Психология суицидального поведения: Психология суицидального поведения

Автор: | 04.07.1977

Содержание

Профилактика суицидального поведения

Подготовила:  зав. 3-м терапевтическим отделением Князева Е.С.

Суицидальное поведение является сложной философской, этической, социальной и медицинской проблемой. Ежегодно в мире совершается около 1 млн. самоубийств и примерно в 10 раз больше суицидальных попыток. Самоубийство, как причина смерти, занимает второе место после ДТП в возрастном диапазоне 15-35 лет в Европе. Среднемировой уровень суицидов составляет около 14-16 на 100000 населения в год. Предупреждение самоубийств представляет собой весьма непростую, но выполнимую комплексную задачу, решение которой возможно при взаимодействии различных структур общества (социальный сектор, государственные органы, учреждения образования, охраны правопорядка, здравоохранения, религиозные организации), так как причины этого явления весьма многообразны.

ФАКТОРЫ РИСКА СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

К суицидальному поведению принято относить самоубийство (суицид), суицидальные попытки (парасуициды), мысли и высказывания о самоубийстве. Причины суицидального поведения многообразны. Их невозможно свести только к психическому расстройству, соматическому заболеванию или тяжелой жизненной ситуации, которую переживает человек. Однако, в многочисленных исследованиях выявлены факторы, которые увеличивают риск суицидов и суицидальных попыток. Их наличие не обозначает обязательного «вердикта» суицида, но их сочетание увеличивает его риск. Большое значение принадлежит социально-психологическим факторам: нарушенные детско-родительские и партнерские отношения, одиночество и другие. Тяжелые кризисы: смерть близких, развод, финансовые потери, уголовная ответственность, потеря работы, значительное снижение социального статуса, тяжелые конфликты и другие кризисы могут также стать пусковыми факторами СП. Психические расстройства также являются серьезным фактором риска суицида. Результаты исследований ВОЗ демонстрируют, что во многих случаях состояние человека на момент смерти в результате суицида соответствует диагнозу какого-либо психического расстройства. Самые частые среди них — расстройства настроения (депрессия), зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм и наркомания), расстройства личности и другие. Так, депрессия предшествует 45-70% суицидов; зависимостью от алкоголя страдает 10-22% умирающих в результате суицида. Почти в половине случаев имеет место сочетание нескольких из этих расстройств. Наиболее частой является комбинация зависимости от алкоголя или наркотиков и депрессии. К сожалению, большинство из тех, кто умирает от своих рук, не обращаются при жизни за помощью психолога, психиатра или психотерапевта. Можно предположить, что это связано с рядом причин.

Во-первых, те состояния, которые специалисты считают психическими расстройствами, часто не расцениваются в обществе как «болезнь», а воспринимаются либо как вариант нормы, либо как проявления «слабости характера». Так, депрессия может рассматриваться индивидом и его близкими, как проявление «слабодушия», «лени» и пр. Зависимость от алкоголя часто скрывается или оправдывается культуральными нормами употребления алкоголя. Расстройства личности могут восприниматься только как «дурной характер» или «невоспитанность». Наиболее «узнаваемыми» и расцениваемыми как психическая патология даже неспециалистами, являются психозы с ярким бредом и галлюцинациями, эпизоды явно нарушенного поведения, которые часто свойственны шизофрении. И хотя риск суицида при этом расстройстве является высоким, большинство самоубийств, как было сказано выше, совершают люди со значительно более «привычными» формами поведения. Во-вторых, психиатрия и, в меньшей степени, психотерапия являются в сознании многих людей достаточно стигматизированными отраслями медицинской помощи. В связи с этим, своевременному обращению к специалисту могут мешать опасения социального остракизма, стыд, страх предвзятого отношения родственников, друзей и коллег по работе. Группу повышенного суицидального риска составляют также больные тяжелыми хроническими соматическими (физическими) заболеваниями. Например, онкологические заболевания, потеря органа или телесной функции приносят массу страданий и социальных ограничений и поэтому часто сочетаются с депрессией. Имеет значение также ряд демографических характеристик. Уровень суицидов у мужчин в 3-6 раз выше, чем у женщин. Частота суицидальных попыток, наоборот, выше примерно в 1,5 раза среди женщин. Уровень суицидов в населении увеличивается с возрастом, и достигает максимума после 45-50 лет. Максимум суицидальных попыток приходится на молодой возраст – 20-29 лет.

ПСИХОЛОГИЯ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

 Несмотря на значимость психического расстройства как фактора риска, суицидальное поведение не является его прямым следствием. Большая часть людей, даже с тяжелыми психическими расстройствами, никогда не совершают суицидальных действий. В то же время, некоторые люди, ранее не страдавшие психическими расстройствами, но попавшие в тяжелую социально-психологическую ситуацию, могут совершать суицидальные попытки и суициды. Обычно, провоцирующим фактором суицидальных действий, даже при наличии тяжелой психической патологии, является конфликт или кризис. Например, для многих людей известие о диагнозе тяжелого заболевания (онкология, СПИД) или смерти любимого человека может провоцировать мысли о суициде. Ситуации межличностных конфликтов являются источниками эмоций страха, вины, стыда, которые также тяжело переносятся. Суицидальный акт обычно совершается в состоянии «суженного» сознания, когда доминирует аффект, ощущение тупика или отсутствует способность к поиску иных выходов из ситуации. Стремление к смерти и воздействие на других. Суицидальное поведение изначально имеет двойственную природу: с одной стороны, оно связано с идеей смерти или саморазрушения, с другой стороны, бессознательно направлено на изменение поведения окружающих и психологическое воздействие на них. В большинстве суицидальных актов присутствуют оба элемента.

Чем больше выражены мотивы «прервать страдание», тем выше риск того, что акт самоповреждения закончится смертью или будет иметь тяжелые медицинские последствия. В то же время, очень немногие суицидальные акты, направленные «вовне», носят только манипулятивный характер. Часто те угрозы, которые воспринимаются окружающими как «шантаж», могут заканчиваться летально вследствие недоучета обстоятельств или желания индивида «доказать» серьезность своих намерений. В данном случае, сам способ манипуляции другими – с помощью самоповреждения – является признаком психологического неблагополучия и основанием для оказания психотерапевтической помощи.

 Большинство людей не воспринимают собственные суицидальные намерения как «окончательное решение». Людям свойственно сомневаться, они часто испытывают колебания «за» и «против» определенных поступков. Это касается и ситуации кризиса. Человек колеблется между желанием «остаться живым и изменить ситуацию» и «желанием умереть или причинить себе боль». Эти колебания обычно проявляются в поведении и могут быть использованы окружающими для усиления тенденций к жизни. Отношение к суициду в обществе связано с культурным и религиозным контекстом. Независимо от характеристик индивида, совершившего суицидальный акт, сама тема самоубийства вызывает ряд специфических ассоциаций и эмоциональных реакций, схожих у большинства представителей данной культуры.

Частой реакцией является неоправданное моральное осуждение, как самого индивида, так и его близких, что стигматизирует семью и препятствует получению психологической помощи ее членами. Суицидальный акт сильнейшим образом влияет на близких людей. Тяжелая реакция горя является обычным следствием суицида члена семьи, т.к. к переживанию утраты присоединяется чрезмерное чувство вины, связанное с ощущением собственной причастности к поступку умершего.

Прижизненные конфликты или суицидальные записки обвиняющего содержания значительно усиливают ощущение «виновности» или являются причиной характерного для людей, переживших суицид близкого, «поиска виновного третьего». Стыд, страх общественного осуждения, сокрытие причины смерти, снижение социальной продуктивности также являются характерными компонентами этих переживаний. Суицидальные угрозы часто порождают тревогу и опасения их реализации. Раздражение, гнев и недоверие являются типичным ответом на ощущение манипулятивного давления, «суицидального шантажа». Возможным (и недопустимым) следствием этих чувств может стать провоцирование человека совершить суицидальные действия. Презрение и обесценивание связаны с традиционным «стигматизирующим» отношением к людям с психическими расстройствами, и с восприятием суицида как греха, нравственной слабости, неполноценности. Попытки «морализировать», «наставлять на путь истинный» обычно усиливают у индивида чувство вины и стыда, препятствуют открытому диалогу. Несмотря на то, что суицидальный акт происходит в поле человеческих отношений и зачастую является своеобразным «аргументом» в противостоянии с эмоционально значимыми людьми, они не могут нести всю ответственность за суицидальные действия, так как индивид совершает их самостоятельно и полный контроль над его поступками невозможен.

Суицидальные высказывания, мысли и акты являются показанием для консультации соответствующего специалиста (психолог, психотерапевт, психиатр).

ПРОФИЛАКТИКА СУИЦИДА

Сегодня существует Международная ассоциация по предотвращению самоубийств, по рекомендации которой во многих городах мира и нашей страны были созданы службы предупреждения самоубийств. Это новая форма организации медицинской и социально-психологической помощи людям, нуждающимся в квалифицированном совете или медикаментозном лечении. Службы ориентированы на широкие круги населения и, в первую очередь, на лиц, испытывающих состояние психологического кризиса, людей, подверженных влиянию стрессогенных факторов и являющихся потенциально суицидо — опасными.

Одним из главных принципов деятельности служб является их анонимность. Сознание, что личные, мучительные для человека вопросы не получат огласку, делает пациента более раскованным, облегчает установление с ним контакта. Неукоснительно соблюдается еще один принцип, рекомендуемый международными суицидологическими организациями — подразделение службы не должно располагаться на территории психиатрических учреждений. Это устраняет барьер, мешающий человеку обратиться к психотерапевту.

Основным звеном в деле предотвращения самоубийств является анонимная телефонная служба (“телефон доверия”), которая была основана в 1953 г. в Лондоне священником Чад Вара и стала быстро распространяться во всех государствах Европы и Америки. Цель телефонной службы — стремление предложить любому человеку, находящемуся в кризисной ситуации и помышляющему о самоубийстве, телефонный контакт с сотрудником, готовым выслушать его как друг, способным помочь абоненту преодолеть кризисную ситуацию, с которой он столкнулся.

В работе службы придается особое значение профилактике суицидального поведения у практически здоровых людей с пограничными расстройствами, поскольку эта группа, во-первых, наиболее многочисленная, а во-вторых, состоит преимущественно из лиц молодого возраста.

ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ СДЕЛАТЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОМОЧЬ СВОИМ БЛИЗКИМ

I. Подбирайте ключи к разгадке суицида. Суицидальная превенция состоит не только в заботе и участии друзей, но и в способности распознать признаки грядущей опасности. Ваше знание ее принципов и стремление обладать этой информацией может спасти чью-то жизнь. Делясь ими с другими, вы способны разрушить мифы и заблуждения, из-за которых не предотвращаются многие суициды. Ищите признаки возможной опасности: суицидальные угрозы, предшествующие попытки самоубийства, депрессии, значительные изменения поведения или личности человека, а также приготовления к последнему волеизъявлению. Уловите проявления беспомощности и безнадежности и определите, не является ли человек одиноким и изолированным. Чем больше будет людей, осознающих эти предостережения, тем значительнее шансы исчезновения самоубийства из перечня основных причин смерти.

2. Примите суицидента как личность. Допустите возможность, что человек действительно является суицидальной личностью. Не считайте, что он не способен и не сможет решиться на самоубийство. Иногда соблазнительно отрицать возможность того, что кто-либо может удержать человека от суицида. Именно поэтому тысячи людей — всех возрастов, рас и социальных групп — совершают самоубийства. Не позволяйте другим вводить вас в заблуждение относительно несерьезности конкретной суицидальной ситуации. Если вы полагаете, что кому-либо угрожает опасность самоубийства, действуйте в соответствии со своими собственными убеждениями. Опасность, что вы растеряетесь, преувеличив потенциальную угрозу, — ничто по сравнению с тем, что кто-то может погибнуть из-за вашего невмешательства.

3. Установите заботливые взаимоотношения. Не существует всеохватывающих ответов на такую серьезную проблему, какой является самоубийство. Но вы можете сделать гигантский шаг вперед, если станете на позицию уверенного принятия отчаявшегося человека. В дальнейшем очень многое зависит от качества ваших взаимоотношений. Их следует выражать не только словами, но и невербальной эмпатией; в этих обстоятельствах уместнее не морализирование, а поддержка.  Вместо того, чтобы страдать от самоосуждения и других переживаний, тревожная личность должна постараться понять свои чувства. Для человека, который чувствует, что он бесполезен и нелюбим, забота и участие отзывчивого человека являются мощными ободряющими средствами. Именно таким образом вы лучше всего проникнете в изолированную душу отчаявшегося человека.

4. Будьте внимательным слушателем.Суициденты особенно страдают от сильного чувства отчуждения. В силу этого они бывают не настроены принять ваши советы. Гораздо больше они нуждаются в обсуждении своей боли, фрустрации и того, о чем говорят: «У меня нет ничего такого, ради чего стоило бы жить». Если человек страдает от депрессии, то ему нужно больше говорить самому, чем беседовать с ним.

У вас может появиться фрустрация, обида или гнев, если человек не ответит немедленно на ваши мысли и потребности. Понимание, что у того, о ком вы заботитесь, существует суицидальная настроенность, обычно вызывает у помощника боязнь отвержения, нежеланности, бессилия или ненужности. Несмотря на это, помните, что этому человеку трудно сосредоточиться на чем-то, кроме своей безысходности. Он хочет избавиться от боли, но не может найти исцеляющего выхода. Если кто-то признается вам, что думает о самоубийстве, не осуждайте его за эти высказывания. Постарайтесь по возможности остаться спокойным и понимающим. Вы можете сказать: «Я очень ценю вашу откровенность, ведь для того, чтобы поделиться своими чувствами, сейчас от вас требуется много мужества». Вы можете оказать неоценимую помощь, выслушав слова, выражающие чувства этого человека, будь то печаль, вина, страх или гнев. Иногда, если вы просто молча посидите с ним, это явится доказательством вашего заинтересованного и заботливого отношения.

Как психологи, так и неспециалисты должны развивать в себе искусство «слушать третьим ухом». Под этим подразумевается проникновение в то, что «высказывается» невербально: поведением, аппетитом, настроением и мимикой, движениями, нарушениями сна, готовностью к импульсивным поступкам в острой кризисной ситуации. Несмотря на то, что основные предвестники самоубийства часто завуалированы, тем не менее, они могут быть распознаны восприимчивым слушателем.

5. Не спорьте. Сталкиваясь с суицидальной угрозой, друзья и родственники часто отвечают: «Подумай, ведь ты же живешь гораздо лучше других людей; тебе бы следовало благодарить судьбу». Этот ответ сразу блокирует дальнейшее обсуждение; такие замечания вызывают у несчастного и без того человека еще большую подавленность. Желая помочь таким образом, близкие способствуют обратному эффекту.

Можно встретить часто и другое знакомое замечание: «Ты понимаешь, какие несчастья и позор ты навлечешь на свою семью?» Но, возможно, за ним скрывается именно та мысль, которую желает осуществить суицидент. Ни в коем случае не проявляйте агрессию, если вы присутствуете при разговоре о самоубийстве, и постарайтесь не выражать потрясения тем, что услышали. Вступая в дискуссию с подавленным человеком, вы можете не только проиграть спор, но и потерять его самого.

6. Задавайте вопросы. Если вы задаете такие косвенные вопросы, как: «Я надеюсь, что ты не замышляешь самоубийства?», — то в них подразумевается ответ, который вам бы хотелось услышать. Если близкий человек ответит: «Нет», — то вам, скорее всего, не удастся помочь в разрешении суицидального кризиса.

Лучший способ вмешаться в кризис, это заботливо задать прямой вопрос: «Ты думаешь о самоубийстве?» Он не приведет к подобной мысли, если у человека ее не было; наоборот, когда он думает о самоубийстве и, наконец, находит кого-то, кому небезразличны его переживания, и кто согласен обсудить эту запретную тему, то он часто чувствует облегчение, и ему дается возможность понять свои чувства и достичь катарсиса.

Следует спокойно и доходчиво спросить о тревожащей ситуации, например: «С каких пор вы считаете свою жизнь столь безнадежной? Kaк вы думаете, почему у вас появились эти чувства? Есть ли у вас конкретные соображения о том, каким образом покончить с собой? Если вы раньше размышляли о самоубийстве, что вас останавливало?» Чтобы помочь суициденту разобраться в своих мыслях, можно иногда перефразировать, повторить наиболее существенные его ответы: «Иными словами, вы говорите…» Ваше согласие выслушать и обсудить то, чем хотят поделиться с вами, будет большим облегчением для отчаявшегося человека, который испытывает боязнь, что вы его осудите, и готов к тому, чтобы уйти.

7. Не предлагайте неоправданных утешений. Одним из важных механизмов психологической защиты является рационализация. После того, что вы услышали от кого-то о суицидальной угрозе, у вас может возникнуть желание сказать: «Нет, вы так на самом деле не думаете». Для этих умозаключений зачастую нет никаких оснований за исключением вашей личной тревоги.

Причина, по которой суицидент посвящает в свои мысли, состоит в желании вызвать обеспокоенность его ситуацией. Если вы не проявите заинтересованности и отзывчивости, то депрессивный человек может посчитать суждение типа: «Вы на самом деле так не думаете», — как проявление отвержения и недоверия. Если вести с ним беседу с любовью и заботой, то это значительно снизит угрозу самоубийства. В противном случае его можно довести до суицида банальными утешениями как раз тогда, когда он отчаянно нуждается в искреннем, заботливом и откровенном участии в его судьбе.

Суицидальные люди с презрением относятся к замечаниям типа: «Ничего, ничего, у всех есть такие же проблемы, как у тебя», — и другим аналогичным клише, поскольку они резко контрастируют с их мучениями. Эти выводы лишь минимизируют, уничижают их чувства и заставляют ощущать себя еще более ненужными и бесполезными.

8. Предложите конструктивные подходы. Вместо того, чтобы говорить суициденту: «Подумай, какую боль принесет твоя смерть близким», — попросите поразмыслить об альтернативных решениях, которые, возможно, еще не приходили ему в голову.

Отчаявшегося человека необходимо уверить, что он может говорить о чувствах без стеснения, даже о таких отрицательных эмоциях, как ненависть, горечь или желание отомстить. Если человек все же не решается проявить свои сокровенные чувства, то, возможно, вам удастся навести на ответ, заметив: «Мне кажется, вы очень расстроены», — или: «По моему мнению, вы сейчас заплачете». Имеет смысл также сказать: «Вы все-таки взволнованы. Может, если вы поделитесь своими проблемами со мной, я постараюсь понять вас».

Если кризисная ситуация и эмоции выражены, то далее следует выяснение, как человек разрешал сходные ситуации в прошлом. Это называется «оценкой средств, имеющихся для решения проблемы». Она включает выслушивание описания предыдущего опыта в аналогичной ситуации. Для инициирования можно задать вопрос: «Не было ли у вас раньше сходных переживаний?» Существует уникальная возможность совместно раскрыть способы, которыми человек справлялся с кризисом в прошлом. Они могут быть полезны для разрешения и настоящего конфликта.

Постарайтесь выяснить, что остается, тем не менее, позитивно значимым для человека. Что он еще ценит. Отметьте признаки эмоционального оживления, когда речь зайдет о «самом лучшем» времени в жизни, особенно следите за его глазами. Что из имеющего для него значимость достижимо? Кто те люди, которые продолжают его волновать? И теперь, когда жизненная ситуация проанализирована, не возникло ли каких-либо альтернатив? Не появился ли луч надежды?

9. Вселяйте надежду. Работа со склонными к саморазрушению депрессивными людьми является серьезной и ответственной. Психотерапевты давно пришли к выводу, что очень ценным является сосредоточение на том, что они говорят или чувствуют. Когда беспокоящие скрытые мысли выходят на поверхность, беды кажутся менее фатальными и более разрешимыми. Терзаемый тревогой человек может прийти к мысли: «Я так и не знаю, как разрешить эту ситуацию. Но теперь, когда ясны мои затруднения, я вижу, что, быть может, еще есть какая-то надежда».

Надежда помогает человеку выйти из поглощенности мыслями о самоубийстве. В недавней истории примером может служить поведение евреев во время холокоста, когда Гитлер стремился их полностью истребить. Перед 1940 годом среднемесячное число самоубийств составляло 71,2. В мае того года, сразу после вторжения нацистов, оно возросло до 371. Люди шли на самоубийства из-за страха попасть в концентрационные лагеря. Евреи, которые не избежали этой кошмарной участи, вначале сохраняли веру в освобождение или воссоединение семей. Пока оставалась хотя бы искра надежды, происходило сравнительно мало суицидов. Когда же война стала казаться бесконечной и начали доходить слухи о расправах гитлеровцев над миллионами людей, то суициды среди узников лагерей приняли форму эпидемии. Еще одна волна самоубийств прокатилась в самом конце войны, когда люди узнали о смерти своих близких или в полной мере прониклись ужасом смертников, содержащихся в лагере.

Потерю надежд на достойное будущее отражают записки, оставленные самоубийцами. Саморазрушение происходит, если люди утрачивают последние капли оптимизма, а их близкие каким-то образом подтверждают тщетность надежд. Кто-то по этому поводу остроумно заметил: «Мы смеемся над людьми, которые надеются, и отправляем в больницы тех, кто утратил надежду». Как бы то ни было, надежда должна исходить из реальности. Не имеет смысла говорить: «Не волнуйся, все будет хорошо», когда все хорошо быть не может. Надежда не может строиться на пустых утешениях. Надежда возникает не из оторванных от реальности фантазий, а из существующей способности желать и достигать. Умерший любимый человек не может возвратиться, как ни надейся и ни молись. Но его близкие могут открыть для себя новое понимание жизни. Надежды должны быть обоснованны: когда корабль разбивается о камни, есть различия между надеждой «доплыть до ближайшего берега или достичь противоположного берега океана». Когда люди полностью теряют надежду на достойное будущее, они нуждаются в поддерживающем совете, в предложении какой-то альтернативы. «Как бы вы могли изменить ситуацию?», «Какому вмешательству извне вы могли бы противостоять?», «К кому вы могли бы обратиться за помощью?» Поскольку суицидальные лица страдают от внутреннего эмоционального дискомфорта, все окружающее кажется им мрачным. Но им важно открыть, что не имеет смысла застревать на одном полюсе эмоций.

Человек может любить, не отрицая, что иногда испытывает откровенную ненависть; смысл жизни не исчезает, даже если она приносит душевную боль. Тьма и свет, радости и печали, счастье и страдание являются неразделимо переплетенными нитями в ткани человеческого существования. Таким образом, основания для реалистичной надежды должны быть представлены честно, убедительно и мягко. Очень важно, если вы укрепите силы и возможности человека, внушите ему, что кризисные проблемы обычно преходящи, а самоубийство не бесповоротно.

10. Оцените степень риска самоубийства. Постарайтесь определить серьезность возможного самоубийства. Ведь намерения могут различаться, начиная с мимолетных, расплывчатых мыслей о такой «возможности» и кончая разработанным планом суицида путем отравления, прыжка с высоты, использования огнестрельного оружия или веревки. Очень важно выявить и другие факторы, такие, как алкоголизм, употребление наркотиков, степень эмоциональных нарушений и дезорганизации поведения, чувство безнадежности и беспомощности. Неоспоримым фактом является то, что чем более разработан метод самоубийства, тем выше его потенциальный риск. Очень мало сомнений в серьезности ситуации остается, например, если депрессивный подросток, не скрывая, дарит кому-то свой любимый магнитофон, с которым он ни за что бы не расстался. В этом случае лекарства, оружие или ножи следует убрать подальше.

11. Не оставляйте человека одного в ситуации высокого суицидального риска. Оставайтесь с ним как можно дольше или попросите кого-нибудь побыть с ним, пока не разрешится кризис или не прибудет помощь. Возможно, придется позвонить на станцию скорой помощи или обратиться в поликлинику. Помните, что поддержка накладывает на вас определенную ответственность.

Для того, чтобы показать человеку, что окружающие заботятся о нем, и создать чувство жизненной перспективы, вы можете заключить с ним так называемый суицидальный контракт — попросить об обещании связаться с вами перед тем, как он решится на суицидальные действия в будущем для того, чтобы вы еще раз смогли обсудить возможные альтернативы поведения. Как это ни странно, такое соглашение может оказаться весьма эффективным.

12. Обратитесь за помощью к специалистам.Суициденты имеют суженное поле зрения, своеобразное туннельное сознание. Их разум не в состоянии восстановить полную картину того, как следует разрешать непереносимые проблемы. Первая просьба часто состоит в том, чтобы им была предоставлена помощь. Друзья, несомненно, могут иметь благие намерения, но им может не хватать умения и опыта, кроме того, они бывают склонны к излишней эмоциональности.

Для испытывающих суицидальные тенденции возможным помощником может оказаться священник. Уильям Джеймс считал суицид религиозным заболеванием, излечить которое может вера. Многие священнослужители являются превосходными консультантами — понимающими, чуткими и достойными доверия. Но есть среди них и такие, которые не подготовлены к кризисному вмешательству. Морализированием и поучающими банальностями они могут подтолкнуть прихожанина к большей изоляции и самообвинениям.

Надежным источником помощи являются семейные врачи. Они обычно хорошо информированы, могут правильно оценить серьезность ситуации и направить человека к знающему специалисту. Вначале же, пока пациент не получил квалифицированной помощи, семейный врач может назначить ему препараты для снижения интенсивности депрессивных переживаний.

Ни в коем случае при суицидальной угрозе не следует недооценивать помощь психиатров или клинических психологов. В противоположность общепринятому мнению психиатрическая помощь не является роскошью богатых. В настоящее время существуют как частные, так и государственные учреждения, финансируемые из национальных или региональных фондов, которые предоставляют различные виды помощи за низкую цену. Благодаря своим знаниям, умениям и психотерапевтическому влиянию эти специалисты обладают уникальными способностями понимать сокровенные чувства, потребности и ожидания человека.

Во время психотерапевтической консультации отчаявшиеся люди глубже раскрывают свое страдание и тревоги. Если депрессивный человек не склонен к сотрудничеству и не ищет помощи специалистов, то еще одним методом лечения является семейная терапия. В этом случае об отчаявшемся не говорят «пациент». Все члены семьи получают поддержку, высказывают свои намерения и огорчения, конструктивно вырабатывая более комфортный стиль совместной жизни. Наряду с конструктивным снятием эмоционального дискомфорта при семейной терапии могут быть произведены персональные изменения в окружении.

Иногда единственной альтернативой помощи суициденту, если ситуация оказывается безнадежной, становится госпитализация в психиатрическую больницу. Промедление может быть опасным; госпитализация может принести облегчение, как больному, так и семье. Тем не менее, больницы, конечно, не являются панацеей. Самоубийство может быть совершено, если больному разрешат навестить домашних, вскоре после выписки из больницы или непосредственно во время лечения. Исследования показали, что существенным является то, как суициденты воспринимают ситуацию интернирования. Не рассматривают ли они больницу как «тюрьму», в которую заточены? Установлено, что те, кто негативно относится к лечению в психиатрическом стационаре, обладают наивысшим суицидальным риском при поступлении и выписке из больницы.

Кроме того, известно, что наиболее склонные к саморазрушению относятся к своему кризису очень личностно, а не как к какому-то расплывчатому состоянию. Они реагируют на актуальные проблемы яростными, гневными поступками, направленными на значимых людей, а потом в качестве расплаты переносят неистовство на себя. Из-за длительных неудач в налаживании контактов они смотрят на семьи, как на негативных «других». После выписки из больницы имеющие высокий суицидальный риск очень плохо приспосабливаются к жизни в окружении. Некоторые из них в дальнейшем кончают с собой, другие повторяют суицидальные попытки, в результате чего вновь попадают в больницу.

13. Важность сохранения заботы и поддержки. Если критическая ситуация и миновала, то специалисты или семьи не могут позволить себе расслабиться. Самое худшее может не быть позади. За улучшение часто принимают повышение психической активности больного. Бывает так, что накануне самоубийства депрессивные люди бросаются в водоворот деятельности. Они просят прощения у всех, кого обидели. Видя это, вы облегченно вздыхаете и ослабляете бдительность. Но эти поступки могут свидетельствовать о решении рассчитаться со всеми долгами и обязательствами, после чего можно покончить с собой. И, действительно, половина суицидентов совершает самоубийство не позже, чем через три месяца после начала психологического кризиса.

Иногда в суматохе жизни окружающие забывают о лицах, совершивших суицидальные попытки. По иронии судьбы к ним многие относятся, как к неумехам и неудачникам. Часто они сталкиваются с двойным презрением: с одной стороны, они «ненормальные», так как хотят умереть, а с другой — они столь «некомпетентны», что и этого не могут сделать качественно. Они испытывают большие трудности в поисках принятия и сочувствия семьи и общества.

Эмоциональные проблемы, приводящие к суициду, редко разрешаются полностью, даже когда кажется, что худшее позади. Поэтому никогда не следует обещать полной конфиденциальности. Оказание помощи не означает, что необходимо соблюдать полное молчание. Как правило, подавая сигналы возможного самоубийства, отчаявшийся человек просит о помощи. И, несомненно, ситуация не разрешится до тех пор, пока суицидальный человек не адаптируется в жизни.

Андреева Л.С. Психологические детерминанты суицидального поведения

УДК 159.99

Андреева Лариса Сергеевна
Волгоградский государственный университет
магистрант кафедры психологии


Аннотация
Данная статья посвящена результатам эмпирического исследования влияния уровня самооценки и напряженности психологических защит на склонность к суицидальному риску. Проведенное исследование позволяет утверждать, что существует обратная зависимость между уровнем самооценки и уровнем суицидального риска и прямая зависимость между уровнем напряженности психологических защит и уровнем суицидального риска.

Ключевые слова: девиантное поведение, детерминанты суицидального поведения, однофакторный дисперсионный анализ, психологические защиты, самооценка, суицидальное поведение, суицидальный риск


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Андреева Л.С. Психологические детерминанты суицидального поведения // Психология, социология и педагогика. 2013. № 6 [Электронный ресурс]. URL: https://psychology.snauka.ru/2013/06/2269 (дата обращения: 03.10.2021).

На современном этапе развития общества, в условиях нестабильности и ряда кризисных явлений возрастает необходимость изучения психологических особенностей людей с девиантными формами поведения. Суицидальное поведение является одной из форм девиантного поведения. В рамках разных психологических школ приводится масса факторов, влияющих на склонность человека к суицидальному поведению. Одним из этих факторов является самооценка[1, c.239]. Несмотря на потенциально важную роль самооценки как детерминанты суицидального поведения, эта проблема в настоящий момент остается малоизученной. Исходя из существующих теорий и практических исследований[2, c.745] можно предположить, что взрослые люди с заниженным уровнем самооценки сильнее склонны к суицидальному поведению, нежели взрослые люди с адекватной самооценкой.
Для проверки данной гипотезы нами было проведено эмпирическое исследование.  В исследовании были применены следующие методики: методика самооценки личности О.И. Моткова, опросник суицидального риска (ОСР), разработанный под руководством А.Г. Шмелева и тест «Индекс жизненного стиля» (LSI). В качестве респондентов были опрошены 102 человека (51 мужчина и 51 женщина), мужчины в возрасте от 23 до 64 лет, женщины в возрасте от 23 до 65 лет. Полученные данные анализировались при помощи компьютерной статистической программы SPSS.
При обработке полученных данных с помощью однофакторного дисперсионного анализа были получены результаты, представленные в Таблице 1:

Таблица 1 – Результаты однофакторного дисперсионного анализа (фактор – суицидальный риск)

   Шкалы

F

Значение

напряженность психологических защит

15,691

,000

воля (подуровень самооценки)

7,738

,001

параноидная диспозиция (тип защиты – проекция)

7,667

,001

обсессивная диспозиция (тип защиты – интеллектуализация, рационализация и сублимация)

7,031

,001

гармоничность (подуровень самооценки)

6,222

,003

общий уровень самооценки

5,723

,004

агрессивная диспозиция (тип защиты – замещение)

5,941

,004

экстраверсия (подуровень самооценки)

5,311

,006

диспозиция истерии (тип защиты – отрицание)

4,413

,015

диспозиция психопатии (тип защиты – регрессия)

3,715

,028

депрессивная диспозиция (тип защиты – компенсация)

3,527

,033

креативность (подуровень самооценки)

3,230

,044

самостоятельность (подуровень самооценки)

2,795

,066

пассивная диспозиция (тип защиты – подавление или вытеснение)

2,708

,072

диспозиция мании (тип защиты – реактивные образования)

,501

,607

нравственность (подуровень самооценки)

,384

,682

Мы видим, что наиболее значимые показатели – это общая напряженность психологических защит и такие конкретные защиты, как проекция, интеллектуализация и замещение. Также значимым фактором является общий уровень самооценки и такие ее подуровни, как воля, гармоничность и экстраверсия.

Рассмотрим более подробно основные значимые факторы:

Рисунок 1 – График средних напряженности психологических защит и уровня суицидального риска (однофакторный дисперсионный анализ)

 

На Рисунке 1 видно,  как с ростом уровня суицидального риска резко возрастает напряженность психологических защит. При этом низкому и среднему уровню суицидального риска соответствует примерно одинаковый уровень напряженности. Можно сделать вывод, что для людей с высоким уровнем суицидального риска характерно активное применение психологических защит. Это может быть объяснено тем, что дисперсионный анализ выявил проекцию и соответствующий ей параноидный тип диспозиции личности как самую значимую из восьми выделенных психологических защит. Проекция является самой деструктивной психологической защитой, при этом известно, что использование деструктивных защит повышает риск возникновения конфликта или его обострения.

Что касается влияния уровня суицидального риска на общий уровень самооценки, на Рисунке 2 видно, что если людям с низким и средним уровнем суицидального риска присущ примерно одинаковый уровень самооценки, то с ростом суицидального риска уровень самооценки резко падает.

Рисунок 2 – График средних уровня самооценки и уровня суицидального риска (однофакторный дисперсионный анализ)

Аналогичная ситуация наблюдается и со значимыми показателями – подуровнями самооценки: также выявлено, что для людей с низким и средним уровнем суицидального риска характерен примерно одинаковый относительно высокий показатель волевой составляющей самооценки, в то время как у людей с высоким уровнем суицидального риска уровень этого показателя резко снижается. Вполне логично и то, что с ростом уровня суицидального риска снижается уровень гармоничности личности. Что касается экстраверсии, то самые высокие ее показатели характерны для людей со средним уровнем суицидального риска. Резко снижается уровень экстраверсии с ростом суицидального риска, но для людей с низким уровнем склонности к суицидальному поведению значения этого показателя также невелики.

Статистический анализ данных дал подтверждение главной гипотезы исследования: существует обратная зависимость уровня суицидального риска от уровня самооценки. Таким образом, доказана значимость самооценки как детерминанты суицидального поведения.

Также выявлена зависимость уровня суицидального риска от уровня общей напряженности психологических защит: людям с высоким уровнем суицидального риска свойственно использование психологических защит в большей степени, чем людям с низким суицидальным риском. Что касается конкретных психологических защит, для людей с высоким уровнем суицидального риска характерна такая психологическая защита, как проекция. 


Библиографический список
  1. Dukes R.L., Lorch B. The effect of school, family, self-concept and deviant behavior on adolescent suicide ideation, Journal of Adolescent Health, Vol.12, 1989.
  2. King C., Naylor M., Segal H., Evans T., Shain B. Global self-worth, specific self-perceptions of competence, and depression in adolescents, Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry, Vol.32, 1993.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Лариса Андреева»

Психология суицидального поведения (Реферат) — TopRef.ru

М
инистерство образования Российской Федерации

Уральский государственный экономический университет

РЕФЕРАТ

На тему:
«Психология суицидального поведения»

Исполнитель: студент гр. КД-99-I

Парыгин С.А.

Руководитель: д.соц.н., профессор

Заборова Е.Н.

Екатеринбург

2001

ПЛАН:

Введение 3

Психологические аспекты проблемы 4

Проблемы статистической информации по самоубийствам 6

Факторы, влияющие на явление суицида в разное время в разных странах 8

Религиозный фактор 10

Социальные факторы 11

Анализ отношения некоторых социальных групп к суициду в настоящее время. 14

Старшее поколение 14

Поколение среднего возраста 14

Молодежь 17

Заключение 20

Список использованной литературы 21

Введение

Я сумел бы выжить,

Если б не было такой простой работы—жить»

А.Башлачев

Самоубийство — тема актуальная во все времена, тем более сейчас, когда Россия в 1994 году вышла на 2 место в мире по количеству самоубийств, но отношение к суициду в разные эпохи было разное и во многом зависело от религий и морально-этических норм и традиций. Заглянем в историю.

Самые древние самоубийства — ритуальные, к которым относятся харакири и сати (обряд самосожжения индийских вдов). Ритуальные самоубийства, как правило, были почетны, поощрялись обществом и уклонение от них считалось большим позором. В античности отношение к жизни и смерти было несколько другим, чем в более поздние времена. Например, по эпикурейской школе, если жизнь перестает приносить удовольствие и радость – она не нужна. Если человек доказывал целесообразность этого поступка, ему давали яд, специально закупленный на деньги городской казны. Смерть являлась естественным и красивым завершением жизни.

С приходом христианства отношение к самоубийству становится однозначным – резко отрицательным.

В средние века самоубийц не хоронили на кладбищах, над их трупами совершали надругательства (здесь играл роль эстетический момент: показать людям, что с ними будет после такого шага, потому что человеку свойственно представлять момент своей собственной смерти и похорон эстетически переживая). Почему же это произошло? Дело в том, что с принятием христианства новообращенным хотелось как можно скорее попасть в Божье Царство и, чтобы избежать чудовищное количество самоубийств, церкви пришлось объявить самоубийство грехом.

В христианстве считается, что если бог даровал тебе жизнь, нельзя бросать этот дар к его ногам. Нужно прожить жизнь до конца, потому что в противовес античной философии, жизнь хороша не удовольствиями, а страданиями (ради будущей жизни).

Если человек лишает себя жизни, он думает только о себе, о том, чтоб разом вылечиться от всех страданий и разочарований, он не задумывается о том, на какие душевные муки обрекает самых близких ему людей, ему безразлично, что их всю оставшуюся жизнь будет мучить чувство вины за то, что они не все сделали, чтобы спасти его. Он не осознает, что это только момент, и надо иметь мудрость и мужество пережить его, потому что впереди вся жизнь.

Психологические аспекты проблемы

Герман Гессе в своей книге «Степной Волк» высказывает очень интересные мысли по поводу самоубийств. Он пишет о том, что есть как бы прирожденные самоубийцы (которые только относятся к этому типу, а самоубийства могут так и не совершить) и люди, которые накладывают на себя руки по чистой случайности, подаваясь моменту. Прирожденные самоубийцы—это, как правило, творческие личности. Они смотрят на свое «Я» как на какое-то опасное, ненадежное, не защищенное порождение природы. Это души, видящие свою цель не в самоусовершенствовании, а в саморазрушении, возврате к матери, к Богу, к Вселенной. Таким людям знакома постоянная борьба с соблазном покончить с собой. При малейшем потрясении они думают о самоубийстве. Но мысль о том, что запасной выход всегда открыт, придает силы, наделяет любопытством к болям и невзгодам.

Существует определенная классификация суицидов:

  1. Холодный суицид—это когда человек действительно хочет умереть, то есть не хочет жить;

  2. Суицид, который является определенной игрой, то есть человек до конца уверен в том, что его спасут, он просто хочет обратить на себя внимание;

  3. Суицид как способ уйти от проблем.

У студентов причиной самоубийства может стать ряд проблем, таких, как:

  • сложность адаптации к новым условиям, отсутствие дома (= защиты),

  • коммуникативные сложности, резкое падение самооценки во время учебы,

  • проблемы скученности в общежитии, невозможность побыть наедине с собой, своими проблемами,

  • ранние браки.

Личная жизнь оказывается на виду у всех, становится темой для обсуждения. Есть также предположение, что основой студенческих самоубийств является научное мышление, они как бы ставят эксперимент, который повторить, к сожалению, не удастся. Но с другой стороны, люди с научным складом ума не будут ставить такой эксперимент, об отрицательном результате которого они заранее знают (это скорее всего социальная незрелость или авантюризм).

Конечно, если человек твердо решил уйти из жизни, его никто не остановит, он имеет право распоряжаться ей так, как захочет, и все же эта жизнь дана только раз, другой такой уже не будет. Суицид—заразительное явление, на него может возникнуть мода, особенно когда из жизни уходят лучшие, те, кого уважают (смерть вслед за кумиром, например, рок-певцом и т.д.).

В принципе, если это не холодный суицид, человека можно остановить. Дело в том, что самоубийц отличает туннельное видение, они замкнуты на своих проблемах и не видят других способов их решения. Психолог должен как бы расширить горизонты, показать альтернативные пути решения проблемы, потому что только смерть бесповоротна, а в жизни можно попробовать проиграть множество вариантов.

Смерть—выход из игры. К сожалению, у нас принята так называемая «кухонная» терапия, то есть люди предпочитают изливать душу друг другу, не обращаясь к специалисту.

В романтической литературе самоубийство окружено ореолом, который не соответствует действительности. Живой, страдающий или радующийся человек, счастливый или несчастный, но прекрасный, потому что живой, превращается в холодный, неподвижный, смердящий труп, который кроме нездорового любопытства, брезгливости, отвращения ничего не вызывает.

Почему-то не описывают, как у человека, который застрелился, мозги размазываются по стенкам, от головы остается кровавое месиво, что у повешенного вываливается синий язык, глаза выходят из орбит, что он может сразу не умереть, а будет долго в судорогах мучиться, что происходит дефекализация организма, поскольку он находится в подвешенном состоянии. Тот, кто решил выпить яд или снотворное, должен готовиться к долгой и мучительной смерти, поскольку даже цианистый калий вызывает невероятные мучения.

18 Психологическая структура суицидального поведения

Психологическая структура суицидального поведения

 Мотивационный компонент включает  мотивы в форме социальных установок и относительно устойчивых ценностных ориентации. Важнейшая характеристика этого компонента — наличие внутриличностного конфликта смыслообразующих мотивов, исключающего их одновременную реализацию.

Выделяют пять типов суицидального поведения (пять типов ведущих мотивов: протест, призыв к состраданию, избегание душевных или физических страданий, самонаказание, отказ от жизни как капитуляция). Среди мотивов молодежи выделяются следующие: «дать понять человеку, в каком ты отчаянии» — 40%, «заставить сожалеть человека, который плохо с тобой поступил» — 30%, «повлиять на другого, заставить изменить решение» — 25%, «выяснить, действительно ли тебя любят» — 25%.

Тип суицидального поведения проявляется в зависимости от возраста, типа личности суицидента, а также от ситуации, спровоцировавшей суицид. В молодом возрасте (от 18 до 30 лет) преобладают протестные и призывные формы суицидального поведения. В более пожилом (после 45 лет) преобладают суициды типа избегания страдания, самонаказания и отказа. Протестное и призывное суицидальное поведение часто встречается у лиц с инфантильным складом личности, которым присущи эгоцентризм, негативизм, эмоциональная неустойчивость.

2. Аффективный компонент включает относительно устойчивые суицидальные эмоциональные переживания, отражающие уровень значимости кризисной ситуации. К ним относятся: быстро протекающие острые аффекты; устойчивое депрессивное состояние; состояние фрустрации большой интенсивности, переживания непереносимости конфликтной ситуации, тягостного ожидания негативных последствий совершенного проступка, тревоги перед потерей социального статуса, страха перед необходимостью принимать на себя ответственность.

3. Ориентировочный компонент представляет собой блок  деятельности по анализу социальной ситуации, осознанию уровня ее кризисности, принятию суицидального решения, формированию суицидальных целей, планированию и совершению соответствующих действий. Он включает кроме того “Я-образ” суицидента, а также образ личностно значимой психотравмирующей ситуации — сложившихся взаимоотношений с окружающими, особенностей своей внутригрупповой социально-психологической роли и т.п.

4. Исполнительный компонент структуры суицидального поведения представляет собой словесные и поведенческие реакции, отвечающие ориентировочному и аффективному компонентам. Они проявляются в форме суицидальных высказываний или же суицидальных действий. Такие действия отражают психологию суицидента, приводя к завершенному суициду или оставаясь его попыткой.

Динамика суицидального выхода из внутриличностного конфликта включает предпозиционный и суицидальный этапы. Предпозиционный этап определяется исключительно высокой психической напряженностью суицидента, его повышенной активностью по выходу из сложившегося внутриличностного конфликта. Но эта активность не сопровождается суицидальными действиями. По мере того как исчерпываются варианты разрешения конфликта, порождается мысль о его абсолютной неразрешимости. Показательны в этом смысле рассуждения Н.А.Бердяева:

Психология самоубийства есть прежде всего психология безнадежности. Безнадежность же есть страшное сужение сознания, угасание для него всего богатства мира. Замыкание жизни в одной темной точке, невозможность выйти из нее… Самоубийца закупорен в своем “Я”. Он перестает видеть смысл в жизни всего мира. Все окрашивается для него в темный цвет безнадежной бессмыслицы, все осмысленное вытесняется.

Рекомендуемые файлы

Истощение психологической защиты снижает порог чувствительности к социальным раздражителям. Суициденты ощущают невыносимость существования в сложившихся условиях и предположительно констатируют отсутствие желания жить, но мысли о самоубийстве еще блокируются механизмом защиты. Базовые жизненные потребности еще сохраняются.

Суицидальный этап. Переходу к нему способствует дополнительная психотравматизация. На фоне этих состояний возникают суицидальные мысли, а позднее — и обдумывание способа суицида. Суицидальный период, начало которого связано с появлением суицидальных замыслов, длится вплоть до покушения на свою жизнь.

Существует демонстративно-шантажное суицидальное поведение. Его личностный смысл состоит в оказании психологического давления на окружающих с целью изменения трудной ситуации в благоприятную для суицидента сторону. Человек понимает, что его действия не должны повлечь за собой смерть, и предпринимает для этого меры предосторожности. Поэтому демонстративно-шантажное суицидальное поведение отличается особой структурой и динамикой.

Мотивационная сфера. Сохраняются витальные мотивы, гипертрофированы мотивы социального одобрения, сильны мотивы избежания трудностей. Вытеснение мотива долга обусловливает стремление снять с себя ответственность за поиск конструктивных форм социального поведения. Сильна мотивация наказания обидчика любой ценой, привлечения внимания окружающих к своим трудностям.

Аффективная сфера. Инфантильное чувство жалости к себе, переживание обиды и ненависти к фрустрировавшим обстоятельствам, негативное отношение к необходимости принять самостоятельное решение.

Ориентировочная сфера. Оценка своих возможностей как недостаточных приводит к выводу о необходимости привлечь внимание окружающих к решению своих проблем путем суицидальной попытки. Время, условия и средства суицидальной попытки оцениваются с позиции ее безусловной безопасности. Выделяется круг потенциальных “спасителей”. Дифференцирование мотивов дает ключ к выбору форм психотерапевтического воздействия, к прогнозу сроков выхода из кризиса. Дифференцирование мотивов дает возможность более точно подходить к выбору методик психотерапевтического воздействия. По-разному следует оценивать личность суицидента и оказывать помощь, если мы имеем дело с суицидальной реакцией протеста или с реакцией капитуляции перед жизнью, когда почти полностью подавлены витальные мотивы. Тут нужна аналитическая работа, поскольку сам пациент плохо осознает истинный мотив собственного суицидального поведения.

Существуют определенные приемы, которые помогут вам в общении с суицидентом:

1.  1.  1.  Дайте ему выговориться!

2.  2.  2.  Скажите, что его горе безмерно и вы не знаете, как его утешить

3.  3.  3.  Попросите его кому-то помочь

4.  4.  4.  Пусть он уснет (утро вечера мудренее)

5.  5.  5.  Найдите в его положении преимущества

6.  6.  6.  Помогите сбросить зажимы:

Рекомендация для Вас — 1.2 Этапы развития информационных систем.

зажимы в области глаз — одиночество, раздражительность, плаксивость

зажимы в области щек, затылка, плеч — неуверенность в себе, склонность к тревоге, сомнениям

зажимы мышц гортани, глотки, брюшного пресса — сниженное настроение и низкая самооценка

зажимы рук — беспокойство.

 

 

Особенности суицидального поведения молодежи и жизнестойкости личности. Статья научная (@snv-ulsu)

В статье рассматривается проблема явления самоубийства. Актуальность проблемы определяется увеличением числа совершенных самоубийств с точки зрения интегративного, эпистемологического и аксиологического подходов. Авторы рассматривают самоубийство как глубокий акт, который помогает человеку понять основные философские установки существования, что приводит к необходимости факторов риска и факторов предотвращения самоубийств. В статье рассматривается устойчивость личности как фактор, предотвращающий риск самоубийства. Авторы рассматривают устойчивость как сильный личный ресурс, который помогает преодолеть негативное воздействие стрессовых ситуаций и, таким образом, предотвратить риск суицидального поведения. В статье анализируются особенности взаимосвязи между сопротивляемостью личности молодежи и уровнем склонности к суицидальному поведению. Ведущим методом исследования было психологическое тестирование образцов молодежи, склонной к суицидальному поведению, и молодежи, не склонной к суицидальному поведению, а также сравнительный анализ результатов эмпирического исследования и выявление особенностей, свойственных различным образцам. Восемьдесят студентов приняли участие в эмпирическом исследовании, среди них сорок мальчиков и сорок девочек. Авторы использовали следующие методы: тест на устойчивость Д. А. Леонтьева и Е. И. Рассказовой, а также метод определения склонности к девиантному поведению А. Н. Орла. Интерпретация результатов этого исследования позволила сделать основные выводы, касающиеся характеристик устойчивости личности молодых людей, склонных к суицидальному поведению. Недооценка уровня устойчивости приводит к увеличению внутреннего стресса в стрессовых ситуациях, что повышает уровень склонности к суицидальному поведению. Выявленные особенности устойчивости молодых людей, склонных к суицидальному поведению, и молодых людей, не склонных к суицидальному поведению, позволяют использовать их при разработке программ социально-психологической профилактики суицидального поведения и могут применяться специалистами в области предотвращения суицидов.

Межличностно-психологическая теория суицидального поведения: Текущий эмпирический статус

Томас Джойнер вырос в Джорджии, учился в колледже в Принстоне и получил докторскую степень по клинической психологии в Техасском университете в Остине. Он является заслуженным профессором-исследователем и профессором Брайт-Бертона факультета психологии Университета штата Флорида. Работа доктора Джойнера посвящена психологии, нейробиологии и лечению суицидального поведения и связанных с ним состояний.Автор более 385 рецензируемых публикаций, доктор Джойнер недавно был награжден стипендией Гуггенхайма, премией Шнейдмана за выдающиеся достижения в исследованиях самоубийств от Американской ассоциации суицидологии и премией Американской психологической ассоциации за выдающийся научный вклад в раннюю карьеру, а также а также исследовательские гранты от Национального института психического здоровья и различных фондов. Доктор Джойнер — редактор исследовательского дайджеста клиницистов Американской психологической ассоциации, редактор журнала социальной и клинической психологии и главный редактор журнала Suicide & Life-Threatening Behavior, а также автор или редактор пятнадцати книг, в том числе Почему люди умирают от самоубийства, опубликовано в 2005 году издательством Гарвардского университета.Он работает неполный рабочий день в клинической и консультационной практике, специализируясь на суицидальном поведении, включая юридические консультации по искам, связанным со смертью в результате самоубийства. Он живет в Таллахасси, Флорида, с женой и двумя сыновьями.


Межличностно-психологическая теория суицидального поведения (Джойнер, 2005) предполагает, что человек не умрет самоубийством, если он / она не имеет как желания умереть самоубийством, так и способности сделать это. Что такое стремление к самоубийству и каковы его составляющие? Что такое способность к самоубийству и у кого и как она развивается?

В ответ на первый вопрос о том, кто желает самоубийства, теория утверждает, что когда люди одновременно удерживают в своем сознании два определенных психологических состояния и когда они делают это достаточно долго, у них развивается желание смерти.Два психологических состояния — это воспринимаемая обременительность, и , чувство низкой принадлежности или социального отчуждения . Отвечая на второй вопрос о способности к самоубийству, самосохранение — достаточно мощный инстинкт, и немногие могут преодолеть его силой воли. Те немногие, у кого могло развиться бесстрашие перед болью, травмами и смертью, которое, согласно теории, они приобретают в процессе многократного переживания болезненных и других провокационных событий.Эти переживания часто включают предыдущие самоповреждения, но могут также включать другие переживания, такие как повторяющиеся случайные травмы; многочисленные физические драки; и такие профессии, как врач и солдат на передовой, в которых прямое или косвенное воздействие боли и травм является обычным явлением.

Какая в настоящее время эмпирическая база опирается на эту концептуализацию? Некоторые из них являются косвенными, хотя накапливается все больше прямых эмпирических данных. В следующих разделах рассматриваются доказательства и концепции, касающиеся каждого из трех основных компонентов теории.

Воспринимаемая обременительность

Воспринимаемая обременительность — это мнение о том, что существование человека обременяет семью, друзей и / или общество. Этот взгляд порождает идею о том, что «моя смерть будет дороже моей жизни для семьи, друзей, общества и т. Д.» — вид, важно подчеркнуть, что представляет собой потенциально фатальное неверное восприятие . Предыдущие исследования, хотя и не предназначенные для проверки межличностно-психологической теории, тем не менее, документально подтвердили связь между более высокими уровнями воспринимаемой обременительности и суицидальными идеями.ДеКатандзаро (1995), например, обнаружил, что воспринимаемая обременительность по отношению к семье коррелирует с суицидальными идеями среди участников сообщества и групп высокого суицидального риска. Прямые проверки теории также оказали поддержку. В двух исследованиях предсмертных записок Joiner et al. (2002) показали, что оценщики обнаружили больше выражений обременительности в: 1) записях людей, умерших в результате самоубийства, по сравнению с записями тех, кто намеревался умереть, но выжил; и 2) записи тех, кто умер насильственным путем, по сравнению с записями тех, кто умер менее насильственным образом.В исследовании психотерапевтических амбулаторных пациентов Ван Орден, Линам, Холлар и Джойнер (2006) показали, что мера воспринимаемой обременительности является надежным предиктором статуса попытки самоубийства и текущих суицидальных мыслей, даже с учетом мощных ковариат, связанных с самоубийством, таких как безнадежность. .

Низкая принадлежность / социальная отчужденность

Низкое чувство принадлежности — это переживание отчуждения от других, а не от неотъемлемой части семьи, круга друзей или другой ценной группы.Как и в случае с исследованиями предполагаемой обременительности, существует множество доказательств того, что этот фактор причастен к суицидальному поведению. Однако относительно немного этих доказательств получено из прямых проверок межличностно-психологической теории. Действительно, можно привести убедительные доводы в пользу того, что из всех факторов риска суицидного поведения, от молекулярного до культурного, наиболее сильная и единообразная поддержка возникла для показателей, связанных с социальной изоляцией (например, Boardman, Grimbaldeston, Handley , Jones, & Willmott, 1999).Связь между принадлежностью (или ее отсутствием) и суицидальностью была установлена ​​для ряда различных групп населения, включая молодых подростков, студентов колледжей, пожилых людей и пациентов психиатрических стационаров. Кроме того, количество самоубийств снижается во время празднования (когда люди собираются вместе, чтобы отпраздновать; Joiner, Hollar, & Van Orden, 2006) и во время трудностей или трагедий (когда люди объединяются, чтобы посочувствовать). Например, в США был низкий уровень самоубийств.S. 11 сентября 2001 г., как и через неделю после убийства президента Кеннеди (Biller, 1977).

Что касается исследований, оформленных как прямые проверки этого аспекта межличностно-психологической теории, Коннер, Бриттон, Свортс и Джойнер (2007) обследовали 131 пациента, принимающего метадоновую терапию, и продемонстрировали, что низкое чувство принадлежности предсказывает историю попыток самоубийства на протяжении всей жизни. . Как и ожидалось, при довольно строгом тесте на специфичность эта ассоциация была характерна для суицидного поведения; принадлежность не была связана с непреднамеренной передозировкой.Эта конкретная ассоциация сохраняется даже после тщательного учета демографических характеристик, коррелятов суицидального поведения и других межличностных переменных.

В другом исследовании Ван Орден, Витт, Бендер и Джойнер (2008) показали, что, как и предсказывалось, суицидальные мысли студентов колледжей достигли пика в летнем семестре (пик суицидальности приходится на конец весны — начало лета, что противоречит прогнозам). большинство предполагают), и, кроме того, обнаружили, что низкая принадлежность к учащимся летом (когда кампус менее активна) частично объясняет связь между семестром и суицидальностью.

Приобретенная способность совершать летальные самоубийства

Хотя чувство обременительности и низкой принадлежности могут вызвать желание самоубийства, их недостаточно, чтобы гарантировать, что это желание приведет к попытке самоубийства. Действительно, для того, чтобы это произошло, теория предполагает, что должен присутствовать третий элемент: приобретенная способность к смертельному самоповреждению. Этот аспект теории предполагает, что самоубийство влечет за собой борьбу с мотивами самосохранения. Согласно теории, неоднократное участие в этой битве в различных областях прививает способность смотреть вниз на инстинкт самосохранения — если у человека разовьется желание.

В основе этого предположения лежат в первую очередь принципы теории процесса оппонента, которая предполагает, что при многократном воздействии аффективного стимула реакция на этот стимул со временем меняется, так что стимул теряет свою способность вызывать исходную реакцию и вместо этого усиливается противоположный ответ (Solomon, 1980). В свете этого выдвигается гипотеза, что способность к самоубийству приобретается в основном в результате многократного воздействия болезненных или пугающих переживаний.Это приводит к привыканию и, в свою очередь, к большей терпимости к боли и чувству бесстрашия перед лицом смерти. Приобретенные способности рассматриваются как непрерывная конструкция, накапливающаяся с течением времени при многократном воздействии на них значительных переживаний и подверженная влиянию природы этих переживаний, так что более болезненные и провокационные переживания повышают способность к самоубийству.

Из этого следует, что суицидальное поведение в прошлом приучает людей к боли и страху самоповреждения, что в среднем повышает вероятность суицидального поведения в будущем.Действительно, история попыток самоубийства оказалась сильным предиктором суицидального поведения в будущем, включая смерть в результате самоубийства (Joiner et al., 2005; Brown, Beck, Steer, & Grisham, 2000). Более того, Джойнер и его коллеги (2005) обнаружили, что люди с прошлыми попытками самоубийства испытали более серьезные формы суицидальности в будущем по сравнению с другими людьми, у которых не было истории суицидальности, и, что особенно важно, эта связь не была объяснена другими переменными ( например, статус расстройства настроения, статус расстройства личности, переменные семейного анамнеза).В связи с этим также было обнаружено, что люди с историей попыток самоубийства в целом демонстрируют более высокую переносимость боли (Orbach, Mikulincer, King, Cohen, & Stein, 1997). Кроме того, в прямом тесте приобретенных способностей к самоубийству Ван Орден, Витте, Гордон, Бендер и Джойнер (2008) использовали шкалу, предназначенную для выявления конструкции, и показали, что количество прошлых попыток самоубийства значительно предсказывало уровни приобретенных способностей у людей. выборка клинических амбулаторных больных. Как и предсказывала теория, о наивысших уровнях приобретенных способностей сообщили люди, имевшие несколько прошлых попыток.

Тем не менее, обретение способности к самоубийству не ограничивается предшествующим суицидальным поведением — оно также может быть приобретено посредством повторного опыта с другим болезненным и вызывающим страх поведением (например, не суицидальные самоповреждения, голодание, физическое насилие, так далее.). Например, в случае несамоубийственного самоповреждения предыдущие исследования показали, что вероятность попытки самоубийства выше у лиц, которые имеют более длительный анамнез самоповреждений, используют большее количество методов и сообщают об отсутствии физических повреждений. боль во время самоповреждения — все характеристики, указывающие на привыкание и терпимость (Нок, Джойнер, Гордон, Ричардсон и Принштейн, 2006).

Наконец, помимо прямого воздействия, теория также утверждает, что даже воздействие боли и травм других людей может вызвать способность к самоубийству. Врачи соответствуют этой гипотезе, свидетельствуя о высоком уровне самоубийств, несмотря на многие защитные факторы (Hawton, Clements, Sakarovitch, Simkin, & Deeks, 2001).

Интерактивный характер теории

До сих пор каждый компонент теории описывался изолированно, обеспечивая доказательства независимых эффектов воспринимаемой обременительности, несостоятельной принадлежности и приобретенных способностей на уровнях суицидальности.Мы еще не исследовали интерактивную природу теории, которая предполагает трехстороннее взаимодействие между этими компонентами. В частности, теория предполагает, что возникновение ощущаемой обременительности и несостоятельной принадлежности совпадает с достаточно, чтобы вызвать желание умереть, и что это желание переводится в смертельное или почти смертельное поведение только при наличии приобретенной способности к летальному исходу. .

На сегодняшний день четыре исследования касаются интерактивных аспектов модели, два из которых описаны в Van Orden et al.(2008), а два описаны в Joiner et al. (под давлением). В исследовании студентов бакалавриата Van Orden et al. (2008) показали, что статистическая взаимосвязь между (высокой) обременительностью и (низкой) принадлежностью предсказывала текущие суицидальные мысли; это происходило за пределами важных ковариат, таких как симптомы депрессии. Второе исследование психотерапевтических амбулаторных пациентов также предоставило доказательства статистической взаимосвязи между оценками по критерию приобретенных способностей и показателем воспринимаемой обременительности, так что приобретенные способности в присутствии высоких уровней воспринимаемой обременительности предсказывали клинические оценки риска суицида — опять же, выше и помимо вклада других факторов риска (т.е., показатели депрессии, пол и возраст). В первом сообщении Joiner et al. Исследования, проведенные на большой, разнообразной и репрезентативной выборке молодых людей, обременительность и низкая принадлежность взаимодействовали друг с другом, чтобы предсказать суицидальные мысли. Во втором исследовании приобретенные способности, воспринимаемая обременительность и низкая принадлежность взаимодействовали, как предполагалось, для прогнозирования статуса попытки самоубийства в клинической выборке молодых людей.

Теория межличностно-психологического взаимодействия является многообещающей, и в ее поддержку растет эмпирическая база.Теория предполагает, что клиницисты должны знать об уровне принадлежности, обременительности и приобретенных способностях своих пациентов (особенно о предыдущих попытках самоубийства), поскольку это знание может помочь клиницистам в оценке суицидного риска и выборе терапевтических средств.

Ссылки

Biller, O.A. (1977). Самоубийство, связанное с убийством президента Джона Ф. Кеннеди. Самоубийство и угрожающее жизни поведение , 7, 40-44.

Браун, Г., Бек, А. Т., Стир, Р., и Гришем, Дж. (2000). Факторы риска суицида в амбулаторных психиатрических больницах: 20-летнее проспективное исследование. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 68, 371–377.

Бордман, А. П., Гримбалестон, А. Х., Хэндли, К., Джонс, П. В., и Уиллмотт, С. (1999). Исследование самоубийств в Северном Стаффордшире: исследование самоубийств по типу случай-контроль в одном медицинском округе. Психологическая медицина , 29, 27-33.

Коннер, К., Бриттон, П., Суортс, Л., И Джойнер Т. (2007). Попытки самоубийства среди людей с опиатной зависимостью: критическая роль чувства принадлежности. Зависимое поведение , 32, 1395-1404.

ДеКатандзаро, Д. (1995). Репродуктивный статус, семейные взаимоотношения и суицидальные мысли: опросы широкой общественности и групп высокого риска. Этология и социобиология , 16, 385-394.

Hawton, K., Clements, A., Sakarovitch, C., Simkin, S., & Deeks, J.J. (2001). Самоубийство у врачей: исследование риска в зависимости от пола, стажа и специальности у практикующих врачей в Англии и Уэльсе, 1979–1995. Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения , 55, 296-300.

Столяр Т.Е. (2005). Почему люди умирают от самоубийства . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Джойнер Т.Э., Конвелл Ю., Фицпатрик К.К., Витте Т.К., Шмидт Н.Б., Берлим М.Т. и др. (2005). Четыре исследования о том, как связаны прошлые и нынешние суицидальные наклонности, даже когда «все, кроме кухонной раковины» совпадает. Журнал аномальной психологии , 114, 291-303.

Столяр-мл., Т. Е., Холлар, Д., и Ван Орден, К. А. (2006). На Buckeyes, Gators, Super Bowl Sunday и Miracle on Ice: «Объединение вместе» связано с более низким уровнем самоубийств. Журнал социальной и клинической психологии , 25, 180-196.

Джойнер, Т., Петтит, Дж. У., Уокер, Р. Л., Воелц, З. Р., Круз, Дж., Радд, М. Д., и др. (2002). Воспринимаемая обременительность и суицидальность: два исследования предсмертных записок тех, кто пытается покончить жизнь самоубийством, и тех, кто совершает самоубийство. Журнал социальной и клинической психологии , 21, 531-545.

Джойнер, Т., Ван Орден, К., Витте, Т., Селби, Э., Рибейро, Дж., Льюис, Р., и Радд, доктор медицины (в печати). Основные прогнозы межличностно-психологической теории суицидального поведения: Эмпирические тесты на двух выборках молодых людей. Журнал аномальной психологии .

Нок, М., Джойнер, Т., Гордон, К., Ллойд-Ричардсон, Э., и Принштейн, М. (2006). Несуицидальные самоповреждения: диагностические корреляты и связь с попытками суицида. Психиатрические исследования , 144, 65-72.

Орбах И., Микулинсер М., Кинг Р., Коэн Д. и Стейн Д. (1997). Пороги и толерантность к физической боли у подростков с суицидальными и несуицидными намерениями. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 65, 646-652.

Радд, доктор медицины, Джойнер, Т.Е., и Раджаб, М.Х. (1996). Отношения между идеологами самоубийства, покушающимися и множественными покушающимися в выборке молодых взрослых. Журнал аномальной психологии , 105, 541-550.

Соломон, Р. Л. (1980).Теория приобретенной мотивации, основанная на оппонентском процессе: цена удовольствия и польза от боли. Американский психолог , 35, 691–712.

Ван Орден, К. А., Линам, М. Э., Холлар, Д., и Джойнер, Т. Е., младший (2006). Воспринимаемая обременительность как индикатор суицидальных симптомов. Когнитивная терапия и исследования , 30, 457-467.

Ван Орден, К.А., Витте, Т.К., Гордон, К.Х., Бендер, Т.В., и Джойнер, Т.Е. (2008). Суицидальное желание и способность к суициду: тесты межличностно-психологической теории суицидального поведения среди взрослых. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 76, 72-83.

Ван Орден, К., Витте, Т., Джеймс, Л., Кастро, Ю., Гордон, К., Брейтуэйт, С., и др. (2008). Суицидальные мысли у студентов колледжа различаются в зависимости от семестра: посредническая роль принадлежности. Самоубийство и опасное для жизни поведение , 38, 427-435.

(PDF) Психология суицидального поведения

84

www.thelancet.com/psychiatry Vol 1 июнь 2014

Series

102 Рибейро Дж. Д., Бендер Т. В., Бухман Дж. М. и др.Исследование интерактивных эффектов

способности к суициду и острой ажитации на суицидальность

в военной выборке. Депрессивное беспокойство 2014; опубликовано

онлайн 22 февраля. DOI: 10.1002 / da.22240.

103 Нок МК, Парк JM, Finn CT, Deliberto TL, Dour HJ, Banaji MR.

Измерение суицидального мышления: неявное познание предсказывает суицидальное

поведение. Psychol Sci 2010; 21: 511–17.

104 Randall JR, Rowe BH, Dong KA, Nock MK, Colman I.Оценка

риска членовредительства с использованием неявных мыслей. Psychol Assess 2013;

25: 714–21.

105 Беккер Е.С., Штробах Д., Ринк М. Специфическая предвзятость внимания у

покушающихся на самоубийство. J Nerv Ment Dis 1999; 187: 730–35.

106 Cha CB, Najmi S, Park JM, Finn CT, Nock MK. Смещение внимания

в сторону стимулов, связанных с суицидом, предсказывает суицидальное поведение.

J Abnorm Psychol 2010; 119: 616–22.

107 Уильямс Дж. М., Бродбент К.Отвлечение на эмоциональные стимулы: использование задания Струпа

с лицами, пытающимися покончить жизнь самоубийством. Br J Clin Psychol 1986;

25 (Pt 2): 101–10.

108 MacLeod AK, Pankhania B, Lee M, Mitchell D. Parasuicide,

Депрессия и ожидание положительного и отрицательного будущего

опыта. Psychol Med 1997; 27: 973–77.

109 Хантер Э.С., О’Коннор, округ Колумбия. Безнадежность и мышление в будущем в

парасуицид: роль перфекционизма. Br J Clin Psychol 2003;

42: 355–65.

110 O’Connor RC, Fraser L, Whyte MC, Machale S, Masterton G.

Сравнение конкретных позитивных ожиданий на будущее и глобальной

безнадежности как предикторов суицидальных мыслей в проспективном исследовании

повторного самоубийства. вредители. J A ff ect Disord 2008; 110: 207–14.

111 Crane C, Shah D, Barnhofer T, Holmes EA. Суицидальные образы в выборке

ранее депрессивного сообщества. Clin Psychol Psychother

2012; 19: 57–69.

112 Холмс EA, Crane C, Fennell MJV, Williams JMG. Кадры про

самоубийц в депрессии — «молния вперед»?

J Behav Ther Exp Psychiatry 2007; 38: 423–34.

113 Haase CM, Heckhausen J, Wrosch C. Регулирование развития

на протяжении всей жизни: к новому синтезу. Dev Psychol 2013;

49: 964–72.

114 О’Коннор Р.К., О’Кэрролл Р.Э., Райан С., Смит Р. Саморегулирование недостижимых целей

у покушающихся на самоубийство: двухлетнее перспективное исследование

.J A ff ect Disord 2012; 142: 248–55.

115 Linehan MM, Goodstein JL, Nielsen SL, Chiles JA. Причины

остаться в живых, когда вы думаете о самоубийстве: причины

для живого инвентаря. J Consult Clin Psychol 1983; 51: 276–86.

116 Мэлоун К.М., Окендо М.А., Хаас Г.Л., Эллис С.П., Ли С., Манн Дж. Дж.

Факторы защиты от суицидальных действий при большой депрессии: причины

для жизни. Am J Psychiatry 2000; 157: 1084–88.

117 Чжан Ю., Закон CK, Ип PSF.Психологические факторы, связанные с

частотой и устойчивостью суицидальных мыслей. J A ff ect Disord

2011; 133: 584–90.

118 Galfalvy H, Oquendo MA, Carballo JJ, et al. Клинические предикторы

суицидальных действий после большой депрессии при биполярном расстройстве:

— проспективное исследование. Биполярное расстройство 2006; 8: 586–95.

119 Браун Г.К., Стир Р.А., Энрикес Г.Р., Бек А.Т. Внутренняя борьба

между желанием умереть и желанием жить: фактор риска самоубийства

.Am J Psychiatry 2005; 162: 1977–79.

120 Тейлор П.Дж., Гудинг П., Вуд А.М., Тарриер Н. Роль поражения и

ловушки в депрессии, тревоге и самоубийстве. Psychol Bull 2011;

137: 391–420.

121 Расмуссен С.А., Фрейзер Л., Гоц М. и др. Разработка модели суицидального поведения «крик боли

»: тестирование психологической модели на выборке из

пациентов в первый раз и повторные самоповреждения. Br J Clin Psychol 2010;

49: 15–30.

122 Qin P, Agerbo E, Mortensen PB.Риск суицида в отношении семьи

История завершенных суицидов и психических расстройств: вложенное исследование

случай-контроль на основе продольных регистров. Lancet 2002;

360: 1126–30.

123 Мэдж Н., Хьюитт А., Хоутон К. и др. Умышленное самоповреждение в рамках выборки молодых людей из международного сообщества

: сравнительные данные

, полученные из исследования «Самоповреждения среди детей и подростков в Европе» (CASE)

. J Детская психическая психиатрия 2008; 49: 667–77.

124 Нанаяккара С., Миш Д., Чанг Л., Генри Д. Депрессия и

подверженность суициду предсказывают попытку самоубийства. Depress Anxiety 2013;

30: 991–96.

125 О’Коннор Р.К., Расмуссен С., Хоутон К. Предсказание

умышленного самоповреждения у подростков: шестимесячное проспективное исследование.

Поведение с угрозой жизни самоубийством 2009; 39: 364–75.

126 Геулайов Г., Ганнелл Д., Холмен Т.Л., Меткалф С. Связь

родительского фатального и нефатального суицидного поведения с исходным

суицидным поведением и депрессией: систематический обзор и метаанализ

.Psychol Med 2012; 42: 1567–80.

127 Питман А., Осборн Д., Кинг М., Эрлангсен А. Последствия самоубийства

тяжелая утрата на психическое здоровье и риск суицида. Lancet Psychiatry

2014; опубликовано в Интернете 2 мая. DOI: 10.1016 / S2215-0366 (14) 70224-X.

128 Пиркис Дж., Нордентофт М. СМИ повлияли на суицид и предприняли попытку самоубийства

. В: O’Connor RC, Platt S, Gordon J, eds. Международный справочник

по предотвращению самоубийств: исследования, политика и практика.

Чичестер: John Wiley & Sons, 2011: 531–44.

129 Daine K, Hawton K, Singaravelu V, Stewart A, Simkin S,

Montgomery P. Сила Интернета: систематический обзор

исследований влияния Интернета на членовредительство и самоубийства в

молодых людей. PLoS One 2013; 8: e77555.

130 O’Connor RC, Rasmussen S, Hawton K. Самоповреждения среди подростков:

школьное исследование в Северной Ирландии. J A ff ect Disord 2014;

159: 46–52.

131 Haw C, Hawton K, Niedzwiedz C, Platt S. Кластеры самоубийств: обзор

факторов риска и механизмов. Поведение, угрожающее жизни суицидом, 2013 г .;

43: 97–108.

132 Эпплби Л., Купер Дж., Амос Т., Фарагер Б. Психологическое вскрытие

исследование самоубийств людей в возрасте до 35 лет. Br J Psychiatry 1999;

175: 168–74.

133 Haw C, Hawton K. Жизнь в одиночестве и умышленное самоповреждение:

исследование характеристик и факторов риска методом случай-контроль.

Социальная психиатрия, психиатр, эпидемиол, 2011; 46: 1115–25.

134 Dube SR, Anda RF, Felitti VJ, Chapman DP, Williamson DF,

Giles WH. Жестокое обращение в детстве, домашняя дисфункция и риск

попыток самоубийства на протяжении всей жизни:

результатов исследования неблагоприятного детского опыта

. JAMA 2001; 286: 3089–96.

135 Bru aerts R, Demyttenaere K, Borges G, et al. Детство

невзгоды как факторы риска возникновения и сохранения суицидального поведения

.Br J Psychiatry 2010; 197: 20–27.

136 Stein DJ, Chiu W.T., Hwang I, et al. Межнациональный анализ

ассоциаций между травматическими событиями и суицидальным поведением:

результатов Всемирного исследования психического здоровья ВОЗ. PLoS One

2010; 5: e10574.

137 McLaughlin J, O’Carroll RE, O’Connor RC. Жестокое обращение с интимным партнером

и суицидальность: систематический обзор. Clin Psychol Rev 2012;

32: 677–89.

138 Скотт К.М., Хван И., Чиу В.Т. и др.Хронические физические состояния

и их связь с первым проявлением суицидального поведения в мировых исследованиях психического здоровья

. Psychosom Med 2010; 72: 712–19.

139 Webb RT, Kontopantelis E, Doran T, Qin P, Creed F, Kapur N.

Риск суицида у пациентов первичного звена с серьезными соматическими заболеваниями:

исследование случай-контроль. Arch Gen Psychiatry 2012; 69: 256–64.

140 Waern M, Rubenowitz E, Runeson B, Skoog I, Wilhelmson K,

Allebeck P.Бремя болезней и самоубийств у пожилых людей:

исследование случай-контроль. BMJ 2002; 324: 1355.

141 Фостер Т. Неблагоприятные жизненные события, близкие к самоубийству взрослого: синтез

результатов исследований психологического вскрытия. Arch Suicide Res 2011;

15: 1–15.

142 Yen S, Pagano ME, Shea MT, et al. Недавние жизненные события, предшествовавшие

попыткам самоубийства в выборке расстройств личности: результаты совместного исследования

продольных расстройств личности.

J Консультируйтесь с Clin Psychol 2005; 73: 99–105.

143 Агербо Э. Высокий доход, занятость, послевузовское образование,

и брак: суицидальный коктейль среди психиатрических пациентов.

Arch Gen Psychiatry 2007; 64: 1377–84.

144 King M, Semlyen J, Tai SS и др. Систематический обзор психических расстройств

, самоубийств и умышленных членовредительства у лесбиянок, геев и

бисексуалов. BMC Psychiatry 2008; 8: 70.

145 Russell ST, Joyner K.Сексуальная ориентация подростков и риск суицида:

доказательств национального исследования. Am J Public Health 2001;

91: 1276–81.

146 Klomek AB, Sourander A, Niemelä S, et al. Издевательства в детстве

поведения как риск суицидных попыток и завершенных самоубийств:

когортное исследование населения по рождению.

J Am Acad по детской подростковой психиатрии, 2009 г .; 48: 254–61.

Суицид и суицидальные мысли — симптомы и причины

Обзор

Самоубийство с самоубийством — это трагическая реакция на стрессовые жизненные ситуации, и тем более трагично, что самоубийство можно предотвратить.Собираетесь ли вы совершить самоубийство или знаете кого-то, кто склонен к самоубийству, узнайте предупреждающие знаки о самоубийстве и узнайте, как обратиться за немедленной помощью и профессиональным лечением. Вы можете спасти жизнь — свою или чужую.

Может показаться, что нет способа решить ваши проблемы, и что самоубийство — единственный способ положить конец боли. Но вы можете предпринять шаги, чтобы оставаться в безопасности — и снова начать наслаждаться жизнью.

Для немедленной помощи

Если вас одолевают мысли о том, что вы не хотите жить, или если вас побуждают совершить самоубийство, обратитесь за помощью прямо сейчас.

Товары и услуги

Показать больше товаров от Mayo Clinic

Симптомы

Предупреждающие знаки о самоубийстве или суицидальные мысли включают:

  • Говорить о самоубийстве — например, делать такие заявления, как «Я собираюсь убить себя», «Мне жаль, что я не умер» или «Мне жаль, что я не родился»
  • Получение средств покончить с собой, например покупка пистолета или накопление таблеток
  • Отказ от социальных контактов и желание, чтобы его оставили в покое
  • Перепады настроения, например, эмоциональный подъем в один день и глубокое разочарование на следующий день
  • Озабоченность смертью, умиранием или насилием
  • Чувство ловушки или безнадежности в связи с ситуацией
  • Рост употребления алкоголя или наркотиков
  • Изменение обычного распорядка дня, включая режим питания или сна
  • Совершение рискованных или саморазрушительных действий, например употребление наркотиков или опрометчивое вождение автомобиля
  • Раздача вещей или приведение дел в порядок, когда этому нет другого логического объяснения
  • Прощание с людьми, как будто их больше не увидят
  • Развивающиеся изменения личности или сильная тревога или возбуждение, особенно при появлении некоторых из предупреждающих знаков, перечисленных выше

Предупреждающие знаки не всегда очевидны и могут отличаться от человека к человеку.Некоторые люди ясно заявляют о своих намерениях, в то время как другие хранят суицидальные мысли и чувства в секрете.

Когда обращаться к врачу

Если вы чувствуете самоубийство, но не сразу думаете о том, чтобы причинить себе вред:

  • Обратитесь к близкому другу или любимому человеку — даже если вам может быть трудно говорить о своих чувствах
  • Свяжитесь со служителем, духовным лидером или кем-нибудь из вашей религиозной общины
  • Позвоните на горячую линию для самоубийц
  • Запишитесь на прием к своему врачу, другому поставщику медицинских услуг или специалисту в области психического здоровья

Суицидальное мышление не проходит само по себе — так что обратитесь за помощью.

Причины

У суицидальных мыслей много причин. Чаще всего мысли о самоубийстве возникают в результате ощущения того, что вы не можете справиться с ситуацией, которая кажется невыносимой. Если у вас нет надежды на будущее, вы можете ошибочно подумать, что самоубийство — это решение. Вы можете испытать своего рода туннельное видение, когда в разгар кризиса вы считаете, что самоубийство — единственный выход.

Также может быть генетическая связь с самоубийством.Люди, которые совершили самоубийство или у которых есть суицидальные мысли или поведение, с большей вероятностью имеют семейный анамнез суицида.

Факторы риска

Хотя попытки самоубийства более часты для женщин, мужчины более склонны к самоубийству, чем женщины, потому что они обычно используют более смертоносные методы, такие как огнестрельное оружие.

Вы можете подвергнуться риску самоубийства, если вы:

  • Попытка самоубийства до
  • Чувствовать себя безнадежным, никчемным, возбужденным, социально изолированным или одиноким
  • Пережить стрессовое жизненное событие, такое как потеря любимого человека, военная служба, разрыв, финансовые или юридические проблемы
  • Имеете проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами — злоупотребление алкоголем и наркотиками может усугубить мысли о самоубийстве и заставить вас чувствовать себя достаточно безрассудным или импульсивным, чтобы действовать в соответствии с вашими мыслями
  • Есть мысли о самоубийстве и доступ к огнестрельному оружию в вашем доме
  • Имеете основное психическое расстройство, такое как большая депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство или биполярное расстройство
  • Имеют семейный анамнез психических расстройств, злоупотребления психоактивными веществами, самоубийства или насилия, включая физическое или сексуальное насилие
  • Имеете заболевание, которое может быть связано с депрессией и суицидными мыслями, например хроническое заболевание, хроническую боль или неизлечимое заболевание
  • являются лесбиянками, геями, бисексуалами или трансгендерами из неблагополучной семьи или во враждебной среде

Дети и подростки

Самоубийства у детей и подростков могут следовать за стрессовыми жизненными событиями.То, что молодой человек считает серьезным и непреодолимым, взрослому может показаться незначительным — например, проблемы в школе или потеря дружбы. В некоторых случаях ребенок или подросток могут чувствовать себя склонными к суициду из-за определенных жизненных обстоятельств, о которых он или она, возможно, не хотят говорить, например:

  • Наличие психического расстройства, включая депрессию
  • Потеря или конфликт с близкими друзьями или членами семьи
  • История физического или сексуального насилия
  • Проблемы с алкоголем или наркотиками
  • Физические или медицинские проблемы, например, беременность или инфекция, передающаяся половым путем
  • Быть жертвой издевательств
  • Неуверенность в своей сексуальной ориентации
  • Чтение или слушание рассказа о самоубийстве или знакомство со своим сверстником, умершим самоубийством

Если вы беспокоитесь о друге или члене семьи, спросите о суицидальных мыслях и намерениях — лучший способ определить риск.

Убийство и самоубийство

В редких случаях склонные к суициду люди подвергаются риску убить других, а затем себя. Некоторые факторы риска, известные как убийство-самоубийство или убийство-самоубийство, включают:

  • История конфликта с супругом или романтическим партнером
  • Текущие семейные правовые или финансовые проблемы
  • История проблем с психическим здоровьем, особенно депрессии
  • Злоупотребление алкоголем или наркотиками
  • Имея доступ к огнестрельному оружию

Начало приема антидепрессантов и повышенный риск суицида

Большинство антидепрессантов в целом безопасны, но Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов требует, чтобы все антидепрессанты имели предупреждения в виде черного ящика, самые строгие предупреждения для рецептов.В некоторых случаях у детей, подростков и молодых людей до 25 лет может наблюдаться усиление суицидальных мыслей или поведения при приеме антидепрессантов, особенно в первые несколько недель после начала приема или при изменении дозы.

Однако имейте в виду, что антидепрессанты с большей вероятностью снижают риск суицида в долгосрочной перспективе за счет улучшения настроения.

Профилактика самоубийств среди подростков

Reach Out — Предотвращение самоубийств среди подростков

Осложнения

Суицидальные мысли и попытки самоубийства сказываются на эмоциональном состоянии.Например, вы можете быть настолько поглощены суицидальными мыслями, что не можете действовать в повседневной жизни. И хотя многие попытки самоубийства являются импульсивными действиями в момент кризиса, они могут привести к необратимым серьезным или тяжелым травмам, таким как органная недостаточность или повреждение мозга.

Для тех, кто остался после самоубийства — людей, известных как выжившие после самоубийства — горе, гнев, депрессия и чувство вины являются обычным явлением.

Профилактика

Чтобы избежать суицидальных настроений:

  • Получите необходимое лечение. Если не лечить первопричину, суицидальные мысли могут вернуться. Вы можете стесняться обращаться за лечением от проблем с психическим здоровьем, но правильное лечение депрессии, злоупотребления психоактивными веществами или другой основной проблемы поможет вам лучше относиться к жизни и поможет защитить себя.
  • Создайте свою сеть поддержки. Может быть трудно говорить о суицидальных чувствах, и ваши друзья и семья могут не полностью понимать, почему вы так себя чувствуете.В любом случае свяжитесь с нами и убедитесь, что люди, которым вы небезразличны, знают, что происходит, и всегда будут рядом, когда они вам понадобятся. Вы также можете получить помощь от места поклонения, групп поддержки или других общественных ресурсов. Ощущение связи и поддержки может помочь снизить риск суицида.
  • Помните, суицидальные мысли временны. Если вы чувствуете себя безнадежным или что жизнь больше не стоит того, чтобы жить, помните, что лечение может помочь вам восстановить ваши взгляды — и жизнь наладится.Делайте шаг за шагом и не действуйте импульсивно.

18 октября 2018 г.

Суицидальное поведение — психические расстройства

Модель общественного здравоохранения может использоваться для масштабирования стратегий предотвращения самоубийств. Применение ключевых стратегий для всего населения (универсальное) может снизить уровень самоубийств. Поэтому усилия по предотвращению самоубийств критически важны на региональном и национальном уровнях.Эти усилия дополняются эффективной медицинской помощью по снижению риска суицида. Вмешательства на уровне сообществ также показали многообещающие результаты в снижении риска суицида.

  • Создание программ охвата, повышения осведомленности и скрининга

  • Обеспечение обучения «привратников» (т. Е. Обучение людей, выполняющих ключевые передовые роли, распознавать риск суицида и принимать соответствующие меры)

  • Разработка коалиции (которые обычно включают ряд местных групп, например, местные правительственные департаменты психического здоровья или предотвращения самоубийств, некоммерческие организации, занимающиеся предотвращением самоубийств, педагоги, родительские группы, религиозные группы, правоохранительные органы и т. д.)

  • Реализация правил и / или протоколов

  • Создание и финансирование горячих линий

Другая инновационная общенациональная инициатива в Соединенных Штатах, возглавляемая Американским фондом предотвращения самоубийств (Проект 2025), направлена ​​на снижение уровня самоубийств в США на 20% путем 2025 г.

В клинической сфере существует консенсус в отношении того, что пациенты, которые поступают в больницу после попытки суицида, подвергаются наибольшему риску смерти в результате самоубийства в течение первых нескольких дней или недель после выписки, и этот риск остается высоким в течение первых 6–10 дней после выписки. 12 месяцев после выписки. После этого риск увеличивается и уменьшается, но всегда выше, чем у людей, которые никогда не были склонны к суициду.

Следовательно, перед выпиской пациентов их — вместе с членами семьи и / или близкими друзьями — следует проконсультировать о непосредственном риске самоубийства и назначить встречу для последующего наблюдения в первую неделю после выписки. .Было показано, что простой телефонный звонок или два после выписки значительно сокращают повторные попытки. Кроме того, пациенту и членам семьи или друзьям следует сообщить названия, дозы и частоту приема лекарств, принимаемых пациентом.

В течение первых недель после выписки семья и друзья должны убедиться, что

  • Пациент не остался один.

  • Контролируется соблюдение пациентом предписанного режима приема лекарств.

  • Пациента ежедневно спрашивают об общем состоянии ума, настроении, характере сна и энергии (например, о необходимости вставать, одеваться и общаться с другими).

Член семьи или друг пациента должен отвезти пациента на контрольные приемы и проинформировать практикующего врача о прогрессе пациента или его отсутствии. Эти вмешательства следует продолжать в течение нескольких месяцев после выписки.

Хотя некоторые попытки или завершенные самоубийства вызывают удивление и шок, даже близкие родственники и соратники, члены семьи, друзья или медицинские работники могли быть сделаны четкими предупреждениями.Предупреждения часто бывают явными, например, когда пациенты на самом деле обсуждают планы или внезапно пишут или изменяют завещание. Однако предупреждения могут быть более тонкими, например, когда пациенты комментируют, что им не для чего жить или что лучше умереть.

В среднем врачи первичной медико-санитарной помощи сталкиваются в своей практике с ≥ 6 потенциально суицидальными людьми ежегодно. Около 77% людей, умерших в результате самоубийства, были осмотрены врачом в течение 1 года, прежде чем покончить с собой, и около 32% находились под наблюдением практикующего психиатра в течение предыдущего года.

Каждого пациента с депрессией следует расспросить о мыслях о самоубийстве. Опасения, что такое расследование может породить идею самоуничтожения, безосновательны. Запрос помогает врачу получить более четкое представление о глубине депрессии, побуждает к конструктивному обсуждению и сообщает врачу об осознании глубокого отчаяния и безнадежности пациента.

Считается, что даже люди, угрожающие неминуемым самоубийством (например, те, кто звонит и заявляет, что собираются принять смертельную дозу наркотика или угрожают прыгнуть с большой высоты), имеют некоторое желание жить.Врач или другой человек, к которому они обращаются за помощью, должен поддерживать желание жить.

Неотложная психиатрическая помощь для суицидных людей включает в себя следующее:

  • Установление отношений и открытое общение с ними

  • Справка о текущей и прошлой психиатрической помощи и принимаемых в настоящее время лекарствах

  • Помощь в решении проблем проблема, которая вызвала кризис

  • Предложение конструктивной помощи в решении проблемы, которая включает письменный план безопасности, разработанный с пациентом

  • Начало лечения основного психического расстройства

  • Направление их в подходящее место для дальнейшего как можно скорее получить помощь

  • Выписка пациентов из группы низкого риска в компании любимого человека или преданного и понимающего друга

  • Обеспечение доступа к информации о предотвращении самоубийств

  • 904 86
    • 1.Wyman PA, Brown CH, LoMurray M, et al: Оценка результатов программы предотвращения самоубийств «Источники силы», проводимая подростками-сверстниками в старших классах. Am J Public Health 100: 1653-1661, 2010. doi: 10.2105 / AJPH.2009.1

    • 2. Гулд М.С., Кросс В., Пизани А.Р. и др.: Влияние практического обучения навыкам суицидального вмешательства (ASIST) на самоубийство в стране консультант по профилактике жизни. Поведение под угрозой самоубийства 43: 676-691, 2013. DOI: 10.1111 / sltb.12049

    • 3.Гарраза Л.Г., Койпер Н., Голдстон Д. и др.: Долгосрочное влияние программы Гаррета Ли Смита по предотвращению самоубийств среди молодежи на самоубийственную смертность среди молодежи, 2006–2015 гг. J Child Psychol Psychiatr 60 (10): 1142-1147, 2019. doi: 10.1111 / jcpp.13058

    Люди с депрессией подвержены значительному риску самоубийства, и их следует тщательно контролировать на предмет суицидного поведения и мыслей. Риск самоубийства может возрасти на ранних этапах лечения депрессии, когда психомоторная отсталость и нерешительность уменьшились, но депрессивное настроение поднялось лишь частично.Когда начинают прием антидепрессантов или увеличиваются дозы, некоторые пациенты испытывают возбуждение, тревогу и нарастающую депрессию, что в редких случаях может увеличить вероятность суицидальных мыслей и даже поведения.

    Недавние предупреждения общественного здравоохранения о возможной связи между употреблением антидепрессантов и суицидальными мыслями и попытками у детей, подростков и молодых людей привели к значительному сокращению (> 30%) назначений антидепрессантов этим группам населения.Однако уровень самоубийств среди молодежи за тот же период увеличился на 14%. Таким образом, препятствуя фармакологическому лечению депрессии, эти предупреждения могли временно привести к большему, а не меньшему количеству самоубийств. В совокупности эти результаты позволяют предположить, что наилучшим подходом является поощрение лечения, но с соответствующими мерами предосторожности, такими как

    • Выдача антидепрессантов в сублетальных количествах

    • Предпочтительно использование антидепрессантов, которые не являются летальными при передозировке

    • Предоставление большего количества частый мониторинг и посещения на ранних этапах лечения

    • Четкое предупреждение пациентам, членам их семей и другим значимым лицам, чтобы они были внимательны к таким симптомам, как возбуждение, бессонница или суицидальные мысли

    • Инструктаж пациентов, членов семьи и значимых другие — немедленно вызвать лечащего врача или обратиться за помощью в другое место, если симптомы ухудшаются или возникают суицидальные мысли.

    В настоящее время исследуются несколько новых методов лечения суицидных пациентов с депрессией, включая психологические вмешательства и медицинские вмешательства. с интраназальным эскетамином и препаратами, применяемыми для лечения алкогольной и опиоидной абстиненции.Эскетамин для интраназального введения в настоящее время одобрен для взрослых с рефрактерной к лечению депрессией, а также с большим депрессивным расстройством и суицидальными идеями.

    • 1. Келлнер Ч., Финк М., Кнапп Р. и др.: Снятие выраженных суицидальных намерений с помощью ЭСТ: консорциум для исследований в области ЭСТ. Am J Psychiatry 162 (5): 977-982, 2005. doi: 10.1176 / appi.ajp.162.5.977 doi: 10.1176 / appi.ajp.162.5.977

    • 2. Джордж М.С., Раман Р., Бенедек Д.М. и др.: пилотное рандомизированное трехдневное испытание с двумя центрами по применению высоких доз префронтальной повторяющейся транскраниальной магнитной стимуляции (пТМС) у суицидных стационарных пациентов.Brain Stimul 7 (3): 421-431, 2014. doi: 10.1016 / j.brs.2014.03.006

    Профессор ODU, исследующий связь между межличностным стрессом и суицидальным поведением среди подростков «News @ ODU

    17 сентября 2021
    Кэсси Гленн

    Джо Гарви

    Самоубийство является второй по значимости причиной смерти среди детей и подростков в возрасте от 13 до 19 лет, и по данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), уровень смертности продолжает расти.Помимо самоубийственной смерти, CDC также сообщает, что примерно 19% старшеклассников думают о самоубийстве каждый год, а 9% хотя бы раз попытаются покончить жизнь самоубийством.

    Чтобы помочь решить эту проблему, Кэсси Гленн, доцент кафедры психологии в Колледже наук Университета Олд Доминион, является частью команды, которая недавно получила четырехлетний грант в размере 3 миллионов долларов от Национального института психического здоровья на изучение того, как межличностные отношения стресс увеличивает краткосрочный риск суицидального поведения у подростков, особенно когда они наиболее уязвимы.

    «Если вы консультант в школе и проводите оценку рисков, вы хотите знать: подвергнется ли этот молодой человек риску в ближайшие часы или дни?» — сказал Гленн. «Большинство существующих исследований оценивают людей и наблюдают за ними в лучшем случае в течение нескольких месяцев, но в большинстве случаев от лет до десятилетий. Хотя это очень полезное исследование, оно ограничено в том, чтобы помочь нам ответить на фундаментальный клинический вопрос:« Подвержен ли этот молодой человек риску самоубийства? прямо сейчас ? ‘»

    Межличностные стрессоры — проблемы с семьей, друзьями и романтическими партнерами — могут увеличивать риск суицида на протяжении всей жизни, сказал Гленн.Для подростков их все еще развивающийся мозг потенциально увеличивает этот риск.

    «Из многих исследований подростков мы знаем, что существует дисбаланс созревания между областями мозга, которые действительно сосредоточены на поиске новинок и вознаграждений и обработке социальной информации, в то время как области, которые контролируют и как бы ограничивают некоторые из этих ответов и побуждения все еще развиваются », — пояснила она. «Некоторые исследователи приравнивают это к нажатию на педаль газа без полностью функционирующей тормозной системы.«

    Гленн будет работать в сотрудничестве с Эваном Клейманом, доцентом кафедры психологии в Рутгерском государственном университете Нью-Джерси, и Ричардом Лю, директором по исследованию самоубийств в отделении детской и подростковой психиатрии Массачусетской больницы общего профиля.

    В течение периода исследования они изучат 600 подростков в возрасте от 12 до 17 лет, которые были госпитализированы из-за суицидальных мыслей или попыток.

    «На данный момент мы точно знаем, что после того, как люди выписываются из больницы, будь то подростки или взрослые, они находятся в одном из периодов самого высокого риска суицидальных попыток, повторной госпитализации и самоубийственной смерти», — сказал Гленн.«Итак, мы набираем подростков в это время очень высокого риска, чтобы лучше понять, что происходит».

    Гленн сотрудничает с доктором Мэри Маргарет Глисон из Детской больницы дочерей королей, чтобы определить подростков для участия в исследовании на местном уровне. Каждый участник будет участвовать в исследовании в течение четырех недель. Одновременно будут участвовать от шести до 12 молодых людей, при этом 200 подростков будут участвовать в ходе исследования в ODU.

    Участники будут предоставлять данные в режиме реального времени во время исследования, используя приложение, загруженное на их смартфон, чтобы отвечать на короткие опросы в течение дня.Они также получат умные часы (похожие на Fitbits) для отслеживания их движения и сна.

    «Подростки первым делом пройдут опрос утром, и мы зададим им вопросы об их сне накануне вечером», — сказал Гленн. «Они будут получать случайные подсказки несколько раз в течение дня. В этих опросах мы будем спрашивать их, как они себя чувствуют сейчас, о чем они думают и могли ли с ними случиться определенные социальные события. Кроме того, мы будем задавать им вопросы о суицидальных мыслях и поведении, чтобы понять, как эти мысли, чувства и события связаны с их суицидным риском.«

    Родители также будут играть важную роль в исследовании.

    «Новым в этом исследовании является то, что родители также будут активно участвовать в исследовании, предоставляя в течение дня информацию о своем подростке и своей семье», — сказал Гленн. «Мы хотим знать, что родители видят в это время. Клинически, конечно, мы вовлекаем родителей в планирование безопасности и помогаем наблюдать за подростками в периоды повышенного риска, но у нас нет тонны исследований о том, кем на самом деле являются родители. видя в их подростке.И как это соотносится с тем, что рассказывал подросток за это время? »

    Лаборатория молодежных рисков и устойчивости, которую Гленн привела в ODU, когда она начала работать в университете в начале 2020 года, является одним из трех центров, проводящих это исследование (два других — это больница Рутгерса и Массачусетса). В качестве участвующего сайта ODU будет участвовать во всех частях исследования, таких как интервьюирование участвующих семей, выдача оборудования, выполнение анализа данных и распространение результатов исследования.

    Гленн, выпускница средней школы Оушен Лейкс (Школа математики и естествознания) в Вирджиния-Бич, изучает членовредительство в юности в течение 15 лет, с тех пор как она поступила в аспирантуру Университета Стоуни-Брук. Ее исследования постепенно переросли в изучение суицидальных мыслей и поведения среди молодежи.

    «Это исследование интересует не только понимание межличностного стресса, но и то, как межличностный стресс может стать настолько пагубным для некоторых молодых людей», — сказал Гленн. «Не только межличностный стресс заставляет подростков думать о самоубийстве или пытаться покончить жизнь самоубийством.Итак, что происходит, когда возникают эти типы межличностных стрессоров? И мы действительно сосредоточимся на стрессе в семье и среди сверстников, потому что в этот период они являются наиболее важными. В конечном итоге мы надеемся, что это исследование поможет нам лучше понять, как мы можем помочь подросткам в периоды повышенного риска, чтобы снизить их риск суицида и спасти жизни «.

    Сентябрь — Месяц осведомленности о предотвращении самоубийств. Если у вас возникли мысли о самоубийстве, вот ресурсы, которые могут вам помочь:

    • Crisis Text Line
      Бесплатный круглосуточный чат в кризисной ситуации
      Отправьте сообщение ДОМОЙ на номер 741741

    Новости по теме

    Опросы студентов отметили разнообразие, гибкие предложения курсов, отличные лабораторные работы и динамичную среду кампуса.(Подробнее)

    В престижном рейтинге университет признан лучшим в области социальной мобильности и программ для бизнеса, информатики, инженерии и медсестринского дела. (Подробнее)

    В рамках четырехлетнего федерального финансирования будет предоставлено 3 000 долларов США на оплату обучения и стипендии в размере 5 000 долларов США до 105 студентов гуманитарных специальностей в течение семестра стажировки. (Подробнее)


    Раздел 12 Раздел по неотложным клиническим ситуациям и кризисам (Раздел VII) — Риск и защитные факторы при самоубийстве и суицидальном поведении

    Использование факторов риска и защитных факторов при оценке риска суицида

    Перечень факторов риска и защитных факторов суицида (например, приведенный ниже) следует рассматривать как памятную записку для врача; я.е., это список факторов, которые могут быть проанализированы в конкретном случае, когда врач пытается прийти к формулировке или суждению об уровне или степени риска самоубийства или суицидального поведения для данного человека. Другими словами, анализ факторов риска и защитных факторов никогда не следует ошибочно принимать за оценку риска, при которой эти факторы могут рассматриваться как часть более полной формулировки случая. Более того, следует отметить, что, хотя клиницист должен приложить все усилия, чтобы прийти к формулировке риска, основанной на фактических данных или основанной на фактических данных, клиническая формулировка суицидального риска в конечном итоге является клинической оценкой.

    При оценке острого или краткосрочного риска самоубийства, хронические или статические факторы риска могут служить основой для оценки риска, но особое внимание следует уделять острым факторам риска и защитным факторам. В литературе, посвященной оценке риска насилия, исследования показали, что острые и динамические факторы риска в значительной степени способствуют оценке краткосрочного риска (McNiel, Gregory, Lam, Sullivan, & Binder, 2003). Кажется правдоподобным, что случай может быть похож на оценку краткосрочного риска самоубийства.

    Приведенный ниже список факторов не является исчерпывающим, поскольку были выявлены буквально сотни факторов риска самоубийства. Это список факторов, которые индивидуально основаны на фактических данных и считаются важными факторами, которые следует учитывать рабочей группе Раздела VII / Раздела 12, когда врач оценивает потенциально суицидального человека. По большей части факторы относятся ко всем возрастным группам.

    Наличие факторов риска самоубийства должно предупредить врача о возможности того, что индивид подвергается риску.Однако следует отметить, что наличие одного или нескольких факторов риска не обязательно означает, что пациент или клиент активно склонны к суициду. С другой стороны, наличие одного или двух очень серьезных факторов риска (например, недавняя попытка самоубийства, близкая к летальному исходу с сильным намерением умереть), может повысить оценку риска. Опять же, как упоминалось выше, решение врача о суицидальном риске должно основываться на анализе факторов риска и защитных факторов в контексте более полной клинической оценки и тщательно продуманной формулировки случая.При рассмотрении динамического баланса факторов риска и защитных факторов следует иметь в виду, что перед лицом подавляющих острых и хронических факторов риска защитные факторы вряд ли будут эффективными в предотвращении суицидального поведения.

    Планы по ведению или лечению суицидального индивида могут выиграть от обзора тех динамических и острых факторов риска, которые могут быть изменены посредством вмешательства, и тех защитных факторов, которые могут быть введены или усилены. Чтобы сформулировать случай суицидного риска, разумно, если это возможно, обратиться за консультацией к коллеге, который не обязательно является другом или близким коллегой.Кроме того, важно задокументировать вашу формулировку уровня риска, наблюдения, которые определяют эту формулировку, ваше обоснование вашего состава, ваш план лечения, основанный на вашем рецепте, а также риски и преимущества вашего плана для управления.

    Как избавиться от суицидальных мыслей: признаки самоубийства и профилактика

    Медицинский осмотр: Марина Кац, доктор медицины; Американский совет психиатрии и неврологии

    СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

    Ahmedani, B.К., Г.Е. Саймон, С. Стюарт и др. «Контакты здравоохранения за год до самоубийства». J Genl Int Med (2014).

    Американская психиатрическая ассоциация. «Практическое руководство APA по оценке и лечению пациентов с суицидальным поведением». Am J Psychiatry 160.11 (2003): 1-60. .

    Боровски И.В., Талиаферро Л.А. и Макморрис Б.Дж. «Суицидальное мышление и поведение среди молодежи, вовлеченной в словесные и социальные запугивания: факторы риска и защиты.» Journal of Adolescent Health 53 (2013): S4-S12.

    Brown, GK, et al.» Когнитивная терапия для предотвращения попыток суицида: рандомизированное контролируемое исследование «. JAMA 294,5 3 августа 2005 г. : 563-570.

    Copeland, WE, D. Wolke, A. Angold и EJ Costello. «Психиатрические последствия издевательств и издевательств со стороны сверстников в детстве и подростковом возрасте для взрослых». JAMA Psychiatry 70.4 (2013): 419 -426.

    Crosby, AE, B. Han, LAG Ortega, S.Э. Паркс и Дж. Гферер. «Суицидальные мысли и поведение среди взрослых в возрасте ≥18 лет. — США, 2008-2009 гг. « Сводки наблюдения за MMWR 60.SS-13 (2011). .

    Элиасон, С. «Убийство-самоубийство: обзор новейшей литературы». Закон о психиатрии J Am Acad 37 (2009): 371–376.

    Канн, Л., С. Кинчен, С.Л. Шанклин и др. др. «Наблюдение за рискованным поведением среди молодежи — США, 2013 г.».» Сводные данные наблюдения MMWR 63.4 (2014). .

    Карч, Д.Л., Дж. Логан и Н. Патель.» Наблюдение по насильственной смерти — Национальная система регистрации насильственных смертей, 16 штатов, 2008 г. » Обзоры наблюдения MMWR 60.10 (2011). .

    ЛеФевр, М.Л. «Скрининг на риск суицида у подростков, взрослых и пожилых людей в системе первичной медико-санитарной помощи: U.S. Рекомендации Целевой группы по профилактическим услугам. « Ann Intern Med 160 (2014): 719-726.

    Lineberry, TW» Семь клинических жемчужин для оценки суицидального риска «. The Carlat Psychiatry Report . .

    Linehan, MM, et al. «Двухлетнее рандомизированное контролируемое исследование и последующее наблюдение диалектической поведенческой терапии. по сравнению с терапией, проводимой экспертами в отношении суицидального поведения и пограничного расстройства личности.» Arch Gen Psychiatry 63,7 июля 2006 г .: 757-766.

    Манн, Дж. Дж.» Нейробиология суицидного поведения «. Nat Rev Neurosci 4.10 октября 2003 г .: 819-828.

    Миллер М. и Д. Хеменуэй. «Оружие и самоубийства в Соединенных Штатах». N Engl J Med 359.10 4 сентября 2008: 989-901.

    Миллер, М., М. Уоррен, Д. Хеменуэй и Д. Азраэль. Огнестрельное оружие и самоубийства в городах США ». Inj Prev 3 декабря 2013 г.

    Молнар, Б., Л. Беркман и С.Бука. «Психопатология, сексуальное насилие в детстве и другие невзгоды детства: относительные связи с последующим суицидальным поведением в психологической медицине США». 31.6 (2001): 965-977.

    Национальная система сообщений о насильственной смерти. .

    Niederkrotenthaler, T., J.E. Logan, D.L. Карча и А. Кросби. «Характеристики покойных самоубийц в США в 2005-2010 гг., Получивших психиатрическое лечение». Психологические службы 65 (2014): 387-390.

    Пандей, Г. «Биологические основы суицида и суицидального поведения». Биполярное расстройство 15 (2013): 524-541.

    Перес-Фуэнтес, Г., М. Олфсон, Л. Виллегас, К. Морчилло, С. Ван и К. Бланко. «Распространенность и корреляты сексуального насилия над детьми: национальное исследование». Комплексная психиатрия 54.1 (2013): 16-27.

    Сондерс, К., Ф. Бранд, К. Ласселлес и К. Хоутон. «Печальная правда о шкале SADPERSONS: оценка ее клинической применимости у пациентов с самоповреждениями.» Emerg Med J (2013).

    Shea, SC Практическое искусство оценки суицида: руководство для специалистов по психическому здоровью и консультантов по злоупотреблению психоактивными веществами . Нью-Джерси: John Wiley & Sons, 2002.

    Simon, RI «Обеспечение безопасности при обращении с пациентами с риском самоубийства». Поведение, связанное с суицидальной угрозой жизни 37,5 октября 2007: 518-526.

    Штек, Н., М. Эггер, М. Мессен, Т. Райш и М. Цвален . «Эвтаназия и помощь в самоубийстве в отдельных странах Европы и США.С. заявляет: систематический обзор литературы ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.