Интроспекция это в психологии определение: Интроспекция. Что такое «Интроспекция»? Понятие и определение термина «Интроспекция» – Глоссарий

Автор: | 20.10.1982

Содержание

Интроспекция (психология) — это… Что такое Интроспекция (психология)?

Интроспекция (от лат. introspecto — смотрю внутрь) — метод психологического исследования, который заключается в наблюдении собственных психических процессов без использования каких-либо инструментов или эталонов.

Интроспекция — метод углубленного исследования и познания человеком моментов собственной активности: отдельных мыслей, образов, чувств, переживаний, актов мышления как деятельности разума, структурирующего сознание, и т. п. Метод, основанный В.Вундтом, используется в структурализме[1].

История метода

В качестве особого метода интроспекция была обоснована в работах Рене Декарта, который указывал на непосредственный характер познания собственной душевной жизни. Джон Локк разделил человеческий опыт на внутренний, касающийся деятельности нашего разума, и внешний, ориентированный на внешний мир.

После того, как Вильгельм Вундт соединил метод интроспекции с лабораторными и аппаратными методиками, интроспекция стала главным методом исследования психических состояний и содержания сознания человека в зарождающейся экспериментальной психологии конца XIX века.

Однако в начале XX века, в связи с изменением и расширением объекта и предмета психологии, появлением новых направлений в психологии интроспекцию объявили методом идеалистическим, субъективным и ненаучным.

Тем не менее, интроспекция всегда присутствовала в исследованиях психологов в форме самонаблюдения, рефлексивного анализа и других приемов изучения внутренней духовной жизни человека.

Варианты метода

  • Аналитическая интроспекция. Разработана в школе Э. Титченера. Характеризуется стремлением полного расчленения чувственного образа на составные «элементы», не редуцирующиеся к параметрам раздражителя.
  • Систематическая интроспекция. Разработана в Вюрцбургской школе. Характеризуется ориентацией на отслеживание основных стадий процесса мышления на основе ретроспективного отчета.
  • Феноменологическая интроспекция. Разработана в гештальтпсихологии. Характеризуется ориентацией на описание психических феноменов в их непосредственности и целостности «наивным испытуемым». Этот метод, находящий свои истоки в методе «внутреннего восприятия», разработанном Ф. Брентано, продуктивно применялся в описательной психологии В. Дильтея, а затем в рамках гуманистической психологии.

Преимущества и недостатки метода

Преимущество метода интроспекции заключается в том, что сам человек может познать себя лучше, касательно множества вопросов, чем бы это сделали другие. В этой связи, интроспекция связана с рефлексией. Однако, главным недостатком метода интроспекции является его необъективность, субъективизм.

Интроспективная психология

Интроспективная психология — обобщённое название ряда несвязанных между собой психологических концепций, исходящих из постулата о неопосредованности и принципиальной непередаваемости субъективного опыта индивида и невозможности объективного исследования психических процессов. При этом «чужое» сознание рассматривается как специально реконструируемое посредством операции переноса: исследователь, зная о связи собственных переживаний с внешними их проявлениями, строит гипотезу о внутренних переживаниях другого человека на основе его внешне наблюдаемого поведения.

Таким образом, ведущим психологическим методом при этом подходе оказывается интроспекция, т.е. субъективное описание внутреннего опыта.

Теоретические основания этого методологического направления могут быть найдены в философии XVII века, в трудах Р. Декарта и Дж. Локка.

К данному направлению можно отнести школу В. Вундта, структурную психологию Э. Титченера, психологию акта Ф. Брентано, Вюрцбургскую школу, а также Л. М. Лопатина, Г. И. Челпанова. Философско-психологические идеи Декарта нашли своё развитие в феноменологии Э. Гуссерля.

См. также

  • Найкан — один из методов интроспекции

Ссылки

Примечания

Статьи

Актуальность. В статье обсуждается актуализация понятия «региональной идентичности» для психологической науки. Во многом впервые происходит сравнение категориальной структуры представлений о страАктуальность. В свете изменений, происходящих в системе образования России, перехода к компетентностной парадигме, особое значение имеет изучение ресурсов и потенциалов как составляющих образовательного капитала.

Этот вопрос еще недостаточно исследован в эмпирической плоскости.

Цель. Изучить индивидуально-интеллектуальные интеграции в 3-х периодах времени (в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем — как раздельно, так и совместно) при исследовании выборки студентов гуманитарных специальностей.

Метод. В основу исследования положены представления о кросс-теоретическом синтезе теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлина (1986) и структурно-динамической теории интеллекта Д.В. Ушакова (2011). В исследовании приняли участие 252 студента вузов г. Перми, из них 190 девушки и 62 юноши в возрасте от 17 до 22 лет. Гипотезы тестировались методом структурного моделирования. Были построены четыре модели индивидуально-интеллектуальных интеграций по критерию времени. В 3 моделях изучались индивидуально-интеллектуальные интеграции по отдельности в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем. В 4-ю, медиаторную модель индивидуально-интеллектуальных интеграций настоящее, будущее, будущее как обновленное настоящее включались совместно.

Результаты. Обнаружено, что индивидуально-интеллектуальные интеграции возникают в каждом периоде времени по отдельности. В настоящем их можно трактовать предпосылками ресурсов, в будущем — предпосылками реализованных потенциалов, в будущем как обновленном настоящем — предпосылками

обновленных ресурсов. Взятые совместно во всех периодах времени, индивидуально-интеллектуальные интеграции также были установлены. Они позволили расширить представление о «спирали развития» в дополнение к предыдущей трактовке (Дорфман, Калугин, 2020 а) и рассматривать ее по схеме «настоящее — будущее — реализованное будущее (обновленное настоящее)».

Выводы. Результаты исследования свидетельствуют о том, что индивидуально-интеллектуальные интеграции, представленные в трех периодах времени (в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем), как раздельно, так и совместно, могут рассматриваться предпосылками ресурсов и потенциалов.

Благодарности: Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках научного проекта № 19-29-07046. не и о собственном регионе.

Цель. Сравнение образа России и образов собственных регионов у молодежи, проживающей в различных субъектах страны.

Методика. Методика семантического шкалирования с дальнейшей факторизацией полученных данных. В исследовании приняло участие 318 респондентов из 8 различных макрорегионов страны.

Результаты. Была получена 6-факторная структура представлений образа России и образа собственного региона. Данные структуры имеют свои существенные различия, как по самой структуре факторов, так и по степени важности иерархии факторов. Региональная идентичность молодёжи в определённой степени обуславливает модальность принятия гражданской идентичности.

Выводы. По результатам исследования можно утверждать следующее, что для тех представителей молодёжи, у которых складывался положительный образ собственного региона, формировался и положительный образ страны в целом.

Благодарности. Исследование выполнено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект № 19-313-90069.

Особая благодарность за помощь в организации сбора данных Звездиной Анастасии, начальнику отдела Центра молодежных проектов АНО ДПО «Корпоративный университет РЖД».

Ключевые слова: интегральная индивидуальность; интеллект; индивидуально-интеллектуальная интеграция; ресурсы; потенциалы; структурное моделирование

Интроспекция и проблема самонаблюдения



Московский гуманитарно-экономический

институт

Тверской филиал

 

 

 

 

Реферат

 

Студентки П441* группы, 4-го курса

факультета психологии

Рахманиной Ольги Вячеславовны

 

учебная дисциплина:

« Методологические основы психологии »

 

 

Тема:

 

« Интроспекция и проблема самонаблюдения »

 

 

 

 

 

Преподаватель:

«______»_________________2012г.

«______________________»

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

 

 

Введение………………………………………………….…3

1. Экспериментальный метод в психологии……………4

2. Метод интроспекции и проблема самонаблюдения…5

2.1 Понятие интроспекции………………………………….……..5

2.2 Идеи Дж. Локка…………………………………………….……6

2.3 Теория Д. Гартли……………………………………………..…7

2.4 Принцип Давида Юма…………………………………………..8

2.5 Преимущества и недостатки метода интроспекции…….….8

Заключение………………………………………………….19

Список литературы…………………………………………20

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ведение

 

Психология – очень молодая наука. Это более или менее понятно: можно сказать, что, как и у вышеупомянутого подростка, должен был пройти период становления духовных сил человечества, чтобы они стали предметом научной рефлексии.

Официальное оформление научная психология получила немногим более 100 лет назад, а именно, в 1879 г. в этом году немецкий психолог В. Вундт открыл в г. Лейпциге первую лабораторию экспериментальной психологии.

Появлению психологии предшествовало развитие двух больших областей знания: естественных наук и философии; психология возникла на пересечении этих областей, поэтому до сих пор не определено, считать психологию естественной наукой или гуманитарной.

Научная психология в целом – это попытка осознать, регулярно осмыслить, воспроизвести и усовершенствовать существующий и постоянно развивающий опыт психической жизни современного человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.    Экспериментальный метод в психологии

 

Психология – это наука о самом сложном, что пока известно человечеству. Ведь психика – это «свойство высокоорганизованной материи». Если же иметь в виду психику человека, то к словам «высокоорганизованная материя» нужно прибавить слово «самая»: ведь мозг человека – это самая высокоорганизованная материя, известная нам.

Кроме того, психология находится в особом положении еще и потому, что в ней как бы сливаются объект и субъект познания.

В житейской психологии мы вынуждены ограничиваться наблюдениями и размышлениями. В научной психологии к этим методам добавляется эксперимент.

Суть экспериментального метода состоит в том, что исследователь не ждет стечения обстоятельств, в результате которого возникает интересующее его явление, а вызывает это явление сам, создавая соответствующие условия. Затем он целенаправленно варьирует эти условия, чтобы выявить закономерности, которым данное явление подчиняется. С введением в психологию экспериментального метода (открытия в конце прошлого века первой экспериментальной лаборатории) психология оформилась в самостоятельную науку

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2.    Метод интроспекции и проблема самонаблюдения

 

2. 1. Понятие интроспекции

 

В психологии сознания метод интроспекции (букв. «смотрения внутрь») был признан не только главным, но и единственным методом психологии.

В основе этого убеждения лежали следующие два бесспорных обстоятельства.

Во-первых, фундаментальное свойство процессов сознания непосредственно открываться (репрезентироваться) субъекту. Во-вторых, «закрытость» тех же процессов для внешнего наблюдателя. Сознания разных людей сравнивались в то время с замкнутыми сферами, которые разделены пропастью. Никто не может перейти эту пропасть, никто не может непосредственно пережить состояния моего сознания так, как я их переживаю. И я никогда не проникну в образы и переживания других людей. Я даже не могу установить, является ли красный цвет красным и для другого; возможно, что он называет тем же словом ощущение совершенно иного качества!

Я хочу подчеркнуть, казалось бы, кристальную ясность и строгость выводов психологии того времени относительно ее метода. Все рассуждение заключено в немногих коротких предложениях: предмет психологии – факты сознания; последние непосредственно открыты мне – и никому больше; следовательно, изучать их можно методом интроспекции – и никак иначе.

Однако простота и очевидность каждого из этих утверждений, как и всего вывода в целом, только кажущиеся. В действительности в них заключена одна из самых сложных и запутанных проблем психологии – проблема самонаблюдения.

Нам и предстоит разобраться в этой проблеме.

Мне хотелось бы, чтобы на примере рассмотрения этой проблемы вы увидели, как много значат в науке критичность и одновременно гибкость подхода. Так, на первый взгляд очевидный тезис начинает расшатываться от того, – что к нему подходят с других точек зрения и находят незамеченные ранее оттенки, неточности и т. п.

Давайте же займемся более внимательно вопросом о том, что такое интроспекция, как она понималась и применялась в качестве метода психологии на рубеже ХIХ – ХХ вв.

 

 

 

2. 2 Идеи Дж. Локка

 

Идейным отцом метода интроспекции считается английский философ Дж. Локк (1632 – 1704), хотя его основания содержались также в декартовском тезисе о непосредственном постижении мыслей.

Дж. Локк считал, что существует два источника всех наших знаний: первый источник – это объекты внешнего мира, второй – деятельность собственного ума. На объекты внешнего мира мы направляем свои внешние чувства и в результате получаем впечатления (или идеи) о внешних вещах. Деятельность же нашего ума, к которой Локк причислял мышление, сомнение, веру, рассуждения, познание, желания, познается с помощью особого, внутреннего, чувства – рефлексии. Рефлексия по Локку, – это «наблюдение, которому ум подвергает свою деятельность» (Дж. Локк. Опыт о человеческом разуме. Избр. филос. произведения. М., 1960. с. 129).

Дж. Локк замечает, что рефлексия предполагает особое направление внимания на деятельность собственной души, а также достаточную зрелость субъекта. У детей рефлексии почти нет, они заняты в основном познанием внешнего мира. Она может не развиться и у взрослого, если он не проявит склонности к размышлению над самим собой и не направит на свои внутренние процессы специального внимания.

«Ибо хотя она (т. е. деятельность души.) протекает постоянно, но, подобно проносящимся призракам, не производит впечатления, достаточно глубокого, чтобы оставить в уме ясные, отличные друг от друга, прочные идеи» (Там же, с. 131).

Итак, у Локка содержится, по крайней мере, два важных утверждения.

1. Существует возможность раздвоений, или «удвоения», психики. Душевная деятельность может протекать как бы на двух уровнях: процессы первого уровня – восприятия, мысли, желания; процессы второго уровня – наблюдение, или «созерцание» этих восприятий, мыслей, желаний.

2. Деятельность души первого уровня есть у каждого человека и даже у ребенка. Душевная деятельность второго уровня требует специальной организации. Это специальная деятельность. Без нее знание о душевной жизни невозможно. Без нее впечатления о душевной жизни подобны «проносящимся призракам», которые не оставляют в душе «ясные и прочные идеи».

Эти оба тезиса, а именно, возможность раздвоения сознания и необходимость организации специальной деятельности для постижения внутреннего опыта, были приняты на вооружение психологией сознания. Были сделаны следующие научно-практические выводы:

1) психолог может проводить психологические исследования только над самим собой. Если он хочет знать, что происходит с другим, то должен поставить себя в те же условия, пронаблюдать себя и по аналогии заключить о содержании сознания другого человека;

2) поскольку интроспекция не происходит сама собой, а требует особой деятельности, то в ней надо упражняться, и упражняться долго.

Другим не менее важным выводом из утверждения Дж. Локка является то, что, поскольку процессы сознания открываются только самому субъекту, ученый мо­жет проводить психологические исследования только над самим собой. При этом способность к интроспекции не приходит сама по себе. Для того чтобы овладеть этим методом, надо долго упражняться.

По сути, Дж. Локк, находясь на материалистических позициях, придерживает­ся двух принципов английского материализма ХУ1-ХУП вв., который возник и развивался под влиянием достижений в механике и физике, и в первую очередь открытий Ньютона. Первый из провозглашенных английскими материалистами того времени принципов был принцип сенсуализма, чувственного опыта, как един­ственного источника познания. Второй — это принцип автоматизма, согласно которому задача научного познания психических, как и всех природных явлений, заключается в том, чтобы разложить все сложные явления на элементы и объяс­нить их, опираясь на связи между этими элементами.

Данная точка зрения получила название сенсуалистического материализма. Несмотря на некоторую ограниченность суждений, для своего времени эта пози­ция была весьма прогрессивна, а лежащие в ее основе принципы оказали огром­ное влияние на развитие психологической науки.

Параллельно с учением Дж. Локка в науке стало развиваться еще одно, близ­кое к нему течение — ассоциативное направление. Истоком этого учения являлся все тот же сенсуалистический материализм. Только если Дж. Локк больше внима­ния уделял первому принципу, то представители ассоциативного направления строили свои умозаключения на основе второго принципа. Возникновение и ста­новление ассоциативной психологии было связано с именами Д. Юма и Д. Гартли.

 

2.3 Теория Д. Гартли

 

Английский врач Д. Гартли (1705-1757), противопоставляя себя материалис­там, тем не менее заложил основы материалистической по своему духу ассоциа­тивной теории. Причину психических явлений он видел в вибрации, которая воз­никает в мозге и нервах. По его мнению, нервная система — это система, подчинен­ная физическим законам. Соответственно и продукты ее деятельности включались в строго причинный ряд, ничем не отличающийся от такого же во внешнем, физи­ческом мире. Этот причинный ряд охватывает поведение всего организма — и вос­приятие вибраций во внешней среде (эфире), и вибрации нервов и мозгового   ве­щества,    и    вибрации   мышц. Разработанное им учение о вибрациях получило свое дальнейшее развитие в работах Д. Юма и послужило основой развития ассоциа­тивной психологии.

 

2.4 Принцип Давида Юма

 

Давид Юм (1711-1776) в качестве основополагающего принципа вводит ассо­циацию. Под ассоциацией он понимает некое притяжение представлений, уста­навливающее между ними внешние механические связи. По его мнению, все слож­ные образования сознания, включая сознание своего «я», а также объекты внеш­него мира являются лишь «пучками представлений», объединенных между собой внешними связями — ассоциациями. Следует отметить, что Юм скептически от­носился к рефлексии Локка. В своей книге «Исследование о человеческом позна­нии» он пишет, что когда мы вглядываемся в себя, то никаких впечатлений ни о субстанции, ни о причинности, ни о других понятиях, будто бы выводимых, как писал Локк, из рефлексии, не получаем. Единственное, что мы замечаем, это ком­плексы перцепций, сменяющих друг друга. Поэтому единственным способом, с по­мощью которого можно получить информацию о психическом, является опыт. Причем под опытом он понимал впечатления (ощущения, эмоции и т. д.) и «идеи» — копии впечатлений. Таким образом, труды Юма в определенной степени предопределили возникновение экспериментальных методов психологии.

 

2.5 Преимущества и недостатки метода самонаблюдения

 

Когда вы будете читать современные статьи с описанием экспериментов, то увидите, что в разделе «Методика», как правило, приводятся различные сведения об испытуемых. Обычно указывается их пол, возраст, образование. Иногда даются специальные, важные для данных экспериментов, сведения: например, о нормальной остроте зрения, умственной полноценности и т.п.

(PDF) [Speculative and introspective psychology in Russia in XIX

назад, в лоно богословия и сделать ее опорой церкви Голубинский был не одинок.

Даже в 90-х годах, когда широко развернулась работа экспериментально-

психологических лабораторий, С.Н. Трубецкой, Лопатин, А. Введенский и другие

трудились над подобной реставрацией средневековья» [2, с. 153]. Тем не менее,

советский психолог уделяет значительное внимание идеалистической психологии,

упоминая многие имена: кроме уже названных, также М.И. Владиславлев,

М.М. Троицкий, С.С. Гогоцкий, Н.Я. Грот, Вл. Соловьев, Н.Н. Страхов, А.А. Козлов.

К числу же материалистической (научной) психологии Б.Г. Ананьев относит

И.М. Сеченова, И.П. Павлова, В.М. Бехтерева, С.С. Корсакова, П.Д. Ушинского,

Н.Г. Чернышевского, А.А. Токарского, Н.Н. Ланге, В.Ф. Чижа, К.Д. Кавелина. Как о

предшественниках материалистической точки зрения он говорит о Т.Ф. Осиповском,

П.М. Любовском, И.А. Кедрове, А.И. Герцене, В.Ф. Одоевском.

По мнению Б.Г. Ананьева, характеристиками идеалистической психологии

являются: единство разума и веры, науки и церкви; бессмертие души, спиритическое

общение душ; «психологизация истории, теории права, искусства, хозяйства,

культуры» [2, с. 154], тот факт, что «сознание творит и определяет внешний мир» [2,

с. 157]; признание существования отвлеченной «силы духа»; субъективный метод

(интроспекция).

Другой советский историк психологии Е.А. Будилова, также придерживаясь

марксистских позиций в психологии, выделяет две психологии в XIX в. –

материалистическую и идеалистическую, причем последняя занимала «в

дореволюционной России руководящие позиции <…>, издавна крепко связанная с

идеалистической философией и православной церковью. Философы, занимавшие

университетские кафедры и преподававшие психологию в высших и средних учебных

заведениях, готовили психологов на основе идеалистической философии.

Пользовавшаяся поддержкой самодержавия, располагавшая мощным

пропагандистским аппаратом православной церкви с ее многочисленными

духовными учебными заведениями, владевшая кафедрами университетов,

идеалистическая философия в царской России рьяно боролась с материалистическим

направлением в психологии, всемерно подавляла его развитие» [11, с. 7].

Идеалистическая психология характеризуется признанием самостоятельности

духа и независимости его от материи, бессмертием души, использованием

интроспективного метода, изучением отдельного индивидуума (в противоположность

диалетико-марксистской психологии, изучающей человека в рамках социума).

К представителям идеалистической психологии Е.А. Будилова относит

Ф.А. Голубинского, П.Д. Юркевича, М.М. Троицкого, П.Ф. Каптерева, С.С. Гогоцкого,

М.И. Владиславлева, Г.В. Струве, С.И. Автократова, Н.Н. Страхова, К.Д. Кавелина,

Л.М. Лопатина, А.И. Введенского, С.Л. Франка, Н.О. Лосского, И.И. Лапшина,

например, «Лопатин объявлял бессмертие души теоретически и морально

необходимым постулатом, призывал искать истину в религии, укрепление которой

считал неотложной задачей современной мысли» [10, с. 8-9].

Описывая становление идеалистической психологии, Е. А. Будилова к ее

истокам относит философию Рене Декарта и разработанный им интроспективный

метод познания души; большой вклад внес в дальнейшем Джон Локк, который ввел

понятие опытного познания и разработал начала эмпирической психологии. Подход

Становление предмета психологии — СтудИзба

2. Становление предмета психологии

2.1. Явления сознания как предмет исследования

Мы переходим к новому крупному этапу развития психологии. Начало его относится к последней четверти XIX в., когда оформилась научная психология. У истоков этой новой психологии стоит французский философ Рене Декарт (1596-1650). Декарт считается родоначальником рационалистической философии. Согласно его мнению, знание должно строиться на очевидных данных, на  непосредственной интуиции. Из нее оно должно выводиться методом логического рассуждения. В одном из своих произведений Р.Декарт рассуждает о том, как лучше всего добраться до истины. Он считает, что человек с детства впитывает в себя очень многие заблуждения, принимая на веру различные утверждения и идеи. Так что если хотеть найти истину, то для начала надо все подвергнуть сомнению. Так, подвергнув все сомнению, мы можем прийти к выводу, что нет ни земли, ни неба, ни нашего собственного тела. Но при этом обязательно что-то

останется — “наше сомнение — верный признак того, что мы мыслим. И вот тогда мы можем утверждать, что существуем, ибо… мысля, нелепо предполагать несуществующим то, что мыслит”. И дальше следует знаменитая декартовская фраза: “Мыслю, следовательно, существую” (cogito ergo sum).

Под мышлением Декарт подразумевает “все то, что происходит в нас”, все, что мы “воспринимаем непосредственно само собою”. И поэтому мыслить — значит не только понимать, но и желать, воображать, чувствовать.

В этих утверждениях Декарта и содержится тот основной постулат, из которого стала исходить психология конца XIX в., — постулат, утверждающий, что первое, что человек обнаруживает в себе, — это его собственное сознание. Существование сознания — главный и безусловный факт, и основная задача психологии состоит в том, чтобы подвергнуть анализу состояния и содержания сознания. Так, “новая психология”, восприняв дух идей Декарта, сделала своим предметом сознание.

Прежде всего психологи того времени стали описывать свойства сознания. «Поле сознания» разнообразно по своему содержанию, неоднородно: в нем выделяется центральная область, особенно ясная и отчетливая; это “поле внимания”, или фокус сознания; за пределами ее находится область, содержания которой неотчетливы, смутны, нерасчленены; это “периферия сознания”.

Содержания сознания, заполняющие обе описанные области, находятся в непрерывном движении. В.Джеймс, которому принадлежит яркое описание различных феноменов сознания, выделяет два его состояния: устойчивые и изменчивые, быстро преходящие. Когда мы, например, размышляем, мысль останавливается на тех образах, в которые облекается предмет нашего размышления. Наряду с этим бывают неуловимые переходы от одной мысли к другой.

Движение сознания, непрерывное изменение его содержаний и состояний В.Джеймс отразил в понятии “поток сознания”. Поток сознания невозможно остановить, ни одно минувшее состояние сознания не повторяется. Тождественным может быть только объект внимания, а не впечатление о нем. Кстати, удерживается внимание на объекте только в том случае, если в нем открываются все новые и новые стороны.

Рекомендуемые файлы

Далее, можно обнаружить, что процессы сознания делятся на два больших класса. Одни из них происходят как бы сами собой, другие организуются и направляются субъектом. Первые процессы называются непроизвольными, вторые — произвольными.

Оба типа процессов, а также ряд других замечательных свойств сознания хорошо демонстрируются с помощью прибора, которым пользовался в своих экспериментах В.Вундт. Это  метроном; его прямое назначение — задавать ритм при игре на музыкальных инструментах. В лаборатории же В.Вундта он стал практически первым психологическим прибором.

В. Вундт предполагает вслушаться в серию монотонных щелчков метронома. Можно заметить, что звуковой ряд в нашем восприятии непроизвольно ритмизируется. Например, мы можем услышать его как серию  парных  щелчков с ударением на каждом втором звуке (“тик-так”…). Второй щелчок звучит настолько громче и яснее, что мы можем приписать это объективному свойству метронома. Однако такое предположение легко опровергнется тем, что, как оказывается, можно произвольно изменить ритмическую организацию звуков. Например, начать слышать акцент каждой пары на первом звуке (“так-тик”, “так-тик”) или вообще, организовать звуки в более сложный такт из четырех щелчков.

Итак, сознание по своей природе ритмично, заключает В.Вундт, причем организация ритма может быть как произвольной, так и непроизвольной.

С помощью метронома В.Вундт изучал еще одну очень важную характеристику сознания — его “объем”. Опыт Вундта состоял в том, что испытуемому предъявлялся ряд звуков, затем этот ряд прерывался и давался второй ряд таких же звуков. Испытуемому задавался вопрос: одинаковой длины были ряды или разной? При этом запрещалось считать звуки; следовало просто их слушать и составить о каждом ряде целостное впечатление. Оказалось, что если звуки организовывались в простые такты по два (с ударением на первом или втором звуке пары), то испытуемому удавалось сравнить ряды, состоящие из 8 пар. Если количество пар превосходило эту цифру, то ряды распадались, т.е. уже не могли восприниматься как целое. Вундт делает вывод, что ряд из восьми двойных ударов (или из 16 отдельных звуков) является мерой объема сознания.

Далее он ставит следующий интересный и важный опыт. Он снова предлагает испытуемому слушать звуки, однако произвольно организуя их в сложные такты по восемь звуков каждый. И затем повторяет процедуру измерения объема сознания. Оказывается, что испытуемый на этот раз может услышать как целостный ряд пять таких тактов по 8 звуков, т.е. всего 40 звуков!

Этими опытами В.Вундт обнаружил очень важный факт, а именно, что человеческое сознание способно почти беспредельно насыщаться некоторым содержанием, если оно активно объединяется во все более крупные единицы. При этом он подчеркивает, что способность к укрупнению единиц обнаруживается не только в простейших перцептивных процессах, но и в мышлении. Понимание фразы, состоящей из многих слов и из еще большего количества отдельных звуков, есть не что иное, как организация единицы более высокого порядка. Процессы такой организации Вундт называл “актами апперцепции”.

У психологов того времени возникли вопросы: каким образом исследовать сознание дальше? каковы следующие задачи психологии? И здесь был сделан тот поворот, который со временем завел психологию сознания в тупик. Психологи решили, что они должны последовать примеру естественных наук и заняться поиском простейших элементов сознания, разложить сложную динамичную картину сознания на простые, далее неделимые части. Это во-первых. Вторая задача состоит в том, чтобы найти законы соединения простейших элементов.

Простейшими элементами сознания В.Вундт объявил отдельные впечатления, или ощущения.

Каждое ощущение, по Вундту, обладает рядом свойств, или атрибутов. Оно характеризуется прежде всего качеством (ощущения могут быть зрительными, слуховыми, обонятельными и т.п.), интенсивностью, протяженностью (т.е. длительностью) и, наконец, пространственной протяженностью (последнее свойство присуще не всем ощущениям, например, оно есть у зрительных ощущений и отсутствует у слуховых).

Ощущения с описанными свойствами являются объективными элементами сознания. Но ими и их комбинациями не исчерпываются содержания сознания. Есть еще субъективные элементы, или чувства. В.Вундт предложил три пары субъективных элементов — элементарных чувств: удовольствие-неудовольствие, возбуждение-успокоение, напряжение-разрядка. Эти пары — независимые и составляют основу трехмерного пространства всей эмоциональной сферы.

Психологии сознания не удалось собрать из простых элементов живые полнокровные состояния сознания. К концу первой четверти нашего столетия эта психология практически перестала развиваться по следующим причинам:

1) далее нельзя было ограничиваться таким узким кругом явлений, как содержание и состояние сознания;

2) идея разложения психики на простейшие элементы была сложной;

3) очень ограниченным по своим возможностям был метод, который психология сознания считала единственно возможным — метод интроспекции.

В психологии сознания метод интроспекции (буквально “смотрения внутрь”) был признан не только главным, но и единственным методом психологии. В основе этого убеждения лежали два обстоятельства.    Во-первых, фундаментальное свойство процессов сознания непосредственно открывается субъекту. Во-вторых, “закрытость” тех же процессов для внешнего наблюдателя. Сознания разных людей  сравнивались в то время с замкнутыми сферами, которые разделены пропастью.

Хотелось бы подчеркнуть, казалось бы, кристальную ясность и строгость выводов психологии того времени относительно ее метода. Все рассуждение заключено в немногих коротких предложениях: предмет психологии — факты сознания; последние непосредственно открыты мне и никому больше; следовательно, изучать их можно методом интроспекции и никак иначе.

Однако простота и очевидность каждого из этих утверждений, как и всего вывода в целом, только кажущиеся. В действительности в них заключена одна из самых  сложных и запутанных проблем психологии — проблема самонаблюдения.

Идейным отцом метода интроспекции считается английский философ Дж.Локк (1632-1704), хотя идея этого метода содержалась также в декартовском тезисе о непосредственном постижении мыслей.

Дж.Локк считал, что существуют два источника всех наших знаний: первый источник — это объекты внешнего мира, второй — деятельность собственного ума. На объекты внешнего мира мы направляем свои внешние чувства и в результате получаем впечатления (или идеи) о внешних вещах. Деятельность же нашего ума, к которой Локк причислял мышление, сомнение, веру, рассуждения, познание,  желания, познается с помощью особого внутреннего чувства — рефлексии. Рефлексия, по Локку, это “наблюдение, которому ум подвергает свою деятельность” [4, с.129].

Итак, у Локка содержатся по крайней мере два важных утверждения.

1. Существует возможность раздвоения, или “удвоения” психики. Душевная деятельность может протекать как бы на двух уровнях: процессы первого уровня — восприятия, мысли, желания; процессы второго уровня — наблюдение, или “созерцание” этих восприятий, мыслей, желаний.

2. Деятельность души первого уровня есть у каждого человека и даже ребенка. Душевная деятельность второго уровня требует специальной организации. Это специальная деятельность. Без нее знание о душевной жизни невозможно. Без нее впечатления о душевной жизни подобны “проносящимся призракам”, которые не оставляют в душе “ясные и прочные идеи”.

Эти оба тезиса были приняты на вооружение психологией сознания. Были сделаны следующие научно-практические выводы:

1) психолог может проводить психологические исследования только над самим собой. Если он хочет знать, что происходит с другим, то должен поставить себя в те же условия, пронаблюдать себя и по анологии заключить о содержании сознания другого человека;

2) поскольку интроспекция не происходит сама собой, а требует особой деятельности, то в ней надо упражняться, и упражняться долго.

Психологи того времени отмечали важные дополнительные преимущества метода интроспекции.

Во-первых, считалось, что в сознании непосредственно отражается причинная связь психических явлений. Например, если я захотела поднять руку и подняла ее, то причина действия мне непосредственно известна: она присутствует в сознании в форме решения поднять руку. В более сложном случае, если человек вызывает во мне сострадание, я стремлюсь ему всячески помочь, для меня очевидно, что мои действия имеют своей причиной чувство сострадания.  Я не только переживаю это чувство, но и знаю его связь с моими действиями.

Отсюда положение психологии считалось намного легче, чем положение других наук, которые должны еще доискиваться до причинных связей.

Второе отмечавшееся достоинство интроспекции: она поставляет психологические факты, так сказать, в чистом виде, без искажений.

В психологии XIX в. начался грандиозный эксперимент по проверке возможностей метода интроспекции. Эксперименты наиболее строгих интроспекционистов (Э.Титченера и его учеников) дополнялись еще двумя требованиями.

Во-первых, интроспекция должна была направляться на выделение простейших элементов сознания, т.е. ощущений и элементарных чувств.

Во-вторых, испытуемые должны были избегать в своих ответах терминов, описывающих внешние объекты, а говорить только о своих ощущениях, которые вызывались этими объектами, и о качествах этих ощущений. Например, испытуемый не мог сказать: “Мне было предъявлено большое красное яблоко”. А должен был сообщить примерно следующее: “Сначала я получил ощущение красного, и оно затмило все остальное; потом оно сменилось впечатлением круглого, одновременно с которым возникло легкое щекотание в языке, по-видимому, след вкусового ощущения. Появилось также быстро проходящее мускульное ощущение в правой руке…”.

Ответ в терминах внешних объектов был назван Э. Титченером “ошибкой стимула” — известный термин интроспективной психологии, отражающий ее атомистическую направленность на элементы сознания.

По мере расширения этого рода исследований стали обнаруживаться крупные проблемы и трудности. Во-первых, становилась все более очевидной бессмысленность такой “экспериментальной психологии”. Другим неприятным следствием были накапливающиеся противоречия в результатах. Результаты не совпадали не только у различных авторов, но даже иногда у одного и того же автора при работе с разными испытуемыми. Более того, некоторые явления никак не могли быть разложены на отдельные ощущения или представлены в виде их  сумм. Возьмите мелодию и перенесите ее в другую тональность; в ней изменится каждый звук, однако мелодия при этом сохранится. Значит, не отдельные звуки определяют мелодию, не простая их совокупность, а какое-то особое качество, которое связано с отношениями между звуками, — это качество целостной структуры (нем. — “гештальта”), а не суммы элементов.

Далее, систематическое применение интроспекции стало обнаруживать внечувственные, или безобразные элементы сознания. Среди них, например, “чистые” движения мысли, без которых, как оказалось, невозможно достоверно описать процесс мышления. Наконец, стали выявляться неосознаваемые причины некоторых явлений сознания.

Таким образом, в психологии стала назревать ситуация кризиса. Дело было в том, что доводы, выдвигаемые в защиту метода интроспекции, не были строго проверены.

Начнем с утверждения о возможности раздвоения сознания.

В психологии специально исследовался вопрос о возможности одновременного осуществления двух деятельностей. Было показано, что это возможно либо путем быстрых переходов от одной деятельности к другой, либо если одна из деятельностей относительно проста и протекает “автоматически”. Например, можно вязать на спицах и смотреть телевизор, но вязание останавливается в наиболее захватывающих местах.

Следовательно, интроспекцию настоящего, полнокровного акта сознания можно осуществить, только прервав его. Интроспекционисты отмечали, что приходится наблюдать не столько сам непосредственно текущий процесс, сколько его затухающий след. А чтобы следы памяти сохраняли возможно большую полноту, надо процесс дробить (актами интроспекции) на мелкие порции. Таким образом, интроспекция превращалась в “дробную” ретроспекцию.

Остановимся на возможности с помощью интроспекции выявить причинно-следственные связи в сфере сознания. Примерами отдельных, так называемых произвольных, действий справедливость этого тезиса и ограничивается. Зато с каким количеством необъяснимых фактов собственного сознания мы встречаемся повседневно! Или возьмем процесс мышления: разве мы всегда знаем, какими путями пришла нам в голову та или иная мысль!

Наконец, рассмотрим мнение о том, что интроспекция поставляет сведения о фактах сознания в искаженном виде. Даже когда человек дает отчет по памяти о только что пережитом опыте, он и тогда неизбежно его искажает, ибо направляет внимание только на определенные его стороны или моменты. Именно это искажающее влияние внимания, особенно внимания наблюдателя, который знает, что он ищет, настойчиво отмечалось критиками обсуждаемого метода.

Во втором десятилетии нашего века, т.е. спустя немногим более 30 лет после основания научной психологии, в ней произошла революция: смена предмета психологии. Им стало не сознание, а поведение человека и животных. Однако изучение сознания в психологии на этом не закончилось. Современные исследования сознания в принципе отличаются от   экспериментов интроспекционистов.

В экспериментах интроспекционистов предъявлялся обычный объект в обычных условиях; от испытуемого же требовался изощренный анализ “внутреннего опыта”, аналитическая установка, избегание “ошибки стимула” и т.п.

В современных исследованиях происходит все наоборот. Главная нагрузка ложится на экспериментатора, который должен проявить изобретательность. Он организует подбор специальных объектов или специальных условий их предъявления; использует специальные устройства, подбирает испытуемых и т.п. От испытуемого же требуется обычный ответ в обычных терминах.

Первое мы озаглавим как метод интроспекции, второе — как использование данных самонаблюдения.

Таким образом, получаем следующую простую таблицу.

Таким образом:

а) метод интроспекции — это метод изучения свойств и законов сознания с помощью рефлексивного наблюдения. Иногда он называется субъективным методом. Его разновидностями являются метод аналитической интроспекции и метод систематической интроспекции;

б) речевой отчет — сообщение испытуемого о явлениях сознания при наивной (неинтроспективной, неаналитической) установке. То же иногда называют субъективным отчетом, субъективными показаниями, феноменальными данными, данными самонаблюдения.

2.2. Предмет и задачи психологии поведения

Мы переходим к следующему крупному этапу в развитии психологии. Он ознаменовался тем, что в психологию были введены совершенно новые факты — факты поведения.

По сложившейся в психологии традиции под поведением понимают внешние проявления психической деятельности человека. И в этом отношении поведение противопоставляется сознанию как совокупности внутренних, субъективно переживаемых процессов. Иными словами, факты поведения и факты сознания разводят по методу их выявления.

Когда Дж. Уотсот заявил, что психология должна заниматься не явлениями сознания, а фактами поведения, т.е. тем, что имеет внешнее выражение, то первый, кто возразил ему, был Э. Титченер. Он сказал: “Все, что не может быть передано в терминах сознания, не есть психологическое”. Например, телесные реакции относятся к области не психологии, а физиологии.

Внешние проявления имеют важное психологическое значение. Они одновременно и неотъемлемая  сторона  внутреннего состояния, и непосредственное выражение характера человека, его опыта и его отношений; и предмет собственного контроля; и средства общения между людьми.

Факты поведения — это, во-первых, все внешние проявления физиологических процессов, связанных с состоянием, деятельностью, общением людей, — поза, мимика, интонации, взгляды, блеск глаз, покраснение, побледнение, дрожь, прерывистое или сдержанное дыхание, мышечное напряжение и др.; во-вторых, отдельные движения и жесты, такие как поклон, кивок, подталкивание, сжимание руки, стук кулаком и т.п.; в-третьих, действия как более крупные акты поведения, имеющие определенный смысл.

Наконец, это поступки — еще более крупные акты поведения, которые имеют, как правило, общественное, или социальное звучание и связаны с нормами поведения, отношениями, самооценкой и т.д.

Итак, во втором десятилетии нашего века в психологии произошло очень важное событие, названное “революцией в психологии”.

В научной печати выступил американский психолог Дж.Уотсон, который заявил, что нужно пересмотреть вопрос о предмете психологии. Психология должна заниматься не явлениями сознания, а поведением. Направление получило название “бихевиоризм” (от анг. behaviour — поведение). Публикация Дж.Уотсона “Психология с точки  зрения бихевиориста” относится к 1913 г., этим годом и датируется начало новой эпохи в психологии.

Основаниями для заявления Дж.Уотсона были:

1) кризис психологии сознания;

2) запросы практики.

К этому времени психология сознания дискредитировала себя. Лабораторная психология занималась проблемами, никому не нужными и не интересными, кроме самих психологов. В то же время жизнь заявила о себе, особенно в США. Это была эпоха бурного развития экономики. “Городское население растет с каждым годом … — писал Дж.Уотсон. — Жизнь становится все сложнее и сложнее … Если мы хотим когда-либо научиться жить совместно … то мы должны .. заняться изучением современной психологии” [5, с.XVII].

Уотсон считал, что психология должна стать естественнонаучной дисциплиной и должна ввести научный объективный метод.

Вопрос о методе был одним из главных для нового направления, даже основным: именно из-за несостоятельности метода интроспекции отвергалась идея изучения сознания вообще. Предметом науки может быть только то, что доступно внешнему наблюдению, т.е. факты поведения. Их можно наблюдать из внешней по отношению к испытуемому позиции, по поводу них можно добиться согласия нескольких наблюдателей. В то же время факты сознания доступны только самому переживающему субъекту, и доказать их достоверность невозможно.

Дж.Уотсон отрицал существование сознания как предмета научной психологии. Он утверждал, что сознание не существует для психологии. Как ученый-психолог, он не позволял себе думать иначе. То, чем должна заниматься психология, требует доказательств существования, а такие доказательства получает только то, что доступно внешнему наблюдению.

Надо заметить, что в отрицании необходимости изучать сознание был главный смысл бихевиоризма и за это он в дальнейшем не выдержал критики.

Дж.Уотсон определял поведение как систему реакций. Это основывалось на том, что естественнонаучная материалистическая традиция, которую вводил бихевиоризм в психологию, требовала причинных объяснений. Это значит найти внешнее воздействие, которое вызвало действие. Нет ни одного действия человека, за которым не стояла бы причина в виде внешнего агента.

Для обозначения последнего он использует понятие стимула и предлагает следующую знаменитую формулу: S — R (стимул — реакция).

“… Бихевиорист ни на одну минуту не может допустить, чтобы какая-нибудь из человеческих реакций не могла быть описана в этих терминах”, — пишет Дж.Уотсон [5, с.436].

Затем он делает следующий шаг: объявляет отношение S — R единицей поведения и ставит перед психологией следующие задачи:

— выявить и описать типы реакций;

— исследовать процесс их образования;

— изучить законы их комбинаций, т.е. образования сложного поведения.

В качестве общих окончательных задач психологии он намечает следующие две: прийти к тому, чтобы по ситуации (стимулу) предсказывать поведение (реакцию) человека и, наоборот, по реакции заключать о вызвавшем ее стимуле, т.е. по S предсказывать R, а по R заключать об S.

Между прочим, здесь напрашивается параллель с В.Вундтом. Ведь он также начал с выявления единиц (сознания), поставил задачу описать свойства этих единиц, дать их классификацию, изучить законы их связывания и образования в комплексы. Только Уотсон выделяет единицы поведения, а не сознания, и намеревается собирать из этих единиц всю картину поведения человека, а не его внутреннего мира.

Дж.Уотсон начинает с описания типов реакций. Он выделяет прежде всего реакции врожденные и приобретенные.

Обращаясь к изучению новорожденных детей, Уотсон составляет список врожденных реакций. Среди них такие, как чихание, икание, сосание, улыбка, плач, движения туловища, конечностей, головы и разные другие.

Чтобы понять, как расширяется поток активности, по каким законам приобретаются новые, не врожденные реакции, Уотсон обращается к работам И.П.Павлова и Б.М. Бехтерева. В них содержалось описание механизмов возникновения условных (по Павлову) или “сочетательных” (по Бехтереву) рефлексов. Дж.Уотсон принимает эти концепции в качестве естественнонаучной базы психологической теории. Он говорит, что все новые реакции приобретаются путем обусловливания.

Рассмотрим схему образования условного рефлекса.

Безусловный стимул (Sб) вызывает безусловную реакцию (Rб). Если безусловному стимулу предшествует действие нейтрального условного стимула (Sу), то через некоторое количество сочетаний нейтрального и безусловного стимулов действие безусловного стимула оказывается ненужным: безусловную реакцию начинает вызывать условный стимул (рис.1).

Например, мать гладит ребенка, и у него на лице появляется улыбка. Прикосновение к коже — безусловный стимул, улыбка на прикосновение — безусловная реакция. Каждый раз перед прикосновением появляется лицо матери. Теперь достаточно одного вида матери, чтобы последовала улыбка ребенка.

А как образуются сложные реакции? По Уотсону — путем образования комплексов безусловных реакций.

Предположим, имеется такая ситуация: первый безусловный стимул вызвал первую безусловную реакцию, второй — вторую, третий — третью. А потом все безусловные стимулы заменили на один условный стимул (А). В результате условный стимул вызывает сложный комплекс реакций (рис. 2).

Все человеческие действия и есть, по мнению Дж.Уотсона, сложные цепи, или комплексы, реакций. Если вдуматься в это его утверждение, то станет ясно, что оно абсолютно неверно. В действительности из приведенной схемы невозможно понять, как появляются новые действия человека: ведь организм, по концепции Дж.Уотсона, располагает только арсеналом безусловных реакций.

Один современный математик-кибернетик, М.М. Бонгардт, на этот счет замечает, что никакие раздражители и никакие их сочетания никогда бы не привели по схеме образования условных реакций, например, к тому, чтобы собака научилась ходить на задних лапах.

Надо сказать, что бихевиористы экспериментировали в основном на животных. Они это делали не потому, что их интересовали животные сами по себе, а потому, что животные, с их точки зрения, обладают большим преимуществом: они “чистые” объекты, так как к их поведению не примешивается сознание. Получаемые же результаты они слепо переносили на человека.

При дальнейшем развитии бихевиоризма стала обнаруживаться чрезвычайная ограниченность схемы S — R для объяснения поведения: как правило, “S” и “R” находятся в таких сложных и многообразных отношениях, что непосредственную связь между ними проследить не удается. Один из представителей позднего бихевиоризма Э.Толмен ввел в эту схему существенную поправку. Он предложил поместить между S и R среднее звено, или «промежуточные переменные» (V), в результате чего схема приобрела вид: S — V — R. Под “промежуточными переменными” Э.Толмен понимал внутренние процессы, которые опосредствуют действие стимула, т.е. влияют на внешнее поведение.

К ним он отнес такие образования, как “цели”, “намерения”, “гипотезы”, “познавательные карты” (образы ситуаций) и т.п. Хотя промежуточные переменные были функциональными эквивалентами сознания, вводились они как “конструкторы”, о которых следует судить исключительно по свойствам поведения.

Например, о наличии цели у животного, согласно Э.Толмену, можно говорить в том случае, если животное: во-первых, обнаруживает поисковую активность, пока не получит определенный объект; во-вторых, при получении объекта прекращает активность; в-третьих, при повторных пробах находит к объекту путь быстрее.

Итак, по перечисленным признакам можно сказать, что получение данного объекта составляло намерение, или цель, животного. Признаки же есть не что иное, как свойства поведения, а к сознанию обращаться нет никакой необходимости.

Новый шаг в развитии бихевиоризма составили исследования особого типа условных реакций (наряду с “классическими”, т.е. павловскими), которые получили название инструментальных (Э.Торндайк, 1898) или оперантных (Б.Скиннер, 1938).

Явление инструментального, или оперантного, обусловливания состоит в том, что если подкрепляется какое-либо действие индивида, то оно фиксируется и затем воспроизводится с большими легкостью и постоянством.

Согласно теории бихевиоризма, классическое и  оперантное обусловливание являются универсальными механизмами научения, общими для животных и человека. При этом процесс научения представлялся как происходящий вполне автоматически: подкрепление приводит буквально к “закреплению” в нервной системе связей и успешных реакций независимо от воли, желания или какой-нибудь другой активности субъекта. Отсюда бихевиористы делали далеко идущие выводы о том, что с помощью воздействия на поведение человека можно “манипулировать” им, что человек в какой-то мере раб внешних обстоятельств и собственного прошлого опыта.

Все эти выводы в конечном счете были следствиями игнорирования сознания. “Неприкасаемость” к сознанию оставалась основным требованием бихевиоризма на всех этапах его развития.

Подводя итоги, важно отметить заслуги бихевиоризма.

Во-первых, благодаря  ему  психология  была  повернута  на естественнонаучный путь развития. Во-вторых, он ввел объективный метод — метод, основанный на регистрации и анализе внешне наблюдаемых фактов, процессов, событий. Благодаря этому нововведению в психологии получили бурное развитие инструментальные приемы исследования психических процессов. Далее, чрезвычайно расширился класс исследуемых объектов: стало интенсивно изучаться поведение животных, доречевых младенцев и т.п. Наконец, в работах  бихевиористского направления получили значительное развитие отдельные разделы психологии, в частности проблемы научения, образования навыков и др.

Но основной недостаток бихевиоризма состоял в недоучете сложности психической деятельности человека, сближении психики животных и человека, игнорировании процессов сознания, высших форм научения, творчества, самоопределения личности и т.п.

2.3. Проблема бессознательного в психоанализе

Неосознаваемые психические процессы стали особенно интенсивно изучаться с начала нашего века. Уже первые результаты этого изучения фактически нанесли еще один удар по психологии сознания, вполне соизмеримый с тем, который она получила со стороны бихевиоризма.

Все неосознаваемые процессы, по классификации Ю.Б.Гиппенрейтер, можно разбить на три большие класса:

1) неосознаваемые механизмы сознательных действий;

2) неосознаваемые побудители сознательных действий;

3) “надсознательные” процессы.

В первый класс — неосознаваемых механизмов сознательных действий — входят, в свою очередь, три различных подкласса:

а) неосознаваемые автоматизмы;

б) явления неосознаваемой установки;

в) неосознаваемые сопровождения сознательных действий.

Рассмотрим каждый из названных подклассов.

Под неосознаваемыми автоматизмами подразумевают обычно действия или акты, которые совершаются “сами собой”, без участия сознания.

Анализ автоматических процессов обнаруживает их двоякое происхождение. Некоторые из этих процессов никогда не осознавались, другие же прошли через сознание и перестали осознаваться.

Первые составляют группу первичных автоматизмов, вторые — группу вторичных автоматизмов. Первые называют иначе автоматическими действиями, вторые — автоматизированными действиями, или навыками.

В группу автоматических действий входят либо врожденные акты, либо те, которые формируются очень рано, часто в течение первого года жизни ребенка. Их примеры: сосательные движения, мигание и др.

Группа автоматизированных действий, или навыков, особенно обширна и интересна. Благодаря формированию навыка достигается двоякий эффект:

1) действие начинает осуществляться быстро и точно;

2) происходит высвобождение сознания, которое может быть направлено на освоение более сложного действия.

Говоря об освобождении действий от сознательного контроля, конечно, не надо думать, что это освобождение абсолютно, т.е. что человек совсем не знает, что он делает. Это не так. Контроль, конечно, остается, он он осуществляется следующим образом.

Поле сознания неоднородно: оно имеет фокус, периферию и, наконец, границу, за которой начинается область неосознаваемого. И вот эта неоднородная картина сознания как бы накладывается на иерархическую систему компонентов действия. Наиболее поздние и наиболее сложные компоненты действия, составляющие “верхние этажи” иерархии, оказываются в фокусе сознания; более низкие этажи попадают на периферию сознания; наконец, самые низкие и самые отработанные компоненты действия выходят за границу сознания.

Надо сказать, что отношение различных компонентов действий к сознанию нестабильно. В поле сознания происходит постоянное изменение содержаний: представленным в нем оказывается то один, то другой “слой” иерархической системы актов, составляющих данное действие.

В психологии много внимания уделяется проблеме механизмов формирования навыка.

Выработка навыка — это процесс, идущий как бы с двух противоположных сторон: со стороны субъекта и со стороны организма. Мы произвольно и сознательно вычленяем из сложных движений отдельные элементы и отрабатываем правильное их выполнение. Одновременно, уже без участия нашей воли и сознания, идет процесс автоматизации действия. Этим мы обязаны уже собственно физиологическим свойствам и механизмам нашего организма. Он обладает таким замечательным даром: перенимать на себя в ходе автоматизации значительную часть работы, организуемой сознанием.

Механизмами автоматизмов много занимался Г.Гельмгольц. Для их описания он предложил термин “бессознательное умозаключение”. Г.Гельмгольц подчеркивал, что слово “умозаключение” надо ставить в кавычки потому, что этот процесс подобен умозаключению только по результату, по природе же он отличается от истинного умозаключения, т.к. происходит бессознательно. Мы как бы рассуждаем, но на самом деле этого не делаем: за нас подобную работу производит неосознаваемый перцептивный процесс.

Рассмотрим теперь второй вид неосознаваемых механизмов — явления неосознаваемой установки.

Понятие “установка” заняло в психологии очень важное место, наверное, потому, что явления установки пронизывают практически все сферы психической жизни человека.

В советской психологии существовало целое направление (грузинская школа психологов), которое разрабатывало проблему установки в очень широком масштабе. Грузинские психологи являются непосредственными учениками и последователями выдающегося советского психолога Дмитрия Николаевича Узнадзе (1886-1950), который создал теорию установки.

По определению, установка — это готовность организма или субъекта к совершению определенного действия или к реагированию в определенном направлении. Важно отметить, что речь идет именно о готовности к предстоящему действию. Если навык относится к периоду осуществления действия, то установка — к периоду, который ему предшествует.

Состояние готовности, или установка, имеет очень важное функциональное значение. Субъект, подготовленный к определенному действию, имеет возможность осуществить его быстро и точно, т.е. более эффективно.

Но иногда механизмы установки вводят человека в заблуждение и могут вызывать, например, необоснованный страх.

Не всякая установка неосознаваема. Но наибольший интерес представляют проявления именно неосознаваемой установки.

Основные опыты, которые явились отправной точкой для дальнейшего развития концепции Д.Н. Узнадзе, проходили следующим образом. Испытуемому давали в руки два шара разного объема и просили оценить, в какой руке шар больше. Больший шар, предположим, давался в левую руку, меньший — в правую. Испытуемый правильно оценивал объемы шаров, и проба повторялась: снова в левую руку давали больший шар, а в правую — меньший, и испытуемый снова правильно оценивал объемы. Снова повторялась проба, и так раз пятнадцать подряд.

Наконец, в очередной, шестнадцатой пробе неожиданно для испытуемого давались два одинаковых шара с той же самой инструкцией: “сравнить их объемы”. И вот оказалось, что испытуемый в этой последней, контрольной пробе оценивал шары ошибочно: он воспринимал их снова как разные по объему. Зафиксировавшаяся установка на то, что в левую руку будет дан больший шар, определяла, или направляла, перцептивный процесс: испытуемые, как правило, говорили, что в левой руке шар меньше. Ошибки этого типа были названы ассимилятивными иллюзиями установки.

Д.Н.Узнадзе, а за ним и его последователи придали принципиальное значение этим результатам. Они увидели в явлениях неосознаваемой установки свидетельство существования особой, “досознательной” формы психики. По их мнению, это ранняя (в генетическом и функциональном смысле) ступень развития любого сознательного процесса.

Третий вид неосознаваемых механизмов — неосознаваемые сопровождения сознательных действий. Это неосознаваемые процессы, которые просто сопровождают действия. В эту группу процессов входили непроизвольные движения, тонические напряжения, мимика и пантомимика, а также большой класс вегетативных реакций, сопровождающий действия и состояния человека.

Многие из этих процессов, особенно вегетативные компоненты, составляют классический объект физиологии. Тем не менее они чрезвычайно важны для психологии. Важность эта определена двумя обстоятельствами.

Во-первых, обсуждаемые процессы включены в общение между людьми и представляют собой важнейшие дополнительные (наряду с речью) средства коммуникации.

Во-вторых, они могут быть использованы как объективные показатели различных психологических характеристик человека — его намерений, отношений, скрытых желаний, мыслей и т.д. Именно с расчетом на эти процессы в экспериментальной психологии ведется интенсивная разработка так называемых объективных индикаторов (или физиологических коррелятов) психологических процессов и состояний.

Второй большой класс неосознаваемых процессов — неосознаваемые побудители сознательных действий. Эта тема тесно связана прежде всего с именем Зигмунда Фрейда.

З.Фрейд был современником В.Вундта, В.Джеймса и Э.Титченера. Когда он начал создавать свою теорию, то отчетливо понимал, насколько она расходится с психологией сознания. Остановимся на вкладе Фрейда — описании и анализе неосознаваемых причин некоторых психических явлений и действий.

Интерес к неосознаваемым процессам возник у Фрейда в самом начале его врачебной деятельности. Толчком послужила демонстрация так называемого постгипнотического внушения, на которой Фрейд присутствовал и которая произвела на него потрясающее впечатление.

Фрейда привлекли следующие особенности феномена постгипнотического внушения.

Во-первых, неосознаваемость причин совершаемых  действий. Во-вторых, абсолютная действенность этих причин: человек выполняет задание, несмотря на то, что сам не знает, почему он это делает. В-третьих, стремление подыскать объяснение, или мотивировку, своему ранее запрограммированному действию. Наконец, в-четвертых, возможность иногда путем длительных расспросов привести человека к воспоминанию об истинной причине его действий.

На основании анализа различных фактов психической деятельности З.Фрейд создал свою теорию. Согласно ей в психике человека существуют три сферы: сознание, предсознание и бессознательное.

Типичными обитателями предсознательной сферы, по  мнению Фрейда, являются скрытые, или латентные, знания. Это те знания, которыми человек располагает, но которые в данный момент в его сознании не присутствуют.

Область бессознательного обладает другими свойствами.

Прежде всего содержания этой области не осознаются не потому, что они слабы, как в случае с латентными знаниями. Нет, они сильны, и сила их проявляется в том, что они оказывают влияние на наши действия и состояния. Итак, первое отличительное свойство бессознательных представлений — это их действенность.  Второе их свойство состоит в том, что они с трудом становятся осознаваемыми. Объясняется это работой двух механизмов, которые постулирует Фрейд, — механизмов вытеснения и сопротивления.

Фрейд выделил три основные формы проявления бессознательного: это сновидения, ошибочные действия (забывание вещей, намерений, имен; описки, оговорки и т.п.) и невротические симптомы.

В психоанализе был разработан ряд методов выявления бессознательных аффективных комплексов. Главные из них — это метод свободных ассоциаций и метод анализа сновидений. Оба метода предполагают активную работу психоаналитика, заключающуюся в толковании непрерывно продуцируемых пациентом слов (метод свободных ассоциаций) или сновидений.

Обратимся к  третьему  классу  неосознаваемых  процессов — “надсознательным» процессам. Это процессы образования некоего интегрального продукта большой сознательной работы, который затем “вторгается” в сознательную жизнь человека и, как правило, меняет ее течение.

Чтобы понять, о чем идет речь, представьте себе, что вы заняты решением проблемы, о которой думаете изо дня в день в течение длительного времени, исчисляемого неделями или даже месяцами или годами. Это жизненно важная проблема. Вы думаете над каким-то вопросом, или о каком-то лице, или над каким-то событием, которое не поняли до конца и которое вас почему-то очень затронуло, вызвало мучительные размышления , колебания, сомнения. Думая  над вашей проблемой, вы перебираете и анализируете различные впечатления и события, высказываете предположения, проверяете их, спорите с самим собой и с другими. И вот в один прекрасный день все проясняется — как будто пелена падает с ваших глаз. Иногда это случается неожиданно и как бы само собой, иногда поводом оказывается еще одно рядовое впечатление, но это впечатление как последняя капля воды, переполнившая чашу. Вы вдруг приобретаете  совершенно новый взгляд на предмет, и это уже не рядовой взгляд, не один из тех вариантов, которые вы перебирали ранее. Он качественно новый: он остается в вас и порой ведет к важному повороту в вашей жизни.

Надсознательные процессы отличаются от сознательных,  по крайней мере, в следующих двух важных отношениях.

Во-первых, субъект не знает того конечного итога, к которому приведет “надсознательный”  процесс. Сознательные же процессы предполагают цель действия, т.е. ясное осознание результата, к которому субъект стремится.

Во-вторых, неизвестен момент, когда “надсознательный” процесс закончится; часто он завершается внезапно, неожиданно для субъекта. Сознательные же действия, напротив, предполагают контроль за приближением к цели и приблизительную оценку момента, когда она будет достигнута.

Подводя итоги всему сказанному, попробуем изобразить человеческое сознание в виде острова, погруженного в море неосознаваемых процессов (рис.3).

Внизу следует поместить неосознаваемые механизмы сознательных действий (I). Это — технические исполнители, или “чернорабочие”, сознания. Многие из них образуются путем передачи функций сознания на неосознаваемые функции.

Наравне с процессами сознания можно поместить неосознаваемые побудители сознательных действий (II). Они имеют тот же ранг, что и сознаваемые побудители, только обладают другим качествами: они вытеснены из сознания, эмоционально заряжены и время от времени прорываются в сознание в особой символической форме.

И наконец, процессы “надсознания” (III). Они развертываются в форме работы сознания, длительной и напряженной. Результатом ее является некий интегральный итог, который возвращается в сознание в виде новой творческой идеи, нового отношения или чувства, новой жизненной установки, меняя дальнейшее течение сознания.

2.4. Категория деятельности в психологии.

Принцип единства сознания и деятельности

Рассмотрим итоги деятельностного подхода и причины его появления в психологии. Сначала — общее определение сути концепций, которые называют себя “деятельностными”. Ярче всего эту суть раскрывает крылатая фраза из “Фауста” Гете: “В Деянии начало Бытия”. Можно привести еще слова французского психолога Анри Валлона, ставшие названием его переведенной на русский язык книги — “От действия к мысли”. Но наиболее информативное и одновременно краткое определение сути деятельностного подхода дал один из его сторонников, автор оригинальной концепции Петр Яковлевич Гальперин.

П.Я. Гальперин: “Сейчас в советской психологии активно обсуждается “деятельностый подход” к изучению психики (А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн). По-моему, это означает: требование изучать психическую деятельность не саму по себе, а в составе внешней предметной (в логическом смысле) деятельности субъекта; изучать ее по роли в этой внешней деятельности, которая определяет самую необходимость психики, и ее конкретное содержание, и ее строение; рассматривать психическую деятельность не как безличный процесс (что было характерно для ассоцианистической, физиологической, бихевиористической, гештальтистской и психоаналитической психологии), а как деятельность субъекта в плане психического отражения проблемной ситуации” [8, с.5].

Здесь упомянуты два имени, без которых нельзя представить себе деятельностного подхода в психологии: Сергей Леонидович Рубинштейн и Алексей Николаевич Леонтьев. Каждый из них создал свой вариант теории деятельности. Здесь важно отметить, что существует разный отсчет времени возникновения деятельностного подхода.

Связано это, в частности, с разным представлением об “авторстве” принципа деятельности в психологии. Одни исследователи считают, что принцип деятельности был сформулирован Рубинштейном еще в 1922 году в его статье “Принцип творческой самодеятельности”, в то время как в советской психологии в 20-е и в начале 30-х гг. господствовал “недеятельностный подход”, представленный, в частности, школой Выготского. Другие авторы, наоборот,  считают, что фундаментальное значение для развития понятия деятельности имели как раз работы Выготского на рубеже 20-30-х гг., а параллельно шел другой процесс введения категории деятельности в психологию в произведениях Рубинштейна, начиная с 1934 г.

Более правильно говорить о предпосылках деятельностного подхода в психологии, которые начинают складываться в 20-е годы, и появлении такого подхода в 30-е годы. Противостояние двух вариантов деятельностного подхода, о которых мы все время говорим, обнаружилось в явном виде уже позже — на рубеже 40-50 годов.

Условиями возникновения деятельностного подхода в 20-е годы стали, во-первых, кризис в психологии; во-вторых, сдвиг тематики формирующейся советской психологии с довольно абстрактных лабораторных исследований на изучение процессов трудовой деятельности и психических процессов в ней.

Третьим условием появления в нашей стране деятельностного подхода стало неизбежное в тех исторических обстоятельствах обращение психологов к философии марксизма, в которой, как известно, категория деятельности играет чрезвычайно большую роль. Советские психологи провозгласили необходимость создания новой, “марксистской” психологии, которая опиралась бы на философию марксизма (Э. Корнилов, Л.С.Выготский, П.П.Блонский и М.Я.Басов). По оценкам некоторых исследователей, первым ввел в психологию термин “деятельность” М.Я.Басов. Правда, А.Н. Леонтьев считает, что хотя Басов и использовал именно термин “деятельность”, но пытался вложить в него старое содержание [10, с.112,113].

Наконец, в-четвертых, определенная традиция, ставящая  в центр психологических исследований “деятельностные” категории, в частности “действие”, была во французской психологии. Владимир Петрович Зинченко, специально анализировавший вопрос истоков деятельностного подхода в варианте Леонтьева, отмечал, что “А.Н.Леонтьев превосходно знал французскую психологию”. Сам Зинченко имел в виду оказавшую влияние на Леонтьева “деятельностую трактовку интеллекта”, идущую от Анри Бергсона к Пьеру Жане, Анри Валлону и Жану Пиаже [11, с.46].

В 1922 г. была опубликована статья С.Л.Рубинштейна “Принцип творческой самодеятельности”, которая послужила как бы этапом на пути “психологического” освоения идей Маркса и конкретной разработки принципа, который получил название “принцип единства сознания и деятельности«. В этой статье дается первая формулировка данного принципа. Выходит на эту проблематику Рубинштейн в связи с анализом процесса познания как творческой деятельности.  Рубинштейн пишет, что познание всегда есть творческая самодеятельность, и  объективность познания предполагает не “рецепцию” (созерцание), а конструктивный характер знания. Деяния исходят из субъекта, он проявляется в своих деяниях — эту мысль можно найти еще у Канта. Но у Канта нет указания на обратное воздействие деяний на субъекта. Рубинштейн формулирует принцип единства субъекта (сознания) и деятельности.

С.Л.Рубинштейн: “Субъект в своих деяниях, в актах творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется; он в них созидается и определяется. Поэтому тем, что он делает, можно определять то, что он есть; направлением его деятельности можно определять и формировать его самого. Большие исторические религии понимали и умели ценить эту определяющую силу действий. И культ был не чем иным, как попыткой посредством организации определенных действий породить соответствующее умонастроение… Индивидуальность большого художника не только проявляется, она и созидается в процессе творчества… Лишь в созидании … этического, социального целого созидается нравственная личность. Лишь в организации мира мыслей  формируется мыслитель” [12, с.106].

В этой небольшой статье содержалась фактически программа построения новой деятельностной психологии, пусть еще в зародыше. И это было еще до прихода Выготского в большую психологию, до его методологических формулировок.

В своих работах “ленинградского периода”, продолжавшегося до 1942 г., Рубинштейн утверждает и доказывает, что базу для построения новой конкретной и содержательной психологии может составить философия марксизма.

Рубинштейн анализирует работы Маркса, раскрывает их значение для психологии. Особую роль играет здесь Марксова концепция деятельности.

С.Л.Рубинштейн: “Не в том была ошибка поведенчества, что оно и в психологии хотело изучать человека в его деятельности, а прежде всего в том, как оно понимало эту деятельность… Маркс, пользуясь гегелевской терминологией, определяет человеческую деятельность как опредмечивание субъекта, которое вместе с тем есть распредмечивание объекта… . Вся деятельность человека для Маркса есть опредмечивание его самого, или, иначе, процесс объективного раскрытия его “сущностных сил”… Итак, деятельность человека — не реакция на внешний раздражитель, она также не делание как внешняя операция субъекта над объектом — она “переход субъекта и объект..”. Поскольку деятельность человека есть опредмечивание, объективирование его или переход субъекта в объект, раскрытие в объектах его деятельности его сущностных сил, в том числе его чувств, его сознания, постольку предметное бытие промышленности есть раскрытая книга человеческих сущностных сил, чувственно предлежащяя перед нами человеческая психология…

Но …. опредмечивание или объективирование не есть “переход к объекту” уже готового, независимо от деятельности данного субъекта, сознание которого лишь проецируется вовне. В объективировании, в процессе перехода в объект формируется сам субъект. “Лишь благодаря предметно развернутому богатству человеческого существа развивается, а частью и впервые порождается, богатство субъективной человеческой чувственности: музыкальное ухо, чувствующий красоту формы глаз…” [13, с.24,25].

Итак, деятельность, по Марксу, понимается не как совокупность реакций, а как целенаправленная активность субъекта, продуктивная, общественная по своему характеру, неизбежно включающая в себя “психологические компоненты” в виде целей, языковых и других значений, смыслов и тому подобное.

Таким образом, на основе анализа работ Маркса Рубинштейн намечает объективный подход к анализу сознания человека, о котором говорит и Выготский в несколько ином контексте: бытие сознания не исчерпывается его данностью самосознанию переживающего субъекта: это вторичная, генетически более поздняя форма, появляющаяся у человека. Первой, объективной, формой существования психического является “жизнь и деятельность” [13, с.21]. Отсюда принцип единства сознания и деятельности.

С.Л.Рубинштейн: “Формируясь в деятельности, психика, сознание в деятельности, в поведении и проявляется. Деятельность и сознание — не два в разные стороны обращенных аспекта. Они образуют органическое целое — не тождество, но единство…

Сам факт осознания своей деятельности изменяет условия ее протекания, а тем самым ее течение и характер; деятельность перестает быть простой совокупностью ответных реакций на внешние раздражители среды; она по-иному регулируется; закономерности которым она подчиняется, выходят за пределы одной лишь физиологии; объяснение деятельности требует раскрытия и учета психологических закономерностей. С другой стороны, анализ человеческой деятельности показывает, что самая осознанность или неосознанность того или иного действия зависит от отношений, которые складываются в ходе самой деятельности… Сознание не является внешней силой, которая извне управляет деятельностью человека. Будучи предпосылкой деятельности, сознание вместе с тем и ее результат. Сознание и деятельность  человека  образуют  подлинное единство” [14, с.26,27].

В истории отечественной психологии Рубинштейн сначала сформулировал принцип единства сознания и деятельности именно в такой “абстрактной форме”, а впоследствии этот принцип стал разрабатываться эмпирически в самых различных исследованиях (как в школе Рубинштейна, так и параллельно — в школе Леонтьева).

2.4.1. Проблема единства сознания

и деятельности в антропогенезе

Возникновение сознания в антропогенезе Леонтьев связывает с изменением характера деятельности тех антропоидов, которые стали предками человека современного типа. Деятельность этих антропоидов становится трудовой.

По формулировке Леонтьева, труд — это:

1) процесс, связывающий человека с природой, процесс, в котором человек изменяет “материал природы”, приводя в действие свои “сущностные силы” и тем самым изменяет самого себя;

2) процесс употребления и изготовления орудий;

3) процесс, социальный по своему характеру, т.е. совершающийся в условиях коллективной совместной деятельности.

В процессе труда образуются в группе антропоидов коллективные представления. Они являются результатом изначально практического, объективно-деятельностного отношения субъекта или субъектов деятельности к миру.

А.Н. Леонтьев: “Употребление топора не только отвечает цели практического действия: оно вместе с тем объективно отражает свойства того предмета — предмета труда, на который направлено его действие. Удар топора подвергает безошибочному испытанию свойства того материала, из которого состоит данный предмет; этим осуществляется практический  анализ  и  обобщение объективных свойств предметов… Таким образом, именно орудие является как бы носителем первой настоящей сознательной и разумной абстракции, первого настоящего сознательного и разумного обобщения” [16. с.285].

Однако этот практический анализ и обобщение объективных свойств предметов внешнего мира происходит только при условии овладения этим орудием. А что значит овладеть предметом? Уметь использовать его “по назначению”, т.е. овладеть общественно выработанным способом его употребления в процессе коллективного труда. Орудие есть “материализованная форма” существования определенного способа действия, операции.

2.4.2. Принцип единства сознания и деятельности

в онтогенетических исследованиях

В теории планомерно-поэтапного формирования умственных действий П.Я.Гальперина четко разделяется собственно ориентировочная часть действия и его исполнительная часть:  “именно ориентировочная часть в первую очередь отвечает за ход обучения и качество его результатов” [17, с.6]. Чтобы сформировать у ребенка представление о том, что и в какой последовательности нужно делать, необходимо сначала составить полный “алгоритм” выполнения заданий, т.е. схему ориентировочной основы действия, и дать ее ребенку в форме не только “устных указаний и объяснений”, как это обычно бывает, а во внешней, “материализованной” форме: например, в виде карточки, на которой это все расписано.

Ребенок должен не просто заучить нужные формулировки, а научиться правильно выполнять нужное действие по этому алгоритму. Собственно “заучивание” придет само, даже незаметно для ребенка. Действие на этом этапе максимально развернуто и выполняется фактически с опорой на внешние вспомогательные средства, т.е. в материальной или материализованной форме.

Через некоторое время для ребенка внешнее средство перестает быть нужным: он заучил последовательность своих действий, причем не просто в словесных формулировках, а на уровне понимания смысла каждого из них. На этом этапе учитель требует от ребенка предварительного проговаривания вслух каждого “шага” решения задачи (этап громкой речи). Оказывается, если пропустить этот этап, ребенок будет делать ошибки при решении задачи без опоры на карточку. Собственно внутреннее действие у него еще не сформировалось, и проговаривание вслух служит необходимым средством такого формирования. Далее следует этап “внешней речи про себя”, когда ребенок проговаривает про себя всю последовательность необходимых действий, и, наконец, этап “действия в скрытой речи”, или собственно “умственного действия”, когда кажется, что для выполнения задания уже ничего не нужно, кроме как “подумал и решил”. На самом деле, за умственным действием лежит целый ряд процессов его длительного и поэтапного формирования, причем действие претерпевает изменения по ряду параметров. С помощью такого поэтапного формирования могут быть приобретены не только навыки  решения задач, но и навыки чтения чертежей, грамматического анализа, опознания сложных объектов и т.п., что имеет самое непосредственное практическое применение [18].

Таковы одни результаты разработки принципа единства сознания и деятельности в онтогенетических исследованиях. Но существует еще один мощный поток исследований, связанный с понятием “ведущая деятельность”.

Проблемой “ведущей деятельности” и периодизацией психического развития в онтогенезе занимался Д.Б.Эльконин.

Идея ведущей деятельности принадлежит Леонтьеву, который считал, что в различных стадиях психического развития ребенка отдельные деятельности, им выполняемые, играют неодинаковую роль: одни — большую, другие — меньшую. В целом на каждом возрастном этапе существует своя система этих деятельностей, одна из которых является “системообразующей”, или ведущей.

А.Н.Леонтьев: “Признаком ведущей деятельности отнюдь не являются чисто количественные показатели. Ведущая деятельность — это не просто деятельность, наиболее часто встречающаяся на данном этапе развития, деятельность, которой ребенок отдает больше всего времени.

Ведущей мы называем такую деятельность ребенка, которая характеризуется следующими тремя признаками.

Во-первых, это такая деятельность, в форме которой возникают и внутри которой дифференцируются другие, новые виды деятельности. Так, например, обучение в более тесном значении этого слова, впервые появляющееся уже в дошкольном детстве, прежде возникает в игре, т.е. именно в ведущей на данной стадии развития деятельности. Ребенок начинает учиться, играя.

Во-вторых, ведущая деятельность — это такая деятельность, в которой формируются или перестраиваются частные психические процессы. Так, например, в игре впервые формируются процессы активного воображения ребенка, в учении — процессы отвлеченного мышления. Из этого не следует, что формирование или перестройка всех психических процессов происходит только внутри ведущей деятельности. Некоторые психические процессы формируются и перестраиваются не непосредственно в самой ведущей деятельности, но в других видах деятельности, генетически с ней связанных. Так, например, процессы абстрагирования и обобщения цвета формируются в дошкольном возрасте не в самой игре, но в рисовании, цветной аппликации и т.п., т.е. в тех видах деятельности, которые лишь в своем истоке связаны с игровой деятельностью.

В-третьих, ведущая деятельность — это такая деятельность, от которой зависят наблюдаемые в данный период развития основные психологические изменения личности ребенка. Так, например, ребенок-дошкольник именно в игре осваивает общественные функции и соответствующие нормы поведения.

Таким образом, ведущая деятельность — это такая деятельность, развитие которой обусловливает главнейшие изменения в психических процессах и психологических особенностях личности ребенка на данной стадии его развития” [16, с.514, 515].

Развивая эти идеи, Эльконин пришел к стройной системе периодизации психического развития ребенка, в основе которой лежал принцип ведущей деятельности.

2.4.3. Проблема единства сознания и деятельности

в функционально-генетических исследованиях. 

Рассмотрим функционально-генетические, или актуалгенетические исследования проблемы единства сознания и деятельности, которые, в частности, представлены “военными” работами П.Я.Гальперина, А.Н.Леонтьева и др.

И здесь нам вновь придется вспомнить о двух планах сознания, о которых мы уже говорили: сознании-образе и сознании-деятельности. В центре функционально-генетических исследований в русле деятельностного подхода все больше становится сознание-образ, т.е. образно-смысловая сторона психического. Здесь следует вспомнить и формулу Рубинштейна: “Формируясь в деятельности, психика, сознание в деятельности, в поведении и проявляется… Сам факт осознания своей деятельности изменяет условия ее протекания, а тем самым ее течение и характер; деятельность перестает быть простой совокупностью ответных реакций на внешние раздражители среды; она по-иному регулируется; закономерности, которым она подчиняется, выходят за пределы одной лишь физиологии…” [14, с.26].

Это положение иллюстрируется рядом исследований П.Я.Гальперина, проведенных им вместе с другими психологами во время войны в госпитале, на материале военных ранений, приведших к ограничению подвижности рук. В одном из них, проведенном вместе с Т.О.Гиневской, перед испытуемым ставилось последовательно несколько задач: поднять руку как можно выше, при этом глаза должны быть закрыты; поднять руку как можно выше, не закрывая глаз; поднять  руку до определенной цифры на экране; взять раненной рукой какой-либо предмет, который располагался достаточно высоко. И что же оказалось? Раненые, которые при первом задании могли поднять руку до определенной высоты и отказывались сделать еще одно движение чуть-чуть выше, поднимали руку все выше и выше в последующих заданиях.

А.Н.Леонтьев: “Этот факт свидетельствует о том, что реальные функциональные возможности пораженной руки изменяются в зависимости от характера задачи. Каким же образом задача может определить собой функцию? Дальнейший анализ показывает, что это возможно потому, что разные задачи требуют и разных “механизмов” движения, что, иначе говоря, внешне одинаковое движение совершается в условиях разных задач по-разному” [19, с.33].

Перечисленные в исследовании Гальперина и Гиневской задания требовали разных уровней построения движения, за которые “отвечали” разные физиологические и даже анатомические механизмы.

Однако — и это главное — включение в процесс построения движения той или иной анатомической структуры мозга было обусловлено психологически, а именно — смыслом данного движения в том или другом случае.

Отсюда необходимость изучения собственно “динамических смысловых систем”, “смысловых образований”, процессов “решения задач на смысл”, “производства смыслов”, которые становятся центральными в последних исследованиях сторонников деятельностного подхода.

В школе Рубинштейна также разрабатывался эмпирически принцип единства сознания и деятельности, особенно в ленинградский период творчества Рубинштейна. Эти исследования  представляли  собой “начальное звено большого плана”, как говорил сам Рубинштейн [9, с.126]. Однако реализации его замыслов помешала начавшаяся вскоре война, а затем и другие исторические события: в связи с инициированной властями “борьбой с космополитизмом” Рубинштейн, переехавший к этому времени в Москву, был снят в 1949 г. со всех постов “за преклонение перед иностранщиной”. Только в 1953 г. Рубинштейн получил возможность нормально работать. К этому периоду, однако, его интересы несколько меняются: в центр его исследований становятся проблемы мышления и процессуальных аспектов психического. В это время Рубинштейн формулирует два новых принципа, на которых, по его мнению, должна была базироваться общая теория психологии: принцип детерминизма и понимание психического как процесса. В начале 50-х годов вокруг Рубинштейна складывается новая школа со  своей исследовательской программой,  которая теоретически и экспериментально разрабатывает прежде всего именно данные проблемы, в частности проблему мышления.

Литература

1. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. М., 1988.

2. Соколова Е.Е. Тринадцать диалогов о психологии. М., 1995.

3. Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. М., 1974.

4. Локк Дж. Опыт о человеческом разуме: Избр. филос. произведения. М., 1960.

5. Уотсон Дж. Психология как наука о поведении. Киев, 1926.

6. Фрейд З. О психоанализе. Пять лекций. М., 1996.

7. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М., 1966.

8. Гальперин П.Я. Ответы на вопросы//Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1992. N 4. С.3-10.

9. Сергей Леонидович Рубинштейн. Очерки. Воспоминания. М., 1989.

10. Леонтьев А.Н. Проблема деятельности в истории советской психологии // Вопр. психологии. 1986. N 4. С. 109-120.

11. Зинченко В.П. Культурно-историческая психология и психологическая теория деятельности//Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1993. N 2. С. 41-51.

12. Рубинштейн  С.Л.  Принцип  творческой самодеятельности//Вопр. психологии. 1986. N4. С. 101-108.

13. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1976.

«25 Психическая саморегуляция в конфликте» — тут тоже много полезного для Вас.

14. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. В 2 т. М., 1989.

15. Выготский Л.С. Исторический смысл психологического кризиса // Л.С.Выготский Соб. соч. В 6 т. М., 1982. Т.1. С. 291-436.

16. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1981.

17. Гальперин П.Я. Методы обучения и умственное развитие ребенка. М., 1985.

18. Управляемое формирование психических процессов. М., 1977.

19. Леонтьев А.Н. Психологическое исследование движения после ранений руки // А.Н. Леонтьев. Избран. психолог. произвед. В 2 т. М., 1983. Т.2.

определение и синонимы слова інтроспекція в словаре украинский языка

ПРОИЗНОШЕНИЕ СЛОВА ІНТРОСПЕКЦІЯ

ЧТО ОЗНАЧАЕТ СЛОВО ІНТРОСПЕКЦІЯ

Нажмите, чтобы посмотреть исходное определение слова «інтроспекція» в словаре украинский языка. Нажмите, чтобы посмотреть автоматический перевод определения на русский языке.

интроспекция

Інтроспекція

Интроспекция — метод психологического исследования, заключается в наблюдении исследователя за собственными чувствами, мыслями и т. Д .; самонаблюдения. Другое определение: Интроспекция — метод углубленного исследования и познания человеком моментов собственной активности: отдельных мыслей, образов, чувств, переживаний, актов мышления и тому подобное. Интроспекция психология охватывает ряд направлений. Общим для них является то, что все они используют как один метод изучения психики самонаблюдения, то есть, наблюдение человека по содержанию и актами собственного сознания.
Інтроспе́кція
 — метод психологічного дослідження, що полягає в спостереженні дослідника за власними почуттями, думками й т. ін.; самоспостереження. Інше визначення: Інтроспекція — метод поглибленого дослідження і пізнання людиною моментів власної активності: окремих думок, образів, почуттів, переживань, актів мислення тощо. Інтроспективна психологія охоплює низку напрямів. Загальним для них є те, що всі вони використовують як один метод вивчення психіки самоспостереження, тобто, спостереження людини за змістом і актами власної свідомості.
Значение слова інтроспекція в словаре украинский языка

интроспекция, й, ж. Метод психологического исследования, заключается в наблюдении исследователя за собственными чувствами, мыслями и т. Д .; самонаблюдения. інтроспекція, ї, ж. Метод психологічного дослідження, що полягає в спостереженні дослідника за власними почуттями, думками й т. ін.; самоспостереження.

Нажмите, чтобы посмотреть исходное определение слова «інтроспекція» в словаре украинский языка. Нажмите, чтобы посмотреть автоматический перевод определения на русский языке.

СЛОВА, РИФМУЮЩИЕСЯ СО СЛОВОМ ІНТРОСПЕКЦІЯ

Синонимы и антонимы слова інтроспекція в словаре украинский языка

ПЕРЕВОД СЛОВА ІНТРОСПЕКЦІЯ

Посмотрите перевод слова інтроспекція на 25 языков с помощью нашего многоязыкового переводчика c украинский языка. Переводы слова інтроспекція с украинский языка на другие языки, представленные в этом разделе, были выполнены с помощью автоматического перевода, в котором главным элементом перевода является слово «інтроспекція» на украинский языке.
Переводчик с украинский языка на
китайский язык 内省

1,325 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
испанский язык introspección

570 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
английский язык introspection

510 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
хинди язык आत्मनिरीक्षण

380 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
арабский язык استبطان

280 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
русский язык интроспекция

278 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
португальский язык introspecção

270 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
бенгальский язык অন্তর্দর্শন

260 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
французский язык introspection

220 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
малайский язык introspeksi

190 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
немецкий язык Selbstbeobachtung

180 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
японский язык 内観

130 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
корейский язык 내성

85 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
яванский язык introspection

85 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
вьетнамский язык sự tự xét

80 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
тамильский язык சுயபரிசோதனை

75 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
маратхи язык आत्मपरीक्षण

75 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
турецкий язык içgözlem

70 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
итальянский язык introspezione

65 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
польский язык introspekcja

50 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
румынский язык introspecție

30 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
греческий язык ενδοσκόπηση

15 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
африкаанс язык introspeksie

14 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
шведский язык introspektion

10 миллионов дикторов

Переводчик с украинский языка на
норвежский язык introspeksjon

5 миллионов дикторов

Тенденции использования слова інтроспекція

ТЕНДЕНЦИИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТЕРМИНА «ІНТРОСПЕКЦІЯ»

На показанной выше карте показана частотность использования термина «інтроспекція» в разных странах.

Примеры использования в литературе на украинский языке, цитаты и новости о слове інтроспекція

КНИГИ НА УКРАИНСКИЙ ЯЗЫКЕ, ИМЕЮЩЕЕ ОТНОШЕНИЕ К СЛОВУ

«ІНТРОСПЕКЦІЯ»

Поиск случаев использования слова інтроспекція в следующих библиографических источниках. Книги, относящиеся к слову інтроспекція, и краткие выдержки из этих книг для получения представления о контексте использования этого слова в литературе на украинский языке.

1

Интроспекция персонажа англоязычной художественной …

В монографии представлены интроспекция персонажа как новая категория текста. Для специалистов

Оксана Сергеевна Федотова, 2009

2

Психология: учеб. для гуманитар. вузов

Важнейшее нововведение Титченера — метод аналитической интроспекции. В соответствии с парадигмальными требованиями он строго ограничивал возможное содержание отчета испытуемого о самонаблюдении.

Дружинин В Н, 2009

3

Введение в психологию: Учебник для студентов университетов

Вундт полагался на интроспекцию как на метод изучения ментальных (психических) процессов. Под интроспекцией понимаются наблюдения и их регистрация, касающиеся природы собственных восприятий, мыслей и чувств …

В.П Зинченко, 2003

4

Основы общей психологии — Сторінка 44

Мы можем констатировать невозможность интроспекции при некоторых специальных условиях (например, при сильных аффектах) или слабое ее развитие у маленьких детей, но не отрицать самонаблюдение вовсе. Отрицать …

Сергей Леонидович Рубинштейн, 1999

5

Психология сознания — Сторінка 111

Следовательно, интерпретационная интроспекция не дает надежных сведений об истинных причинах наших действий, а потому не может быть методом их изучения. Она может дать нам дополнительную информацию о …

Ревонсуо А, 2012

6

PHP. Рецепты программирования. 3-е изд.: — Сторінка 245

7 .20 . Интроспекция. Задача. Требуется проанализировать объект и узнать, какие методы и свойства он содержит; это позволитвам писать обобщенный код, работающий с произвольным объектом независимо от его типа.

Скляр Дэвид, ‎Трахтенберг Адам, 2015

7

Метод эксперимента и его применение в речевых исследованиях:

В психолингвистике, напротив, эксперимент с привлечением испытуемых и интроспекция (= самонаблюдение) рассматриваются либо как абсолютно различные методики, либо как разные этапы одного экспериментального …

Кирилл Яковлевич Сигал, 2009

8

Сила Objective-C 2.0. Эффективное программирование для iOS …

Класс NSObject isa isa super_class super_class isa Метакласс NSObject Экземпляр SomeClass МетаклассSomeClass КлассSomeClass 90 ИЕРАРХИЯ КЛАССОВ Методы интроспекции могут использоваться для анализа иерархии …

Гэлловей Мэтт, 2013

9

Psihologìčniî tlumačniî slovnik: — Сторінка 189

Інтроспекція повнокровного акту свідомості можлива лише при його перериванні. Можливість роздвоєння свідомості все-таки існує, але з обмеженнями: вона взагалі неможлива при повній віддачі себе якій-небудь діяльності або …

10

Психотехнологии в социальной работе — Том 2 — Сторінка 25

Строго говоря, дополнением к интроспекции служил метод интерпретации. Впрочем, роль его была чисто вспомогательная: «организовать» добытые интроспекцией данные в соответствии с каноном научности. Данные …

В. В. Козлов, 1997

Определение самоанализа в психологии.

Примеры самоанализа в следующих темах:

  • Ранние рамки: структурализм и функционализм

    • Подобно Вундту, основным инструментом, который Титченер использовал для определения различных компонентов сознания, был интроспекция .
    • Однако, в отличие от метода Вундта для интроспекции , у Титченера были очень строгие инструкции по составлению отчетов об интроспективном анализе .
    • Опора на самоанализ , несмотря на жесткие руководящие принципы Титченера, подвергся критике за недостаточную надежность.
    • Критики утверждали, что самоанализ невозможен, и что самоанализ может давать разные результаты в зависимости от предмета.
    • Опора структурализма на самоанализ в конечном итоге оказалась ненаучной.
  • Ранние корни психологии

    • Этот подход до сих пор используется в современных исследованиях нейробиологии; тем не менее, многие ученые критикуют использование самоанализа за его недостаточную объективность.
    • Подобно Вундту, Титченер использовал самоанализ , чтобы попытаться определить различные компоненты сознания; однако в его методе использовались очень строгие руководящие принципы для представления интроспективного анализа .
    • Опора на самоанализ , несмотря на жесткие руководящие принципы Титченера, подвергся критике за недостаточную надежность.
    • Критики утверждали, что самоанализ невозможен, и что самоанализ может дать разные результаты в зависимости от предмета.
    • Опора структурализма на самоанализ в конечном итоге оказалась ненаучной.
  • Когнитивное развитие в подростковом возрасте

    • Метапознание имеет отношение к социальному познанию и приводит к усилению самоанализа , самосознания и интеллектуализации.
    • Способность к самоанализу может привести к двум формам эгоцентризма или самофокусировки у подростков, что приводит к двум различным проблемам мышления: воображаемой аудитории (когда подросток считает, что все слушают его или ее) и личная басня (которая заставляет подростков чувствовать, что с ними никогда не может случиться ничего вредного).
  • Когнитивная психология

    • Он принимает использование научного метода и обычно отвергает самоанализ как действенный метод исследования, в отличие от феноменологических методов, таких как фрейдистский психоанализ.
  • История познания

    • Вундт считал, что научная психология должна сосредоточиться на самоанализе или анализе содержания собственного разума и опыта.
  • Общие сильные стороны и ограничения взглядов на черты характера

    • Для самооценки необходимо, чтобы человек был достаточно интроспективен , чтобы понимать свое собственное поведение.
  • Мозг и личность

    • Третий тип данных — это анкетные данные, которые включают сбор ответов на основе самоанализа индивидуума о своем поведении и чувствах.
  • Теории черт личности Олпорта, Кеттелла и Айзенка

    • Экспериментальные данные включают измерение реакций на стандартные экспериментальные ситуации, а данные анкеты включают сбор ответов, основанных на самоанализе человека о его или ее собственном поведении и чувствах.
  • Принятие решений

    • Субъектам в этих экспериментах не хватает интроспективного осведомленности об эвристике — то есть они отрицают, что привязка повлияла на их оценки.

Определение самоанализа в менеджменте, психологии.

Примеры самоанализа в следующих темах:

  • Ранние рамки: структурализм и функционализм

    • Подобно Вундту, основным инструментом, который Титченер использовал для определения различных компонентов сознания, был интроспекция .
    • Однако, в отличие от метода Вундта для интроспекции , у Титченера были очень строгие инструкции по составлению отчетов об интроспективном анализе .
    • Опора на самоанализ , несмотря на жесткие руководящие принципы Титченера, подвергся критике за недостаточную надежность.
    • Критики утверждали, что самоанализ невозможен, и что самоанализ может давать разные результаты в зависимости от предмета.
    • Опора структурализма на самоанализ в конечном итоге оказалась ненаучной.
  • Ранние корни психологии

    • Этот подход до сих пор используется в современных исследованиях нейробиологии; тем не менее, многие ученые критикуют использование самоанализа за его недостаточную объективность.
    • Подобно Вундту, Титченер использовал самоанализ , чтобы попытаться определить различные компоненты сознания; однако в его методе использовались очень строгие руководящие принципы для представления интроспективного анализа .
    • Опора на самоанализ , несмотря на жесткие руководящие принципы Титченера, подвергся критике за недостаточную надежность.
    • Критики утверждали, что самоанализ невозможен, и что самоанализ может дать разные результаты в зависимости от предмета.
    • Опора структурализма на самоанализ в конечном итоге оказалась ненаучной.
  • Оценка технологических потребностей организации

    • Все четыре стратегии вращаются вокруг сбора информации и самоанализа бизнес-операций и процессов.
    • Применение четырех стратегий сбора информации и самоанализа , которые позволяют эффективно оценивать технологические потребности в организации
  • Введение в способы познания

    • Академические дисциплины, как и отдельные люди, могут выиграть от самоанализа .
    • Изучение методологии и эпистемологии обеспечивает процесс, с помощью которого можно продолжить самоанализ экономики как академической дисциплины.
  • Когнитивное развитие в подростковом возрасте

    • Метапознание имеет отношение к социальному познанию и приводит к усилению самоанализа , самосознания и интеллектуализации.
    • Способность к самоанализу может привести к двум формам эгоцентризма или самофокусировки у подростков, что приводит к двум различным проблемам мышления: воображаемой аудитории (когда подросток считает, что все слушают его или ее) и личная басня (которая заставляет подростков чувствовать, что с ними никогда не может случиться ничего вредного).
  • Начало пути

    • Это позволяет продолжить самоанализ, и наблюдение.
  • Логика

    • Инстинкт, интуиция и самоанализ когда-то были очень важны, но не так часто рассматриваются как «наука» при поиске оправдания «знания» в западных индустриальных обществах.
  • История познания

    • Вундт считал, что научная психология должна сосредоточиться на самоанализе или анализе содержания собственного разума и опыта.
  • Учитывая культурные и межличностные различия

    • Если говорить более индивидуально, то упражнение в нескольких ключевых интроспективных навыках также может помочь уменьшить трение:
  • Когнитивная психология

    • Он принимает использование научного метода и обычно отвергает самоанализ как действенный метод исследования, в отличие от феноменологических методов, таких как фрейдистский психоанализ.

87 вопросов для саморефлексии [+ упражнения]

Вы когда-нибудь думали о своих мыслях или сомневались в своих умственных процессах?

Вы иногда находите время, чтобы прояснить свои ценности в момент сомнений или неуверенности?

Если вы ответили «да», вы не новичок в саморефлексии и самоанализе (термины, которые будут использоваться более или менее взаимозаменяемо в этой статье), важном психологическом упражнении, которое может помочь вам расти, развивать свой ум и извлекать ценность от ваших ошибок.

Прочтите, если хотите узнать значение саморефлексии и самоанализа, причины их важности, а также инструменты и методы для их самостоятельной практики.

Прежде чем вы продолжите, мы подумали, что вы могли бы бесплатно загрузить наши три упражнения на сострадание к себе. Эти подробные научно обоснованные упражнения не только помогут вам повысить сострадание и доброту, которые вы проявляете к себе, но также дадут вам инструменты, которые помогут вашим клиентам, студентам или сотрудникам проявлять больше сострадания к себе.

Что такое интроспекция? Определение

Интроспекцию можно практиковать как неформальный процесс рефлексии и как формальный экспериментальный подход, и оба имеют разные определения. Тем не менее, оба процесса могут быть предприняты любым, кто проявляет любопытство и решимость (Cherry, 2016).

Неформальный процесс размышления можно определить как изучение собственных внутренних мыслей и чувств и размышление о том, что они означают. Процесс может быть сосредоточен либо на текущем умственном опыте, либо на мысленных переживаниях из совсем недавнего прошлого.

Формальная экспериментальная техника является более объективной и стандартизированной версией этого, в которой люди учатся тщательно анализировать содержание своих собственных мыслей как можно более беспристрастно.

Первоначальная идея интроспекции была разработана Вильгельмом Вундтом в конце 1800-х годов (McLeod, 2008). Вундт сосредоточился на трех областях психического функционирования: мыслях, образах и чувствах. Работа Вундта в конечном итоге привела к текущей работе над процессами восприятия и созданию области когнитивной психологии.

В чем важность самоанализа?

Итак, почему интроспекция важна?

Исследователи показали, что мы думаем более чем 50 000 мыслей в день, из которых более половины отрицательны, а более 90% просто повторяются накануне (Wood, 2013).

Если вы не потратите время и силы, чтобы переориентировать свой ум на позитиве посредством самоанализа, вы не дадите себе возможности расти и развиваться.

Повышение нашей способности понимать себя и свои мотивы и узнавать больше о наших собственных ценностях помогает нам отвлечься от отвлекающих факторов нашей современной, динамичной жизни и вместо этого переориентировать на самореализацию (Wood, 2013).

Как важно делать все правильно

Размышление о себе и своем окружении — это здоровая и адаптивная практика, но к ней следует подходить с осторожностью — на самом деле, это неправильный способ.

Когда ваше внимание к самоанализу превратилось из преданности в навязчивую идею, вы зашли слишком далеко. Фактически, те, кто слишком далеко зашли в саморефлексию, могут в конечном итоге почувствовать еще больший стресс, депрессию и тревогу, чем когда-либо (Eurich, 2017).

Кроме того, нам слишком легко обмануть себя, думая, что мы нашли какое-то глубокое понимание, которое может быть, а может и нет.Мы на удивление хорошо умеем придумывать рациональные объяснения иррациональному поведению, которым мы занимаемся (Dahl, 2017).

Чтобы оставаться на правильном пути в своем саморефлексии, подумайте о том, чтобы задавать больше вопросов «что», чем вопросов «почему». Вопросы «Почему?» Могут выявить наши ограничения и вызвать негативные эмоции, а вопросы «что» помогают нам сохранять любопытство и сохранять позитивный настрой в отношении будущего (Eurich, 2017).

Помня об этом важном моменте, давайте перейдем к вопросам, упражнениям и рабочим листам, которые вы можете использовать для работы над собственной рефлексией.

70 вопросов для саморефлексии, которые стоит задать себе

Существует почти бесконечное количество вопросов, подсказок и идей, которые вы можете использовать, чтобы сделать перерыв на самоанализ. Некоторых из них можно спрашивать, отвечать и решать каждый день, в то время как другие лучше приберечь для случайного самоанализа.

Прочтите следующие три списка, чтобы получить некоторые идеи для интроспективных вопросов. Ответ на них может увести вас от ощущения, что вы не понимаете себя, к познанию себя как свои пять пальцев.

Эти 10 вопросов — отличные способы дать толчок саморефлексии (Woronko, n.d.):

  1. Разумно ли я трачу свое время?
  2. Принимаю ли я что-нибудь как должное?
  3. Я использую здоровую перспективу?
  4. Верен ли я себе?
  5. Я просыпаюсь утром и готов приступить к работе?
  6. Думаю ли я перед сном плохие мысли?
  7. Достаточно ли я стараюсь поддерживать отношения?
  8. Заботляюсь ли я о себе физически?
  9. Я позволяю тому, что выходит за рамки моего контроля, меня напрягать?
  10. Достигаю ли я целей, которые поставил перед собой?

Следующие 30 вопросов — это вопросы, которые вы можете задавать себе каждый день, чтобы лучше узнать себя (William, n.д.):

  1. Кто я на самом деле?
  2. Что меня больше всего беспокоит в будущем?
  3. Если бы это был последний день моей жизни, были бы у меня такие же планы на сегодня?
  4. Чего я на самом деле боюсь?
  5. Держусь ли я за то, что мне нужно отпустить?
  6. Если не сейчас, то когда?
  7. Что важнее всего в моей жизни?
  8. Что я делаю с самыми важными в моей жизни вещами?
  9. Почему я так важен?
  10. Сделал ли я за последнее время что-нибудь, о чем стоит вспомнить?
  11. Я сегодня кого-нибудь заставил улыбнуться?
  12. От чего я отказался?
  13. Когда я в последний раз раздвигал границы своей зоны комфорта?
  14. Если бы мне пришлось дать один совет новорожденному, что бы я дал?
  15. Какое маленькое проявление доброты я однажды проявил, чего я никогда не забуду?
  16. Как я буду жить, зная, что умру?
  17. Что мне нужно изменить в себе?
  18. Что важнее — любить или быть любимым?
  19. Скольким из моих друзей я бы доверил свою жизнь?
  20. Кто оказал наибольшее влияние на мою жизнь?
  21. Могу ли я нарушить закон, чтобы спасти любимого человека?
  22. Стал бы я украсть, чтобы накормить голодающего ребенка?
  23. Чего я больше всего хочу в жизни?
  24. Чего требует от меня жизнь?
  25. Что хуже: потерпеть неудачу или никогда не попытаться?
  26. Если я попытаюсь потерпеть неудачу, но добьюсь успеха, что я сделал?
  27. Что я хотел бы, чтобы другие вспоминали обо мне в конце моей жизни?
  28. Имеет ли значение, что обо мне думают другие?
  29. В какой степени я фактически контролировал ход своей жизни?
  30. Когда все будет сказано и сделано, что я скажу больше, чем я сделал?

Наконец, следующие 30 подсказок и вопросов — отличные способы использовать свой дневник (Тартаковский, 2014):

  1. Мой любимый способ провести день — это.. .
  2. Если бы я мог поговорить со своим подростком, я бы сказал одно. . .
  3. Два момента, которые я никогда не забуду в своей жизни. . . (Подробно опишите их и то, что делает их такими незабываемыми.)
  4. Составьте список из 30 вещей, которые вызывают у вас улыбку.
  5. «Напишите о моменте, пережитом вашим телом. Заниматься любовью, готовить завтрак, ходить на вечеринку, драться — все, что вы пережили или представляете для своего персонажа. Оставьте мысли и эмоции и позвольте всей информации передаваться через тело и чувства.”
  6. Слова, которыми я хочу жить. . .
  7. Я не мог представить себе жизнь без. . .
  8. Когда я испытываю боль — физическую или эмоциональную — самое доброе, что я могу сделать для себя, — это. . .
  9. Составьте список людей в вашей жизни, которые искренне вас поддерживают и которым вы можете искренне доверять. Затем найдите время, чтобы пообщаться с ними.
  10. Как для вас выглядит безусловная любовь?
  11. Что бы вы сделали, если бы любили себя безоговорочно? Как вы можете действовать в соответствии с этими вещами, даже если вы еще не можете любить себя безоговорочно?
  12. Я действительно хочу, чтобы другие знали это обо мне.. .
  13. Назовите то, что вам достаточно.
  14. Если бы мое тело могло говорить, оно бы говорило. . .
  15. Назовите милосердный способ, которым вы недавно поддержали друга. Затем запишите, как вы можете сделать то же самое для себя.
  16. Что вам нравится в жизни?
  17. Что всегда вызывает слезы на глазах? (Как сказал Пауло Коэльо: «Слезы — это слова, которые нужно написать».)
  18. Напишите о времени, когда ваша работа казалась вам реальной, необходимой и удовлетворяющей, независимо от того, была ли она оплачиваемой или неоплачиваемой, профессиональной или домашней, физической или умственной.
  19. Напишите о своей первой любви — будь то человек, место или вещь.
  20. Опишите себя 10 словами.
  21. Что вас больше всего удивило в вашей жизни или жизни в целом?
  22. Чему вы можете научиться на своих самых больших ошибках?
  23. Я чувствую себя наиболее возбужденным, когда. . .
  24. «Напишите список вопросов, на которые вам срочно нужны ответы».
  25. Составьте список всего, что вас вдохновляет — будь то книги, веб-сайты, цитаты, люди, картины, магазины или звезды в небе.
  26. Какую тему вам нужно узнать больше, чтобы жить более полноценной жизнью? (Затем продолжайте и узнавайте больше по этой теме.)
  27. Я чувствую себя счастливее всего в своей коже, когда. . .
  28. Составьте список всего, чему вы бы хотели отказать.
  29. Составьте список всего, на что вы хотите ответить «да».
  30. Напишите слова, которые вам нужно услышать.

10 упражнений, упражнений и техник для саморефлексии для взрослых и студентов

Помимо вопросов и подсказок, перечисленных выше, есть много упражнений и действий, которые могут открыть вам ценный самоанализ.

Например, пять упражнений для самоанализа, перечисленные ниже (Bates, 2012), — хороший способ начать саморефлексию. Они просты и легки в выполнении, но они могут познакомить вас с процессом для более глубокого размышления в будущем.

Упражнение для самопроверки 1

Подумайте, склонны ли вы анализировать людей или диагностировать их проблемы за них без их поддержки или просьбы.

Часто, когда у нас есть информация, которая помогла нам понять мир, мы хотим поделиться ею.Эта информация, когда она появляется без подсказки и передается другому человеку, иногда кажется не очень приятной. Им может казаться, что вы говорите им, что с ними что-то не так, с чем они не обязательно согласны.

Напомните себе, что эту информацию нужно запрашивать, а не предписывать вам, независимо от того, насколько достоверным вы себя чувствуете, чтобы передать ее (Bates, 2012).

Упражнение для самопроверки 2

Это хорошее упражнение, если вы склонны тратить много энергии, пытаясь понять, что вас расстраивает в действиях другого человека.Вы также можете потратить много энергии на размышления о том, как поговорить с этим человеком о том, что вас расстраивает.

Это не только сжигает много вашей энергии, но также может оказать непреднамеренное воздействие на человека, который вас расстроил. Когда вы делаете явный акцент или сосредотачиваетесь на том, что не так, когда разговариваете с кем-то, это означает, что вы недовольны и несчастны.

Обычно проблема, которая у вас есть, не в том, что вас ужасно расстраивает, а просто в раздражении или раздражении, так что эта мрачность и обреченность — не то послание, которое вы хотите донести.Это всего лишь один вопрос, требующий внимания, но он может показаться гораздо более серьезным и всеобъемлющим для человека, с которым вы планируете его обсудить.

Постарайтесь напомнить себе, что эта проблема, независимо от того, насколько она актуальна или важна для вас, — это не все ваши чувства. Сообщая эту информацию, помните, что человек, который любит вас, не хочет быть причиной вашего несчастья — не заставляйте его чувствовать ненужную боль в результате того несчастья, которое он вам причинил.

Когда вы поднимаете вопросы, сосредоточьтесь на общей картине, иначе вы рискуете превратить небольшую проблему в гораздо более широкую проблему (Bates, 2012).

Упражнение для самопроверки 3

Часто ли вы перебиваете людей или постоянно думаете о своих историях, чтобы поделиться ими, пока они говорят? Если вы похожи на многих социальных людей, ответ, вероятно, положительный.

Чтобы общаться с другими, мы должны немного поделиться с ними — ваши истории могут помочь вам найти общий язык с другими или сблизить вас с ними.Однако, если вы сосредоточены только на том, чтобы делиться своими историями, это может отвлечь вас от более важной цели разговора.

В нашем стремлении рассказать, пожалуйста, развлечь и поделиться, мы часто удаляемся из настоящего, уменьшая нашу способность быть чуткими и заинтересованными слушателями. Даже если мы проводим всю жизнь, пытаясь быть хорошими слушателями, иногда мы теряем практику сочувствия или отождествления с человеком, с которым разговариваем, или мы теряем возможность утешить или развлечь другого человека.

В следующий раз, когда вы поговорите с любимым человеком и обнаружите, что думаете об этом заранее, остановитесь на минутку и внимательно прислушайтесь. Не думайте о том, как вы можете лично отождествить себя с тем, о чем они говорят, и не ищите в своем банке памяти интересную собственную историю — просто слушайте.

Это полезный опыт — по-настоящему погрузиться в то, что говорит другой человек, как для вас, так и для другого человека (Bates, 2012).

Упражнение для самопроверки 4

Иногда, когда мы очень много работаем, чтобы делать хорошие дела, мы до некоторой степени успокаиваемся этим фактом и начинаем говорить об этом с другими.Это может быть здорово, поскольку позволяет нам владеть своими усилиями и своими действиями и тем самым признавать свою доброту по отношению к себе.

Но для этого упражнения подумайте, как бы вы себя чувствовали, если бы поступали хорошо, но только ради собственного знания. В следующий раз, когда вы сделаете что-то действительно замечательное, постарайтесь оставить это замечательное при себе и ни с кем не делиться.

Часто, когда человек хороший и любящий, ему не нужно никому рассказывать; это правда, которая сияет в их личности со всех сторон.В качестве эксперимента оставьте некоторые знания при себе, в качестве подарка вам (Bates, 2012).

Упражнение для самопроверки 5

Для этого упражнения вам нужно сделать только одно: подумать о том, чего вы не знаете.

Когда мы попадаем в комфортное место в нашей коже и в мире, мы теряем способность видеть вещи с другой точки зрения. Для нас все имеет смысл с нашей точки зрения, так что же нам еще знать?

Все, оказывается.

Этим мы хотим напомнить себе следующие факты: вы не можете знать или понимать все, и вы не судите, что правильно для другого человека.

Вы не можете ни читать мысли, ни знать, что ждет вас в будущем. Вы можете существовать только в один момент времени, и вы меняетесь каждый день.

Верьте, что иногда другие знают себя и свою жизнь лучше, чем вы когда-либо. Слушайте с осознанием того, что вы можете узнать что-то новое.

Будьте открыты к тому факту, что однажды вы можете совершенно по-другому относиться к чему-то, что, по вашему мнению, будет исправлено, — включая ваши точки преткновения, «неизменные», которые, как вы думали, были навсегда высечены в камне.Пусть то, что вы не знаете и не можете знать, будет утешением, а не чем-то, чего стоит бояться, потому что это означает, что все возможно (Bates, 2012).

После того, как вы освоитесь с этими упражнениями для самоанализа, следующие интроспективные упражнения станут отличным следующим шагом.

Утверждения

Создание аффирмаций — полезный способ очистить разум и взглянуть на вещи в перспективе. Утверждения можно определить как положительные фразы или утверждения, используемые для того, чтобы бросить вызов негативным или бесполезным мыслям.

Для этого упражнения напишите список из не менее 50 утверждений. Они должны касаться того, что вы хотите принять, улучшить и достичь в своей жизни.

Следуйте этим инструкциям при составлении и практике аффирмаций:

  1. Напишите утверждения в настоящем времени и обязательно используйте слово «я» во всех утверждениях;
  2. Сосредоточьтесь на происходящих сейчас вещах, которые приведут к вашему успеху в будущем. У вас могут возникать негативные мысли, но сделайте все возможное, чтобы избавиться от негативных мыслей и заменить их позитивным мышлением;
  3. Повторяйте свои утверждения вслух, чтобы перепрограммировать свой разум более позитивными мыслями.

Выполнение этих шагов может помочь вам открыть себя для позитивного в своей жизни и предпринять шаги, которые приведут вас в желаемое будущее (Holothink, n.d.).

Упражнение для подсознания

В этом упражнении вы погрузитесь в свое подсознание. Не волнуйтесь, это не так больно и страшно, как кажется!

Ваше подсознание — это место, где хранится ваша самооценка. Все ваши взгляды, опыт, убеждения и ценности хранятся глубоко в вашем подсознании, управляя вашим поведением и формируя основу того, кто вы есть.

Мы не часто уделяем время тому, чтобы думать о себе на этом уровне. Итак, в этом упражнении найдите время и приложите согласованные усилия, чтобы подумать о своих отношениях, опыте, убеждениях и ценностях. Может потребоваться несколько сеансов саморефлексии, чтобы по-настоящему раскрыть свои основные убеждения, но усилия, необходимые для того, чтобы узнать о себе, того стоят.

Размышление об этом ключевом компоненте себя поможет вам обрести большее самосознание. Подобно медитации, она поможет вам достичь нового, более высокого уровня сознания и может просто помочь вам найти ценную информацию и ответы о себе и своих убеждениях (Holothink, прим.д.).

Упражнение по визуализации

Это упражнение дает вам возможность проявить свой творческий потенциал.

Создайте коробку, доску визуализации или другой носитель для хранения и демонстрации того, кто вы есть, и каковы ваши надежды и мечты на будущее. Вы можете создать или украсить свою коробку или доску, как вам нравится. Используйте то, что, по вашему мнению, представляет собой и что важно для вас.

Поместите картинки, слова, рисунки, стихи или небольшие предметы личного значения на доску или в коробку.Чем больше подробностей вы укажете, тем лучше.

Конечный результат — визуальное представление себя и того, что вы любите. Возвращайтесь к коробке или доске, когда вы сталкиваетесь с дилеммой или пытаетесь придумать лучший курс действий, и черпайте из этого визуального представления себя, чтобы помочь вам принимать решения (Holothink, без даты).

В этом упражнении не стесняйтесь применить свое воображение с пользой — когда дело доходит до визуализации, нет предела.

Вопросы о себе

Это упражнение простое, но это не значит, что оно легкое.Все, что вам нужно сделать, это задать себе несколько вопросов.

Задайте себе вопросы о себе. Запишите вопросы, затем запишите свои ответы на вопросы. Спросите себя о своем прошлом, настоящем и будущем и составьте ответы на вопросы, которые будут для вас позитивными, проницательными и мотивирующими.

Не беспокойтесь о «правильных» ответах — правильных ответов нет, и ваши ответы, вероятно, со временем изменятся. И будьте настолько изобретательны, насколько хотите, с вопросами и ответами, поскольку никому, кроме вас, не нужно отвечать или читать их.

Обязательно структурируйте свои вопросы, чтобы включить подробности о своих надеждах и мечтах. Чем более подробны ваши вопросы и ответы, тем больше у вас возможностей погрузиться в ценную саморефлексию (Holothink, n.d.).

Пишите и размышляйте

Ведение журнала отлично по многим причинам, и его можно использовать в нескольких приложениях для самоанализа.

Для этого упражнения возьмите дневник, дневник или записную книжку с большим количеством страниц для записей.

Каждый день записывайте в дневник три вещи:

  1. По крайней мере, одна положительная вещь, которая произошла с вами или вокруг вас сегодня;
  2. Вопрос для себя (вы можете использовать один из вопросов из предыдущего упражнения, вопрос из списков, которые мы рассмотрели ранее, или что-то совершенно новое), но пока не отвечайте на него;
  3. Размышление о вопросе, который вы написали для себя накануне, и ответ на него.

Следуя этим шагам, вы напишете только первые два компонента в первый день, но после этого будете писать три компонента каждый день (Holothink, n.d.).

4 Рабочие листы и инструменты для саморефлексии

Помимо вопросов, подсказок, письменных идей и упражнений, включенных выше, вот несколько рабочих листов и инструментов, которые помогут вам начать самоанализ.

Рабочий лист самосознания

Этот рабочий лист представляет собой кладезь упражнений и идей, которые помогут вам подумать о себе, включая свои таланты, качества, ценности и представления.

Цель этого рабочего листа — помочь вам узнать и понять:

  • Ваши убеждения и принципы;
  • Что вы цените и что важно для вас;
  • Что вас мотивирует;
  • Собственные эмоции;
  • Образцы вашего мышления;
  • Ваша склонность реагировать на определенные ситуации;
  • Чего ты хочешь от жизни.

Этот рабочий лист состоит из нескольких разделов, каждый из которых содержит собственный набор вопросов и подсказок:

— Таланты
  • Каковы ваши самые большие таланты или навыки?
  • Какой из ваших талантов или навыков вызывает у вас наибольшее чувство гордости или удовлетворения?
— Характеристики / качества
  • Каковы ваши пять самых сильных сторон?
  • В чем вы считаете две свои самые большие слабости?
  • Какие качества или черты характера вы больше всего цените в людях?
— Значения
  • Какие десять вещей для вас действительно важны?
  • Какие три вещи для вас самые важные?
  • Какие ценности вам ближе всего к сердцу?
Восприятие
  • Чем «публичное я» отличается от «частного я»?
  • Что вы хотите, чтобы люди думали и говорили о вас?
  • Что важнее — нравиться другим или быть собой? Почему?
— Достижения
  • Какими тремя вещами вы больше всего гордитесь в своей жизни на сегодняшний день?
  • Чего вы надеетесь достичь в жизни?
  • Если бы вы могли выполнить только одно перед смертью, что бы это было?
— Отражение
  • Что вас представляет (например,г., песня, животное, цветок, стихотворение, символ, украшение и т. д.)? Почему?
  • Что бы вы хотели изменить в себе больше всего?
  • Перечислите три вещи, которыми вы являетесь.
— Закончить приговор

В последнем разделе вам будет показано несколько запросов для завершения:

  • Я стараюсь, когда. . .
  • Я борюсь когда. . .
  • Мне комфортно когда. . .
  • Я чувствую стресс когда. . .
  • Я храбрый когда.. .
  • Одна из самых важных вещей, которые я узнал, была. . .
  • Я упустил отличную возможность, когда. . .
  • Одно из моих любимых воспоминаний. . .
  • Мои самые трудные решения связаны. . .
  • Быть собой сложно, потому что. . .
  • Я могу быть собой, когда. . .
  • Хотел бы я быть больше. . .
  • Хотел бы я. . .
  • Хотел бы я регулярно. . .
  • Хотел бы я. . .
  • Хотел бы я знать. . .
  • Хотел бы я пощупать. . .
  • Хотел бы я видеть. . .
  • Хотел бы я подумать. . .
  • Жизнь должна быть примерно. . .
  • Я собираюсь жить своей жизнью. . .

Когда вы закончите этот рабочий лист, у вас должно быть много понимания того, кто вы на самом деле и что для вас наиболее важно. Используйте свои ответы, чтобы принять решение о том, к каким целям вы хотите стремиться, что вы хотели бы делать в будущем и какие шаги предпринять дальше.

Вы можете просмотреть, загрузить или распечатать этот рабочий лист для себя.

Инструмент 1: Персона

Перед тем, как перейти к карте эмпатии ниже, сначала создайте «образ» или четкое характерное представление вашего настоящего «я», своего идеального «я» и своего «должного» я ​​(Kos, n.d.).

Чтобы создать этот образ, вам нужно будет тщательно проанализировать, кто вы, кем вы хотите стать, и какие социальные ожидания связаны с вашими чувствами и поведением в различных ситуациях.

Ответы на подобные вопросы помогут вам определить эти три важных «я»:

  1. Почему я хочу стать [введите важную для вас характеристику] ? Кто в моей жизни был или есть таким?
  2. Кем бы я гордился, если бы я был [введите важную для вас характеристику] ? Почему?
  3. Как мои чувства в определенных ситуациях связаны с моим настоящим, идеальным и должным образом?
  4. Я заставляю себя быть тем, кем на самом деле не являюсь?
  5. Являюсь ли я тем, кем являюсь, не только потому, что этого от меня ожидают другие?

Ответьте на эти вопросы, чтобы получить представление о том, кто вы, кем хотите быть и кем, по вашему мнению, вы должны быть.Как только эта подготовка будет завершена, переходите к созданию карты эмпатии.

Инструмент 2: Карта эмпатии

Карта эмпатии может помочь вам участвовать в ценном и информативном процессе саморефлексии, используя все ваши чувства, чтобы помочь вам определить свои потребности и расхождения между тем, что вы говорите, и тем, что вы делаете (Kos, n.d.). Не волнуйтесь — у всех нас нет связи между тем, что мы говорим, и тем, что мы делаем.

Это упражнение поможет вам выяснить, где у вас эти разногласия и как лучше всего их решить, чтобы стать тем человеком, которым вы хотите быть.

Чтобы создать карту эмпатии, просто нарисуйте четыре квадранта на листе бумаги. Каждый квадрант представляет собой отдельный аспект вас самих:

  • Видя;
  • Делает;
  • мышление;
  • Чувство.

Затем рассмотрите ситуацию, которая вызывает в вас определенные сильные эмоции, например, ссору с супругом или другим человеком. В каждом квадранте запишите соответствующие аспекты каждой точки зрения.

Например, для сценария боя можно записать что-то вроде следующего:

  • Видение: что вы видели в данной ситуации?
  • Делает: Какие действия вы совершали и какое поведение замечали в себе? Какую модель поведения вы можете определить?
  • Размышление: О чем вы думали в той ситуации? Что это говорит вам о ваших убеждениях?
  • Чувство: Какие эмоции вы испытывали? Почему? О какой прошлой ситуации они вам больше всего напоминают?

На обратной стороне листа бумаги, на другом листе бумаги или рядом с вашими четырьмя квадрантами создайте пятый раздел.Здесь вы запишите свои мысли и идеи на основе вашей карты эмпатии.

Следующие вопросы помогут вам в процессе самоанализа, пока вы работаете над картой:

  • Как ситуация связана с вашими страхами и надеждами? Чего ты боишься? Какие у тебя надежды? Какие из ваших потребностей удовлетворяются или не удовлетворяются в этой ситуации?
  • В какой среде вы столкнулись с ситуацией? Что вам запомнилось из окружающей среды? Как вы оказались в этой среде и почему? На чем было сосредоточено ваше зрение?
  • Что вас больше всего ранит в этой ситуации или что заставляет вас чувствовать себя хорошо в этой ситуации?
  • Какие отзывы вы получили от своего окружения или других людей?
  • Какие плюсы в ситуации? Что вы можете узнать о себе, других и мире, испытав такую ​​ситуацию?

Отвечая на эти вопросы, постарайтесь не стать жертвой когнитивных искажений или усиления негативных чувств.Погрузитесь глубже и определите, почему вы так себя чувствуете. Наблюдайте, но не судите (Кос, без даты).

Инструмент 3: Диаграмма удовлетворенности жизнью

График удовлетворенности жизнью — отличный способ оценить, насколько хорошо вы достигаете своих целей и реализуете свои надежды на будущее. Вы можете периодически заполнять эту таблицу, чтобы отслеживать свой прогресс в достижении поставленных целей и видеть, что нужно пересмотреть, улучшить, сократить или исключить, чтобы помочь вам в их достижении.

Нарисуйте шкалу от 1 (совершенно не удовлетворен) до 10 (очень доволен) по горизонтали и перечислите следующие десять сфер жизни по вертикали:

  • Вы;
  • Здоровье;
  • Отношения;
  • Деньги;
  • Карьера;
  • эмоций;
  • компетенций;
  • Fun;
  • Духовность;
  • Технологии.

Оцените свою удовлетворенность в каждой из 10 областей, используя созданную вами шкалу.

Затем еще раз взгляните на все области, в которых вы удовлетворены лишь частично (где вы использовали оценку от 4 до 7). Может быть трудно эффективно размышлять, когда у вас нет четкого представления о том, удовлетворены ли вы конкретной областью или нет.

Вернитесь через эти «в некоторой степени удовлетворенные» области и снова оцените свое удовлетворение, но используйте только оценки от 1 до 3 или от 8 до 10.Ограничение вариантов до «очень доволен» или «не очень доволен» поможет вам сделать более решительное суждение о вашей удовлетворенности в каждой области.

Выделите каждый раздел с рейтингом 1, 2 или 3 красным цветом и выделите каждый раздел с рейтингом 8, 9 или 10 зеленым. Наконец, по всем десяти сферам жизни спросите себя: почему вы так оценили каждую область? Что бы заставило вас изменить свой рейтинг?

Повторите это упражнение столько раз, сколько захотите, чтобы отслеживать свое удовлетворение тем, как складывается ваша жизнь (Kos, n.д.).

3 лучшие книги по саморефлексии и самоанализу

Существует множество книг по саморефлексии, самосознанию и самоанализу, но мы рекомендуем книги ниже как ресурсы, которые помогут вам начать свой путь.

1.

Ставьте под вопрос свою жизнь: саморефлексия Найкана и трансформация наших историй — Грегг Крех

Эта книга познакомит читателя с Найканом, методом тихой саморефлексии, зародившимся в Японии.

Подобно физическим сумкам, которые мы носим, ​​когда отправляемся в путешествие, в наших сердцах и разуме достаточно места, но вместо того, чтобы нести багаж, они несут истории. Некоторые истории наполняют нашу жизнь и помогают понять самих себя, в то время как другие не служат цели и могут нас угнетать.

В этой книге Крех проведет читателя через несколько ярких примеров людей, у которых в результате тихой саморефлексии произошла важная перемена взглядов или мыслей, включая женщину, которая ненавидела свою мать, мужчину, отчужденного от своего отца, беременная женщина, сбитая поездом, пара, которая боролась со своим браком, и раввин, который пренебрег своей обувью.

Прочтите эту книгу, чтобы увидеть мир по-другому и найти лучший путь вперед.

Вы можете найти на Amazon.

2.

Присутствие: Книга ежедневных размышлений — Дэвид Кундц

Эта простая книга поможет читателю создать более мирную, полезную и пробужденную жизнь.

Присутствие может быть определено как:

  • Уделять все внимание тому, что сейчас происходит;
  • Оставаться в моменте;
  • Наблюдать за тем, что есть, без критики и осуждения;
  • Имея уравновешенную заботу о вещах именно такими, какие они есть;
  • Принятие любого опыта;
  • Бодрствующее участие в текущей жизни.

Вы можете использовать эту книгу как напоминание, чтобы быть более активным в любое время года и в любое время года. Книга черпает вдохновение у поэтов, ученых, духовных учителей, детей, бабочек и больших городов и учит принимать каждый день как день, полный возможностей и потенциальных сюрпризов.

Вы можете найти на Amazon.

3.

52 недели саморефлексии — Эрика Р. Докинз

Эта простая, но мощная книга проведет читателя через год саморефлексии через письмо.Каждую неделю книга будет знакомить вас с новой темой, над которой вы будете размышлять сразу или включить в свою жизнь и размышлять в конце недели.

Вы можете использовать эту книгу, чтобы помочь вам в саморефлексии. Независимо от вашей цели, это руководство поможет вам очистить голову, увидеть мир с новой точки зрения и лучше понять себя.

Вы можете найти на Amazon.

Сообщение о возвращении домой

В этой статье мы определили самоанализ, описали важность саморефлексии (особенно здоровой саморефлексии) и предоставили множество примеров упражнений, заданий и рабочих листов, которые помогут вам лучше понять себя.

Имейте в виду, что саморефлексия — это сугубо личный процесс. Если вы найдете другие занятия, которые вам больше подходят, не стесняйтесь сосредоточиться на них, но мы будем рады, если вы вернетесь сюда и поделитесь с нами тем, что работает.

Есть ли у вас какие-нибудь другие техники саморефлексии, которые вам нравятся? Как вы думаете, насколько важен самоанализ для обычного человека или для вас самих? Дайте нам знать об этом в комментариях.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши три упражнения на сочувствие к себе бесплатно.

  • Бейтс, С. М. (11 ноября 2012 г.). Проверьте себя: упражнение на саморефлексию. Привет, хихикает. Получено с https://hellogiggles.com/fashion/check-yo-self-an-exercise-in-self-reflection/
  • .
  • Черри, К. (2016, 14 июня). Что такое интроспекция? Экспериментальная техника Вундта. Очень хорошо. Получено с https://www.verywell.com/what-is-introspection-2795252
  • Даль, М. (2017). Иногда «самоанализ» — это просто выдумывание вещей. Наука о нас. Получено с http://nymag.com/scienceofus/2017/03/sometimes-introspection-is-you-just-making-stuff-up.html
  • Эйрих, Т. (2017). Правильный способ быть интроспективным (да, есть неправильный способ). TED. Получено с https://ideas.ted.com/the-right-way-to-be-introspective-yes-theres-a-wrong-way/
  • .
  • Holothink. (нет данных). Искусство саморефлексии — 5 упражнений, чтобы обрести покой в ​​своей жизни. Holothink.org. Получено с https: // holothink.org / the-art-of-self-Reflection-% E2% 80% 93-5 -ercise-to-find-Peace-in-your-life /
  • Кос, Б. (нет данных). Инструменты, которые помогут вам в саморефлексии. Agile Lean Life. Получено с https://agileleanlife.com/tools-to-help-you-with-self-reflection/
  • Маклеод, С. (2008). Вильгельм Вундт. Просто психология. Получено с https://www.simplypsychology.org/wundt.html
  • Тартаковский, М. (2014). 30 дневниковых подсказок для саморефлексии и самопознания. Psych Central. Получено с https://psychcentral.com/blog/archives/2014/09/27/30-journaling-prompts-for-self-reflection-and-self-discovery/
  • .
  • Уильям, Д. К. (нет данных). 30 наводящих на размышления вопросов, которые вы должны задавать себе каждый день. Лайфхак. Получено с http://www.lifehack.org/articles/communication/30-ought-provoking-questions-you-should-ask-yourself-every-day.html
  • .
  • Вуд, К. (2013). Утраченное искусство самоанализа: почему вы должны овладеть собой. Достаточно эксперта. Получено с http://expertenough.com/2990/the-lost-art-of-introspection-why-you-must-master-yourself
  • Воронко М. (нет данных). Сила саморефлексии: десять вопросов, которые вы должны задать себе. Лайфхак. Получено с http://www.lifehack.org/articles/communication/the-power-self-reflection-ten-questions-you-should-ask-yourself.html
  • .

Статья об интроспекции по The Free Dictionary

наблюдение, объектом которого является психическое состояние и активность наблюдающего субъекта.Самоанализ развивается по мере развития ума младенца, следуя курсу, аналогичному развитию внешнего восприятия, то есть происходит переход от невербального, бессмысленного самоанализа к вербальному, значимому, объективному самоанализу, что означает обобщение внутренних форм умственной деятельности. Это проявляется в переходе к новому способу регулирования внутренних форм психической деятельности, к овладению собственным поведением (Л. С. Выготский). Методологически психология сталкивается с вопросом, какую функцию или форму интроспекции можно использовать, не нарушая научный характер исследования.

Задолго до того, как она стала предметом дискуссий в экспериментальной психологии, проблема интроспекции рассматривалась философией. В концепции «аналитического самоанализа», предложенной В. Вундтом и Э. Титченером, собственно интроспекция как наблюдение, происходящее в условиях психологического эксперимента и удовлетворяющее основным принципам научного метода, противопоставлялась «внутреннему восприятию». что происходит в естественных условиях (W. Wundt, 1888).Самоанализ наблюдателя с наивной, банальной ориентацией противопоставлялся наблюдению наблюдателя с особой, «психологической» ориентацией («интроспекция» в узком смысле; Titchener, 1912), что делало возможным прямое восприятие опыта в его понимании. психологическая реальность. Из-за сенсационности и атомизма концепции Вундта-Титченера признается только то, что может быть описано в терминах основных элементов сознания (восприятий, идей, чувств) и их атрибутов (качества, интенсивности, продолжительности и протяженности). быть психологически реальным.Согласно Титченеру, все, что не вписывается в эту жесткую схему, должно быть исключено из интроспективного описания как «стимул-ошибка».

Кризис аналитического самоанализа стал заметен после работы вюрцбургской школы. Однако принципы аналитического самоанализа были подвергнуты подлинному пересмотру со стороны гештальтпсихологии, которая утверждала, что целое не состоит из суммы своих «элементов», которые могут быть получены посредством изоляции (Wertheimer, 1912).Следовательно, «протоэлементы», до которых сводится наблюдаемый опыт в аналитическом самоанализе, не являются реальными «частями» опыта, рассматриваемого как единое целое. Следовательно, необходимо заменить «аналитическую» ориентацию наблюдателя на естественную «феноменологическую», предполагающую свободное, непредвзятое описание характера опыта во всем богатстве и специфичности средств, с помощью которых он раскрывается. наблюдателю.

В целом интроспекцию нельзя признать самостоятельным методом в психологии.Он просто снабжает исследователя «сырым» эмпирическим материалом, в котором объект исследования представлен в косвенной форме, всегда требующей особого толкования.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Кравков С.В. Самонаблюдение. Москва, 1922.
Коффка К. Самонаблюдение и метод психологии. В сборнике Проблемы современной психологии , т. 2. Ленинград, 1926.
Волошинов В.Н. Фрейдизм. Москва-Ленинград, 1927.
Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. Москва, 1959. Стр. 164–84.
Eisler, R. Wörterbuch der Философский Бегриф , 4-е изд., Т. 3. Берлин, 1930.
Титченер, Э. Б. «Схема интроспекции». Американский журнал психологии , 1912, т. 23, нет. 4.
Boring, E.G. «История самоанализа». Психологический бюллетень , 1953, т. 50, нет. 3.

Большая Советская Энциклопедия, 3-е издание (1970-1979). © 2010 The Gale Group, Inc.Все права защищены.

(PDF) Самоанализ: история концепции

и самонаблюдение, но, в отличие от своих предшественников, полностью отвергает последнее. Вместо этого он выступал за контроль условий

внутреннего восприятия, чтобы приблизиться к условиям внешнего восприятия

. Это может быть достигнуто в лаборатории с помощью таких мер, как повторяющееся предъявление

относительно простых стимулов и требование, чтобы реакции

были немедленными и автоматическими.Однако соблюдение этих условий

обязательно ограничит сферу экспериментальной

психологии (и действительного самоанализа) исследованием

«элементарных» психологических событий, в основном в области

времени ощущения и реакции.

В начале двадцатого века эти ограничения

были отвергнуты новым поколением экспериментальных психологов

, которые значительно расширили сферу экспериментальной интроспекции до

, что позволило исследовать более сложные психологические

процессы, такие как мышление и решение проблем.Теперь считалось, что надежность результатов

зависит от принятия определенных позиций

во время самоанализа. Но не было единого мнения по поводу

природы этих взглядов. Э. Титченер (см. Структурализм),

, главный представитель экспериментальной интроспекции, потребовал, чтобы интроспективные описания

были в терминах простых, неподатливых

единиц и должны абстрагироваться от любого значения, которое может иметь стимул

.В Европе члены Вюрцбургской школы

(см. Хамфри, 1951) подчеркивали важность очищения ума от предубеждений при самоанализе

(требования Титченера были яркими примерами таких предубеждений

). Позже гештальт-психологи расширили этот подход, основанный на феноменах

, настаивая на том, что восприятие

должно быть описано точно так, как оно проявляется в повседневной жизни, то есть

в терминах взаимосвязанных, значимых паттернов.

Исследования Вюрцбургской школы подняли

вопрос нового типа: какова взаимосвязь между сознательным

переживанием интроспектора и словесным отчетом, который он или она

делает об этом переживании? В эмпирической традиции

всегда предполагалось, что отношение было одним из описаний,

в принципе не отличным от описания объектов

, воспринимаемых как находящиеся вне нас самих.Однако теперь

оказалось, что некоторые из словесных отчетов в интроспекционных экспериментах

нельзя рассматривать как описания внутренних

состояний, они были гораздо больше похожи на «выражения» этих состояний,

например, когда кто-то сообщает о чувствах. : «О нет, только не то!»

Немецкий термин для этого — Kundgabe, который имеет коннотации

вещание и провозглашение. Это различие указывает на

признание коммуникативных особенностей интроспективных

отчетов.Также было высказано предположение, что результат обработки интроспективных отчетов

исключительно как описания ментальных событий, скорее всего,

будет ложным интеллектуальным описанием таких событий.

Бихевиоризм и его последствия

Различное отношение к практике экспериментальной интроспекции

привело к разным результатам в разных лабораториях. Титченер

утверждал, что сенсорные образы всегда можно обнаружить в любой мыслительной деятельности

, но это оспаривалось Вюрцбургской школой,

Бине во Франции и другими.Это стало известно как

«спор мыслей без изображений». Ситуации, в которых результаты

из одной лаборатории расходятся с результатами из других

лабораторий, далеко не неизвестны в истории науки.

Однако «спор о безобразном мышлении» приобрел особое значение

, потому что его существование было использовано в качестве доказательства бесполезности самоанализа

новым движением в американской психологии

, а именно «бихевиоризмом».’

Ранние бихевиористы, такие как Дж.Б. Уотсон, считали самоанализ

полностью надуманным, в то время как другие, такие как К.С. Лэшли,

, признал, что это может служить «подсказкой для физиологических проблем».

Конечно, никакая научная гипотеза никогда не может быть подтверждена средствами интроспекции. Но в ретроспективе кажется, что

бихевиористы сделали необоснованные выводы из практических

трудностей интроспекции. (Маккензи, 1977; Хау, 1991).

Здесь действовали как прагматические, так и метафизические соображения.

С прагматической точки зрения казалось целесообразным отказаться от практики

, которая никогда не дала бы того знания, к которому все больше стремилась наука

психологии, т. Е. Знания, которое

было бы полезно при решении практических психологических проблем

лема в крупном масштабе. Метафизически бихевиористы были

привержены исключению разума из категории

вещей, которые могут иметь последствия в реальном мире.Следовательно, исследование психических событий

было бессмысленным.

Бихевиоризм оказался более успешным в опорочении интроспекции, чем в предложении альтернативного объяснения того, что на самом деле

произошло, когда кто-то утверждал, что занимается интроспекцией. Его

попытки сделать это обычно включали предположения о существовании тонких физических процессов, таких как подсознательные движения голосовых связок и другие, пока еще необнаруживаемые примеры «скрытого» поведения.Именно эти, а не ментальные

состояния якобы привели к интроспективным отчетам.

Бихевиоризм фактически принял исходную философскую

аналогию между внутренним и внешним наблюдением. Он отличался

от тех, кого он называл «интроспекционистами», только тем, что

было объектом внутреннего наблюдения.

Критика интроспекции бихевиористами

содержала сильный риторический элемент, который привел к созданию

исторических легенд.Одной из таких легенд была категория

«интроспективной психологии», которая включала в себя добихевиористскую и

антибихевиористскую психологию в целом. Это стерло существенные различия

, существовавшие среди тех, кто

не был готов объявить вне закона все формы самоанализа. Никто из них

не охарактеризовал себя как «интроспекционистов», и все

часто критиковали многие формы интроспекции.

Споры о природе интроспекции достигли своего апогея

в первой четверти двадцатого века и продолжились

, за которым последовал период, в течение которого эта тема обычно

рассматривалась как закрытая глава в истории психологии.

Испытуемых в психологических экспериментах можно было спросить

о причинах их ответов, но их ответы

трактовались как «устные отчеты», форма открытого поведения, а не

описание внутренних психических событий. Теоретические дискуссии

о природе интроспекции в основном ограничивались

профессиональными философами, начиная с Рассела, Виттгена

Стейна и Райла, и практически не влияли на научную психологию.Единственным исключением был бихевиорист последних дней BF

Скиннер (1953), который продолжал рассматривать интроспективные отчеты

как результат различных форм скрытого поведения, но также добавил

возможность того, что иногда они могут быть не более чем утверждением.

человеком, выполнившим конкретную различительную задачу

. Разочаровывающие свидетельства в области «скрытого поведения»

, а также ненаучное умножение весьма спекулятивных гипотез

в конечном итоге лишили бихевиористскую позицию ее ранней правдоподобности.

Самоанализ: история концепции 703

Что такое интроспекция? Все, что вам нужно знать

Опубликовано 8 июня 2021 г. и обновлено 12 августа 2021 г.

Вы знаете этот голосок в вашей голове, который всегда кричит на вас, когда что-то в вашей жизни просто , не так ли ? Обычно мы топим это дерьмо и просто продолжаем весело проводить время. Но небольшая вещь, называемая самоанализом, заключается в том, чтобы погрузиться в эти мысли и активно их выслушивать! Прямо сейчас вы можете подумать: «Что такое интроспекция?» и мы здесь, чтобы дать вам этот ответ, а также некоторые инструменты, чтобы начать его практиковать.Так что будьте готовы погрузиться в свои мысли и чувства, потому что мы собираемся помочь вам обрести это прекрасное самопознание!

Что такое интроспекция в психологии?

Самоанализ — это в основном метод исследования или наблюдения за своими умственными и эмоциональными процессами. Возможно, вы слышали, как люди называют это «душераздирающим», «самоанализом» или «самоанализом», но это почти одно и то же! Психотерапевт доктор Кортни Трейси дает нам точное определение в недавнем выпуске подкаста Truth Doctor Podcast .

«Самоанализ — это поиск себя, изучение самого себя и осознание того, что то, что вы ищете, когда размышляете, — то, что вы ищете, когда исследуете себя, — это понимание», — говорит она. «Вы хотите понять себя. В ваши мысли, ваше тело, ваши эмоции, ситуацию, в которой вы оказались, вещи, которые произошли в вашем прошлом, вещи, которые вы хотите, чтобы произошло в вашем будущем ».

Как практиковать самоанализ

Если вы все еще задаетесь вопросом: «Как мне вообще практиковать самоанализ?» мы вас позаботимся — САМОЕ БОЛЬШОЕ — это задавать вопросы! Задайте себе вопросы о своем прошлом, настоящем, будущем, о своей личности и своем выборе, а также о том, что вы на самом деле чувствуете.Задайте себе эти вопросы и действительно найдите время, чтобы посидеть с ответами. Что они имеют в виду? Вы этого хотите для себя? Как можно сделать это лучше?

«Выясни, кто ты, если не отвлекаешься от внешнего мира. А также то, кем вы являетесь, когда не отвлекаются когнитивные системы, которые вы создали в своем уме, — объясняет доктор Трейси. «Эти мыслительные процессы, которые помогают вам в течение дня, с момента пробуждения до момента, когда вы ложитесь спать.Выясните, что говорит вам ваше тело ».

После того, как вы поймете, что вам говорит ваше тело, приходит важность прислушиваться к нему. Вы должны по-настоящему верить в решение, которое вы для себя придумали, и быть позитивным и мотивирующим по отношению к себе, пока вы найдете этот путь! Давайте посмотрим, как это сделать.

Различные формы самоанализа

Когда вы пытаетесь практиковать самоанализ, важно держаться подальше от размышлений о себе .Но это легче сказать, чем сделать, потому что постоянно думать о своих мыслях, эмоциях и воспоминаниях может быть сложно, если вы боретесь с депрессией и негативным внутренним диалогом! Вы застряли на том, что хотите изменить, и не видите конца пути. Самоанализ — это рефлексия «я» , — вы активно ищете решение своих проблем и стремитесь найти пути их решения, одновременно относясь к себе с состраданием и оставляя суждения позади!

Его можно практиковать посредством осознанности или других видов медитации, которые помогают вам сосредоточиться на настоящем моменте посредством дыхания или связи со своими чувствами.Вы также можете записать все это и поразмышлять с помощью дневника! Специалист в области психического здоровья также может помочь вам в этом процессе, особенно если вы склонны испытывать негативные чувства. Как бы вы ни находили свой путь к этому, это самосознание поможет вам войти в контакт со своим внутренним «я» и жить той жизнью, которой вы действительно хотите жить.

Некоторые преимущества самоанализа:

  • Узнавайте больше о себе, о том, что у вас хорошо получается и что вы хотите улучшить.
  • Признание различных проблем и способность управлять своей реакцией на них.
  • Обретение благодарности за то, через что вы прошли, и за ситуацию, в которой вы сейчас находитесь.

Запросы ведения журнала

Если у вас возникли проблемы с началом работы, ничего страшного! Доктор Трейси придумала несколько подсказок для ведения дневника, которые могут заставить эти интроспективные соки течь и помочь вам думать о вещах, которые заставляют вас чувствовать себя лучше.Итак, возьми ручку и лист бумаги и приступай к самоанализу, детка!

Расскажите нам историю своего дня, не описывая свои мысли или чувства, просто используя ощущения своего тела.

Я наиболее спокоен, когда _______.

Что я держусь, что больше не служит мне?

Как я?

«Я надеюсь, что кто-нибудь воспользуется возможностью, чтобы спросить вас, как у вас дела, и прислушается», — добавляет д-р.Трейси. «И чтобы сделать еще один шаг, мне интересно, понимаете ли вы, что можете быть этим человеком. Вы можете спросить себя, как у вас дела, и услышать ответ ».

Чтобы узнать больше об интроспекции, послушайте «No B.S. Разрушение: самоанализ »в подкасте Truth Doctor !

Подробнее: Фармакофобия: что значит бояться приема лекарств, 8 признаков токсической мужественности

Разница между самоанализом и ретроспекцией

Автор: Admin

Самоанализ и ретроспекция

Самоанализ и ретроспекция — это два разных процесса, в которых анализ играет значительную роль, и разница между ними находится в фокусе анализа.Самоанализ и ретроспекцию следует рассматривать как два сознательных процесса, совершаемых человеком, хотя результаты этих двух процессов отличаются друг от друга. В процессе самоанализа человек смотрит на свои эмоции, чувства и мысли. Он глубоко исследует эти аспекты и занимается анализом. Однако ретроспективно другое. В этом случае человек оглядывается на свои прошлые события. Это может быть болезненное или счастливое воспоминание. В этом основное различие между этими двумя процессами.В этой статье давайте подробно рассмотрим разницу между интроспекцией и ретроспекцией.

Что такое интроспекция?

Проще говоря, самоанализ можно определить как исследование своих мыслей . В этом контексте человек исследует свои чувства, эмоции, мысли и анализирует значения, стоящие за этими мыслями . Например, человек, который может испытывать зависть к другому, изучит эту эмоцию, которую он испытывает, исследуя ее глубже.Он попытается выяснить, почему он так чувствует и что вызывает это.

Однако в области психологии интроспекция использовалась как особая техника для изучения человеческих мыслей. Этот метод был также известен как экспериментальное самонаблюдение . В основном это использовал Вильгельм Вундт в своих лабораторных экспериментах.

В более общем смысле самоанализ может быть кратко охарактеризован как исследование человеческих эмоций и мыслей, когда человек пытается их проанализировать.Даже в повседневной жизни мы занимаемся самоанализом, чтобы понять свои эмоции и мысли.

Что такое ретроспектива?

В отличие от интроспекции, когда человек анализирует или исследует свои эмоции и мысли, ретроспективно фокусируется не на настоящем состоянии, а на прошлом. Следовательно, ретроспектива может быть определена как акт оглядки на прошлые события . Например, человек, который вспоминает первый день в школе, день, когда он женился, день, когда он закончил учебу, участвует в процессе ретроспективы.Это не обязательно ограничивается блаженными событиями в жизни человека. Это могут быть даже болезненные воспоминания вроде смерти близкого родственника или разрыва отношений и т. Д.

Ретроспективно, человек оглядывается на событие и вспоминает его в том виде, в каком оно развернулось . Здесь он не пытается анализировать свои чувства или мысли, а просто вспоминает. Однако возможно, что человек может быть переполнен эмоциями в результате воспоминаний. Ретроспектива жизненно важна не только в повседневной жизни, но и в определенных дисциплинах, таких как история или археология.Это потому, что предмет этих дисциплин остался в прошлом. Тем не менее ретроспектива в этом контексте сильно отличается от индивидуальной ретроспективы. Это подчеркивает, что интроспекция и ретроспектива относятся к двум различным процессам.

В чем разница между интроспекцией и ретроспекцией?

Определения самоанализа и ретроспекции:

Самоанализ: Самоанализ можно определить как исследование своих мыслей.В психологии это метод, известный как экспериментальное самонаблюдение, которое используется для изучения человеческих мыслей.

Ретроспектива: Ретроспектива может быть определена как акт оглядки на прошлые события и вспоминания того, как они разворачивались.

Характеристики самоанализа и ретроспекции:

Сознательный процесс:

Самоанализ и ретроспекция относятся к двум различным процессам, которые происходят сознательно.

Фокус:

Самоанализ: Самоанализ: человек смотрит на свои чувства, мысли и эмоции.

Ретроспектива: Ретроспектива: человек смотрит на прошлые события.

Осмотр и анализ:

Самоанализ: В самоанализе важны исследование и анализ.

Ретроспектива: Это может быть не так при ретроспективе. Его можно ограничить простым воспоминанием.

Время:

Самоанализ: Самоанализ сосредоточен на настоящем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.