Конформизм в психологии это: Конформность, конформизм — Психологос

Автор: | 16.11.2019

Содержание

Harvard Business Review Россия

В 1971 году киностудия «Киевнаучфильм» выпустила фильм «Я и другие», в основу которого легли эксперименты, демонстрирующие закономерности конформного поведения человека в социуме. Автор большинства этих экспериментов, доктор психологических наук, академик РАО, профессор, заведующая кафедрой психологии развития МПГУ Валерия Сергеевна Мухина объясняет, что общего у конформизма и нонконформиза и почему самостоятельность — удел избранных.

Что такое конформизм?

Понятие «конформизм» происходит от позднелатинского «conformis» — подобный, сходный. В Европе его начали использовать в средние века для обозначения сообщества, сформировавшегося вокруг англиканской церкви и принимающего все ее догматы. В ХХ веке в связи с изменением системы социального взаимодействия это слово приобрело новый смысл. Обществу понадобился термин, означающий «следование за мнением других». И он появился. Строго говоря, его ввели европейцы, перед которыми встала проблема влияния на людей — с одной стороны, и изучения той категории лиц, которые легко поддаются чужому воздействию, — с другой. В это же время возникло и понятие «конформность» для обозначения качества личности, проявляющей конформизм. Эти понятия распространялись по миру не очень быстро. В 1960-е годы у нас был друг семьи — известный японист Ирина Львовна Иоффе. Она рассказывала, что японские литераторы, глядя на то, как мы живем, сказали ей: «Вы, советские люди, — настоящие конформисты». Ирина Львовна, женщина очень образованная, не поняла, о чем речь. «Вот видите, — ответили ей японцы, — вы даже слова такого не знаете».

Как ученые исследуют конформизм? Можете привести примеры известных экспериментов?

Одними из первых конформность начал исследовать турецкий психолог Шериф Музафер. В 1935 году он провел эксперимент с использованием автокинетического эффекта, то есть иллюзии движения.

Он просил испытуемых отмечать моменты начала и окончания движения световых точек и определять расстояние, на которое они якобы переместились. В одной группе Шериф Музафер проводил эксперимент сначала с участием всех испытуемых, а потом индивидуально, а в другой — наоборот. В результате оказалось, что групповое обсуждение влияет на индивидуальные показания. Пожалуй, самые известные эксперименты по изучению конформности принадлежат американскому психологу Соломону Ашу. В 1950-е годы он провел эксперимент с разновеликими отрезками. Он показывал восьмерым молодым людям (семеро из них были «сообщниками» Соломона Аша, то есть членами подставной группы, и лишь один — испытуемым) четыре линии и просил указать одинаковые по длине. «Подсадные утки» систематически давали неверные ответы, и испытуемый всегда шел у них на поводу.

В эксперименте Соломона Аша было семь «подсадных уток». Это случайное число?

Нет. В результате множества социально-психологических исследований было установлено, что самое сильное влияние на человека оказывает группа именно из семи членов. Антон Семенович Макаренко писал в своих работах о том, что семь имеет особую силу воздействия. Это верно для взрослых. А когда дело касается детей, семь— уже много. Мы в своих экспериментах с детьми уменьшали подставную группу до четырех человек.

Каковы мотивы конформного поведения?

Конформизм может быть социальной реакцией, а может — свойством личности. Истинные конформисты всегда готовы следовать за другими. Это опасные люди, ими легко манипулировать, они поддаются каждому последующему воздействию, у них нет внутреннего стержня, нет своей позиции. Конформистов в чистом виде не так много. В то же время конформизм может быть формой продуманной социальной адаптации. Люди часто поступают конформно, если это им выгодно. Кроме того, исследователи зафиксировали резкое повышение конформности в нестабильные исторические периоды. В ситуации неопределенности, когда люди не знают, как себя вести, они невольно соглашаются с другими.

И все же, можно ли сказать, что конформизм в большей степени присущ представителям тех или иных государств?

Есть страны, система которых ждет от человека конформных реакций. Системам Сталина, Мао, Гитлера конформизм был на руку. И люди проявляли конформизм. Как я уже сказала, человек порой демонстрирует конформную реакцию из рациональных побуждений. Наша психика сложнее, чем условия, к которым нас пытаются подстроить. Очень интересные исследования проводил американский психолог (кстати, выходец из России) Ури Бронфонбренер. Изучая ценности североамериканских и латиноамериканских детей, он выяснил, что для американцев важна социальная агрессивность, а для латиноамерикацев — конформизм, следование друг за другом. Он обратил внимание: если поставить к доске трех учеников-латиноамериканцев и попросить первого, кто решит математическую задачу, повернуться лицом к классу, никто не повернется. Все будут ждать друг друга, потому что в Латинской Америке быть первым неприлично. А в США — наоборот, там идет постоянная конкуренция. Но это внешний культурный фактор поведения, форма адаптации к социальным условиям, к социальным ожиданиям — и больше ничего. В реальности же в любой системе обязательно есть лидеры, есть конформисты и негативисты.

Если человек — существо социальное, как проявляется его индивидуальность?

В каждом человеке есть два начала: социальное (я принадлежу обществу, оно меня взращивает) и уникальное. Уникальные проявления нужны нам лишь в отдельных случаях: при решении сложных проблем и в творчестве (научном, литературном, художественном и т.д.) — то есть когда мы тем или иным способом выражаем свое видение мира, пропуская через себя Великое идеополе общественного сознания (все сложившиеся в истории человечества образы и идеи, которые влияют на самосознание каждого отдельного человека в зависимости от уровня его образования и внутренней позиции).

Однако чаще всего мы ведем себя как социальные единицы — это стереотипы, навыки взаимодействия с другими. Мы выходим на улицу и (если нормативность нами усвоена) не толкаемся, не хулиганим, уступаем место пожилым. Мы не проявляем свою личностную позицию до тех пор, пока не попадаем в проблемную ситуацию.

Социальное начало в нас сильно, потому что любая система делает из человека социальную единицу. Это нормально. Другое дело, что людей нельзя ломать, превращать в винтики. Конечно, есть люди, у которых одно из этих двух начал развито сильнее. Например, у Бродского был конфликт с собой и с обществом. Он отразил этот конфликт в своем рефлексивном эссе «Меньше единицы». Любопытно, что он сам нашел этот образ и использовал слово, прижившееся в философии и науках о человеке, — «единица».

Если говорить о конформизме как о свойстве личности, то как оно формируется? Или это нечто врожденное?

Никто не знает, исследовать это очень сложно. Может быть, дело в слабом типе нервной системы: сензитивные, то есть чувствительные к внешнему воздействию люди могут поддаваться влиянию окружающих. А если эта слабость сопряжена с отсутствием культуры, системного отношения к миру, если человек не занимается саморазвитием и самоформированием, то дело совсем плохо. Хотя, замечу, сензитивность — тоже великий дар. Художники чувствительны к миру, и благодаря этому свойству они могут реализовать свои способности.

Теперь давайте обратимся к противоположному явлению — нонкорформизму.

В психологии чаще используется термин «негативизм». Только в одном психологическом словаре — А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского — есть понятие «нонконформизм». Так вот негативизм — это протестное поведение, которое проявляется как реакция на общественное мнение. У него много общего с конформизмом: и то и другое — зависимость от общества. Только конформисты соглашаются и говорят «да», а негативисты возражают и говорят «нет». И теми и другими можно манипулировать. Если мы хотим чего-то добиться от негативиста, мы просим его об обратном. Почему-то некоторые видят в нонконформизме некую социальную ценность.

Так при советской власти все протестные проявления людей расценивались как свидетельство силы и самостоятельности личности. Однако нонконформизм — это демонстративный негативизм, а не самостоятельное выражение своей социальной позиции. Да, в Советском Союзе определенную категорию людей называли нонконформистами. Конечно, они могли быть борцами. Но это были по большей части тщеславные борцы. И их протест я бы не назвала высшим достижением социального поведения.

А что высшее достижение?

Высшее достижение — это самостоятельность. Это Андрей Дмитриевич Сахаров, Александр Исаевич Солженицын — они понимали, что и зачем делают, и объясняли это людям. Они выступали прежде всего за интересы человечества. Самостоятельность — это личностное свойство. Только самостоятельного человека можно назвать личностью.

Самостоятельность — это целостное представление о своем месте в мире, о своем пути, о том, как «делать» себя, как выстраивать отношения с близкими, с Родиной, с миром. Чтобы реализовать свои представления, нужна воля. Человеку часто приходится противостоять мнению других.

Людей, демонстрирующих целостность сознания и воли, во все времена было не так много. Хочу назвать блистательного русского политического деятеля Василия Витальевича Шульгина (1878—1976), который достойно соответствовал в истории Государства российского своему месту и своему времени, верно служа Родине и честно признавая свои заблуждения. На съемках фильма «Я и другие» проводились эксперименты со студентами. И реакции большинства (вопреки надеждам нашего научного консультанта Артура Владимировича Петровского, который хотел показать, что советская молодежь, в отличие от американской, самостоятельна) были конформными.

Но были и те, кто не шел на поводу у группы. Так вот студентов, которые проявляли самостоятельность, я спрашивала, что они чувствовали, не соглашаясь с большинством. И они отвечали, что очень волновались. Один здоровый парень, мастер спорта, сказал: «У меня такое ощущение, что некий стержень дрожит во мне. Так мне было трудно». То есть когда группа давит, а ты идешь своим путем, ты несешь большие энергетические потери.

Проще проявить конформизм: ты со всеми, тебя никто не казнит, не милует, все в порядке. Самостоятельность дорогого стоит.

На самостоятельного человека нельзя воздействовать? Это настолько сильная личность, что его реакция никогда не будет конформной?

Самостоятельная личность может давать и конформные, и негативные реакции. Любого человека можно «подставить». Когда мы проводили эксперименты для фильма, мы специально обрабатывали людей. Мы приводили их в уютную комнату, где были кофе, конфеты, шоколад. Испытуемый входил туда вместе с подставными участниками — входил не последним, а третьим или четвертым. К нему все хорошо относились, показывали ему свое расположение, шутили, смеялись над его шутками. Все его поддерживали, и он чувствовал себя среди своих. И в такой компании в ситуации эксперимента он чаще всего вставал на ту же позицию, что и члены подставной группы. Скажем, про фотографии разных людей, мужчин и женщин, говорил вслед за другими, что это портрет одного и того же человека.

А если перед экспериментом все были нервные, злые, то на самом эксперименте дополнительное напряжение создавала съемочная команда, испытуемый давал негативные реакции. Например, про портреты одного и того же человека, говорил, что это разные люди.

Лично я, когда речь идет о серьезных, принципиальных для меня вещах, связанных с моим представлением о мире, внутренне готовлюсь, мобилизую свою энергию, чтобы, если понадобится, дать отпор тем, кто намерен мною манипулировать. К этому надо быть готовым эмоционально и физически. Человека можно сломать, если, например, он устал — ведь все мы к концу дня истощаемся. Кроме того, чтобы противостоять манипуляции и не сломаться, нужна воля и эмоциональная культура — способность регулировать собственные эмоции. В этом смысле себя надо воспитывать. Вообще социальные отношения — это ловушки. Есть люди, которые профессионально расставляют эти ловушки, которые умеют руководить массами, манипулировать ими. Когда вышел фильм «Я и другие», меня приглашали в учреждение, где обучались будущие политические лидеры африканских, азиатских и других дружественных СССР стран. Я успела прочитать там несколько лекций, когда наконец поняла, что на этом фильме учат манипулировать людьми. И я прекратила свои визиты. Ведь цель нашего фильма была показать людям, что они могут невольно пойти на поводу у других.

Нуждается ли общество в самостоятельных людях?

Да, конечно. Однако людей самостоятельных, которые умеют думать, стремятся развивать свою душу, тех, для кого на первом плане личностное развитие, всегда меньше. И это нормально. Как всякому биологическому виду нам не нужна избыточная самостоятельность. Обществу это не нужно. Человечеству надо воспроизводить себя. Какими бы социальными, интеллектуальными и духовными мы ни были, необходимость воспроизводства подчас сильнее нас. Это ключевой момент жизни. Здесь возможно провести аналогию с животным миром. Великий Чарльз Дарвин писал, что среди животных есть лидеры (вожаки), они более интеллектуальны, чем остальные. Вожаков всегда меньше. В стереотипных ситуациях, когда действует описанная Иваном Петровичем Павловым схема поведения по модели «стимул-реакция», стадо действует в соответствии с инстинктом: добывает пищу, производит на свет потомство, пребывает в покое. Когда случаются природные и другие катаклизмы, вожаки вынуждены «соображать» за всех, решать возникшие проблемы. Каждый вид нуждается в интеллектуальном лидере, который может проявить себя в экстремальной ситуации. Вожак в животном царстве — прообраз самостоятельного лидера в человеческом сообществе.

А как эти интеллектуальные вожаки ведут себя в спокойное время?

Есть гениальный эксперимент с крысами. В вольер с высокими железобетонными стенами посадили крыс (из грызунов они самые интеллектуальные создания). Дали им ветошь, бумагу, солому, ветки — они начали строить гнезда. Поставили качели — они начали качаться. Дали еды… А посередине вольера — глубокий колодец с водой. Так вот четыре крысы — три мальчика и одна девочка — освоив пространство, начали изучать колодец и в конце концов попадали в него. Сработал павловский рефлекс «Что такое?».

Сейчас у нас в стране, да и вообще в мире, непростая ситуация. Как раз такая, при которой у общества должна повышаться конформность. Значит, именно сейчас нам нужны самост ятельные личности. Поэтому вопрос: можно ли как-то воспитать, развить в людях самостоятельность?

Самостоятельность воспитать в людях в известной мере возможно. Однако это нерационально с точки зрения реальных потребностей социума. Изобилие самостоятельных персон не нужно обществу.

Развитие человека определяется тремя факторами. Первый — это генотип (то, что досталось нам от предков: тип нервной системы, особенности строения органов чувств и т.д.) Второй — социальные условия: то, как человека воспитывали. Бихевиористы, которые позаимствовали у Ивана Петровича Павлова схему «стимул-реакция», говорили: дайте нам двенадцать детей, и из одного мы сделаем врача, из другого — педагога, из третьего — преступника и т.д. Третий фактор — внутренняя позиция самого человека. Эта позиция формируется не у каждого. Она может сложиться у тех, у кого есть некая система ценностей, кто готов работать над собой. Внутренняя позиция для своего формирования требует колоссальных усилий. Кроме того, воспитать можно только тех, кто имеет к этому мотивацию и сам ищет себе учителя.

В целом же, общество (в том числе и лидеры) не заинтересовано в большом числе лиц, претендующих на самостоятельность.

Почему мы становимся конформистами? — FURFUR

Учитывая, что сама маргинальность — это уже локус «на границе», провести границу между маргинальностью и чем-то ещё, на мой взгляд, весьма проблематично. Я бы говорил не о границе, а о способах различения. Первое, что приходит в голову, — критерий осознанности: нонконформист существует в русле сознательного противостояния системе, маргиналий просто вымывается на периферию социума, вопреки собственному желанию. На мой взгляд, такой подход не всегда работает, так как нонконформистской свою позицию можно объявить уже постфактум, дабы оправдать неконтролируемое скатывание в маргиналитет, героизировать банальную личностную деградацию.

Мне кажется, в отличие от маргинала, нонконформист не просто противопоставляет себя существующему социуму — он предлагает альтернативную логику существования. Если маргинал волею судеб оказывается на периферии, его позиция нисколько не противоречит самой системе отношений, принятой в данном обществе, он существует в рамках уже сложившейся иерархии, в режиме «на дне». Нонконформист, в свою очередь, отрицает сложившиеся общественные отношения, чтобы противопоставить им альтернативный социальный проект, теснейшим образом связанный с его личностным проектом. Это может быть политическая утопия (фаланстер), духовное подвижничество (раскольники), контркультурное движение (битники), но всегда имеется некоторое «ради», которое организует всю его жизнь в определённой перспективе, наделяет её смыслом.

Противопоставляя себя традиционной системе отношений, традиционной морали и/или эстетике, нонконформизм подразумевает альтернативное общество, в котором также существует определённая социальная иерархия. Успех личного нонконформистского проекта определяется ролью и общественным положением индивида в этом альтернативном социуме. А основным критерием «успешного» нонконформистского проекта служит, на мой взгляд, признание другими членами той же социальной группы. То есть утвердить за тобой статус нонконформиста могут только другие нонконформисты.

История философии содержит немало ярких образчиков нонконформизма, та же школа киников — типичный пример. Лично мне ближе всего нонконформизм Сёрена Кьеркегора, наиболее полно отразившийся в его концепции «рыцаря веры». Образ «рыцаря веры» для Кьеркегора глубоко персонален, если не сказать интимен: собственно, это обозначение его собственного статуса в отношении общественных ценностей, традиционной морали, ортодоксальной церкви и — не в последнюю очередь — наукообразной философии. «Рыцарь веры» — это индивидуальный духовный проект, глубоко иррациональный и абсурдный, с точки зрения обыденного сознания. Для многих современников Кьеркегора его нарочитое антигегельянство и нелепый аскетизм были не более чем эстетической позой или, хуже того, локальным помешательством. Кроме того, многих копенгагенских обывателей возмутил неожиданный финал романа Кьеркегора с Региной Ольсен. Его внезапный немотивированный отказ от женитьбы, больше похожий на предательство, чем на сознательный духовный выбор, заставил многих задуматься о его нравственном облике. В результате радикальная позиция философа обернулась негласным остракизмом со стороны датского социума. Имея сравнительно высокий общественный статус по праву рождения, он в результате оказался на обочине социума: стал типичным маргиналом. Только последователи его философии в полной мере воздали ему должное: благородный рыцарь веры получил в качестве посмертной награды почётный статус родоначальника экзистенциализма. К слову, среди представителей этого направления было немало нонконформистов: Карл Ясперс, Жан-Поль Сартр, Симона де Бовуар, Альбер Камю. Каждый из них так или иначе противопоставлял доминирующей культурной позиции собственный личностный и социальный проект. И каждый из этих проектов, как мы знаем, оказался успешным.

Эффект конформизма | Psylist.net

Эффект конформизма. Это изменение поведения или мнения человека в результате реального или воображаемого давления группы. В 1937 году Музафер Шериф изучал возникновение групповых норм в лабораторных условиях. Его эксперимент заключался в следующем. На экране в темной комнате появлялся точечный источник света, затем он несколько секунд хаотично двигался и исчезал. Испытуемый должен был определить, на сколько сантиметров смещался источник света по сравнению с первым предъявлением. Сначала испытуемые проходили этот эксперимент в одиночестве и самостоятельно определяли смещение источника света. На втором этапе три испытуемых должны были дать согласованный ответ. Они заметно изменяли свое мнение в сторону усредненной групповой нормы. Причем и на дальнейших этапах эксперимента они продолжали придерживаться этой нормы. Шериф впервые экспериментально доказал, что люди склонны соглашаться с мнением других, часто доверять суждениям других людей больше, чем самому себе.

В 1956 году Соломон Аш применил термин «конформизм» и описал результаты своих экспериментов с подставной группой и наивным испытуемым. Группе из 7 человек предлагали участвовать в опыте по изучению восприятия длины отрезков. Необходимо было определить, какой из трех отрезков, нарисованных на плакате, соответствует эталонному. На первом этапе подставные испытуемые в одиночестве давали, как правило, верный ответ. На втором этапе группа собиралась вместе, и члены группы давали ложный ответ, что было неизвестно наивному испытуемому. Своим категорическим мнением члены группы оказывали давление на мнение испытуемого. По данным Аша 37% его испытуемых прислушались к мнению группы и проявили конформизм. Аш и его ученики провели множество экспериментов и варьировали предъявляемый к восприятию материал. Например, Ричард Крачвильд просил оценить площадь звезды и круга, подговорив подставную группу утверждать, что площадь звезды больше площади круга, равного ей по диаметру. И даже при таком неординарном опыте нашлись люди, проявляющие конформизм. Ни в одном из экспериментов Шерифа, Аша, Крачвильда не было явного и жесткого принуждения, не было поощрений за согласие с группой или наказаний за сопротивление групповому мнению. Тем не менее люди добровольно присоединялись к мнению группы и проявляли конформизм.

В 1965 году Стенли Милграм начинает серию своих известных экспериментов по изучению когнитивного диссонанса, возникающего в случае давления авторитетного мнения на совесть и мораль пытуемых. Эксперименты Шерифа, Аша, Милграма хорошо известны и подробно описаны в книгах Д. Майерса «Социальная психология» (1997) и Э. Аронсона «Общественное животное. Введение в социальную психологию» (1998). Они называют несколько условий возникновения конформизма:

  • степень конформизма возрастает, если задание действительно сложное или испытуемый чувствует свою некомпетентность;
  • тип личности: люди с заниженной самооценкой больше подвержены групповому давлению, нежели люди с завышенной сам оценкой;
  • численность группы: наибольшую степень конформизма люди проявляют тогда, когда сталкиваются с единодушным мнением трех и более человек;
  • состав группы: конформность повышается, если, во-первых группа состоит из экспертов, во-вторых, члены группы являются значительными людьми для человека, в-третьих, члены группы принадлежат к одной социальной среде;
  • ловушка «группомыслия» среди людей;
  • сплоченность: чем больше степень сплоченности группы, тем больше у нее власти над своими членами;
  • статус, авторитет: люди, имеющие наибольший статус, обладают и наибольшим влиянием, им легче оказывать давление, им чаще подчиняются;
  • наличие союзника: если к человеку, отстаивающему свое мнение или сомневающемуся в единодушном мнении группы, присоединяется хотя бы один союзник, давший правильный ответ, то тенденция подчиняться давлению группы падает;
  • публичный ответ: более высокий уровень конформизма люди показывают тогда, когда они должны выступить перед окружающими, а не тогда, когда они записывают свои ответы в свои тетради. Высказав мнение публично, люди, как правило, продолжают его придерживаться.

В результате проведенных исследований в социальной психологии обнаружены следующие закономерности. Во-первых, зависимость поведения человека от мнения и поведения других людей. Во-вторых, в конфликте между сенсорной и социальной информацией в большинстве случаев победу одерживает социальная информация. Более серьезная и неоднозначно решаемая задача возникает при конфликте между социальной информацией разного порядка. Например, между прошлым опытом человека, его целями, ценностями, принципами, ожиданиями, с одной стороны, и требованиями группы – с другой. Процесс выбора между присоединением к мнению группы и самодостаточностью, уверенностью в своем собственном мнении проходит гораздо сложнее, чем в вышеописанных экспериментах. В-третьих, возникает проблема соответствия вербальной реакции действительному мнению и поведению человека. Она формулируется следующим образом: изменяется ли мнение потому, что человек убедился; то есть произошло изменение его когнитивной структуры, или он лишь демонстрирует изменения, побуждаемый иными мотивами. Первый вариант получил название рационального конформизма, второй – мотивационного.

С. Аш определял конформизм как «отказ индивида от дорогих и значимых для него взглядов ради того, чтобы оптимизировать процесс адаптации к группе, а отнюдь не любое выравнивание мнений». Конформизм или конформное поведение показывает меру подчинения индивида групповому давлению, принятия им определенного стандарта, стереотипа поведения, норм, ценностей, ценностных ориентации группы. Противоположным конформизму является поведение самостоятельное, устойчивое к групповому давлению. В отношении к давлению группы мы различаем четыре типа поведения:

  1. внешний конформизм – мнения и нормы группы принимаются человеком лишь внешне, а внутренне, на уровне своего самосознания, он продолжает не соглашаться с группой, вслух этого не высказывает. В принципе это и есть истинный конформизм. Это тип поведения приспосабливающегося к группе человека;
  2. внутренний конформизм – человек действительно усваивает мнение большинства и полностью согласен с этим мнением, что показывает высокий уровень внушаемости данного человека. Это тип приспосабливающегося к группе человека;
  3. негативизм – человек сопротивляется давлению группы, активно отстаивает свое мнение, показывает свою независимую позицию, спорит, доказывает, стремится к тому, чтобы его индивидуальное мнение стало мнением всей группы, открыто заявляет об этом своем желании. Это тип поведения человека, не приспосабливающегося к группе, а стремящегося приспособить группу к самому себе;
  4. нонконформизм – независимость, самостоятельность норм, ценностей и суждений, неподверженность давлению группы. Это тип поведения самодостаточного человека, когда точка зрения не меняется в угоду большинству и не навязывается другим.

Д. Майерс называет три причины конформного поведения. Во-первых, настойчивое и упрямое поведение других людей может убедить человека в ошибочности его первоначального мнения. Во-вторых, член группы осознанно или неосознанно стремится избежать наказания, порицания, осуждения, остракизма со стороны группы за несогласие и непослушание. В-третьих, неопределенность ситуации и неясность информации способствует ориентации человека на мнения других людей, о становятся определенными и ясными источниками информации.

В групповом взаимодействии эффект конформизма играет существенную роль, поскольку является одним из механизмов принят группового решения.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Социальная психология:

Конформизм как одна из основ массовой коммуникации


То, что мы, люди, представляем собой, зависит, прежде всего от ситуации. Нас нельзя отделить от тех обстоятельств , в которых мы оказались, ибо они формируют нас и определяют наши возможности» 

Жан-Поль Сартр

Социальная психология и психология вообще всегда были предметами моего неподдельного интереса и любопытсва. Ведь так итересно узнать, почему люди ведут себя в одних ситуациях так, а в других иначе?
На протяжении всей истории человечества социальное поведение человека изучалось на научном уровне лишь в течение одного века.

Хотя многие вещи в поведении человека еще не разгаданы, социальная психология уже сегодня вполне способна ответить на интригущие вопросы о причинах человеческого поведения, о новых установках и их влиянии на индивидов, а также о природе социальных конфликтов.

«Социальная психология — это наука, которая изучает влияние различных ситуаций, обращая особое внимание на то, как мы воспринимаем друг друга и как воздействуем друг на друга» (David G.Myers «Social Psychology» 7th edition). Наши жизни тесно взаимосвязаны. Цель социальной психологии — обрести понимание сути и смысла этих связей.

Она изучает установки и убеждения, конформность и независимость, любовь и ненависть. Меня особенно интересут проблема конформизма в современном обществе, так как она связана с влиянием людей друг на друга.

Карл Ван Дорен как-то сказал: «Люди доверчивы, как овцы, и конформны, как волки»(Карл Ван Дорен «Почему я скептик»). И с этой фразой трудно не согласиться. Типична ситуация, когда вы, охваченные настроением толпы, начинаете аплодировать, несмотря на внутренний протест. Почему так происходит? Куда же подевались крайние индивидуалисты? Неужели мы в впрямь так подвержены пресловутому «cтадному чувству»?

Взять хотя бы животных. И те вынуждены приспосабливаться к сложившейся ситуации. Яркий пример тому — сова-трансформер, которая просто преображается на глазах в зависимости от испытываемых ею эмоций. Ну чем не типичный конформист?

Так хорош или плох конформизм? Мне кажется, что все зависит от конкретной ситуации. Согласитесь, вступать в ряды расиствов, будучи солидарным со всеми, это не очень здорово. А вот вести себя в общественных местах подобающим образом, соблюдая все нормы этикета, совсем другое дело.

К сожалению, само слово «конформизм» имеет изначально негативный окрас. Особенно это актуально в западных индивидуалистических культурах, где конформизм сродни уступчивости и подчинению. А ведь есть у него и безусловно положительные стороны(социальная восприимчивость, способность к сотрудничеству, чуткость).

В Японии, например, умение «идти в ногу» с окружающим миром и людьми является признаком терпимости, самоконтроля и духовной зрелости.

Следует различать такие понятия, как «конформизм», «одобрение» и «уступчивость». Каждое утро вы и еще десятки миллионов жителей планеты Земля пьют кофе. Разве это конформизм? Это можно выяснить при условии, что вы останетесь единственным представителем своей группы. Будете ли вы пить кофе каждое утро в этом случае?

Получается, что проявлении конформности это не только следование поведению других, но и попадение под их давление. Иными словами, оставшись один, вы кофе пить не станете. Вот это меня и пугает…

А страшнее всего того, что молодежь очень восприимчива к конформизму, ведь каждый из нас хочет принадлежать к той или иной группе по интересам и идентифицировать себя с ней. Рекламщики уже давно это знают, поэтому и манипулируют детьми, чтобы те в свою очередь «разводили» родителей на покупку той или иной безделушки.

Меня  поразила  статья в Британской газете «Guardian» о запрещении продажи в магазинах и рекламы одежды нулевого размера. Девушки, стремившиеся походить на Кейт Мосс, изнуряли себя диетами, ведущими либо к бесплодию, либо к смерти от истощения. Я сама в тот момент увлекалась похудением, но эта статья меня вовремя остановила. Конформизм навязан нам СМИ.

Конформизм — «изменение поведения или убеждения… в результате реального или воображаемого давления группы»(Kiesler & Kiesler, 1969).

Существует несколько разновидностей конформизма. Например, уступчивость и одобрение. Как часто проявляем мы конформность, не имея ни малейшей веры в то, что мы делаем! Надеваем на работу костюм, хотя терпеть не можем деловой стиль одежды. Все это можно охарактеризовать как внешнюю уступчивость. Мы уступаем требованиям окружающих, желая получить их поощрение или избежать возможного наказания.

Порой мы сами искренне верим в то, что вынуждает нас делать группа. И тогда это скорей внутренний конформизм, одобрение.

А что если речь идет о коллективном заблуждении? Тут в игру вступает коммуникация. Происходит спонтанное распростанение ложных убеждений. Иногда это может принимать форму массовой истерии. И тогда все черные кошки становятся пособницами дьявола, а женщины — ведьмами, и все они подлежат сожжению на костре людских заблуждений.

Существует феномен массового самоубийства, который построен на способности самоубийц вербовать последователй. Он нашел подтвержение в Германии, в Англии, где в одной из психиатрических больниц в течение года с собой покончили 14 человек.

Так что же порождает подчинение? Согласно Милгрему (A.Milgram,2000), четыре фактора определяют послушаемость индивида: эмоциональная удаленность жертвы, присутствие носителя власти и его легитимность, институциональность власти, а также раскрепощающее влияние тех, кто не подчинился.

Безусловно, культура — мощный фактор, формирующий нашу жизнь. Но для осознания конформизма важна также и власть ситуации. Социальный контекст имеет огромную силу над каждым из нас. Чтобы это проверить, нужно всего лишь нарушить сложившиеся социальные нормы: начать петь песни во время лекции в институте, есть с помощью ног и т.д.

Милгрем проводил ряд интересных экспериментов, в ходе которых его ученики просили уступить им место в общественном транспорте. К их удивлению, более половины из тех, к кому они обратились, сразу же выполнили их просьбу, даже не выслушав объяснения. Реакция студентов тоже любопытна: слова застревали у них в горле, они тушевались и отступали, а если и выдерживали, то, сев на место, пытались объяснить свое поведение, противоречащее установленным нормам, плохим самочувствием. Очень трудно прогнозировать поведение, даже свое собственное.

Таким образом,  конформизм — изменение поведения или убеждений индивида в результате давления группы — проявляется, как правило, в форме уступчивости и одобрения. Уступчивость — внешнее следование требованиям группы при внутреннем неприятии их. Одобрение — сочетание поведения под социальным давлением плюс согласия с требованиями последнего.

 

Все мы люди, которые играют в игры. Не будешь играть по правилам, подстраиваться, ничего не добьешься в жизни, станешь изгоем и отбросом общества. Поэтомы ВСЕ МЫ КОНФОРМИСТЫ, просто некоторые в большей , а некоторые в меньшей степени. Конформизм определяют личностное качества и культура. Как с ним бороться? Хороший вопрос.

Отвечу фразой Вуди Гатри, с которой согласна на все 100 процентов ( да-да, я конформистка, такая же, как  и вы):
» Я НЕ ХОЧУ ПОДГОНЯТЬ СЕБЯ ПОД ЭТОТ МИР». Я хочу жить в гармонии с ним.

 Список использованной литературы:
1)David G. Myers «Social psychology», 7th edition
2) журнал «Psychlogies»
3) Gazeta.ru «Мода на конформизм, А.Колесников
4) wikipedia.org


  

Выполнила: Фарафонова Наталия, 4 МЖ, МГИМО
 

конформизм в сознании и физиологии человека

Ирина Лагунина: Многие из нас уверены, что принимают решения абсолютно самостоятельно, считая конформизм лишь чертой характера отдельных людей. Тем не менее, эксперименты, проведенные исследователями из Эразмус Университета в Роттердаме, показывают, что склонность к конформизму широко распространена среди людей и животных, потому что у нее есть определенная физиологическая основа. Об этом рассказал Ольге Орловой один из авторов экспериментов, нейробиолог Василий Ключарев.


Ольга Орлова: Василий, вы изучали причины конформизма. Казалось бы, это явление носит чисто психологический характер, как и другие, впрочем, свойства нашего мышления. Но ваш эксперимент, как я понимаю, выявил физиологические основы этого явления?


Василий Ключарев: Да, действительно это так. Часто мы обладаем иллюзией, что мы принимаем решения самостоятельно. На самом деле социальная психология последние 50 лет показывает, что зачастую решения принимаются за нас либо социальным окружением, либо большинством в нашей группе, либо просто человеком в белом халате либо в погонах.


Ольга Орлова: И происходит это во многом благодаря воздействию именно на какие-то на части, на центры нашего организма?


Василий Ключарев: Это была наша гипотеза попытаться объяснить достаточно сложный социальный феномен процессами в нашем мозге. Конформизм как таковой в нашей задаче объясняется достаточно элементарными, можно сказать, автоматическими процессами, благодаря которым мы автоматически меняем свое мнение в сторону большинства.


Ольга Орлова: Тогда расскажите, пожалуйста, подробнее как протекал ваш эксперимент.


Василий Ключарев: В нашем исследовании мы попросили испытуемых молодых студенток оценить привлекательность женских лиц. Мы поместили испытуемых в сканер, который позволяет изучать, что же происходит в мозге наших испытуемых. В этом сканере испытуемые оценивали привлекательность женских лиц, используя шкалу от единицы — очень непривлекательное до 8 — очень привлекательное лицо. Как только наши испытуемые давали свою оценку, они видели ее на экране, после этого мы информировали их о мнении большинства европейских женщин, участвовавших якобы в нашем эксперименте.


Ольга Орлова: На самом деле вопроса не было о мнении большинства европейских женщин.


Василий Ключарев: Мы в каком-то смысле обманывали наших испытуемых, они думали, считали, что такой опрос был.


Ольга Орлова: Что же произошло потом, когда ваши участницы узнали о том, что их мнение не совпадает с мнением среднестатистической европейской женщины?


Василий Ключарев: Важно сказать, во-первых, они оценивали таким образом больше двухсот лиц, после этого мы делали перерыв, испытуемые покидали сканер и неожиданном мы просили еще раз оценить привлекательность лиц. Что мы обнаружили, что испытуемые поменяли свое мнение, поменяли в сторону большинства. Что самое интересное в этом эксперименте, что мы обнаружили в тот момент, когда испытуемые ощущали конфликт между своим мнением и мнением большинства, мозг продуцировал так называемый сигнал ошибки. Этот сигнал достаточно хорошо изучен современной нейрофизиологией. В принципе ошибка означает необходимость изменить поведение. Когда мы ошибаемся — это означает, что что-то надо менять в своем поведении. Если мы ведем себя правильно, не ошибаемся, следовательно можем продолжать предыдущую линию поведения.


Ольга Орлова: Простите, Василий, а как фиксировался этот сигнал?


Василий Ключарев: С помощью магниторезонансного сканера мы можем изучать активность мозга. Мы видим, что в момент, когда испытуемый конфликтует с мнением большинства, мозг продуцирует сигнал ошибки. Более того, если этот сигнал достаточно сильный, то испытуемый меняет свое мнение в сторону большинства.


Ольга Орлова: Какая часть мозга продуцирует сигнал ошибки?


Василий Ключарев: В принципе вся система достаточно распределенная, несколько структур вовлечены в эту систему. Наиболее характерная — это так называемая область в серединке нашего мозга. Сложно представить его по радио, где-то между нашими полушариями в коре головного мозга находится зона, которая продуцирует этот сигнал ошибки всякий раз, когда мы делаем ошибку. Мы ошибаемся в любой задаче, этот сигнал сигнализирует, что что-то надо менять, вы ошиблись. Мы видим, что когда вы отличаетесь от большинства, для нашей нервной системы это ошибка. Следовательно, достаточно автоматически мы меняем свое мнение в направлении мнения большинства.


Ольга Орлова: Скажите, пожалуйста, вы говорили, что сигнал ошибки для нейрофизиологов хорошо известен, а вот на какие еще явления наш мозг так реагирует и дает сигнал ошибки, какие-то эксперименты, где это было показано, зафиксировано, было такое?


Василий Ключарев: Да, всевозможные ошибки от элементарных, если вы играете в простую игру, например, орел или решку, если вы проигрываете, ваш мозг генерирует сигнал, до простых ошибок, опечаток, случайных неправильных реакций, каких-то конфликтных ситуаций.


Ольга Орлова: В тех случаях, когда человек замечает у себя ошибку в тексте или то, что ошибся в игре любой?


Василий Ключарев: Безусловно.


Ольга Орлова: Почему в эксперименте вы подбирали участниц именно женщин? Вы сказали, что это были студентки.


Василий Ключарев: Примерно в нашем эксперименте участвовали при сканировании 21 студентка.


Ольга Орлова: А почему выбрали именно эту половую и возрастную группу?


Василий Ключарев: В принципе мы пытались найти ситуацию, в которой можно было бы легко изучать комфортность. В данном случае мы пригласили студенток, попросили их оценить привлекательность лиц — это достаточно подходящая релевантная ситуация для молодой женщины, поскольку она обычно следит за внешней привлекательностью и ситуация вполне естественная для нее. Тем более, что мы обращаем внимание на мнение окружающих, мнение прессы, журналов мод и тому подобное. Поэтому мы хотели создать естественную ситуацию. И мы надеемся, что наши результаты можно обобщить и на другие группы испытуемых.


Ольга Орлова: Нужно ли для этого проводить следующие эксперименты с другими социальными, возрастными, половыми группами, чтобы, например, сравнивать степень конформизма в другой группе?


Василий Ключарев: Безусловно. Мы знаем, что группы различаются по степени конформизма, мы знаем, некоторые сообщества различаются. Коллективистские сообщества, связанные с азиатским типом культуры, более комфортные, чем западные сообщества. И так же внутри сообществ западных культур можно найти больших конформистов, меньших конформистов. Но мы считаем, что мы говорим об очень базовом механизме, который может быть сильнее выражен, меньше выражен, но выражен у большинства.


Ольга Орлова: Когда происходит эта активность, продуцируется сигнал ошибки, можно говорить о каком-то объясненном химическом процессе?


Василий Ключарев: Я бы лучше говорил о нейрофизиологическом процессе, но он действительно достаточно прост. То есть согласно нашей нервной системе, отличие от других является ошибкой, это запускает процессы, которые описываются элементарной теорией обучения животных. На самом деле все это укладывается в достаточно элементарные процессы, некие автоматические процессы. Создается впечатление, что очень трудно отличаться от большинства, мы автоматически пытаемся слиться с толпой.


Ольга Орлова: И в этом смысле человек не сильно отличается по своим реакциям от животных?


Василий Ключарев: Животные, конечно, сложный случай, потому что животные отличаются своей социальностью. Некоторые животные абсолютно живут в одиночестве, не обращают внимания на социальное окружение. Другие животные действительно сильные конформисты. Показано, например, что шимпанзе демонстрирует тот же самый конформизм. По крайней мере, с ближайшими родственниками очень похоже.


Ольга Орлова: А вы знаете, какие эксперименты с шимпанзе могли бы это продемонстрировать?


Василий Ключарев: С шимпанзе, конечно, все не очень просто. Исследование, которое показывает конформизм, показывает распространение неких навыков, которые возникают в сообществе шимпанзе. Было показано, что индивидуальные шимпанзе перенимают навыки большинства. И если они приходят к какому-то своему способу добыть пищу, они меняют в сторону способа большинства.


Ольга Орлова: Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, есть ли связь между почти механическим уподоблением большинству и действиями, которые человек совершает под воздействием так называемого эффекта толпы? Вот это довольно известное явление, когда человек в порыве, охваченный массами, делает то, что в одиночку никогда бы не сделал. Допустим, акты вандализма — это характерно не только подросткам.


Василий Ключарев: Я думаю, что связь есть, безусловно. Может быть мы объясняем не все данные феномена, но, безусловно, когда вы видите некоторую норму социальную агрессивного поведения, достаточно сложно отличаться от этой толпы. Если вы попытаетесь продемонстрировать другое поведение, вы как раз испытаете этот самый сигнал ошибки. Поэтому гораздо легче идти в русле толпы. Мы знаем из социально-психологических исследований, что поведение, связанное с нормой и поведением окружающих, влияет на нас. Скажем, люди начинают больше разбрасывать мусор, если они видят загрязненную поверхность, люди начинают даже красть деньги, если они видят некие сигналы вокруг, что люди ведут себя криминально. Поэтому на нас влияет поведение толпы — это научно задокументировано. Более того, скажу, что мы знаем просто в нашей политической жизни эффекты, когда люди имеют тенденцию голосовать за кандидатов политических, которые наиболее популярны. Особенно не определившиеся избиратели, они чутко реагируют на опросы общественного мнения, и опросы общественного мнения заставляют их менять точку зрения в сторону большинства. Поэтому куда ни бросим наш взгляд, везде наше мнение, наше поведение влияемо толпой.


Ольга Орлова: А как, на ваш взгляд, с точки зрения ученого, когда пытаются воздействовать на людей с помощью бесконечных публикаций, этих итогов опросов и так далее, когда политтехнолог именно на эти центры и давит, на нашу зону конформизма, можно ли в этом случае говорить корректном поведении политтехнологов?


Василий Ключарев: Мне сложно говорить, корректно это или не корректно, но это определенно влияет на поведение людей, это определенная технология. Если это используется грамотно политтехнологом, то он добивается своей цели, безусловно.


Ольга Орлова: Все-таки сейчас многие исследования биологов попадают под рассмотрение так называемых комиссий по биоэтике. И в данном случае приходилось ли вам сталкиваться с обсуждением этической составляющей такого рода экспериментов?


Василий Ключарев: Проблема, безусловно, есть. Особенно часто этот вопрос задается в аудитории, насколько мы балансируем на грани этических норм. В настоящий момент мы начинаем исследования с попыткой воздействовать на принятие решения манипуляцией, влиянием магнитного поля извне. В этом случае мы пишем большое заявление в этический комитет, это заявление будет рассматриваться, обычно занимает пару месяцев. Достаточно серьезно к этому относится этический комитет, мы стараемся не нарушать каких-то этических норм. Некоторые исследования даже в социальной психологии, изучающие наш конформизм, просто в психологии не могут быть на сегодняшний день повторены, но при этом эти исследования очень важны. Мое любимое исследование — это исследование, изучающее социальное влияние. Скажем, представьте себе, что вас пригласили поучаствовать в социально-психологическом исследовании. Вы приходите в экспериментальную комнату, вы видите второго испытуемого. Согласно легенде, второй испытуемый должен выполнять простую задачу. Как только он ошибается, вы должны наказать разрядом электрического тока, он связан с электрическим стимулятором. Вы сидите в соседней комнате, вы слышите, как выполняет задачу другой испытуемый, как только он ошибся, вы нажимаете на кнопку, стимулируете электрическим током. Рядом сидит экспериментатор, который говорит: каждую следующую ошибку вы должны повышать уровень электрического тока. И вы можете повысить электрический разряд от 60 вольт до 450 вольт. Как вы думаете, в какой момент вы прекратите подавать электрический шок, примите во внимание, что человек в соседней комнате кричать на уровне примерно 200 вольт, он умоляет прекратить. В какой момент вы прекратите его стимулировать? Рядом сидит человек в белом халате и говорит вам: продолжайте, вы должны повышать разряд. Большинство людей считают, что они не пойдут далеко, но эксперимент показал, что люди идут до предела. Они прикладывают 450 вольт, фактически убивают другого человека. К счастью, в этих исследованиях нет настоящего тока и испытуемые подставные.


Ольга Орлова: Это имитация.


Василий Ключарев: Это имитация, да. Но это показывает, что человек может убить другого человека в процессе эксперимента и под приказом исследователя. Это показывает на самом деле силу социального влияния. Кто принимает решение – вы, который нажимает на кнопку, или человек в белом халате рядом. В данном случае такие эксперименты сегодня не могут повторены, потому что люди испытывают шок в конце эксперимента, они реально убивают другого человека. Они понимают, что с ними происходит что-то невероятное. Но эти исследования приоткрыли грандиозные механизмы социальные влияния, то, что мы зачастую не принимаем решений, за нас принимает социальное окружение.


Эффект большинства: почему мы глупеем в толпе

  • Майкл Бонд
  • BBC Future

Автор фото, iStock

Концепция «мудрости толпы» срабатывает не всегда — порой групповое мышление подталкивает людей к принятию нерациональных решений, подчеркивает обозреватель BBC Future.

Большинству психологов и в голову не придет ставить эксперимент по изучению процессов принятия решений в оживленном лондонском пабе, но, с точки зрения Дэниела Ричардсона, лучше места не придумаешь.

Исследователь из Университетского колледжа Лондона изучает воздействие окружающих на наше мышление — например, его интересует, как наблюдаемое нами поведение других людей влияет на наш собственный выбор в той или иной ситуации.

Для этого Ричардсону необходимо, чтобы объекты его исследования находились в ситуации реального общения, а не в лаборатории, где испытуемых обычно изолируют друг от друга.

Сегодняшним вечером я присоединился к группе примерно из 50 человек в пабе Phoenix Arts Club, расположенном в лондонском районе Сохо.

Мы принимаем участие в одном из экспериментов Ричардсона. В заведении царит веселая и дружелюбная атмосфера; экспериментатор, стоящий перед нами с неформально закатанными рукавами рубашки, напоминает конферансье.

Тем не менее, мы имеем дело с серьезным научным исследованием. Каждому участнику выдали пароль доступа к специально созданному под эксперимент вебсайту, позволяющему перемещать по экрану персонального смартфона точку-курсор.

При этом перемещения курсоров всех участников отображаются на большом настенном телеэкране. Таким образом, наши коллективные решения могут наблюдать все присутствующие — а Ричардсон ведет запись процесса в научных целях.

Когда все участники двигают свои индивидуальные точки одновременно, создается впечатление, что по экрану перемещается рой рассерженных пчел.

После того, как мы научились управлять курсорами, Ричардсон задает свой первый вопрос: «Вы когда-нибудь списывали на экзамене?»

Согласно условиям эксперимента, движение курсора в правую сторону от центра экрана означает «да», в левую — «нет».

Автор фото, Getty

Сначала мы отвечаем на каждый вопрос поодиночке: на большом экране движения наших курсоров не отображается. Затем проделываем то же самое в группе.

Ричардсон хочет выяснить, одинаковыми ли окажутся наши ответы в обоих случаях. Иными словами, даем ли мы более честные ответы, когда отвечаем, не видя ответов окружающих?

Затем начинается основная часть эксперимента. Теперь нам предлагают согласиться или не согласиться с рядом утверждений.

«Великобритании следует выйти из состава Евросоюза», — говорит Ричардсон. Почти все курсоры на настенном экране устремляются влево: наш ответ — «нет».

«Забастовки работников лондонского метро следует законодательно запретить». Рой курсоров замирает в нерешительности — мы боимся первыми сделать выбор и надеемся спрятаться за спины других.

«Человек, угощающий в ресторане друзей, имеет право взять себе наибольшую порцию». Слышится всеобщий гул возмущения, и курсоры устремляются влево — категорическое «нет».

Но сколько из нас испытало секундную неуверенность, отвечая на этот же вопрос в индивидуальном порядке?

К сожалению, в тот же вечер результаты эксперимента нам не оглашают — после анализа они войдут в докторскую диссертацию Ричардсона.

Однако ученый предполагает, что в конечном счете его эксперименты продемонстрируют пагубные последствия конформизма.

Решения, принимаемые в группе, как правило, более предвзяты и менее разумны, чем те, что принимаются индивидуально.

«Взаимодействие людей обычно приводит не к консенсусу, а к принятию худших из возможных решений, — объясняет Ричардсон. — Мы обмениваемся не информацией, а собственными предубеждениями. Моя задача — попытаться выяснить, почему это происходит, и как можно улучшить процесс принятия коллективных решений».

Исследование Ричардсона в области конформизма наследует традиции экспериментальной психологии, существующей уже более 60 лет.

В 1950-х гарвардский психолог Соломон Аш продемонстрировал, что люди часто принимают точку зрения большинства, даже если она заведомо неверна, и даже если при этом им приходится отрицать собственные ощущения.

Автор фото, Dean Hochman Flikr CC BY 2.0

Примерно в то же время же Рид Тадденхэм из Калифорнийского университета обнаружил, что его студенты дают нелепые ответы на простейшие вопросы — например, утверждают, что у новорожденных мальчиков ожидаемая продолжительность жизни составляет 25 лет, — если думают, что их одногруппники до них ответили так же.

Групповой конформизм разительно отличается от эффекта «мудрости толпы», описанного в одноименной книге американского финансового аналитика Джеймса Шуровьески.

Данный эффект заключается в том, что обобщенное мнение большой группы людей позволяет давать более точные ответы или прогнозы, чем мнение любого отдельно взятого члена группы.

Это происходит лишь тогда, когда члены толпы выносят суждения независимо друг от друга, и наибольший эффект наблюдается в группах с неоднородным составом.

В то же время в сплоченных группах, члены которых разделяют общие ценности, верх берет стремление к коллективному единству.

Поэтому, когда Ричардсон показывает нам фотографию косатки и спрашивает, сколько, по нашему мнению, весит этот кит, рой курсоров на экране даст ему менее правильный результат, чем если бы он взял усредненное значение наших индивидуальных ответов.

По крайней мере, так гласит теория. Данные сегодняшнего эксперимента помогут Ричардсону и его студентам эту теорию проверить, а также подступиться к более фундаментальному вопросу — почему наши взгляды и когнитивные процессы изменяются в присутствии других людей.

Прощаясь с нами в пабе, Ричардсон напоследок делится следующей мыслью о социальных сетях.

«Мы думаем, что интернет — это информационная магистраль. На самом деле это магистраль, по которой передвигаются наши ложные представления. «Твиттер» и «Фейсбук» — прекрасные инструменты обмена информацией, но не исключено, что наша тяга к использованию их для распространения предрассудков в действительности делает нас всех глупее».

Конформизм в психологии

Здравствуйте, дорогие читатели и посетители!
Наша команда экспертов рада приветствовать на образовательном портале, где мы оказываем помощь в вопросах, связанные с самыми популярными дисциплинами, такими как русский язык, физика, психология и т.д. Вас интересует следующий вопрос: «Что принято понимать под конформизмом личности в обществе»? Жду вашего личного мнения экспертов.
 
ПСИХОЛОГИЯ – это наука, которая изучает закономерности возникновения, развития, а также функционирования психики человека, а также группы людей. После того, как мы выяснили основные положения изучаемой науки, переходим к системному рассмотрению следующих терминов, которые будут часто встречаться в сегодняшней теме: ЛИЧНОСТЬ, ПСИХОЛОГИЯ, АНАЛИЗ, ВОСПРИЯТИЕ, ОБЩЕСТВО, КОНФОРМИЗМ.  
 
ЛИЧНОСТЬ – это относительно устойчивая целостная система интеллектуальных, морально-волевых и социально-культурных качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности. АНАЛИЗ — это такой метод исследования, характеризующийся выделением и изучением отдельных частей объектов исследования. ОБЩЕСТВО (в широком смысле) – это такая форма объединения людей, обладающих общими интересами, ценностями и целями. ВОСПРИЯТИЕ (перцепция) – это чувственное познание предметов окружающего мира, субъективно представляющееся непосредственным. КОНФОРМИЗМ – это изменение поведения или убеждений в результате реального или воображаемого давления группы.
 
Так, что же принято понимать под конформизмом личности в группе (обществе и т. д.)? Стоит в первую очередь отметить, еще в древности философы сходились в том, что человек не может жить в социуме и не быть зависимым от него. Так, термин конформизм произошел от латинского слова conformis (то есть подобный, сообразный), это морально-политическое понятие, обозначающее приспособленчество, пассивное согласие с существующим порядком вещей, господствующими мнениями и т.п.
 
Стоит дополнить, что в психологии под конформизмом личности понимают ее податливость реальному или воображаемому давлению группы, при этом человек меняет поведение и личные установки в соответствии с позицией большинства, которую он не разделял ранее.
 
Стоит также дополнить, что существует также социальный конформизм, под которым понимают некритическое восприятие и следование господствующим мнениям, массовым стандартам и стереотипам, традициям, авторитетным принципам и установкам. На этом урок подошел к концу. Я надеюсь, что Вы усвоили пройденную тему сегодняшнего урока. Если же что-то осталось непонятным из данной темы, Вы всегда можете задать волнующий Вас вопрос.  
Желаем успехов в учебе, на работе, в творчестве!

Что такое соответствие? | Simply Psychology

Что такое конформность?

Саул МакЛеод, обновлено 2016


Конформность — это тип социального влияния, включающий изменение убеждений или поведения с целью приспособления к группе.

Это изменение является ответом на реальное (включая физическое присутствие других) или воображаемое (включая давление социальных норм / ожиданий) групповое давление.

Соответствие также можно определить просто как «уступка при групповом давлении » (Кратчфилд, 1955).Групповое давление может принимать разные формы, например, запугивание, убеждение, поддразнивание, критика и т. Д. Соответствие также известно как влияние большинства (или групповое давление).

Термин «соответствие» часто используется для обозначения согласия с позицией большинства, вызванного либо желанием « вписаться в », либо нравиться (нормативно), либо из-за желания быть правильным (информационное), или просто соответствовать социальной роли (идентификация).

Дженнесс (1932) был первым психологом, изучившим конформность.Его эксперимент представлял собой неоднозначную ситуацию со стеклянной бутылкой, наполненной бобами.

Он попросил участников индивидуально оценить, сколько зерен содержится в бутылке. Затем Дженнесс поместила группу в комнату с бутылкой и попросила их дать групповую оценку в ходе обсуждения.

Затем участников попросили снова оценить количество самостоятельно, чтобы выяснить, изменились ли их первоначальные оценки на основе влияния большинства.

Затем Дженнесс снова опросила участников индивидуально и спросила, хотят ли они изменить свои первоначальные оценки или остаться с оценкой группы.Почти все изменили свои индивидуальные предположения, чтобы приблизиться к групповой оценке.

Однако, возможно, самый известный эксперимент соответствия был проведен Соломоном Ашем (1951) и его экспериментом по оценке линий.


Типы соответствия

Типы соответствия

Кельман (1958) различал три различных типа соответствия:

Соответствие

(или групповое принятие)

Это происходит, «когда человек принимает влияние, потому что он надеется добиться положительной реакции со стороны другого человека или группы.Он принимает индуцированное поведение, потому что … он ожидает получить конкретное вознаграждение или одобрение и избежать конкретного наказания или неодобрения путем подчинения »(Kelman, 1958, p. 53).

Другими словами, подчиняться большинству (публично), несмотря на то, что на самом деле не согласен с ними (в частном порядке). Это видно на примере линейного эксперимента Аша.

Соответствие прекращается, когда нет группового давления, чтобы соответствовать, и поэтому является временным изменением поведения.

Интернализация

(подлинное принятие групповых норм)

Это происходит, «когда индивид принимает влияние, потому что содержание индуцированного поведения — идеи и действия, из которых оно состоит, — по своей сути является полезным. Он принимает индуцированное поведение, потому что оно соответствует [согласуется] с его системой ценностей »(Kelman, 1958, p. 53).

Интернализация всегда связана с общественным и частным соответствием. Человек публично меняет свое поведение, чтобы соответствовать группе, а также соглашается с ними в частном порядке.

Это самый глубокий уровень соответствия, когда убеждения группы стали частью собственной системы убеждений человека. Это означает, что изменение поведения будет постоянным. Это видно из автокинетического эксперимента Шерифа.

Это наиболее вероятно, когда большинство обладает большими знаниями, а члены меньшинства имеют мало знаний, чтобы бросить вызов позиции большинства.

Идентификация

(или членство в группе)

Это происходит, «когда человек принимает влияние, потому что он хочет установить или поддерживать удовлетворительные самоопределяющиеся отношения с другим человеком или группой» (Kelman, 1958, p. 53).

Люди соответствуют ожиданиям от социальной роли, e.грамм. медсестры, сотрудники полиции. Это похоже на соблюдение, поскольку не должно быть никаких изменений в частном мнении. Хорошим примером является Тюремное исследование Зимбардо.

Man (1969) определил дополнительный тип соответствия:

Ingratiational

Это когда человек подчиняется, чтобы произвести впечатление или получить благосклонность / признание других людей.

Это похоже на нормативное влияние, но мотивировано потребностью в социальных вознаграждениях, а не угрозой отвержения, т.е. групповое давление не влияет на решение подчиняться.


Объяснения соответствия

Объяснения соответствия

Дойч и Джеррард (1955) выделили две причины, по которым люди подчиняются:

Нормативное соответствие

  • Подчинение групповому давлению, потому что человек хочет вписаться в группу. Например. Исследование линии Аша.
  • Соответствует, потому что человек боится быть отвергнутым группой.
  • Этот тип соответствия обычно подразумевает соблюдение — когда человек публично принимает взгляды группы, но в частном порядке отвергает их.

Информационное соответствие

  • Обычно это происходит, когда человеку не хватает знаний и он обращается к группе за советом.
  • Или когда человек находится в неоднозначной (т. Е. Неясной) ситуации и социально сравнивает свое поведение с группой. Например. Кабинет Шерифа.
  • Этот тип соответствия обычно включает интернализацию — когда человек принимает взгляды групп и принимает их как личность.

Шериф (1935) Эксперимент с автокинетическим эффектом

Шериф (1935) Эксперимент с автокинетическим эффектом

Цель : Шериф (1935) провел эксперимент с целью продемонстрировать, что люди соответствуют групповым нормам, когда их помещают в неоднозначный (т.е. непонятно) ситуация.

Метод : Шериф провел лабораторный эксперимент для изучения соответствия. Он использовал автокинетический эффект — это когда небольшое пятно света (проецируемое на экран) в темной комнате будет казаться движущимся, даже если оно неподвижно (то есть это визуальная иллюзия).

Было обнаружено, что при индивидуальном тестировании участников их оценки дальности перемещения света значительно различались (например, от 20 см до 80 см).

Затем участников тестировали в группах по три человека.Шериф манипулировал составом группы, объединив двух человек, чьи оценки движения света в одиночестве были очень похожи, и одного человека, чьи оценки были очень разными. Каждый человек в группе должен был сказать вслух, как далеко, по их мнению, переместился свет.

Результаты : Шериф обнаружил, что после многочисленных оценок (испытаний) движения света группа сходилась к общей оценке. Человек, чья оценка движения сильно отличалась от двух других в группе, соответствовал взглядам двух других.

Шериф сказал, что это показывает, что люди всегда склонны подчиняться. Вместо того, чтобы делать индивидуальные суждения, они обычно приходят к групповому соглашению.

Заключение : Результаты показывают, что в неоднозначной ситуации (такой как автокинетический эффект) человек будет искать совета у других (которые знают больше / лучше) (т. Е. Принимают групповую норму). Они хотят поступать правильно, но могут не иметь соответствующей информации. Наблюдение за другими может предоставить эту информацию.Это известно как информационное соответствие.


Несоответствие

Несоответствие

Не все подчиняются социальному давлению. В самом деле, есть много факторов, которые способствуют желанию человека оставаться независимым от группы.

Например, Смит и Бонд (1998) обнаружили культурные различия в соответствии между западными и восточными странами. Люди из западных культур (таких как Америка и Великобритания) более склонны к индивидуализму и не хотят, чтобы их считали такими же, как все.

Это означает, что они ценят независимость и самодостаточность (индивидуум важнее группы) и, как таковые, с большей вероятностью будут участвовать в несоответствии.

Напротив, восточные культуры (например, азиатские страны) более склонны ценить потребности семьи и других социальных групп выше своих собственных. Они известны как коллективистские культуры и с большей вероятностью будут подчиняться.

Ссылка на эту статью:
Ссылка на эту статью:

McLeod, S.А. (2016, 14 января). Что такое соответствие? Просто психология: https://www.simplypsychology.org/conformity.html

APA Style References

Asch, S. E. (1951). Влияние группового давления на изменение и искажение суждений. В H. Guetzkow (Ed.), Группы, лидерство и люди . Питтсбург, Пенсильвания: Carnegie Press.

Кратчфилд Р. (1955). Соответствие и характер. Американский психолог , 10, 191–198.

Deutsch, M., & Gerard, H.Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение. Журнал аномальной и социальной психологии, 51 (3) , 629.

Дженнесс А. (1932). Роль дискуссии в изменении мнения о факте. Журнал аномальной и социальной психологии , 27, 279-296.

Кельман, Х. К. (1958). Соответствие, идентификация и интернализация: три процесса изменения отношения. Журнал разрешения конфликтов, 2, 51–60.

Манн, Л. (1969). Социальная психология . Нью-Йорк: Вили.

Шериф М. (1935). Изучение некоторых социальных факторов восприятия. Архив психологии , 27 (187).

Смит П. Б. и Бонд М. Х. (1993). Социальная психология в разных культурах: анализ и перспективы . Хемел Хемпстед: комбайн Пшеничный сноп.

Ссылка на эту статью:
Ссылка на эту статью:

McLeod, S.А. (2016, 14 января). Что такое соответствие? Просто психология: https://www.simplypsychology.org/conformity.html

сообщить об этом объявлении

Как соответствие влияет на поведение?

Конформизм подразумевает изменение вашего поведения, чтобы «соответствовать» или «идти вместе» с людьми вокруг вас. В некоторых случаях это социальное влияние может включать согласие или поведение с большинством людей в определенной группе, или это может включать в себя поведение определенным образом, чтобы группа воспринимала их как «нормальные».

Веривелл / Брианна Гилмартин

Определения

Психологи предложили множество определений, чтобы охватить социальное влияние, которое оказывает конформизм.

По сути, подчинение подразумевает уступку групповому давлению.

Некоторые другие определения включают:

  • «Соответствие — это наиболее общее понятие, которое относится к любому изменению поведения, вызванному другим человеком или группой; человек действовал определенным образом под влиянием других.Обратите внимание, что соответствие ограничено изменениями в поведении , вызванными другими людьми; он не относится к влиянию других людей на внутренние концепции, такие как отношения или убеждения … Соответствие включает в себя согласие и послушание, потому что оно относится к любому поведению, которое происходит в результате влияния других — независимо от характера влияния. «
  • » Соответствие можно определить как уступку групповому давлению, что почти все мы делаем время от времени. Предположим, например, вы идете с друзьями смотреть фильм.Вы не думали, что фильм был очень хорошим, но все ваши друзья думали, что он абсолютно великолепен. У вас может возникнуть соблазн подчиниться, сделав вид, что вы согласны с их вердиктом по фильму, вместо того, чтобы быть лишним ».

Почему мы соответствуем?

Исследователи обнаружили, что люди подчиняются ряду различных причин. Во многих случаях поиск у остальной группы подсказок о том, как нам следует себя вести, может оказаться полезным. У других людей может быть больше знаний или опыта, чем у нас, поэтому следование их примеру может быть поучительным.

В некоторых случаях мы соответствуем ожиданиям группы, чтобы не выглядеть глупо. Эта тенденция может стать особенно сильной в ситуациях, когда мы не совсем уверены, как действовать или когда ожидания неоднозначны.

В 1955 году Дойч и Джерард определили две ключевые причины, по которым люди подчиняются: информационное влияние и нормативное влияние.

Информационное влияние происходит, когда люди меняют свое поведение, чтобы стать правильными.В ситуациях, когда мы не уверены в правильности ответа, мы часто обращаемся к другим, более информированным и знающим, и используем их рекомендации как ориентир для нашего собственного поведения. Например, в классе это может включать согласие с суждениями другого одноклассника, которого вы считаете очень умным.

Нормативное влияние проистекает из желания избежать наказаний (например, следовать правилам в классе, даже если вы с ними не согласны) и получить вознаграждение (например, вести себя определенным образом, чтобы нравиться людям ).Взаимодействие с другими людьми

Типы

Как упоминалось ранее, нормативное и информационное влияние — это два важных типа соответствия, но есть также ряд других причин, по которым мы подчиняемся. Ниже приведены некоторые из основных типов соответствия.

  • Нормативное соответствие подразумевает изменение своего поведения, чтобы соответствовать группе.
  • Информационное соответствие происходит, когда человеку не хватает знаний и он обращается к группе за информацией и указаниями.
  • Идентификация происходит, когда люди соответствуют тому, что от них ожидается, исходя из их социальных ролей. Знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент Зимбардо — хороший пример того, как люди меняют свое поведение, чтобы соответствовать ожидаемым ролям. Тем не менее, в последние годы эксперимент подвергся тщательной проверке.
  • Соответствие предполагает изменение своего поведения при сохранении внутреннего несогласия с группой.
  • Интернализация происходит, когда мы меняем свое поведение, потому что хотим быть похожими на другого человека.

Исследования и эксперименты

Конформность — это то, что регулярно происходит в нашем социальном мире. Иногда мы осознаем свое поведение, но во многих случаях это происходит без особых размышлений или осознания с нашей стороны. В некоторых случаях мы соглашаемся с вещами, с которыми не согласны, или ведем себя так, как мы знаем, что не должны.

Некоторые из самых известных экспериментов по психологии конформности касаются людей, идущих вместе с группой, даже когда они знают, что группа ошибается.

  • Эксперимент Дженнесса 1932 года: В одном из самых ранних экспериментов по соответствию Дженнесс попросила участников оценить количество зерен в бутылке. Сначала они оценили это количество индивидуально, а затем в группе. После того, как их спросили как группу, их снова спросили индивидуально, и экспериментатор обнаружил, что их оценки сдвинулись от их первоначального предположения к тому, что предполагали другие члены группы.
  • Эксперименты Шерифа с автокинетическим эффектом: In В серии экспериментов Музафер Шериф попросил участников оценить, как далеко переместилась точка света в темной комнате.На самом деле точка была статичной, но казалось, что она движется из-за того, что известно как автокинетический эффект. По сути, крошечные движения глаз создают впечатление, что небольшое пятно света движется в темной комнате. На индивидуальные вопросы ответы участников значительно различались. Однако, когда его спросили в составе группы, Шериф обнаружил, что ответы сходились к центральному среднему значению. Результаты Шерифа показали, что в неоднозначной ситуации люди будут соответствовать группе, что является примером информационного воздействия.
  • Эксперименты Аша с соответствием: В этой серии знаменитых экспериментов психолог Соломон Аш попросил участников выполнить то, что, по их мнению, было простой задачей восприятия. Их попросили выбрать линию, длина которой соответствовала бы одной из трех разных линий. При индивидуальном запросе участники выбирали правильную линию. Когда его спросили в присутствии конфедератов, которые участвовали в эксперименте и намеренно выбрали неправильную линию, около 75% участников соответствовали группе хотя бы один раз.Этот эксперимент — хороший пример нормативного воздействия; участники изменили свой ответ и присоединились к группе, чтобы соответствовать и не выделяться.

Факторы влияния

Важные факторы включают:

  • Сложность задания: Сложные задания могут привести как к повышенному, так и к пониженному соответствию. Незнание того, как выполнять сложную задачу, повышает вероятность подчинения людей, но возросшая сложность также может сделать людей более восприимчивыми к разным ответам, что приведет к их снижению.
  • Индивидуальные различия: Личные характеристики, такие как мотивация к достижению и сильные лидерские качества, связаны со снижением склонности к подчинению.
  • Размер группы: Люди с большей вероятностью будут соответствовать в ситуациях, в которых участвуют от трех до пяти человек.
  • Характеристики ситуации: Люди более склонны соглашаться в неоднозначных ситуациях, когда они не знают, как им следует реагировать.
  • Культурные различия: Исследователи обнаружили, что люди из коллективистских культур с большей вероятностью будут соответствовать.

Примеры

Примеры влияющих факторов:

  • Подросток одевается в определенном стиле, потому что он хочет соответствовать остальным парням в своей социальной группе.
  • 20-летняя студентка колледжа пьет на вечеринке в женском обществе, потому что все ее друзья делают это, и она не хочет быть лишней.
  • Женщина читает книгу для своего книжного клуба, и ей это очень нравится. Когда она пришла на собрание своего книжного клуба, всем остальным его членам не понравилась книга. Вместо того, чтобы идти против мнения группы, она просто соглашается с другими, что книга ужасна.
  • Ученик не уверен в ответе на конкретный вопрос, заданный учителем. Когда другой ученик в классе дает ответ, сбитый с толку ученик соглашается с ответом, полагая, что другой ученик умнее и лучше информирован.

Слово от Verywell

Понимание соответствия может помочь вам разобраться в причинах, по которым некоторые люди соглашаются с толпой, даже если их выбор кажется им несвойственным. Это также может помочь вам увидеть, как поведение других людей может повлиять на ваш выбор.

Наука о подобии — Ассоциация психологических наук — APS

Посмотрим правде в глаза: люди редко творят историю, вписываясь в нее. Требуются Нельсон Мандела или Аунг Сан Су Чжи, чтобы привлечь внимание к делу, Джордж Лукас или Мадонна, чтобы произвести революцию в развлекательном жанре, и Дональд Трамп или Джон Стюарт, чтобы изменить природу политического дискурса.

Но для большинства людей приспособление кажется гораздо более удобным, чем условность вздора. Эта человеческая склонность привела к распространению таких распространенных привычек, как переработка отходов, сбор домашних животных и чаевые обслуживающему персоналу. Но соответствие также может иметь негативные последствия — присяжные могут прийти к единогласному вердикту, потому что один или два человека в группе опасались не согласиться с остальными; мужчина может заставить себя смеяться над сексистской шуткой, потому что его друзья смеются над ней; и подростки могут решить употреблять алкоголь, потому что «все крутые ребята так делают.

Психологические исследования конформизма прошли долгий путь с тех пор, как Соломон Аш разработал свои знаменитые эксперименты по социальному давлению в 1950-х годах. Они демонстрируют, что конформность — это не просто усвоенное поведение, а врожденное и более выраженное у людей, чем у других приматов.

Сейчас ученые исследуют мозговые процессы, которые определяют соответствие, а также отклонения от него. Исследование дает новое понимание того, как люди справляются с разногласиями и почему они соблюдают правила, обычаи и директивы, даже если они считают их нежелательными.Более того, эти исследования призваны раскрыть нейробиологию, стоящую за социальным отклонением.

Ответ на вознаграждение

Среди ученых, изучающих связь между мозгом и конформностью, — научный сотрудник APS Кристофер Д. Фрит, почетный профессор нейробиологии Wellcome Trust Center for Neuroimaging при Университетском колледже Лондона, Великобритания, в сотрудничестве с экспериментальным психологом Дэниелом Кэмпбелл-Мейкледжоном из Университета им. Сассекс, Великобритания. Их работа показывает, что, когда другие люди соглашаются с нами, наш мозг проявляет относительно повышенную активность в областях, связанных с вознаграждением.

В ходе исследования, проведенного несколько лет назад, Кэмпбелл-Мейкледжон, Фрит и международная группа исследователей набрали 28 добровольцев и попросили их составить список из 20 песен, которые им нравятся, но которые не принадлежат ни в каком формате. Затем участники оценили, насколько они хотят владеть каждой из песен, по шкале от 1 до 10, где 10 — самая высокая оценка. Они также читали профили двух музыкальных обозревателей и оценивали, насколько, по их мнению, можно доверять каждому из этих людей в выборе музыки, которую они (участники) хотели бы.

При прохождении функциональной МРТ (фМРТ) через неделю испытуемые просматривали дисплей с названием песни из их предпочтительного списка на одной стороне экрана и другим названием песни, выбранным экспериментатором. Участники случайным образом получали жетон на одно название песни в каждом испытании (по своему выбору или по выбору экспериментатора), и им говорили, что песни с наибольшим количеством жетонов в конце задания будут переданы им на компакт-диске.

Однако перед тем, как получить жетон, участникам было показано, какая из двух песен была предпочтительна каждым из рецензентов.После того, как задание было выполнено, испытуемые снова оценили свои песни на предмет желательности.

Результаты фМРТ показали, что участники показали относительно большую активность в брюшном полосатом теле, области мозга, связанной с вознаграждением, когда их любимая песня получила жетон, по сравнению с тем, когда альтернативная мелодия получила жетон. Эта активность была еще сильнее, когда мнения участников совпадали с мнениями обоих критиков, и этот эффект был наибольшим у испытуемых, чьи оценки песен находились под влиянием мнения рецензентов.

На более позднем этапе этого исследования Кэмпбелл-Мейкледжон, Фрит и его коллеги определили конкретную область мозга, которая, казалось, связана с нашей реакцией на консенсус. Они обнаружили, что испытуемые, у которых было больше объема в одной конкретной области мозга — боковой орбитофронтальной коре, — с большей вероятностью, чем их сверстники, изменили свои оценки, чтобы они больше соответствовали оценкам критиков.

Результаты показывают, отмечают исследователи, что боковая орбитофронтальная кора особенно чувствительна к признакам социального конфликта или разногласий, которые могут повлиять на изменение мнения.

«Наши результаты показывают, что социальная конформация, по крайней мере частично, встроена в структуру мозга», — сказал Фрит.

Угроза наказания

Другие исследователи изучали активацию структур мозга, обрабатывающих угрозы, когда мы нарушаем социальные нормы. Среди них — стипендиаты APS Манфред Спитцер (Ульмский университет, Германия) и Эрнст Фер (Цюрихский университет, Швейцария). В исследовании, опубликованном в 2007 году, они изучали активность мозга, возникающую, когда мы сталкиваемся с последствиями отклонения от социальных ожиданий.Кроме того, они намеревались изучить, как личность влияет на индивидуальную реакцию на наказание за несоответствие.

Спитцер, Фер и его коллеги набрали 24 человека и попросили добровольцев заполнить анкету, предназначенную для измерения макиавеллистских черт личности, таких как эгоизм и оппортунизм. Затем они разделили группу на пары, чтобы сыграть в игру. Каждой паре был предоставлен начальный запас в 100 единиц виртуальных денег, который игрок А получил право разделить между собой и игроком Б.Они также получили вторичное пожертвование в размере 25 денежных единиц.

Мужчины, назначенные на роль Игрока А, носили видеоочки, совместимые с фМРТ, и участвовали в серии из 24 испытаний, каждый раз сталкиваясь с другим Игроком Б в одном из двух случайно чередующихся условий.

В контрольном состоянии Игрок B просто получил все, что Игрок А предложил из 100 единиц эндаумента. В условиях наказания Игрок B — если он чувствовал, что получил несправедливую сумму от пожертвования в 100 единиц — может наказать игрока A, потратив весь или часть дополнительных 25-единиц банка, чтобы уменьшить свой заработок.В частности, каждая единица, которую потратил Игрок B, приводила к уменьшению заработка Игрока A на 5 единиц. Например, если игрок А сохранил все 100 единиц из первого банка, игрок Б может наложить максимальное наказание и потратить все 25 единиц из второго банка. Это оставит игрока A ни с чем.

Анализируя результаты, исследователи обнаружили, что в среднем игрок А отдавал игроку Б примерно 10 единиц в контрольном состоянии, при этом разделяя около 40 единиц в условиях наказания.Ученые отметили, что на самом деле некоторые из испытуемых, которые не давали денежных единиц в условиях контроля, заметно изменили свое поведение в условиях наказания. Открытие показало, что участников побуждали к справедливости, когда они сталкивались с угрозой наказания за эгоизм. И, как и ожидалось, чем меньше игроки А давали условия наказания, тем суровее относились к ним игроки Б в ответ.

Но как это проявилось на изображениях мозга? Исследователи обнаружили, что по сравнению с контрольным условием, игроки A в условиях наказания показали значительно более высокую активацию боковой орбитофронтальной коры и правой дорсолатеральной префронтальной коры (rDLPFC) при принятии решения о том, сколько делить с игроками B.Учитывая, что rDLPFC, как известно, участвует в оценке угроз наказания, этот вывод подтверждает теорию о том, что давление с целью соответствовать социальным ожиданиям активирует своего рода систему предупреждения о наказаниях, основанную на мозге. (В 2013 году Фер был частью команды, которая еще раз продемонстрировала это, используя неинвазивную стимуляцию рДЛПФК для фактического изменения соответствия нормативам.)

Неудивительно, что участники, набравшие высокие баллы по макиавеллистским чертам, переводили меньше денег во время контрольного условия и больше — в наказание.Они также показали повышенную активацию ключевых областей мозга, участвующих в соблюдении социальных норм. Все это соответствует типичной макиавеллистской ориентации на собственные интересы.

Чтобы сравнить эти реакции мозга с состоянием с несоциальным наказанием, исследователи провели дополнительный эксперимент, в котором игрок А взаимодействовал с предварительно запрограммированным компьютером, а не с человеком-игроком Б. Исследователи обнаружили, что наказание с компьютера вызывало значительно меньшую активацию у игрока. области мозга по сравнению с человеческим взаимодействием.Ученые-психологи предположили, что их открытия могут привести к новому пониманию психопатического поведения, поскольку люди с повреждениями в префронтальных областях мозга демонстрируют неспособность вести себя в соответствии с социальными нормами, даже если они их понимают.

Контроль соответствия

Если наука может связать области мозга с социальным соответствием, может ли она, в свою очередь, способствовать развитию методов, позволяющих манипулировать нашей склонностью держаться или вырываться из стаи? Кэмпбелл-Мейкледжон и Фрит также входили в группу исследователей, которые изучали, могут ли риталин и другие метилфенидаты (MPH), используемые для лечения синдрома дефицита внимания с гиперактивностью, не повышать конформность в поведении, но также и в оценке.

Исследовательская группа дала 38 взрослым женщинам-добровольцам дозу MPH или плацебо, подождала час, а затем предложила участникам просмотреть фотографии 153 лиц и оценить их по степени достоверности. После оценки каждого лица волонтерам сообщали среднюю оценку этого лица участниками, выполнявшими то же задание в других европейских университетах — другими словами, социальную норму.

После выполнения некоторых несвязанных задач в течение 30 минут добровольцев снова неожиданно попросили оценить лица на предмет достоверности.Они обнаружили, что в среднем субъекты, получившие MPH, изменили свой второй рейтинг в два раза выше, чем в группе плацебо, чтобы соответствовать социальной норме, если их первоначальный рейтинг умеренно отклонялся от того, что им было сказано как среднее. (Этого не произошло, когда у добровольцев мнения сильно расходились по сравнению с нормой.) Таким образом, исследователи предполагают, что MPH может усиливать сигналы мозга, которые способствуют конформности.

Во многих случаях склонность человека к подчинению может иметь негативные последствия — подумайте о людях, которые присоединяются к насильственному протесту или принимают участие в политической пропаганде.Исследователи под руководством психолога Василия Ключарева из Университета Радбауд в Нидерландах изучали возможность управления стремлением к соответствию. Они протестировали способ умеренного соответствия, посылая электромагнитные импульсы в заднюю медиальную часть коры головного мозга (pMFC), другую часть лобной коры, участвующую в обработке вознаграждения и поведенческих корректировках и, как полагают, играющую роль в социальной согласованности.

Ключарев и его коллеги набрали 49 студенток и случайным образом разделили их на три группы.Одна группа получала транскраниальную магнитную стимуляцию (ТМС) для pMFC, а другая группа получала подпороговую ТМС в той же области мозга (т. Е. Имитационное лечение). Третья группа получала ТМС в другую часть головного мозга — медиальную теменную кору.

Затем женщины просмотрели более 220 фотографий женских лиц в случайном порядке и оценили каждое лицо по 8-балльной шкале, из которых 8 были самыми привлекательными. Для каждого лица им быстро показали сравнение их собственного рейтинга со средним баллом, данным 200 их сверстниками.Во втором сеансе им было предложено оценить привлекательность одних и тех же лиц, снова в случайном порядке.

Анализируя различия в рейтингах между двумя сессиями, исследователи обнаружили, что участники всех трех групп TMS изменили свои оценки во второй сессии, чтобы они соответствовали средним оценкам своих сверстников. Но те, кто получил полную стимуляцию pMFC, изменили свои оценки в меньшей степени по сравнению с женщинами, получавшими фиктивное лечение, и женщинами из контрольной группы.Ключарев и его коллеги заявили, что их исследование следует расширить, включив в него мужчин, а также другие социальные ситуации.

Послушание во благо

Некоторые ученые исследуют нейронные механизмы, управляющие конформностью в просоциальном или здоровом смысле. Сотрудник APS Джамиль Заки из Стэнфордского университета провел несколько нейропсихологических экспериментов по конформизму и обнаружил, что преимущества варьируются от общественного здравоохранения до благотворительности.

В эксперименте, проведенном в прошлом году, например, Заки и аспирант Эрик К.В Nook из Гарвардского университета участники исследования прошли фМРТ-сканирование и оценили, насколько им понравилась серия как питательных, так и нездоровых продуктов питания. Затем участникам показали средние оценки, якобы сделанные 200 их сверстниками по каждому пункту, а затем повторно оценили продукты, все еще находясь в фМРТ.

Рейтинг второй группы добровольцев изменился, чтобы приблизиться к предполагаемому среднему значению группы. Но более конкретно, участники, которые показали более высокую активность в прилежащем ядре, области мозга, критической для реакции на вознаграждение, более точно выровняли свои вторые оценки со средним значением по сравнению с теми, кто проявил меньшую активность в этой области.Кроме того, они обнаружили, что участники продемонстрировали повышенную активность в вентромедиальной префронтальной коре, которая играет роль в оценке и принятии решений, когда они были убеждены, что их сверстникам нравится определенная пища больше, чем им. И те, кто отдали предпочтение этим продуктам, повысили их рейтинг.

Заки и Нук говорят, что дальнейшие исследования позволят выяснить, как долго длится такой сдвиг в предпочтениях, но они рассматривают результаты своей работы как возможное вмешательство для снижения высоких показателей ожирения.Может ли у людей развиться отвращение к нездоровой пище, если они верят, что их друзья и соседи едят овощи, фрукты и цельнозерновые продукты?

Заки говорит, что подобные его исследования показывают, что конформизм может быть не просто ложью или притворством, чтобы соответствовать — как это часто называют, — но на самом деле путем к изменению наших мнений и ценностей.

«Мы рассматриваем конформизм как слабость; мы говорим, что он поддерживает плохое поведение, например, курение или переедание, — говорит он. «Но если вы думаете, что конформизм — это мощный социальный механизм, с помощью которого мы меняем наши представления о мире, его можно использовать положительно», например, поощряя людей голосовать или делать пожертвования на благотворительность.œ

Ссылки и дополнительная литература

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Бах, Д. Р., Рёпсторф, А., Долан, Р. Дж., И Фрит, К. Д. (2010). Как мнение окружающих влияет на нашу оценку объектов. Current Biology, 20 , 1165–1170. DOI: 10.1016 / j.cub.2010.04.055

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Канаи, Р., Бахрами, Б., Бах, Д. Р., Долан, Р. Дж., Рёпсторф, А., и Фрит, К. Д. (2012). Структура орбитофронтальной коры прогнозирует социальное влияние. Current Biology, 22 , R123 – R124.

Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Симонсен, А., Йенсен, М., Волерт, В., Гьерлофф, Т., Шил-Крюгер, Дж.,… Рёпсторф, А. (2012). Модуляция социального влияния метилфенидатом. Нейропсихофармакология, 37 , 1517–1525.

Ключарев, В., Муннеке, М. А. М., Смидтс, А., и Фернандес, Г. (2011). Подавление задней медиальной лобной коры препятствует социальному соответствию. Журнал неврологии, 31 , 11934–11940.

Нук, Э. С., и Заки, Дж. (2015). Социальные нормы изменяют поведенческие и нервные реакции на еду. Журнал когнитивной неврологии, 27 , 1412–1426.

Рафф, К. К., Угазио, Г., и Фер, Э. (2013). Изменение соответствия социальных норм с помощью неинвазивной стимуляции мозга. Science, 342 , 482–484. DOI: 10.1126 / science.1241399

Спитцер, М., Фишбахер, У., Херрнберг, Б., Грон, Г., & Фер, Э. (2007). Нейронная подпись соблюдения социальных норм. Нейрон , 56 , 185–196. DOI: 10.1016 / j.neuron.2007.09.011

Заки Дж., Ширмер Дж. И Митчелл Дж. П. (2011). Социальное влияние модулирует нейронное вычисление ценности. Психологическая наука, 22 , 894–900. DOI: 10.1177 / 0956797611411057

Соответствие

: почему мы согласны?

Нам всем нравится верить, что давление сверстников не влияет на нас, что реклама не работает и что нам было бы совершенно комфортно быть единственным человеком, стоящим лицом к двери лифта, когда шесть других пассажиров решают случайно повернуться лицом к спине. .Зачем вам повернуться к задней части лифта, даже если все остальные были? Вы не дурак! К сожалению, оказавшись в такой ситуации, вы, скорее всего, обнаружите, что ваша способность сопротивляться действиям группы ограничена. Точно так же, как человек в этом эпизоде ​​популярного шоу 1960-х годов «Скрытая камера», с которым я связал, вы очень восприимчивы к силе конформизма.

Конформность в социальной психологии определяется в книге Ревеля Social Psychology как «изменение своего поведения из-за реального или воображаемого влияния других».«Соответствие — сильный аспект практически любой социальной ситуации. Наша готовность пожертвовать индивидуальностью, чтобы оправдать ожидания других, в течение многих лет озадачивала социальных психологов и породила множество психологических исследований.

Социальные психологи смогли выделить две основные причины конформности. Первый — это информационное социальное влияние, которое возникает, когда ситуации неоднозначны и мы ищем информацию у других. Когда мы не уверены в чем-то, мы используем поведение и отношение других людей, чтобы заполнить эту пустоту в понимании.Мы перенимаем поведение других, приспосабливаясь, таким образом, к познанию.

Вторая причина соответствия проистекает из нашей потребности в высокой самооценке, желания нравиться другим. Это называется нормативным социальным влиянием. Психолог Соломон Аш особенно интересовался этим источником соответствия, проводя серию экспериментов, которые сейчас широко известны и уважаемы — Тесты Аша.

В этом блоге я просто сосредоточусь на первоначальном эксперименте Аша.Аш попросил испытуемых войти в комнату группой и сесть за стол. Из пяти-шести человек, рассредоточенных вокруг стола, только один был участником, а все остальные были сообщниками — участниками исследования, работающими непосредственно с экспериментаторами. Участник не знал об этом; он или она считали, что его окружают другие участники исследования.

Аш знал, что ему нужно создать ситуацию, которая не была бы двусмысленной, потому что такая ситуация поддалась бы информационному социальному влиянию, вместо того, чтобы доказывать наличие нормативного социального влияния.

Сначала он показал участникам фото трех вертикальных прямых линий разного размера. Затем он показал фотографию одной линии и спросил участников, какая из трех линий с первой фотографии была самой близкой по длине. Правильный ответ на этот вопрос был очевиден, поэтому единственный ничего не подозревающий участник мог легко определить правильную линию для выбора. Однако Аш попросил всех союзников ответить на вопрос перед участниками, выбрав одну и ту же неверную линию.

Аш продолжал задавать другие похожие вопросы с очевидными ответами.Он обнаружил, что около 76% участников согласились, предложив неверный ответ только на один из этих вопросов. 24%, которые не соответствовали требованиям после первого вопроса, уступили после нескольких следующих раундов.

Хотя эти участники решили подтвердить ответы конфедеративного большинства, Аш понял, что они на самом деле не верят, что это правильный ответ. Участники были мотивированы необходимостью вписаться в группу, чтобы их любили и принимали другие, посредством нормативного социального влияния.

76% людей были готовы предложить заведомо неверный ответ на вопрос, чтобы вписаться в группу людей, которых они даже не знали и, скорее всего, никогда больше не увидят. Эта информация, кажется, бросает вызов общепринятому мнению о том, что мы достаточно сильны, чтобы сопротивляться конформизму. Возможно, пришло время заново оценить, насколько присутствие других людей влияет на ваши мысли и поведение.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Терапия Блоггинга, Терапия..

Соответствие — это акт поведения, мышления, разговора или внешнего вида, похожего на других людей, будь то сознательное изменение поведения или убеждений или бессознательная попытка приспособиться к давлению, реальному или воображаемому, из группы.

Понимание соответствия

Желание, чтобы на вас благосклонно смотрели и принимали других, сильно характерно для социальных животных, включая людей. Поэтому согласие часто не требует явного давления; большинство людей естественным образом принимают поведение, убеждения и внешний вид, аналогичные группам сверстников.Однако принуждение к соответствию может быть тонким или явным, а также может быть вызвано такими практиками, как изгнание людей, которые не подчиняются, или насмешки над людьми с другими ценностями.

Типы соответствия включают:

  • Соблюдение или согласие общества на социальное давление, несмотря на внутренние разногласия. Часто этот акт соответствия мотивирован получением вознаграждения и избеганием наказаний.
  • Идентификация или принятие убеждений близкого человека ради улучшения или построения отношений с этим человеком.
  • Интернализация или принятие убеждения доверенного лица. Желание быть правым часто является важным мотиватором, и, столкнувшись с влиятельным общественным деятелем, многие люди ответят на давление, приняв убеждения этого человека и включив их в личные убеждения.

Такие факторы, как единодушие, размер группы, самооценка, культура и легитимность власти — все это может усилить конформность, тогда как предыдущая приверженность, дистанцирование от власти и собственная личность человека могут уменьшить конформность.

Согласно недавнему исследованию, желание соответствовать либо врождено, либо развивается в очень раннем возрасте. Исследование показало, что люди, даже дети в возрасте двух лет, часто скрывают какой-то навык, чтобы лучше вписаться в группу. Часто соответствие нормам группы происходит бессознательно. Это можно увидеть по тому, как группы сверстников склонны отражать язык тела и образы речи друг друга, а также по тому, как семьи принимают свои собственные нормы приветствия, времени, проведенного вместе, и приемлемых форм поведения.

Последствия соответствия

Конформность — это нейтральная позиция, но она может способствовать решению определенных социальных проблем. В некоторых случаях конформизма желание человека вписаться в социальную группу может помешать способности принимать моральные или безопасные решения. Один из примеров — когда человек пьет и водит машину, потому что это делают друзья или потому, что друзья заверяют этого человека, что он или она может это сделать безопасно. Более крайние примеры можно найти в принятии несправедливых политических систем или отказе оспаривать расистские, сексистские и другие репрессивные и тревожные взгляды из-за желания соответствовать.

Однако соответствие не обязательно отрицательное. Например, ребенок, который плохо себя ведет в классе, может успокоиться и начать работать, увидев, как это делают одноклассники. Человек, мчащийся по шоссе, может замедлить скорость, если поймет, что другие водители едут не так быстро.

Чтобы приспособиться к социальным группам, часто требуется некоторая степень соответствия. Например, во многих культурах ношение одежды в общественных местах является ожидаемым поведением. Несоблюдение этой социальной нормы приведет к замешательству, недоумению, возможной озабоченности своим психическим состоянием и, возможно, к цитированию.Те, кто соответствует социальным нормам, рассматриваются как «нормальные» и, как правило, не подвергаются остракизму, но это может быть проблематично, когда культурные ожидания могут быть вредными для некоторых или когда некоторые люди не хотят соответствовать, но делают это, чтобы избежать остракизма. Подростки, например, часто могут чувствовать давление, заставляя их заниматься случайным сексом, даже если они не хотят этого, потому что это делают друзья.

Исторически людей, которые не соответствовали социальным нормам, часто называли психически больными. Например, женщины, которые добивались права голоса, рассматривались как плохо приспособленные люди, которые стремились разрушить неприкосновенность дома и брака, а мужья и отцы могли заставить их пройти психиатрическое лечение или поместить их в лечебные учреждения до тех пор, пока они не будут соответствовать или не будут выглядеть соответствия.Вдобавок гомосексуализм когда-то рассматривался психиатрическим сообществом как отклонение от нормы и расстройство, от которого человеку требовалось лечение, например, репаративная терапия. Эта классификация официально изменилась в 1973 году, когда она перестала перечисляться в Диагностическом и статистическом руководстве как психическое расстройство, хотя гомосексуализм по-прежнему часто рассматривается как ненормальное состояние, а не как нормальный аспект человеческой сексуальности.

Артикул:

  1. Американская психологическая ассоциация. Краткий психологический словарь APA . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 2009. Печать.
  2. История психиатрии и гомосексуализма. (2012). Получено с http://www.aglp.org/gap/1_history.
  3. Принц, Дж. Дж. (2007). Эмоциональное построение морали . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  4. Стетка, Б. (12 февраля 2015 г.). Соответствие начинается молодым. Получено с http://www.scientificamerican.com/article/conformity-starts-young.
  5. Уильямс, Р. (нет данных). Соответствие. Получено с https://www3.nd.edu/~rwilliam/xsoc530/conformity.html.

Последнее обновление: 15.06.2018

Пожалуйста, заполните все обязательные поля для отправки сообщения.

Подтвердите, что вы человек.

Соответствие, комплаенс и послушание — Психология

Существует ряд источников, подходящих для различных аудиторий, которые предоставляют обзоры литературы. Эти ресурсы обеспечивают широкое понимание процессов социального влияния, которое будет полезно как для ученых, так и для неакадемиков.И Милгрэм 1992, и Харкинс и др. 2017 содержат полезные общие обзоры, подходящие для самых разных аудиторий. Точно так же Cialdini 2001 будет полезен не только студентам, но и тем, кто не имеет академического образования и интересуется социальным влиянием. Напротив, Чалдини и Грискявичюс 2010 и Чалдини и Трост 1998 больше ориентированы на аспирантов и исследователей. Hogg 2010 представляет собой научный обзор литературы о социальном влиянии.

  • Чалдини, Р.Б. 2001. Влияние: наука и практика . 4-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

    Эта книга является одной из самых популярных в любой области социальной психологии. Он остается популярным учебником по социальному влиянию, но достаточно увлекателен благодаря эффективному использованию реальных примеров, что привлекает читателей вне академического контекста. Этот ресурс охватывает контент, включая шесть принципов влияния: взаимность, приверженность и последовательность, социальное доказательство, симпатия, авторитет и дефицит.

  • Чалдини Р. Б. и В. Грискявичюс. 2010. Социальное влияние. В Продвинутая социальная психология: состояние науки . Под редакцией Р. Баумейстера и Э. Финкеля, 385–418. Нью-Йорк: Oxford Univ. Нажмите.

    Академический обзор исследований социального влияния. В отличие от «Чалдини 2001», эта книга лучше всего подходит для научной аудитории и может стать полезным ресурсом для студентов старших курсов и аспирантов.

  • Чалдини, Р. Б., и М. Р. Трост. 1998. Социальное влияние: социальные нормы, соответствие и соответствие. В Справочник по социальной психологии . 4-е изд. Vol. 2. Под редакцией Д. Т. Гилберта, С. Т. Фиске и Г. Линдзи, 151–192. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Эта глава представляет собой всесторонний научный обзор психологических исследований социального влияния. Он предоставляет подробный обзор исследований норм, соответствия и соответствия.

  • Харкинс, С. Г., К. Д. Уильямс и Дж. М. Бургер, ред.2017. Оксфордский справочник социального влияния . Нью-Йорк: Oxford Univ. Нажмите.

    Это руководство предоставляет общедоступный обзор тем и текущих исследований в области социального влияния, включая внутри- и межличностные процессы, внутригрупповые процессы и прикладное социальное влияние. Это широко применимо, но также подходит для неакадемических студентов или студентов.

  • Хогг, М. А. 2010. «Влияние и лидерство». В Справочник по социальной психологии .5-е изд. Vol. 2. Под редакцией С. Т. Фиске, Д. Т. Гилберта и Г. Линдзи, 1166–1206. Хобокен, Нью-Джерси: Уайли.

    В этой главе представлен научный обзор литературы о социальном влиянии, с несколько другим акцентом в освещении, чем у Чалдини и его коллег. Эта глава лучше всего подходит для аспирантов, ученых и исследователей. В нем проводится различие между литературой соответствия, соответствия и послушания.

  • Милгрэм, С. 1992. Человек в социальном мире: очерки и эксперименты .2-е изд. Под редакцией Дж. Сабини и М. Сильвера. Серия Макгроу-Хилла в социальной психологии. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    В этой серии работ Стэнли Милгрэма, среди прочего, рассматриваются различные аспекты социального влияния. Это письмо подходит для студентов или профессионалов, но может представлять интерес в целом.

  • Соответствие (СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ) — iResearchNet

    Президент Джон Ф. Кеннеди и несколько его ключевых советников встретились в марте 1961 года, чтобы обсудить план Центрального разведывательного управления по вторжению на Кубу.Группа единодушно решила продолжить вторжение. По крайней мере, один советник, Артур Шлешингер, серьезно сомневался в мудрости этого плана, но он не оспаривал свою позицию.

    В лабораторном эксперименте Соломон Аш собрал группы студентов колледжа и сказал им, что они будут участвовать в исследовании визуального восприятия. Их задачей было сопоставить длину стандартной строки с тремя строками сравнения. Это было легко сделать, так как только одна из сравнительных строк была такой же длины, как и стандарт.В каждой группе фактически был только один реальный участник. Остальные члены группы были сообщниками, которым было дано указание давать единогласно неверные ответы на большинстве испытаний. Настоящий участник ответил предпоследним и, следовательно, подвергся групповому давлению, когда другие участники выбрали неверную линию сравнения. Аш также включил контрольное условие, при котором участники выносили суждения конфиденциально, без какого-либо группового давления. Он обнаружил, что участники, подвергавшиеся групповому давлению, соглашались с ошибочным большинством примерно в 33% случаев, в то время как контрольные участники допускали ошибки менее чем в 1% случаев.

    И Шлезингер, и участники эксперимента Аша столкнулись с единогласной группой коллег. Они оказались в противоречии между высказыванием того, во что они действительно верили, и согласием с другими членами группы. Они разрешили этот конфликт, подчиняясь группе.

    Определение соответствия

    Конформность возникает, когда человек меняет свое поведение или отношение, чтобы сделать его более похожим на поведение или отношение группы. Важно отметить, что конформность может происходить без желания группы оказывать влияние на человека или контролировать его, если этот человек знает групповую позицию и хочет с ней согласиться.Фактически, даже не обязательно, чтобы группа знала о существовании индивида. (По этим причинам термин групповое давление используется только для обозначения того, что индивид считает, что группа не согласна с его или ее позицией).

    Виды соответствия и несоответствия

    Определение соответствия как изменения по отношению к группе полезно, потому что оно подразумевает, что влияние группы действительно имело место. То есть мы, вероятно, были бы уверены, что на человека повлияла группа, если бы он или она сначала не соглашались с группой, а затем перешли к ней.Это было бы особенно верно, если бы другие люди, которые занимали такую ​​же исходную позицию, но не подвергались групповому давлению, не двигались в сторону групповой позиции. Напротив, если бы мы знали только, что человек в настоящее время согласен с группой, мы не были бы уверены, что групповое влияние было причиной. Человек мог независимо прийти к позиции группы, не зная, что думают члены группы, или не желая быть похожим на них. Ясно, что мы не хотели бы определять широко распространенную практику ношения пальто зимой как конформность, если, что кажется более вероятным, люди самостоятельно решат носить пальто, чтобы согреться.

    Хотя в целом определение соответствия с точки зрения изменений является хорошей идеей, в некоторых случаях этот критерий может вызвать проблемы. Например, человек может независимо соглашаться с групповой позицией, испытывать искушение отказаться от этой позиции, но сохранять ее из-за группового давления. Здесь соответствие будет проявляться в отказе от изменений. Критерий изменения также проблематичен, когда люди демонстрируют запоздалое подчинение (движение к групповой позиции спустя много времени после того, как возникает групповое давление). В этом случае трудно обнаружить взаимосвязь между групповым давлением и реакцией на это давление, даже если взаимосвязь существует.

    Другой важный вопрос в определении соответствия касается различия между публичным и частным соглашением. Общественное согласие (или согласие) относится к изменению поведения человека по отношению к позиции группы. Например, если человек изначально выступал против права на аборт, узнал, что группа защищает права на аборт, и публично соглашался с группой, этот человек будет демонстрировать согласие. Частное согласие (или принятие) относится к изменению отношения человека к позиции группы.Например, если личное мнение человека о правах на аборт станет более благоприятным после изучения позиции группы, этот человек будет демонстрировать согласие.

    Различие между публичным и частным соглашением важно, потому что оно имеет последствия для того, как человек будет вести себя, если группа не присутствует, чтобы контролировать его или ее поведение. Рассмотрим случай человека, который соответствует группе на публичном уровне, но не согласен с ее положением на частном уровне. Поскольку этот образец реакции часто возникает из-за желания принять группу, мы не ожидаем, что человек продолжит поддерживать позицию группы, если бы она не присутствовала, чтобы контролировать его или ее поведение.Напротив, рассмотрим случай человека, который подчиняется как на государственном, так и на частном уровне. Ожидается, что этот человек, который, по-видимому, действительно верит в позицию, которую он или она поддерживает, будет продолжать поддерживать эту позицию, даже если группа не присутствует.

    Так же, как существуют разные формы соответствия, существуют разные формы несоответствия. Два из самых важных — это независимость и антиконформизм. Независимость возникает, когда человек ощущает групповое давление, но не реагирует на него ни на общественном, ни на частном уровне.Таким образом, независимый человек «твердо стоит», когда сталкивается с разногласиями, не двигаясь ни к позиции группы, ни от нее. Напротив, антиконформизм возникает, когда человек ощущает групповое давление и реагирует, уходя от него (на публичном уровне, частном уровне или на обоих уровнях). Таким образом, антиконформер становится более радикальным в своей исходной позиции, когда сталкивается с несогласием. Таким образом, в реальном смысле антиконформер так же подвержен групповому давлению, как и конформер. Единственное отличие состоит в том, что антиконформер удаляется от группы, а конформер движется к ней.

    Мотивы, лежащие в основе соответствия

    Почему люди уступают групповому давлению? Были предложены две основные причины. Первый основан на желании людей придерживаться правильных убеждений. Определенные убеждения можно проверить, сравнив их с объективными физическими стандартами. Например, мы можем проверить наше мнение о том, что вода закипает при температуре 100 градусов по Цельсию, поместив термометр в кастрюлю с водой, нагревая воду и считывая термометр, когда вода начинает закипать. Напротив, другие верования (например,g. Соединенные Штаты должны сократить свои ядерные запасы) не может быть проверено на соответствие объективным физическим стандартам. Чтобы определить обоснованность таких убеждений, мы должны сравнить наши верования с верованиями других людей. Если другие соглашаются с нами, мы обретаем уверенность в обоснованности наших убеждений; если другие не согласны, мы теряем уверенность. Поскольку разногласия препятствуют нашему желанию проверить наши убеждения, у нас есть мотивация устранять его всякий раз, когда оно возникает. Один из способов сделать это — изменить нашу позицию по отношению к позиции других, то есть соответствовать.

    Этот анализ предполагает, что, когда люди не уверены в обоснованности своих убеждений и думают, что группа с большей вероятностью будет права, чем они, они будут подчиняться, чтобы уменьшить неопределенность. Поступая таким образом, они будут оказывать информационное влияние, которое, как обычно предполагается, вызывает частное признание, а также общественное согласие. Информационное влияние в одних условиях более распространено, чем в других. Например, люди проявляют больше соответствия, когда они работают над сложной или неоднозначной задачей, когда они сомневаются в своей компетенции и когда они думают, что другие члены группы очень компетентны в этой задаче.В таких случаях неудивительно, что люди чувствуют себя зависимыми от других в подтверждении своих убеждений и в результате.

    Вторая цель, лежащая в основе соответствия, — это желание быть принятым другими членами группы. Когда люди хотят нравиться и верят, что другие участники положительно отреагируют на соответствие (и неблагоприятно на несоответствие), они будут подчиняться, чтобы получить одобрение. Поступая таким образом, они будут оказывать нормативное влияние, которое, как обычно предполагается, обеспечивает общественное соответствие, но не частное признание.В соответствии с этой идеей, данные показывают, что люди, отклоняющиеся от группового консенсуса, обычно ожидают отказа от других членов группы. И часто они правы. Члены группы действительно не любят и отвергают людей, которые отказываются подчиняться. Однако не все отклонения вызывают одинаковую враждебность. Степень такой враждебности зависит от нескольких факторов, включая крайность и содержание позиции отклоняющегося, причины, которые предположительно лежат в основе поведения отклоняющегося, статус отклоненного и групповые нормы, касающиеся того, как следует относиться к отклоняющимся.

    Подобно информационному влиянию, нормативное влияние более распространено в одних условиях, чем в других. Например, согласованность обычно выше, когда члены группы работают для общей цели, чем когда они работают для индивидуальных целей. Предположительно это происходит из-за того, что люди, работающие ради общей цели, опасаются, что отклонения с их стороны будут рассматриваться как угроза для всей группы и, следовательно, будут строго наказаны. Напротив, люди, работающие над индивидуальными целями, с меньшей вероятностью предполагают, что другие члены будут возмущены (и, следовательно, накажут) их отклонения.Однако следует отметить, что если члены групп с общими целями полагают, что конформность снижает шансы их группы на достижение своей цели, они подчиняются очень мало.

    Второй фактор, увеличивающий нормативное влияние, — это наблюдение со стороны других членов группы. Поскольку другие могут вознаграждать и наказывать только в зависимости от поведения человека, если они наблюдают за этим поведением, люди должны больше беспокоиться о реакции других (и, следовательно, с большей вероятностью проявить нормативное влияние), когда их поведение является публичным, а не частным.В соответствии с этим рассуждением, люди больше подчиняются, когда их ответы известны другим членам группы, чем когда они неизвестны.

    Снижение соответствия: роль социальной поддержки

    Аш обнаружил, что он может резко снизить конформность (то есть повысить независимость) в своей экспериментальной ситуации с помощью простого изменения процедуры, а именно, имея одного сообщника, который отвечал перед наивным участником, несогласным с ошибочным большинством, давая правильные ответы. .Присутствие этого социального сторонника снизило общее количество дающих ответов с 33% до 6%. Дополнительное исследование Аша показало, что участники были гораздо более независимыми, когда им противостояло большинство в восемь человек и у них был сторонник, чем когда против них выступало большинство в три человека и не было сторонников. Более поздние работы других показали, что социальная поддержка снижает конформность у многих разных людей, включая взрослых мужчин и женщин, а также нормальных и умственно отсталых детей.Более того, способность социального сторонника снижать соответствие групповому давлению сохраняется даже после того, как человек уходит из ситуации, пока участники оценивают тот же тип стимула после того, как сторонник уходит, и этот человек явно не отвергает свою иную позицию.

    Почему социальные пособники так эффективно сопротивляются давлению группы? Кажется, ответ заключается в том, что они снижают вероятность информационного и / или нормативного воздействия. Что касается информационного влияния, то социальные сторонники могут снизить зависимость участников от группы для подтверждения своих убеждений.Таким образом, сторонник, который предположительно компетентен в групповой задаче, более эффективен в снижении соответствия, чем сторонник, который предположительно некомпетентен. Предположительно это происходит потому, что компетентный сторонник более надежно поддерживает позицию участника. Что касается нормативного влияния, то социальные сторонники могут снизить страх участников, что они будут наказаны за отклонения. Как отмечалось ранее, люди, которые не согласны только с групповым консенсусом (то есть без сторонника), ожидают, что их отвергнут.Однако этот страх уменьшается благодаря присутствию сторонника, который публично соглашается с их позицией. Страх возмездия может уменьшиться, поскольку участники верят, что сторонник поглотит часть враждебности, которая в противном случае была бы направлена ​​исключительно на них. Однако следует сделать одно предостережение. Если участники считают, что члены группы враждебно настроены по отношению к стороннику (например, потому, что они предвзято относятся к представителям его или ее расы), они могут неохотно «принимать» его или ее поддержку и могут продолжать подчиняться на высоком уровне.Предположительно это происходит потому, что участники ожидают, что союз со стигматизированным сторонником вызовет большее, а не меньшее наказание со стороны группы.

    Индивидуальные различия: роль культуры

    Это обсуждение до сих пор неявно предполагало, что данная ситуация группового давления оказывает примерно одинаковое влияние на всех, кто сталкивается с этой ситуацией. То есть предполагается, что люди, различающиеся по таким параметрам, как возраст, раса, пол и культурное происхождение, одинаково реагируют на групповое давление.На самом деле это не так, и индивидуальные различия иногда могут иметь сильное влияние на степень и тип соответствия, которые проявляют люди. Чтобы проиллюстрировать эти эффекты, давайте рассмотрим, как культурное происхождение людей влияет на их реакцию на групповое давление.

    Люди, выросшие в разных культурах, имеют разный опыт социализации, что может повлиять на их реакцию на групповое давление. Исследователи, интересующиеся влиянием культуры на поведение, часто различают два типа культур: те, которые подчеркивают индивидуализм, и те, которые подчеркивают коллективизм.Индивидуалистические культуры подчеркивают независимость, автономию и самостоятельность. Коллективистские культуры подчеркивают взаимозависимость, сотрудничество и социальную гармонию. Что касается влияния культуры на конформность, данные показывают, что люди в коллективистских культурах больше подчиняются задаче линейного суждения Аша, чем люди в индивидуалистических культурах. Предположительно это происходит потому, что люди в коллективистских культурах уделяют больше внимания совместным целям и больше озабочены и затронуты тем, как другие видят их поведение, чем люди в индивидуалистических культурах.

    Соответствие: плохо или хорошо?

    Последствия подчинения групповому давлению заслуживают рассмотрения в свете распространенного убеждения, что подчинение неизменно вредно. Однако на самом деле конформность может иметь как положительные, так и отрицательные последствия для человека и группы.

    С точки зрения человека конформность часто является рациональной и адаптивной реакцией. Человек, желающий точно реагировать на сложную и изменяющуюся среду, может иметь смысл полагаться на суждения других, особенно когда они более осведомлены о рассматриваемой проблеме.Точно так же человек, который хочет, чтобы его любили и принимали (что, конечно, не является необычной целью для большинства людей), часто обнаруживает, что конформизм — полезная тактика для получения признания.

    Конечно, соответствие может иметь негативные последствия и для человека. В некоторых обстоятельствах индивид с большей вероятностью будет прав, сохраняя свою позицию, чем поддерживая группу. Более того, даже несмотря на то, что конформеры обычно нравятся больше, чем отклоняющиеся, конформеры могут быть отвергнуты, если они рассматриваются как рабски согласные получить признание, а отклоняющиеся могут уважаться за их смелость в несогласии с групповым консенсусом.Конформность также может быть дезадаптивной, если человек желает отличаться от других, чтобы чувствовать себя уникальным. Наконец, человек, поддавшийся групповому давлению, может прийти к выводу, что он или она слаб и бесхребетен, что, в свою очередь, может снизить его самооценку.

    Не только с точки зрения отдельного человека, но и с точки зрения группы, соответствие может иметь как преимущества, так и недостатки. Все группы вырабатывают нормы или правила надлежащего поведения. Хотя содержание этих норм различается в разных группах, ни одна группа не может терпеть рутинное нарушение этих норм.Соблюдение хотя бы основных норм важно, если члены группы должны взаимодействовать предсказуемым образом и если группа хочет выжить и достичь своих целей. Однако, как и в случае с индивидуумом, конформность не всегда выгодна для группы. Иногда нормы, которые принимает группа, не меняются, даже если обстоятельства, изначально породившие нормы, изменились. В таких случаях постоянное подчинение может быть вредным для группы, уменьшая ее способность достигать своих целей и даже угрожая ее существованию.В подобных обстоятельствах группа лучше обслуживается отклонениями, направленными на удовлетворение ее реальных потребностей, чем соответствием устаревшим нормам. В соответствии с этим рассуждением, группы иногда признают полезность отклонений и вознаграждают «новаторов», которые, кажется, заинтересованы в помощи группе и способствуют достижению групповых целей.

    Как следует из этого обсуждения, вопрос о том, является ли соответствие плохим или хорошим, сложен. Ответ зависит от знания многих конкретных факторов, которые могут варьироваться от ситуации к ситуации, а также от оценочных суждений об относительной важности конфликтующих и часто одинаково значимых целей.Одного исследования соответствия недостаточно для решения ценностных вопросов. Тем не менее такое исследование предоставляет информацию, которая помогает нам разумно ставить эти вопросы.

    Артикулы:

    1. Аллен В. Л. (1965). Ситуационные факторы в соответствии. В Л. Берковиц (ред.), Успехи экспериментальной социальной психологии (том 2, стр. 133-175). Нью-Йорк: Academic Press.
    2. Аш, С. Э. (1956). Исследования независимости и подчинения групповому давлению: I.Меньшинство один против единодушного большинства. Психологические монографии, 70 (9, цел. № 416).
    3. Чалдини, Р. Б., и Гольдштейн, Н. Дж. (2004). Социальное влияние: комплаенс и конформность. Ежегодный обзор психологии, 55, 591-621.
    4. Дойч, М., и Джерард, Х. Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение. Журнал ненормальной и социальной психологии, 51, 629-636.
    5. Левин, Дж. М., и Руссо, Э. (1987). Влияние большинства и меньшинства.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *