Медиация в психологии: Медиация — психологический центр, помощь психотерапевта, консультация психолога

Автор: | 01.04.2021

Содержание

Медиация как социально-психологический феномен Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Сер. 6. 2007, Вып. 2. Ч. I

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

О.В. Аллахвердова

МЕДИАЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

Медиация как форма разрешения конфликтов представляет собой особый социально-психологический феномен. Суть медиации состоит в создании психологических условий, которые приводят к снижению эмоционального напряжения, принятию конструктивных решений и, в целом, к урегулированию конфликтов. Медиация существенно отличается от других процессов урегулирования конфликта. Важнейшую роль в процессе медиации, т. е. переговоров с участием третьей нейтральной стороны, играет медиатор, деятельность которого характеризуется рядом психологических особенностей и требований. В статье подробно рассматриваются основные роли медиатора, которые обеспечивают конструктивную коммуникацию между конфликтующими сторонами.

Известны три основные формы урегулирования конфликтов: 1) с позиции силы — военные действия, административные приказы, использование авторитета и власти; 2) с позиции закона/права — урегулирование в суде, арбитраже или третейском суде; и 3) переговоры с позиции взаимного согласования интересов. Многовековая история силового разрешения показывает, что данная форма не столько разрешает конфликт; сколько загоняет его вглубь, где он продолжает свое латентное существование до момента, пока проигравшая сторона не наберет достаточных ресурсов для достижения своих целей или отмщения. К тому же, выигравшая сторона должна все время увеличивать свой ресурс для того, чтобы эту свою победу удержать. Иными словами, силовой метод разрешения конфликта всегда оборачивается для победителя крайне нежелательными последствиями и, к тому же, оказывается дорогим по материальным и моральным затратам1.

Практика судебного разрешения конфликтов — несомненно, более цивилизованная процедура. Однако, во-первых, никакая судебная система не способна решать все возникающие конфликты — их слишком много в современном обществе. Во-вторых, не всегда спор вообще может быть разрешен в суде, например, из-за отсутствия необходимых законов. В-третьих (и это самое главное), проигравшая в результате судебного разбирательства сторона, как правило, не считает решение справедливым, а потому стремится его вначале обжаловать, а если это не удается, не исполнять. Даже в такой законопослушной стране, как США, не исполняется до 70% судебных решений по гражданским искам. В России не исполняется до 85-93% таких решений (таково, по нашим данным, мнение судей Санкт-Петербурга).

Переговоры как средство урегулирования конфликтов становятся все более востре-буемыми2. Однако, стороны, находясь в конфликте, сопровождаемом сильными негативными эмоциональными переживаниями, обычно не в состоянии провести конструктивно переговоры сами, Именно по этим причинам и возникли переговоры с привлечением третьего нейтрального лица — посредника, в международной терминологии — медиатора3. Главная цель и роль посредника (медиатора) — организовать переговоры таким образом, чтобы стороны пришли к взаимовыгодному решению. Одним из основных принципов

© О.В. Аллахвердова, 2006

медиации является то, что конфликтующие стороны участвуют в процессе добровольно. При этом сам процесс переговоров полностью принадлежит сторонам. И ответственность за результаты — соглашение, которое принимают стороны, также полностью принадлежит им. Оказалось, что медиация эффективна в 90% случаев, и при этом договоренности, достигнутые в процессе медиации, по разным данным, выполняются в 80% случаев.

Метод медиации, начиная с 70-х гг. XX в., широко используется за рубежом: в США, в Италии, в Дании, в Польше, в Германии, в Англии, в Швеции и других странах (Moore, 1986; Анцупов, Шипилов, 1999; Кармин, 1999; Бесемер, 2004; Носырева, 2005 и др.)4. Медиация, прежде всего, используется для разрешения внутрисемейных проблем (отношения между супругами или отношения между родителями и детьми), конфликтов между соседями и школьных проблем (между учителями, родителями и учениками) и т. п. Особенно широко представлены в медиационной практике конфликты в связи с разводом (раздел имущества, опека, финансовая поддержка детей и др.). Однако медиация доказала свою успешность и при решении любых других конфликтов: производственных, этнических и даже межгосударственных.

В России метод медиации, или посредничества, при разрешении межличностных конфликтов все еще не имеет широкого применения, Нами в первой половине 1990-х гг. было обследовано более 45 различных психологических организаций Санкт-Петербурга, оказывающих психологические консультационные услуги населению. Анализ их деятельности и содержания услуг показал, что ни одна из них не использует медиацию. Именно поэтому в 1994 г. в Санкт-Петербурге (при СПбГУ) был создан первый в России Центр разрешения конфликтов. В результате 15-летней практической работы выяснилось, что медиация является особым социально-психологическим процессом, который нетипичен для современного российского менталитета и сталкивается с рядом трудностей. Тем не менее, посреднику, несмотря на возникающее сопротивление сторон, благодаря процедуре медиации и грамотному исполнению функций медиатора, удается сделать этот процесс конструктивным и помочь сторонам урегулировать конфликт.

Определение медиации. Медиация — это особый социально-психологический процесс, в котором поведение конфликтантов сильно отличается от их поведения при административной или судебной процедурах. В России многие юристы поддерживают идею медиации (хотя редко ее правильно понимают), другие же (их немало) считают медиацию либо ненужной процедурой, либо не реалистичной для России, привыкшей к административному или судебному урегулированию всех проблем. Такая позиция, на мой взгляд, связана с неточным пониманием того, что же такое медиация. Медиация — это структурно организованный процесс группового взаимодействия, в котором один из участников взаимодействия облегчает коммуникацию между двумя (и более) другими участниками, находящимися в эмоциональном противостоянии друг к другу и не способными самостоятельно осуществить конструктивную коммуникацию.

Медиация сходна с психологическими тренинговыми технологиями, но у медиации есть существенные и значительные отличия от тренинга и консультирования. Сама по себе процедура медиации направлена не на разрешение психологических проблем участников, а на урегулирование проблем взаимодействия, в котором ущемлены реально или предполагаемо интересы участников. Групповой психологический тренинг, как известно, направлен либо на разрешение внутри личностных конфликтов, либо на формирование каких-либо навыков и умений. Сравните: «социально-психологический тренинг — модель для изучения и практическая лаборатория для формирования коммуникативных умений,

средство психологического воздействия, направленное на развитие знаний, социальных установок, умений и навыков и опыта в области межличностного общения и профессиональной деятельности»5. Аналогично, тренинг ассертивного поведения развивает навыки уверенного поведения6. По окончании тренинга участники чувствуют себя удовлетворенными, более уверенными, у них улучшаются контакты с другими людьми, они лучше понимают других7. В этом смысле тренинг похож на медиацию: он тоже дает эмоциональное удовлетворение.

Медиация не ставит какие-либо задачи по формированию навыков или получения удовлетворения. Если это и происходит, то это дополнительный результат медиации. В медиации происходит важное реальное событие для участников. Медиация — это общение, в результате которого снижается не только эмоциональное и когнитивное напряжение конфликтантов, но участники получают удовольствие «в терминах удовлетворения потребностей»8 не только духовных, психологических, но и материальных. Медиация — это значимая часть жизни людей, находящихся в состоянии противостояния, борьбы и негативного отношения друг к другу (что редко бывает в тренинге, если тренер специально не создает такую игровую ситуацию противостояния). Цель медиации — снять негативное отношение, помочь сторонам наладить конструктивную коммуникацию, подвести людей к осознанию своих интересов, снять психологические барьеры противостояния и увидеть в другой стороне не врагов или оппонентов, а партнеров, без которых не могут быть удовлетворены насущные потребности, какими бы они ни были. Им необходим совместный поиск взаимоприемлемых решений — договоренностей по урегулированию ситуации.

Итак, медиация — это четко организованный алгоритм переговоров, или последовательность этапов, которые обязательны для успешности всего процесса. Классическая последовательность этапов в медиации следующая:

1. Введение в процесс медиации.

2. Презентация сторон — рассказ каждой стороны, в чем суть их спора,

разногласий, конфликта.

3. Дискуссия по выработке вопросов для обсуждения и переговоров.

4. Кокус — индивидуальная работа медиатора с каждой из сторон.

5. Дискуссия по выработке возможных предложений для урегулирования конфликта.

6. Подготовка проекта соглашения.

7. Выход из медиации9.

Каждая стадия медиации имеет свои конкретные цели и задачи. Пока не будут достигнуты эти цели, медиатор не может переходить к следующей стадии. Только при полной уверенности, что все задачи этапа решены, можно переходить к следующему. Со стороны часто виднее: кто прав, а кто виноват. Медиатор не имеет права давать каких-либо оценки, а тем более определять, какая из сторон права или виновна. Он должен в процессе медиации оставаться нейтральным и беспристрастным, лишь обеспечивать эффективную коммуникацию между сторонами. Медиатор помогает сторонам понять, что случившееся уже в прошлом. Главное, чтобы они осознали, что именно для них важно в будущем.

Рассмотрим основные роли медиатора, которые выполняются на разных стадиях медиации.

Роли медиатора. Наш опыт обучения медиаторов показал, что медиатором может быть любой человек, имеющий высшее образование, при условии, что он успешно прошел специальную подготовку. Специалистами Санкт-Петербургского центра разрешения

конфликтов с 1995 г. было обучено более 400 человек, из них 175 сертифицированы Международным Сертификатом медиатора Российско-Американской программы по конфликтологии. Никто из них до специального обучения не мог успешно провести ни одной медиации. Обсуждение трудностей, возникающих при обучении посредников, показало, что они почти не зависят от национальной и культурной принадлежности как преподавателей, так и обучающихся медиации. Некоторые профессиональные особенности могут мешать обучению. В 1997 г. мне посчастливилось присутствовать на международном рабочем семинаре в Сакраменто (Штат Калифорния, США), где присутствовали медиаторы из США, Африки, Арабских государств и России. Было удивительно тогда для нас, русских психологов, услышать, что труднее всего обучать медиации юристов и психологов. Юристы, мол, всегда знают, что надо делать, всегда дают советы и рекомендации, а это, как известно, не допустимо в медиации, а психологи начинают решать глубинные психологические проблемы клиентов вместо того, чтобы урегулировать реальный конфликт.

Итак, главная роль медиатора, как уже отмечалось, — это организация процесса медиации.

С момента прихода клиентов на медиацию медиатор задает им правила поведения, помогает сторонам договориться о процедуре ведения переговоров и на протяжении всей медиационной сессии поддерживает как выполнение достигнутых процедурных соглашений, так и корректные отношения между сторонами. Медиатор может прервать медиацию, если стороны не в состоянии остановиться в агрессивной «перепалке» или он явно видит, что стороны не готовы к переговорам. Очевидно, что функцию организатора медиатор выполняет на всех стадиях и между ними.

Медиатор должен быть также активным слушателем. Эта роль медиатора хорошо известна психологам. Ему следует понимать как содержательную, так и эмоциональную составляющую речи спорящих, а затем показать (дать обратную связь) конфлик-тантам, что он их действительно услышал. В этой роли медиатор буквально повторяет или переформулирует утверждения говорящего, чтобы удостовериться: он правильно понял то, что было сказано. Бесстрастный повтор медиатора позволяет второй стороне лучше понять сказанное другой стороной. При этом медиатор должен разобрать события (или факты), по поводу которых произошел конфликт, оценку этих событий участниками и те чувства, которые по поводу названных событий переживают участники. Следует иметь в виду что большинство людей не умеет отличать факты от их интерпретаций и оценок, что зачастую приводит к непониманию поведения другой стороны. Часто трудно даже перечислить все возможные интерпретации одного и того же факта.

Стандартный текст активно слушающего медиатора выглядит так:

-Итак, вы считаете.,, (далее идет повтор сказанного). Я правильно вас понял?

Эхо-повтор играет исключительно важную роль в медиации. Повторение сказанного, лишенное в исполнении медиатора эмоциональной окраски, направляет обсуждение сторон на содержательную сторону спора. Повторение позволяет говорящему почувствовать неточности в своем рассказе и их исправить. Следует также заметить, что фиксация внимания к словам говорящего повышает его доверие к медиатору, ведь люди (особенно в России) совершенно не привыкли к тому, что их действительно слышат.

Медиатор должен воспринимать эмоции спорщиков как факт (они могут плакать или смеяться, гневаться или радоваться), но при этом рассматривать даваемую ими эмоциональную оценку события лишь как интерпретацию самого события. Поэтому медиатор может сообщить сторонам свое впечатление об эмоциональном состоянии.

Например: «Я вижу, что вы возмущены этими словами».

При этом медиатор не может, например, сказать: «Вы говорите возмутительные вещи, поэтому противоположная сторона возмущена Вашими словами». Но, например, может сказать: «Когда вы говорите (повторяются слова говорившего)… вы видите, какие чувства это вызывает у другой стороны». Активно слушать стороны медиатор должен на всех стадиях процесса, но ведущей эта функция является на стадиях презентации сторон, дискуссий и кокуса.

Медиатор как анализатор конфликта помогает сторонам осознать существенные аспекты для будущего решения проблемы♦ Суть этой функции в том, чтобы помочь сторонам разобраться в ситуации, тщательно исследовать варианты выхода из нее.

Как уже было сказано, медиатор не имеет права оценивать ни сам конфликт, ни поведение и действия людей в нем, ни давать какие-либо советы, в том числе, и по поводу решения конфликта. (Сравните, поведение администратора или судьи). Медиатор должен приходить на медиацию «пустым»! Это одно из основных и самых сложных правил медиации. Умение абстрагироваться от личных предубеждений, прошлого опыта, похожих случаев очень важно для работы. Никогда нельзя знать заранее, что может быть соглашением именно для этих сторон. Только сами стороны являются хозяевами и судьями конфликтной ситуации и знают удовлетворяющий выход из нее! Выполняя эту функцию, медиатор стремится, чтобы стороны высказали имеющуюся информацию и определили наиболее важные моменты в этом споре для каждой стороны. Степень подробности информации должна быть достаточной для принятия решения сторонами. Медиатор должен так разворачивать информацию сторонам, чтобы они увидели, что они понимают одинаково, а в чем их взгляды на ситуацию расходятся. Он помогает сторонам осознать, в чем их подлинные интересы и какие шаги могут быть сделаны, чтобы стороны урегулировали свои взаимоотношения.

Если стороны могут договориться с участием медиатора, то почему они не могут это сделать самостоятельно? Почему стороны сами не могут разрешить конфликт, если они заведомо знают ситуацию лучше, чем медиатор? Дело в том, что стороны обычно обсуждают на переговорах не свои интересы, а занятые в процессе конфликтной ситуации позиции, (свою позицию люди готовы защищать «не щадя живота своего!»). Эти позиции, как правило, действительно несовместимы друг с другом, а потому их обсуждение не может привести к решению проблемы. Задача медиатора в процессе анализа конфликта как раз и состоит в том, чтобы показать сторонам, какие интересы стоят за их позициями. Осознав интересы, можно построить новые позиции, которые будут пересекаться, обеспечивая составление соглашения для разрешения конфликта. Встречаются ситуации, когда интересы практически не пересекаются. В таких случаях приходится составлять соглашение только о самых важных и необходимых общих интересах. Например, «не использовать силовые методы»; «разойтись и больше не взаимодействовать, не вмешиваясь в дела, друг друга».

Роль анализатора конфликта медиатор, главным образом, выполняет на стадии дискуссии по выработке вопросов для переговоров и в кокусе, но частично и на стадии генерирования предложений.

Любая конфликтная ситуация сопровождается эмоциональными переживаниями. В таких условиях человек может быть не совсем точен и адекватен как в своем видении ситуации конфликта, так и в своих ожиданиях относительно возможных способов его

урегулирования. В психологии существует такой термин, как «сужение сознания». Люди, вовлеченные в конфликт, как бы «переворачивают» значение малозначимых фактов и поступков через призму своего конфликта. В таком случае принимаются решения, которые могут не быть реальными и не соответствовать объективным возможностям решения проблемы. Сознательно или бессознательно стороны могут делать процесс переговоров непродуктивным: идти в переговорах к нереалистичному соглашению, которое не будет выполняться.

Поэтому одной из важных ролей медиатора является роль контролера, он постоянно проверяет на реалистичность то, что говорят стороны: реализуемость высказываемых предложений, наличие обсуждаемых ресурсов, выполнимость принятых соглашений. Тест на реальность чаще всего связан с вопросами типа:

«Что (или как) вы конкретно предлагаете сделать?»

«Как вы думаете, что произойдет, если…?»

Вот типичный случай из практики медиатора:

На медиации по поводу развода бывшие супруги долго спорят о времени встреч отца с детьми. Отец настаивает на своем справедливом праве встречаться с детьми всегда, когда он захочет: отец есть отец. Однако бывшей женой требование воспринимается как несправедливое, как ничем не контролируемое посягательство на ее ритм жизни. Она бурно возражает. Данную проблему нельзя решить на уровне абстрактных представлений о справедливости. Поэтому медиатор «тестируетреальность». Он спрашивает отца: «Скажите, пооюалуйста, как часто вы хотели бы встречаться с детьми: каждый день?» Отец отвечает, что всю неделю он работает и по субботам чаще всего занят, так что реально остается только один день — воскресенье. Но, может быть, у него раз в месяц появится возможность встретиться с детьми в другое время, и он не хотел бы терять для себя такую возможность. На такой вариант мать сразу соглашается. Она только просит предварительно звонить ей по телефону

При завершении процесса медиации посредник должен удостовериться, что стороны точно и ясно понимают все пункты соглашения об урегулировании взаимодействия и их отношений, полностью согласны с условиями и с последствиями соглашения и способны выполнить свою часть договоренности. Медиатор, проверяющий реалистичность соглашения, обязан позаботиться о том, чтобы договоренности были надежными и долгосрочными.

Роль «адвоката дьявола» необходима медиатору когда стороны приходят в тупик. В этой роли медиатор задает вопросы так, чтобы сторона посмотрела на ситуацию в самом невыгодном для нее свете, обсуждая последствия, к которым она может придти в результате своей жесткой позиции. Медиатор никогда не знает об условиях и истории рассматриваемой проблемы лучше сторон. Только участники конфликта могут сделать самую объективную экспертизу потенциально возникающих проблем в будущем. Задача медиатора в этой роли показать все возможные негативные последствия действий/бездействий или результатов от предложений стороны, оппонируя предлагаемой ситуации. Как правило, после такого обсуждения сторона начинает вести себя более гибко и разумно, пытается найти реалистичные выходы для разрешения спора.

Найти варианты урегулирования конфликта не всегда просто. Если стороны не креативны и не способны к исследованию возможностей разрешения ситуации, то они могут растеряться и почувствовать себя в тупике. Зачастую, исходя из своего опыта, медиатор может видеть какие-то не рассматриваемые сторонами варианты предложений. Но медиатор

не может подсказывать решение, а может лишь стимулировать стороны к поиску выхода, исполняя роль генератора идей♦ Делает это медиатор, используя вопросы:

«А что, как Вы думаете, могло бы послужить альтернативой этому?»

«Какой может быть еще способ, чтобы можно было удовлетворить как ваши интересы, так и интересы другой стороны?»

«Может, Вам нужны дополнительные гарантии выполнения этого условия?»

Такие вопросы могут помочь стороне по примеру медиатора начать самой продуцировать различные варианты выхода из конфликтной ситуации. Идеи, которые выработали сами стороны, обычно гораздо лучше учитывают те нюансы взаимоотношений сторон, которые не могут быть известны медиатору. Однако в случаях, когда у спорщиков никаких идей не возникает, медиатор имеет право предложить свои варианты решений, но ни в коем случае не настаивая на них.

Например, «А как вы отнесетесь к такой идее…?»

— А что, если сделать…?

Но совершенно исключены высказывания типа:

«Поверьте моему опыту. Этот подход гораздо лучше»;

«Слушайте, что я говорю, я же предлагаю вам хорошее решение»;

«Я не могу согласиться с вашим подходом»;

«Нельзя быть таким упрямым»;

«Ваша идея не заслуживает доверия» и т. д.

Роль генератора идей посредник использует на стадиях кокуса и выработки проекта соглашения, т. е. в ситуациях генерирования предложений по урегулированию конфликта.

Посредник также имеет возможность расширить ресурсы спорщиков. Выполняя эту роль, медиатор снабжает участников спора информацией или помогает им разыскать необходимую информацию, одинаково полезную для обеих сторон. Однако он должен быть очень осторожен, чтобы не давать никаких толкований, разъяснений или советов. Например, он может дать спорщикам прочесть формулировку закона или другого юридического документа, но при этом не имеет права интерпретировать этот документ, а в случае возникающих проблем обязан рекомендовать им обратиться к юристу

В роли расширителя ресурса медиатор может также выступать, когда он видит, что одна из сторон психологически явно не готова к переговорам. Например, сторона плачет, с трудом успокаивается, но как только заходит вопрос об обсуждении предложений, она снова начинает плакать. В таком случае, медиатор в кокусе может обсудить со стороной возможность обратиться к психологу или психотерапевту. Только после этого, спустя время, вернуться к урегулированию конфликта. Следует заметить, что для сохранения нейтральности, даже если медиатор по образованию психолог или юрист, он сам не имеет права оказывать психологическую или юридическую помощь ни во время, ни в перерывах между медиационными сессиями. Чаще всего функция расширителя ресурсов необходима медиатору в кокусе, но может использоваться и при подготовке проекта соглашения.

Медиатор обучает стороны процессу ведения переговоров. В этой роли учителя посредник обучает стороны думать, действовать и вести переговоры с установкой на сотрудничество™. Большинство участвующих в споре не знают, как вести переговоры и пытаются применять запрещенные приемы («переговорные уловки»), иногда они демонстрируют «фальшивые эмоции», вводят ложную информацию, выдвигают

чрезмерные требования в надежде получить то, что они действительно хотят, запугивают противника.

Как правило, в кокусе, медиатор обсуждает форму и содержание предложений, которые будут вынесены на общую сессию, и тщательно готовит сторону к этому. Большинство участников переговоров после сеанса медиации испытывают подлинное потрясение оттого, что удается разговаривать с противоположной стороной без криков и угроз, без ухищрений и уловок и при этом достигать положительного результата во взаимодействии с ний. Можно представить себе изумление родственников, находящихся в многолетнем споре, которые признаются медиатору, что они впервые увидели проблему с точки зрения противоположной стороны. Опыт правильно организованных переговоров, даже если стороны не приходят к соглашению, учит участников медиации тому, как надо себя вести в сложных ситуациях, дает образцы эффективной коммуникации, формирует видение самого себя с неожиданной точки зрения. Этот эффект медиации столь высок, что некоторые участники, даже не достигнув успеха, которого ожидали, спустя многие месяцы с благодарностью вспоминают сам процесс переговоров.

Медиатор помогает сторонам составить соглашение. Суть этой функции заключается в том, что медиатор отслеживает корректность, точность и полноту содержания соглашения. При этом он должен помочь сторонам проверить, насколько реалистично то, о чем они договорились. Если какие-то формулировки несут неоднозначное понимание, медиатор просит стороны вместе обсудить, что имеется в виду и как они это понимают. Медиатор следит за тем, чтобы все пункты, обсуждаемые на переговорах, и все предложения, которые важны для урегулирования спора, были внесены в соглашение. Он также просит стороны внести в соглашение санкции, которые может применить каждая из сторон, если соглашение будет нарушено. Составление соглашения, к изумлению участников, может занять не меньше времени, чем весь остальной процесс переговоров.

Медиатор — хранитель психологического климата. Эта роль медиатора тесно связана с функцией организатора процесса. Речь не идет о создании идиллии, или мягкой спокойной атмосферы. Во время медиации возможны жесткое поведение и жесткие высказывания, а также недовольство и противостояние. Роль медиатора заключается в том, чтобы поддерживать конструктивное взаимодействие между сторонами, избегая взаимных оскорблений и унижения сторон. Процедурное соглашение, принятое во время вступительного слова медиатора, является эффективным инструментом управления психологическим климатом. Если медиатор профессионален, напряжение быстро преодолевается и стороны спокойно, по-деловому обсуждают и вырабатывают взаимные обязательства. Естественно, функцию хранителя психологического климата медиатор должен выполнять на протяжении всей медиации.

В процессе медиации снятие негативных эмоций позволяет перейти на конструктивное обсуждение возможных вариантов решения конфликта. Практически с этого момента участники конфликта начинают самостоятельно вести переговоры. Задача медиатора на этом этапе заключается только в том, чтобы включаться в переговоры в случае, если стороны испытывают какие-либо затруднения. При этом вся ответственность за реально полученный результат, за соглашение лежит на самих сторонах. Медиация — это последовательное и целенаправленное развитие ситуации, при котором меняется ментальность и поведение человека. Именно это определяет особый тип психологического поведения участников в медиации, отличный от поведения людей в процессе, например, третейского суда или психологического тренинга. В этом состоит основной социально-психологический

феномен медиации: ситуация взаимодействия конфликтующих сторон из, казалось бы, неразрешимой и тяжелой превращается в конструктивную, зачастую даже восстанавливаются нормальные человеческие отношения между сторонами.

1 Аронсон Э., Уилсон Т, Эйкерт Р. Психологические законы поведения человека в социуме. СПб.; М., 2002.

2 Ниренберг Дж. Гений переговоров. Минск, 1997.

3 Гришина Н.В. Психология конфликта. СПб., 2000; Свенцицкий А.Л.. Социальная психология. М., 2003.

4 Moore Ch.W. Mediation process. San-Francisco, 1986; АнцуповАЛШипилов A.K Конфликтология. М., 1999; Кармин A.C. Конфликтология: Учебник. СПб., 1999; Бесемер X. Медиация: Посредничество в конфликтах. Калуга, 2004; Носырева Е.К Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США. М., 2005.

5 Сидоренко Е.В. Тренинг коммуникативной компетентности. СПб., 2002. С. 10-11.

6 Смит М. Тренинг уверенности в себе. СПб., 1997.

7 КуницынаВЛ\t КазариноваН.В., ПогольшаВ.М. Межличностное общение. СПб., 2001; Сидоренко Е.В. Тренинг влияния и противостояния. СПб., 2004.

8 МаслоуА, Психология бытия. М., 1997.

9 Аллахвердова О.В. Медиация: Пособие для посредников. СПб., 1997.

10 Емельянов ЮЛ. Обучение паритетному диалогу. Л., 1991.

Статья принята к печати 22 ноября 2006 г.

Профессиональная медиация — дополнительное образование и переподготовка

Потребность в специалистах, способных использовать примирительные процедуры или медиацию для урегулирования конфликтов и споров, приобрела особую актуальность в последнее время. Усиление социального расслоения, морально-нравственная и ценностная дезориентация,  усиление миграционных процессов, ослабление коллективных форм жизнедеятельности и роли семьи в социализации личности провоцируют небывалый рост конфликтов в различных сферах жизни общества.

Федеральный закон  №193-ФЗ от 27.07.2010 «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», законодательно закрепил применение медиации в правовом поле нашей страны.

Медиация проводится независимым посредником или медиатором и позволяет урегулировать конфликты на взаимовыгодной основе. При успешном исходе медиации нет ни побежденных, ни победителей, выигрывают все стороны, вовлеченные в конфликт. Медиатор помогает людям эффективно и экологично справляться со сложными конфликтными ситуациями, сохраняя при этом их время, деньги, а иногда и здоровье.

Медиации – инновационная межотраслевая технология, требующая от специалиста подготовки в области психологии, социологии, психотерапии и юриспруденции. Деятельность профессиональных медиаторов будет способствовать укреплению правовой культуры, развитию этики деловых отношений, гармонизации социальных отношений, созданию общественного пространства, основанного на взаимном уважении и сотрудничестве. 

Подготовить специалистов, способных на высоком профессиональном уровне решать эти чрезвычайно важные для современного общества задачи и призвана данная программа.

Уверенное владение универсальной процедурой медиации, способность к грамотной коммуникации в ситуации конфликта существенно расширит профессиональные компетенции практических психологов, психотерапевтов, юристов, организационных консультантов, менеджеров по персоналу, коучей, социальных работников, педагогов и других специалистов, работающих с людьми. Это не только повысит их профессиональную ценность на рынке труда, но и позитивно повлияет на качество личных отношений в их собственной жизни. 


Основные достоинства программы:

  • Программа предполагает освоение современных технологий медиации, позволяющих четко определить предмет спора и мишени предстоящих договоренностей.
  • Программа формирует устойчивые практические навыки  за счет постоянного участия в процедурах медиации, начиная с первых дней обучения.
  • Программа формирует базовые компетенции, позволяющие использовать процедуру медиации при урегулировании  всевозможных конфликтов: судебно-правовых, школьных, семейных, производственных, коммерческих, этнических и др.
  • В программе раскрываются тонкости и нюансы новой специальности – медиатор, используется мировой опыт применения медиации как альтернативного способа урегулирования споров.
  • В процессе обучения используются тренинговые технологии, разбор реальных случаев из практики, деловые и ролевые игры, супервизия.

Медиация в социальной сфере

Магистерская программа «Медиация в социальной сфере»

Уважаемые коллеги!

Приглашаем Вас получить высшее образование в 2021-2022 учебном году в рамках
магистерской программы «Медиация в социальной сфере»

Направление – Психолого-педагогическое образование.
Срок обучения – 2 года.

В 2012 году в МГППУ открылась уникальная, не имеющая аналогов в России, магистерская программа «Медиация в социальной сфере», созданная совместно с Центром медиации и права. Руководителем магистерской программы является основатель Научно-методического центра медиации и права, заведующая кафедрой «Медиация в социальной сфере», кандидат медицинских наук Цисана Автандиловна Шамликашвили.

Медиатор — специалист, призванный содействовать сторонам в урегулировании споров с помощью медиации. Он участвует в процедуре медиации как нейтральная, независимая сторона. В процессе переговоров медиатор помогает сторонам понять интересы свои и оппонента, выявить истинные потребности. Стороны, опираясь на профессиональную помощь медиатора, находят свое собственное решение, опирающееся на взаимоприемлемые договоренности, отражающие их глубинные интересы.

Сегодня во всем мире, в том числе и в России, люди стали все чаще прибегать к помощи медиаторов при разрешении различных споров. Статистика показывает, что более, чем в 60% случаев процедура медиации завершается урегулированием спора, а исполняемость медиативных соглашений достигает 90%.

Магистерская программа «Медиация в социальной сфере», основанная на программах, разработанных Центром медиации и права, нацелена на подготовку высококвалифицированных профессиональных медиаторов, способных разрешать конфликты в семье, школе (между представителями администрации, учителями, учащимися и родителями), в системе высшего образования, в судебной практике (в частности, в работе судебных приставов), в сфере защиты прав потребителей и иных гражданских прав, в работе с трудными детьми и подростками, а также несовершеннолетними правонарушителями, в сфере опеки и попечительства.

Преподавание в рамках данной магистерской программы осуществляют опытные преподаватели (по специальным дисциплинам это воспитанники Центра медиации и права, представляющие первую когорту российских тренеров–медиаторов), преимущественно занимающиеся практической и научно-исследовательской деятельностью в соответствующей области, среди которых есть кадры, обладающие ученой степенью (кандидаты и доктора наук).

При подготовке медиаторов предъявляются очень серьезные требования к личности медиатора, так как наряду с владением навыком ведения процедуры медиации необходимо наличие особых качеств, обусловленных спецификой профессии «медиатор». Вот почему человек, планирующий стать профессиональным медиатором, обязан понимать, что, даже пройдя курс обучения и получив формальное право на ведение медиативной практики, он должен будет постоянно совершенствоваться, поддерживая и совершенствуя приобретенные навыки, проходить дополнительное обучение, углубляя знания и повышая профессиональную компетентность. Именно поэтому разработана уникальная и единственная в России магистерская программа в рамках психолого-педагогического образования «Медиация в социальной сфере», создающая одновременно условия и для такой работы.

В современной России одной из злободневных тем является защита детей, их прав и интересов. Для решения этой задачи необходимо предпринимать усилия по созданию безопасной среды для семьи и участников образовательного процесса. Именно этой цели служит метод «Школьная медиация», разработанный Центром медиации и права. Основы метода «Школьная медиация» также интегрированы в предлагаемую Вашему вниманию магистерскую программу. Ведь в современных условиях возрастает роль социальных служб в разрешении конфликтов в семье, между родителями и детьми, социально-психологическом сопровождении семьи, растет потребность в применении метода «Школьная медиация» в образовательных учреждениях. «План мероприятий до 2014 года по реализации Национальной стратегии в интересах детей на 2012-2017 гг.», утвержденный в октябре 2012 г., предусматривает формирование служб школьной медиации в образовательных учреждениях, развитие сети служб медиации для развития восстановительного правосудия. Реализация поставленных задач в масштабах страны требует профессионально подготовленного кадрового состава, основным инструментарием которого и станет метод «Школьная медиация» и другие разработки Центра, позволяющие максимально реализовать социальный потенциал медиации и возможности использования его в качестве восстановительного механизма. Отсутствие соответствующей профессиональной подготовки у социальных работников, работников служб по работе с трудными детьми, подростками и несовершеннолетними правонарушителями, сотрудников правоохранительных органов, а также недостаток опыта и навыков эффективного разрешения споров часто приводят к принятию ими необоснованных решений в отношении дальнейшей судьбы конкретной семьи и делают взаимодействие с оступившимися детьми и подростками неэффективным. Это способствует возникновению в обществе недоверия к подобным службам и, соответственно, приводит к значительному снижению эффективности их работы. Подготовка представителей всех вышеназванных профессий по магистерской программе «медиация в социальной сфере» поможет значительно повысить эффективность их деятельности по урегулированию внутрисемейных конфликтов, в работе с трудными детьми и подростками, в коррекционной работе с несовершеннолетними правонарушителями: таким образом, они представляют собой широкую целевую аудиторию потенциальных слушателей магистерской программы кафедры.

Слушателями магистерской программы смогут стать также юристы, специализирующиеся в области семейного права; сотрудники службы судебных приставов; директора и завучи школ; сотрудники различных организаций, занимающихся правами потребителей; сотрудники общественных организаций, а также организаций, занимающихся социальной деятельностью, в том числе защитой прав граждан в различных сферах; иные специалисты, чья деятельность связана с управлением и администрированием в системе образования, как общего, так и специального.

Любое обучение, независимо от его продолжительности, требует закрепления практическим опытом. Именно поэтому при оценке уровня компетентности медиатора-магистра, к его подготовке предъявляются дополнительные требования, важным критерием которых является опыт проведения не менее семи процедур медиации за период обучения.

Аннотация на магистерскую программу 
«Медиация в социальной сфере»
Программа вступительного испытания в магистратуру 
«Медиация в социальной сфере»
Вы можете заполнить предварительную заявку на данную магистерскую программу на следующий учебный год (2021/2022). Все интересующие вопросы Вы можете направить на E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Медиация как междисциплинарная область | Интеллектуальный ресторан

Третий шажок.

Ознакомтесь с текстом о медиации, как междисциплинарной области.

Медиацию следует понимать в трех значениях: как сферу социальной деятельности, как науку и как учебную дисциплину. Выше было представлено многообразие понимания медиации, как сферы социальной деятельности. Понимание медиации как сферы науки не входит в формат настоящего учебного пособия, так как это жанр такого формата, как монография. В этом параграфе остановимся на понимании медиации в качестве учебной дисциплины и ее междисциплинарных связей.

Медиация как учебная дисциплина — это совокупность систематизированного учебного материала, призванного обучить медиационной деятельности. Медиация в качестве учебной дисциплины, представлена на практике в двух форматах: как учебная дисциплина в рамках какой-либо специальности, например, юриспруденции и курсов подготовки медиаторов.

Медиация, как учебная дисциплина в высших учебных заведениях, присутствует в следующих специальностях: юриспруденция, конфликтология и психология. Наименование самой дисциплины может быть различным в различных вузах: медиация, конфликтология и медиация, альтернативные способы разрешения юридических конфликтов и т.п. Очевидно, что эта дисциплина имеет прикладной характер и хорошо вписывается в парадигму практико-ориентированного обучения. Изучение же медиации в рамках трех специальностей, говорит о ее потребности для представителей, соответственно, трех профессий: юристов, конфликтологов и психологов.

Курсы в рамках программы подготовки медиаторов с 2011 года проводятся на основании приказа министерства образования (далее — Приказ). Эти курсы являются дополнительной профессиональной образовательной программой профессиональной переподготовки, то есть к их прохождению допускаются лица, обладающие высшим образованием.

Программа подготовки медиаторов состоит из трех образовательных программ: «Медиация. Базовый курс», «Медиация. Особенности применения медиации» и «Медиация. Курс подготовки тренеров медиаторов». Остановимся на первой ступени подготовки медиаторов «Медиация. Базовый курс», так как именно для этой программы и написано настоящее учебное пособие, а его главы, в основном, соответствуют модулям этой образовательной программы.

«Медиация. Базовый курс» — ключевая образовательная программа. Лица, успешно освоившие эту образовательную программу, вправе вести практическую деятельность в качестве медиатора на профессиональной основе без права преподавания медиации. Прохождение остальных образовательных программ возможно только после освоения именно этой базовой программы. В Приказе дан примерный учебный план этой образовательной программы, из которой можно выяснить те знания и компетенции, которые, по мнению законодателя, необходимы для лица, занимающегося медиационной деятельностью на профессиональной основе. Выделим в этой программе четыре блока: введение в медиацию, инструменты медиации, медиационный процесс, организация медиации, специализация в медиации.

Введение в медиацию, это блок, направленный на «первое касание» к медиации. Это касание происходит с помощью нескольких приемов:

Прикрепление к практике будущего медиатора. Так, описывается известный всем способ разрешения споров — судебная процедура и указывается на наличие в ней примирительных процедур (мировое соглашение). Затем, медиация дается в качестве альтернативы судебному способу разрешения конфликтов.

Систематизация. Выстраивается система альтернативных способов разрешения спора, одним из элементов которых и является медиация. Сама медиация, как учебная дисциплина рассматривается во взаимосвязи с другими учебными дисциплинами.

Исторический прием. Предоставляется информация о наличии протомедиационных процедур в различных исторических периодах.

Формулирование понятия. Дается определение медиации, которое, в свою очередь раскладывается на признаки.

Принципы. Даются принципы медиации, которые в совокупности составляют еще одно понятие медиации.

Инструменты медиации. В этом блоке представлены те приемы, которые помогают медиатору достигать положительных результатов в своей профессиональной деятельности. В этом блоке сильно влияние психологии и разработанных в этой науке понятий и приемов. Вот лишь некоторые понятия из этого блока: коммуникация, картина мира, фильтры восприятия, установки, эмоции.

Медиационный процесс, это представление медиации как процедуры, а значит совокупности следующих друг за другом этапов. Исследуется каждый этап медиации. Указывается на возможность привлечения к медиационному процессу третьих лиц.

Организация медиации — этот раздел о том, как устроена организация медиации в социуме. В этом модуле предоставляется информация о статусе медиатора, об организационной структуре медиационного сообщества, об этике медиаторов об организации медиационной деятельности за рубежом, об медиационном маркетинге.

Специализация в медиации, это блок-связка между курсом «Медиация. Базовый курс» и курсом второй ступени — «Медиация. Особенности применения медиации». Здесь дается представление о многообразии сфер применения медиационных процедур.

Междисциплинарные связи дисциплины медиация. Используя уже представленный прием систематизации, свяжем такую дисциплину как медиация, с иными учебными дисциплинами. Можно установить междисциплинарные связи дисциплины медиация со следующими дисциплинами: юриспруденция, конфликтология, психология, психиатрия и философия. Однако Приказ уделят значение только трем междисциплинарным связям медиации: с юриспруденцией, с психологией и с психолингвистикой. Остановимся подробнее именно на этих междисциплинарных связях.

Медиация и юриспруденция. С того момента, как медиация продемонстрировала свою успешность при разрешении социальных конфликтов и стала в некоторых странах важнейшей для социума процедурой, этим институтом заинтересовалась юриспруденция. Интерес юриспруденции известен — закрепить и урегулировать важнейшие правила социального общежития. Сегодня российская юриспруденция пытается включить медиацию в правовое поле, то есть подвергнуть ее правовой регламентации. Рассмотрим «общие места» медиации и юриспруденции.

Медиация и судебные процессы. Элементы медиационных процедур, можно наблюдать в двух отраслях современного российского права: арбитражного и гражданского процесса. В этих процессах содержаться два протомедиационных института: претензионный порядок и мировое соглашение. Кроме того, и в арбитражном и в гражданском процессе предусмотрена отсылка, то есть легализация медиации, как процедуры имеющей юридическое значение. В этой связи при прохождении дисциплины медиация, целесообразно субсидиарно обратиться к двум юридическим дисциплинам: гражданский процесс, арбитражный процесс.

Правовое урегулирование организации медиационной деятельности, закреплено в Законе «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)») и регулирует правовой режим статуса профессионального медиатора, ограничение сферы его деятельности, ограничение приемов в медиации и формы его организационной деятельности. В этой связи при прохождении дисциплины медиация, целесообразно обратиться к такой юридической дисциплине, как гражданское право к такой ее части, как правовое положение саморегулируемых организаций.

Юридическое оформление процедуры и результатов медиации. Здесь при помощи юриспруденции, сама процедура медиации, а так же ее результаты облекаются в гражданско-правовую форму. Это три вида договора: соглашение о применении процедуры медиации, соглашение о проведении процедуры медиации и медиативное соглашение. В этой связи при прохождении дисциплины медиация, целесообразно обратиться к такой юридической дисциплине, как гражданское право к таким ее частям, как: сделки, обязательства, возмездное оказание услуг.

Медиация и психология связаны тем, что обе эти дисциплины изучают индивида, как совокупность реакций на свою интеллектуальную деятельность. Можно указать на следующие разделы психологии, темы которых пересекаются с соответствующими разделами дисциплины медиация.

Когнитивная психология — раздел дисциплины психология, изучающий познавательные процессы человеческого сознания. Исследования в области когнитивной психологии связаны с изучением чувств, представления информации, памяти, внимания, логического мышления. Все это объекты работы медиатора.

Психодиагностика — раздел дисциплины психология, которая изучает, принципы и инструменты оценки и измерения индивидуально-психологических особенностей личности. Именно психологическая оценка клиентов медиаторов, может помочь ему как в налаживании коммуникаций, так и в обеспечении индивидуальных условий, способствующих разрешению конфликта.

Дифференциальная психология — раздел дисциплины психология, который изучает психологические различия психологических проявлений у представителей различных социальных, классовых, этнических, возрастных и других групп. Интерес медиации к этой части психологии связан с тем обстоятельством, что именно различные психологические установки социальных групп, зачастую приводят к конфликтам. Например, такое направление дифференциальной психологии, как гендерная психология, может помочь в понимании и дальнейшем урегулировании семейных конфликтов.

Помимо указанных разделов, необходимо указать следующие точки соприкосновения таких дисциплин, как медиация и психология:

— различение позиции и цели;

— вовлечение в конфликт;

— модусы (режимы) мышления.

Медиация и психолингвистика имеют общий объект изучения — человеческую речь. Психолингвистика — дисциплина, которая находится на стыке между психологией и лингвистикой. Она изучает взаимоотношение языка, мышления и сознания.

Язык, является непременным условием понимание людей друг друга и условием коммуникации. Одновременно язык ограничивает познание мира и делает невозможным полное понимание другого человека. Например, если под словом «конфликт» у индивида сложилась устойчивая негативная коннотация, ему будет непонятно и чуждо понимание слова «конфликт» как точки роста. Можно выделить следующие разделы психолингвистики, относящиеся к медиации.

Порождение речи — это процесс, в ходе которого говорящий по определенным правилам переводит свой невербальный (неречевой) замысел в речевые единицы своего языка. То есть существует две речи: внутренняя речь (образы сознания человека) и речь звучащая. Медиатору важно знать об ошибках перевода внутренней речи в речь звучащую. Так, индивид может думать одно, а после проговаривания своей мысли она имеет противоположное значение. Здесь медиатору важно удостовериться, что в речи прозвучала истинная мысль говорящего.

Восприятие речи — это процесс извлечения смыслов, находящихся за внешней формой речевых высказываний. Здесь непонимание происходит уже у воспринимающего, то есть расшифрующего речь. Ведь любое слово многозначно, при этом в процессе восприятия слово соотносится с другими словами того же семантического поля. Так, если два индивида имеют одинаковую позицию, но речь одного индивида, в которой он зашифровал в языке свою позицию, расшифрована другой стороной как противоположная позиция — прямой путь к конфликту без конфликта.

Речевые лакуны — пробелы в устной речи, которые заполняются носителями определенной культуры. Так человек произносит фразу с пробелом думая, что этот пробел автоматически заполниться реципиентом необходимым смыслом. Но часто реципиент не способен заполнить смыслом лакуну и тогда вся речь кажется ему бессмысленной. Особенно часто подобные проблемы возникают у медиаторов при разрешения конфликтов между представителями различных культур. Элементом владения культурой считается знание прецедентных текстов ее носителями. Прецедентные тексты различны для каждой культуры и своего времени. Встречаясь с конфликтами между представителями различных культур: этнических, гендерных, возрастных, профессиональных, он должен включить у себя такой режим мышления, как непонимание и каждый раз убеждаться, что в фразе нет лакун, а если он их идентифицирует, попросить автора речи заполнить эти лакуны.

Социально-психологический аспект медиации — Санкт-Петербургский государственный университет!

TY — JOUR

T1 — Социально-психологический аспект медиации

AU — Удавихина, Ульяна Андреевна

PY — 2020/9/8

Y1 — 2020/9/8

N2 — Медиация является одним из видов альтернативного разрешения споров, и внаучной литературе преобладает ее понимание как процесса или процедуры. Рассмотрение социально-психологического аспекта медиации редко встречается в трудах зарубежных и отечественных исследователей. Была выдвинута гипотеза о существовании социально-психологических особенностей профессиональной деятельности медиатора, проявляющихся в социально-психологических особенностях и социальных ориентациях медиаторов и их клиентов.В исследовании приняли участие 198 человек, из них 98 медиаторов и 100 клиентов, обращавшихся к услугам медиатора. Измерялись: личностные профили социальных ориентаций, использование медиативных подходов, переговорный стиль в медиации, уровень субъективной успешности профессиональной деятельности медиатора. Обработка данных: частотный анализ, корреляционный анализ с применением t-критерия для независимых выборок, хи-квадрата Пирсона и r-Спирмена. Полученные результаты: среди медиаторов чаще встречаются люди, склонные к доминированию, в то время как клиенты, которые обращаются к услугам медиаторов, имеют склонность к ведомому поведению. Существуют различия взаимооценок личностных профилей социальных ориентаций медиаторов и их клиентов. Каждый медиативный подход и переговорный стиль характеризуется своим набором взаимосвязей с характеристиками личностного профиля социальных ориентаций медиатора, особенностями и самооценке его работы

AB — Медиация является одним из видов альтернативного разрешения споров, и внаучной литературе преобладает ее понимание как процесса или процедуры. Рассмотрение социально-психологического аспекта медиации редко встречается в трудах зарубежных и отечественных исследователей. Была выдвинута гипотеза о существовании социально-психологических особенностей профессиональной деятельности медиатора, проявляющихся в социально-психологических особенностях и социальных ориентациях медиаторов и их клиентов.В исследовании приняли участие 198 человек, из них 98 медиаторов и 100 клиентов, обращавшихся к услугам медиатора. Измерялись: личностные профили социальных ориентаций, использование медиативных подходов, переговорный стиль в медиации, уровень субъективной успешности профессиональной деятельности медиатора. Обработка данных: частотный анализ, корреляционный анализ с применением t-критерия для независимых выборок, хи-квадрата Пирсона и r-Спирмена. Полученные результаты: среди медиаторов чаще встречаются люди, склонные к доминированию, в то время как клиенты, которые обращаются к услугам медиаторов, имеют склонность к ведомому поведению. Существуют различия взаимооценок личностных профилей социальных ориентаций медиаторов и их клиентов. Каждый медиативный подход и переговорный стиль характеризуется своим набором взаимосвязей с характеристиками личностного профиля социальных ориентаций медиатора, особенностями и самооценке его работы

KW — медиация

KW — медиативный подход

KW — переговорный стиль

KW — социальные ориентации

KW — личностный профиль

UR — https://elibrary.ru/item.asp?id=43818035

U2 — 10.25629/HC.2020.09.08

DO — 10.25629/HC.2020.09.08

M3 — статья

VL — 141

SP — 104

EP — 114

JO — Человеческий капитал

JF — Человеческий капитал

SN — 2074-2029

IS — 9

ER —

Уральский институт Гештальта и современной психологии

Как происходит медиация

Сам процесс медиации — это переговоры. Обе стороны должны быть в курсе того, что будет происходить. Медиатор предварительно встречается или созванивается с участниками, проясняет ситуацию. В то же время, он оценивает ее с точки зрения «медиабельности»: насколько с этим конфликтом можно работать в формате медиации. Иногда это невозможно по объективным причинам, например, когда затронуты интересы третьего участника, но он не собирается участвовать в переговорах.

Если люди не могут договориться, у них часто возникает много сильных эмоций друг к другу. Тогда первая задача медиатора — помочь сторонам справиться с этим напряжением. Иначе будет сложно решать конфликты, а тем более искать взаимные выгоды. Вторая задача — организовать переговоры «экологично», чтобы не уйти снова в эмоциональные разборки. Медиатор постоянно следит, чтобы участники вежливо и бережно обращались друг к другу, не допускает оскорблений и резких высказываний.

Часто участникам конфликта сложно говорить прямо и четко, обращаясь к другой стороне. Медиатор обучен этому и помогает в нужные моменты обеспечить хорошее, ладное общение между сторонами. Буквально учит клиентов прямым коммуникациям. И организует переговоры так, чтобы участники смогли найти лучшие решения для обеих сторон.

Потом важно проверить найденные решения на реалистичность. Когда негатив проходит, на эмоциональном подъеме люди могут найти много прекрасных вариантов. Медиатор должен позаботиться о том, чтобы эти решения можно было выполнить. Если через некоторое время участники обнаружат, что наобещали такого, что сделать нельзя — конфликт разгорится снова.

В конце переговоров стороны заключают медиативное соглашение. Оно может быть устным: участники проговаривают к какому решению пришли, как будут его выполнять, и какие санкции последуют в случае невыполнения. Или соглашение может быть письменным: медиатор составляет его вместе с участниками, стороны его подписывают и несут к юристу, который оформляет из этого договор. Договор будет официальным документом, который признает суд.

Когда нужно обращаться к медиатору

Основные направления медиации — это семейные конфликты и разногласия в бизнесе. Обычно стороны обращаются к медиатору или в суд, или ищут какой-то другой консультативной помощи, когда конфликт уже достаточно сильный. Нередки случаи, когда суды отправляют на медиацию семейные пары в процессе трудного развода.

В идеале конфликт лучше разбирать до суда. И чем раньше участники будут обращаться за помощью — тем лучше. Пока между сторонами сохраняется хоть какой-то контакт — договариваться можно быстрее, эффективнее и решения получить более выгодные. Когда уже объявлена «война» — люди могут больше стремиться не к выгоде для себя, а к мести оппоненту.
В процессе медиации люди учатся общаться, и эффект получается долгосрочный. Однажды научившись правильно и экологично быть в конфликте, они могут потом и дальше этот навык применять в разных ситуациях.

Большое преимущество медиации по сравнению с судебным разбирательством — то, что это не такой длинный и дорогой процесс. Для семьи судебная битва может окончательно разрушить отношения, и если можно этого избежать — то лучше это сделать. Если говорить про бизнес, юридические отделы компаний бросают много сил на конфликт. В итоге он может превратиться в затяжную войну с выставлением встречных исков и подключением дополнительных ресурсов. Медиация требует намного меньше усилий и гораздо выгоднее в деньгах.

Результаты медиации

Одна из сильнейших сторон медиации — измеримый результат. Всегда можно сказать, получилось договориться или нет. И если в психологическом консультировании результаты более размыты, и становятся заметны на долгосрочной дистанции, то в медиации результат наступает достаточно быстро.

Стороны приходят с сильным конфликтом, который уже разгорелся. Если всё получилось — то они уходят с пониманием, что делать дальше. У них есть решение или набор решений, которые они могут пробовать применять. Они определили взаимную ответственность. Они понимают, что если не выполнять договоренности, то за этим последуют санкции.

Если же договориться не получилось, медиация все равно принесет пользу. Навыки прямых переговоров останутся в арсенале участников. Люди научатся прямо и четко обозначать свою позицию, и слышать позицию другого.

Как начать

Первый этап — узнать о готовности к разговору того, с кем конфликт. Крайне важно, чтобы обе стороны были готовы пробовать разобраться с конфликтом.

Дальше договориться о встрече с медиатором. Чаще всего первая встреча необходима, иногда достаточно телефонного разговора.

Если после встречи стало понятно, что медиация возможна и подходит — выбираем время.

Сама медиация это одна или несколько встреч продолжительностью 1,5-2 часа. Встречи происходят на Белинского 55. Стоимость часа работы медиатора от 1500₽.

+7(922)140-18-16
Задайте вопросы или договоритесь о встрече с Андреем Алпатовым

Что такое медиация и как она помогает: мнение специалиста семейного центра

Не существует таких отношений, в которых возможно было бы полностью избежать конфликтных ситуаций. Даже самые близкие люди хотя бы изредка ссорятся, эмоционально выясняя отношения и стремясь доказать собственную правоту. Одним из эффективных и целесообразных средств разрешения семейных конфликтов является медиация. О том, что такое медиация, рассказывает медиатор семейного центра «Родник» Евгения Максимова.

Помочь начать диалог

Медиация — это альтернативный метод урегулирования конфликта с участием третьей (нейтральной) стороны-посредника — медиатора.

«Здесь важно понимать, что задача медиатора состоит не в том, чтобы вынести какое-то определенное решение. Скорее он помогает сторонам конфликта начать диалог и постепенно перейти к обсуждению противоречий, мешающих членам семьи адекватно воспринимать друг друга. Помогая сторонам осознать истинные интересы и озвучить свои потребности, медиатор способствует налаживанию контакта между членами семьи и выработке решений конфликта», — говорит специалист по медиации семейного центра «Родник» Евгения Максимова.

В семейные центры в настоящее время обращаются семьи с детьми, у которых наблюдаются внутрисемейные конфликты, затрагивающие интересы детей. При этом самостоятельно разрешить ситуацию не удается, но есть желание ее преодолеть. В практике работы медиаторов есть и случаи конфликтов между родителями и подростками, родителями и представителями старшего поколения (бабушками и дедушками), связанных с общением и воспитанием детей (внуков).

Ситуации, при которых может быть применена процедура медиации, могут быть разные. Схематично рассмотрим некоторые из них.

  • Бывшие супруги находятся в конфликтной ситуации из-за отца, который думает, что мать всячески препятствует его общению с несовершеннолетним сыном (10 лет). Родители не могут найти общий язык, не слышат друг друга, но готовы к решению конфликта через посредника (медиатора).
  • У матери конфликт с сыном (15 лет) из-за частых прогулов, поэтому ее постоянно вызывают в школу. Ребенок объясняет свои пропуски тем, что в школе скучно и неинтересно. Мать и ребенок готовы к решению конфликта с участием посредника (медиатора), так как самостоятельно не могут договориться друг с другом.
  • В результате смерти матери дети (8, 10, 14 лет) остались на попечении отца. Бабушка со стороны матери находится в конфликтных отношениях с отцом по вопросам общения и его методов воспитания детей. Есть обоюдное желание у бабушки и отца наладить отношения, готовы к переговорам с участием медиатора.

Особенности проведения процедуры

Чтобы провести процедуру медиации, необходимо личное заявление гражданина или направление мирового / районного судьи.

Довольно часто это случаи развода супругов, когда возникают конфликты по вопросам определения места жительства детей, установления порядка общения с детьми. Нередко такие конфликты стороны пытаются разрешить в судебном порядке. Иногда это действительно единственно возможный вариант выхода из сложившейся ситуации. Однако процесс медиации достаточно гибок и имеет ряд преимуществ перед судебным разбирательством.

Задача медиатора — способствовать выработке соглашения между сторонами. Это происходит таким образом, что все решения принимают сами стороны, то есть медиатор не вносит никаких предложений. Он только помогает сторонам пройти через процесс целенаправленного общения, состоящего из определенных шагов.

Самое главное преимущество медиации — что конфликтующие стороны находят решения, при которых не будет ни побежденных, ни победителей. Даже если кажется, что ситуация зашла в тупик и ее невозможно разрешить, такая процедура с использованием специальных техник может привести к удовлетворяющему обе стороны результату.

«Далеко не каждый случай в нашей работе завершается соглашением между конфликтующими сторонами. Однако в подавляющем большинстве в процессе участия в процедуре медиации стороны получают конструктивный опыт совместного обсуждения актуальных спорных вопросов», — говорит медиатор.

Возможности медиации как альтернативного способа урегулирования семейных конфликтов объемны и масштабны, поэтому развитие этого направления работы в семейных центрах актуально и очень перспективно.

Если вы столкнулись с непреодолимыми, на ваш взгляд, проблемами и чувствуете, что не можете прийти к взаимопониманию и решить конфликт самостоятельно, обратитесь в службу медиации при семейном центре вашего района.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Переменная-посредник — решения для статистики

Переменная-посредник — это переменная, которая вызывает посредничество в зависимых и независимых переменных. Другими словами, он объясняет взаимосвязь между зависимой переменной и независимой переменной. Процесс полного посредничества определяется как полное вмешательство, вызванное переменной-посредником. Это приводит к тому, что исходная переменная больше не влияет на переменную результата. Процесс частичного посредничества определяется как частичное вмешательство.

Посредничество, вызванное переменной-посредником, разработано как модель посредничества. Эта модель, которая развивается благодаря посредничеству, является причинной моделью. Другими словами, это означает, что предполагается, что переменная-посредник вызывает эффект в переменной результата, а не наоборот. В области психологии переменная-посредник объясняет, как внешние физические события влияют на внутреннее психологическое значение.

Посредничество, вызванное переменной, не может быть определено статистически.Напротив, статистику можно использовать для оценки предполагаемой модели медитации, разработанной с помощью переменной-посредника.

Барон и Кенни дали шаги для проведения медитационных гипотез. Переменная играет роль в переменной-посреднике при определенных условиях. Условия быть переменной-посредником следующие:

Если изменение уровня независимой переменной в значительной степени объясняет вариации другой переменной, то эта переменная считается переменной-посредником.

Если изменение другой переменной в значительной степени объясняет вариацию зависимой переменной, то другая переменная считается переменной-посредником.

Если другая переменная сильно доминирует в значимых отношениях между зависимой и независимой переменной, тогда другая переменная называется переменной-посредником. Другими словами, если отношения между зависимой и независимой переменной больше не существует и их вариации контролируются какой-либо другой переменной, то эта переменная называется переменной-посредником.

В целом, модель посредничества исследует взаимосвязь между зависимой переменной и независимой переменной, взаимосвязь между независимой переменной и переменной-посредником, а также взаимосвязь между зависимой переменной и переменной-посредником.

Если переменная-посредник измеряется с менее чем идеальной согласованностью, то вызванные эффекты, вероятно, будут смещены. Другими словами, влияние переменной-посредника, вероятно, будет недооценено, а влияние независимой переменной и независимой переменной, вероятно, будет переоценено.Это смещение в вариации переменной обычно происходит из-за ошибки измерения. Затем инструментальная переменная используется для решения этой проблемы смещения в изменчивости переменной-посредника. Если этот подход не работает, тогда исследователь, работающий с переменной-посредником, должен объяснить, что, поскольку надежность переменной-посредника очень высока, вызванная систематическая ошибка минимальна.

Если посредничество, вызванное переменной-посредником, является совершенным по своей природе, то независимая переменная и переменная-посредник коррелируют друг с другом.Эта корреляция между переменной-посредником и независимой переменной называется коллинеарностью. Если независимая переменная объясняет все вариации, вызванные переменной-посредником, не будет какой-либо уникальной вариации, которая могла бы объяснить зависимую переменную, и, таким образом, это приведет к мультиколлинеарности.

Мультиколлинеарность обычно ожидается при опосредованном анализе переменной-посредника, а также зависимой и независимой переменных, и поэтому исследователь не может ее избежать.

Связанные страницы:

границ | Об интерпретации и использовании медиации: несколько точек зрения на анализ медиации

Введение

Вне зависимости от данной статистической модели, посреднические процессы строятся в терминах промежуточных переменных между независимой переменной и зависимой переменной, при этом в сумме требуется минимум три переменные: X , M и Y , где X — независимая переменная (IV), Y — зависимая переменная (DV), а M — (гипотетическая) переменная-посредник, которая должна передавать причинный эффект X на Y . .Общий эффект X на Y называется общим эффектом ( TE ), и этот эффект затем делится на комбинацию прямого воздействия (DE) X на Y и косвенного эффект ( IE ) X на Y , который передается через M . Другими словами, взаимосвязь между X и Y разлагается на прямую ссылку и косвенную ссылку.

Хотя концептуальная модель посредничества прямолинейна, ее применение гораздо сложнее (Bullock et al., 2010). Существует несколько школ мысли и дискуссий относительно медиации, которые предоставляют подробные аргументы и критерии относительно требований медиации для конкретных моделей или наборов предположений (например, Baron and Kenny, 1986; Kraemer et al., 2002; Jo, 2008; Pearl, 2009; Имаи и др., 2010). В качестве еще одного доказательства сложности подачи заявлений о посредничестве, систематическая ошибка параметров и чувствительность стали общими проблемами (например, Sobel, 2008; Imai et al., 2010; VanderWeele, 2010; Fritz et al., 2016), как и статистическая мощность для тестирования как косвенных (например,г., Шраут и Болджер, 2002; Фриц и Маккиннон, 2007; Проповедник и Хейс, 2008) и общие эффекты (Kenny and Judd, 2014; Loeys et al., 2015; O’Rourke and MacKinnon, 2015).

Относительно неизменным остается то, что существуют сквозные проблемы, связанные с тем фактом, что то, что считается подходящим для требования о посредничестве, зависит не только от статистических и теоретических критериев, но также от опыта, предположений, потребностей и общей точки зрения Исследователь. Некоторые точки зрения могут быть более правильными, чем другие (например,g., более обоснованные предположения, лучшее разъяснение того, что представляет собой посредник, и т. д.), но все точки зрения и модели, используемые исследователями, обязательно неполны и не могут полностью охватить все соображения, необходимые для проведения исследования, в результате чего некоторые подходы не подходят для определенного задания. Это согласуется с недавней статьей Гельмана и Хеннига (2017), которые отмечают, что, хотя в литературе наблюдается тенденция к поиску и формулированию одного наилучшего подхода на основе, казалось бы, объективных критериев, тем не менее, любое статистическое решение неизбежно связано с субъективностью.Исследователи всегда рассматривают только часть реальности, и вместо того, чтобы отрицать это, полезно — даже необходимо — признать, что существует множество точек зрения, относящихся к любому статистическому обсуждению.

Целью статьи является не предложение новых подходов или критика существующих подходов, а объяснение того, что существование и использование множественных точек зрения полезно и разумно для анализа посредничества. Мы используем термин посредничество в общем смысле, в котором модель посредничества объясняет значения Y как косвенно вызванные значениями X , не отдавая предпочтение какой-либо конкретной статистической модели или набору идентифицирующих предположений.Три переменные могут быть исчерпывающими или подмножеством гораздо большего набора переменных. Как мы обсуждали, могут иметь значение различные и расходящиеся соображения, и конвергенция не требуется или одинаково выгодна. Наши точки зрения здесь более общие, чем любая конкретная статистическая модель (и их оценки и тесты IE, DE и TE ), но есть несколько моментов, которые требуют, чтобы мы сначала рассмотрели простые модели посредничества, оцененные с помощью обычного линейного метода наименьших квадратов. регресс.Затем мы доведем концепцию посредничества до крайности на примере временного ряда, используя этот пример для иллюстрации и обсуждения различных точек зрения, но не в качестве репрезентативного случая, а для прояснения некоторых вопросов.

Посредничество с линейной регрессией

В рамках регрессии параметры популяции a, b, c и c ′ (рисунки 1, 2) оцениваются не с помощью одной статистической модели, а скорее с помощью набора из двух или трех индивидуальных регрессионных моделей.Мы говорим два или три, потому что первая, Модель 1, несколько противоречива и не всегда необходима (Kenny and Judd, 2014). Эта модель дает выборочный вес регрессии c как оценку TE:

Модели 2 и 3 используются для оценки DE и IE . В частности, DE представлен как путь от X до Y , c ′. IE оценивается как произведение пути от X до M (Модель 2) и пути от M до Y (Модель 3), т.е.е., произведение весов регрессии a и b . Уравнения для этих двух моделей следующие:

Y = i3 + c′X + bM + e3 (3)

Вместе эти две модели дают прямой эффект c ′, а также косвенный эффект ab . Кроме того, сумма этих двух эффектов равна общему эффекту, то есть c = c ′ + ab . При условии отсутствия недостающих данных и насыщенной модели (как в случае уравнений 2 и 3) это значение c равно значению, предоставленному моделью 1.

Рисунок 1 . Эффект X и Y без учета посредничества.

Рисунок 2 . Влияние X на Y , включая посредничество.

Затем общий эффект может быть выведен двумя разными способами: либо на основе рисунка 1 (модель 1), либо на рисунке 2 (комбинация моделей 2 и 3), но, как мы обсудим, существуют важные концептуальные различия между этими двумя числовыми значениями. одинаковые общие эффекты.Мы будем ссылаться на TE , связанный с рисунком 1, как TE 1 , а на TE , связанный с рисунком 2, как на TE 2 .

Пример временного ряда

Чтобы довести концепцию посредничества до крайности, представьте себе стационарный авторегрессионный процесс для T эквидистантных временных точек (например, T последовательных дней) с запаздыванием в 1, как в наиболее простой модели авторегрессионных временных рядов, т.е.э., АР (1). В такой модели ожидаемая корреляция между последовательными наблюдениями является стабильной (стационарной), и модель эквивалентна полной и исключительно последовательной модели посредничества без какого-либо прямого эффекта. X измеряется при t = 1, а Y измеряется при t = T . Независимая переменная X влияет на M t = 2 , что, в свою очередь, влияет на M t = 3 и т. Д. До M t = T − 1 , что влияет на Y при t = T .С точки зрения посредничества, существует T -2 посредников, от M t = 2 до M T -1 , с воздействием только на следующего посредника и, наконец, на Y . Хотя этот вид посредничества является крайним случаем по сравнению с типичной простой моделью посредничества, он, тем не менее, является посредничеством в том смысле, что все эффекты передаются через промежуточный эффект. В результате, независимо от шкалы времени, TE всегда соответствует IE .Несмотря на крайнюю крайность, такая модель является разумной для некоторых данных временных рядов, например, кажется вполне реалистичным, что общее настроение человека (в отличие от эфемерных эмоциональных состояний) сегодня является посредником между настроением вчерашнего дня и настроением завтрашнего дня. Для некоторых переменных также может быть эффект от более ранних значений, чем предыдущее измерение, то есть более длительные задержки, но такой более сложный процесс по-прежнему является процессом посредничества.

Чтобы сделать наши выводы более конкретными, мы провели небольшое моделирование.Мы сгенерировали данные для 3, 10, 50 или 100 временных точек с постоянной корреляцией 0,10, 0,50 или 0,90 между последовательными временными точками, и с N = 10, 50 или 100 для каждого, всего 36 условия. Начальные моменты времени были взяты из стандартного нормального распределения. Мы сгенерировали 500 повторов для каждого условия. Все тесты были выполнены с использованием 5000 бутстрепов и α = 0,05. Эти результаты показаны в Таблице 1. Легко видеть, что отклонения нулевой гипотезы для полного эффекта TE 1 едва ли превышают уровень α почти во всех условиях, что неудивительно из-за почти нулевой величины общий эффект.Единственное исключение из этих низких показателей отклонения было для N = 10 — но это связано с недооценкой стандартной ошибки здесь для таких малых размеров выборки — и для случаев, когда TE имел заметную величину, т. Е. Для T = 3 и r = 0,5 или 0,9 или T = 10 и r = 0,9 ( TE = IE = 0,25, 0,81 и 0,38742 соответственно). Для таких больших эффектов легко отклонить TE 1 .Напротив, косвенный эффект почти всегда значительный, и процент отказов всегда выше, чем у TE 1 , даже когда истинный размер косвенного эффекта чрезвычайно мал (столь же мал, как истинный общий эффект). Почти для всех случаев, когда r = 0,5 или 0,9, тест IE показал более высокую мощность, чем тест TE 1 , с небольшой оговоркой, что для r = 0.5 и N = 10 разница была минимальной. В целом, для 20 условий из 36, которые мы здесь рассмотрели, частота отказов составляла 89–100%, при этом наблюдаемое преимущество в мощности для IE по сравнению с TE 1 было на 94% выше (6 по сравнению со 100%), когда TE 1 является маленьким, например, когда T = 50 или 100. Мы будем использовать эту иллюстрацию, чтобы подробно описать различные точки зрения на посредничество, и конкретные аспекты результатов будут быть сосредоточенным по мере необходимости для обсуждаемых нами перспектив.

Таблица 1 . Результаты симуляции.

Пять пар перспектив

Каждая из пяти пар точек зрения, которые мы обсуждаем здесь, предлагает выбор относительно того, как просматривать, использовать и изучать модели посредничества. Каждая из обсуждаемых здесь точек зрения имеет свои достоинства, и мы не подразумеваем, что любая точка зрения или подход, которые мы здесь обсуждаем, «лучше» — просто существует слишком много критериев, которые нужно исчерпать, чтобы оценить такое утверждение, и исследователи должны работать. в контексте проблемы, чтобы решить, что является наиболее подходящим.

Мы разделяем и рассматриваем каждую перспективу как внутри, так и между парами как в значительной степени независимые для целей объяснения, но есть много точек пересечения, и мы не хотим подразумевать отсутствие золотой середины или то, что каждая перспектива из данной пары не может быть осмысленно интегрированным. Обсуждаемые здесь точки зрения не являются исчерпывающими и были выбраны из-за их актуальности для общих тем в литературе по медиации. Ни одна пара точек зрения не ограничивается какой-либо одной темой, поскольку различные дискуссии, касающиеся медиации, лучше понять, если посмотреть на них с разных точек зрения.Краткое изложение каждой пары точек зрения, которые мы обсуждаем, представлено в таблице 2, а также несколько примеров областей исследования, в которых эти точки зрения актуальны.

Таблица 2 . Сравнение перспектив.

Гипотеза посредничества или без него

Общая проблема, возникшая в литературе по медиации, заключается в том, следует ли требовать TE 1 перед тестированием косвенных эффектов. Учитывая, что причина, по которой исследователи используют анализ посредничества, состоит в том, чтобы проверить косвенные эффекты, наличие полного эффекта может показаться несущественным предварительным условием.Наш пример временного ряда является одним из примеров того, почему присутствие TE 1 не требуется для обнаружения косвенного эффекта с помощью проверки нулевой гипотезы, но даже в более приземленных случаях с тремя переменными IE тест имеет большую мощность, чем тест TE 1 при некоторых конфигурациях параметров (Rucker et al., 2011; Kenny and Judd, 2014; Loeys et al., 2015; O’Rourke and MacKinnon, 2015). Кроме того, два конкурирующих эффекта могут подавлять друг друга (MacKinnon et al., 2000), так что два примерно равных (и потенциально больших) прямого и косвенного воздействия противоположного направления могут привести к почти нулевому общему эффекту. Как видно из Таблицы 1, большая часть тестов IE была значимой, даже когда соответствующий тест TE 1 не был значимым. Это не новые открытия, но они показывают, что даже для чрезвычайно малых размеров эффекта, таких как внизу таблицы 1 (например, 1.58e-30), значение IE имеет значение.Учитывая гипотезу посредничества, нет необходимости рассматривать значимость TE 1 , потому что он не имеет отношения к присутствию IE , поскольку IE оценивается с помощью других статистических моделей, чем TE 1 есть, и гипотеза посредничества относится исключительно к IE (хотя можно предположить, что более общая причинная связь включает и то, и другое).

Однако такую ​​работу не следует воспринимать как полное оправдание для тестирования IE в отсутствие TE 1 , если нет a priori предполагаемого косвенного эффекта .Хотя существует большая ценность и потребность в исследовательских исследованиях (с последующим воспроизведением и проверкой в ​​отдельном исследовании), и мы не хотим препятствовать такой практике, если взаимосвязь XY и не имеет значения на основе Модели 1, то одно, вероятно, лучше обслуживается. оставаясь с нулевой гипотезой об отсутствии связи из-за повышенного риска ложных срабатываний, связанных с так называемыми «рыболовными экспедициями» (Wagenmakers et al., 2011). Хотя несущественная связь не исключает возможности наличия истинной и, возможно, опосредованной связи между X и Y — мир полон отношений, которые невозможно отличить от шума без учета косвенных эффектов — предпочтение бережливость и желание избежать ложных срабатываний предполагают, что нельзя генерировать дополнительных объяснений для отношений, которые не имеют значения при первом тестировании.Хотя результаты, представленные в таблице 1, показывают, что большая часть косвенных значений значима в отсутствие значимого TE 1 , было бы не лучшим решением отслеживать все незначительные корреляции, веса регрессии, F -тесты, t -тесты и т. Д. С апостериорным апостериорным анализом и попыткой объяснить его после того, как известны результаты (Kerr, 1998). При работе с реальными данными просто необходимо учитывать слишком много альтернативных объяснений.В отсутствие априорной гипотезы условие Джадда и Кенни (1981) и Барона и Кенни (1986), требующее, чтобы связь между X и Y была значимой, имеет смысл.

Две точки зрения представляют собой две разные и противоположные линии рассуждений и мотиваций — либо исследование основано на гипотезе посредничества, либо нет. Если да, то нет предварительных условий относительно общего эффекта, потому что это не имеет отношения к тому, может ли присутствовать косвенный эффект.Просто необходимо провести соответствующий тест на косвенный эффект. Если, однако, не было заранее заданной гипотезы, логика проверки значимости нулевой гипотезы (NHST) требует, чтобы кто-то оставался с выводом об отсутствии связи, если нулевая гипотеза не отклоняется данными, а не проводить дополнительные незапланированные тесты (с оговоркой что соответствующие поправки для множественных сравнений могут быть использованы).

Специфические эффекты

в сравнении с глобальной моделью

Говоря простым языком, эта пара точек зрения относится к тому, интересуется ли человек при исследовании посредничества — лесом или деревом.Подход, ориентированный на эффект, подразумевает, что глобальная модель для всех отношений менее важна, и вместо этого фокусируется на тестах интересующих эффектов. Эти эффекты могут быть протестированы в рамках глобальной статистической модели (т. Е. Можно интересоваться конкретными эффектами, при этом оценивая все взаимосвязи) или с помощью отдельных регрессионных моделей. В последнем случае глобальная модель является в первую очередь концептуальной, поскольку не существует одной статистической модели, которая могла бы использоваться для оценки эффектов.Например, при использовании отдельных регрессий косвенный эффект представляет собой произведение двух параметров из разных статистических моделей, и в то время как TE 1 является эффектом в одной модели, TE 2 представляет собой смесь два эффекта, которые проистекают из двух отдельных моделей.

Напротив, глобально ориентированный подход предполагает формулирование и тестирование глобальной модели для всех переменных, ее оценку на основе соответствующих критериев (например, соответствие модели, теоретическая защищенность).Различные примеры сетевых моделей являются примерами глобальных моделей (Salter-Townshend et al., 2012), но чаще всего в социальных науках глобальные модели реализуются с использованием подхода модели структурных уравнений (SEM) для ковариации трех переменных: с использованием или без использования каких-либо скрытых переменных (Iacobucci et al., 2007; MacKinnon, 2008). Если используются скрытые переменные, то есть преимущество исправления ошибки измерения, но нет необходимости использовать скрытые переменные в глобальной модели.В рамках модели конкретный посреднический эффект может быть получен как продукт эффектов единственного пути (например, Rijnhart et al., 2017).

Выбор между этими двумя подходами и их обсуждение связано с некоторыми важными соображениями. Во-первых, это вопрос насыщенности модели (т.е. того же количества оцениваемых параметров, что и переменных). Для простой ситуации с одной переменной-посредником и, следовательно, с тремя переменными в общей сложности, и эффектами, описанными с помощью a, b и c ‘, глобальная модель является насыщенной моделью, и в результате точечная оценка косвенного эффекта одинаково независимо от того, используются ли разные модели регрессии или одна глобальная SEM.В некоторой степени вопрос о конкретных эффектах и ​​различиях между глобальными моделями не имеет значения, потому что простые модели посредничества насыщены. Однако, когда посреднические отношения становятся более сложными, глобальная модель больше не обязательно является насыщенной. Например, модель с двумя посредниками — это модель последовательного или параллельного посредника, причем первая имеет путь между двумя посредниками, а вторая — нет (Hayes, 2013). Таким образом, модель с двумя параллельными медиаторами не является насыщенной, в то время как модель с последовательными двумя медиаторами насыщена.В общем, с точки зрения глобальной модели, сначала нужно проверить степень соответствия глобальной модели, прежде чем вообще будет рассматриваться конкретный посреднический эффект, потому что эффекты зависят от модели.

Во-вторых, аномалия мощности, обсуждаемая в недавней работе, отражает перспективу, ориентированную на эффект, основанную на отдельных регрессиях, и исчезает, когда фокусируется на эффекте в рамках глобальной статистической модели, где ковариация между X и Y является просто описательной статистикой. используется для оценки модели, а не как параметр (т.е., а не общий эффект для оценки). Общий эффект оценивается с помощью двух внутримодельных эффектов. TE 1 — это одна наблюдаемая ковариация среди других наблюдаемых мер ковариации, которую необходимо объяснить с помощью модели. Кроме того, вместо двух отдельных оценок TE (вытекающих из отдельных регрессий) необходимо учитывать только одну TE : TE 2 , рассчитанную по модели TE модель :

TESEM = a * × b * + c ′ * (4)

Где a *, b * и c ′ * — параметры модели.Конечно, когда c ′ * = 0, тогда TESEM = a * × b *.

Хотя точечные оценки TE 1 и TE 2 равны для простой модели посредничества, ни связанные с ними модели, ни их выборочные распределения не совпадают. Например, хорошо известно, что выборочное распределение оценки косвенного воздействия искажено, если размер выборки не является чрезвычайно большим (MacKinnon et al., 2004), и это также применимо при оценке по глобальной модели (произведение на * и b *).Асимметрия присуща распределению продукта, и это переносится на распределение TE 2 , независимо от того, оценивается ли оно на основе глобальной модели или с помощью отдельных регрессий. Напротив, нет причин ожидать асимметрии в распределении выборки TE 1 , потому что это простой параметр в уравнении (2) и на рисунке 1, а не произведение двух параметров.

Изучение посредничества почти полностью сосредоточено на эффектах, потому что основные гипотезы в основном касаются конкретных эффектов посредничества и их наличия или отсутствия (обычно определяется статистической значимостью), и поэтому глобальный модельный тест с этой точки зрения имеет меньший смысл.Это особенно верно, потому что идеальная модель, соответствующая ковариации переменных, гарантируется в простой модели посредничества только с тремя переменными: X, M и Y , несмотря на то, что простая модель посредничества почти наверняка неполна (Baron and Kenny , 1986; Собель, 2008). Если кто-то в первую очередь интересуется эффектами, имеет смысл быть либеральным со стороны модели, потому что ограничения модели могут привести к смещению в оценках параметров (например, принуждение подлинного DE к 0 приведет к смещению IE оценка) и стандартные ошибки.

Напротив, можно ожидать, что подход к тестированию моделей будет преобладать в теории глобальных процессов, которая описывает набор взаимосвязей переменных в целом. В таком случае SEM имеет больше смысла, и в рамках модели проверяется один или несколько косвенных эффектов (например, van Harmelen et al., 2016). Пример временных рядов — еще один случай, когда имеет смысл подход глобальной модели. С точки зрения эффектов, посреднический эффект для серии из 100 был бы продуктом 99 параметров, а прямой эффект охватывал бы 99 временных интервалов, но они не представляли бы относительно большого интереса или значения.Вместо этого имеет значение модель, и в рамках модели интерес представляет параметр авторегрессии (а не IE как продукт всех этих параметров авторегрессии, как мы сделали для исследования моделирования). В простой авторегрессионной модели с лагом 1, то есть AR ( 1 ), a = b (и так далее, в зависимости от количества временных точек) и c ′ = 0. AR (1) Модель авторегрессии характеризует соответствующую систему, т.е.г., настроение, самооценка и др.

Как и раньше, обе точки зрения значимы. Можно либо интересоваться глобальной моделью отношений, либо отдавать приоритет эффектам и минимизировать важность общей модели. Меньшее количество допущений при моделировании, связанных с перспективой воздействия, может привести к снижению точности и репликации (например, к большим стандартным ошибкам и большему риску переобучения), но ограничений, основанных на модели, можно избежать. И наоборот, создание большего количества предположений приводит к большей точности и, возможно, к лучшему воспроизведению (если ограничения модели действительны).Можно также привести статистическую модель в большее соответствие с теоретической моделью, чтобы провести более строгую проверку теории. Однако эти допущения делаются с риском искажения оценок параметров, а оценки влияния также зависят от глобальной модели, к которой они принадлежат, что может несколько усложнить интерпретацию. Следовательно, может иметь смысл придерживаться отдельных регрессионных анализов без тестирования глобальной модели.

Размер эффекта против проверки нулевой гипотезы

Основано на критике NHST (e.g., Kline, 2004), величина эффекта и доверительные интервалы были предложены в качестве альтернативного подхода к статистическому анализу (например, Cumming, 2012). Эти моменты также упоминались в литературе по медиации, где обсуждались и предлагались размеры специфического для медиации эффекта (например, Kraemer et al., 2008; Preacher and Kelley, 2011), а самонастраивающиеся доверительные интервалы теперь являются стандартом для тестирования косвенных эффектов ( например, Shrout and Bolger, 2002; Hayes, 2013; Hayes and Scharkow, 2013).

Для IE были предложены многочисленные индексы величины эффекта, и эти индексы могут принимать форму либо дисперсии в объясненном DV, либо в терминах относительных эффектов, как в случае отношения ab / c ′ ( превосходный обзор можно найти в Проповеднике и Келли, 2011; обратите внимание, однако, что конкретный размер эффекта, предложенный этими авторами, как позже было показано, основан на неверных расчетах; Вен и Фан, 2015).Поскольку мы не намерены продвигать какую-то конкретную меру, а, скорее, высказать общее мнение относительно размера эффекта и перспектив проверки нулевой гипотезы, мы просто используем произведение стандартизованных коэффициентов a и b .

В модели наибольшего временного ряда, проиллюстрированной ранее, косвенный эффект представляет собой произведение 99 членов, и в результате ожидаемый размер эффекта с коэффициентом авторегрессии 0,90 все еще остается незначительным 0,00003. Даже в этом случае этот чрезвычайно малый эффект может легко привести к отклонению нулевой гипотезы при тестировании IE , как показано в таблице 1.Доверительные интервалы очень узкие для такого небольшого эффекта, но они не включают ноль. На практике такой пример будет представлять посредничество с точки зрения NHST (поддерживаемый доверительными интервалами), и потенциально это может быть очень значимым открытием, но с точки зрения размера эффекта эффект может показаться слишком маленьким, чтобы его можно было принять или заслужить рассмотрения. практические решения. Обе точки зрения имеют смысл. В примере временного ряда явно присутствует посредничество, но результирующий эффект незначителен с точки зрения дисперсии, объясненной в момент времени 100.Расстояние между X и Y слишком велико, чтобы разница в X имела значение для Y , в то время как на самом деле лежащий в основе процесс явно является посредническим процессом с, возможно, очень большой величиной в разные моменты времени. точка (т.е. всего 0,9).

Как и прежде, ни одна из перспектив не является строго превосходящей, потому что обе перспективы имеют преимущества и недостатки. Одна из возможных проблем при подходе к посредничеству с точки зрения NHST заключается в том, что, возможно, слишком привлекательно искать возможных посредников между X и Y после неудачной попытки отклонить исходную нулевую гипотезу из-за работы, показывающей, что тест IE имеет более высокую мощность, в частности, с учетом высоких скоростей, при которых TE не отклоняется, а IE показан в таблице 1 (для ясности, строгая перспектива NHST не допускает такой подход, как обсуждалось ранее. ).Другими проблемами являются дихотомический взгляд на посредничество (посредничество или отсутствие посредничества), в то время как эффекты фактически классифицируются (Cumming, 2012), и тот факт, что отклонение нулевой гипотезы не говорит о том, насколько хорошо объясняется дисперсия Y .

Логика размера эффекта, конечно же, имеет свои недостатки. Конкурирующие косвенные эффекты, независимо от размера, могут нейтрализовать друг друга (обратите внимание, что это верно для всех эффектов в модели посредничества, например, a может быть небольшим из-за конкурирующих эффектов от X до M ).Другая проблема заключается в том, что величина эффекта обычно выражается относительным образом (например, в терминах стандартного отклонения DV или объясняемой дисперсии в процентах) и, следовательно, зависит от дисперсии в выборке и других факторов в исследовании, которые поднимают вопросы о целесообразности многих размеров эффекта посредничества (Проповедник и Келли, 2011). Что составляет значимый размер эффекта, также не всегда сразу понятно, так как это во многом зависит от решаемой проблемы, например, от того, что такое зависимая переменная, насколько легко манипулировать независимыми переменными и т. Д.Еще одним усложняющим фактором является то, что большинство психологических переменных имеют произвольные единицы, такие как единицы балльной шкалы или числовые привязки вариантов ответа для вопросника. Для переменных с естественными единицами измерения, таких как количество смертельных аварий на дороге или годы жизни после медицинского вмешательства, не требуется стандартное отклонение или процент отклонения, чтобы выразить величину эффекта значимым образом.

Как и предыдущие точки зрения, эти две точки зрения проливают свет на два важных, но разных аспекта одной и той же основной реальности.Проверка нулевой гипотезы — это проверка предполагаемого процесса и его возможности отличить от шума, тогда как размер эффекта и доверительные интервалы говорят нам, насколько велик результат процесса и какова ширина неопределенности. Не все процессы имеют результаты значительного размера — и это ясно на примере временных рядов, который мы показали ранее, — но даже чрезвычайно небольшой эффект может быть значимым в качестве индикатора процесса.

Прямолинейность против косвенности

Другая пара точек зрения зависит от семантики причинности.Как в лингвистике (например, Shibatani, 2001), так и в праве (например, Hart and Honore, 1985) непосредственность является усилителем причинной интерпретации, а отдаленная причина рассматривается в меньшей степени как причина или даже не является причиной вообще. Напротив, в психологической литературе причинная интерпретация поддерживается, когда есть доказательства промежуточного психологического или биологического процесса и, следовательно, некоторой косвенности. Утверждения о причинно-следственной связи кажутся подтвержденными, если можно указать, по какому пути протекает причинно-следственная связь.

С точки зрения непосредственности, общая проблема заключается в том, что временное расстояние допускает дополнительные, необдуманные (например,g., немоделированные) эффекты, поэтому особое внимание уделяется TE . Независимо от сложности модели, она всегда является просто моделью и по определению не охватывает все аспекты взаимосвязей переменных (Edwards, 2013). В действительности всегда есть промежуточные события, так что с увеличением времени между измерениями вероятность того, что неизвестные события являются истинными причинами зависимой переменной, а не посредником (ами), выше. Хотя полное обсуждение здесь слишком сложно, аналогичная точка зрения придерживается таких философов, как Вудварт (2003).Включение посредника обязательно увеличивает минимальное расстояние между X и Y , а связанные пути обязательно корреляционные и требуют дополнительных предположений модели, и если эти предположения не выполняются, то оценки IE и DE смещены (Собел, 2008). Кроме того, можно одновременно манипулировать X , но не M без вероятного вмешательства в предлагаемый процесс посредничества и, таким образом, потенциального его разрушения, поэтому связь между M и Y остается корреляционной.

Сетевые модели представляют собой интересный пример точки зрения косвенности на причинно-следственную связь, которая доведена до относительной крайности. В таких моделях большое количество переменных вызывают друг друга и, возможно, взаимно, поэтому, например, бессонница может привести к проблемам с концентрацией, а затем к проблемам с работой, которые затем могут усугубить бессонницу из-за чрезмерного беспокойства, прежде чем в конечном итоге привести к депрессивному состоянию ( Борсбум и Крамер, 2013). Другой пример перспективы косвенности можно найти в связи с изменением климата: Lakoff (2012) опубликовал интересную дискуссию и ввел термин «системная причинность» для причинности в сети с цепочками косвенной причинности.Многие модели опосредования, которые можно найти в психологической литературе, можно было бы назвать системной причинно-следственной связью как с точки зрения модели (например, несколько связанных медиаторов), так и с точки зрения лежащих в основе процессов (например, изменений нейротрансмиттеров, лежащих в основе изменений поведения) . В некоторой степени схоже с перспективами тестирования эффекта и модели, если дополнительные статистические и теоретические допущения верны, то преимущество состоит в более полной и более точной картине взаимосвязей переменных, но если они этого не делают, то статистический анализ даст предвзятые оценки и сделанные выводы. сделал подозреваемым.

Эти две точки зрения имеют смысл для примера приложения из исследования моделирования. С точки зрения непосредственности, по мере увеличения количества временных точек становится все труднее утверждать, что X оказывает причинное влияние на Y . Легко сделать такие утверждения для T = 3, но для большого количества временных точек, таких как T = 50 или 100, утверждения о причинной связи наиболее актуальны для медиаторов, наиболее близких к Y (альтернативно , для тех, кто вскоре после X ).Напротив, с точки зрения косвенности, системная интерпретация причинности имеет смысл для временных рядов. Процесс авторегрессии действительно имеет причинно-следственную связь, и идентификация такой длинной цепочки эффектов, вероятно, будет считаться убедительным доказательством причинной связи.

Таким образом, косвенность и расстояние делают причинную интерпретацию более сильной с одной точки зрения, тогда как они делают причинную интерпретацию менее убедительной с другой точки зрения. Эти две точки зрения не находятся в прямом противоречии — они просто сосредоточены на разных аспектах одной и той же реальности и отражают разные потребности и заботы.В случае непосредственности критерием является минимизирующая двусмысленность относительно того, есть ли влияние X на Y . Напротив, в случае принятия точки зрения косвенности основным критерием является максимизация информации о процессе и, следовательно, о промежуточных этапах, поскольку это делает причинный процесс более понятным.

Гипотетические и альтернативные объяснения

Наша последняя пара точек зрения касается того, интересует ли в первую очередь подтверждающая проверка гипотезы о посредничестве о взаимосвязи между двумя переменными или лучше всего проверить одно или несколько других объяснений, которые могут подорвать утверждение о посредничестве.В общих чертах разница между этими двумя точками зрения состоит в том, что первая фокусируется на демонстрации того, что объяснение посредничества уместно, а вторая — на демонстрации того, что альтернативные объяснения не подходят.

На практике это различие может быть тонким, так как всегда необходимо учитывать факторы, вызывающие искажение, но существуют значительные различия в информации, полученной и требуемой для этих двух точек зрения, а также в объеме вложенных усилий и том, что необходимо предпринять. Rouder et al.(2016).

Что касается посредничества, исследователи обычно работают с теоретической гипотезой о посредничестве и собирают данные, которые позволяют им проверить нулевую гипотезу об отсутствии посредничества. Это поиск четко определенной формы информации, и в дальнейшем поиск считается завершенным, когда эта информация получена. Если нулевая гипотеза об отсутствии связи отклоняется, требование о посредничестве считается подтвержденным, и дело закрывается. Если она не отклоняется, генерируются объяснения того, почему исследование провалилось, и гипотеза проверяется снова (в идеале в отдельном исследовании, но это также проявляется как включение незапланированных ковариат в статистические модели).Альтернативные объяснения часто не генерируются и не проверяются, если отвергается нулевая гипотеза посредничества. Это интригующая асимметрия между двумя возможными исходами исследования — подтверждающие результаты принимаются, отрицательные результаты проверяются повторно.

Несколько иной подход состоит в том, чтобы сформулировать альтернативные объяснения значительного эффекта, которые противоречат иску о посредничестве. Самый простой и наиболее распространенный способ сделать это — включить дополнительные ковариаты в модели 2 и 3, которые являются конкурирующими объяснениями отношений между тремя переменными, или также экспериментально манипулировать этими объяснениями.В случаях, когда временной приоритет не ясен, например, в данных наблюдений или когда есть только два временных момента, также полезно рассмотреть альтернативные порядки переменных, например, трактовать X как M или M как Y . Другой подход состоит в том, чтобы предположить, что существуют неизмеряемые искажающие факторы, которые искажают оценки и требуют изучения чувствительности параметров (VanderWeele, 2010). Еще один вариант — вместо этого протестировать предлагаемого посредника в качестве модератора (различие, которое само по себе часто неясно; Kraemer et al., 2008) или как иерархический эффект (Preacher et al., 2010).

Ссылаясь на пример временного ряда, это был просто тест модели авторегрессии с одним лагом и способностью обнаруживать такие небольшие эффекты в модели ограниченного последовательного посредничества, но на практике также имеет смысл рассмотреть скользящее среднее. модель, в которой ценность наблюдения зависит от среднего значения переменной и от коэффициента, связанного с ошибкой (Brockwell and Davis, 2013). В общих чертах, остатки могут «вызывать» значения последующих моментов времени и являются не просто ошибками измерения, а новыми и не связанными входными данными, специфичными для рассматриваемого момента времени.

Как и каждая предыдущая пара точек зрения, обе перспективы имеют свои преимущества и недостатки. Сосредоточение внимания на подтверждении имеет общие преимущества простоты и целесообразности за счет использования прошлых исследований для направления будущих исследований с относительно четко определенным набором критериев того, что считается подтверждающим доказательством. Бывают также случаи, когда нет необходимости исчерпывать все альтернативы, а вместо этого более ценятся простота и достаточность объяснения. Однако такая перспектива сопряжена с риском увеличения числа ложноположительных результатов и узкого поиска объяснений взаимосвязей между переменными, поскольку то, что рассматривается, частично определяется тем, что легко рассмотреть.Обнаружение того, что одно объяснение работает, не доказывает, что нет других — и, возможно, лучших — объяснений, и модель всегда остается просто моделью (Edwards, 2013).

Сосредоточение внимания на конкурирующих гипотезах имеет то преимущество, что потенциально может предоставить более убедительные доказательства для заявления о посредничестве путем предоставления доказательств того, что конкурирующие гипотезы неуместны. И наоборот, когда конкурирующая гипотеза не может быть легко исключена, при дальнейших исследованиях она может оказаться лучшим объяснением, чем модель посредничества.Однако есть несколько очень сильных ограничений в отношении конкурирующих доказательств. Во-первых, для каждого объяснения существует бесконечное количество конкурирующих объяснений, которые в равной степени способны описать ковариационную матрицу. Некоторые из них игнорируются из-за их абсолютной абсурдности, но все же существует бесконечное количество разумных альтернативных объяснений (например, легко составить очень длинный список объяснений того, почему самооценка и счастье коррелируют) и критериев для оценки этих объяснений. часто неясны или чрезвычайно трудны для удовлетворения.Кроме того, часто невозможно оценить альтернативные статистические модели из-за ограниченной информации, предоставляемой только небольшим набором переменных (например, факторы трудно оценить с помощью небольшого числа показателей). Точно так же оценка очень большого количества сложных взаимосвязей взаимодействующих переменных может потребовать нереалистичных размеров выборки.

Примечание относительно философских соображений

Прежде чем перейти к нашему обсуждению, мы хотим отметить, что философские взгляды на причинность различаются в зависимости от того, подразумевается ли полный эффект или необходим, и что существует существенное совпадение между философскими взглядами и нашим обсуждением непосредственности vs.различие косвенности. Мы полагаемся на главу Псиллоса (2009) в Оксфордском справочнике причинно-следственных связей для краткого обсуждения философских взглядов, но см. Уайт (1990) для введения для психологов.

В теориях регулярности Юма X является причиной, если за ним регулярно следует Y . Это предполагает общий эффект как условие того, что X является причиной Y . С дедуктивно-номологической точки зрения, приписываемой Хемпелю и Оппенгейму, для того, чтобы X было причиной, его необходимо связать с Y через один или несколько законов, так что X достаточно для Y .Достаточность снова будет означать общий эффект, хотя, возможно, и очень небольшой, потому что может быть несколько достаточных условий. Только когда условие одновременно является достаточным и необходимым, можно ожидать четких отношений.

Другая точка зрения сформулирована в виде комплексной регулярности Mackie (1974) и его условий INUS. Согласно этой точке зрения, причиной является — достаточная, но — избыточная часть состояния, которая сама по себе является необходимой, но недостаточной для эффекта.Другими словами, причина — это термин (например, A, ) в конъюнктивном связке (например, A и B и C ), и может быть много таких конъюнктивных связок, каждой из которых достаточно для следствия. Это выражение называется дизъюнктивной нормальной формой (например, Y , если и только если A и B и C или D и E или F и G или H или I ). Эта форма не подразумевает общий эффект X на Y (например,, A как X ), потому что дизъюнктивная нормальная форма может быть очень сложной и, следовательно, не может приводить к корреляции X и Y , в то время как X все еще принимается как причина, потому что она является частью та форма. Другими словами, взаимосвязь между причиной и событием, которое необходимо объяснить, такова, что причина может возникать как с событием, так и без него, и наоборот. Точка зрения INUS согласуется с косвенностью и системной причинностью, тогда как теория регулярности Юма лучше согласуется с непосредственностью причин.

Обсуждение

Из приведенного выше обсуждения различных точек зрения мы хотим сделать вывод, что не существует единственного подхода к посредничеству. Исследователи могут подходить к посредничеству с априорной гипотезой или без нее или могут сосредоточиться либо на глобальной модели, либо на конкретном эффекте, который происходит либо из глобальной модели, либо оценивается на основе отдельного регрессионного анализа. Исследователь может оценить непосредственность или косвенность как причинное свидетельство или может предпочесть тесты, ориентированные на эффект или значимость.Исследователи могут дополнительно сосредоточиться на гипотетических или конкурирующих альтернативных объяснениях при тестировании на посредничество. Каждая пара точек зрения имеет связанные преимущества и недостатки, и предпочтение зависит от характера данного исследования или интересующей темы.

Рассмотренные здесь перспективы не исчерпывают всех общих точек зрения. Еще одна распространенная пара — практическая и теоретическая цель проверки заявления о посредничестве. Целью исследования посредничества может быть либо поиск способов изменения уровня зависимой переменной, либо понимание процесса, посредством которого независимая переменная влияет на зависимую переменную, либо целью исследования может быть прогноз.Посредничество может помочь понять процесс и продвинуть теоретическую цель, даже если общий эффект незначителен, но с практической точки зрения посредничество бесполезно в таком случае, если нет легко устраняемого эффекта подавления или Y представляет собой важный результат, такой как смерть. Для прикладных настроек, в которых изменение происходит посредством какого-либо вмешательства, прямой эффект или неподавленный большой косвенный эффект, как правило, гораздо более полезен.

Другой пример: концепция посредничества остается несколько двусмысленной, несмотря на пояснение, данное Бароном и Кенни (1986).Это посредничество объясняет взаимосвязь между X и Y может означать две вещи: (1) Посредничество объясняет, что значения Y косвенно обусловлены значениями X . (2) Посредничество вызывает связь между X и Y . Согласно второй интерпретации, сама связь (или ее отсутствие) объясняется значениями M . Здесь мы интерпретировали понятие посредничества в первом смысле. Обратите внимание, что второй способ понимания посредничества также обычно считается модерацией , где M должен объяснить, почему иногда существует связь между X и Y , а иногда нет (или почему сила отношений меняется).Подход Макартура дает некоторые пояснения относительно последнего смысла (подход назван в честь фонда; Kraemer et al., 2002, 2008), и, в частности, он добавляет термин взаимодействия между X и M в Модель 3. Подход указывает, что если X предшествует M , существует связь между X и M , и существует либо взаимодействие между X и M , либо основной эффект M на Y тогда говорят, что M является посредником Y .Напротив, если существует взаимодействие между X и M , но не существует основного эффекта M на Y , то считается, что X смягчает M . Короче говоря, подход указывает, что статистическое взаимодействие все еще может отражать опосредование (см. Также Muller et al., 2005; Preacher et al., 2007). Подход также фокусируется на величине эффекта по сравнению с NHST и утверждает, что причинно-следственные выводы не следует делать из данных наблюдений по причинам, аналогичным тем, которые мы приводим при обсуждении гипотетического и гипотетического сравнения.раздел альтернативных объяснений. Этот подход также явно рассматривает косвенный эффект как только потенциально причинный, утверждая, что подход Барона и Кенни к посредничеству и модерации может потенциально исказить поиск объяснений из-за его предположения, что причинный процесс уже известен, но должен быть только проверен. Таким образом, подход Макартура, похоже, благоприятствует (или, по крайней мере, учитывает) некоторые из конкретных точек зрения, которые мы здесь обсуждали, и еще предстоит увидеть, какое влияние оказывает этот подход на практику и теорию медиации и модерации.

Мы обсудили посредничество на довольно абстрактном, общем уровне, и некоторые детали различных точек зрения, которые мы здесь обсуждали, не всегда имеют отношение к конкретному статистическому анализу. В соответствии с общепринятой практикой мы использовали для нашего обсуждения подходы на основе параметрического среднего и ковариации, но были предложены подходы к посредничеству, основанные на медиане (например, Yuan and MacKinnon, 2014), и для таких подходов понятие тестирования глобальной модели было предложено способ сравнения соответствия различных SEM в значительной степени не имеет отношения к частотной структуре (хотя это может быть сделано в рамках байесовской структуры; Wang et al., 2016). Для сетевого анализа сильный акцент на косвенности эффектов в более крупной системе с очень большим количеством переменных, каждая из которых может трактоваться как X, M или Y , ставит вопрос о конкретной гипотезе посредничества или общей эффект не имеет значения.

С другой стороны, хотя мы обсудили каждую точку зрения как независимую точку зрения, между ними есть очевидные пересечения и достаточно причин для принятия противоположной точки зрения в некоторых случаях или даже обеих для одного и того же исследования.Например, при работе с глобальной моделью конкретные эффекты внутри модели различаются в зависимости от того, насколько достоверными они могут считаться. Те эффекты, которые считаются менее заслуживающими доверия, можно интерпретировать больше с точки зрения непосредственности из-за неоднозначности их эффектов, а те, которые не вызывают споров, можно интерпретировать с точки зрения косвенности. Доверительные интервалы и NHST также используют ту же информацию, и при дихотомической интерпретации (отклонять или не отклонять) результаты не будут различаться.Существуют также пересечения между парами, например, тестирование конкурирующих объяснений облегчается принятием подхода, ориентированного на глобальную модель, а проблема конкурирующих объяснений в целом обеспечивает большую часть оснований для предпочтения точки зрения непосредственности на причинно-следственную связь.

Перед тем, как сделать вывод, мы хотим добавить предостережение относительно причинно-следственной связи. Гипотеза опосредования — это каузальная гипотеза (Джеймс и Бретт, 1984), но мы понимаем, что причинную связь трудно, если не невозможно, доказать в целом, не говоря уже о сложном мире социальных наук (Брэди, 2008).Кроме того, статистические модели, используемые для тестирования посредничества, не являются причинно-следственными по своей сути — они являются просто предсказательными или описательными, и путь b обязательно корреляционный (Sobel, 2008). То, что данные соответствуют гипотезе, и даже то, что можно исключить несколько альтернативных объяснений, не доказывает причинно-следственную связь. Из комбинации двух посылок «Если A, то B» (если M выступает посредником, то нулевая гипотеза об отсутствии косвенного эффекта отклоняется) и «B имеет место» (нулевая гипотеза отклоняется), «A является дело.(М опосредует; то есть заблуждение, известное как утверждение следствия). Вместо этого modus tollens (т.е. «B не тот случай») является веским аргументом в пользу отсутствия A, так что кто-то может захотеть верить, что A исключен при отсутствии B. Хотя рассуждение логически верно, Проблема с анализом посредничества состоит в том, что «B не так» на практике является просто вероятностным отказом от отрицания нулевой гипотезы и не подразумевает прямо истинность любого другого утверждения.

Заключение

Человеческое поведение и психология возникают из динамических и сложных системных эффектов, которые невозможно полностью уловить, и исследователи выбирают, что необходимо понять для данной проблемы — какая часть сети взаимодействующих переменных является наиболее актуальной — и, следовательно, какую точку зрения принять.В конечном счете, анализ посредничества — это просто инструмент, используемый для описания, обнаружения и тестирования возможных причинно-следственных связей. То, как используется (или не используется) инструмент и какая информация наиболее актуальна, зависит от решаемой проблемы и вопроса, на который нужно ответить.

Авторские взносы

RA отвечал за большую часть написания, в частности за любые исправления, введение и обсуждение. PD представил большинство основных моментов, участвующих в обсуждении каждой точки зрения.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Барон Р. М. и Кенни Д. А. (1986). Различие переменных модератора и посредника в социально-психологическом исследовании: концептуальные, стратегические и статистические соображения. J. Pers. Soc. Psychol. 51, 1175–1182. DOI: 10.1037 / 0022-3514.51.6.1173

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Борсбум Д., Крамер А. О. (2013). Сетевой анализ: интегративный подход к структуре психопатологии. Annu. Преподобный Clin. Psychol. 9, 91–121. DOI: 10.1146 / annurev-Clinpsy-050212-185608

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брэди, Х. Э. (2008). Причинно-следственная связь в социальных науках . Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Броквелл, П. Дж., И Дэвис, Р. А. (2013). Временные ряды: теория и методы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer-Verlag.

Google Scholar

Камминг, Г. (2012). Понимание новой статистики: размеры эффекта, доверительные интервалы и метаанализ . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Эдвардс, М. К. (2013). Фиолетовые единороги, настоящие модели и другие вещи, которых я никогда не видел. Измер.Междисциплинарный. Res. Перспектива. 11, 107–111. DOI: 10.1080 / 15366367.2013.835178

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фриц, М. С., Кенни, Д. А., и Маккиннон, Д. П. (2016). Комбинированные эффекты ошибки измерения и исключения искажающих факторов в модели с одним посредником. Многовариантное поведение. Res. 51, 681–697. DOI: 10.1080 / 00273171.2016.1224154

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гельман А. и Хенниг К.(2017). Помимо субъективного и объективного в статистике. J. R. Stat. Soc . 180, 1–31. DOI: 10.1111 / RSA.12276

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харт, Х. Л., и Оноре, А. М. (1985). Причинная связь в законе . Оксфорд, Великобритания: Clarendon Press.

Google Scholar

Хейс, А. Ф. (2013). Введение в посредничество, модерацию и условный анализ процессов: подход, основанный на регрессии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Хейс, А.Ф., и Шарков М. (2013). Относительная надежность выводных тестов косвенного эффекта в статистическом анализе посредничества: действительно ли метод имеет значение? Psychol. Sci. 24, 1918–1927. DOI: 10.1177 / 0956797613480187

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Якобуччи Д., Салдана Н. и Дэн Х. (2007). Размышление о посредничестве: доказательства того, что модели структурных уравнений работают лучше, чем регрессии. J. Consum. Psychol. 17, 140–154.DOI: 10.1016 / S1057-7408 (07) 70020-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Имаи, К., Кил, Л., Ямамото, Т. (2010). Идентификация, вывод и анализ чувствительности для причинно-следственных эффектов. Stat. Sci. 25, 51–71. DOI: 10.1214 / 10-STS321

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джеймс, Л. Р., и Бретт, Дж. М. (1984). Посредники, модераторы и тесты на медиацию. J. Appl. Psychol. 69, 307–321. DOI: 10.1037 / 0021-9010.69.2.307

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джадд К. М. и Кенни Д. А. (1981). Анализ процесса: оценка посредничества при оценке лечения. Eval. Ред. 5, 602–619. DOI: 10.1177 / 0193841X8100500502

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клайн Р. Б. (2004). Тестирование сверх значимости. Реформирование методов анализа данных в поведенческих исследованиях. Вашингтон, округ Колумбия: Книги АПА.

Кремер, Х. К., Кирнан, М., Эссекс, М., и Купфер, Д. Дж. (2008). Как и почему критерии определения модераторов и посредников различаются в подходах Baron & Kenny и MacArthur. Health Psychol. 27, 101–108. DOI: 10.1037 / 0278-6133.27.2 (Дополнение). S101

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kraemer, H.C., Wilson, G.T., Fairburn, C.G., и Agras, W.S. (2002). Медиаторы и модераторы лечебных эффектов в рандомизированных клинических исследованиях. Arch. Gen. Psychiatry 59, 877–883.DOI: 10.1001 / archpsyc.59.10.877

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Loeys, T., Moerkerke, B., and Vansteelandt, S. (2015). Предупреждение о силе теста на косвенный эффект в анализе посредничества. Фронт. Psychol. 5: 1549. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.01549

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маки, Дж. Л. (1974). Цемент Вселенной . Оксфорд, Великобритания: Clarendon Pres.

Google Scholar

Маккиннон, Д. (2008). Введение в статистический анализ посредничества . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Лоуренс Эрлбаум.

Google Scholar

Маккиннон, Д. П., Локвуд, К. М., и Уильямс, Дж. (2004). Пределы уверенности для косвенного эффекта. Распространение продукта и методы ресэмплинга. Многовариантное поведение. Res. 39, 99–128. DOI: 10.1207 / s15327906mbr3901_4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

О’Рурк, Х.П., Маккиннон Д. П. (2015). Когда проверка посредничества более действенна, чем проверка общего эффекта. Behav. Res. Методы , 47: 424. DOI: 10.3758 / s13428-014-0481-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Проповедник, К. Дж., И Хейс, А. Ф. (2008). Стратегии асимптотики и повторной выборки для оценки и сравнения косвенных эффектов в моделях с несколькими посредниками. Behav. Res. Методы 40, 879–891. DOI: 10.3758 / BRM.40.3.879

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Проповедник К.Дж. И Келли К. (2011). Меры воздействия для моделей посредничества. Количественные стратегии для передачи косвенных эффектов. Psychol. Методы 16, 93–115. DOI: 10.1037 / a0022658

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Проповедник, К. Дж., Рукер, Д. Д., Хейс, А. Ф. (2007). Рассмотрение гипотез модерируемого посредничества: теория, методы и рецепты. Многовариантное поведение. Res. 42, 185–227. DOI: 10.1080 / 00273170701341316

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Псиллос, С.(2009). «Теории регулярности», в Oxford Handbook of Causation , ред. Х. Биби, П. Мензис и К. Хичкок (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 131–157.

Google Scholar

Райнхарт, Дж. Дж., Твиск, Дж. У., Чинапоу, М. Дж., Де Бур, М. Р. и Хейманс, М. У. (2017). Сравнение методов анализа относительно простых моделей медиации. Contemp. Clin. Коммунальные испытания . 7, 130–135. DOI: 10.1016 / j.conctc.2017.06.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роудер, Дж.Н., Мори, Р. Д., Верхаген, Дж., Провинция, Дж. М., и Вагенмакерс, Э. Дж. (2016). Имеется ли в виду бесплатный обед? Верх. Cogn. Sci. 8, 520–547. DOI: 10.1111 / tops.12214

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рукер, Д. Д., Проповедник, К. Дж., Тормала, З. Л., и Петти, Р. Э. (2011). Медиативный анализ в социальной психологии: современные практики и новые рекомендации. Soc. Чел. Psychol. Компас 5, 359–371. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2011.00355.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Солтер-Тауншенд, М., Уайт, А., Голлини, И., и Мерфи, Т. Б. (2012). Обзор статистического сетевого анализа: модели, алгоритмы и программное обеспечение. Статист. Анальный. Data Mining 5, 243–264. DOI: 10.1002 / sam.11146

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шибатани, М. (2001). «Некоторые основные вопросы грамматики причинности», в Grammar of Causation and Interpersonal Manipulation , ed M.Шибатани (Филадельфия, Пенсильвания: издательство John Benjamins Publishing Company), 1–22.

Шраут П. Э. и Болджер Н. (2002). Посредничество в экспериментальных и неэкспериментальных исследованиях: новые процедуры и рекомендации. Psychol. Методы 7, 422–455. DOI: 10.1037 / 1082-989X.7.4.422

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Собель, М. Э. (2008). Идентификация причинных параметров в рандомизированных исследованиях с опосредованными переменными. J. Educ. Behav.Стат. 33, 230–251. DOI: 10.3102 / 1076998607307239

CrossRef Полный текст | Google Scholar

ван Хармелен, А. Л., Гибсон, Дж. Л., Сент-Клер, М. К., Оуэнс, М., Бродбек, Дж., Данн, В. и др. (2016). Дружба и поддержка семьи уменьшают последующие депрессивные симптомы у подростков из группы риска. PLoS ONE 11: e0153715. DOI: 10.1371 / journal.pone.0153715

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wagenmakers, E.J., Wetzels, R., Борсбум, Д., и Ван Дер Маас, Х. Л. (2011). Почему психологи должны изменить способ анализа своих данных: случай с пси: комментарий на Bem (2011). J. Pers. Soc. Psychol. 100, 426–432. DOI: 10.1037 / a0022790

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, Ю., Фэн, X. Н., и Сонг, X. Y. (2016). Модели структурных уравнений байесовских квантилей. Struct. Equ. Модель. Многопрофильный. J. 23, 246–258. DOI: 10.1080 / 10705511.2015.1033057

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Белый, П.(1990). Представления о причинно-следственной связи в философии и психологии. Psychol. Бык. 108, 3–18. DOI: 10.1037 / 0033-2909.108.1.3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вудварт, Дж. (2003). Создание вещей. Теория причинного объяснения . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Психология и нейробиология медиации

С психологической точки зрения наиболее важной проблемой медиации является то, что люди воспринимают конфликт и результат медиации лично как отражение того, кем они являются.Это делает компромисс трудным, если не невозможным.

Однако научиться отпускать эту идентификацию себя с результатом — с проблемами «лица» или «эго» — трудно для большинства людей. Это часто требует развития нового уровня как психологической, так и духовной зрелости.


Описание цикла IDR

Я подробно писал о цикле IDR ранее как здесь, на mediate.com, так и в других моих статьях. (См. Ссылки ниже.) Это краткое изложение.

Первоначально при посредничестве стороны присутствуют с уровнем эгоизма, который проявляется как самоуверенность. В хорошо задокументированном феномене самоуверенности люди нереально самоуверенны в отношении результатов, которых они могут достичь. Как я уже отмечал ранее, на психологическом уровне они также чрезмерно самоуверенны и вкладываются в свои собственные силы, чтобы добиться урегулирования на своих собственных условиях.

По мере развертывания процесса посредничества и выявления позиции другой стороны возникает дефляция и разочарование.Также часто возникают гнев и возмущение по поводу предполагаемого личного оскорбления.

На этом этапе может возникнуть тупик. Наша задача как посредников на этом этапе — отказаться от собственных инвестиций в «успешное» посредничество.

Наконец, если посредничество прошло успешно, есть реальное разрешение. Стороны принимают более реалистичный взгляд на конфликт и самих себя и разрешают спор.

С духовной точки зрения, эта стадия, реалистичное разрешение, означает как завершение цикла IDR, так и появление формы успешного и необходимого смирения в разгар конфликта.

Нейробиология цикла IDR

Моя текущая работа связывает цикл IDR с нейробиологией. С нейробиологической точки зрения отличительной чертой медиации является то, что стороны в медиации испытывают как угрозу, так и безопасность в реальном времени и одновременно. Цикл IDR возникает, когда реакция на угрозу нейтрализуется во время посредничества.

Первоначально симпатическая нервная система, ветвь нервной системы, которая производит реакцию «бей или беги», возбуждается, когда стороны готовятся к конфронтации и фактически вступают в конфронтацию и переговоры со своими противниками.Я считаю, что это то, что вызывает инфляцию / самоуверенность: это психологический коррелят импульса к борьбе / бегству.

Дефляция возникает, когда через контакт с посредником и посредником симпатическая нервная система успокаивается и успокаивается тем, что нейробиолог Стивен Поргес назвал «системой социального взаимодействия». Система социального взаимодействия — это часть парасимпатической нервной системы, которая, опираясь на блуждающий нерв, поддерживает и контролирует социальное взаимодействие.

В это время может возникнуть тупик. Нейробиология учит нас, что маленькие, безопасные шаги — в сочетании с четкими сроками — часто являются лучшим способом выйти из тупика.

Реалистичное разрешение конфликта достигается за счет того, что противоборство сторон и их импульсы самозащиты управляются и контролируются посредством социального взаимодействия и взаимодействия с посредником. На этом этапе высшие функции мозга могут задействовать и осуществлять контроль. Стороны становятся более способными ясно мыслить и, таким образом, достигают финальной стадии, реалистичного решения.Это соответствует развитию смирения и зрелости в реальной жизненной трудной ситуации. Это история о «магии» посредничества.

Источники / ссылки

Анализ в этой статье основан на работе Стивена Поргеса и Питера Левина, лидеров в области нейробиологии травм. Обсуждаются также недавние открытия в области когнитивной нейробиологии. Некоторые из ссылок включают:

Элизабет Э. Бадер, Психология и нейробиология медиации, 17 Cardozo J.Разрешение конфликтов. 363 (2015-2016). http://cardozojcr.com/wp-content/uploads/2015/12/Bader.pdf

Элизабет Бейдер, Психология посредничества, часть I: Проблемы личности и идентичности посредника, https://www.mediate.com/articles/baderE2.cfm

Элизабет Э. Бадер, Психология медиации II, Цикл IDR, Новая модель понимания медиации, http://www.mediate.com/articles/baderE3.cfm

Элизабет Э. Бейдер, Психология посредничества: проблемы самости и идентичности и цикл IDR, 10 Pepp.Дисп. Resol. L.J. 183 (2010). http://digitalcommons.pepperdine.edu/drlj/vol10/iss2/1/

Элизабет Э. Бейдер, Я, идентичность и цикл IDR: понимание более глубокого значения «лица» в медиации, 8 Int’l J. Applied Psychoanalytic Stud. 301 (2011). http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/aps.295/abstract

Дженнифер С. Бир, Преувеличенная позитивность в самооценке: подход социальной неврологии к согласованию роли защиты самооценки и когнитивных предубеждений, 8 Soc.Чел. Psychol. Компас 583 (2014).

Джим Бласкович и Венди Берри Мендес, Социальная психология и воплощение, Справочник по социальной психологии 195, 207–08 (Сьюзан Т. Фиск, Дэниел Т. Гилберт, редакторы Гарднера Линдзи. 5-е изд. 2010 г.).

Джим Бласкович и др., Социальное «содействие» как вызов и угроза, 77 J. Pers. Soc. Psychol. 68 (1999).

Шари М. Геллер и Стивен У. Поргес, Терапевтическое присутствие: нейрофизиологические механизмы, опосредующие чувство безопасности в терапевтических отношениях, 24 J.Психотерапевтическая интеграция 178 (2014).

Вирджиния С. Ю. Кван и др., Оценка нейронных коррелятов смещения самоусиления: исследование транскраниальной магнитной стимуляции, 182 Exp. Мозг. Res. 379 (2007)

Питер А. Левин, Невнятным голосом: Как тело снимает травму и восстанавливает добро (North Atlantic Books 2010).

Стивен Порджес, Теория поливагальности: нейрофизиологические основы эмоций, привязанности, коммуникации и саморегуляции (W. W. Norton & Company, 2011)

Кэндис М.Райо и др., Когнитивная регуляция эмоций не проходит стресс-тест, 110 Proc. Nat. Акад. Sci. США 15139 (2013).

Шелли Э. Тейлор и др., Биоповеденческие реакции на стресс у женщин: поддерживай и поддерживай, а не сражайся или беги, 107 Psychol. Ред. 411 (2000).

Mediation Analysis — Psychology — Oxford Bibliographies

Райт 1920 был первой работой, описывающей влияние на переменные, косвенно влияющие на другие переменные, в исследовании наследуемости морских свинок.Хайман 1955 и Лазарсфельд 1955 предоставляют оригинальные описания того, как третья переменная влияет на отношения между двумя переменными с помощью серии статистических тестов, которые позже были преобразованы в разложение эффектов Алвином и Хаузером 1975 года, посредничество в психологии Джеймсом и Бреттом 1984 и Бароном и Kenny 1986, и в оценке Джадда и Кенни 1981. Sobel 1982 и Sobel 1986 описывают матричные формулы для расчета косвенных эффектов и их стандартные ошибки, которые можно использовать для формирования доверительных интервалов и проверки значимости для косвенного эффекта.Маккиннон и др. 1991 применяет тесты на посредничество при анализе интервенционного исследования. Робинс и Гренландия, 1992, описывают основанный на контрфактах подход к опосредованным эффектам, которые составляют основу последующего анализа причинно-следственных связей. MacKinnon и Dwyer 1993 формализовали эти разработки для регрессионных моделей и применили их к исследованиям профилактики и лечения.

  • Алвин Д. Ф. и Р. М. Хаузер. 1975. Разложение эффектов в путевом анализе. Американский социологический обзор 40: 37–47.

    DOI: 10.2307 / 2094445

    Математическое описание того, как общие эффекты разлагаются на прямые и косвенные эффекты на основе предшествующих исследований. Включает четкое описание многих типов косвенных эффектов и способов их расчета.

  • Барон Р. М. и Д. А. Кенни. 1986. Различие переменных модератора и посредника в социально-психологических исследованиях: концептуальные, стратегические и статистические соображения. Журнал личности и социальной психологии 51.6: 1173–1182.

    DOI: 10.1037 / 0022-3514.51.6.1173

    Разъясняет разницу между посредничеством и модерацией с обзором того, как проводить анализ с регрессией.

  • Хайман, Х. Х. 1955. Дизайн и анализ исследования: принципы, случаи и процедуры . Гленко, Иллинойс: Свободная пресса.

    Сначала представлен список шагов для тестирования медиации, разработанный в более поздних публикациях по медиации.

  • Джеймс, Л. Р., и Дж. М. Бретт. 1984. Медиаторы, модераторы и тесты для медиации. Журнал прикладной психологии 69.2: 307–321.

    DOI: 10.1037 / 0021-9010.69.2.307

    Описывает медиацию и модерацию как функциональные отношения между переменными и их концептуализацию в психологии.

  • Джадд К. М. и Д. А. Кенни. 1981. Анализ процесса: оценка посредничества при оценке лечения. Evaluation Review 5.5: 602–619.

    DOI: 10.1177 / 0193841X8100500502

    Классический документ о посредничестве. Содержит первое описание причинных шагов для оценки посредничества и важность взаимодействия модератора и посредника, а также данные моделей продольного посредничества.

  • Лазарсфельд П. Ф. 1955. Интерпретация статистических отношений как исследовательская операция. В Язык социальных исследований: Читатель по методологии социальных исследований . Под редакцией П. Ф. Лазарсфельда и М. Розенберга, 115–125.Гленко, Иллинойс: Свободная пресса.

    Исходное описание того, как включение третьей переменной в анализ влияет на отношения между двумя переменными, включая то, как промежуточная переменная повлияет на отношения между двумя переменными.

  • Маккиннон Д. П. и Дж. Х. Дуайер. 1993. Оценка опосредованных эффектов в профилактических исследованиях. Evaluation Review 17.2: 144–158.

    DOI: 10.1177 / 0193841X9301700202

    Включает уравнения для оценки посредничества, формулы стандартной ошибки и оценивает методы с помощью статистического моделирования.Описывает, как анализ посредничества с логистической регрессией приводит к различным значениям произведения коэффициента и разницы в методах коэффициентов для анализа посредничества.

  • Маккиннон, Д. П., К. А. Джонсон, М. А. Пентц и др. 1991. Посреднические механизмы в школьной программе профилактики наркомании: Эффекты первого года реализации Среднего Запада Профилактического проекта. Психология здоровья 10.3: 164–172.

    DOI: 10.1037 / 0278-6133.10.3.164

    Первая статья для оценки опосредованных эффектов и стандартных ошибок при оценке вмешательства.

  • Робинс, Дж. М. и С. Гренландия. 1992. Идентифицируемость и возможность обмена на прямые и косвенные эффекты. Эпидемиология 3.2: 143–155.

    DOI: 10.1097 / 00001648-199203000-00013

    Описывает все возможные фактические и контрфактические условия для анализа посредничества в зависимости от предположений. Представляет то, что позже стало контрфактической моделью посредничества. Новаторская статья о контрфактическом подходе к каузальной медиации.

  • Собель М. Э. 1982. Асимптотические доверительные интервалы для косвенных эффектов в моделях структурных уравнений. Социологическая методология 13: 290–312.

    DOI: 10.2307 / 270723

    Выводит стандартную ошибку косвенного эффекта для доверительных интервалов на основе многомерного дельта-метода. Также выводится многомерная стандартная ошибка для мер величины эффекта, опосредованной доли и отношения опосредованного эффекта к прямому эффекту.

  • Собель М. Э. 1986. Некоторые новые результаты по косвенным эффектам и их стандартным ошибкам в моделях ковариационной структуры. Социологическая методология 16: 159–186.

    DOI: 10.2307 / 270922

    Формулировка общей матрицы для стандартных ошибок многомерного дельта-метода для косвенных эффектов для моделей общих структурных уравнений. Матричные уравнения в этой статье используются в современном программном обеспечении для вычисления опосредованных эффектов и стандартных ошибок.

  • Райт, С.1920. Относительная важность наследственности и окружающей среды в определении пегого образа морских свинок. Proceedings of the National Academy of Sciences 6: 320–332.

    DOI: 10.1073 / pnas.6.6.320

    Классическое, оригинальное, описание анализа путей с прямыми и косвенными эффектами, применяемыми к цвету кожи морских свинок. Упоминание косвенных эффектов как произведения путевых коэффициентов.

  • Модератор Посредник

    Модератор Посредник

    Др.Адам Батлер

    Эта страница содержит определение переменных модератора и переменные-посредники, ссылки на дополнительную информацию и несколько упражнений для проверки вашего понимание концепций.

    Определен модератором

    Переменная модератора изменяет силу эффекта или взаимосвязи между двумя переменными. Модераторы указывают, когда и при каких условиях особого эффекта можно ожидать. Модератор может увеличить силу отношения, уменьшить силу отношений или изменить направление отношений.В классическом случае связь между двумя переменными значимый (т.е. ненулевой) на одном уровне модератора и ноль на уровне другой уровень модератора. Например, стресс на работе увеличивает употребление алкоголя. проблемы для людей с очень избегающим (например, отрицанием) стилем совладания, но работающими стресс не связан с проблемами употребления алкоголя у людей с низкими показателями избегающих справляться с трудностями (Купер, Рассел и Фрон, 1990). В качестве другого примера (см. Рис. 1 ниже), негативные социальные контакты (например, несогласие с другом) связаны с повышенное употребление алкоголя дома для студентов колледжей, которые говорят, что пьют, чтобы справиться (е.g., чтобы забыть о проблемах), но отрицательные социальные контакты не имеют отношения к пить дома для студентов, которые не пьют, чтобы справиться (Mohr et al., 2005). Статистически модератор выявляется посредством значительного взаимодействия.

    Определен посредник

    Переменные посредника определяют, как и почему конкретный эффект или взаимосвязь имеет место. Посредники описывают психологический процесс, который вызывает отношения, и как таковые всегда являются динамическими свойствами индивидов (например,грамм., эмоции, убеждения, поведение). Барон и Кенни (1986) предполагают, что посредники объясните, как внешние события приобретают внутреннее психологическое значение. Для пример (см. рис. 2 ниже), Cooper et al. (1990) выдвинули гипотезу о том, что рабочие особенности, такие как рабочее давление и отсутствие контроля, увеличивают объем работы дистресс, который, в свою очередь, увеличивает количество алкоголя. В этом примере рабочий стресс является посредником, который объясняет, как рабочие функции могут быть связаны с питьевой. (Следует отметить, что их модель посредничества не была поддержана данные.) По статистике, после выполнения некоторых основных условий посредничество указывается, когда взаимосвязь между прогнозирующим фактором (например, рабочее давление) и критерий (например, употребление алкоголя) не имеет значения после контроля эффекта посредника.

    Ссылки

    Может быть полезно взглянуть при некоторых дополнительных пояснениях модераторов и посредников в сети:

    Дэвид А. Кенни, профессор Психология Университета Коннектикута имеет отличную страницу о посредничестве и на модерации.

    Есть Википедия запись о различии посредника / модератора.

    Упражнения

    Следующие упражнения основаны на теории аффективных событий (Weiss & Кропанцано, 1996).

    1. Получение неприятного электронного письма от коллеги вызывает чувство гнева, которое снизить общую удовлетворенность работой.

    Описывает ли это посредничество На модерации?

    2. Доступ к бесплатным угощениям во время перерыва вызывает положительные эмоциональные отклики. для рабочих, за исключением тех, у кого сильные негативные эмоции (т.е., кто постоянно сварливый).

    Описывает ли это посредничество или На модерации?

    3. На рис. 3 ниже показаны диспозиции модератор или посредник?

    4. На рис. 3 ниже показаны аффективные реакции модератора. или посредник?

    Список литературы

    Барон Р. и Кенни Д. (1986). Различие переменных модератор-посредник в социально-психологические исследования: концептуальные, стратегические и статистические соображения. Журнал личности и социальной психологии, 51 , 1173-1182.

    Купер М. Л., Рассел М. и Фрон М. Р. (1990). Рабочий стресс и алкоголь эффекты: тест на алкоголь, вызванный стрессом. Медицинский и социальный журнал Поведение, 31 , 260-276.

    Мор, К. Д., Армели, С., Теннен, Х., Темпл, М., Тодд, М., Кларк, Дж., & Карни, М. А. (2005). Выходя за рамки вечеринки с бочонками: ежедневное исследование процесса мотивация употребления алкоголя студентом колледжа. Психология зависимого поведения, 19 , 392-403.

    Вайс, Х. М. и Кропанцано, Р. (1996). Теория аффективных событий: теоретическое обсуждение структуры, причин и последствия аффективных переживаний на работе. В B.M. Став и Л.Л. Каммингс (Ред.), Исследования в области организационного поведения (том 19, стр. 1-74). Гринвич, Коннектикут: JAI Press.

    Статистическое посредничество и модерация в психологических исследованиях

    Одной из наиболее часто встречающихся проблем в статистике психологии является различие между посредничеством и модератором .Полное понимание этих концепций может показаться сложным, но это не обязательно! Все концепции, которые кажутся сложными, можно разбить на простые и понятные шаги.

    1.) Что такое независимых и зависимых переменных?

    В исследованиях независимая переменная , также известная как предиктор , — это переменная, которую изменяют или контролируют, чтобы проверить ее влияние на зависимую переменную от .Зависимая переменная , также известная как результат , — это переменная, которая изменяется в соответствии с независимой переменной.

    Например, предположим, что исследователь хочет оценить, насколько эффективно новое лечение депрессии (лечение A) в уменьшении депрессивных симптомов у пациентов по сравнению с контрольным лечением (лечение B). Чтобы проверить этот вопрос, исследователь проводит рандомизированное контролируемое исследование, рандомизируя пациентов для получения лечения A или лечения B и оценивая симптомы депрессии у пациентов до и после лечения.В этом примере независимая переменная — это условие лечения, а зависимая переменная — изменение симптомов депрессии у пациентов до и после лечения.

    2.) Что такое модерация ?

    Модерация происходит, когда переменная (например, модератор ) влияет на направление и / или силу взаимосвязи между независимой переменной и зависимой переменной.

    Используя пример из шага 1, возможно, что третья переменная может повлиять на любую выявленную взаимосвязь между состоянием лечения и симптомами депрессии. Например, участие в лечении А могло в среднем приводить к уменьшению симптомов. Однако возможно, что эта связь особенно сильна для пожилых пациентов, а не для молодых. В этом случае модератором является возраст пациента, потому что соотношение между независимыми и зависимыми переменными было под влиянием возраста пациента.

    Вот еще пример. Исследования показали, что генетическая предрасположенность к депрессии предсказывает развитие депрессии. Однако на эти отношения влияет жизненный стресс, причем эта связь наиболее сильна для людей, которые испытывают жизненный стресс. В этом случае независимая переменная — это генетическая уязвимость к депрессии, зависимая переменная — развитие депрессии, а модератор — жизненный стресс.

    3.) Что такое посредничество ?

    Посредник происходит, когда переменная (т. Е. Посредник ) объясняет взаимосвязь между независимой переменной и зависимой переменной.

    Опять же, используя пример из шага 1, возможно, что третья переменная могла бы объяснить выявленную взаимосвязь между состоянием лечения и симптомами депрессии. Например, может случиться так, что эффект лечения А на симптомы депрессии присутствует только тогда, когда пациенты выполняли домашнее задание на протяжении всей терапии.В этом случае посредник определяет, выполнили ли пациенты домашнее задание по терапии, потому что взаимосвязь между независимыми и зависимыми переменными объясняется выполнением домашнего задания пациентом.

    Для большей практики давайте воспользуемся нашим примером, сосредоточив внимание на связи между генетической уязвимостью к депрессии и ее развитием. Возможно, что на эти отношения не влияет, но объяснил жизненным стрессом, так что генетическая уязвимость только предсказывает развитие депрессии при жизненном стрессе.В этом случае независимая переменная — это генетическая уязвимость к депрессии, зависимая переменная — развитие депрессии, а медиатор — жизненный стресс.

    Теперь вы эксперт по статистике модерации и посредничеству ! Чтобы продолжить совершенствование этого навыка, полезно попрактиковаться в определении независимых, зависимых, модераторских и / или посреднических переменных в академических статьях, которые вы, возможно, прочитаете в будущем.

    Наши наставники по статистике и вероятности — докторанты и доктора наук. В нашу команду также входит небольшое количество преподавателей, в том числе кандидатов на степень доктора медицины и магистра делового администрирования, которые используют статистику в контексте специализированных областей. Мы помогаем студентам освоить основы статистики и вероятности: основные вероятностные модели, комбинаторику (комбинации и перестановки), случайные величины, дискретные и непрерывные распределения вероятностей, статистическую оценку и тестирование, доверительные интервалы и линейную регрессию.Если вы впервые сталкиваетесь со статистикой или ищете помощь на уровне выпускников в специализированной области, такой как биостатистика или стохастические процессы, мы можем вам помочь.

    Подробнее о статистике и вероятности читайте ниже!

    Какое отношение имеет психология к медиации?

    На самом деле много …

    Многие из вас знают, что я изучал психологию до того, как изучал право.Я не психолог и не практиковал как психолог, но меня всегда очень интересовало пересечение права и психологии. Это важный фактор, почему я сосредоточил свою практику посредничества на претензиях, связанных с очень эмоциональными и личными проблемами.

    Как сказал Пол Рэндольф в своей основополагающей книге « Психология конфликта », одна из основных целей посредника — добиться изменения отношения со стороны спорящих сторон, что может быть достигнуто только путем понимания человеческих характеристик и качества, лежащие в основе многих конфликтных ситуаций.Хороший посредник, интуитивно или намеренно, выявляет и распознает психологические факторы, которые действуют, и работает с ними, чтобы изменить отношение и восприятие исхода спора.

    Этот пост является первым из серии, в которой описываются некоторые из действующих психологических факторов и их роль в различных аспектах процесса посредничества.

    Если вы помните только одно из этой статьи — запомните это — маловероятно, что изменение отношения сторон в споре будет достигнуто исключительно за счет рациональных аргументов и логического убеждения. Это потому, что каждый аргумент будет иметь как рациональный, так и эмоциональный элемент — например,

    «Я приму X $» рациональное : потому что мы понесли этот определенный экономический ущерб

    эмоциональный : Я злюсь и меня предали за то, что ты причинил мне убытки

    «Нет, подам 50%» рациональное : претензия завышена

    эмоциональный : мной манипулируют

    Это эмоциональный элемент, который превращает разногласия в интенсивный спор, особенно, если эмоциональный элемент вызывает «захват миндалевидного тела» — адреналин и кортизол, выделяемые миндалевидным телом, отключают кору головного мозга, часть мозга, которая обрабатывает логика и разум, затрудняющие четкое и рациональное мышление о ситуации.

    Очевидно, что необходимо сыграть определенную роль в изложении юридических аргументов и применении фактов, однако помните, что в подавляющем большинстве случаев юридически представлены стороны, которые уже рассмотрели сильные и слабые стороны дела своего клиента. Простое повторение того, что другая сторона ошибается, и предложение ей принять это — не самый эффективный способ достичь точки соприкосновения в споре — на самом деле это делается, особенно в присутствии кого-то другого (например, клиента, коллеги или значимого лица). прочее), может восприниматься как угроза, и миндалевидное тело начинает работать с перегрузкой.

    Честно говоря — как часто вы готовили подробный документ с изложением позиции или вступительное заявление, похожее на материалы, и другая сторона говорит: «Знаете что, вы правы, я никогда не смотрел на это так»?

    Как говорится, есть много способов снять шкуру с кошки, сильные стороны позиции вашего клиента могут быть сформулированы таким образом, чтобы предотвратить захват миндалевидного тела и создать оптимальную среду для разрешения проблемы. Если ваша сила заключается в состязательном подходе или ваш клиент хочет, чтобы вы применили этот подход, тогда назначьте посредника, который, вероятно, определит эмоции, которые играют в игре, и поработает с ними.

    В следующем посте мы рассмотрим роль, которую самооценка каждого участника может играть в посредничестве, и то, как она может повлиять на переговоры.

    Если вы хотите узнать больше о предложениях и подходах R3 Resolutions, подпишитесь на www.r3resolutions.com.au; подпишитесь на нас в Linkedin и напишите нашему директору Джули Сомервилль по адресу [email protected]

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *