Понятие эмоций в психологии: Кутковой Н.А., Стефаненко Т.Г. Понятие эмоций в социальной психологии XXI века: основные подходы

Автор: | 15.04.1981

Содержание

Психология эмоций — презентация онлайн

1. Психология эмоций

Дисциплина. Общая психология.

2. ПЛАН ЛЕКЦИИ

Понятие эмоций. Проблемы изучения эмоций.
Свойства, функции и классификация эмоций. Уровни
проявления эмоций. Патогенные и саногенные эмоции.
Операциональный стресс и дистресс.
Психология горя.
Тревожность и страх в лечебном взаимодействии.
Боль, многоуровневый характер ее происхождения и
протекания, способы ее оценки и работа с
психологическим компонентом боли.
Роль эмоций во взаимодействии врача и пациента.
Понятие алекситимии. Профилактика алекситимии.
Воля как механизм сознательной организации и
саморегуляции деятельности.

3. Определение эмоций

Эмоции –
это психические процессы, протекающие в
форме переживаний и отражающие
личную значимость внешних и внутренних
ситуаций для жизнедеятельности человека.

4. Проблема изучения эмоций

1. Трудность диагностики эмоций
2. Проблема регуляции эмоциональных
состояний
3. Проблема возникновения эмоций

5. Проблема диагностики эмоций

Индикаторы эмоций
Физиологические
реакции:
пульс,
электр.потенциал
ладони, дыхание
ЭЭГ, ЭКГ, ЭМГ,
КГР
(кожно-гальваническая
реакция)
Экспрессивные
реакции:
лицевые и
нелицевые признаки
Наблюдение
Методы изучения
Результаты
самонаблюдения
человека и
бессознательные
реакции
Опросники,
проективные
методы

6. Шкала Шлоссберга

Функции эмоций
1. Сигнальная (регуляционная) – эмоции
сигнализируют о процессе удовлетворения
потребности. Поэтому деятельность человека
регулируется и направляется эмоциями.
2. Мобилизационная – возникающая эмоция
позволяет выгодно приспособиться к
окружающим условиям и быстро отреагировать
на внешнее воздействие. Проявляется прежде
всего на физиологическом уровне (выброс
адреналина)

7. Функции эмоций

3. Функция оценки – эмоция дает
возможность мгновенно оценить смысл
ситуации для человека. Эмоциональная
оценка предшествует развернутой
сознательной информации и направляет её в
определенное русло
4.Функция следообразования – это
эмоциональное предвосхищение событий,
который произойдут в будущем

8. Функции эмоций

5. Экспрессивная функция (коммуникации) –
выразительные эмоциональные движения
участвуют в передаче информации о состоянии
человека и оказывают влияние на поведение
собеседника.

9. Функции эмоций

6. Дезорганизующая функция –
разрушительное действие интенсивных
эмоций на протекание деятельности
человека.
Существует 2 аспекта дезорганизующего влияния
эмоций
Нарушения поведения,
направленного на себя.
Депрессия, страх
Нарушения поведения,
направленного
на других людей
Паника, гнев

10. Функции эмоций

Классификации эмоций
По знаку
Положительные
Отрицательные
Нейтральные
Амбивалентные
радость
гнев
удивление
ревность

11. Классификации эмоций

По интенсивности
Нейтральное
состояние
Отсутствие
явно выраженного
эмоционального
процесса
Умеренный
Уровень
эмоций
Высокий
уровень
интенсивности
Максимальный
уровень
интенсивности
Эмоция направляет
действия человека
Тоска, обида,
зависть, ненависть
•Эмоции осознаются
•Появляются выразительные реакции
•Деятельность не нарушается
Полное отключение
всех неэмоциональных
механизмов
регуляции поведения

12. Классификации эмоций

Классификация эмоций
По длительности
Кратковременные
Эмоциональные реакции:
отклик, вспышка, взрыв
Долговременные
Эмоциональные состояния:
настроение, фрустрация, стресс

13. Классификация эмоций

Классификации эмоций
Уровни эмоциональной сферы
по предметному содержанию
(С.Л. Рубинштейн)
1.Уровень органической
аффективно-эмоциональной
чувствительности
Физиологические чувства
«удовольствия-неудовольствия»
Имеют размытый характер
Отражают общее самочувствие
2.Уровень предметных чувств (эмоции)
Осознание причины
эмоционального
переживания
3. Уровень обобщенных чувств
Общие устойчивые
мировоззренческие
установки личности

14. Классификации эмоций

По влиянию на поведению
и деятельность
Стенические
Повышают активность
личности,
мобилизируют поведение
Астенические
Снижают активность и
дезорганизуют
деятельность личности

15. Классификации эмоций

Виды эмоционального реагирования
Эмоциональный тон ощущений –
низший уровень врожденного
эмоционального реагирования,
выполняющий функцию биологической
оценки воздействующих на организм
человека и животных раздражителей.
Чувство удовольствия и неудовольствия

16. Виды эмоционального реагирования

Эксперимент Джеймса Олдса
Джеймс Олдс обнаружил «центр удовольствия» в
1952 году. Находится в области мозолистого тела,
где расположен «мост» между двумя
полушариями. Данный центр связан с секрецией
дофамина – гормона удовольствия.

17. Эксперимент Джеймса Олдса

Эмоции («собственно эмоции»)
Эмоции –
реакции человека и животных на
воздействия внутренних и внешних
раздражителей, имеющих ярко выраженную
субъективную окраску.

18. Эмоции («собственно эмоции»)

Виды базовых эмоций
Классификация эмоций по К. Изарду
Выделяет 10 фундаментальных (базовых) эмоций:
1. Удивление
2. Радость
3. Печаль
4. Гнев
5. Отвращение
6. Презрение
7. Горе-страдание
8. Стыд
9. Интерес-волнение
10.Вина

19. Виды базовых эмоций

Свойства эмоций
1. Динамичность –проявляется в
нарастании напряжения и его разрешении.
Т. Томашевски на примере эмоции гнева выделил 4 фазы
протекания эмоции

20. Свойства эмоций

2.Доминантность – сильные эмоции
обладают способностью подавлять
противоположные эмоции .
«Человек, у которого действие отдельных чувств
достаточно между собой согласовано, всецело охвачен
известным настроением или эмоцией. Будучи сильно
огорчен, он уже не рассмеётся внезапной шутке; находясь
в приподнятом, торжественном настроении, он не
захочет слушать пошлостей»
А.Ф. Лазурский

21. Свойства эмоций

3. Адаптация – снижение остроты
переживания при долгом повторении одних
и тех же впечатлений.
«Чувство выдыхается»
Н.Н. Ланге

22. Свойства эмоций

4. Субъективность (пристрастность) –
одна и та же ситуация может вызвать
разные эмоции в зависимости от
личностных особенностей человека
5. Заразительность – распространение
эмоции одного человека на состояние
других людей

23. Свойства эмоций

6. Мнестичность – запоминание, сохранение и
воспроизведение эмоций при повторном
воздействии или представлении ситуации, в
которой они возникли. Существует особый вид
памяти – эмоциональная.
Р.И. Грановская называет следующие особенности
функционирования данного вида памяти.
Быстрота формирования следов,
Прочность;
Непроизвольность воспроизведения;

24. Свойства эмоций

7. Генерализация – возникновение
эмоциональных переживаний под
воздействием нейтральных
раздражителей, схожих с эмоциогенными.
Эксперимент Дж. Уотсона
с младенцем Альбертом

25. Свойства эмоций

Проблема возникновения эмоций
Теории эмоций
Теория
эмоций
Ч.Дарвина
Когнитивные
теории эмоций:
С.Шехтер
Р.Лазарус
П.В. Симонова
Психоанализ
Биологическая
теория
П.К. Анохина
Бихевиоризм
Психофизиологические
теории
эмоций:
У.Джемса-К.Ланге
У.Кеннона-Барда
Интроспективный
Подход
В.Вундта

26. Проблема возникновения эмоций

Чувство
Отражение в сознании человека его
отношений к действительности,
возникающее при удовлетворении и
неудовлетворении высших, социальных
потребностей.

27. Чувство

Сравнение эмоций и чувств
Эмоции
Чувства
Возникли в процессе эволюции раньше
Возникли в процессе эволюции позже
Связаны в большей степени
биологическими процессами
с Связаны в большей степени с социальной
сферой
Присущи животным и человеку.
В основном присущи человеку.
Ситуативный характер
Привязаны к ситуациям и событиям.
Предметный характер
Привязаны к личностно значимым объектам
Ситуативные и кратковременные.
Устойчивы и длительны.

28. Сравнение эмоций и чувств

Виды чувств
1. Моральные (нравственные) – чувства,
которые переживает человек в связи с
осознание соответствия или
несоответствия своего поведения
требованиям общественной морали
+ Чувства жалости, нежности, симпатии,
дружбы, патриотизма.
_ Чувства вражды, зависти, ненависти,
стыда и вины

29. Виды чувств

2. Интеллектуальные чувства – связанные
с познавательной деятельностью
человека.
Любознательность, любопытство,
удивление, радость решения задачи,
чувство ясности мысли, сомнение

30. Виды чувств

3. Эстетические чувства – вызваны
переживанием удовольствия или
неудовольствия при восприятии красоты
или безобразия объектов.
Чувство прекрасного, гармонии,
возвышенного, трагического или
комического

31. Виды чувств

4. Праксические чувства — это
переживания человеком своего отношения
к деятельности.
Увлеченность, удовлетворенность
деятельностью, радость от успехов или
неудовольствие, безразличное
отношении к деятельности.

32. Виды чувств

Аффект
Сильные и кратковременные
эмоциональные реакции, сопровождаемые
резко выраженными двигательными и
вегетативными реакциями.
Наблюдается в критических ситуациях при
неспособности субъекта найти адекватный
выход из угрожающих (физически или
психологически) ситуаций.

33. Аффект

Отличительные особенности:
1.
Значительная интенсивность
2.
Быстрое возникновение
3.
Кратковременность
4. Бурное выражение ( резкое повышение эмоционального
возбуждения)
5.
Безотчетность (снижение сознательного контроля за
своими действиями)
6.
«Сужение сознания» — внимание фиксируется на одном
объекте или мысли, которые вызвали аффект ( при
патологическом аффекте).
7.
Наличие аффективного шока – упадок сил, апатия,
раскаяние в содеянном, амнезия ( при патологическом
аффекте)

34. Аффект

Настроение
Вид эмоционального состояния, которое в
течение некоторого времени окрашивает
переживания и деятельность человека.
Отличительные особенности:
1.
Слабая интенсивность
2.
Значительная длительность
Неосознаваемость причины –
(по Рубинштейну С.Л., настроение – это бессознательная,
эмоциональная оценка того, как в данный момент для неё
складываются обстоятельства)
3.
4.
Влияние на активность человека
5.
Имеет личностный характер

35. Настроение

Стресс
Ввел понятие Г. Селье
Стресс – неспецифический ответ организма на
предъявляемые ему внешние и внутренние
требования среды.
Стресс – это общий адаптационный синдром,
который представляет собой совокупность
нейрогуморальных реакций, обеспечивающих
мобилизацию психофизиологических ресурсов
организма для адаптации в трудных условиях.

36. Стресс

37. Стресс

Причинны эмоционального стресса
(Р.Лазарус)
Эмоция (стресс) = ситуация + оценка
ситуации ( наличие угрозы)
«Угроза» — оценка ситуации на основе
предвосхищения будущего столкновения с
«опасностью».

38. Причинны эмоционального стресса (Р.Лазарус)

Фрустрация
Состояние напряженности,
сопровождающееся отрицательными
эмоциями, возникающее при длительном
неудовлетворении потребности.
Рассматривается как одна из причин
проявления агрессивных реакций

39. Причины эмоционального стресса (Р.Лазарус)

Фрустрация
Виды фрустрационных реакций
(С. Розенцвейг)
Эктрапунитивные
Направленность
реакции во вне.
Обвинение
обстоятельств и
других людей.
Агрессивные реакции
Интрапунитивные
Импунитивные
Отношение к неудаче
Направленность реакции как неизбежному или
обвинения на себя. малозначимому событию
Чувство вины и аутоагрессия

40. Фрустрация

ПСИХОЛОГИЯ ГОРЯ
Горе — это чувство, которое появляется не
только при утрате (смерти) родного
человека, но и при расставании со
значимым человеком, при разводе
родителей, смерти или потери домашнего
любимца, при ссоре с близким другом,
после аборта и т. п.
Особенно важно различение
«нормального» и «патологического» горя,
ибо горе, как и любая травматическая
реакция, представляет собой нормальный
процесс.

41. Фрустрация

ОБЩИЕ СИМПТОМЫ ГОРЯ
Соматические нарушения. Нарушения дыхания —
оно становится прерывистым.
Появляются симптомы переутомления, утраты
аппетита, нарушение сна (кошмары, бессонница),
болезни, возможна симптоматика той болезни, от
которой умер близкий.
Психологическая сфера: чувство вины;
погруженность в образ утраченного объекта, когда все
напоминает об утрате. Ощущение опустошенности,
блеклости мира, раздражительность. Появляется
забывчивость. Нарушаются работоспособность,
внимание, память, что усиливает ощущение
собственной неполноценности. Идеализация
потерянного объекта. Чувство брошенности вызывает
злость

42. Пример ситуации из теста С. Розенцвейга

Методы оказания помощи
Активное слушание
Эмпатическое понимание
Интеграция опыта потери
Переключение энергии эмоции на новые
отношения и занятия

43. ПСИХОЛОГИЯ ГОРЯ

ТРЕВОЖНОСТЬ И СТРАХ
ПРИЗНАК
ТРЕВОГА
СТРАХ
Отношение к опасности
Сигнал опасности
Ответ на опасность
Временные особенности
Возникает до наступления
опасности
Возникает во время наступления
опасности
Действие на психику
Возбуждающее
Тормозящее
Характер стимулов, вызывающих
эмоцию
Неопределенный, абстрактный
характер
Определенный, конкретный
характер
Направление во времени
Проецирована в будущее
Источником является прошлый
травмирующий опыт
Роль мыслительных процессов в
формировании психических ощущений
Иррациональный феномен
Рациональный феномен
Локализация в коре
Левое полушарие
Правое полушарие
Форма реагирования
Социально-обусловленная
Инстинктивнообусловленная

44. ОБЩИЕ СИМПТОМЫ ГОРЯ

Классификация навязчивых
страхов (по Б. Карвасарскому)
1. Страх пространства и перемещения в нем:
2. Социофобии (страхи, связанные с нахождением в
обществе других людей):
3. Нозофобии (страх заболеть каким — либо заболеванием )
4. Страх за здоровье близких.
5. Танатофобия (навязчивый страх смерти).
6. Сексуальные страхи:
7. Обсессивно — компульсивные страхи:
8. «Контрастные» навязчивые состояния
9. Навязчивый страх животных
10. Пантофобия — генерализованный навязчивый страх.
11. Фобофобии (страх повторения приступа навязчивого
страха, «страх страха»).

45. Методы оказания помощи

БОЛЬ
Боль — это физическое или
эмоциональное страдание, мучительное
или неприятное ощущение, мучение.
Является одним из симптомов ряда
заболеваний.

46. ТРЕВОЖНОСТЬ И СТРАХ

С точки зрения медицины, боль —
это:
вид чувства, своеобразное неприятное ощущение;
реакция на это ощущение, которая характеризуется
определённой эмоциональной окраской,
рефлекторными изменениями функций внутренних
органов, двигательными безусловными рефлексами, а
также волевыми усилиями, направленными на
избавление от болевого фактора.
неприятное сенсорное и эмоциональное переживание,
связанное с реальным или предполагаемым
повреждением тканей, и одновременно реакция
организма, мобилизующая различные функциональные
системы для его защиты от
воздействия патогенного фактора.

47. Классификация навязчивых страхов (по Б. Карвасарскому)

ТИПЫ БОЛИ
Выделяют два основных типа боли:
ноцицептивную и нейропатическую. Их
различия обусловлено источниками.
Ноцицептивная боль является следствием
активации рецепторов периферической
нервной системы, болевыми стимулами
вследствие повреждения ткани.
Нейропатическая боль является следствием
повреждения или дисфункции центральной
нервной системы или периферических нервов.

48. БОЛЬ

Разновидности физической боли
Острая боль
Хроническая боль
Кожная боль
Соматическая боль
Внутренняя боль
Фантомная боль
Нейропатическая боль
Боль при злокачественных опухолях
Психогенная боль
Патологическая боль

49. С точки зрения медицины, боль — это:

Душевная боль
Душевная боль — это специфическое психическое переживание,
не связанное с органическими или функциональными
расстройствами. Зачастую сопутствует депрессии, душевному
расстройству. Чаще продолжительна и связана с потерей близкого
человека.
Субъективное понимание душевной боли как таковой было
подвергнуто сомнению в исследовании американских нейроучёных.
С использованием функциональной МРТ были получены
снимки, согласно которым нейрофизиологически душевная боль (боль
от сепарации из социума) проявляется точно так же, как боль
физического характера (от воздействия раздражителей на
ноцицепторы, хеморецепторы, механорецепторы).
Душевная боль проявлялась активацией лимбической системы
— нейронов в передний части поясной извилины (pars anterior Gyrus
cinguli).

50. ТИПЫ БОЛИ

Эмоциональные свойства личности
1. Эмоциональная возбудимость –
готовность эмоционально реагировать на
значимые для человека раздражители;
Проявляется во вспыльчивости,
впечатлительности
2. Эмоциональная глубина –
интенсивность переживаемой эмоции

51. Разновидности физической боли

Эмоциональные свойства личности
3. Эмоциональная ригидностьлабильность
Э. ригидность – эмоция остается
длительное время несмотря на изменение
обстоятельств («вязкость» эмоций)
Э. лабильность – это быстрая смена
эмоций и настроений

52. Душевная боль

Эмоциональные свойства личности
4. Эмоциональная устойчивость –
способность подавлять эмоциональные
реакции (терпеливость, самоконтроль).
5. Экспрессивность – степень выражения
эмоций
Гипермимия
Гипомимия

53. Теория Ч. Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных»

Гипомимия

54. Биологическая теория П.К. Анохина

Алекситимия
Одним из проявлений эмоциональных свойств
является алекситимия — сниженная
способность или затрудненность в вербализации
эмоциональных состояний.
Алекситимия характеризуется трудностью в
определении и описании собственных
эмоциональных состояний, переживаний;
затруднениями в проведении различий между
чувствами и телесными ощущениями; снижением
способности к символизации; фокусированности
личности в большей мере на внешних событиях,
чем на внутренних переживаниях.

55. Биологическая теория П.К. Анохина

Лечение и профилактика
Трудно поддаётся терапии первичная алекситимия.
Одновременно вторичную, являющуюся последствием
детских переживаний, возможно устранить с помощью
современных методов воздействия на сознание индивида.
Когда у человека диагностирована алекситимия,
лечение начинают с обычной психотерапии. Применяют
также гештальт-терапию, психодинамические
модифицированные методики, арт-терапию и гипноз.
Основная цель – научить больного высказывать свои
чувства и эмоции.
Большое внимание уделяют и воображению, что
способствует расширению спектра эмоциональных
проявлений.

56. Биологическая теория П.К. Анохина

Эмоциональный интеллект
Комплекс индивидуальных способностей,
отвечающих за то, насколько влияние
эмоциональных явлений окажется
конструктивным или деструктивным для
поведения человека

57. Биологическая теория П.К. Анохина

Эмоциональный интеллект
Структура Э.И.
1. Восприятие и выражение эмоций
2. Управление эмоциями: собственные и
эмоции других людей
3. Использование эмоций в планировании,
мышлении

58. БОС – биологическая обратная связь

Психология воли
Воля –
процесс сознательного регулирования
человеком своего поведения и
деятельности, которое проявляется в
умении преодолевать внутренние и внешние
трудности при достижении цели.

59. Психофизиологические теории эмоций

Теории воли
Теории воли
Воля
как волюнтаризм
Абсолютизация
свободы
воли
Экзистенциализм
Воля как особая
форма
психической
регуляции
Воля
как произвольная
мотивация

60. «Периферическая» теория эмоций У.Джемса- К.Ланге

Психология воли
Волевые действия –
это вид произвольных действий, которые
связаны с преодолением затруднений
Произвольные
действия
Преднамеренные:
в соответствии
со своими желаниями
Сознательное
управление
человеком
психикой
Волевые:
связаны
с преодолением
Воля – это высший уровень регуляции психики
по сравнению с мотивацией и эмоциями

61. Периферическая» теория эмоций У.Джемса- К.Ланге

Психология воли
Функции воли:
1. Инициирующая (побудительная)- восполнение
дефицита побуждения к действию
2. Тормозящая – ослабление избыточной
мотивации при нежелательности действия
3. Селективная – выбор мотивов при их конфликте
4. Стабилизирующая – поддержание выбранного
уровня выполнения действия при наличии
помех.

62. «Центральная» теория У. Кеннона-П.Барда

Психология воли
Структура волевого акта
(С.Л. Рубинштейн)
1. Возникновение побуждения – стремление
сделать нечто.
2. Стадия обсуждения и борьбы мотивов
3. Решение – осознание последствий
будущего поступка от принятого решения.
Возникает чувство ответственности.
4. Выполнение действия

63. Центральная» теория У. Кеннона-П.Барда

Психология воли
Волевые качества личности –
устойчивые образования,
характеризующие личность.
Целеустремленность, настойчивость,
выдержка, самостоятельность, смелость,
решительность, упорство
Упрямство

64. Психоанализ

Волевые качества личности
Целеустремленность понимается как способность
человека подчинять свои действия поставленным целям.
Она проявляется в умении быть толерантным, т.е.
устойчивым к возможным препятствиям, стрессам,
неожиданным поворотам событий при ориентации на
определенную цель.
Настойчивость — способность мобилизоваться для
преодоления трудностей, умение быть сильным, а также
разумным и творческим в сложных жизненных ситуациях.
Решительность — умение принимать и претворять в жизнь
своевременные, обоснованные и твердые решения.
Инициативность — способность к принятию
самостоятельных решений и их реализации в деятельности,
спонтанное выражение побуждений, желаний и мотивов
человека.

65. Бихевиоризм Дж.Уотсона

Психология воли
Свойства волевых качеств
(В.И. Селиванов)
1. Сила – уровень проявления волевого
усилия
2. Широта – количество деятельностей, в
которых проявляется качество
3. Устойчивость – степень постоянства
проявления волевых усилий в
однотипных ситуациях

66. Интроспективный подход В. Вундта

Психология воли
Нарушения воли
Неправильное
воспитание
Лень
Стремление человека
отказаться от преодоления
трудностей, устойчивое нежелание
совершать волевое усилие
Психопатология
Абулия
Возникающее на почве
мозговой патологии
отсутствие побуждений
к деятельности,
неспособность принять
решение действовать
Апраксия
Сложное нарушение
целенаправленности
действий, вызываемое
поражением
мозговых структур (лобные доли)

67. Когнитивные теории эмоций

Приемы самовоспитания воли
1. Приобретение привычки систематически
преодолевать незначительные трудности.
2. Умение соблюдать режим дня
3. Доведение начатого дела до конца.
4. Видение этапов достижения цели и
понимание ближайшей перспективы.
5. Понимание смысла действий ( связано с
формирование высших ценностей и
мотивов).

68. Когнитивные теории эмоций

Психология воли
Формирование побуждения к волевому
действию достигается
через изменение или создание
определенного смысла
В.А. Иванников

Психика и реальность. Единая теория психических процессов. Часть V. Человек переживающий. Глава 16. Психологические концепции эмоций — Гуманитарный портал

Логика — это мораль мысли, а мораль — это логика действия.

Жан Пиаже.

Воля — это деятельная сторона разума и морального чувства.

И. М. Сеченов.

Резкое рассогласование конкретной специфичности и непосредственности эмоций с высокой обобщённостью абстрактных концептов, средствами которых производится научный анализ, а также, как отмечалось, пропуск промежуточных уровней в иерархии носителей психических процессов ведут к ошибкам отождествления уровней обобщённости и смешению ближайшего носителя с носителем исходным, а отсюда к усилению путаницы понятий.

Жанры психологического познания

При постановке собственных и специальных вопросов психологии эмоций важно подчеркнуть, что смешение способов или жанров психологического познания особенно легко допускается и даже в определённой степени спонтанно провоцируется яркой специфичностью природы и феноменологической картины эмоций. За искусством остаётся и навсегда останется целостное и всестороннее непосредственное изображение эмоциональной жизни человека (см., например, Днепров, 1978). Наука же реализует свою познавательную функцию, идя от феноменологической поверхности отображаемого явления к его глубинным признакам, а главное, к скрытым закономерностям. По отношению к такой острейшей жизненной, практически и социально значимой сфере, как человеческие эмоции, вполне возможно, естественно и даже, вероятно, необходимо взаимное дополнение этих двух наиболее важных форм человеческого познания. Чем теснее, однако, становится их сотрудничество и взаимодействие, тем более реальной и требующей специальной профилактики становится ошибка отождествления или смешения этих двух жанров, приводящая вместо взаимного дополнения к взаимной подмене.

Каждый из этих основных жанров оправдан, полезен и даже необходим на своём месте и в своём собственном качестве. Однако взаимная подмена жанров или, говоря словами Н. П. Акимова, «жанровый оползень» в науке, как и в театральной сфере и, вероятно, во всяком искусстве, влечёт за собой провал замысла, поскольку неизбежно вводит в заблуждение как относительно адекватности используемых форм или способов познания, так и относительно различия в самих аспектах познаваемого объекта. Четкое различение здесь особенно необходимо ещё и потому, что за разными жанрами может стоять один и тот же объект и, наоборот, с помощью одного и того же жанра могут воспроизводиться разные объекты. Сам по себе факт такого соотношения, конечно, тривиален. Однако в сфере познания такого вызывающего острейшие эмоциональные пристрастия объекта, каким является внутренний мир человека, тщательный учёт этих соотношений существенно важен ещё и потому, что оборотной стороной неразличения жанров часто оказывается иллюзия отождествления жанра познания и его объекта, аналогичная рассмотренной в первых главах иллюзии отождествления образа и объекта. И тогда — в противоречии с указанным выше, казалось бы, явным и даже тривиальным многозначным соотношением жанров и объектов — за различием жанров усматривается принципиальное различие объектов. Следствием такой иллюзии отождествления различия жанров с различием объектов является, например, теоретическая позиция, ограничивающая пределы научного познания такого объекта, как духовная, нравственная и вместе с тем эмоциональная сущность человека, и, соответственно, считающая главным средством их познания искусство (см., например, Шубкин, 1978).

На основании несомненного различия жанров и возможностей их проникновения в свой объект на данном историческом этапе развития науки и искусства в силу указанной выше иллюзии жанры познания становятся однозначно соотнесёнными со своими объектами. И тогда главные субъективно-психологические аспекты человеческих эмоций оказываются за пределами научного познания, а в его ведении остаются лишь соматические компоненты эмоций. Собственно же психологические, субъективные компоненты психики признаются объектом лишь художественного познания.

Ещё одно следствие этой же эмпирико-теоретической ситуации, которое здесь целесообразно отметить, касается уже прямого отождествления самих познавательных жанров. Собственно научное, концептуальное и собственно художественное познание, реализуемое средствами своих чётко очерченных «классических» форм, самой ясностью и определённостью соответственно применяемых жанров препятствует лёгкости «жанровых оползней», резко снижающих эвристическую эффективность. Легче всего такие дополнительно затуманивающие картину «оползни» возникают при использовании промежуточных познавательных жанров, не имеющих чётких контуров. Таким типично пограничным, смежным является очеркистско-публицистический, «журналистский» жанр познания человека как субъекта. Сразу же следует подчеркнуть, что и этот способ познания имеет равные права с другими и на своём месте не только допустим, но и необходим.

Однако именно в силу аморфности границ между смежными жанрами их смешение и отождествление здесь имеет своим неизбежным следствием дополнительное повышение неопределённости (вместо её снятия) в картине психического субъекта (и без того достаточно диффузной), поскольку соответствующий «оползень» здесь гораздо труднее различим и потому влечёт за собой гораздо более трудно устранимые «смазывания» и «зашумливания» этой картины. Такая резко выраженная «размытость» усиливается ещё и тем, что в интегральной структуре субъекта переплетены и взаимно замаскированы разные пласты иерархической системы, начинающейся с элементарных эмоций, общих у человека с животными, а завершающейся высшими формами интеллектуальных и нравственных чувств человека. Эта слитность разноуровневых слоёв с особой остротой требует использования применённой уже в предшествующих разделах стратегии, специально направленной на разведение субъективных и объективных компонентов психических процессов (в данном случае эмоций), их общих и частных форм, целостных и частичных проявлений, исходных и производных уровней. Этой стратегией, включающей маршруты «снизу вверх» и затем «сверху вниз», определяется последовательность продвижения анализа от эмпирических характеристик и закономерностей элементарных общих эмоций к краткому анализу основных (но только общепсихологических!) закономерностей высших форм человеческих чувств.

Наиболее важной предпосылкой преодоления всех рассмотренных выше эмпирических, теоретических и жанровых трудностей, обнаруживающихся уже при постановке проблемы научного анализа эмоций, является не только специальная стратегия исследовательской «хирургии» и «экстирпации», но и необходимо сопутствующая ей особая «концептуальная гигиена» — строгое, по возможности точное и конкретное использование научных концептов, которое должно, по-видимому, начаться уже с исходных определений понятия «эмоция».

О недостаточности традиционных определений эмоций

Не вызывает никакого сомнения тот факт и отвечающее ему обобщённое положение, что эмоции ближе всего связаны с отношениями субъекта к объектам, которые его окружают и входят в контекст основных жизненных событий (см. Рубинштейн, 1988; Мясищев, 1960). Поэтому все основные определения эмоций включают в свой состав понятие «отношения». За пределами этой общности начинаются различные вариации исходных понятий, используемых в определении.

Определение специфичности эмоций как переживания событий и отношений в противоположность когнитивным процессам как знанию об этих событиях и отношениях недостаточно уже хотя бы потому, что оно описывает эмоции в терминах именно видовых характеристик и не заключает в себе родового признака. Это определение по сути тавтологично. В значениях слов «переживать» (даже с уточнением: «переживать свои отношения»), «чувствовать», «испытывать эмоции» трудно указать сколько-нибудь ясные и определённые различия. Если же, что тоже логически не исключено и иногда фактически имеет место в этом определении, акцент поставить не на «переживании», а на переживании именно «отношений» или даже «своих отношений», то тогда последняя часть определения воплотит в себе видовую специфичность, а «переживаемость» автоматически окажется на положении родового признака объединяющего различные классы психологической триады. Но тогда термин «переживаемый» станет синонимом термина «психический».

Достаточно очевидно, что, во-первых, вследствие неясности родовых признаков психических процессов здесь происходит неоднократно уже отмечавшееся отождествление уровней обобщённости (родового и видового) и, во-вторых, такая формально-логическая и терминологическая концептуальная игра, оставаясь в пределах синонимий и тавтологий, ничего не добавляет к действительному содержанию концепта «эмоция» как инварианта родо-видовых соотнесений.

Другая вариация определения эмоций исходит из того, что «в отличие от восприятий, которые отражают содержание объекта, эмоции выражают состояние субъекта и его отношение к объекту» (см. Рубинштейн, 1988). Хотя в самом общем смысле употреблённых здесь словесных значений эмоции, конечно, выражают отношения субъекта, их определение через противопоставление выражения отношений их отражению также недостаточно по ряду оснований.

Во-первых, объективация (выражение) отношений субъекта здесь по сути дела отождествляется с их фактическим наличием. Точнее надо было бы сказать, что эмоции скорее представляют собой субъективные отношения человека, чем являются их выражением, поскольку выражаются отношения в мимике, пантомимике, интонации и, наконец, в собственно языковых средствах.

Во-вторых, в том общем смысле, в котором эмоции всё же действительно выражают отношения субъекта, это выражение отношений не может быть использовано как видовой признак эмоций, поскольку в том же смысле и на том же уровне общности можно сказать, что интересы, потребности и мысли человека выражают его отношение к объекту.

В-третьих, если всё же именно выражение отношений, в отличие от их отражения, рассматривается как видовой признак эмоции, то на положении общего родового признака, объединяющего эмоциональные и познавательные процессы как процессы психические, автоматически оказываются отношения, которые в одном случае отображаются, в другом — выражаются. Но понятие «отношение» является, как известно, универсальным, оно принадлежит к числу основных категорий (вещь, свойство, отношение), и поэтому его содержание не может представлять родовой признак психического процесса. Всё равно остаётся вопрос, что делает эти отношения «психическими?»

Все эти положения, вместе взятые, по-видимому, достаточно ясно показывают, что нет оснований строить определение эмоций, выводя это понятие за пределы объёма концепта «отражение» или противопоставляя и включая в один видовой ряд понятия «отражение», «переживание», «выражение». Хотя, как было показано выше, концепт «отражение» представляет не ближайший, а гораздо более отдалённый род по отношению к понятиям «познание», «эмоции» и «воля», искомый ближайший род не выходит за пределы рода более отдалённого. «Эмоция» как вид, находясь в пределах своего ближайшего рода (психические процессы), остаётся вместе с тем и внутри более широкого объёма концепта «отражение».

С этой точки зрения шаг вперёд по пути преодоления отмеченных выше концептуальных и терминологических несоответствий представляет определение эмоциональных процессов как отражения отношений субъекта к объектам окружающей реальности. Так, проведя чёткое различение объективно складывающихся отношений субъекта к окружающей его реальности, которые, однако, могут и не быть психически отраженными, и самого субъективного отражения этих объективных отношений, Г. А. Фортунатов и П. М. Якобсон определяют эмоциональные процессы как «… отражение в мозгу человека его реальных отношений, то есть отношений субъекта потребности к значимым для него объектам» (Цит. по: Петровский, 1978, с. 361). Здесь эмоциональные процессы представлены как частный случай отражения. На положении видового признака в этом определении оказывается отражение именно отношений субъекта к значимым объектам, а родовой признак здесь фактически представлен концептом «отражение». Однако в силу того, что хотя понятие «отражение» относится к более высокому рангу обобщённости, чем концепты «эмоции» или «чувства» (их дифференциацию мы пока оставляем в стороне), оно, как отмечалось выше, всё же не содержит ближайшего родового признака, в рамках которого должна быть вычленена видовая специфичность, и поэтому в определении остаётся не снятой существенная неопределённость и неоднозначность. Дело в том, что отношения человека как субъекта психики к значимым для него объектам могут отображаться не только в его эмоциях или чувствах, но и в его мыслительных процессах, то есть могут осмысливаться и при этом не обязательно одновременно эмоционально переживаться.

Таким образом, признак «отражение отношений субъекта к объектам» при общем его описании объединяет эмоциональные и мыслительные процессы и тем самым не содержит видовой специфичности эмоций по сравнению с процессами когнитивными (мыслительными). Тот факт, что отражение отношений человека к объективной реальности в его мыслях является лишь частным случаем мыслительного отображения отношений, которое в общем случае имеет своим предметом любые отношения, не устраняет этой неопределённости, поскольку отличительный признак, позволяющий отдифференцировать эмоциональное отражение отношения субъекта к объекту от отображения этого же отношения в имеющей здесь место частной форме мышления, в этом определении не указан. Таким образом, хотя рассматриваемое определение содержит два уровня обобщённости, не заключает в себе прямой ошибки и в самом общем смысле правильно, оно недостаточно, поскольку в нём фактически не фиксированы признаки ни ближайшего рода, ни видовой специфичности. Будучи необходимым этапом последовательного приближения к «психической реальности» эмоциональных процессов, такая дефиниция оказывается недостаточной для дальнейших шагов концептуального продвижения от интеллектуальных процессов к процессам эмоциональным. Отдифференцировать два класса психологической триады с помощью определения такого типа невозможно даже на уровне концептуального описания.

Первый шаг по пути от рассмотренного определения к дальнейшему выявлению специфики эмоционального отражения отношений субъекта по сравнению с отражением этих же отношений в мышлении сделать достаточно просто, опираясь на опыт предшествующего анализа. Мыслительное отображение всяких отношений, в частности, отношений субъекта к объективной реальности, является отображением опосредствованным. Оно является, как было показано, результатом взаимодействия пространственно-временных и символически-операторных компонентов. Искомые отношения субъекта к объектам здесь должны быть раскрыты с помощью операций с соответствующими структурами, отображающими «партнёров» этого отношения. Мысль как структурная единица, также отображающая искомое отношение, является, как было показано, результатом и инвариантом мыслительного процесса, реализуемого операциями межъязыкового перевода. Эти операции, таким образом, и раскрывают отображаемые отношения, вычленяют их из первоначально маскирующей их психической структуры непосредственного отображения партнёров данного отношения.

Именно в этом и состоит опосредствованный характер мыслительного отображения отношений вообще и отношений субъекта к его окружению в частности.

Психосоматическая организация эмоций и проблема интроспекции

Структурная формула молекулярной эмоциональной единицы, сохраняющей специфическую характеристику именно эмоционального гештальта, как было доказано, двухатомна или двухкомпонентна. Один из членов такой формулы — это психическое отражение объекта эмоции, а второй — это психическое же отражение состояний её субъектаносителя. Теоретический анализ такой двухкомпонентной единицы предполагает знание структуры обоих компонентов, описание их параметров на общем для них научном языке, а затем объяснение совокупности параметров путём её выведения из общих принципов организации этой целостной единицы.

Фактическое положение дел в науке таково, что о когнитивном компоненте эмоции, отображающем её объект, нам сейчас известно значительно больше, чем о компоненте, в котором воплощено психическое отражение состояний субъекта — носителя эмоции. Здесь нам известно по существу лишь то, что эти состояния носителя эмоций существенно связаны с потребностями. Однако само понятие потребности, явным образом относящееся именно к состояниям носителя психики, в своём самом общем виде фактически лишено собственно психологического содержания. Определяемое как выражение нужды носителя психики в каком-либо внешнем объекте, оно в равной мере может быть отнесено не только к психическому, но и к чисто нервному, допсихическому уровню, и даже к организмам, вообще не имеющим нервной системы. Таким образом, речь идёт об иерархической системе потребностей носителя.

Логически следуя из теоретических положений, психосоматическое единство эмоций является вместе с тем непреложным жизненным и клиническим фактом. Последний выражен в хорошо известном не только психически, но и соматически патогенном действии отрицательных эмоций и, соответственно, не только психически, но и соматически целебном, саногенном действии положительных эмоций (в известном диапазоне). Другим выражением психосоматического единства эмоций, следующего из иерархической структуры их субъекта, является и особая, парадоксальная специфичность феноменологической картины эмоций. Эта особая специфичность, резко выделяющая эмоции из других психических процессов, состоит в том, что эмоциональные процессы одновременно являются наиболее плотскими, соматичными, объективно физиологически выраженными и вместе с тем наиболее субъективно психологичными психическими явлениями, ближе всего примыкающими к самым интимным тайникам структуры субъекта как носителя психики.

Такая представленность в феноменологической картине эмоций иерархической структуры их субъекта, одновременно содержащей его исходный — соматический и его производный — психический уровни, вплотную подводит к следующему принципиальному теоретико-стратегическому вопросу. Дело в том, что по самой сути их природы эмоции, в отличие от мышления, являются непосредственным отражением отношений субъекта к объекту. В силу рассмотренной выше необособимости отражения отношений от отражения их членов такой непосредственный характер отражения относится к обоим членам отображаемого отношения. Что касается когнитивных компонентов эмоции, отображающих её объект, то ранее было показано, что все их уровни вплоть до самого абстрактно-понятийного включают в себя непосредственные образные компоненты и тем самым со своей стороны обеспечивают непосредственный характер эмоционального гештальта.

Что же касается субъектного компонента отображаемых в эмоциях отношений, то здесь дело обстоит существенно сложнее. Как было показано, субъект включает в себя по крайней мере два основных уровня организации: исходный — соматический и производный — психический. Эти уровни отличаются друг от друга не степенью своей абстрактности и обобщённости, как это имеет место в уровнях когнитивных компонентов, а существенно разными формами организации в качестве носителей своих свойств. Факт наличия непосредственного чувственного отражения состояний тела как носителя эмоций теоретически объяснить несложно. Непосредственно чувственное отражение состояний тела как носителя эмоций представлено в интерорецептивных ощущениях, включённость которых в картину эмоций не вызывает никаких сомнений. Необходимость включённости интерорецептивных ощущений, отображающих состояния внутренних органов, в картину эмоций служит эмпирическим основанием концепции Джемса-Ланге. Комментируя соответствующие положения этой концепции, С. Л. Рубинштейн (1988) указывал, что если убрать из феноменологической картины эмоций все непосредственно чувственные компоненты, отображающие соответствующие состояния внутренних органов, то эмоция как таковая исчезнет, останется лишь её когнитивный компонент. Это, однако, касается прежде всего исходного, соматического носителя эмоции как психического процесса. Но ведь в ней непосредственно отражаются и состояния психического носителя. Что же такое непосредственно чувственное психическое отражение психического же явления?

В своё время Дж. Локк обозначил его как внутренний опыт в отличие от опыта внешнего. В психологии же такое непосредственно чувственное отображение психикой себя самой получило название интроспекции, внутреннего зрения или психического самонаблюдения. Утверждение о наличии такой непосредственной формы психического самоотражения составило основу теоретического тезиса о непосредственной данности психики себе самой. В этом тезисе и в его феноменологических эмпирических основаниях коренится вывод идеалистического монизма о производном характере внешнего опыта по отношению к опыту внутреннему и дуалистический эквивалент этого вывода, согласно которому оба вида опыта параллельны. Следующим логико-философским шагом на этом пути был вывод о том, что человек ощущает и воспринимает не внешние объекты и их свойства, а лишь свои ощущения и восприятия, то есть образы этих объектов, а сами объекты лишь мысленно конструирует.

Ещё один шаг в том же направлении, — и объекты оказываются лишь мысленной конструкцией образов, существование которой само представляет собой логическую фикцию, как это имеет место в философской концепции Беркли и Маха. И если теперь уравнять с этой точки зрения эмоции и когнитивные процессы в отношении форм их психического отражения, то есть если распространить понятие интроспекции в одинаковой мере на когнитивные и эмоциональные процессы, то мы неизбежно окажемся перед следующей логико-философской и психологической альтернативой. Если в восприятии нам непосредственно представлен его объект, а не образ, то фикцией является интроспекция, то есть непосредственная данность субъекту образа; если же такая непосредственная данность субъекту образа является не фиктивной, а реальной, то тогда возникают два возможных следствия из этой исходной посылки: либо, как уже упоминалось, внутренний опыт является исходным, а внешний опыт представляет собой производный по отношению к нему результат мыслительного конструирования, либо же между обеими формами опыта вообще нет соотношения исходного и производного, а есть лишь отношения равноправности и параллельности. По отношению к когнитивным процессам, в отличие от процессов эмоциональных, такая альтернатива остаётся действительно реальной, а не фиктивной.

Нами было показано, что в восприятии и мышлении субъекту непосредственно открываются не сами образы и мысли, а их объекты и частично акты манипулирования с ними. Сами же образы и мысли, которые, конечно, также являются объектами познания и доступны самопознанию субъекта, открываются ему не в непосредственном их отражении, а в результате осмысливания процессов собственного восприятия и собственного мышления. Тем самым образы и мысли открываются субъекту в результате опосредствованного их познания, а не непосредственного созерцания или отражения.

Оборотной стороной этой констатации является положение о том, что интроспекция, или самонаблюдение, в смысле прямого чувственного отражения субъектом своих собственных образов и мыслей является психологической фикцией, поскольку непосредственному отражению открываются здесь опять-таки не сами образы и мысли, а их объекты. В частном случае вывод о том, что непосредственному психическому отражению открываются именно объекты, относится и к непосредственному же отражению телесного носителя эмоциональных процессов, ибо отражаемое в органических ощущениях состояние телесного носителя эмоций является частным случаем состояния физического объекта. Существенно по-иному, однако, дело обстоит с формами самопознания производного, психического субъекта, ибо здесь объектом психического отражения является психическое же образование, психический носитель психических процессов и свойств. И если когнитивные психические процессы не могут быть объектом непосредственного психического отражения, а познаются только опосредствованным, косвенным путём на основе их осмысливания, то естественно возникает вопрос, распространяется ли это положение и на эмоциональные процессы, то есть на непосредственное отражение субъектом своих собственных психических состояний. Если эмоции действительно представляют собой непосредственное психическое отражение отношения субъекта к внешним объектам и если вместе с тем, как это было показано выше, такое отражение отношений необособимо от непосредственного же отражения его членов, то есть его объекта и субъекта, то это значит, что в высших эмоциях человека, которые являются отражением отношения именно психического субъекта к соответствующим объектам, непосредственно отражаются психические состояния психического же субъекта. Иными словами, высшие эмоции, ближайшим носителем которых является психический субъект, не просто осознаются или осмысливаются, а именно непосредственно переживаются последним.

Переживание по исходному смыслу этого понятия есть именно непосредственное отражение самим субъектом своих собственных состояний, а не свойств и отношений внешних объектов, поскольку даже непосредственное психическое отражение свойств и отношений внешних объектов есть знание об этих свойствах и отношениях, а не переживание в собственном смысле этого понятия. И не случайно, по-видимому, как в русском, так и в немецком языках слово «переживание» имеет своим корнем слово «жизнь», ибо объектом непосредственного психического отражения здесь является носитель психики как живая система. Таким образом, по отношению к формам познания психическим субъектом своих собственных психических же состояний непосредственное чувственное отражение последних есть реальность, которая воплощается именно в переживаемости эмоций. Но это означает, что по отношению к этим наиболее важным, хотя и частным формам познания непосредственный внутренний опыт или соответствующая ему форма интроспекции представляют собой не фикцию, а также психическую реальность. Отрицать это наиболее важное положение, засвидетельствованное всем жизненным опытом человечества, как и опытом многовекового развития различных форм и видов искусства, нет никаких ни эмпирических, ни теоретических оснований. И если оно всё-таки отрицается, то это может быть объяснено только давлением исходной теоретической схемы. В основе такой теоретической схемы лежит опять-таки достаточно распространённая ошибка, а именно, ошибка отождествления уровней обобщённости, в данном случае выраженная в отождествлении родовых и видовых признаков психических явлений.

Видовой признак когнитивных психических процессов, состоящий в том, что они недоступны прямому чувственному отражению субъекта, а в них ему открывается объективное содержание, трактуется здесь как родовая особенность всех психических процессов. Тогда справедливый для когнитивных процессов вывод о фиктивности по отношению к ним внутреннего опыта или интроспекции распространяется на всю психику, и положение о внутреннем опыте и интроспекции вообще интерпретируется как психологическая фикция. Но в таком случае фикцией неизбежно оказывается и факт переживаемости высших эмоций, имеющих своим ближайшим носителей психический субъект или личность. А это уже, как упоминалось, явно противоречит жизненным и научным фактам и обоснованным теоретическим обобщениям.

Но если в данном случае внутренний опыт и интроспекция представляют собой психологическую реальность, то неизбежно возникает существенный вопрос, как внутренний опыт соотносится с опытом внешним, какой из этих двух видов опыта является исходным и какой — производным или же они независимы друг от друга. Все эти вопросы, обращённые к проблеме метода — аналог вопроса о соотношении между объектами этих двух видов опыта, то есть между телесным носителем психики и её психическим субъектом. Как было показано в первых главах, суть проблемы состоит в соотношении исходных и производных уровней иерархической системы субъектов-носителей соответствующих психических процессов и свойств. Не нуждается, вероятно, в дополнительном комментировании положение о том, что весь ход исторического развития гносеологии, онтологии, экспериментальной и теоретической психофизиологии однозначно свидетельствует в пользу того, что исходным является уровень телесного субстрата психики, а уровень её психического субъекта — производным. Но тогда на экспериментально-теоретическом базисе этого положения в данном пункте анализа возникает аналогичная задача, касающаяся соотношения внешнего и внутреннего опыта или, иначе, показаний, так сказать, Экстраспекции и интроспекции в формировании структуры эмоциональной единицы или эмоционального гештальта. Если мы признаем непосредственно чувственный, то есть по сути дела интроспективный, характер психического отражения состояний психического субъекта, то отсюда неизбежным образом следует задача показать его производность по отношению к непосредственно чувственному же отражению субъекта соматического и, далее, производность по отношению к непосредственно чувственному отражению физических объектов, частным случаем которых телесный носитель психики является.

В поисках решения этой остро дискуссионной, теоретически чрезвычайно принципиальной и трудной задачи естественно обратиться к широкому эмпирическому базису, содержащемуся в жизненном опыте, в фактическом материале психологии различных видов искусства, а также нейропсихологии и клинической психологии.

Последующий ход поиска соответствующей гипотезы опирается, кроме того, и на более узкий эмпирический базис, составляющий непосредственную фактическою основу настоящего исследования.

Уже упоминалось, что проблема эмоций, составляющих средний класс триады психических процессов, разработана гораздо хуже, чем проблема структуры и механизмов когнитивных процессов и процессов психической регуляции деятельности, располагающихся по краям спектра психических процессов. Такое положение дел определяется общей закономерностью теоретического развития, состоящей в том, что краевые объекты какого-либо ряда или спектра явлений чаще всего имеют более чётко выраженную структуру, чем объекты промежуточные и переходные, границы между которыми, соответственно, более размыты. Поэтому краевые объекты такого ряда открываются познанию раньше и легче, чем объекты средние. Исходя из этого, в поисках соответствующих гипотез для объяснения производного характера опыта эмоциональной интроспекции естественно обратиться к обоим краевым классам психологической триады, то есть, во-первых, к когнитивным процессам, анализу которых были посвящены предыдущие главы, и, во-вторых, к несколько опережающему рассмотрению некоторых напрашивающихся аналогий, относящихся к организации психически регулируемых двигательных актов и к психическому отражению последних.

Изложенные в предшествующих главах монографии эмпирические материалы и основанные на них теоретические обобщения, касающиеся структуры когнитивных процессов, позволяют сделать два взаимосвязанных вывода, имеющих непосредственное отношение к поиску гипотезы для объяснения производного характера внутреннего эмоционального опыта.

Первый из этих выводов состоит в том, что все уровни иерархии когнитивных процессов, включая высший уровень понятийного мышления, содержат элементы непосредственно чувственного образного отражения реальности, от которых все эти высшие уровни когнитивных процессов в принципе не могут быть полностью обособлены. Этот упоминавшийся и в данном разделе вывод приводится в качестве предпосылки следующего, второго заключения. Оно состоит в том, что компоненты непосредственно чувственного образного психического отражения, включённые во все высшие уровни когнитивных процессов, вплоть до абстрактно-понятийных структур, являются производными по отношению к исходной форме непосредственного сенсорно-перцептивного отражения. Эти производные образные компоненты мыслительных процессов, перестроенные и даже в некоторых своих элементах заново построенные мыслью, тем не менее сохраняют непосредственный характер, непосредственный в смысле своей прямой чувственной пространственно-временной предметной организации, в которой абстрактное символическое мыслительное оперирование остаётся скрытым. Однако это уже не исходная, первичная форма чувственной непосредственности собственно сенсорноперцептивных образов, а форма, так сказать, опосредствованной, производной н е посредственности.

Производна непосредственность не только умственных, но и вторичных образов или представлений памяти, поскольку последние вызываются не центростремительно, то есть не действием прямого раздражителя извне, а центробежно по механизму какого-либо условно-рефлекторного взаимодействия. Однако в этом случае такая опосредствованная, вторичная непосредственность вторичных образов производна главным образом лишь по своему механизму, поскольку по структуре своей вторичные образы в предельных случаях могут полностью воспроизводить структуру и характер образов первичных. В случае же образов воображения или умственных образов мы имеем дело с производной непосредственностью как с точки зрения действия центробежных механизмов (в отличие от центростремительных механизмов собственно сенсорно-перцептивных образов), так и в смысле перестроенной, модифицированной новой структуры. Но так или иначе непосредственность представлений памяти, образов воображения и мыслительных образов является уже не первичной, исходной, а, так сказать, вторичной, опосредствованной, производной. Эта непосредственность вызвана иным способом, но она сохраняет основную природу и структуру чувственных образов, имеющих пространственно-временную предметную организацию. В контексте реализуемого здесь поиска гипотезы эта ситуация близка к искомой лишь в смысле наличия здесь производной, вторичной формы непосредственного внешнего опыта. Речь здесь идёт именно о внешнем опыте потому, что субъекту в обеих формах этой непосредственности открываются не сами образы как таковые в их психической ткани, а их объекты, ибо во всех случаях субъект ощущает, воспринимает, представляет и воображает через посредство образов именно объекты, являющиеся их содержанием. Поэтому здесь есть искомая нами производная, вторичная форма непосредственности, однако нет непосредственности интроспекции, открывающей субъекту не внешний объект, в частности своё тело, а именно психическое состояние.

Несколько ближе к искомой форме вторичной, производной непосредственности психического самоотражения подводит аналогия, относящаяся к организации психически регулируемых двигательных актов и к их психическому отражению. Ближе потому, что объектом этого отражения в данном случае является уже не внешняя реальность, а телесный носитель психики. Если выше речь шла о производной непосредственности перестроенных, так сказать, сверху образных компонентов когнитивных процессов, иначе говоря, о соотношении первичной и вторичной психосенсорики, то здесь речь пойдёт о соотношении моторики и психомоторики.

Любой моторный акт представляет собой раздражение, вызывающее соответствующее ему кинестетическое и проприорецептивное ощущение. Экспериментально доказано, что существует и обратное отношение: представление о движении, образ движения центробежно вызывает редуцированное мышечное сокращение и редуцированное движение (феномен идеомоторного акта). Если субъект в некоторых случаях не ощущает центробежно вызванных редуцированных движений своих соответствующих органов, движений, наличие которых в микроформе объективно может быть зарегистрировано, то во всяком случае он испытывает мышечное напряжение.

Вторичный образ или представление о движении имеет необходимым компонентом своей структуры и своего психофизиологического механизма реальное мышечное напряжение и его непосредственное кинестетико-проприорецептивное ощущение. Но в отличие от исходной формы непосредственной первичной кинестетикопроприорецептивной сенсорики это уже вторичная, производная форма центробежно опосредствованной непосредственности кинестетико-проприорецептивных ощущений, вызванных опять-таки сверху, но не только в качестве образов памяти, а в качестве хотя и редуцированных, но тем не менее вполне реальных сенсорных образов. Эта ситуация отличается от того, что имеет место в области экстерорецептивной сенсорики.

Последняя, как в форме её исходной, так и в форме сверху вызванной, производной непосредственности, также включает вторичные периферические изменения рецепторных аппаратов.

Однако само внешнее раздражение в его объективной физической внеположности по отношению к носителю психики и независимости от него здесь уже не может быть центробежно воспроизведено. В случае же идеомоторного акта мы имеем дело с внутренним проприорецептивнокинестетическим раздражением, которое может быть воспроизведено сверху, хотя и в количественно редуцированной, но качественно в своей подлинной форме. Такая сверху воспроизведённая непосредственно образная структура является уже, однако, не первичной, а производной формой непосредственности или чувственно образной данности субъекту. Таким образом, как экстерорецептивная, так и кинестетикопроприорецептивная сенсорика включает в себя формы как исходной, так и производной непосредственности. Однако в рамках этой общности между экстеро- и проприорецептивной сенсорикой производная форма непосредственности проприорецептивной сенсорики обладает указанной выше особенностью, вытекающей из её отнесённости не к независимым от носителя психики внешним объектам, а к самому носителю психики (в данном случае соматическому).

Выявив соотношение форм производной и исходной непосредственности психического отражения, относящейся к крайним массам психологической триады, вернёмся к её среднему классу, а именно, к искомой форме непосредственного психического самоотражения в области эмоциональных процессов. Уже самый факт рассмотренной в первых главах соотнесённости трёх основных видов ощущений (экстеро-, проприо- и интерорецептивных) с тремя классами психологической триады даёт основание ожидать, что и в её среднем классе, то есть и в эмоциональных процессах, имеется аналогичное соотношение исходной и производной форм чувственной непосредственности. Рассмотрим это на примере различных форм боли, которая является одновременно и сенсорным, и эмоциональным психическим процессом.

По собственному опыту каждому хорошо известно, что существует боль телесная и наряду с этим — другая форма боли, которая, содержа в себе соматические компоненты, не переживается, однако, как боль собственно физическая. В этом случае говорят о душевной боли или, иначе, о том, что «болит душа».

Это непосредственно переживаемое различие телесной, с одной стороны, а с другой — душевной, так сказать, психической боли аналогично различию между физическим самочувствием и настроением как самочувствием душевным. И душевная боль, и настроение получают соответствующие соматические отклики. Когда у человека «болит душа» или у него плохое настроение, он испытывает при этом и некоторые непосредственные телесные ощущения, но переживаются они, по меткому выражению польского психоневролога Кемпинского, как телесная манифестация душевного состояния. Что же всё это означает? В чём суть различия этих двух форм: переживания боли или самочувствия, которое может содержать в себе, конечно, не только болевые компоненты и поэтому является более общим переживанием, имеющим более сложный психофизиологический состав? Как уже упоминалось, ожидаемый ответ на этот вопрос вытекает из аналогии между идеосенсорикой (далее — идеомоторикой) и здесь, в этом контексте, — идеосоматикой (или психосоматикой).

Большой опыт как лабораторных, так и клинических исследований свидетельствует о том, что соматические болезненные сдвиги, оказывающие своё первичное действие на интерорецепторы и вызывающие соответствующие интерорецептивные, в том числе и болевые, ощущения, могут быть, однако, вызваны и центробежно, то есть могут носить вторичный, производный характер. Таковы, например, хорошо известные формы вегетативных, так сказать, интерорецептивных реакций на словесные раздражители, реакций, получающих своё особенно явное и интенсивное выражение в процессах внушения и гипноза, но проявляющихся также и в обычном состоянии бодрствования, хотя в значительно более редуцированных формах. Хорошо известно, что таким центробежным путём могут быть вызваны воспалительные процессы типа ожоговых реакций. Когда в организме возникают подобного рода центробежно вызванные рецепторные сдвиги, они в порядке обратной связи оказывают своё усиливающее воздействие на рецепторные аппараты определённых внутренних органов, и, если речь идёт о болевых эмоционально-сенсорных процессах, здесь возникает прямое и непосредственное переживание боли. Картина эта по своей сущности действительно представляет собой прямую аналогию того, что имеет место в области моторики и идеомоторики.

Суть предполагаемого различия между непосредственным переживанием телесной боли, с одной стороны, и боли душевной — с другой, состоит в следующем: если субъект в состоянии сенсорно различить, что его болевое переживание вызвано не прямым центробежным внутрителесным раздражителем, а идёт изнутри и связано с соответствующим периферическим сдвигом, вызванным из центра, то такого сенсорно-эмоционального различения уже, по-видимому, вполне достаточно для того, чтобы эта производная форма центробежно вызванного болевого ощущения или болевой эмоции переживалась как боль не соматическая, а именно душевная или психическая.

В этом пункте анализа последующее движение требует некоторого теоретико-философского отступления, диктуемого необходимостью уточнить феноменологическое и теоретико-концептуальное значение понятия «психическое» в его специфических отличиях по сравнению с физическим или соматическим. Дело в том, что, вопреки острейшей философской и теоретико-экспериментальной задаче противопоставления и последующего соотнесения психического и физического как производного и исходного в рамках общности их фундаментальных закономерностей, фактическое феноменологическое и теоретическое содержание этого противопоставления, к сожалению, остаётся до настоящего времени достаточно бедным. Базируется оно в значительно большей мере на простых сенсорно-перцептивных, нежели на теоретико-философских основаниях. Попробуем здесь отдать себе достаточно ясный теоретический и интуитивно-феноменологический отчёт в том, что стоит за противопоставлением понятий «душевное переживание» и «переживание телесное».

Весь многовековой опыт философско-теоретической и экспериментально-психологической работы, в частности опыт экспериментально-теоретического исследования, представленного в настоящей монографии, достаточно определённо свидетельствует, что за этим противопоставлением стоят наиболее важные основания и что между психическим и соматическим проходит фундаментальная эмпирическая и теоретико-концептуальная пограничная линия. Однако так дело обстоит только в том случае, если мы берём обобщение теоретического и экспериментального опыта, выраженное в целостной современной системе научных фактов и понятий. Если же мы берём отдельное конкретно переживаемое различение психического и соматического состояния и даже если мы берём отдельно взятое понятие психического в его противопоставлении соматическому, то дело обстоит радикально иначе. Чем отличается по своему прямому психическому составу переживание душевной боли или душевного состояния от переживания физической боли или соматического состояния? Чем они отличаются именно ло прямому, непосредственному интуитивнофеноменологическому составу?

Какое здесь имеется прямое интуитивно-феноменологическое и даже в конечном счёте концептуальное содержание, кроме того только, что душевная боль именно как душевное состояние, противопоставленное собственно телесному, переживается тоже как некое телесное, органическое состояние (иначе это не было бы болью), однако вызванное хотя и скрытой в теле, но не совпадающей прямо с ним причиной?

Специфику этого переживания можно было бы обозначить таким парадоксальным словосочетанием, как чувство нетелесной телесности или, может быть, телесной нетелесности. За ним, по-видимому, не стоит ничего, кроме сенсорного или сенсорно-эмоционального различения переживания боли или самочувствия, вызванного в одном случае центробежно, а в другом — центростремительно. Идущее от прямых соматических сдвигов состояние переживается как боль телесная, а вторично, центробежно вызванное телесное состояние, дифференцируемое от первичного, переживается именно как производное, вторичное, внутреннее. Переживается оно хоть и непосредственно, но как идущее откуда-то изнутри, а не прямо от самого тела. Таким образом, по-видимому, психофизически — это именно сенсорная дифференцировка, психофизиологически же за этим стоит различие центростремительного и центробежного механизмов. Такая производная форма, по психологическому составу представляющая собой переживание состояний как идущих не извне, а именно изнутри, и есть не что иное, как переживание чего-то, что отображает состояния не внешних объектов и не тела как формы этих объектов, а именно внутреннее состояние субъекта.

Но объект эмоции отображен когнитивным компонентом двучленной формулы эмоционального гештальта. Как было показано выше, когнитивные компоненты эмоционального гештальта, относящиеся ко всем уровням организации, начиная с сенсорно-перцептивного и заканчивая концептуальным, корнями своими, однако, уходят именно в экстерорецептивную сенсорику, которая в терминах приведённой выше аналогии была обозначена как идеосенсорика или психосенсорика, точнее — как идео- или психоэкстерорецептивная сенсорика. Тем самым все уровни когнитивного компонента эмоции через эту экстерорецептивную сенсорику содержат в себе разные формы и уровни непосредственного внешнего опыта, именно внешнего, то есть непосредственно отображающего не сами по себе психические структуры, а разные формы и уровни объективной реальности, представляющей собой предметы соответствующих эмоций.

Второй компонент эмоциональной единицы уходит своими корнями в интерорецептивную сенсорику. В той мере, в какой в её общем спектре доминируют формы сенсорики первичной, или центростремительной, мы имеем дело с отображением состояний по преимуществу телесного носителя и соответственно — с эмоцией, отражающей отношение именно телесного носителя к её объекту. И в этом случае тело как носитель эмоции и как совместный объект интеро- и экстерорецептивной сенсорики представлено в психике как такой её носитель, который при всей своей специфичности вместе с тем воплощает в себе частную форму внешнего опыта, поскольку тело, отображаемое в форме не только интерорецептивной, но и зримой экстерорецептивной наглядной сенсорики, явным образом представляет собой частный случай других телесных объектов. Исходя из этого, непосредственное интерорецептивное отражение состояния телесного носителя не может быть отнесено ни к интроспекции, ни к внутреннему опыту, поскольку мы здесь имеем дело именно с непосредственной экстеро- и интерорецептивно представленной формой отражения телесного аппарата как частного случая физических объектов. В той же мере, в какой в спектре интерорецептивных ощущений, воплощающих в себе отношение к объекту эмоции, доминируют компоненты центробежные, представляющие собой не прямую телесную реакцию на объект эмоции, а именно целостную центробежно вызванную реакцию психического субъекта, и в той мере, в какой эта сенсорика дифференцируется самим субъектом от сенсорики первичной, центростремительной, эта форма непосредственной переживаемости состояний носителя психики не может быть отнесена к внешнему опыту. Она отличается от него именно тем, что это реакция целостного субъекта, идущая изнутри, реакция «я», внутренне детерминированная взаимосвязью составных частей психического целого. Именно в этом своём качестве такая эмоция непосредственно переживается как отношение не телесного, а внутреннего, скрытого, психического носителя к тому, что является её объектом.

Такое непосредственное переживание состояния психического носителя эмоции не может быть истолковано как форма непосредственного внешнего опыта, ибо этот носитель представлен здесь в непосредственной психической структуре не как внешний физический, биологический или социальный объект, а как объект внутренний, скрытый и противопоставляемый и физическому объекту эмоции, и её соматическому, органическому носителю. Этот случай центробежно вызванной интерорецепции представляет собой форму интроспекции, форму внутреннего опыта именно как непосредственного переживания состояния психического носителя.

Таким образом, получается, что психологический состав двухкомпонентной эмоциональной единицы содержит в своей полимодальной сенсорной структуре элементы внешнего и внутреннего опыта, Экстраспекции и интроспекции, отображающие, соответственно, как объект эмоции, так и состояние её носителя.

Каждому из этих органически взаимосвязанных компонентов эмоциональной единицы принадлежит своя особая роль в структуре психической ткани эмоционального гештальта. Есть много серьёзных оснований полагать, что органическая взаимосвязь элементов внешнего и внутреннего опыта в структуре непосредственной переживаемости эмоций получает своё наиболее полное выражение в искусстве. Такая полнота изображения эмоциональных состояний средствами искусства достигается, по-видимому, за счёт удачного использования интермодальных ассоциаций между обоими компонентами эмоционального гештальта при одновременном или последовательном воспроизведении особенностей объекта эмоций в их адекватном сочетании с интроспективно переживаемыми откликами самого субъекта эмоции именно на данные особенности её объекта. Можно также предположить, что в этом сочетании бимодальных компонентов эмоциональной единицы, воплощающей в себе единство элементов внешнего и внутреннего опыта, скрыта тайна интуиции, которая вместе с тем является наиболее важным средством именно художественного познания действительности вообще и психической реальности в особенности. По всей вероятности, именно богатству совместных возможностей в этом сочетании элементов внешнего и внутреннего опыта мы обязаны тому, что искусство далеко опередило науку в отображении внутренней жизни человека.

Существенно важно подчеркнуть, что в современной научно-психологической, искусствоведческой и эстетической литературе имеются серьёзные исследования, тонко и глубоко раскрывающие специфические отличия форм художественного познания действительности и возможностей их проникновения в глубины структуры субъекта по сравнению с абстрактными концептуальными возможностями научно-теоретического психологического познания. Так, например, именно такие средства и возможности художественного познания глубоко проанализированы и чрезвычайно демонстративно раскрыты в фундаментальных исследованиях Б. Д. Днепрова (1978).

Однако в контексте настоящего раздела монографии не менее важно повторить, что отождествление возможностей соответствующих жанров и соответствующих задач художественного и собственно научного познания природы психики, психического субъекта ведёт к серьёзным теоретическим и эмпирическим недоразумениям и существенно тормозит и прогресс науки о психике, и теоретически осмысленный прогресс художественного познания и выбора адекватных его форм и средств.

Разведение жанров, возможностей и задач художественного и научного познания природы психики и психического субъекта особенно актуально именно по отношению к проблеме эмоций, которые самой своей специфической непосредственной сущностью провоцируют отождествление форм изображения эмоциональных состояний с их концептуальным теоретико-экспериментальным анализом. Здесь необходимо со всей возможной настойчивостью подчеркнуть, что психологическая теория эмоций, вопреки их живой, конкретной сущности и их явной, так сказать, антиабстрактности, должна оперировать не изображениями эмоциональных состояний, а абстрактными концептами, без чего собственно научная теория в принципе невозможна. Соответственно этому наиболее важной первоочерёдной задачей построения научно-психологической теории эмоций является расчленение и только затем соотнесение содержащихся в структуре эмоциональной единицы элементов внешнего и внутреннего опыта, экстраспекции и интроспекции, когнитивных компонентов и компонентов, представляющих собой отражение состояний телесного и психического носителей, вычленение структуры интермодальных и бимодальных ассоциаций между элементами структурной формулы эмоций.

В проблеме соотношения внешнего и внутреннего опыта наиболее важной первоочерёдной задачей, как уже было упомянуто, является раскрытие производного характера интроспекции по отношению к Экстраспекции и внутреннего опыта по отношению к опыту внешнему. Произведённый выше анализ психофизиологических и психосоматических механизмов эмоциональных процессов в связи с вопросом о соотношении интро- и экстраспекции и внутреннего и внешнего опыта как раз и представляет собой шаг по пути раскрытия именно производного характера интроспекции по отношению к экстраспекции и внутреннего эмоционального опыта по отношению к опыту внешнему.

Рассмотренные в данной главе специальные вопросы, имеющие принципиальное значение для построения психологической теории эмоций и важные для ряда вопросов последующего продвижения, представляют собой ответвления от магистральной линии анализа, к которой сейчас необходимо вернуться и задача которой — найти в структуре эмоций универсальные характеристики и признаки, объединяющие эмоциональные процессы с процессами других классов психологической триады. Это возвращает нас, таким образом, к поиску родовых свойств психических процессов и их видовых модификаций, представленных в картине двухкомпонентной структуры эмоционального гештальта. Чтобы решить эту задачу, необходимо прежде всего выявить эмпирические характеристики эмоциональных процессов, как это было сделано применительно к процессам когнитивным в предшествующих главах монографии. Речь идёт о составлении перечня эмпирических характеристик эмоциональных процессов и о последующей их теоретической интерпретации.

Очередной шаг по пути решения этой задачи представлен в следующей главе.

Презентация «Понятие эмоций и эмоциональных состояний в психологии, роль эмоций в жизни личности»

Описание слайда:

2. Существует связь между аффектом и интеллектом. Всякой ступени в развитии мышления соответствует своя ступень в развитии аффекта. Развитие мышления и эмоций берет начало из единого корня — аффективного действия младенца. Дальнейшее развитие аффекта идет: 1) по пути дифференциации эмоциональной сферы сознания, с последующей дифференциацией в рамках самой этой сферы; 2) в направлении изменения характера динамических процессов. И то, и другое напрямую связано с развитием мышления. У человека главная функция эмоций состоит в том, что благодаря эмоциям мы лучше понимаем друг друга, можем, не пользуясь речью, судить о состояниях друг друга и лучше настраиваться на совместную деятельность и общение. Замечательным, например, является тот факт, что люди, принадлежащие к разным культурам, способны безошибочно воспринимать и оценивать выражения человеческого лица, определять по нему та кие эмоциональные состояния, как радость, гнев, печаль, страх, отвращение, удивление. Это, в частности, относится и к тем народам, которые вообще никогда не находились в контактах друг с другом. Жизнь без эмоций так же невозможна, как и без ощущений. Эмоции, утверждал знаменитый естествоиспытатель Ч. Дарвин, возникли в процессе эволюции как средство, при помощи которого живые существа устанавливают значимость тех или иных условий для удовлетворения актуальных для них потребностей. Эмоционально-выразительные движения человека — мимика, жесты, пантомимика — выполняют функцию общения, т.е. сообщения человеку информации о состоянии говорящего и его отношении к тому, что в данный момент происходит, а также функцию воздействия — оказания определенного влияния на того, кто является субъектом восприятия эмоционально-выразительных движений. Интерпретация таких движений воспринимающим человеком происходит на основании соотнесения движения с контекстом, в котором идет общение.

Что такое эмоции? | Психология сегодня

Философы и психологи давно обсуждают природу эмоций, таких как счастье. Являются ли они состояниями сверхъестественных душ, когнитивными суждениями об удовлетворении цели или восприятием физиологических изменений? Достижения в области нейробиологии показывают, как мозг генерирует эмоции посредством комбинации когнитивной оценки и телесного восприятия.

Предположим, что сегодня с вами происходит что-то действительно хорошее: вы выигрываете в лотерею, ваш ребенок поступает в Гарвард или кто-то, кто вам был интересен, приглашает вас на свидание.Естественно, вы чувствуете себя счастливыми, но что это за счастье?

Согласно традиционному дуалистическому взгляду на человека, вы состоите как из тела, так и из души, и именно душа испытывает ментальные состояния, такие как счастье. Эта точка зрения имеет привлекательный смысл, что вы даже можете почувствовать счастье после того, как ваше тело исчезнет, ​​если ваша душа продолжает существовать в приятном месте, таком как рай. К сожалению, нет убедительных доказательств существования души и бессмертия, поэтому дуалистический взгляд на эмоции и разум в целом можно отбросить как принятие желаемого за действительное или мотивированный вывод.

В настоящее время существует два основных научных способа объяснения природы эмоций. Согласно теории когнитивной оценки, эмоции — это суждения о том, насколько текущая ситуация соответствует вашим целям. Счастье — это оценка того, что ваши цели достигаются, так как выигрыш в лотерее решает ваши финансовые проблемы, а приглашение на встречу обещает удовлетворить ваши романтические потребности. Точно так же печаль — это оценка того, что ваши цели не достигаются, а гнев — это суждение, направленное на то, что препятствует достижению ваших целей.

С другой стороны, Уильям Джеймс и другие утверждали, что эмоции — это восприятие изменений в вашем теле, таких как частота сердечных сокращений, частота дыхания, потоотделение и уровни гормонов. С этой точки зрения счастье — это своего рода физиологическое восприятие, а не суждение, а другие эмоции, такие как грусть и гнев, являются психическими реакциями на различные виды физиологических стадий. Проблема с этим объяснением состоит в том, что телесные состояния, кажется, не так точно настроены, как множество различных видов эмоциональных состояний.Тем не менее, несомненно, существует некоторая связь между эмоциями и физиологическими изменениями.

Понимание того, как работает мозг, показывает, что эти теории эмоций — когнитивная оценка и физиологическое восприятие — могут быть объединены в единое описание эмоций. Мозг — это параллельный процессор, выполняющий множество задач одновременно. Визуальные и другие виды восприятия являются результатом как сигналов органов чувств, так и интерпретаций сверху вниз, основанных на прошлых знаниях.

Точно так же мозг может выполнять эмоции, интерактивно комбинируя как высокоуровневые суждения об удовлетворении цели, так и низкоуровневое восприятие телесных изменений.Суждения выполняются префронтальной корой, которая взаимодействует с миндалевидным телом и островком, которые обрабатывают информацию о физиологических состояниях. Следовательно, счастье может быть мозговым процессом, который одновременно оценивает и воспринимает тело.

Подробнее о том, как это может работать, см. Модель эмоционального сознания EMOCON.

Социальное измерение эмоции

ЭМОЦИЯ окрашивает всю нашу жизнь, но до относительно недавнего времени не был в центре внимания психологической теории и исследований.Вещи начали изменение в 1980-х, с созданием специализированных журналов, формирование общества (Международное общество исследований по Эмоции) и постепенный отход от доминирующего когнитивизма 1960-е и 1970-е годы. Социальные психологи и психологи передовой
теории эмоций и исследований: Стэнли Шехтер, Ричард Лазарус, На ум приходят Пол Экман и Клаус Шерер. Так почему же многие современные исследования эмоций настолько индивидуалистичны в своей подход?

Почему эмоции социальны

Возьмем теорию оценки, доминирующую теоретическую позицию в изучение эмоций.По сути, теоретики оценки утверждают, что эмоции возникает из того значения, которое человек придает событию. Что-то происходит (вы слышите странный шум из кухни в посреди ночи). То, что вы понимаете в этом событии, определяет отреагируете ли вы эмоционально и как. Интерпретируя шум как вызванный вторжением человека, приведет к совершенно другому набору эмоции, чем будет интерпретировать шум как вызванный вашей кошкой или ветер что-то дует с подоконника.Еще одно важное Фактором, с точки зрения теоретиков оценки, является ваше ощущение того, что вы уметь справиться с любой угрозой своему благополучию. Молодой, физически дееспособный человек при этих обстоятельствах испытает меньшую угрозу, чем будет пожилым человеком или инвалидом.
Можно спорить с некоторыми аспектами теоретической аргументации (см. Zajonc, 1980) или эмпирических данных (см. Parkinson & Manstead, 1992, 1993), предложенный теоретиками оценки, но это не моя цель здесь. Скорее, я жалуюсь на то, что ему не уделяется достаточного внимания к социальному контексту.Возвращаясь к шуму, исходящему из вашей кухни посреди ночи: если у вас есть компания, вы, наверное, спросите вашего собеседника, слышал ли он также шум и что он или она сделала из этого. И ваша оценка события, и ваша реакция на него, вероятно, будут сформированы ответами собеседника. Параллель можно найти в литературе по отношениям отношения к поведению, где в течение нескольких десятилетий в центре внимания находился вопрос о том, отношения могут предсказать, как кто-то будет себя вести.Неспособность найти сильные отношения между отношением и поведением привели к множеству самоанализ со стороны исследователей отношения: если отношения не предсказывают поведения, зачем их изучать? Часть решения эта загадка заключалась в осознании того, что существуют также нормативные влияет на поведение людей, и что это может учет загадочной неспособности отношения предсказать поведение (Фишбейн и Айзен, 1975). Оглядываясь назад, кажется удивительным, что субдисциплина, в которой некоторые из «классических» экспериментов — Аш, Милграм, Шериф — были демонстрации того, как ситуационные силы влияют на индивидуальное восприятие, суждения и действия, могут игнорировали силу социальных норм, когда дело касалось отношение отношения к поведению.
Анри Таджфель (1972) написал известную статью с названием «Эксперименты в вакууме», имея в виду тенденцию со стороны психологов в целом и социальных психологов в частности, чтобы изучайте человека так, как если бы он находился в социальном вакууме. Одинаковый Аргумент может быть направлен против теоретиков и исследователей эмоций. Там являются достойными исключениями (см. de Rivera, 1977; Parkinson, 1996), но общая тенденция заключалась в изучении эмоциональных явлений в уровень социально изолированной личности.Это кажется странным, учитывая сильно социальное качество эмоций. Это социальное качество очевидно из три простых наблюдения.
Во-первых, эмоции «преднамеренные» в том смысле, что они всегда «О» чем-то: у них есть объект, и этот объект очень часто в социальных сетях. Это человек (соперник любимого привязанность), социальная группа (организация, которая выполняет вдохновляющую работу в развивающиеся страны), светское мероприятие (Уэльс выиграл турнир Большого шлема в турнир шести наций по регби), или социальный или культурный артефакт ( музыкальная пьеса).Конечно, иногда мы испытываем эмоции в реакция на несоциальные стимулы (боязнь высоты или пауков, пример), но социальные объекты гораздо более вероятны, чем несоциальные объекты быть источником наших повседневных эмоций (Scherer et al., 1986).
Во-вторых, многие эмоции являются социальными по своей природе или функционально. что либо они не были бы испытаны в отсутствие других, либо у них, кажется, нет никакой другой функции, кроме как связывать нас с другими. Эмоции такие как сострадание, сочувствие, материнская любовь, привязанность и восхищение те, которые зависят от других людей, физически или психологически присутствует.Страх быть отвергнутым, одиночество, смущение, чувство вины, стыда, ревности и сексуального влечения — это эмоции, которые имеют в качестве своей основной функции поиск или закрепление социальных отношения.
В-третьих, когда мы испытываем эмоции, у нас есть сильная тенденция делиться их с другими. В обширной программе исследований Бернар Риме и его коллеги изучили то, что они называют «социальным обменом» эмоции. Использование смеси анкет, дневников и экспериментов. методов, они показали, что подавляющее большинство эмоциональных опытом делятся с другими, делятся с несколькими другими, и передаются вскоре после инициирующего события (Rimé et al., 1991). Более того, этот обмен эмоциями с другими вызывает эмоциональное восприятие. реакции слушателей, что само по себе является интересным явлением, в зависимости от склонности слушателя сочувствовать участник. И эмоции, которые испытывают слушатели, обычно разделяются с третьими сторонами, явление, которое Кристоф и Риме (1997) называют «Вторичный социальный обмен». Здесь есть интересный парадокс. Мы склонны делиться своими эмоциональными переживаниями, некоторые из которых могут быть болезненными или стыда, с близкими, потому что мы доверяем им не делиться нашими секреты с другими.И все же эти близкие — те самые может сочувствовать нам и, следовательно, испытывать эмоции сами в результате прослушивания того, что мы разглашаем. Это делает это вероятно, что они будут участвовать во вторичном социальном обмене.

Социальная экспертиза

Учитывая эти социальные атрибуты эмоций, относительное пренебрежение социальное измерение эмоций кажется еще более удивительным. В моем собственное исследование эмоций. Я попытался восстановить баланс, начав с моей докторской диссертацией на тему смущения, которая позже служил платформой для совместных исследований с Гюн Семин (Мэнстед и Семин, 1981; Семин и Мэнстед, 1982).В последующем совместная работа с Хью Вагнером (Manstead et al., 1984; Wagner et al. al., 1986) Я сосредоточился на способе передачи эмоций между людьми через невербальные каналы и сигналы.
Вместе с одной из моих аспирантов Розелин Эдвардс я изучила способы способность детей распознавать эмоции по выражению лица (что в наши дни рассматривается как аспект «эмоционального интеллекта ‘) повлияли на их социальное принятие или неприятие их сверстники в школе (Manstead & Edwards, 1992).В более поздних работах, проведенных с Агнетой Фишер я изучил, каким образом культурные ценности влиять на переживание и выражение эмоций (Fischer et al., 1999) и способы, которыми формируются выражения лица во время эмоций. как социальный контекст, в котором они происходят, так и эмоции опыт (Manstead et al., 1999).
В моем последнем исследовании эмоций были изучены различные аспекты социальное измерение эмоции. Первый касается того, что я называю «социальным оценка »(Manstead & Fischer, 2001).Здесь аргумент состоит в том, что как а также оценка значимости события для нашего личного благополучие («Что это значит для меня и меня?»), мы также оцениваем реакции других, в том числе эмоциональные реакции других на то же событие или (ожидаемые) последствия собственного эмоционального ответ для других.
Наша озабоченность эмоциональной реакцией других людей на событие глубоко корнеплоды. То, что психологи развития называют «социальным реферированием», является явление, при котором младенцы, сталкивающиеся с неопределенным или в неоднозначной ситуации обратитесь к их опекуну за подсказками, как продолжить.Оригинальная работа по социальным ссылкам (Klinnert et al., 1983 г.) использовали «визуальный обрыв», прибор с «Мелкая» сторона и
«глубокая» сторона, последняя покрыта оргстеклом. Чистый эффект заключается в создать вид капли. Детей поместили на мелководье. конец, и их матери стояли в самом конце. 12-месячный ребенок обычно не решаются пересечь «обрыв». Те, чьи матери улыбались гораздо чаще, чем те, чьи матери выглядел встревоженным или сердитым.Итак, с самого раннего возраста мы используем эмоциональные реакции других людей при интерпретации эмоционального значения ситуации и события. Комедию смотрят в компании друга, который кажется, не находить это смешным, гораздо менее забавно, чем было бы, если бы друг нашел это веселым. Короче говоря, наши эмоции подвержены социальным влияние, как и наши мысли и поведение.
Второй аспект социальной оценки — это то, как, по нашему мнению, отреагируют другие нашему эмоциональному поведению, если мы будем вести себя эмоционально.Воля они считают нашу реакцию чрезмерной или неуместной? И как могло такое негативная оценка нашего эмоционального поведения влияет на наши отношения с ними? Такие соображения особенно актуальны для эмоция гнева, потому что выражение гнева человеку, который вызвал гнев можно рассматривать как конфронтацию и как потенциальную угрозу для отношения с этим человеком.
Мужчины и женщины склонны беспокоиться по-разному, когда они возмущен другим. Мужчины обычно стремятся самоутвердиться и осуществлять контроль над ситуацией.Женщины обычно думают о пути что их гнев будет замечен другим и возможен ущерб это будет сделано с отношениями с другим. Нет удивительно, что когда женщины злятся и имеют возможность выразить свой гнев кому-то, кроме человека, который их разозлил, они с большей вероятностью выразят свой гнев, чем когда у них есть шанс выразить свой гнев человеку, который их разозлил. Для мужчин, верно обратное: они с большей вероятностью выразят свое гнев на человека, который разозлил их, чем на третье лицо (Тиммерс и др., 1998).
В недавнем исследовании мы (Эверс и др., В печати) взяли эту линию сделайте еще один шаг вперед. Мужчины и женщины, которые были возмущены негативным отзывы, которые они получили на эссе от одного из участников эксперименту была предоставлена ​​возможность (под видом отдельного эксперимента по вкусовому восприятию), чтобы выбрать, насколько неприятно острый соус для того же участника, зная, что последним придется съесть все, что было выделено. Это так называемая «парадигма острого соуса», изначально использовавшаяся Либерман и др.(1999).
Еще одним вариантом нашего исследования было то, что участники либо ожидали или не ожидали встречи с другим участником в конце сессия. Мужчины склонны выдавать парню больше острого соуса. участниц, чем женщины, но эта тенденция была особенно очевидна при одном конкретном стечении обстоятельств: когда участники получили отрицательный отзыв от другого и ожидается, что встретится с другим позже. Здесь женщины были особенно склонны выделять меньше острого соуса, чем их коллеги-мужчины сделали.Более того, мы смогли показать, что склонность мужчин выделять больше острого соуса, чем женщины, была частично опосредовано различиями в том, насколько участники думали, что негативные последствия могут возникнуть, если дать острый соус другому участник. Итак, вот влияние социальной оценки на выражение гнева. Женщины реже выражали гнев именно потому, что они с большей вероятностью, чем мужчины, думали, что социальные последствия последуют из выражения их гнева.

Улыбки вокруг

Способ, которым другие люди влияют на экспрессивное поведение во время Эмоции также находятся в центре внимания второго направления моих исследований. Это строит в более ранней работе, в которой мы обнаружили, что социальный контекст, в котором эмоциональное событие оказывает заметное влияние на поведение лица. Предыдущие исследователи показали, что когда люди взаимодействуют с другие и происходит что-то приятное или забавное, они более вероятны улыбаться, чем они, когда происходит то же самое, и они одни (например,грамм. Фернандес Дольс и Руис Белда, 1995; Фридлунд, 1991). Алан Фридлунд (1994) утверждали, что этот социальный потенциал улыбки отражает более общее явление, а именно, что функция лицевых дисплеев состоит в том, чтобы сообщать другим о мотивах или намерениях. Улыбающееся лицо сигнализирует о том, что мотив умиротворения или присоединения; «грустное» лицо указывает на то, что утешенный; «сердитое» лицо сигнализирует о мотиве агрессии; и так далее. Но никто, включая Фридлунда, не пытался измерить эти социальные мотивов, или непосредственно изучить роль, которую они сыграли в формировании человеческого лицевые проявления во время эмоций.
Это было целью другого нашего исследования (Zaalberg et al., 2004 г.). Участники прибыли в зал ожидания, где их рассадили. с кем-то, кто явно ждал, чтобы принять участие в том же исследования (но кто на самом деле был сообщником экспериментатора). В экспериментатор использовал предлог, что забыл некоторые анкеты, как повод оставить двух участников вместе. Пока он
был в отъезде, сообщник рассказал настоящему участнику анекдот. Эта шутка был предварительно выбран как хороший или плохой.Мы оценили как субъективные и поведенческие реакции на шутку. Мало того, что хорошая шутка вызвала больше положительных эмоций; это также вызывало больше удовольствия от улыбки (что влечет за собой сокращение мышцы вокруг глаза, вызывая гусиные ноги, а также рот, повернутый вверх), чем «вежливая» улыбка (которая только влечет за собой повернутый вверх рот). Плохая шутка вызвала точно обратная картина: некоторая неловкость и смущение на субъективный уровень и более вежливая улыбка, чем улыбка удовольствия.
Наиболее важные для нас результаты касались роли социальных мотивов. Мы спросили участников, почему они будут улыбаться или смеяться в этой ситуации. они только что были, и обнаружили, что их ответы показывают последовательные отношения с их лицевым поведением. Те, кто сказал, что они улыбались, чтобы поделиться своими положительными чувствами с рассказчиком анекдотов. с большей вероятностью покажет радостные улыбки. Те, кто сказал, что будут улыбка, чтобы защитить чувства рассказчика анекдотов, с большей вероятностью показывала вежливые улыбки.Что особенно важно, взаимосвязь между субъективными эмоциями и поведение лица было полностью опосредовано этими социальными показателями. мотивы. Это исследование выходит за рамки предыдущих исследований, показывая, что социальные мотивы людей в эмоциональной среде имеют важное сказывается на их выразительном поведении. Мы улыбаемся шуткам, независимо от того, мы находим их забавными; но то, как мы улыбаемся, отражает то, насколько забавными мы их находим, а это, в свою очередь, систематически связано с тем, чего мы хотим достичь в ситуация.

Эмоции и успех

Как мы видели, социальный контекст, а точнее отношения с другими людьми, которые присутствуют физически или психологически — оказывает значительное влияние на то, как люди выражают и передают свои эмоции.Но связь между эмоциями и социальным контекстом — это ответный. Эмоции также существенно влияют на отношения с окружающими. Недавние теории и исследования эмоционального интеллект показал, что успех как в работе, так и нерабочие настройки зависят от гораздо большего, чем просто интеллектуальный способности (см. Salovey et al., 2004). В своей оригинальной статье о эмоциональный интеллект, Salovey и Mayer (1990) определили его как « способность контролировать свои собственные и чужие чувства и эмоции, различать их,
, и использовать эту информацию, чтобы направлять свои мысли и действия »(стр.189).
Есть много способов, с помощью которых можно контролировать свои собственные и чужие чувства и эмоции могут направлять мысли и действия. Тот, что я и мои коллеги (van Kleef et al., 2004a, 2004b) изучали как эта эмоция может повлиять на ход переговоров. Представлять себе что вы ведете переговоры о сделке с кем-то, кто, кажется, чувствует злой. Теперь сравните это с аналогичными переговорами, в которых другой кажется, что чувствует себя счастливым. Мы рассудили, что переговорщики сделают использование этой информации об эмоциональном состоянии оппонента, делая вывод, что разгневанный оппонент недоволен ходом переговоров и вряд ли согласится на то, что лежит на столе, и что счастливый оппонент в основном доволен текущим предложением
и, следовательно, скорее всего примет его.
Чтобы проверить эти прогнозы, мы настроили компьютерное согласование в участники которых считали себя продавцом партии товара мобильных телефонов, ведение переговоров с потенциальным покупателем в отношении цена, гарантийный срок и договор на обслуживание. Покупатель (на самом деле компьютерная программа) начал с предложения; продавец ответил встречное предложение; и так далее до шести раундов. Наш основной иждивенец мера заключалась в том, насколько требовательны участники (т. е. насколько они настаивал на более высокой цене,
на более коротком гарантийном сроке и менее щедром контракте на обслуживание).Участников заставили поверить, что цель исследования заключалась в том, чтобы исследовать, как знание намерений оппонента влияет переговорные процессы и результаты. В соответствии с этим участники получил информацию о намерениях своего оппонента во время Переговоры. Эта информация также содержала манипуляции с эмоции оппонента. Пример: «Это предложение меня очень злит. Я собираюсь предложить 8-7-7 ’, где числа представлены разными значения переменных цены, гарантии и контракта на обслуживание.
Как знание эмоционального состояния оппонента повлияло на поведение участников? Разъяренный противник привел к большим уступкам чем это сделал счастливый противник, с условием контроля (в котором участники знали намерения своего оппонента, но не знали эмоции оппонента) примерно на полпути между ними. Это открытие мы повторили несколько раз. В других исследованиях мы показали, среди прочего, что этот эффект не связан с валентностью эмоции оппонента (например, разочарованный оппонент тот же эффект, что и сердитый, и виноватый противник имеет примерно то же эффект как счастливый).Тогда важно, что
— это то, что эмоции оппонента говорят вам о его намерениях, а не их валентность.

Интимные отношения

Я утверждал, что эмоции и социальные отношения тесно взаимосвязаны. переплетены гораздо сильнее, чем это принято в теоретизированиях и исследование эмоций. С одной стороны, способы выражения людьми эмоции формируются их социальными оценками и их социальными мотивами. С другой стороны, эмоции, которые люди выражают, несут информацию. что позволяет другим вносить стратегические изменения в свои социальные поведение.Итак, хотя эмоции регулируются социальными отношениями, они Обращаемся помочь урегулировать эти отношения.

— Тони Мэнстед — профессор психологии Кардиффского университета. Электронная почта: [электронная почта защищена].

Веб-ссылки

Международное общество исследований эмоций:
facpub.stjohns.edu/~booner/ISRE/ISRE.html
Ресурсы по выражению лица: www.irc.atr.jp/
~ mlyons / facial_expression.html
EMONET: www.business. uq.edu.au/research/emonet
База данных по социальной психологии: www.socialpsychology.org

Обсуждение и обсуждение

В какой степени наши эмоциональные переживания формируются действительными или ожидаемыми реакциями других людей?
В какой степени гнев является «мужской» эмоцией?
Формируются ли гендерные различия в эмоциях гендерными стереотипами или биологическими факторами?
Является ли поведение лица во время эмоциональных эпизодов «окном» в чьи-то субъективные переживания?
Каковы вероятные краткосрочные и долгосрочные последствия выражения гнева во время переговоров?
Выскажите свое мнение, отправив письмо на нашу страницу писем на [адрес электронной почты защищен] или вносить свой вклад в наш онлайн-ресурс через www.thepsychologist.org.uk.

Список литературы

Кристоф В. и Риме Б. (1997). Доступ к социальному обмену эмоций. Европейский журнал социальной психологии, 27, 37–54.
де Ривера, Дж. (1977). Структурная теория эмоций. Нью-Йорк: Пресса международных университетов.
Эверс, К.Дж.М., Фишер, А.Х., Родригес Москера, П. и Манстед, A.S.R. (под давлением). Гнев и социальная оценка: «пикантный» секс разница? Эмоции.
Фернандес Дольс, Дж. М. и Руис Бельда, М.А. (1995). Улыбки знак счастья? Журнал личности и социальной психологии, 69, 1113–1119.
Fischer, A.H., Manstead, A.S.R. И Родригес Москера, П. (1999). Роль ценностей чести в сравнении с индивидуалистическими ценностями в концептуализация гордости, стыда и гнева: испанская и голландская культура прототипы. Познание и эмоции, 13, 149–179.
Фишбейн М. и Айзен И. (1975). Вера, отношение, намерение и поведение. Ридинг, Массачусетс: Эддисон-Уэсли.
Фридлунд, А.Дж. (1991). Социальность одинокой улыбки.Журнал личности и социальной психологии, 60, 229–240.
Фридлунд, А.Дж. (1994). Выражение лица человека. Нью-Йорк: Academic Press.
Клиннерт, доктор медицины, Кампос, Дж. Дж., Сорс, Дж. Ф., Эмде, Р. И Свейда, М. (1983). Эмоции как регуляторы поведения. В Р. Плутчик и Х. Келлерман (ред.) Эмоции: теория, исследования и опыт, Vol. 2 (стр.57–86). Нью-Йорк: Academic Press.
Либерман, Дж. Д., Соломон, С., Гринберг, Дж. И МакГрегор, Х.А. (1999). Новый «горячий» способ измерения агрессии.Агрессивное поведение, 25, 331–348.
Manstead, A.S.R. И Эдвардс Р. (1992). Коммуникативные аспекты эмоциональная компетентность детей. В К. Strongman (Ed.) International обзор исследований по эмоциям, Vol. 2 (стр. 167–195). Чичестер: Вайли.
Manstead, A.S.R. И Фишер, А.Х. (2001). Социальная оценка: социальный мир как объект и влияние на оценочные процессы. В K.R. Scherer & A. Schorr (Eds.) Оценочные процессы в эмоциях: теория, методы, исследования (стр.221–232). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
Manstead, A.S.R., Jakobs, E. & Fischer, A.H. (1999). Выразительный и коммуникативные функции лицевых дисплеев. В P. Philippot et al. (Ред.) Социальный контекст невербального поведения (стр.287–313). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
Manstead, A.S.R. И Семин, Г. (1981). Социальные проступки, социальные перспективы и социальная эмоциональность. Мотивация и эмоции, 5, 249–261.
Мэнстед, А.С.Р., Вагнер, Х.Л. и Макдональд, К.Дж. (1984). Лицо, тело и речь как канал связи при обнаружении обмана.Фундаментальная и прикладная социальная психология, 5, 317–332.
Паркинсон, Б. (1996). Эмоции социальны. Британский журнал психологии, 87, 663–683.
Parkinson, B. & Manstead, A.S.R. (1992). Оценка как причина эмоции. В M.S. Кларк (ред.) Обзор личности и социального психология: Vol. 13. Эмоции (стр.122–149). Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.
Parkinson, B. & Manstead, A.S.R. (1993). Разбирать эмоции в рассказы и светская жизнь. Познание и эмоции, 7, 295–323.
Риме, Б., Мескита, Б., Филиппот П. и Бока С. (1991). Вне эмоциональное событие: шесть исследований социального обмена эмоциями. Познание и эмоции, 5, 435–465.
Саловей П., Кокконен М., Лопес П. и Майер Дж. Д. (2004). Эмоциональный интеллект: что мы знаем? В A.S.R. Manstead et al. (Ред.) Чувства и эмоции: Амстердамский симпозиум (стр. 319–338). Новый Йорк: Издательство Кембриджского университета.
Salovey, P. & Mayer, J.D. (1990). Эмоциональный интеллект. Воображение, познание и личность, 9, 185–211.
Шерер, К.Р., Уоллботт, Х. и Саммерфилд, А.Б. (1986). Испытывать эмоции. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
Семин, Г. & Manstead, A.S.R. (1982). Социальные последствия проявление смущения и реституционное поведение. Европейский журнал Социальная психология, 12, 367–377.
Тайфель, Х. (1972). Эксперименты в вакууме. В J. Israel & H. Тайфель (ред.) Контекст социальной психологии: критическая оценка (стр.69–119). Лондон: Academic Press.
Тиммерс, М., Fischer, A.H. & Manstead, A.S.R. (1998). Эмоции самовыражение в зависимости от пола и социального контекста. Личность и Бюллетень социальной психологии, 24, 974–985.
van Kleef, G.A., De Dreu, C.W. & Manstead, A.S.R. (2004a). В межличностные эффекты гнева и счастья на переговорах. Журнал личности и социальной психологии, 86, 57–76.
van Kleef, G.A., De Dreu, C.W. & Manstead, A.S.R. (2004b). В межличностные эффекты эмоций в переговорах. Журнал Личность и социальная психология, 87, 510–528.
Wagner, H.L., MacDonald, C.J. & Manstead, A.S.R. (1986). Передача индивидуальных эмоций спонтанным выражением лица. Журнал личности и социальной психологии, 50, 737–743.
Заалберг, Р., Мэнстед, A.S.R. И Фишер, А.Х. (2004). связи между эмоциями, правилами отображения, социальными мотивами и поведением лица. Познание и эмоции, 18, 182–207.
Зайонц, Р. Б. (1980). Чувство и мышление: предпочтения не требуют умозаключений. Американский психолог, 35, 151–175.

эмоций: что, где и как

Человечность и эмоции

Эмоции: что, где и как

Ссылка скопирована

Редакционная команда THC 4 марта 2021 г.
Одилон Редон, Цветочные облака, 1903, Художественный институт Чикаго

В этой статье

На первый взгляд термин эмоции кажется простым.Фактически, многие люди даже приравнивают его к чувствам. Но что на самом деле означает этот термин и настолько ли он прост, как мы думаем?

Эмоции — сложное понятие в биологии, психологии и социологии человека, и наше понимание эмоций со временем изменилось. Эмоции играют центральную роль в человеческих жизнях и отношениях и для многих людей составляют основу человеческого опыта. Они могут варьироваться от положительного до отрицательного и в конечном итоге влияют — в некоторой степени — на общее состояние здоровья и благополучия большинства людей. 1

Эмоции также могут повлиять на принимаемые нами решения. В результате можно многого добиться, если лучше понять, что такое эмоции в целом и как они влияют на индивидуальную жизнь в частности.

Что такое эмоции?

Ученые и практики в области психологии и других областей давно обсуждают определение эмоций, и в настоящее время нет научного консенсуса относительно его определения. 2 Однако различные теоретики и члены профессиональных организаций со временем сформулировали свои собственные определения и использовали их в качестве основы для исследований эмоций.

Например, Американская психологическая ассоциация (APA) определяет эмоцию как «сложный образец реакции, включающий эмпирические, поведенческие и физиологические элементы, с помощью которых человек пытается справиться с личным значимым вопросом или событием». 3 Напротив, в словаре Мерриам-Вебстера эмоция определяется как «сознательная психическая реакция [ы] (например, гнев или страх), субъективно переживаемая как сильное чувство, обычно направленное на конкретный объект и обычно сопровождающееся физиологическими и поведенческими изменениями в тело.” 4

Хотя оба определения могут показаться конкретными и могут в некоторой степени пересекаться, ученые сомневаются в значении и границах эмоций на протяжении десятилетий — а возможно, даже столетий. Хотя философы, религиоведы и ученые изучали понятие эмоций до 18 века, сам термин был популяризирован примерно в то время. 5 С годами его влияние росло. В 1884 году первый физиолог, психолог и философ Уильям Джеймс опубликовал в журнале Mind статью, в которой прямо спрашивал своих коллег: «Что такое эмоция?» 6 С тех пор споры о точных контурах эмоций продолжаются как в массовом воображении, так и на страницах академических журналов.

Откуда берутся эмоции?

Появилось множество научных школ, связанных с происхождением эмоций. Со временем особую популярность приобрели три основные теории: 7

  • Физиологические теории предполагают, что реакции на определенные физические реакции в теле вызывают эмоции.
  • Неврологические теории предполагают, что химические реакции и деятельность мозга вызывают эмоции, которые мы испытываем.
  • Когнитивные теории предполагают, что наши мысли и подобные психические процессы играют решающую роль в проявлении эмоций.

Все чаще ученые из разных дисциплин предполагают, что эмоции вызываются комбинацией всех трех факторов — физиологических, неврологических и когнитивных — и даже могут зависеть от других элементов, таких как социальное взаимодействие или окружающая среда. Эмоции работают настолько сложно, что, скорее всего, все три теории справедливы сами по себе, с комбинацией причин, порождающих эмоции. 7

Роль эмоций: почему и как люди испытывают эмоции?

Помимо обсуждения определений и происхождения эмоций, исследователи также предложили различные теории, объясняющие, как и почему люди испытывают эмоции и какую роль они играют в человеческой жизни.

По мнению некоторых ученых, эмоции обычно служат для человека трем основным функциям: 8

  • Эмоции позволяют людям адаптироваться к окружающей среде.Мозг запускает соответствующие химические вещества, чтобы вызвать реакцию, призванную помочь людям справиться с текущими обстоятельствами. Например, во время стрессового события, которое вызывает у вас реакцию «бей или беги», мозг выделяет дофамин, адреналин и норадреналин. В адаптивной функции нет необходимости определять чувства как положительные или отрицательные, потому что все эмоции служат определенной цели — от элементарного выживания до обучения тому, как преуспевать в своем окружении. 9
  • Эмоции могут способствовать значимому социальному взаимодействию с другими людьми.Например, выражение вашей любви и признательности кому-то может создать более крепкие и глубокие социальные связи с этим человеком.
  • Эмоции могут мотивировать людей. 10 Сильные эмоции могут побуждать людей к действию. Например, когда вы испытываете острое негативное чувство сожаления о прошлом действии или решении, вы можете попытаться избежать подобных ошибок в будущем.

В дополнение к этим общим представлениям о роли эмоций в жизни человека, есть два основных взгляда на то, почему люди испытывают эмоции.Это перспектива эволюционной психологии и перспектива социального конструкционизма. 11

Перспектива эволюционной психологии

Происходя от дарвинизма, эволюционные психологи твердо верят, что эмоции — это врожденные адаптации, которые служили психологическими реакциями нашим предкам в сложных ситуациях. Эмоции имеют ценность для выживания. Например, считается, что страх существует для того, чтобы справляться с опасностями. В угрожающих обстоятельствах срабатывают психологические механизмы, такие как эмоция страха, поэтому мы можем оценить ситуацию и действовать эффективно.Вина также имеет эволюционное объяснение, поскольку она не дает людям обманывать других. Обман других может быть невыгодным в долгосрочной перспективе, поскольку в этом случае у человека может быть меньше людей, на которых можно положиться и от которых он получит помощь. Будущие взаимные обмены могут быть запятнаны, если один человек обманывает другого, и чувство вины может выступить в качестве предотвращения этого. Универсальность эмоций обеспечивает дополнительную поддержку той точки зрения, что эмоции являются врожденными.

Перспектива социального конструкционизма

Социальные психологи верят в социальный конструктивизм или теорию о том, что эмоции являются когнитивными оценками (т.д., суждения или понимание ситуации человеком), продемонстрированные через поведение. Социальные психологи считают, что каждая испытываемая эмоция возникает в результате когнитивной оценки, которая, в свою очередь, диктует ряд действий или поведения, которые мы будем разыгрывать. Они считают, что эмоции не обязательно должны быть связаны с реакцией тела, например с учащенным сердцебиением. Кроме того, некоторые эмоции, такие как любовь, не имеют выражения лица или конкретной телесной реакции. Вместо этого эти эмоции связаны с образцами поведения.

Типы эмоций

Так же, как нет единого мнения об определении эмоций, исследователи выдвигают ряд теорий о количестве и типах эмоций, которые испытывают люди.

Есть шесть основных эмоций, которые широко признаны универсальными эмоциями, часто называемыми «Большой шестеркой»: 11 , 12

  • страх
  • гнев
  • отвращение
  • грусть
  • счастье
  • сюрприз

Исследователь Пол Экман предложил эти шесть основных эмоций в результате обширного межкультурного исследования, проведенного по распознаванию эмоциональных выражений лица.С тех пор он расширил этот список, включив в него развлечения, презрение, удовлетворение, смущение, волнение, вину, гордость за достижения, облегчение, удовлетворение, чувственное удовольствие и стыд. 13

Наибольший консенсус в этой области, по-видимому, связан с исходными шестью основными эмоциями. Некоторые исследователи утверждают, что их больше; однако остается предметом споров, попадают ли все еще описанные эмоции в категории страха, гнева, отвращения, печали, счастья и удивления.Независимо от точного количества определенных эмоций, сообщение остается тем же: Экман верит в эволюционную теорию и считает эмоции биологически врожденными, а это означает, что они универсальны для всех людей и могут быть явно поняты с помощью мимики. 11,13

Скорее всего, вы испытали эмоции, которых нет в этом списке. Исследователи утверждают, что все остальные эмоции вторичны по отношению к вышеперечисленным первичным. Вторичные эмоции, такие как доверие, ожидание, доброта и жалость, развиваются после того, как вы обработали первоначальные мысли и чувства, возникающие в ситуации. 14

Сила и влияние эмоций

Взаимосвязь между личностью, личностью, здоровьем и эмоциональными переживаниями человека очень сложна. В частности, наши поведенческие реакции на наши эмоции пронизывают все аспекты нашей жизни — от наших отношений с друзьями и семьей, до наших способностей действовать в социальных ситуациях, до наших сокровенных желаний, мотиваций и целей.

Воплощенное выражение эмоций людьми может формировать восприятие и отношения окружающих их людей. В одном исследовании группа исследователей провела пять экспериментов, чтобы выяснить, оценивают ли люди эмоциональные выражения в социальных контактах как источник информации для их собственных реакций. В рамках исследования они проводили интервью с людьми на конкретные темы. В некоторых экспериментах они просили респондентов просмотреть серию фотографий людей со счастливым выражением лица во время интервью.В других экспериментах они просили респондентов просмотреть серию фотографий людей с сердитыми выражениями лица во время интервью. Исследователи обнаружили, что участники, которые смотрели фотографии людей со счастливым выражением лица во время интервью, позже выражали более положительные ассоциации с темой интервью. И наоборот, участники, которые смотрели фотографии людей с сердитым выражением лица, позже выразили более негативное отношение к теме интервью. 15

Эмоции также могут влиять на состояние здоровья людей.В частности, они могут ухудшить или улучшить общее физическое здоровье и психическое благополучие. Например, в исследовании, посвященном изучению основных биологических путей, которые связывают эмоции с физическим здоровьем, исследователи обнаружили, что эмоции, как положительные, так и отрицательные, могут влиять на биологические процессы, такие как воспаление и метаболические профили, за счет увеличения специфических провоспалительных цитокинов, которые циркулируют в нашем организме. кровь. 16 В другом исследовании связи между эмоциями и физическим здоровьем группа исследователей изучала связь между положительными эмоциями и физическим здоровьем.Они обнаружили, что положительные эмоции, положительные социальные связи и физическое здоровье взаимно усиливают друг друга. Другими словами, если вы испытываете положительные эмоции и социальные связи, у вас, скорее всего, улучшится физическое здоровье. 17

Эмоции влияют на жизнь людей и по-разному. Некоторые ученые предполагают, что эмоции могут даже влиять на долгосрочные интеллектуальные, психологические и социальные ресурсы людей. В рамках так называемой теории положительных эмоций «расширяй и развивай» ученые предполагают, что повседневный опыт человека с положительными эмоциями со временем накапливается.В частности, профессор психологии Барбара Фредриксон предположила, что положительные эмоции позволяют людям расширить свое понимание, развить эмоциональную устойчивость и пробовать новые вещи. 18 Например, если вы регулярно испытываете радость, у вас больше шансов быть творческим и социальным, что, в свою очередь, увеличивает ваш психологический и социальный капитал. В другом исследовании исследователи исследовали теорию Фредриксона и обнаружили, что положительные эмоции, вызванные программой медитации любящей доброты, в конечном итоге увеличивают внимательность участников, их целеустремленность и социальную поддержку и уменьшают симптомы их болезней. 18

В целом обширные исследования показали, что эмоции могут сильно влиять на наше отношение, поведение, физическое здоровье, психическое благополучие и многое другое. 19

Проблемные эмоции и важность регулирования эмоций

Большинство людей бывали в жизни, когда отрицательные эмоции подавляли их. Многие из этих людей разрабатывают стратегии, чтобы справиться с эмоциональной перегрузкой в ​​таких ситуациях.Иногда их стратегии выживания очень эффективны. В других случаях люди продолжают бороться и могут даже развить нездоровую реакцию, которая ухудшает ситуацию.

Один из ключей к развитию здоровых и устойчивых подходов к обработке эмоций — и избеганию неадаптивных моделей поведения — называется регулированием эмоций . Регулирование эмоций — это способность человека модулировать эмоцию или набор эмоций. 20 Регулирование здоровых эмоций включает в себя создание способов уменьшения воздействия отрицательных эмоций в вашей жизни при одновременном увеличении преимуществ положительных.Многие психологи считают, что этому навыку нужно научиться, потому что он может улучшить благосостояние людей, навыки межличностного общения, личные отношения, производительность труда, семейную жизнь и даже общее состояние здоровья. Двумя примерами стратегий регуляции эмоций являются когнитивная переоценка и подавление экспрессии.

В когнитивной переоценке человек активно меняет свое представление о вызывающем эмоции событии, чтобы помочь изменить эмоциональное воздействие этого события. Переосмысляя свое душевное состояние посредством когнитивной переоценки, люди могут испытывать уменьшение негативных эмоций, когда они думают о событии.Исследования показали, что эта стратегия увеличивает положительные эмоции и благополучие, а также поощряет более здоровые модели эмоций и социального функционирования. 21

В экспрессивном подавлении человек изменяет способ своей поведенческой реакции на событие, которое вызывает эмоции, что изменяет их общее эмоциональное выражение. Исследования показали, что подавление экспрессии может иметь негативное влияние на человека, уменьшая переживание положительных эмоций. Частое использование поведенческого подавления приводит к усилению негативных эмоциональных переживаний. 22,23

Другие методы регулирования здоровых эмоций включают обмен, обсуждение или запись своих эмоциональных переживаний с другими. Джеймс Пеннебейкер, выдающийся психолог, на протяжении десятилетий проводил исследования, посвященные глубокой ценности выражения эмоций посредством письма. В книге, опубликованной в 2016 году, Пеннебейкер и Смит объясняют, как потратить несколько минут на то, чтобы записать свои эмоции, личные события, прошлые или текущие проблемы, улучшает ваше самочувствие, отношения и иммунную систему и снижает стресс.Простой разговор о своих эмоциональных переживаниях с друзьями или на сеансах терапии также показывает значительные улучшения в различных областях. 23

Практика осознанности также может помочь улучшить ваше физическое и эмоциональное здоровье. 24

В обзоре исследований, проведенном в 2009 году, Джеффри Грисон изучил 52 эмпирических и теоретических исследования внимательности. В целом он обнаружил, что фундаментальные и клинические исследования показали, что практика внимательности связана с более позитивным состоянием ума, лучшим качеством жизни и меньшим эмоциональным стрессом.Осознанность, по-видимому, может влиять на мозг, гормоны стресса, иммунную систему и поведение, влияющее на наше здоровье, например, питание, сон и употребление психоактивных веществ. Таким образом, проявление большей осознанности посредством уделения большего внимания и практики большего принятия имеет множество последствий.

Наконец, таргетированная психотерапия с опытным практикующим врачом — один из лучших вариантов лечения чувствительных эмоциональных паттернов или реакций. Квалифицированный специалист может помочь вам определить проблемные вопросы и узнать, как справиться с вашими ответами.

Если вы в настоящее время испытываете тяжелые эмоции, которые негативно влияют на вашу жизнь, отличное начало — найти хорошего консультанта или психотерапевта. А пока попробуйте некоторые из следующих стратегий, чтобы немедленно смягчить проблемные эмоции и эмоциональные реакции: ешьте здоровую пищу, занимайтесь спортом, занимайтесь тем, что вам нравится, и практикуйте позитивный разговор с самим собой.

концепций эмоций в современной философии и психологии

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 25 ноября 2021 г.

Глава:
(стр.13) 1 Концепции эмоций в современной философии и психологии
Источник:
От психологии к морали
Автор (ы):

Джон Дей

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / oso / 9780190878597.003.0002

До конца XIX века классическая эмпирическая концепция эмоций доминировала в современной философии и психологии. Работа Уильяма Джеймса и Зигмунда Фрейда сделала эту концепцию устаревшей и породила концепции, которые сейчас преобладают в философии и психологии. Это эссе объясняет концептуальные изменения в теории эмоций, вызванные Джеймсом и Фрейдом, а затем критически исследует концепции эмоций, которые породили их работы и которые сейчас преобладают в философии и психологии.Экзамен фокусируется на концепциях, центральных для когнитивистских теорий эмоций, которые рассматривают эмоции как суждения или содержат суждения по существу, когнитивистских теориях, которые принимают эмоции за восприятие или содержат их по существу, аффективных теориях, которые принимают эмоции как информацию, несущую чувства, и теориях, которые считать, что намеренность эмоций носит по существу аффективный характер.

Ключевые слова: эмоция, оценочное суждение, бессознательное, восприятие, чувство, преднамеренность

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Важность понимания теорий эмоций при выполнении психологической карьеры

  1. Дом
  2. Программ
  3. Психология
  4. Важность понимания теорий эмоций при выполнении психологической карьеры
Ресурсные статьи //

Получение степени по психологии может помочь вам улучшить жизнь других.

По мере того, как вы получаете степень психолога на пути к карьере психолога, вы будете изучать поведение людей и их умственные процессы, а также узнавать о важности эмоций.Эмоции — это сложная серия изменений, которые происходят, когда мы реагируем на ситуацию, которую мы считаем лично значимой.

Существует множество теорий эмоций, и основные теории мотивации можно сгруппировать в три основные категории: физиологические, неврологические и когнитивные. Психологические теории предполагают, что за эмоции ответственны реакции внутри тела. Неврологические теории предполагают, что деятельность мозга приводит к эмоциональным реакциям. Наконец, когнитивные теории утверждают, что мысли и другая умственная деятельность играют важную роль в формировании эмоций.*

Например, Чарльз Дарвин предложил эволюционную теорию эмоций, которая предполагает, что эмоции существуют, потому что они выполняют адаптивную роль, чтобы иметь возможность быстро реагировать и повышать шансы на успех и выживание. В теории Джеймса-Ланге психолог Уильям Джеймс и физиолог Карл Ланге предполагают, что эмоции возникают в результате физиологических реакций на события и зависят от того, как кто-то интерпретирует свою физическую реакцию. Однако теория Кэннона-Барда гласит, что люди одновременно испытывают эмоции и физиологические реакции, и что одно не вызывает другого.Теория Шахтера-Зингера предполагает, что люди выводят эмоции на основе физиологических реакций, но что ситуация и интерпретация могут вызывать разные эмоции. Сторонники теории эмоций с лицевой обратной связью предполагают, что эмоции напрямую связаны с изменениями лицевых мышц. *

Получая степень в области психологии, например степень доктора клинической психологии, вы поймете, что эмоции занимают центральное место во всех формах терапии, но у каждой из них есть своя модель работы с ними. Например, в когнитивно-поведенческой терапии эмоция стоит вместе с мыслью и поведением как один из взаимодействующих элементов, составляющих внутреннюю жизнь человека. Терапевты, ориентированные на эмоции, рассматривают эмоции как основную систему смысла, и, как таковые, эмоции используются как путь к большему осознанию того, что важно в любой конкретной ситуации, помогая клиентам разобраться в своих чувствах, а также трансформируя их суть. болезненные эмоции. § Психодинамическая и психоаналитическая терапия рассматривают эмоции как ворота к смыслу, а эмоции служат одновременно контейнером памяти и переживанием, происходящим в данный момент, чтобы помочь выявить повторяющиеся модели и решить проблемы. **

Независимо от теории, которой вы придерживаетесь, или терапии, которую вы проводите, важно помнить, что каждый человек испытывает разные эмоции в течение одного дня, и мы можем испытывать несколько и даже противоречивых эмоций одновременно. †† Эмоции, как и люди, сложны и включают физические и психологические изменения, влияющие на мышление и поведение. ‡‡ В то время как клинические психологи спорят о том, существует ли шесть или четыре основных универсальных эмоции, большинство согласится с тем, что все они важны, будь то врожденные или приобретенные, положительные или отрицательные, здоровые или нездоровые эмоции, потому что каждая имеет свою функцию. Это позволяет нам понять, что мы действительно хотим и о чем думаем, чтобы стать сильнее и выносливее. §§ Понимание различных теорий эмоций и того, как терапия использует эмоции для улучшения жизни других, может помочь вам стать более профессиональным психологом.

Университет Уолдена — это аккредитованное учреждение, предлагающее онлайн-программы на получение степени бакалавра, магистра и доктора по психологии, в том числе степень доктора клинической психологии и степень магистра клинической психологии. Расширьте возможности своей карьеры и получите степень в удобном и гибком формате, который соответствует вашей загруженной жизни.

* К. Cherry, Theories of Emotion, в Интернете по адресу www.verywell.com/theories-of-emotion-2795717.
† Американская психологическая ассоциация, Сравнение моделей эмоций в терапии, серия видео «Эмоции в психотерапии», в Интернете по адресу www.apa.org/pubs/videos/4310973.aspx.
‡ Американская психологическая ассоциация, Работа с эмоциями в когнитивно-поведенческой терапии, серия видео «Эмоции в психотерапии», в Интернете по адресу www.apa.org/pubs/videos/4310972.aspx.
§Американская психологическая ассоциация, Работа с эмоциями в терапии, ориентированной на эмоции, серия видео «Эмоции в психотерапии», в Интернете по адресу www.apa.org/pubs/videos/4310970.aspx.
** Американская психологическая ассоциация, Работа с эмоциями в психодинамической терапии, серия видео «Эмоции в психотерапии», в Интернете по адресу www.apa.org/pubs/videos/4310971.aspx.
†† Т. Лэнгли, «Наизнанку»: эмоциональные истины через Pixar, Psychology Today, в Интернете на сайте www.Psyologytoday.com/blog/beyond-heroes-and-villains/201506/inside-out-emotional-truths-way-pixar.
‡‡ К. Cherry, What Is the James-Lange Theory of Emotion ?, в Интернете по адресу www.verywell.com/what-is-the-james-lange-theory-of-emotion-2795305.
§§L. Файерстоун, стоит ли вам испытывать эмоции или избегать их? Сострадание имеет значение, Психология сегодня, в Интернете по адресу www.psychologytoday.com/blog/compassion-matters/201601/should-you-feel-or-flee-your-emotions.

Университет Уолдена аккредитован Комиссией по высшему образованию, www.hlcommission.org.

Эмоция: значение, характеристики и образование

Прочитав эту статью, вы узнаете об эмоциях: — 1. Значение эмоций 2. Характеристики эмоций 3. Воспитание эмоций.

Значение эмоции:

Термин «эмоция» происходит от латинского термина «emovere» , что означает шевелить, волновать, двигаться. Следовательно, эмоция называется возбужденным состоянием организма.Мы чувствуем возбуждение или возбуждение, когда испытываем гнев, страх, радость, горе, отвращение и т. Д. Эмоциональное состояние состоит из чувств, импульсов, физических и физиологических реакций.

Чувство — это переживание приятности или неприятности. Каждая эмоция также сопровождается импульсом или внутренним побуждением к действию того или иного рода. Способ выражения зависит от интенсивности эмоций. Физические и физиологические компоненты относятся к фактическим движениям тела. Эмоция всегда вызывается определенным стимулом, которым может быть любой человек, объект или событие.

Разные люди могут реагировать на один и тот же стимул разными эмоциями. Итак, эмоции обозначают широкий спектр форм поведения, таких как любовь, гнев, ревность и т. Д. Когда человек испытывает такие вещи, как страх, гнев или радость, возникает определенное состояние ума. Психологи назвали эти психические состояния эмоциями.

Характеристики эмоций:

Ниже приведены некоторые характеристики эмоций:

(i) Эмоция — это возбужденное состояние организма.

(ii) Это особое состояние ума.

(iii) Эмоции — это чувство приятности и неприятности.

(iv) Эмоция всегда вызывается определенным стимулом.

(v) Один и тот же раздражитель может вызывать разные эмоции.

(vi) Созревание играет важную роль в эмоциональном развитии.

(vii) В развитии эмоций есть объективные и субъективные факторы.

(viii) Эмоции сильнее чувств.

Воспитание эмоций :

Эмоции очень важны как для человека, так и для ребенка. В доме и в школе есть много вещей, которые делают ребенка более несчастным. Это несчастье разовьет в ребенке душевные конфликты. Для полноценного выражения эмоций нужны возможности на каждом этапе развития.

Одна из целей обучения — научить управлять эмоциями. Родители и учителя должны следить за тем, чтобы эмоции детей ни на одном этапе развития не подавлялись.Их попытки должны быть такими, чтобы они могли направить их к принятию подходящих методов выражения своих эмоций.

Для каждого конкретного этапа развития подходят рассказы, книги, стихи, общественные занятия. Должны быть организованы выезды на места, экскурсии, ознакомительные поездки.

Для эмоционального баланса детей можно принять во внимание следующие предложения:

i. Для обретения душевного равновесия необходимо устранить причины эмоциональных всплесков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.