгоистом плохо. И вот, следуя этой общепринятой социальной заповеди, он искренне пытается вести себя добропорядочно и альтруистично. Но как бы он ни старался, во всех его поступках есть какой-то личный интерес, и иногда это становится очевидным даже ему самому. И тогда он чувствует стыд или злость на себя, и вот мы уже имеем человека, который не в ладах с собой.

За этой проблемой просматривается ряд иллюзий. Во-первых, это сама убежденность в том, что эгоизм — это плохо. Во-вторых, вера в свою способность преодолеть эгоистичные тенденции. В-третьих, когда первые две иллюзии прогрызают ходы в сознании достаточно долго, у человека возникает убежденность, что он не эгоист — он ведь знает, что это плохо, и старается это побороть и готов даже привести примеры, где ему это вроде как удалось.

А реальность в то же самое время такова: эгоизм — это ни хорошо, ни плохо; изменить что-то в природе сознания невозможно; и данный конкретный человек эгоистичен на все сто процентов.

И вот живет человек в мире своих иллюзий, изо всех сил старается следовать своим убеждениям, но какие бы усилия не прилагал, неумолимая реальность регулярно о себе напоминает. И всякий раз, как это происходит, человек испытывает душевную боль и страх, и именно с этим потом обращается за помощью к психологу. Его жизнь несчастна, но только лишь потому, что он от нее ждет соответствия своим иллюзиям. Убери их, и человек исцелен.

Это важный момент. Несчастен человек не от того, что он эгоист, а из-за своей веры в то, что это плохо, и в то, что с этим можно и нужно справиться. А на это уже потом наслаивается вера в то, что ему это уже удалось. Но сам по себе эгоизм не при чем. Это лишь естественное и абсолютно разумное свойство биологического аппарата. Проблема здесь в попытке исправить и починить то, что никогда не было сломано. А что происходит, когда мы беремся чинить исправное? Оно ломается… или дает сдачи.

Ок. Так примерно выглядит обычная психологическая работа — планомерное развенчание иллюзий и формирование на их месте трезвого взгляда на себя и окружающую действительность. Если человек больше не обманывается на счет себя и жизни, то и неприятных сюрпризов для него больше не случается. Эгоистичное поведение из нашего примера становится понятным, закономерным и ожидаемым — нормальным! — никаких больше проблем.

В общем, здесь все должно быть ясно. И если так, то сделаем теперь одно важное уточнение, ради которого пишется данная статья. Давайте в сфере психологической работы заменим слово «иллюзия» на «самообман». Потому что всякая психологическая иллюзия подразумевает некоторый мотив. Это не просто ошибка восприятия, это всегда вера во что-то такое, во что ВЫГОДНО верить.

Можно сказать, что самообман — это активная форма иллюзии, где сознание так или иначе принимает активное участие в ее формировании и поддержании. Когда человек видит мираж в пустыне — это тоже иллюзия. Но ее возникновение и сохранение не продиктовано никакой психологической выгодой — это просто глюк восприятия.

Когда мы указываем человеку на самообман, его рефлекторной реакцией будет сопротивление и защита. Если мы человеку из нашего примера попытаемся из самых лучших побуждений подсказать, что все его поступки эгоистичны, то вряд ли нам стоит ожидать благодарности, скорее, надо готовиться к тому, чтобы получить в нос.

То есть самообман — это что-то такое, что человек более или менее осознанно создает у себя сам на основании своих ценностей и убеждений. И любой удар по нему — это всегда удар по личности и самооценке, которые человек будет защищать иногда до последней капли крови. Другими словами, самообман — это искусственно созданная и поддерживаемся иллюзия, имеющая для человека принципиальное психологическое значение.

Именно поэтому психологическая работа всегда сопряжена с тем, что в психоанализе называется сопротивлением — активным противодействием пациента терапевтическому процессу. Человек всегда защищает свою «правду» и желает исцеления без потерь в самооценке. Но это невозможно. И половина или даже две трети всей психотерапии — это усилия по преодолению сопротивления, потому что без него иллюзия становится очевидной и разваливается уже без особых дополнительных усилий.

Так вот. Это у нас был самообман — специфическая форма иллюзии. Но бывают иллюзии и иного рода, никоим образом не связанные с психологическими мотивами. Во всяком случае, в момент возникновения, эти иллюзии не несут никакой нравственной ценности и не обслуживают никаких личностных интересов.

Возвращаемся здесь к примеру с миражом в пустыне. И давайте для простоты возьмем ситуацию, где человек в воде не нуждается, — допустим, едет по пустыне на машине в прохладе и комфорте. Оптическая иллюзия здесь возникает на допсихологическом уровне и никакой личностной выгоды в ее создании и поддержании нет. Происходит лишь неверная интерпретация зрительных сигналов.

И вот в этом принципиальное отличие. Для преодоления самообмана нам, в первую очередь, приходится иметь дело с распознаванием выгоды от его поддержания и осознанием того больного места, которое он прикрывает. Как только эта работа проделана, самообман разваливается сам собой. Но иллюзии, не имеющие психологического подтекста, ведут себя абсолютно иначе — они по своей природе не имеют личностного мотива и поддерживаются исключительно за счет того, что им не уделяется особого внимания.

Мираж в пустыне будет казаться реальным водоемом ровно до тех пор, пока человек не заинтересуется тем, откуда взялась лужа посреди пустыни, и не присмотрится повнимательнее. И для этого не требуется переступать через себя или проявлять психологическую смелость. Никакой психоанализ здесь не нужен — требуется лишь небольшая корректировка восприятия, ничего личного.

Итак, для снятия самообмана требуется анализ и вскрытие мотивов, а для снятия иллюзии на уровне восприятия нужны усилия совершенно иного рода, с психологией никак не связанные. Усилия эти довольно простые, если речь идет об оптической иллюзии, но когда мы сталкиваемся с иллюзиями на ментальном уровне, то возникают большие трудности с тем, чтобы понять как и к чему здесь нужно внимательно присмотреться.

И вот здесь мы переходим к самому вкусному важному. Если нас интересует прорыв за пределы ума, то сталкиваемся с сущностью, сочетающей в себе характеристики обоих типов иллюзий. И она, соответственно, требует комбинированного подхода.

Ментальные иллюзии

Рассмотрим классическую духовную головоломку с поиском ответа на вопрос «Кто Я?» На самом деле это далеко не единственный и не главный вопрос, ведущий к прорыву через сеть иллюзий, которую плетет ум, но для иллюстрации рассматриваемой проблемы он подходит лучше прочих.

Как обычно, будьте осторожны здесь со слишком уж буквальным пониманием написанного. Не цепляйтесь к словам и рассуждениям, не имеющим прямого отношения к теме разговора — к специфике ментальных иллюзий и того, что требуется для их развенчания.

Иллюзия индивидуальной самостоятельной и отдельной от внешнего мира личности по понятным причинам не может быть основана на личностной мотивации. Сначала должна возникнуть иллюзия отдельного «Я» и только потом могут возникнуть личностные самообманы более высокого уровня, чьей целью является обслуживание и сохранение иллюзии «Я». Личностная мотивация возникает только после возникновения и закрепления иллюзии личности.

Но когда взрослый человек с нормально сформированной психикой пытается всерьез подступиться к поиску ответа на вопрос о природе собственного «Я», первое, с чем он сталкивается, это острое ощущение угрозы, субъективно переживаемое, как страх смерти. И психологическое сопротивление процессу исследования здесь может быть так велико, что человек в ужасе убегает и никогда больше к этой теме не возвращается.

Прежде чем можно будет приблизиться к сути вопроса «Кто Я?», требуется проделать основательную психологическую работу и преодолеть зацикленность на самом себе, вырваться из болезненной зачарованности собой. Но если с обычным самообманом этого было бы достаточно, то в случае с убежденностью в объективной реальности своего отдельного «Я» этого мало. Ментальные иллюзии не исчезает от одного того, что человек психологически готов к их краху. Клей, на котором они держатся, замешан не на страхах и личностных мотивах, а на более глубоких доличностных и допсихологических свойствах ума.

Именно по этой причине обычной психологической работы никогда не будет достаточно. Она помогает крушить самообманы, но ничего не может поделать с иллюзиями иной, более глубокой и тонкой природы.

Всковырнуть эти тонкие фундаментальные иллюзии можно и без того, чтобы преодолевать страх утраты собственной личности. Как на ринге — противник может перестать сопротивляться и сдаться сам, но победы можно добиться и нокаутом. Результат, в общем-то, один и тот же, но после нокаута человек может и не очнуться. Поэтому весьма разумным будет привести все-таки личность к смирению и самоотречению, прежде чем по ней будет нанесен решающий удар.

То есть психологическая работа служит хорошей подготовкой, существенно облегчающей дальнейшее исследование природы собственного «Я». Но само это исследование проходит абсолютно другим путем и требует совершенно других инструментов. Пытаться взломать иллюзию «Я» психологическими методами — это то, про что говорят — тушить пожар бензином или смывать кровь кровью.

Как и в примере с оптической иллюзией, к которой нужно присмотреться внимательнее, чтобы она исчезла, так и с ментальной иллюзией — для ее преодоления требуется внимательно к ней присмотреться. Не проанализировать ее, не выяснить причины ее возникновения и не отвлекаться больше на витающий рядом страх утраты этой иллюзии — все это больше не важно. Единственное, что можно противопоставить умственным конструкциям — это элементарное, но максимально остро сфокусированное всматривание в нюансы ментальных процессов.

Иллюзия «Я» преодолевается только обнаружением и распознаванием того, из каких элементов она состоит и каким образом поддерживается. И распознавание это происходит не на интеллектуальном уровне в форме догадок и предположений, а исключительно на уровне опыта. В том же самом смысле, как вкус яблока может быть распознан только непосредственным переживанием яблочного вкуса у себя во рту. Анализ ничем не поможет — вкус надо просто распробовать и все.

Чтобы узнать вкус яблока, надо его откусить и направить внимание на вкусовые ощущения. Думать тут не о чем, ум в этом процессе вообще не участвует. И чтобы распознать природу реальности или в нашем частном случае природу собственного «Я», требуется ровно то же самое — укусить себя за это самое «Я» и выяснить, какой у него вкус, и из каких элементов он формируется.

И, конечно же, надо здесь понимать, что такое внимательное всматривание в сердцевину собственной личности — это активный и абсолютно осознанный процесс. Нет никакого смысла класть перед собой яблоко и на него медитировать — ничего про его вкус таким образом узнать не получится. Яблоко нужно откусить. И не просто держать его во рту, а внимание при этом концентрировать на дыхании или боли в заднице — нет, все внимание должно быть на вкусовых рецепторах, и плевать на дыхание и вообще весь мир вокруг.

Абстрактная медитация на тему собственного «Я» — это и есть то бездумное блуждание по полю, без попыток хотя бы немного сориентироваться в пространстве и систематизировать свои усилия. Одна из альтернатив — абсолютная концентрация сознания с целью разглядеть (а не понять или почувствовать эмоционально) структуру того ощущения себя собой, которое настолько привычно и убедительно, что никогда не подвергается внимательному исследованию.

Прочие альтернативы и подсказки пока не для публичного изложения, поскольку не вполне еще отточены и все-таки требуют тонкой индивидуальной работы. Но и того, что уже описано, более чем достаточно, чтобы начать. Был бы интерес.

Мираж остается миражом только до тех пор, пока не возникает вопрос — «А не мираж ли это?» И если за этим следует внимательное исследование, то никакой иллюзии не устоять. Поэтому…

Идите и укусите себя за «Я»!

p. s.

Спасибо за поддержку еще трем анонимным хорошим людям!

Формирование иллюзий. Психология эффективного менеджера. Гибкость. Эффективное управление. Психология менеджера. Книга 1. Ситуация управления

Формирование иллюзий

Влюблённую девушку можно заставить сделать абсолютно всё, что ей хочется.

Ф. Феллини

Теперь несколько общих моментов по вопросу формирования иллюзий. О необходимости и возможности заниматься этим делом. Когда мы будем говорить об иллюзиях, то будем понимать под ними всё, что у нас в голове. Фактически, иллюзии – это в нашем понимании синоним субъективной реальности, а называем мы это иллюзиями потому, что эти внутренние образы понятия отличаются в той или иной степени от объективной реальности, действительности.

Когда ты был ребёнком, ты думал, что мир это мама, папа, бабушка, дом, двор друзья во дворе, но оказалось, что мир непостижимо больше. Подрастая, ты надеялся, что у тебя есть все основания стать выдающимся человеком. Ты верил в счастливое детство, что в жизни как в песнях и кино. Ты представлял мир справедливым, что в жизни как в сказке всегда побеждает добро. Тебе казалось, что в школе учат тому, что пригодится в жизни, что сделает тебя сильным и уверенным. Точно так же питал иллюзии, что в техникуме или институте тебя научат эффективно работать, трудиться с максимальной пользой, научат тому, что необходимо на работе. А когда ты приходил на работу, тебе говорили: «Забудь всё, чему тебя учили, и послушай меня». Ты удивлялся, но со временем понимал, что твой новый «учитель» во многом прав. Ты ему доверялся и приходил момент, когда тебе становилось больно от осознания, что тебя в очередной раз использовали в чьих-то интересах.

Лидер думает, что он лучший, но группа называет близким совсем другого человека. Радуясь, мы общаемся с одним и называем его другом, но когда становится трудно и плохо, идём к тому, о ком, было, совсем уже позабыли.

Нам показывают, как нужно управлять те, кто своей бездарностью угробили экономику и державу. Нас лечат больные доктора. Нас обувают босые сапожники и кормят голодные повара. Нам пытаются помочь трусливые психологи, нас учат те, кто не умеет учиться. Нам рассказывают про счастье убогие духом и сердцем.

Всё, что ты знаешь – правда. Всё, что ты об этом думаешь – иллюзия.

Каждый день приносит разочарование и избавление от иллюзий. Ты думал, что ты был ребёнком, но ты и сейчас всё ещё дитя. Она за цветочек на восьмое марта, а он за поздравительную открытку ко дню защитника от кандидата в депутаты готовы отдать любому право на своё будущее, и только единицы задумываются (не знают, а осознают), а откуда у них на это деньги и почему мне негде жить и нечего есть.

Многие предпочитают жить в благопристойных иллюзиях распущенности, я же предпочитаю иллюзорную распущенность благопристойности.

Прости, дружище, но вся твоя жизнь всего лишь сон. Хочешь ли ты проснуться, вдохнуть полной грудью свежий воздух мысли, без опиумного дыма реклам и уже такого привычного зловония официальной информации? Хочешь ли ты видеть, слышать, чувствовать мир таким, каким он есть, а не таким, каким его тебе рисуют? Будет ли это похоже на удивительный прекрасный сон?

У Александра Котлячкова есть цикл коротких рассказов, объединенных общей темой: мир – это его описание. Цикл называется «Правдивые истории». Хочу вспомнить две истории, приведённые в книге «Оружие – слово»,[62] которые почему-то пользуются наибольшей популярностью.

Самая большая ложь – это неверно понятая правда.

Уильям Ажеймс

Самая опасная ложь – это истины, слегка извращенные.

Георг Кристоф Лихтенберг

Молодой человек из весьма известной, состоятельной и довольно порядочной семьи поступил в одно из самых престижных учебных заведений страны.[63] Вместе с ним учились исключительно одаренные дети, а преподаватели делали все возможное, чтобы ученики максимально могли реализовать свои творческие возможности.

Однако молодой человек не особенно утруждал себя учебой. Учился он крайне нестабильно, совершенно не уделяя внимания основным дисциплинам.[64] Главным его увлечением было чтение эротической литературы, что, безусловно, наложило глубокий отпечаток на всю его последующую жизнь.[65]

Окончив учебное заведение, он, в отличие от своих одноклассников, даже не пытался найти постоянную работу и жил, в основном, за родительский счет. Он увлекся игрой в карты на деньги, а кроме того, он был неравнодушен к женщинам легкого поведения и спиртным напиткам.[66] Деньги для игры в карты он добывал случайными заработками.

Достаточно поздно он обзавелся семьей, взяв замуж женщину намного моложе себя, в результате чего испытывал к ней чувство ревности.[67] Благодаря семейным связям, ему удалось получить определенную должность, но он был ею недоволен, поскольку считал себя гораздо более достойным.[68] Возможно, этому способствовало то, что практически все его одноклассники заняли очень видные посты на государственной службе.[69] Кто-то из них стал генералом, а кто-то – даже министром.

И вполне вероятно, что это чувство послужило тому, что молодой человек чуть было не встал на путь государственной измены.[70] Спасло его только то, что он был повышенно суеверен, как, возможно, и другие люди, не имеющие твердой жизненной позиции. И именно суеверие помогло избежать ему участия в преступлении, направленном на подрыв основ государственности, что, безусловно, окончилось бы долгим тюремным заключением. [71]

Этот человек совершенно не думал о том, что его одноклассники добились своего видного положения в обществе, благодаря целеустремленности и ежечасному труду, тогда как сам он готов был трудиться, в основном, только для того, чтобы оплатить карточные долги и расходы на праздный образ жизни.

Окончилась история этого человека весьма печально. В приступе ревности он попытался убить предполагаемого любовника своей молодой жены, однако был убит сам.[72] Правоохранительные органы, изучив материалы дела, постарались этот инцидент замять, и сделали это достаточно успешно. И из этого мы видим, к чему может привести отсутствие ясных жизненных целей и четких нравственных принципов.

Поучительная история этого человека известна практически каждому в России.

И звали его… Александр Сергеевич Пушкин.

* * *

Этот человек родился в небольшом городке, в семье достаточно скромных и порядочных людей.[73] С детства он мечтал об одном – стать художником.[74] Однако его родители, к сожалению, не имели достаточных средств для того, чтобы он мог нормально учиться.  И молодой человек, занимаясь живописью, вел полунищий и полуголодный образ жизни.[75]

Он был не лишен таланта живописна, но напрочь не умел торговать. И поэтому торговцы картинами, как правило, обманывали его. А надо сказать, что сейчас его картины могут позволить себе купить только очень состоятельные коллекционеры. Когда началась война, он был призван в армию,[76] где с ним случилась страшная трагедия. Во время одного из боев он потерял зрение. Конечно, для художника это было просто ужасно. И тогда, практически потеряв смысл жизни, молодой человек обратился к Богу и дал клятву, что если зрение вернется к нему, он добьется успеха как художник.

И, о чудо, зрение восстановилось! Окончилась война, и молодой человек приложил максимум усилий, чтобы полностью реализовать свой талант, но, как это часто бывает в жизни с талантливыми людьми, его обманывали вновь и вновь. И, несмотря на колоссальные усилия, он оставался все тем же нищим художником.

И тогда молодой человек дал себе обещание посвятить свою жизнь борьбе за справедливость. Благодаря своим исключительным личным качествам он сумел сплотить вокруг себя многих людей, преданных общему делу. Он проявил себя как блестящий оратор, умный и талантливый руководитель. Его полюбили многие, но те, с кем он боролся, его ненавидели. Его заслуги помогли ему встать во главе крупной организации. И возможно, если бы не трагический случай, этот человек смог бы добиться еще большего.

Во время боевых действий, участником которых он оказался, не желая сдаваться в плен, он покончил с собой, предпочтя плену смерть. Разъяренные враги так и не смогли обнаружить его тело, и поэтому многие соратники долгое время хранили веру в то, что он жив.[77] До сих пор его помнят многие.

Фамилия этого человека Шикльгрубер (в историю он вошел как Адольф Гитлер).

Самое интересное в этих историях то, что они правдивы от начала до конца. И подтверждаются документально. Однако именно определенное описание создает определенное впечатление о том или ином человеке. Точно так же можно давать характеристику не только людям, но и событиям. Любое явление амбивалентно по сути своей. Все будет зависеть от точки зрения.

В любом факте, событии в некотором контексте может быть скрыт позитивный смысл, соответствующий той или иной личностной ценности. Актуализировать этот смысл означает побудить человека принять этот факт, то есть замотивировать. Другими словами, наиболее эффективный способ побудить человека что-нибудь сделать заключается в том, чтобы создать такие условия, в которых он сам захотел бы это сделать. При этом, ты наверное понимаешь, что проще нарисовать ему в голове эти условия, чем тратить ресурсы на изменение реальных условий окружающей среды. Формирование иллюзий, рисование мультиков в других головках это одна из форм манипулирования людьми. Обычно это слово несёт какую-то негативную окраску, что на наш взгляд совершенно несправедливо, как несправедливо в самом общем смысле называть нож, иглу, утюг или всё равно какое другое средство труда оружием пыток, только потому, что нам как-то об этом нарисовал в голове газетами или кино некрасивый мультик о возможности этого. Нельзя не ходить только потому, что при ходьбе можно споткнуться и разбить колено. Это с одной стороны, с другой это очень часто, я бы сказал постоянно, происходит с тобой в реальной жизни, причём далеко не с негативными впечатлениями об этом, часто воспринимаясь не просто как что-то нормальное, но и как должное. Например, когда ребёнок рисует тебе своим жалобным хныканьем свою беспомощность, зависимость от тебя, а в твоём образе подчёркивает заботливость, силу, благосклонность и доброту, или любимая милой, очаровательной, лукавой улыбкой и чистыми глазками рисует в тебе свою преданность и покорность, выделяя в твоём образе о себе самом благородство, мужество и внимательность. И ты готов вывернуться на изнанку, но осуществить миссию добродетели, оправдать веру в тебя и почесть за счастье использовать эту возможность.

Надо сказать, что люди вообще в силу особенностей восприятия склонны верить описаниям. Как говориться, свято место пусто не бывает, если в голове формируется какой-либо образ, мы сразу же должны его эмоционально окрасить, нагрузить чувствами, впечатлениями, и придать ему понятную форму, поставить на «своё» соответствующее место в мультике. И хватаемся за всё, что этому способствует. Затем спешим отреагировать его, приведя в соответствие с образом своё поведение. Т. е. к любому явлению, факту, предмету мы должны пережить эмоционально-чувственное отношение: приятно или не приятно, нравится или противен, любо или ненавистно, понять, познать его: полезный или вредный, возможный или необходимый, плохой или хороший. А затем или равнодушно проигнорировать, или избежать лишних забот, или делать всё для овладения желаемым. При этом в первую очередь мы проявляем эмоциональное отношение, эмоции быстрее возникают в голове, что совершенно естественно, затем мы нагружаем эмоционально окрашенный образ значениями и смыслами на основе этого эмоционального отношения. Когда мы узнаём о предмете больше, понимаем его лучше, мы можем изменить своё отношение к нему, но если мы знаем мало, а проверить догадки нет возможности мы склонны строить отношения опираясь на эмоции, впечатления, верить внешнему виду, а не внутреннему содержанию, или тому, что говорят, если не видел. И чем более абстрактный и обобщенный образ, тем труднее его нагрузить адекватными значениями и смыслами. С одной стороны хорошо, если содержание совпадает с формой, но бывает и наоборот как у дешёвой проститутки: губы накрашены, а задница не вытерта. Наиболее часто это используется в пропаганде и рекламе. Ведь факт не есть пропаганда, пропаганда – это интерпретация факта, то, как мы его описываем, что выделяем, на чём акцентируем внимание, что упускаем из виду, а что нагружаем эмоциями, впечатлениями. Когда к оракулу приходили за советом, жрицы бросали несколько загадочных слов, которые казались полными смысла и важности. Давно известен постулат: «Люди верят в то, чего не могут понять». Способы такого общения хорошо расписаны в, так называемой Милтон-модели нейролингвистического программирования.

Эффективная иллюзия та, которая:

– выгодная, не взывай к щедрости и милости, апеллируй к выгоде и пользе;

– правдоподобная, например, соответствующая бытующим мифам или когда твоя невербалка говорит так, будто ты сам в это веришь;

– расплывчатая, не приближай клиента к пониманию конкретного – мираж исчезает при приближении к нему.

Заметил, что «дистрибуторы» легче продают тот товар, который удобнее рекламировать, не опасаясь критического восприятия. Как правило, основой для критического отношения служит возможность сравнить с опытом. Лучший и простейший способ избежать этого – представить товар как новинку с новыми функциями. Если будут рекламировать известную Досю, её будут сравнивать с Галой, Блендамед с Колгейтом, но какой-нибудь суперновый ЭКСТРАГИПЕРГИГАДЕНТ… тоже хочется сравнить. Но для этого его остаётся только купить. Обрати внимание, сколько «новых» образцов водки уже есть и «изобретаются» снова.

Процесс формирования иллюзий имеет и обратную сторону медали, т. е. это палка о двух концах. Как-то вечером за просмотром кинофильма дочка моего знакомого нечаянно сделала ему больно. Мама ее одернула грубо, но перестаралась, перевернув коробочку малой со сладкими кукурузными хлопьями. Это получилось очень обидно и грубо. Ребенок заплакал. Он заметил это и высказал свое мнение о несогласии ее «резвостью» в воспитании. В ответ та набросилась на мужа с упреками, что он ее не поддерживает перед ребенком, мол, на ней хочет заработать себе «политический капитал», мол он – папа «добренький», а мама – «плохая», как бы, что ни случилось ребенку нужно высказать, что родители правы. Проблема не в том, что сама она об этом вспоминает только когда речь о ней. Он постарался дать понять ей, что точно так, как она будет обманывать ребенка сейчас сама, точно так же ребенка сможет обмануть кто-то в будущем, как она приучит ребенка поддаваться сформированным извне иллюзиям, так ребенок и будет потом позволять рисовать себе мультики в голове. Если родитель признает и примет свое право на ошибки перед ребенком, это нисколько не уменьшит его любви, но усилит, углубит понимание ребёнка и это хорошая гарантия от разочарований в будущем. Безгрешность родителя очень легко превращается в голове человека в святость старшего, сильнейшего, начальника, президента и в неспособность противостоять их манипулированию в будущем. Избавление от иллюзий самая большая иллюзия, поэтому учись формировать эффективные иллюзии для достижения таких же иллюзорных и столь же реальных: истины, красоты и силы.

Формирование иллюзий один из самых деликатных моментов. Одно дело, когда ты сам себе рисуешь в голове мультики, и другое дело, когда ты рисуешь мультик в голове другого. В этом случае ты берёшь на себя ответственность за качество этого мультика и за реакции клиента на то, что он увидит в своём нарисованном тобой мультике. И вопрос здесь не в морали, не в допустимости обмана. Сказать не формируйте иллюзии ибо это чревато, всё равно что сказать, не живите ибо можно умереть. Вопрос в том, насколько искусно и эффективно ты можешь нарисовать мультик другому, с одной стороны, и как ты сможешь эффективно управлять собственными иллюзиями, с другой. Ты должен понимать, что несмотря ни на какую твою гениальность в рисовании натюрмортов, трудно будет добиться от клиентов нужной реакции, если ему просто больше нравятся пейзажи, он просто не приимет или выбросит твои искусные натюрморты, так люди относятся к обману, неправде. Но совсем другое дело, если ты в его собственном, им нарисованном мультике, лишь подчеркнёшь необходимые детали, оттенишь, сделаешь ярче важные для тебя моменты. Тогда клиент будет смотреть свой дорогой ему и любимый им мультик, но как бы твоими глазами, замечать то, что ты запрограммировал, реагировать на то, что тебе нужно и с большей вероятностью, так как тебе нужно. Ибо трудно радоваться чёрному квадрату, но легко о нём задуматься, трудно не возбудиться на красивую обнаженную натуру, так же как трудно не проникнуться чем-то приятным, разглядывая чудную солнечную с цветами и бабочками полянку из своего детства.

Приправа нужна для того, чтобы обмануть организм. Приправа средство для создания иллюзии особенной привлекательности блюда. Способ эффективно, результативно продать организму пищу.

Помни: люди с трудом будут идти на то, чтобы сделать себе хуже, и на их принуждение придется тратить неэффективно много драгоценных ресурсов с твоей стороны. Гораздо легче делать так, чтобы клиенты делали то, что им хочется, но так как это было бы выгодно тебе. Предоставить человеку возможность посмотреть на ту же самую картинку по-другому – самый простой и эффективный способ изменить его поведение. Вспомни Тома Сойера, который побудил ребят красить забор, да ещё получая за это плату, вместо того, чтобы платить самому. О более тонких методах такого взаимодействия мы ещё поговорим позже. А пока для примера: советы нужно использовать только тогда, когда работник не способен прийти к своему собственному решению. Если ты задал все зондирующие вопросы, и нет ни проблеска идеи, то предлагай свои советы, но так, чтобы работник посчитал это собственным решением. Благодаря этой иллюзии работник естественным образом, с желанием даже, примет ответственность за решение вопроса на себя, и старание его будет эффективнее.

? Формирование иллюзий часто заключается в том, чтобы не мешать человеку самому формировать себе иллюзии, и уметь использовать это в своих интересах. Главная цель при этом обойти сознательный контроль человека. Часто он сам по себе без нашей помощи не контролирует себя и ситуацию, когда эмоционально увлечён внутренним миром иллюзий. Мой друг как-то пошутил надо мной. Когда я увлечённо начал ему о чём-то своём рассказывать по дороге домой, он попросил меня подержать его дипломат. Только уже подойдя к дому, я очнулся, мол, чего это я твой дипломат несу. Он улыбнулся и высказал надежду, что я извлеку пользу из этого урока.

Я никогда (почти) никого не обманывал, но, как правило, не мешал людям обманываться, особенно если они были настойчиво упорны в стараниях обмануть себя. Склонность формировать самому себе вредные иллюзии лежит в основе нашего неэффективного поведения, когда мы хотим одно, а получаем другое, намерения у нас одни, а поведение приводит к обратному результату. В этом контексте хорошо поработали нелперы, разводя понятия реальные ценности и навязанные цели и гармонизируя (связывая) их на практике.[78]

Свою точку зрения просто берегут, чужую – отстаивают.

А. Котлячков

Парадоксально, но люди не любят просто помогать друг другу, отзываясь на просьбу или предложение. Зато с удовольствием ведутся на обман. Этакие любители-мазохисты. И для экономии сил и времени, приходится им часто потакать в их слабости. Некрасиво? Может, но над этим полезнее всего задуматься тому, кто привык, чтобы его обманывали. Так что задумайся. Большинство иллюзий опираются на несовершенства психики, одним из которых является страх потерять: материальные средства, ориентировочную информацию, самооценку. Создавая иллюзию угрозы потери тех или иных ресурсов легко заставить человека делать то, что ты хочешь. Муж грозится уйти – отвернись как будто ты собираешься сама его бросить. Хочешь привлечь внимание девушки, сделай вид, что она тебя совершенно не задевает, потом малейшему вниманию она будет рада безмерно. Утрировано, но принцип такой.

Страсть привязать к себе привязывает человека ко всему, что не привязывается. Чувствуя это женщины стараются «показывать одно колено», а мужчины спекулируют независимостью. Однако на самом деле частое пользование этим похоже на недокармливание собаки с целью укрепления её преданности, любви. Думая о своей жизни о своей любви, всегда помни, что голодный всегда возьмёт там, где легче взять.

Ниже предлагаются некоторые примеры создания определённых эффективных иллюзий в общении, описанные и предложенные известным мастером человеческих отношений Дейлом Карнеги.

Как создать иллюзию того, что ты нравишься людям.

1. Проявляй к ним искренний интерес.

2. Улыбайся.

3. Помни, что имя для человека – приятнейшее из всего лексического запаса.

4. Умей внимательно слушать и поощрять собеседника к разговору.

5. Начинай разговор с того, что интересует твоего собеседника, а не тебя.

6. Старайся дать человеку возможность ощутить своё превосходство над тобой, делай это искренне и естественно.

Как создать иллюзию того, что твои идеи соответствуют интересам человека.

1. Нельзя достичь победы в споре – единственный способ победить – избежать его.

2. Уважай идеи другого человека, твоего собеседника. Никогда не говори ему, что он не прав.

3. Если знаешь, что кто-то думает или хочет сказать о тебе что-то негативное, обезоружь его, сказав это раньше. Если ты не прав, признай это быстро и в категорической форме.

4. Начинай разговор в дружественном тоне, ведь капля мёда привлекает пчёл больше чем целая бочка желчи.

5. Разговаривая с кем-нибудь, не начинай с тех вопросов, по которым ваши мнения расходятся, а начинай и продолжай разговор о тех проблемах, мнения по которым совпадают. Заставляй человека говорить «Да» сразу, то есть старайся получить позитивный ответ в начале разговора.

6. Дай собеседнику возможность больше говорить, а сам старайся говорить меньше, чем слушать. Если не согласен не перебивай, это опасно; дай ему высказаться, подкидывая вопросы. Старайся его понять.

7. Дай человеку ощутить, что классная идея, которую ты высказал, принадлежит ему, а не тебе.

8. У любого человека есть причины вести себя так, а не иначе. Найди эту причину и ты получишь ключ, с помощью которого разгадаешь поступки человека и даже его личностные качества. Старайся смотреть на вещи глазами своего собеседника.

9. Относись с сочувствием к желаниям другого человека.

10. Обращайся к благородным, а не истинным мотивам.

11. Используй принцип наглядности для доказательств своей правоты.

12. Если хочешь заставить волевого, с сильным характером человека принять твою идею, кинь ей вызов таким образом, чтобы взять под сомнение его возможности и способности что-то сделать, или наоборот, публично заяви о том, что он не может этого сделать.

Способы создания иллюзии самостоятельного желаемого изменения мнения.

1. начинай беседу с похвалы собеседнику и увлечения им.

2. Не говори человеку прямо в глаза о его ошибках.

3. Прежде чем критиковать других, укажи на свои недостатки.

4. Задавай вопросы вместо того, чтобы давать приказы.

5. Дай возможность человеку сохранить свою репутацию.

6. Хвали собеседника за малейшие его достижения, будь откровенным хваля, и щедрым на похвалу.

7. Создай человеку добрую репутацию, которую он бы мог оправдать, приписывай ему добрые качества, доказывая наличие которых, он будет совершать достойные поступки.

8. Используй поощрения; старайся показать человеку, что то, что ты хочешь от него получить или достичь, легко может быть достигнуто им и только им.

9. Поступай так, чтоб человек был счастлив сделать то, что ты ему предлагаешь.

Как прекрасен мир. Бывало выйдешь в поле, глотнёшь душистый букет ароматов. Какое восхищение вызывает естественная красота буйного разнотравья. Как огонь завораживает колыхание волн изумрудной зелени. Чудо, красота, совершенство гармонии, умиротворённость и ласковое спокойствие. А приглядишься внутрь, наклонившись пониже – ё-моё! Какая война. Каждая травинка в смертельной драке вынуждена отвоёвывать себе каждый миллиметр места под солнцем. Шабаш силы, наглости и хитрости. Выжил – поторопись порадоваться. И так везде. Реальность это что-то одно, а иллюзия совсем другое.

Но иллюзии – это и что-то вроде рабочих рукавиц, не дающих почувствовать реально горячее или острое, но позволяющие это брать в руки и использовать. Именно благодаря иллюзиям человек может изменять реальность. Какими бы противоречиями не разрывался, внешне выгляди достойно и красиво. Что бы в семье ни творилось пусть и родные и друзья искренне радуются за ваши улыбки. Как бы трудно ни было вашей команде, конкуренты и партнёры должны равняться на ваш оптимизм.

Таким образом, иллюзии с одной стороны нас ограничивают сами по себе и помогают другим ограничивать нас, но с другой, что более ценно, иллюзии можно легко изменять и уже через их изменение изменить мир вокруг себя. Одной из таких замечательных иллюзий является уверенность.

Вывод: иллюзии – это средство, и главное не переживать о неизбежности иллюзорного, а научиться конструировать эффективные иллюзии и при этом отдавать себе отчет, чтобы видеть возможности повышения эффективности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Чем объясняются оптические иллюзии? – Новости – Департамент психологии – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Ведущий научный сотрудник лаборатории когнитивных исследований НИУ ВШЭ, научный руководитель Московского семинара по когнитивной науке Мария Фаликман рассказывает на Look At Me о причине возникновения оптических иллюзий.

«Наше зрительное восприятие — процесс двойственный: то, что мы видим, складывается из внешнего воздействия на наши органы чувств и из наших знаний о мире. Доказать это легко. Возьмите любое двойственное изображение, например, профили/вазу Э. Рубина или “Жену или тёщу” Э. Боринга: при неизменном воздействии мы видим то одну, то другую картинку. Поэтому причины иллюзий (ошибок восприятия, случаев несоответствия субъективного образа внешнему воздействию) могут корениться в любой из этих двух составляющих процесса восприятия: либо в обработке информации о внешнем воздействии, либо в нашем собственном опыте. В первом случае мы видим что-то не так, как оно есть на самом деле, в силу особенностей работы сетчатки и специализированных зрительных отделов головного мозга, обеспечивающих обработку информации о яркости, контрасте, движении и т. п. Например, именно в силу сбоя этих механизмов в Cafe Wall Illusion мы воспринимаем горизонтальные параллельные линии как наклоненные в разные стороны, а знаменитое статичное изображение змеи Акиёши Китаоки кажется нам движущимся. В другом же случае иллюзии возникают исключительно потому, что реальное воздействие не соответствует нашим представлениям о мире, и мы склонны верить себе, а не ему.

Далеко за примерами ходить не нужно: почему, скажем, ветреной ночью мы видим плывущую в облаках луну, хотя луна на самом деле неподвижна, а летят вокруг неё облака? Дело в том, что, согласно нашему опыту, обычно неподвижен именно фон, а более мелкие предметы движутся относительно него. Но самый яркий пример подобного рода обманов зрения – это целая группа иллюзий, основанных на восприятии вогнутой маски, изображающей человеческое лицо, как выпуклой: ведь любому известно, что вогнутых лиц не бывает! А если такая маска начинает двигаться, то тут уж нашему восприятию приходится выкручиваться, чтобы согласовать эти наши представления о мире с объективными признаками удалённости и глубины (такими, например, как перекрытие или относительный размер частей предмета). И чем больше мы узнаём о закономерностях работы восприятия, тем более удивительные иллюзии удаётся создать. Во всяком случае, конкурс на лучшую оптическую иллюзию года, вот уже почти десятилетие проводящийся в рамках конференции Общества наук о зрении, до сих пор вызывает не меньший ажиотаж, чем в самом начале, а иллюзии-победители не перестают радовать простотой и убедительностью».

Иллюзия контроля и контроль без иллюзий

От автора: «Ни на одних часах стрелки не указывают, как жить.» (Станислав Ежи Лец)

Насколько человек может влиять на происходящее с ним? Разброс мнений велик, от ощущения собственного всемогущества до неизбежной предопределенности. Иногда очень хочется контролировать, казалось бы, неподвластные события. И мы стараемся. Встаем с той ноги, плюем три раза через левое плечо, стучим по дереву, пускаем в новый дом кошку, космонавты смотрят правильное кино перед полетом, а летчики и военные не называют себя последним в очереди. Такими ритуалами мы создаем себе иллюзию контроля над ситуацией.

Это называется когнитивным искажением, его впервые описала психолог Э. Лангер. С одной стороны то, какой рукой вытягиваешь лотерейный билет, не может влиять на выигрыш, а с другой — вдруг наше бессознательное знает что-то бОльшее и как-то так исхитрится… В общем, не верю, но на всякий случай пусть будет.

Один положительный момент в ритуалах все же есть: они придают некоторую уверенность в исходе, а она никогда не мешает. Каждый имеет право на свои тараканы в голове.

Проблемы случаются, когда в ритуалах нуждаются одни, а соблюдать их приходится другим.

«Как доберешься до места, сразу позвони!». Знакома фраза, не правда ли? Не важно, это путешествие на другой континент или возвращение из гостей в соседний квартал. Здесь же многоразовые звонки с требованием доклада своего местонахождения. Мотив стандартный — я за тебя волнуюсь.

Поможет ли волнение за человека избежать неприятностей? Оно точно никак не влияет на его безопасность. Страшные картины нападения маньяка или полной потери ориентации (любой), возникающие в голове контролирующего человека, невозможно предотвратить усилием воли или звонком. И уж если, не дай бог, случилось, это можно лишь констатировать. Даже заявление о пропаже в полиции принимают только после трех дней.

Контроля требует собственная тревога. Причем вызвана она не реальной ситуацией (ситуационная тревога оправдана), а явно переоцененным уровнем опасности, и является невротической. При ближайшем рассмотрении оказывается, что эта тревога глубинная, для нее повод найдется в любом случае.

Тревога всегда о будущем. Это касается не только физической безопасности. В современном мире она чаще связана с другими факторами. Страх трудно переносимых переживаний, страх не соответствовать социальной роли (боюсь быть плохой матерью), отсутствие личной жизни, страх невовлеченности, психологические травмы, неуверенность в себе — все это представляет угрозу аутентичности.

Неопределенность своего будущего и является источником тревоги. Контроль, вернее его иллюзия — лишь попытка снизить уровень тревоги. Иногда это приводит к противоположным результатам. Забыл позвонить, телефон не отвечает по объективным причинам, и скачок эмоций контролирующему обеспечен. Достанется всем, а объект заботы получит по полной, в качестве бонуса еще и чувство вины.

Попытка такого контроля — не забота о близком, а способ переложить на него трудности собственной адаптации. По сути, это манипуляция, когда за просьбой конкретных действий стоит не та цель, которая декларируется, а другая, скрытая. Это не способствует улучшению отношений, а лишь нагружает их ненужными условностями и обременениями. Чаще всего стремлением к контролю страдают родители взрослеющих детей, мужья и жены с признаками зависимости.

Контроль уместен там, где отношения подчиненные, например, на работе с начальником, между родителем и ребенком, но не там, где они должны партнерскими. Между партнерами принято доверие. На доверии должны строиться отношения взрослых детей и родителей, супружеские отношения.

Очень важно понимать свои и чужие личные границы. Это сильно упрощает жизнь, позволяя мирно существовать и развиваться как два добрососедских государства. Мне нравится эта метафора, она годится для понимания многих личных конфликтов, наглядно показывая, что можно, а что приводит к боевым действиям.

Обезболивающее лишь снимает боль, но не устраняет причину. Если вы пытаетесь контролировать, задумайтесь, что за этим стоит? Это может быть любой из перечисленных выше факторов или неудовлетворенная потребность в заботе и внимании. Любой контакт, как известно, даже отрицательного свойства, эту потребность отчасти удовлетворяет. Но когда потребность осознана, ее можно удовлетворить напрямую, а не таким хитрым и неэффективным способом, которым является иллюзия контроля.

 У тех, кого контролируют, есть выбор продолжать эти игры, если не напрягает, или постараться помочь близкому с этим справится. В поведенческой терапии есть метод постепенного приближения к своему страху. В случае контроля можно попытаться снижать его степень уменьшением информации, предоставляемой контролирующему. Может быть, он привыкнет, это будет не так болезненно. Во всяком случае, следует отдавать себе отчет, что неоправданный контроль — это покушение на границы вашего личного пространства. Вы имеете право этого не делать, а если делаете, то это ваш выбор, а не обязанность.

Бывают иногда случаи, когда оба: и контролирующий, и контролируемый нуждаются в ритуалах контроля, потому что оба тревожны. Можно назвать их взаимными поглаживаниями. Потребности совпадают, но это скорее исключение, чем правило. Хорошо бы понимать, что на самом деле от нас зависит, а что нет, чтобы иллюзия контроля не заслоняла жизненные реалии. Это позволит приложить силы там, где нужно, и не усложнять жизнь себе и другим.

Чвалун Евгений Викторович | источн.

Тон шепарда в психологии. Звуковые иллюзии

Иллюзия Аристотеля

Иллюзия Вебера

Холодные предметы кажутся тяжелее, чем теплые предметы того же веса.

Иллюзия звукового контраста

Звук одной и той же силы на фоне более тихих звуков кажется громче, чем на фоне более громких.

Иллюзия Луны

Иллюзия Мюллера-Шумана

После многократного поднимания тяжелого груза более легкий груз кажется легче, чем он есть в действительности и, наоборот, после поднимания легкого груза более тяжелый кажется еще тяжелее.

Иллюзия Шарпантье

Если поднимать два одинаковых по весу и внешнему виду, но различных по объему предмета, то меньший по размеру будет восприниматься человеком как более тяжелый.

Иллюзия Шепарда

При увеличении громкости, тон воспринимается как более высокий. Чтобы проверить на себе эту иллюзию, скачайте WAV-файл (56 Кб).

Эффект Бецольда-Брюке

Эффект заключается в изменении оттенка света при изменении его интенсивности. При увеличении интенсивности относительно длинноволнового света, такого, например, как жёлто-зелёный или жёлто-красный, он будет казаться не только более ярким, но и «более жёлтым». Точно также и коротковолновый свет, воспринимаемый как сине-зелёный и фиолетовый, при увеличении интенсивности начинает казаться синее.

Эффект Мак-Гурка

Этот эффект проявляется в том, что слуховая и зрительная информация, которую несёт в себе речь, взаимодействуют между собой и влияют на то, что мы слышим. Проводя своё оригинальное исследование, Мак-Гурк и Мак-Дональд создали такие условия, при которых слуховые сигналы произносимого слога не соответствовали соответствующим движениям губ (McGurk & MacDonald, 1976). Испытуемым предъявлалась видеозапись человека, многократно произносившего одними губами слоги ga-ga , в то время как фонограмма воспроизводила слоги ba-ba. Когда испытуемые закрывали глаза и только слушали фонограмму, они точно распознавали слоги. Более того, когда они видели только движения губ, говорившего человека, а фонограмма была выключена, они достаточно точно идентифицировали произносимые звуки как ga-ga (подтверждая тем самым, что при необходимости мы можем читать по губам и что, возможно, делаем это гораздо чаще, чем нам кажется). Однако когда испытуемым одновременно предъявлялись противоречащие друг другу слуховые и зрительные стимулы, они слышали звуки, которых не было ни в одном из них. Например, когда испытуемые видели на экране человека, артикуляция губ которого соответствовала слогам ga-ga , и одновременно звучал акустический сигнал ba-ba , большинство из них слышали совсем другой звук — da-da ! Интересная деталь: большинство испытуемых не осознали несоответствия слуховой и зрительной стимуляций.

Проверить на себе эффект Мак-Гурка можно, скачав видео-файл (147 Кб). (Для его просмотра необходим плейер QuickTime)

Эффект Пуркинье

Пуркинье в 1825 году заметил, что яркость голубых и красных дорожных знаков в разное время суток разная: днём обе краски одинаково яркие, а на закате голубая кажется более яркой, чем красная. При наступлении более глубоких сумерек цвета совсем блекнут и, вообще, начинают восприниматься в серых тонах. Красный цвет воспринимается как черный, а голубой как белый. Этот феномен связан с переходом от колбочкового зрения к палочковому при снижении освещенности.

Шепарда . Такой звукоряд создает иллюзию бесконечно повышающегося или понижающегося тона, в то время как на самом деле его высота в целом не меняется.

Также известна ещё одна звуковая иллюзия, которую можно назвать обобщением тона Шепарда. В ней звук состоит из серии наложения гармоник по принципу чисел Фибоначчи (1-я, 2-я, 3-я, 5-я, 8-я, 13-я и т. д.). Если извлекать такую форму волны через каждые 9 полутонов (например: до, ля-бемоль, ми, и далее), то вне зависимости от начальной высоты тона их высокочастотные составляющие будут одинаковыми гармонически и накладываться друг на друга, создавая эффект, что у звука высокие гармоники не двигаются, а остаются на месте. Но если играть пооктавно, то создаётся эффект, что высокочастотная составляющая при повышении октавы начинает «потихоньку сползать» вниз.

Спектр на линейной шкале

Конструкция лада Шепарда

Акустическая иллюзия может быть создана путём наложения серии восходящих или нисходящих последовательностей звуков (см. рис. 1). В наглядном виде конструкция выглядит так: каждый квадрат на рисунке изображает ноту. Квадраты, расположенные один над другим — это один тон Шепарда. Ноты, звучащие одновременно, находятся на расстоянии октав друг от друга. Цвет каждого квадрата отображает громкость ноты. Фиолетовый цвет соответствует самой маленькой громкости, зелёный — самой большой. Громкости распределены по нормальному закону , где вершина колокола гауссовой кривой находится в районе ноты до 5 октавы. Каждая последовательность звуков плавно вступает и плавно затихает, так что на фоне звучания других последовательностей уловить её начало и конец, не имея хорошо развитого музыкального слуха, почти невозможно. Описанный лад Шепарда с дискретными звуками (нотами) называется дискретным ладом Шепарда . Иллюзия более убедительна, если между нотами остаются небольшие паузы (отрывистое исполнение, стаккато , вместо слитного легато). Жан Клод Рисе впоследствии создал версию лада с непрерывным изменением высоты звуков Шепарда, получившую название непрерывного лада Рисе или глиссандо Шепарда — Рисе . При правильном исполнении оно создает иллюзию непрерывно повышающегося или понижающегося тона. Рисе также создал похожую иллюзию с непрерывно ускоряющимся или замедляющимся ритмом.

Применение лада Шепарда в музыке

Несмотря на трудности воссоздания иллюзии акустическими инструментами, Джеймс Тени, работавший с Роджером Шепардом в Bell Labs в начале шестидесятых годов XX века , сочинил музыкальное произведение с использованием данного феномена под названием К Анне (For Ann) . Произведение, в котором частота двенадцати сгенерированных компьютером синусоидальных волн, разделенных близкими, но не равными интервалами, непрерывно увеличивается от ноты ля инфразвукового диапазона (за порогом слышимости) до ноты ля ультразвукового диапазона (также за порогом слышимости), было впоследствии переложено для двенадцати смычковых инструментов . Эффект электронного произведения состоит как из иллюзии бесконечно повышающегося тона Шепарда, так и из звуковых «переливов» и «мерцаний», вызванных сверхвысокими частотами на грани слышимости, а также невозможности сосредоточиться на каком либо одном из множества одновременно звучащих тонов. Тени также предложил переработать произведение, обозначив время вступления каждого инструмента с таким расчётом, чтобы отношение частот следующих друг за другом тонов подчинялось правилу золотого сечения . В таком случае тон, возникающий при их одновременном звучании, будет совпадать со следующим появляющимся тоном.

Эффект, напоминающий лад Шепарда, находится в Фантазии и фуге соль минор для органа Баха . Во второй трети Фантазии имеется нисходящая басовая линия, обыгрывающая аккорды , следующие по квинтовому кругу . Постепенное добавление новых регистров к звучанию органа создает похожую на лад Шепарда иллюзию бесконечно понижающегося тона, хотя на самом деле бас перескакивает октавы. В середине третьего этюда Шопена содержатся похожие на лад Шепарда музыкальные фразы. В своей книге Гёдель, Эшер, Бах : Эта бесконечная гирлянда (Godel, Escher, Bach: An Eternal Golden Braid) Дуглас Хофштадтер объясняет, как можно использовать лад Шепарда в конце Бесконечно возрастающего канона (Endlessly Rising Canon) Баха для создания модуляции без перехода на октаву выше. Мартовские воды (Waters of March) Антонио Карлоса Жобима имеют нисходящую

Такой звукоряд создает иллюзию бесконечно повышающегося или понижающегося тона, в то время как на самом деле его высота в целом не меняется.

Акустическая иллюзия может быть создана путем наложения серии восходящих или нисходящих последовательностей звуков (см. Рис. 1). В наглядном виде конструкция выглядит так: каждый квадрат на рисунке изображает ноту. Квадраты, расположенные один над другим — это один тон Шепарда. Ноты, звучащие одновременно, находятся на расстоянии октав друг от друга. Цвет каждого квадрата отображает громкость ноты. Фиолетовый цвет соответствует самой маленькой громкости, зеленый — самой большой. Громкости распределены по нормальному закону , где вершина колокола гауссовой кривой находится в районе ноты до 5 октавы. Каждая последовательность звуков плавно вступает и плавно затихает, так что на фоне звучания других последовательностей уловить ее начало и конец на слух невозможно. Описанный лад Шепарда с дискретными звуками (нотами) называется дискретным ладом Шепарда . Иллюзия более убедительна, если между нотами остаются небольшие паузы (отрывистое исполнение, стаккато , вместо слитного легато). Жан Клод Рисе впоследствии создал версию лада с непрерывным изменением высоты звуков Шепарда, получившую название непрерывного лада Рисе или глиссандо Шепарда-Рисе . При правильном исполнении оно создает иллюзию непрерывно повышающегося или понижающегося тона. Рисе также создал похожую иллюзию с непрерывно ускоряющимся или замедляющимся ритмом.

Применение лада Шепарда в музыке

Несмотря на трудности воссоздания иллюзии акустическими инструментами, Джеймс Тени, работавший с Роджером Шепардом в Bell Labs в начале шестидесятых годов XX века , сочинил музыкальное произведение с использованием данного феномена под названием К Анне (For Ann) . Произведение, в котором частота двенадцати сгенерированных компьютером синусоидальных волн, разделенных близкими, но не равными интервалами, непрерывно увеличивается от ноты ля инфразвукового диапазона (за порогом слышимости) до ноты ля ультразвукового диапазона (также за порогом слышимости), было впоследствии переложено для двенадцати смычковых инструментов . Эффект электронного произведения состоит как из иллюзии бесконечно повышающегося тона Шепарда, так и из звуковых «переливов» и «мерцаний», вызванных сверхвысокими частотами на грани слышимости, а также невозможности сосредоточиться на каком либо одном из множества одновременно звучащих тонов. Тени также предложил переработать произведение, обозначив время вступления каждого инструмента с таким расчётом, чтобы отношение частот следующих друг за другом тонов подчинялось правилу золотого сечения . В таком случае тон, возникающий при их одновременном звучании, будет совпадать со следующим появляющимся тоном.

Эффект, напоминающий лад Шепарда, находится в Фантазии и фуге соль минор для органа Баха . Во второй трети Фантазии имеется нисходящая басовая линия, обыгрывающая аккорды , следующие по квинтовому кругу . Постепенное добавление новых регистров к звучанию органа создает похожую на лад Шепарда иллюзию бесконечно понижающегося тона, хотя на самом деле бас перескакивает октавы. В середине третьего этюда Шопена содержатся похожие на лад Шепарда музыкальные фразы. В своей книге Гёдель, Эшер, Бах: Эта бесконечная гирлянда (Godel, Escher, Bach: An Eternal Golden Braid) Дуглас Хофштадтер объясняет, как можно использовать лад Шепарда в конце Бесконечно возрастающего канона (Endlessly Rising Canon) Баха для создания модуляции без перехода на октаву выше. Мартовские воды (Waters of March) Антонио Карлоса Жобима имеют нисходящую оркестровку , напоминающую лад Шепарда и призванную изобразить непрерывный ток воды в океан.

Независимо обнаруженная версия лада Шепарда появляется в начале и конце альбома 1976 года День на скачках (A Day At The Races) рок-группы Queen . Произведение состоит из множества гармонирующих электрогитарных партий , следующих друг за другом вверх по ладу, так что верхние ноты постоянно исчезают, а нижние постоянно появляются. Эхо (Echoes) , 23-минутная песня рок-группы Pink Floyd , завершается возрастающим тоном Шепарда. Глиссандо Шепарда-Рисе находится в конце песни Управляемый тайной (Ruled by Secrecy) рок-группы Muse . Лад Шепарда фигурирует также в затихающей фортепьянной коде Последней капли (A Last Straw) из опуса Роберта Вайетта 1974 года Хуже некуда (Rock Bottom) .

Примером использования лада Шепарда в современной культуре может служить эпизод с бесконечной лестницей из видеоигры Супер Марио 64 (Super Mario 64) , во время которого звучит эта иллюзия. Однако это не совсем настоящий лад Шепарда, так как состоит всего из трех нот в пределах одной октавы, и переход к третьей ноте не всегда воспринимается в нужном направлении.

Примечания

Ссылки

  • Аудио-иллюзии (англ.)

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Тон Шепарда» в других словарях:

    Тон Шепарда, названный так по фамилии его создателя Роджера Шепарда, это звук, образуемый наложением синусоидальных волн, частоты которых кратны друг другу (звуки расположены по октавам). Повышающийся или понижающийся тон Шепарда называется… … Википедия

    Тон Шепарда, названный так по фамилии его создателя Роджера Шепарда, это звук, образуемый наложением синусоидальных волн, частоты которых кратны друг другу (звуки расположены по октавам). Повышающийся или понижающийся тон Шепарда называется… … Википедия

    Тон Шепарда, названный так по фамилии его создателя Роджера Шепарда, это звук, образуемый наложением синусоидальных волн, частоты которых кратны друг другу (звуки расположены по октавам). Повышающийся или понижающийся тон Шепарда называется… … Википедия

    Тон Шепарда, названный так по фамилии его создателя Роджера Шепарда, это звук, образуемый наложением синусоидальных волн, частоты которых кратны друг другу (звуки расположены по октавам). Повышающийся или понижающийся тон Шепарда называется… … Википедия

    Тон Шепарда, названный так по фамилии его создателя Роджера Шепарда, это звук, образуемый наложением синусоидальных волн, частоты которых кратны друг другу (звуки расположены по октавам). Повышающийся или понижающийся тон Шепарда называется… … Википедия

    Тон Шепарда, названный так по фамилии его создателя Роджера Шепарда, это звук, образуемый наложением синусоидальных волн, частоты которых кратны друг другу (звуки расположены по октавам). Повышающийся или понижающийся тон Шепарда называется… … Википедия

    У этого термина существуют и другие значения, см. Иллюзия (значения). Иллюзия (лат. illusio заблуждение, обман) искажённое восприятие реально существующего объекта или явления, допускающее неоднозначную интерпретацию. Иллюзии… … Википедия

    Иллюзия (лат. illusio заблуждение, обман) извращённое восприятие реально существующего объекта. Иллюзии могут возникать у психически здоровых людей (физические, физиологические иллюзии, метаморфопсии). Разновидности иллюзий физические связаны с… … Википедия

    Концепт арт к Half Life 2 Игровая серия Half Life Первое появление … Википедия

Звуковые иллюзии могут возникать у абсолютно здоровых людей под влиянием стрессового состояния, волнения, необычных условий. В каждом конкретном случае, психологи находят соответствующее объяснение.

Это могут быть звуковые барьеры, или, как их называют учёные, звуковые «зеркала», искажение, связанное с различной длиной звуковой волны. Существует несколько известных звуковых иллюзий, которые каждый здоровый человек может самостоятельно испытать на себе.

Скрытые ступеньки

Звуковая иллюзия, названная «скрытыми ступеньками», была открыта Дианой Дойч (Diana Deutsch’s), профессором психологии, которая очевидно доказывает, что человеческий мозг может группировать вместе расположенные рядом ноты.

Для демонстрации этого эффекта проигрывают две мелодии, возрастающая и убывающая по тону, при этом ноты оказываются для ушей человека различными по восприятию. Например, одно ухо может слышать, как бы вперемешку — сначала первая нота первой мелодии, потом вторая ноту второй мелодии.

Мозг большей части слушателей группирует высокие и низкие ноты вместе, поэтому разными ушами человек слышит убывающую, возрастающую последовательность звуков (одним ухом) и наоборот, возрастающую, убывающую — другим ухом.

Правша слышит правым ухом первым — возрастающий тон, левша — всё наоборот. Из всего этого сумбурного набора нот и тонов, мозг выбирает подходящую мелодию, которую и воспринимает с его помощью наше сознание (звуковое восприятие).

Возрастающая последовательность

Открытие «возрастающей последовательности» или парадокса Шепарда принадлежит французскому композитору Жан-Клоду Риссе (Jean-Claude Risset), и выражается в том, что пары нот, следуя подряд, создают возрастающую звуковую иллюзию (как при нажатии клавиш на пианино слева направо).

В реальности же, повышение тона отсутствует, и если запустить эту мелодию бесконечное количество раз подряд, то человек так и будет воспринимать постоянное повышение тона, хотя этого не может быть, это звуковая иллюзия, созданная мозгом «самостоятельно».

Падающие колокола

Звуковая иллюзия, получившая название «падающие» колокола, состоит в том, что прослушанные в записи звуки колоколов «падают» с понижением высоты тона.

Однако, вслушиваясь внимательно, человек понимает, что тон, наоборот, увеличивается. То есть, начальная высота тона ниже, чем в конце.

Ускоряющиеся барабаны

Смысл иллюзии «ускоряющихся» барабанов выражается в том, что на самом деле они звучат одинаково, хотя кажется что темп постоянно возрастает. Слушайте внимательно!

Виртуальная парикмахерская

Иллюзия, называемая специалистами «виртуальной парикмахерской», представляет собой явление бинаурального эффекта, и заключается в способности человека и животного определять, с какой стороны от них расположен источник звука за счёт наличия у них двух ушей, выполняющих функцию приёмников звука (источник, расположенный впереди или сзади, определяется плохо и неточно).

Благодаря тому, что звук проходит до уха, расположенного ближе к его источнику, более короткий путь, звуковые волны в ушных каналах имеют разные фазы (время прохождения этой фазы) и амплитуду (силу) звуковых колебаний. Поэтому и восприятие звука разной высоты будет разное. Направление на источник звука для низких звуков (до 1500 колебаний/секунду) определяется сознанием человека наиболее точно и практически полностью по разности времени прохождения данной фазы звуковых волн.

А для высоких звуков, в связи с тем, что основное значение имеет различие в силе звучания у правого и левого уха, определение направления будет менее точным. Возможность определить направление звука возникает, благодаря тому, что различие фаз и интенсивности звуков, воспринимаемых ухом, ведёт к различию импульсов, которые поступают в центральную нервную систему от правого и левого уха.

Спичечный коробок

Не менее известен специалистам стереоэффект, разновидность звуковой иллюзии — «спичечный коробок». Чтобы достичь результата его возникновения, необходимо обязательно закрыть глаза.

Три ноты

Парадокс под названием «три ноты» исследовала также Диана Дойч (Diana Deutsch’s), в звуковой записи можно прослушать несколько сгруппированных нот, которые каждый из слушателей воспринимает по-разному.

Разница заключается в том, что одни их воспринимают, как понижающиеся тона, а другие — как повышающиеся. Известен этот феномен с древних времён, тогда его считали проделками дьявола.

Фантомные мелодии

Фантомными мелодиями называется звуковая иллюзия, которую можно создать при помощи некоторых мелодий, состоящих из быстрых проигрышей, и очень незначительно отличающихся друг от друга. При быстром проигрыше мелодий мозг способен «выделить» на скорости некоторые отдельные ноты и «скомпоновать» их в собственную мелодию.

При медленном проигрыше этой же композиции, подобная звуковая иллюзия не возникает, что объясняется возможностью сознания успеть воспринять все правильные части проигрышей.

Иллюстрацией к этому феномену может служить композиция Rustle of Spring, исполняемая быстро, в этом случае в сознании возникнет ложная мелодия, при медленном исполнении звуковая иллюзия исчезает.

Фантомные слова

Эта иллюзия была впервые продемонстрирована Дианой Дойча из Калифорнийского университета в Сан-Диего. Запись похожа на перекрывающиеся последовательности повторяющихся слов или фраз, расположенных в разных точках пространства.

Слушая их, вы начинаете различать определённые фразы. Хотя на самом деле никаких фраз нет. Ваш мозг составляет их сам, с целью придать значение бессмысленному шуму.

Как молоды мы были.

С возрастом люди теряют способность слышать высокие частоты. Этот звук могут услышать только те, кто ещё не отпраздновал собственное совершеннолетие (хотя и среди людей постарше есть исключения, но они достаточно редки) — его частота 18000 Гц (кстати, ваша собака совершенно точно услышит этот звук).

Некоторые подростки устанавливают этот звук в качестве звонка мобильного телефона, так только они сами (и, конечно, их сверстники) могут услышать звонок. В некоторых странах этот звук очень громко включают в тех местах, в которых нежелательно появление молодёжи.

Стоунхендж

Очень интересна история гигантских камней, находящихся в Стоунхендже (Англия), они имеют удивительную способность создавать звуковые иллюзии, которые не являются миражами акустического характера. Открытие и обоснование этого явления принадлежит американскому исследователю Стивену Уоллеру — учёному археоакустику, который проводил исследования по поводу акустики знаменитого архитектурного ансамбля, возведённого в Южной Англии более 5000 лет назад.

Если два музыканта будут играть на трубе, стоя в центре данного сооружения, то возникает удивительный звуковой эффект — в некоторых местах вокруг музыкантов звуки их игры не слышны, наблюдатели «слышат» тишину. Уоллер объясняет это тем, что звуковые волны отражаются от камней и поглощают друг друга, в результате чего вокруг музыкантов образуется «магический круг» полной тишины.

Люди, приглашённые исследователем для проведения эксперимента, с завязанными глазами становились в центре этого круга, и слушали игру двух трубачей. Попадая в «мёртвую» звуковую зону, они переставали слышать звуки, и потом рассказывали, что им мерещилось препятствие (в реальности оно отсутствовало) между ними и трубачами.

Звуковые иллюзии для психически больных людей

Совершенно другие истоки и объяснения имеют звуковые иллюзии для психически больных людей. Как правило, звуковые иллюзии принимают форму криков, голосов и брани, подозрительного (для больного) шёпота, выстрелов и целых канонад, пения, оркестровой музыки. Иногда больной в неясном постороннем шуме может «слышать» отдельные разговоры, в которых принимают участие различные люди, иногда он «узнаёт» эти голоса, иногда ему слышится речь чужих ему людей. Эти звуковые иллюзии «выдумывает» больное сознание, выдавая совершенно посторонние звуковые раздражители за отчётливую речь.

Как и в других случаях проявления иллюзий различного типа врачи стараются отделять звуковые иллюзии от слуховых галлюцинаций. В первом случае имеет место мнимое ошибочное восприятие больным посторонних шумов, а во втором — придуманные мерещащиеся звуки. И в одном, и в другом случае есть объединяющее явление — все «разговоры» носят, как правило, обвинительный и осуждающий больного человека характер.

Редко, возникает явление, при котором звуковые иллюзии успокаивают больного и уговаривают его успокоиться. Обычно звуковые иллюзии усиливаются в шумной окружающей обстановке, когда большое количество звуко и шумов провоцирует сознание больного человека «слышать» разговоры. В случаях неправильного восприятия звуков возникает эффект звуковой иллюзии.

Понятие об иллюзиях восприятия. Иллюзия восприятия в психологии человека. Иллюзия восприятия пространства

Иллюзии Чтобы оценить, насколько автономна Система 1, а также осознать различие между впечатлениями и убеждениями, внимательно посмотрите на рисунок 3.В нем нет ничего особенного: две горизонтальные линии разной длины, к которым пририсованы стрелки, направленные в разные

автора Звягин Владимир Иванович

Иллюзии восприятия [лат. illusio — ошибка, заблуждение] — неадекватное отражение воспринимаемого предмета и его свойств. Иногда термином «И. в.» называют сами конфигурации раздражителей, вызывающие подобное неадекватное восприятие. В настоящее время наиболее изученными являются иллюзорные эффекты, наблюдаемые при зрительном восприятии двухмерных контурных изображений. Эти т.н. оптико-геометрические иллюзии заключаются в кажущемся искажении метрических соотношений между фрагментами изображений. К другому классу И. в. относится феномен яркостного контраста. Так, серая полоска на светлом фоне кажется темнее, чем на черном. Известно много иллюзий видимого движения: автокинетическое движение (хаотические перемещения объективно неподвижного источника света, наблюдаемого в полной темноте), стробоскопическое движение (возникновение впечатления движущегося объекта при быстром последовательном предъявлении двух неподвижных стимулов в близком пространственном соседстве), индуцированное движение (кажущееся движение неподвижного объекта в сторону, противоположную движению окружающего его фона).

Наблюдение и экспериментальное исследование свидетельствуют, например, о воздействии цвета на видимую величину предмета: 87 белые и вообще светлые предметы кажутся больше, чем равные им черные или темные предметы (так, в светлом платье человек кажется крупнее, полнее, чем в темном), относительная интенсивность освещения влияет на видимую отдаленность предмета. Расстояние или угол зрения, под которым мы воспринимаем изображение или предмет, влияет на его видимую окраску: цвет на расстоянии существенно изменяется. Включение предмета в состав того или иного так или иначе окрашенного целого влияет на его воспринимаемый цвет.

Таким образом, в восприятии обычно каждая часть зависит от того окружения, в котором она дана.

Значение структуры целого для восприятия входящих в состав его частей обнаруживается очень ярко и наглядно в некоторых оптико-геометрических иллюзиях. Во-первых, воспринимаемая величина фигур оказывается зависимой от окружения, в котором они даны, как это видно из рисунка (оптические иллюзии), где средние круги равны, но видятся нами неравными. Очень яркой является иллюзия Мюллера-Лайера и ее эббингаузовский вариант. Иллюзии, изображенные на этом рисунке, показывают, что воспринимаемые размеры отдельных линий оказываются зависимыми от размеров тех фигур, в состав которых они входят. Особенно показательна в этом отношении иллюзия параллелограмма, в которой диагональ меньшего из четырехугольников кажется меньшей, а большего – большей, хотя объективно они равны.

Зависимым от структуры целого оказывается не только восприятие величины, но и направление каждой входящей в состав какого-нибудь целого линии (иллюзия параллельных линий). На приведенном рисунке параллельные средние отрезки кажутся расходящимися, потому что расходящимися являются те кривые, в состав которых они входят. Точно так же, хотя левая сторона всех кругов на рисунке (иллюзия деформации прямой) расположена на одной прямой, они кажутся нам лежащими на выгнутой линии, потому что расположение фигуры в целом, определяемое линией, проходящей через центры всех кругов, образует выгнутую линию.

Перенос с целого на части, впрочем, не столько объясняет, сколько характеризует в описательном плане ряд иллюзий. Попытка представить роль целого в данном случае как реальное объяснение и свести к ней все иллюзии была бы явно несостоятельна. Существуют многообразные иллюзии; многообразны, по-видимому, и причины, их вызывающие.

Если оставаться в том же описательном плане, то наряду с иллюзиями, которые обусловлены оценкой фигуры в целом или переносом с целого на часть, имеются иллюзии «от части к целому». Имеется ряд иллюзий, в основе которых лежит переоценка острых углов; таковы иллюзии Цельнера, сюда же может быть отнесена и иллюзия Поггендорфа; по этой же причине круг кажется как бы втянутым у углов вписанного в него квадрата. В основе других иллюзий лежит переоценка вертикальных линий по сравнению с горизонтальными и т.д.

Те случаи, когда иллюзорное восприятие получается под воздействием окружения в виде контрастной оценки величины, можно было бы, не ограничиваясь соображениями о влиянии «целого», объяснить общим психологическим законом контраста. Иллюзорное преувеличение размера светлых предметов по сравнению с равновеликими им темными можно, скорее всего, объяснить как эффект иррадиации.

Если от таких объяснений перейти к более общему обоснованию, то можно будет принять в качестве гипотезы то положение, что иллюзорное восприятие абстрактных геометрических фигур обусловлено приспособленностью к адекватному восприятию реальных объектов.

Так, переоценку вертикальных линий по сравнению с горизонтальными А.Пьерон объясняет следующим образом: когда мы воспринимаем дом, стоя перед ним, равные ширина и высота его дают неравные отображения от того, что в силу нашего небольшого роста мы видим их под различными углами. Мы как бы корригируем эту деформацию, переоценивая высоту, вертикальную линию, по сравнению с шириной, с горизонталью. Эта необходимая коррекция, продолжая осуществляться по отношению к отражению вертикалей и горизонталей на сетчатке при восприятии рисунка, и влечет за собой иллюзию переоценки вертикали.

В иллюзии Мюллера-Лайера существенное значение, несомненно, имеет тот факт, что размеры реальных объектов перевешивают частичные оценки элементов этих объектов: линии с расходящимися углами образуют большую фигуру, чем линии с идущими внутрь углами. В эббингаузовской иллюзии также две ласточки ближе друг к другу, две другие более удалены, несмотря на равенство расстояний от клюва. Иллюзорное восприятие последних обусловлено, очевидно, установкой восприятия на правильную оценку реальных расстояний между реальными конкретными объектами.

В физиологическом плане это объясняется тем, что периферическая обусловленность восприятия неотрывна от его центральной обусловленности.

В пользу центральной обусловленности по крайней мере некоторых иллюзий говорят также и опыты Д.Н.Узнадзе и его сотрудников, показавшие переход иллюзии восприятия с одного органа чувств на другой: с одной руки на другую, с одного глаза на другой и даже с руки на глаз. Установка, обусловливающая иллюзию, вырабатывалась на кинестетических ощущениях руки, а в контрольном опыте раздражитель давался только оптически, тем не менее оптически предъявленный объект воспринимался иллюзорно в соответствии с установкой, выработанной на кинестетических ощущениях руки. Этим доказывается центральная, а не только периферическая обусловленность иллюзий. 88

Из вышеописанных иллюзий можно сделать тот вывод, что образ на сетчатке сам по себе не определяет образа восприятия; в частности, величина этого образа сама по себе не дает никакой определенной величины воспринимаемого образа. Это значит, что свойства элемента или части не определены однозначно только местным раздражением. В восприятии часть какого-нибудь целого отлична от того, чем она была бы внутри другого целого. Так, присоединение к фигуре новых линий может изменить все ее непосредственно видимые свойства; одна и та же нота в различных мелодиях звучит по-разному; одно и то же цветовое пятно на разных фонах воспринимается различно.

Когда говорят о влиянии целого на восприятие частей, то по существу это влияние целого заключается: 1) во внутреннем взаимодействии и взаимопроникновении частей и 2) в том, что некоторые из этих частей имеют господствующее значение при восприятии остальных. Всякая попытка оторвать целое от единства его частей является пустой мистификацией; всякая попытка поглотить части в целом неизбежно ведет к самоупразднению целого.

Собственно говоря, почти каждый из фактов, обычно приводимых сторонниками гештальттеории для доказательства структурной «целостности» восприятия, свидетельствует не только о влиянии восприятия целого на восприятие частей, но и о влиянии частей на восприятие целого.

Так, если в доказательство влияния целого на части приводят факты, свидетельствующие о том, что цвет фигуры влияет на ее воспринимаемые размеры, яркость освещения – на оценку воспринимаемого расстояния и т.д., то дело по существу сводится в данном случае к взаимодействию частей внутри единого восприятия. И если говорить о зависимости восприятия части целого (видимой величины фигуры) от свойств целого (его освещение), то с не меньшим основанием можно подчеркнуть в этом же факте обратную зависимость – целого от частей; изменением одной части – освещения – изменена и воспринимаемая величина – значит, радикально изменено восприятие в целом. Если отмечают, что одно и то же цветовое пятно на разных фонах выглядит по-разному, то и изменение одного цветового пятна в одном соответственно выбранном месте картины может придать иной колорит всей картине в целом. Если подчеркивают, что одна и та же нота в разных мелодиях приобретает новые оттенки, то изменение какой-нибудь ноты или введение новой ноты в мелодию может не только придать новый оттенок той же мелодии, а вовсе изменить мелодию. Зависимость целого от части оказывается, таким образом, еще более значительной, чем зависимость части от целого.

При этом значимость различных частей внутри целого, конечно, различна. Изменение некоторых частей не окажет сколько-нибудь заметного влияния на впечатление от целого, между тем как их восприятие может в более или менее значительной мере зависеть от основных свойств этого целого, в состав которого они входят. Приверженцы целостности, гештальтисты, обычно односторонне подчеркивают только эти случаи.

Для правильного разрешения проблемы необходимо учесть и то, что восприятие целого фактически определяется восприятием частей – не всех без различия, а основных, господствующих в данном конкретном случае. Так, мы можем не заметить пропуска или искажения какой-нибудь буквы в слове, потому что при чтении мы руководствуемся в значительной мере общей, привычной нам, структурой слова в целом. Но распознание этой целостной структуры слова в свою очередь опирается на отдельные господствующие в нем буквы, от которых по преимуществу зависит эта структура слова. В более или менее длинном слове можно проглядеть пропуск буквы, не изменяющей сколько-нибудь заметно общей формы слова, но пропуск буквы, выступающей вверх или вниз строчки, обычно бросается в глаза. Причина в том, что самая структура целого определяется его частями, по крайней мере некоторыми из них. В частности, общее впечатление от структуры целого в значительной мере зависит от выступающих из строки букв и их расположения в ряду прочих.

Таким образом, для восприятия существенно единство целого и частей, единство анализа и синтеза.

Поскольку восприятие не сводится к простой механической сумме или агрегату ощущений, определенное значение приобретает вопрос о структуре восприятия, т.е. расчлененности и специфической взаимосвязи его частей. В силу этой расчлененности и специфической взаимосвязи частей воспринимаемого оно имеет форму, связанную с его содержанием, но и отличную от него. Такое структурирование воспринимаемого находит себе выражение, например, в ритмичности, представляющей определенное членение и объединение, т.е. структурирование звукового материала. В зрительном материале такое структурирование проявляется в виде симметрического расположения однородных частей или в известной периодичности чередования однородных объектов.

Форма в восприятии обладает некоторой относительной независимостью от содержания. Так, одна и та же мелодия может быть сыграна на разных инструментах, дающих звуки различного тембра, и пропета в различных регистрах: каждый раз все звуки будут различны; иными будут и высота и тембр их, но если соотношение между ними останется все тем же, мы воспримем одну и ту же мелодию. X.Эренфельс, особенно подчеркнувший значение таких структур, несводимых к свойствам входящих в восприятие частей или элементов, назвал их Gestaltqualität – качеством формы.

На наличии в восприятии различных по содержанию входящих в него элементов, или частей, общей структуры основывается возможность так называемой транспозиции. Транспозиция имеет место тогда, например, когда при изменении размеров, окраски и прочих свойств различных частей какого-нибудь тела мы – если только при этом остаются неизмененными геометрические соотношения частей – узнаем в нем одну и ту же геометрическую форму. Транспозиция имеет место тогда, когда, как в вышеприведенном примере, мы узнаем одну и ту же мелодию, хотя она поется в различных регистрах или играется на инструментах, дающих звуки различного тембра.

Обладая некоторой относительной независимостью от содержания, форма вместе с тем и связана с содержанием. В восприятии даны не форма и содержание, аформа некоторогосодержания, и самая структура зависит от структурирования смыслового содержания восприятия.

Поскольку оказывается, что элементы, или части, воспринимаемого обычно так или иначе структурируются, возникает вопрос, чем определяется это структурирование нашего восприятия.

С вопросом о структурности восприятия связано выделение фигуры из фона. Фон и фигура отличаются друг от друга: фон обычно является неограниченным и неопределенным; фигура ограничена, как бы рельефна; она как бы обладает предметностью. В связи с этим величина разностного порога, как показало исследование А.Гельба и Р.Гранита, на фигуре больше, чем на фоне. Различием фигуры и фона гештальтисты пытались объяснить наше восприятие реальных предметов – то, почему мы обычно видим вещи, а не промежутки между ними, окаймленные вещами, и т.п., совершенно не учитывая более существенной зависимости восприятия от объективной значимости реальных вещей.

К И. в. незрительной природы можно отнести, например, иллюзию Шарпантье: из двух предметов равного веса, но разных размеров меньший кажется тяжелее. Встречаются также разнообразные установочные иллюзии, детально исследованные Д.Н. Узнадзе и его учениками. Некоторые И. в. имеют сложный характер: например, в ситуации невесомости, при необычной стимуляции вестибулярного аппарата, нарушается оценка положения зрительных и акустических объектов. Существуют также иллюзии осязания, времени, цвета, температурные и т. п. Единой теории, объясняющей все И. в., в настоящее время нет. Принято считать, что иллюзорные эффекты, как показал немецкий ученый Г. Гельмгольц, являются результатом работы в необычных условиях тех же механизмов восприятия, которые в нормальных условиях обеспечивают его константность. Многочисленные исследования посвящены обнаружению детерминант оптической и физиологической природы иллюзий.

Их появление объясняется особенностями строения глаза, спецификой процессов кодирования и декодирования информации, эффектами иррадиации, контраста и т. д. В исследованиях фиксируются социальные детерминанты трансформации образов — особенности мотивационной и потребностной сфер, влияние эмоциогенных факторов, прошлого опыта, уровня интеллектуального развития. Трансформация образов объективной действительности происходит под влиянием целостных образований личности: установок, смысловых образований, «картины мира». По изменению особенностей восприятия иллюзий можно определить глобальные характеристики и качества человека — его состояние в ситуации восприятия (усталость, активность), характер и тип личности, статус и самооценку, патологические изменения, подверженность внушению. В последнее время получены экспериментальные данные, свидетельствующие об изменении видения иллюзий субъектами восприятия в ситуации актуализации у них образа значимого другого. В этих исследованиях акцент переносится с изучения особенностей восприятия на изучение личностных качеств человека.

Мы воспринимаем окружающее нас как данность: солнечный луч, играющий бликами на поверхности воды, переливы красок осеннего леса, улыбку ребенка… Мы не сомневаемся, что реальный мир именно таков, каким мы его видим. Но так ли это на самом деле? Почему иногда зрение нас подводит? Как мозг человека интерпретирует воспринимаемые объекты?

Человек воспринимает большую часть информации об окружающем мире благодаря зрению, но мало кто задумывается о том, как именно это происходит. Чаще всего глаз считают похожим на фотоаппарат или телекамеру, проецирующую внешние объекты на сетчатку, которая является светочувствительной поверхностью. Мозг «смотрит» на эту картинку и «видит» все, что нас окружает. Однако не все так просто. Во-первых, изображение на сетчатке перевернуто. Во-вторых, из-за несовершенных оптических свойств глаза, таких как абберация, астигматизм и рефракция, картинка на сетчатке расфокусирована или размазана. В-третьих, глаз совершает постоянные движения: скачки при рассматривании изображений и при зрительном поиске, мелкие непроизвольные колебания при фиксации на объекте, относительно медленные, плавные перемещения при слежении за движущимся объектом. Таким образом, изображение находится в постоянной динамике. В-четвертых, глаз моргает приблизительно 15 раз в минуту, а это значит, что изображение через каждые 5-6 секунд перестает проецироваться на сетчатку. Поскольку человек обладает бинокулярным зрением, то фактически он видит два размытых, дергающихся и периодически исчезающих изображения, а значит, возникает проблема совмещения информации, поступающей через правый и левый глаз.

Иллюзии — это искаженное, неадекватное отражение свойств воспринимаемого объекта. В переводе с латыни слово «иллюзия» означает «ошибка, заблуждение». Это говорит о том, что иллюзии с давних времен интерпретировались как некие сбои в работе зрительной системы. Изучением причин их возникновения занимались многие исследователи. Основной вопрос, интересующий не только психологов, но и художников, — как на основе двухмерного изображения на сетчатке воссоздается трехмерный видимый мир. Возможно, зрительная система использует определенные признаки глубины и удаленности, например, принцип перспективы, предполагающий, что все параллельные линии сходятся на уровне горизонта, а размеры объекта по мере его удаления от наблюдателя пропорционально уменьшаются. Мы не осознаем, насколько сильно изменяется проекция объекта на сетчатке по мере его удаления.

Одна из самых известных оптико-геометрических иллюзий — (см. рис. 1).

Посмотрев на этот рисунок, большинство наблюдателей скажет, что левый отрезок со стрелочками наружу длиннее правого со стрелочками, направленными внутрь. Впечатление настолько сильное, что, согласно экспериментальным данным, испытуемые утверждают, что длина левого отрезка на 25-30% превышает длину правого.

Еще один пример оптико-геометрических иллюзий — (рис. 2)

Также иллюстрирует искажения восприятия размера. Понцо нарисовал два одинаковых отрезка на фоне двух сходящихся линий, наподобие уходящего вдаль железнодорожного полотна. Верхний отрезок кажется крупнее, поскольку мозг интерпретирует сходящиеся линии как перспективу (как две параллельные линии, сходящиеся на расстоянии). Поэтому мы думаем, что верхний отрезок расположен дальше, и полагаем, что его размер больше. Кроме сходящихся линий силу эффекту добавляет уменьшающееся расстояние между промежуточными горизонтальными отрезками.

Значение перспективы для восприятия иллюзии Мюллера-Лайера иллюстрирует рис. 3. (Желтые линии в углах стены имеют совершенно одинаковые размеры). В повседневной жизни нас окружает множество прямоугольных предметов: комнаты, окна, дома. Поэтому изображение, на котором линии расходятся, можно воспринимать как угол здания, расположенный дальше от наблюдателя, в то время как рисунок, на котором линии сходятся, воспринимается как угол здания, расположенный ближе. Аналогично можно объяснить иллюзию Понцо. Косые линии, сходящиеся в одной точке, ассоциируются либо с длинным шоссе, либо с железнодорожным полотном, на котором лежат два предмета. Зрительные шаблоны, сформированные таким «прямоугольным» окружением, и заставляют нас ошибаться.

Анализ предложенного объяснения оптико-геометрических иллюзий показывает, что, во-первых, все параметры зрительного образа взаимосвязаны, благодаря чему и возникает целостное восприятие, воссоздается адекватная картина внешнего мира. Во-вторых, на восприятие влияют сформированные повседневным опытом стереотипы, например, представления о том, что мир трехмерен, начинающие работать, как только в картинку вносятся признаки, указывающие на перспективу.

Примером того, как можно разрушить целостный образ объекта, служат так называемые » «, противоречивые фигуры, картины с нарушенной перспективой.

Если человек, сидя в вагоне поезда, фиксирует взгляд на пейзаже за окном, ему кажется, что объекты, находящиеся ближе точки фиксации, движутся на него, причем настолько быстро, что ему порой не удается различить детали. А предметы, расположенные на заднем плане, т.е. за точкой фиксации, движутся вместе с наблюдателем достаточно медленно. Это явление называется .

Рис.7. Двигательный
параллакс

Существуют динамические иллюзии, возникающие при использовании этого явления для плоских изображений. На рис. 7 мы видим пример такой иллюзии. Круги на переднем плане движутся быстро, а на заднем медленно. Наблюдателю кажется, что плоская картинка превращается в объемную.

Еще одна динамическая иллюзия — автокинетическое движение. Если вы смотрите на светящуюся точку в темной комнате, то можете наблюдать удивительное явление. Эксперимент предельно прост: нужно зажечь сигарету и положить ее в пепельницу. Непременные условия возникновения иллюзии — в комнате должно быть так темно, чтобы, кроме этого светового пятнышка, ничего больше не было видно. При этом взгляд нужно тщательно фиксировать на светящейся точке в течение нескольких минут. Вы, зная, что сигарета неподвижно лежит в пепельнице, через некоторое время вдруг обнаружите, что ее огонек перемещается, совершая размашистые движения, резкие скачки, описывает круги по комнате. Амплитуда движений может быть довольно большой. Причем понимание того, что это — иллюзия, никак не влияет на результаты наблюдения. Гипотезы, объясняющие этот феномен движениями глаз, были опровергнуты экспериментами, в которых одновременно регистрировались движения глаз и отчет наблюдателя о том, в каком направлении перемещается световое пятно. Сопоставление полученных данных показало, что соответствия между реальными движениями глаз и видимым движением объекта не существует.

Но, пожалуй, величайшая зрительная иллюзия — это кино и телевидение. Мы можем смотреть передачи благодаря стробоскопическому эффекту, основанному на одном из важнейших свойств зрительной системы — инерционности. Наблюдателю в течение нескольких секунд предъявляют статичную светящуюся точку в одном месте экрана, а через 60-80 мс показывают ее в другом месте. Человек видит не два разных объекта, вспыхнувших в разных местах, а перемещение объекта из одного положения в другое. Зрительная система интерпретирует последовательные и связанные между собой изменения как движение. Именно благодаря этому эффекту мы видим на экранах не ряд быстро сменяющих друг друга кадров, а единую движущуюся картину.

Известно, что первые шаги кинематографа сопровождал курьезный эпизод: когда зрители увидели на экране приближающийся поезд, они вскочили и с криком убежали — им показалось, что он несется прямо на них. Этот феномен называется лупингом. Если человеку продемонстрировать световое пятно, которое вдруг начнет расширяться во все стороны, ему покажется, что оно движется прямо на него, а не увеличивает свой размер. Причем иллюзия будет настолько сильной, что заставит невольно отстраниться от экрана, как от объекта, представляющего угрозу. Нечто похожее можно увидеть, наблюдая за любителями компьютерных игр: кто-то наклоняется в сторону, пытаясь спрятаться от летящих в него пуль, кто-то отшатывается от несущегося в него огненного шара. Очевидно, что в случае, когда нет однозначной информации об изменении формы объекта, зрительная система предпочитает увеличение сетчаточного изображения трактовать как приближение объекта.

Некоторые иллюзии возникают в связи с переработкой поступающей информации. Человек иногда видит мир не таким, каков он есть на самом деле, а таким, каким хотел бы его увидеть, поддаваясь сформированным привычкам, потаенным мечтам или страстным желаниям. Он ищет нужную форму, цвет или другое отличительное качество объекта среди представленных во внешнем мире. Это свойство избирательности называется феноменом перцептивной готовности. Посмотрите на рис. 8.


Рис.8 Иллюзии переработки информации

Символ в центре — буква или цифра? Если рассматривать горизонтальный зрительный ряд, состоящий из букв, в центре будет «В» — к этому наблюдатель подготовлен буквенным рядом. Если смотреть на вертикальный ряд, окажется, что это вовсе не буква, а цифра 13 — к такому решению подтолкнули цифры.

Подобные иллюзии обусловлены более высоким уровнем обработки информации, когда характер решаемой задачи определяет то, что воспринимает человек в окружающем мире. Интересны особенности избирательности восприятия. Если сказать человеку: в этой книге есть твоя фамилия, — то он сможет, очень быстро пролистав страницы, найти упоминание о себе. Причем ни о каком прочтении текста речи не идет. Такими навыками обладают корректоры, непостижимым образом вычленяющие в тексте ошибки, незаметные обычному читателю.

В данном случае речь идет о профессиональных навыках, приобретаемых в процессе деятельности.

Восприятие работает очень избирательно, когда дело доходит до значимых, слишком важных для нас событий. Например, человеческое лицо воспринимается по-особому. Негатив снимка лица практически не опознается, кажется совершенно неинформативным. Если геометрические объекты, в зависимости от того, как ложатся тени, могут казаться как выпуклыми, так и вогнутыми, то человеческое лицо выпукло всегда (даже маску невозможно увидеть вогнутой). Парадоксально восприятие перевернутого изображения лица (рис. 9)


Рис.9. Иллюзии переработки информации

Если рассматривать две фотографии лиц, повернутые вверх ногами, кажется, что они не различаются: глаза, нос, губы, волосы — все идентично. Но, перевернув эти портреты, можно убедиться, что они абсолютно разные. На одном — спокойная и милая улыбка Джоконды, на другом — ужасная гримаса. Дело, видимо, в том, что человеческое лицо слишком значимо, его невозможно воспринимать в необычном ракурсе.

Важнейшим свойством нашего глаза является его способность различать цвета. Одним из свойств, относящихся к цветному зрению можно считать явление смещения максимума относительной видимости при переходе от дневного зрения к сумеречному. При сумеречном зрении (низких освещенностях) не только понижается чувствительность глаза к восприятию цветов вообще, но и в этих условиях глаз обладает пониженной чувствительностью к цветам длинноволнового участка видимого спектра (красный, оранжевый) и повышенной чувствительностью к цветам коротковолновой части спектра (синий, фиолетовый).

Можно указать на ряд случаев, когда мы при рассматривании цветных объектов также встречаемся с ошибками зрения или иллюзиями.

Во-первых, иногда о насыщенности цвета объекта мы ошибочно судим по яркости фона или по цвету других, окружающих его предметов. В этом случае действуют также закономерности контраста яркостей: цвет светлеет на темном фоне и темнеет на светлом (рис. 10).

Великий художник и ученый Леонардо да Винчи писал: «Из цветов равной белизны тот кажется более светлым, который будет находится на более темном фоне, а черное будет казаться более мрачным на фоне большей белизны. И красное покажется более огненным на более темном фоне, а также все цвета, окруженные своими прямыми противоположностями.»

Во-вторых существует понятие собственно цветовых или хроматических контрастов, когда цвет наблюдаемого нами объекта изменяется в зависимости от того, на каком фоне мы его наблюдаем. Можно привести множество примеров воздействия на глаз цветовых контрастов. Гете, например, пишет: «Трава, растущая во дворе, вымощенном серым известняком, кажется бесконечно прекрасного зеленого цвета, когда вечерние облака бросают красноватый, едва заметный отсвет на камни.» Дополнительный цвет зари — зеленый; этот контрастный зеленый цвет, смешиваясь с зеленым цветом травы и дает «бесконечно прекрасный зеленый цвет».

Гете описывает также явление так называемых «цветных теней». «Один из самых красивых случаев цветных теней можно наблюдать в полнолуние. Свет свечи и лунное сияние можно вполне уравнять по интенсивности. Обе тени могут быть сделаны одинаковой силы и ясности, так, что оба цвета будут вполне уравновешиваться. Ставят экран так, чтобы свет полной луны падал прямо на него, свечу же помещают несколько сбоку на надлежащем расстоянии; перед экраном держат какое-нибудь прозрачное тело. Тогда возникает двойная тень, причем та, которую отбрасывает луна и которую в то же время освещает свеча, кажется резко выраженного красновато-темного цвета, и, наоборот, та, которую отбрасывает свеча, но освещает луна — прекраснейшего голубого цвета. Там, где обе тени встречаются и соединяются в одну, получается тень черного цвета.»

Слепое пятно. Наличие слепого пятна на сетчатой оболочке глаза впервые открыл в 1668 г. известный французский физик Э. Мариотт. Свой опыт, позволяющий убедиться в наличии слепого пятна, Мариотт описывает следующим образом: «Я прикрепил на темном фоне, приблизительно на уровне глаз, маленький кружочек белой бумаги и в то же время просил другой кружочек удерживать сбоку от первого, вправо на расстоянии около двух футов), но несколько пониже так, чтобы изображение его упало на оптический нерв моего правого глаза, тогда как левый я зажмурю. Я стал против первого кружка и постепенно удалялся, не спуская с него правого глаза. Когда я был в расстоянии 9 футов, второй кружок, имевший величину около 4 дюймов, совсем исчез из поля зрения. Я не мог приписать это его боковому положению, ибо различал другие предметы, находящиеся еще более сбоку, чем он; я подумал бы, что его сняли, если бы не находил его вновь при малейшем передвижении глаз».

Известно, что Мариотт забавлял английского короля Карла II и его придворных тем, что учил их видеть друг друга без головы. Сетчатая оболочка глаза в том месте, где в глаз входит зрительный нерв, не имеет светочувствительных окончаний нервных волокон (палочек и колбочек). Следовательно, изображения предметов, приходящиеся на это место сетчатки, не передаются мозгу.

Вот еще интересный пример. На самом деле круг идеально ровный. Стоит прищуриться и мы это видим.

К этому воздействию относятся иллюзии или оптические явления, вызываемые цветом и изменяющие внешний вид предметов. Рассматривая оптические явления цвета, все цвета можно условно разделить на две группы: красные и синий, т.к. в основном цвета по своим оптическим свойствам будут тяготеть к какой-нибудь из этих групп. Исключение составляет зеленый цвет. Светлые цвета, например белый или желтый создают эффект иррадиации, они как бы распространяются на расположенные рядом с ними более темные цвета и уменьшают окрашенные в эти цвета поверхности. Для примера, если через щель дощатой стены проникает луч света, то щель кажется шире, чем в действительности. Когда солнце светит сквозь ветви деревьев, ветви эти кажутся более тонкими, чем обычно.

Это явление играет существенную роль при конструировании шрифтов. В то время, как, например, буквы E и F сохраняют свою полную высоту, высота таких букв как O и G, несколько уменьшаются, еще больше уменьшаются из-за острых окончаний буквы A и V. Эти буквы кажутся ниже общей высоты строки. Чтобы они казались одинаковой высоты с остальными буквами строки, их уже при разметке выносят несколько вверх или вниз за приделы строки. объясняется и различное впечатление от поверхностей, покрытых поперечными или продольными полосками. Поле с поперечными полосками кажется более низким, чем поле с продольными, так как белый цвет окружающий поля проникает наверху и внизу между полосками и визуально уменьшает высоту поля.

Основные оптические особенности групп красных и синих цветов.

Желтый цвет зрительно как бы приподнимает поверхность. Она кажется к тому же более обширной из за эффекта иррадиации. Красный цвет приближается к нам, голубой, наоборот удаляется. Плоскости, окрашенные в темно-синий, фиолетовый и черный цвета, зрительно уменьшаются и устремляются книзу.

Зеленый цвет — наиболее спокойный из всех цветов. Так же нужно отметить центробежное движение желтого цвета и центростремительное синего.

Первый цвет колет глаза, во втором глаз утопает. Это воздействие увеличивается, если к нему добавить различие в светлоте и темноте, т.е. воздействие желтого увеличится при добавлении к нему белого цвета, синего — при утемнении его черным.

Академик С. И. Вавилов по поводу устройства глаза пишет: «Насколько проста оптическая часть глаза, настолько сложен его воспринимающий механизм. Мы не только не знаем физиологического смысла отдельных элементов сетчатки, но не в состоянии сказать, насколько целесообразно пространственное распределение светочувствительных клеток, к чему нужно слепое пятно и т. д. Перед нами не искусственный физический прибор, а живой орган, в котором достоинства перемешаны с недостатками, но все неразрывно связано в живое целое».

Слепое пятно, казалось бы, должно мешать нам видеть весь предмет, но в обычных условиях мы этого не замечаем.

Во-первых, потому, что изображения предметов, приходящиеся на слепое пятно в одном глазу, в другом проектируются не на слепое пятно; во-вторых, потому, что выпадающие части предметов невольно заполняются образами соседних частей, находящихся в поле зрения. Если, например, при рассматривании черных горизонтальных линий некоторые участки изображения этих линий на сетчатке одного глаза придутся на слепое пятно, то мы не увидим разрыва этих линий, так как другой наш глаз восполнит недостатки первого. Даже при наблюдении одним глазом наш рассудок возмещает недостаток сетчатки и исчезновение некоторых деталей предметов из поля зрения не доходит до нашего сознания.
Слепое пятно достаточно велико (на расстоянии двух метров от наблюдателя из поля зрения может исчезнуть даже лицо человека), однако при обычных условиях видения подвижность наших глаз устраняет этот «недостаток» сетчатой оболочки.

Астигматизмом глаза называется его дефект, обусловленный обычно несферической — (торической) формой роговой оболочки и иногда несферической формой поверхностей хрусталика. Астигматизм человеческого глаза был впервые обнаружен в 1801 г. английским физиком Т. Юнгом. При наличии этого дефекта (кстати, не у всех людей проявляющегося в резкой форме) не происходит точечного фокусирования лучей, параллельно падающих на глаз, вследствие различного преломления света роговицей в различных сечениях. Астигматизм резко выраженный исправляется очками с цилиндрическими стеклами, которые преломляют световые лучи только в направлении, перпендикулярном к оси цилиндра.

Глаза, совершенно свободные от этого недостатка, у людей встречаются редко, в чем легко можно убедиться. Для испытания глаз на астигматизм врачи-окулисты часто применяют специальную таблицу, где двенадцать кружков имеют штриховку равной толщины через одинаковые интервалы. Глаз, обладающий астигматизмом, увидит линии одного или нескольких кружков более черными. Направление этих более черных линий позволяет сделать вывод о характере астигматизма глаза.

Если астигматизм обусловлен несферической формой поверхности хрусталика, то при переходе от ясного видения предметов горизонтальной протяженности к рассматриванию вертикальных предметов человек должен изменить аккомодацию глаз. Чаще всего расстояние ясного видения вертикальных предметов меньше, чем горизонтальных.

Экспериментальное исследование процесса восприятия реальных объектов — двух равных по величине реек на фоне рельсов железнодорожного пути — показало, что воспринимаемая величина дальней рейки была либо меньшей (в подавляющем большинстве проб), либо равной воспринимаемой величине ближней рейки в зависимости от способа восприятия и дистанции наблюдения. «Иллюзия» восприятия большей относительной величины дальней рейки имела место лишь в очень редких случаях.

Это отличие результатов процесса восприятия реального объекта и его абстрактного изображения на плоскости обусловлена различием в содержании образующихся отношений в процессе отражения свойств того и другого объекта восприятия. Таким образом, процессы восприятия реального объекта и его изображения, отличающиеся по объективному содержанию образующихся в этих процессах отношений, а также условиям восприятия, неправомерно считать идентичными процессами.

Именно многообразие анизотропных отношений является той непосредственно-чувственной основой полуфункциональности процесса восприятия, которая обеспечивает возможность отражения человеком различных свойств и отношений объектов при разных условиях и задачах действия с ними.

Иллюзии восприятия

(от лат. illusio — ошибка, заблуждение) — неадекватное воспринимаемого предмета и его свойств. Иногда термином «И. в.» называют сами конфигурации раздражителей , вызывающие подобное неадекватное . В настоящее время наиболее изученными являются иллюзорные эффекты, наблюдаемые при зрительном восприятии двухмерных контурных изображений. Эти так называемые «оптико-геометрические иллюзии» заключаются в кажущемся искажении метрических соотношений между фрагментами изображений. К другому классу И. относится феномен яркостного контраста. Так, серая полоска на светлом фоне кажется темнее, чем на черном. Известно много иллюзий видимого движения: автокинетическое движение (хаотические перемещения объективно неподвижного источника света, наблюдаемого в полной темноте), стробоскопическое движение (возникновение впечатления движущегося объекта при быстром последовательном предъявлении двух неподвижных стимулов в близком пространственном соседстве), (кажущееся движение неподвижного объекта в сторону, противоположную движению окружающего его фона). К И. в. незрительной природы можно отнести, например, иллюзию Шарпантье: из двух предметов равного веса, но разных размеров меньший кажется тяжелее. Встречаются также разнообразные установочные иллюзии, детально исследованные Д. Н. Узнадзе и его учениками (см. ). Некоторые И. в. имеют сложный характер: например, в ситуации невесомости, при необычной стимуляции вестибулярного аппарата, нарушается оценка положения зрительных и акустических объектов. Существуют также иллюзии осязания, времени, цвета, температурные и т. п. Единой теории, объясняющей все И. в., в настоящее время нет. Принято считать, что иллюзорные эффекты, как показал немецкий ученый Г. Гельмгольц , являются результатом работы в необычных условиях тех же механизмов восприятия, к-рые в нормальных условиях обеспечивают его . Многочисленные исследования посвящены обнаружению детерминант оптической и физиологической природы иллюзий. Их появление объясняется особенностями строения глаза, спецификой процессов кодирования и декодирования информации , эффектами иррадиации, контраста и т. д. В исследованиях фиксируются социальные детерминанты трансформации образов — особенности мотивационной и потребностной сфер, влияние эмоциогенных факторов, прошлого опыта, уровня интеллектуального развития. Трансформация образов объективной действительности происходит под влиянием целостных образований личности : установок, смысловых образований, «картины мира». По изменению особенностей восприятия иллюзий можно определить глобальные характеристики и качества человека — его состояние в ситуации восприятия ( , ), и , и самооценку, патологические изменения, подверженность внушению . В последнее время получены экспериментальные данные, свидетельствующие об изменении видения иллюзий субъектами восприятия в ситуации актуализации у них образа значимого другого . В этих исследованиях акцент переносится с изучения особенностей восприятия на изучение личностных качеств человека (см. ).

Краткий психологический словарь. — Ростов-на-Дону: «ФЕНИКС» . Л.А.Карпенко, А.В.Петровский, М. Г. Ярошевский . 1998 .

Иллюзии восприятия Этимология.

Происходит от лат. illusere — обманывать.

Категория.

Искажение восприятия частных признаков тех или иных предметов.

Виды.

Наиболее многочисленны пространственные зрительные иллюзии. Принято выделять следующие виды зрительных иллюзий:

Иллюзии, основанные на физиологических явлениях, таких как иррадиация возбуждения в сетчатке, за счет действия которой обусловлено восприятие светлых предметов на черном фоне как более крупных, чем объективно равных с ними черных предметов на светлом фоне;

Длина вертикальных линий воспринимается как большая по сравнению с горизонтальными, объективно равными им;

2. Переоценка длины вертикальных линий по сравнению с горизонтальными при их действительном равенстве. Высота фигуры на рис. 3б, кажется большей, чем ее ширина, хотя в действительности фигура имеет форму квадрата. При равенстве длин перпендикуляра и его горизонтального основания первый воспринимается бо льшим по длине. Всякое заполненное отдельными объектами расстояние кажется больше незаполненного, причем расстояние, заполненное поперечными линиями, удлиняется больше, чем заполненное продольными линиями.

3. Иллюзии, обусловленные контрастом. Воспринимаемая величина фигур оказывается зависимой от окружения, в котором они даны (рис. 3в). Один и тот же кружок кажется бо льшим среди маленьких и меньшим среди больших кружков (иллюзия Эббингауза ).

4. Перенесение свойств целой фигуры на ее отдельные части. Мы воспринимаем видимую фигуру, каждую отдельную часть ее не изолированно, а всегда в известном целом. В иллюзии Мюллера-Лайера прямые линии, заканчивающиеся различно направленными углами, кажутся неодинаковыми по длине (рис. 3г).

Возможны и обратные случаи зрительных иллюзий, когда из-за большего различия 2 соседних частей возникает впечатление побочного различия фигур в целом. Изображенные на рис. 3д фигуры одинаковы, хотя верхняя кажется меньше нижней, поскольку нижняя сторона верхней фигуры явно меньше соседней с ней верхней стороны нижней фигуры (иллюзия Ястрова ).

5. Кажущееся искажение направления линий за счет штриховки, пересечений с др. линиями. Параллельные линии кажутся изогнутыми под влиянием пересекающих их др. линий (иллюзия Цельнера ; рис. 3з). Известна иллюзия неколлинеарности, или излома прямой (рис. 3ж): отрезки прямой, пересекающие 2 горизонтальных (или вертикальных) прямоугольника, воспринимаются не принадлежащими 1 прямой, а отдельными отрезками, расположенными на разных уровнях (иллюзия Поггендорфа ).

6. Известен ряд И. в., в основе которых лежит переоценка величин острых углов. К достаточно хорошо известной иллюзии приводят параллельные линии, составляющие с другими линиями острые углы. В силу иллюзорного преувеличения последних параллельные линии не кажутся таковыми. По этой же причине круг кажется как бы втянутым у углов вписанного в него квадрата (рис. 3ж).

Рис. 3. Примеры зрительных иллюзий

Причины, вызывающие И. в., многообразны и недостаточно ясны. Одни теории объясняют зрительные иллюзии действием периферических факторов (иррадиацией, аккомодацией , движениями глаз и т. д.), др. — влиянием некоторых центральных факторов. Иногда иллюзии появляются вследствие действия особых условий наблюдения (напр., одним глазом или при неподвижных осях глаз). Ряд иллюзий обусловлен оптикой глаза. Большое значение в возникновении зрительных И. в. имеет системное действие сложившихся в прошлом опыте временных связей, чем, напр., и объясняется иллюзия уподобления части целому: обычно если целое больше, то больше и его части (по сравнению с аналогичными частями другого, меньшего целого), и, наоборот, если к.-л. из этих частей меньше, то и целое меньше. Иллюзии контраста м. б. объяснены индукционными отношениями возбуждения и торможения в коре головного мозга . Зрительные И. в. широко используются в живописи и архитектуре.

И. в. можно наблюдать не только в области зрения, но и в др. областях восприятия. Так, хорошо известна А. Шарпантье : если поднимать 2 одинаковых по весу и внешнему виду, но различных по объему предмета, то меньший по размеру воспринимается как более тяжелый (и наоборот). В основе этой иллюзии лежит связь, образовавшаяся в жизни между весом (объемом) и величиной предметов: чем больше величина, объем, тем больше и вес. А когда это ожидание не соответствует действительности, возникает .

В области осязания известна . Если мы скрестим указательный и средний пальцы и одновременно прикоснемся ими к шарику или горошине (покатаем их), то будем воспринимать не 1 шарик, а 2.

Иллюзии также могут возникать под влиянием непосредственно предшествующих восприятий. Таковы, напр., контрастные иллюзии, наблюдающиеся при выработке «установки» по методу Д . Н . Узнадзе . После многократного восприятия сильно различающихся предметов (по весу, величине, объему и т. п.) равные в том же отношении предметы воспринимаются человеком как неравные: бо льшим кажется предмет, находящийся на месте ранее воспринимаемого меньшего предмета, и т. д. Контрастные иллюзии часто наблюдаются также в области температурных и вкусовых ощущений: после холодового раздражителя тепловой раздражитель кажется горячим; после ощущения кислого или соленого усиливается чувствительность к сладкому и т. п. См. (автокинетическая иллюзия), , , Индуцированные (фехнеровские ) цвета , , , , , .

Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК . Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко . 2003 .

Смотреть что такое «иллюзии восприятия» в других словарях:

    Иллюзии Восприятия — (от лат. illusere обманывать) 040000 227 186 руки искажение восприятия частных признаков тех или иных предметов. Наибольшее многочисленны пространственные зрительные иллюзии. Принято выделять следующие вид … Психологический словарь

    ИЛЛЮЗИИ ВОСПРИЯТИЯ — (от греч. illusio ошибка.) искаженные восприятия реальных объектов. И. в. могут происходить в разных модальностях. Наиболее часто они происходят в области зрения. Зрительные И. в. (обманы зрения) ошибки восприятия, возникающие при отражении… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

    См. Иллюзии восприятия, Оптико геометрические иллюзии. Большой психологический словарь. М.: Прайм ЕВРОЗНАК. Под ред. Б … Большая психологическая энциклопедия

    Иллюзии оптические — Основная статья: Зрение человека Оптические иллюзии (более узко зрительные иллюзии) ошибки в зрительном восприятии, вызванные неточностью или неадекватностью процессов неосознаваемой коррекции зрительного образа (лунная иллюзия, неверная оценка … Википедия

    ИЛЛЮЗИИ ОПТИЧЕСКИЕ — (от лат. illusio обман), типичные случаи резкого несоответствия зрит. восприятий реальным св вам наблюдаемых объектов. И. о. известны с глубокой древности: строители Древней Греции учитывали их при постройке зданий, они описаны Титом Лукрецием… … Физическая энциклопедия

    ИЛЛЮЗИИ — (от лат. illusio насмешка), представляют расстройство процесса восприятия и вместе с галлюцинациями относятся к так называемым «обманам чувств». Точное определение И. со времени франц. психиатра Эскироля (Esquirol) основывается на… … Большая медицинская энциклопедия

    ИЛЛЮЗИИ ОПТИЧЕСКИЕ — оптико геометрические искажения объективной реальности; обман зрительного восприятия, свойственный нормальным зрительным чувствам человека (чем И. о. отличаются от галлюцинаций). Иллюзия неадекватного зрительного восприятия реальных предметов,… … Большая политехническая энциклопедия

    Иллюзии пространственного положения — в полёте неправильное, искажённое отражение в сознании лётчика своего положения или положения летательного аппарата в пространстве. И. п. п., возникающие у лётчиков в полётах, являются обычно не результатом болезненного состояния, а… … Энциклопедия техники

    ИЛЛЮЗИИ — (от латинского illusio игра воображения, обман), искаженное восприятие действительности, обман восприятия. 1) Иллюзии как следствие несовершенства органов чувств; свойственны всем людям (например, оптические иллюзии). 2) Иллюзии, обусловленные… … Современная энциклопедия

Optical Illusions — Fine Arts Center

James Turrell, Alta (Pink) как часть «Cosmic Wonder» в центре Yerba Buena Centre
в Сан-Франциско, 1968 год. Эта часть показывает, как Turrell бросает вызов
зритель задается вопросом, является ли это просто светом или чем-то более
физическим, даже чем-то, к чему вы потенциально можете прикоснуться.

Многие из работ Джеймса Туррелла пытаются заставить свет , нечто полностью нефизическое, пересечь стандартные границы восприятия в почти физическое и материальное царство .Драматический цвет и насыщенность света , которые доминируют в его произведениях, предлагают совершенно новый способ восприятия света , выходящий за рамки простого визуального восприятия. Бакалавриат Террелла в области психологии повлиял на его работы благодаря их способности бросать вызов стандартным способам восприятия .

Пример литеральной оптической иллюзии , где
созданное изображение отличается от объектов.
Это изображение, которое вы обычно не видите
в этом контексте.

А вот какие оптические иллюзии ? Вот реальный пример оптических иллюзий Майка Хьюсона, комиссии по общественному искусству в Новой Зеландии , которая отдает дань уважения Педагогической школе Крайстчерча, зданию, подлежащему сносу после землетрясения 2011 года . Можете ли вы сказать, с какими типами оптических иллюзий работает Hewson, из трех категорий ниже?

Типы оптических иллюзий
Буквальные, физиологические, когнитивные

Пример физиологической оптической иллюзии , которая
чаще всего характеризуется остаточными изображениями после
глядя на яркие огни.Этот тип повторяющегося или интенсивного стимула
приводит нас к ложному восприятию движения или повторения. Джереми Хинтон
создал эту иллюзию примерно в 2005 году — если вы посмотрите на центральный крест
в течение примерно 20 секунд, то увидите три вещи: (1) промежуток, идущий вокруг
вокруг круга сирени, (2) зеленый диск, который соединяется с работает
пурпурно-сиреневый, и (3) зеленый диск движется по круговому узору
, и сиреневые диски исчезают , (источник изображения).
Аналитический философ 20-го века Людвиг Витгенштейн, знаменитая картина
утки-кролика, демонстрирующая различие между «видением как» и «видение того», или пример когнитивной визуальной иллюзии .Нет правильного ответа, рисунок ли это утки или кролика. Когнитивные иллюзии являются результатом наших представлений и предположений о мире , которые мы накладываем на зрительные стимулы. Это может привести к четырем типам когнитивных иллюзий: неоднозначные иллюзии, искажающие / геометрическо-оптические иллюзии, парадоксальные иллюзии или фикции (источник изображения).



Типы когнитивных оптических иллюзий
Неоднозначность, искажение, парадокс, выдумка

2 Самая распространенная интерпретация
5 Necker Cube , неоднозначная когнитивная иллюзия
(источник изображения).
Менее распространенная, но столь же правдоподобная концепция
граней куба Неккера
.

Куб Неккера — хорошо известный пример неоднозначной иллюзии . Расположение самих линий неоднозначно, что означает, что ничто в самих линиях не предполагает, что нижняя левая сторона лица является «лицевой». У компьютеров нет такой последовательности, как у людей, в видении этого «лицевого» лица, скорее, они видят другие интерпретации с такой же частотой.

Иллюзия полнолуния,
a искажение когнитивная
иллюзия
.
«Стена кафе» в качестве примера
геометрической искажающей когнитивной иллюзии
из-за расположения линий
и затенения, из-за которых кажется, что линии
не являются прям когда по факту они
.

Искажающие иллюзии — одни из самых распространенных, потому что они встречаются в повседневной жизни , а также в геометрических / художественных конструкциях.Фотография слева от луны иллюстрирует, что наши глаза не способны видеть истинный размер луны, скорее это зависит от того, где находится луна на небе. Когда полная луна находится прямо над головой, она кажется намного меньше, чем когда она находится на горизонте. Психологические причины этого явления все еще обсуждаются.

Лестница Пенроуза , пример когнитивной иллюзии парадокса
.
Это двухмерное изображение лестницы
имеет поворот на 90º, чтобы сформировать непрерывную петлю, где
не будет ни выше, ни ниже, какой бы шаг вы ни сделали
(источник изображения).



Иллюзии парадокса вызваны образами, которые не могут существовать в реальной жизни , но наш разум принимает их, по крайней мере, сначала, как убедительные. Семья Пенроузов, отец Лайонел и сын Роджер (не родственники Спенсера и Джули Пенроуз) изобрели самую известную парадоксальную иллюзию лестницы Пенроуза года.


Художественная литература иллюзии чаще всего возникают у потребителей галлюциногенных наркотиков, шизофреников и других людей с расстройствами, вызывающими галлюцинации.Эти иллюзии воспринимаются только субъектом, а не кем-либо другим.


Чтобы увидеть больше примеров того, как наши глаза могут нас обмануть, вот онлайн-галерея других оптических иллюзий.

Или посетите Convolutions , первую выставку в нашей новой серии Постоянной коллекции, Raiding the Crates. Работы постоянной коллекции, представленные в Convolutions , были выбраны в ответ на предстоящие выставки Джеймса Таррелла и Скотта Джонсона .Вы найдете проблем для вашего визуального восприятия от Ларри Белла, Оскара Фишингера, Адама Фусса и многих других!

14 июля – сент. 30, 2012

Что такое оптические иллюзии? — Определение и типы — Видео и стенограмма урока

Типы оптических иллюзий

В настоящее время существует три типа оптических иллюзий: буквальные иллюзии, когнитивные иллюзии и физиологические иллюзии. Каждая из этих иллюзий заставляет наш мозг неправильно понимать то, что мы видим разными способами.

Когнитивная иллюзия возникает, когда мозг воспринимает объект на основе предшествующих знаний или предположений. Представление вазы / лица — хороший пример когнитивной иллюзии. Мозг искал что-то знакомое, что в итоге оказалось либо двумя лицами, либо вазой.

Рассмотрим другой пример. Знаменитая иллюзия под названием Моя жена и моя свекровь — отличный пример когнитивной иллюзии. В зависимости от того, как ваш мозг анализирует эту картинку, вы можете увидеть смотрящую в сторону молодую женщину или старуху с довольно большим носом.Некоторые люди могут видеть только одно из изображений, в то время как другие могут переключаться между ними обоими.

Когнитивный иллюзионный образ — Моя жена и моя свекровь. Вы видите молодую женщину или старушку?

Буквальная иллюзия — это когда мозг отображает изображение, которое полностью отличается от объектов, которые его создают. Одна из самых известных буквальных иллюзий — это картина Чарльза Аллана Гилберта под названием « All is Vanity ».На этой картине молодая девушка сидит перед зеркалом, которое выглядит как череп. На самом деле черепа там нет, однако объекты на картине объединяются, чтобы создать этот эффект.

Буквальное иллюзорное изображение — все суета. Сможете ли вы увидеть все коллективные объекты, которые собраны вместе, чтобы создать образ черепа?

Физиологическая иллюзия — это результат воздействия на мозг и глаза внешнего раздражителя в течение определенного периода времени.Воздействие внешнего раздражителя часто может вызвать остаточное изображение. Термин «остаточное изображение» относится к изображению, которое продолжает появляться даже после того, как исходное изображение исчезло.

Различные стимулы, которые могут иметь этот эффект, включают свет, наклон, цвет или движение. Психологические иллюзии также могут быть результатом сенсорной перегрузки. Вы когда-нибудь смотрели на изображение замысловатого узора, который, казалось, двигался? Изображение явно не движется. Это просто результат того, что ваш мозг пытается расшифровать закономерность.

Физиологическая иллюзия — Психоделический узор. Глядя на эту картинку, у некоторых людей возникает ощущение, что цвета движутся или что они смотрят в туннель. Что ты видишь?

Итоги урока

В этом уроке мы говорили об оптических иллюзиях. Оптическая иллюзия — это визуальные стимулы, которые мозг неверно интерпретирует как нечто отличное от реальности. Есть три основных типа иллюзий: когнитивных иллюзий , буквальных иллюзий и физиологических иллюзий .У каждого из этих различных типов иллюзий есть свой способ обмануть мозг, заставив его неправильно понять, что он видит.

Объясняя иллюзию луны | PNAS

Аннотация

Старое объяснение иллюзии луны гласит, что различные сигналы помещают луну на горизонте на значительно большее расстояние, чем приподнятая луна. Хотя обе луны имеют одинаковый угловой размер, луна на горизонте должна восприниматься как большая.Более поздние объяснения гласят, что из-за различий в аккомодации или других факторов восходящая луна кажется меньше. В результате этой иллюзорной разницы в размерах находящаяся на возвышении луна кажется более далекой, чем луна на горизонте. Эти два объяснения, основанные на геометрии стереопсиса, приводят к двум диаметрально противоположным гипотезам. То есть интервал глубины на большом расстоянии связан с меньшим бинокулярным диспаратном, тогда как равный интервал глубины на меньшем расстоянии связан с большим диспаритетом.Мы провели эксперименты с искусственными лунами и подтвердили гипотезу о том, что луна на горизонте находится на большем расстоянии восприятия. Более того, когда Луна постоянного углового размера приближалась, она также воспринималась как уменьшающаяся, что согласуется со старым объяснением. Хотя закон Эммерта не предсказывает отношения между размером и расстоянием на больших расстояниях, мы заключаем, что луна на горизонте воспринимается большей, потому что система восприятия рассматривает ее так, как будто она находится намного дальше.Наконец, мы замечаем, что недавние объяснения заменяют воспринимаемый размер угловым размером в качестве сигнала расстояния. Таким образом, они подразумевают, что восприятие вызывает восприятие.

Независимо от высоты над уровнем неба, угловой размер Луны в глазу остается неизменным. Тем не менее, луна на горизонте может казаться почти вдвое больше диаметра возвышающейся луны (1, 2). На протяжении столетий этой чрезвычайно мощной иллюзии реального мира предлагалось множество различных объяснений (3). Сегодня наибольшее внимание уделяется двум диаметрально противоположным общим объяснениям.Каждое объяснение проиллюстрировано несколькими различными версиями, но все они отражают два принципиально разных взгляда на то, как система восприятия вычисляет размер и расстояние. Более старое объяснение представлено так называемой теорией кажущегося расстояния (3, 4). По сути, он считает, что воспринимаемое расстояние до Луны на горизонте больше, чем до Луны в зените. На рис. 1 показано, как большее расстояние до луны на горизонте могло заставить ее восприниматься как большая. Этот рисунок иллюстрирует версию теории, в которой воспринимаемый размер Луны пропорционален ее воспринимаемому расстоянию, соотношение, известное как закон Эммерта.

Рисунок 1

Независимо от высоты, расстояние между наблюдателем (в центре горизонтальной линии) и луной остается постоянным (незаполненные кружки). Однако луна, воспринимаемая как приближающаяся по мере увеличения высоты (закрашенные кружки), должна казаться уменьшающейся.

Другая версия теории кажущихся расстояний предполагает внутреннюю анизотропию визуального пространства, в которой вертикальные расстояния занижены по сравнению с расстояниями в горизонтальном направлении (5, 6).Эта теория кажущегося расстояния подчеркивает угол обзора, придавая гораздо меньшее значение сигналам расстояния, которые дает местность. Хотя Кауфман и Рок (1) обнаружили лишь слабый эффект угла обзора, они обнаружили, что местность в одном направлении и его отсутствие в другом играет жизненно важную роль. Все версии теории основаны на представлении о том, что луна на горизонте фактически находится на большем расстоянии восприятия, чем возвышенная луна. Теории очевидного расстояния предполагают, что восприятие размера Луны включает в себя те же механизмы, что и те, которые задействованы в восприятии размеров обычных объектов.Точное восприятие размера объекта независимо от его расстояния называется постоянством размера. Поскольку угловой размер объекта обратно пропорционален его расстоянию (закон Евклида), постоянство размера возможно только при учете расстояния (7, 8). Информация о расстоянии получается из различных сигналов, таких как схождение глаз и перспектива (9). Поскольку такие сигналы становятся менее заметными, размер удаленного объекта больше соответствует угловому размеру ближайшего объекта, чем его линейному размеру (7).

Наблюдатели, которых просили оценить относительные расстояния до горизонта и возвышенных лун, обычно отвечают, утверждая, что луна на горизонте ближе. Это прямо противоречит очевидным теориям расстояния, создавая для них серьезную проблему. Этот парадокс размера и расстояния не ограничивается иллюзией луны. Когда любой объект постоянного углового размера рассматривается в темноте с преувеличенной конвергенцией, он описывается как меньший и более удаленный (10). Такие наблюдения приводят к мысли, что воспринимаемый размер не может быть основан на воспринимаемом расстоянии.

Недавние теории постулируют, что небольшой видимый размер возвышающейся Луны не связан с воспринимаемым расстоянием до нее. Скорее, воспринимаемый размер Луны является доминирующим признаком расстояния до нее. Это полная противоположность теории кажущегося расстояния. Аккомодация глаз — это один из факторов, который, как предполагается, напрямую влияет на воспринимаемый размер луны. То есть аккомодация глаз увеличивается при наблюдении за возвышающейся луной. Предполагается, что это приводит к уменьшению воспринимаемого размера Луны (11).

Хотя аккомодация традиционно считается сигналом к ​​расстоянию, в этой теории она имеет прямое влияние на воспринимаемый размер. Предположительно, наблюдение за поднятой луной в пустом пространстве заставляет глаз стремиться к ее фокусу покоя (12). Уменьшенный размер затем действует как сигнал к расстоянию, и луна кажется дальше. Уменьшение размера, вызванное увеличением аккомодации, называется аккомодационной микропсией . Подобное уменьшение размера происходит с увеличением сходимости, отсюда и название микропсия конвергенции .Эта статья поднимает фундаментальные вопросы об общей применимости этих основанных на микропсии теорий, которые широко цитируются в сегодняшних дебатах об иллюзии Луны.

Чтобы оценить различия между различными теориями, мы должны рассмотреть разные значения размера. Вкратце, если испытуемый сравнивает длину в метрах удаленного стержня с длиной ближайшего стержня, как в эксперименте с постоянством размера, мы имеем в виду воспринимаемый линейный размер. В качестве альтернативы, если субъект регулирует длину ближайшего стержня так, чтобы он прилегал к глазу под тем же углом, что и удаленный стержень, мы имеем в виду воспринимаемый угловой размер.Маккриди (13) считает, что восприятие углового размера эквивалентно восприятию разницы в визуальных направлениях к двум концам стержня. Примечательно, что бесконечное количество дистальных стержней разной длины и ориентации может иметь один и тот же угол обзора, и поэтому угол обзора сам по себе не может представлять какой-либо конкретный объект.

Роско (11) предполагает, что размер сетчатки ощутим. Восприятие изображения сетчатки равносильно восприятию распределения активности по мозаике рецепторов сетчатки.Однако восприятие относится к объектам, а не к нейронной активности, поэтому, строго говоря, изображение размером как таковое может быть незаметным. Конечно, размер сетчатки эквивалентен угловому размеру и столь же неоднозначен. В качестве альтернативы, один и только один физический объект соответствует восприятию объекта определенного линейного размера, даже если восприятие недействительно. Очевидно, что восприятие линейного размера возможно тогда и только тогда, когда доступна информация о расстоянии до объекта. Если эта информация неверна (напр.g., когда сходимость увеличивается с помощью призмы), линейный размер воспринимается неверно, но он по-прежнему соответствует физическому объекту на определенном расстоянии. Гипотетически, если два объекта были представлены при отсутствии всех сигналов о расстоянии, воспринимающие могут определить, имеют ли они одинаковые или разные размеры сетчатки. Однако это определение также может быть основано на предположении, что оба дистальных объекта находятся на одинаковом расстоянии.

Несмотря на разногласия относительно заметности углового размера как такового (14, 15), несколько теорий приписывают иллюзию луны различию в воспринимаемом угловом размере Луны (11, 16–18).Как уже говорилось, некоторые считают, что уменьшение изображения возвышающейся луны является прямым следствием увеличения аккомодации, когда на Луну смотрят через пустое пространство (11, 17). Точно так же конвергенция якобы увеличивается, когда глаза закатываются вверх, чтобы увидеть возвышающуюся луну, а местность вызывает уменьшение конвергенции при взгляде на луну на горизонте (17). Как правило, теории, основанные на глазодвигательной микропсии, утверждают, что находящаяся на возвышении луна кажется меньше и дальше луны на горизонте.

Хотя Baird et al. (18) не относятся к иллюзии глазодвигательного micropsia, они считают иллюзией быть один из воспринимаемого угла зрения. Таким образом, воспринимаемый угловой размер Луны определяется отношением ее угловой протяженности к окружающему контексту. Это приводит к тому, что находящаяся на возвышении луна кажется меньше и, следовательно, дальше. Таким образом, воспринимаемый угловой размер определяет воспринимаемое расстояние.

Применяя еще один подход, Грегори предполагает, что размер луны на горизонте масштабируется с учетом расстояния (как в теориях видимого расстояния), но нет никаких указаний на расстояние для восходящей луны.В этом случае луна принимает размер по умолчанию, который оказывается меньше, чем размер луны на горизонте (19). В этом контексте Грегори не делает различия между кажущимся угловым размером и кажущимся линейным размером. Однако, однажды установленная, более крупная луна на горизонте действует по принципу «сверху вниз» и изменяет свое воспринимаемое расстояние так, чтобы она казалась ближе, чем меньшая и более удаленная луна, находящаяся на возвышении. Опять же, воспринимаемый размер действует как преобладающий сигнал к относительному воспринимаемому расстоянию. Это должно быть контрастировано с предложением Гогеля о том, что приподнятая луна принимает расстояние по умолчанию, которое масштабирует видимый линейный размер луны (20).Поскольку воспринимаемое расстояние по умолчанию меньше, чем расстояние до луны на горизонте, приподнятая луна воспринимается как меньше и ближе, что ставит Гогеля прямо в лагерь сторонников теории кажущегося расстояния.

Представление о том, что воспринимаемый угловой размер Луны определяет ее воспринимаемое расстояние, диаметрально противоположно теории видимого расстояния. Это противопоставление дает возможность проверить две взаимоисключающие гипотезы относительно лунной иллюзии. Это:

( i ) Бинокулярное расхождение точки, воспринимаемой как находящаяся на полпути вдоль луча зрения до луны на горизонте, существенно меньше, чем расхождение точки, аналогичным образом воспринимаемой как находящаяся на половине расстояния до видимой возвышенной луны. против пустого неба.

( ii ) Бинокулярное несоответствие точки, воспринимаемой как находящаяся на полпути вдоль луча зрения до возвышающейся Луны, существенно меньше, чем несоответствие точки, аналогичным образом воспринимаемой как половина расстояния до Луны, видимой над землей на горизонт. Это полная противоположность гипотезе i .

Теперь мы обосновываем эти гипотезы.

Само по себе бинокулярное несоответствие не может означать ни расстояние до объектов, ни величину глубины между ними.Неравномерность должна быть откалибрована информацией о расстоянии. Это следует из геометрии. В общем, относительное несоответствие Где α = расстояние между глазами,

E 1 = расстояние в метрах до одного объекта,

E 2 = расстояние в метрах до более удаленного объекта.

Если мы положим ( E 1 E 2 ) = δ, то глубина На словах глубина, связанная с определенным бинокулярным диспарителем ϱ, пропорциональна произведению расстояний до двух объектов. .Если глубина δ мала по сравнению с расстоянием просмотра, величина глубины увеличивается примерно пропорционально квадрату расстояния. Это говорит о том, что воспринимаемая глубина, связанная с данным диспропорцией, сильно зависит от расстояния просмотра. Например, данные Уоллаха и Цукермана (21) показывают, что воспринимаемая глубина, связанная с относительно небольшим фиксированным несоответствием, увеличивается приблизительно с квадратом расстояния до примерно 2 м. Напротив, линейный размер объекта с фиксированным угловым размером геометрически увеличивается только как первая степень его расстояния.Влияние расстояния на глубину, представленное несоответствием, уменьшается по мере того, как сигналы расстояния становятся менее эффективными. К сожалению, большинство систематических исследований влияния расстояния на несоответствие ограничивались расстояниями около 2 м. Однако Кормак (22) продемонстрировал, что глубина, воспринимаемая в остаточном изображении стереограммы, увеличивается в соответствии с геометрией стереопсиса на расстоянии до 20 м. Далее он показал, что глубина продолжает увеличиваться на больших расстояниях, но более медленными темпами.Следовательно, для постоянного бинокулярного неравенства на больших расстояниях воспринимаемая глубина является монотонной функцией воспринимаемого расстояния.

В дополнение к визуальным сигналам, глазодвигательные сигналы (например, перспектива) служат для калибровки несоответствия (21). Веса, присвоенные этим сигналам системой восприятия, могут различаться в зависимости от расстояния. Таким образом, глазодвигательные сигналы становятся менее эффективными на больших расстояниях, где система восприятия больше зависит от графических сигналов. Поскольку порог обнаружения глубины из-за несоответствия составляет всего 1 угловую секунду (23), несоответствие приводит к обнаружению глубины за пределами эффективного диапазона сходимости.Фактически, разница между Луной и объектами на расстоянии 1 км составляет примерно 12 угловых секунд. Между объектами в нескольких сотнях метров от объекта и луной обязательно видна глубина. Помимо диапазона конвергенции, графические подсказки расстояния должны играть доминирующую роль в определении воспринимаемой глубины, представленной относительным несоответствием.

Эксперимент на половинном расстоянии

Метод.

Эти соображения послужили мотивацией для эксперимента, в котором испытуемые видели на небе две виртуальные луны, расположенные рядом друг с другом.«Луны» представляли собой светящиеся диски, воспроизводимые на плоском дисплее IBM ThinkPad, установленном в стереоскопическом оптическом устройстве, как показано на рис. 2. Одна из них (переменная луна) изначально воспринималась как ближе или на том же расстоянии, что и другая. (эталонная луна). Находясь около горизонта, эталонная луна имела нулевое несоответствие относительно объектов на горизонте.

Рисунок 2

Схема аппарата. Экран активной матрицы компьютера был установлен горизонтально в рамке 38.3 см под черным экраном с двумя отверстиями на расстоянии 6,4 см друг от друга. Каждая апертура содержала линзу с фокусным расстоянием 38,3 см. Частично посеребренное зеркало 40 × 40 см на передней поверхности было установлено под контролируемым углом над линзами, так что люди, смотрящие в зеркало, видели виртуальные изображения «лун» диаметром 0,62 °. Под каждой линзой располагались по две луны, что давало четыре виртуальных изображения в оптической бесконечности. Субъекты, смотрящие в зеркало, объединили два набора лун и увидели в небе одну пару лун.

Рис. 3 — стереограмма, имитирующая нашу ситуацию. На нем изображен пейзаж с двумя лунами, причем левая луна кажется ближе и меньше, чем идентичная правая луна. Начальная глубина между лунами в эксперименте была получена с помощью небольшого, случайно выбранного бинокулярного несоответствия в диапазоне от 0 ° (без глубины) до 0,56 ° (расстояние около 6,5 м между объектом и переменной луной). Нажатие кнопки увеличивало или уменьшало начальное неравенство с шагом в 2 угловых минуты, изменяя, таким образом, только стереоскопическую глубину на дисплее.Испытуемых попросили изменить расстояние до переменной луны так, чтобы она делила пополам пространство между ними и далекой эталонной луной. Еще одно нажатие клавиши зафиксировало эту настройку, и началось новое испытание.

Рисунок 3

Стереограмма тосканского пейзажа (фотография © 1999 Ansen Seale), измененная с разрешения для включения идентичных спутников в каждое полуполе. Слияние двух полуполя создает впечатление, что левая луна ближе и значительно меньше, чем правая луна, как сообщили участники эксперимента ( и ), описанного в тексте.Следует рассматривать сцену, глядя в какую-то точку на некотором расстоянии позади страницы. Анимация, имитирующая эксперимент, доступна в дополнительных материалах на веб-сайте PNAS www.pnas.org.

Сто испытаний, каждое из которых начиналось со случайно выбранного несоответствия, было проведено для каждого субъекта для каждого состояния. Высота совмещенных изображений определялась углом наклона зеркала, которое помещало эталонную луну либо примерно на 1,5 ° над горизонтом, либо под углом 45 °, чтобы получить вид поднятой Луны через пустое пространство на фоне неба.В обоих условиях центр полуизображения левой переменной луны всегда находился на 1,35 ° от опорной луны. Соответствующее расстояние в правом полуполе регулировалось нажатием клавиши.

Теории, рассмотренные выше, предполагают взаимоисключающие результаты. Как указывалось ранее, теория видимого расстояния предсказывает, что для разделения расстояния между объектом и эталонной луной на горизонте потребуется меньшее несоответствие, чем между объектом и эталонной луной.Теории, основанные на предположении, что воспринимаемое расстояние до Луны определяется ее относительными размерами, предсказывают противоположный результат, потому что эталонная луна над горизонтом воспринимается как большая, чем эталонная луна, находящаяся выше. §

Субъекты L.K. и W.H. было 70 лет, а Б.Б. — 62 года. W.H. имплантаты хрусталика были установлены после операции по удалению катаракты. Л.К. был пресбиопией, но имел нормальное зрение вдаль. Б.Б., также страдающий пресбиопией, носил контактные линзы для коррекции зрения вдаль.W.Y. было 30 лет, и Ф. было 22 года. Эксперимент проводился на вершине холма в кампусе C.W. Post Университета Лонг-Айленда в Бруквилле, штат Нью-Йорк. Субъекты, смотрящие через объединяющее стекло и объединяющие виртуальные луны, видели их бок о бок и немного над очень далеким горизонтом или в пустом небе. Все эксперименты проводились в середине утра в почти безоблачные дни. Горизонт состоял из туманных холмов на расстоянии многих километров, через пролив Лонг-Айленд (который сам был скрыт несколькими километрами пересеченной местности и верхушек деревьев).Когда луны поднимались вверх, поблизости не было никаких деталей или облаков. Хотя все луны были одинаковыми по угловому размеру (0,6 °), было очевидно, что луна на горизонте была намного больше, чем луна, находящаяся на возвышении.

результатов.

Средние относительные диспропорции, при которых переменная луна делит пополам расстояние между объектом и контрольной луной, показаны для каждого объекта в таблице 1 A . Включены соответствующие оценки стандартных ошибок (SE).Основные данные показывают, что в среднем угловое несоответствие переменной луны относительно эталонной луны примерно в 3,4 раза больше, когда луны находятся на возвышении, чем когда луны видны над земной поверхностью. Это большее относительное несоответствие соответствует гораздо большей глубине между возвышенным ориентиром и переменными лунами по сравнению с воспринимаемой глубиной между лунами горизонта.

Таблица 1

Средние различия в размере Луны при восприятии на половинном расстоянии относительно эталонной Луны ( A ) и при восприятии половинной величины относительно исходной ( B )

Чтобы оценить воспринимаемые расстояния до переменных лун, когда испытуемые разделили пространство между собой и эталонной луной пополам, мы разделили среднее межглазное расстояние на 0.064 м — средние различия в радианах и вычисленные средние по предметам. В среднем испытуемые помещали луну с переменным горизонтом на таком же расстоянии, что и объект, в 36,17 м от них. В случае переменной высоты Луны соответствующее расстояние составило 8,62 м. Таким образом, луна на горизонте находилась примерно в 4,2 раза дальше, чем приподнятая переменная луна. Несмотря на широкий диапазон настроек среднего половинного расстояния, все пять испытуемых поместили горизонтальную переменную дальше, чем повышенную, с коэффициентами от 1.58 до 6,48. Эти результаты подтверждают гипотезу i , которая основана на классической теории видимого расстояния и несовместима с гипотезой ii , которая связана с теориями, согласно которым воспринимаемый размер луны определяет ее воспринимаемое расстояние.

Обсуждение.

Как нам согласовать эти результаты с тем фактом, что испытуемые склонны описывать более крупную луну на горизонте как ближе, а не как дальше? Рок и Кауфман (2) предположили, что дистанционные подсказки влияют на размер.После масштабирования наблюдатели используют воспринимаемый размер Луны, чтобы сделать логический выбор, когда их спрашивают о расстояниях. Они поддержали этот выбор, представив большие и малые луны. Девять из 10 испытуемых описали большую луну как более близкую, независимо от того, находится ли она на высоте или на горизонте. Однако теперь мы знаем, что этот результат также согласуется с противоположными теориями. Но если воспринимаемый размер Луны определяет ее воспринимаемое (в отличие от оцененного) расстояние, тогда меры половинного расстояния должны быть противоположны тем, которые мы получили.

Грегори (24) отметил, что сходящиеся линии, нарисованные на бумаге, можно рассматривать как плоские или как параллельные линии, уходящие вдаль. Хотя субъекты воспринимают рисунки как плоские, объекты искажаются по форме или размеру из-за наличия таких линий. Линии действуют как дистанционные сигналы, когда они способствуют постоянству размера. Грегори предположил, что эти реплики, представленные на плоской бумаге, достаточны для запуска масштабирования постоянства, во многом так же, как реплики расстояния в обычных сценах.Однако, сталкиваясь с противоречивой информацией относительно плоскостности рисунка, испытуемые не должны знать, что разные расстояния приводят к искажениям формы и размера. Это представление о том, что дистанционные сигналы могут способствовать постоянству, даже если зрители не подозревают об этом, аналогично предложению Рока и Кауфмана (2).

Мы знаем, что информация о расстоянии масштабирует несоответствие между объектами на линии прямой видимости. Основываясь на наших данных, очевидно, что различия в видимом размере не масштабируют различия в глубине между переменными и опорными лунами.Следовательно, иллюзорные различия в размерах не действуют как сигналы расстояния. Они не масштабируют ни расстояние, ни глубину. Возможно, что субъекты одновременно обрабатывают кажущуюся противоречивой информацию, то есть иллюзорные различия в размерах и фактические сигналы расстояния, разными способами.

Размер Луны и воспринимаемое расстояние до нее

Метод.

Наши собственные наблюдения показали, что увеличение абсолютного неравенства Луны приводит к двум сопутствующим изменениям.Во-первых, кажется, что Луна становится меньше. Во-вторых, похоже, он тоже приближается. Это легко понять в случае луны на горизонте, потому что по мере увеличения несоответствия субъекты могли видеть луну на тех же расстояниях, что и объекты, которые были ближе к ним. Однако, без преимуществ объектов в промежуточном пространстве, приподнятая луна показывала такое же поведение. По мере того, как он становился меньше, он, казалось, приближался. Эти наблюдения были сделаны в связи с нашим вторым экспериментом (см. Таблицу 1 B ), в котором мы стремились проверить применимость закона Эммерта к предполагаемому размеру Луны.

Исторически теория видимого расстояния связана с законом Эммерта, согласно которому воспринимаемый размер остаточного изображения (или любого объекта постоянного углового размера) пропорционален его воспринимаемому расстоянию (25). Однако простая пропорциональная зависимость маловероятна на очень больших расстояниях (26). В этом эксперименте мы проверяем отклонения от закона Эммерта, проверяя гипотезу о том, что луна на половинном расстоянии должна восприниматься как половина размера эталонной луны того же углового размера.

Каждому глазу была представлена ​​одна луна. Они были объединены в одну луну, которая изначально находилась на расстоянии от эталонной луны (нулевое несоответствие). Пять субъектов уменьшили расстояние до Луны (увеличив абсолютное несоответствие), пока она не стала вдвое меньше первоначального размера. Это было сделано для луны, видимой прямо над горизонтом, и для восходящей луны, видимой в пустом небе.

результатов.

Все испытуемые описали, что Луна приближается по мере уменьшения ее размера (см. Результаты, представленные в Таблице 1 B ).Обратите внимание, что M.S., 22-летний мужчина с нормальным зрением, заменил W.Y., который был подопытным в первом эксперименте (Таблица 1 A ). Таблица 1 B содержит средние абсолютные различия, при которых каждый испытуемый оценил Луну как половину ее первоначального размера. Это несоответствие было намного больше, чем несоответствие переменной Луны на половине расстояния первого эксперимента. В целом, среднее расстояние до луны на горизонте, когда она составляла половину ее первоначального размера, составляло 5.47 м. Соответствующее расстояние до поднятой Луны составляло 3,65 м. Следовательно, в условиях этого эксперимента закон Эммерта не определяет величину лунной иллюзии.

Обсуждение.

Эти результаты согласуются с результатами, полученными Энрайтом (27), который обнаружил уменьшение размера Луны, перемещенной с расстояния примерно 3 км до 60 м, только на 8%. Наши результаты показывают, что этот эффект становится все больше и больше, так что размер Луны уменьшается вдвое на расстояниях в пределах 10 м.Следовательно, размер Луны изменялся как некоторая положительная функция расстояния. Напротив, если размер Луны является преобладающим признаком расстояния до нее, и если тогда она воспринималась как уменьшающаяся, она должна была казаться удаляющейся, или если бы она воспринималась как приближающаяся, ее предполагаемый размер должен был увеличиться. .

Хотя этот эксперимент показал, что воспринимаемый размер не пропорционален воспринимаемому расстоянию, луна на горизонте все еще находилась в 1,5 раза дальше, чем возвышающаяся луна, когда она была оценена как половина своего первоначального размера.Если бы восходящая луна изначально воспринималась как более далекая, чем луна на горизонте, то можно было бы предположить, что она должна была достичь своего половинного размера, когда находилась дальше, чем луна на горизонте. Дело обстоит наоборот, что согласуется с предположением о том, что система восприятия реагирует на луну на горизонте так, как если бы она находилась дальше, чем возвышающаяся луна.

Воспринимаемое половинное расстояние до возвышающейся переменной луны составляло приблизительно 8,6 м, что более чем вдвое превышает расстояние, на котором та же самая луна считается равной половине своего первоначального размера.Точно так же половинное расстояние в горизонтальном направлении составляет около 36 м. Это примерно в 6 раз больше расстояния, на котором луна на горизонте составляет половину своего первоначального размера. Во втором эксперименте уменьшение размера фактически стало видимым почти сразу после перемещения Луны. Однако испытуемые должны были переместить Луну достаточно близко, чтобы слияние начало функционировать, и этот процесс ускорил ее уменьшение воспринимаемого размера. Закон Эммерта может выполняться там, где глазодвигательным сигналам придается большее значение (т.е., на близких расстояниях), но реплики, действующие на больших расстояниях, не могут полностью его поддерживать. Даже в этом случае наличие местности, значительно превышающей эффективное расстояние конвергенции, привело к более быстрому уменьшению воспринимаемого размера луны на горизонте по сравнению с возвышающейся луной.

Естественная Луна

Наконец, мы кратко сообщаем о наблюдениях, связанных с естественной Луной. Авторы, один наивный испытуемый и двое из первоначальных испытуемых, видели Луну в разных местах, но когда ее угол возвышения составлял около 30 °.Луна примыкала к вершине хорошо видимого близлежащего объекта на горизонтальном расстоянии около 15 м. Наблюдатели закрыли один глаз после просмотра Луны в бинокль. Четыре оценили, что Луна стала меньше на 20–25%, а один оценил уменьшение на 10%. Два наблюдателя смотрели на Луну через отверстия, чтобы закрыть все другие объекты; монокулярный обзор не смог добиться уменьшения размера Луны. Хотя естественная луна находилась на возвышении, ее бинокулярное несоответствие относительно ближайшего объекта заставляло ее видеть дальше, чем этот объект.Монокулярный обзор устранил это несоответствие, и, не имея других признаков глубины, наблюдатели реагировали так, как если бы Луна находилась на равном расстоянии от относительно близких объектов переднего плана (20, 28).

Выводы

Мы обнаружили, что система восприятия реагирует так, как если бы луна на горизонте находилась на большем расстоянии, чем возвышающаяся луна. Это согласуется с теориями, которые приписывают иллюзию влиянию сигналов, указывающих на то, что луна на горизонте намного дальше, чем луна, возвышающаяся над землей.Признаки расстояния — это физические свойства стимулов или физиологические состояния (например, конвергенция), на которые влияют эти свойства. Разные сигналы приводят к разным состояниям восприятия. Таким образом, термин кажущийся в так называемых теориях видимого расстояния неуместен. Скорее, мы предполагаем, что физические сигналы расстояния влияют как на воспринимаемое расстояние, так и на воспринимаемый размер. Противоположные теории видимого-визуального размера заменяют воспринимаемый размер угловым размером в качестве сигнала расстояния. Таким образом, они подразумевают, что восприятие вызывает восприятие.

Сообщая о своих впечатлениях от размера и расстояния, испытуемые по-разному обращают внимание на разные аспекты своего восприятия. Как и в случае с геометрическими иллюзиями, напечатанными на бумаге, иногда эти отчеты расходятся с некоторыми аспектами их восприятия, хотя и согласуются с другими аспектами. Этим объясняется парадокс размер – расстояние. Наши результаты противоречат предсказаниям, основанным на предположении, что видимый угловой размер Луны определяет ее относительное воспринимаемое расстояние.Механизмы, предлагаемые в литературе для объяснения различий в воспринимаемых угловых размерах, являются полностью спекулятивными и в значительной степени не подтверждаются прямыми доказательствами (см. Приложение). На нашей широте в Нью-Йорке естественная луна никогда не бывает выше 60 °, а чаще всего намного ниже. Поэтому в большинстве случаев при наблюдении за возвышающейся луной местность может быть едва видна периферийным зрением. Таким образом, некоторая информация о расстоянии до неба может быть получена периферическим зрением и определенно получена с помощью обычных движений глаз и головы.Более того, в естественных условиях луна может находиться всего на несколько градусов над деревьями, высокими зданиями и холмами. Кроме того, находящаяся в небе Луна, безусловно, может быть расположена на эффективном расстоянии конвергенции или несколько выше него. Это расстояние примерно такое же, как и половина расстояния нашего первого эксперимента, когда луна была видна в пустом небе. Строго говоря, неверно, что нет никаких указаний на расстояние до возвышающейся луны, хотя эти сигналы менее заметны, чем те, что связаны с местностью.Следовательно, мы предполагаем, что в нормальных условиях воспринимаемое расстояние до возвышающейся луны является компромиссом между расстоянием конвергенции и другой информацией, полученной периферийно или запомненной вскоре после сканирования сцены.

Наиболее важные признаки иллюзии луны связаны с расстоянием между наблюдателем и другими внешними объектами. Мы предполагаем, что это причина того, что в некоторых симуляциях иллюзия казалась намного слабее. Например, при просмотре спроецированной стереограммы местности над горизонтом Луна лишь немного больше, чем при просмотре на том же, но темном соседнем экране (2).Точно так же, хотя признаки глубины на обычных изображениях означают, что Луна находится дальше, чем объекты на переднем плане, иллюзия довольно слабая (29). Однако эти признаки глубины масштабируются в зависимости от расстояния между наблюдателем и страницей. В естественном мире наблюдатель является частью сцены, и расстояния до точек на шкале ландшафта зависят от глубины.

Хотя мы приписываем иллюзию большему эффективному расстоянию до луны на горизонте, мы обнаружили, что закон Эммерта не является точным предсказателем зависимости размера от расстояния.Требуется дополнительная работа, чтобы определить, как различные визуальные подсказки влияют на точную функциональную взаимосвязь между размером и расстоянием в разных режимах восприятия.

Наконец, результаты этих экспериментов несовместимы с теориями, которые приписывают иллюзию микропсии; они также несовместимы с теориями, которые постулируют размер по умолчанию для восходящей луны, который затем определяет ее воспринимаемое расстояние. Как указано в Приложении, существует нехватка реальных доказательств в поддержку этих теорий и имеется важный логический недостаток.

Благодарности

Мы благодарим Питера Фрейера и Джона Риско за изготовление нескольких частично посеребренных зеркал. Мы также благодарим Кевина Роша и Марка Шни за работу над программным обеспечением и Хорхе Гойту за изготовление деталей для проекционного дисплея. Вальтер Хеймер открыл экспериментальную площадку. Этель Матен, Джулиан Хохберг, Овен Ардити и Ричард Грегори предоставили много ценных комментариев. Вэй Ян помогал с экспериментами. Прежде всего, мы выражаем нашу благодарность покойному Ирвину Року, который призвал нас продолжить эти исследования.

Приложение

Бесспорно, что просмотр объекта с более близкого расстояния уменьшает его воспринимаемый размер. Но нет никаких доказательств того, что этот классический эффект дает достаточно большую разницу в размерах, чтобы объяснить иллюзию луны. Кроме того, глаз действительно стремится к фокусу покоя около 2 м в полностью пустом поле зрения (12).

Роско, однако, описывает увеличение аккомодации, когда испытуемые смотрят на яркую и явно резкую приподнятую луну.Тем не менее, Роско считает это примером такой же близорукости пустого поля (11). Кроме того, он не сообщает никаких данных, указывающих на то, что величина лунной иллюзии на самом деле зависит от величины увеличения аккомодации. Его эффект мог быть связан с тем фактом, что один глаз был закрыт (фактически в пустом поле зрения), и, возможно, не имел никакого отношения к иллюзии луны.

Хотя Энрайт также предполагает роль аккомодации, его собственные исследования показали, что увеличение аккомодации исчезает при повторных измерениях (17).Холуэй и Боринг (30) пришли к выводу, что высота глаз над головой объясняет большую часть дисперсии лунной иллюзии при ее измерении, но они не смогли представить правдоподобного объяснения. Кауфман и Рок (1, 4) оспаривают этот результат. Энрайт (17) принял вывод о том, что поднятые глаза как таковые не будут создавать иллюзию, но предположил вместо этого, что временное изменение вергенции, происходящее, когда глаза закатываются вверх, приводит к микропсии конвергенции для поднятой Луны.Однако нет данных, подтверждающих это предположение.

Маккриди предположил, что глазодвигательная микропсия возникает из-за того, что угол, который образует объект в гипотетическом эгоцентре, который находится между глазами и примерно в 10 см позади них, меньше, чем угол, который образует тот же объект в глазу (13, 16). Однако это верно только для близлежащих объектов и не работает, когда объект наблюдения находится на оптической бесконечности. Он должен потерпеть неудачу по той же причине, по которой луна следует за вами, когда вы двигаете головой в сторону, и не меняется в размере, когда ваша голова движется вперед и назад.

Квадрат, увеличивающийся в линейном и угловом размере на видеоэкране, кажется, движется к объекту (31). Субъекты могли обнулить это видимое движение в глубине, отрегулировав несоответствие. Таким образом, изменение физического углового размера является признаком движения в глубину. Валлах и Фрей (32) заставили светящийся алмаз увеличиваться, когда он двигался по дорожке длиной 55 см к наблюдателю, таким образом имитируя проход по пути длиной 367 см. Субъекты изменили конвергенцию и аккомодацию, следуя за этим движущимся ромбом.После наблюдения за этим изменяющимся размером, воспринимаемое расстояние до неподвижного трехмерного объекта было изменено, что означало, что статическая аккомодация и конвергенция были перекалиброваны путем изменения размера. Примечательно, что показателем этого измененного воспринимаемого расстояния было большое увеличение глубины, связанной с несоответствием между более близкой и удаленной частями неподвижного объекта. Наш первый эксперимент также полагался на воспринимаемую глубину, представленную несоответствием как показатель относительного воспринимаемого расстояния.

В этих экспериментах изменения в размере влияли на воспринимаемое расстояние, но изменения касались фактического углового размера. Теории, которые связывают иллюзию луны с различиями в воспринимаемом размере (угловом или другом), предполагают, что воспринимаемый размер сам по себе является основным признаком расстояния. Фактические различия в угловых размерах действительно играют важную роль в восприятии глубины. Например, перспективу можно описать как градиент угловых размеров одинаковых элементов вдоль плоскости земли.Поскольку градиенты углового размера вызывают восприятие расстояния, перспектива описывается как евклидова подсказка (9). Напротив, рассмотрение иллюзорных различий в размерах как сигналов воспринимаемой дистанции подразумевает, что восприятие вызывает восприятие. Это опасная концепция, поскольку объяснения, основанные на ней, по сути тавтологичны.

Сноски

  • ↵ † Кому следует обращаться с запросами на перепечатку. Электронная почта: lkaufma {at} optonline.net.

  • ↵§ Анимация, имитирующая демонстрацию стереограммы Луны, доступна в дополнительных материалах на веб-сайте PNAS www.pnas.org.

  • Получено 23 августа 1999 г.
  • Принято 25 октября 1999 г.
  • Copyright © 2000, Национальная академия наук

Само-иллюзия и психотерапия

Одна из величайших привилегий работы в психиатрии в настоящее время — наблюдать за удивительным прогрессом так называемой «биологической психиатрии». Достижения в области нейробиологии и визуализации мозга позволяют нам все ближе и ближе взглянуть на основы психопатологии.Но для некоторых этот редукционизм может ввести психиатрию в заблуждение. Когда человека сводят к разным областям мозга и нейротрансмиттерам, нигде не видно одного живущего в голове предмета воспоминаний, эмоций, травм и неудач. Кому же тогда мы проводим психотерапию?

Если традиционные идеи психотерапии должны быть сохранены, существует соблазн концептуализировать себя как отдельную и несводимую; то, что Гилберт Райл назвал «призраком в машине». Но «я» — это всего лишь иллюзия, и, как я отметил в недавней статье, опубликованной в «Австралазийской психиатрии», более широкое признание этого в нашей области могло бы быть полезным.

Самость ощущается дискретной и всепроникающей сущностью; Опытный человек отдельно от опыта; Мыслитель отдельно от мыслей. Я чувствую, что я такой же, каким был вчера, в прошлом месяце и в прошлом году; что существует некий основополагающий принцип, который связывает эти разные моменты времени и объединяет «меня». Тем не менее, это не может быть отображено в реальности ни с помощью нейробиологии, ни философии, ни опыта.

Источник: Men In Black / Columbia Pictures

Понятие «я» не имеет анатомического смысла, поскольку нейробиологи обнаружили, что в мозгу нет отдельного места, где оно могло бы быть расположено.Философы давно аргументировали этот вывод. Как сказал бы Дэниел Деннет, в вашей голове нет «картезианского театра», играющего для «я» — маленького гомункула, поскольку это может вызвать вопрос: а где же «я» в голове этого субъекта? Эта мысль быстро обнаруживает бесконечный регресс; нужно было бы объяснить субъективность предмета и так далее. Посредством медитации Будда открыл бескорыстную природу нашего существования от первого лица, как и многие с тех пор.

Части, которые создают целостную иллюзию себя, также находятся в постоянном движении. Различные психические аспекты, такие как личность, воспоминания и модели рассуждений, изменяются определенным образом, когда на мозг воздействуют опухоли, инсульты, лекарства, травмы, старение и даже сам опыт. «Я» — это не сущность, которая растягивается во времени, преодолевая эти безжалостные колебания и постоянные изменения.

Сказать, что «я» является иллюзией, не означает, что нашего переживания «я» не существует, скорее, наши общие представления о том, что это такое, как возникает и что это означает, ошибочны.Если маг выполняет трюк, в котором он чудесным образом выбирает вашу карту из полностью перемешанной колоды, он создает иллюзию магии. Обратите внимание: утверждение, что это иллюзия, не означает, что маг не взял вашу карту, скорее, это произошло не так, как вы воспринимали; магии не было.

Итак, если «я» — иллюзия, что это такое? Это часть симуляции (подумайте о «Матрице»). Наша нервная система моделирует мир, в котором мы живем, и ценная модель предоставляет организму наиболее полезную информацию, с помощью которой можно быстро и эффективно планировать и выполнять действия.Помимо достопримечательностей и запахов, в эту модель входит и селфи.

Иллюзия площади Канижи.

Источник: Стив Станкявичюс

Наша Матрица построена из немногочисленных фрагментов информации, которые затем модифицируются и дополняются допущениями и изменениями, чтобы построить полное представление о себе и окружающем мире. Оптические иллюзии представляют собой полезный конкретный пример этого, выделяя одно из многих допущений визуальной системы, создающих модель, и играя с ним.Например, иллюзия квадрата Канижи использует преимущества самонадеянных нейронов, обнаруживающих края, обеспечивая ощущение белого квадрата, который объективно отсутствует. Можно представить себя в виде этого квадрата; иллюзия, созданная окружающими элементами и полностью зависящая от них. Само-генерируемые компоненты, включая воспоминания, убеждения, намерения и предвзятость восприятия, могут быть концептуализированы как частичные круги иллюзии квадрата Канижи.

Само-иллюзия обладает мощной тенденцией к согласованности; Иллюзорный квадрат хочет оставаться квадратом.В самом деле, мы должны помнить, что силы эволюции путем естественного отбора не обязательно благоприятствовали постоянно счастливым организмам, но были сплоченными существами, способными выживать и воспроизводиться во враждебной среде. Когнитивный диссонанс обеспечивает надежное согласование наших убеждений, намерений и поведения (например, сказка Эзопа о лисе и кислом винограде). Воспоминания — а не надежно записанные видео — хранятся и извлекаются таким образом, который согласуется с нашим мировоззрением, эмоциями и уже существующими воспоминаниями.Наполнение наших хранилищ чувств цельными и понятными запахами, звуками и образами — очень активная задача, включающая предсказания «нисходящей обработки» (например, площадь Канижа).

Если бы в каждый момент нашей жизни мы подходили к переживаниям, как к первым шагам ребенка, мы бы никогда не вышли из дома утром. Если бы мы относились к другим как к массе сложных параллельных нейронных процессов, мы были бы ошеломлены абсолютной сложностью простого разговора с кем-то. Мы не можем постоянно подвергать сомнению себя и свое окружение, и наше «я» дает полезное резюме.

Но что, если поддерживаемое «я» — плохое? Представьте себе человека, страдающего депрессией — мы пришли к пониманию, что у него искаженная картина мира, известная как когнитивная триада Бека: Я никуда не годен, мир несправедлив, будущее безнадежно . Посредством когнитивного диссонанса, обработки информации сверху вниз, когнитивных предубеждений и изменения памяти люди будут строить вокруг себя мир, который соответствует их существующему повествованию. Они будут искать и принимать те вещи, которые соответствуют их мировоззрению, а когда они этого не делают, они изменяют детали так, как они это делают.

Однако мы можем воспользоваться тем фактом, что «я» — это иллюзия, которая постоянно меняется. Зная, как устроено Я — будь то в настоящий момент или с течением времени, — психотерапевты могут адаптировать терапию, чтобы преодолеть или взломать механизмы, которые ее порождают. Обнадеживает то, что многое из этого уже было сделано в терапии — хотя и под разными знаменами и на основе самых разных рассуждений.

Источник: Стив Станкявичюс

Например, с помощью поведенческой терапии пациенты могут вызвать силы когнитивного диссонанса, неоднократно действуя таким образом, который противоречит взглядам на самих себя, оказывая давление на эти взгляды, чтобы изменить их.Медитация осознанности тренирует внимание на сыром опыте «снизу вверх», вместо того, чтобы теряться в «нисходящих» паттернах проблемных ожиданий и реакций, благодаря способности замечать их и отключаться от них. Важно отметить, что как только кто-то начинает изменять самообман, петля положительной обратной связи может быть достигнута с помощью тех же процессов самоконструирования, упомянутых выше. Восприятие пациентом реальности может быть фундаментально изменено и может объяснить, почему преимущества психотерапии, как правило, сохраняются и накапливаются после прекращения лечения.

Источник: Агустин Ди Лучано / Flickr

Рассмотрение себя как иллюзии также помогает облегчить важный концептуальный сдвиг. Когда «я» ошибочно принимается за единое внутреннее существо, можно предположить, что это линейная система. Линейная система предсказуемо реагирует на внешнее влияние — например, два бильярдных шара отклоняются друг от друга. Однако иллюзия себя напоминает нам, что она нелинейна; сложная система.

Теория хаоса, получившая известность благодаря так называемому «эффекту бабочки», показала, что более тонкое знание сложной системы не обязательно обеспечивает превосходную предсказательную силу для будущего поведения системы.Другими словами, «я» подобны облакам, а не часам. Итак, если «я» является продуктом сложной системы, неспособность предсказать будущее психическое состояние и поведение пациентов, такое как самоубийство, — это не просто прагматический вопрос, требующий большего количества данных; это математический принцип, и забвение этого может означать потерю времени как терапевтов, так и пациентов. Фактически, психолог Филип Тетлок обнаружил, что политические аналитики, подозревающие, что политика более похожа на облака, на самом деле более точны в прогнозировании долгосрочного будущего, чем прогнозисты, считавшие, что оно более похоже на часы.

Источник: Саймон Кокелл / Flickr

Еще одним важным следствием такого образа мышления является то, что сложные сети, такие как экономики, транспортные системы и экосистемы, являются наиболее надежными и гибкими, когда они наделены хорошей взаимосвязью. В самом деле, расширяющаяся область сетевой науки показывает, что психические заболевания, такие как шизофрения и депрессия, скорее всего, являются «коннекопатиями»: заболеваниями, опосредованными аномальной связью мозга. Кроме того, иллюзия себя не существует в вакууме, а встроена в более крупную социальную сеть.Поэтому огромное внимание в психотерапии уделяется повышению взаимосвязанности как самой нервной системы, так и ее взаимоотношений с другими. (Действительно, исследования изображений мозга показывают, что как психотерапия, так и короткие курсы осознанности приводят к значительному увеличению структурной и функциональной взаимосвязи).

Вместо того, чтобы упорствовать с устаревшими идеями об отделенном и несводимом «я», признание того, чем «я» на самом деле является, позволит нам сосредоточиться на механизмах, которые его порождают, и исправить это, когда что-то пойдет не так.Поскольку кардиологи могли добиться значительного прогресса только тогда, когда они поняли, что на самом деле представляет собой сердце, психотерапия может значительно продвинуться вперед, когда мы поймем, что такое «я». Эта идея может иметь невероятные возможности не только для психотерапевтов и их пациентов, но и для всех нас. «Я» — наша идентичность — не является поиском; Это акт творения. Нет истинных меня или вас, и наша податливость ограничена только инструментами, которые у нас есть, чтобы изменить это.

Как иллюзия связана с нашей повседневной жизнью? — MVOrganizing

Как иллюзия связана с нашей повседневной жизнью?

Оптические иллюзии созданы для искажения реальности, но знаете ли вы, что такие же искажения часто возникают в повседневной жизни? Наша способность видеть заключается в том, что мозг преобразует исходные сенсорные данные в усовершенствованную форму.Некоторые уточнения сделаны намеренно — они призваны помочь нам выжить.

Где используются иллюзии?

Хотя иллюзии по определению не реальны, ученые все чаще находят способы использовать их, чтобы повлиять на реальный мир. Вот 10 практических приложений, которые используют иллюзии или управляют ими, от военных кораблей до виртуальной реальности и Давида Микеланджело и Статуи Свободы. Все MP3 основаны на иллюзиях.

Почему иллюзии важны?

Одним из наиболее важных инструментов, используемых нейробиологами для понимания того, как мозг создает ощущение реальности, является визуальная иллюзия.Из-за этого несоответствия между восприятием и реальностью визуальные иллюзии демонстрируют, каким образом мозг не может воссоздать физический мир.

Что такое иллюзия в психологии?

Психологическая концепция иллюзии определяется как процесс, включающий взаимодействие логических и эмпирических соображений. Обычное употребление предполагает, что иллюзия — это несоответствие между осознанием человека и каким-либо стимулом.

Как иллюзии влияют на мозг?

Ускоренный путь.Оптические иллюзии работают, потому что вашему мозгу нужно немного отдохнуть, поэтому он придумал несколько ярлыков на этом пути. Такие вещи, как цвета, тени и перспективы, помогают мозгу понять, что он видит, поэтому ваш мозг начинает формировать мнение, основанное на этих подсказках.

Как иллюзии работают в психологии?

Оптические иллюзии случаются, когда наш мозг и глаза пытаются говорить друг с другом простым языком, но интерпретация немного запутывается. Например, он думает, что наши глаза говорят, что что-то движется, но это не то, что глаза хотели сказать мозгу.

Что такое когнитивная иллюзия?

Когнитивная иллюзия — это распространенная ошибка мышления или ловушка мышления. Когнитивные иллюзии присущи нормальному населению, где они обычно протекают бессимптомно.

Какой пример когнитивных иллюзий?

Когнитивные иллюзии обычно делятся на неоднозначные иллюзии, искажающие иллюзии, парадоксальные иллюзии или выдуманные иллюзии. Яркий пример — иллюзия стены кафе. Другими примерами являются знаменитая иллюзия Мюллера-Лайера и иллюзия Понцо.

Что можно считать когнитивной предвзятостью?

Когнитивная предвзятость — это систематическая ошибка мышления, которая возникает, когда люди обрабатывают и интерпретируют информацию в окружающем их мире, и влияет на принимаемые ими решения и суждения. Предубеждения часто работают как практические правила, которые помогают вам осмыслить мир и принимать решения с относительной скоростью.

Как называется, когда можно увидеть две картинки на одной?

Неоднозначные изображения или обратимые фигуры — это визуальные формы, которые создают неоднозначность за счет использования графических сходств и других свойств интерпретации визуальной системы между двумя или более различными формами изображений.

Что вы называете иллюзией картинок?

Остаточное изображение или фантомное изображение — это визуальная иллюзия, которая относится к изображению, которое продолжает появляться в поле зрения человека после прекращения воздействия на исходное изображение. Это изображения, которые могут образовывать два отдельных изображения.

Как называются картинки, которые меняются при движении?

Лентикулярная печать — это технология, в которой лентикулярные линзы (технология, которая также используется для 3D-дисплеев) используются для создания печатных изображений с иллюзией глубины или с возможностью изменения или перемещения при просмотре изображения под разными углами.

Как вы называете картинку со скрытыми изображениями?

Автостереограмма — это стереограмма одного изображения (SIS), предназначенная для создания визуальной иллюзии трехмерной (3D) сцены из двухмерного изображения. Скрытая трехмерная сцена появляется, когда изображение просматривается с правильной конвергенцией.

Как вы видите стереограммы?

Попробуйте их на простой стереограмме ниже. Методы просмотра: Большинство изображений стереограмм обычно генерируются таким образом, что если вы посмотрите (сконцентрируете взгляд) на место, вдвое дальше, чем изображение, и сфокусируетесь на изображении, как правило, через несколько минут вы видите удивительное трехмерное изображение!

Вы видите 2 изображения?

Двойное зрение возникает, когда человек видит двойное изображение там, где должно быть только одно.Два изображения могут быть рядом, одно поверх другого или и то, и другое. Состояние может повлиять на равновесие, движение и способность читать. Если двоение в глазах поражает только один глаз, это монокуляр.

Почему у нас два глаза?

У людей два глаза, но мы видим только одно изображение. Мы используем наши глаза в синергии (вместе), чтобы собирать информацию о нашем окружении. Они показывают каждому глазу немного другое изображение. Два изображения показывают объекты, видимые под немного разными углами, как если бы вы видели объект в реальной жизни.

Оптические иллюзии — это культура? | Умные новости

Различные версии иллюзии Мюллера-Лайера. Для большинства людей, читающих это, нижние строки будут казаться длиннее верхних, несмотря на одинаковую длину. Zeman et al.

Это одна из самых известных оптических иллюзий, иллюзия Мюллера-Лайера. Две линии, ограниченные стрелками. Простой. Из-за уловки человеческого зрительного восприятия линии одинаковой длины выглядят по-разному, когда стрелки, направленные в разные стороны, закрывают свои концы.По словам PopSci, более века успех иллюзии оставался непоколебимым:

Исследователи ision предположили, что иллюзия рассказала нам нечто фундаментальное о человеческом зрении. Когда они показали иллюзию людям с нормальным зрением, они убедились, что линия со стрелками, направленными внутрь, будет казаться длиннее, чем линия со стрелками, направленными наружу.

Но затем, в 1960-х годах, возникла идея о том, что культурный опыт может сыграть роль. До этого момента, как пишет PopSci в отрывке из недавней книги профессора маркетинга и психологии Нью-Йоркского университета Адама Альтера, «почти каждый, кто видел эту иллюзию, был СТРАННЫМ — аббревиатурой, которую психологи культуры придумали для людей из западных образованных стран. , Индустриальные, богатые и демократические общества.”

Пройдя испытание по всему миру, устойчивость иллюзии рухнула. В США и в отношении потомков европейцев в Южной Африке иллюзия сработала.

Затем исследователи отправились дальше, проверяя людей из нескольких африканских племен. Бушмены из южной Африки вообще не смогли показать эту иллюзию, посчитав линии почти одинаковыми по длине. Небольшие выборки представителей племени суку из северной Анголы и племен бете из Кот-д’Ивуара также не смогли продемонстрировать иллюзию или увидели, что линия B лишь ненамного длиннее, чем линия A.Одноименная иллюзия Мюллера-Лайера на протяжении десятилетий обманывала тысячи людей из СТРАННЫХ обществ, но она не была универсальной.

Биологическая основа того, как эти разные группы людей видели иллюзию, идентична, но реакция была совершенно разной. Успех или неудача иллюзии — это культурный эффект. Но то, что движет этой разницей, является предметом постоянных дискуссий.

В своей книге Альтер предлагает теорию о том, что западные общества, привыкшие видеть прямые линии и геометрические формы в зданиях и домах, привыкают смотреть на линии как на трехмерные изображения пространства — обращенные наружу стрелки «длинного». линия и внутренние стрелки «короткой» линии вызывают это пространственное рассуждение и подкрепляют иллюзию.

Эти интуиции связаны с культурным опытом, и люди Буша, Суку и Бете не разделяли этих интуиций, потому что им редко приходилось сталкиваться с одними и теми же геометрическими конфигурациями.

Но недавнее исследование, как говорит Чарльз К. Чой для LiveScience, предполагает, что этот аргумент о «геометрическом опыте» может потерпеть неудачу.

В ходе исследования ученые под руководством Астрид Земан из Университета Маккуори обнаружили, что компьютер, обученный имитировать восприятие человеческого глаза, также был подвержен иллюзии Мюллера-Лайера.

«В прошлом, — пишет Чой, — ученые предполагали, что эта иллюзия была вызвана человеческим мозгом, неверно интерпретирующим наконечники стрел и хвосты стрел как сигналы глубины — в современных условиях комнаты, здания и дороги представляют квадратные сцены с множеством граней и т. Д. может заставить людей неосознанно делать прогнозы относительно глубины всякий раз, когда они пересекают углы и углы. Однако, поскольку эта компьютерная модель не была обучена с использованием трехмерных изображений, эти результаты могут исключить эту идею ».

«В последнее время многие компьютерные модели пытались имитировать, как мозг обрабатывает визуальную информацию, потому что у него это очень хорошо получается», — сказал Земан.«Мы способны обрабатывать всевозможные изменения освещения и фона, и мы по-прежнему распознаем объекты, когда они были перемещены, повернуты или деформированы. Мне было любопытно узнать, может ли копирование всех хороших аспектов распознавания объектов также потенциально копировать аспекты визуальной обработки, которые могут привести к ошибочным суждениям ».

Ученые обнаружили, что эта искусственная имитация мозга может быть обманута иллюзией.

Компьютер, не прошедший тест Мюллера-Лайера, не устраняет культурные аспекты восприятия иллюзии, о которых сообщалось в предыдущих исследованиях, но он действительно открывает вопрос о том, что движет различиями.

В целом, эти результаты показывают, что иллюзия не обязательно зависит от окружающей среды или каких-либо правил, которые люди узнают о мире. Скорее, это может быть результатом неотъемлемого свойства того, как визуальная система обрабатывает информацию, которая требует дальнейшего разъяснения.

Ещё с сайта Smithsonian.com:

Изображение недели — оптическая иллюзия
Утонул ли Титаник из-за оптической иллюзии?

Биология Новое исследование

Рекомендуемые видео

Иллюзия водопада: когда вы видите неподвижные объекты — и что это говорит вам о вашем мозге

Резюме: Исследователи показывают, что оптические иллюзии говорят нам о работе мозга.

Источник: The Conversation

Люди очарованы зрительными иллюзиями, которые возникают, когда существует несоответствие между светом, падающим на сетчатку, и тем, что мы воспринимаем. До того, как книги, фильмы и Интернет позволили широко распространять иллюзии, люди были очарованы иллюзиями в природе. Действительно, именно здесь начинается долгая история изучения иллюзий. И Аристотель, и Лукреций описали иллюзии движения после наблюдения за текущей водой.

Аристотель некоторое время наблюдал за галькой под текущей водой и заметил, что впоследствии камешки у воды, казалось, находились в движении. Лукреций, тем временем, посмотрел на неподвижную ногу своей лошади, стоявшей посреди быстрой реки, и заметил, что она, казалось, движется в направлении, противоположном течению. Это называется индуцированным движением, и это уже давно наблюдается, когда облака проходят мимо Луны — кажется, что Луна движется в противоположном направлении.

Но более убедительное описание таких иллюзий было впервые представлено Робертом Аддамсом, путешествующим лектором по естественной философии, в 1834 году после наблюдения за водопадом Фойе в Шотландии.Некоторое время наблюдая за водопадом, он заметил, что соседние скалы, казалось, движутся вверх:

Пристально взглянув в течение нескольких секунд на определенную часть каскада, любуясь слиянием и перекрестом течений, образующих жидкую завесу вод. , а затем внезапно направил свой взгляд влево, чтобы увидеть вертикальную поверхность мрачных изношенных скал, непосредственно примыкающих к водопаду, я увидел скалистую поверхность, как бы движущуюся вверх, и с кажущейся скоростью, равной скорости потока воды. нисходящая вода, которая за мгновение до этого подготовила мои глаза к тому, чтобы увидеть этот необычный обман.


Демонстрация иллюзии водопада с использованием видео водопада Фойерс (Шотландия), снятого с того места, где Роберт Аддамс замечательно наблюдал этот эффект в 1834 году. Видео любезно предоставлено Ником Уэйдом.

Последствия движения

Это описание явления помогло стимулировать поток исследований, в результате которых эффект стал известен как «иллюзия водопада». По сути, после того, как вы некоторое время смотрите на что-то, движущееся в одном направлении, кажется, что что-то, что все еще движется, движется в противоположном направлении.

Аддамсу не нужна была теория, чтобы знать, что это иллюзия: камни выглядели неподвижными до того, как смотрели на водопад, но, казалось, двигались вверх после того, как смотрели на водопад. Все, что требовалось, — это вера в то, что объекты остаются неизменными с течением времени, но их восприятие может измениться. Это иллюзорное движение, которое мы видим в неподвижном образе после наблюдения за движением, известно как последействие движения.

Более поздние описания последействия движения были основаны на движущихся изображениях, таких как вращающиеся спирали или секторальные диски, которые можно останавливать после движения.После остановки такие формы движутся в противоположном направлении.

Аддамс действительно предоставил возможное основание для иллюзии. Он утверждал, что видимое движение скал было следствием бессознательных движений глаз при наблюдении за нисходящей водой. То есть, хотя он думал, что не спускает глаз, он утверждал, что на самом деле они непроизвольно двигались в направлении нисходящей воды, а затем быстро возвращались.


Кредит: DosParkers

Но эта интерпретация была совершенно неверной.Движения глаз не могут объяснить это последействие, потому что они приведут к движению всей сцены, а не ее отдельной части. На это указал в 1875 году физик Эрнст Мах, который показал, что последствия движения в противоположных направлениях можно наблюдать одновременно, но глаза не могут двигаться в противоположных направлениях одновременно.

Мозг и иллюзии движения

См. Также

Итак, что происходит в мозге в случае этой иллюзии? Это увлекательно для визуальных ученых, потому что иллюзии последействия движения задействуют важный аспект обработки в мозге — то, как нейроны реагируют на движение.

Многие клетки нашей зрительной коры активируются движением в одном определенном направлении. Объяснения этих иллюзий связаны с различиями в активности этих «детекторов движения».

Аристотель некоторое время наблюдал за галькой под текущей водой и заметил, что впоследствии галька у воды, казалось, находилась в движении. Изображение находится в открытом доступе.

Когда мы смотрим на что-то неподвижное, детекторы «вверх» и «вниз» имеют почти одинаковую активность.Но если мы наблюдаем, как вода падает, детекторы «вниз» будут более активными, чем детекторы «вверх», и мы говорим, что видим движение вниз. Но эта активация через некоторое время приведет к адаптации или утомлению детекторов «сбоя», и они не будут реагировать так часто, как раньше.

Допустим, мы смотрим на неподвижные скалы. Активность детекторов «вверх» теперь будет относительно высокой по сравнению с адаптированными детекторами «вниз», и, следовательно, мы воспринимаем движение вверх. (Это простое объяснение — на самом деле все немного сложнее этого.)

Наблюдая за иллюзией водопада, мы можем заметить еще один интересный эффект — кажется, что объекты движутся, но не меняют своего положения. Например, на видео с иллюзией водопада вода кажется вздымающейся вверх, но не приближается к вершине. Это говорит о том, что движение и положение могут обрабатываться в мозгу независимо. На самом деле, из-за редких черепно-мозговых травм люди не видят движения, но при этом чувствуют изменения в своем положении. Мы называем это состояние акинетопсией.Один из таких пациентов, например, описал, что текущая вода похожа на ледник.

Людей всегда интересовали иллюзии, но только в прошлом веке они смогли научить нас работе мозга. Несмотря на многочисленные достижения в области нейробиологии, мы все еще можем многое узнать об осознании и познании, изучая эти несоответствия восприятия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.