Психолог эрик берн: 10 цитат психолога Эрика Берна о том, как программируется наш мозг

Автор: | 19.01.2019

Содержание

10 цитат психолога Эрика Берна о том, как программируется наш мозг

Психолог и психиатр Эрик Берн известен как разработчик трансакционного анализа и сценарного анализа. Берн сосредоточил внимание на «трансакциях» (взаимодействиях), лежащих в основе межличностных отношений. Некоторые виды трансакций, имеющие в себе скрытую цель, он называет играми. Так возникла теория игр. С момента издания в 1964 году продано более пяти миллионов экземпляров его книги «Игры, в которые играют люди».

Эрик Берн рассматривает три эго-состояния: Взрослый, Родитель и Ребёнок. Вступая в контакт с окружающей средой, человек, по мнению Берна, всегда находится в одном из них. Все три состояния личности формируются в процессе контакта ребенка с родителями, он получает от них образы и пример поведения, принимает сценарий и антисценарий. Потребность в получении сценария заложена генетически. Ребенок ощущает потребность в упорядочивании информации и ищет у взрослых помощи.

Берн уверен, что жизнь каждого человека программируется до пятилетнего возраста, и все мы потом живем по этому сценарию. Вот 10 цитат этого выдающегося психолога о том, как программируется наш мозг:

  1. Сценарий — это постепенно развертывающийся жизненный план, который формируется еще в раннем детстве в основном под влиянием родителей. Этот психологический импульс с большой силой толкает человека вперед, навстречу его судьбе, и очень часто независимо от его сопротивления или свободного выбора.
  2. В первые два года поведение и мысли ребенка программируются в основном матерью. Эта программа и формирует первоначальный каркас его сценария, «первичный протокол» относительно того, кем ему быть, то есть быть ли ему «молотом» или «наковальней».
  3. Когда ребенку исполняется шесть лет, его жизненный план уже готов
    . Это хорошо знали священники и учителя средневековья, говорившие: «Оставьте мне дитя до шести лет, а потом берите обратно». Хороший дошкольный воспитатель может даже предвидеть, какая жизнь ожидает ребенка, будет ли он счастливым или несчастным, станет ли победителем или будет неудачником.
  4. План на будущее составляется в основном по семейным инструкциям. Некоторые из самых важных моментов можно обнаружить довольно быстро, уже в первом разговоре, когда психотерапевт спрашивает: «Что родители говорили вам о жизни, когда вы были маленьким?»
  5. Из каждого указания, в какой бы косвенной форме оно ни было сформулировано, ребенок старается извлечь его императивное ядро. Так он программирует свой жизненный план. Мы называем это программированием, поскольку воздействие указания обретает характер постоянства. Ребенок воспринимает желания родителей как команду, таковой она может остаться на всю его жизнь, если в ней не случится какого-то драматического переворота или события.
    Только большие переживания, например война, или неодобренная родителями любовь могут дать ему мгновенное освобождение. Наблюдения показывают, что жизненный опыт или психотерапия может также давать освобождение, но значительно медленнее. Смерть родителей не всегда снимает заклятие. Наоборот, в большинстве случаев она его делает крепче.
  6. Чаще всего детские решения, а не сознательное планирование в зрелом возрасте определяют судьбу человека. Что бы люди ни думали или ни говорили о своей жизни, нередко создается впечатление, будто какое-то мощное влечение заставляет их куда-то стремиться, очень часто совсем не в соответствии с тем, что пишется в их автобиографиях или трудовых книжках. Те, кто хочет делать деньги, теряют их, тогда как другие неудержимо богатеют. Те, кто заявляет, что ищет любви, пробуждают только ненависть даже у тех, кто их любит.
  7. В жизни человека сценарный итог предрекается, предписывается родителями, однако он будет недействительным до тех пор, пока не будет принят ребенком. Конечно, принятие не сопровождается фанфарами и торжественным шествием, но тем не менее однажды ребенок может заявить об этом со всей возможной откровенностью: «Когда я вырасту, я буду такой же, как мамочка» (что соответствует: «Выйду замуж и нарожаю столько же детей») или «Когда я стану большой, я буду как папа» (что может соответствовать: «Буду убит на войне»).
  8. Программирование в основном происходит в негативной форме. Родители забивают головы детей ограничениями. Но иногда дают и разрешения. Запреты затрудняют приспособление к обстоятельствам (они неадекватны), тогда как разрешения предоставляют свободу выбора. Разрешения не приводят ребенка к беде, если не сопровождаются принуждением. Истинное разрешение — это простое «можно», как, например, лицензия на рыбную ловлю. Мальчишку никто не заставляет ловить рыбу. Хочет он — ловит, хочет — нет и идет с удочками, когда ему нравится и когда позволяют обстоятельства.
  9. Разрешение не имеет ничего общего с воспитанием вседозволенностью.
    Важнейшие разрешения — это разрешения любить, изменяться, успешно справляться со своими задачами. Человека, обладающего подобным разрешением, видно сразу, так же как и того, кто связан всевозможными запретами. («Ему, конечно, разрешили думать», «Ей разрешили быть красивой», «Им разрешено радоваться».)
  10. Нужно еще раз подчеркнуть: быть красивой (так же как иметь успех) это вопрос не анатомии, а родительского разрешения. Анатомия, конечно, влияет на миловидность лица, однако лишь в ответ на улыбку отца или матери может расцвести настоящей красотой лицо дочери. Если родители видели в своем сыне глупого, слабого и неуклюжего ребенка, а в дочери — уродливую и глупую девочку, то они такими и будут.

Эрик Берн, психолог, психиатр

Годы жизни: 10 мая 1910 – 15 июля 1970

«Мы рождаемся принцами, и цивилизационный процесс превращает нас в лягушек».

Берн был проницательным наблюдателем, изучавшим людей и их поведение. Этот аспект развился у него довольно рано, например, младшая сестра Грейс вспоминала, что в студенческие годы он проводил часы в Монреальских доках, наблюдая за алкоголиками.

Эрик Берн (Леонард Бернштейн) родился 10 мая 1910 года в Монреале, Канада, в еврейской семье выходцев из России. Отец, Дэвид Хиллер Бернштейн, был практикующим терапевтом и часто брал маленького Эрика с собой во время обхода пациентов. Мать, Сара Гордон Бернштейн, — писатель и редактор — поощряла литературный опыт молодого Берна.

Дэвид Хиллер Бернштейн умер в 37 лет от туберкулеза. Эрику на тот момент было всего 10 лет, он тяжело переживал утрату.

Восхищение, с которым юный Берн смотрел на отца, предопределило выбор будущей профессии. Он закончил Университет Макгилла в 1931 году, а четыре года спустя получил докторскую степень по медицине и степень магистра хирургии. Завершив обучение, переехал в Америку и получил американское гражданство. Проходил интернатуру в больнице Энглвуда, Нью-Джерси, а затем психиатрическую ординатуру в клинике при медицинской школе Йельского университета.

В конце 1940-х годов на волне антисемитских волнений в США Бернстайн сократил фамилию и официально стал Эриком Берном.

Первое назначение как психиатра он получил в психиатрический госпиталь Нью-Йорка. В 1940 году открыл частную практику в городе Норуолк, штат Коннектикут. В это же время он познакомился с первой женой Рут, которая позже подарила ему двоих детей.

Во время Второй мировой войны Берн прервал практику и присоединился к армейскому медицинскому корпусу США в качестве психиатра. В его задачи входила оценка умственных способностей «нервозных» солдат. Вскоре он обнаружил у себя способность к быстрой и точной постановке диагнозов. Он развил эту находку в ряде научных статей, посвященных роли интуиции в клинической диагностике. В 1945 году они с Рут развелись. Расставание проходило тяжело, на фоне взаимных обвинений бывшая жена заявила, что Берн жестоко с ней обращался.

Дослужившись до звания майора, Эрик Берн в 1946 году уволился из армии и переехал в Калифорнию, где закончил работу над книгой «Психика в действии». Позже Берн доработал этот труд, сегодня он известен под названием «Руководство по психиатрии и психоанализу для широкого круга читателей».

Берн приступил к занятиям в психоаналитическом институте Сан-Франциско и начал проходить обучающий курс психоанализа у Эрика Эриксона. Вскоре после этого он встретил девушку Дороти, в которую немедленно влюбился. Но Эриксон запретил ему жениться, пока он не закончит свой дидактический анализ. Берн завершил эту часть обучения к 1949 году, и они с Дороти поженились. У второй жены были трое детей от предыдущего брака, и от Берна она родила еще двоих сыновей.

Берн долгие годы был сторонником психоанализа, но отошел от его ортодоксального направления, получив отказ на прошение о вступлении в члены Психоаналитического института Сан-Франциско. С одной стороны, он был раздосадован, с другой стороны, это пробудило в нем желание и амбиции внести что-то новое в психоанализ.

Работая психиатром, Берн лечил сотни пациентов и постоянно отмечал, что люди менялись в ходе разговора. Изменения не обязательно были вербальными — они могли касаться выражения лица, языка тела и других невербальных сигналов.

Однажды к нему на консультацию пришел 35-летний адвокат. Во время сессии он сказал: «На самом деле я не юрист, а просто маленький мальчик». Берна очень заинтересовала эта идея: как в одном человеке уживаются два состояния. Он назвал эти состояние «Взрослый» и «Ребенок» и предположил, что это не частный случай, а общее место для всех людей. Позже он нашел третье состояние — «Родитель». После многочисленных экспериментов он обнаружил подтверждение теории. Так в 1957 году Берн представил транзактный анализ.

Транзактный анализ Берна изучает эго-состояния индивида и стратегии, с помощью которых эго-состояния формируют вид социального взаимодействия. Многие идеи транзактного анализа Берн продолжал оттачивать на вечерних семинарах, которые проходили каждый вторник.

В 1958 году они переросли в социально-психиатрические семинары Сан-Франциско, и позже их переименовали в его честь. На волне растущей популярности теории Берна в 1964 году появилась Международная ассоциация транзактного анализа.

Карьера Берна развивалась стремительно, но личная жизнь вновь не складывалась — в этот период он развелся с женой. Берн решил посвятить себя работе. В 1960-е годы он занимал сразу несколько должностей, вот лишь некоторые из них: консультант по психиатрии при главе медицинского управления армии США, лечащий психиатр в клинике Психической гигиены администрации ветеранов, лектор, читающий курс групповой психотерапии в Нейропсихиатрической клинике Лэнгли-Портера, в Стенфордской психиатрической клинике.

В 1964 году вышла его книга «Игры, в которые играют люди», ставшая невероятно популярной. Ее обсуждали все ведущие газеты и журналы, Берн давал многочисленные интервью на телевидении.

В 1967 году он женился в третий раз. О своей последней жене Берн писал: «Красивая, интеллигентная, добросовестная, вежливая, ласковая Афродита с длинными светлыми волосами». Несмотря на столь поэтичное описание, брак продлился три года и закончился разводом в начале 1970 года, незадолго до смерти Берна.

Его профессиональные достижения как основоположника транзактного анализа получили широкое признание. Что касается личной жизни — друзья отмечали в нем крайний парадокс: в один момент он мог быть спонтанным и очаровательным, а потом вдруг становился авторитарным, требовательным, жестким.

Причины, по которым распались три брака Берна, так и остаются невыясненными. Один из его друзей предположил, что ранняя смерть прописана в жизненном сценарии Берна: он умер от разбитого сердца, потому что не мог поддерживать любовь и не позволял другим любить себя.

Эрика Берна госпитализировали 26 июня 1970 года с острой болью в груди, которая оказалась сердечным приступом. Через три недели он скончался от нового, более обширного приступа.

Эрик Берн, американский психотерапевт и психолог

Эрик Берн и трансакциональная психология

Эрик Бёрн – знаменитый американский психолог. Он является автором концепции сценарного и трансакционного анализа.

Определение 1

Трансакция у Берна — это некая единица общения между двумя определенными людьми.

Бёрном выделяется три состояния человека:

  • Взрослый,
  • Ребёнок,
  • Родитель.

По мнению Берна, человек в каком-либо коммуникативном контакте находится именно в одном из данных состояний.

Зарождение трансакционного анализа Эрика Берна

Эрик Бёрн вел свою работу в одной из клиник Калифорнии, где проводил много научных опытов. Практическую деятельность Эрик Бёрн совмещал с преподаванием в университете.

У Бёрна была специфичная методика ведения приёма пациентов. На его сеансах они сочиняли рассказы о своей дальнейшей жизни. Американский психолог полагал, что такие фантастические рассказы могут помочь понять общую линию жизни человека. Групповую терапию Эрик Бёрн использовал впервые в военном госпитале.

Работы Эрика Бёрна — это своеобразный вызов концепции Фрейда. Зарождение трансакционного анализа прослеживается уже в первых трудах Бёрна.

В своих ранних работах Бёрн чётко разделил категории «ребенка» и «взрослого». Далее он построил схему «родитель – взрослый — ребёнок», представил новый способ построения диаграмм. Это стало первыми шагами к изобретению новейшего психотерапевтического метода.

Трансакционный анализ Берна

Бёрн, в процессе наблюдения за людьми, обнаружил определенные трансформации в поведении, которые были обусловлены эмоциональными факторами. Данные наблюдения стали основой для выделения психологом эго-состояний человеческой личности. Поведенческие изменения сопровождаются эмоциональными изменениями. Каждый человек обладает своим набором поведенческих схем, которые соотносятся с определённым состоянием сознания. Эго-состояния можно описать в виде системы чувств, определяя её в качестве набора согласованных поведенческих схем.

В основе эго-состояний лежит определенная психологическая схема: Родитель, Ребёнок, Взрослый. Каждое из этих состояний отличается особым способом восприятия и переработки, получаемой информации. Ребёнок – это схема, отвечающая за биологические потребности. Для нее характерно творчество и спонтанность. Родитель транслирует соцнормы и правила, которые получил в детстве от собственных родителей. Взрослый – это схема поведения, при которой человек синтезирует информацию, заложенную в схемах Ребенок и Родитель. Такая схема характерна для зрелой личности.

«Игры, в которые играют люди»

Популярность Бёрна достигла своего апогея к семидесятым годам прошлого века, тогда книги знаменитого психолога начали издаваться огромными тиражами. Бёрн излагал научные сложные мысли интересным и доступным языком. Вышедшая в $1964$ году книга «Игры, в которые играют люди», получила грандиозный успех.

Книга «Игры, в которые играют люди» предназначалась в первую очередь для специалистов психологии. Но интересное название и понятный язык изложения сделали книгу мировым бестселлером. Даже в Советском Союзе книга Эрика Бёрна получила широчайшую известность, и это несмотря на закрытость от западных культур.

Эрик Берн — Викицитатник

В Викицитатнике есть страницы с цитатами других людей с такой фамилией, см. Берн (значения).

Э́рик Ле́ннард Берн (англ. Eric Lennard Berne, наст. имя: Леонард Бернстайн, 10 мая 1910, Монреаль, Канада — 15 июля 1970) — американский психолог и психиатр.

Оргазм, который вспоминают, как пирог, из которого кто-то вырезал кусочек, чтобы унести домой и хранить в качестве сувенира.

О сексе так много написано потому, что он был создан, чтобы это происходило, а не чтобы это описывали. Так что вам нетрудно вспомнить, что было «до того», но, вспоминая оргазм, вы портите его. Те, кто хотят вспомнить, в действительности не пережили его ни разу.

Оргазм — это нечто такое, чему следует просто разрешить случиться и наслаждаться им, когда он происходит.

В машине вы припоминаете несчастные случаи, в положении пешехода вы оказываетесь в них вовлечены. Машина проезжает, пешеход находится там, где он находится. Такова разница между сексом и любовью.

С помощью наркотиков вы можете пережить всё, но ничего не поймёте.

Любовь — это сладкая западня, с которой никто не расстаётся без слёз.

Лондонские преступники XVIII века в совершенстве владели юмором висельника и перед смертью «угощали» благодарных зрителей последней эпиграммой. Они делали так потому, что умирали, выполняя предписание своих матерей: «Мой мальчик, ты кончишь виселицей, так же как твой отец!» Последние слова многих известных людей тоже были шутками, потому что они оказались послушными сыновьями и оправдали надежды своих матерей: «Ты умрёшь знаменитым, сынок». Смерть, которая наступает в результате форс-мажорных обстоятельств, не сопровождается подобным легкомыслием, потому что может находиться в полном противоречии с предписанием матери «Живи долго!» или «Умри счастливым!». Я не слышал рассказов о том, как шутили узники лагерей смерти, приговорённые к смерти в газовой камере.

  — «За пределами игр и сценариев»[1]
  1. Берн, Э. За пределами игр и сценариев / Э. Берн; пер. с англ. Ю. И. Герасимчик. — Мн.: «Попурри», 2007.

БЕРН ЭРИК.. 100 великих психологов

БЕРН ЭРИК.

Эрик Берн (настоящее имя Леонард Бернстайн) родился 10 мая 1910 г. в канадском городе Монреаль в семье практикующего врача. Его отец умер от туберкулеза в возрасте 38 лет, и сын решил, подобно отцу, связать свою жизнь с медициной: в 1935 г. он получает степень доктора медицины в Медицинской школе университета Макгилл.

Закончив интернатуру уже в США, Леонард Бернстайн в течение двух лет работал в больнице Инглвуд в Нью-Джерси. Затем он принимает американское гражданство и меняет имя на то, под которым он и вошел в историю психологии, — Эрик Берн. В 1940 г. он открывает частную практику, ас 1941 г. обучается психоанализу в Нью-Йоркском психоаналитическом институте. Некоторое время (1943—1946) он состоит армейским психиатром. После этого он в течение двух лет обучается психоанализу у Эрика Эриксона. Отойдя от традиционного психоанализа, он разрабатывает свой метод психотерапии, названный «трансакционный анализ».

Одним из наиболее известных трудов Эрика Берна является «Трансакционный анализ в психотерапии», работа, поистине заслуживающая звания основы и костяка его теории. В этой книге Берн изложил свое видение человеческих взаимоотношений и психической патологии, развивающейся на основе их проблематичности. Теория трансакции была предназначена автором в качестве метода анализа психопатологии и лечения больных различными психическими заболеваниями в основном пограничного статуса.

В основе учения Эрика Берна о трансакции лежит на первый взгляд очень простая и известная каждому человеку идея, состоящая в следующем: любой из нас ежедневно, практически ежеминутно находится в состоянии игры. Игры сопровождают нашу жизнь постоянно, не давая возможности освободиться. Более того, ни один человек и не желает освобождаться от них, бессознательно или даже сознательно генерируя все новые и новые игровые ситуации. На любое событие в своей жизни мы реагируем той или иной игрой, общение с окружающими нас людьми также происходит в виде игр. Даже стоя перед зеркалом или ведя с самими собой внутреннюю беззвучную беседу, мы играем, распределяем роли, придерживаемся того или иного сценария.

Что же в сущности своей представляет игра? Это некое взаимодействие, акт общения, единица соотношения одного человека с другим. Иными словами, игра представляет собой трансакцию. Действительно, способность к общению с себе подобными представляет собой едва ли не то преимущественно человеческое свойство, которым мы отличаемся от животных (нельзя сказать, что животные не общаются между собой, но способность к вербализации отношения к другому присуща исключительно человеку). Берн отмечает, что наблюдения за маленькими детьми показали следующую закономерность в их поведении: лишенные возможности коммуникации дети значительно чаще страдали психическими заболеваниями, отличались общей нервозностью и в последующей жизни имели проблемы в общении. Часто такие дети заболевали и даже умирали. Отмечались случаи, когда внешне благополучный ребенок, тихий и спокойный, не вызывал родительской заинтересованности и, следовательно, лишенный достаточного количества заботы, оказывался в сенсорной изоляции и погибал от той или иной болезни. Родители пытались лечить ребенка от болезни, совершенно не догадываясь о том, что действительной причиной заболевания является трансакционная недостаточность.

Подобные же явления наблюдаются и у взрослых людей, лишенных достаточной степени внимания и общения. По причине указанной недостаточности становятся возможными различные психические расстройства и отклонения. Наиболее характерным примером здесь может служить судьба преступников, заключенных в одиночные камеры. При этом важно отметить, что недостаточность общения у взрослых, точно так же как и у детей, может вызывать не только сугубо психические, но также и соматические изменения, т.е. различные заболевания, иногда со смертельным исходом. Берн пишет о том, что сенсорное голодание представляет собой явление, во многом схожее с обычным голодом: «Такие термины, как «недоедание», «насыщение», «гурман», «разборчивый в еде», «аскет», «кулинарное искусство» и «хороший повар», легко можно перенести из сферы насыщения в сферу ощущения», совершенно справедливо отмечает он в своей книге «Игры, в которые играют люди».

С этой же аналогией связана также и проблема выбора игры. Понятно, что каждый человек выбирает из множества игр ту, которая чем-то ближе ему, которая предоставляет ему некие возможности, дает преимущества, позволяет добиться желаемого, получить определенный приз. Как пишет Берн, выбор игры в конечном счете определяется личным вкусом каждого человека. Совокупность всех игр представляет собой своего рода припасы, из которых изготавливаются блюда и составляется меню человеческого общения.

Для того чтобы разобраться в том, каковы механизмы трансакции, Берн предпринял подробный анализ всех форм человеческого общения, начиная от невербального их уровня и заканчивая уже упоминавшимися выше играми во всем их многообразии. После того как анализ был проведен, психолог систематизировал свои выводы в книге «Игры, в которые играют люди», ставшей всемирным бестселлером. В этом труде, помимо теоретических выкладок, Берн поместил подробный разбор основных видов игр, распределив их по определенным категориям (игры на всю жизнь, супружеские игры, игры на вечеринках, сексуальные игры, игры преступного мира, игры в кабинете психотерапевта, хорошие игры), охватив тем самым практически все возможные ситуации, в которых может пребывать каждый из людей.

Каждая игра анализировалась соответственно нескольким пунктам: название (характеризует сущность данного вида игры), тезис (сущность игры), цель (чего желает добиться человек, выбирающий в качестве основы поведения данный вид игры), роли (чью роль берет на себя каждый из участников игры, сколько всего участников), динамика (как развивается игра), примеры, парадигма (описание важнейших трансакций на социальном и психологическом уровнях), ходы (все возможные для данной игры действия), вознаграждения (все виды удовольствия, покоя, стимуляции и компенсации, получаемые в ходе данной игры), родственные игры.

Из чего же возникает потребность человека в игре? Как считает Берн, первоначальный младенческий сенсорный голод с возрастом трансформируется в «потребность в узнавании», т.е. стремление человека быть узнанным, обнаруженным среди множества других людей со всеми своими единственными в своем роде особенностями. Потребность в узнавании может проявляться с большей или меньшей силой, и в зависимости от этого человек будет более или менее настойчиво стремиться к тому, чтобы стать известным, обращать на себя внимание.

В предельном состоянии потребность в узнавании, выплескиваемая людьми во время общения друг с другом, превращается в ритуальное действо, повторяемое каждый раз при каждой новой встрече. Ритуалы, которые берут на себя нагрузку должных взаимоотношений, становятся соблюдением хорошего тона, т.е. манерами и этикетом, ритуалы же, не преследующие своей целью поддержание принятого и допустимого между двумя людьми, маргинализи-руются, превращаясь в девиантные игры (например, преступные, некоторые супружеские и сексуальные игры).

При этом необходимо отметить, что по мере узнавания людьми друг друга количество ритуалов первого вида уменьшается, второго вида — увеличивается Сближение начинает сопровождаться выработкой каждым участником трансакции индивидуальной программы поведения, в которой каждый закрепляется в желанных ролях. Эти выбранные каждым программы и есть собственно игры. Следует заметить, что только игры как следствие близкого общения и узнавания могут удовлетворить отмечавшийся выше сенсорный голод, т. к. ритуализированное общение «на расстоянии» не дает человеку возможности быть понятым во всей разносторонности и неповторимости.

Как считает Берн, каждый из людей имеет свой собственный набор схем поведения, которые он вырабатывает, начиная с раннего детства, и которые применяет, разыгрывает в течение всей жизни. В этот набор могут входить совершенно не связанные между собой и даже на первый взгляд противоположные роли и игры, однако, как показывает анализ, на самом деле они прекрасно дополняют одна другую и служат для задействования в различных жизненных ситуациях и состояниях. Всего основных состояний насчитывается три: состояния «Я», представляющие собой преобразованные и систематизированные образы отца и матери; состояния «Я», стремящегося к объективности, и состояния «Я», представляющие собой задействование архетипов поведения, накопленных в раннем детстве. Кратко Берн называет эти три состояния «Родитель», «Взрослый» и «Ребенок». Таким образом, в каждом из нас одновременно находятся как бы три человека, мы как тот, кто стремится быть похожим на родителей; мы как взрослый самостоятельный человек и мы как ребенок. Патологизация хотя бы одного из них ведет к психическим отклонениям и заболеваниям.

Три указанных состояния могут быть по отдельности или одновременно задействованы в игре. Игра всегда имеет определенную цель, к которой стремятся играющие. Помимо этого, каждый игрок имеет свой мотив, который он скрывает. Желанность игры определяется тем, что по ее окончании каждого ждет выигрыш. Возможность выигрыша обусловливается намеренным пересечением играющими трансакционных векторов. Например, один из игроков, начав как ребенок, может продолжить игру как взрослый, совершенно изменив тем самым ее ход и итог. Пересечения могут быть самыми разнообразными, что определяет сложность игры и ее анализа, проводимого психологом.

Конечно же игра, в которой каждый стремится к выгоде и получению приза, не может проходить честно. Она обязательно содержит подвох, который может приводить поистине к драматическим концовкам. Часто игры могут быть вовсе безрадостными, даже трагическими. Так, одной из самых мрачных и ужасных игр Берн называет войну. Психолог считает, что наиболее подвержены играм люди с неуравновешенной психикой и повышенным уровнем тревожности. Он выделяет два основных типа людей, постоянно играющих в игры: это брюзга и ничтожество. Первого заставляет постоянно играть злоба на мать, которая не уделяла ему в детстве достаточного внимания. Ничтожество же — это человек, полностью подчиненный родителями их воле, уже с раннего возраста подавляемый и оттесняемый. Эти люди, несмотря на ожидание внимания со стороны окружающих, сами совершенно не способны на душевное тепло и настоящую близость, и по этой причине их игра никогда не может быть прекращена.

В заключение Берн говорит о том, что проявление внимания по отношению друг к другу часто становится для нас настоящей обузой, т.к., занятые исключительно эгоистическими интересами, мы забываем о ближних, о родных. И большинству людей лучше оставаться игроками, поскольку, попытавшись избавиться от пристрастия к игре, они могут ранить других своей бессердечностью.

В 1970 г. Эрик Берн перенес два сердечных приступа, последний из которых, произошедший 15 июля, повлек за собой смерть ученого.

Эрик Берн

Эрик Леннард Берн (англ. Eric Lennard Berne, наст. имя: Леонард Бернстайн, 10 мая 1910 — 15 июля 1970) — американский психолог и психиатр.

Эрик Берн родился в Монреале в семье выходцев из России, доктора Давида Гиллеля Бернстайна и литератора Сары Гордон. Эрик Берн известен, прежде всего, как разработчик трансакционного анализа. Развивая идеи психоанализа, общей теории и метода лечения нервных и психических заболеваний, Берн сосредоточил внимание на межличностных отношениях, лежащих в основе человеческих «трансакций» (от англ. transaction — сделка, соглашение).

Некоторые виды трансакций, имеющие в себе скрытую цель, он называет играми. Берн рассматривает 3 эго-состояния: Взрослый, Родитель и Ребёнок (которые не являются фрейдовскими Я, Сверх-Я и Оно). Вступая в контакт с окружающей средой, человек, по мнению Берна, всегда находится в одном из этих состояний.

В нашей стране Эрик Берн пожалуй, один из самых известных зарубежных психологов. Многие познакомились с его теорией более четверти века назад — в пересказе его верного последователя Томаса Харриса. Книга Харриса «Я — о’кей, ты — о’кей» была переведена в 1973 году в Новосибирске и приобрела огромную популярность в самиздате.

 Пятью годами позже идеи Берна в вольном пересказе советского психотерапевта Анатолия Добровича обрели еще более широкую аудиторию. Правда, в пересказах яркая фигура Берна невольно терялась, и у многих читателей его концепция ассоциировалась с именами Харриса и Добровича.

В 1988 году справедливость была восстановлена — в издательстве «Прогресс» огромным тиражом (которого все равно не хватило всем желающим) вышел бестселлер Берна «Игры, в которые играют люди». Наверное, можно даже сказать, что именно с этой публикации начался психологический бум в нашей стране: миллионы (без преувеличения) людей вдруг поняли, что психология может быть невероятно интересной, что с ее помощью действительно можно многое понять в себе и других.

Биография Эрика Берна

Эрик Берн (Леонард Бернштейн) родился 10 мая 1910 в Монреале, Квебеке, Канаде, в семье сын Дэвида Хиллера Бернштейна, доктора медицины, общего практикующего врача, и Сары Гордон Бернштейн, профессионального автора и редактора. Его единственная сестра Грейс родилась пятью годами позже. Семейство иммигрировало в Канаду из Польши и России. Оба родителя окончили Университет Макгилл, и Эрик, который был очень близок к отцу, с любовью рассказывал, как он сопровождал своего отца, врача, на медицинских раундах.

Доктор Бернштейн умер от туберкулеза в возраст 38 лет. Госпожа Бернштейн тогда работала как редактор и автор. Она поощряла Эрика в изучении медицины. Он получил степень доктора медицины и магистра хирургии в Медицинской Школе Университета Макгилл в 1935 году.

Довоенные годы Эрика Берна

Берн закончил интернатуру в Соединенных Штатах в Больнице Инглвуд в Нью-Джерси. В 1936 он открыл свою психиатрическую резиденцию в Психиатрической Клинике Медицинской Школы Йельского Университета, где он работал в течение двух лет. Через некоторое время (1938-39), Берн стал американским гражданином и сократил свое имя от Эрика Леонарда Бернштейна до Эрика Берна. Его первое назначение было клиническим ассистентом по психиатрии в Нью-Йорке, эту должность он занимал до 1943 года, когда он поступил в Армейский Медицинский Корпус. В 1940-ом Берн открыл частную практику в Норуолке (Коннектикут). Там он встретился и со своей первой женой, от которой у него родилось двое детей. В 1940-1943 он практиковал одновременно и в Нью-Йорке. В 1941 он начал обучаться психоанализу в Нью-йоркском Психоаналитическом Институте и стал анализантом Пауля Федерна.

Армейский медицинский корпус

Из-за спроса на армейских психиатров в течение Второй Мировой Войны, доктор Берн служил в 1943-46 гг.  в Медицинском Корпусе, где был повышен со звания младшего лейтенанта до майора. В течение последних двух лет он занимался групповой терапией в психиатрических палатах Bushnell General Hospital.

Освободившись от военных обязательств в 1946, он возобновил психоаналитическое обучение в Сан-францисском Психоаналитическом Институте. В 1947 он стал анализантом Эрика Эриксона, с которым он работал в течение двух лет.

Семейная жизнь в Калифорнии

Вскоре после начавшегося анализа с Эриксоном, Берн встретил молодую разведенную женщину, с которой он вступи во второй брак. Эриксон настаивал, что Эрик не должен жениться до окончания дидактического анализа, и в 1949-ом Эрик и Дороти, обменявшись клятвами, основывали дом в Кармеле. Дороти родила трёх детей в этом браке.

В течение жизни в Кармеле, Эрик Берн поддерживал себя на высоком профессиональном. Он был назначен в 1950 как ассистент по психиатрии в Сан-Франциско, и одновременно начал работать как консультант по общей хирургии в армии США. В 1951 он взял работу адьюнкта по психиатрии в Администрации Ветеранов и клинике психологической гигиены, Сан-Франциско. Эти три назначения были в дополнение к его частной практике и в Кармеле, и в Сан-Франциско.

Разрыв с психоанализом и создание транзактного анализа

Вероятно наиболее существенные следы происхождения транзактного анализа содержатся в первых пяти из шести статей о интуиции, которые Берн написал в начале 1949-го. Уже тогда, когда он все еще работал, чтобы получить статус психоаналитика, он осмеливался бросать вызов ригидной фрейдовской концепции заявлением, что «слово бессознательное, приемлемо, пока оно включает, и подсознание и неосознаваемое» (Berne, 1949a, p.1)

Когда он начал обучаться в 1941 в Нью-Йоркском Психоаналитическом Институте, и позже, когда он возобновил обучение в Сан-Франциско, Берн, очевидно, считал, что стать психоаналитиком очень важно. Однако, в конце, то, чего он жаждал, не произошло; в 1956 году ему отказали в членстве вердиктом, что он еще не был готов, но, возможно, после трех или еще четырех лет персонального анализа и обучения он мог бы повторно обратиться за получением статуса. Для Эрика Берна это отклонение было разрушительным, но вместе с тем очистительным, усилив его давнишнюю амбицию добавить нечто новое к старому психоанализу. Он принялся за работу, решив развивать новый подход к психотерапии один, без выгоды, благословений или поддержки со стороны психоаналитического братства.

До 1956-го он написал две оригинальные работы, основанные на материале, ранее прочитанном в Психиатрической Клинике Сан-Франциско, и в Langley Porter Neuropsychiatric Clinic: «Интуиция V: Образ Я» и «Состояния Эго в Психотерапии». Ссылаясь на Федерна, Канна и Зилберера, в первой статье Берн указал, как он достиг концепции эго-состояний, и где он почерпнул идею о раздельности «взрослого» и «ребенка». В следующей статье он развивал трехстороннюю схему, используемую сегодня (Родитель, Взрослый, и Ребенок), представил метод с тремя кругами схематически, изображавшими эти состояния, назвав это «новый подходом в психотерапии».

Третья статья, названная «Транзактной Анализ: Новый и Эффективный Метод Групповой Терапии», была написана несколькими месяцами позже и представлена на конференции в Лос-Анджелесе в 1957-ом. С публикацией этой работы в 1958-ом в журнале «American Journal of Psychotherapy», транзактный анализ, название нового метода диагностики и терапии стали неотъемлемой частью психотерапевтической литературы. В дополнение к его концепции Р-В-Р, в статье рассматривались важные новые особенности игр и сценариев.

Семинары Эрика Берна

С начала, Берн посвящал каждый вечер четверга клиническим семинарам в Монтерей как почву для испытания новой теории и метода. В 1950-51 он стал проводить семинары по вторникам в Сан-Франциско. С января 1962 стал издаваться журнал «Transactional Analysis Bulletin», редактором которого стал Берн. В 1964 Берн и его коллеги по семинарам из Сан-Франциско и Монтерей решили создавать Ассоциацию Транзактного Анализа, переименовав её в Международную Ассоциацию Транзактного Анализа (ITAA) с учетом возрастающего числа профессионалов транзактного анализа за пределами США.

Последние годы Эрика Берна

Годы с 1964 до 1970 были беспокойными для Берна. После своего второго развода жизнь стала хаотичнее, поскольку он пытался найти другую спутницу жизни. Его неудачи в этой области привели к тому, что он много работал, уделяя много времени написанию новых работ. Но в 1967-ом он вступил в третий брак. К началу 1970 он снова развелся. В 1970-ом Берн перенес два сердечных приступа. За две недели до первого приступом, Берн сказал своим друзьям, как хорошо он себя чувствует. Он только что закончил две книги, «Секс в человеческой любви» и «Что вы говорите после того, как сказали Привет?», и был очень доволен. Однако в июне 1970 он перенес первые острые боли в груди. Несколькими днями позже он перенес второй приступ, на сей раз обширный, который вызвал его смерть. Эрик Берн умер 15 июля 1970 года.

Научные публикации

«Games People Play: the Psychology of Human Relations» (1964; перепечатано в 1978, изд. «Grove Press», ISBN 0-345-17046-6).
«What Do You Say After You Say Hello?» (1975, ISBN 0-552-09806-X).
«The Mind in Action» (1947, Нью-Йорк, изд. «Simon and Schuster»).
«Sex in Human Loving» (1963, Беверли Хиллз, Калифорния).
«The Structures and Dynamics of Organizations and Groups» (1961; перепечатано в 1984, ISBN 0-345-32025-5).
«Transactional Analysis in Psychotherapy» (1961; перепечатано в 1986, ISBN 0-345-33836-7).

Эрик Берн — Книги, Творчество

Тем, кто интересуется психологией и желает разобраться в себе и своих отношениях с окружающим миром, стоит купить книги Эрика Берна (настоящее имя Эрик Леннард Бернштейн) — знаменитого американского психолога и психиатра 20-го века, выведшего психоанализ на качественно новый уровень. Именно ему принадлежит революционная теория «трансакционного анализа» человеческих взаимоотношений. Его цель — выявление игр, приводящих к психозам и неврозам, а также поиски пути преодоления игровых схем и перепрограммирования заложенных в детстве сценариев. Несмотря на медицинское образование, психоаналитик проявил себя как талантливый писатель, изложив разработанную теорию в серии книг. Литературное творчество Эрика Берна насчитывает не менее 16 работ, посвященных разным сторонам трансакционного и сценарного анализа.

Тематика и проблематика книг автора

Интерес к медицине у Берна проснулся рано. Его отец, эмигрировавший в Канаду русский еврей, всю свою недолгую жизнь лечил людей и нередко брал сына с собой. Это оказало на мальчика огромное влияние, которое он ощущал до конца жизни. А любовь к литературе и хороший слог привила мать — писательница и редактор, стимулировавшая и поощрявшая интерес сына к описыванию психиатрических открытий и обнародованию записей.

Среди всех книг Эрика Берна самой известной и популярной стала «Игры, в которые играют люди», увидевшая свет в 1964 году и два года державшаяся в списке бестселлеров по версии «Нью-Йорк Таймс». В этой работе в научно-популярной форме рассказывается об основополагающих принципах теории трансакционного анализа. В фокусе авторского внимания — межличностные отношения и лежащие в их основе трансакции (типы взаимодействия). По мнению писателя, люди даже не осознают, что постоянно играют в игры: семейные, сексуальные, карьерные, дружеские, конкурентные и т. д. — всего не менее 120 сценариев, в которые мы вовлекаем окружающих и вовлекаемся сами. Автор подробно рассматривает каждый вариант, а затем предлагает рекомендации, как этому противостоять, помогает избавиться от навязанных социальных стереотипов и учит понимать сущность человеческих поступков. Изложенные здесь принципы получили развитие во всех последующих работах из большого списка книг Эрика Берна («Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных», «Люди, которые играют в игры», «Психика в действии», «Секс в человеческой любви», «Лидер и группа» и других). Причем почти каждая становилась бестселлером и раскупалась за считанные дни.

Что говорят в отзывах о книгах Эрика Берна

Работы американского психиатра, несмотря на научный подход, написаны доступным языком, а потому понятны не только специалистам. Хотя некоторые комментаторы все же отмечают обилие новой терминологии, нуждающейся в авторском объяснении, что несколько затрудняет чтение. Тем не менее книги заинтересуют широкий круг читателей — от любителей психологии до профессионалов.

Выгодно купить ранние и последние книги Эрика Берна в Украине можно в онлайн-каталоге Yakaboo.

Биография Эрика Эриксона | Психолог

Фотография психолога Эрика Эриксона

Эрик Эриксон был выдающимся психологом, внесшим большой вклад в область психологии. Эриксон, пожалуй, наиболее известен разработкой концепции Identity Crisis . Во время практики и преподавания в Калифорнии молодой доктор Эрик Берн стал аналитиком Эриксона. Хотя Берн добился своих величайших достижений после обучения у Эриксона, нельзя недооценивать влияние Эриксона на Берн и транзакционный анализ.

Эрик Эриксон родился во Франкфурте, Германия, 15 июня 1902 года. Биологический отец Эриксона, датчанин, уехал до того, как родился Эриксон. Его усыновил отчим-еврей, и он взял имя Эрик Хомбергер. Но из-за его светловолосого и голубоглазого скандинавского взгляда Эриксона отвергли его соседи-евреи. С другой стороны, в гимназии его дразнили за то, что он еврей. Чувствуя, что не вписывается ни в одну из культур, кризис идентичности Эриксона начался в раннем возрасте.

Будучи молодым взрослым в Европе, Эриксон был одновременно художником и учителем в конце 1920-х годов, когда он встретил Анну Фрейд и начал изучать детский психоанализ у нее и в Венском психоаналитическом институте.С ростом нацизма в 1930-х годах Эриксон иммигрировал в Соединенные Штаты в 1933 году. Он получил должность в Гарвардской медицинской школе, а позже занимал должности в таких учреждениях, как Йельский университет, Беркли, Фонд Меннингера, Центр перспективных исследований. в поведенческих науках в Пало-Альто и в больнице Mount Zion в Сан-Франциско.

Эриксон проявлял особый интерес к влиянию общества и культуры на развитие ребенка. Этот интерес привел его к изучению групп детей американских индейцев.Это исследование позволило ему связать личностный рост с родительскими и общественными ценностями. Эриксона также беспокоили последствия быстрых социальных изменений в Америке. Он проанализировал эти изменения по многим аспектам, включая разрыв между поколениями, расовую напряженность, преступность среди несовершеннолетних, изменение сексуальных ролей и опасности ядерной войны. Эриксону приписывают расширение области психоаналитической теории с целью большего учета социальных, культурных и других факторов окружающей среды.

Портретная фотография Эрика Эриксона

Согласно стадиям Эриксона, кризис идентичности наступает в подростковом возрасте, и только люди, которым удастся разрешить кризис, будут готовы столкнуться с будущими жизненными проблемами.Но кризис идентичности вполне может повторяться, поскольку меняющийся мир требует от нас постоянного переосмысления себя. Эриксон предположил, что люди переживают кризис идентичности, когда они теряют «чувство личного сходства и исторической преемственности». Учитывая сегодняшнее быстрое развитие технологий, глобальной экономики, динамики местной и мировой политики, кризисы идентичности, как ожидается, будут более частыми, чем 30 лет назад, когда Эриксон сформулировал свою теорию.

Доктор Эрик Берн имел особую привилегию работать с Эриксоном, когда Эриксон работал в районе Сан-Франциско.Берн недавно переехал из Коннектикута в Калифорнию. Несмотря на то, что Берн предложил свои теории транзактного анализа спустя много времени после того, как он прекратил работать с Эриксоном, аналитические навыки, которым Берн научился благодаря Эриксону, очевидны в этой теории. Берн добился как критического, так и коммерческого успеха с Games People Play .

Для обзора Identity: Youth and Crisis из New York Times посетите эту страницу.

Для обзора «Детства и общества» из New York Times посетите эту страницу.

Описание транзакционного анализа и игр доктором Эриком Берном, MD

Ниже приводится вводное описание транзакционного анализа. Он разработан для понимания непрофессионалами, написан примерно с тем же уровнем сложности, что Берн использовал для Games People Play .

Психоанализ до Эрика Берна

Хотя до Эрика Берна существовало множество теорий, объясняющих поведение человека, наиболее часто цитируемой и известной является работа Зигмунда Фрейда.Фрейд появился в начале 20 века со своими теориями о личности. Фрейд считал, что личность состоит из трех компонентов, каждый из которых должен работать вместе, чтобы вызвать наше сложное поведение. Этими тремя компонентами или аспектами были Id, Ego и Superego . Фрейд считал, что эти три компонента должны быть хорошо сбалансированы, чтобы обеспечить разумное психическое здоровье и стабильность у человека. Согласно Фрейду, Id функционирует в иррациональной и эмоциональной части разума, Эго функционирует как рациональная часть разума, а Суперэго можно рассматривать как моральную часть разума. , проявление социальных или родительских ценностей.

Но, возможно, самым большим вкладом Фрейда (и тем, который повлиял на Берн) был тот факт, что человеческая личность многогранна. Независимо от классификации или названия, данного определенной области личности (id, суперэго и т. Д.), У каждого человека есть фракции, которые часто сталкиваются друг с другом. И именно эти столкновения и взаимодействия между этими личностными фракциями проявляются в виде мыслей, чувств и поведения человека.Таким образом, согласно теориям Фрейда, поведение человека можно понять, проанализировав и поняв три его / ее фракции. Но в пункте, который будет подчеркнут позже в этой статье, доктор Берн считает, что предложенные Фрейдом структуры являются «концепциями… [а не] феноменологической реальностью» 1

Еще один ученый, вклад которого повлиял на доктора Берна в его разработке транзактного анализа, — это доктор Уайлдер Пенфилд, нейрохирург из Университета Макгилла в Монреале. Эксперименты Пенфилда были сосредоточены на приложении электрического тока к определенным областям мозга.Пенфилд обнаружил, что, подавая ток на височную долю живых и бдительных пациентов, он стимулировал значимые воспоминания. Кроме того, были обнаружены не только яркие картины прошлого этого человека, но и чувств и эмоций, связанных с этим событием . Эти пациенты рассказывали эти события, хотя во многих случаях они были событиями, которые пациенты не могли вспоминать самостоятельно.

Penfield проводил эти и подобные эксперименты в течение многих лет.Некоторые из ключевых выводов, которые он сделал, которые повлияли на Берна при разработке транзакционного анализа, включают:

  • Человеческий мозг во многом похож на видеокамеру, ярко записывая события. Хотя это событие не обязательно может быть сознательно извлечено владельцем, оно всегда существует в мозгу.

  • И событие , и чувства , испытанные во время этого события , сохраняются в мозгу.Событие и чувства связаны вместе, и ни одно нельзя вспомнить без другого.

  • Когда человек воспроизводит свои переживания, он или она может воспроизвести их в такой яркой форме, что человек снова испытывает те же эмоции, которые он или она испытывали во время реального переживания. Или, как сказал студент Берна Томас А. Харрис: «Я не только помню, как я себя чувствовал, но и сейчас чувствую то же самое» 2

  • Физические лица могут существовать одновременно в двух состояниях.Люди, воспроизводящие определенные события, могут испытывать эмоции, связанные с этими событиями, но они также могут объективно говорить о событиях в то же время.

Эти работы Пенфилда и Фрейда, а также многих других, были использованы Берном при разработке своих теорий транзакционного анализа и игр.

Определенные транзакции

До того, как Берн впервые опубликовал свои теории транзактного анализа, он потратил годы на формирование структуры этого подхода.Ключом к этой методологии была транзакция — фундаментальная единица социального общения. Берн также определил штрих — фундаментальную единицу социального действия (штрихи обсуждаются более подробно позже в этой статье).

Многие из критических замечаний в адрес «науки» (или ее отсутствия), стоящей за психотерапией, заключались в том, что не существовало базовой единицы для изучения, измерения и классификации. Например, изучение химии произвело революцию с атомной теорией Джона Дальтона; без атома как фундаментальной единицы развитие химии как науки шло бы медленно или не продвигалось бы вовсе.Идентифицируя и определяя транзакцию, Берн предоставил психотерапевтическим наукам «атом», необходимый для проведения тщательного анализа.

Хотя Берн определил транзакции задолго до того, как опубликовал Games People Play , его описание транзакций в Games является наиболее понятным:

«Единица социального общения называется транзакцией. Если два или более человека встречаются друг с другом… рано или поздно один из них заговорит или подаст другой знак признания присутствия других.Это называется транзакционным стимулом . Затем другой человек скажет или сделает что-то, что каким-то образом связано со стимулом, и это называется транзакционной реакцией . 3

Этим определением доктор Берн определил базовую единицу анализа. На самом простом уровне Transactional Analysis — это метод изучения взаимодействия между людьми. Выявление и стандартизация одной единицы позволили легко облегчить развитие и продвижение этой теории.Психотерапевты смогли прочитать теории Берна и проверить их на собственном опыте. Доктор Томас Харрис заявил в «Я в порядке — вы в порядке », что в транзакционном анализе «мы нашли новый язык психологии».

Следует отметить, что этот подход коренным образом отличался от подхода Фрейда. В то время как Фрейд и большинство других психотерапевтов использовали довольно упрощенный подход, задавая пациенту вопросы о себе, Берн выбрал альтернативный подход к терапии.Берн чувствовал, что терапевт может узнать, в чем проблема, просто наблюдая за тем, что сообщается (слова, язык тела, выражения лица) во время транзакции. Поэтому вместо того, чтобы прямо задавать пациенту вопросы, Берн часто наблюдал за пациентом в групповой обстановке, отмечая все транзакции, которые происходили между пациентом и другими людьми.

Три состояния эго Берна

В дополнение к анализу взаимодействий между людьми, транзакционный анализ также включает идентификацию эго-состояний за каждой транзакцией.Берн определил эго-состояние как «последовательный паттерн чувств и переживаний, напрямую связанный с соответствующим последовательным паттерном поведения». 4

В качестве практикующего психиатра в Кармеле, Калифорния, в начале 1950-х Берн лечил сотни пациентов. Во время лечения он постоянно отмечал, что его пациенты, да и вообще все люди, могут и будут меняться в ходе разговора. Изменения не обязательно будут вербальными — изменения могут касаться мимики, языка тела, температуры тела и многих других невербальных сигналов.

Во время одной консультации Берн оказал помощь 35-летнему юристу. Во время заседания адвокат (мужчина) сказал: «Я не совсем юрист; Я всего лишь маленький мальчик. Но за пределами кабинета доктора Берна этот пациент был успешным и требовательным адвокатом. Позже, на их заседаниях, адвокат часто спрашивал доктора Берна, говорит ли он «с адвокатом или с маленьким мальчиком». Берн был заинтригован этим, поскольку он видел, как один человек показывает два «состояния бытия». Берн начал называть эти два состояния «взрослым» и «ребенком».Позже Берн определил третье состояние, которое, казалось, отражало то, что пациент наблюдал у своих родителей, когда был маленьким. Берн назвал это «родителем». Когда Берн затем обратился к своим пациентам, он начал замечать, что эти три эго-состояний присутствовали во всех из них. Когда Берн приобрел уверенность в этой теории, он представил их в своей статье 1957 года — за год до публикации своей основополагающей статьи, посвященной транзактному анализу.

Берн в конечном итоге определил три состояния эго как: Родитель, Взрослый и Ребенок .Следует внимательно отметить, что описания этих состояний эго НЕ обязательно соответствуют их общим определениям, используемым в английском языке.

Прежде чем описывать каждое из трех состояний эго, важно отметить, что они фундаментально отличаются от эго Фрейда, Ид и Суперэго. Берн лучше всего описывает это, когда пишет в Transactional Analysis in Psychotherapy:

«Будет продемонстрировано, что Родитель, Взрослый и Ребенок — это не концепции, такие как Суперэго, Эго и Ид, или юнгианские конструкции , а феноменологические реальности. « 5 Другими словами, эго-состояния Фрейда — ненаблюдаемые теоретические состояния; но три эго-состояния Берна можно подтвердить наблюдаемым поведением.

Ниже приведены подробные описания трех состояний эго:

Родитель — Родитель представляет собой массивную коллекцию записей в мозгу внешних событий, пережитых или воспринятых примерно в первые пять лет жизни. Поскольку большинство внешних событий, переживаемых ребенком, являются действиями родителя, состояние эго было соответственно названо Родителем.Обратите внимание, что события, воспринимаемые ребенком от людей, которые НЕ являются родителями (но которые часто играют родительские роли), также записываются в Родитель. Когда транзакционные аналитики обращаются к родительскому эго-состоянию (в отличие от биологического или отчимного), оно пишется с заглавной буквы. То же самое и с двумя другими состояниями (Взрослый и Детский).

Примеры записей в Материнской компании:

  • «Никогда не разговаривай с незнакомцами»

  • «Жуйте всегда с закрытым ртом»

  • «Посмотрите в обе стороны, прежде чем переходить улицу»

Стоит отметить, что во время записи этих событий маленький ребенок не имеет возможности фильтровать данные; события фиксируются без вопросов и без анализа. Можно считать, что эти события навязаны ребенку.

Есть другие данные, полученные дочерним элементом, которые не записаны в родительском элементе. Это записано в Adult, о чем будет сказано ниже.

Ребенок — В отличие от Родителя, Ребенок представляет собой записи в мозгу внутренних событий, связанных с внешними событиями, которые воспринимает ребенок. Другими словами, в Ребенке хранятся эмоций или чувств , которые сопровождали внешние события.Как и в случае с Родителем, записи в Ребёнке происходят от рождения ребенка до возраста примерно 5 лет.

Примеры записей в Child включают:

  • «Когда я увидел лицо чудовища, мне стало очень страшно»

  • «Клоун на дне рождения был действительно веселым!

Взрослый — Взрослый — это последнее состояние эго. Ближе к одному году ребенок начинает проявлять грубую двигательную активность. Ребенок узнает, что он или она может управлять чашкой, из которой пить, что он может взять игрушку.В социальных сетях ребенок может играть в прятки.

Это начало Взрослого в маленьком ребенке. Данные для взрослых возникают из способности ребенка видеть то, что отличается от того, что он или она наблюдал (Родитель) или чувствовал (Ребенок). Другими словами, взрослый позволяет молодому человеку оценивать и проверять данные о ребенке и родителе. Берн описывает Взрослого как «в основном озабоченного преобразованием стимулов в фрагменты информации, а также обработкой и хранением этой информации на основе предыдущего опыта». 6 Другими словами, Харрис описывает Взрослого как «компьютер для обработки данных, который принимает решения после вычисления информации из трех источников: Родителя, Ребенка и данных, которые собрал и собирает взрослый » 7

Одна из ключевых функций Adult — проверка данных в родительском элементе. Пример:

«Вау. Это правда, что ручки кастрюль всегда нужно превращать в печь », — сказала Салли, увидев, как ее брат обжегся, когда схватился за ручку кастрюли, торчащую из плиты.

В этом примере Взрослый Салли пришел к выводу, что данные в ее Родителе действительны. Ее родителя учили «всегда превращать ручки кастрюль в печь, иначе можно обжечься». И, проанализировав опыт брата, ее Взрослый пришел к выводу, что это действительно так.

Пытаясь объяснить транзакционный анализ более широкой аудитории, доктор Томас Харрис разработал следующее резюме. Хотя это очень хороший инструмент для начинающих, имейте в виду, что это чрезвычайно упрощенный подход, который может привести к «потуплению» транзакционного анализа. Резюме выглядит следующим образом:

Концепция обучения родителей
Концепция ребенка — войлок
Концепция обучения взрослых

Более полное понимание эго-состояний Берна можно получить, обратившись к Games People Play или Transaction Analysis in Psychotherapy , оба доктораБерн. Информацию об обеих этих книгах можно найти на странице библиографии.

Анализ транзакций

Когда два человека общаются, один человек инициирует транзакцию с помощью транзакционного стимула (определение стимула транзакции см. Выше в разделе «Определения транзакций»). Человек, на которого направлен стимул, ответит транзакционным ответом . Простой транзакционный анализ включает в себя определение того, какое эго-состояние направило стимул, а какое эго-состояние в другом человеке исполнило ответ.

По словам доктора Берна, простейших транзакций происходят между эго-состояниями Взрослых. Например, хирург осмотрит пациента и на основании имеющихся у него данных его Взрослый решит, что следующим инструментом будет скальпель. Взрослый хирурга протягивает руку, обеспечивая медсестре транзакционный стимул. Взрослый медсестры смотрит на руку и, основываясь на предыдущем опыте, делает вывод о необходимости скальпеля. Затем медсестра вкладывает скальпель в руку хирурга.

Но не все транзакции проходят таким образом. Некоторые транзакции включают в себя эго-состояния, отличные от Взрослого.

Структурная схема

Это приводит нас к транзакциям «родитель-ребенок», которые почти так же просты, как транзакции «взрослый-взрослый». Цитата доктора Берна из книги « Games People Play »: «Лихорадочный ребенок просит стакан воды, и заботливая мать приносит его». 8 В этом случае Ребенок маленького ребенка направляет запрос Родителю своей матери.Родитель матери распознает этот раздражитель, а затем дает воду ребенку. В этом примере просьба маленького ребенка является стимулом, а родитель, дающий воду, является ответом. Это почти так же просто, как транзакция Взрослый-Взрослый.

Одним из инструментов, используемых специалистом по транзакционному анализу, является структурная диаграмма , представленная слева. Структурная диаграмма представляет собой полную личность любого человека. Он включает в себя родительские, взрослые и детские эго-состояния, все отдельные и отличные друг от друга.Диаграмма была разработана Эриком Берном до Games People Play , когда он разрабатывал свои теории транзакционного анализа.

Ребенок взаимодействует с родителем

Затем транзакционные аналитики

построят диаграмму, показывающую состояния эго, вовлеченные в конкретную транзакцию. Транзакция справа показывает транзакцию Родитель-Дочерний, при этом Эго-состояние Дочернего обеспечивает транзакционный стимул , а Взрослый отвечает транзакционным ответом .

Эта транзакция совпадает с приведенным выше примером «родитель — ребенок», в котором ребенок с лихорадкой просит у матери стакан воды.

До сих пор две описанные транзакции можно считать дополнительными транзакциями . В дополнительной транзакции ответ должен вернуться из принимающего эго-состояния в отправляющее эго-состояние. Например, человек может инициировать транзакцию, направленную на одно эго-состояние респондента. Эго-состояние респондента улавливает стимулы, а затем это конкретное эго-состояние (то есть состояние эго, на которое были направлены стимулы) вызывает реакцию.По словам доктора Берна, эти транзакции являются здоровыми и представляют собой нормальные человеческие взаимодействия. Как говорит Берн в Games People Play , «общение будет продолжаться до тех пор, пока транзакции будут дополнять друг друга». 9

Перекрещенная транзакция

Однако не все транзакции между людьми являются здоровыми или нормальными. В таких случаях транзакция классифицируется как перекрестная транзакция . В перекрестной транзакции эго-состояние, отличное от эго-состояния, получившего стимулы, является тем, которое реагирует.На диаграмме справа показана типичная перекрестная сделка. Пример выглядит следующим образом:

Взрослый агент: «Вы знаете, где мои запонки?» (обратите внимание, что этот стимул направлен на взрослого респондента).

Ребенок респондента: «Вы всегда во всем обвиняете меня!» 10

Это одна из классических перекрестных сделок, которые происходят в браке. Вместо ответа Взрослого респондента «Я думаю, что они на столе», ответ отвечает Ребенок.

Важно отметить, что при анализе транзакций нужно смотреть за пределы , что говорится в . По словам доктора Берна, нужно смотреть на , как слов передаются (акценты на определенных словах, изменения тона, громкости и т. Д.), Как на невербальных знаков , сопровождающих эти слова (язык тела, выражения лица). , так далее.). Транзакционные аналитики будут обращать внимание на все эти сигналы при анализе транзакции и определении вовлеченных эго-состояний.

Важность этих невербальных сигналов можно понять, рассмотрев работу доктора Альберта Мехрабиана. Берн скончался в 1970 году, до того, как была опубликована основополагающая работа Мехрабиана. Но работа Мехрабиана количественно доказала важность невербальных сигналов в общении. По словам доктора Мехрабиана, когда человек говорит, слушатель сосредотачивается на следующих трех типах общения:

  • Актуальных слов — 7%

  • Путь слова передаются (тон, акценты на определенных словах и т. Д.) — 38%

  • Мимика — 55%

В приведенной выше статистике процентное значение указывает степень важности, которую слушатель придает этому типу связи. Можно видеть, что выражения лица играют гораздо более важную роль в общении (и, следовательно, в транзактном анализе), чем сами слова, которыми обмениваются.

Берн продолжил обсуждение других типов транзакций, но они не будут здесь обсуждаться. Как только будет достигнуто разумное понимание эго-состояний и транзакционного анализа, игры, описанные в «Игры, в которые играют люди» , можно будет понять на совершенно новом уровне.

Берн продолжил уточнение своих теорий, выходящих за рамки игр, в которые играют люди. Классическое продолжение Games — это «Что вы скажете после того, как поздороваетесь». Кроме того, после смерти Берна в 1970 году другие продолжали развивать транзакционный анализ. Некоторые из этих работ можно увидеть в библиографии.

штрихов

Как указывалось ранее, Берн определил штрих как «фундаментальную единицу социального действия». 11 Штрих — это единица распознавания, когда один человек узнает другого человека вербально или невербально.Берн ввел идею штрихов в транзакционный анализ на основе работы Рене Шпица, исследователя, который проделал новаторскую работу в области развития ребенка. Шпиц заметил, что младенцы, лишенные возможности обращаться — другими словами, не получившие инсультов — были более склонны к эмоциональным и физическим трудностям. Этим младенцам не хватало объятий, прикосновений и манипуляций, которые получали большинство других младенцев.

Берн взял наблюдения Шпица за этими младенцами и разработал теории о потребностях взрослых при инсультах.Берн предположил, что взрослым нужен физический контакт, как и младенцам, но они научились заменять другие типы распознавания вместо физической стимуляции. Таким образом, в то время как младенец нуждается в объятиях, взрослый жаждет улыбки, подмигивания, жеста руки или другой формы признания. Берн определил термин голод признания как требование к взрослым получать инсульты.

Берн также рассуждал, что любой удар, будь он положительный или отрицательный, лучше, чем его отсутствие.Или, как резюмировано в TA Today , «любой ход лучше, чем его отсутствие». 12 Например, если вы идете перед своим домом и видите своего соседа, вы, скорее всего, улыбнетесь и скажете «Привет». Скорее всего, ваш сосед ответит «привет». Это пример положительного удара. Ваш сосед тоже может нахмуриться и промолчать. Это пример отрицательного штриха. Но любой вариант лучше, чем совсем не поглаживать, если сосед полностью игнорирует вас.

Доктор.Клод Штайнер, ученик доктора Берна, который впоследствии опубликовал множество книг по транзактному анализу, проделал новаторскую работу с мазками. Он разработал то, что он назвал Экономика инсульта .

Ссылки

1 Берн, Эрик. Трансактный анализ в психотерапии . Grove Press, Inc., Нью-Йорк, 1961. Стр. 4.

2 Харрис, Томас А. Я в порядке — вы в порядке. HarperCollins Publishers Inc., Нью-Йорк, 1967.Стр. 12.

3 Берн, Эрик. Игры, в которые играют люди. Grove Press, Inc., Нью-Йорк, 1964. Стр. 29

4 Берн, Эрик. Трансактный анализ в психотерапии . Стр.13.

5 Берн, Эрик. Трансактный анализ в психотерапии . Стр. 4.

6 Берн, Эрик. Трансактный анализ в психотерапии . Стр. 15.

7 Харрис, Томас А. Я в порядке — вы в порядке. Стр. 32.

8 Берн, Эрик. Игры, в которые играют люди. Стр. 29.

9 Берн, Эрик. Игры, в которые играют люди. Стр. 30.

10 Берн, Эрик. Игры, в которые играют люди. Стр. 31.

11 Берн, Эрик. Игры, в которые играют люди. Стр. 15.

12 Стюарт, Ян и Джойнс, Ванн. TA сегодня: новое введение в транзакционный анализ. Издательство Lifespace, Чапел-Хилл, Северная Каролина.1987.

Использование неистовой энергии контркультуры

В январе 2017 года в Калифорнии скончался клинический психолог Клод Штайнер (на фото выше). Согласно его некрологу в San Francisco Chronicle, последними словами Штайнера были: «Любовь — это ответ» и «Мне так повезло». Он прожил долгую и полную жизнь и оставил после себя важное наследие в области психологии. Штайнер был основателем Коллектива радикальных терапевтов, протестовал на собраниях Американской психиатрической ассоциации и Американской психологической ассоциации и в 1975 году редактировал сборник «Чтений по радикальной психиатрии».Штайнер также опубликовал небольшой детский рассказ «Теплая нечеткая сказка» в 1969 году и «Игры, в которые играют алкоголики» в 1970 году. В 1974 году вслед за этими книгами он выпустил «Сценарии, которые живут люди», ставшие бестселлером в США. Что наиболее важно, Штайнер оказал влияние на разработку и популяризацию транзакционного анализа.

Штайнер родился во Франции, переехал в Мексику, а затем в 1952 году переехал в Калифорнию, чтобы изучать физику. Но после атомных взрывов в Хиросиме и Нагасаки и, видя, как физика связана с ядерным оружием, он отказался от этой области.Связь с бомбами и их изготовлением оттолкнула его. Перейдя в психологию и получив докторскую степень в Мичиганском университете в 1965 году, он стал близким соратником Эрика Берна. На фоне переворота психического здоровья очевидно, что их история оказала важное влияние на психологию — в уникальный момент времени — благодаря созданию транзактного анализа.

Триумф терапевтического
Психология в начале карьеры Штайнера находилась в постоянном движении.Комментаторы, такие как Кристофер Лэш, утверждали, что американцы в конце 20-го века были охвачены тревогой, депрессией и чувством внутреннего отчаяния, и что «психологический человек» 20-го века не стремился ни к индивидуальному самовозвеличиванию, ни к духовному превосходству; вместо этого целью было душевное спокойствие, современный эквивалент спасения, «психическое здоровье». Еще в 1966 году другие кричали о «триумфе терапевтического» в американской жизни. «Религиозный человек рожден, чтобы быть спасенным, психологический человек рожден, чтобы быть довольным», — писал Филип Рифф, бывший муж Сьюзен Зонтаг.Некоторые радикалы, в том числе сам Штайнер, предостерегли психиатров, психологов и других специалистов в области психического здоровья от того, чтобы прятаться «за кушеткой», и потребовали «смелого нового руководства»

Эрик Берн, уроженец Монреаля, изучал психологию, а затем медицину в Университете Макгилла. ; он стал гражданином США в 1939 году, когда изменил свое имя с Бернштейна на Берн. После этого он работал помощником психиатра в больнице Mount Zion в Сан-Франциско, а также работал консультантом главного хирурга армии США и Управления ветеранов и клиники психической гигиены в Сан-Франциско.Он также руководил частной клиникой и часто проводил неформальные встречи со своими протеже, в том числе со Штайнером.

К 1950 году подход Берна к психотерапии и анализу отошел от более традиционных практик, и он закончил свое обучение в Психоаналитическом институте Сан-Франциско. В этот же момент он начал развивать транзакционный анализ (ТА). Берн рассматривал социальные взаимодействия как базовые обмены или «транзакции» между людьми, которые действовали из одного из трех эго-состояний (Родитель, Взрослый или Ребенок), чтобы получить желаемое.Берн назвал эти общие транзакции «играми» и проанализировал их, используя откровенные и часто забавные названия, такие как «Почему это всегда происходит со мной?» (WAHM) и «Давайте сразимся с ним» (LYAHF).

Штайнер познакомился с Берном в 1958 году и тренировался с ним время от времени до самой смерти Берна в 1970 году. В Scripts People Live, Штайнер писал, что Берн был «далеко идущим пионером» и «радикальным ученым», который заново исследовал «основные предположения психиатрии…» и практики психического здоровья. Самым впечатляющим успехом Берна стали игры, в которые играют люди: психология человеческих отношений, к 1967 году было продано более 650 000 копий.

По мнению Штайнера, психоаналитически подготовленным специалистам в области психического здоровья бросили вызов — даже угрожали — три трансформирующих концепции Берна. К ним относятся:
1. Люди рождаются здоровыми;
2. Люди, испытывающие эмоциональные трудности, тем не менее, полноценные, умные люди; и
3. Все эмоциональные трудности излечимы при наличии адекватных знаний и правильного подхода.

Подход Берна изменил ситуацию по разным причинам. Оно было основано на «ватсонском бихевиоризме» и провозглашало «явно нефрейдистскую идею» о том, что люди являются продуктами своего окружения, что они «обусловлены».

Кроме того, и это не следует недооценивать на терапевтическом рынке, изобилующем новыми идеями, книга Берна была удобна для пользователя и предлагала простое руководство о том, как действовать в повседневной жизни. В эпоху, полную неистовых энергий, Берн смог обуздать часть этой страсти. Его идеи — и их доступность — отходили от общепринятых взглядов и практики психоанализа.

К радикальной догме психического здоровья
В начале нового десятилетия область психического здоровья определенно была оживленной.В 1970 году, после смерти своего наставника после сердечного приступа, Штайнер погрузился в разработку радикальной догмы о психическом здоровье. Он начал брать на себя большую роль лидера в радикальном психическом здоровье. В Rap Center в Калифорнии Штайнер воплотил в жизнь свое видение и видение Берна. Для своих пациентов он написал в своей главе о радикальной психиатрии в «Справочнике по инновационной психотерапии»: «Мы предлагали лекарственные препараты, услуги социального обеспечения и консультации по призыву, групповую психотерапию и некоторые индивидуальные индивидуальные терапии для молодых людей, которые стеснялись. улицы Беркли.’

После бурной встречи в Майами в 1969 году такие города, как Анн-Арбор, Атланта, Чикаго, Нью-Йорк, Нью-Хейвен, Портленд и Сиэтл, среди других, создали радикальные центры психического здоровья, чтобы предложить нетрадиционный и прогрессивный вид терапия. Коллектив радикальных терапевтов теперь имеет Манифест, написанный Клодом Штайнером, основанный на ТА; а в «Радикальном терапевте» у них был дневник, к которому можно было прибегнуть. Более того, расстрелы в штате Кент в мае 1970 года вдохновили группу, спровоцировали марши и сблизили радикалов в области психического здоровья.

Штайнер также извлек уроки из своих коллег по психологии, а также уроки дискуссий с другими радикалами, включая «Черных пантер» и марксистов. Практика психического здоровья, утверждал Штайнер в «Радикальной психиатрии», «была политической деятельностью», и «нейтралитет» не подходил. Принятие нейтралитета в репрессивной ситуации означало, что психиатры и психологи поддерживали вызывающе неравные законы и устаревшие ценности.

Штайнер был не единственным радикальным голосом в пустыне.Радикальный феминизм также набирал силу, и бренд доктора Филлис Чеслер был особенно убедителен. В 1969 году она основала Ассоциацию женщин-психологов, защитила докторскую степень в Новой школе социальных исследований и стала практикующим психотерапевтом в Нью-Йорке. К тому времени, как писал Киллен в «Нервном срыве», «американская психика подверглась потрясениям в своих сексуальных стереотипах», и это стало стимулом для разговоров о психическом здоровье, а также для практических занятий. Работа Челсер также стала важной основой для будущих феминистских работ по психическому здоровью, в том числе для работ Джуди Чемберлен «Самостоятельно: альтернативы психическому здоровью, контролируемые пациентом» (1977) и Мардж Пирси «Женщина на грани времени» (1976).

Чеслер был жизненно важным элементом новой неистовой энергии в кругах психического здоровья. Но так называемый радикализм просуществовал относительно недолго. В 1970-е протесты были менее громкими. Все журналы, включая The Radical Therapist и другие, к началу 1980-х иссякли. Пытаясь объяснить конец, не нужно далеко уходить от великих мыслителей: потому что, как писал Джон Тэлботт в 1974 году, «гуру, Лэйнг, Сас и Берн — очень разные личности».

Легитимность в новую эпоху
Транзакционный анализ, напротив, оказался устойчивым.Это нашло отклик у американцев. Во-первых, концепция «лечения» стала настолько чуждой в области психиатрии и психологии, что такое заявление означало вызвать профессиональное недоверие. Техническая помощь Берна и Штайнера обещала исправить, а не просто продолжить сеансы терапии. Даже когда теории подвергали критике «медицинскую модель» психического заболевания и отходили от стандартной психотерапии, ТА была терапией, пропитанной терминологией болезней и методов лечения.

Во-вторых, ТА был представителем группового движения «чувств» и встреч или гуманистических / эмпирических лечебных движений, популярных в ту эпоху; это не были свободные от ценностей, индивидуальные, нейтральные методологии, которые критиковали радикалы. Это были полноценные сессии, утомительные и громкие, честные и трудные. Это придавало им подлинности — легитимности в Новую Эру. В-третьих, ТА представляла для многих американцев новаторство, авангард, перерыв от усталого остроносого терапевта 1950-х годов. Успех ТА был равносилен использованию неистовой энергии контркультуры и обращению к американским умам с помощью свежих продуктов / терапии для психического здоровья.

Мы также должны помнить, что дискуссии и споры в 1960-е и 1970-е годы не происходили изолированно, и безумная борьба, крики и протесты были гораздо больше, чем внутрипрофессиональные или многопрофильные драки.Фактически, ссоры по поводу психического здоровья — из-за гомосексуализма или радикализма, или психотерапии, или употребления наркотиков и воспроизводимых испытаний наркотиков — были лишь одним элементом политического, экономического и культурного ландшафта переходного периода.

Вьетнам, революция в области прав и наркотики, если привести несколько примеров, повлияли на психическое здоровье и то, как психиатры и психологи обращались друг к другу, не говоря уже о своих пациентах. Трансактный анализ и его основатели Эрик Берн и Клод Штайнер были ключевыми частями этой истории.

Лукас Ричерт — преподаватель истории в Стратклайдском университете. Он является автором книг «Консерватизм, выбор потребителей и FDA в эпоху Рейгана: рецепт для скандала» (2014) и готовящихся к выпуску «Странных лекарств: наркотики, наука и большая фармацевтика в культуре» (2018).

[электронная почта защищена]

Ключевые источники

Коулз, Р. (1961, июль). Молодой психиатр смотрит на свою профессию. Atlantic Monthly, стр.108–111.
Рифф, П. (1966). Триумф терапевтического: использование веры после Фрейда. Лондон: Chatto & Windus.
Steiner et al. (1975). Чтения по радикальной психиатрии. Нью-Йорк: Grove Press.
Штайнер, К. (1981). Радикальная психиатрия. В Raymond J. Corsini (Ed.) Handbook of инновационные психотерапевтические методы. Нью-Йорк: Джон Вили и сыновья.
Talbott, J.A. (1974). Радикальная психиатрия: исследование вопросов. Американский журнал психиатрии 131 (2), 121–128.

Кто я в этом споре?

Большинство из нас думают о себе как о единой, унитарной личности.Тем не менее, много раз мы испытываем разногласия, которые заставляют нас чувствовать себя разорванными. Как будто внутри нас воюют отдельные и разные личности. Мы даже описываем это так: «Одна часть меня говорит, что я должен идти вперед и делать это, но другая часть меня предостерегает меня от этого».

Несколько лет назад я обедал со знакомой, психотерапевтом. После того, как я поделился некоторыми впечатлениями о ситуации, он спросил: «Кто из членов комитета так думает?»

Его проницательный вопрос, хотя и не совсем обычная беседа за обедом, поднимает фундаментальный и важный вопрос для пар, борющихся с различными эмоциональными реалиями.Нет ничего необычного в том, что конфликты, коренящиеся в различном восприятии реальности, приводят в действие те части вашей личности, которые доминируют во время спора, и даже занимают фиксированные позиции, которые могут вызвать дискомфорт в других частях вашей личности.

Всякий раз, когда Рэнди и Джулия вступают в конфликты, связанные с разными эмоциональными реалиями, их личности меняются как будто. Рэнди становится очень критичным. Несмотря на то, что он считает себя человеком с широкими взглядами, он внезапно становится очень догматичным.Его убеждения абсолютны. Джулия же, с другой стороны, кажется очень мятежной, во многом как расстроенный 8-летний ребенок, сводящий Рэнди с ума. Кажется, что они стали разными людьми.

В каком-то смысле это правда. Они стали разными субличностями или, как некоторые описывают это, теперь находятся в разных «эго-состояниях» и кажутся запертыми в предсказуемом поведении, которое не гарантирует, что ничего не изменится.

Когда возникает конфликт, любое из этих разных «я» может взять на себя инициативу.Мы можем дать относительно реалистичную или объективную оценку условий. Но мы могли бы также ответить с точки зрения ребенка, который полностью верит, что то, что он / она переживает, является абсолютной истиной.

Реальность такова, что часть разрешения споров по поводу различных эмоциональных реалий будет включать в себя самоанализ с нашей стороны, чтобы понять, кто говорит от нашего личного комитета и почему. Вот почему в этом посте мы исследуем динамику личности, которая может быть основой того, почему у нас есть конкретная эмоциональная реальность, которая у нас есть, и почему мы чувствуем необходимость защищать ее так, как мы.

Эго-состояния или части себя

Современные исследователи сознания говорят нам, что человеческая личность состоит из различных «эго-состояний», «частей» или «я». «Эго-состояния» — это наборы чувств, сопровождаемые соответствующими наборами моделей поведения. Другие терапевты идут дальше, описывая эти «части» личности как «отдельные личности, каждая с полным спектром эмоций и желаний, разного возраста, темперамента, талантов и даже пола» [1]

.

Понимание этих субличностей психологами со временем изменилось.Зигмунд Фрейд рассматривал психику как структуру, состоящую из трех частей: Ид, эго и суперэго. Согласно Фрейду, мы приходим младенцами с неповрежденным Ид. Ид — это импульсивная (и бессознательная) часть нашей психики, которая содержит сексуальные и агрессивные влечения и скрытые воспоминания. Ид содержит все наши самые основные животные и примитивные импульсы. Эго развивается в раннем детстве как посредник между нереалистичным Ид и внешним реальным миром. Это компонент личности, принимающий решения, посредник между желаниями Оно и моральными ограничениями Супер-Эго.

Теория Фрейда — это всего лишь теория. За исключением психоаналитических кругов, теория Фрейда больше не считается центральной в психологии. Однако многие из основных концепций фрейдистского мышления играют важную роль в последующем психологическом мышлении. Среди важных идей, которые продолжают оказывать влияние:

  • Психика состоит из частей или субличностей, которые конкурируют или пытаются контролировать друг друга
  • Эти детали сформированы детским опытом
  • Наше поведение контролируется представлениями о нашем идеальном «я» и ограничениями, которым мы учимся в детстве (и впоследствии)
  • Части нашей психики — это бессознательные психические процессы, доступные косвенными способами, такими как сны, гипноз, мысленные образы, «оговорки по Фрейду» и т. Д.,

Вероятно, самой известной теорией о составе психики является «транзакционный анализ», который был очень популярен в 1960-х и 1970-х годах. Трансактный анализ был теорией (и движением), основанной на работе доктора Эрика Берна. Берн. Берн изучал фрейдистский психоанализ и много лет был практикующим психотерапевтом. Он был автором самых продаваемых книг: Games People Play и What Do You Say After You Say Hello . Другие авторы популяризировали концепции транзактного анализа в таких книгах, как Я в порядке, ты в порядке (Томас А.Харрис) и Сценариев, которые живут люди, (Клод Штайнер). Концепции транзактного анализа были настолько популярны, что появлялись в песнях, фильмах и мультфильмах.

Основная концепция транзактного анализа состоит в том, что существует три состояния эго: Родитель, Взрослый и Ребенок. Берн определил эго-состояние как «последовательный паттерн чувств и переживаний, непосредственно связанный с соответствующим последовательным паттерном поведения». Когда мы взаимодействуем с другими, наши эго-состояния вызывают разные реакции со стороны окружающих.Если мы участвуем в поведении, находясь в родительском эго-состоянии, мы вызовем совершенно другие реакции, чем если бы мы общались в эго-состоянии Взрослого или Ребенка. Реакция другого человека, в свою очередь, вызывает у нас различное поведение, зависящее как от его, так и от нашего эго-состояния.

Со временем Берн обнаружил, что и родительское, и детское эго-состояния имеют положительные и отрицательные стороны. Фактически, это были отдельные состояния эго. Был Заботливый Родитель (НП), выражавший принятие, заботу и заботу.Был контролирующий родитель, который в первую очередь участвовал в продвижении правил, должен и должен. Было Свободное Дитя, полное энергии и веселья, и было Адаптированное Дитя, которое бунтовало и стремилось подорвать авторитет.

Одна из ключевых идей Берна заключалась в том, что эго-состояния взаимодействуют, чтобы произвести «транзакцию», которая может быть продуктивной или может быть негативной, в зависимости от смеси эго-состояний. Одной из ключевых целей анализа транзакций было выявление вовлеченных состояний эго и причин, по которым они приводили к положительным или отрицательным результатам.Отсюда и название «Трансакционный анализ».

Простейшая транзакция была бы между двумя людьми в состоянии эго Взрослого. Например, один человек может спросить: «Вы видели мои часы? Должно быть, я где-то его положил. Другой человек может ответить: «Да, кажется, я видел это на кухонном столе». Оба человека довольны обменом.

Но так бывает не всегда, как вам скажет любая семейная пара. Это могло быть так:

«Вы видели мои часы.Должно быть, я где-то его положил.

«Почему ты не можешь следить за своими вещами. Я устала забирать тебя за тобой.

Или может быть так:

«Вы видели мои часы. Должно быть, я где-то его положил.

«Ты всегда винишь меня во всем».

В обоих случаях первоначальный запрос (в зависимости от тона голоса) был простым запросом информации Взрослым. В первом случае ответило второе лицо от контролирующей компании. Во втором случае ответ был от адаптированного ребенка.Ни один из ответов не привел к удовлетворительной сделке.

В терапии транзактного анализа главная цель — определить и изучить поведение, связанное с каждым состоянием эго. Поведение, связанное с Родителем одного человека, может значительно отличаться от поведения Родителя другого человека. В конце концов, Родитель — это внутренняя версия настоящих родителей (и других значимых взрослых вокруг ребенка). Поскольку каждый родитель предоставил другую модель, у каждого человека есть уникальный родитель.Кроме того, Родитель — это не обязательно то, чем на самом деле был родитель, но то, как родитель был воспринят ребенком.

Терапия для всей семьи

Традиционная терапия проводилась между терапевтом и отдельным пациентом, чтобы гарантировать, что пациенты не сдерживаются в том, чтобы делиться своими чувствами. Но в 1960-х терапевты начали работать с целыми семьями, иногда даже с бабушками и дедушками, тетями или дядями.

Семейная терапия основана на предпосылке, что доминирующие силы в нашей жизни сосредоточены в семье.По сути, семья обеспечивает контекст, в котором действует человек. Чтобы понять человека, вам нужно понять контекст. Люди — это продукты своего контекста. Измените организацию семьи, и вы сможете изменить жизнь каждого члена семьи.

Некоторые из основных предпосылок семейной терапии:

· Семья — это система. Система — это больше, чем сумма ее частей. Это органическое целое, члены которого действуют, выходя за рамки их отдельных характеристик.Главный вопрос — это характер взаимодействия внутри системы.

· Люди могут быть заблокированы в жестких ролях семейными ожиданиями. Роли, как правило, взаимно дополняют друг друга. Например, у вас не может быть властного партнера без покорного партнера. Родители могут быть связаны дополнительными ролями строгости и снисходительности. Эти роли усиливают друг друга. Каждый ждет, пока другой изменится, или они «запирают» друг друга в своих ролях.

· Проблемы поддерживаются непрерывной серией действий и реакций.Каждое действие одного члена семьи влияет на действия другого. Он становится круглым. Поведение каждого влияет на поведение других в системе. Вскоре даже не ясно, кто начал кружок. Это не имеет значения.

· Самый большой сдвиг — думать о том, как люди разговаривают друг с другом, о процессе, а не о содержании.

· Члены семьи строят повествование о своей жизни, которое имеет смысл их опыта. Хотя они осмысливают свой опыт, эти рассказы также ограничивают диапазон «допустимого» поведения.

· Семьи должны претерпеть изменения, чтобы соответствовать меняющимся требованиям зрелости и жизни своих членов.

Одним из ключевых понятий семейной терапии является концепция «бремени». Если кто-то переживает серьезную травму, он, вероятно, будет нести бремя эмоциональной боли в течение многих лет. Бремя также может исходить от семейной динамики. Возможно, вы видели пары, которые достигают баланса только потому, что один партнер компенсирует другого. Чарли так свободно тратит деньги, что его можно было бы назвать расточителем.Глория, его жена, похоже, единственное, что держит его под контролем. Она следит за каждым пятаком и копейкой. Оба несут бремя. Глория несет бремя защиты семьи от финансового краха. Чарли несет бремя компенсации за ее скупость. Ни один из них не сбалансирован. Чарли безответственен, а Глория чрезмерно ответственна.

Это обычное дело, когда семьи перекладывают бремя на членов семьи. В реальной жизни такое случается очень часто. Один член семьи должен взять на себя финансовую поддержку семьи.Другой, возможно, придется позаботиться о пожилом родителе.

Но это бывает и в эмоциональной жизни семьи. Отец — перфекционист. Один ребенок может стать перфекционистом, другой может восстать против перфекционизма. Оба страдают отцовским перфекционизмом. Если родители сообщают ребенку, что он / она недостойен, ребенок часто будет стремиться получить одобрение родителей. Не получив одобрения от родителя, он / она, скорее всего, воспроизведет этот поиск одобрения во взрослой жизни. Это бремя, которое он несет.Другие могут нести бремя необходимости добиваться большого успеха, заботиться об эмоциональных потребностях другого члена семьи, компенсировать поведение члена семьи (например, алкоголизм).

Заставить части психики разговаривать друг с другом

Доктор Ричард Шварц — ведущий специалист в области, известной как системная терапия внутренней семьи. Этот подход сочетает в себе принципы семейной терапии с концепцией, что Самость состоит из множества различных «частей». Все мы, по словам Шварца, «состоим из множества разных существ.[2] Задача состоит в том, чтобы заставить все эти части «я» разговаривать друг с другом, научиться использовать сильные стороны каждой из частей, чтобы выдержать неизбежные жизненные испытания.

Шварц и другие специалисты в области внутренних семейных систем (IFS) считают, что для ведения этого разговора можно использовать методы семейной терапии.

«… Считается, что люди обладают всеми необходимыми ресурсами, а не страдают заболеванием или дефицитом. Вместо недостатка ресурсов люди рассматриваются как ограниченные в использовании врожденных сильных сторон поляризованные отношения как внутри себя, так и с окружающими их людьми.”[3]

Части себя берут на себя ношу. Другие части защищают нас от тяжести бремени. Здесь нет «плохих» частей, это скорее части, застрявшие в экстремальных ролях в попытке справиться с трудными жизненными обстоятельствами и травматическим опытом.

Одна из целей системной терапии внутренней семьи — помочь людям понять это бремя и избавиться от него. Это достигается за счет того, что части личности разговаривают друг с другом, освобождая друг друга от бремени, которое сковывает или нарушает равновесие.

Internal Family Systems не начинается с заранее определенного набора персонажей, таких как Взрослый, Родитель, Ребенок. Вместо этого у каждого из нас может быть множество внутренних «частей», каждая из которых названа нами. Как говорит психотерапевт Джей Эрли:

«Человеческий разум не является единым целым, иногда испытывающим иррациональные чувства. Это сложная система взаимодействующих частей, каждая из которых имеет собственный разум. Это как внутренняя семья — с ранеными детьми, импульсивными подростками, жесткими взрослыми, сверхкритичными родителями, заботливыми друзьями, заботливыми родственниками и так далее.«[4]

Эрли добавляет:

«Каждая часть играет свою роль в вашей жизни; он привносит качество в вашу психику и ваши действия в мире. Каждый пытается каким-то образом продвигать ваши интересы (даже если иногда это дает обратный эффект). Некоторые части определяют способ решения практических задач в своей жизни. Некоторые защищают от внешних угроз или внутренней боли. Некоторые открыты и дружелюбны с людьми. У других есть неразрешенный страх или стыд из вашего детства. Некоторые из них исполнители; другие мыслители-одиночки.Одни заботятся о людях, другие влияют на то, как вы относитесь к себе. И так далее »[5]

Значение аргументов в пользу различных эмоциональных реалий

Так почему это важно для пар, которым трудно разрешить споры из-за разных реалий? Проще говоря, тупик, в котором вы находитесь, может быть связан не столько с глубокими философскими разногласиями, сколько с тем, что части вас самих участвуют в борьбе за власть. Как сказал Ричард Шварц: «Критические или обидные вещи, которые близкие говорят о нас в спорах, могут не отражать их« настоящие »чувства, но могут быть мнением только одного или двух разгневанных личностей внутри них, в то время как молчаливое большинство других личности могут оставаться любящими.»[6].

В большинстве случаев, когда внутренний контролирующий родитель и внутренний мятежный ребенок пытаются общаться, то, как они общаются, вызывает спор, независимо от того, какую позицию они занимают. Пока они реагируют на эго-состояние друг друга, очень трудно судить, основано ли их разногласие на глубоко укоренившихся убеждениях или на укоренившейся защитной реакции. Если бы они смогли общаться со взрослым> взрослым, мы могли бы обнаружить, что они не так далеки друг от друга, как кажется изначально.

У каждого из вас может быть часть личности, которая говорит так, как если бы она представляла целостную личность.Другие части вас могут чувствовать совершенно по-другому, но вы никогда этого не узнаете, потому что часть личности, которая выступает в качестве выразителя, когда вы вступаете в спор, выражает взгляды суб-личности, а не всей психики.

Другая возможность состоит в том, что конфликт коренится в динамике ваших семейных систем. Возможно — по причинам, для выяснения которых потребуется определенная психологическая работа — каждый человек отвечает на бремя или ожидания, возложенные на него его семьями.Когда они смогут снять бремя, возложенное на них семьей, они могут обнаружить, что различия не так велики, как предполагалось.

Что с этим делать

Все три обсуждаемых здесь подхода — транзакционный анализ, семейная терапия и терапия внутренних семейных систем — развивались в контексте взаимоотношений терапевт / клиент. Нет никаких сомнений в том, что знающая третья сторона, кто-то, кто не является частью семейной системы, может иметь неоценимое значение для понимания динамики семьи, как внешней, так и внутренней.Итак, если вы думаете, что обсуждаемые нами проблемы могут омрачить семейную динамику, я рекомендую вам рассмотреть возможность работы с терапевтом.

Однако одно предостережение. Не каждый психолог разбирается в транзактном анализе, семейной терапии или, в частности, в терапии внутренних семейных систем. Вам нужно будет сделать небольшую домашнюю работу, чтобы найти психотерапевта, обладающего необходимой подготовкой и опытом.

Вот несколько техник, которые вы можете использовать без терапевта:

· Дневник : ведите дневник того, что происходит с вами в течение дня.В частности, обратите внимание, не кажется ли вам, что в вашей психологической жизни появляются разные персонажи. Напишите вопрос этим персонажам, попросите их рассказать вам больше о себе. Записывайте, какие мысли приходят вам в голову, без тщательной проверки или суждений. Если можете, завяжите своего рода письменный разговор с этими частями себя. Все это может быть воображаемым — вы все равно узнаете о своей внутренней жизни.

· Ментальные образы : Если вы хорошо видите ментальные образы, вы можете найти ментальные образы полезным подходом. Вот с чего начать:

o Сделайте несколько расслабляющих упражнений или что-нибудь, что поможет вам расслабиться (пожалуйста, без алкоголя)

o Закройте глаза

o Мысленно представьте себе место, где вы в безопасности.

o Вдали вы увидите, что кто-то идет к вам.

o По мере того, как человек подходит ближе, он кажется вам знакомым, кем-то, с кем вы очень хорошо знакомы, кем-то очень мудрым

o Спросите этого человека, кто он, и спросите его / ее, что он / она знает о различных частях вашей психики

o Вы можете даже попросить этого человека познакомить вас с некоторыми из ваших частей.

o Позвольте этим частям присоединиться к вам и поговорите о том, какую роль они играют в вашей психике

o Некоторые вопросы, которые следует задать:

§ Название части

§ Что это такое

§ Как это выглядит

§ Каково это в вашем теле и где

§ Как он заставляет вас вести себя

§ Чего он хочет

o Когда будете готовы остановиться, поблагодарите гостя / гостей за помощь и попрощайтесь.

o Увидьте себя в безопасном месте.

o Открой глаза

· Пустой стул: Сядьте лицом к пустому стулу. Представьте, что пустой стул занят кем-то другим или частью вас самих. Скажите, что вам нужно сделать, этому человеку или части. Слушайте внутри себя, чтобы увидеть, есть ли какой-либо ответ от воображаемого человека или части. Если да, поговорите. Вы можете задать некоторые из вопросов, перечисленных выше.

Дело в том, чтобы попытаться установить связь со своими внутренними частями. После того, как вы установили связь, вы можете даже обсудить, какую роль ваши различные стороны играют в конфликте с вашим партнером.В частности, выясните, все ли части согласны, или некоторые части выдают себя за то, что говорят от имени всей вашей психики.

Цель — извлечь уроки из этого диалога. Наши внутренние различия порождают проблемы, которые необходимо решить, и могут стать источником многих знаний.

Так почему это важно для пар, которым трудно разрешить споры из-за разных реалий? Проще говоря, тупиковая ситуация, в которой вы находитесь, может быть связана не столько с глубокими философскими различиями, сколько с тем, что части вас самих участвуют в борьбе за власть. У каждого из вас может быть часть личности, которая говорит так, как если бы она представляла целостную личность. Другие части вас могут чувствовать совершенно по-другому, но вы никогда этого не узнаете, потому что часть личности, которая выступает в качестве выразителя, когда вы вступаете в спор, выражает взгляды суб-личности, а не всей психики.

Анализ транзакций | Crowe Associates

«Вечная проблема человека — как структурировать часы его бодрствования» Эрик Берн, Игры, в которые играют люди

Трансактный анализ, широко известный своим приверженцам как «ТА», представляет собой интегративный подход к теории психологии и психотерапии.Его называют интегративным, поскольку в нем есть элементы психоаналитического, гуманистического и когнитивного подходов.

TA был разработан американским психиатром канадского происхождения Эриком Берном в конце 1950-х годов. ТА предназначена для повышения эффективности коммуникации между людьми: так же, как мы можем совершать финансовые транзакции, ТА изучает социальные транзакции, которые мы совершаем друг с другом на ежедневной основе. Концепции представляют собой комбинацию теорий Роджера и Фрейда.

Основные цели транзактного анализа как основы — научиться анализировать наши отношения друг с другом с точки зрения ТА и развить нашу способность участвовать в прямом и эффективном общении друг с другом на ежедневной основе.

Как теория личности ТА описывает психологическую структуру людей. Для этого он использует, пожалуй, самую известную модель — модель эго-состояния (родитель-взрослый-ребенок). Эта же модель помогает объяснить, как люди функционируют и выражают свою личность в своем поведении. В любой момент мы находимся в одном из трех возможных эмоциональных состояний: взрослый, родитель или ребенок. Если мы осознаем свои чувства, тогда у нас есть выбор, в каком состоянии находиться. Без этого осознания мы автоматически попадаем в то состояние, которое мы узнали из традиционных моделей поведения в наших семьях.

Детский штат

Состояние естественного ребенка содержит все основные, грубые эмоции, которые мы испытываем: гнев, страх, печаль, веселье, привязанность, любовь. Они, в свою очередь, вызывают базовое поведение; например истерики, бунт, слезы, объятия, смех.

Состояние адаптированного ребенка включает в себя все виды поведения или защитные механизмы, которым мы должны были научиться в детстве, чтобы выжить, поведения, которые возникли в результате того, что потребности нашего естественного ребенка не были удовлетворены.Эти поведения включают в себя: попытки доставить удовольствие, извинения, зависимость, пассивный гнев (дуться, откладывать, уходить, скучать).

Материнское государство

Родительское государство содержит все правила, ценности и мораль, которым мы научились от наших родителей.

Критическое родительское состояние имеет все негативное, осуждающее, суровое поведение: читает моральные лекции, доминирует, говорит, что делать, не допускает свободы.

Поддерживающее родительское состояние обладает всеми положительными родительскими формами поведения: утешением, поддержкой, поддержкой, внесением поддерживающих предложений.

Государство для взрослых

Это состояние, которым не управляют эмоции; это рационально и логично, работая с фактами. Это лучшее состояние для планирования, рассмотрения, принятия решений и действий. Это также единственное состояние, в котором мы можем узнать что-то новое о себе. (Вот почему никто никогда не меняет своего мнения во время спора.) Мы должны находиться во взрослом состоянии, чтобы эффективно выслушивать точку зрения другого человека; рассматривать новые факты; чтобы оценить наше поведение.

Мы неосознанно выбираем свои чувства: никто не заставляет нас ничего чувствовать. Когда мы сознательно рассмотрим свои чувства, мы сможем сделать сознательный выбор: действовать в соответствии с ними или нет. Чтобы перейти во взрослое состояние из родительской или детской позиции, мы должны в первую очередь распознать свое эмоциональное состояние, а затем, используя рациональное мышление, принять сознательное решение измениться.

Эрик Берн положил начало принципу транзактного анализа, согласно которому мы все рождаемся «нормальными» — другими словами, хорошими и достойными. Фрэнк Эрнст развил их в матрицу ОК (также известную как «Загон ОК» после знаменитой перестрелки между Эрпами и Клэнтонами в 1881 году). Они также известны как «жизненные позиции».

Я не в порядке — вы в порядке
Когда я думаю, что я не в порядке, но вы в порядке, я ставлю себя в более низкое положение по отношению к вам. Эта позиция может возникнуть из-за принижения в детстве, возможно, от доминирующих родителей, может быть, от небрежных учителей или запугивающих сверстников.Люди в этом положении имеют особенно низкую самооценку и ставят других выше себя. Таким образом, у них может быть сильный стимул «угождать другим».

Я в порядке — ты не в порядке
Люди в этом положении чувствуют себя в некотором роде выше других, которых считают нижестоящими и не в порядке. В результате они могут проявлять презрение и быстро злиться. Их разговоры о других будут самодовольными и высокомерными, противопоставляя их собственное относительное совершенство ограничениям других.Эта позиция является ловушкой, в которую попадают многие менеджеры, родители и другие авторитетные лица, полагая, что их положение делает их лучше, и, как следствие, другие не в порядке.

Я в порядке — ты в порядке
Когда я считаю себя в порядке, а также выставляю других в качестве нормальных, тогда для меня или вас нет позиции ниже или выше. идеальное положение. Здесь человеку комфортно с другими людьми и с собой. Они уверены в себе, счастливы и ладят с другими людьми, даже когда есть моменты разногласий.

Я не в порядке — ты не в порядке
Это относительно редкая ситуация, но, возможно, происходит, когда люди безуспешно пытаются проецировать свои плохие объекты на других. В результате они по-прежнему плохо себя чувствуют, но при этом воспринимают других как плохих. Такое положение также может быть результатом отношений с доминирующими другими, когда на других людей смотрят с чувством предательства и возмездия. Позже это может быть распространено от хулиганов на всех остальных людей.

Для получения дополнительной информации о некоторых теориях ТА и многих других моделях, посетите:

«Осведомленность требует жизни здесь и сейчас, а не где-то еще, в прошлом или будущем.” Эрик Берн, Игры, в которые играют люди

Трансактный анализ Психотерапия

Трансактный анализ (ТА) — это форма современной психологии, цель которой — способствовать личным изменениям, а также росту с использованием набора концептуальных инструментов. Он был разработан в 1960-х годах доктором Эриком Берном.

Транзакционный анализ может помочь людям полностью раскрыть свой потенциал во всех сферах жизни.Это отличная терапия для понимания и развития конструктивного общения в отношениях.

Трансактный анализ часто называют интегративной психотерапией, потому что он включает в себя элементы других типов терапии, в том числе:

Концепции в психотерапии транзактного анализа

В психотерапии транзактным анализом есть три ключевых понятия. Они составляют основу его подхода к пониманию проблем и способов их улучшения.

Эго-состояния: Это большая часть транзактного анализа, и он относится к трем основным частям вашей личности, каждая из которых содержит свою собственную систему мыслей и поведения. Считается, что в совокупности они определяют, как мы относимся к другим. Их:

  1. Эго-состояние ребенка: Поведение, мысли и чувства, воспроизведенные из детства
  2. Эго-состояние взрослого: Поведение, мысли и чувства в ответ на текущие ситуации
  3. Эго-состояние родителей: Поведение, мысли и чувства, скопированные с родителей

Транзакции: Вышеупомянутые эго-состояния взаимодействуют, чтобы создать наши транзакции.Когда наши эго-состояния плохо работают вместе, они могут создать искаженное представление о нашей жизни и мире. Понимание разницы между прямыми, смешанными и скрытыми транзакциями — полезный способ прояснить и разрешить конфликты.

Бессознательные сценарии: Это повторяющиеся шаблоны мыслей, чувств и поведения, которые часто можно проследить до запретов и разрешений, наложенных на нас в детстве. Поскольку они действуют неосознанно, когда они негативны, они вносят значительный вклад в разочарование и несчастье.По мере того, как они обнаруживаются в процессе терапии, можно придумать способы изменения негативных паттернов на позитивные, приносящие облегчение и повышенную уверенность.

Роль терапевта

Терапевт создает безопасную, уважительную и непредвзятую атмосферу, которая способствует позитивным отношениям между клиентом и терапевтом, а также служит моделью для построения отношений вне терапии.

Терапевты, занимающиеся транзактным анализом, придерживаются точки зрения, что все мы способны жить той жизнью, которой хотим, в отличие от некоторого заранее определенного пути.Они обнаруживают, что наш потенциал ограничивается повторяющимися шаблонами или бессознательными мыслями, которые приходят из нашего прошлого, и помогают нам изменить эти ограничивающие способы мышления.

Чего ожидать от психотерапии с помощью транзактного анализа

Терапевтические сеансы обычно исследуют, как личность человека сформировалась в результате его опыта, особенно пережитого им в детстве. Это помогает пролить свет и понять проблемные чувства и привычки, которые затем можно изменить для достижения лучших результатов.Психотерапевт использует ряд методов вопрошания, чтобы вести беседу.

Во время психотерапии транзактным анализом ваш терапевт поможет вам найти способы решения ваших текущих проблем. Вы также можете разработать полезные повседневные инструменты, которые можно использовать для поиска будущих решений, чтобы вы могли сохранять независимый контроль над своей жизнью в будущем.

Сеансы могут быть индивидуальными или проводиться между парами, семьями или в группе.

Кто может получить пользу от терапии транзактного анализа?

Этот тип терапии может помочь решить множество проблем и даже применяться вне консультирования, например, в образовании, воспитании детей, наставничестве и бизнесе.Практически в любой ситуации, когда отсутствует понимание или конфликт, может быть полезен транзакционный анализ. Это может быть особенно полезно для разрешения конфликтов между парами и членами семьи.

Преимущества трансактно-аналитической психотерапии

  • Это может повысить самосознание.
  • Способствует личному размышлению.
  • Помогает людям находить более эффективные способы общения.
  • Может помочь устранить бесполезные мысли, чувства и действия.
  • Это может помочь людям взять на себя ответственность за свои мысли и действия.
  • Может применяться ко многим типам проблем.

Аномальная психология — Клиническая патология шлемиелизма

Короткий ответ заключается в том, что не существует такого психического расстройства, как шлемилизм , и характеристики шлемеля , описанные в книге Games People Play (Берн, 1964), являются частью описания транзакционного анализа (ТА) Эрика Берна и того, как это играет роль в жизни и в терапии.

Будучи произвольной категоризацией человеческого поведения, не имеющей эмпирических данных, ТА часто считают псевдонаукой и модным увлечением психологии. (RationalWiki, 2016)

Подробнее о псевдонауке в психологии см. Этот мета-пост и Hansson, S.O. (1996)

Schlemiel , как указали и вы в своем вопросе, и в комментариях других, — это идишский термин, означающий «неудачливый работяга», или «болван», или дурак.

Чтобы узнать больше об этих играх, есть несколько видеороликов об Эрикберне.com (Берн, 1966) из передачи Национального образовательного телевидения 1966 года, в которой д-р Эрик Берн дал интервью.

Фон

Разработанный в конце 1950-х годов Эриком Берном (1958), транзакционный анализ (ТА) в основном гуманистический, но представляет собой интегративный метод терапии, сочетающий психодинамический и гуманистический подходы. О разнице между ТА и другими теориями Эрик Берн сказал

Думаю, большинство других методов лечения. . . говорить о мышлении и чувствах.Наш вопрос к пациенту не в том, что вы думаете или как вы чувствуете, а в том, что вы собираетесь с этим делать? (Берн, 1966)

В ТА концепция заключается в том, что взаимодействия — транзакции — между разными людьми в данной ситуации при общении друг с другом могут быть разными и изменяться; а с помощью ТА вы можете анализировать эти транзакции, чтобы получить представление о том, что происходит. Философия ТА заключается в том, что

  1. Люди «в порядке» — Нам может не нравиться поведение других или не соглашаться с ними, но мы можем принять их как достойных людей.
  2. Люди могут думать сами за себя, и это ответственность.
  3. Люди принимают решения, которые определяют их судьбу, и эти решения могут измениться .

TA в действии

При практике ТА есть четыре теоретических основы, на которые нужно смотреть индивидуально.

  1. Эго-состояния
    Существуют структурные и функциональные эго-состояния (Short & Thomas, 2015).

    Структурный — Родитель / Взрослый / Ребенок
    Функциональный — Контролирующий родитель / Воспитательный родитель / Взрослый / Свободный ребенок / Адаптированный ребенок

    Родитель — это экстеропсихическое или экстеропсихическое состояние (например,грамм. идентификационный), взрослый — это неопсихическое или неопсихическое состояние (например, обработка данных), а ребенок — это археопсихическое или археопсихическое состояние (например, регрессивное) (Berne, 2015).

  2. Скрипты
    Текущие психологические процессы, в которых смысл придается жизненному опыту
  3. Сделки
    Обмены между двумя или более людьми
  4. Игры
    Эмоциональные паттерны и паттерны отношений, усвоенные в детстве, воспроизводятся взрослыми без осознания взрослыми, такие как «Посмотри, что ты заставил меня сделать» или «Почему ты не будешь — да, но…» (Берн, 1964)

№4 вот о чем мы говорим с вопросом о schlemiel .

Хотя Берн определил транзакции задолго до того, как опубликовал Games People Play , его описание транзакций в играх является наиболее понятным:

Единица социального общения называется транзакцией. Если два или более человека встречаются друг с другом… рано или поздно один из них заговорит или подаст другой знак признания присутствия других.Это называется транзакционным стимулом. Затем другой человек скажет или сделает что-то, что каким-то образом связано со стимулом, и это называется транзакционной реакцией. (Берн, 1964) (Берн Калькатерра, без даты)

Доктор Томас Харрис заявил в Я в порядке — Ты в порядке , что в транзакционном анализе,

мы нашли новый язык психологии. (Харрис, 1995) (Берн Калькатерра, без даты)

Игра «Шлемиэль»

Это описано в Эрикберне.com со следующим — числами, представляющими номер транзакции, и W и B, представляющими каждого человека в игре (белый и черный):

Ходы в типичной игре «Шлемиля» следующие:

1Вт. Уайт проливает бокал на вечернее платье хозяйки.

1Б. Черный (хозяин) сначала отвечает гневом, но он чувствует (часто лишь смутно), что если он это покажет, белые выиграют. Таким образом, черные берут себя в руки, и это дает им иллюзию победы.

2Вт. Уайт говорит: «Мне очень жаль».

2Б. Блэк бормочет или плачет о прощении, усиливая иллюзию победы.

3Вт. Затем Уайт наносит другой ущерб собственности Блэка. Он ломает вещи, проливает их и устраивает разного рода беспорядки. После того, как сигарета пригорела на скатерти, ножка стула через кружевную занавеску и подливка на коврике, Дитя Уайта воодушевился, потому что он получил удовольствие от выполнения этих процедур, за все из которых он был прощен, в то время как Блэк сделал отрадное проявление страдающего самоконтроля.Таким образом, они оба извлекают выгоду из неудачной ситуации, и Блэк не обязательно стремится прервать дружбу.

Разбивка этого игрового сценария состоит в том, что на протяжении всей игры Белый находится в структурном эго-состоянии ребенка , и Черный первоначально вошел либо как ребенок , либо как родитель с реакцией гнева, но затем быстро приспособился к взрослый .

Как видно, оба выиграли первые 2 транзакции в игре, а также третью транзакцию.Однако, в зависимости от вашей точки зрения, при третьей сделке можно было бы увидеть, что белые выиграли, а черные проиграли, потому что они не контролировали ребенка внутри белых.

Список литературы

Berne Calcaterra, N. (нет данных). Анализ транзакций — ericberne.com . [Онлайн]
Доступно по адресу: http://www.ericberne.com/transactional-analysis

Берн, Э. (1958). Трансактный анализ: новый и эффективный метод групповой терапии. Американский журнал психотерапии , 12 (4): стр.735—743.
PMID: 13583264

Берн, Э. (1964). Игры, в которые играют люди: Психология человеческих отношений . Лондон: Penguin Books Ltd.

Берн, Э. (1966). Игры, в которые играют люди — Теория Видео . [В сети] Доступно по адресу: http://www.ericberne.com/videos

Берн, Э. (2015). Трансактный анализ в психотерапии: систематическая индивидуальная и социальная психиатрия . Соединенные Штаты: Martino Fine Books.

Харрис, Т. (1995). Я в порядке — ты в порядке . Лондон: Arrow Books Ltd.

Ханссон, С. О. (1996). Определение лженауки и науки В: Философия лженауки: пересмотр проблемы демаркации Pigliucci & Boudry (Eds.) Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press

RationalWiki (2016) Transactional Analysis [Online]
Доступно по адресу: https://rationalwiki.org/wiki/Transactional_Analysis

Шорт, Ф. и Томас, П. (2015). Основные подходы в консультировании и психотерапии .Хоув: Рутледж.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *