Психология отношений детей и родителей: рекомендации специалистов по отношениям в семье

Автор: | 17.06.2021

Содержание

Секреты счастливых отношений с ребенком

Главное — не навредить

Не бейте

Не врите

Не сравнивайте

Не угрожайте и не высмеивайте

  • Угрожать, что ребенка отдадут в детский дом, тете/дяде, полицейскому, — это нарушает базовую потребность в безопасности ребенка. В его сознании мама (семья) — гарант этой безопасности.
  • Пугать Бабой-Ягой, Бабайкой. Это может перейти в тяжелые фобии темноты и одиночества у взрослых людей.
  • Угрожать, что поменяете на другого — хорошего — ребенка. Это занижает самооценку и портит ваши отношения. Ребенок будет легко идти к тому, кто его назовет хорошим.
  • Обещать «не любить» — это разрушение мира и стабильности у маленького человека, опять-таки базовой потребности в безопасности.
  • Лишать вкусного за непослушание — это нарушение пищевого поведения в будущем (он начинает сам себя «поощрять» едой).
  • Отнимать в наказание подарки или отказываться от обещаний подарить что-то — это закладывание веры, что слово можно как дать, так и забрать! И не просите потом ребенка давать обещания вам и, самое главное, сдерживать их.
  • Высмеивать детские рисунки или поделки. Этим вы отбиваете желание что-то делать самому. Можно в любой работе найти, за что похвалить, а уж потом корректно обратить внимание, что можно исправить, и помочь это сделать.
  • Выкидывать подаренные вам детские рисунки! Или, уж если очень надо, не позволяйте ребенку это видеть. Это оставляет психологические травмы на долгие годы.
  • Возлагать несоразмерную ответственность на ребенка. Например, «Будешь плохо себя вести, папа от нас уйдет!» Это формирует чувство вины, порой на всю жизнь.
  • Пророчить неудачу: «Ничего из тебя путного не выйдет». Эта фраза заложится в подсознание и будет «выскакивать» в самые неподходящие моменты.
  • Соизмеряйте слова и их последствия. В общении со взрослыми мы часто задумываемся о последствиях — поверьте, с детьми это делать еще важнее!

Три способа поддерживать хорошие отношения с ребенком

Воспитывайте себя

Давайте адекватную обратную связь

Проявляйте свою любовь

Когда ребенок вам доверяет

Что такое доверие

Что убивает доверие

  • Агрессия со стороны взрослых (в большей степени — физическая).
  • Необоснованные обвинения в адрес ребенка (особенно на основании слов чужих взрослых).
  • Обман со стороны родителей, особенно если вы «забираете» данное ранее обещание. Не уверены, что сможете сдержать слово — не обещайте или объясните ребенку, что вам помешало.
  • Отсутствие ответов на детские вопросы.

Что нужно для доверия

Текст: Анна Демина

педагог – родитель, ребенок – взрослый – статья – Корпорация Российский учебник (издательство Дрофа – Вентана)


Большой детский фестиваль KIDS FEST проходит 26 по 30 августа в Москве на ВДНХ.  Отдельное внимание зрителей заслужил круглый стол «Родительский университет» с участием специалистов и представителей ГК «Просвещение», посвященный участию родителей в воспитании ребенка, их «вмешательству» в учебный и воспитательный процессы и новым типам взаимодействия педагогов, детей и родителей.

Особым гостем мероприятия стала психолог Елена Юдина, специалист по педагогической и возрастной психологии, эксперт по дошкольному образованию, которая рассказала о психологии взаимоотношений педагогов и родителей и «нововведениях», привнесенных пандемией.


Чего хотят родители?

В подавляющем большинстве родители на вопрос «чего вы хотите для своего ребенка?» отвечают: «хотим, чтобы ребенку в дальнейшем было хорошо». Педагоги называют это «успешность» — не только в настоящий момент, но и в будущем.

Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что эта тема не совсем простая, так как успешность бывает двух видов:

  1. Успех реализуемого дела (содержательная успешность). Когда условия складываются таким образом, что ты не чувствуешь себя неудачником. Это важно для всех людей, но для детей — особенно важно.
  2. Социальная успешность, продвижение по карьерной лестнице, статус.

При идеальном раскладе обе позиции друг друга поддерживают. Но в реальности они довольно часто конфликтуют. Именно здесь заложена одна из точек конфликта родителя и педагога.

Остановитесь на минутку, задайте себе вопрос: «Спрашиваю ли я ребенка, чего он хочет?»

Многие родители рисуют себе совершенно устойчивую картину-желание: «Вот сейчас у моего ребенка будет успешный период в детском саду, потом суперуспешный в школе, еще более потрясающий в вузе, а затем… он станет президентом Российской Федерации». Сколько в России одномоментно может быть президентов? Успешных актеров? Если есть такие ожидания у родителей, дети, особенно маленькие, считывают это мгновенно. Зачем же программировать ребенка на неудачу?

«Есть люди, которым социальная успешность не нужна вообще. Поэтому важно спросить ребенка, чего хочет он сам».


Нам всем очень важно, чтобы ребенок был лучше. И в это, наверное, непросто поверить, но ребенку достаточно, чтобы он был лучшим для нас самих — для его родителей. Это не история про конкуренцию, где кто-то лучше, а кто-то хуже других, это, скорее, про базовые семейные ценности.

Когда у вас есть стремление продвинуться в каком-то деле, важно при этом сохранять дружелюбные отношения с теми, кто идет рядом, важно помнить о слаженной командной работе. Если ребенок это понимает, то он спокойно относится к тому, что в какой-то момент немного сдал. Он понимает и чувствует, что его поддержат, и что у него есть все шансы восстановить свои силы.

В наше время появился новый тип лидерства — так называемое распределенное лидерство. Самый крутой лидер — не тот, кто стоит выше всех, а тот, кто готов отступить назад, потому что он видит свою команду изнутри и знает потенциал каждого ее участника.

Исследование предпочтений родителей относительно задач дошкольного образования, которое проводится с 2011 года, не первый сезон свидетельствует о том, что многие родители требуют, чтобы детей готовили к школе. При этом педагоги понимают, что это неправильно.

«Психологический комфорт, по мнению родителей, всегда стоит во главе угла. А вот игру, например, родители стабильно оставляют на последнем месте. Почему? Ведь без игры ребенок не может жить. Игровая деятельность — это тот контекст, в котором дети развиваются. Вообще, если вы хотите, чтобы ребенку было интересно, упаковывайте любое занятие в игру». 


На третьем месте — общение. А что же на втором? Безопасность. И кстати, год за годом мы наблюдаем, как падает динамика важности школьной подготовки. Но вернемся к безопасности. Каждый родитель понимает под этим определением что-то свое, но чаще всего — условия, которые обеспечивают жизнь и здоровье ребенка, предотвращение чьего-то дурного влияния, то есть проявление некой самостоятельности в собственной безопасности.
Но ведь безопасность — это витальная потребность каждого человека. И тут важно научить детей не травмироваться, суметь объяснить базовые понятия безопасного поведения, а не отгораживать их от всего, завернув в пупырчатую пленку.

«Не запугивайте ребенка. Дети, которые не способны пойти на риск, в будущем не смогут справляться с новой деятельностью, каждый новый шаг для них будет сопровождаться психологическим дискомфортом».   

Неопределенность, эпидемия и новые тренды

Мы живем в век неопределенности. Горизонт планирования придвинулся на час, в лучшем случае — на час или на два, при везении — на неделю. В этой ситуации неуверенности и непонимания, каким будет завтрашний день, появляется тренд в современном образовании — изменение традиционной модели отношений между взрослыми и детьми. Мы не можем дать детям уверенность и четкое знание, а вот они, наоборот, могут посоветовать действия на два шага вперед.

В итоге родители перестают воспринимать школу как камеру хранения, начинают осознавать ответственность за развитие детей, хотят быть причастными к их воспитанию. Так появляются ассоциации родителей, нарушения «границ» детского сада и т.д. А педагоги становятся субъектами собственной деятельности: они серьезно озабочены своим профессиональным развитием — и не только развитием, относящимся к карьере.

«Мы движемся к полной перестройке образования. Пандемия еще больше подсветила эту историю, обострила тренды. Новая школа будет перестроена по всем фронтам: институционально и по задачам».  


Семья постепенно перестает делегировать образование своих детей государству. Отсюда все больше семей, которые хотят выбирать школу или сад, педагога, программу. По этой же причине появляются частные и негосударственные учебные форматы, вторжение семьи в работу образовательных организаций.

Но сама образовательная организация обычно закрывается от таких вторжений. Есть позиция: «мы профессионалы, а вы в образовании некомпетентны, дайте нам работать». Безусловно, у них есть своя правда, но игнорировать право родителей на участие в жизни своего ребенка нельзя. Ошибки родителей — не причина «изымать» их из воспитательного процесса.

Есть формулировка «семья — наш заказчик», отсюда идет позиция «клиент всегда прав», но это не совсем так.

Мы хотим, чтобы детский сад полностью открылся родителям. Что это значит? Что родители сами, своими ногами, придут в группу детского сада. Вступая в партнерские отношения с ними, педагоги получат ресурсы, которые по объему ни в какое сравнение не идут с риском присутствия кого-то третьего на вашем открытом уроке.

Духовно-нравственное развитие и воспитание учащихся. Мониторинг результатов. Книга моих размышлений. 3 класс

В «Книгу моих размышлений» входят упражнения, выполняя которые, дети смогут задуматься о необходимости соблюдения норм морали, об отношениях с одноклассниками и близкими людьми, проанализировать своё поведение. Анализ результатов выполнения упражнений позволит учителю использовать материалы мониторинга в качестве основы воспитательной работы в классе, а также поможет создать условия для вовлечения родителей (законных представителей) в реализацию программы духовно-нравственного развития и воспитания учащихся.

Купить
Пандемия выделила эти тренды, показав, к чему приводит необходимость коммуникации по новым правилам.

Исследования влияния эпидемии на образовательный процесс и коммуникацию показали, что теперь «заставлять» и «увещевать» приходилось родителям. Это привело к смещению ролей. Навязанная родителям роль надзирателя привела к тому, что те заявили: «Вы нам портите отношения с ребенком». Учителя, в свою очередь, смогли наглядно показать, каково это — быть «надзирателями». Ведь насилие как один из главных элементов образования у нас не было проблематизировано ни одной стороной — ни школой, ни семьей.

Но из этой кризисной ситуации есть и положительные исходы, ведь не только школа пришла в семью, но и семья — в школу. Родители смогли увидеть, что происходит в классе. Если, конечно, им этого хотелось. Взрослые ведь могут буквально «выйти из комнаты». Как мы говорили в самом начале, родители хотят быть ответственными, участвовать в процессе, и теперь у них появилась возможность проникнуть в него.

Родители — это еще и очень мощный ресурс, защита педагогов перед администрацией, когда вам трудно разруливать свои конфликты с начальством, когда вас не слышат. Главное — наладить это тройственное взаимодействие. Для этого школе и детским садам надо выяснить, чего на самом деле хотят мамы и папы.

Может показаться, что поправки в законе об образовании, касающиеся воспитания детей, это перебрасывание ответственности за воспитательный процесс то на учителей, то, наоборот, на родителей. Но в реальности эта проблема сильно преувеличена. Сложности, которые действительно существуют, вполне разрешимы.

«Если мы делаем какое-то заключение, оно зависит не только от окружающей нас реальности, но и от наших установок — того, что мы склонны замечать, а что — игнорировать. Так и с родителями — они не проявятся, если педагоги не создадут для этого условия. Ведь многие взрослые готовы принимать участие в школьной жизни детей, но пока в силу неопытности просто не представляют, с чего начать. И это абсолютно нормальная ситуация».



Как выстроить гармоничные отношения с ребенком: несколько советов

Быть родителем – нелегкая работа. К такой работе нужно быть готовым заранее. Поэтому читайте специализированные книги, не исключайте психологических тренингов и семейных терапий. Только не забудьте, что обращаться необходимо к квалифицированным специалистам с хорошей репутацией.
Советы и теории, конечно, здорово, но к каждому ребенку нужен свой индивидуальный подход. Выстраиваете свои взаимоотношения с ребенком, уделяйте ему больше времени, заинтересовывайте окружающим миром, разговаривайте обо всем, относитесь к нему, как к равному, но помните, что вы должны оставаться авторитетом и примером в его глазах. Мы предлагаем вам несколько советов, воспользовавшись которыми можно построить гармоничные отношения с ребенком:

Никогда не кричите на своего ребенка и тем более не поднимайте на него руку.
Запомните, крик и шлепок — это сигнал беспомощности и слабости. Ребенку крик можно простить, ведь он маленький и беспомощный. Но как оправдать крик (а уж тем более поднятие руки) взрослого человека? Кричащих родителей дети воспринимают как неуверенных в себе, нестабильных людей, от чего им становится страшно. Ребенок привыкает к эмоциональным реакциям и сам ими пользуется, поэтому начинает плакать, бить ногами по полу, впадать в истерику. В большинстве случаев эмоциональная нестабильность встречается у детей, чьи родители не умеют держать себя в руках. Вот несколько советов, что можно с этим сделать:
1. Договаривайтесь с ребенком. Если его отказы (погулять, поесть, пойти в школу) заставляют вас впадать в истерику, сделайте ему предложение, от которого он не сможет отказаться. Например: если он быстро соберется на прогулку, то сегодня сможет смотреть мультики не час, а полтора часа.
2. Не реагируйте. Подавляющее большинство детских истерик имеют абсолютно демонстративный характер. Так ребенок пытается вызвать у родителей эмоции. А вы покажите, что вам это неинтересно и займитесь своими делами. Например, почитайте журнал или книгу, пока малыш не успокоится.
3. Попробуйте отвлечь ребенка. Самое страшное для родителей, когда ребенок начинает впадать в истерику в общественном месте. Очень сложно удержать себя в руках, когда видишь кругом осуждающие взгляды. Но нужно. Во-первых, в чем бы ни была проблема, успокойтесь сами, сделайте глубокий вдох, досчитайте до 10. Во-вторых, в этом случае также актуален совет «не реагировать» и попытаться продолжать путь дальше. Но часто это практически невозможно, потому что ребенок может вырываться. Тогда остановитесь, помолчите какое-то время, а потом начните рассказывать ребенку какую-нибудь захватывающую историю. Он кричит и брыкается, а вы ему тихо про восстание машин. Или покажите что-нибудь интересное, что точно его отвлечет. Конечно, это не всегда может помочь, но, возможно, со временем методом проб и ошибок вы выработаете собственную тактику.

Примите тот факт, что у вашего ребенка есть личная жизнь.
Со временем у вашего ребенка появляются друзья, влюбленности, свои компании, интересы и т.д. Родители очень любят все это контролировать, а иногда и заводить допросы на предмет «что это за мальчик» и «где его папа работает». Дети же, как и взрослые, не в восторге от того, что самые интимные подробности их взаимоотношений со сверстниками оказываются предметом обсуждения. Хотите, чтобы ваш ребенок делился своими личными переживаниями и рассказывал вам о новых знакомых, начните с себя:
1. Установите с ребенком дружеский контакт. Попробуйте говорить не серьезным тоном или нравоучениями, а легко и непринужденно. Просто спросите: «Ну как там твои новые друзья?». Если захочет – расскажет, не захочет – оставьте на время эту тему. А вернуться к ней можно, например, через несколько дней: «Я сегодня видел(а), как ты шел вместе с симпатичной девушкой/как вы с друзьями над чем-то смеялись (над чем?)» или «Твой друг кажется серьезным молодым человеком»… Даже если это не так, ваш ребенок сам это опровергнет и так может начаться долгий доверительный разговор.
2. Старайтесь никогда не отзываться плохо о друзьях вашего чада. Это подорвет его доверие и к вам, и к собственным друзьям. Если вы все-таки уверены, что компания плохая, попытайтесь поговорить об этом в комфортной для вас обоих ситуации. Узнать, чем эти люди привлекают вашего ребенка, попытаться найти альтернативу. И помните, запрет без всякого разбирательства – самый плохой вариант.
3. Позвольте ребенку иметь свое личное пространство. Не читайте его дневников, переписок, входите в его комнату только со стуком. Покажите свое уважительное отношение и ребенок начнет уважать ваше мнение. Для детей очень важна личная территория — иначе они вырастают невротиками.
4. И самое сложное для многих родителей – не бойтесь появляющейся сексуальности вашего ребенка-подростка и не вмешивайтесь в его первые серьезные отношения. Здесь нужно быть крайне осторожным, потому что любой неверный шаг может иметь катастрофические последствия. В идеале, конечно, подружиться с объектом его влюбленности. Приглашать домой, проводить немного времени вместе за чашкой чая, позволять им закрываться в комнате. Это нормально. Конечно, не забудьте дать своему ребенку полную информацию о сексуальных отношениях, средствах контрацепции, последствиях незащищенного секса и т.д. И помните – правильно выбранная подача информации – залог ее правильного усвоения.

Не давите на своего ребенка и не пытайтесь сделать его гением.
Этот пункт может многим показаться спорным. Психологи считают, что родительская амбициозность прочно обосновалась в нашем менталитете. Для многих родителей школьные успехи — это отражение их собственных побед. Нереализованность в жизни заставляет таких пап и мам свято верить, что ребенок обязан быть «самым-самым». Но оказанное на него давление сыграет с ребенком злую шутку: в будущем он не научится нести ответственность за себя, либо взбунтуется, либо взрастит в себе потребность всем услужливо угождать. И помните, “гениальность” – это не синоним “счастья”.
Вместо требований:
1. Принимайте ребенка таким, какой он есть. Пусть он выше «троек» не поднимается, и золотая медаль ему не светит, но у него есть другие таланты. Выясните, что ему интересно, что получается лучше всего, и направьте его этой дорогой.
2. Выстройте правильную психологию: учеба — это обязанность ребенка. Чем раньше на его плечах будет висеть ответственность за оценки, тем независимее и сильнее он станет в будущем. Учеба – это такая же работа. Вы же стремитесь к тому, чтобы ваша работа была вам интересна и приносила результат. Также нужно настраивать и ваше чадо на учебу.
3. Позвольте ребенку иметь возможность всегда обратиться к вам за помощью, но никогда ее не навязвайте и не пытайтесь все делать за него. Лучше обсуждайте вместе прочитанные произведения, физические явления, химические опыты, географические открытия. Давайте ребенку немного дополнительной интересной информации, тогда у него лучше будут укладываться и базовые знания.
4. Не зацикливаете ребенка на оценках. В нашей стране нездоровое отношение к детской успеваемости. В Европе и Америке на родительских собраниях разговаривают в первую очередь о психологии ребенка и его личных качествах, только к концу переходя к отметкам. Мы, к сожалению, не можем перестроить моментально всю российскую систему образования, но зато можем помочь ребенку внутри семьи.

Эти простые правила легко запомнить, но бывает сложно реализовать. Главное – все ваши действия и слова должны основываться на любви, терпении, уважении и взаимопонимании.

Фото: Shkolamudrosti.ru

Детско-родительские отношения. Помощь психолога в Звенигороде.

Для ребенка семья — это место, где он получает свой первый жизненный опыт. Здесь складывается его эмоциональное, психическое, физиологическое развитие. Родители для ребенка — это люди, которые на этом этапе обеспечивают удовлетворение всех его потребностей. Поэтому недоверительные, конфликтные отношения между детьми и родителями приводят не только к ежедневным ссорам и непониманию в семье, зачастую к депрессиям у родителей, но и ребенку мешают в дальнейшем гармонично развиваться. Такие отношения часто являются причиной многих расстройств во взрослой жизни человека. 

Для психологического комфорта родителей и детей важно создать в семье атмосферу взаимопонимания и гармонии. Этого можно достичь совместной работой каждого члена семьи. Наметить план и направление такой работы поможет психолог.

Типы детско-родительских отношений?

В каждой семье складывается определенный тип детско-родительских отношений. Каждый член семьи играет свою роль. Часто бывает так, что даже взрослые не замечают, что общение с детьми каждый раз проходит по определенному сценарию.

Диктаторские (авторитарные) отношения. 

При таком типе отношений родители не считают нужным ничего объяснять ребенку, потому что он — ребенок. Мнение ребенка в семье не учитывается, у него нет права голоса, за него все решают родители, ему нужно только лишь выполнять требования. Тут родители могут прибегнуть к наказанию, крикам, унижениям. В результате такого воспитания ребенок выполняет то, что его просят из чувства страха, но не понимая зачем. как только опасность исчезает поведение может стать неконтролируемым.

Опека в семье (либеральные отношения).

Здесь ребенку отводится роль кумира. Все члены семьи стараются обеспечить потребности ребенка полностью своими силами, ограждают малыша ото всех забот. В итоге: ребенок вырастает не готовым к реальности, неприспособленным к жизни в коллективе.

Безучастные (индифферентные) отношения

В семье с таким типом отношений родителям безразличны проблемы и успехи ребенка. Здесь ребенку разрешено все, но ничего не дается. В итоге у ребенка формируется низкая самооценка, он не уверен в себе, не умеет делиться чувствами с окружающими, вырабатывается недоверие к миру.

Сотрудничество в семье — авторитетные отношения.

Это идеальный тип отношений, как для родителей, так и для ребенка. Здесь прислушиваются к мнению всех членов, но обязанности и права разделены пропорционально возрасту. Мнение взрослого всегда озвучивается и объясняется, к нему прислушиваются. В таких семьях ребенка контролируют в разумных пределах, дается достаточная свобода действий, не применяются наказания. Благодаря такому типу отношений ребенок вырастает открытым миру, достаточно самостоятельным и зрелым, умеющим нати выход из сложной ситуации. Семья с высоким уровнем сотрудничества становится командой.

Каждый человек совершает ошибки и далек от идеала. Важно увидеть и понять эти ошибки, проработать их вместе. Семья должна стать команда, и победа этой команды зависит от усилий каждого! 

Гармонии в детско-родительских отношениях достичь раз и навсегда невозможно, это процесс, требующий постоянной слаженной работы. 

Если Вы стараетесь найти причину конфликтных отношений с детьми — психолог поможет посмотреть на ситуацию со стороны, разобраться в источнике проблем и помочь в ее решении.

Как выглядят идеальные отношения с родителями

Где разница между независимостью от родителей и отрицанием их опыта, их наследия? И в чем разница между доверием в отношениях с ними и включенностью родителей в жизнь молодого человека (девушки), когда они в курсе всех событий его жизни и активно участвуют в ней? Можно ли сказать, что человек сепарировался, если он давно уже живет отдельно, и у него есть своя семья и дети? А если он советуется с родителями по важным вопросам – это доверие или зависимость от их мнения? А если он, наоборот, никого не слушает и всегда делает по-своему, можно ли сказать, что он уже отделился?

В идеале отношения между взрослым человеком и родителями выглядят так:
1.
С каждым из родителей есть своя система отношений, свои темы для разговоров и обсуждения, свои, может быть, секреты

«Родители» – не единая субстанция, а два отдельных человека. Есть мама, и есть папа. С кем-то из них легче, например, общаться, с кем-то сложнее, но с каждым из них выстроено отдельное общение.

2. Взаимное уважение друг к другу

То есть каждый родитель уважает решения своего ребенка, его выборы, его мнение, даже если не согласны с ними. (Допустимы советы, но только если человек их просит.) И взрослый ребенок также не навязывает своим родителям новое видение мира, даже если родители безнадежно устарели и не хотят меняться. Тут действует правило: о мнениях не спорят, а только высказывают свою точку зрения, не переубеждают друг друга и не обвиняют в легкомыслии, глупости, заумности, старомодности, мракобесии, заскоках, косности, аморальности и т.д. Взаимное уважение позволяет советоваться, запрашивать мнение по разным вопросам, но выбирать самому с учетом или без мнения другой стороны. Советы при этом воспринимаются не как руководство к действиям и не как то, что надо отметать сразу и бесповоротно, а как еще один взгляд на поставленную задачу.

3. Все члены семьи решают свои проблемы сами. Никто не заставляет других обслуживать себя

Это касается как финансовых вопросов, помощи в решении житейских задач, так и таких не сразу определяемых вопросов, как эмоциональная включенность и ответственность за принятие решений.

Взрослый сепарированный человек сам себя обеспечивает и рассчитывает на свои силы. Например, если он взял кредит, он должен сам его выплачивать. Если попросил денег у своих родителей, должен их отдать. Если завел ребенка, должен сам за ним ухаживать и справляться со всеми трудностями.

Конечно, это не так однозначно, как звучит, и не так категорично. Так, скажем, помощь в приобретении квартиры – обычное дело у нас, если есть возможность, конечно. Хорошие родители всегда заранее думают о том, чтобы обеспечить своих детей жильем, потому что это залог стабильности и безопасности. Если не получается в полной мере, то стараются хотя бы частично помочь оплатить расходы. Но это целевые траты, в четко оговоренных ситуациях и сроках. Сепарированный взрослый человек благодарен за помощь, но готов принять на себя риск, если вдруг родители не смогут выполнить взятые на себя обязательства в полном объеме, например, в случае болезни или потери работы.

То же самое касается и воспитания детей. Взрослый самостоятельный человек сам рассчитывает свои возможности и силы, не надеясь на помощь родителей. Требовать от них, чтобы они сидели с ребенком, бросив для этого свою работу или отказавшись от своих занятий, путешествий, увлечений – это значит обрекать себя на постоянный контроль и критику со стороны того родителя, который занимается ребенком. Странно, согласитесь, не платить за работу. А это работа, которая должна вознаграждаться либо деньгами, либо подчинением, либо какой-то формой обслуживания. Например, эмоциональным обслуживанием. Придется выслушивать все стенания и жалобы на жизнь, глотать агрессию и недовольство, выслушивать истории, которые совсем не хочется слушать и т.д. Это не значит, что не стоит просить родителей о помощи, они и сами могут предложить ее, но с обеих сторон это добровольное сотрудничество. За такую помощь не надо платить. Но ее нужно уметь попросить, нужно уметь отказать, если нет потребности в помощи, и в свою очередь спокойно принять отказ, не обижаясь, если родители не хотят помочь. И да, не надо объяснять, почему кто-то что-то не хочет сделать.

К сожалению, такой вариант отношений между родителями и детьми встречается не так часто. Почему – я расскажу в следующей колонке.

Различающееся отношение в системе «Родители дети» Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Список литературы

1. Арендачук И.В. Психологические условия обеспечения безопасности образовательной среды вуза [Электронный ресурс]. — URL: http://www. medpsy.ru/.

2. Баева И.А. Психологическая безопасность в образовании: моногр. -СПб., 2002. — 271 с.

3. Лактионова Е.Б. Представление педагогов-психологов о рисках в образовательной среде. Безопасность образовательной среды: сб. ст. / отв. ред. и сост. Г.М. Коджаспирова. — М.: Экон-Информ, 2008. — 158 с.

4. Мерлин В.С. Психология индивидуальности / под ред. Е.А. Климова. -М.: Ин-т практ. психологии; Воронеж: МОДЭК, 1996. — 448 с.

5. Обеспечение психологической безопасности в образовательном учреждении: практ. руководство / под ред. И.А. Баевой. — СПб.: Речь, 2006. — 288 с.

6. Проблемы психологической безопасности / отв. ред. А.Л. Журавлев,

Н.В. Тарабрина. — М.: Ин-т психологии РАН, 2012. — 440 с. — (Психология социальных явлений).

7. Рубцов В.В., Баева И.А. Психологическая безопасность образовательной среды как условие психосоциального благополучия школьника: сб. ст. / отв. ред. и сост. Г.М. Коджаспирова. — М.: Экон-Информ, 2008. — 158 с.

УДК 159.922

Т.В. Евтух, Л.Л. Баландина РАЗЛИЧАЮЩЕЕСЯ ОТНОШЕНИЕ В СИСТЕМЕ «РОДИТЕЛИ —

ДЕТИ»*

DISTINGUISHING RELATIONSHIP IN THE SYSTEM «PARENTS-CHILDREN»

В статье представлены результаты исследования родительско-детских взаимодействий в семьях, имеющих старшего и младшего сиблингов. Полученные данные подтверждают наличие специфических особенностей отцовского и материнского отношений, обусловленных порядковым номером рождения детей. Позиция матери при взаимодействии с детьми более сложна, многогранна, чем позиция отца. Она в большей мере берет на себя контролирующие функции, предъявляя более высокие требования к старшему ребенку и в то же время демонстрируя больше согласия с ним. Матери эмоционально близки ко всем детям, а отцы более удовлетворены отношениями, как со старшим, так и

© Евтух Т.В., Баландина Л.Л., 2013

* Материал подготовлен в рамках проекта № 032-Ф Программы стратегического развития ПГГПУ

с младшим ребенком. В структуре связей выявлены показатели родительско-детского взаимодействия, обеспечивающие согласованность и комплементарность родительских установок на воспитание детей.

Ключевые слова: детско-родительские отношения, сиблинги, порядок рождения, отношение к сиблингам, отношение матери, отношение отца, установки на воспитание.

The paper presents the analysis of the characteristics of parent-child relationship in families which have the youngest and the oldest siblings. The results of the study confirm the presence of special characteristics of paternal and maternal relations which are determined by the birth order number. The position of the mother in the interaction with the children is more complex and multifaceted than the position of the father. She demonstrates controlling functions more than the father, has higher demands in interaction with the oldest child, at the same time has more consent with the oldest child. Mothers are emotionally close to all children and fathers are satisfied both with the relations with the oldest and the youngest child. Characteristics of parent-child relationship, which provide coherence and complementarity of parental educational attitudes, are revealed in the correlations structure.

Key words: parent-child relationship, siblings, birth order, attitude to siblings, paternal relation, maternal relation, parental educational attitudes.

В современных исследованиях семьи рассматриваются различные аспекты взаимоотношений родителей и детей, обсуждается специфика их взаимодействия в зависимости от тех или иных параметров.

О.С. Алексеева, И.Е. Козлова, О.В. Баскаева [1] выделяют несколько направлений исследования различающегося родительского отношения. Во-первых, родители могут по-разному относиться к сиблингам, выделяя среди них «любимчика», в отношениях с которым может наблюдаться больший уровень привязанности и эмоциональной близости. Другим типом различающегося родительского отношения является несогласованность в родительской паре в отношении к детям. Мать и отец могут предъявлять различные требования по отношению к детям и демонстрировать разный уровень принятия (ситуация, при которой один родитель идентифицирует себя с одним ребенком, а другой — с другим). Третий тип связан с тем, как характер родительского отношения меняется с возрастом ребенка, воспитывается ли младший ребенок в определенном возрасте так же, как в этом возрасте воспитывался старший, или существуют различия.

К настоящему времени родительско-детские отношения часто изучаются в контексте диады «мать-ребенок». Немногочисленны исследования, в которых в качестве предмета исследования заявлена специфика материнского и отцовского отношения к сиблингам, а также раскрыто представление о взаимодействии в семье не только с родительской позиции, но и с позиции ребенка.

Мы придерживаемся точки зрения Д.С. Корниенко, который рассматривает параметры родительско-детского взаимодействия как метахарактеристики,

а изменения, происходящие с родителями и ребенком в процессе их взаимодействия — как метаэффект [4]. Необходимо подчеркнуть, что метаиндивидуальный контекст семьи требует дальнейшего подробного изучения.

В работах Е.А. Силиной, Л.Л. Баландиной [8] уделяется внимание конфигурации семьи как опосредующему звену, обеспечивающему взаимодействие различных уровней интегральной индивидуальности. Размер семьи и порядковый номер рождения являются факторами, обусловливающими особенности родительско-детских отношений — отцы и матери по-разному воспринимают детей и выстраивают с ними взаимодействие.

С целью изучения специфики отношения матери и отца к старшему и младшему ребенку было проведено исследование на общей выборке из 54 полных семей, проживающих в г. Перми и имеющих как минимум двух детей, из которых старший ребенок — подросткового, а младший — старшего дошкольного возраста.

Были выдвинуты следующие предположения:

1. Существуют значимые различия в показателях материнского/отцовского отношения к старшему и младшему ребенку.

2. Существуют значимые различия показателей материнского и отцовского отношения к сиблингам.

3. Существуют значимые различия представлений старшего сиблинга (подростка), касающиеся его отношений с родителями (матерью отцом).

4. Существуют значимые различия представлений старшего сиблинга (подростка) и матери/отца на характер их взаимодействия.

5. В структуре связей показателей родительско-детского взаимодействия существуют сходные связи (обеспечивают согласованность родительских установок родителей на воспитание детей) и различные связи (обеспечивают комплементарность/различия воспитательных воздействий в семье).

Для исследования была использована методика «Взаимодействие родителей с ребенком» (ВРР) И. М. Марковской [5; 6].

Значимые различия родительско-детских взаимодействий

1. Подтверждена гипотеза о различиях показателей материнского/отцовского отношения к старшему и младшему ребенку (табл. 1).

Следует отметить, что различия в характере взаимодействия со старшим и младшим ребенком более выражены у матерей. Мать более требовательна к старшему сиблингу, она ожидает от него более высокого уровня ответственности, чем от младшего ребенка. Она проявляет больше контроля над старшим, чем над младшим ребенком.

Оба родителя — и мать и отец — менее эмоционально близки со старшим ребенком и менее удовлетворены отношениями с ним, чем с младшим ребенком.

Полученные данные возможно соотнести с данными исследования Д.С. Корниенко, Л.Л. Баландиной, Т.М. Харламовой [4]. Из 10 параметров родительского отношения ими выявлены различия материнского/отцовского отношения к старшему ребенку и младшему по двум: «контроль» и

«авторитетность» родителя по отношению к старшему ребенку. Родители проявляют больше контроля над старшим, чем над младшим ребенком, и считают себя более авторитетными для него.

Таблица 1

Значимые различия показателей материнского/отцовского отношения

к старшему и младшему ребенку

Переменные Ср. Ст. Diff. Ст. t Р

арифм. откл. откл.

Требовательность (М-Ст) 15,28 2,58 — — — — —

Требовательность (М-Мл) 14,28 2,31 1,00 2,62 2,80 0,007 **

Контроль (М-Ст) 16,89 2,45 — — — — —

Контроль (М-Мл) 15,95 2,29 0,94 2,83 2,43 0,018 *

Эмоциональная близость (М-Ст) 17,89 3,49 — — — — —

Эмоциональная близость (М-Мл) 18,93 3,06 -1,04 2,61 -2,92 0,005 **

Удовл. отношениями (М-Ст) 16,78 3,85 — — — — —

Удовл. отношениями (М-Мл) 18,59 3,04 -1,81 3,91 -3,41 0,001 **

Эмоциональная близость (О-Ст) 16,54 3,15 — — — — —

Эмоциональная близость (О-Мл) 17,83 3,21 -1,30 3,11 -3,07 0,003 **

Удовл. отношениями (О-Ст) 15,31 3,86 — — — — —

Удовл. отношениями (О-Мл) 18,11 2,96 -2,80 3,89 -5,29 0,000 ***

Примечание: М- мать, О — отец, Ст — старший ребенок, Мл — младший ребенок; * р<0,05; ** р<0,01; *** р<0,001

2. Подтверждена гипотеза о значимых различиях показателей материнского и отцовского отношения к детям с разной сиблинговой позицией (табл. 2).

Таблица 2

Значимые различия показателей материнского и отцовского

отношения к сиблингам

Переменные Ср. арифм. Ст. откл. Diff. Ст. откл. t Р Прим.

Требовательность (М-Ст) 15,28 2,58 — — — — —

Требовательность (О-Ст) 14,54 2,16 0,74 2,47 2,20 0,032 *

Эмоциональная близость (М-Ст) 17,89 3,49 — — — — —

Эмоциональная близость (О-Ст) 16,54 3,15 1,35 4,02 2,47 0,017 *

Согласие (М-Ст) 15,67 2,87 — — — — —

Согласие (О-Ст) 14,61 2,66 1,06 3,58 2,17 0,035 *

Последовательность (М-Ст) 16,78 3,85 — — — — —

Последовательность (О-Ст) 15,31 3,86 1,46 4,03 2,67 0,010 *

Удовл. отношениями (М-Ст) 16,78 3,85 — — — — —

Удовл. отношениями (О-Ст) 18,35 3,23 -1,57 4,30 -2,69 0,009 **

Эмоциональная близость (М-Мл) 18,93 3,06 — — — — —

Эмоциональная близость (О-Мл) 17,83 3,21 1,09 2,77 2,90 0,005 **

Тревожность (М-Мл) 16,02 2,99 — — — — —

Тревожность (О-Мл) 14,31 3,39 1,70 3,92 3,19 0,002 **

Удовл. отношениями (М-Мл) 16,56 4,88 — — — — —

Удовл. отношениями (О-Мл) 18,11 2,96 -1,56 4,81 -2,38 0,021 *

Примечания: М- мать, П — отец, Ст — старший ребенок, Мл — младший ребенок

Больше различий выявлено в отношениях родителей к старшему сиблингу

— у матерей более, чем у отцов, выражена требовательность, последовательность и согласие с первенцем. Матери, предъявляя требования и наделяя обязанностями ребенка, ожидают от него больше ответственности. Они проявляют постоянство в своем отношении к ребенку — в требованиях, в применении наказаний и поощрений, тем самым демонстрируя воспитательную уверенность. У матерей выше, чем у отцов, степень согласия с ребенком в разных жизненных ситуациях, они достигают большего взаимного сходства идей, предложений, взглядов на будущее.

Матери эмоционально близки со всеми детьми — и со старшим и с младшим ребенком. Они проявляют больше, чем отцы, сочувствия к детям, обсуждают с ними происходящие события. Матери больше тревожатся за младших детей, чем отцы.

А удовлетворенность отношениями отца, как со старшим, так и с младшим сиблингом, значимо превышает удовлетворенность матери.

Полученные данные частично подтверждаются фактами, полученными И.М. Марковской в отношении материнского взаимодействия с дошкольником. Так, в ее исследованиях выявлены статистические различия на уровне р<0,001 по шкалам «эмоциональная близость» и «сотрудничество», т.е. обнаружено, что матери дошкольников отмечают большую близость ребенка к себе, чем отцы, матери также чаще находятся в ситуации сотрудничества с ребенком. На уровне значимости р<0,01 наблюдается различие по параметру «тревожность за ребенка», отцы более спокойны за своего ребенка [5].

3. Выявлены значимые различия представлений старшего сиблинга (подростка) относительно его отношений с матерью и отцом (табл. 3).

Таблица 3

Значимые различия показателей взаимодействия старшего ребенка с родителями (матерью и отцом)

Переменные Ср. арифм. Ст. откл. Diff. Ст. откл. t Р Прим.

Контроль (Ст-М) 16,22 2,11 — — — — —

Контроль (Ст-О) 15,60 2,34 0,62 1,94 2,36 0,022 *

Эмоциональная близость (Ст-М) 17,74 3,67 — — — — —

Эмоциональная близость (Ст-О) 15,74 3,30 2,00 2,97 4,95 0,000 ***

Удовлетворенность отнош. (Ст-М) 16,24 3,53 — — — — —

Удовлетворенность отнош. (Ст-О) 18,02 4,66 -1,78 5,12 -2,55 0,014 *

Примечания: М — мать, О — отец, Ст — старший ребенок

Старший ребенок полагает, что материнский контроль по отношению к нему более выражен, чем отцовский, мать более требует послушания и дисциплины. При этом эмоциональную близость подросток более ощущает именно с матерью.

Однако удовлетворенность отношениями, с точки зрения подростка, выше с отцом, а не с матерью. Несмотря на большую удовлетворенность отцов отношениями с младшим ребенком, можно говорить о сходстве представлений по данному параметру у отцов и старших детей, о большей взаимной удовлетворенности обеих сторон, что может свидетельствовать о сложившейся структуре отцовско-детских отношений.

4. Обнаружены значимые различия представлений старшего сиблинга (подростка) и матери/отца на характер их взаимодействия (табл. 4).

По большинству показателей представление родителей о стилях взаимодействия оказались выше, чем в восприятии самих подростков. Мать демонстрирует большую строгость и суровость в применении воспитательных мер к старшему сиблингу. При этом мать более высоко оценивает наличие согласия по разным жизненным вопросам по сравнению с подростковым видением данных стилей взаимодействия. Отец полагает, что его контроль, требование послушания и дисциплины выражены более, чем воспринимает такое поведение отца сам подросток.

Мать и отец отмечают более высокий уровень сотрудничества с ребенком, признание его прав и достоинств, стремление построить партнерские отношения; они более удовлетворены отношениями, чем сам подросток.

Таблица 4

Значимые различия представлений старшего сиблинга и матери/отца на

характер их взаимодействия

Переменные Ср. арифм. Ст. откл. Diff. Ст. откл. t Р Прим.

Строгость (Ст-М) 12,78 3,28 — — — — —

Строгость (М-Ст) 14,07 2,21 -1,30 3,31 -2,88 0,006 **

Принятие (Ст-М) 17,24 3,60 — — — — —

Принятие (М-Ст) 16,33 2,84 0,91 3,29 2,03 0,048 *

Сотрудничество (Ст-М) 16,31 3,34 — — — — —

Сотрудничество (М-Ст) 17,59 3,15 -1,28 4,33 -2,17 0,035 *

Согласие (Ст-М) 13,41 2,56 — — — — —

Согласие (М-Ст) 15,67 2,87 -2,26 4,20 -3,95 0,000 ***

Удовлетворенность отнош. (Ст-М) 16,24 3,53 — — — — —

Удовлетворенность отнош. (М-Ст) 17,83 3,82 -1,59 5,03 -2,33 0,024 *

Контроль (Ст-О) 15,60 2,34 — — — — —

Контроль (О-Ст) 16,29 2,07 -0,69 2,42 -2,08 0,043 *

Принятие (Ст-О) 17,34 3,65 — — — — —

Принятие (О-Ст) 16,26 2,64 1,08 3,20 2,49 0,016 *

Сотрудничество (Ст-О) 15,74 3,54 — — — — —

Сотрудничество (О-Ст) 17,22 2,81 -1,48 3,76 -2,90 0,006 **

Удовлетворенность отнош. (Ст-О) 16,09 3,51 — — — — —

Удовлетворенность отнош. (О-Ст) 18,35 3,23 -2,26 3,65 -4,55 0,000 ***

Примечание: М- мать, О — отец, Ст — старший ребенок

Подросток в свою очередь отмечает принятие его родителями -в представлении старших сиблингов матери и отцы более принимают личностные качества и поведенческие характеристики детей по сравнению с реальными материнскими и отцовскими оценками.

Корреляционные взаимосвязи между показателями родительско-детских взаимодействий

1. При проведении корреляционного анализа выявлена определенная согласованность структур связей между показателями взаимодействия матери и отца по отношению к своим детям в исследуемых семьях. Не выявлено значимых связей между материнским и отцовским отношением к сиблингам только по двум характеристикам взаимодействия: «согласие» по отношению к старшему сиблингу и «требовательность» по отношению к младшему ребенку.

По ряду параметров корреляции очень высоки (р>0,001): «принятие», «последовательность», «удовлетворенность отношениями», когда речь идет о старшем и младшем ребенке, а также «требовательность» по отношению к старшему и «строгость», «контроль», «эмоциональная близость» — по отношению к младшему ребенку.

2. Различия в структуре связей между показателями взаимодействия матери со старшим и младшим ребенком заключается в следующем. Удовлетворенность в отношении со старшим ребенком матери выше в том случае, если кроме эмоциональной близости, сотрудничества, принятия и мягкости, которые присутствуют в структуре связей между особенностями взаимодействия с младшим ребенком, в нее будут включены: «согласие», «последовательность» и «авторитетность». При этом показатели требовательности и строгости матери по отношению к обоим детям связаны положительно, а строгости и эмоциональной близости — отрицательно. Корреляция показателей «строгость» и «удовлетворенность отношениями» также является отрицательной. В структуре связей между показателями ВРР матери с младшим ребенком больше всего связей обнаружено с показателем «строгость», а со старшим ребенком — с показателем «удовлетворенность отношениями».

3. Выявлена специфика в структуре связей показателей отцовского отношения к сиблингам.

В структуре связей показателя «удовлетворенность отношениями» отца во взаимодействии со старшим ребенком представлены тесные взаимосвязи с показателями принятия, сотрудничества, согласия, последовательности и более слабая связь — с показателем контроля, в то время как в структуре связей показателей взаимодействия отца с младшим, кроме перечисленных показателей, обнаруживает связи показатель тревожности.

Показатель «строгость» обнаруживает отрицательные связи при анализе корреляционной структуры характеристик взаимодействия отца по отношению и к старшему и к младшему ребенку.

В структуру связей характеристик взаимодействия отца по отношению к старшему ребенку включен показатель «требовательность» (отрицательные

связи с показателями «согласие» и «последовательность»), в то время как в структуре связей характеристик взаимодействия отца по отношению к младшему ребенку он не представлен, кроме того, в данной структуре обнаруживают тесные связи с рядом показателей взаимодействия показатели «контроль» и «воспитательная конфронтация» («эмоциональная близость» 0,35, «принятие» -0,43; «последовательность» -0,38; «строгость» -0,34; эмоциональная близость -0,56; сотрудничество -0,42; соответственно).

4. Выявлены особенности взаимосвязей между показателями взаимодействия старшего ребенка с родителями.

Старший ребенок (подросток) полагает, что чем более требовательна мать, тем меньше она стремится к сотрудничеству, при этом возрастает строгость со стороны отца.

Чем больше строгости во взаимодействии матери с подростком, тем более он склонен воспринимать взаимодействие с родителями как согласие (с матерью 0,39; с отцом 0,48), однако при этом он не стремится к сотрудничеству (-0,34), снижается его принятие (-0,57) и эмоциональная близость с матерью (-0,53), а также удовлетворенность отношениями как с матерью (-0,45), так и с отцом (-0,49).

Строгость рассматривается исследователями как параметр родительского контроля и подразумевает принуждение детей к чему-либо [5; 11].

Контролирующее воздействие со стороны матери воспринимается подростком в связи с удовлетворенностью взаимоотношениями с ней и ее авторитетностью, а также усилением контроля со стороны отца.

В структуре связей показателя «удовлетворенность отношениями» старшего ребенка с родителями выявлены следующие отличия: удовлетворенность отношениями с матерью напрямую связана с показателем контролирующего материнского поведения, в то время как в структуре связей характеристик взаимодействия с отцом данная связь отсутствует, впрочем, как и еще одна связь -с показателем «последовательность» (в требованиях к ребенку).

В целом результаты, полученные в исследовании, уточняют характеристики, ответственные за построение согласованности и комплементарности при выстраивании отношений родителей и детей в семье. Так, установлена большая требовательность матери по отношению к старшему ребенку, ожидание от него более высокого уровня ответственности по сравнению с младшим; авторитетность по отношению к старшему и большая эмоциональная вовлеченность с позитивной отдачей от младшего обоих родителей.

Позиция матери при взаимодействии с детьми более сложна, многогранна и неоднозначна, чем позиция отца. Она в большей мере берет на себя контролирующие функции по отношению к старшему ребенку и проявляет большую, чем отец, эмоциональную близость и тревожность в отношении младшего. При этом большее удовлетворение от взаимодействия с детьми получает отец.

Мать будет более удовлетворена отношениями со старшим, если кроме контролирующих функций будет достигнуто согласие между ними по различным жизненным ситуациям; если ее мнение, поступки и действия будут

являться авторитетными для ребенка; в целом если сила ее влияния на подростка будет высока. Подросток же будет более удовлетворен отношениями с матерью, если мать будет более эмоционально близка с ним и менее строга, более последовательна и будет больше принимать его как личность.

Е.О. Смирнова, М.В. Соколова [9] выделяют в родительском отношении нормативно-оценочную позицию родителя, соотносящуюся со строгостью воспитания и личностную, которая порождает внутреннюю связь родителей и ребенка. Авторы отмечают, что соотношение этих позиций является динамичным и зависит от индивидуальных особенностей родителей, возраста ребенка, а также влияний социальных установок и ценностных ориентаций, отражающих характер общественных отношений. В последние годы зафиксировано значительное усиление нормативного и ослабление личностного начала в отношении к ребенку.

Можно предположить, что если эти тенденции будут сохраняться и усиливаться, то гармоничность родительских, и прежде всего материнских отношений, будет ослабевать.

Список литературы

1. Алексеева О.С., Козлова И. : http://psystudy.ru. 0421000116/0039.

4. Корниенко Д.С., Баландина Л.Л., Харламова Т.М. Интегральная индивидуальность и конфигурация семьи. — Пермь, 2011. — 222 с.

5. Марковская И.М. Психология детско-родительских отношений. -Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2007. — 91 с.

6. Марковская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. — СПб.: Речь, 2005. — 150 с.

7. Овчарова Р. В. Психологическое сопровождение родительства. — М.: Изд-во Ин-та. психотерапии, 2003. — 319 с.

8. Силина Е.А., Баландина Л.Л. Какие они, дети из многодетных семей? (Психологический очерк индивидуальности детей из многодетных семей): моногр. / Перм. гос. пед. ун-т. — Пермь, 2005. — 166 с.

9. Смирнова Е.О., Соколова М.В. Структура и динамика родительского отношения в онтогенезе ребенка // Вопросы психологии. — 2007. — № 2. — С. 57- 68.

10. Чернов Д.Н. Субъектно-деятельностный подход к анализу детско-родительских отношений в семьях, воспитывающих младших дошкольников //

NB: Психология и психотехника [Электронный ресурс]. — 2012. — № 2. — С. 133. — URL: http://e-notabene.ru/psp/article_127.html.

11. Maccoby E.E. Social Development.Psychological grouth and parent-child relationship. — New York: Harcourt B.J., 1980. — 436 p.

УДК 159.9.01

Д.С. Корниенко, М.В. Балева

СТРУКТУРА ИНТРАЭТНИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ В КОМПЛЕКСНОЙ МОДЕЛИ МЕЖЭТНИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ*

STRUCTURE OF INTRAETHNIC FACTORS IN MODEL OF INTERETHNIC RELATIONS

В работе предпринимается попытка операционализации и выявления эмпирической (факторной) структуры интраэтнических факторов в комплексной модели влияния интра- и экстраэтнических факторов на межэтническое взаимодействие. В исследовании приняли участие 143 студента (76 русских и 67 коми-пермяков). Методики: Пермский вопросник этнического «Я», вопросник этнической аффилиации и вопросник этнической идентичности. Обнаружено, что интраэтнические факторы русских структурированы через симптомокомплексы этнической индифферентности-толерантности, этноизоляциомизма и слияния с этносом, а коми-пермяков -через симптомокомплексы этнического слияния, этнической индифферентности и обособления от этноса.

Ключевые слова: этнос, этническая идентичность, этническое «Я», коми-пермяки, русские.

The aim of this study is to reveal the structure of intraethnic factors in the model of interethnic relations. Ethnic identity, ethnic self and ethno-affiliation motives were investigated as a core of intraethnic characteristics. Sample consists of 147 students (76 russians, 67 komi-permyak). Methods: Perm ethnic-self questionnaire, motives of etnic-affiliation and ethnic-identity questionnaire. Factor analysis was the main statistic procedure. Structure of intraetnic characteristics of Russians includes ethnic tolerance, ethnic isolation and ethnic confluence; of Komi-permyak — ethnic confluence and ethnic isolation and indifference.

Keywords: ethnos, ethnic identity, ethnic-self, Komi-permyak, Russians.

© Корниенко Д.С., Балева М.В., 2013

* Исследование выполнено при поддержке РГНФ, проект № 12-16-59008 а(р)

На сегодняшний день в практике этнопсихологических исследований проблемы межэтнического взаимодействия можно выделить два направления, одно из которых связано с анализом этнического самосознания (этнической идентичности и др.), а другое — с анализом ситуативных (внешних) факторов межэтнической конфронтации «на фоне» восприятия других этносов.

Первое направление изучает личностные факторы межэтнического восприятия. Рассматриваются такие диспозиционные характеристики личности как агрессивность [1] и авторитаризм. При изучении социальных установок по отношению к представителям других этнических групп авторы отводят немаловажную роль обсуждению этнических компонентов самосознания. Например, Л.М. Дробижева [8], исследуя ценностные аспекты межнациональных отношений, пришла к выводу, что важнейшими компонентами этнического самосознания, которые служат целям общения, являются этнические стереотипы, что свидетельствует в пользу ведущей роли этнических составляющих самосознания при межгрупповом взаимодействии. Дж. Берри в своих исследованиях, посвященных проблеме этнической толерантности, установил, что позитивная этническая идентичность может дать основание для уважения других этнических групп и выражения готовности обмена идеями, установками или для участия в совместной деятельности [11].

Второе направление исследований в качестве ситуативных факторов рассматривает физическое или социальное окружение, группу и ее характеристики, способ и ролевую структуру взаимодействия людей друг с другом [7], цели взаимодействия. В наших собственных экспериментальных исследованиях было обнаружено, что характер восприятия представителей этнических аут-групп во многом определен характером непосредственного информационного воздействия: его эмоциональной окрашенностью

и политической тенденциозностью [5].

Вместе с тем параллельное развитие двух исследовательских направлений препятствует выстраиванию комплексной модели, которая могла бы обеспечить более широкий объяснительный контекст феноменов, детерминирующих процессы межэтнической интеграции и дезинтеграции. Разрозненность исследований этнопсихологических (интраэтнических) свойств и роли ситуативных (экстраэтнических) факторов в межгрупповом взаимодействии, восприятии и поведении не позволяет дать целостное описание системы межэтнических отношений. Необходимость построения такой модели обусловлена тем обстоятельством, что, выстраивая взаимодействие с другими этносами, человек не действует разновременно то в соответствии с первой реакцией на этноспецифичную информацию (включая стереотип), то в соответствии с характеристиками собственной этнической идентичности. Это, скорее, единый процесс межэтнического восприятия и взаимодейсвтия, в котором коммуникативная, интерактивная и перцептивные стороны имеют двоякую обусловленность интраэтническими и экстраэтническими параметрами.

Интраэтнические факторы — это все, что определяет этнический облик индивидуальности: этническая идентичность, этническое «Я», ценностномотивационная сфера, культурно-ценностные ориентации и др. Это свойства личности, имеющие этническую специфику.

Экстраэтнические факторы — это информационно-ситуативные стимулы: стереотипность образа этнофора, условия взаимодействия, длительность взаимодействия, перцептивные эффекты.

Нами [10] предложена модель взаимодействия ситуационных и личностных факторов, определяющих характер межэтнических отношений. В основе модели лежит предположение о том, что экстраэтнические и интраэтнические факторы воздействуют на межэтнические отношения как минимум двумя путями. Первый путь — прямое воздействие, которое связано с проявлением индивидуальных интраэтнических свойств (например, интолерантности к другому этносу) или с экстраэтническими параметрами (например, со стереотипным образом собеседника, транслируемым СМИ), и выстраивание взаимодействия исключительно на этой основе. Второй путь -опосредованное воздействие. Такой тип воздействия характеризуется тем, что интра- и экстраэтнические параметры вступают во взаимодействие и реализуются совместно, определяя межэтническое взаимодействие. Например, при высокой толерантности (интраэтнический фактор) происходит принятие стереотипного образа (экстраэтнический фактор), а при низкой толерантности -нестереотипного и т. д.

Эмпирическая верификация данной модели требует прежде всего изучения внутренней структуры интраэтнических характеристик. Исходя из понимания интраэтнических факторов как определяющих этнический облик индивидуальности, можно утверждать, что их референтами являются: этническое «Я», этническая идентичность и этноаффилиативные мотивы.

Конструкт этнического «Я» был подробно разработан и проанализирован М.В. Балевой [3]. Этническое «Я» рассматривается в контексте метаиндивидуального этнического мира [15]. Рассматриваются те стороны метаиндивидуального мира, которые несут этническую нагрузку и выполняют этнические функции. Этническое «Я» рассматривается как форма полимодального «Я», в которой ментально репрезентируется метаиндивидуальный этнический мир. В этническом «Я» выделяются модальности «Этнос» и «Я» В модальности «Этнос» ментально репрезентируются традиции, фольклор, люди данного этноса, а также национальные особенности этноса, к которому относит себя человек. По аналогии с полимодальным «Я» в этническом «Я» можно выделить субмодальности — Авторское, Вторящее, Воплощенное, Превращенное. Субмодальности «Я» — Воплощенное и Превращенное — относятся

к модальности «Этнос», но в разных отношениях. «Я»-Воплощенное характеризует тот аспект «Я», в котором выражается стремление человека обладать теми или иными сторонами этноса. Это — тот аспект «Я», благодаря которому в этнос привносится нечто свое, а отдельные элементы этноса

трансформируются. «Я»-Превращенное, наоборот, характеризует тот аспект «Я», в котором выражается терпимость к этническим ценностям, нормам и моделям поведения, их принятие. Субмодальности «Я»-Авторское и вторящее -относятся к модальности «Я», но в разных отношениях. «Я»-Авторское характеризует тот аспект «Я», который отвечает за самостоятельный (независимый) выбор в пользу своего этноса, идентификацию с ним. «Я»-Вторящее — это тот аспект «Я», в котором ментально репрезентируется зависимость человека от этноса [3].

Содержание понятия «этническая идентичность» в русле этнической психологии впервые обозначил Шлет [16]. Он определял этническую идентичность как переживание человеком своего тождества с одной этнической общностью и отделения от других. Стефаненко [14] рассматривает этническую идентичность как результат когнитивно-эмоционального процесса осознания самого себя представителем определенного этноса. Одной стороной этого осознания является отождествление со «своим» этносом, другой стороной -обособление от других этносов.

В этнической идентичности выделяются когнитивный (знания, представления об особенностях группы и осознание себя ее членом на основе этнодифференцирующих признаков) и аффективный (чувство принадлежности к группе и членство в ней, оценка ее качеств) компоненты [14], а также поведенческий компонент (Дробижева, 2004). Этническая идентичность может подвергаться трансформациям. Источником этих трансформаций могут быть эмоционально-оценочные противопоставления своей и чужой этнической группы по принципу «мы» — «они». В зависимости от позитивных или негативных результатов этого противопоставления развивается определенный тип этнической идентичности (см.: Арутюнян, Дробижева, Сусоколов, 1998): позитивная этническая идентичность, этническая индифферентность, этнонигилизм, этноэгоизм, этноизоляционизм и национальный фанатизм.

Этноффилиативные мотивы являются важнейшей характеристикой личности, объясняющей ее привязанность к «своей» этнической группе, и фактором кросс-культурных различий. Например, аффилиативные мотивы связаны с этническим самосознанием. Было обнаружено, что рост этнического самосознания может приводить к снижению выраженности аффилиативных мотивов личности [7]. По степени выраженности аффилиативных мотивов (кросс-культурный аспект) русские отличаются от татар [6; 13], башкир, удмуртов [6], тувинцев, якутов и осетин [13]. Исследования русских и удмуртов позволяют полагать, что аффилиативные мотивы — существенная характеристика кросс-культурных различий между ними.

В настоящем исследовании предпринимается попытка операционализации и выявления эмпирической (факторной) структуры интраэтнических факторов в комплексной модели влияния интра- и экстраэтнических факторов на межэтническое взаимодействие. В связи с тем, что в исследование привлечены выборки русских и коми-пермяков, можно ожидать, что структура интраэтнических факторов обнаруживает этническую специфику, которая выражается в своеобразии его факторных структур у представителей разных этносов.

Организация и методы исследования

В исследовании приняли участие 143 студента 1-5 курсов гуманитарных специальностей Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета и Пермской государственной академии искусства и культуры, из них 76 студентов относящих, себя к русскому этносу, и 67 студентов относящих себя к коми-пермяцкому этносу. Половой состав: русские студенты

— 52 девушки и 24 юноши, коми-пермяцкие — 48 девушек и 19 юношей. Возраст участников М = 20,84; SD = 3,22.

Для измерения конструкта этнического «Я» был использован Пермский вопросник этнического «Я» [12], состоящий из пунктов, характеризующих субмодальности этнического «Я»: Авторского, Воплощенного, Превращенного, Вторящего. Для измерения этнических аффилиативных мотивов был использован вопросник этнической аффилиации [13]. В основе вопросника лежит концепция аллоцентризма-идеоцентризма [26]. Для измерения этнической идентичности был использован вопросник этнической идентичности (Рыжова, Солдатова, 1995), который позволяет измерить разные типы этнической идентичности: позитивная этническая идентичность,

этническая индифферентность, этнонигилизм, этноэгоизм, этноизоляционизм и национальный фанатизм.

В качестве методов статистической обработки данных использовались эксплораторный факторный анализ (метод главных компонент, вращение способом Varimax). Анализ позволил обнаружить структуры взаимосвязей этнического «Я», этнической идентичности и этноаффилиативных мотивов, которые интерпретировались как латентные факторы этнического самосознания, включающие в себя соответствующие компоненты.

Результаты и их обсуждение

В результате факторного анализа показателей этнического «Я», этнической идентичности и этноаффилиативных мотивов в общей выборке студентов было выделено 4 фактора, общая доля объяснимой дисперсии 68,24 % (табл. 1). В первый фактор со значимыми нагрузками вошли показатели этнического «Я»-Авторского и этнического «Я»-Воплощенного. Данный фактор был назван «Этническая регуляторная активность субъекта». Во второй фактор вошли показатели этнонигилизма, этноиндифферентности, позитивной идентичности и этнического «Я»-Превращенного. Данный фактор был назван «Баланс этнических предпочтений «своих» и «чужих»». В третий фактор вошли показатели позитивной идентичности, этнического «Я»-Вторящего, этноаффилиативных мотивов и (с отрицательным знаком) анти-этноаффилиативных мотивов. Данный фактор был назван «Зависимое слияние со своим этносом». В четвертый фактор вошли показатели этноэгоизма, этноизоляционизма и этнофанатизма. Данный фактор был назван «Этноизоляционные этнические проявления».

Таблица 1

Факторная структура показателей этнического «Я», этнической идентичности и этноаффилиативных мотивов на выборке русских

и коми-пермяцких студентов

Переменные Факторы

1 2 3 4

ЭЯ Авторское 0,68 — — —

ЭЯ Воплощенное 0,63 — — —

Этнонигилизм — 0,52 — —

Этническая индифферентность — 0,48 — —

Позитивная этническая идентичность — 0,43 0,56 —

ЭЯ Превращенное — 0,69 —

ЭЯ Вторящее — — 0,56 —

Этноаффилиативные мотивы — — 0,77 —

Антиэтноаффилиативные мотивы — — -0,48 —

Этноэгоизм — — — 0,61

Этноизоляционизм — — — 0,78

Этнофанатизм — — — 0,72

Доля объяснимой дисперсии, % 21,53 18,36 15,60 12,75

В результате факторного анализа показателей этнического «Я», этнической идентичности и этноаффилиативных мотивов в выборке русских студентов было выделено 3 фактора, общая доля объяснимой дисперсии 65,99 % (табл. 2). В первый фактор со значимыми нагрузками вошли показатели этнонигилизма, этноиндифферентности и этнического «Я»-Превращенного. Данный фактор был назван «Этническая индифферентность-толерантность». Во второй фактор вошли показатели этноизоляционизма, этнофанатизма, этнического «Я»-Авторского и этноаффилиативных мотивов. Данный фактор был назван «Этноизоляционизм». В третий фактор вошли показатели позитивной этнической идентичности, этноэгоизма, этнического «Я»-Воплощенного, этнического «Я»-Вторящего и (с отрицательным знаком) анти-этноаффилиативных мотивов. Данный фактор был назван «Слияние с этносом».

На выборке коми-пермяков было выделено 3 фактора, общая доля объяснимой дисперсии 66,9 % (табл. 3). В первый фактор со значимыми нагрузками вошли показатели позитивной этнической идентичности, этнического «Я»-Воплощенного, этнического «Я»-Вторящего и этноаффилиативных мотивов. Данный фактор был назван «Этническое слияние». Во второй фактор вошли показатели этнонигилизма, этноиндифферентности и этнического «Я»-Превращенного. Данный фактор был назван «Этническая индифферентность». В третий фактор вошли показатели этнического «Я»-Превращенного, этноэгоизма (с отрицательным

знаком), этноизоляционизма (с отрицательным знаком), этнофанатизма (с отрицательным знаком), этнического «Я»-Авторского и анти-этноаффилиативных мотивов. Данный фактор был назван «Обособление от этноса».

Таблица 2

Факторная структура показателей этнического «Я», этнической идентичности и этноаффилиативных мотивов на выборке русских студентов

Переменные Факторы

1 2 3

Этнонигилизм 0,49 — —

Этническая индифферентность 0,69 — —

Позитивная этническая идентичность — — 0,59

Этноэгоизм — — 0,71

Этноизоляционизм — 0,75 —

Этнофанатизм — 0,52 —

ЭЯ Авторское — 0,72 —

ЭЯ Воплощенное — — 0,74

ЭЯ Превращенное 0,58 —

ЭЯ Вторящее — — 0,77

Этноаффилиативные мотивы — 0,64 —

Антиэтноаффилиативные мотивы — — -0,55

Доля объяснимой дисперсии, % 28,14 22,74 15,11

Таблица З

Факторная структура показателей этнического «Я», этнической идентичности и этноаффилиативных мотивов на выборке коми-пермяцких студентов

Переменные Факторы

1 2 3

Позитивная этническая идентичность 0,59 — —

ЭЯ Воплощенное 0,78 — —

ЭЯ Вторящее 0,85 — —

Этноаффилиативные мотивы 0,67 — —

Этнонигилизм — 0,72 —

Этническая индифферентность — 0,59 —

ЭЯ Превращенное — 0,45 0,44

Этноэгоизм — — -0,79

Этноизоляционизм — — -0,66

Этнофанатизм — — -0,51

ЭЯ Авторское — — 0,59

Антиэтноаффилиативные мотивы — — 0,48

Доля объяснимой дисперсии, % 27,46 26,15 13,29

Полученные нами результаты свидетельствуют о том, что этническая «Я»-концепция, этническая идентичность и этноаффилиативные мотивы являются взаимосвязанными конструктами, системно структурирующимися под влиянием латентных факторов. Предположительно, в качестве латентных факторов, структурирующих данные компоненты, выступают модальности этнического самосознания, которые проявляются как конкретные проявления аттитюдов личности к своему и чужому этносам.

Обнаружено, что выраженность этнического «Я» проявляется на фоне развитых этноаффилиативных мотивов, при этом «Я»-Вторящее, т.е. субъективно воспринимаемая зависимость этнофора от своей этнической группы, способствует усилению этноаффилиативных тенденций.

Выраженность этноаффилиативных мотивов сопряжена с сознательным предпочтением своего этноса при одновременном уважительном отношении к другим этносам. В то же время мотивы обособления от этноса актуализированы на фоне слабовыраженной идентичности вплоть до ее отрицания.

У русских студентов этнические установки, связанные со стремлением обладать теми или иными сторонами этноса, желанием индивидуализации его проявлений обнаруживаются наряду с выраженной актуализацией этнической составляющей сознания, слиянием с этносом по принципу Я+Они=Мы. У коми-пермяцких студентов выраженное этническое «Я» сопряжено с проявлениями этнической толерантности, понимаемой через слабую выраженность таких негативных проявлений этнической идентичности, как этноэгоизм, этноизоляционизм, этнофанатизм.

Латентными факторами, определяющими структуру интраэтнических факторов, выступают этническая регуляторная активность субъекта, баланс этнических предпочтений «своих» и «чужих», зависимое слияние со своим этносом, а также этноизоляционные этнические проявления. При этом структура этнического самосознания обнаруживает чувствительность к этнической специфике и может быть рассмотрена в контексте кросс-культурных различий. Так, обнаружено, что интраэтнические факторы русских структурированы через симптомокомплексы этнической индифферентности -толерантности, этноизоляционизма и слияния с этносом, а коми-пермяков -через симптомокомплексы этнического слияния, этнической индифферентности и обособления от этноса.

Список литературы

1. Аймаганбетова О.Х. Основы этнопсихологии: учеб. пособие. — Алма-ты: Литера, 2003. — 178 с.

2. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология: учеб. пособие для вузов. — М.: Аспект Пресс, 1998. — 271 с.

3. Балева М. В. Взаимодействия этнического Я и кросс-культурного фактора по полимодальному Я и аффилиативным мотивам (на материале удмуртских и русских студенток) // Учебный процесс в вузе искусства и культуры: организационные и научно-методические проблемы / ред. кол.

Е.А. Малянов, Е.М. Березина. — Пермь: Перм. гос. ин-т искусства и культуры, 2004. — С. 110-113.

4. Балева М.В. Полимодальное Я: этнический и кросс-культурный аспекты (на материале удмуртских и русских студентов) : дис. … канд. психол. наук.-Пермь, 2004. — 192 с.

5. Балева М.В., Корниенко Д.С. Эмоциональный характер информационного воздействия как фактор восприятия русскими иммигрантов в Россию // Вестник Перм. гос. ин-та искусства и культуры. — Пермь, 2007. — № 5. — С. 167-186.

6. Выскочил А.А. Кросс-культурное исследование взаимосвязи этнической идентичности и этнической толерантности в северо-западной части Башкирии // Психологические исследования этнической толерантности / под ред. Е.И. Маркиной. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2003. — С. 88-148.

7. Вяткин Б.А., Хотинец В.Ю. Этническое самосознание как фактор развития индивидуальности // Психологический журнал. — 1996. — Т. 17, № 5. — С. 69-75.

8. Дробижева Л.М. Проблемы межэтнических отношений // Социология межэтнической толерантности / отв. ред. Л.М. Дробижиева. — М.: Ин-т социологии РАН, 2004. — 222 с.

9. Козлова М. Развитие национального самосознания у современных русских студентов // Журнал прикладной психологии. — 2000. — № 4. — С. 54-59.

10. Корниенко Д.С., Балева М.В. Теоретические основания комплексной модели влияния экстраэтнических и интраэтнических факторов на параметры межэтнического взаимодействия // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. — 2012. — № 5/6. — С. 99-111.

11. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. — М.: Ключ-С, 1999. — 224 с.

12. Рябикова М.В. Пермский вопросник этнического Я: надежность и валидность // 85 лет высшему профессиональному образованию на Урале / отв. ред. Е.М. Березина. — Пермь: Перм. гос. ин-т искусства и культуры, 2002. — С. 112-117.

13. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности — М.: Смысл, 1998. — 389 с.

14. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. — М.: Ин-т психологии РАН: Академический проект, 1999. — 320 с.

15. Хотинец В.Ю. Этническое самосознание. — СПб.: Алетейя, 2000. — 240 с.

16. Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию. — СПб.: П.Э.Т.: Алетейя, 1996. — 154 с.

17. Allocentrie versus idiocentric tendencies: Convergent and discriminant validation / H.C. Traindis, K. Leung, M. Villareal, F.L. Clarc // Journal of Research in Personality. — 1985. — № 19. — P. 395-415.

18. Altemeyer B. The other authoritarian personality.// Advances in experimental social psychology/ M. P. Zanna (Ed.). — San Diego: Academic Press,1998. — Vol. 30. — P. 47-92.

19. Stereotypes as justibications of prejudice / C.S. Crandall, A. Bahns, R. Warner, V. Schaller // Personality and Social Psychology Bulletin. — 2011. -Vol. 37, № 11. — P. 1488-1498.

Популярные темы или психология для родителей

 

Детские страхи.

Каждому из нас приходилось сталкиваться со страхом. Иногда он разумен и вполне обоснован (мы стоим на краю обрыва и боимся упасть вниз; мы стоим на тротуаре, готовимся перейти через дорогу, а мимо проносятся машины, и мы боимся, что могут сбить), а иногда и не очень разумен (мы боимся, что нас укусит мышь, или осудят коллеги по работе за не слишком модный пиджак). В любом случае, переживание страха не слишком-то приятное чувство. Иногда оно достигает такой степени, что буквально парализует человека, заставляет его забывать все на свете и совершать какие-то опрометчивые или даже откровенно глупые поступки.
Еще сложнее детям. У них не так много знаний, чем у взрослых, и они не умеют так рассуждать и управлять своими чувствами. Именно поэтому страх – одно из самых неприятных детских переживаний (вспомните хотя бы свое детство).

Существуют разные мнения по поводу того, откуда берутся страхи, как конкретно они возникают. Вот одна из достаточно обоснованных теорий.

У каждого человека есть врожденный инстинкт самосохранения. Именно он заставляет нас бояться всего неизвестного и неожиданного – резких звуков или вспышек света, незнакомых людей или неизвестных механизмов, страх оказаться в одиночестве или беспомощности и так далее. Другим источником страха часто становится боль. Пережитая когда-то боль заставляет нас бояться огня, острых предметов, высоты, зубных врачей и так далее. Кроме перечисленных источников страха, есть еще и специфические детские переживания, связанные с возрастом. Так известный детский психотерапевт В.И.Гарбузов напоминает, что дети одушевляют природу. И в сказках для ребенка животные, растения и вымышленные персонажи живут человеческими страстями, любят и ненавидят, благодарят и наказывают. Отсюда страхи темноты, леса, волка, сказочных персонажей.
И все же, по мнению В.И. Гарбузова, основные причины страхов у детей — неуверенность в себе, порождающая робость, тревожность, несамостоятельность, а также издержки умственного воспитания, ведущие к неведению, к сниженному уровню ориентации в окружающем ребенка мире, а то и к полному ее отсутствию. Умственное развитие детей имеет прямое отношение к характеру детских страхов. Ключ к пониманию этого явления в вопросах ребенка. Он спрашивает до двух лет «что это?» и «кто это?» не только для того, чтобы познать, что есть что и кто есть кто, но и чтобы знать, опасны или безопасны эти кто-то и что-то. До двух лет основные страхи — страхи перед незнакомыми предметами, людьми, животными. С двух до трех лет ребенок задает вопросы «где?», «куда?», «откуда?» и «когда?». Возникают страхи высоты, глубины, пространства (глубоко-глубоко, далеко-далеко, сзади, в углу, в лесу, на крыше, на чердаке и т.д.), темного времени суток (вечером, поздно-поздно, ночью). С вопросом «почему?» от трех до четырех лет приходят страх последствий поступков, а с этим и страх наказания. Ребенок более всего боится того, о чем ничего не знает. И такой страх естественен, он побуждает задавать вопрос «почему?», чтобы узнать о еще неизвестном.
К пяти годам ребенок выходит на вопрос «что будет?» и узнает о смерти. В это же время заканчивается период упрямства, малыш постигает свою беспомощность и сложность окружающего мира, жизни. Изменяется характер страхов. Возникают вопросы: «А я не умру?», «А ты, мама, не умрешь?» Страх смерти естественен. Инстинкт самосохранения — инстинкт выживания. Он против смерти. С ним рождаются. Страх смерти приобретает все большую глубину, становясь осознанным переживанием. Этот страх — корень всех страхов. Ребенок может бояться бабы-яги, волка и «чужого дяди», бояться тысячи объектов, иметь десятки различных страхов, но за этим одно — страх смерти. Поэтому борьба со страхами — борьба со страхом смерти.

В.И. Гарбузов прослеживает отчетливую связь детских страхов с развитием у детей ориентации и познания. Он утверждает, что полноценное умственное воспитание, полноценность ответов на вопросы ребенка, а с этим полноценная ориентированность — профилактика детских страхов. Иными словами, чем больше ребенок знает, особенно в том, что не только интересует, но и тревожит его, тем меньше страхов. Умственно отсталый может ничего не бояться, но такое бесстрашие — по недомыслию. Ребенок с полноценными умственными потенциями остро интересуется окружающим его. Не получая удовлетворительного ответа на постепенно углубляющиеся свои вопросы, он отвечает на них сам, и это не лучшие ответы. Фантазия и неведение в таком случае порождают страхи. А тут еще некоторые родители и пугают, читая страшные сказки, выделяя интонацией страшное в них, а не познавательный и ориентирующий смысл.

Теперь поговорим подробнее о страхах, характерных для младших школьников.

Один из ведущих в нашей стране специалистов по детским неврозам и страхам, психотерапевт А.И.Захаров на основании своих исследований указывает, что страх в младшем школьном возрасте — это страх быть не тем, о ком хорошо говорят, кого уважают, ценят и понимают. Другими словами, это страх не соответствовать социальным требованиям ближайшего окружения, будь то школа, сверстники или семья. Конкретными формами страха «быть не тем» являются страхи сделать не то, не так, неправильно, не так, как следует, как нужно. Они говорят о нарастающей социальной активности, об упрочении чувства ответственности, долга, обязанности, то есть о том, что объединено в понятие «совесть», как центральное психологическое образование данного возраста. Совесть неотделима от чувства вины как регулятора нравственно-этических отношений еще в старшем дошкольном возрасте.

Если в младшем школьном возрасте не будет сформировано умение оценивать свои поступки с точки зрения социальных предписаний, то в дальнейшем это будет весьма трудно сделать, так как упущено самое благоприятное время для формирования социального чувства ответственности. Конечно, страх несоответствия — удел не каждого школьника. Многое зависит от установок родителей и учителей. Можно легко «перегнуть палку» и связать детей таким количеством правил и условностей, запретов и угроз, что они будут бояться, как кары небесной, любого невинного для возраста, тем более случайного нарушения поведения, получения не той оценки и, более широко, любой неудачи. Закодированные таким образом младшие школьники будут находиться в состоянии постоянного психического напряжения, скованности и, нередко, нерешительности из-за трудностей своевременного, не регламентированного свыше, самостоятельного принятия решений. Недостаточно развито чувство ответственности у детей «безалаберных», скользящих по поверхности, у родителей которых «все хорошо» и «нет проблем». Полное отсутствие чувства ответственности характерно для детей родителей с хроническим алкоголизмом, ведущих к тому же асоциальный образ жизни. Здесь не только генетически ослаблен инстинкт самосохранения, но он ослаблен еще и окружающими людьми.

Имеет место задержка развития чувства ответственности и в случаях психического инфантилизма и истерии, когда ребенок вследствие чрезмерной опеки и отсутствия ограничений настолько отвыкает от самостоятельности и ответственности, что при любой попытке заставить его думать самостоятельно, действовать инициативно и решительно обнаруживает сразу же реакции протеста и негативизма.

Часто встречаемой разновидностью страха «быть не тем» будет страх опоздания в школу, то есть опять страх не успеть, услышать порицание, более широко — социального несоответствия и неприятия. Большая выраженность этого страха у девочек не случайна, так как они раньше, чем мальчики, усваивают социальные нормы, в большей степени подвержены чувству вины и более критично (принципиально) воспринимают отклонения своего поведения от общепринятых норм.

Существует термин «школьная фобия», что подразумевает навязчиво преследующий некоторых детей страх перед посещением школы. Нередко речь идет не столько о страхе школы, сколько о страхе ухода из дома, разлуки с родителями, к которым тревожно

привязан ребенок, к тому же часто болеющий и находящийся в условиях гиперопеки.

Иногда родители боятся школы и непроизвольно внушают этот страх детям или драматизируют проблемы начала обучения, выполняя вместо детей все задания, а также контролируя их по поводу каждой написанной буквы. В результате у детей появляются чувство неуверенности в своих силах, сомнения в своих знаниях, привычка надеяться на помощь по любому поводу. При этом тщеславные родители, жаждущие успеха любой ценой, забывают, что дети даже в школе остаются детьми — им хочется поиграть, побегать, «разрядиться», и нужно время, чтобы стать такими сознательными, какими их хотят видеть взрослые.

Некоторые дети панически боятся сделать ошибку, когда готовят уроки или отвечают у доски, потому что их мать педантично проверяет каждую букву, каждое слово. И при этом очень драматично ко всему относится: «Ах, ты сделал ошибку! Тебе поставят двойку! Тебя выгонят из школы, ты не сможешь учиться!», и т. д. Она не бьет ребенка, только пугает. Но психологически наказание все равно присутствует. Это и есть психологическое битье. Самое настоящее. И что же получается? До прихода матери ребенок готовит уроки. Но все идет насмарку, потому что приходит мать и начинает уроки сначала. Ей хочется, чтобы ребенок был отличником. А он не может им быть в силу разных не зависящих от него причин. Тогда он начинает бояться отрицательного отношения матери, и этот страх переходит на учителя, парализует волю ребенка в самые ответственные моменты: когда вызывают к доске, когда нужно писать контрольную или неожиданно отвечать, с места.

В ряде случаев страх перед школой вызван конфликтами со сверстниками, боязнью проявлений физической агрессии с их стороны. Особенно это характерно для эмоционально чувствительных, часто болеющих и ослабленных мальчиков, и особенно для тех из них, кто перешел в другую школу, где уже произошло «распределение сил» внутри класса.
Помимо «школьных» страхов для детей этого возраста типичен страх стихии — природных катаклизмов: бури, урагана, наводнения, землетрясения. Он не случаен, ибо отражает еще одну особенность, присущую данному возрасту: так называемое магическое мышление — склонность верить в «роковое» стечение обстоятельств, «таинственные» явления, предсказания и суеверия. В этом возрасте переходят на другую сторону улицы, увидев черную кошку, верят в «чет и нечет», тринадцатое число, «счастливые билеты». Это возраст, когда некоторые просто обожают истории о вампирах, привидениях, а другие их панически боятся.

Как же обеспечить профилактику страхов, а если они все-таки уже возникли, помочь ребенку справиться с ними?

Вот несколько соображений на этот счет.

 

  1. Детей никогда и ничем не следует пугать ради послушания: ни дядей, ни волком, ни лесом, ни врачами, ни природными катастрофами, ни чем-либо еще. Послушания добиться, возможно, удастся, но возникнут и некоторые последствия — тревожная мнительность, чрезмерная осторожность, пассивность и подавление творческого начала.
  2. Никогда не следует стыдить или высмеивать ребенка за его страхи. Стыд и страх взаимосвязаны. Стыд заставляет ребенка скрывать страх и тем усиливает его многократно. Ведь теперь ребенок чувствует себя один на один со своим страхом, он не может (стыдится) обратиться к вам за помощью, а значит должен переживать в одиночестве. А в итоге – опять-таки самые многообразные невротические нарушения.
  3. Ребенка никогда не нужно оставлять одного в незнакомой ему обстановке, в ситуации, когда возможно появление неожиданного, пугающего. Если возникает необходимость помещения в новую, незнакомую обстановку (например, в больницу), ребенок должен иметь возможность исследовать неизвестное рядом с близким взрослым (хотя бы первые несколько часов). Еще раз хотелось бы обратить внимание – ребенок, вынужденный познавать новое самостоятельно (без родителя или другого близкого взрослого), увы, не избежит возникновения множества страхов. Родителям не стоит забывать об этом.
  4. Конечно, если ребенок слишком впечатлителен, отвечая на его вопросы и, вообще, предоставляя любую информацию, нужно соблюдать осторожность. Например, рассказывая о правилах дорожного движения, лучше избежать красочного расписывания последствий всевозможных аварий. А, покупая видеодиски с мультфильмами или фильмами (да и просто, включая телевизор), есть смысл применять «родительскую цензуру», чтобы нередкие сегодня видеокровопролития и прочие ужасы не стали причиной ночных кошмаров и энуреза у ребенка.
  5. Перед ситуациями, которые могут спровоцировать страхи и стресс у ребенка можно выполнить дыхательное упражнение (его может провести учитель или кто-либо из родителей; далее приводится на примере подготовки к контрольной работе).

    Упражнение. Как избавиться от страха перед контрольной работой (Возраст: 8 –10 лет)
    1. Глубоко вдохни и выдохни.
    2. Скажи себе: «Я постараюсь сделать это как можно лучше».
    3. Если ты чувствуешь, что волнуешься во время контрольной, или начинаешь запугивать себя, ещё раз хорошо вдохни и выдохни напряжение.

Учитель или школьный психолог могут для профилактики детских страхов воспользоваться «методом

  1. отреагирования» страха, тревоги, напряжения. Осуществляется с помощью игры-драматизации «в очень страшную, страшилищную школу», где сначала с помощью кукол-петрушек, в форме театральных этюдов дети изображают пугающие их ситуации школьной жизни, причём все «пугающие» моменты должны быть доведены до крайней степени («так чтобы зрителям было очень страшно»). Кроме того, можно применять приёмы «рисование страхов», «рассказы о страхах», причём акцентироваться должна школьная тематика. В ходе этой работы поощряются попытки юмористического, карикатурного изображения ситуации.
  2. Ну и, конечно, наиболее эффективное средство профилактики и «лечения» детских страхов – атмосфера любви, понимания, принятия, поддержки, доброжелательности в семье. Наверное, нет смысла повторять, что хотя, увы, не всем, по разным причинам, удается создать такую атмосферу и поддерживать, все же приложить все силы для того, чтобы она сложилась – долг каждого родителя.

Учимся строить диалог с ребёнком

Феоктистова Т. Г.

Очень важный фактор, осложняющий отношения между детьми и родителями, — неумение родителей спокойно и уважительно по отношению к ребенку излагать свои мысли. Нередко взрослые не могут спокойно и четко объяснить ребенку, чего они от него хотят, т.е. озвучить ему свои ожидания. При этом они бесконечно его ругают, привлекают посторонних людей, чтобы те внушили сыну или дочери, каким ему (или ей) надо быть.

Умение правильно обсудить возникшую проблему с ребенком — это еще один важный момент педагогического искусства родителя. «Это возможно, если с раннего детства устанавливать диалог, а не монолог, — пишет митрополит Антоний Сурожский. — А если ребенок доложен быть только ушами, а родители только голосом, то ничего не получается. Но если с самого раннего детства родители проявляли интерес: ты мне интересен! Каждая твоя мысль мне интересна, весь твой опыт и все движения ума и души интересны, объясни, я не понимаю… Беда с родителями в том, что они почти всегда себя ставят в такое положение: я-де понимаю, а ты не понимаешь… А если родители говорили бы (что просто правда): «Я не понимаю, ты мне объясни, очень многое могло бы быть объяснено. Потому что дети с готовностью объясняют, что они думают, если не ожидают, что их тут же осадят и докажут, что они неправы».

Но как создать хорошую основу для диалога?

Прежде всего стать спокойным и уверенным. Сегодня многие родители выглядят подавленными, потерявшими надежду, бессильными. Их поведение зачастую колеблется между властным принуждением, с помощью которого они пытаются «принять меры», и бездеятельной вседозволенностью «демократов», боящихся ограничить «свободу ребенка». Чтобы достичь спокойствия и уверенности, нужно следующее:

• вспомнить, что вы отвечаете за воспитание, ваш долг — передать свои жизненные принципы и ценности детям;

• постараться обрести веру в себя. Поймите, что любые крайности родительского воспитания (нервный крик, пассивность) происходят от неуверенности в себе, в своих родительских полномочиях;

• не требуйте от себя невозможного, помните, что ваш сын (дочь -самостоятельная личность, на которую невозможно повлиять, если утеряна доверительность отношений.


Быть последовательным в отношениях с детьми. Многие думают, что добьются доверия и любви детей только если будут вести себя с ними «по-дружески». Стать Для ребенка другом в какой-то степени, несомненно, хорошо, но следует понимать, что ваша «приятельская» позиция может позволять ему время от времени выходить за рамки «можно» и «нельзя» в ваших отношениях. Приятельские отношения становятся опасными в случаях, когда:

• родитель забывает о своей роли воспитателя, которая держится на авторитете;

• поведение родителя по отношению к ребенку становится двусмысленным, нерешительным, непоследовательным, а иногда и детским (мстительность, безответственность, поведение по принципу «назло»).

Твердость и последовательность — очень важные родительские качества, приносящие спокойствие, ясность мысли. Быть с детьми твердыми вовсе не означает быть грубыми. Просто человек с детства должен привыкать к тому, что в этом мире есть определенные границы и правила, с которыми нужно считаться.

Обучить ребенка ответственности и самостоятельности. Этого можно достичь следующим образом:

• предлагать понятные и четкие правила: «Делай так, а так не делай», постепенно перекладывая ответственность за исполнение этих правил на самого ребенка;

• допускать возможность несогласия со стороны ребенка, если при этом он выражает его уважительно по отношению к родителю;

• не выполнять за него дела, за которые он лично ответственен;

• позволять ребенку действовать самостоятельно, экспериментировать, но при этом он должен отвечать за последствия своих решений и исправлять ошибки;

• помочь ему раскрыть свои сильные стороны.

Говоря об ошибках и слабых сторонах ребенка, не делать далеко идущих выводов, не оскорблять его личность. Человек и его поступок — не одно и то же! Скажите сыну (дочери) о своем недовольстве конкретным поступком, но не обобщайте поступок до личностного уровня, не переходите на оскорбление личности ребенка. Например, не называйте его тупицей за двойку, за запах пива — не пророчьте «алкоголизм». Девочку, которую впервые вечером заметили в компании мальчиков, не называйте тем словом, которым некоторые любящие мамы ругают в подобных случаях своих дочек.

Не используйте в общении с ребенком иронию и сарказм.

Не унижайте ребенка перед другими людьми, не рассказывайте другим о его ошибках.

Никогда-никогда-никогда не переходите на уровень личных оскорблений!

А теперь — действуйте! Найдите наиболее благоприятное для вас и вашего сына (или дочери) время и обсудите с ним то, что волнует вас. Расскажите о своих чувствах по поводу расстроившей вас ситуации, ни в коем случае не утверждая, что именно таково положение вещей на самом деле. Когда ваш собеседник говорит — внимательно слушайте, не перебивайте, постарайтесь его понять. Главная задача подобного диалога — найти компромиссное решение, научить ребенка переходить на взаимоприемлемую позицию.

 

Отношения родитель-ребенок — Почему это важно

Воспитание — самая интересная работа, которая у нас когда-либо будет, но она не лишена проблем. Современная семейная жизнь может быть стрессовой, и при различных давлениях на семью это не всегда легко. В конечном счете, родители хотят лучшего для своего ребенка, и прочные отношения между родителями и детьми могут помочь улучшить результаты для детей.

Почему важны позитивные отношения между родителями и детьми?

Отношения родитель-ребенок — это те отношения, которые способствуют физическому, эмоциональному и социальному развитию ребенка.Это уникальная связь, которую каждый ребенок и родитель сможет развить и воспитать. Эти отношения закладывают основу личности ребенка, жизненного выбора и поведения в целом. Это также может повлиять на силу их социального, физического, психического и эмоционального здоровья.

Некоторые из преимуществ включают:

  • Маленькие дети, которые растут с надежной и здоровой привязанностью к своим родителям, имеют больше шансов на развитие счастливых и довольных отношений с другими в своей жизни.
  • Ребенок, у которого есть безопасные отношения с родителями, учится управлять эмоциями в стрессовых ситуациях и в сложных ситуациях.
  • Способствует умственному, языковому и эмоциональному развитию ребенка.
  • Помогает ребенку проявлять оптимистичное и уверенное поведение в обществе.
  • Вовлечение здоровых родителей и вмешательство в повседневную жизнь ребенка закладывают основу для улучшения социальных и академических навыков.
  • Надежная привязанность ведет к здоровому социальному, эмоциональному, когнитивному и мотивационному развитию.Дети также приобретают сильные навыки решения проблем, когда у них есть хорошие отношения со своими родителями.

Стиль воспитания — Позитивное воспитание

Когда дело доходит до воспитания детей, существует универсальный подход: мы меняемся и адаптируемся по мере роста наших детей. Однако следование некоторым простым позитивным советам по воспитанию может помочь, когда дело касается ваших отношений с ребенком.

Теплое, любящее общение
Относитесь к каждому взаимодействию как к возможности наладить контакт со своим ребенком.Будьте теплыми в своих выражениях, смотрите в глаза, улыбайтесь и поощряйте общение.

Имейте границы, правила и последствия
Детям нужна структура и руководство. Поговорите со своими детьми о том, чего вы от них ожидаете, и убедитесь, что они понимают.

Слушайте и сопереживайте своему ребенку
Признайте чувства ребенка, покажите ему, что вы понимаете, и заверьте, что вы всегда рядом, чтобы помочь ему, когда у него возникнут проблемы.

Решение проблем
Помогите ребенку решить проблему.Будьте хорошим примером для подражания и покажите им, как себя вести своими действиями. Когда вы работаете со своими детьми над поиском решений, они учатся справляться с трудностями соответствующим образом.

Укрепление отношений между родителями и детьми

Установление связи с вашим ребенком важно для развития прочных родительско-детских отношений. Вот несколько советов, которые помогут укрепить ваши отношения с детьми.

Скажите своему ребенку, что вы его любите
Конечно, вы любите своих детей, но говорите им каждый день, независимо от их возраста.Даже в трудные дни дайте ребенку понять, что вам не нравится такое поведение, но вы его безоговорочно любите. Простое «я люблю тебя» может многое сделать для укрепления отношений.

Играйте вместе
Игра очень важна для развития детей. Маленькие дети могут развить многие навыки с помощью игры. Это не только развлечение и помощь в развитии отношений с ребенком, но и улучшение языковых навыков, эмоций, творческих и социальных навыков детей.

Департамент образования и Playboard NI разработал ряд ресурсов по игре для родителей в рамках кампании #PlayMatters.

Будьте на связи
Найдите время, чтобы поговорить с ребенком, не отвлекая его, даже 10 минут в день могут иметь большое значение в формировании хороших навыков общения. Выключите телевизор, уберите технику и проведите время вместе.

Ешьте вместе
Еда вместе в семье создает основу для разговора. Не поощряйте использование технологий за столом и наслаждайтесь обществом друг друга.

Слушайте и сопереживайте
Соединение начинается с прослушивания.Постарайтесь взглянуть на вещи с точки зрения ребенка и воспитывайте взаимное уважение.

Проводите время один на один с детьми
Если у вас более одного ребенка, постарайтесь проводить индивидуальное время с каждым из них. Качественное и индивидуальное времяпрепровождение с ребенком может укрепить вашу связь, повысить его самооценку и дать им понять, что их ценят.

10 вещей, которые нужно знать об отношениях между родителями и детьми

«… воссоединение матери и ребенка — это всего лишь движение.»- Пол Саймон

Источник: GraphicStock, используется с разрешения

Пол Саймон был прав в том, что воссоединение матери и ребенка было очень тесной связью. Отношения между родителями и детьми качественно отличаются от всех наших других отношений. Доктор Кейт Крник, профессор и заведующий кафедрой психологии Университета штата Аризона, на протяжении большей части своей карьеры тщательно изучал эти отношения. Его лаборатория изучила, как характер стресса в родительско-детских отношениях влияет на функции ребенка и семьи.Он также использовал лонгитюдные исследования, чтобы изучить связь между стилями воспитания и эмоциями и поведением детей, которые могут способствовать возникновению ранних проблем с психическим здоровьем у детей.

Отношения между родителями и детьми развиваются с течением времени под влиянием характеристик ребенка, характеристик родителей и условий, в которых действуют семьи. Эти факторы уникальным образом смешиваются друг с другом, создавая невероятное разнообразие качеств этих отношений.

Источник: GraphicStock, используется с разрешения

Мы знаем, что наша роль родителей очень важна с точки зрения развития ребенка.Но что именно мы можем и должны делать, чтобы вырастить психически здоровых детей или, по крайней мере, минимизировать влияние психических расстройств? Очевидно, ответ сложен. Вот несколько советов из исследования доктора Крника.

1) Эффективное воспитание дает большие преимущества для развития ребенка при нормальных обстоятельствах и даже большие преимущества перед лицом риска. Есть определенные факторы риска, которые уникальны для отношений между родителями и детьми. Вовлеченные процессы взаимоотношений могут зависеть от того, где находится риск… в ребенке (например.грамм. нарушение развития, недоношенность, проблемы с поведением), родитель (например, психопатология) или семейный контекст (например, экономические трудности, статус меньшинства). Задержка в развитии ребенка, детский диагноз СДВГ / ODD и низкий семейный доход связаны с более низкими положительными оценками родителей, что является показателем «жизнестойкости родителя». Материнское образование действует как защитный буфер для повышения устойчивости воспитания детей младшего возраста (в возрасте 3-5 лет), в то время как материнское здоровье защищает 5-летних. Одним из важнейших защитных факторов является материнский оптимизм, который эффективен для детей в возрасте от 3 до 8 лет.

2) Дети с задержкой в ​​развитии чаще имеют проблемы с поведением. Степень проблем с поведением ребенка является сильным фактором родительского стресса, в большей степени, чем задержка когнитивных функций ребенка.

3) Родительское тепло и контроль в позитивном смысле — два наиболее важных родительских качества, которые помогают создавать положительные эффекты. С точки зрения исследований, это родительский аффект и чувствительность. Положительная эмоциональная реактивность и саморегуляция являются важными родительскими факторами в развитии у детей здорового темперамента.

4) У матерей и отцов есть общие черты и эффекты воспитания детей, но они также различаются по важным аспектам, которые создают уникальные качества взаимоотношений. И матери, и отцы детей с пограничным интеллектуальным функционированием имеют более негативное контролирующее воспитание (возраст детей 5-6 лет), чем родители типично развивающихся детей. В свою очередь, дети с пограничным интеллектуальным функционированием показали более сложное поведение. Интересно, что отрицательное отцовское поведение предсказывается более ранним поведением ребенка, в то время как отрицательное материнское поведение предсказывает детские трудности.

Источник: GraphicStock, используется с разрешения

5) Эмоции во всех их аспектах играют важную роль в развитии и траектории отношений между родителями и детьми. Это улица с двусторонним движением; эмоции детей, влияющие на поведение родителей, и эмоции родителей, влияющие на развитие и поведение детей. Регулирование эмоций особенно важно в отношениях между родителями и детьми, для родителей как моделей и для детей как основной компетенции развития.

6) Настройка — важный фактор в отношениях между родителями и детьми.Это включает в себя динамические и сложные модели чувствительного взаимопонимания и взаимодействия между детьми и их родителями. Настройка характеризуется соответствиями в биологической, аффективной, когнитивной и поведенческой областях. Как отмечает д-р Борнштейн, «когда взаимодействие с опекунами выходит из строя из-за несоответствия времени или несоответствия, дети и родители испытывают стресс».

7) Враждебность одного из родителей может нарушить способность другого родителя поддерживать хорошие отношения со своими детьми.Отношения отца и ребенка особенно уязвимы для враждебности родителей.

8) Стресс повсеместен и отражается во многих различных контекстах, которые могут повлиять на качество родительско-дочерних отношений. В частности, стрессовые эффекты, связанные с воспитанием детей (сложное поведение ребенка и родительские задачи), могут быть сильнее, чем влияние общего жизненного стресса на семьи.

9) Социальные факторы матери и темперамент младенца могут существенно повлиять на развитие детской нейробиологии.Социальные факторы матери могут со временем либо способствовать, либо затруднять адаптацию родителей к ребенку. Пренатальные психосоциальные стрессоры существенно влияют на здоровье и развитие ребенка. Пренатальная материнская депрессия и отсутствие социальной поддержки предсказывали более высокий уровень кортизола у младенцев с большим негативным темпераментом. Кроме того, матери с младенцами с отрицательным темпераментом с большей вероятностью будут демонстрировать материнский дистресс и меньшую социальную поддержку от пренатального до 12 недель после родов.

10) Отношения отца и сына наиболее подвержены перекрестным эффектам родительской враждебности (на которую влияет враждебность со стороны другого родителя), в то время как отношения отца и дочери кажутся более защищенными в первые годы.

Вот пять советов Уитни Хьюстон по воспитанию детей — «Величайшая любовь для всех».

1) Я верю, что дети — наше будущее.

2) Научи их хорошо и позволь им указывать путь.

3) Покажи им всю красоту, которой они обладают внутри.

4) Дайте им чувство гордости, чтобы облегчить задачу.

5) Пусть детский смех напомнит нам, какими мы были раньше.

Источник: GraphicStock, используется с разрешения

Доктор.Обширная работа Крника легла в основу этого направления исследований родителей и детей. Он уйдет с поста председателя факультета психологии Университета штата Аризона в конце этого года и, скорее всего, вскоре уйдет на пенсию. Когда его спросили, как он будет себя чувствовать, не участвуя в психологических исследованиях, доктор Крник сказал мне, что даже после выхода на пенсию он будет продолжать играть определенную роль и участвовать в исследовательской деятельности в качестве почетного профессора.

Почему он посвятил свою карьеру изучению взаимоотношений родителей и детей? «Попытка понять природу и ход взаимоотношений родителей и детей бесконечно увлекательна и бесконечно сложна.Это тем более верно, когда ситуации создают непредвиденные риски в семьях, которые требуют совершенно новых подходов к процессам воспитания детей. В нашей работе все сводится к пониманию механизма воздействия или процессов, посредством которых развиваются отношения ».

За дополнительной информацией обращайтесь на факультет психологии Университета штата Аризона.

Подписывайтесь на меня в Twitter и Instagram @ Neil.Farber, или ставьте лайк на моей странице в Facebook «Ключ к достижению». Посетите мой сайт здесь.

Объяснение психологического благополучия родителей в JSTOR

Abstract

Исследования влияния воспитания детей на психологическое благополучие родителей обычно сосредотачиваются на влиянии отцовства на бездетность или на такие переменные состава семьи, как количество или условия жизни детей. Эти исследования дают противоречивые результаты. Существенные эффекты обычно невелики по величине. Предыдущие исследования не рассматривали содержание отношений между родителями и детьми и то, как это содержание влияет на благополучие родителей.В этом исследовании основное внимание уделяется двум характеристикам содержания взаимоотношений — качеству родительско-дочерних отношений и уровню требований, предъявляемых детьми к родителям. Самыми сильными предикторами качества взаимоотношений являются возраст родителей и разведенный статус родителей, причем первый положительно связан с качеством, а второй — отрицательно. Самыми сильными предикторами реляционных требований являются пол и возраст родителей, с более высоким уровнем требований к матерям, чем отцов, и обратная зависимость возраста от требований.В свою очередь, качество взаимоотношений и, в меньшей степени, требования воспитания тесно связаны с психологическим благополучием родителей.

Информация о журнале

Журнал о браке и семье (JMF), опубликован Национального совета по семейным отношениям, ведущий исследовательский журнал в сфере семьи, и так было уже более шестидесяти лет. Возможности JMF оригинальные исследования и теория, интерпретация исследований и обзоры, а также критические обсуждение всех аспектов брака, других форм близких отношений, и семьи.Журнал также публикует рецензии на книги. Авторы JMF приходят из самых разных областей, в том числе антропология, демография, экономика, история, психология и социология, а также а также в междисциплинарных областях, таких как человеческое развитие и науки о семье. JMF издает оригинальная теория и исследования с использованием множества методов, отражающих полный спектр социальных наук, включая количественные, качественные и мультиметодические конструкции. Интеграционные обзоры, а также отчеты по методологическим и статистическим успехи также приветствуются.JMF выпускается ежеквартально, в феврале, мае, августе и ноябре. каждого года. Объем каждого выпуска составляет в среднем 284 страницы. По всему миру, его распространение более 6200 экз.

Информация об издателе

Уже более шестидесяти четырех лет Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) связывает мультидисциплинарные семейные специалисты через свои журналы, конференции, государственные партнерские советы и секции по интересам. NCFR является некоммерческой, беспартийной и полностью финансируется членами.Исследователи, педагоги, практикующие врачи и политики из всех семейных сфер и направлений делятся знания и информация о семьях. NCFR была основана в 1938 году. Миссия NCFR: Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) обеспечивает форум для семейных исследователей, преподавателей и практиков, чтобы поделиться своими разработками и распространение знаний о семье и семейных отношениях, устанавливает профессиональные стандарты и работает над повышением благополучия семьи.

Психологические последствия для обоих поколений в JSTOR

Abstract

Разработана теоретическая основа для объяснения того, как отношения родитель / взрослый ребенок влияют на уровень психологического стресса взрослых детей и родителей.Данные национального обследования 1986 года (n = 3 618) анализируются для проверки гипотез, выведенных из этой системы. Результаты показывают, что (а) качество межпоколенческих отношений, по-видимому, зависит от структурных обстоятельств родителей и взрослых детей, особенно в том смысле, в котором они определяются разведенным статусом, полом и возрастом; (б) отрицательные аспекты взаимоотношений между поколениями сильнее связаны с психологическим расстройством родителей и взрослых детей, чем положительные аспекты; и (c) предполагаемое влияние межпоколенческих отношений на уровень стресса иногда зависит от структурных обстоятельств родителей и детей.

Информация о журнале

Журнал о браке и семье (JMF), опубликован Национального совета по семейным отношениям, ведущий исследовательский журнал в сфере семьи, и так было уже более шестидесяти лет. Возможности JMF оригинальные исследования и теория, интерпретация исследований и обзоры, а также критические обсуждение всех аспектов брака, других форм близких отношений, и семьи. Журнал также публикует рецензии на книги. Авторы JMF приходят из самых разных областей, в том числе антропология, демография, экономика, история, психология и социология, а также а также в междисциплинарных областях, таких как человеческое развитие и науки о семье.JMF издает оригинальная теория и исследования с использованием множества методов, отражающих полный спектр социальных наук, включая количественные, качественные и мультиметодические конструкции. Интеграционные обзоры, а также отчеты по методологическим и статистическим успехи также приветствуются. JMF выпускается ежеквартально, в феврале, мае, августе и ноябре. каждого года. Объем каждого выпуска составляет в среднем 284 страницы. По всему миру, его распространение более 6200 экз.

Информация об издателе

Уже более шестидесяти четырех лет Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) связывает мультидисциплинарные семейные специалисты через свои журналы, конференции, государственные партнерские советы и секции по интересам.NCFR является некоммерческой, беспартийной и полностью финансируется членами. Исследователи, педагоги, практикующие врачи и политики из всех семейных сфер и направлений делятся знания и информация о семьях. NCFR была основана в 1938 году. Миссия NCFR: Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) обеспечивает форум для семейных исследователей, преподавателей и практиков, чтобы поделиться своими разработками и распространение знаний о семье и семейных отношениях, устанавливает профессиональные стандарты и работает над повышением благополучия семьи.

Взаимоотношения родителей и детей — младенчество, младенчество, дошкольное учреждение, школьный возраст, подростковый возраст, взрослые — экспериментальная группа, эмоциональное развитие, родители и дети

Отношения между родителем и ребенком на протяжении всего развития ребенка.

Из множества различных отношений, которые мы формируем в течение жизни, отношения между родителем и ребенком являются одними из самых важных. Неудивительно, что учащиеся курса развития ребенка уделили значительное внимание отношениям между родителями и детьми, чтобы понять, как они развиваются и функционируют на протяжении всей жизни.Среди множества вопросов, которые исследуют исследователи, есть вопросы, касающиеся нормативных изменений в отношениях родитель-ребенок в процессе развития (например, как изменяются отношения родитель-ребенок в подростковом возрасте?), Влияние вариаций в отношениях родитель-ребенок на поведение и функционирование ребенка (например, какие виды дисциплины наиболее эффективны в дошкольном возрасте?) и влияние родительско-детских отношений на родителя (например, как на взрослых влияет отцовство?).

Младенчество

Ребенок плачет, родитель его кормит; ребенок прижимается к груди, родитель обнимает ее. День за днем, ночь за ночью матери и папы кормят, отрыгивают, моют, переодеваются, одевают и держат своих младенцев. Из этих взаимодействий растут чувства и ожидания. Младенец чувствует беспокойство и голод, затем он насытился; родитель чувствует нежность, радость, досаду, истощение, удовольствие. Постепенно ребенок начинает ожидать, что родители будут заботиться о нем, когда она плачет. Постепенно родители реагируют на потребности своего ребенка и даже предвосхищают их.Эти элементы формируют основу для развивающихся отношений, сочетания поведения, взаимодействия, чувств и ожиданий, уникальных для конкретного родителя и конкретного ребенка.

К концу первого года жизни у большинства младенцев, находящихся на попечении в семьях, развиваются отношения привязанности , обычно с основным опекуном. Эти отношения имеют ключевое значение для развития ребенка.

Психологи, занимающиеся развитием, изучали привязанность в младенчестве , в основном наблюдая, как младенцы реагируют, когда они разлучены, а затем воссоединены с опекуном (обычно с одним из родителей младенца). Экспериментальная лабораторная процедура под названием Странная ситуация является наиболее распространенной оценкой. Исследователи были особенно заинтересованы в понимании индивидуальных различий в качестве привязанности, вытекающих из поведения в странной ситуации. У большинства детей развивается безопасная привязанность : когда они воссоединяются со своим опекуном после временного отсутствия в течение нескольких минут, они приветствуют ее двумя разными способами. Если они огорчены, они хотят, чтобы их подняли и утешили ее объятия; если они довольны, они улыбаются, разговаривают с ней или показывают игрушку.Напротив, некоторые дети с ненадежной привязанностью хотят, чтобы их взяли на руки, но их не утешают; они пинают или отталкивают. Другие кажутся безразличными к возвращению опекуна и игнорируют ее, когда она возвращается.

Качество привязанности младенца, по-видимому, позволяет прогнозировать аспекты его последующего развития. Молодые люди, которые выходят из младенчества с надежной привязанностью, имеют больше шансов на развитие счастливых и компетентных отношений с другими людьми. Отношения привязанности не только формируют эмоциональную основу для непрерывного развития отношений между родителями и детьми, но могут служить фундаментом, на котором строятся последующие социальные отношения.

Исследователи расходятся во мнениях относительно происхождения безопасных отношений привязанности. Одна из статей посвящена тому, как воспитатели ведут себя по отношению к своим младенцам. Согласно этой точке зрения, ключевым элементом является чувствительность воспитателя в ответ на сигналы младенца. У безопасных младенцев есть матери, которые чутко читают сигналы своего ребенка и соответствующим образом реагируют на их потребности.

Другая перспектива подчеркивает темперамент младенцев. Надежная привязанность легче формируется между опекуном и младенцем с более легким характером или темпераментом, чем между опекуном и младенцем, который обычно негативен, напуган или не особенно общителен. В этом отношении надежность привязанности может отражать то, каков ребенок, а не то, как ведет себя воспитатель. Скорее всего, ранние отношения между родителями и детьми — это результат того, что привносят в них и младенец , и воспитатель .

Детство

Когда дети переходят из младенчества в дошкольное, отношения между родителями и детьми начинают менять свою направленность. В младенчестве основная функция родительско-детских отношений — это забота и предсказуемость, и большая часть отношений вращается вокруг повседневных забот по уходу: кормление, сон, пользование туалетом, купание.Отношения привязанности развиваются из этих повседневных взаимодействий.

Однако по мере того, как подростки начинают говорить и становятся более мобильными в течение второго и третьего года жизни, родители обычно пытаются формировать социальное поведение своего ребенка. По сути, родители становятся учителями, а также воспитателями, наставниками и заботятся. Процесс социализации — подготовка ребенка к функционированию в качестве члена социальной группы — подразумеваемый в течение большей части первых двух лет жизни, становится явным по мере того, как ребенок приближается к своему третьему дню рождения.

Социализация уже более 60 лет является важным направлением исследований в области развития детей. Первоначально исследователи сосредоточили свое внимание на конкретных методах воспитания детей, включая типы дисциплины и подходы к приучению к туалету и отлучению от груди, чтобы связать конкретные методы воспитания с аспектами развития ребенка. Результаты этого исследования были противоречивыми и не особенно информативными. Со временем такие усилия уступили место исследованиям, в которых подчеркивался общий эмоциональный климат в отношениях родитель-ребенок, а не отдельные практики воспитания.

Ряд исследований, проведенных за последние 30 лет, указали на два всеобъемлющих аспекта отношений между родителями и детьми, которые, как представляется, систематически связаны с психологическим развитием ребенка: насколько отзывчивы родители и насколько они требовательны. Отзывчивые родители тепло и приветливо относятся к своим детям, наслаждаются ими и пытаются смотреть на вещи с их точки зрения. Напротив, родители с низкой отзывчивостью склонны быть отчужденными, отвергающими или критичными.Они не доставляют удовольствия своим детям и часто нечувствительны к их эмоциональным потребностям. Требовательные родители придерживаются последовательных стандартов поведения своего ребенка. Напротив, недостаточно требовательные родители слишком снисходительны; они осуществляют минимальный контроль, мало руководят и часто уступают требованиям своего ребенка. Здоровое психологическое развитие детей обеспечивается, когда родители одновременно отзывчивы и умеренно требовательны.

В раннем детстве дети часто начинают отстаивать свое стремление к автономии, бросая вызов своим родителям.Иногда вновь обретенная напористость ребенка во время «ужасных двоек» может усложнить отношения между родителями и детьми. Важно, чтобы родители осознавали, что такое поведение является нормальным для малыша, и что здоровому развитию независимости способствуют отношения между родителями и детьми, которые обеспечивают поддержку и структуру для развивающегося у ребенка чувства автономии. Во многих отношениях безопасность первоначальной привязанности между младенцем

Вовлечение детей в досуг, например, на рыбалку, может укрепить отношения между родителями и детьми. (Фото Susan D. Rock. Воспроизведено с разрешения)

и родитель предоставляет ребенку эмоциональные средства, позволяющие начать исследовать мир за пределами родительско-детских отношений.

Дошкольное учреждение

Многие исследователи изучают способы взаимодействия отзывчивости и требовательности, чтобы сформировать общий тон или климат в семье. Используя такого рода подход, эксперты определили четыре основных стиля воспитания, которые обычно возникают в дошкольном возрасте: авторитарный, авторитарный, снисходительный и отстраненный. Хотя ни один из родителей не является абсолютно последовательным в разных ситуациях и во времени, родители, похоже, следуют некоторым общим тенденциям в своем подходе к воспитанию детей, и можно описать отношения между родителями и детьми с точки зрения преобладающего стиля воспитания. Эти описания могут быть использованы как рекомендации как для специалистов, так и для родителей, заинтересованных в понимании того, как вариации в отношениях между родителями и детьми влияют на развитие ребенка.

Авторитетные родителей отзывчивы и требовательны; они тверды, но дисциплинируют с любовью и привязанностью, а не с силой , и они, скорее всего, будут объяснять своим детям правила и ожидания, а не просто их утверждать. Авторитарные родители тоже очень требовательны, но не менее отзывчивы; Авторитарные родители, как правило, строго придерживаются дисциплины, часто полагаясь на физическое наказание и отказ от привязанности для формирования поведения своего ребенка. Снисходительность родители отзывчивы, но не особенно требовательны; они мало чего ждут от своих детей и мало дисциплинируют. Отстраненные родителей не отзывчивы и не требовательны. Они могут пренебрегать или не осознавать потребности ребенка в ласке и дисциплине.

Почему родители с большей вероятностью будут использовать один стиль, а не другой? В конечном счете, стиль воспитания, который использует родитель, определяется многими факторами: историей развития, образованием и личностью родителя , поведением ребенка и непосредственным и более широким контекстом жизни родителя. Таким образом, поведение родителей по отношению к ребенку зависит от таких вещей, как работа, брак, семейное финансы и другие факторы, которые могут повлиять на поведение и психологическое благополучие родителей.Кроме того, систематические сравнения родительских практик в семьях, живущих в разных условиях, учит нас тому, что родители из разных культур, из разных социальных классов и из разных этнических групп по-разному воспитывают своих детей.

Тем не менее, исследования показали, что аспекты поведения и психологического развития детей связаны со стилем воспитания, с которым они выросли. Вообще говоря, дошкольники с авторитетными родителями склонны интересоваться новыми ситуациями, сосредоточены и опытны в игре , уверены в себе, умеют держать себя в руках и веселы.Дети, с которыми обычно обращаются авторитарно, обычно капризны, несчастны, напуганы, замкнуты, непроизвольны и раздражительны. Дети снисходительных родителей, как правило, не обладают социальной ответственностью и независимостью, но обычно они более жизнерадостны, чем конфликтные и раздражительные дети авторитарных родителей. Наконец, дети, чьи родители не вовлечены в процесс, обычно имеют более высокую долю психологических трудностей, чем другие молодые люди.

Школьный возраст

В начальной школе ребенок проявляет все больший интерес к сверстникам, но это не следует воспринимать как признак незаинтересованности в отношениях между родителями и детьми.Скорее, с естественным расширением психосоциальных и когнитивных способностей, социальный мир ребенка расширяется и включает больше людей и окружение за пределами домашней среды . Отношения между родителями и детьми продолжают оставаться самым важным фактором, влияющим на развитие ребенка. Вообще говоря, дети, чьи родители одновременно отзывчивы и требовательны, продолжают процветать в психологическом и социальном плане в течение середины детства лет.

Стили воспитания, которые впервые проявляются в дошкольном возрасте, продолжают влиять на развитие в среднем детстве.В детстве стили родителей не меняются, и их влияние на ребенка очень похоже. Дети авторитетных родителей, как правило, социально компетентны, ответственны, успешны в учебе и имеют высокую самооценку . Авторитарный стиль с его перфекционизмом , жесткостью и суровой дисциплиной продолжает отрицательно влиять на детей, при этом эти молодые люди, как правило, оцениваются ниже, чем их сверстники в соответствующей социальной самоуверенности, когнитивных способностях, компетентности и самооценке, но выше в Агрессия . Дети снисходительных родителей также, как правило, более агрессивны, чем их сверстники, но также более импульсивны, менее самоуверенны и менее ответственны. Дети, выросшие в домах с ограниченными возможностями, по-прежнему испытывают наибольшие трудности и проявляют больше проблем с поведением.

Естественная тенденция — думать об отношениях между родителями и детьми как об улице с односторонним движением, когда родитель влияет на ребенка. Но на самом деле отношения взаимные и двунаправленные. Особенно в школьные годы на отношения между родителями и детьми влияют не только родители ребенка, но и сам ребенок.В большинстве семей модели взаимодействия между родителем и ребенком четко устанавливаются еще в начальной школе. Например, чрезмерно суровое воспитание часто приводит к агрессивному поведению детей, побуждая детей присоединяться к антисоциальным группам сверстников, что еще больше усиливает их агрессивность. Это, в свою очередь, может спровоцировать более жестокое воспитание, что приведет к дальнейшей агрессивности ребенка и т. Д. Авторитетное воспитание, напротив, помогает детям развивать уверенность в себе и социальную компетентность , что, конечно же, облегчает родителям авторитетное и аргументированное воспитание своего ребенка.Постоянная авторитетность со стороны родителей способствует повышению компетентности ребенка и так далее. Вместо того, чтобы пытаться решить загадку «кто пришел первым» — воспитание или характеристики ребенка, — более полезно думать о воспитании детей как о процессе, а о родительско-дочерних отношениях как об одной части сложной социальной системы.

Во многих исследованиях изучается, как на развитие ребенка влияют такие факторы, как развод , повторный брак и родительская (особенно материнская) занятость.Как правило, эти исследования показывают, что качество родительско-детских отношений имеет более важное влияние на психологическое развитие ребенка, чем изменения в структуре или составе домохозяйства. Вообще говоря, отзывчивое и требовательное воспитание связано с более здоровым развитием ребенка независимо от семейного положения или занятости родителей. Однако, если изменения в семейном положении или трудовой жизни родителей нарушают отношения между родителями и детьми, скорее всего, будут заметны краткосрочные последствия для поведения ребенка.Одна из целей профессионалов, которые работают с семьями, находящимися в состоянии стресса , — помочь им восстановить здоровые модели взаимодействия родителей и детей.

Подростковый возраст

Начало отрочество знаменует собой важный поворотный момент в отношениях между родителями и детьми. Когда ребенок вступает в подростковый возраст, биологические, когнитивные и эмоциональные изменения этого периода вызывают трансформации в отношениях между родителями и детьми. Во многих семьях переход в подростковый возраст совпадает с переходом родителей в средний возраст, и это тоже может внести дополнительные проблемы в семейную систему, которые перерастут в отношения между родителями и детьми.

Ранний отрочество — это время, в течение которого стремление ребенка к независимости может бросить вызов авторитету родителей, поскольку молодой подросток стремится установить чувство эмоциональной автономии или индивидуализации. Как и в раннем детстве, многие родители считают ранний отрочество трудным периодом, требующим значительного количества адаптации . Но, как и в случае с малышом, исследования показывают, что большинство семей способны успешно справляться с этими адаптационными требованиями.Подростки чувствуют себя лучше всего, и их семейные отношения наиболее счастливы в семьях, где родители поддерживают и принимают потребности ребенка в большей психологической независимости.

Хотя значение отношений со сверстниками возрастает в подростковом возрасте, отношения между родителями и детьми сохраняют свое значение для психологического развития ребенка. Как и в предыдущие эпохи, авторитетное воспитание — воспитание, сочетающее в себе теплоту и твердость, — кажется, оказывает наиболее положительное влияние на развитие ребенка.Исследования показывают, что со временем авторитетно воспитанные подростки продолжают демонстрировать более высокие успехи в школе, лучшее психологическое развитие и меньше проблем с поведением, чем их сверстники из других типов домов. Молодые люди, родители которых не заняты, по-прежнему испытывают наибольшие трудности.

Широко распространено мнение, что конфликт между родителями и детьми является неотъемлемой чертой семейной жизни в подростковом возрасте, но систематические исследования так называемого «разрыва между поколениями» показывают, что это явление преувеличивается в популярных средствах массовой информации.Ранний отрочество может быть временем обострения ссор и некоторого уменьшения близости в отношениях между родителями и детьми, но большинство разногласий между родителями и молодыми подростками связаны с довольно обыденными вопросами, и большинство подростков и родителей соглашаются в главном. Тем не менее, учащение этих ссор может сказаться на психическом здоровье родителей , особенно на матери. Однако этот период кажется временным, и большинство родителей и подростков могут установить комфортные рабочие отношения к началу старшей школы.Действительно, к позднему подростковому возрасту большинство детей сообщают, что чувствуют себя так же близкими к своим родителям, как и в начальной школе.

Взрослые

Многие взрослые поддерживают активные отношения со своими родителями. Став взрослыми, они теперь могут относиться друг к другу как к равным, хотя ощущение того, что один из них является родителем, а другой — «ребенком» (даже если ребенок теперь взрослый), сохраняется в некоторых отношениях. Взрослые дети все чаще оказываются зажаты между требованиями заботы о своих собственных детях и их стареющими родителями, которым может потребоваться дополнительная помощь по мере того, как они становятся старше и физически слабее.В некоторых семьях взрослые дети заботятся о своих родителях так же, как их родители заботились о них, когда они были моложе. Эта ситуация принесла как стресс, так и радость, поскольку родители и взрослые дети изо всех сил пытаются изменить свои отношения.

Отношения между психологическим контролем родителей и социальной агрессией родителей и подростков

  • Альбрехт, А.К., Галамбос, Н.Л., и Янссон, С.М. (2007). Интернализирующее и агрессивное поведение подростков и восприятие психологического контроля родителей: панельное исследование, изучающее направление воздействия. Журнал молодежи и подростков , 36 , 673–684. https://doi.org/10.1007/s10964-007-9191-5.

    Артикул Google Scholar

  • Арчер Дж. И Койн С. М. (2005). Комплексный обзор косвенной, относительной и социальной агрессии. Обзор личности и социальной психологии , 9 , 212–230. https://doi.org/10.1207/s15327957pspr0903_2.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Бандура, А.(1973). Агрессия: анализ социального обучения . Оксфорд, Англия: Прентис Холл.

    Google Scholar

  • Бандура, А. (1978). Теория социального обучения агрессии. Journal of Communication , 28 , 12–29. https://doi.org/10.1111/j.1460-2466.1978.tb01621.x.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Барбер, Б. К. (1996).Родительский психологический контроль: возвращение к забытой конструкции. Развитие ребенка , 67 , 3296–3319. https://doi.org/10.1111/j.1467-8624.1996.tb01915.x.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Барбер, Б. К., Бин, Р. Л., и Эриксон, Л. Д. (2002). Расширение изучения и понимания психологического контроля. В Б. К. Барбер (ред.), Навязчивое воспитание: как психологический контроль влияет на детей и подростков .Вашингтон, округ Колумбия: Пресса Американской психологической ассоциации.

    Google Scholar

  • Барбер, Б. К., Штольц, Х. Э., Олсен, Дж. А., Коллинз, В. А., и Бурчинал, М. (2005). Родительская поддержка, психологический контроль и контроль поведения: оценка актуальности во времени, культуре и методе. Монографии Общества по исследованию детского развития , 70 , 1–137. https://doi.org/10.1111/j.1540-5834.2005.00365.Икс.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Бронфенбреннер, У. (1986). Экология семьи как контекст человеческого развития: перспективы исследования. Психология развития , 22 , 723–742. https://doi.org/10.1037/0012-1649.22.6.723.

    Артикул Google Scholar

  • Кард, Н. А., Стаки, Б. Д., Гита, М. С., и Литтл, Т.Д. (2008). Прямая и косвенная агрессия в детстве и подростковом возрасте: метааналитический обзор гендерных различий, взаимосвязей и отношения к дезадаптации. Развитие ребенка , 79 , 1185–1229. https://doi.org/10.1111/j.1467-8624.2008.01184.x.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Каспер Д. М., Метр Д. Дж. И Кард Н. А. (2015). Решение проблем измерения, связанных с запугиванием. Обзор школьной психологии , 44 , 353–371. https://doi.org/10.17105/spr-15-0036.1.

    Артикул Google Scholar

  • Крик, Н. Р. (1996). Роль явной агрессии, относительной агрессии и профессионального поведения в прогнозировании будущего социального приспособления детей. Развитие ребенка , 67 , 2317–2327. https://doi.org/10.1111/1467-8624.ep9706060169.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Côté, S.М., Вайланкур, Т., Баркер, Э. Д., Нагин, Д., и Тремблей, Р. Э. (2007). Совместное развитие физической и косвенной агрессии: предикторы преемственности и изменений в детстве. Развитие и психопатология , 19 , 37–55. https://doi.org/10.1017/S0954579407070034.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Додж К. А., Гринберг М. Т., Мэлоун П. С. и Исследовательская группа по предотвращению проблем с поведением.(2008). Тестирование идеализированной динамической каскадной модели развития серьезного насилия в подростковом возрасте. Развитие ребенка , 79 , 1907–1927. https://doi.org/10.1111/j.1467-8624.2008.01233.x.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Эренрайх, С. Э., Берон, К. Дж., Бринкли, Д. Ю., и Андервуд, М. К. (2014). Семейные предикторы продолжительности и изменения социальной и физической агрессии в возрасте от 9 до 18 лет. Агрессивное поведение , 40 , 421–439. https://doi.org/10.1002/ab.21535.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Эренрайх, С. Э., Берон, К. Дж., И Андервуд, М. К. (2016). Траектории социальной и физической агрессии от среднего детства до позднего подросткового возраста как предикторы дезадаптации в 18 лет: нарушающее правила поведение, интернализирующие симптомы, а также пограничные и нарциссические черты. Психология развития , 52 , 457–462. https://doi.org/10.1037/dev0000094.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Эспелаж, Д. Л., и Свирер, С. М. (2010). Социально-экологическая модель предотвращения и вмешательства в издевательства. В С. Р. Джимерсон, С. М. Свирер и Д. Л. Эспелаж (редакторы), Справочник по издевательствам в школах: международная перспектива (стр. 61–72).Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Форрест, С., Итоу, В., и Шевлин, М. (2005). Измерение косвенной агрессии взрослых: развитие и психометрическая оценка шкал косвенной агрессии. Агрессивное поведение , 31 , 84–97. https://doi.org/10.1002/ab.20074.

    Артикул Google Scholar

  • Харт, К. Х., Нельсон, Д.А., Робинсон, С. К., Олсен, С. Ф., и Макнейли-Чок, М. К. (1998). Открытая и относительная агрессия у российских детей дошкольного возраста: стиль воспитания и супружеские связи. Психология развития , 34 , 687 https://doi.org/10.1037/0012-1649.34.4.687.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Цзя, Ф., Мур, Э. У. Г., Кинай, Р., Кроу, К. С., Шеманн, А. М., и Литтл, Т. Д. (2014).Планируемые недостающие схемы данных с небольшими размерами выборки: насколько маленький — слишком маленький? Международный журнал поведенческого развития , 38 , 435–452. https://doi.org/10.1177/0165025414531095.

    Артикул Google Scholar

  • Кавабата, Ю., Алинк, Л. Р., Ценг, В. Л., Ван Иджендорн, М. Х., и Крик, Н. Р. (2011). Материнские и отцовские стили воспитания, связанные с относительной агрессией у детей и подростков: концептуальный анализ и метааналитический обзор. Обзор развития , 31 , 240–278. https://doi.org/10.1016/j.dr.2011.08.001.

    Артикул Google Scholar

  • Куппенс, С., Гритенс, Х., Онгена, П., и Михилс, Д. (2009). Отношения между родительским психологическим контролем и относительной агрессией в детстве: взаимная природа? Журнал клинической детской и подростковой психологии , 38 , 117–131. https://doi.org/10.1080/15374410802575354.

    Артикул Google Scholar

  • Куппенс, С., Лоран, Л., Хейварт, М., & Онгена, П. (2013). Связь между родительским психологическим контролем и относительной агрессией у детей и подростков: многоуровневый и последовательный метаанализ. Психология развития , 49 , 1697–1712. https://doi.org/10.1037/a0030740.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Лау, К.С., Марси, М. А., Лапре, Г. Э., и Халмос, М. Б. (2016). Взаимодействует ли родительская агрессия в отношениях с родительским психологическим контролем при прогнозировании агрессии в отношениях между молодыми людьми? Девиантное поведение , 37 , 1–13. https://doi.org/10.1080/01639625.2016.1156981.

    Артикул Google Scholar

  • Ларсон, Р. У., и Ричардс, М. Х. (1994). Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста , 4 , 567–583.https://doi.org/10.1207/s15327795jra0404_8.

    Артикул Google Scholar

  • Лаурсен Б. и Коллинз В. А. (2009). Отношения между родителями и детьми в подростковом возрасте. В: Р. М. Лернер и Л. Стейнберг (ред.), Справочник по подростковой психологии (стр. 2–42). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley & Sons. https://doi.org/10.1002/9780470479193.adlpsy002002.

    Google Scholar

  • Литтл, Т.Д., Каннингем У. А., Шахар Г. и Видаман К. Ф. (2002). В посылку или не в посылку: разбираемся в вопросе, взвешиваем по существу. Моделирование структурных уравнений: многопрофильный журнал , 9 , 151–173. https://doi.org/10.1207/S15328007SEM0902.

    Артикул Google Scholar

  • Литтл, Т. Д. (2013). Моделирование продольных структурных уравнений . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

    Google Scholar

  • Лукас, А., Паулос, С. К., и Робинсон, С. (2005). Социальная и явная агрессия в раннем подростковом возрасте: изучение роли социальной тревожности и материнского психологического контроля. Журнал молодежи и подростков , 34 , 335–345. https://doi.org/10.1007/s10964-005-5757-2.

    Артикул Google Scholar

  • Михилс Д., Гритенс Х., Онгена П. и Куппенс С. (2008). Взаимодействие родителей и детей и относительная агрессия в отношениях со сверстниками. Обзор развития , 28 , 522–540. https://doi.org/10.1016/j.dr.2008.08.002.

    Артикул Google Scholar

  • Нельсон Д. А. и Крик Н. Р. (2002). Родительский психологический контроль: последствия для детской физической агрессии и агрессии в отношениях. В B. K. Barber (Ed.), Intrusive parenting: How психологический контроль влияет на детей и подростков (стр. 161–189). Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация.https://doi.org/10.1037/10422-006.

    Google Scholar

  • Нельсон, Д. А., Харт, К. Х., Янг, К., Олсен, Дж. А., и Джин, С. (2006). Отвратительное воспитание в Китае: ассоциации с детской физической агрессией и агрессией в отношениях. Развитие ребенка , 77 , 554–572. https://doi.org/10.1111/j.1467-8624.2006.00890.x.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Основная команда R (2015). R: язык и среда для статистических вычислений . R Фонд статистических вычислений, Вена, Австрия. https://www.R-project.org/

  • Рид Т. Дж., Голдштейн С. Э., Моррис А. С. и Киз А. В. (2008). Реляционная агрессия у матерей и детей: связь с психологическим контролем и приспособлением ребенка. Половые роли , 59 , 39–48. https://doi.org/10.1007/s11199-008-9423-5.

    Артикул Google Scholar

  • Рид, Дж.Б. и Паттерсон Г. Р. (1989). Развитие антисоциальных моделей поведения в детском и подростковом возрасте. Европейский журнал личности , 3 , 107–119. https://doi.org/10.1002/per.2410030205.

    Артикул Google Scholar

  • Россель Ю. (2012). lavaan: пакет R для моделирования структурных уравнений. Журнал статистического программного обеспечения , 48 , 1–36. http: //www.jstatsoft.org / v48 / i02 /.

  • Участники semTools (2015). semTools: Полезные инструменты для моделирования структурных уравнений . Пакет R версии 0.4-9. https://cran.r-project.org/web/packages/semTools/citation.html

  • Шустер М. М., Ли Ю. и Ши Дж. (2012). Материнские культурные ценности и родительские обычаи: лонгитюдные ассоциации с агрессией китайских подростков. Journal of Adolescence , 35 , 345–355.https://doi.org/10.1016/j.adolescence.2011.08.006.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Снайдер Дж. Дж. И Паттерсон Г. Р. (1995). Индивидуальные различия в агрессии: проверка подкрепляющей модели социализации в естественной среде. Поведенческая терапия , 26 , 371–391. https://doi.org/10.1016/S0005-7894(05)80111-X.

    Артикул Google Scholar

  • Соененс, Б., Ванстенкисте, М., Гуссенс, Л., Дурье, Б., и Ниемек, К. П. (2008). Промежуточная роль агрессии в отношениях между психологическим контролем и качеством дружбы. Развитие , 17 , 661–681. https://doi.org/10.1111/j.1467-9507.2007.00454.x.

    Артикул Google Scholar

  • Стейнберг, Л., и Сильверберг, С. Б. (1986). Превратности автономии в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка , 57 , 841–851.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Андервуд, М. К., Розен, Л. Х., Мор, Д., Эренрайх, С. Э., и Генч, Дж. К. (2012). Проект BlackBerry: захват содержимого текстовых сообщений подростков. Психология развития , 48 , 295–302. https://doi.org/10.1037/a0025914.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Уокер, С., Ричардсон, Д. С., и Грин, Л. Р. (2000). Агрессия среди пожилых людей: связь сетей взаимодействия и гендерной роли с прямыми и косвенными ответами. Агрессивное поведение , 26 , 145–154. https://doi.org/10.1002/(SICI)1098-2337(2000)26:2<145::AID-AB1>3.0.CO;2-Q.

    Артикул Google Scholar

  • Вернер Н. Э. и Крик Н. Р. (1999). Относительная агрессия и социально-психологическая адаптация в выборке из колледжа. Журнал аномальной психологии , 108 , 615–623. https://doi.org/10.1037/0021-843x.108.4.61.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Семейные отношения: возраст 0–2

    Если физический контакт между младенцем и родителями так важен для эмоционального здоровья младенца, а также важен для родителей, большинство экспертов рекомендуют, чтобы физический контакт происходил сразу после родов. возможный. Младенцы, которые получают непосредственный контакт с матерью, кажется, меньше плачут, более счастливы и более защищены, чем дети, которые не получают непосредственного контакта с матерью.К счастью, младенцы, разлученные с родителями при рождении, не обязательно обречены на психические расстройства. Немедленное сближение является оптимальным, но младенцы и родители могут позже восполнить первоначальную разлуку.

    Приложение — это процесс, посредством которого один человек стремится к сближению с другим человеком. Во взаимоотношениях родителей и детей привязанность, как правило, взаимна и взаимна. Младенец смотрит и улыбается родителям, которые смотрят и улыбаются ему. Действительно, общение между ребенком и родителями на этом уровне является базовым, но также и глубоким.Психолог Джон Боулби предполагает, что младенцы рождаются с заранее запрограммированным поведением, гарантирующим связь со своими опекунами. Плач, цепляние, улыбка и воркование младенцев призваны побуждать родителей кормить, обнимать, обнимать и петь. Родители могут помочь привить своим младенцам доверие, поскольку у их младенцев формируются привязанности. Зрительный контакт, прикосновения и своевременное кормление — это, пожалуй, самые важные способы. Эти действия, конечно же, также являются выражением любви и привязанности родителей к своим детям.

    Привязанность занимает центральное место в человеческом существовании, равно как и разлука и утрата. В конечном итоге отношения в конечном итоге прерываются или расторгаются сами по себе. Дети должны усвоить, что ничто человеческое не вечно, хотя усвоить эту концепцию непросто. Дети в возрасте от 7 до 24 месяцев испытывают тревог разлуки, или дистресс из-за перспективы остаться одни в незнакомом месте. С тревогой разлуки связано тревог незнакомца, или дистресс в присутствии незнакомых людей.Тревога разлуки и незнакомца — сильные индикаторы процесса привязанности, поскольку теперь ребенок может различать знакомые и незнакомые стимулы. Дети без множественных привязанностей (отсутствие отношений с другими людьми, кроме основных опекунов), похоже, более склонны к разлуке и тревоге к незнакомцам.

    Согласно Боулби, дети, разлученные со своими родителями, проходят три стадии: протест, отчаяние и отстраненность. После того, как ребенок сначала отказался принять разлуку, а затем потерял надежду, он наконец принимает разлуку и начинает реагировать на внимание новых опекунов.

    Социальная депривация, или отсутствие привязанности оказывает на детей глубокое негативное воздействие. Например, дети, которые были помещены в специализированные учреждения без тесных или постоянных привязанностей в течение длительных периодов времени, демонстрируют патологические уровни депрессии, отстранения, апатии и беспокойства.

    Воспитание

    Культурные и общественные стандарты, социальная среда и поведение их детей определяют методы воспитания детей родителями.Следовательно, разные родители имеют разные представления о воспитании своих детей; различия видны в их способах общения или даже в их решениях о помещении детей в детские сады.

    Удовлетворение потребностей младенца посредством игры, вокала, кормления и прикосновений, безусловно, важно для психосоциального развития ребенка. Фактически, у детей с сильной привязанностью обычно очень отзывчивые матери. Но это важное проявление сильных привязанностей не всегда означает, что воспитатели должны реагировать на все, что делают младенцы.Дети должны понять, что все потребности не могут быть полностью удовлетворены все время. Большинство воспитателей реагируют на своих младенцев большую часть, но не 100 процентов времени. Проблемы возникают только тогда, когда лица, осуществляющие первичный уход, обращаются к младенцам менее 25 процентов времени. Дети неотзывчивых матерей, как правило, ненадежно привязаны, что может одновременно приводить к чрезмерной зависимости и отторжению авторитетных фигур в более зрелом возрасте.

    Сильное общение между родителями и детьми приводит к сильным привязанностям и отношениям. Взаимодействие, или синхронное (вперед и назад) взаимодействие, особенно в течение первых нескольких месяцев, предсказывает безопасные отношения между родителями и младенцами. Взаимное поведение включает в себя по очереди подходить и удаляться, смотреть и трогать друг друга, а также «разговаривать» друг с другом. Однако младенцы могут сопротивляться взаимному существованию при чрезмерной стимуляции. Устойчивое поведение в таких случаях включает в себя отворачивание, закрытие глаз, шевеление и плач. На второй год взаимное поведение, такое как чередование, уступки и имитация, предсказывает более позднее просоциальное поведение.Вскоре после этого дети узнают более сложные правила социального взаимодействия — как приглашать других в игры, как соблюдать правила, как сотрудничать и как делиться игрушками.

    Поскольку первые несколько месяцев и лет жизни имеют решающее значение для будущего психосоциального развития детей, некоторые родители беспокоятся о том, что им придется помещать своих младенцев и малышей в детские сады и дошкольные учреждения.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *