Интегративный подход в психологии: Интегративный подход в современной психотерапии и психологии

Автор: | 05.02.1981

Содержание

ОТКРЫТАЯ РЕАЛЬНОСТЬ — Направления — Психология

В учебниках и словарях психология определяется как наука, изучающая процессы активного отражения человеком объективной реальности в форме ощущений, восприятий, мышления, чувств и других процессов и явлений психики или как наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности.

Что касается предмета психологии, то это, как правило, факты, закономерности, механизмы психики, при этом психика определяется как форма активного отображения субъектом объективной реальности, возникающая в процессе взаимодействия высокоорганизованных живых существ с внешним миром и осуществляющая в их поведении (деятельности) регулятивную функцию.

В 20 веке психологи приходят к пониманию того, что даже глубинные, неосознаваемые причины отдельных симптомов, проблем, травматических переживаний — только указывают на сбой в системе психики, свидетельствуют о нарушении целостности индивида, что только целостный (холистический, интегральный) подход открывает успешные пути достижения психического здоровья.

Поиск этих путей — символ веры, начертанный на знамени трансперсональной психологии. Складывается интегративная психология.

Интеграция в психологии и психотерапии во многом обусловлена кризисом современной научной психологии, которая оказалась не в состоянии удовлетворить широкий общественный заказ на методы личностной терапии, личностного развития, переживания трансцендентного опыта, кризисных состояний закономерного, ситуативного характера и широкого диапазона состояний сознания.

Необходимость в интегративном подходе возникла также в связи с игнорированием научной психологией интерперсонального (сознательного и бессознательного аспектов социального сознания) и трансперсонального опыта.

Трансперсональная психология сделала огромный шаг для возвращения психологии к своему предмету и, самое главное, к духовным и экзистенциальным проблемам человеческой жизни. «Трансперсональные переживания – переживание человеком выхода за пределы своего Я, за пределы пространства и времени, возврата в культурное и историческое прошлое человека и мира. Человек как бы вспоминает эпизоды из истории жизни на Земле. Таким образом, это свидетельствует о том, что человек обладает способностью беспрепятственно «путешествовать» в любом времени, в любом мире, микро- и макрокосмосе.

Это приводит к концептуально важному моменту интегративной психологии, где она выступает в своём прикладном аспекте как психология развития, «восхождения» личности к себе самой – к высшей интегрированности индивидуального сознания. Где само восхождение», «личностный рост», «духовное самосовершенствование», «Высшие» и «низшие» уровни больше являются абсурдом дифференциации реальности, а все концепции по этому поводу (философские, психологические, духовные, религиозные, научные, метафизические и пр.) простой игрой сознания.

В самом широком смысле интегративный подход в психотерапии направлен на процесс самораскрытия, самодвижения, саморазвития, самораспаковывания индивидуального свободного сознания в континууме времени-пространства.

Интегративный подход позволяет ухватить сознание в целостности, как активное, открытое, саморазвивающееся неструктурированное пространство, способное наполнять реальность смыслом, отношением и переживанием. Этот подход позволяет объединить телесные переживания (ощущения), эмоции, чувства, мышление и духовные переживания в целостность, в единство системы «Человек», и показать, при каких условиях возможно достижение ею подлинной целостности и аутентичности. Здесь же снимается проблема разделения «душа – тело» (психосоматическое единство становится очевидным).

Если искать предмет интегративной психологии в области исследования путей к трансперсональному опыту, расширению сознания и личностному росту индивида, преодолении кризисов на пути духовного или другого роста, то можно сказать, что интегративный подход может помочь в решении этой задачи не только в её теоретическом осмыслении, но и в анализе уже существующих психотехнологий, а также – в порождении новых методов психологии, адекватных её предмету. И здесь необходимы создание и разработка принципиально новой методологии, которая бы учитывала проявленность психического на всех уровнях существования человека.

Даже вычленение этих уровней является искусственным в соответствии с интегративным подходом, так как любое объяснение является воздействием, а некоторые теории обладают качеством модели мира человека, имеющим мировоззренческий смысл.

Любые воздействия концептуализируются личностью, а наиболее мощные из них полностью изменяют объяснительную схему реальности, жизненный мир.

Мировоззренческим оком интегративной методологии является принцип целостности. Понятия «целостный подход», «целостная личность» использовались давно и разными направлениями и школами психотерапии: от гештальт- и гуманистической психотерапии до отечественных направлений (культурно-исторический, деятельностный подходы и т.д.). Вероятно, сами понятия «цель» и «целое» этимологически связаны (по-гречески – ‘свершение, завершение’; ‘окончание, высшая точка, предел, цель’; ‘законченный, полный, свершившийся’; ‘окончательный, крайний, совершенный’). Достижение цели одновременно означает и завершение действия, замыкание круга, восхождение к полноте, совершенству, красоте.

Цель достигается тогда, когда оказывается построенным совершенное симметричное целое. Только в настоящее время, в начале третьего тысячелетия, когда знания о психике человека пополняются не только за счет чисто научных исследований (в общем понимании), а еще и за счет существовавших всегда в качестве скрытых эзотерических знаний, можно говорить о более целостном понимании, что такое человек и его сознание.

В эзотерике всегда понималось четкое отличие психики и сознания человека, души и духа, в отличие от научной психотерапии, которая пыталась идти своим путем, расколотым по большей части на две линии: материалистическую и идеалистическую (что дало неплохие результаты исследования разных сторон психики, ее объективную детерминацию и субъективную сущность).

Сложность предмета прикладной психотерапии заключается в том, что личность, ее содержание, не определяется лишь набором характерологических черт или неким проблемным состоянием. Как правило, за проблемами стоят более глубокие неосознаваемые структуры (гештальты, СКО, целостности психической реальности, субличности, скрипты и т. п.). Более того, с интегративной точки зрения, они являются одновременным следствием всей психической реальности, включающей не только персональные, но и интерперсональные и трансперсональные мегаструктуры.

Интегративная психология исходит из того, что человек – существо целостное, т. е. самостоятельное, способное к саморегуляции и развитию. Но человек – не единственная целостная сущность в мире. Все в обществе как в социальном организме также обладает целостностью, само социальное сообщество целостно на любой стадии функционирования (от диффузной группы до коллектива и чувства «мы») и независимо от сложности и объема организации (от малых групп до человечества как мегасоциальной системы).

Социальные сообщества, которые являются объектом психологии и психотерапии, представляют собой иерархию, в которой каждый индивид является «целым» по отношению к своим системным компонентам и «частью» по отношению к социальным сообществам. Оба эти аспекта существования (и часть, и целое) должны быть выражены полноценно для осуществления потенций любого индивида. Отсюда понятна тяга человека выйти за свои пределы, трансцендировать, быть, чувствовать, осознавать себя частью социальных сообществ и всего мироздания.

Принципиальный интегративный тезис состоит в том, что мир – это не сложная комбинация дискретных объектов, а единая и неделимая сеть событий и взаимосвязей. И хотя наш непосредственный опыт, кажется, говорит нам, что мы имеем дело с реальными объектами, на самом деле, мы реагируем на сенсорные преобразования объектов или сообщения о различиях.

Как доказывает в своих работах Грегори Бэйтсон, мышление в терминах субстанции и дискретных объектов представляет собой серьезную эпистемиологическую ошибку. Информация течет в цепях, которые выходят за границы индивидуальности, и включает все окружающее, социальное и природное.

Таким образом, при интегративном взгляде на мир акцент смещается от субстанции и объекта к форме, паттерну и процессу, от бытия к становлению. Структура – продукт взаимодействующих процессов, не более прочный, чем рисунок стоячей волны при слиянии двух рек. Согласно интегративному подходу в психотерапии и психологии, человечество подобно живому организму, органы, ткани и клетки которого имеют смысл только в их отношении к целому.

Смысл интегративного подхода на уровне индивидуальности заключается в том, что психика человека является многоуровневой системой, обнаруживающей в личностно структурированных формах опыт индивидуальной биографии, рождения, а также безграничного поля сознания, трансцендирующего материю, пространство, время и линейную причинность, которые при ближайшем приближении можно обозначить как интерперсональные и трансперсональные уровни организации психического.

Сознание является интегрирующей открытой системой, позволяющей различные области психического объединять в целостные смысловые пространства.

Целостность личности подразумевает учет всех ее проявлений (по крайней мере, тех, которые уже описаны, возможно, изучены, но не до конца объяснены): биогенетических, социогенетических, персоногенетических, интерперсональных и трансперсональных (на наш взгляд, последние два включают ряд особенностей, еще мало принимаемых официальной наукой, но уже не отрицаемых как несуществующие).

В настоящий момент в научных дисциплинах наблюдается бум в стремлении целостного, всеохватного осмысления человека. Понятие, которое вводится для обозначения этого стремления, – «интегративное». Мы можем встретить в научных публикациях словосочетания «интегративный подход в науке», «интегративная психотерапия», «интегративная педагогика», «интегративная антропология» и даже «интегративная гештальт-терапия».

В европейской философии родоначальником интегративной психологии можно считать Иммануила Канта (1724-1804), который в своих философских трактатах высказал идею целостности природы человека, наметив иерархические уровни его психики. Философская антропология, возникшая в начале двадцатого столетия в Германии, воскресила взгляды И. Канта о единстве природы человека, однако дало им новое, отвечающее духу времени, истолкование. В это же время (в 1921 году вышла первым изданием книга Эрнста Кречмера «Телосложение и характер») доводы о необходимости интегрального подхода к совершенствованию диагностики заболеваний и их лечению приводились со стороны психиатрии и медицины.

Развитие психологии и психотерапии связано со все большей интеграцией различных подходов, вначале рассматривавшихся как противоречащие, несовместимые, но впоследствии оказавшиеся вполне дополняющими. Можно обозначить интегративный подход как эволюционно адекватный. Развитие психологии и психотерапии приводит ко все большей популярности концепций, ориентированных на интегральный, целостный подход.

Наиболее совершенным выражением этой идеи является интегральная психология Кена Уилбера, который, продолжая традицию И.Канта, Ф. Брентано, В. Дильтея и Карла Юнга, смог создать целостную картину эволюции человеческого сознания и описать многоуровневый спектр психической реальности.

Интегративный подход дает возможность более широкого, целостного и многогранного взгляда на понимание человеческой природы и всей Вселенной. С позиции этого подхода представляется возможным свести воедино основные положения пяти ведущих направлений психологии и психотерапии: физиологического, бихевиористического, гуманистического и трансперсонального в рамках концептуальной схемы интегративного подхода.

В рамках интегративного подхода мы рассматриваем следующие направления психотерапии:

Психологическое консультирование. Интегративный подход — Учебный центр практической психологии «СЕНТИО» — Учёба.ру

Высшее образование онлайн

Федеральный проект дистанционного образования.

Я б в нефтяники пошел!

Пройди тест, узнай свою будущую профессию и как её получить.

Химия и биотехнологии в РТУ МИРЭА

120 лет опыта подготовки

Международный колледж искусств и коммуникаций

МКИК — современный колледж

Английский язык

Совместно с экспертами Wall Street English мы решили рассказать об английском языке так, чтобы его захотелось выучить.

15 правил безопасного поведения в интернете

Простые, но важные правила безопасного поведения в Сети.

Олимпиады для школьников

Перечень, календарь, уровни, льготы.

Первый экономический

Рассказываем о том, чем живёт и как устроен РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Билет в Голландию

Участвуй в конкурсе и выиграй поездку в Голландию на обучение в одной из летних школ Университета Радбауд.

Цифровые герои

Они создают интернет-сервисы, социальные сети, игры и приложения, которыми ежедневно пользуются миллионы людей во всём мире.

Работа будущего

Как новые технологии, научные открытия и инновации изменят ландшафт на рынке труда в ближайшие 20-30 лет

Профессии мечты

Совместно с центром онлайн-обучения Фоксфорд мы решили узнать у школьников, кем они мечтают стать и куда планируют поступать.

Экономическое образование

О том, что собой представляет современная экономика, и какие карьерные перспективы открываются перед будущими экономистами.

Гуманитарная сфера

Разговариваем с экспертами о важности гуманитарного образования и областях его применения на практике.

Молодые инженеры

Инженерные специальности становятся всё более востребованными и перспективными.

Табель о рангах

Что такое гражданская служба, кто такие госслужащие и какое образование является хорошим стартом для будущих чиновников.

Карьера в нефтехимии

Нефтехимия — это инновации, реальное производство продукции, которая есть в каждом доме.

ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД — это… Что такое ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД?

ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД

ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД.

Подход к обучению языку, основанный на взаимосвязанном формировании умений во всех видах речевой деятельности: аудировании, говорении, чтении, письме. В отечественной методике этот подход соотносится с понятием «принцип взаимосвязанного обучения видам речевой деятельности» (Взаимосвязанное обучение. .., 1985). Такой подход к обучению противостоит обучению последовательному (слушание – говорение – чтение – письмо), сторонниками которого являются представители прямых методов и устного опережения в работе. Однако и сторонники И. п. не исключают признания приоритета устного восприятия учебного материала перед письменным. При этом место каждого вида речевой деятельности в системе обучения определяется целью урока и зависит от этапа обучения, так как разные виды речевой деятельности на занятиях могут выступать в качестве и цели и средства обучения.

Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). — М.: Издательство ИКАР. Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин. 2009.

  • ИНТЕГРАТИВНЫЙ ЛИНГВО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ
  • ИНТЕГРИРОВАННОЕ ОБУЧЕНИЕ

Смотреть что такое «ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД» в других словарях:

  • Интегративный подход в праве — комплексное, системное использование методологических средств познания аксиологического, деятельностного, личностного, инструментального и др. , отображающих в своем единстве многоаспектное видение права: формирование юридически должного, или… …   Элементарные начала общей теории права

  • Интегративный подход к обучению — принцип восстановления естественной целостности познавательного процесса на основе установления связей и отношений между искусственно разделенными компонентами педагогического процесса. Интегративный подход используется при формировании… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • ЦЕННОСТНО-АДАПТИВНЫЙ ПОДХОД В ПСИХОТЕРАПИИ —         Система теоретических предпосылок для применения в психотерапии, психокоррекции и психологическом консультировании для лечении пациентов с неясной, интуитивной мотивацией, где затруднена диагностика (например, заочная психотерапия,… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • Специально-юридический подход в праве — интегративный способ познания явлений, процессов и состояний социально правовой действительности, позволяющий определить их специально юридическую природу, т. е. их специфические юридические свойства, признаки и закономерности, юридические формы… …   Элементарные начала общей теории права

  • Социологический подход в праве — интегративный способ правопознания, позволяющий охарактеризовать право в действии, раскрыть его деятельностную природу, обосновать определенные фактические правовые действия и отношения, обладающие свойствами нормативности, в качестве регуляторов …   Элементарные начала общей теории права

  • Панфёров, Владимир Николаевич — Файл:Panferov.jpg Владимир Николаевич Панфёров (р. 26 августа 1939) специалист в области общей и социальной психологии. Доктор психологических наук (1984). Профессор (1987). Академик двух общественных академий: Международной академии… …   Википедия

  • Владимир Николаевич Панфёров — Файл:Panferov.jpg Владимир Николаевич Панфёров (р. 26 августа 1939) специалист в области общей и социальной психологии. Доктор психологических наук (1984). Профессор (1987). Академик двух общественных академий: Международной академии… …   Википедия

  • Владимир Николаевич Панферов — Файл:Panferov.jpg Владимир Николаевич Панфёров (р. 26 августа 1939) специалист в области общей и социальной психологии. Доктор психологических наук (1984). Профессор (1987). Академик двух общественных академий: Международной академии… …   Википедия

  • Владимир Панферов — Файл:Panferov.jpg Владимир Николаевич Панфёров (р. 26 августа 1939) специалист в области общей и социальной психологии. Доктор психологических наук (1984). Профессор (1987). Академик двух общественных академий: Международной академии… …   Википедия

  • Владимир Панфёров — Файл:Panferov.jpg Владимир Николаевич Панфёров (р. 26 августа 1939) специалист в области общей и социальной психологии. Доктор психологических наук (1984). Профессор (1987). Академик двух общественных академий: Международной академии… …   Википедия


Вестник интегративной психологии — 2011

 

Содержание 

Часть 1.

ЛИЧНОСТЬ. СУБЪЕКТНОСТЬ. ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ
  • Козлов В. В. (Ярославль), ЛИЧНОСТЬ — МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ
  • Карпов А. В. (Ярославль), ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗРАБОТКИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  • Мазилов В.А. О НЕКОТОРЫХ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ ИССЛЕДОВАНИЯ ПСИХОЛОГИИ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
  • Мазилов В. А. (Ярославль), ВЫСШЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА
  • Петренко В. Ф. (Москва), СТЯЖАНИЕ ДУХОВНОСТИ С ПОМОЩЬЮ ПСИХОПРАКТИК
  • Абросимова Е.А. (Челябинск), БИОГРАФИЧЕСКАЯ РЕТРОСПЕКТИВА КАК СТРУКТУРНАЯ ЧАСТЬ Я-КОНЦЕПЦИИ ЛИЧНОСТИ
  • Антоненко И.В. (Москва), ДОВЕРЯЮЩИЙ СУБЪЕКТ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ
  • Башкин М. В.(Ярославль), ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ
  • КОНФЛИКТНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ ЛИЧНОСТИ
  • Белан Е.А. (Краснодар), ВЛИЯНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ И ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ЛИЧНОСТИ НА СТРАТЕГИИ АКТИВНОСТИ В ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЯХ
  • Богданова Т. А. ( Челябинск), К ВОПРОСУ ОБ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ В ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЕ
  • Буравлева Н. А. (Томск), СУБЪЕКТНОСТЬ КАК НЕОБХОДИМАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ СОВРЕМЕННОГО СТУДЕНТА ВУЗА
  • Витютина Т.А. (Москва), Гринева О.А. (Ставрополь), ИССЛЕДОВАНИЯ ВРЕМЕННОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ И ТРАНСПЕКТИВЫ В ПСИХОЛОГИИ
  • Гирфатова А. Р. (Уфа), СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЛИЧНОСТИ
  • Ефимова Н.С. (Москва), СТРУКТУРНО-ИЕРАРХИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ИССЛЕДОВАНИИ ПСИХОЛОГИИ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ
  • Карицкий И. Н. (Москва), ПРАКТИКИ СОЗЕРЦАНИЯ РЕАЛЬНОСТИ
  • Колодин В.В. (Алматы), ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ КОНЦЕПЦИИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА
  • Корниенко А. Ф. (Казань), КАТЕГОРИЯ «ЛИЧНОСТЬ» В СТРУКТУРЕ БАЗИСНЫХ КАТЕГОРИЙ ПСИХОЛОГИИ И ЕЕ СУЩНОСТЬ
  • Леонтьева М.Г. (Иркутск), ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА ЛИЧНОСТИ У СТАРШИХ ШКОЛЬНИКОВ
  • Мазур Е. Ю. (Хабаровск), РЕФЛЕКСИВНОСТЬ КАК ЛИЧНОСТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТНИКА ПРОКУРАТУРЫ
  • Морозова С.В., Черняева Ю . Е. (Челябинск), АКЦЕНТУАЦИЯ ХАРАКТЕРА: ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ И ИНДИВИДУАЛЬНО-ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ ОСОБЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ
  • Одинцова М.А. (Москва), РЕНТНЫЕ УСТАНОВКИ КАК ОДНО ИЗ ОСНОВНЫХ ПРЕПЯТСТВИЙ ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ СТРУКТУРА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ Остапчук Н. В. (Екатеринбург), КОМПЕТЕНТНОСТИ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
  • Плаксин А. Н. (Ярославль), ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА
  • Разина Т. В. (Сыктывкар), ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРЕДМЕТА И ФОРМЫ НАУЧНОЙ РЕФЛЕКСИИ НА РАЗЛИЧНЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ЭТАПАХ РАЗВИТИЯ МЕТОДОЛОГИИ
  • Румянцева Т. В., Исакова Т.В. (Ярославль), ОСОБЕННОСТИ САМОРЕГУЛЯЦИИ И ТИПОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ ОСУЖДЕННЫХ ЛИЦ
  • Русалов В. М. (Москва), ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА: НОВАЯ ПАРАДИГМА ИССЛЕДОВАНИЯ
  • Серова О. Е. (Москва), ИНТЕГРАТИВНАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ В. В. ЗЕНЬКОВСКОГО
  • Тонков В.В. (Санкт-Петербург), К ВОПРОСУ О ГЕНЕЗИСЕ ИССЛЕДОВАНИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПСИХИКИ
  • ФанталоваЕ. Б. (Москва), ДИАГНОСТИКА ВНУТРЕННЕГО КОНФЛИКТАВ ОБРАЗОВАНИИ И МЕДИЦИНЕ
  • Хандогина О.В. (Новосибирск), ПРОБЛЕМА ПАРАДИГМАЛЬНОЙ ЭКЛЕКТИЧНОСТИ ПРИ ИССЛЕДОВАНИИ ВОЗДЕЙСТВИЯ КОМПЬЮТЕРНЫХ ИГР
  • Яшин В.П. (Нижний Новгород), ЛИЧНОСТЬ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРАНСФОРМЕР
  • Ященко Е. Ф. (Челябинск), РАЗЛИЧИЯ АКТУАЛЬНЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ И СМЫСЛОЖИЗНЕННЫХ ОРИЕНТАЦИИ СТУДЕНТОВ С РАЗНЫМ УРОВНЕМ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ

Часть 2. ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД — ЕДИНСТВО ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

  • Гилунова Е. Ю. (Хабаровск), ПСИХОГЕНЕАЛОГИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ТРАЕКТОРИЯ
  • Гусманов М. Ж. (Ярославль), АЛГОРИТМ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ
  • Донченко И. А. (Запорожье), ТРЕНИНГ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ
  • Косов А.В. (Калуга), МИФОСОЗНАНИЕ — АДАПТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ И ПОИСК СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАНИЯ
  • Котова Т.Е., Мишурова Е.Ю. (Ярославль), РЕАЛИЗАЦИЯ ДИАЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА В СИСТЕМЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ
  • Недозрелое А. В. (Новосибирск), ЗАМЕЩАЮЩИХ РОДИТЕЛЕЙ
  • ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ КОММУНИКАЦИИ С БЕССОЗНАТЕЛЬНЫМ «В ДОМАШНИХ УСЛОВИЯХ»
  • Романова О. С. (Новосибирск), ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОИСКА ЖЕНЩИНАМИ СМЫСЛА ЖИЗНИ В УСЛОВИЯХ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ПУСТОТЫ Сандомирский М.Е. (Москва), Козлов В.В. ( Ярославль), ОБЪЕКТИВНЫЕ ОСНОВЫ ИНТЕНСИВНЫХ ИНТЕГРАТИВНЬГХ ПСИХОТЕХНОЛОГИЙ
  • Тонков В. В. (Санкт-Петербург), БИОСЕНСОРНЫЕ ПСИХОДИСЦИПЛИНЫ: ИССЛЕДОВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПСИХИКИ
  • Трусь А. А. (Минск), ВИДЕООБСУЖДЕНИЕ И СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ТРЕНИНГЕ
  • Шарков В . Ф ., Багиров Э . М., Лебедева И . Е . (Москва), ОТ АРТЕФАКТОВ К ФАКТАМ О РОЛИ ИЗМЕРЕНИЙ ФИЗИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ В ИССЛЕДОВАНИЯХ ПО ТРАНСОВЫМ МЕТОДАМВ ПСИХОЛОГИИ

Часть 3. ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ: НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ, ИНТЕГРАЦИЯ ПОДХОДОВ

Раздел 1. ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ И ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ
  • Дамадаева А. С. (Махачкала), ЖЕНЩИНЫ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ СПОРТЕ: ПРОБЛЕМЫ ЗДОРОВЬЯ
  • Копылова П.В. (Курск), ОСОБЕННОСТИ ДИАДНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЛЮДЕЙАЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ
  • Митин И. Н., Жуков И. Ю. (Москва), ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ В СОСТАВЕ МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ВОДИТЕЛЕЙ АВТОТРАНСПОРТА
  • Моллаева Н. Р., Дамадаева А. С. (Махачкала), СПОРТ И РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ ЖЕНЩИН
  • Урываев В. А. (Ярославль), МНОГОУРОВНЕВЫЙ ХАРАКТЕР ПРОБЛЕМ МЕДИЦИНСКОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Раздел 2. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ
  • Аймаганбетова О. X. (Казахстан), ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ МЕЖЭТНИЧЕСКОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ
  • Балгимбаева 3. (Алматы, Казахстан), ЭТНОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СУБЪЕКТ: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ С ПОЗИЦИЙ ИНТЕГРАТИВНОЙ ПАРАДИГМЫ
  • Борисова М. А. (Ярославль), ПРОБЛЕМА УКОРЕНЕНИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ В СОЗНАНИИ РОССИЯН
  • Велькова Н.А. (Омск), ВОСПРИЯТИЕ ТЕЛЕВИЗИОННОЙ РЕКЛАМЫ ДО И ПОСЛЕ(?) КРИЗИСА
  • Витютина Т. А. (Москва), СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ОТКЛОНЕНИЙ ВОСПРИЯТИЯ ВРЕМЕНИ В ОБЩЕЙ, МЕДИЦИНСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  • Кашапов А. С. (Ярославль), СПЕЦИФИКА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ: ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД
  • Клейман М.Б. (Иваново), ТОПОНИМИКА КАК ОТРАЖЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ ЖИТЕЛЕЙ ГОРОДА
  • Лисовенко Б. С. (Ярославль), ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ КРЕАТИВНОСТИ РУКОВОДИТЕЛЕЙС РАЗЛИЧНЫМ УРОВНЕМ КРЕАТИВНОСТИ
  • Мелешников А. А., Ерина С. И. (Ярославль), ЭФФЕКТЫ ВОСПРИЯТИЯ СВОЙСТВ ФИЗИЧЕСКОГО ОБЛИКА В ПРОЦЕССЕ ДЕЛОВОГО ОБЩЕНИЯ
  • Ободкова Е.А. (Ярославль), ПРОБЛЕМА ГЛОБАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА
  • Перешеина Н. В. (Киров), СУЩНОСТЬ ЭТИЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ ПРИ РАЗРАБОТКЕ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ПРОФИЛАКТИКИ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ
  • Песецкая П. (г. Иерусалим, Израиль), ЭМИГРАЦИЯ КАК СТИМУЛ РОСТА ИЛИ ИМПУЛЬС АУТОДЕСТРУКЦИИ
  • Прилуцкая О.А. (Москва), ИНСТРУМЕНТЫ ВЛАСТИ КАК СПОСОБЫ ФОРМИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧСКОЙ СРЕДЫ ОРГАНИЗАЦИ
  • Пузырёв А.В. (Ульяновск), ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ВЫГОДЫ
  • Шабанов Л. В. (Санкт-Петербург), МАРГИНАЛЬНАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ
Раздел 3. ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА И ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ
  • Артемьева И.Г. (Ярославль), О ПОДБОРЕ КАДРОВ УПРАВЛЕНЧЕСКОГО ЗВЕНА СРЕДНЕГО УРОВНЯ
  • Асмаковец Е. С (Омск), ПРОФИЛАКТИКА И КОРРЕКЦИЯ СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ СОТРУДНИКОВ МЧС
  • Асмаковец Е.С., Владимирова Е.А., Мельничкин СП. (Омск), УПРАВЛЕНИЕ ВРЕМЕНЕМ КАК СРЕДСТВО ПРОФИЛАКТИКИ СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ
  • Бочаров Д. В. (Ярославль), АНАЛИЗ ВЛИЯНИЯ СЕТИЗАЦИИ НА УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ
  • Калинин Н. В. (Иркутск), ВЛИЯНИЕ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИИ ЛИЧНОСТИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ В ТРУДОВОМ КОЛЛЕКТИВЕ
  • Корягина Н.А. (Москва), ПРОБЛЕМА МОТИВАЦИИ И КОГНИТИВНЫХ ХАРАКТЕРИСТИКСОВРЕМЕННОГО РУКОВОДИТЕЛЯ
  • Михалёва И.М. (Иркутск), СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ СИТУАЦИЯХ
Раздел 4. ПСИХОЛОГИЯ В ОБРАЗОВАНИИ. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ
  • Архипова А. Ю. (Новокузнецк), ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА СТУДЕНТОВ К ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  • Бурыкина М. Ю. (Брянск), СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРИЗНАКОВ ГАРМОНИИ И ДИСГАРМОНИИ ЛИЧНОСТНЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
  • Голубкова Е. А. (Ярославль), ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ПОДРОСТКОВОГО СУИЦИДА
  • Гура Т. Е. (Запорожье, Украина), МЕТАФОРИЗАЦИЯ В СИСТЕМЕ МЕТОДОВ РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ ПСИХОЛОГОВ
  • Емельянова Е.Ю. (Северск), ФОРМИРОВАНИЕ МЕТАКОГНИТИВНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ РЕБЕНКА В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ
  • Живаев II.Г. ЮркинаМ.С. (Ярославль), АДАПТАЦИЯ ИНОГОРОДНИХ СТУДЕНТОВ КАК
  • Зинова У.А., Белоногова О.М. (Магнитогорск), ЭТАП ЛИЧНОСТНОГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РАЗВИТИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВОЛЕВОЙ СФЕРЫ У ЮНЫХ СПОРТСМЕНОВ СРЕДСТВАМИ АРТ-ТЕРАПИИ
  • Касимова Е. Г., Ященко Е. Ф. (Челябинск), КОЛЛАЖ КАК АРТ-ТЕХНОЛОГИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ В СФЕРЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СТАНОВЛЕНИЯ И ПОСТРОЕНИЯ КАРЬЕРЫ У СТУДЕНТОВ
  • Кашапов М. М. (Ярославль), ДИНАМИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТВОРЧЕСКОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ
  • Козлов В. В. (Ярославль), Санникова Н. Г. (Астана), ИССЛЕДОВАНИЕ ИНДЕКСА ЛИЧНОСТНОГО ЭГОЦЕНТРИЗМА СРЕДИ СТУДЕНТОВ ТВОРЧЕСКИХ ПРОФЕССИЙ
  • Копылова Д.В. (Новосибирск), ИССЛЕДОВАНИЕ СВЯЗИ СПОСОБОВ РЕАГИРОВАНИЯ
  • НА ФРУСТРАЦИЮ С УСПЕШНОСТЬЮ АДАПТАЦИИ НА ПРИМЕРЕ РЕАКТИВНОЙ АГРЕССИИ
  • Ложкова Г.М. (Тобольск), СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ
  • Лопаткова И.В. (Сергиев Посад), ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ И ТЕХНОЛОГИЯ ИНТЕГРИРОВАНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО СПОСОБА ПОЗНАНИЯ В ПРОЦЕСС Овчарова О. Н. (Ярославль), ОБРАЗОВАНИЯ СТУДЕНТОВ ОДАРЕННОСТЬ И ВЗРОСЛЕНИЕ
  • Огородова Т. В., Медведева Ю. С. (Ярославль), К ВОПРОСУ О МОТИВАЦИИ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ
  • Пачина П. П. (Елец), МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПОЛИПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТНОЙ ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТА
  • Ракитина О. В. (Ярославль), СПЕЦИФИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ КОМПЕТЕНЦИЙ В ОБЛАСТИ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ
  • Ракицкая А.В. (Гродно), СИНДРОМ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ У ПЕДАГОГОВ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КЛИМАТ В ПЕДАГОГИЧЕСКОМ КОЛЛЕКТИВЕ
  • Румянцева Т. В., Швецова СВ., Нагорнов И.В. (Ярославль), СОДЕРЖАНИЕ ОСНОВНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛУЖБЫ ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ОБРАЗОВАНИЯ
  • Самаль Е.В. (Минск), ДИНАМИКА СМЫСЛОЖИЗНЕННЫХ ОРИЕНТАЦИИ СТУДЕНТОВ-ПСИХОЛОГОВ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ В ВУЗЕ
  • Скрипкина Н.В. (Челябинск), МОДЕЛЬ ЛИЧНОСТНОГО ОТНОШЕНИЯ К ДЕТЯМ В ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРОФЕССИИ
  • Тарасова А. А. (Ярославль), СУБЪЕКТИВНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ СУДЕНТОВ В ПРОЦЕССЕ АДАПТАЦИИ В ВУЗЕ
  • Торшинин М.Е. (Иваново), ВУЗОВСКИЙ КОМПОНЕНТ ПРОФИЛАКТИКИ ГОТОВНОСТИ К ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ ЗАТРУДНЕНИЯМ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕЦИАЛИСТА
  • Фадеева Ю. (Челябинск), СЕМЬЯ КАК ФАКТОР СТАНОВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА
  • Федорова П. С. (Ярославль), ОПТИМИЗАЦИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ ПОСРЕДСТВОМ ОРГАНИЗАЦИИ СТУДЕНЧЕСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
  • Федорова П. С. (Ярославль), ПОКАЗАТЕЛИ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ СОВРЕМЕННОГО ВЫСШЕГО УЧЕБНОГО ЗАВЕДЕНИЯ
  • Фролова О.П., Радионова СВ. (г. Иркутск), О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ МЕТОДОЛОГИИ И ПРАКТИКЕ РАЗВИТИЯ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ВЗРОСЛЫХ
  • Цымзина С. В. (Владимир), ЦЕННОСТНЫЙ АСПЕКТ УСПЕШНОСТИ В ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТУДЕНТОВ-МУЗЫКАНТОВ

Скачать журнал  

[Ссылка на скачивание доступна только для зарегистрированных пользователей. Пожалуйста, зарегистрируйтесь!]

Интегративная психотерапия — это удел практиков

Многие практикующие психологи имеют свой интегративный набор подходов так как учась, с интересом познают новые направления в психотерапии. Затем в процессе работы они убеждаются, что все эти направления работают и понимают, что нет универсального направления, которое подойдет абсолютно каждому клиенту. Ведь все люди слишком разные, со своими особенностями. Именно поэтому сегодня и существуют психотерапевтические школы и направления психологии, так как каждое направление призвано помочь определенной “категории” людей.

Мало кто знает, что автором, “отцом» интегративной психотерапии в мире считается Ричард Эрскин. Потому что именно он первым начал интегрировать (включать) различные направления в методологию обучения для психологов.

В 1972г., будучи профессором Эллиотского Университета ,Эрскин впервые прочитал лекцию по интегративной психотерапии, где предложил соединить в единую систему Психоанализ, Транзактный Анализ, Гештальт, Поведенческую терапию и Клиент-центрированный подход Карла Роджерса.

Основные его идеи были опубликованы в статье “The ABC’s of Effective Psychotherapy” (Erskine 1975). С тех пор началась “эра” интеграции различных психотерапевтических направлений. Некоторые психотерапевты пророчат будущее за интегративным подходом в психотерапии, проводя аналогию со всемирными глобальными процессами интеграции национальностей, культур…

Интегративность и эклектика: в чем разница?

Давайте внимательнее посмотрим на значение слов «Эклектизм» и «Интеграция». Эклектика в психотерапии- Эклектизм — (от греч Eklektikos — способный выбирать, выбирающий) — это смешение различных представлений, образов, стилей, жанров, парадигм.

Когда я была начинающим практикующим психологом, я помню себя, с жадностью впитывающей все знания, которые мне были доступны. Мне были интересны все направления психотерапии, все техники и подходы, которые я могла применять в своей практике. В кабинете психолога я выбирала наугад то, что мне казалось сработает именно с этим человеком, в его ситуации.

Я использовала различные проективные методики, большие и малые тесты, опросники. Также мне помогали основы Транзактного Анализа и Психоанализа, техники из Гештальт и НЛП, метод направленного воображения — Символдрама. Тогда на различных образовательных курсах и программах это называли “добавить еще один инструмент в свой профессиональный ридикюль — в свой арсенал”. И, признаться, я с радостью добавляла. Вы можете прочитать книги о том, как выбирать что-то из одного направления — стратегию, упражнения, техники, теории.

Такой эклектический метод работает, но со временем мне стало чего-то не хватать . Я еще не понимала, чего именно. Мои поиски привели меня на обучение методу Интегративной Психотерапии — к Ричарду Эрскину.

Интеграция и интегративность в психологии

Так я познакомилась с идеей интеграции — (от лат. integratio ) — восстановление, соединение.

Вот несколько толкований слова » интеграция», которые сегодня можно найти:

— функциональное объединение нескольких реакций в общую функцию;

— одно из свойств нервных центров, а также стадия в развитии организма на каждом этапе жизнедеятельности.

По сути же, интеграция — это процесс объединения частей в одно новое, возможно когда-то утерянное, целое.

В интегративной психотерапии мы используем термин интегративность в двух значениях:

  1. Это процесс воссоздания целостности личности, процесс восстановления цельного Я, возобновление доступа к своим сегодняшним ресурсам, преобразование неосознаваемых, отвергнутых аспектов Эго в связное Я личности.
  2. Для достижения этой цели мы обращаемся ко второму значению “Интегративный”- ВЫБОРОЧНОЙ интеграции психотерапевтических теорий. Мы соединяем вместе эмоциональную сферу (аффект) с когнитивной сферой (структурой), и, держа в фокусе тело, мы движемся к желаемым изменениям в поведении человека. Потому что психотерапия означает изменение, любой эффективный метод психотерапевтического вмешательства будет вести к изменениям в жизни человека.

Кроме интеграции методов из других подходов у нас есть свои уникальные инструменты построения и усиления контакта. Если вам интересно узнать больше об идее контакта в интегративной психотерапии, вы можете это сделать, перейдя по ссылочке.

Интегративный подход в диагностике универсальных учебных действий | Волочков

Абульханова, К.А. Ретроспектива и перспектива / К.А. Абульханова, С.Л. Рубинштейн // Проблема субъекта в психологической науке. – М.: ИП РАН, 2000. – С. 13–27.

Андреева, А.Л. Диагностика эмоционального отношения к учебе в среднем и старшем школьном возрасте / А.Л. Андреева // Диагностическая и коррекционная работа школьного психолога. – М.: Просвещение, 1987. – С. 129–146.

Бузин, В.Н. Краткий отборочный тест / В.Н. Бузин. – М.: Смысл, 1998. – 26 с.

Волочков, А.А. Психодиагностика универсальных учебных действий: новый подход / А.А. Волочков // XXVI Мерлинские чтения: Психологические инновации в образовании: материалы Всерос. науч. конф., посвящ. 90-летию со дня образования ПГПУ, г. Пермь, 20–22 сент. 2011 г. / науч. ред. Б.А. Вяткин; ПГПУ. – Пермь: Изд-во ПГПУ, 2011. – С. 11–14.

Волочков, А.А. Активность субъекта бытия: Интегративный подход / А.А. Волочков. – Пермь: Изд-во ПГПУ, 2007. – 375 с.

Волочков, А.А. Активность субъекта и развитие учащегося: теория, диагностика и проблемы развивающих технологий / А.А. Волочков. – Пермь: ПОИПКРО, 2003. – 100 с.

Волочков, А.А. Активность субъекта сферы жизни: теоретическая модель и эмпирика / А.А. Волочков // Психология. Журнал Высшей школы экономики. – 2010. – Т. 7, № 1. – С. 12–45.

Волочков, А.А. Вопросник учебной активности / А.А. Волочков. – Пермь: Изд-во ПГПУ, 2002. – 46 с.

Волочков, А.А. Диагностика универсальных учебных действий: от экстенсивного к интегративному подходу / А.А. Волочков // Научно-методическое обеспечение профессиональной деятельности психолога образования: сб. науч. ст. / под ред. Н.В. Нижегородцевой. – Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2011. – С. 44–55.

Волочков, А.А. Учебная активность в структуре интегральной индивидуальности (на материале младших школьников): автореф. дис. … канд. психол. наук. – Пермь, 1997. – 210 с.

Давыдов, В.В. Теория развивающего обучения / В.В. Давыдов. – М.: ИНТОР, 1996. – 544 с.

Джидарьян, И.А. Категория активности и ее место в системе психологического знания / И.А. Джидарьян // Категории материалистической диалектики в психологии. – М.: Наука, 1988. – С. 56–88.

Дусавицкий, А.К. Развитие личности в учебной деятельности / А.К. Дусавицкий. – М.: Дом педагогики, 1996. – 208 с.

Ежегодник профессиональных рецензий и обзоров. Методики психологической диагностики и измерения. – Челябинск: Издат. центр ЮУрГУ, 2010. – Т. 1.

Завалишина, Д.Н. Принцип иерархии в психологии / Д.Н. Завалишина // Принцип системности в психологических исследованиях. – М.: Наука, 1990. – С. 25–33.

Как проектировать универсальные учебные действия в начальной школе: от действия к мысли: пособие для учителя / А.Г. Асмолов, Г.В. Бурменская, И.А. Володарская и др.; под ред. А.Г. Асмолова. – М.: Просвещение, 2008. – 151 с.

Карпов, А.В. Психология метакогнитивных процессов личности / А.В. Карпов, И.М. Скитяева. – М.: Изд-во «Ин-т психологии РАН», 2005. – 352 с.

Ключникова, Г.А. Методика изучения самооценки школьников / Г.А. Ключникова // Вопросы психологии. – 1984. – № 1. – С. 111–113.

Моросанова, В.И. Саморегуляция и индивидуальность человека / В.И. Моросанова. – М.: Наука, 2010. – 519 с.

Практикум по психодиагностике. Психодиагностика мотивации и саморегуляции. – М.: МГУ, 1989. – 334 с.

Примерная основная образовательная программа образовательного учреждения. Начальная школа / сост. Е.С. Савинов. – М.: Просвещение, 2010. – 204 с.

Реан, А.А. Психология изучения личности / А.А. Реан. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1999. – 288 с.

Репкин, В.В. Развивающее обучение: теория и практика. Статьи / В.В. Репкин, Н.В. Репкина. – Томск: Пеленг, 1997. – 288 с.

Рукавишников, А.А. Факторный личностный опросник Р. Кеттелла: Руководство по использованию / А.А. Рукавишников, М.В. Соколова. – СПб.: ИМАТОН, 1995. – 89 с.

Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования. – М.: МинОбрНауки РФ, 2009. – 41 c.

Ханин, Ю.Л. Диагностика состояния тревоги и личностной тревожности у детей и подростков: метод. рекомендации / Ю.Л. Ханин. – Вильнюс, 1988. – 18 с.

Цукерман, Г.А. Развитие учебной самостоятельности средствами школьного образования / Г.А. Цукерман, А.Л. Венгер // Психологическая наука и образование. – 2010. – № 4. – С. 77–90.

Цукерман, Г.А. Развитие учебной самостоятельности / Г.А. Цукерман, А.Л. Венгер. – М.: ОИРО, 2010. – 432 с.

Шапкин, С.А. Экспериментальное изучение волевых процессов / С.А. Шапкин. – М.: Смысл: ИП РАН, 1997. – 140 с.

Шнайдер, Л.Б. Основы психодиагностики: учеб.-метод. пособие / Л.Б. Шнайдер. – М.: МОСУ, 1994. – 205 с.

Щебланова, Е.И. Вербальный тест творческого мышления «Необычное использование»: пособие для школьных психологов / Е.И. Щебланова. – М.: Соборъ, 1996. – 132 с.

Kohlberg, L. The development of children’s orientations toward a moral order / L. Kohlberg // Vita Humana. – 1963. – № 6. – P. 11–35.

Интегративный подход в преподавании психологии. Учебное пособие читать онлайн бесплатно

Н. У. Заиченко

Интегративный подход в преподавании психологии. Учебное пособие

© Заиченко Н. У., 2013

©Издательство «ФЛИНТА», 2013

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Приступая к изучению вопроса о преподавании психологии, необходимо прежде всего выяснить вопрос о том, чему учить, а затем вопрос о том, как учить. То есть нам необходимо определиться с понятийным аппаратом психологической науки, с ее спецификой и особенностями по сравнению с другими науками. Безусловно, это проблема целого раздела, но мы будем ее рассматривать применительно к процессу преподавания психологии и ограничимся несколькими наиболее важными для нас положениями.

Психология, будучи когда-то только направлением философии, в настоящее время для определения в качестве самостоятельной науки имеет ряд важнейших оснований: наличие собственной методологии, а также собственных методов исследования. Зрелость современной психологии определяется:

• наличием ее функциональной направленности, отражающейся в ее целях и задачах;

• структурированностью, определяемой наличием проблем, направлений, частных дисциплин, находящихся в определенной системе и логике;

• подчинением структурных элементов психологии закономерностям отношений, определяемых необходимостью дополнения, соподчинения, противопоставления систем, подходов, концепций.

При этом проблема четкого определения объекта и предмета исследования психологии всегда актуальна, поскольку существует взаимосвязь конкретно-исторического познания и развития науки, общности, отдельного человека в этот конкретно-исторический период. Об этом говорил еще Л. С. Выготский, обосновывая принцип историзма в развитии. И потому в настоящее время мы можем сказать, что основным объектом психологии является «целостный человек», а предметом могут быть его функциональные характеристики, определяемые деятельностью психики, отражающейся в личностном своеобразии человека.

Современная психология представляет собой разветвленную науку, которая выполняет интегрирующую роль в познании и развитии человека и реализует ряд важнейших функций в развитии общества.

Психологическое знание обладает сильно выраженной активной составляющей, поскольку психолог не только изучает человека, но и активно воздействует на него, способствует его развитию. Поскольку даже на этапе диагностики мы позволяем человеку систематизировать изучаемый нами аспект по определенным критериям. Эта созидательная функция психологии несет в себе также серьезную опасность, которая проявляется в развитии технократического, манипулятивного подхода к человеку, когда все психологические знания направлены на реализацию амбиций психологов, по достижению сомнительных индивидуальных целей, которые ставят психологию в роль «рабыни» бизнеса, статуса, власти.

Психологическое знание несет в себе значительную долю философских знаний, проявляющихся в мировоззренческой функции психологии. Психология занимается выявлением сущностных характеристик личности, ценностей как элементов общественного сознания, интроецированных в индивидуальный внутренний мир человека и определяющих его отношение к миру, к смыслу своего существования.

Таким образом, идеи, внедряемые сообществом психологов в общественное сознание, оказывают прямое влияние на формирование общественной морали и нравственности человека.

Психологическое знание способствует формированию ориентации человека в индивидуальном познании мира, себя, других. И эта функция существенно определяет состояние индивидуального внутреннего мира как состояние нормативного развития, состояние конфликтности, состояние кризиса, состояние духовности. Поэтому важно, чтобы психологические знания базировались на классических научных работах, способствующих оптимизации внутреннего состояния человека, для актуализации, рефлексии и реализации его конструктивного начала; для содействия становлению в сознании каждого человека гуманистической ориентации.

Читать дальше

Работы по интегративной психотерапии

Front Psychol. 2015; 6: 2021.

Кристина Зарбо

1 Департамент гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

Джорджио А. Таска

2 Департамент психиатрии, Университет Оттавы, Госпиталь Оттавы , ON, Canada

Francesco Cattafi

1 Департамент гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

3 Департамент психологии, Университет Кьети, Кьети, Италия

Angelo Сравнить

1 Кафедра гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

1 Кафедра гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

2 Кафедра психиатрии, Университет Оттавы, Оттавская больница , Онтарио, Онтарио, Канада

3 Департамент психологии, Университет Кьети, Кьети, Италия

Отредактировал: Susan G.Симпсона, Университет Южной Австралии, Австралия

Рецензент: Стефано Манцо, Исследовательский институт Anima, Италия; Бет Джерски, Медицинская школа Альперта при Университете Брауна, США

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Психология для клинических условий» журнала «Границы в психологии»

Поступила в редакцию 18 октября 2015 г .; Принято 17 декабря 2015 г.

Ключевые слова: интегративная, психотерапия, общие факторы, эклектизм, клиническая психология

Copyright © 2016 Zarbo, Tasca, Cattafi and Compare.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Интегративная психотерапия

Ряд психотерапевтических подходов признан эффективными и даже предпочтительным для целого ряда психиатрических диагностических категорий (например,g., см. https://www.nice.org.uk/guidance/cg123 или https://www.nice.org.uk/guidance/conditions-and-diseases/mental-health-and-behavioural-conditions) . Однако в клинической практике выбор наиболее эффективной психотерапии для каждого психического расстройства осложняется существованием более 400 разновидностей психотерапевтических подходов, которые можно определить и классифицировать несколькими способами в соответствии с их теоретической моделью (т. Е. Поведенческими, системными, когнитивные, психодинамические и т. д.), формат (например, индивидуальный, семейный, групповой), временная продолжительность и частота сеансов, а также любая возможная комбинация этих элементов (Гарфилд и Бергин, 1994).Из-за разницы в эпистемологии и попыток установить жесткие границы вокруг теорий диалог между этими моделями был ограничен.

Отчасти, чтобы преодолеть это историческое разделение, ряд лидеров в этой области предложили интегративный подход к психотерапии, который с 1990-х годов получает более широкое признание (Norcross and Goldfried, 2005). Например, Общество изучения интеграции психотерапии (SEPI; http://www.sepiweb.org/) — это международная организация с растущим членством, в которую входят некоторые из мировых лидеров в области психотерапевтической практики и исследований.

Чаще всего психотерапевты выбирают одну теоретическую модель и гибко и комплексно применяют ее в своей терапевтической практике. В последние десятилетия все большее число психотерапевтов не предпочитают полностью идентифицировать себя в рамках единого подхода, а предпочитают определять себя как интегративных или эклектичных (Feixas and Botella, 2004). В недавнем большом опросе более 1000 психотерапевтов только 15% указали, что они использовали только одну теоретическую ориентацию в своей практике, а среднее количество теоретических ориентаций, используемых на практике, составляло четыре (Tasca et al., 2015). Согласно движению интегративной психотерапии, новое поле исследований развивается в направлении поиска общих целей, нацеленных на выбор теорий и методов среди моделей психотерапии и развитие новой области на основе сотрудничества и интеграции. Движение интегративной психотерапии не направлено на объединение всех психотерапевтических моделей в одну, но его цель — разработать новую основу для диалога между различными подходами (Feixas and Botella, 2004).

Термин «интеграция» может иметь разные значения.Так называемая «интегративная перспектива» указывает на общее гибкое и инклюзивное отношение к различным психотерапевтическим моделям (Greben, 2004). Он направлен на то, чтобы увидеть, что можно изучить и применить на практике с различных точек зрения. Интеграция в психотерапии включает четыре возможных подхода: теоретическая интеграция (т.д., работая в основном в рамках одной модели, но при необходимости объединяя аспекты других), и подход общих факторов (т. е. сосредоточение внимания на эффективных терапевтических практиках, общих для всех подходов; Козарич-Ковачич, 2008; Castonguay et al., 2015) .

Почему интегративная психотерапия работает

Интегративная психотерапия подходит для разных пациентов, проблем и контекстов

Психотерапевты и исследователи все больше соглашаются, что ни один психотерапевтический подход не может быть эффективным и подходящим для всех пациентов, проблем и ситуаций.Каждая существующая психотерапевтическая модель и подход неадекватны для некоторых людей (Norcross and Goldfried, 2005). Научно обоснованные исследования показали, что психотерапевтические методы лечения, которые являются интегративными по своей природе (например, межличностная психотерапия, схемотерапия, когнитивно-аналитическая терапия), эффективны при нескольких психических расстройствах (например, депрессии, послеродовой депрессии, социальных тревожных расстройствах, генерализованной тревоге). Расстройства, расстройства личности, диссоциативная идентичность) (Reay et al., 2003; Келлетт, 2005; Hamidpour et al., 2011; Станжер и др., 2011; Masley et al., 2012; Рёдигер и Дикманн, 2012; Кларк и др., 2013; Миниати и др., 2014).

Интегративная психотерапия включает эффективные общие факторы

В основе интеграции психотерапии лежат важные результаты исследований, которые, несмотря на различные теоретические обоснования и подходы различных школ психотерапии, дают схожие результаты (Barth et al., 2013). Что привело психотерапевтов к интеграции моделей психотерапии, так это свидетельства того, что общие факторы психотерапевтических подходов (например,g., терапевтический альянс, ожидания клиента, сочувствие терапевта и т. д.), вероятно, объясняют большую дисперсию результатов, чем конкретные эффекты, приписываемые каждому психотерапевтическому подходу (например, интерпретации в динамической терапии или когнитивная реструктуризация в когнитивно-поведенческой терапии) (Wampold and Imel, 2015). Конкретные терапевтические методы дают около 7% дисперсии результатов психотерапии, в то время как общие факторы составляют почти 20% дисперсии исходов (Lambert and Bergin, 1992).В последние десятилетия клиницисты и исследователи приходят к растущему консенсусу о существовании общих факторов, общих для нескольких психотерапевтических подходов (Norcross and Goldfried, 1992; Wampold and Imel, 2015). Общие факторы среди психотерапевтических подходов, которые были связаны с положительными результатами и терапевтическими изменениями, включают: способность терапевта вселять надежду и обеспечивать альтернативный и более правдоподобный взгляд на себя и мир; способность дать пациентам корректирующий эмоциональный опыт, который помогает им исправить травмирующее влияние его предыдущего жизненного опыта; терапевтический альянс; ожидания позитивных изменений; и полезные качества терапевта, такие как внимание, сочувствие и позитивное отношение (Stricker and Gold, 2001; Feixas and Botella, 2004; Norcross and Goldfried, 2005; Constantino et al., 2011; Horvath et al., 2011). Среди упомянутых общих факторов терапевтический альянс имеет наибольшее количество доказательств в качестве предиктора изменений пациента (Feixas and Botella, 2004).

Интегративная психотерапия адаптируется к потребностям пациентов и чувствительна к терапевтическому альянсу.

Одной из ключевых ценностей интегративной психотерапии является ее индивидуальный подход (Norcross and Goldfried, 2005). Модель интегративной психотерапии направлена ​​на то, чтобы реагировать на человека, уделяя особое внимание аффективным, поведенческим, когнитивным и физиологическим уровням функционирования, а также духовным убеждениям.Интегративная психотерапия позволяет лучше адаптировать терапию к отличительным характеристикам и потребностям каждого клиента, позволяя терапевту адаптировать свои знания о методах лечения и подходах, основанных на доказательствах. Основной упор в интегративной психотерапии делается на индивидуальных характеристиках пациента и терапевтических отношениях, которые рассматриваются как ключевые элементы терапевтического изменения (Feixas and Botella, 2004), а также на мотивации клиента. Этот подход соответствует недавним рекомендациям Американской психологической ассоциации о том, что составляет доказательную практику (Американская психологическая ассоциация, 2006).В этих рекомендациях EBP определяется на основании данных исследований, клинической оценки и факторов клиента. В соответствии с этим определением интегративная психотерапия не является техникой, применяемой к пассивному пациенту, но клиент рассматривается как активный участник терапии, и терапевт корректирует свой подход в зависимости от характеристик и предпочтений клиента. Именно в контексте терапевтических отношений могут способствовать изменениям, и клиенты могут получить максимальную пользу от заботливого и сочувствующего терапевта (Feixas and Botella, 2004).

Будьте интегративными, а не эклектичными

Психотерапевты обычно практикуют различные типы психотерапевтической интеграции, применяя подход общих факторов, а также ассимилятивную интеграцию или теоретическую интеграцию. Подход, основанный на общих факторах, имеет тенденцию преуменьшать важность конкретных эффектов или техник психотерапии (например, техника двух стульев, экспозиция, сократовский опрос и т. Д.) В пользу работы с общими факторами, которые, как известно, связаны с положительными результатами (например,g., терапевтический альянс, сочувствие терапевта, ожидания клиента и т.д .; Норкросс и Голдфрид, 2005). С другой стороны, ассимиляционная интеграция включает в себя работу, в первую очередь, на основе одного теоретического подхода (например, когнитивно-поведенческую терапию), но также включает в себя методы из других психотерапевтических подходов, которые необходимы для любого конкретного клиента или контекста (например, интерпретация переноса; Stricker and Gold, 2001). Наконец, теоретическая интеграция направлена ​​на объединение теоретических концепций из нескольких различных психотерапевтических подходов и на разработку «Великой объединенной теории» психотерапии (Stricker and Gold, 2001).

Движение интеграции психотерапии подчеркивает, что интеграция психотерапии — это не только процесс заимствования некоторых техник из различных моделей и их применение по мере необходимости (например, технический эклектизм), но и акцент на связи между теорией, доказательствами и техникой. (Норкросс и Голдфрид, 2005). Другими словами, интегративная психотерапия отличается от технической эклектики. Эклектичный терапевт выбирает технику, потому что она может работать или может быть эффективной, не обращая внимания на ее теоретическую основу или данные исследований.Если клиент эклектичного психотерапевта получает положительные результаты после получения определенной техники, терапевт не обязательно исследует, почему произошли положительные изменения, чтобы разработать обобщаемую модель лечения. Напротив, интеграция психотерапии фокусируется на взаимосвязи между эффективной практикой и ее теоретической и эмпирической основой (Norcross and Goldfried, 2005). Например, научно-обоснованные психотерапевтические практики взаимоотношений (т.е. альянс, сочувствие терапевта, конгруэнтность, позитивное отношение и т. Д.)), которые носят комплексный характер и основаны на общих факторах, были в центре внимания недавнего отчета целевой группы APA (Norcross, 2011).

В заключение, факты указывают на то, что интеграция в общую психотерапевтическую практику желательна, даже если необходимо прояснение на уровне теории. Чтобы преодолеть это ограничение интеграции психотерапии, психотерапевтические ориентации должны развивать интеграцию и работать в тесном взаимодействии, сохраняя при этом свою отдельную идентичность.Международные организации, такие как SEPI или Общество психотерапевтических исследований (http://www.psychotherapyresearch.org/), представляют собой хороший пример возможностей сотрудничества и интеграции психотерапевтов разных ориентаций. Более того, тесное сотрудничество между интеграционистами и исследователями психотерапии может привести к развитию единой базы знаний и действий, что, в свою очередь, будет способствовать развитию многообещающей области интегративной психотерапии (Castonguay et al., 2015).

Вклад авторов

Мы заявляем, что рукопись была просмотрена и рецензирована всеми авторами, которые внесли значительный вклад в ее разработку.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

  • Американская психологическая ассоциация (2006). Доказательная практика в психологии.Являюсь. Psychol. 61, 271–285. 10.1037 / 0003-066X.61.4.271 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Barth J., Munder T., Gerger H., Nüesch E., Trelle S., Znoj H., et al. . (2013). Сравнительная эффективность семи психотерапевтических вмешательств для пациентов с депрессией: сетевой метаанализ. PLoS Med. 10: e1001454. 10.1371 / journal.pmed.1001454 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кастонгуай Л. Г., Юбэнкс К. Ф., Голдфрид М. Р., Муран Дж. К., Лутц В. (2015). Исследование интеграции психотерапии: опираясь на прошлое, глядя в будущее.Psychother. Res. 25, 365–382. 10.1080 / 10503307.2015.1014010 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кларк С., Томас П., Джеймс К. (2013). Когнитивно-аналитическая терапия расстройства личности: рандомизированное контролируемое исследование. Br. J. Психиатрия 202, 129–134. 10.1192 / bjp.bp.112.108670 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Константино М. Дж., Арнкофф Д. Б., Гласс К. Р., Аметрано Р. М., Смит Дж. З. (2011). Ожидания. J. Clin. Psychol. 67, 184–192. 10.1002 / jclp.20754 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фейшас Г., Ботелла Л. (2004). Интеграция психотерапии: размышления и вклады конструктивистской эпистемологии. J. Psychother. Интегр. 142, 192–222. 10.1037 / 1053-0479.14.2.192 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гарфилд С., Бергин А. (1994). Введение и исторический обзор, в Справочнике по психотерапии и изменению поведения, ред. Бергин А., Гарфилд С. (Чичестер: Wiley;), 3–18. [Google Scholar]
  • Гребен Д. Х. (2004). Интегративные аспекты психотерапевтического обучения. Жестяная банка. Дж.Психиатрия 49, 238–248. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хамидпур Х., Долатшай Б., Шахбаз А. П., Дадкх А. (2011). Эффективность схемотерапии в лечении генерализованного тревожного расстройства у женщин. Иран. J. Psychiatry Clin. Psychol. 16, 420–431. [Google Scholar]
  • Хорват А. О., Дель Ре А. К., Флюкигер К., Симондс Д. (2011). Альянс в индивидуальной психотерапии. Психотерапия (Шик). 48, 9–16. 10.1037 / a0022186 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Келлетт С. (2005).Лечение диссоциативного расстройства личности с помощью когнитивно-аналитической терапии: экспериментальные доказательства внезапных достижений. J. Диссоциация травм 6, 55–81. 10.1300 / J229v06n03_03 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Козарич-Ковачич Д. (2008). Интегративная психотерапия. Психиатр. Дунай. 20, 352–363. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ламберт М. Дж., Бергин А. Э. (1992). Достижения и ограничения психотерапевтических исследований, в истории психотерапии: век перемен, Эд Фридхейм Д.К. (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация;), 360–390. [Google Scholar]
  • Масли С. А., Гилландерс Д. Т., Симпсон С. Г., Тейлор М. А. (2012). Систематический обзор доказательной базы схемотерапии. Cogn. Behav. Ther. 41, 185–202. 10.1080 / 16506073.2011.614274 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Миниати М., Каллари А., Калуги С., Руччи П., Савино М., Маури М. и др. . (2014). Межличностная психотерапия послеродовой депрессии: систематический обзор. Arch.Женская мент. Здоровье 17, 257–268. 10.1007 / s00737-014-0442-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Norcross J. C. (ed.). (2011). Психотерапевтические отношения, которые работают: доказательная реакция. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Норкросс Дж. К., Голдфрид М. Р. (1992). Справочник по интеграции психотерапии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar]
  • Норкросс Дж. К., Голдфрид М. Р. (2005). Справочник по интеграции психотерапии, 2-е изд. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.[Google Scholar]
  • Рей Р., Стюарт С., Оуэн С. (2003). Внедрение и эффективность межличностной психотерапии в общественной психиатрической службе. Aus. Психиатрия 11, 284–289. 10.1046 / j.1440-1665.2003.00574.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рёдигер Э., Дикманн Э. (2012). Схема терапии: интегративный подход к расстройствам личности. Psychother. Психосом. Med. Psychol. 62, 142–148. 10.1055 / s-0032-1304615 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stangier U., Шрамм Э., Хайденрайх Т., Бергер М., Кларк Д. М. (2011). Когнитивная терапия против межличностной психотерапии при социальном тревожном расстройстве: рандомизированное контролируемое исследование. Arch. Генеральная психиатрия 68, 692–700. 10.1001 / archgenpsychiatry.2011.67 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stricker G., Gold J. R. (2001). Введение в интеграцию психотерапии. Психиатр. Times 28. Доступно в Интернете по адресу: http://www.psychiatrictimes.com/articles/introduction-psychotherapy-integration
  • Tasca G.A., Sylvestre J., Balfour L., Chyurlia L., Evans J., Fortin-Langelier B. и др. . (2015). Чего хотят клиницисты: результаты опроса исследовательской сети по психотерапевтической практике. Психотерапия (Шик). 52, 1–11. 10.1037 / a0038252 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вампольд Б. Э., Имел З. Э. (2015). Великие дебаты о психотерапии: доказательства того, что заставляет психотерапию работать. Лондон: Рутледж. [Google Scholar]

Работы по интегративной психотерапии

Front Psychol.2015; 6: 2021.

Кристина Зарбо

1 Департамент гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

Джорджио А. Таска

2 Департамент психиатрии, Университет Оттавы, Госпиталь Оттавы , ON, Canada

Francesco Cattafi

1 Департамент гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

3 Департамент психологии, Университет Кьети, Кьети, Италия

Angelo Сравнить

1 Кафедра гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

1 Кафедра гуманитарных и социальных наук, Университет Бергамо, Бергамо, Италия

2 Кафедра психиатрии, Университет Оттавы, Оттавская больница , Онтарио, Онтарио, Канада

3 Департамент психологии, Университет Кьети, Кьети, Италия

Отредактировал: Susan G.Симпсона, Университет Южной Австралии, Австралия

Рецензент: Стефано Манцо, Исследовательский институт Anima, Италия; Бет Джерски, Медицинская школа Альперта при Университете Брауна, США

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Психология для клинических условий» журнала «Границы в психологии»

Поступила в редакцию 18 октября 2015 г .; Принято 17 декабря 2015 г.

Ключевые слова: интегративная, психотерапия, общие факторы, эклектизм, клиническая психология

Copyright © 2016 Zarbo, Tasca, Cattafi and Compare.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Интегративная психотерапия

Ряд психотерапевтических подходов признан эффективными и даже предпочтительным для целого ряда психиатрических диагностических категорий (например,g., см. https://www.nice.org.uk/guidance/cg123 или https://www.nice.org.uk/guidance/conditions-and-diseases/mental-health-and-behavioural-conditions) . Однако в клинической практике выбор наиболее эффективной психотерапии для каждого психического расстройства осложняется существованием более 400 разновидностей психотерапевтических подходов, которые можно определить и классифицировать несколькими способами в соответствии с их теоретической моделью (т. Е. Поведенческими, системными, когнитивные, психодинамические и т. д.), формат (например, индивидуальный, семейный, групповой), временная продолжительность и частота сеансов, а также любая возможная комбинация этих элементов (Гарфилд и Бергин, 1994).Из-за разницы в эпистемологии и попыток установить жесткие границы вокруг теорий диалог между этими моделями был ограничен.

Отчасти, чтобы преодолеть это историческое разделение, ряд лидеров в этой области предложили интегративный подход к психотерапии, который с 1990-х годов получает более широкое признание (Norcross and Goldfried, 2005). Например, Общество изучения интеграции психотерапии (SEPI; http://www.sepiweb.org/) — это международная организация с растущим членством, в которую входят некоторые из мировых лидеров в области психотерапевтической практики и исследований.

Чаще всего психотерапевты выбирают одну теоретическую модель и гибко и комплексно применяют ее в своей терапевтической практике. В последние десятилетия все большее число психотерапевтов не предпочитают полностью идентифицировать себя в рамках единого подхода, а предпочитают определять себя как интегративных или эклектичных (Feixas and Botella, 2004). В недавнем большом опросе более 1000 психотерапевтов только 15% указали, что они использовали только одну теоретическую ориентацию в своей практике, а среднее количество теоретических ориентаций, используемых на практике, составляло четыре (Tasca et al., 2015). Согласно движению интегративной психотерапии, новое поле исследований развивается в направлении поиска общих целей, нацеленных на выбор теорий и методов среди моделей психотерапии и развитие новой области на основе сотрудничества и интеграции. Движение интегративной психотерапии не направлено на объединение всех психотерапевтических моделей в одну, но его цель — разработать новую основу для диалога между различными подходами (Feixas and Botella, 2004).

Термин «интеграция» может иметь разные значения.Так называемая «интегративная перспектива» указывает на общее гибкое и инклюзивное отношение к различным психотерапевтическим моделям (Greben, 2004). Он направлен на то, чтобы увидеть, что можно изучить и применить на практике с различных точек зрения. Интеграция в психотерапии включает четыре возможных подхода: теоретическая интеграция (т.д., работая в основном в рамках одной модели, но при необходимости объединяя аспекты других), и подход общих факторов (т. е. сосредоточение внимания на эффективных терапевтических практиках, общих для всех подходов; Козарич-Ковачич, 2008; Castonguay et al., 2015) .

Почему интегративная психотерапия работает

Интегративная психотерапия подходит для разных пациентов, проблем и контекстов

Психотерапевты и исследователи все больше соглашаются, что ни один психотерапевтический подход не может быть эффективным и подходящим для всех пациентов, проблем и ситуаций.Каждая существующая психотерапевтическая модель и подход неадекватны для некоторых людей (Norcross and Goldfried, 2005). Научно обоснованные исследования показали, что психотерапевтические методы лечения, которые являются интегративными по своей природе (например, межличностная психотерапия, схемотерапия, когнитивно-аналитическая терапия), эффективны при нескольких психических расстройствах (например, депрессии, послеродовой депрессии, социальных тревожных расстройствах, генерализованной тревоге). Расстройства, расстройства личности, диссоциативная идентичность) (Reay et al., 2003; Келлетт, 2005; Hamidpour et al., 2011; Станжер и др., 2011; Masley et al., 2012; Рёдигер и Дикманн, 2012; Кларк и др., 2013; Миниати и др., 2014).

Интегративная психотерапия включает эффективные общие факторы

В основе интеграции психотерапии лежат важные результаты исследований, которые, несмотря на различные теоретические обоснования и подходы различных школ психотерапии, дают схожие результаты (Barth et al., 2013). Что привело психотерапевтов к интеграции моделей психотерапии, так это свидетельства того, что общие факторы психотерапевтических подходов (например,g., терапевтический альянс, ожидания клиента, сочувствие терапевта и т. д.), вероятно, объясняют большую дисперсию результатов, чем конкретные эффекты, приписываемые каждому психотерапевтическому подходу (например, интерпретации в динамической терапии или когнитивная реструктуризация в когнитивно-поведенческой терапии) (Wampold and Imel, 2015). Конкретные терапевтические методы дают около 7% дисперсии результатов психотерапии, в то время как общие факторы составляют почти 20% дисперсии исходов (Lambert and Bergin, 1992).В последние десятилетия клиницисты и исследователи приходят к растущему консенсусу о существовании общих факторов, общих для нескольких психотерапевтических подходов (Norcross and Goldfried, 1992; Wampold and Imel, 2015). Общие факторы среди психотерапевтических подходов, которые были связаны с положительными результатами и терапевтическими изменениями, включают: способность терапевта вселять надежду и обеспечивать альтернативный и более правдоподобный взгляд на себя и мир; способность дать пациентам корректирующий эмоциональный опыт, который помогает им исправить травмирующее влияние его предыдущего жизненного опыта; терапевтический альянс; ожидания позитивных изменений; и полезные качества терапевта, такие как внимание, сочувствие и позитивное отношение (Stricker and Gold, 2001; Feixas and Botella, 2004; Norcross and Goldfried, 2005; Constantino et al., 2011; Horvath et al., 2011). Среди упомянутых общих факторов терапевтический альянс имеет наибольшее количество доказательств в качестве предиктора изменений пациента (Feixas and Botella, 2004).

Интегративная психотерапия адаптируется к потребностям пациентов и чувствительна к терапевтическому альянсу.

Одной из ключевых ценностей интегративной психотерапии является ее индивидуальный подход (Norcross and Goldfried, 2005). Модель интегративной психотерапии направлена ​​на то, чтобы реагировать на человека, уделяя особое внимание аффективным, поведенческим, когнитивным и физиологическим уровням функционирования, а также духовным убеждениям.Интегративная психотерапия позволяет лучше адаптировать терапию к отличительным характеристикам и потребностям каждого клиента, позволяя терапевту адаптировать свои знания о методах лечения и подходах, основанных на доказательствах. Основной упор в интегративной психотерапии делается на индивидуальных характеристиках пациента и терапевтических отношениях, которые рассматриваются как ключевые элементы терапевтического изменения (Feixas and Botella, 2004), а также на мотивации клиента. Этот подход соответствует недавним рекомендациям Американской психологической ассоциации о том, что составляет доказательную практику (Американская психологическая ассоциация, 2006).В этих рекомендациях EBP определяется на основании данных исследований, клинической оценки и факторов клиента. В соответствии с этим определением интегративная психотерапия не является техникой, применяемой к пассивному пациенту, но клиент рассматривается как активный участник терапии, и терапевт корректирует свой подход в зависимости от характеристик и предпочтений клиента. Именно в контексте терапевтических отношений могут способствовать изменениям, и клиенты могут получить максимальную пользу от заботливого и сочувствующего терапевта (Feixas and Botella, 2004).

Будьте интегративными, а не эклектичными

Психотерапевты обычно практикуют различные типы психотерапевтической интеграции, применяя подход общих факторов, а также ассимилятивную интеграцию или теоретическую интеграцию. Подход, основанный на общих факторах, имеет тенденцию преуменьшать важность конкретных эффектов или техник психотерапии (например, техника двух стульев, экспозиция, сократовский опрос и т. Д.) В пользу работы с общими факторами, которые, как известно, связаны с положительными результатами (например,g., терапевтический альянс, сочувствие терапевта, ожидания клиента и т.д .; Норкросс и Голдфрид, 2005). С другой стороны, ассимиляционная интеграция включает в себя работу, в первую очередь, на основе одного теоретического подхода (например, когнитивно-поведенческую терапию), но также включает в себя методы из других психотерапевтических подходов, которые необходимы для любого конкретного клиента или контекста (например, интерпретация переноса; Stricker and Gold, 2001). Наконец, теоретическая интеграция направлена ​​на объединение теоретических концепций из нескольких различных психотерапевтических подходов и на разработку «Великой объединенной теории» психотерапии (Stricker and Gold, 2001).

Движение интеграции психотерапии подчеркивает, что интеграция психотерапии — это не только процесс заимствования некоторых техник из различных моделей и их применение по мере необходимости (например, технический эклектизм), но и акцент на связи между теорией, доказательствами и техникой. (Норкросс и Голдфрид, 2005). Другими словами, интегративная психотерапия отличается от технической эклектики. Эклектичный терапевт выбирает технику, потому что она может работать или может быть эффективной, не обращая внимания на ее теоретическую основу или данные исследований.Если клиент эклектичного психотерапевта получает положительные результаты после получения определенной техники, терапевт не обязательно исследует, почему произошли положительные изменения, чтобы разработать обобщаемую модель лечения. Напротив, интеграция психотерапии фокусируется на взаимосвязи между эффективной практикой и ее теоретической и эмпирической основой (Norcross and Goldfried, 2005). Например, научно-обоснованные психотерапевтические практики взаимоотношений (т.е. альянс, сочувствие терапевта, конгруэнтность, позитивное отношение и т. Д.)), которые носят комплексный характер и основаны на общих факторах, были в центре внимания недавнего отчета целевой группы APA (Norcross, 2011).

В заключение, факты указывают на то, что интеграция в общую психотерапевтическую практику желательна, даже если необходимо прояснение на уровне теории. Чтобы преодолеть это ограничение интеграции психотерапии, психотерапевтические ориентации должны развивать интеграцию и работать в тесном взаимодействии, сохраняя при этом свою отдельную идентичность.Международные организации, такие как SEPI или Общество психотерапевтических исследований (http://www.psychotherapyresearch.org/), представляют собой хороший пример возможностей сотрудничества и интеграции психотерапевтов разных ориентаций. Более того, тесное сотрудничество между интеграционистами и исследователями психотерапии может привести к развитию единой базы знаний и действий, что, в свою очередь, будет способствовать развитию многообещающей области интегративной психотерапии (Castonguay et al., 2015).

Вклад авторов

Мы заявляем, что рукопись была просмотрена и рецензирована всеми авторами, которые внесли значительный вклад в ее разработку.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

  • Американская психологическая ассоциация (2006). Доказательная практика в психологии.Являюсь. Psychol. 61, 271–285. 10.1037 / 0003-066X.61.4.271 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Barth J., Munder T., Gerger H., Nüesch E., Trelle S., Znoj H., et al. . (2013). Сравнительная эффективность семи психотерапевтических вмешательств для пациентов с депрессией: сетевой метаанализ. PLoS Med. 10: e1001454. 10.1371 / journal.pmed.1001454 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кастонгуай Л. Г., Юбэнкс К. Ф., Голдфрид М. Р., Муран Дж. К., Лутц В. (2015). Исследование интеграции психотерапии: опираясь на прошлое, глядя в будущее.Psychother. Res. 25, 365–382. 10.1080 / 10503307.2015.1014010 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кларк С., Томас П., Джеймс К. (2013). Когнитивно-аналитическая терапия расстройства личности: рандомизированное контролируемое исследование. Br. J. Психиатрия 202, 129–134. 10.1192 / bjp.bp.112.108670 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Константино М. Дж., Арнкофф Д. Б., Гласс К. Р., Аметрано Р. М., Смит Дж. З. (2011). Ожидания. J. Clin. Psychol. 67, 184–192. 10.1002 / jclp.20754 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фейшас Г., Ботелла Л. (2004). Интеграция психотерапии: размышления и вклады конструктивистской эпистемологии. J. Psychother. Интегр. 142, 192–222. 10.1037 / 1053-0479.14.2.192 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гарфилд С., Бергин А. (1994). Введение и исторический обзор, в Справочнике по психотерапии и изменению поведения, ред. Бергин А., Гарфилд С. (Чичестер: Wiley;), 3–18. [Google Scholar]
  • Гребен Д. Х. (2004). Интегративные аспекты психотерапевтического обучения. Жестяная банка. Дж.Психиатрия 49, 238–248. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хамидпур Х., Долатшай Б., Шахбаз А. П., Дадкх А. (2011). Эффективность схемотерапии в лечении генерализованного тревожного расстройства у женщин. Иран. J. Psychiatry Clin. Psychol. 16, 420–431. [Google Scholar]
  • Хорват А. О., Дель Ре А. К., Флюкигер К., Симондс Д. (2011). Альянс в индивидуальной психотерапии. Психотерапия (Шик). 48, 9–16. 10.1037 / a0022186 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Келлетт С. (2005).Лечение диссоциативного расстройства личности с помощью когнитивно-аналитической терапии: экспериментальные доказательства внезапных достижений. J. Диссоциация травм 6, 55–81. 10.1300 / J229v06n03_03 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Козарич-Ковачич Д. (2008). Интегративная психотерапия. Психиатр. Дунай. 20, 352–363. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ламберт М. Дж., Бергин А. Э. (1992). Достижения и ограничения психотерапевтических исследований, в истории психотерапии: век перемен, Эд Фридхейм Д.К. (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация;), 360–390. [Google Scholar]
  • Масли С. А., Гилландерс Д. Т., Симпсон С. Г., Тейлор М. А. (2012). Систематический обзор доказательной базы схемотерапии. Cogn. Behav. Ther. 41, 185–202. 10.1080 / 16506073.2011.614274 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Миниати М., Каллари А., Калуги С., Руччи П., Савино М., Маури М. и др. . (2014). Межличностная психотерапия послеродовой депрессии: систематический обзор. Arch.Женская мент. Здоровье 17, 257–268. 10.1007 / s00737-014-0442-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Norcross J. C. (ed.). (2011). Психотерапевтические отношения, которые работают: доказательная реакция. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Норкросс Дж. К., Голдфрид М. Р. (1992). Справочник по интеграции психотерапии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar]
  • Норкросс Дж. К., Голдфрид М. Р. (2005). Справочник по интеграции психотерапии, 2-е изд. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.[Google Scholar]
  • Рей Р., Стюарт С., Оуэн С. (2003). Внедрение и эффективность межличностной психотерапии в общественной психиатрической службе. Aus. Психиатрия 11, 284–289. 10.1046 / j.1440-1665.2003.00574.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рёдигер Э., Дикманн Э. (2012). Схема терапии: интегративный подход к расстройствам личности. Psychother. Психосом. Med. Psychol. 62, 142–148. 10.1055 / s-0032-1304615 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stangier U., Шрамм Э., Хайденрайх Т., Бергер М., Кларк Д. М. (2011). Когнитивная терапия против межличностной психотерапии при социальном тревожном расстройстве: рандомизированное контролируемое исследование. Arch. Генеральная психиатрия 68, 692–700. 10.1001 / archgenpsychiatry.2011.67 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stricker G., Gold J. R. (2001). Введение в интеграцию психотерапии. Психиатр. Times 28. Доступно в Интернете по адресу: http://www.psychiatrictimes.com/articles/introduction-psychotherapy-integration
  • Tasca G.A., Sylvestre J., Balfour L., Chyurlia L., Evans J., Fortin-Langelier B. и др. . (2015). Чего хотят клиницисты: результаты опроса исследовательской сети по психотерапевтической практике. Психотерапия (Шик). 52, 1–11. 10.1037 / a0038252 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вампольд Б. Э., Имел З. Э. (2015). Великие дебаты о психотерапии: доказательства того, что заставляет психотерапию работать. Лондон: Рутледж. [Google Scholar]

Пример из практики интегративного практикующего специалиста, изучающего новую психологическую терапию — Бирн — 2018 — Исследования по консультированию и психотерапии

2.1 Профессиональный и клинический контекст

По завершении обучения в докторантуре по клинической психологии в Великобритании AB использовала интегративный подход. В частности, она обращала внимание на когнитивно-поведенческую терапию (Beck, Rush, Shaw & Emery, 1979), терапию, ориентированную на схему (Young, 1994; Young, Klosko & Weishaar, 2003), и аспекты психодинамической психотерапии (Freud, 1940; Safran, Muran & Проскуров, 2009), особенно концепция «внутреннего ребенка» (Capacchione, 1991) и идеи переноса и контрпереноса (Jones, 2004).Использование различных терапевтических моделей в рамках одного сеанса также было стандартной практикой. В то же время она в целом придерживалась принципов Роджера, занимая недирективную и эмпатическую позицию при наблюдении за реакцией пациента на зондирование или на возникновение неприятных чувств (Rogers, 1951). Таким образом, использование различных терапевтических моделей было стратегическим ответом на потребности пациентов, призванным помочь каждому пациенту в максимальной степени, которую позволяла ее подготовка.

Клиническое учреждение для этого тематического исследования — психоонкологическая служба при клинической больнице Национальной службы здравоохранения (NHS) в Северо-Западной Англии, которая принимает пациентов и лиц, осуществляющих уход за больными раком.Служба решила изучить клиническую применимость MCT для людей, страдающих раком и испытывающих психологические проблемы. Чтобы развить необходимую компетенцию в MCT перед началом оценки ее потенциальной эффективности, первый автор (AB) прошел интенсивное обучение MCT у последнего автора, эксперта в MCT (PF). Настоящая статья основана на опыте периода обучения, задокументированном одновременно AB и PF и впоследствии проанализированном в ходе обсуждения всеми авторами.

2.2 MCT и метакогнитивная модель

Метакогнитивная терапия основана на конкретной теоретической метакогнитивной модели психопатологии, модели саморегулирующейся исполнительной функции (S-REF) (Wells & Matthews, 1994, 1996). Модель S-REF определяет, как метакогнитивные убеждения и процессы отвечают за то, как пациенты думают о своих психологических трудностях, а не за то, что они думают. Это контрастирует с когнитивными или схематическими подходами, которые действуют на когнитивном или содержательном уровне.Обычно когнитивные терапевтические подходы включают проверку реальности содержания негативных мыслей с намерением изменить схемы, лежащие в основе этого содержания. Напротив, модель S-REF связывает дистресс с тем, как пациент реагирует на негативную мысль, а не с содержанием негативной мысли. Согласно этой модели, пациенты испытывают стресс, потому что они реагируют на негативные мысли неадаптивными стилями мышления, такими как беспокойство, размышления и сосредоточение внимания на источниках угрозы.Например, пациент с диагнозом «рак» может подумать: «А что, если мой рак вернется?» Это может привести к дальнейшим негативным мыслям, таким как «как я справлюсь?» и «как моя семья справится?» Этот паттерн когнитивной обработки или стиль мышления называется синдромом когнитивного внимания (CAS), который при активации поддерживает и усугубляет дистресс. CAS активируется несколькими метакогнитивными убеждениями, которые можно с пользой разделить на положительные и отрицательные метакогнитивные убеждения.

Положительные метакогнитивные убеждения касаются преимуществ беспокойства или размышлений (например, «беспокойство помогает мне подготовиться, размышления помогают мне понять причину моего плохого настроения»). Негативные метакогнитивные убеждения касаются неконтролируемости беспокойства и размышлений (например, «Я не могу перестать беспокоиться») и их опасных последствий (например, «если я буду продолжать так беспокоиться, я могу потерять рассудок»). Таким образом, в то время как когнитивно-поведенческая модель утверждает, что негативные мысли являются центральными для психологических проблем, и фокусируется на проверке этих мыслей в реальности, модель S-REF утверждает, что негативные мысли не важны; вместо этого решающим фактором является реакция пациента на мысли.MCT направлен на то, чтобы позволить пациентам реагировать на негативные мысли и чувства, не задействуя CAS, и изменять положительные и отрицательные метакогнитивные убеждения, которые поддерживают CAS. MCT начинается с описания случая, позволяющего пациенту понять, как метакогнитивные убеждения и процессы поддерживают дистресс. Чтобы помочь пациентам переключиться с рассмотрения своих мыслей как значимых когнитивных событий к осознанию того, что можно сделать выбор в отношении того, как на них реагировать, используются такие стратегии, как отстраненная внимательность и откладывание беспокойства (Wells & Matthews, 1994, 1996).Эти стратегии помогают пациентам отключить CAS и бросить вызов негативным метакогнитивным представлениям пациентов о неконтролируемости беспокойства и размышлений. Эти негативные метакогнитивные убеждения видоизменяются, прежде чем они начинают бросать вызов позитивным метакогнитивным убеждениям. На последних этапах MCT основное внимание уделяется уменьшению других аспектов CAS и стратегиям предотвращения рецидивов. Для получения дополнительной информации о MCT см. Fisher and Wells (2009).

2.3 Этические вопросы

В качестве первого этапа аудита потенциальной клинической пользы MCT для выживших после рака, испытывающих дистресс после окончания неотложной медицинской помощи (Ссылка на проект: Royal Liverpool and Broadgreen University Hospital Trust AC02660), шесть пациентов были набраны в качестве учебных кейсов для AB. развивать компетентность в MCT посредством еженедельного супервизии со стороны PF; это включало просмотр аудио-записанных часовых еженедельных сеансов терапии.И AB, и пациенты дали согласие на аудиозапись. Мы проиллюстрируем проблемы, с которыми сталкивается AB при изучении MCT, применительно к конкретному пациенту. При этом мы обеспечили анонимность пациентов, изменив или удалив потенциально идентифицирующую клиническую или биографическую информацию.

2,4 Примерный пациент

KD была 21-летней женщиной, которая сообщала о симптомах тревоги и депрессии в течение нескольких лет. Она чувствовала, что симптомы снижают качество ее жизни во многих сферах.Она вспомнила, что психиатр поставил ей диагноз «большое депрессивное расстройство» в подростковом возрасте. К.Д. принимал антидепрессанты в течение нескольких лет, но считал, что это принесло минимальную пользу. Она рассказала, что за год до направления в психоонкологическую службу посетила четыре сеанса консультирования, но не продолжила терапию, потому что думала, что это не отвечает ее потребностям.

Ее текущие симптомы были связаны с сильным беспокойством о том, что у членов семьи разовьется рак.Она также видела навязчивые образы вешающихся членов семьи. Во время направления она рассказывала, что ежедневно тратила 3–4 часа на беспокойство и размышления. Она сообщала о приступах паники «через день». Иногда она уходила и «пряталась», избегая контактов с друзьями и семьей. KD заполнила две анкеты перед своей первой сессией. Ее баллы по больничной шкале тревожности и депрессии (HADS; Zigmond & Snaith, 1983) указывали на тяжелые уровни тревожности и депрессии: 16 и 15 соответственно.Анкета самоотчета, синдром когнитивного внимания-1 (CAS-1; Wells, 2009), использовалась для оценки силы ее положительных и отрицательных метакогнитивных убеждений по шкале от 0% до 100%. Два негативных метакогнитивных убеждения были особенно сильными: «беспокойство ненормально и вредно» (90%) и «беспокойство неконтролируемо» (100%). Точно так же два положительных метакогнитивных убеждения были очень сильными: «беспокойство полезно» (90%) и «беспокойство заставляет меня заботиться о своей семье» (80%). Она пессимистично относилась к улучшениям, как и «всегда».Ее стратегии выживания были неэффективными, что усугубляло ее плохое настроение, — подавление мыслей, отвлечение внимания и поиск поддержки. Ее социальная изоляция заключалась в том, что она избегала встречаться с другими людьми и ставила под угрозу ее работу.

После посещения восьми сеансов MCT с AB, KD больше не считала, что беспокойство и размышления неконтролируемы, и не задействовала CAS, когда она испытывала негативные мысли. Беспокойство, размышления и навязчивые образы вешающихся членов семьи прекратились, она оценила все свои негативные и позитивные метакогнитивные убеждения на 0%, и она не сообщала о симптомах тревоги и депрессии на HADS; баллы для каждого из них составляли 1 в конце лечения и 0 через 6 месяцев.Несмотря на кажущийся «терапевтический успех» работы AB с KD, этот случай проиллюстрировал каждую из проблем, возникающих при изучении MCT, которые мы определили в ходе учебных кейсов.

2.5 Проблемы изучения MCT на фоне применения интегративного подхода: анализ кейса

Энтузиазм

AB по поводу того, что она снова стала «стажером», вскоре сменился сильным дискомфортом и чувством, что ее практика подвергается серьезным испытаниям.Здесь мы анализируем компоненты этой проблемы специально для AB и определяем более широкие последствия для клинической психологии и других профессий, которые используют интегративный подход к терапии. Описывая основные проблемы, мы проиллюстрируем их на примере пациента К.Д.

2.5.1 Принятие единой терапевтической модели

Поскольку MCT работает на метакогнитивном, а не на когнитивном уровне, использование интегративного подхода, такого как принятый AB, с упором на взаимодействие с содержанием негативных мыслей пациентов, означало бы одновременную работу в когнитивном и метакогнитивном режимах (Wells, 2000).Однако модель S-REF предполагает, что такой способ работы может сбить с толку пациентов, а также терапевтов, давая противоречивые сообщения. Обсуждение когнитивного контента подпитывает веру в то, что беспокойство и размышления о таком контенте могут быть полезными, тогда как модель S-REF утверждает, что продолжение анализа когнитивного контента поддерживает эмоциональный стресс. AB посчитал этот переход к единой модели очень трудным. Это противоречило тому, что на протяжении всего обучения она научилась ценить использование различных терапевтических моделей.

Иллюстрация : Первоначально под влиянием силы чувств К.Д., когда она описывала свой страх смерти отца, А.Б. хотела отклониться от протокола MCT и занять позицию «ограниченного возмещения», внимательно выслушивая и помогая К.Д. подвергнуть сомнению свои убеждения. , например, что она не справится (Young et al., 2003). Используя стратегии, сфокусированные на схемах, AB хотел выявить схемы вокруг страха KD потерять членов семьи, подозревая наличие страха быть брошенным, зависимостью или связанными схемами.Это означало бы исследовать детство К.Д. для формирования таких схем.

Наблюдение побудило AB вместо этого мягко вмешаться, когда KD начала описывать свое настойчивое мышление, с такими вопросами, как «что вы чувствуете, когда проводите время, размышляя об этом?» и «как помогает размышление о возможности?» Это стимулировало «социализацию» KD в модели MCT; то есть, когда практикующий врач и пациент достигают согласованного консенсуса относительно природы представляющей проблемы, обычно как через формулировку, так и через процесс терапии (Roos & Wearden, 2009).В частности, вопросы AB помогли KD осознать, что негативные мысли являются причиной ее страданий. AB, в свою очередь, оценила, что, научившись применять протокол MCT, она может помочь KD, не прибегая к методам других терапевтических подходов. Например, следующий диалог возник на втором сеансе после наблюдения за необходимостью продолжить социализацию пациента с формулировкой случая, основанной на общей метакогнитивной модели (Wells, 2009).
  • AB
  • Считаете ли вы, что беспокойство о том, что ваша семья заболеет, полезно?
  • KD
  • Что ж, если бы я не беспокоился о своей семье, это означало бы, что мне все равно.
  • AB
  • Если бы вы могли перестать беспокоиться о своей семье, как вы думаете, вы бы тоже перестали заботиться?
  • KD
  • Нет, ничто не могло заставить меня перестать заботиться о них.
  • AB
  • Итак, можно ли любить и поддерживать их, не беспокоясь?
  • KD
  • Полагаю, да.
  • AB
  • Повлияет ли это на ваши отношения с семьей?
  • KD
  • В некотором смысле это было бы лучше, потому что они знают, что я беспокоюсь о них, поэтому они скрывают от меня что-то, и это только усугубляет ситуацию.
  • 2.5.2 Сопротивление взаимодействию с содержанием дистресса пациента

    Как и большинство клинических психологов, предыдущий опыт терапевта А.Б. включал оспаривание содержания познаний пациентов. Напротив, развитие навыков терапевта MCT предполагает обучение работе на метакогнитивном уровне. Например, когда у пациентов возникают негативные мысли, такие как «Я неудачник», терапевт КПТ может спросить: «Какие у вас есть доказательства того, что вы« неудачник »?» Вместо этого терапевт MCT спрашивает: «Когда у вас появляется мысль о том, что вы неудачник, о чем вы продолжаете думать?» или «какая польза от беспокойства о неудаче?» То есть, в то время как терапевт CBT будет вовлекать пациента в оспаривание обоснованности негативной мысли, терапевт MCT помогает пациенту осознать, что дальнейший анализ или сомнение в этой мысли лежит в основе проблемы.Даже после того, как AB научилась распознавать «метакогнитивный» уровень, супервизия установила, что она все еще связана с содержанием негативных мыслей пациентов. Пренебрежение содержанием того, что ей рассказывали пациенты, шло «против течения». Она привыкла принимать общий знаменатель всех методов лечения, которым она научилась: работа психотерапевта заключается в том, чтобы помогать пациентам, взаимодействуя с содержанием их негативных мыслей, будь то помощь им в проверке реальности этих мыслей, их интерпретация или помощь пациентам. чтобы понять их происхождение или просто сопереживать мыслям.А.Б. сочувствовал психологическим и межличностным проблемам, которые может вызвать или выявить диагноз рака. Казалось естественным, что она должна быть «звуковой доской» для пациента и что она, говоря психодинамическими терминами, должна помогать пациентам «сдерживать» то, что они чувствуют.

    Иллюстрация: Не желая отказываться от своей веры в то, что позволение пациенту пересказать ее «историю» позволило терапевтическому изменению, А.Б. сочувствовала страданию К.Д. и проверяла ее мысли в реальности, пытаясь помочь ей.В какой-то момент KD обсудила свои опасения по поводу того, что несколькими годами ранее у нее диагностировали депрессию; она боялась, что всегда будет в депрессии. Первоначально А.Б. проверил это убеждение на практике, задав вопрос: «Испытывали ли вы когда-нибудь чувство счастья с тех пор, как получили этот диагноз?» К.Д. ответила, что, хотя она и переживала счастливые моменты, в целом она чувствовала себя подавленной. Этот «терапевтический дрейф» позволил К.Д. сосредоточиться на ее тревожных мыслях и противоречил попыткам А.Б. социализировать ее, чтобы понять, что сосредоточение на ее негативных мыслях поддерживает ее депрессию.

    2.5.3 Переоценка терапевтических отношений как механизма терапевтических изменений

    AB рассматривал терапевтические отношения как центральные в психотерапии, полагая, что позиция терапевта по «ограниченному воспроизводству» позволяет пациенту терапевтически прогрессировать, чувствуя, что его принимают и ценят (Young, 1994; Young et al., 2003). Таким образом, она разделила убеждение, широко распространенное в психотерапевтических профессиях, основанное на принципах сочувствия и доверия Роджера и подтвержденное доказательствами того, что сила терапевтических отношений является лучшим предиктором результата психотерапии (Martin, Garske & Davis, 2000; Safran et al. ., 2009). Таким образом, перед началом терапии AB активно налаживал терапевтические отношения, даже делая это в центре внимания начальных сеансов, в соответствии с широко распространенным в различных терапиях мнением о том, что терапевт должен развивать отношения параллельно с проведением терапии. Однако в MCT терапевтические отношения рассматриваются как компонент терапии, а не как преобладающий механизм изменения (Wells, 2009). Терапевтические отношения формируются совместно, когда пациент «социализируется» с метакогнитивной моделью и достигает терапевтических целей (Roos & Wearden, 2009).А.Б. изначально счел такой подход неудобным, опасаясь, что следование предписанному терапевтическому протоколу с ограниченным вниманием к знакомым компонентам терапевтических отношений может привести к тому, что пациенты могут прекратить терапию. Однако в процессе супервизии AB узнал, что терапевтические отношения развиваются, когда пациенты становятся свидетелями своего собственного прогресса, и что эти отношения не нуждаются в явном рассмотрении, кроме совместной работы в духе Сократа.

    Иллюстрация: Наблюдение за болезнью К.Д. при строгом соблюдении протокола MCT заставило AB беспокоиться, что она не будет строить терапевтические отношения с KD и что KD может не вернуться.Например, К.Д. часто называл терапию «сложной», особенно после метакогнитивно ориентированных поведенческих экспериментов, которые являются неотъемлемым компонентом протокола лечения. Наиболее тревожным навязчивым образом К.Д. был повешенный образ ее сестры, который вызвал убеждение в «слиянии мыслей и событий» (Wells, 1997). Слияние мыслей и событий (TEF) — это вера в то, что возникновение вторжения может привести к возникновению событий или может означать, что события произошли. В случае с К.Д. ее ТЭФ считал, что «наличие этого изображения означает, что моя сестра могла повеситься.Когда KD попросили вспомнить этот образ в контексте поведенческого эксперимента, она сначала отказалась, спросив, почему AB был таким «жестоким». Это вызвало опасения самого AB, что KD прекратит терапию. Наблюдение подчеркнуло, что AB необходимо сосредоточиться на продолжении социализации KD для достижения целей MCT и, в этом случае, чтобы помочь ей осознать, что, если она больше не верит, что мысли о повешении ее сестры означают, что событие могло произойти, она не будет нужно волноваться. Повышение осведомленности о метакогнитивных процессах, поддерживающих ее дистресс, позволило KD с большей готовностью участвовать в поведенческих экспериментах и ​​укрепило уверенность AB в том, что KD продолжит посещать ее.

    2.5.4 Отличить приобретение навыков от терапевтического успеха

    Сначала AB рассматривала улучшение состояния пациента как свидетельство того, что она приобрела навыки MCT. Тем самым она отразила более широкую тенденцию терапевтов рассматривать успехи пациентов как свидетельство мастерства терапевтов. Однако пациенты могут улучшиться по причинам, не связанным с техническими навыками терапевта, включая «спонтанную ремиссию» (Whiteford et al., 2013) или неспецифические факторы (Lilienfeld, Ritschel, Lynn, Cautin & Latzman, 2013; Wilkins, 1985).Наблюдение выявило, что основной целью обучения было соблюдение модели MCT, а не улучшение состояния пациентов; то есть терапия тщательно изучалась независимо от результатов лечения пациентов. Следовательно, хотя все шесть учебных кейсов достигли быстрого и существенного прогресса, AB необходимо было научиться не принимать преждевременные заверения в этом прогрессе и не позволять ему ослеплять ее необходимость продолжать сосредотачиваться на том, чтобы стать более компетентной в MCT.

    Иллюстрация: Отражая ее предположение о том, что прогресс пациентов указывает на ее терапевтические навыки, AB первоначально расценила снижение показателей HADS по шкале KD как свидетельство того, что она научилась успешно применять MCT.Однако, когда руководитель попросил ее описать прогресс с точки зрения социализации KD в модели и способности участвовать в определенных компонентах лечения, стало ясно, что улучшение KD противоречит ограничениям в применении MCT AB, описанным выше. Супервизор напомнил AB, что его забота о клинической компетентности означала прежде всего тщательную проверку соблюдения AB протоколу MCT, а не терапевтического результата KD.

    Интегративных подходов к психологии и христианству, четвертое издание — Wipf and Stock Publishers

    Благодарность за третье издание:

    «Персональный путеводитель по прекрасным и сбивающим с толку пейзажам христианской веры и ее сложным отношениям с психологией, с вдумчивым и тщательным построением мировоззрения и философской основы различных подходов.”

    —R. Дж. Филиус, медицинский психолог и психотерапевт

    «Д-р Дэвид Энтвистл, написанный в увлекательном, личном стиле, представляет современный, вдумчивый, тщательно исследованный обзор огромного количества научной литературы, имеющей отношение к интеграции психологии и христианства. . Ему удается найти правильный баланс, обеспечивая «общую картину» поля, внимательно обращая внимание на его многочисленные нюансы ».

    — Джули Экслайн, профессор факультета психологических наук, Университет Кейс Вестерн Резерв

    «Подробный, авторитетный и личный текст об интеграции психологии и христианства, написанный из чувства смирения.Entwistle хорошо улавливает нюансы и последние разработки в философском, эмпирическом и воплощенном измерениях интеграции ».

    —Дэвид К. Ван, доцент кафедры психологии Университета Биола

    «Entwistle хорошо представляет многогранную природу творения, любезно переплетая историю, философию, науку и религию. Его акцент на необходимости интеллектуальной осторожности и смелости усиливает неотъемлемую роль интеллектуального смирения в нашем стремлении лучше понять условия жизни человека.Эта книга очень полезна для всех, кто интересуется интеграцией психологии и христианства ».

    —Анджела Сабатес, доцент кафедры психологии, Университет Вефиля

    «Четвертое издание Энтвистла — это настоятельно рекомендуемое освещение темы интеграции психологии и христианства. Он особенно хорошо охватывает протестантские интерпретации и включает важные католические вклады. Это выдающаяся стипендия, обязательная к прочтению для всех, кто интересуется интеграцией психологии и веры.

    — Пол К. Витц, старший научный сотрудник и профессор, Институт психологических наук, Университет Божественного Милосердия

    Рецензия на книгу «Интегративные подходы к психологии и христианству: введение в мировоззренческие проблемы, философские основы и модели интеграции» Дэвид Н. Энтвистл — 905 слов

    Введение

    В этой статье делается попытка рассмотреть и проанализировать книгу Дэвида Н. Энтвистла под названием «Интегративные подходы к психологии и христианству: введение в мировоззренческие проблемы, философские основы и модели интеграции».Книга Энтвистла посвящена взаимосвязи между теологией и психологией.

    Автор рассматривает историю этих двух исследований, а также мировоззрения, вытекающие из этих двух философий. Он стремится показать и найти разницу между этими двумя проблемами, используя свой опыт.

    Далее он демонстрирует, как интегрировать эти убеждения, даже если многие рассматривают их как отдельные (Entwistle, 2010).

    Рецензия на книгу

    Энтвистл рассматривает в своей книге теологию и психологию как разные темы.Эти два предмета имеют дело с измерениями жизни и человеческого опыта. Однако у них разные подходы к этим параметрам.

    Психологический подход рассматривает людей как центр понимания человеческого опыта. И наоборот, богословие ставит Бога в центр понимания смысла жизни человека.

    В своей книге Энтвистл обсуждает влияние мировоззрения людей на то, как они думают обо всем, включая эти две философии. По его словам, «у каждого есть мировоззрение — окно, через которое он или она смотрит на мир, предположения и убеждения, окрашивающие то, что он или она видит» (Entwistle, 2010).

    Он пишет о том, как личный опыт, образование и культура людей влияют на их видение мира. Он добавляет, что люди создают модели, которые они используют, чтобы подойти к этому предмету. Далее он описывает пять типичных примеров реляционных подходов, которые помогают нам понять различные модели.

    Он упоминает врагов, шпионов, колонизаторов, нейтральные стороны и союзников как пять парадигм. Автор описывает врагов как людей, которые не представляют себе примирения между двумя философиями.

    Он говорит о шпионах как о людях, которые придерживаются одной из философий, но приспосабливают некоторые компоненты из другой философии. Энтвистл описывает колонизаторов как тех, кто претендует на территорию, которой они не заслуживают.

    Далее он изображает нейтральные стороны как тех, кто не принимает ни одну из сторон. Наконец, он говорит о союзниках как о людях, которые принимают две философии и стремятся понять, как они объединяются под властью Бога.

    В заключение Entwistle обсуждает способы нахождения баланса в жизни людей.Он говорит, что принятие сочетания теологии и психологии вдвойне эффективно для человека по сравнению с изучением всего лишь одного понятия.

    «Взятые вместе, психология и теология могут лучше осветить условия жизни человека, чем отдельная сущность» (Entwistle, 2010).

    Конкретные ответы

    Прочитав эту книгу, я вспомнил свой опыт в местном зоопарке, связанный с конфликтом двух рассматриваемых исследований. Я огляделся и увидел слона, который выглядел потрясающе.Вид этого прекрасного животного очаровал меня.

    Я оценил разнообразие способов, которыми Бог сотворил мир, и поблагодарил Его за это. Я пошел увидеть других животных в парке. На обратном пути я миновал другую сторону периметра, чтобы сфотографировать слона, которого видел ранее. Что-то выглядело не так с этой точки зрения. Слон выглядел иначе.

    Кожа казалась другой, и я заметил, что животное заболело. Это меня очень встревожило. Я спросил себя: «Почему я думал, что это животное было красивым? Я уверен, что он скоро умрет.”

    Позже я понял, что основывал свои взгляды на моем опыте. Поэтому я пришел к выводу, что человек может что-то увидеть и полностью признать работу Бога или может что-то критиковать, основываясь на психологии.

    Reflection

    Эта книга вызывает у читателя много вопросов. Например, я сомневаюсь, почему автор не упоминает Святого Духа. В Библии упоминается роль, которую Святой Дух играет в людях, что включает в себя наделение людей пониманием, мудростью и руководством.

    Я ожидал, что божественное вмешательство Святого Духа будет основной частью рассмотрения, когда речь идет о богословии.

    В Библии упоминается, что Святой Дух проявляется в людях и помогает им различать и принимать осознанные решения. Поэтому автору следовало рассмотреть влияние Святого Духа в богословии на то, как оно влияет на процесс интеграции.

    Эту книгу можно считать действенной в достижении поставленной цели. Это помогает читателям понять два исследования.Кроме того, он помогает читателю понять интегративные подходы к психологии и христианству. Аргументы, которые считает автор, конкретны и имеют хорошую основу. В целом, содержание этой книги актуально и применимо.

    Тем не менее, у книги Энтвистла есть несколько недостатков. Предвзятость автора очевидна в том, как он обращается к ученым, не поддерживающим теологию, таким как Зигмоид Фрейд. Далее, автор основывает свою работу на двух источниках, Библии и реальном мире, и помещает их на один уровень, чего не должно быть.

    Заключение

    Взгляды книги Энтвистла важны и применимы. Эта книга расширила мои знания о подходах к психологии и теологии. Поэтому я решил приспособить психологию к христианству.

    Я буду полагаться на объединение двух исследований для принятия решений. Это потому, что они оба вместе более эффективны, чем использование только одной концепции. Таким образом, у меня будет более непредвзятый взгляд на реальные жизненные проблемы. Следовательно, это положительно повлияет на мой личный рост.

    Справочный лист

    Entwistle, D. (2010). Интегративные подходы к психологии и христианству: введение в мировоззренческие проблемы, философские основы и модели интеграции (2-е изд.). Евгений, Орегон: Cascade Books.

    Это ответное эссе Дэвида Н. Энтвистла на Книжное обозрение «Интегративные подходы к психологии и христианству: введение в мировоззренческие проблемы, философские основы и модели интеграции» было написано и отправлено вашим сокурсником.Вы можете использовать его в исследовательских и справочных целях для написания собственной статьи; однако вы должны процитировать его соответственно.

    Запрос на удаление

    Если вы являетесь владельцем авторских прав на эту статью и больше не хотите, чтобы ваша работа публиковалась на IvyPanda.

    Запросить удаление

    % PDF-1.4 % 102 0 объект > эндобдж xref 102 83 0000000016 00000 н. 0000003237 00000 н. 0000003320 00000 н. 0000003987 00000 н. 0000004195 00000 н. 0000004438 00000 н. 0000004654 00000 н. 0000004743 00000 н. 0000004967 00000 н. 0000005175 00000 н. 0000005389 00000 п. 0000005673 00000 п. 0000006050 00000 н. 0000006249 00000 н. 0000006467 00000 н. 0000006789 00000 н. 0000006963 00000 н. 0000007125 00000 н. 0000007919 00000 п. 0000008109 00000 н. 0000008206 00000 н. 0000008500 00000 н. 0000008721 00000 н. 0000009416 00000 н. 0000010170 00000 п. 0000010712 00000 п. 0000011220 00000 н. 0000011440 00000 п. 0000011654 00000 п. 0000011879 00000 п. 0000012107 00000 п. 0000012333 00000 п. 0000012704 00000 п. 0000013044 00000 п. 0000013269 00000 п. 0000014139 00000 п. 0000014370 00000 п. 0000015363 00000 п. 0000015807 00000 п. 0000016037 00000 п. 0000016405 00000 п. 0000017375 00000 п. 0000017751 00000 п. 0000018471 00000 п. 0000018719 00000 п. 0000019239 00000 п. 0000019794 00000 п. 0000020508 00000 п. 0000023550 00000 п. 0000024196 00000 п. 0000034549 00000 п. 0000040607 00000 п. 0000049071 00000 п. 0000052452 00000 п. 0000060894 00000 п. 0000065929 00000 п. 0000071365 00000 п. 0000121121 00000 н. 0000134456 00000 н. 0000135976 00000 н. 0000136201 00000 н. 0000136325 00000 н. 0000144397 00000 н. 0000144611 00000 н. 0000144865 00000 н. 0000146861 00000 н. 0000147087 00000 н. 0000147216 00000 н. 0000148428 00000 н. 0000148652 00000 н. 0000148765 00000 н. 0000149628 00000 н. 0000149849 00000 н. 0000149979 00000 п. 0000152740 00000 н. 0000152945 00000 н. 0000153131 00000 н. 0000155429 00000 н. 0000155647 00000 н. 0000155770 00000 н. 0000155816 00000 н. 0000155889 00000 н. 0000001956 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 184 0 объект > поток x ڜ TmLSg> @! RM) HӤjEbeHj0E @) # @, dL> B1CA $ c, sdld, [K21Yv} s

    Интегративная телесная психотерапия

    Интегративная телесная психотерапия (IBP) , целостный подход к лечению, объединяет несколько методов в чтобы повысить осведомленность о том, как связаны тело и разум.Такой подход поддерживает соматический опыт человека как путь к самосознанию. Согласно теории IBP, чтобы проникнуть в суть самого себя, переживания человека должны ощущаться в основе, и эта интеграция разума, тела и духа может облегчить исцеление.

    Люди, ищущие терапию для лечения ряда физических и психологических проблем, среди которых депрессия, тревога и хроническая боль, могут найти положительный эффект от IBP.

    Развитие и теория

    Джек Ли Розенберг, клинический психолог из США, который учился у Карла Роджерса и Абрахама Маслоу, в своей работе использовал ряд психологических идеологий, таких как гештальт, объектные отношения, биоэнергетика, фрейдистская психология, медитация и йога. формирование этого единого, неинвазивного подхода к лечению.Сторонники этого подхода считают, что «я» человека основано на теле, и поэтому лечение психологических проблем или проблем «я», скорее всего, будет безуспешным, если игнорировать тело.

    Структура характера человека, согласно теории IBP, формируется из мышечных паттернов, систем убеждений и эмоций, закрепленных в теле. Мысли, эмоциональные переживания и другие источники энергии в теле человека могут работать слаженно или индивидуально, и иногда они могут запускать блокировки, которые могут помешать человеку на пути к благополучию или другому просветлению.Однако благодаря целостным подходам, объединяющим ментальное, эмоциональное и даже духовное исцеление, может происходить рост и развитие как тела, так и ума.

    Теория

    IBP утверждает, что многое о жизни можно узнать с помощью соматического (телесного) интеллекта, и что люди лучше способны справляться со стрессовыми ситуациями и справляться с ними, когда делают это из состояния внимательности. Конечной целью IBP считается объединение всего человека — разума, тела, эмоций и духа — для того, чтобы сделать возможным исцеляющую трансформацию и помочь облегчить психологические и физические проблемы.

    Интегративные методы телесной психотерапии

    Комплексный, целостный подход, интегративная психотерапия тела опирается как на современную психологию, так и на научную мысль о разуме и теле, чтобы выявлять и устранять любые препятствия на пути к благополучию. Эти препятствия — ситуации или триггеры, которые могут привести человека к непроизвольной и / или нездоровой реакции — могут нарушать или блокировать пути к осознанности, и практикующие врачи IBP работают над тем, чтобы научить проходящих лечение, как распознавать различные психологические области, в которых эти препятствия могут возникают и понимают шаги, которые они могут предпринять, чтобы отойти от них, чтобы стремиться к исцелению, целостности и искать свою собственную внутреннюю мудрость.

    Направление сеанса IBP зависит от потребностей человека, поскольку основная цель терапевта — выявить рефлексы человека и любые защиты, которые мешают самосознанию. Как только рефлекс — например, быстрое дыхание при беспокойстве по поводу учебы — устанавливается, терапевты могут помогать людям в лечении, открывая и развивая другие механизмы преодоления трудностей. Например, IBP поддерживает контролируемое дыхание и другую работу с дыханием как эффективную практику для развития внимательности и облегчения чувства депрессии и тревоги.

    Людей, проходящих лечение, также часто просят вести дневник, в который они могут записывать сны, повседневные мысли и события, которые на них влияют. Журнал задуман как инструмент, помогающий людям отслеживать повторяющиеся закономерности и следовать их собственным изменениям и росту с течением времени.

    Проблемы, решаемые с помощью интегративной телесной психотерапии

    IBP считается полезным подходом к лечению ряда проблем. Ключевыми среди них являются соматизация, проблемы во взаимоотношениях и последствия прошлой травмы.Однако с помощью этого подхода можно лечить любое нарушение эмоционального, психического или физического благополучия. Поскольку IBP представляет собой целостный подход, он также может быть полезен в качестве дополнительного лечения для людей, испытывающих проблемы со здоровьем.

    Практикующие подход часто работают с парами, испытывающими проблемы близости или другими трудностями во взаимоотношениях, помогая им обнаружить, какие модели остановили близость или другие аспекты их отношений — например, модели, часто развивающиеся в результате детской травмы или механизмов личной защиты.

    Люди, ищущие терапию, которые испытывают сильный стресс или чувствуют, будто они постоянно находятся в режиме борьбы, бегства или замирания, могут испытывать трудности с поддержанием типичной функции и могут быть не в состоянии самостоятельно выйти из этих состояний. Кому-то могут помочь традиционные разговорные методы, но другим все равно не удастся добиться устойчивых изменений. Таким образом, IBP может предложить альтернативный подход, который может помочь людям, проходящим лечение, преодолеть стресс и другие проблемы с психическим здоровьем.

    Тренинг по интегративной телесной психотерапии

    Обучение этому подходу проводится в Центральном институте IBP в Лос-Анджелесе.Студенты могут выбирать из четырех доступных треков.

    1. Практикующий специалист по психическому здоровью IBP: Этот трехлетний курс предлагает лицензированным специалистам в области психического здоровья обучение методам соматической терапии.
    2. IBP Allied Professional: Этот двухлетний курс, который предназначен для тех, кто имеет степень магистра или выше, предлагает обучение навыкам эффективного взаимодействия и сотрудничества с другими в профессиональном качестве.
    3. Учитель IBP: Учащиеся, проходящие трехлетний курс сертификации учителя IBP, должны быть сертифицированы как практикующий специалист IBP или Allied Professional и иметь лицензию специалиста по психическому здоровью.По окончании у них есть возможность стать частью педагогического коллектива.
    4. IBP Associate: Этот двухлетний курс предназначен для любого человека, имеющего диплом средней школы или GED и желающего больше узнать о концепциях IBP и о том, как их можно применять для личного развития и роста.

    Центральный институт IBP также предлагает семинары и курсы повышения квалификации.

    Проблемы и ограничения

    Поскольку IBP — все еще относительно новый подход, он еще не был тщательно изучен или оценен в исследовательской области.Таким образом, доказательства, подтверждающие это, в значительной степени анекдотичны. Дальнейшие исследования могут предложить большую поддержку этого подхода.

    Артикул:

    1. О IBP (n, d,).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.