Избегание это в психологии: Избегание — Психология эффективной жизни

Автор: | 29.12.1973

Содержание

Избегание — Психология эффективной жизни

Избегание — это поведение человека, при котором он уклоняется от пугающих его ситуаций. Например, человек, который в детстве надолго один застрял в лифте, может избегать лифтов и во взрослом возрасте.

Также избеганием называют стратегию поведения в конфликтных ситуациях, когда человек отказывается сотрудничать с оппонентами в поисках компромисса и не пытается доказать свою точку зрения. Обычно это происходит по нескольким причинам:

  • Предмет конфликта для человека несущественен и исход спора его мало интересует.
  • Человек чувствует безысходность от того, что в руках оппонента больше возможностей решить конфликт в свою пользу.
  • Человек пытается затянуть решение конфликта.

Так или иначе, избегание — это неконструктивная стратегия поведения.

Источник: Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Словарь конфликтолога, 2009 г

Что делать, если оппонент избегает прямого противостояния, не предлагает своих вариантов решения проблемы и косвенно отвергает ваши, но не выражает это вслух? Разобраться, о чем говорят конфликты и как их решать, поможет статья психолога

Эллы Чирковой: https://psy. systems/post/o-chem-na-samom-dele-govoryat-konflikty

Люди, которые не довольны качеством своей жизни по определенным причинам порой, вместо того чтобы либо решить проблемы раз и навсегда, либо поменять к ней отношение и превратить в полезный опыт, выбирают технику избегания. Как научиться решать проблемы, а не ждать, когда они решатся сами собой, объясняет психолог

Владимир Куц: https://psy.systems/post/nichego-ne-pomogaet-chto-delat-kogda-problema-ne-uxodit

Давать волю эмоциям либо вовсе избегать прямого противостояния — не эффективные методы решения конфликтов. Как решить конфликт, не поддаваясь буре эмоций, рассказывает тренер по общению Кира Вебер: https://psy.systems/post/bez-emocij-reshaem-konflikty-schadyaschim-sposobom

Удивительно, но порой мы склонны избегать определенных ситуаций не только из-за страха потерпеть неудачу, но и по причине страха успеха. Как это возможно? Читайте в статье психолога Людмилы Юшкевич: http://www.

www.psy.systems/post/kak-poborot-straxi-verni-sebe-sebya

Избегание (психология) — это… Что такое Избегание (психология)?

Избегание (психология)

Игнорирование в психологии — форма психологической защиты личности, проявляющаяся в контроле и ограничении информации об источнике психологического воздействия (опасности или угрозы) либо в искажённом восприятии подобного воздействия, его наличия или характера.

Примеры

  • игнорирование информации, являющейся препятствием определённой деятельности при межличностных отношениях;
  • игнорирование информации в условиях манипуляции личности с целью помешать этой манипуляции.

См. также

Ссылки

Литература

  • З. Фрейд, «Нейропсихология защиты», 1894.
  • З. Фрейд, Введение в психоанализ: Лекции., М. Наука, 1989.

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Избавление
  • Избей их всех соответственно

Смотреть что такое «Избегание (психология)» в других словарях:

  • Проекция (психология) — У этого термина существуют и другие значения, см. Проекция. Проекция (лат. projectio бросание вперед) психологический процесс, относимый к механизмам психологической защиты, в результате которого внутреннее ошибочно воспринимается как… …   Википедия

  • Игнорирование (психология) — У этого термина существуют и другие значения, см. Игнорирование. У этого термина существуют и другие значения, см. Избегание. Игнорирование (Избегание) защитный механизм психики, заключающийся в бессознательном контроле информации об источнике… …   Википедия

  • Эннеаграмма (психология) — Эта статья предлагается к удалению. Пояснение причин и соответствующее обсуждение вы можете найти на странице Википедия:К удалению/26 октября 2012.

    Пока процесс обсужден …   Википедия

  • Перенос (психология) — Статьи на тему Психоанализ Концепции Метапсихология Психосексуальное развитие Психосоциальное развитие Сознание • Предсознание Бессознательное Психический аппарат Оно • Я • Сверх Я Либидо • Вытеснение Анализ сновидений Защитный механизм Перенос • …   Википедия

  • Идентификация (психология) — У этого термина существуют и другие значения, см. Идентификация. Эта статья  о сравнительно пассивном защитном механизме. О защитном механизме, включающем в себя бессознательное манипулирование см. Проективная идентификация.… …   Википедия

  • Регрессия (психология) — У этого термина существуют и другие значения, см. Регрессия. Регрессия (лат. Regressus обратное движение) защитный механизм, являющийся формой психологического приспособления в ситуации конфликта или тревоги, когда человек бессознательно… …   Википедия

  • Смещение (психология) — У этого термина существуют и другие значения, см. Смещение. Смещение психологический механизм, описанный Фрейдом как один из механизмов цензурирования в процессе формирования сновидений. Заключается в подмене не прошедших цензуру элементов… …   Википедия

  • Всемогущий контроль (психология) — Всемогущий контроль  психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. Заключается в бессознательной убеждённости человека в том, что он способен всё контролировать[1]. Естественным следствием такой убеждённости является… …   Википедия

  • Конфликт типа приближение-избегание — Конфликт, испытываемый организмом, когда специфический вид поведения ассоциируется как с приятными, так и с неприятными последствиями. Если крысу обучают пробегать через лабиринт, чтобы получить пищу, а впоследствии бьют электрическим током за… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Сублимация (психология)

    — У этого термина существуют и другие значения, см. Сублимация. Сублимация  защитный механизм психики, представляющий собой снятие внутреннего напряжения с помощью перенаправления энергии на достижение социально приемлемых целей, творчество.… …   Википедия


Избегание. Роль избегания при депрессии и тревоге

Можно избегать проявление мыслей, чувств, воспоминаний, фантазий, межличностных отношений, физических ощущений и других внешних и внутренних реакций и событий. Избегание может представлять собой фантазийные стимулы настоящего или будущего времени.  Концепция избегания рассматривается многими терапевтическими практиками. Теория избегания была описана в работах Фрейда («принципы удовольствия»). Психодинамическое направление говорит о том, что человек испытывает целый ряд мыслей, чувств, импульсов, фантазий, с некоторыми из которых он находится в конфликте. Эмоции, мысли, импульсы и фантазии генерируют конфликт, который вытесняется в область бессознательного. И для того, чтобы избегать эти тревожные переживания, человек ставит блокировки в виде защитных механизмов.

Этот процесс создает значительную интрапсихическую напряженность, которая в дальнейшем перерастает в ряд симптомов. В рамках психодинамической теории дорога к психологическому здоровью проходит через постепенную интеграцию этих переживаний, в итоге чего сила механизма избегания постепенно сводится к нулю.

Похожий процесс описывается в теории транзактного анализа как деконфузия. Она включает в себя идентификацию, разрешение, выражение чувств, которые первоначально были подавлены (или избегались каким-либо образом). Эта информация сохраняется в эго-состоянии Ребенка. Таким образом, выход из сценария будет возможен в случае идентификации и выражении подавленных чувств, которые подкрепляют и усиливают жизненный сценарий человека. В отношении сценарной системы, которую можно назвать негативной ассоциативной сетью, видно, как клиент подавляет некоторый аффект, который управляет всей системой. Мой опыт показывает, что в депрессии подавленный аффект зачастую представляет собой позитивные чувства о себе.

Нет ни грусти, не злости, как это обычно бывает в депрессии. Как часть имплицитной ассоциативной системы, клиент будет испытывать беспокойство и иметь негативные фантазии. Он может думать, что то, чего он так боится, может произойти, если он станет выражать подавленные чувства. Таким образом, концепция избегания становится центральной в понимании и работе с ассоциативной сетью сценария в действии. И как было сказано выше, она так же присутствует в психодинамической теории о защитных механизмах и избегании импульсов, побуждений, чувств, которые находятся в конфликте между собой и по какой-то причине являются запрещенными.

В основе избегания лежит позитивное намерение. Сильное желание, которое образует и усиливает намерение избегания своей целью ставит уменьшение боли, дискомфорта и дистресса. Сильное желание избегания дистресса имеет корни в младенческой или детской неспособности регулировать свои эмоции. Младенец неспособен справляться с сильными чувствами без поддержки извне. Для младенца состояние дистресса становится невыносимым, подавляющим, опасным и грозит уничтожением.  Через частое повторение и в виду отсутствия поддерживающего внутреннего Родителя восприятие дистресса носит характер подавляющего и, скорее всего, будет зафиксировано в эго состоянии Ребенка. Магическое мышление и сильное желание ребенка испытывать экстаз позже может усиливаться благодаря родительским посланиям. Дистресс и боль неизбежны. На протяжении нашей жизни мы так или иначе сталкиваемся с ними.

Психологический механизм избегания напоминает концепцию пассивности в транзактном анализе. Согласно этой концепции, существует четыре пассивных поведения:

  • ничего неделание;
  • сверхадаптирование;
  • ажитация;
  • насилие

Пассивное поведение – это внутренние и внешние действия, имеющие цель избежать автономной реакции в ответ на стимулы, проблемы и действия.

Избегание является концепцией, которая соединяет различные формы пассивного поведения, раскрывая их цель и намерение. Как альтернатива, избегание может считаться пятым пунктом пассивного поведения. Избегание и похоже, и отличается от пассивного поведения. Скорее всего, избегание можно называть ничего неделанием.

Но более пристальный взгляд на механизм избегания может говорить о том, что он несколько отличается от ничего неделания. Избегание предполагает более активный выбор, в который вовлекается индивидуум, пытаясь уменьшить уровень дискомфорта в настоящем и ближайшем будущем. Другими словами, когда люди используют механизм избегания, они склоны рассматривать свое поведение как полезное и желательное. Структурно его можно рассмотреть, как контаминированного (поврежденного) Взрослого в Ребенке (В1). То есть, человек ошибочно верит, что его действия соответствуют реальности «здесь и сейчас».

 

Роль избегания при депрессии и тревоге

Избегание считается способствующим фактором депрессии и тревожных расстройствах. К примеру, безнадежность, ангедония и низкое настроение, которые характеризуют депрессию предполагают, что человек избегает активность. Это приводит к снижению позитивных стимулов и поддерживает депрессию. Избегание хотя и может привести к временному облегчению, оно не решает основных проблем. Более того, избегание может порождать новые проблемы или усугублять существующие, таким образом, поддерживая депрессивное состояние человека. Депрессия так же связана с безуспешными попытками избегать определенных мыслей, чувств и ощущений. Кроме того, депрессия вызывает ряд проблем, связанных с интерперсональным поведением — избегание социализации, неспособность разрешать межличностные конфликты и жалобы, которые способствуют появлению эрозийных эффектов при депрессии. Считается так же, что избегание связано с негативным смещением внимания при депрессии, способствуя самоподдерживающей активации воспоминаний, мыслей, чувств и способов интерпретации стимулов. В транзактном анализе избегание может поддерживать депрессивный сценарий. Избегание усиливает нехватку надлежащей и точной информации, которая присуща Взрослому это-состоянию.

Связь между избеганием и депрессией имеет эмпирическое основание. Для работы с избеганием используются различные терапевтические стратегии. Была продемонстрирована их эффективность при работе с депрессией. В одном исследовании депрессивные клиенты были более сосредоточены на избегании (то есть, использовании негативных сформулированных целей), и поэтому проявляли больше симптомов депрессии в конце терапии, чем те, у которых были цели, сфокусированные на терапевтическом подходе (то есть, что человек мог приобрести и в чем он мог продвинуться в ходе терапии). Была рассмотрена гипотеза, что такое отличие объясняется тем, что избегание формирует негативное настроение, поддерживающее депрессивные симптомы.

Избегание часто возникает при тревожных расстройствах, и является ключевой особенностью фобий, социальной тревоги и посттравматического стрессового расстройства. Техника когнитивно-поведенческой терапии в лечении тревожных расстройств – это воздействие в опасной ситуации. В этом случае терапевт приглашает клиента систематически и многократно проживать опасную для него ситуацию, исследуя вопрос – как клиент может научится справляться со своим беспокойством.  

Статья уже набрала 0 лайков

Лайкнуть статью

КПТ — Что такое схема-терапия?

Что такое схема-терапия?


Схема-терапия — это психологическое направление, которое было создано Джеффри Янгом, как модификация когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), для пациентов, в отношении которых стандартная КПТ была недостаточно эффективна. Эти пациенты страдали, преимущественно, от расстройств личности, последствий комплексной психологической травмы и пренебрежения эмоциональными потребностями ребенка в детском возрасте. Возможно, именно поэтому схема-терапию, наряду с другими подходами, относят к «третьей волне» в КПТ.

Наиболее важное понятие в схема-терапии — это Ранние Дезадаптивные Схемы.

Схемы определяются как глубоко укоренившиеся убеждения относительно себя и своих отношений с другими, сформированные в детстве, закрепленные в течении всей жизни и, в значительной мере, являющиеся дисфункциональными.

Здоровые схемы развиваются, когда удовлетворяются базовые эмоциональные потребности ребенка. Это дает возможность детям развить позитивные образы себя, других людей и мира в целом.

В схема-терапии обычно выделяют пять категорий базовых эмоциональных потребностей человека, некоторые из них являются наиболее важными в детстве (Young, Klosko, & Weishaar, 2006):

1. Привязанность и безопасность.

2. Независимость, компетенция и идентичность.

3. Свобода выражения своих потребностей и эмоций.

4. Спонтанность, веселье и игра.

5. Реалистичные границы, самодисциплина и самоконтроль.

Более детально ознакомиться с тем, что такое базовые эмоциональные потребности, можно перейдя по ссылке.

Схемы развиваются в детстве в процессе взаимодействия врожденного темперамента ребенка и детского опыта отношений с родителями, братьями (сестрами) и сверстниками.

Поскольку они формируются в самом начале жизни, схемы становятся знакомыми и, таким образом, удобными. Мы искажаем наш взгляд на события в нашей жизни, чтобы сохранить действительность наших схем. Схемы могут оставаться в спящем виде, пока они не активируются ситуациями, имеющими отношение к этой конкретной схеме.

Так что же происходит, если в детстве базовые эмоциональные потребности не удовлетворяются?

Мы формируем неадаптивные схемы или «жизненные ловушки».

Эти жизненные темы, закономерности или «ловушки» образуются, когда базовые эмоциональные потребности не удовлетворяются в детстве (но также могут быть следствием их неудовлетворения в подростковом возрасте). Впоследствии схема не позволяет базовым эмоциональным потребностям удовлетворятся во взрослом возрасте. Например, ребенок, чья потребность в безопасных отношениях не удовлетворялась его родителями, может много лет в будущем жить без безопасных отношений, как ответ на отсутствие удовлетворения этой потребности раньше, и это может продолжаться в течение всей жизни.

Это может сначала казаться интуитивно-противоположным, но психотерапия и психология, с подачи Фрейда, определяет это как «навязчивое повторение». Мы воспроизводим в нашей взрослой жизни недостатки раннего детства, потому что мы чувствуем себя «более комфортно» с этими схемами, даже осознавая, что они не служат нам как адаптивные, зрелые. В этом лежит конфликт.

Схемы — это очень стабильные и устойчивые паттерны, состоящие из воспоминаний, телесных ощущений, эмоций и чувств. После активации часто возникают интенсивные эмоции, и они, как правило, могут лежать в основе долговременных трудностей, с которыми, по нашему мнению, мы боремся.

Одна из причин, почему схемы трудно менять, — это то, что они не подчиняются логике, а хранятся в эмоциональной части мозга, которая называется миндалиной, в отличие от частей мозга, которые легко поддаются логическому анализу или дискурсу (куда, например, может нацеливаться «классическая» КПТ).

Хотя схема терапия использует много процедур КПТ подхода, она также более глубоко проникает в ранней жизненный опыт, используя эмоциональные (экспериенциальные) и межличностные техники, способствуя повышению уровня аффекта в сессиях и имея более длительный эффект.

Выделяют 18 ранних дезадаптивных схем, которые сгруппированы в 5 категорий в соответствии с неудовлетворением базовых эмоциональных потребностей:

1. Потеря привязанности и отвержение:

  1. Эмоциональная депривация
  2. Покинутости/нестабильности отношений
  3. Недоверия/ожидания причинения вреда
  4. Дефективности/стыда
  5. Социальной изоляции/отвержения

2. Ограничение автономии, реализации себя и способности достичь успеха:

  1. Зависимости/беспомощности
  2. Ожидания катастрофы (уязвимости к жизненным вызовам и болезням)
  3. Слияние/неразвитая идентичность
  4. Некомпетентности и неминуемых неудач

3. Нарушение границ:

  1. Особого статуса и прав
  2. Недостаточный самоконтроль и самодисциплина

4. Ориентированность на других:

  1. Подчинения
  2. Самопожертвования
  3. Поиск признания

5. Чрезмерная бдительность и ингибиция:

  1. Эмоциональная ингибиция
  2. Сверхвысокие стандарты и гиперкритичность
  3. Негативизм/пессимизм
  4. Наказания

Больше информации про ранние дезадаптивные схемы можно найти по ссылке.

Часто, если человек находится в особенно тяжелой ситуации или переживает резкие изменения в мыслях, чувствах и поведении, когда активны много различных дезадаптивных схем, схема-терапевты предлагают работать со схемами с помощью модели модов или частиц. Моды или частицы — это такие режимы психики или состояния активации ранних дезадаптивных схем и коупингов, которые внутренне могут ощущаться как отдельные и совершенно разные части нас самих (которые часто могут находиться в конфликте между собой).

Более детально про модель частиц или модов можно узнать по ссылке.

Вместе с клиентом этим различным частям будут даны имена, и с ними работают почти как с «персонажами» во внутреннем мире клиента, рассматривая, как взаимодействуют эти различные моды и как они функционируют, подкрепляя дезадаптивные схемы, «жизненные ловушки» и, возвращая клиента к путям удовлетворения своих фрустрированных (неудовлетворенных) базовых эмоциональных потребностей, которые были изобретены в детстве, и могут частично срабатывать при определенных обстоятельствах, но, в целом, бесполезны в долгосрочной перспективе.

Как схемы работают?

Существует две основные операции по схеме: исцеление схемы и сохранения схемы. Все мысли, поведение и чувства могут рассматриваться как часть одной из этих операций. Или они закрепляют схему или они исцеляют схему. В следующем разделе о терапевтическом процессе мы подробнее объясним об исцелении схемы.

Сохранение схемы относится к рутинным процессам, с помощью которых схемы функционируют и закрепляют себя. Это происходит благодаря когнитивным искажениям, самоподдерживающим поведенческим паттернам (self-defeating behaviour patterns) и стилям преодоления схемы.

Когнитивные искажения являются центральной частью классической когнитивной терапии. Эти искажения состоят из негативных интерпретаций и прогнозов жизненных событий. Схема будет выделять или преувеличивать информацию, подтверждающую схему и будет минимизировать или отклонять информацию, которая противоречит ей. Кроме того, нездоровые модели поведения будут увековечивать существование схемы. Кто-то, кто был обиженным в детстве и создал схему недоверия / ожидания ущерба, может искать подобные отношения во взрослом возрасте и оставаться в них, обеспечивая постоянное подтверждение схемы.

Для того чтобы понять, как схемы, таким образом, увековечиваются, существуют три стиля преодоления, которые необходимо выявить. Это такие стили: : капитуляция перед схемой («сдаться»), избегание схемы («убежать») и чрезмерная компенсация или гиперкомпенсация («напасть») схемы. Благодаря этим трем стилям, схемы влияют на наше поведение и обеспечивают себе собственное выживание.

Стиль «сдаться» относится к способам, когда мы пассивно принимаем нашу схему. Мы принимаем схему как правду, а потом действуем так, чтобы подкрепить схему. Например, молодой человек со схемой «Покинутости / нестабильности» может выбирать партнеров, которые неспособны строить долгосрочные отношения. Тогда она может реагировать даже на незначительные признаки покинутости, например, находясь короткое время без партнера, преувеличивать это и чувствовать чрезмерные негативные эмоции. Несмотря на эмоциональную боль от ситуации, он может так же пассивно оставаться в отношениях, поскольку не видит иного способа общения с партнером.

Стиль «избегание» — это способы, в которых мы делаем все возможное, чтобы избежать активации схем. Когда схемы активируются, это вызывает чрезвычайно негативные эмоции. Таким образом, мы пытаемся найти способы избежать запуска схем, чтобы не чувствовать эту боль. Существует три типа уклонения от схемы: когнитивный, эмоциональный и поведенческий.

Когнитивное избегание — это усилия, которые люди делают, чтобы не задумываться над событиями, которые их огорчают. Эти усилия могут быть как осознанными, так и автоматическими. Люди могут добровольно принять решение не концентрировать внимание на каком-то аспекте своей личности или событии, которое они считают тревожным. Существуют также бессознательные процессы, которые помогают людям закрывать информацию, которая может слишком огорчить, если будет осознана. Люди часто забывают особенно болезненные события. Например, дети, подвергшиеся сексуальному насилию, часто не помнят об этом.

Эмоциональное или аффективное избегание означает автоматические или осознанные попытки блокировать болезненные эмоции. Часто, когда люди имеют очень болезненные эмоциональные переживания, их чувства «немеют», чтобы свести к минимуму боль. Например, человек может рассказывать о том, как жена намеренно оскорбляет его, но говорить, что он не чувствует никакого гнева к ней, лишь небольшое раздражение. Некоторые люди злоупотребляют алкоголем или наркотиками, чтобы заглушить эмоции, вызванные схемами.

Третий вид избегания – поведенческое избегание. Люди часто действуют так, чтобы избегать ситуаций, которые вызывают схемы, и таким образом избегать психологического боли. Например, женщина со схемой «некомпетентности и неизбежных неудач» может избегать принятия сложной новой работы, которая для нее была бы очень полезной. Избегая сложной ситуации, она избегает боли, связанной с интенсивной тревогой, которая может быть вызвана активацией схемы.

Третий стиль «напасть»  – это гиперкомпенсация схемы. Человек ведет себя таким образом, который является противоположностью тому, что предлагает схема, чтобы избежать активации схемы. На поверхности может показаться, что гиперкомпенсаторы ведут себя здоровым образом, защищая таким способом себя. Но когда они заходят слишком далеко, пересекают границу, это имеет такие последствия, которые затем закрепляют схему. Например, молодой человек со схемой дефективности может слишком компенсировать, представляя себя совершенным и критикуя других. Это, вероятно, приведет к тому, что другие, в свою очередь, будут критиковать его, тем самым подтверждая его убеждение в том, что он какой-то дефективный.

Терапевтический процесс – изменение схем.

В схема-терапии цель лечения заключается в привлечении процессов исцеления схемы. Эти процессы направлены на то, чтобы ослабить ранние дезадаптивные схемы и дисфункциональные стили преодоления схем как можно больше, и построить здоровую часть клиента. Альянс или союз, сформированный между терапевтом и здоровой частью клиента, противостоит схемам. Любая терапевтическая деятельность, описанная ниже, может рассматриваться как пример исцеления схемы.

Первым шагом в терапии является комплексная оценка клиента. Главная цель этой оценки — определить схемы и стили их преодоления, наиболее актуальные в психологическом складе клиента. Существует несколько шагов в этом процессе. Сначала терапевт хочет узнать о последних событиях или обстоятельствах в жизни клиента, которые побудили его обратиться за помощью. После этого терапевт обсуждает историю жизни клиента и ищет закономерности, которые могут быть связаны со схемами.

Есть еще несколько шагов, которые психотерапевт может делать для диагностики схем. Могут быть использованы специальные опросники, которые клиент заполняет, у них есть перечень различных мыслей, чувств и поведения, связанных с различными схемами; утверждение этих опросников надо оценить по отношению к жизни клиента.

Есть также различные методы работы с воображением, которые терапевт также может использовать для диагностики схем. Так, одна специфическая техника предполагает приглашение клиентов закрыть глаза и представить себя ребенком рядом со своими родителями. Часто появляющиеся воспоминания, приводят к основным схемам. Кроме того, иногда просто рассказ о ключевых, мучительных воспоминаниях может помочь сделать предположение относительно основных дезадаптивных схем.

Есть много методов, которые психотерапевт может использовать, чтобы помочь клиентам ослабить их схемы. Эти методики или техники можно разделить на четыре категории: эмоциональные, межличностные, когнитивные и поведенческие.

Эмоциональные техники поощряют клиентов испытывать и выражать эмоциональные аспекты своей проблемы. Один из способов заключается в том, что клиенты закрывают глаза и представляют, что они разговаривают с человеком, на которого направлена эмоция. Тогда их поощряют выражать эмоции как можно полнее в воображаемом диалоге. Одна женщина, основной схемой которой была «Эмоциональная депривация», имела несколько таких сессий, в которых она имела возможность выразить свой гнев на родителей, потому что они не были достаточно эмоциональными. Каждый раз, когда она выражала эти чувства, она могла отдалять себя подальше от схемы. Она смогла увидеть, что у ее родителей были собственные проблемы, которые не давали им возможности обеспечить ей адекватное воспитание, и она не навсегда должна быть лишена этого.

Существует много вариантов вышеупомянутой техники. Клиенты могут взять на себя роль другого человека в этих диалогах и выражать то, как они представляют, что чувствовали те люди. Или они могут написать письмо другому человеку, не собираясь его отсылать, чтобы они могли выразить свои чувства без сдерживания.

Межличностные техники освещают взаимодействие клиента с другими людьми, позволяя выявить роль схем. Один из способов — сосредоточиться на взаимодействии с психотерапевтом. Часто клиенты со схемой «Подчинения» согласны со всем, что предлагает терапевт, даже если они не считают задания, имеющими отношение к проблеме. Тогда они чувствуют недовольство терапевтом, которое они показывают опосредованно. Такой паттерн взаимодействия и непрямого выражения возмущение можно затем исследовать с пользой для клиента. Это может привести к исследованию случаев, когда клиент взаимодействует подобным образом с другими, и впоследствии обижается на них, и затем попытаться понять, как с этим можно лучше справляться в будущем.

Другой тип межличностной техники предусматривает включение партнера в терапию. Мужчина со схемой «Самопожертвования» может выбрать жену, которая стремится игнорировать его желания. Терапевт, возможно, захочет привлечь жену к лечению, чтобы помочь им обоим узнать закономерности их взаимоотношений и изменить способы взаимодействия.

Когнитивные техники — это те, в которых подвергаются сомнению дисфункциональные когнитивные искажения. Как и в краткосрочной когнитивной терапии, распознаются дисфункциональные мысли и рассматриваются доказательства против них. Тогда их заменяют на новые мысли и убеждения. Эти методы помогают клиенту изобрести альтернативные способы видения различных ситуаций.

Первым шагом в работе со схемами когнитивно, является изучение доказательств за и против схемы, которая рассматривается. Это включает исследование жизни и опыта клиента и изучения всех доказательств, которые поддерживают или опровергают схему. Данные затем рассматриваются критически, чтобы узнать, действительно ли они доказывают истинность схемы. Как правило, в полученных доказательствах выявляются ошибки, и они становятся уже не такими убедительными.

Например, рассмотрим молодого человека со схемой «эмоциональной депривации». На просьбу привести доказательства того, что его эмоциональные потребности никогда не будут выполнены, он приводит случаи, когда бывшие подруги не удовлетворяли его потребности. Однако, когда эти прошлые отношения внимательно рассматриваются, он обнаруживает, что в рамках «стиля сдаться» он выбирал женщин, которые не могут предоставить эмоциональную поддержку. Это понимание дает ему чувство оптимизма, если он по-другому начнет выбирать своих партнерш, то его потребности, возможно, смогут быть удовлетворены.

Другой когнитивной техникой является структурированный диалог между клиентом и терапевтом. Во-первых, клиент занимает сторону схемы, а терапевт представляет более конструктивный взгляд. Затем стороны меняются ролями, что дает клиенту возможность вербализировать альтернативную точку зрения.

После нескольких подобных диалогов клиент и терапевт могут потом создать карточку-напоминание (flashcard) для клиента, которая содержит краткое изложение показаний против схемы.

Типичная карта для клиента со схемой «Дефективности / стыда» содержит: «Я знаю, что я чувствую, что со мной что-то не так, но моя здоровая часть знает, что я в порядке. Было несколько человек, которые хорошо знали меня и оставались со мной надолго. Я знаю, что могу иметь дружеские отношения со многими людьми, которые мне интересны».

Клиенту предлагается всегда сохранять флэш-карту доступной и читать ее, когда возникает соответствующая проблема. В процессе постоянного использования этой или других когнитивных техник вера клиента в схему постепенно ослабевает.

Поведенческие техники — это те, в которых терапевт помогает клиенту заменить долговременные поведенческие паттерны, таким образом что, например, дезадаптивный поведенческий стиль «сдаться» уменьшается, а усиливаются более адаптивные поведенческие ответы.

Одна из поведенческих стратегий заключается в том, чтобы помочь клиентам выбирать партнеров, подходящих для них и способных строить здоровые отношения. Клиенты со схемой «Эмоциональная депривация»,как правило, выбирают партнеров, которые не в состоянии оказывать эмоциональную поддержку. Терапевт, работающий с такими клиентами, помогает им в процессе оценки и выбора новых партнеров.

Другая поведенческая техника заключается в том, чтобы обучать клиентов лучшим навыкам общения. Например, женщина со схемой «Подчинения» считает, что она заслуживает повышения на работе, но не знает, как сказать об этом. Одна из техник, которую использует терапевт для того, чтобы научить ее общаться с ее руководителем, это ролевая игра. Сначала, терапевт берет на себя роль клиента, а клиент берет на себя роль руководителя. Это позволяет психотерапевту продемонстрировать, как правильно сделать запрос. Затем клиент получает возможность практиковать новые формы поведения и получать обратную связь от терапевта перед тем, как изменить поведение в реальной ситуации.

Таким образом: схема-терапия может помочь людям понять и изменить долговременные жизненные паттерны. Терапия предполагает выявление ранних дезадаптивных схем, коупинг-стилей и частиц, и систематическое противостояние им, изменение и исцеление их.

По материалам schematherapylondon.org


Реакция избегания-это реакция в ответ на негативный раздражитель. Как возникает и угасает реакция избегания.

В результате систематических исследований были выяснены и другие факторы, от которых зависит процесс угашения. Одним из них является сила подкрепляющего раздражителя, в данном случае — сила эмоции. Чем сильнее эмоция, тем труднее угасает реакция (Brady, Hunt, 1955).

Некоторые эмоциональные реакции особенно трудно поддаются угашению. К таким реакциям относится, в частности, тревога, которая способствует возникновению реакции избегания (реакция избегания — это реакция, которая возникает у индивида в ответ на сигнал опасности и которая призвана устранить эту опасность, то есть исключить действие отрицательного раздражителя). Об этом свидетельствуют некоторые исследования, проведенные на животных. В одном из них собаку обучали перепрыгивать через барьер при звуке звонка, чтобы избежать удара током, сигналом которого и был звонок. Как установили авторы этого эксперимента Соломон, Кеймин и Уинн, собака выполнила это действие 800 раз без каких быто ни было признаков угасания (цит. по: Bugelski, 1961, с. 403).

Чем объяснить такую удивительную стойкость реакции избегания? Согласно Н. Миллеру (1960), она связана с тем, что реакция избегания постоянно подкрепляется, так как уменьшает страх. Звонок вызывает страх, прыжок же его уменьшает. Редукция страха, действуя как подкрепление, усиливает связь. Это предположение могло бы в некоторых случаях объяснить устойчивость связи между звонком и выполнением прыжка. Однако необходимо еще объяснить связь между звуковым сигналом и эмоцией страха. Для выяснения последнего следует вспомнить о двух фактах: об инертности эмоциональных реакций (об их меньшей подверженности процессу угашения по сравнению с двигательными реакциями), а также о проведенном Солтысиком анализе возвратных тормозных раздражителей (Soltysik, 1963; Soltysik, Zieliiiski, 1963).

Согласно Солтысику, угашение не наступает в тех случаях, когда к условному раздражителю присоединяется так называемый условный тормоз. Условным тормозом Павлов называл такой раздражитель, который сигнализирует о том, что подкрепления не будет. Если такой раздражитель предъявлялся в сочетании с условным раздражителем, условная реакция не возникала (отсюда название «тормоз»).

В результате реакции избегания появляются раздражители, которые приобретают особенности условного тормоза (поскольку они несут информацию о том, что подкрепления, в данном случае наказания, не будет), и прекращается действие раздражителей, сигнализирующих о наказании. Поэтому если индивид, получив сигнал опасности, спасается бегством и действительно избегает этой опасности, раздражители, связанные с реакцией избегания, становятся условным тормозом. Поскольку условный тормоз, как установлено, исключает угашение, реакция избегания, обладающая свойством тормоза, препятствует тому, чтобы раздражители, сигнализирующие об опасности, утратили свое первоначальное значение. Упомянутые авторы приводят некоторые экспериментальные данные, подтверждающие такое представление. Таким образом, перестать бояться невозможно, если всякий раз убегать при сигнале опасности.

Исчезнет ли реакция страха в противном случае? Клинические наблюдения говорят о том, что это происходит не всегда. Так, тревога, возникающая у летчиков в связи с выполнением некоторых заданий (например, при высотных, ночных полетах), иногда продолжает сохраняться весьма упорно, несмотря на неоднократное повторение этой деятельности без какого бы то ни было отрицательного подкрепления; порой по мере повторения тревога даже усиливается. В отношении таких случаев объяснение, предложенное Солтысиком, видимо, неприемлемо.

Можно допустить, что сильная эмоция страха сама по себе является настолько неприятной, что служит подкреплением для реакции избегания. Устранение этой реакции было бы возможным в том случае, если бы условный сигнал появлялся в ситуации, исключающей возникновение эмоциональных реакций (например, в результате применения фармакологических средств или специальных процедур, приводящих к расслаблению и устранению тревоги). Известны случаи практического применения таких процедур, которые привели к успешным результатам (Bandura, 1967, Eysenck, 1965).

Следует добавить, что стойкость реакции избегания, наблюдавшаяся в упомянутых выше экспериментах Соломона и его сотрудников, можно объяснить совершенно иначе, не прибегая к опосредствующей роли тревоги. Некоторые авторы считают, что в результате повторений устанавливается прочная ассоциативная связь между сигналом и соответствующими действиями, которая сохраняется и после исчезновения тревоги. Последняя возникает лишь тогда, когда становится невозможной реакция избегания. В таком случае реакция избегания была бы адаптивным действием, лишенным эмоционального компонента. В пользу такой интерпретации свидетельствует, в частности, тот факт, что у собаки, научившейся эффективно избегать удара током, исчезают всякие признаки страха (см. Lazarus, 1968, с. 193).

Таким образом, стойкость некоторых реакций может быть связана не столько с трудностями процесса угашения эмоций, сколько с прочным закреплением некоторых навыков, возникших в прошлом под влиянием эмоций и впоследствии утративших свой эмоциональный характер.

Угашение эмоций – Предыдущая|Следующая – Эмоции и установки

Экспериментальная психология эмоций. Содержание

Избегание страдания как экзистенциальная установка формирования зависимости Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Литература

[1]. Бодалев А.А. О субъективных условиях развития и сохранения личностного и творчески дея-тельностного потенциала человека // Современные проблемы смысла жизни и акме (Материалы 6-7 симпозиумов) ПИРАО. — М., 2006. — С. 42-57.

[2]. Казаков Ю.Н. Санапсихология личности, группы, общества. — М.: Прометей, 2005.

[3]. Овечкин В.П. Образование в условиях изменяющейся культурно-технологической среды // Педагогика. — 2005. — № 12. — С. 18-26.

Попова О. Ф.

ИЗБЕГАНИЕ СТРАДАНИЯ КАК ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ УСТАНОВКА ФОРМИРОВАНИЯ ЗАВИСИМОСТИ

«Основная особенность страдания и наслаждения в том, что они совершенно реальны и пока длятся, дают человеку критерий реальности»

К. Льюис

Экзистенциальная терапия, как одно из направлений психологии своим появлением обязана экзистенциальной философии. В своих теоретических предпосылках она опирается на труды С. Кьеркегора, А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, Э. Гуссерля, М. Хайдеггера, К. Яспер-са, Ж.-П. Сартра, Г. Марселя, М. Бубера, М. Шелера, А. Бергсона и другими. На наш взгляд, экзистенциальная школа психологии была сначала представлена именами Л. Бинсвангера, М. Босса, В. Франкла, в европейских и американской школах особенно яркие экзистенциальные мотивы видны у С.Л. Рубинштейна, Э. Фромма, Ф. Перлза, Р. Мэй, Дж. Бьюджен-таля, И. Ялома. Именно в рамках этого подхода в психологии зародились те понятия, которыми оперировали экзистенциальные психологи при исследовании личности человека: экзистенция, личность, страдание, смысл жизни, совесть, свобода, ответственность, воля и др. Опираясь на эти основные категории ученых, мы будем исследовать личность людей с зависимостью, поскольку они наиболее полно помогут раскрыть суть вопроса.

С точки зрения экзистенциального анализа и логотерапии к возникновению зависимости наряду с другими условиями: такими, как особенности и свойства характера человека, особенности его отношений с обществом, особенности самого объекта зависимости, сопутствующей психопатологии, приводят ряд экзистенциальных установок, которые психотерапевту необходимо учитывать в своей практической работе.

К таким установкам А. Лэнгле относит: во-первых, избегание страданий; и во-вторых, потерю личностной активности, так называемую, пассивизацию из-за того, что человек ориентируется на проживание удовольствий. Именно проживание этих установок приводит к формированию экзистенциальных синдромов дефицита: дефицит, а затем утрата смысла и дефицит исполненности жизни, неаутентичность бытия в связи с нарушением фундаментальной ценности.

В данной статье мы рассмотрим одну из экзистенциальных установок зависимого -это установка на избегание страдания.

И сначала обратимся к самому слову «страдание», постараемся точнее разглядеть его происхождение и содержание, как красиво говорил М. Хайдеггер, что «Мысль дает бытию слово. Язык есть дом бытия. В языке мы слышим голос бытия. Этот голос делает весь мир вокруг себя полем бесконечного резонанса».

И если мы пойдем к древнерусскому истоку слова «страдание», то придем к таким выражениям, как «выполнять тяжелую работу», «стараться» и «добиваться». Если обратимся к латинским корням, то нам откроется еще одно значение страдания — как «проявлять усердность»; скандинавские языки покажут нам в страдании грань «ревниво стремиться», а индоевропейский корень слова приведет к (s) ter \ (s) tre — коченеть (умирать), становиться жестким. Изначально словом «страдание» фиксируется направленное стрем-

ление к трансформации, переход от бытия (жизни) к небытию (смерти), то есть можно определить страдание, помимо всего прочего, еще и как переживание человеком своей завершенности, конечности.

Виктор Франкл в работе «Воля к смыслу» пишет: «Как бы то ни было, человек не избавлен от того, чтобы не сталкиваться со своей ограниченностью, которая включает то, что я называю трагической триадой человеческого бытия, а именно — болью, смертью и виной. Под болью я имею в виду страдание…»

Нужно сказать, что во многих философских учениях понятия «страдание» определяется более или менее одинаково, и понимается, как физическая, психологическая или нравственная боль и мучение.

И это определение показывает нам, как можно понять страдание и боль, еще учитывая и антропологическую модель личности В. Франкла, в которой он описал три неразрывные и находящиеся сложной взаимной связи измерения: телесное, психическое и духовное. Поэтому человек, как Личность, не может переживать боль и страдание только на каком-то одном своем уровне. Он вынужден столкнуться с пусть и отраженной, трансформированной болью на каждом из этих измерений. И каждое из трех измерений в человеке, встречаясь с болью, говорит ему о возникшей угрозе его бытия Личностью, с одной стороны о его конечности и тут же с другой стороны — о полноте его присутствия и исполненности в жизни. И ставит перед ним множество вопросов, которые описывает А. Лэнгле в своей статье «Травма и смысл: « И вот, в бытии, переживаемом таким образом, мы спрашиваем себя: как это выдержать? Можем ли мы оставаться людьми, будучи такими уязвимыми перед судьбой и перед всем, что происходит с нами? Если нам так больно, если кровоточит, саднит и потрясает нас до мозга костей? Как же мы можем при этом оставаться собой? Как можем продолжать чувствовать самих себя, поддерживать с собой отношения? Как можем защищать, уважать и ценить себя, сохранять себе верность? Как можем следовать дорогой своей жизни, надеяться и быть открытыми будущему?» [4]

Так феномен страдания проживается и по четырем фундаментальным мотивациям Альфрида Лэнгле:

— с возможностью Бытия — здесь в присутствии и переживании этого страдания;

— с ценностью жизни при нахождении в этой боли;

— с воплощением Собственного при таком мучении;

— и нахождением смысла, как связи с чем-то большим, чем сам человек, чем только сегодняшний момент его жизни не смотря или благодаря этому страданию.

И порой, встречаясь с той или иной болью, с тем или иным страданием в жизни, человек может не выдержать ни его характера, ни силы его воздействия на себя. И в результате получает опыт того, что переживания этого страдания мне, как Личности, не по силам, при этом обнаруживая свою слабость в любой из четырех фундаментальных мотиваций. И человек может ответить свое «Нет» и тому, что он не может быть в жизни в связи с этим страданием; и тому, что он не переживает ценность жизни в связи с этим; и тому, что не может воплощать самого себя в присутствии этого мучения и наконец, что не может найти для себя в этом никакого смысла.

И это по-человечески очень понятно, трудно встречаться с болью. А. Лэнгле пишет: «Свойство боли таково, что она всегда протискивается на передний план сознания и переживания (если не происходит ее вторичного отвержения) и оттесняет все остальное. Другими словами, боль навязчива! Она поглощает внимание. Боль может быть сильной, острой (как, например, зубная) и раздражающей. Она может обладать различными свойствами: быть яркой, как от укола или пореза, и темной, как после удара тупым предметом или столкновения, а также тупой, как от удара в область желудка. Боль вызывает у жертвы специфическое переживание: человек чувствует себя брошенным на произвол судьбы, пассивно страдающим, он видит все в черном цвете. Боль заключает в себе требование. Это наиболее сильный импульс к тому, чтобы предпринять что-то, устранить причины травмы, ликвидировать ущерб и восстановить целостность». [4]

В силу природной низкой витальности человек может переживать жизнь, как слишком тяжелую для себя, или, не выдерживая предъявленного жизнью страдания, человек может получить травму, опыт которой не сможет переработать так, чтобы найти в ней цен-

ностный смысл для своей дальнейшей жизни. И в результате он приобретает опыт недоверия себе самому, в котором он переживает, что в такого рода страданиях — не может больше быть, рассчитывать, полагаться на себя и эту на жизнь, наполненную страданиями. То, о чем говорил Мартин Бубер, что вера возможна не только по отношению к внешним объектам, для человека она возможна и по отношению к себе самому. Недоверие связано с особым состоянием психики человека, которое он обозначает формулой «не верю, что могу». Доверие к себе существует в диалоге с доверием к миру, и, прогнозируя свое поведение, человек всегда занимает одновременно личностную и социальную позицию, потому что он одновременно обращен и в мир, и в себя самого, осуществляя двойную открытость (К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский, Ф.Е. Василюк, А. Лэнгле, М.К. Мамардашвили).

Доверие — это очень сложный феномен, представленный как мужественная личностная позиция (установка), связанная открытостью и с отношением к собственной Личности, как ценной и значимой для человека. И поэтому это еще и внутренняя готовность и знание своей особой способности мочь — быть верным самому себе, опираться и стоять за себя.

Борис Братусь говорит о доверии, как об «органе согласования», ценностного соответствия, ведь с помощью доверия человек может, с одной стороны, не бояться вступать в открытый диалог и взаимодействие с Другим, миром, который он не в силах познать весь и до конца (и поэтому здесь существует поле риска), а с другой — самостоятельно выбирать свои цели, относиться к себе, к своим чувствам, к своей Личности, своим найденным смыслам, к своим действиям, как к ценностям, чтобы проживать их. Утрачивая доверие к себе, человек теряет свое бытие личностью, нарушается и эффект целостности этого бытия.

То есть опыт недоверия нарушает этот механизм ценностного согласования человека с самим собой и миром. Человек лишает себя возможности быть открытым к себе и миру, лишается мужества, лишается возможности находить ценности, занимать внутреннюю персональную позицию и действовать, как «выходить за пределы себя» в реализации найденного смысла. Как писал В. П. Зинченко: «подготовка к поступку — это акт, требующий значительного мужества и откровенности в разбирательстве с самим собой, инвентаризации своих жизненных ценностей и преференций»[3]. Утрачивая доверие, человек занимает позицию отказа от деятельности, от личностного поступка, позицию избегания собственного присутствия в страдании.

От чего отворачивается человек, избегая страдания, если страдание — основной факт человеческого существования? Каждому человеку в жизни дарованы страдания. Рождения, болезни и смерть сопровождаются муками. Даже любовь, если это истинное чувство, сопряжено с болью. Зачем человек вынужден страдать? Эти вопросы задавал себе Ф.М. Достоевский. А ответить на них попытался Н.А.Бердяев: «Мучительное, причиняющее страдание противоречие человека заключается в том, что он есть существо в нераскрытой глубине своей бесконечное и устремленное к бесконечности, существо, ищущее вечности и предназначенное к ней и вместе с тем, по условиям своего существования, конечное и ограниченное, временное и смертное. В глубине человеческого страдания есть переживание непреодолимости, неотвратимости, безвозвратности». [2]

То есть в переживании страдания сокрыто то важное жизненное напряжение, где для человека заложено многое: и вопрос, обращенный к нему от жизни и его человеческий ответ миру, победа и поражение, жизнь и смерть, и та сила в нем, чтобы попадая в такие условия бытия — быть в них, оставаясь собой, оставаясь человеком, в том числе человеком страдающим.

Экзистенциальными философами страдание обычно рассматривается в двух основных аспектах.

Первым является то, что оно определяется как необходимое условие человеческого бытия. Это понятно даже на примере человеческой телесности. Тело человека подвержено травмам, болезням, старению и физической смерти, когда происходит распад и утрата всех его физиологических функций.

Таким образом, человек изначально сталкивается с пониманием неизбежности прекращения своего существования. И, как духовное и как социальное существо, он оказывается под действием этого экзистенциального напряжения, когда он знает о смерти, принимает этот неизбежный факт, и всем своим существом он всё же протестует против неё.

Иными словами, можно говорить, что страдание является представителем ценности жизни, по словам А. Лэнгле «фундаментальной ценности» человека, которая свидетельствует об отношении человека к жизни как к непреложной ценности. Избегая страдания, человек утрачивает связь и переживание именно ценности своей жизни. Не случайно русский философ Н.А. Бердяев связывает интенсивность страдания с интенсивностью самой жизни человека и с выраженностью его личности: «Отказ от интенсивности жизни, отказ от личности может ослабить боль. Человек уходит в себя от мира, который полон страданий и причиняет ему страдания. Но, уходя в себя и изолируясь, человек начинает испытывать новые страдания, и у него является потребность уйти от себя, побудить мучительную самопоглощённость» [1].

Таким образом, человек избегающий страданий теряет связь с переживанием ценности жизни, он отчуждается не только сам от себя и вместе с этим, он отчуждается от жизни, и как тут не вспомнить М. Бубера, который говорит об «ужасе отчуждения между Я и миром».

Второй аспект, который рассматривается в страдании, обращает наше внимание на то, что преодоление страдания — это возможный путь духовного преображения личности, её совершенствования, обращения к своему духовному измерению, где заложены ценности, смыслы. Здесь важно подчеркнуть, что страдания не являются самоцелью. Они только как средство и возможность постижения человеком духовной умиротворённости и выражение огромного человеческого духовного потенциала.

Только находясь в позиции избегания страданий, человек отступается от своей возможности обратиться к ноэтическому измерению, что есть в нем, и вместе с этим к самодистанцированию и самотрансценденции. Согласно теории Франкла, одним из самых важных свойств человеческого существования является трансценденция. Человек выходит не только за пределы своего наличествующего бытия, но в большей степени поднимает своё бытие к тому уровню, где и каким оно должно, по его разумению, быть. Когда же личность делает это, то, поднимаясь над телесным и психическим измерением, она вступает в сферу чисто человеческого. Эта сфера образована новым измерением, ноэтическим измерением духа. Человек, стремящийся избегать страданий, пытается сократить самого себя до уровня двух измерений, и здесь он попадает в собственную ловушку, так как ноэтическое в нем продолжает быть. Виктор Франкл пишет: «Пока мы страдаем, мы остаёмся душевно живыми. В страдании мы даже зреем, вырастаем в нём — оно делает нас богаче и сильнее…Путём отвлечения или оглушения человек делает себя «ничего не знающим», он пытается бежать от действительности…Но как акт простого наблюдения не порождает предмет, так и попытка не замечать предмет не уничтожает его». [7].

Человек с зависимостью не может выйти на ноэтический уровень, его поиск жизни ограничивается биологический или психологическим уровнем, т.е. теми уровнями, где этих смыслов нет. Априори не находя этих смыслов человеку приходится заполняя пустоту, вместо того, чтобы вырваться на духовный уровень, по сути, личность с зависимостью заключена в пустой круговорот поиска смысла и его отсутствия там, где он пытается его найти и заполнения пустоты суррогатами этих смыслов. Данный круг сложно разорвать, поскольку нужно встать над обстоятельствами своей жизни и с точки зрения В.Франкла, спросить себя не о том, почему жизнь так несправедлива ко мне, а почему я не подхожу этой жизни.

Страдание обладает вектором движения, которое сквозь напряженное поле действительности, задает определенную цель, ведущую к идеалу. В.Франкл определяет это как «плодотворное чувство диссонанса» между реальным и идеальным. Саму жизнь часто сравнивают с онтологическими качелями, то опускающимися до боли, то поднимающимися к наслаждению. Человек, лишенный доверия к себе самому и избегающий страданий, лишается и этой возможности — быть личностью и ежедневно становится в ней, подтверждая это свое звание.

Таким образом, избегая страданий, с одной стороны, человек теряет связь с жизнью, переживание ее полноты и ценности, что само по себе является страданием, с другой стороны, он так же отказывается от возможности бытия личностью, что тоже переживается человеком как страдание. Парадоксальным образом, избегая страданий, человек многократно увеличивает их. В результате растет напряжение, которого человек выдержать не может в

силу описанных выше причин, поэтому то, любое, что снимает, ослабляет это напряжение даже на самое короткое время, переживается человеком, как важное и ценное для него, как освобождающее, дающее почувствовать в себе движение жизни, связь с жизнью. Со временем у человека происходит научение снимать напряжение путем этого объекта, объекта зависимости, который как бы высвобождает его от страданий и дает пережить ценность, связь с жизнью. И это может быть, что угодно: еда, алкоголь, сигареты, покупки, игра, наркотик, интернет и другое. В этом неаутентичном движении человека к переживанию жизни есть отголоски внутреннего знания, как памяти бытия Личностью. Человек не может избавиться от этого дара ноэтического в нем, пусть не осознанного и не проживаемого в зависимости. Через такое зависимое поведение человек сопротивляется условиям того экзистенциального вакуума, который он создал в своем внутреннем мире, где отсутствует связь с ценностями, самим собой, где сложно занять личностную позицию, обратиться к смыслам. Через такое зависимое поведение человек хочет избавить себя от вины за аперсо-нальность своего бытия, а «в человеке всегда присутствует онтологическая вина, как ответственность за свое бытие Личностью, за свою свободу выбора, за свое достоинство и аутентичность… Поэтому очень важно знать, беречь и благодарить этот человеческий талант -онтологическую вину, как возможность подсказки со стороны своей Личности на то, что идешь по аперсональному пути». [5] Это тоже голос ноэтического в человеке.

И здесь для целей терапии важное различие первичного и вторичного страдания человека, находящегося в зависимости, делает Франкл, когда он обращается к экзистенциальной фрустрации: «Экзистенциальная фрустрация сама по себе ни патологична, ни пато-генетична. Озабоченность и даже отчаяние человека по поводу ценности своей жизни является духовным страданием, но никоим образом не психическим заболеванием».[7] Экзистенциальная фрустрация по Франклу может приводить человека к ноогенному неврозу, который проявляется в том числе и через зависимое поведение. Психотерапевтам, работающим с зависимостями необходимо понимать то, что эти заболевания рождаются по причине духовного страдания человека и поэтому любое другое проявление зависимости (например, лишний вес по причине алиментарного ожирения ) будет уже вторичным страданием, которое переживает человек. Вероятно, по этой причине так сложно излечивать зависимости. Важна качественная трансформация личности зависимого, когда он первым шагом доверяет себя себе в страдании, преодолевая самоотчуждение. В терапии зависимостей стоит задача, поставленная С.Л. Рубинштейном «Задача реализовать человека в его жизни — это задача преодолеть «отчуждение» от человека как явления его человеческой сущности.. Человек обретает всю полноту своего бытия и выявляется во всех своих человеческих качествах по мере того, как он выступает по отношению ко всем сторонам бытия, жизни… Человек, отчуждённый от природы, от жизни, непричастный к игре её стихийных сил, не способен соотнести себя с ними, перед лицом этих сил найти своё мнение и утверждать своё человеческое достоинство — это жалкий, маленький человек».[6] Это сложная задача и начинать ее нужно с того, что с помощью психотерапевта человек постепенно находит в себе опору, и затем возвращает утраченное доверие в том, что он может присутствовать и принять себя в страдании, в том числе и в страдании собственной болезни.

Литература

[1]. БердяевН.А. Диалектика божественного и человеческого. — М.: ACT; Харьков: Фолио, 2005.

[2]. Бердяев H.A. О назначении человека. Опыт парадоксальной этики// Путь в философию. Антология. М., 2001.

[3]. Зинченко В. П. Посох Мандельштама и трубка Мамардашвили. М.: Новая школа, 1997.

[4]. Лэнгле А. С собой и без себя. Практика экзистенциально-аналитической психотерапии. М.: Генезис, 2009 — 14 с.

[5]. Попова О. Динамика переживания вины в экзистенциальном анализе// Акмеология. 2012 №4 -С.109-116

[6]. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. — СПб.: Питер, 2012.

[7]. Франкл.В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер. с англ. и нем./Общ. ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева ; М.: Прогресс, 1990.

Почему мы так болезненно воспринимаем даже самую конструктивную критику

Автор фото, iStock

Наше подсознание использует хитрые стратегии, чтобы помочь нам избежать любой критики и оценок со стороны — даже самых конструктивных. Психологи Роберт Нэш и Наоми Уинстон рассказывают о том, как не попасться в эти ловушки.

У людей есть одна любопытная особенность. Все мы стремимся к определенным достижениям. Мы хотим бегать и плавать быстрее, быть более креативными, завоевывать больше наград, исцелять больше болезней, зарабатывать больше денег.

Но вот что интересно: если вы хотите помочь человеку реализовать его потенциал, оценив его старания и указав на то, что он может делать лучше, если вы хотите предложить ему конструктивную критику или обратную связь по методу «360 градусов» (да что там — просто дать дружеский совет!), подумайте дважды, а то и трижды, прежде чем сделать это.

Большинство людей просто не захочет вас слушать.

Отчасти в этом виновато наше уязвимое эго. Все мы желаем соответствовать своим собственным ожиданиям, и поэтому критика — или даже перспектива ее получения — может представлять огромную угрозу для нашей самооценки и положительного восприятия себя любимого.

Как показывают десятилетия психологической теории и исследований, люди применяют бесчисленные хитрые способы для сохранения позитивного настроя, невзирая на критику со стороны.

Поэтому обычно мы не только не рады так называемому фидбэку, но и инстинктивно пытаемся защититься от него.

Подобные рефлекторные реакции помогают нам сохранить хорошее мнение о себе, но, как это ни парадоксально, в то же время привлекают внимание к собственным комплексам, недостаткам характера и собственной необъективности.

Счастливое неведение

Чтобы научиться искусству избегания, уклонения от обратной связи, нужно овладеть техниками избирательного внимания и самообмана.

Многие люди, к примеру, напрашиваются на комплименты, наивно стремясь получать отзывы только от тех, кто хорошо к ним относится, и только в тех случаях, когда уверены в своем превосходстве.

Однако, пожалуй, самая простая техника избегания — это не слушать никаких замечаний и комментариев вообще.

Мы наблюдаем подобную «глухоту» в системе образования, где учащиеся иногда даже не удосуживаются получить или посмотреть отзывы на свои работы.

Что касается здравоохранения, мы часто видим, что люди готовы пойти на что угодно, чтобы не посещать семейного врача, ведь в противном случае они рискуют услышать, что им пора худеть или бросать курить, или другую горькую правду о себе.

Психологические исследования позволили нам лучше узнать причины этой нездоровой тяги к неведению.

В рамках одного исследования студенты просмотрели образовательный фильм о серьезном заболевании под названием «дефицит ТАА».

На самом деле такой болезни не существует, и фильм был просто фантазией, но студентом об этом не сказали.

Вместо этого их спросили, не хотят ли они сдать мазок, чтобы узнать, насколько у них высок риск развития этого заболевания.

Половине студентов сказали, что если у них обнаружат дефицит ТАА, то для его лечения потребуется двухнедельный прием таблеток, и на диагностический мазок согласились 52% из них.

Второй половине студентов сообщили, что лечение предполагает пожизненный прием таблеток, и на мазок согласились лишь 21% из них.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Виновато ли наше уязвимое эго в том, что мы порой неспособны принять конструктивную критику?

Эти выводы свидетельствуют о существовании общей тенденции, которую подтверждает и ряд других исследований, проводившихся как в сфере здравоохранения, так и по другим темам.

Она заключается в том, что люди особенно сильно сопротивляются отзывам и любой объективной информации о себе, когда думают, что в результате им придется делать что-то трудное или неприятное.

Дело не во мне, а в тебе…

Возможно, неведение — это благо, но мы не можем полностью игнорировать критические замечания или избегать их.

Во многих ситуациях нам приходится искать другие способы защиты от ударов по самолюбию.

В нашем арсенале самообмана имеется несколько полезных тактик на подобный случай, одна из которых — уход в сторону, то есть отвлечение внимания от собственных недостатков.

К примеру, когда мы слышим, что сделали свою работу хуже, чем кто-то, то обычно начинаем указывать на недостатки того человека, отмахиваясь от собственных.

Порой можно услышать что-то вроде: «Ну и что, что ей удалось большего достичь, зато у меня больше друзей, и характер куда лучше».

Многим людям свойственно преувеличивать собственные положительные качества и слабые места соперников, но исследования показывают, что мы поступаем так гораздо чаще, если знаем, что конкурент нас превзошел.

И пусть это прозвучит цинично, но подобное поведение очень эффективно помогает поддерживать и подкреплять нашу самооценку в случае неудач.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Когда нас критикуют, мы не задумываясь начинаем отвлекать внимание собеседника от наших недостатков

Неудивительно, что столкнувшись с критическими замечаниями, мы пытаемся обесценить качества того, на сравнении с которым основана критика.

В своей книге «Спасибо за отзыв» ученые из Гарварда Дуглас Стоун и Шейла Хин очень тонко подметили: «Когда мы предоставляем отзыв, нам кажется, что адресат недостаточно хорошо его воспринимает. Когда же мы сами выслушиваем чужие замечания, то считаем, что комментатор не заслуживает нашего внимания».

Это не миновало и авторов этой статьи. Когда недавно один критик сообщил одному из нас, что наша научная работа была бы лучше, «если бы мы больше сторались» (орфография сохранена), мы еле удержались от того, чтобы указать ему на орфографическую ошибку и предположить, что он просто некомпетентен.

Как можно доверять мнению человека, который допускает такие ошибки? Подобная реакция, конечно же, не пошла бы на пользу нашей собственной работе, зато так нам было бы легче и спокойнее.

Однако попытки просто очернить критика порой оказывается недостаточно, поэтому на следующем этапе мы можем начать активно обвинять его в наших неудачах.

Но, поступая так, мы можем выставить на всеобщее обозрение наши самые неприглядные предрассудки.

В рамках исследования, проведенного в Университете Ватерлоо в Канаде, студенты сообщали, какие баллы они получили по различным предметам, и давали оценку преподавателям, поставившим им эти баллы.

Результаты показали, что студенты с самыми низкими баллами были склонны компенсировать свои репутационные потери, обвиняя преподавателей: чем ниже был балл, тем хуже они оценивали качество преподавания.

Однако самое важное заключалось в том, что, в отличие от хорошо успевающих сокурсников, двоечники особенно сильно критиковали преподавателей-женщин.

Видимо, в поисках способа дискредитировать преподавателя они решали, что дискриминация по половому признаку — эффективный инструмент обвинения.

«Эмоциональная броня»

Даже самые полезные для нас отзывы могут выявить самые худшие аспекты нашей личности. Но можно ли избежать подобной защитной реакции?

Само собой, если бы это было так, то мы смогли бы намного эффективнее добиваться своих целей, ведь обратная связь способна оказать огромное влияние на наше развитие.

Однако полезен только тот совет, который нами услышан.

Проблема заключается в том, что ни одна из доступных нам альтернатив не отличается особой привлекательностью: из-за неудач мы чувствуем себя плохо, но точно такие же эмоции испытываем, выслушивая критику, которая могла бы помочь нам все исправить.

Если мы так боимся за свою самооценку, то для решения этой дилеммы нам сперва стоит понять, почему же мы о себе такого высокого мнения.

Исследования показывают, что люди охотнее соглашаются на диагностические медицинские исследования (которые также можно считать формой обратной связи) вроде анализа на придуманный дефицит ТАА, если сначала подумают о качествах, которые больше всего ценят в себе, и вспомнят, когда в последний раз проявляли эти качества.

Эти данные вполне соответствуют более широкому и, пожалуй, предсказуемому выводу о том, что люди с высокой самооценкой чаще ищут обратной связи, чем неуверенные в себе.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Отказываясь слушать советы, мы можем игнорировать рекомендации врачей и, например, отказываться от долгосрочного курса лечения

Поэтому, если мы хотим более спокойно воспринимать непрошенные комментарии, нам стоит заблаговременно надеть на себя так называемую эмоциональную броню, тем самым обеспечив неприкосновенность нашей самооценки независимо от позитивного или негативного характера отзывов.

Возможно, проблема заключается еще и в том, что мы позволяем себе считать отзывы непрошенными.

Классические психологические исследования на тему убеждения показали, что люди могут с легкостью убедить себя в том, что им понравилось выполнять неприятную задачу только в том случае, если верят, что сами решили за нее взяться.

Может ли подобная стратегия сработать в случае с обратной связью? Можем ли мы убедить себя принять чужой совет, просто поверив, что мы сами хотели его услышать?

Эту идею отчасти подтверждает исследование американских ученых, участников которого попросили назвать даты различных исторических событий. Чем точнее были ответы, тем большую сумму денег за них давали.

Затем каждый участник отвечал на тот же вопрос второй раз, но уже будучи осведомленным об ответах других испытуемых.

Иногда эта информация предоставлялась бесплатно, а иногда за нее нужно было отдать несколько долларов из своего выигрыша, но только если участник использует ее в качестве ответа.

Неудивительно, что испытуемые были склонны выбирать бесплатные, а не платные подсказки.

Тем не менее участники намного чаще пользовались подсказками (то есть отказывались от своего мнения в пользу выбора других людей), если заплатили за них.

Другими словами, эти результаты показывают, что люди чувствуют себя обязанными последовать совету, если им пришлось приложить определенные усилия, чтобы его получить.

Итак, мы будем готовы выслушать и принять полезные для нас советы и отзывы только тогда, когда начнем активно искать обратной связи и прилагать для этого усилия. При этом не будем бояться негативных эмоций, а вместо этого постараемся повысить свою самооценку.

Возможно, мы даже могли бы научиться распознавать свои защитные реакции и воздерживаться от мыслей о том, что неправы все вокруг, но только не мы сами.

И все же, какие бы меры предосторожности мы не принимали, воспользоваться преимуществами критики в свой адрес всегда будет непросто.

Наука может лишь посоветовать нам, как это лучше сделать. Но последовать этому совету или нет — зависит только от нас.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Преодоление препятствий и почему это создает дополнительный стресс

Промедление, пассивная агрессивность и размышления — примеры бесполезных механизмов преодоления трудностей, которые мы можем сознательно или бессознательно использовать, чтобы избежать решения сложной проблемы или столкнуться с неприятными мыслями и чувствами.

Такое поведение является формой избегания совладания. Подробнее о том, что это означает, и о том, как вы можете научиться справляться более эффективно.

Что такое преодоление препятствий?

Копирование с избеганием — также известное как избегающее копирование, избегающее поведение и избегающее копирование — это неадаптивная форма совладания, при которой человек меняет свое поведение, чтобы не думать, не чувствовать или не делать трудные вещи.

Избегание Копирование включает в себя попытку избежать стрессоров, а не бороться с ними.

Избегание стресса может показаться отличным способом избавиться от стресса, но это не обязательно так. Чаще всего столкновение с проблемой или устранение стрессора — единственный способ эффективно уменьшить стресс, который он вызывает.

Мы стремимся к «управлению стрессом», а не «избеганию стресса», потому что мы не всегда можем избежать стресса, но мы можем справиться с ним с помощью эффективных методов преодоления.

Другие типы копингов

Другая широкая категория совладания называется «активным копингом» или «подходом-копингом». Этот тип совладания направлен на решение проблемы напрямую как средство снятия стресса.

Например, обсуждение проблем, которые вызывают стресс в ваших отношениях, переосмысление ситуации для распознавания положительных моментов, а не только сосредоточение внимания на отрицательных моментах, или более тщательное планирование бюджета для минимизации финансового стресса — все это демонстрирует активное выживание.

Активный копинг

Существует два основных типа активного копинга:

  • Активно-поведенческое совладание напрямую решает проблему.
  • Активно-когнитивный Копирование включает в себя изменение того, как вы думаете о факторах стресса.

Когда люди прибегают к помощи с уклонением?

Люди по многим причинам обнаруживают, что используют избегающее копирование вместо того, чтобы сталкиваться со стрессом. Тревожные люди могут быть восприимчивы к избеганию совладания, потому что поначалу кажется, что это способ избежать провоцирующих тревогу мыслей и ситуаций.

Но в долгосрочной перспективе реакция избегания и совладания со стрессом имеет тенденцию усугублять тревогу, а не уменьшать ее.

Люди, склонные к тревоге, возможно, уже на раннем этапе освоили методы избегания, и поэтому им может быть труднее освоить проактивные стратегии. Если вы научились принимать такое поведение в детстве, они могут стать привычкой к тому времени, когда вы станете взрослым. Однако это не означает, что он должен оставаться вашим основным способом справляться со стрессом.

Почему избегание преодоления вредно для здоровья

Избегание совладания считается неадаптивным (или нездоровым), потому что оно часто усугубляет стресс, не помогая человеку справиться с тем, что вызывает у него стресс.

Промедление — один из примеров. Если что-то, что мы должны сделать, заставляет нас нервничать, мы можем избежать этого или даже попытаться перестать думать об этом. Однако обычно не перестает думать о том, что нужно сделать, .Скорее, мы продолжаем нервничать по этому поводу, пока не выполнит .

В конце концов, мы не чувствуем меньшего стресса, чем если бы мы сразу взялись за задачу, а не откладывали ее на потом. Вместо этого мы делаем упор на том, что нужно сделать, и становимся еще более напряженными, поскольку неизбежно спешим сделать это.

Стресс только накапливается на этом, мы в конечном итоге не смогли выполнить задачу или работу должным образом, потому что у нас не было достаточно времени. Хотя некоторые люди хорошо работают с приближающимся дедлайном, обычно это не наименее стрессовый способ заняться чем-то.

Почему поведение избегания усиливает стресс

  • Подходы к избеганию могут вызвать большее беспокойство.
  • Избегающее поведение не решает проблему и менее эффективно, чем более активные стратегии, которые потенциально могут минимизировать стресс в будущем.
  • Избегание может расстраивать других; привычное использование стратегий избегания может вызвать конфликт в отношениях и свести к минимуму социальную поддержку.
  • Избегание может способствовать росту проблем.

Связь между избеганием совладания и тревогой

Если вы когда-нибудь слышали фразу: «То, чему вы сопротивляетесь, остается стойким», вы были ознакомлены с основной причиной того, что избегание совладания может усилить тревогу. Когда люди используют эту стратегию, чтобы сознательно или бессознательно избегать чего-то, что вызывает у них беспокойство, они обычно создают ситуацию, в которой им нужно больше с этим столкнуться.

Этого результата можно избежать, если активно выживать, но поначалу сделать это может быть сложно.Например, конфликт может вызвать у вас беспокойство. Если вы пытаетесь избежать конфликта, избегая разговоров, которые могут содержать элементы конфликта, может возникнуть ощущение, что вы избегаете конфликта и достигаете низкого уровня стресса.

В конце концов, большинство наших отношений — будь то с друзьями, близкими или коллегами — сталкивается с разногласиями, недопониманием или другими конфликтными ситуациями, которые необходимо решать.

Если вы избегаете разговоров, необходимых для разрешения конфликта на ранних стадиях, это может стать снежным комом и усилить стресс в отношениях.В некоторых случаях неразрешенный конфликт может даже положить конец отношениям.

Если это произойдет, у вас может развиться тревога по поводу любого типа конфликта, поскольку ваш опыт мог заставить вас поверить в то, что даже небольшой конфликт может положить конец отношениям (что может быть правдой, если конфликт не был разрешен).

Если вы обнаружите, что прекращаете отношения вместо того, чтобы преодолевать конфликты, вы, скорее всего, закончите тем, что у вас будет много разорванных отношений и ощущение, что вы не можете заставить отношения «работать» в долгосрочной перспективе.

Этот образец применим и к нашим мыслям. Когда мы пытаемся найти выход из плохих ситуаций, чтобы избежать травм, мы стараемся думать о решении, а не действовать в соответствии с ним.

Попытки определить все, что могло пойти не так, или проанализировать все, что пошло не так в прошлом, чего мы хотим избежать в будущем, могут оставить нас в ловушке размышлений (что создает еще больший стресс и беспокойство).

Когда избегание преодоления действительно полезно

Однако некоторые формы пассивного совладания не являются дезадаптивными и на самом деле являются здоровыми.Эти более здоровые формы совладания не обязательно подходят к проблеме напрямую, но они действительно влияют на нашу реакцию на проблему. Помните, что полезно практиковать методы, которые помогают вам чувствовать себя спокойнее, когда вы сталкиваетесь с трудной ситуацией, даже если методы не работают. t напрямую влияют на ситуацию.

Стратегии снятия стресса, такие как методы релаксации и бег трусцой, могут минимизировать стрессовую реакцию, когда вы сталкиваетесь с проблемой, и даже повысить вашу уверенность в себе. Они могут помочь вам более эффективно противостоять стрессовым факторам.

Однако то, что что-то сводит к минимуму стресс в конкретный момент, не означает, что это здоровая форма совладания. Например, еда, покупки или употребление спиртных напитков могут помочь нам почувствовать себя лучше в данный момент, но они имеют долгосрочные последствия, если их переусердствовать.

Если мы полагаемся на эти «стратегии» снятия стресса, они могут выйти из-под контроля и создать еще больший стресс. Вместо этого более эффективно создать здоровые привычки, повышающие устойчивость.

Как избежать преодоления препятствий

Если вы обнаружите, что используете избегающее копирование, ищите возможности заменить это поведение активными стратегиями совладания. Если вы склонны избегать совладания большую часть своей жизни или, по крайней мере, имеете привычку использовать это, может быть трудно понять, как остановиться. Вот несколько советов, которые следует помнить, работая над избавлением от этой привычки.

Понимание преодоления препятствий

Первый шаг — просто понять, что такое «избегание совладания» и почему оно стало частью вашей жизни.Понимание того, почему избегание совладания имеет тенденцию к провалу, также поможет вам принять более активный и эффективный подход к управлению стрессом.

Узнавайте, когда вы это делаете

Найдите минутку, чтобы подумать о ситуациях, когда вы склонны избегать совладания. Вы откладываете на потом? Вы избегаете обсуждения проблем или столкновения с проблемами? Обращайте на это внимание и старайтесь активно замечать, когда вы чего-то избегаете в будущем.

Как только вы научитесь ловить себя на избегающем поведении, вы сможете начать работать над тем, чтобы остановить себя и заменить это бесполезное поведение более эффективным.

Маленькие шаги

Мысль о том, чтобы справиться со стрессовой ситуацией, временами может казаться непреодолимой. Тем не менее, сделать первый шаг может показаться более выполнимым. Сделав небольшой шаг к изменению своего поведения, вы двинетесь в том направлении, в котором хотите двигаться. Если вы каждый раз будете делать больший шаг, вы скоро окажетесь на пути к активному копированию.

Определите активные варианты преодоления

В следующий раз, когда вы столкнетесь со стрессором, сделайте паузу и подумайте о возможных вариантах.Можете ли вы переосмыслить свои мысли и определить ресурсы, которые, как вы не осознавали, у вас есть? Можете ли вы распознать скрытые преимущества в ситуации, которых вы сначала не заметили? Можете ли вы подойти к ситуации с ментальной точки зрения, не предполагающей избегания? Есть ли стратегии, которые вы можете активно использовать, предполагающие что-то иное, чтобы положительно повлиять на вашу ситуацию?

Избегание преодоления
  • Старайтесь изо всех сил избегать коллег, с которыми вам нужно вести трудный разговор, и отказываться даже думать о назначении времени для разговора, потому что это вызывает у вас беспокойство.

  • Сказать «Нет» приглашению на вечеринку друга, даже если вы хотите пойти поддержать его, потому что вы никого там не узнаете и беспокоитесь о том, что вас осудят посторонние.

Активное копирование
  • Составьте план (и приведите его в действие), чтобы поговорить с коллегой, при этом признавая, что вы беспокоитесь по этому поводу. Это может включать в себя составление плана самообслуживания, чтобы помочь вам справиться, выделение определенного времени в нейтральном месте для разговора и при необходимости заручиться помощью вашего начальника или другого коллеги в качестве посредника.

  • Сообщите другу, что вы хотите поддержать его и весело провести время вместе, но нервничаете, приходя на вечеринку, на которой вы не знаете других гостей. Спросите своего друга, могут ли они помочь, но познакомят вас или предложат вам конкретное полезное задание (например, убрать обеденный стол), чтобы помочь вам почувствовать себя более непринужденно.

Найдите новые способы снятия стресса

Одна из немногих эффективных пассивных стратегий преодоления стресса — это практика снятия стресса.Если вы научитесь успокаивать стрессовую реакцию своего тела, когда вы находитесь в состоянии стресса, вы будете менее реактивны и будете иметь больше возможностей для проактивных действий при столкновении с конфликтом.

Методы снятия стресса также могут повысить вашу уверенность и веру в свою способность справиться с любыми проблемами, с которыми вы сталкиваетесь. Положительное подкрепление и снижение стресса побудят вас отказаться от нездоровой привычки избегать совладания с собой.

Используйте методы эмоционального совладания

Было обнаружено, что ведение дневника и медитация очень эффективны для управления эмоциональным стрессом.В дополнение к поиску методов, которые успокаивают вашу физиологию, ищите стратегии, которые успокаивают ваши эмоции.

Использование здоровых и вдохновляющих эмоциональных стратегий выживания может помочь вам почувствовать меньшую угрозу стресса и лучше подготовиться к встрече с ним, а не чувствовать необходимость убежать от него.

Практика навыков общения

Если вы склонны убегать от конфликта, это может быть потому, что вы не знаете , как разрешить конфликт проактивным или мирным способом.Если это так, то вы не одиноки: многих людей не учили навыкам напористости. Тем не менее, учиться никогда не поздно.

Первый шаг — научиться комфортно обсуждать проблемы и по возможности находить «беспроигрышное» решение. Когда вы сможете делать это уверенно, у вас будет меньше соблазнов избегать конфликтов в будущем и у вас появится больше возможностей разрешить их таким образом, чтобы укрепить ваши отношения.

Пусть кто-нибудь привлечет вас к ответственности

Мысль о необходимости объяснять кому-то поведение избегания побуждает некоторых людей придерживаться другого подхода.Возможно, вы захотите попросить друга помочь вам в работе над избавлением от ваших стратегий преодоления препятствий. Например, вы можете попросить друга поговорить с вами о проекте, который вам нужно начать, или спросить, не было ли у вас этого сложного разговора с коллегой.

Иногда вам просто нужно немного подтолкнуть (и поддержать) кого-то еще, чтобы перестать думать о проблеме и принять меры.

Научитесь терпеть неприятные чувства

Когда вы почувствуете себя комфортно, испытывая дискомфорт, вы сможете лучше справляться со своими чувствами и вызывающими их стрессорами.Когда вы сможете сидеть с этими обидами, у вас будет больше выбора в отношении того, как вы хотите решать проблему, потому что у вас не будет реакции избегания коленных рефлексов.

Когда вы привыкнете к этому, столкновение лицом к лицу со своими проблемами перестанет вызывать у вас столько беспокойства. Некоторые люди находят, что медитация помогает им попасть в место, где им «комфортно с дискомфортом».

Одна из техник, которым обучают на занятиях по снижению стресса на основе осознанности, — это сесть и медитировать в следующий раз, когда вы почувствуете зуд, вместо того, чтобы сразу почесать его.Посмотрите, какие мысли и чувства возникают и сколько времени нужно, чтобы это чувство прошло.

Наблюдая за своими чувствами, дыша ими и лучше знакомясь с идеей сидеть с дискомфортом, вы можете понять, что в большинстве случаев неудобство не дает ничего ужасного. Вы можете научиться справляться с чувствами, позволять им проходить и двигаться дальше.

Обратиться за помощью

Если вам сложно внести изменения или вы даже не знаете, с чего начать, вам может помочь специалист в области психического здоровья.Наличие навыков и поддержки надежного терапевта может иметь огромное значение, поскольку вы научитесь заменять свои старые способы мышления и реакции на стресс более эффективными.

Пластырь для решения долгосрочных проблем

Кристина Смит, LMHC

Мы все виноваты в том, что время от времени избегаем того, чего мы не хотим делать. Мы можем позволить скоплению белья, избежать споров с другом из-за того, что он сделал, что нас расстроило, или подождать до последней минуты, чтобы начать проект для работы или учебы.

Легко избегать вещей, особенно когда есть так много вещей, которые мы предпочитаем делать в свое время. Но для тех, кто испытывает более серьезные проблемы с психическим здоровьем, такие как тревога и депрессия, избегание может ухудшить симптомы этих проблем.

Что такое избегающее поведение?

Избегание — это неадаптивный навык совладания, который предлагает разуму уйти от неприятных мыслей, чувств и / или переживаний. Может показаться, что избегание дискомфорта может быть полезным, однако это приводит к тому, что реальная проблема никогда не решается.Фактически, избегание может создать цикл поведения, который усугубляет чувство тревоги и депрессии, что значительно затрудняет решение проблемы, справиться с ней и исцелить.

Например, человеку, который чувствует себя подавленным, может быть трудно встать с постели по утрам, и он может избегать повседневных обязанностей, которые кажутся стрессовыми. Они могут оставаться в постели до полудня, пропускать завтрак, не оплачивать счета, пропускать спортзал и т. Д. Когда они, наконец, встают, у них меньше энергии и меньше времени на выполнение обязанностей.Отсутствие энергии и времени, скорее всего, приведет к появлению большего количества негативных мыслей и чувств. Затем они могут начать более избегающее поведение и, в конечном итоге, продлить цикл депрессии.

Вот еще несколько примеров избегания:

Кто-то может избегать таких триггеров, как люди, места и вещи, которые могут вызвать неприятные чувства. Например, те, кто сталкивается с социальной тревогой, могут избегать скопления людей или тусоваться с компанией друзей. Избегание таких ситуаций может избавить их от неприятных ощущений, но также помешает им научиться эффективно справляться с трудностями, чтобы справляться с трудными социальными ситуациями в будущем.

Другой пример: кто-то испытывает проблемы во взаимоотношениях. Учитывая, что большинству из нас не нравятся конфликты, легко найти способы избежать столкновения с проблемой. Особенно когда речь идет о ком-то в нашей жизни, о ком мы заботимся. Люди, сталкивающиеся с семейными проблемами, могут отвлечь внимание от проблемы, сменив тему, когда она возникает. Кроме того, они могут стать пассивно агрессивными по отношению к своему партнеру или даже полностью отказаться от него. Этот образец избегания иногда называют «избеганием конфликта».Когда основная проблема никогда не решается, ее можно скрыть под проблемами, и решить ее будет еще труднее.

Избегание — лучшая краткосрочная стратегия, позволяющая избежать конфликта, и лучшая долгосрочная стратегия, гарантирующая страдания.

Брендон Бурчард

Некоторые люди также часто избегают негативных эмоций, регулярно прибегая к «ошеломляющему» поведению. Это может проявляться в виде более частого или тяжелого употребления алкоголя, переедания, чрезмерных тренировок и т. Д .; все, что могло бы заменить неприятное чувство.Важно отметить, что такое поведение — всего лишь временное исправление. Это может на мгновение сдержать чувства, но как только онемение прекращается, чувства возвращаются, и решения продолжают ускользать от нас.

Единственное, чего мы можем захотеть избежать, так это самого избегания. Как перестать избегать:
  1. Осознайте и поймите, что вы это делаете. Помните о своем поведении и о том, как можно избежать негативных чувств или ситуаций в своей жизни.Может быть полезно вести дневник или журнал своих мыслей, чувств и поведения, чтобы легче идентифицировать такие закономерности.
  2. Практикуйте эффективное снятие напряжения. Изучите навыки релаксации, такие как медитация, глубокое дыхание, йога, ведение дневника, искусство и т. Д., Чтобы бороться со стрессом. Важно найти методы, которые вам подходят. Регулярные упражнения и соблюдение сбалансированной диеты также могут помочь уменьшить стресс.
  3. Напомните себе, что чувствовать себя некомфортно и иметь негативные мысли и чувства — это нормально.Они пройдут. Когда мы позволяем себе почувствовать свои чувства, мы, наконец, можем начать процесс исцеления.
  4. Получите поддержку. Семья и друзья иногда являются лучшими источниками поддержки, но также может быть полезно найти другие источники, такие как терапевт или группа поддержки, которые могут предоставить разные точки зрения.

Часто завершение цикла избегания оказывается более длительным процессом, чем мы можем себе представить. Это может быть не так просто, как столкнуться со своими страхами и двигаться дальше.

Работа с терапевтом и небольшие шаги, чтобы узнать о избегании и о том, как это влияет на вас, могут стать положительным шагом в преодолении таких проблем, как депрессия и тревога.


Copyright © 2019-2021 The Psychology Group Fort Lauderdale, LLC, все права защищены.

Преодоление препятствий | Психология сегодня

Когда я впервые упоминаю «избегание совладания», люди склонны предполагать, что я имею в виду откладывание на потом, но, говоря языком психологии, избегание означает нечто иное.

Избегание совладания создает стресс и тревогу, а также подрывает уверенность в себе. Это главный фактор, который отличает людей с общими психологическими проблемами (например,ж., депрессия, тревога и / или расстройства пищевого поведения) по сравнению с теми, кто этого не делает.

Первый шаг к преодолению избегания совладания — научиться распознавать это (в то время, когда вы это делаете).

Вот 9 типов преодоления препятствий, на которые следует обратить внимание.

1. Вы избегаете действий, которые вызывают болезненные воспоминания из прошлого.

Например, вы избегаете задавать вопросы в классе, потому что это напоминает вам о том, как вы задали вопрос, и учитель вас смутил.

Или вы избегаете посещения профессора в рабочее время, потому что он поставил вам неутешительную оценку в прошлом семестре, и мысль о приближении к ней пробуждает ваши чувства по поводу этой оценки.

Избегание вещей, которые вызывают тяжелые воспоминания, — один из наиболее важных и распространенных типов преодоления препятствий.

2. Вы стараетесь оставаться незамеченными.

Люди, у которых есть чувство неполноценности, часто стараются оставаться «вне поля зрения». Они часто опасаются таких вещей, как исключение из университета или их успех, кажущийся им обманом.Им кажется, что если их заметят, их недостатки будут обнаружены.

3. Вы избегаете проверки своих мыслей реальностью.

Например, вы беспокоитесь, что ваш ребенок находится в спектре аутизма, но кладете голову в песок или просто читаете в Интернете, вместо того, чтобы искать профессиональную оценку.

4. Вы пытаетесь избежать того, чтобы люди рассердились на вас.

Например, вы не просите того, чего хотите, на случай, если человек рассердится на вас за то, что вы просите.

Люди, которые очень обеспокоены тем, что другие могут злиться на них, могут просто нравиться людям или беспокоиться о том, что их отвергнут. Возможно, вы пережили гнев, ведущий к отказу. или у вас просто тревожный стиль привязанности.

В большинстве ситуаций гнев не приводит к отказу.

Часто попытки избежать гнева других людей приводят к неприятным последствиям, и вы в конечном итоге делаете то, что с большей вероятностью может вызвать гнев: например, вы избегаете говорить кому-то, что не можете пойти на мероприятие, втискиваете это и в конечном итоге действительно прибываете. поздно.

5. У вас есть тенденция прекращать работу над целью, когда приходит мысль, провоцирующая беспокойство.

Например, вы склонны бросать трудные цели или задачи, если начинаете думать: «Это сложно» или «Я не уверен, смогу ли я это сделать».

Примите тот факт, что подобные мысли часто встречаются при работе над трудными целями (также убедитесь, что у вас достаточно перерывов).

6. Вы избегаете чувства неловкости.

Вы избегаете потенциально неловких разговоров не столько потому, что боитесь последствий, сколько потому, что у вас есть склонность избегать любого чувства неловкости.

Когда вы начнете позволять себе испытывать неловкость, вы поймете, что это не так уж плохо, и вы сможете справиться.

7. Вы избегаете начинать задачу, если не знаете, как ее закончить.

Не беспокойтесь обо всех шагах; просто сделайте первый логический шаг. Действие с большей вероятностью приведет к новому пониманию, чем размышления.

8. Вы избегаете определенных физических ощущений.

Это особенно часто встречается у людей, склонных к паническим атакам.

Примеры:

  • Неподходящие люди (и люди с паническим расстройством) иногда избегают ощущений напряжения, например, учащения пульса во время упражнений.
  • Люди с проблемами образа тела могут избегать сексуальных ощущений, которые вызывают у них озабоченность имиджем тела.
  • Обедающие иногда избегают даже небольшого чувства голода; то есть они едят до того, как почувствуют чувство голода.

9. Вы избегаете ситуаций, которые могут вызвать мысли типа «Я не лучший.Я не так хорош, как другие люди ».

Если ваше чувство собственного достоинства основано на том, что вы лучше среднего во всех важных областях, вы будете бороться с ситуациями, которые вызывают неблагоприятное социальное сравнение.

Это действительно может помешать вам улучшиться в тех областях, где вы не сильны.

Практикуйтесь, открываясь людям, которые лучше вас в тех областях, в которых вы хотели бы совершенствоваться.

Ожидать, что вы будете лучше среднего во всем, или ожидать, что вы будете хороши в вещах с большой практикой, — это рецепт несчастья!

Обязательно ознакомьтесь с моими связанными сообщениями по этой теме:

Щелкните здесь, чтобы купить мою книгу «Набор средств для беспокойства».

Избегание

: что нужно знать

Источник: fandijki / iStock

«Этимологически« прокрастинация »происходит от латинского глагола procrastinare — откладывать на завтра». — Шарлотта Либерман

«Лучший выход — всегда». — Марк Твен

Избегание — это поведение, которое подрывает самооценку и свободу действий. Этот пост предназначен для родителей подростков, которые борются с прокрастинацией и избеганием.И для взрослых, начинающих путь перемен.

В избегании нет ничего нового:

«Мама», вероятно, первое слово, которое выучивают младенцы.

Это о привязанности и любви. Папа — это обычно слово номер два.

Но слово номер три обычно «Нет».

«Нет» — это слово, используемое маленькими детьми для обозначения того, чего они не хотят. Это помогает их определить, потому что они не всегда хотят делать то, что их просят.Но в какой-то момент «просто сказать« нет »» теряет часть своей важности, поскольку ребенок узнает, что соответствие — более надежный способ получить любовь и тепло, которых они хотят.

Тем не менее, очень немногие молодые люди на самом деле отказываются от желания жить по-своему.

Они изучают две новые техники, обе связаны между собой:

Оба являются одними из первых способов разрешения конфликтов людьми.

По сути, это одно и то же.

  • Используя ложь, вы избегаете решения проблемы, утверждая, что это неправда.Если вас поймают, разберетесь с этим позже.
  • Избегая, вы лжете самому себе, откладывая что-то, с чем нужно разобраться сейчас.

Ложь требует слов; избегание предполагает поступки.

Оба нормальны с точки зрения развития. Но если мы не вырастем из них, мы будем страдать. Ни одна из техник не работает во взрослой жизни.

Нормальное положение:

Не волнуйтесь, если ваш 5-летний ребенок лжет, когда проливает молоко.»Это был не я!» А вот вашему 10-летнему ребенку виднее.

Рассмотрим классический комедийный скетч.

Папа входит на кухню и обнаруживает свою 5-летнюю дочь с рукой в ​​банке с печеньем. Они ловят взгляды друг друга. Дочь задумывается, затем достает печенье и говорит: «Это тебе».

Эта ловкость рук полностью соответствует возрасту. Пятилетние лгут, чтобы их не поймали и не наказали. Надеюсь, мы все перерастем этот способ решения проблем.

Таким образом, избегание — это форма лжи. У человека есть задача или проблема, и он говорит себе, что сможет сделать это позже. Это манипуляция собой, которая, как и нечестность, берет свое начало в детстве. Избегание может быть мягким и несущественным или серьезным.

Промедление и уклонение:

Люди часто хотят избегать сложных или вызывающих беспокойство вещей. Это естественно. Один из способов — вообще не заниматься проблемой.Вы избегаете домашних заданий, задач на работе, проблем в отношениях или похода к врачу с магической надеждой на то, что проблема саморегулируется без внимания. Не лучшая ставка.

Промедление — это форма избегания. Здесь ум успокаивает себя, что задача будет решена … чуть позже. Часто позднее никогда не приходит, и за это приходится платить.

Промедление — это форма самообмана. Некоторые утверждают, что это форма членовредительства.

Часто может помочь помощь извне, потому что прокрастинация наиболее действенна, когда никто не смотрит; отсюда и распространение инструкторов по жизни, персональных тренеров и наставников.

ДОБАВЛЕНИЕ и предотвращение:

ADD ум постоянно отвлекается, и тяжелые задачи часто сбрасываются из-за отвлечения, например видеоигры, телевизор, еда или текстовые сообщения. Поскольку немногие люди с синдромом дефицита внимания, кажется, хорошо чувствуют время, они говорят себе, что работа будет сделана, и никогда не доберутся до нее.

Ум удивительно убедителен, и пациент с СДВ принимает рационализации с бонусом, заключающимся в том, что ему не нужно думать о текущей проблеме, и в то же время он может получать удовольствие.

Избегание и промедление смазываются проблемами внимания, и наоборот.

С ADD уму трудно сосредоточиться на задачах, особенно на тех, которые требуют усилий и не доставляют удовольствия — например, учеба или работа в колледже. Если, кроме того, у ребенка, подростка или молодого взрослого есть естественные трудности с письмом или математикой, вы обнаружите, что они отвлекаются при решении сложного предмета, полностью переключаются на что-то другое, чтобы избежать своей работы.

С СДВ и избеганием у вас часто возникает сочетание проблемы с обучением (письмо, математика или и то и другое), усугубляемой проблемой внимания и невозможной из-за избегающего ума.

Как родитель, вы обнаруживаете, что ваш 14-летний сын занимается серфингом в Интернете или играет в видеоигры, когда вы думали, что он работает в своей комнате. Или ваша 16-летняя дочь говорит вам, что сегодня у вас нет домашнего задания по математике, и она занята социальными сетями, а затем через две недели вы слышите от ее учителя, что ряд заданий не был сдан. Или ваш 20-летний — старый бросает колледж после клятвы, что работа была сделана.

Звучит знакомо?

Зависимости и избегание:

Многие молодые люди с нелеченным синдромом дефицита внимания подвержены риску развития зависимости по мере взросления.Есть много причин для этого. Некоторые плохо себя чувствуют и занимаются самолечением. Другие увлекаются импульсивным принятием решений. А у других появляется зависимость, потому что это их способ по умолчанию избегать того, что они должны делать.

Алкоголь и наркотики временно улучшают самочувствие людей; а также прилив дофамина, связанный с азартными играми, покупками, интенсивными отношениями, играми и сексуальной зависимостью. Если вы хотите чего-то избежать, почему бы не перейти к приятному поведению и не заключить сделку?

Зависимость не требует внимания, чтобы развиваться. Стремление к аддиктивному удовольствию может происходить из импульсивности, депрессии, жестокого обращения или просто генетической уязвимости. Существует так много видов зависимостей, потому что мозг легко привыкает к циклу немедленного удовольствия, особенно когда ему задают что-то, что ему не нравится.

Ключ к пониманию зависимости заключается в том, что, как только мозг привыкает к зависимости, он начинает самостоятельную жизнь. Жизнь строится вокруг аддиктивного поведения.

Избегающий разум играет ключевую роль в сохранении зависимости.

  • Разум говорит себе, что нормально участвовать в одном акте зависимости, скажем, в азартных играх. «Я поеду в Лас-Вегас в последний раз, и тогда я закончу».
  • Или, для человека с расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ: «Я просто попробую немного бурбона, но на этот раз я не напьюсь».
  • Или для человека, пристрастившегося к покупкам: «Я пойду куплю себе кучу фантастических платьев или туфель, и этого будет достаточно, я остановлюсь.”
  • Или для человека, увлекающегося играми: «Я должен увидеть, на что похожа эта замечательная новая игра. Я вернусь к своей (школьной) работе через секунду ».

Обратите внимание, что это саморазрушительное мышление может иметь корни в раннем возрасте, когда ребенок не понимает, что избегание имеет последствия. Избегание — это способ, которым ум обманывает себя, откладывая дела; часто бесконечно.

Депрессия / тревога и избегание:

Наконец, общие психологические проблемы, такие как депрессия и тревога, могут быть связаны с избегающим поведением.Можно беспокоиться о такой проблеме, как школьная работа, и, как следствие, заставить ее избегать ее. Или вы можете быть в депрессии, и у вас не будет мотивации принять вызов, а значит, и избежать его. Проблема в том, что проблема не исчезает, а просто приводит к еще большему беспокойству или депрессии, только чтобы произвести больше избегания.

Хороший терапевт может помочь распутать этот узел. Он включает в себя определение природы депрессии или тревоги и оценку того, является ли избегающее поведение просто симптомом или способствующим фактором.Это работа, которой стоит заниматься.

Избегающий разум — Лечение:

  • Расстройство дефицита внимания требует лечения. Отказ от внимания к проблемам без вмешательства со временем может иметь негативные последствия. Хотя я не сторонник рефлексивного лечения, получение оценки хорошего психиатра может иметь огромное значение. СДВ часто сочетается с избеганием, проблемами с обучением, а иногда и с плохой совместимостью с родителями или школой. Иногда картина усложняется из-за беспокойства или проблем с настроением.Необходимо рассмотреть все, чтобы оправдать прием лекарств и добиться оптимального результата.
  • Избегающее поведение и синдром дефицита внимания — обычная комбинация. Иногда лекарства очень помогают, но неплохо было бы попросить детей (и взрослых) с СДВ поработать с терапевтом, чтобы по-настоящему понять, как работает их разум. Часто бывает избегающий момент, который можно исправить. В тот момент, когда Чарли идет в ванную, только чтобы пойти к холодильнику, только чтобы пойти в видеоигру, и все это во время «небольшого перерыва» в работе.Это избегание, и оно эффективно подрывает усилия Чарли по получению хороших оценок. Осведомленность и упорный труд в сочетании с соответствующими лекарствами и занятиями в классе могут иметь решающее значение.
  • Аддиктивные расстройства требуют лечения. Ум человека с зависимостью скользок для тех, кто пытается помочь. Никогда не стоит недооценивать силу самой зависимости, которая в основе своей связана с поиском удовольствий и биологически укоренилась.Затем есть ритуальный цикл, который управляет многими зависимостями. У всех нас есть жизненный стресс, но с зависимостью этот стресс приводит к избеганию, что приводит к приятному поведению (наркомании), которое приводит к мгновенному облегчению, которое часто приводит к стыду, что приводит к самооправданию, которое ведет к избеганию .
  • Избегающее поведение и зависимости. Люди, страдающие зависимостью, обычно ждут, пока дела не пойдут очень плохо, прежде чем они начнут лечение: они не могут встать на работу, у них накапливаются огромные долги или они не заканчивают колледж.Мозг привыкает к наркотикам или к выбросу дофамина, от которого зависит день человека. И без активной поддержки, будь то индивидуальная, групповая, лекарственная или все три, мозг будет продолжать делать то, на что он был запрограммирован. Пристрастия сильны, и избегание играет огромную роль в сохранении проблемы.
  • Избегающее поведение и депрессия / тревога . В настоящее время существуют отличные лекарства от депрессии и беспокойства. Чтобы быть максимально полезным, ваш врач должен понимать, как избегание проявляется в вашей жизни.Это может стать источником стыда. Или способ, которым вы себя подрываете, или просто симптом среди других. Самое главное, что избегающие пациенты часто избегают того самого лечения, в котором они нуждаются, и это самая досадная ирония.

Заключение:

Избегающий разум берет свое начало в раннем детстве. Для молодежи нормально лгать и избегать. В конце концов, они вырастают из этого, потому что уклонение от заданий или ложь родителям чреваты последствиями. Здоровые дети узнают, что компетентность — лучший способ справляться с проблемами по мере их возникновения и обращаться за помощью, когда это кажется слишком большим.

Расстройство дефицита внимания, привыкание Другие психологические проблемы могут усугубляться избегающим мышлением. Это важный фактор, который следует учитывать при лечении этих проблем.

  • Избегающий ум может усугубить СДВ и СДВГ, что часто можно исправить с помощью хорошей индивидуальной терапии, даже когда ребенок (или взрослый) получает пользу от лекарств.
  • Избегающий разум часто является основной причиной проблем с зависимостью. Хорошее лечение, будь то 12-этапная или индивидуальная терапия, должно закрепить избегающее мышление и держать его под контролем. В противном случае зависимость обязательно нанесет вред пациенту и тем, кого он любит.
  • Избегающий ум также может быть частью депрессивного или тревожного представления. Терапия и разумно используемые лекарства (при наличии показаний) могут иметь огромное значение. При правильном подходе результаты могут быть очень хорошими.

Спасибо Габриэлю Баншику за редактирование и форматирование.

Рабочих листов и Раздаточных материалов по предотвращению | Инструменты психологии

Что такое избегание и побег?

Расстройства, которых можно избежать, избегая и избегая

Избегание и побег часто являются факторами обслуживания в:

Полезные вопросы для оценки избегания и побега

Вот несколько полезных вопросов для оценки избегания и побега:

  • Как вы реагируете, когда чувствуете угрозу?
  • Каких занятий / людей / мест / ситуаций / предметов вы избегаете?
  • Что вам мешает избегать?
  • Что произойдет, если вы перестанете избегать?

Подходы к лечению, позволяющие избежать и избежать цели

Воздействие часто считается методом выбора для уменьшения избегания тревожных расстройств.Разнообразные методы воздействия включают воздействие in vivo, ступенчатое воздействие и интероцептивное воздействие. Двухэтапная модель страха и избегания Маурера считается источником поведенческой практики уменьшения избегания (Mowrer, 1939, 1960). Согласно этой теории, избегающее поведение усиливается, когда за ним следует снижение тревожности.

Когнитивные методы также оказались высокоэффективными методами лечения тревожности, причем успешное лечение приводит к снижению избегания (Kaczkurkin & Foa, 2015).

Ссылки

  • Ферстер, К. Б. (1973). Функциональный анализ депрессии. Американский психолог , 28 (10), 857–870.
  • Харви, А.Г., Уоткинс, Э., Мэнселл, В., и Шафран, Р. (2004). Когнитивные поведенческие процессы, связанные с психологическими расстройствами: трансдиагностический подход к исследованию и лечению . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Качкуркин, А. Н., и Фоа, Е. Б. (2015).Когнитивно-поведенческая терапия тревожных расстройств: обновление эмпирических данных. Диалоги в клинической неврологии , 17 (3), 337–346.
  • Льюисон, П. М. (1975). Занятия приятными делами и уровень депрессии. Журнал аномальной психологии , 84 (6), 729–731.
  • Маурер, О. Х. (1939). Беспокойство и обучение. Психологический бюллетень , 36 , 517–518.
  • Маурер, О. Х. (1960). Теория обучения и поведение .Нью-Йорк: Вили.
  • Сальковскис, П. М. (1991). Важность поведения в поддержании тревоги и паники: когнитивный счет. Поведенческая и когнитивная психотерапия , 19 (1), 6–19.
  • Уилсон, Г. Т. и О’Лири, Д. (1980). Принципы поведенческой терапии . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Преодоление препятствий | Психология вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Показатель


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

В психологии копинг с избеганием или с избеганием — это использование избегания как неадаптивной стратегии совладания, [1] , характеризующееся попыткой избежать необходимости иметь дело со стрессором. [2] Справедливость относится к поведению, которое защищает людей от психологического вреда из-за проблемного социального опыта, поведения, которое в значительной степени опосредует влияние общества на своих членов. [3] Существуют разновидности этого состояния, в том числе: «путем устранения или изменения условий, вызывающих проблемы; путем перцептивного контроля значения опыта таким образом, чтобы нейтрализовать его проблемный характер; и путем удержания эмоциональных последствий проблем в пределах управляемости. [4]

Считается, что симптомы посттравматического стрессового расстройства являются предвестником избегания копинга. будь то когнитивный или поведенческий. [5]

Симптомы []

Лица, страдающие от избегающего совладания, также называемого классическим расстройством или избегающим расстройством личности I типа, демонстрируют ряд симптомов, которые можно использовать для диагностики этого человека с целью их лечения. Симптомы могут включать некоторые или все из перечисленных ниже. Человек стремится вовнутрь. Они не хотят участвовать в отношениях или общественной деятельности, обычно демонстрируя боязнь обязательств. Люди могут делать это из-за страха быть отвергнутым своими сверстниками, семьей или даже незнакомцами, с которыми они только что познакомились.Эта отстраненность может вызвать чувство робости и проявляться во всей личности с нерешительностью и отсутствием уверенности в собственных убеждениях, надеждах и достижениях. [6]

Связь с преодолением препятствий и уходом за пожилыми людьми []

Те, кто заботится о близком человеке с болезнью Альцгеймера, также демонстрируют симптомы депрессии и стресса, которые приводят к признакам избегания совладания. Болезнь Альцгеймера — это болезнь, которая влияет на процесс памяти мозга и со временем только ухудшается. [7] Чем ближе человек был с любимым человеком, страдающим болезнью Альцгеймера, тем сильнее избегание совладания. [8] У тех, кто справляется с помощью избегания, проявляются такие признаки, как попытки избежать мыслей или чувств, связанных с травмирующим событием, и потеря интереса к некогда положительным действиям. Это также означает, что проблемное поведение лица, осуществляющего уход, положительно связано с преодолением побега и избеганием депрессивных симптомов. [9] В дополнение к лицам, осуществляющим уход за больными с болезнью Альцгеймера, лица, осуществляющие уход за пациентами с деменцией, и их близкие также используют методы избежания совладания.Эти лица, осуществляющие уход, могут быть в депрессии и использовать меры избегания, чтобы справиться со стрессом, которым болезнь обременяет их близких, или это может быть способом избежать финансового бремени, возложенного на них и пациента с деменцией. Хотя результаты довольно схожи в обоих случаях, причиной ухода лиц, осуществляющих уход за пациентами с деменцией, могут быть внешние факторы, такие как низкая самооценка состояния здоровья, более хронические состояния здоровья и личный анамнез психических заболеваний. [10] Этим опекунам, возможно, придется иметь дело с избеганием совладания из-за вины за необходимость заботиться о пациентах с деменцией и из-за их собственного застенчивого взгляда на собственный анамнез.

Процедуры []

Способы обращения с теми, кто использует избегание, чтобы справиться, — это просто уменьшить степень игнорирования эмоций. Способы сделать это — когнитивно-поведенческая или психоаналитическая терапия. Эти виды терапии помогают людям выражать и понимать свои эмоции. Терапия принятия и приверженности (или ACT) также может использоваться для тех, кто избегает своих эмоций, когда справляется. Это особый тип поведенческой терапии, которая направлена ​​на то, чтобы помочь человеку жить осмысленной жизнью, разрушая избегающее копирование и причины того, почему это нездоровый метод совладания с травмирующими переживаниями. [11]

Пациентам с APD рекомендуется воздерживаться от отношений во время лечения. Это сделано для того, чтобы защитить их от боли, которую, по их мнению, могут причинить отношения. Терапевты стараются не слишком сильно подталкивать пациентов. Если их слишком сильно толкнуть, это может вызвать большее беспокойство и привести к депрессии. Пациентам следует дать достаточно времени, чтобы они постепенно перестали избегать их. Если они чувствуют, что их подталкивают или заставляют преодолеть свое избегание, они могут стать более подавленными и негативными.Это также может заставить их отказаться от лечения или, если они решат остаться на лечении, они могут просто сопротивляться любой дальнейшей помощи. [12]

Другие способы справиться с копингом — это активно-когнитивное копинг и активно-поведенческое копинг. Активно-когнитивное копирование включает в себя попытки управлять стрессовым событием и изменить его отношение к нему, а также увидеть, имеет ли событие положительную сторону или влияет на их жизнь. Активно-поведенческое совладание означает очевидные поведенческие попытки справиться со стрессовой проблемой и ее последствиями путем принятия позитивных действий после того, как вы больше узнали о ситуации. [13]

Связанные концепции []

Список литературы []

  1. (1995) Моше Зейднер, Норман С. Эндлер Справочник по преодолению трудностей: теория, исследования, приложения , 514, Wiley.
  2. Friedman, Howard S .; Роксана Коэн Сильвер (2006). Основы психологии здоровья , 124, Oxford University Press, США.
  3. Перлин, Леонард, Карми Школьник (март 1978 г.). Структура совладания. Журнал здоровья и социального поведения 19 : 2-21.
  4. Перлин, Леонард, Карми Школьник (март 1978 г.). Структура совладания. Журнал здоровья и социального поведения 19 : 2-21.
  5. Tiet, Quyen Q., Rosen, Craig, Cavella, Steven, Moos, Rudolf H., Finney, John W., Yesavage, Jerome (NaN undefined NaN). Копирование, симптомы и результаты функционирования пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством. Журнал травматического стресса 19 (6): 799–811.
  6. Кантор, Мартин (2010). Основное руководство по преодолению избегающего расстройства личности , Санта-Барбара: Praeger.
  7. О болезни Альцгеймера: причины. Национальный институт старения. URL-адрес просмотрен 26.04.2012.
  8. Mausbach, BT Избегающее совладание частично опосредует связь между проблемным поведением пациента и депрессивными симптомами у супругов, ухаживающих за больными с болезнью Альцгеймера. PubMed.gov . Департамент психиатрии Калифорнийского университета в Сан-Диего, Сан-Диего, Калифорния 92093.URL-адрес доступен 27 ноября 2011 г.
  9. Mausbach, BT Избегающее совладание частично опосредует связь между проблемным поведением пациента и депрессивными симптомами у супругов, ухаживающих за больными с болезнью Альцгеймера. PubMed.gov . Кафедра психиатрии Калифорнийского университета в Сан-Диего, Сан-Диего, Калифорния 92093. URL-адрес доступен 27 ноября 2011 г.
  10. Шульц, Ричард, Элисон Т. О’Брайен и Джамила Буквала (1995). Влияние ухода за деменцией на психиатрическую и физическую заболеваемость: распространенность, корреляты и причины. Геронтолог 35 (6).
  11. Талл, доктор Мэтью ПТСР и эмоциональное избегание. Информация о заболеваниях и условиях на сайте About.com Health рассматривается Медицинской комиссией. URL-адрес доступен 27 ноября 2011 г.
  12. Кантор, Мартен (1993). Дистанцирование: Руководство по избеганию и избеганию расстройства личности , Вестпорт, Коннектикут: Praeger.
  13. Биллингс, Эндрю Г., Рудольф Х. Моос (июнь 1981 г.).Роль реакций совладания и социальных ресурсов в смягчении стресса жизненных событий. Журнал поведенческой медицины 4 (2): 139-157.

{{enWP | Избегание защиты]]

Избежание — обзор | Темы ScienceDirect

Чрезмерное избегание

Избегание — это эволюционно адаптивный, врожденный защитный ответ на реальную угрозу или опасность (Bolles, 1970, 1971). Ранние теории предполагали, что избегание было мотивировано страхом и поддерживалось оперативно, подкрепленное уменьшением страха (Hull, 1943; Mowrer, 1951).Однако связь между страхом и избеганием сложнее, чем предполагалось изначально. Во-первых, было обнаружено, что реакции избегания продолжаются даже после исчезновения страха, что предположительно снижает страх (Solomon, Kamin, & Wynne, 1953). Десинхронность между страхом и избеганием объяснялась ролью информационных факторов, таких как усвоенные сигналы безопасности, ожидаемый результат (Lovibond, 2006; Seligman & Johnston, 1973) и факторы, устанавливающие отрицательные события (т. Е. Стимулы или контексты, которые устраняют неоднозначность ассоциативных отношений. ; De Houwer, Crombez, & Baeyens, 2005), которые предназначены для подавления реакции страха.Таким образом, хотя страх и избегание часто идут рука об руку, избегание иногда происходит в отсутствие страха.

Хотя избегание служит для защиты от опасности, избегание становится дезадаптивным, когда оно чрезмерно, спровоцировано относительно безвредными стимулами и мешает повседневному функционированию (Arnaudova, Kindt, Faneslow, & Beckers, 2017). Действительно, избегание является трансдиагностическим признаком расстройств, связанных с тревогой и стрессом (Barlow, 2004). ПТСР характеризуется стремлением избегать мыслей и чувств, связанных с травмой, и избегать ситуаций, мест или людей, которые служат напоминанием о травме.Люди с посттравматическим стрессовым расстройством используют поведенческие и когнитивные стратегии избегания, такие как отвлечение и подавление мыслей, чтобы не думать о своей травме (например, Ehlers & Clark, 2000). Хотя поведенческие модели избегания у людей с посттравматическим стрессовым расстройством имеют тенденцию быть идиосинкразическими и специфичными для пережитой травмы, высокие показатели избегания сообщаются для визуальных напоминаний о травме (например, изображений, картинок и телепрограмм), сенсорных напоминаний о травме (например, , вкусы, запахи и ощущения), людные места, нахождение дома в темноте и определенные социальные взаимодействия, такие как улыбка незнакомцам, интимные отношения и заведение новых друзей (van Minnen & Hagenaars, 2010).

Поведенческое и когнитивное избегание неизменно ассоциировалось с развитием, тяжестью и стойкостью посттравматического стрессового расстройства. Действительно, проспективные исследования показывают, что более высокий уровень когнитивного избегания (Dunmore, Clark, & Ehlers, 2001; Ehlers, Mayou, & Bryant, 1998) и более высокий уровень совладания с избеганием (Benotosch et al., 2000; Schuster, Park, & Frisman, 2011) предсказывают более серьезные симптомы посттравматического стрессового расстройства. Также была обнаружена обратная взаимосвязь: более выраженные начальные симптомы посттравматического стрессового расстройства указывают на то, что через 10 месяцев больше избегают совладания (Tiet et al., 2006). Кроме того, Шустер и его коллеги показали, что более выраженные симптомы посттравматического стрессового расстройства были связаны с более избегающим копингом, что, в свою очередь, опосредовало связь между предыдущей травмой и последующей тяжестью симптомов (Schuster et al., 2011).

Помимо самоотчета и собеседований с мерами избегания, которые наблюдаются при других тревожных расстройствах (например, Heuer, Rinck, & Becker, 2007), люди с посттравматическим стрессовым расстройством также имеют склонность к автоматическому избеганию. В одном из таких исследований, по сравнению со здоровыми людьми контрольной группы, было обнаружено, что женщины с посттравматическим стрессовым расстройством после сексуальной травмы в большей степени избегают сексуальных картин с высокой угрозой с помощью задачи « подход-избегание » (AAT), которая включает в себя толкание (избегание) или притягивание (приближение) джойстик в ответ на изображения на экране, с более высоким возбуждением самооценки, связанным с большим избеганием изображений, связанных с травмой (Fleurkens, Rinck, & Van Minnen, 2014).В уникальном продольном исследовании с участием участников, подвергшихся ракетным обстрелам, продольный анализ показал, что отклонение внимания от угрозы (то есть избегание стимулов) предсказывает более высокую тяжесть посттравматического стрессового расстройства через год (Wald et al., 2011).

Хотя избегание в первую очередь концептуализировалось как врожденная защитная реакция, основными последствиями избегания является потеря потенциального положительного и полезного опыта. Действительно, в недавних исследованиях подходов к избеганию конфликтов, в которых возникает конфликт между приближением к потенциальным положительным последствиям и избеганием потенциальных отрицательных последствий, люди с более высокой тревожностью принимают более невыгодные решения, чтобы избежать стимулов, связанных со страхом (например,г., Pittig, Schulz, Craske, & Alpers, 2014). Учитывая зачастую дорогостоящие последствия избегания, растет консенсус в отношении того, что мотивация подхода также может играть важную роль в избегании. Действительно, более новые теории посттравматического стрессового расстройства предполагают, что посттравматическое стрессовое расстройство характеризуется несбалансированной системой подхода-избегания, представляющей нарушение адаптивной обработки страха и вознаграждения (Stein & Paulus, 2009).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.