Психология веселая: Книга: «Весёлая психология для детей. Дома и в школе» — Лариса Суркова. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-17-134091-9

Автор: | 06.09.1971

Содержание

Веселая Татьяна Викторовна

Веселая Татьяна Викторовна

Доцент , кандидат философских наук

 Биография и награды

За период научно-педагогической деятельности проявила себя как квалифицированный специалист, ответственный и добросовестный преподаватель.

Активно занимается научно-исследовательской работой: принимает участие в межвузовских, региональных и международных научных конференциях.

 1988-2003  преподаватель Ростовского института Московского государственного университета коммерции (в 2002 году  реорганизован в ФГБОУ ВПО «Российский государственный торгово-экономический университет», в 2014 году реорганизован в ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова»). Преподавала дисциплины: «Правоведение», «Теория государства и права», «Актуальные проблемы теории государства и права», «Гражданское право», «Коммерческое право».

2003 -2006 заведующая учебно-методическим отделом,

2006 — 2014 зав. кафедрой юридических дисциплин Ростовского института (филиала) ФГБОУ ВПО «Российский государственный торгово-экономический университет»,

2014 — 2016 зав. кафедрой юридических дисциплин Ростовского института (филиала) ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова»).

2016 — н.в. доцент кафедры «Гражданское право» юридического факультета ФГБОУ ВО «Донской государственный технический университет» (ДГТУ).

C 2020 года — Доцент кафедры «Основы правоведения»»

«Донской государственный технический университет» (ДГТУ).

2009 г. – Серебряный Почетный знак имени Николая Румянцева «За благородные труды» за большой вклад в развитие торгово-экономического образования и успехи в организации и совершенствовании образовательного процесса (Российский государственный торгово-экономический университет).
2014 г. – Золотой Почетный знак имени Николая Румянцева «За достижения» за заслуги в торгово-экономической и образовательной деятельности (ФГБОУ ВПО «Российский государственный торгово-экономический университет»).

За период научно-педагогической  деятельности проявила себя как квалифицированный специалист, ответственный и добросовестный преподаватель.

Активно занимается научно-исследовательской работой: принимает участие в межвузовских, региональных и международных научных конференциях.

Проводит занятия по дисциплинам гражданско-правового профиля на высоком научном и методическом уровне, в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта.  Имеет опыт формирования УМК и  РП  по дисциплинам гражданско-правового профиля Активно использует интерактивные методы занятий.

Образование

1993

философский факультет Ростовского государственного университета (диплом с отличием), Философ. Преподаватель

2001

юридический факультет Ростовского государственного университета (диплом с отличием),, «Юрист» по специальности «Юриспруденция»

Преподаваемые дисциплины

Права человека, правовое обеспечение профессиональной деятельности

Профессиональный опыт

1988-2003

преподаватель Ростовского института Московского государственного университета коммерции (в 2002 году  реорганизован в ФГБОУ ВПО «Российский государственный торгово-экономический университет», в 2014 году реорганизован в ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова»). Преподавала дисциплины: «Правоведение», «Теория государства и права», «Актуальные проблемы теории государства и права», «Гражданское право», «Коммерческое право».

2003 -2006

заведующая учебно-методическим отделом,

2006 — 2014

зав. кафедрой юридических дисциплин Ростовского института (филиала) ФГБОУ ВПО «Российский государственный торгово-экономический университет»,

2014 — 2016

зав. кафедрой юридических дисциплин Ростовского института (филиала) ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова»).

2016 — н.в.

доцент кафедры «Гражданское право» юридического факультета ФГБОУ ВО «Донской государственный технический университет» (ДГТУ).

Стаж работы

23

Стаж работы по специальности

22

Научные интересы

Общетеоретические проблемы гражданского права, профессиональной этики юриста

Повышение квалификации и (или) профессиональная подготовка

2014 год – повышение квалификации по дополнительной профессиональной программе «Внешнеэкономическая деятельность Южного Федерального Округа» (Ростовский институт (филиал) ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет им.

Г.В. Плеханова»)

2017 г. – повышение квалификации по дополнительной профессиональной программе «Актуальные вопросы судебной защиты прав граждан в Российской Федерации» (Таганрогский филиал АНО ВО «Российский новый университет»)

2018 г. – повышение квалификации по программе «Электронная информационно-образовательная среда вуза» (ФГБОУ ВО «Донской государственный технический университет»)

2018 г. – повышение квалификации по дополнительной профессиональной программе «Оказание первой помощи работниками образовательных учреждений» (Таганрогский филиал АНО ВО «Российский новый университет»)

2018 г. – повышение квалификации по дополнительной профессиональной программе «Особенности организации образовательного процесса для инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья» (Таганрогский филиал АНО ВО «Российский новый университет»).

2018 г. – повышение квалификации по дополнительной профессиональной программе «Управление и документирование систем менеджмента качества в образовательном учреждении. Переход на новую версию стандарта ISO 9001:2015», 36 часов, ФГБОУ ВО «Донской государственный технический университет»

2019 г. – повышение квалификации по дополнительной профессиональной программе «Основные проблемы гражданского права», 72 часа, Таганрогский филиал АНО ВО «Российский новый университет»

2019 г. – повышение квалификации по дополнительной профессиональной программе «Актуальные проблемы современного права: теория и практика», 16 часов, ФГБОУ ВО «Донской государственный технический университет».

2020 г. — повышение квалификации по партнерской программе РГАИС и Университета 20.35 в сфере интеллектуальной собственности «Охране и защита интеллектуальных прав», 24 часа, ФГБОУ ВО «Российская академия интеллектуальной собственности».

Публикации

Современные тенденции развития и защиты интеллектуальной собственности как объекта гражданских прав.

Современные тенденции развития и защиты интеллектуальной собственности как объекта гражданских прав // Правовой порядок и правовые ценности: сборник научных статей II Всероссийской научно-практической конференции, Краснодарский край, п. Дивноморское, 20-23 сентября 2017 г. – Ростов-на-Дону: изд-во ДГТУ, 2018. — С. 175-181.

Особенности правового обеспечения экономической безопасности Российской Федерации в условиях формирования информационного общества.

Особенности правового обеспечения экономической безопасности Российской Федерации в условиях формирования информационного общества // Правовые вопросы обеспечения экономической безопасности государства в условиях информатизации общества: сборник научных статей всероссийской научно-практической конференции ФБГБОУ ВО ДГТУ, г. Ростове-на-Дону, 2018.

Особенности защиты земельных прав граждан.

Особенности защиты земельных прав граждан // Юристъ — Правоведъ. 2018. № 4 (87). (Соавт. Вакула А.И., Анциферова Н.А.)

The qualified legal assistance system in Russia.

The qualified legal assistance system in Russia // Man in India. 2017. Т. 97. № 23. (Соавт. Astapova E.V., Antsiferova N.A., Vakula A.I.)

Prospects for the law development in the digital economy conditions.

Prospects for the law development in the digital economy conditions // Amazonia Investiga. 2018. Т. 7. № 15. (Соавт. Ovchinnikov A.I., Astapova E.V., Alekseeva M.V., Antsiferova N.A.)

Современные тенденции развития и защиты института возмездного оказания услуг в Российской Федерации Описание: Современные тенденции развития и защиты института возмездного оказания услуг в Российской Федерации

// Правовой порядок и правовые ценности: сборник научных статей III Национальной научно-практической конференции 27-28 сентября 2019 г.

Эффект большинства: почему мы глупеем в толпе

  • Майкл Бонд
  • BBC Future

Автор фото, iStock

Концепция «мудрости толпы» срабатывает не всегда — порой групповое мышление подталкивает людей к принятию нерациональных решений, подчеркивает обозреватель BBC Future.

Большинству психологов и в голову не придет ставить эксперимент по изучению процессов принятия решений в оживленном лондонском пабе, но, с точки зрения Дэниела Ричардсона, лучше места не придумаешь.

Исследователь из Университетского колледжа Лондона изучает воздействие окружающих на наше мышление — например, его интересует, как наблюдаемое нами поведение других людей влияет на наш собственный выбор в той или иной ситуации.

Для этого Ричардсону необходимо, чтобы объекты его исследования находились в ситуации реального общения, а не в лаборатории, где испытуемых обычно изолируют друг от друга.

Сегодняшним вечером я присоединился к группе примерно из 50 человек в пабе Phoenix Arts Club, расположенном в лондонском районе Сохо.

Мы принимаем участие в одном из экспериментов Ричардсона. В заведении царит веселая и дружелюбная атмосфера; экспериментатор, стоящий перед нами с неформально закатанными рукавами рубашки, напоминает конферансье.

Тем не менее, мы имеем дело с серьезным научным исследованием. Каждому участнику выдали пароль доступа к специально созданному под эксперимент вебсайту, позволяющему перемещать по экрану персонального смартфона точку-курсор.

При этом перемещения курсоров всех участников отображаются на большом настенном телеэкране. Таким образом, наши коллективные решения могут наблюдать все присутствующие — а Ричардсон ведет запись процесса в научных целях.

Когда все участники двигают свои индивидуальные точки одновременно, создается впечатление, что по экрану перемещается рой рассерженных пчел.

После того, как мы научились управлять курсорами, Ричардсон задает свой первый вопрос: «Вы когда-нибудь списывали на экзамене?»

Согласно условиям эксперимента, движение курсора в правую сторону от центра экрана означает «да», в левую — «нет».

Автор фото, Getty

Сначала мы отвечаем на каждый вопрос поодиночке: на большом экране движения наших курсоров не отображается. Затем проделываем то же самое в группе.

Ричардсон хочет выяснить, одинаковыми ли окажутся наши ответы в обоих случаях. Иными словами, даем ли мы более честные ответы, когда отвечаем, не видя ответов окружающих?

Затем начинается основная часть эксперимента. Теперь нам предлагают согласиться или не согласиться с рядом утверждений.

«Великобритании следует выйти из состава Евросоюза», — говорит Ричардсон. Почти все курсоры на настенном экране устремляются влево: наш ответ — «нет».

«Забастовки работников лондонского метро следует законодательно запретить». Рой курсоров замирает в нерешительности — мы боимся первыми сделать выбор и надеемся спрятаться за спины других.

«Человек, угощающий в ресторане друзей, имеет право взять себе наибольшую порцию». Слышится всеобщий гул возмущения, и курсоры устремляются влево — категорическое «нет».

Но сколько из нас испытало секундную неуверенность, отвечая на этот же вопрос в индивидуальном порядке?

К сожалению, в тот же вечер результаты эксперимента нам не оглашают — после анализа они войдут в докторскую диссертацию Ричардсона.

Однако ученый предполагает, что в конечном счете его эксперименты продемонстрируют пагубные последствия конформизма.

Решения, принимаемые в группе, как правило, более предвзяты и менее разумны, чем те, что принимаются индивидуально.

«Взаимодействие людей обычно приводит не к консенсусу, а к принятию худших из возможных решений, — объясняет Ричардсон. — Мы обмениваемся не информацией, а собственными предубеждениями. Моя задача — попытаться выяснить, почему это происходит, и как можно улучшить процесс принятия коллективных решений».

Исследование Ричардсона в области конформизма наследует традиции экспериментальной психологии, существующей уже более 60 лет.

В 1950-х гарвардский психолог Соломон Аш продемонстрировал, что люди часто принимают точку зрения большинства, даже если она заведомо неверна, и даже если при этом им приходится отрицать собственные ощущения.

Автор фото, Dean Hochman Flikr CC BY 2.0

Примерно в то же время же Рид Тадденхэм из Калифорнийского университета обнаружил, что его студенты дают нелепые ответы на простейшие вопросы — например, утверждают, что у новорожденных мальчиков ожидаемая продолжительность жизни составляет 25 лет, — если думают, что их одногруппники до них ответили так же.

Групповой конформизм разительно отличается от эффекта «мудрости толпы», описанного в одноименной книге американского финансового аналитика Джеймса Шуровьески.

Данный эффект заключается в том, что обобщенное мнение большой группы людей позволяет давать более точные ответы или прогнозы, чем мнение любого отдельно взятого члена группы.

Это происходит лишь тогда, когда члены толпы выносят суждения независимо друг от друга, и наибольший эффект наблюдается в группах с неоднородным составом.

В то же время в сплоченных группах, члены которых разделяют общие ценности, верх берет стремление к коллективному единству.

Поэтому, когда Ричардсон показывает нам фотографию косатки и спрашивает, сколько, по нашему мнению, весит этот кит, рой курсоров на экране даст ему менее правильный результат, чем если бы он взял усредненное значение наших индивидуальных ответов.

По крайней мере, так гласит теория. Данные сегодняшнего эксперимента помогут Ричардсону и его студентам эту теорию проверить, а также подступиться к более фундаментальному вопросу — почему наши взгляды и когнитивные процессы изменяются в присутствии других людей.

Прощаясь с нами в пабе, Ричардсон напоследок делится следующей мыслью о социальных сетях.

«Мы думаем, что интернет — это информационная магистраль. На самом деле это магистраль, по которой передвигаются наши ложные представления. «Твиттер» и «Фейсбук» — прекрасные инструменты обмена информацией, но не исключено, что наша тяга к использованию их для распространения предрассудков в действительности делает нас всех глупее».

Расписание бесплатных онлайн мастер-классов «Веселые каникулы»

Приглашаем Вас принять участие в наших бесплатных онлайн мастер-классах. Все встречи будут проходить в Microsoft Teams. Для подключения к мастер-классу не обязательно иметь аккаунт в Microsoft — вы можете перейти по ссылке в браузере. Для участия перейдите по ссылке перед началом мастер-класса.
До встречи!

Расписание мастер-классов 5 — 11 октября

6 октября

11:00 — 12:30 «Мой выбор» (10−13 лет)

Во время цикла мастер-классов «Мой выбор» мы хотим помочь ребятам научиться самостоятельно принимать решения и делать качественный выбор, а также определиться со своими ценностными ориентирами.
Цикл мастер-классов создан на основе учебно-методического комплекса «Развитие личностного потенциала подростков», созданного в рамках Программы по развитию личностного потенциала, которую реализует Благотворительный фонд Сбербанка «Вклад в будущее» в партнерстве с МГПУ и Международной лабораторией позитивной психологии и мотивации личности НИУ ВШЭ.
Принять участие в мастер-классе

15:00 — 15:40 «Шахматы для начинающих. Часть 1» (5−12 лет)

Мастер-класс для тех, кто очень хочет научиться играть в шахматы. Ребята познакомятся с шахматными фигурами и узнают основные правила игры.
Принять участие в мастер-классе

7 октября

12:00 — 13:30 «Путь к успеху» (14−17 лет)

На мастер-классе «Путь к успеху» ребята пройдут профориентационную диагностику и смогут попробовать подобрать варианты привлекательных для себя профессий.
Принять участие в мастер-классе

8 октября

10:00 — 11:30 «Мультистудия» (8−10 лет)

Научитесь создавать анимацию методом перекладки с помощью сервисов Google
Присоединиться к мастер-классу

11:00 — 12:30 «Мой выбор» (10−13 лет)

Во время цикла мастер-классов «Мой выбор» мы хотим помочь ребятам научиться самостоятельно принимать решения и делать качественный выбор, а также определиться со своими ценностными ориентирами.
Цикл мастер-классов создан на основе учебно-методического комплекса «Развитие личностного потенциала подростков», созданного в рамках Программы по развитию личностного потенциала, которую реализует Благотворительный фонд Сбербанка «Вклад в будущее» в партнерстве с МГПУ и Международной лабораторией позитивной психологии и мотивации личности НИУ ВШЭ.
Присоединиться к мастер-классу

11:30 — 12:30 «Мультистудия» (8−10 лет)

Научитесь создавать анимацию методом перекладки с помощью сервисов Google
Присоединиться к мастер-классу

12:00 — 13:30 «В мир занимательных флексагонов» (9+)

Игры на развитие внимания и памяти.
Присоединиться к мастер-классу

14:00 — 15:00 Шахматный турнир (для опытных игроков) (5−12 лет)

Уже умеете играть в шахматы и хотите проверить свои силы? Тогда приглашаем принять участие в шахматном турнире. Для участия в турнире пройдите регистрацию.
Присоединиться к турниру

9 октября

14:00 — 14:30 Как изучать программирование в игровой форме (10−17 лет)

Программирование — это легко! Мы покажем как изучать программирование в занимательной форме и узнаем где это делать.
Принять участие в мастер-классе

14:00 — 14:30 Изготовление бумеранга (5−12 лет)
ПЕРЕНОС НА 13 октября

Бумеранг обладает особой аэродинамической формой, которая позволяет ему возвращаться к метателю. На мастер-классе мы нарисуем чертеж, изучим физику полета бумеранга и сделаем свой собственный бумеранг.
Принять участие в мастер-классе

14:00 — 15:30 Левитация — миф или реальность. Мастер-класс в рамках Фестиваля науки (12−17 лет)

Левитация — явление, с которым часто сталкиваются герои фантастических фильмов. А что по поводу реальной жизни? На мастер-классе вы узнаете о том, как ученые достигают эффекта левитации сегодня и перспективы этого эффекта в будущем.
Принять участие в мастер-классе

15:00 — 16:00 Искусство презентации (11−17 лет)

На мастер-классе вы узнаете, что такое презентация, зачем она нужна и почему оформление презентации — это важно.
Перейти к мастер-классу

16:00 — 17:20 Веб дизайн (12−17 лет)

Вы познакомитесь с основами веб-дизайна.
Принять участие в мастер-классе

10 октября

10:00 — 12:00 «Волшебные капилляры» (мастер-класс в рамках Фестиваля Науки)

На данном мастер-классе учащиеся проведут ряд занимательных физических опытов, которые доступно показывают некоторые основы этой науки. Все эксперименты безопасны и их могут выполнить даже самые маленькие учёные
Присоединиться к мастер-классу

12:00 — 13:00 «Мультистудия» (мастер-класс в рамках Фестиваля Науки)

Научитесь создавать анимацию методом перекладки с помощью сервисов Google на компьютере.
Присоединиться к мастер-классу

13:00 — 14:00 «Мультистудия» (мастер-класс в рамках Фестиваля Науки)

Научитесь создавать анимацию методом перекладки с помощью сервисов Google на компьютере.
Присоединиться к мастер-классу

Веселые мужчины более успешны в любви :: Общество :: РБК

Смех не только продлевает жизнь, но и помогает строить отношения. По мнению британских ученых, представительницы прекрасного пола предпочитают веселых мужчин, передает телеканал НТВ.

Специалисты провели эксперимент: 45 женщинам 18–30 лет раздали сочинения о жизни, написанные 10 мужчинами, причем представители сильного пола подготовили два варианта — смешной и серьезный. В них они описывали не столько настоящую, сколько придуманную ими жизнь.

Веселые жизнеописания вызвали энтузиазм у 35 женщин, а серьезным сочинениям отдали предпочтение всего 10 участниц эксперимента. По их мнению, веселые кавалеры умнее и честнее серьезных, с ними легче и флиртовать, и идти по жизни.

Психологи дали свое объяснение. По их словам, относящийся к жизни с юмором человек легче решает проблемы, проще преодолевает возникающие разногласия и более устойчив к стрессу.

«Женщины, которых мы тестировали, не имели глубоких познаний в психологии, они делали выбор интуитивно», — прокомментировал результаты опыта руководитель группы Кристофор Маккарти.

Мужчины с чувством юмора креативны, они легче делают карьеру, поэтому могут обеспечить семью. Кроме того, они более здоровы физически (в отличие от суровых и неулыбчивых), что также влияет на выбор женщин.

ПКБ №1 ДЗМ — Психоневрологический диспансер №18

Режим работы отделения оказания платных услуг:
Понедельник-Пятница с 8.00 до 20.00 (оформление договоров до 19.30)
Суббота с 9.00 до 16.00 (оформление договоров до 15.30)

 

Уважаемые посетители! Вы можете пройти медицинскую комиссию и оформить справку для ГИБДД и справку на оружие в режиме Единого окна по следующим адресам:

 

1. В диагностическом клиническом центре № 1 Департамента здравоохранения города Москвы в отделении по оказанию платных услуг, предварительно записавшись на медицинскую комиссию на выбранную дату и время на сайте mos.ru
Адрес ДКЦ-1: ул. Миклухо-Маклая д. 29 корп. 2, тел. 8(499)372-31-11

 

2. Городская поликлиника № 2, 5-е диспансерное отделение, записавшись онлайн на сайтах mos.ru, gosuslugi.ru, emias.info, либо обратившись лично в Городскую поликлинику № 2 по адресу Москва, мкр. Северное Чертаново, корп. 805

 

3. Московский научно-практический центр наркологии, ул. Люблинская д 37/1, 1 этаж, платное отделение. Режим работы: понедельник-пятница с 10.00 до 16.00, суббота с 10.00 до 14.00
Запись осуществляется по телефону 8 (499) 178-23-07, а также через портал mos.ru

 

4. Городская поликлиника № 46, ул. Казакова, д. 17 А, каб. № 307, этаж 3.
Режим работы: понедельник-пятница с 07.30 до 19.00, суббота с 9.00 до 16.00.
Запись осуществляется по телефону 8(968)704-46-46, а также через портал mos.ru

 

5. Городская поликлиника № 209, ул. Раменки, д. 27. Отделение платных услуг.
Режим работы: понедельник-пятница с 08.00 до 18.30; суббота с 09.00 до 16.30
Запись осуществляется по телефонам 8 (495) 932-20-27, 8 (495) 932-20-36, а также через портал: mos.ru

 

 
Детская психиатрическая служба осуществлять прием населения прикрепленных территорий исключительно до 15 лет.
Приём подростков от 15 лет и старше осуществляется подростковым врачом в ПНД №18 (Пролетарский проспект, д.4)
Уточнение актуальной информации перед приёмом:
Регистратура ПНД №18: +7 499 324 78 07, +7 499 324 39 23.
  Приём ведут…

Прием ведут:

Храмов Андрей Николаевич

Врач-психиатр детский участковый

ГБУЗ “ДГП № 12 ДЗМ, ул. Домодедовская д.34, кор.2

Прием пациентов: четные с 14.00 до 20.00, нечетные с 08.00 до 14.00, Чт. – диспансеризация

Кабинет № 201

Телефон:8-925-753-40-20

 

Ушатова Ольга Александровна

Врач-психиатр детский участковый

ГБУЗ “ДГП № 145 ДЗМ ” филиал № 1 (ДГП № 127), ул. Алма-Атинская, д.6

Прием пациентов: четные с 14.00 до 20.00, нечетные с 08.00 до 14.00, Чт. – диспансеризация

Кабинет № 211

Телефон:8-968-521-70-26

 

Чистякова Людмила Викторовна

Врач-психиатр детский участковый

ГБУЗ ДГП № 23 ДЗМ“, ул. Кошкина д.10. кор.1

Прием пациентов: четные с 14.00 до 20.00, нечетные с 08.00 до 14.00, Чт. – диспансеризация

Кабинет № 413

Телефон: –

 

Шварц Стелла Анатольевна**

Врач-психиатр детский участковый

ГБУЗ “ДГП № 12 ДЗМ ” филиал № 2 (ДГП № 66), ул.Шипиловская д.23, кор.1

Прием пациентов: четные с 08.00 до 14.00, нечетные с 14.00 до 20.00, Чт. – диспансеризация

Кабинет № 302

Телефон: живая очередь

** В связи с ремонтом в ДГП № 12 филиал № 2 прием врачом-психиатром детским будет временно осуществляться в ДГП № 12 расположенной по адресу: г. Москва, ул. Домодедовская, д.34, корп.2

 

Ситникова Мария Юрьевна

Врач-психиатр детский участковый

ГБУЗ “ДГП № 23 ДЗМ”филиал № 3 (ДГП №116), ул. Михневская д.21 стр.1

Прием пациентов: четные с 08.00 до 14.00, нечетные с 14.00 до 20.00, Чт. – диспансеризация

Кабинет № 27

Телефон: 8-985-042-53-22

 

Овчарова Надежда Николаевна *

Врач-психиатр детский участковый

ГБУЗ “ДГП № 145 ДЗМ ” филиал № 1 (ДГП № 127), ул. Алма-Атинская, д.6

Прием пациентов: четные с 14.00 до 20.00, нечетные с 08.00 до 14.00, Чт. – диспансеризация

Кабинет № 211

Телефон:8-964-792-54-75

*В связи с ремонтом в ДГП № 145 Филиал № 1 прием врачом-психиатром детским будет временно осуществляться в ДГП № 145 расположенной по адресу: г. Москва, ул. Борисовские пруды, д.10, корп.3.

Веселая психология, 4 класс

 Результаты освоения курса внеурочной деятельности

       В ходе реализации кружка «Веселая психология» будет обеспечено достижение обучающимися следующих результатов:  получение обучающимися начального опыта самостоятельного общественного действия, формирование социально приемлемых моделей поведения.

 ЛИЧНОСТНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

У обучающегося будут сформированы:

— обучающийся получит возможность для формирования внутренней позиции школьника;

— формирование ответственного отношения к учению;

— готовности и способности обучающихся к саморазвитию и самообразованию на основе мотивации к внутренней позиции школьника на уровне положительного отношения к школе, понимания необходимости учения, выраженного в преобладании обучения и познания;

— формирование целостного мировоззрения, соответствующего современному уровню развития науки и общественной практики;

— развитие осознанного и ответственного отношения к собственным поступкам;

— формирование коммуникативной компетентности в процессе образовательной, учебно-исследовательской, творческой и других видов деятельности.

ПРЕДМЕТНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

 Предметными результатами освоения программы кружка «Веселая психология» являются следующие знания и умения:

— знание индивидуальных и эмоциональных особенностей людей;

 — знание правил работы в тренинговой группе;

 — знание способов разрешения конфликтных ситуаций;

 — умения вести конструктивный диалог;

 — умение определять жизненные цели и задачи.

Учащиеся  получат возможность научиться: 

— понимать себя, свои желания, мечты, ценности;

— вести конструктивную беседу; 

-учитывать мнение других людей при взаимодействии, вставать на сторону собеседника;

— бесконфликтному поведению со сверстниками и взрослыми людьми Текущий контроль усвоения материала осуществляется во время наблюдения за работой детей во время урока (активность, заинтересованность). В конце учебного года проводится отчетное занятие, на котором учащиеся продемонстрируют полученные навыки и умения, а также пройдет выставка тетрадей по саморазвитию.   

Регулятивные:

• принимать и сохранять учебную задачу;

• планировать свое действие в соответствии с поставленной задачей и условиями ее реализации, в том числе во внутреннем плане;

• осуществлять итоговый и пошаговый контроль по результату;

• адекватно воспринимать оценку учителя;

• различать способ и результат действия;

• вносить необходимые коррективы в действие после его завершения на основе его оценки и учета характера сделанных ошибок.

• преобразовывать практическую задачу в познавательную;

• осуществлять констатирующий и предвосхищающий контроль по результату и по способу действия,

  • самостоятельно адекватно оценивать правильность выполнения действия и вносить необходимые коррективы в исполнение как по ходу его реализации, так и в конце действия.

Познавательные:

• осуществлять поиск необходимой информации для выполнения учебных заданий,

• строить речевое высказывание в устной и письменной форме;

• осуществлять анализ объектов с выделением существенных и несущественных признаков;

• осуществлять синтез как составление целого из частей;

• проводить сравнение, классификацию по заданным критериям;

• устанавливать причинно-следственные связи;

• строить рассуждения в форме связи простых суждений об объекте, его строении,

свойствах и связях.

• осуществлять расширенный поиск информации с использованием ресурсов библиотек и Интернета;

• осуществлять синтез как составление целого из частей, самостоятельно достраивая и восполняя недостающие компоненты;

• осуществлять сравнение, классификацию, самостоятельно выбирая основания и критерии для указанных логических операций;

• строить логическое рассуждение, включающее установление причинно-следственных связей.

Коммуникативные:

• допускать возможность существования у людей различных точек зрения, в том числе не совпадающих с его собственной, и ориентироваться на позицию партнера в общении и взаимодействии;

• формулировать собственное мнение и позицию;

• договариваться и приходить к общему решению в совместной деятельности, в том числе в ситуации столкновения интересов;

• задавать вопросы;

• адекватно использовать речевые средства для решения  различных коммуникативных задач, строить монологическое высказывание, владеть диалогической формой речи.

• учитывать и координировать в сотрудничестве отличные от собственной позиции других людей;

• продуктивно разрешать конфликты на основе учета интересов и позиций всех его участников;

•   задавать   вопросы,   необходимые   для   организации   собственной   деятельности   и сотрудничества с партнером.

 

Бесплатно: 10 позитивных комедий для беззаботных выходных — Что посмотреть

Объявляем эти выходные «уик-эндом психологического здоровья». Давайте делать только то, что радует, и смеяться — иначе выдержать этот дополнительный месяц зимы будет сложно.

1+1. Нарушая правила

Филипе — миллионер-инвалид, парализованный ниже шеи и передвигающийся только в инвалидном кресле. Ему нужен помощник, и после кастинга он нанимает садовника Тито, у которого нет опыта такой работы. Кроме того, Тито безответственный и относится к своему начальнику, как к здоровому человеку. Но это именно то, что нужно Филипе. Аргентинский ремейк культовой комедии «1+1» (она на ivi тоже бесплатно, но мы предлагаем свежий вариант).

Гуляй, Вася!

Главный герой, Митя, хочет развестись со своей женой. Он с ней, в общем-то, уже давно не живет, но Вася (это женщина, да) из вредности не хочет разводиться просто так. Тогда несчастный Митя уговаривает официантку из кафе подыграть ему и сказать, что она его невеста. Но Васе нужно больше, она хочет удостовериться в их чувствах… Новая комедия от режиссера «Неадекватных людей».

Шпион по соседству

Джеки Чан в роли няньки-добровольца: его персонаж ухаживает за соседкой и вызвался присмотреть за двумя её детьми. Классический сюжет про вредных детей, расположение которых завоевать не так просто, как думал бэби-ситтер. Но это же Джеки Чан, поэтому дальше обязательно будет боевик, комический.

Семь психопатов

Криминальная комедия от режиссера «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». Марти — сценарист в творческом кризисе, решивший помочь другу в его маленьком бизнесе: они воруют собак богатых людей, а потом возвращают за вознаграждение. Однажды они украдут милого ши-тцу, владельцем которого окажется жестокий гангстер…

SuperАЛИБИ

Молодой предприниматель Грег основывает чрезвычайно доходную компанию, которая фабрикует алиби — теперь кто угодно может врать о чем угодно. И все бы хорошо, но он встретил девушку своей мечты, ненавидящую ложь. В качестве вишенки на торте: отец девушки — клиент Грега.

Реальные упыри

Псевдодокументалка о трех австралийских вампирах, которые живут в общежитии. Ребятам нужно платить арендную плату, мыть посуду и изгаляться в способах, которыми они заманивают к себе жертв. В современном мире сделать это не просто. Одна из лучших комедий десятилетия.

Голоса

Джерри — хороший парень, который должен принимать таблетки, назначенные ему психиатром. Но лечение должно быть регулярным, а Джерри на него забил, и теперь его домашние питомцы разговаривают с ним. И не о погоде, а о том, как стать серийным убийце, например.

Очень плохие мамочки

У Эми идеальная жизнь: прекрасный муж, умные дети и перспективная карьера. Но как же все это может выматывать. Объединившись с еще двумя уставшими родительницами, Эми уходит в отрыв. Но общество категорически против!

Молодость по страховке

Бодрая, но пожилая Ева получает компенсацию по социальной страховке, и сумма оказывается неожиданно огромной — пять миллионов долларов. Прихватив подругу, она пускается в главное приключение своей жизни. Это то, о чем мы все тихонечко мечтаем в обеденный перерыв.

Всё могу

Инопланетяне прилетели к Земле, решили, что люди, которые живут на ней, «не очень», и подлежат уничтожению. Но все же дали последний шанс: выбрали простого учителя, наделили его безграничными возможностями и постановили, что по итогам эксперимента примут решение о всех семи миллиардах людей. Это не самая умная, но совершенно точно добрая комедия, после просмотра которой у вас будет хорошее настроение и парочка новых фраз в речи.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Что делает вещи забавными? с Питером Макгроу, доктором философии

Ким Миллс: Скелет входит в бар. Бармен говорит: «Что вы будете есть?» И скелет говорит: «Я выпью пива и швабру».

Хорошо, это старая шутка, но, может быть, вы посмеялись над ней, а если и посмеялись, то почему? Что в этом смешного? А что такого в каламбурах, что щекочет нашу забавную кость? Или папа шутит? Как насчет розыгрышей? Или даже человек поскользнулся на банановой кожуре? Что могло бы связать все эти совершенно разные вещи под заголовком юмор? Этот вопрос веками интересовал людей, а не только комиков.Писатель Э. Уайт должен был сказать, что объяснение шутки похоже на рассечение лягушки: вещь умирает в процессе. Но неустрашимые ученые и философы, тем не менее, долгое время пытались выяснить, что делает одни вещи смешными, а другие — нет. Сегодня, как раз ко Дню дурака, мы исследуем этот вопрос и, возможно, поможем вам понять, понравится ли вам ваша розыгрыш или заставит людей обидеться на вас.

Добро пожаловать на «Говоря о психологии», ведущий подкаст Американской психологической ассоциации, в котором исследуются связи между психологической наукой и повседневной жизнью.Я Ким Миллс. Сегодня у нас в гостях доктор Питер МакГроу, профессор маркетинга и психологии Университета Колорадо в Боулдере и директор Лаборатории исследования юмора, также известной как HuRL. Он потратил более десятка лет на изучение того, что делает вещи забавными, и разработал то, что он называет «теорией добросовестного нарушения», которая объясняет, почему люди находят юмор во всем, от щекотки до каламбуров. Он также изучал юмор на более практическом уровне, даже пробовал себя в стендап-комедии и вел подкаст, где брал интервью у комиков об их жизни и работе.В наши дни он исследует, как люди могут применять уроки комедии, чтобы стать более новаторскими и творческими мыслителями во всех сферах своей жизни и работы.

Спасибо, что присоединились к нам сегодня, доктор МакГроу.

Питер МакГроу, доктор философии: Ким, это большое удовольствие. Какое прекрасное введение. Я действительно чувствую себя хорошо сейчас.

Mills: Это единственное, что делает юмор для использования, верно? Это заставляет нас чувствовать себя неплохо. Начнем с того, как вы заинтересовались изучением темы.Что заставило вас, как психолога, захотеть разбираться в юморе?

McGraw: Одна вещь, которая, вероятно, очевидна: как и большинство людей, я очень ценю хорошую комедию, будь то ее потребление — поход в комедийный клуб или просмотр фильма — и тогда я бы сказал, что по профессорским стандартам я получил удовольствие о попытках быть смешными в своей профессиональной жизни, но особенно в личной. И все же за 10 лет моей карьеры в то время я наткнулся на вопрос о том, что делает вещи смешными.Я никогда даже не считал это эмоциональным феноменом, достойным изучения, исследования. Частично это было то, что больше никто этого не делал. Он работал в фоновом режиме. Немного нишевая тема: междисциплинарная тема. Тот, который, как вы упомянули, восходит к столетиям, тысячелетиям, к некоторым великим ученым-психологам, на которых основывались их идеи.

Я наткнулся на этот вопрос очень своеобразным образом. Я говорил в другом университете о том, что делает вещи неправильными.В то время я изучал моральную психологию. И поскольку я хотел быть хорошим оратором, я привел своего рода провокационный, развлекательный пример религиозного маркетинга, который люди могли найти неправильным, и я немного посмеялся. И в глубине комнаты поднялась рука, и мне задали самый важный вопрос в моей профессиональной жизни. На самом деле, возможно, это самый важный вопрос в моей жизни. Этот профессор, она подняла руку, и она просто указала на несоответствие между тем, что я говорю, и тем, что происходит, то есть я говорил, что моральные нарушения вызывают гнев и отвращение, а затем она справедливо отметила: «Тем не менее, мы смеющийся.Почему? »Я стоял ошеломленный, вернулся в свой университет и набрал очень способного аспиранта Калеба Уоррена и сказал:« Мы должны ответить на этот вопрос ». Как говорится, остальное уже история, или, по крайней мере, текущая история.

Mills: Что ж, давайте погрузимся в большой вопрос, который я задал во введении, а именно: «Что делает что-то смешное?» А что такое теория доброкачественного нарушения? Как это может помочь нам ответить на этот вопрос?

McGraw: Мы с очень умным аспирантом Калебом Уорреном задали более узкий вопрос: «Что делает нарушения нравственности смешными?» Но чтобы ответить на такой вопрос, вам нужна хорошая теория.Поэтому я думаю, что средний человек не понимает, в чем ценность теории, и, на мой взгляд, это очень просто. Хорошая теория поможет вам ответить на вопросы. Это не обязательно должно быть полностью правильным. Просто должно быть достаточно хорошо. И тогда хорошая теория позволит вам делать прогнозы по вопросам, которые вы еще даже не рассматривали.

Итак, мы начали с этого, и наш взгляд на литературу был разочаровывающим. Итак, я сделал то, чем не горжусь, Ким. Я погуглил: «Что смешного?» Это было моей отправной точкой.Вот что делают мои студенты, когда я даю им задание. Они просто гуглили это. И то, что я обнаружил, было то, что, вслушиваясь в этих греческих философов, Аристотеля, Платона, а затем и других великих мыслителей — Иммануила Канта, Томаса Гоббса, Зигмунда Фрейда, — откровенно говоря, люди намного умнее меня выдвигали теории юмора. и эти теории принимают одну из трех разновидностей. Они указывают на то, что мы называем теорией превосходства: мы смеемся над чем-то — мы как бы смеемся над глупостями и слабостями других.Теория облегчения или теория освобождения, которая является юмором, — это своего рода снятие напряжения, которое мы постоянно носим с собой. Во многом за это несет ответственность Фрейд. А затем 800-фунтовая горилла теории юмора: теория несоответствия. Смеемся там над каким-то несоответствием.

То, что мы поняли, я думаю, очень быстро — и польза от того, что я пришел к этому, когда я приближался к середине карьеры, — это, во-первых, бессмысленность того, что нам нужны три теории юмора. Хорошая теория — это то, что мы называем бережливым. Это просто.Вам не нужно выбирать из меню, например: «Эта теория работает для шуток, но эта теория работает для каламбуров». Итак, мы нашли эту малоизвестную статью, написанную лингвистом, которая послужила основой, как вы ее назвали, теории доброкачественного нарушения. Короче говоря, мы обнаружили — и мы снова и снова находим в HuRL — то, что люди смеются, их забавляют, они считают что-то смешным, если это одновременно неправильно, но нормально, угрожает, но безопасно, не имеет смысл, но имеет смысл. Вы можете вообразить своего рода диаграмму Венна, наложение которой между доброкачественным и нарушением правил.Происходит то, что нарушение вызывает у нас возбуждение, заставляет беспокоиться, а затем то, что мы называем доброжелательной оценкой, видя, как это нормально, переворачивает ее и превращает ее из плохого в хорошее, и мы смеемся, чтобы рассказать миру о том, что кажется таким угрожающим. на самом деле безвреден.

Mills: Прежде чем я забыл, что это за моральное противопоставление рассмешило людей?

McGraw: В этом исследовании я изучал, как некоторые люди считают религиозный маркетинг предосудительным с моральной точки зрения, когда церкви используют коммерческие принципы для спасения душ.Они просто находят это противным. Они обеспокоены тем, что это может увести вас от праведности, которой может обладать религия. В качестве примера можно привести церковь в Тампе, Флорида, у которой были очень хорошие намерения, и она заключалась в том, чтобы убедить людей отправиться в ее зимнее убежище. «Вы хотите спасти души? Давайте проведем людей в зимнее убежище». Поэтому они решили устроить розыгрыш. «Приходи на зимний ретрит. Ты станешь участником розыгрыша». И что люди нашли забавным, так это выбор главного приза, и это был желтый внедорожник H3 Hummer.Не совсем то, что надо, но хорошо, чтобы посмеяться.

Mills: Отправьтесь в путь в рай.

McGraw: То, что мы выяснили, было так: в зависимости от вашей точки зрения, насколько это было правильно или правильно, этот пример был забавным или нет. Те академики, которые не очень религиозны, не имеют очень сильной связи с этой церковью и так далее, они смогли увидеть, насколько это одновременно и неправильно, и смешно.

Миллс: Как вы изучаете юмор в лаборатории? Какие эксперименты вы провели — я уверен, что вы не можете рассказать нам их все, но, возможно, пару экспериментов, которые вы проводили за эти годы, помогли вам сформулировать теорию и лучше понять, что делает вещи веселая.

McGraw: Я приведу вам пример одного из самых забавных. Я признаю, что многие из них просто показывают людям забавные картинки или смешные анекдоты, а затем просто спрашивают их: «Как это забавно? Вы смеялись? Вы находите это оскорбительным? Вам это скучно?» Между прочим, это важный набор вопросов, потому что в любом исследовании, которое мы проводим, мы задаем кому-то суждение, мы задаем вопросы трех типов. Один из них: «Насколько вы удивлены?» Получение такого чувства юмора.Мы спрашиваем: «Вы обиделись? И если да, то на сколько?» И: «Вам скучно? И если да, то на сколько?» Причина в том, что шутка может провалиться двумя разными способами. Вы упомянули отцовские шутки. Отцовские шутки, если они не смешные, редко бывают оскорбительными. Они попадают на скучную сторону континуума. Но есть много очень рискованных шуток, и когда они терпят неудачу, люди обижаются. Они возмущены. Итак, хорошая теория юмора способна не только предсказать, когда что-то будет смешным, но и, когда это не будет смешным, на чью сторону это попадет.Поэтому мы всегда задаем эти вопросы.

Но этот был разработан для измерения улыбки и смеха, и я приведу вам пример из него. Мы всегда очень критически относились к теории несоответствия, потому что зачастую несоответствие не имеет четкого определения, но часто люди скажут так, и вы спросите обычного обычного человека: «Что делает что-то смешное?» они скажут: «Что-то удивительное». Мы смеемся над неожиданными вещами. Мы утверждаем, что на самом деле это не является ни необходимым, ни достаточным для юмора.Например, мы смеемся над известными нам шутками. То есть ничего удивительного в них нет. Я пересмотрел «Есть кое-что о Мэри» через 20 или 30 лет после того, как он вышел. Между прочим, все еще очень смешно, и я знаю все анекдоты, и я обнаружил, что смеюсь.

В этом исследовании наши субъекты беседовали с тем, что мы называем сообщником, — в основном, с научным сотрудником, который изображает из себя студента. Это очень распространенный метод в психологических исследованиях. По сути, в какой-то момент взаимодействия человек схватил пригоршню кеглей и бросил их в объект, что могло показаться оскорбительным поступком.Однако в одном из условий мы либо объявили: «Я собираюсь бросить в вас эти кегли», либо не сказали, что они собираются бросить в них кегли. В том состоянии, в котором они объявили об этом и бросили «Кегли», на самом деле смеха было больше, чем когда не частично, потому что… и мы сделали это, чтобы показать, что неожиданность не обязательна для комедии. Менее неожиданное состояние в этом эксперименте вызвало больше улыбок и смеха, чем удивительное состояние.

Mills: Есть поговорка, что юмор — это трагедия плюс время.Вы писали о том, что слишком рано шутить о чем-то трагическом. Какой ответ? Вы можете сказать, сколько времени пройдет, прежде чем мы сможем найти юмор в трагедии?

McGraw: Я рад, что вы задали этот вопрос, потому что мы провели огромное перекрестное исследование, чтобы ответить на этот самый вопрос. Я собираюсь рассказать о нем, прежде чем описывать исследование. Ответ заключается в том, что количество времени зависит от многих вещей, в том числе от того, насколько серьезным является нарушение. Но в результате этой работы мы пересмотрели идею о том, что комедия — это трагедия, плюс время, чтобы быть комедией, это трагедия, плюс правильное количество времени.Я руководствуюсь интуицией, и это означает, что есть много вещей, которые происходят слишком рано, и затем в какой-то момент становится нормальным шутить над ними, но в какой-то момент проходит достаточно времени, и это уже не заслуживает шуток. То, что вы получаете, слишком рано вызывает возмущение, слишком поздно — это скучно, и, опять же, есть золотая середина, пик с точки зрения времени. Почему именно время помогает сделать что-то смешнее? Потому что течение времени создает расстояние от него, а расстояние, будь то течение времени или физическое расстояние или расстояние в отношениях, помогает превратить нарушения в мягкие нарушения, устраняя их угрозу.

В этом исследовании мы измерили реакцию людей на пародийный рассказ об урагане Катрина. Мы обнаружили, что Катрина сеет хаос в мегаполисе Нью-Йорка, и шутки, исходящие из этого пародийного аккаунта, не были смешными. Потом со временем они стали смешными и менее оскорбительными. А потом, месяцы и месяцы спустя, эти шутки перестали казаться актуальными. Они были скучными. Я не могу вспомнить точную дату, но это было примерно через 39 дней после урагана Катрина, мы обнаружили, что эти шутки достигли пика.Конечно, в некоторых случаях он достигает пика через час. В некоторых случаях он достигает пика — и есть некоторые трагедии в мире, которые могут никогда не достичь пика, потому что никогда не становится нормальным шутить.

Миллс: Это был мой следующий вопрос: есть ли темы, которые никогда не бывают смешными?

McGraw: Я думаю, это зависит от того, с кем вы разговариваете. Я думаю, что в комиксе говорится: «Если шутка будет смешной, не будет слишком рано». У меня есть друзья из Израиля, которые шутят о Холокосте.У них есть какая-то лицензия, которой нет у неевреев. Этот вопрос показывает невероятную сложность изучения юмора, отчасти потому, что люди его не изучали, потому что на первый взгляд он кажется таким загадочным, таким трудным. Но, как вы знаете, как человек, который ценит науку, наука способна взять комплексное и объяснить его. Если мы сможем нанести на карту геном человека, мы сможем понять, что делает вещи забавными. Нам просто нужен эксперимент.

Mills: Насколько то, что считается смешным, зависит от страны или культуры? Есть ли универсальные шутки или универсальный юмор?

McGraw: Честно говоря, в комедии очень мало универсального, но объяснение этому — как я уже сказал, хорошая теория объясняет загадки, и одна из загадок — «Почему существует два пути? что шутка может провалиться? » о котором мы уже упоминали.Это может быть слишком мягким или серьезным нарушением. Но также, как одна и та же шутка может рассмешить одного человека, другого зевнуть, а другого от возмущения топнуть ногами? По крайней мере, с теоретической точки зрения мы можем объяснить это, а именно: «Что не так, а что нормально?» Что является доброкачественным, а что нарушением, зависит от человека: ценности, убеждения, образ жизни членов аудитории, количество выпитых ими напитков, контекст, в котором они находятся, в комедийном клубе или в клубе. церковь и, конечно же, их культура, потому что культура создает нормы, культура создает правила.Многие комедии нарушают правила, поэтому все зависит от того, какие правила вы цените, а какие нет.

Итак, что может быть универсальным? Самое универсальное — это физическая комедия. То есть на индивидуальном уровне такие вещи, как щекотка и драки. Мы знаем это, потому что нечеловеческие приматы смеются даже во время драки — и это потрясающе, Ким. Вы можете набрать на YouTube «крысиный смех» и найти видео, на которых крысы щекочут, и они делают крысиный эквивалент смеха.Когда вы относитесь к миру комедии, мы можем ближе всего подойти к классике — как вы упомянули во вступлении — поскользнуться на банановой кожуре, и причина этого в том, что кто-то падает, падает с лестничного пролета или чего-то в этом роде. вот так, это, очевидно, нарушение. Мы заботимся об их безопасности. Но если в этом есть что-то, что делает его безопасным, возможно, они встают и в порядке, отряхиваются и выглядят озадаченными. Может быть, мы хотим, чтобы кто-то упал с лестницы, понимаете, о чем я? Итак, есть разные способы.

Это так близко, как мы подошли, потому что нет культурных норм, нет языка, и все это связано с этой идеей физической игры. Но, как вы знаете, не все находят шутки забавными, поэтому есть реальные пределы универсальности комедии.

Миллс: И еще, пратфолз, если вы знаете человека, который упал или потерпел неудачу, это смешнее, чем если бы это был совершенно незнакомец, когда вы не знаете, пострадал ли этот человек или что могло случиться.

McGraw: Это зависит от обстоятельств. Послушайте, мне нравится, когда мои друзья падают с лестницы, но мне не нравится, когда мои друзья падают с лестницы.

Mills: Связано ли чувство юмора с более высоким интеллектом? Мне просто кажется, что умные люди получают шутки, а люди, возможно, не такие умные — я даже не знаю, как я это определяю. Это широко открыто. Но можете ли вы быть — мой другой вопрос, связанный с этим, звучит так: «Можете ли вы быть умным и не иметь чувства юмора?»

Макгроу: Да и да.Прежде всего, когда люди говорят о чувстве юмора, мы должны быть ясны. У чувства юмора есть две стороны, и они на удивление не взаимосвязаны. Это ваша способность вызывать смех у других и вероятность того, что вы смеетесь в ответ на чью-то попытку вызвать смех у других. Проделанная небольшая работа показала, что эти вещи на удивление не коррелируют: кому-то, кто может очень хорошо смешить людей, может быть нелегко смеяться, и наоборот.

Однако, когда дело касается постановки комедии, вы правы.Ваша интуиция абсолютно верна. Умные люди лучше менее умных. Думаю, в этом есть смысл. Во-первых, интеллект коррелирует с творчеством, а креативность действительно лежит в основе этого процесса. Умные люди хорошо осведомлены о мире, поэтому, если вы хотите создать комедию, много комедии о том, что происходит в мире в этом смысле. Наконец, это действительно так, и это не то, о чем мы говорили до сих пор, но есть третий элемент теории доброкачественного нарушения, а именно то, что суждение о неправильном и правильном должно происходить одновременно.Этот термин, будучи сообразительным, на самом деле касается того, как вы одновременно сводите эти оценки воедино. Сделать это непросто. Мы знаем, что большинство попыток юмора терпят неудачу. Мы знаем, что большинству профессионалов действительно нужно написать много-много анекдотов, чтобы найти эту, очень, очень хорошую шутку. Так что ум, безусловно, помогает.

Теперь я хочу внести ясность. Быть умным — это не обязательно в традиционном смысле получения высоких GRE или высоких SAT, потому что у нас часто есть классный клоун, который очень хорошо умеет заставлять людей смеяться, но на самом деле может не преуспеть в традиционных формах образования отчасти потому, что они противоречат друг другу. нормативный.Они не ведут себя. Так что на самом деле дело не в… прощальных словах, я вообще-то не думаю, что они самые смешные люди. Это люди, которые умны, но также могут сидеть в этом пространстве, где они готовы нарушить некоторые правила. Похвалы очень хорошо следуют правилам. Они не очень хорошо умеют нарушать правила. Я думаю, что это в большей степени предприимчивый человек, у которого есть это преимущество.

Миллс: Недавно вы опубликовали статью о юмористических жалобах и обнаружили, что если у вас есть что-то, на что вы хотите пожаловаться, у смешных жалоб есть свои преимущества и недостатки.Вы можете немного поговорить об этом? Что ты нашел?

McGraw: Я был бы рад. Должен сказать, это моя любимая газета. Я пришел к идее, лежащей в основе этой статьи — я поймал себя на том, что заявляю, что не жалуюсь на вещи, что является полной ложью. Это даже не так — я все время жалуюсь. Ты знаешь почему? Потому что люди все время жалуются. Люди все время жалуются, потому что жаловаться в каком-то смысле полезно, а иногда — ложно. То есть у нас есть теории о ценности жалоб.Не все из них верны. Например, жалобы не помогают нам пережить катарсис так, как мы думаем. Это действительно помогает нам, потому что подавлять жалобу — это действительно плохо. Подавление эмоции только усугубляет ситуацию. Но иногда люди жалуются, чтобы что-то получить. Иногда они жалуются, чтобы показать миру, что у них есть опыт, поэтому я жалуюсь: «Этот десерт. Он ужасен». Потому что я хочу, чтобы мир знал, что я знаю вкус хорошей еды и так далее.

Но я обнаружил, что я жалуюсь, но склонен к юмористическим жалобам.Я делаю много саркастических и остроумных шуток, чтобы заставить людей смеяться над плохой погодой, плохим движением, плохим десертом и так далее и тому подобное. Это имеет смысл. Жалоба — это выражение чего-то отрицательного, а шутка — это способ взять что-то отрицательное и сделать это положительным. Эта работа о юмористических жалобах — Калеб Уоррен также был соавтором этой статьи. Мы обнаружили людей, похожих на юмористических жалобщиков. Юмористические жалобы привлекают внимание. Люди будут делиться юмористическими жалобами, поэтому, если вы хотите пожаловаться на компанию, юмористическая жалоба — это здорово, если вы хотите, цитируйте без цитирования, чтобы стать вирусным.

Обратной стороной юмористических жалоб является то, что они не вызывают той реакции, которую мы часто хотим от них. Если вы пожалуетесь своему соседу по комнате на посуду в раковине, это может заставить его или ее мыть посуду. Но если вы с юмором жалуетесь на посуду в раковине, вы принимаете эту неправильную вещь и исправляете ее. В результате это может не стимулировать корректирующее поведение, которое вы хотите в этом смысле. Итак, я говорю, что выбирайте свое оружие в зависимости от того, какой из результатов вы хотите получить от жалобы.

Mills: Какая связь и разница, скажем, между смехом и юмором? Мы смеемся над забавными вещами, но есть нервный смех, есть неудобный смех. Как связаны смех и юмор?

McGraw: Мы находим, что эмоция, веселье, суждение, смешное — так что у нас есть эмоциональное познание — а затем поведение, смех — это три элемента, составляющих юмористический опыт. Все они не обязательно должны присутствовать, но когда они присутствуют, это, как правило, более интенсивный опыт.На самом деле, я думаю, смех — самая большая загадка, и я считаю, что это самая сложная отчасти потому, что люди с большей вероятностью будут смеяться, когда присутствуют другие, и реже будут смеяться, когда никого нет, потому что им не о чем общаться. Смех можно подделать. Любой, у кого был начальник, знает, что можно симулировать смех. А смех можно подавить. То есть кто-то расскажет несерьезную шутку, которую вы считаете смешной, но вы не хотите, чтобы мир узнал, что вы думаете, что это смешно, чтобы вы могли подавить смех.

Но смех, опять же, как я уже сказал, выполняет эту коммуникативную функцию, и мы знаем, что это так, потому что мы видим это у видов, которые не обладают способностью формулировать идеи так же, как люди. Так что я считаю это действительно интересным элементом всего этого. Но, опять же, самое лучшее, самое забавное, ты надрываешь кишку, у тебя возникает это позитивное, восхитительное чувство, и ты думаешь: «Ким, это было весело».

Mills: Это подводит меня к вопросу о животных и чувстве юмора, потому что мы думаем, что некоторые животные иногда делают — и вы упоминаете крыс — они смеются.Думаю, мы узнали это у некоторых обезьян, у некоторых из наших близких родственников. Но какие еще животные обладают чувством юмора? А как мы это узнаем?

McGraw: Этот вопрос широко открытый. Ответить непросто. Большая часть работы была проделана с шимпанзе, бонобо, обезьянами, обезьянами и так далее. Исследователи не называют это смехом как таковое. Они называют это игрой в дыхание. Это связано — на самом деле, корни комедии лежат в игре, и спектакль с дыханием, который действительно увлекателен, является своего рода звуком.Исследование показывает, что у приматов, наиболее близких к человеку по генетике — генетически наиболее близких к человеку, есть игровое дыхание, которое больше всего похоже на то, как мы смеемся. Мы знаем, что они связаны.

Марк Бекофф — эксперт по животным и особенно по собакам. Появляются новые работы, в которых говорится, что у собак есть чувство юмора: собаки смеются. Любой владелец собаки скажет: «Совершенно верно. У моей собаки есть чувство юмора. Моя собака, цитирую без цитаты, смеется, особенно во время игры.«Владельцев кошек не так много. Трудно узнать. Однако я думаю, что у любого млекопитающего есть некоторые из них в своем репертуаре — любое млекопитающее, которое вступает в игру со своим собственным видом, имеет что-то вроде юмора в качестве эмоционального переживания. Но опять же, работа не была сделана. Это прогноз, основанный на том, что было сделано, и на теории, на которую я полагаюсь.

Mills: Мне кажется, кошки смеются, но мы не слышим этого. Они, конечно, смеются над нами.

Макгроу: Думаю, это правда.Я думаю, они смеются над тем, как переживают мир, да.

Mills: Вы преподаете в бизнес-школе, и ваша последняя книга называется «Shtick to Business», в которой рассказывается о том, как уроки комедии могут помочь людям в их трудовой жизни. Вы можете об этом поговорить? И стоит ли нам пытаться смешить на работе?

McGraw: Раньше я думал, что мы должны, а теперь думаю, что только некоторые из нас должны это делать. Я приведу простой аргумент в пользу того, почему мы все не должны пытаться выглядеть смешнее на работе, и это тот парень.Вы знаете этого парня. Парень, который думает, что он забавный. Если я скажу всем, чтобы они выходили и забавлялись на работе, мы должны действительно беспокоиться об этом парне, понимаете, о чем я? Он такой: «О да, вот мой шанс». А поскольку плохая комедия в лучшем случае может утомить людей, в худшем — оскорбить людей, рабочее место должно быть инклюзивным и должно быть таким, где каждый чувствует себя желанным и комфортным.

Я повернул свое мышление к тому, что должен делать каждый, а именно к тому, чтобы думать смешно.Как вы упомянули в начале, я пробовал свои силы в стендап. Я ходил на уроки импровизации. Я даже устроил живое комедийное шоу. Я окунулся в профессиональный мир и понял, что добиться успеха в этом мире невероятно сложно, однако те люди, которые добиваются успеха в этом мире, не только невероятно креативны от природы и интуитивно понятны, но и есть советы и уловки, есть практики и перспективы, которые они используют, чтобы сделать вещи более забавными. Это те практики и взгляды, которые мы можем использовать не для создания комедии, а для создания творческих или новаторских вещей, которые могут помочь нашей жизни.

Приведу краткий пример. Комедия 101. Первый урок, который вы усваиваете как комик, если вы еще не знаете его интуитивно, — это то, что я называю реверсом или переворотом, и это создание противоположной точки зрения. Я продемонстрирую это с помощью анекдота Хенни Янгмана, короля одинарных лайнеров. Хенни Янгман сказал: «Когда я прочитал об опасности употребления алкоголя, я бросил…» Ким, как вы думаете, что Хенни сдался, когда прочитал о…

Миллс: Чтение! Чтение! Он бросил читать.

МакГроу: Он точно бросил читать. Он сделал противоположное тому, что вы могли ожидать там, но это делает это нарушение мягким, потому что мы знаем, что Хенни любит выпить. «Я не хочу бросать пить, поэтому перестану читать». Эти перевороты и эти перевороты, как я только что продемонстрировал, являются кульминацией шутки, но также могут быть предпосылкой для комедии. Фильм «Крушение поезда» с Эми Шумер — это обратная романтическая комедия. Типичная романтическая комедия: мальчик встречает девочку, мальчик теряет девочку, мальчик возвращает девочку.В «Trainwreck» все наоборот: девочка встречает мальчика, девочка теряет мальчика, девочка возвращает мальчика.

Вы можете найти разворот в реальном мире, и часто бывает полезно вырваться из очень утомленного мышления в стиле статус-кво. Я приведу вам один быстрый пример этого. Представьте, что вы два предпринимателя из Бруклина, и вы хотите сразиться с Apple и Samsung на рынке смартфонов. Как вам перехитрить Apple и Samsung: команды инженеров на годы и годы опередили вас? Эти парни сделали все наоборот.Они не создали смартфон. Они создали глухой телефон: телефон, созданный для людей, которые хотят быть не более связанными, а скорее менее связанными. Они смогли выделиться на рынке, думая наоборот. Поэтому я призываю людей думать наоборот, особенно когда они застряли на проблеме.

Mills: Было проведено довольно много психологических исследований, кто смешнее: мужчины или женщины? Конечно, у меня как у женщины есть своя точка зрения, но я спрошу вас.Что на это ответить? Я знаю, что недавно был проведен довольно обширный метаанализ, который пришел к выводу, что это мужчины, но есть и другие исследования, которые говорят «нет». Жюри еще нет?

McGraw: Я думаю, что с точки зрения данных присяжных еще нет. Предстоит проделать очень много работы. Я думаю, что это неправильный вопрос, буду честен. Я думаю, что во многих работах по гендерному сравнению мужчин и женщин не признается, что мужчины и женщины больше похожи, чем различны.Знать, является ли кто-то мужчина или женщина, и предугадывать, будут ли они смешными или нет, менее важно, чем знать о нем много других вещей. Я дам вам — небольшая работа, которую я сделал — во-первых, вся эта работа очень ограничена. Поскольку существует бесконечное количество способов создания комедии, если вы выберете один из способов создания комедии, например, написание забавных подписей для мультфильмов, это может сказать вам, что мужчины лучше или женщины лучше делают подписи для мультфильмов смешными, но это не объясняет того огромного количества забавных вещей, которые люди делают: шуток, сатиры, иронии, шуток и т. д.

Кроме того, вся эта работа не делает того, что, по моему мнению, должно быть сделано, а именно того, чтобы посмотреть, как эти шутки терпят неудачу. Я приведу вам пример небольшого экспериментального исследования, которое я провел. Это не достойно публикации, но я подумал, что это поучительно. Я сделал это со своим классом, где у меня были ученики, которые делали именно это: в основном шутили. Затем, когда мы измерили смешность этих шуток и сравнили мужчин и женщин, мы обнаружили, что мужские шутки, как правило, были в среднем немного смешнее, чем женские, что соответствовало существующим исследованиям.Однако мы также измерили, насколько оскорбительны были шутки, и знаете что? Мужские шутки также, когда они терпели неудачу, были более оскорбительными. Так что любое хорошее исследование, которое сравнивает мужчин и женщин, — что я не считаю интересным, честно говоря, потому что я думаю, что есть забавные мужчины и есть смешные женщины, есть не смешные мужчины и нет смешных женщин. Но любое исследование должно измерять, как вы терпите неудачу, потому что его неудачная часть так же важна, как и часть успеха.Как я догадываюсь, я еще не написал статьи, что в зависимости от того, как вы смотрите на вопрос, ответ будет положительным.

Миллс: Хорошо. Вы упомянули оскорбительные шутки, и я собираюсь сейчас отправиться в политически некорректный отдел и спросить, почему кажется, что в каждой культуре есть то, что мы в США называем польскими шутками или шутками о тупых блондинках. Я говорю, конечно, о шутках, которые очерняют определенную группу людей за их предполагаемое отсутствие интеллекта.

McGraw: Действительно.Вроде универсальный. Кристи Дэвис, которая училась в Университете Рединга, много поработала над этим. Это действительно увлекательная работа. В основном качественные исследования. По сути, причина в том, что комедию можно использовать как инструмент. Его можно использовать как средство развлечения, как мы уже говорили с юмористическими жалобами. Его можно использовать как инструмент, чтобы понравиться людям и привлечь внимание. Но его также можно использовать как инструмент для критики сильных или слабых: чтобы нанести удар, так сказать.Эта идея — высмеивание чьего-либо интеллекта из-за какого-то стереотипа, некоторых существующих предрассудков — явно подавляет и на самом деле, я думаю, просто задумана в двух направлениях. Один из них — заставить рассказчика анекдотов почувствовать свое превосходство, отсюда и та форма теории, которая существовала так долго. И затем он просто использует это как инструмент, чтобы сохранить эти различия в игре, o продолжать маргинализацию, дискриминацию и предубеждение.

Я считаю, что лучшая комедия — я говорю не как исследователь, я говорю как человек — поражает.Он берет на себя могущество и в результате стремится сделать мир лучше. И я думаю, что лучшая комедия, когда она смотрит вниз, предназначена для того, чтобы заинтересовать людей. Я думаю, что хорошие комики признают, что шутить о гомосексуалах совершенно неуместно, но шутить о гомофобах уместно и, в некотором смысле, исправлять ошибки.

Mills: Я поставлю вас в точку, которая, вероятно, задает вам вопросы не как исследователь, а как парень, который интересуется юмором.Какая твоя любимая шутка? У тебя есть любимый комик? Любимый смешной фильм?

McGraw: Это сложный вопрос, потому что он постоянно меняется. Мы можем попробовать это. Это может не сработать для подкаста, но вы можете отредактировать его, если это не сработает. Почему бы нам не сыграть одну из моих любимых шуток?

Миллс: Хорошо. Действуй.

McGraw: Ким, я хочу, чтобы вы спросили меня: «В чем секрет хорошей комедии?»

Миллс: Я знаю эту шутку.В чем секрет хорошего прихода —

McGraw: Время!

Mills: Я знал, что собираюсь это сделать! И, как вы продемонстрировали, старая шутка, и я до сих пор смеюсь над ней.

McGraw: Вы знали, что это приближается, и это все еще было забавно. Вот так.

Что касается любимых комиков, я не хочу выбирать только одного частично, потому что комедия вознаграждает новизну, поэтому легко влюбиться в новый комикс. Прямо сейчас я живу в Лос-Анджелесе, и прошлой ночью у меня был замечательный, как мне казалось, опыт перед пандемией.Я пообедал на улице и прекрасно поужинал, и джентльмен за столом слева от меня, я смотрю вверх, он подписывает чек, проходит мимо меня. Я слышу, как он что-то говорит, и говорю: «Я знаю этот голос». Это был один из моих любимых комиков. Прошлой ночью я видел Криса Рока, который был почти таким же восхитительным, как и моя еда.

Mills: Хорошая история. Что ж, спасибо, и спасибо, что присоединились к нам сегодня, доктор МакГроу. Если я осмелюсь сказать, с тобой разговаривал настоящий бунт.

McGraw: Мне было очень приятно.Спасибо, Ким.

Миллс: Предыдущие выпуски «Разговора о психологии» можно найти на сайте www.speakingofpsychology.org. Мы пользуемся Apple, Stitcher или другими пользователями подкастов. Если у вас есть комментарии или идеи для будущих подкастов, вы можете написать нам по адресу [email protected] Это говорит о психологии, все одним словом, @ apa.org. «Говоря о психологии» продюсирует Леа Винерман. Наш звуковой редактор — Крис Кондаян.

Спасибо за внимание. От Американской психологической ассоциации я Ким Миллс.

Наука юмора — не шутка — Ассоциация психологических наук — APS

В 1957 году BBC показала короткий документальный фильм о мягкой зиме, которая привела к рекордному урожаю швейцарских спагетти в городе Тичино. В сухом, выразительном тоне телеведущий BBC Ричард Димблби рассказывает, как даже в последние несколько недель марта фермеры, выращивающие спагетти, беспокоятся о поздних заморозках, которые могут не уничтожить урожай макаронных изделий, но могут испортить вкус и снизить цены.Повествование сопровождается видеозаписью сельской семьи, собирающей длинные спагетти-лапши с деревьев и раскладывающих их сушиться «под теплым альпийским солнцем».

Естественно, сотни людей, которые звонили на BBC и спрашивали, где они могут достать свои собственные кусты спагетти, не заметили дату выхода новостного ролика: 1 апреля. Розыгрыш оказался настолько успешным, что даже некоторые сотрудники BBC были обмануты, что вызвало некоторую критику в отношении использования серьезного новостного шоу в качестве первоапрельской шутки.

Почему 1 апреля стало праздником шуток и смеха, остается загадкой, хотя некоторые историки относят это к римскому празднику Иларии.У людей начинает развиваться чувство юмора уже в 6 недель, когда младенцы начинают смеяться и улыбаться в ответ на раздражители. Смех универсален в человеческих культурах и даже в той или иной форме присутствует у крыс, шимпанзе и бонобо. Как и другие человеческие эмоции и выражения, смех и юмор предоставляют психологам богатые ресурсы для изучения психологии человека, начиная от основ развития языка до нейробиологии социального восприятия.

Скрытый язык смеха

Теории, посвященные эволюции смеха, указывают на него как на важную адаптацию для социальной коммуникации.Исследования показали, что люди с большей вероятностью будут смеяться в ответ на видеоклип с искусственным смехом, чем на клип без смеха, и что люди в 30 раз чаще смеются в присутствии других, чем в одиночестве.

«Необходимый стимул для смеха — это не шутка, а другой человек», — пишет эксперт по смеху и сотрудник APS Роберт Р. Провайн, почетный профессор Университета Мэриленда, округ Балтимор, в статье в Current Directions in Psychological Science .

Взгляните на консервированный смех в телевизионных ситкомах в качестве примера: смех был стандартной частью комедии почти с момента появления телевидения. Звукорежиссер CBS Чарли Дуглас ненавидел иметь дело с неуместным смехом живой публики, поэтому в 1950 году он начал записывать свои собственные «смехотворные треки». Эти ранние треки смеха были предназначены для того, чтобы помочь людям, сидящим дома, почувствовать, что они находятся в более социальной ситуации, например, сидя в переполненном театре. Дуглас даже записал разные типы смеха, в том числе громкий смех и тихий смешок, а также различные смеси смеха мужчин, женщин и детей.

При этом Дуглас уловил одно из качеств смеха, которое сейчас интересно исследователям: простое «ха-ха-ха» передает невероятное количество социально значимой информации.

Например, масштабное международное исследование, проведенное в 2016 году, показало, что во всем мире люди могут улавливать одни и те же тонкие социальные сигналы от смеха. Образцы смеха были собраны у пар англоговорящих студентов колледжа — друзей и незнакомцев — записаны в лаборатории Калифорнийского университета в Санта-Круз.Интегрирующая команда, состоящая из более чем 30 ученых-психологов, антропологов и биологов, затем проиграла аудиофрагменты этого смеха 966 слушателям из 24 различных обществ, охватывающих шесть континентов, от коренных племен Новой Гвинеи до городского рабочего класса в больших городах в Индия и Европа. Затем участников спросили, считают ли они двух смеющихся людей друзьями или незнакомцами.

В среднем результаты были удивительно последовательными во всех 24 культурах: предположения людей об отношениях между смеющимися были верными примерно в 60% случаев.

Исследователи также обнаружили, что разные типы смеха могут служить кодами сложной социальной иерархии человека. В ходе двух экспериментов группа ученых-психологов под руководством Кристофера Овейса из Калифорнийского университета в Сан-Диего обнаружила, что люди с высоким статусом смеялись иначе, чем люди с низким статусом, и что суждения незнакомцев о социальном статусе человека были неверными. под влиянием доминирующего или покорного качества смеха человека.

«Смех в присутствии других означает, что взаимодействие безопасно», — объясняют исследователи.«В то время как нормы большинства социальных групп предотвращают прямые, недвусмысленные акты агрессии и доминирования, использование смеха может освободить людей для демонстрации доминирования, потому что смех делает этот акт менее серьезным».

В первом исследовании исследователи хотели узнать, действительно ли люди с высоким и низким статусом смеются по-разному.

Чтобы проверить это, 48 студентов-мужчин были случайным образом разделены на группы по четыре человека, при этом каждая группа состояла из двух членов с низким статусом («присяги», которые только что присоединились к братству месяцем ранее) и двух членов с высоким статусом (старшеклассники). который был активным в братстве не менее 2 лет).

Смех был записан на видео, когда члены группы выполняли дразня. Каждый член группы по очереди занимал кресло, получая легкие поддразнивания от своих сверстников. Тизеры придумали прозвище, основанное на случайно сгенерированном наборе инициалов (например, Л. И. стал «Идиот-неудачник»), а затем рассказали анекдоты о том, почему они выбрали этот псевдоним.

Одна команда кодировщиков (наивных к гипотезам исследования) определила все случаи смеха в видео, а вторая группа кодировщиков (также слепых к гипотезам исследования) просмотрела видео и оценила, насколько подчиненным или доминирующим был каждый смех, используя шкала от −3 (определенно
подчиненных) до 3 (определенно доминирующих).Смех, получивший среднюю оценку 2 или выше, был классифицирован как доминирующий, тогда как смех, получивший среднюю оценку -2 или ниже, был классифицирован как покорный.

Третья группа кодировщиков, также слепых к гипотезам, кодировала звук каждого смеха на определенных звуковых характеристиках — громкости, высоте тона, диапазоне высоты тона, модуляции высоты тона, воздушности и скорости всплеска — которые связаны с расторможенным поведением.

«Если доминирующий смех более расторможен, чем подчиненный смех, как мы предполагаем, он должен демонстрировать большую интенсивность голоса, больший диапазон высоты тона и модуляции, а также большую скорость взрыва», — объясняют Овейс и его коллеги.

Анализ показал, что, как и предполагалось, братья из братства с высоким статусом производили больше доминирующего смеха и меньше послушного смеха по сравнению с обещаниями низкого статуса. Доминирующий смех был выше по высоте, громче и разнообразнее по тону, чем покорный смех. В этом отношении у доминирующего смеха, по-видимому, есть некоторые из особенностей, которые исследователи идентифицировали в подлинном (по сравнению с фальшивым) смехом: большие неравномерности высоты тона и громкости и более быстрые всплески звука.

Предыдущее исследование, опубликованное в Psychological Science , показало, что удержание власти может влиять на акустические сигналы нашей речи.Голоса людей, наделенных важными ролями, имели тенденцию к увеличению высоты звука и в то же время были более монотонными. Слушатели, которые не знали об эксперименте, могли улавливать голосовые сигналы, сигнализирующие о статусе: они правильно оценивали людей в группе с высокой мощностью как более сильных с удивительной степенью точности — примерно в 72% случаев.

Результаты эксперимента «братство-брат» также показали, что люди с низким статусом с большей вероятностью изменяли свой смех в зависимости от своего положения во власти; то есть клятвы вызывали более доминирующий смех, когда они играли «мощную» роль тизеров.С другой стороны, люди с высоким статусом сохраняли постоянный паттерн доминирующего смеха на протяжении всей дразнящей игры, независимо от того, дразнили ли они себя или поддразнивали сами.

В другом исследовании группа исследователей проверила, могут ли наивные наблюдатели определить социальный статус человека, основываясь только на его смехе, и может ли тип смеха (доминирующий или покорный) влиять на суждения о социальном статусе.

Группа из 51 студента колледжа была случайным образом назначена для прослушивания набора из 20 смехов, записанных братьями из братства.Каждый участник слышал одинаковое количество доминирующего и покорного смеха от людей как с высоким, так и с низким статусом. Затем участники оценили социальный статус смеющегося, используя серию 9-балльных рейтинговых шкал. И действительно, смех, вызывающий доминирующий смех, воспринимался как значительно более высокий статус, чем смех, вызывающий покорный смех.

«Это было особенно верно для людей с низким статусом, которые имели значительно более высокий статус при демонстрации доминирующего, а не подчиненного смеха», — отмечают Овейс и его коллеги.«Таким образом, демонстрируя более доминирующий смех, когда позволяет контекст, люди с низким статусом могут достичь более высокого статуса в глазах других».

Однако, независимо от того, слышали ли оценщики доминирующий или покорный смех от лица с высоким статусом, они оценили этого человека как человека с относительно высоким статусом.

Неясно, произошло ли это из-за того, что смех в высоком статусе включает характеристики, которые не были измерены в текущем исследовании, или же братья из братства с высоким статусом просто не очень убедительно смеялись, когда их дразнили.

Слишком рано?

Когда дело доходит до комедии, часто бывает тонкая грань между любовью и ненавистью. Какие качества делают что-то забавным (или нет) — это вопрос, на который философы пытались ответить на протяжении тысячелетий. Но пара ученых-психологов выдвинула теорию, объясняющую, почему мы можем смеяться над мрачной шуткой об убийстве, а также над глупой игрой слов или игрой слов.

Ученые-психологи Питер Макгроу (Университет Колорадо, Боулдер) и Калеб Уоррен (Университет Аризоны) предполагают, что негативность является неотъемлемой частью юмора — без нарушения каких-либо норм или правил шутка просто не смешная.Но нарушения не могут заходить слишком далеко; в противном случае они становятся непривлекательными или даже отвратительными и расстраивающими. Согласно теории доброкачественного нарушения исследователей, нарушение считается юмористическим, когда нарушает правило или норму, но является доброкачественным.

Лаборатория исследования юмора МакГроу и Уоррена (HuRL) провела несколько исследований, в которых изучались точные критерии, которые заставляют нас воспринимать комедийную ситуацию как благоприятную или нет. По их мнению, наряду с серьезностью нарушения нормы, ощущение психологической дистанции от нарушения — пространством, временем, отношениями или воображением — является ключевым ингредиентом для превращения неприятной ситуации в юмористическую.

Например, в исследовании, опубликованном в журнале Psychological Science , исследователи изучали влияние психологической дистанции с точки зрения времени. Вдохновленная классической цитатой Марка Твена «Юмор — это трагедия плюс время», исследовательская группа исследовала, как течение времени может повлиять на восприятие события как забавного или болезненного.

«Если расстояние увеличивает юмор в серьезных нарушениях (например, трагедиях), но уменьшает юмор в легких нарушениях (например, неудачах), то автобиографические события, которые со временем становятся смешнее, должны включать более серьезные нарушения, чем те, которые со временем становятся менее забавными. , — пишут исследователи.

Одно исследование показало, что события из жизни людей, которые со временем становились все смешнее, были более серьезными событиями (например, автомобильной аварией), а события, которые со временем утратили свой комедийный эффект, рассматривались как незначительные нарушения (например, удар ногой).

В другом исследовании изучалась дистанция путем манипулирования тем, считалось ли изображение гипотетическим или реальным. Группу из 67 студентов попросили оценить юмор изображений с веб-сайта. Тем, кто находился в состоянии close , сказали, что они будут смотреть на настоящие фотографии, которые «не были изменены с помощью программного обеспечения для создания изображений»; участникам условия далекого сказали, что они будут просматривать «поддельные изображения», которые «были изменены с помощью программного обеспечения для создания изображений.”

На одной фотографии изображена серьезная аномалия: Кроненберговское изображение человека, высовывающего палец через нос из глазницы. Другой изобразил легкое отклонение от нормы — человека с большими сосульками, свисающими с его замерзшей бороды. Используя 6-балльную шкалу, участники оценили, насколько забавными, по их мнению, были фотографии.

Студенты оценили более тревожное изображение пустой глазницы как более юмористическое, когда им сказали, что это фальшивка, и они сообщили, что менее тревожное изображение с застывшей бородой было более юмористическим, когда они думали, что оно реальное.

«Эти данные свидетельствуют о том, что в комедии есть настоящая золотая середина — нужно правильно сочетать то, насколько что-то плохо и насколько далеко, чтобы это можно было рассматривать как доброкачественное нарушение», — сказал МакГроу.

Энергетический эффект юмора

Не можете завершить проект в срок? Ну, отложите этот Red Bull и переходите на YouTube. Без шуток — просмотр забавных видеороликов о кошках на работе может быть не такой уж и плохой вещью. Исследование, проведенное профессорами менеджмента Австралийского национального университета Дэвидом Ченгом и Лу Вангом, предполагает, что воздействие юмористических стимулов может действительно помочь людям упорствовать в выполнении утомительных задач.

В двух исследованиях Ченг и Ван обнаружили, что люди, которые смотрели забавный видеоклип перед выполнением задания, тратили на утомительное задание примерно в два раза больше времени по сравнению с людьми, которые смотрели нейтральные или положительные (но не смешные) видео.

Предыдущие исследования показали, что юмор может помочь облегчить восстановление после стрессовых ситуаций, даже продлевая терпимость людей к физической боли. В деловом мире многие успешные организации, такие как Zappos, Virgin и Google, сознательно встраивают игровые зоны в свои рабочие места и организуют веселые мероприятия, чтобы уменьшить стрессовую природу работы, поднять моральный дух и повысить производительность.

Действительно, в статье 2007 года, опубликованной в журнале Current Directions in Psychological Science , сотрудник APS Уильям Джеймс Рой Ф. Баумейстер (Университет штата Флорида), сотрудник APS Кэтлин Д. Вохс (Университет Миннесоты) и сотрудник APS Дайан М. Тайс (Университет штата Флорида) указывают на юмор как на фактор, который может смягчить или противодействовать последствиям умственного истощения.

В соответствии с этой идеей Ченг и Ван выдвинули гипотезу, что юмор может дать передышку от утомительных ситуаций на рабочем месте.Этот «умственный перерыв» может не только предотвратить истощение, связанное с работой, но также может способствовать восполнению умственных ресурсов, в конечном итоге позволяя людям дольше упорствовать в выполнении сложных задач.

Чтобы проверить эту теорию, исследователи набрали для своего первого исследования 74 студента бизнес-класса, которые пришли в лабораторию якобы для эксперимента с восприятием. Сначала ученики выполнили умственно истощающую задачу, в которой они должны были вычеркнуть все буквы «е», содержащиеся на двух страницах текста.Затем ученики были случайным образом назначены для просмотра видеоклипа, вызывающего юмор, удовлетворенность или нейтральные эмоции.

Для юмористического ролика студенты посмотрели отрывок из комедии BBC «Мистер. Бин. В состоянии удовлетворения участники наблюдали сцену с дельфинами, плавающими в океане. Студентам, находящимся в нейтральном состоянии, был показан 8-минутный видеоролик об управленческой профессии, предназначенный для студентов, изучающих бизнес. Сразу после просмотра видео участники сообщали о своих ответах на список из 16 отдельных эмоций (например,g., веселье, гнев, отвращение) по 7-балльной шкале.

Затем ученики выполнили настойчивое задание, в котором они сыграли в игру, в которой невозможно было выиграть. Студентов попросили угадать потенциальную производительность сотрудников на основе предоставленных профилей и сказали, что выполнение 10 правильных оценок подряд приведет к победе. Однако компьютерное программное обеспечение было запрограммировано таким образом, что было почти невозможно получить 10 правильных ответов подряд. Участникам было разрешено завершить задание в любое время.

Студенты, которые смотрели юмористический «Mr. Бин »в итоге потратил на работу над задачей значительно больше времени, сделав вдвое больше прогнозов, чем две другие группы.

Ченг и Ван затем воспроизвели эти результаты во втором исследовании, в ходе которого участники вручную заполняли длинные вопросы умножения. Опять же, участники, которые смотрели юмористическое видео, потратили значительно больше времени на работу над задачей и правильно ответили на больше вопросов, чем те, кто не смотрел забавное видео.

«Хотя было обнаружено, что юмор помогает снять стресс и облегчить социальные отношения, традиционный взгляд на выполнение задач подразумевает, что люди должны сосредоточить все свои усилия на своих усилиях и должны избегать таких вещей, как юмор, которые могут отвлекать их от выполнения поставленных задач. », — заключают Ченг и Ван. «Мы полагаем, что юмор не только доставляет удовольствие, но, что еще более важно, заряжает энергией».

Кэтлин Д. Вохс выступит на Ежегодном съезде APS 2017 25–28 мая в Бостоне, штат Массачусетс.

Список литературы

Баумейстер, Р. Ф., Вохс, К. Д., и Тайс, Д. М. (2007). Силовая модель самоконтроля. Текущие направления в психологической науке, 16 , 351–355. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2007.00534.x

Брайант, Г. А., Фесслер, Д. М. Т., Фусароли, Р., Клинт, Э., Ааро, Л., Апичелла, К. Л.,… Чжоу, Ю. (2016). Выявление принадлежности к соратнику в 24 обществах. Proceedings of the National Academy of Sciences , 113 , 4682–4687.DOI: 10.1073 / pnas.1524993113

Ченг Д. и Ван Л. (2015). Изучение стимулирующих эффектов юмора: влияние юмора на настойчивое поведение. Журнал бизнеса и психологии, 30 , 759–772. DOI: 10.1007 / s10869-014-9396-z

Ко, С. Дж., Сэдлер, М. С., и Галински, А. Д. (2014). Звук власти: передача и определение иерархического ранга с помощью голоса. Психологическая наука, 26 , 3–14. DOI: 10.1177 / 0956797614553009

МакГроу, А.П. и Уоррен К. (2010). Доброкачественные нарушения: смешить аморальное поведение. Психологические науки , 21 , 1141–1149. DOI: 10.1177 / 0956797610376073

Макгро, А. П., Уоррен, К., Уильямс, Л. Е., и Леонард, Б. (2012). Слишком близко для комфорта или слишком далеко, чтобы заботиться? Находить юмор в далеких трагедиях и близких несчастьях. Психологические науки , 23 , 1215–1223. DOI: 10.1177 / 0956797612443831

Овейс, К., Спектр, А., Смит, П. К., Лю, М. Ю., & Келтнер, Д. (2016). Смех передает статус. Журнал экспериментальной социальной психологии , 65 , 109–115. DOI: 10.1016 / j.jesp.2016.04.005

Провайн, Р. Р. (2004). Смех, щекотка и эволюция речи и себя. Текущие направления в психологической науке , 13 , 215–218. DOI: 10.1111 / j.0963-7214.2004.00311.x

Психологи видят в юморе силу характера

Юмор наблюдается во всех культурах и в любом возрасте.Но только в последние десятилетия экспериментальная психология признала это важнейшим фундаментальным поведением человека.

Исторически сложилось так, что психологи отрицательно относились к юмору, предполагая, что он демонстрирует превосходство, пошлость, конфликт фрейдистских идей или защитный механизм, позволяющий скрыть свои истинные чувства. С этой точки зрения человек использовал юмор, чтобы унизить или унизить других, или чтобы завышать самооценку. Таким образом, это рассматривалось как нежелательное поведение, которого следует избегать. А психологи склонны игнорировать это как достойное изучения.

Но исследования юмора в последнее время вышли на первый план, и юмор теперь рассматривается как сила характера. Позитивная психология — область, изучающая то, что люди делают хорошо, — отмечает, что юмор можно использовать для того, чтобы другие чувствовали себя хорошо, для достижения близости или для смягчения стресса. Наряду с благодарностью, надеждой и духовностью чувство юмора принадлежит к числу сильных сторон, которые позитивные психологи называют трансцендентностью; вместе они помогают нам налаживать связи с миром и придают смысл жизни.Признание юмора коррелирует и с другими сильными сторонами, такими как мудрость и любовь к учебе. А юмористические упражнения или упражнения приводят к усилению чувства эмоционального благополучия и оптимизма.

По всем этим причинам юмор сейчас приветствуется в основной экспериментальной психологии как желательное поведение или навык, который исследователи хотят понять. Как мы понимаем, ценим и производим юмор?

Что нужно, чтобы получить анекдот

Для понимания и создания юмора требуется последовательность мысленных операций.Когнитивные психологи отдают предпочтение трехступенчатой ​​теории юмора. Чтобы разобраться в шутке, вам необходимо уметь:

  1. Мысленно изобразите постановку шутки.

  2. Обнаружить несоответствие в его множественных интерпретациях.

  3. Разрешите несоответствие, подавляя буквальные, несмешные интерпретации и оценивая значение смешного.

Знания человека организованы в структуры ментальной памяти, называемые схемами.Когда мы что-то видим или думаем, это активирует соответствующую схему; На ум сразу же приходят наши знания по этой конкретной теме.

Например, когда мы видим коров в мультфильме «Дальняя сторона», мы активируем нашу схему быка (этап 1). Но когда мы замечаем, что коровы находятся внутри машины, а люди пасутся на пастбище, в нашем сознании появляются два ментальных представления: то, что наша ранее существовавшая схема мысленно представляла о коровах, и то, что мы представляли из мультфильма (этап 2).Подавляя представление о реальном мире (стадия 3), мы находим забавной идею о коровах, проезжающих по сельской местности с пасущимися людьми. «Я знаю о коровах» превращается «подожди, в поле должны быть коровы, а не люди» становится признанием юмора в невероятной ситуации.

Забавный — это субъективный опыт, возникающий в результате разрешения по крайней мере двух несовместимых схем. В словесных анекдотах вторая схема часто активируется в конце, в виде кульминации.

Это не смешно

Есть как минимум две причины, по которым мы иногда не понимаем шутки.Во-первых, изюминка должна создавать другое мысленное представление, которое противоречит тому, которое создается шуткой; треки тайминга и смеха помогают сигнализировать слушателю, что возможно другое представление кульминации. Во-вторых, вы должны уметь подавлять исходное ментальное представление.

Вам нужен новый материал. Специальные коллекции в Университете Джона Хопкинса, CC BY-NC

Когда шутки увековечивают стереотип, который мы считаем оскорбительным (например, этнические, расистские или сексистские шутки), мы можем отказаться от подавления оскорбительного представления.Другой пример — насилие в мультфильмах; В мультфильмах Roadrunner, когда наковальня попадает в койота, любители животных могут быть не в состоянии подавить значение жестокости к животным вместо того, чтобы сосредоточиться на забавном значении еще одной неизбежной неудачи.

Эта модель несовместимости может объяснить, почему пожилые люди не понимают шутки так часто, как молодые люди. Из-за спада, связанного с процессом старения, пожилые люди могут не обладать когнитивными ресурсами, необходимыми для создания нескольких представлений, одновременного удержания нескольких представлений, чтобы обнаружить несоответствие или подавить первое, которое было активировано.Шутка зависит от объема оперативной памяти и функций управления. Однако, когда пожилые люди преуспевают в своих попытках сделать это, они обычно больше оценивают шутку, чем молодые люди, и сообщают о большем удовлетворении жизнью, чем те, кто не видит юмора.

Пожилой возраст может подготовить почву для чувства юмора. Энн Фишер, CC BY-NC-ND

Однако у юмора могут быть и другие аспекты, в которых пожилые люди имеют преимущество.Мудрость — это форма рассуждений, которая увеличивается с возрастом и связана с субъективным благополучием. Юмор связан с мудростью — мудрый человек знает, как использовать юмор, а когда посмеяться над собой.

Кроме того, интуиция — это форма принятия решений, которая может развиваться благодаря знаниям и опыту, которые приходят с возрастом. Подобно юмору, интуиция переживает период возрождения в психологических исследованиях теперь, когда она была преобразована в одну из основных форм рассуждений. Интуиция помогает юмору в формировании схемы и разрешении несоответствий, и мы воспринимаем и ценим юмор больше благодаря быстрому первому впечатлению, а не логическому анализу.

Путешествие во времени

Это уникальная человеческая способность анализировать время, размышлять о нашем прошлом, настоящем и будущем и представлять детали в этих мысленных представлениях. Как и в случае с юмором, временная перспектива имеет фундаментальное значение для человеческого опыта. Наша способность наслаждаться юмором сочетается с этой умственной способностью к путешествиям во времени и субъективному благополучию.

Люди сильно различаются по способностям детализировать свои мысленные представления о прошлом, настоящем и будущем. Например, у некоторых людей может быть то, что психологи называют негативной перспективой в прошлом — они часто думают о прошлых ошибках, которые не имеют ничего общего с нынешней средой, даже переживая их в ярких деталях, несмотря на то, что настоящее или будущее положительно.

Временная перспектива связана с чувством благополучия. Люди сообщают о большем чувстве благополучия в зависимости от качества деталей их прошлых или настоящих воспоминаний. Когда участники исследования сосредотачивались на деталях «как», которые, как правило, вызывают яркие детали, они были более удовлетворены жизнью, чем когда они сосредотачивались на «почему», которые, как правило, вызывают абстрактные идеи. Например, вспоминая неудачные отношения, те, кто сосредоточился на событиях, которые привели к разрыву, были более удовлетворены, чем те, кто сосредоточился на абстрактных причинных объяснениях, касающихся любви и близости.

То, как вы думаете о прошлом, связано с вашим чувством юмора. Задумчивое изображение через www.shutterstock.com.

Одно исследование показало, что люди, которые используют юмор в позитивном ключе, имеют позитивные взгляды на прошлое, а те, кто использует саморазрушительный юмор, придерживаются негативных взглядов на прошлое. Такое исследование способствует нашему пониманию того, как мы думаем и интерпретируем социальные взаимодействия. Такое исследование также предполагает, что попытки использовать юмор в позитивном ключе могут улучшить эмоциональный тон деталей в наших мыслях и, следовательно, наше настроение.Клинические психологи используют юмор как средство повышения субъективного благополучия.

В ходе недавней работы мы с моими студентами проанализировали оценки студентов колледжа по нескольким общепринятым шкалам, которые психологи используют для оценки юмора, временной перспективы и потребности в юморе — меры того, как человек производит или ищет юмор в своей повседневной жизни. Наши предварительные результаты показывают, что люди с сильным юмором склонны сосредотачиваться на положительных аспектах своего прошлого, настоящего и будущего.Те, кто ищет юмора в своей жизни, появляются в нашей выборке для исследования, чтобы сосредоточиться на приятных аспектах своей нынешней жизни.

Хотя наше расследование все еще находится на ранней стадии, наши данные подтверждают связь между когнитивными процессами, необходимыми для мысленного путешествия во времени и оценки юмора. Дальнейшие исследования временных перспектив могут помочь объяснить индивидуальные различия в обнаружении и устранении несоответствий, которые приводят к забавным ощущениям.

Учимся уважать смех

Экспериментальные психологи переписывают книгу о юморе по мере того, как мы узнаем его ценность в нашей повседневной жизни и его связь с другими важными умственными процессами и сильными сторонами характера.Как шутят, сколько психологов нужно, чтобы поменять лампочку? Всего один, но он должен измениться.

Изучение юмора позволяет нам исследовать теоретические процессы, связанные с памятью, рассуждением, временной перспективой, мудростью, интуицией и субъективным благополучием. И это интересное поведение само по себе, поскольку мы работаем над описанием, объяснением, контролем и прогнозированием юмора для разных возрастов, полов и культур.

В то время как мы можем не соглашаться в том, что смешно, а что нет, психологи-экспериментаторы больше, чем когда-либо, сходятся во мнении, что юмор — это серьезно и имеет отношение к науке о поведении.И это не до смеха.

Что в этом смешного? Наука о том, почему мы смеемся

«Сколько психологов нужно …, чтобы объяснить шутку?»

Оказывается, много. Как отметил психолог Кристиан Джарретт в статье 2013 года, назвавшей загадку этой загадкой, ученые до сих пор не могут объяснить, что именно заставляет людей смеяться. В самом деле, понятие юмора само по себе неуловимо. Хотя каждый интуитивно понимает, что такое юмор, и словари могут определить его просто как «качество развлечения», его трудно определить таким образом, чтобы охватить все его аспекты.Это может вызвать легкую улыбку или взрывной смех; его можно передать словами, изображениями или действиями, а также фотографиями, фильмами, сценками или пьесами; и он может принимать самые разные формы: от невинных шуток до едкого сарказма, от физических приколов и фарса до мозгового двусмысленности.

Несмотря на это, прогресс был достигнут. Некоторые исследования были проведены в лаборатории, чтобы изучить юмор в его естественной среде обитания: в повседневной жизни.

Величайший из них: Чарли Чаплин был одним из отцов фарса, основанного на физических приколах.Чаплин усовершенствовал свою комедию, добавив в нее меланхолии и социальной ответственности. Кредит: Макс Манн Отри Getty Images

Превосходство и помощь

Более 2000 лет ученые мужи полагали, что все формы юмора имеют общий ингредиент. Поиски этой сущности заняли сначала философов, а затем психологов, которые формализовали философские идеи и преобразовали их в концепции, которые можно было проверить.

Возможно, самая старая теория юмора, восходящая к Платону и другим древнегреческим философам, утверждает, что люди находят юмор и смеются над более ранними версиями самих себя и несчастий других из-за чувства своего превосходства.

18 век дал начало теории выпуска. Самая известная версия, сформулированная позже Зигмундом Фрейдом, гласила, что смех позволяет людям выпустить пар или высвободить накопившуюся «нервную энергию». Согласно Фрейду, этот процесс объясняет, почему табуированные копрологические и сексуальные темы и шутки, затрагивающие острые социальные и этнические темы, могут нас забавлять. Когда наступает изюминка, энергия, расходуемая на подавление неуместных эмоций, таких как желание или враждебность, больше не нужна и высвобождается в виде смеха.

Третье давнее объяснение юмора — теория несоответствия. Люди смеются над противопоставлением несовместимых концепций и вопреки их ожиданиям, то есть над несоответствием между ожиданиями и реальностью. Согласно варианту теории, известному как разрешение несоответствия, смех возникает, когда человек обнаруживает неожиданное решение очевидного несоответствия, например, когда человек улавливает двойное значение в утверждении и, таким образом, видит это утверждение в совершенно новом свете.

Доброкачественное нарушение

Все эти и другие объяснения что-то улавливают, но все же их недостаточно. Они не обеспечивают полной теоретической основы с гипотезой, которую можно измерить с использованием четко определенных параметров. Они также не объясняют все виды юмора. Ни один из них, например, не может полностью прояснить привлекательность фарса. В 2010 году в журнале Psychological Science, А. Питер Макгроу и Калеб Уоррен, работавшие тогда в Университете Колорадо в Боулдере, предложили теорию, которую они назвали «мягким нарушением», чтобы объединить предыдущие теории и устранить их пределы.«Это очень интересная идея, — говорит Делия Кьяро, лингвист из Болонского университета в Италии.

Гипотеза Макгроу и Уоррена проистекает из теории несоответствия, но имеет более глубокий смысл. Они предполагают, что в результате возникает юмор, когда человек одновременно признает, что была нарушена этическая, социальная или физическая норма, и что это нарушение не является очень оскорбительным, предосудительным или неприятным. Следовательно, тот, кто считает нарушение несущественным, будет удивлен, а тот, кто считает его скандальным, отвратительным или просто неинтересным, не будет.

Экспериментальные данные исследований, проведенных Макгроу и Уорреном, подтверждают эту гипотезу. Рассмотрим, например, историю о церкви, которая вербует верующих, участвуя в розыгрыше внедорожника для всех, кто присоединится в течение следующих шести месяцев. Все участники исследования сочли ситуацию несоответствующей, но только неверующие с готовностью смеялись над ней.

Легкость также частично может быть результатом удаленности от ситуации — например, во времени. Было сказано, что юмор — это трагедия плюс время, и МакГроу, Уоррен и их коллеги поддержали эту идею в 2012 году, еще раз в Psychological Science .Воспоминания о серьезных несчастьях (например, об автомобильной аварии, не имевшей долговременных последствий, чтобы сохранить свежую память) могут казаться более забавными, чем больше времени проходит.

Географическая или эмоциональная удаленность также дает некоторую дистанцию, равно как и восприятие ситуации как воображаемой. В другом тесте добровольцев позабавили жуткие фотографии (например, мужчина с пальцем, высовывающим нос и вынутый из глаза), если изображения были представлены как эффекты, созданные с помощью Photoshop, но участники были менее удивлены, если им сказали, что изображения подлинные.И наоборот, люди больше смеялись над банальными аномалиями (мужчина с замерзшей бородой), если считали их правдой. Макгроу утверждает, что, по-видимому, существует оптимальный комический момент, когда баланс как раз правильный между тем, насколько плоха вещь и насколько она далека.

Эволюционная теория

Однако идея доброкачественного нарушения имеет ограничения: она описывает триггеры смеха, но не объясняет, например, роль юмора в эволюционном успехе человечества. Несколько других теорий, каждая из которых содержит элементы старых концепций, пытаются объяснить юмор с эволюционной точки зрения.Гил Грингросс, антрополог из Университета Нью-Мексико, заметил, что юмор и смех встречаются в каждом обществе, а также у обезьян и даже крыс. Эта универсальность предполагает эволюционную роль, хотя юмор и смех могут быть побочными продуктами какого-то другого процесса, важного для выживания.

В выпуске журнала Quarterly Review of Biology за 2005 г., биолог-эволюционист Дэвид Слоан Уилсон и его коллега Мэтью Жерве, работавшие тогда в Бингемтонском университете, С.ООН предложил объяснение эволюционных преимуществ юмора. Уилсон — главный сторонник группового отбора, эволюционной теории, основанной на идее о том, что у социальных видов, подобных нашему, естественный отбор благоприятствует характеристикам, которые способствуют выживанию группы, а не только отдельных людей

Уилсон и Жерве применили концепцию группового отбора к двум различным типам человеческого смеха. Спонтанный, эмоциональный, импульсивный и непроизвольный смех — это подлинное выражение веселья и радости и реакция на игры и шутки; это проявляется в улыбках ребенка, во время грубых действий или щекотки.Это развлечение называется смехом Дюшена в честь ученого Гийома-Бенджамина-Амана Дюшенна де Булонь, который впервые описал его в середине XIX века. И наоборот, смех, не относящийся к Дюшенну, — это продуманная и не очень эмоциональная имитация спонтанного смеха. Люди используют это как добровольную социальную стратегию — например, когда их улыбки и смех дополняют обычные разговоры, даже если эти разговоры не особенно забавны.

Выражение лица и нервные пути, которые их контролируют, различаются между двумя видами смеха, говорят авторы.Смех Дюшена возникает в стволе мозга и лимбической системе (ответственной за эмоции), тогда как смех Дюшена контролируется произвольными премоторными областями (которые, как считается, участвуют в планировании движений) лобной коры. Нервные механизмы настолько различны, что при некоторых формах паралича лицевого нерва затрагивается только один или другой путь. Согласно Уилсону и Жерве, две формы смеха и лежащие в их основе нейронные механизмы развивались в разное время. Спонтанный смех уходит корнями в игры первых приматов и фактически имеет общие черты с вокализацией животных.Контролируемый смех, возможно, развился позже, с развитием случайных разговоров, очернения и насмешек в социальных взаимодействиях.

В конечном счете, как предполагают авторы, смех приматов постепенно кооптировался и развивался в ходе биологической и культурной эволюции человека в несколько этапов. Между четырьмя и двумя миллионами лет назад смех Дюшенна стал средством эмоционального заражения, социальным клеем у давно вымерших человеческих предков; он способствовал взаимодействию между членами группы в периоды безопасности и насыщения.Смех членов группы в ответ на то, что Уилсон и Жерве называют протогумором — несерьезные нарушения социальных норм — был надежным индикатором такого расслабленного, безопасного времени и проложил путь к игривым эмоциям.

Когда более поздние предки приобрели более сложные когнитивные и социальные навыки, смех Дюшенна и протогумор стали основой юмора во всех его самых сложных аспектах и ​​для новых функций. Теперь появился смех, не связанный с Дюшеном, вместе с его темной стороной: стратегическим, расчетливым и даже насмешливым и агрессивным.

Спустя годы дополнительные теории предлагали различные объяснения роли юмора в эволюции, предполагая, что юмор и смех могут играть определенную роль в выборе сексуальных партнеров и подавлении агрессии и конфликтов.

Характерные приколы Лорел и Харди являются примерами поджанра фарса, называемого медленным сжиганием, термин, который относится к ситуации, когда очевидно незначительное происшествие неумолимо перерастает в разрушительный финал. Кредит: Getty Images

Найдите ошибку

Одно из недавних предложений появилось в книге Мэтью М., посвященной эволюционному объяснению юмора в 2011 году, Inside Jokes: Using Humor to Reverse-Engineer Mind (MIT Press, 2011).Херли из Университета Индианы в Блумингтоне, Дэниел С. Деннет (выдающийся философ из Университета Тафтса) и Реджинал Адамс-младший из Университета штата Пенсильвания. Книга выросла из идей, предложенных Херли.

Херли заинтересовался, написал он на своем сайте, в противоречии. «Юмор связан с какой-то ошибкой. Каждый каламбур, шутка и комический инцидент, казалось, содержали своего рода дурака — «задницу» шутки », — объяснил он. И типичный ответ — это наслаждение идиотизмом, что «имеет смысл, когда это ваш враг или ваши конкуренты каким-то образом терпят поражение, но не тогда, когда это вы или ваши близкие.Это наблюдение побудило его спросить: «Почему нам нравятся ошибки?» и предположить, что людям нравятся не ошибки сами по себе. Это «эмоциональная награда за обнаружение и, таким образом, исправление ошибок в мыслях. Нам не нравится, когда делает ошибки, нам нравится их устранять ».

Тезис Херли состоит в том, что наш разум постоянно строит предположения о том, что будет происходить дальше, и о намерениях других. Идея состоит в том, что юмор развился из этого постоянного процесса подтверждения: люди получают удовольствие от обнаружения несоответствий между ожиданиями и реальностью, когда несоответствия безвредны, и это удовольствие заставляет нас искать такие несоответствия.(А именно: «Я задавался вопросом, почему фрисби становится больше, а потом меня осенило».) Более того, смех — это публичный признак нашей способности распознавать несоответствия. Это знак, который повышает наш социальный статус и позволяет нам привлекать репродуктивных партнеров.

Другими словами, шутка для чувства юмора — то же самое, что канноли (наполненные жиром и сахаром) для чувства вкуса. Это «сверхнормальный» стимул, который вызывает всплеск чувственного удовольствия — в данном случае в результате обнаружения ошибок.А поскольку понимание несоответствий требует накопления знаний и убеждений, общий смех сигнализирует об общности мировоззрений, предпочтений и убеждений, что укрепляет социальные связи и чувство принадлежности к одной группе. Как сказал Харли психологу Джарретту в 2013 году, теория выходит за рамки предсказания того, что заставляет людей смеяться. Это также объясняет познавательную ценность юмора и его роль в выживании.

И все же, как отметил Грингросс в обзоре Inside Jokes, даже эта теория неполна.Он отвечает на некоторые вопросы, но оставляет другие нерешенными, например: «Почему наша оценка юмора и удовольствия меняется в зависимости от нашего настроения или других ситуативных условий?»

Джованнантонио Форабоско, психолог и редактор итальянского журнала, посвященного исследованиям юмора ( Rivista Italiana di Studi sull’Umorismo , или RISU ), соглашается: «Мы точно не слышали последнее слово», — сказал он. говорит.

неотвеченных вопросов

Остались другие вопросы.Например, как можно примирить иногда противоположные функции юмора, такие как поощрение социальных связей и высмеивание других? И когда смех усиливает чувство социальной связанности, является ли этот эффект фундаментальной функцией смеха или просто побочным продуктом какой-то другой основной роли (так же, как еда с людьми имеет неоспоримую социальную ценность, даже если еда в первую очередь мотивируется потребностью в питании. )?

Существует много свидетельств фундаментальной функции.Роберт Провайн из Университета Мэриленда, округ Балтимор, показал, например, в Current Directions in Psychological Science, , что люди смеются в 30 раз чаще в компании других, чем в одиночку. В своем исследовании он и его студенты незаметно наблюдали спонтанный смех, когда люди занимались своими делами в самых разных условиях — от студенческого союза до торговых центров.

Форабоско отмечает, что существует некоторая путаница в отношении отношения между юмором и смехом: «Смех — это более социальное явление, и оно возникает не только по причинам юмора, но и по неприятным причинам.Более того, юмор не всегда заставляет нас смеяться ». Он отмечает случаи, когда человека очерняют или наблюдение кажется забавным, но не вызывает смеха.

Еще одна нерешенная область споров касается роли юмора в сексуальном влечении и, следовательно, в репродуктивном успехе. С одной точки зрения, умение быть забавным — признак здорового мозга и хороших генов, и, следовательно, это привлекает партнеров. Исследователи обнаружили, что мужчины с большей вероятностью будут забавными, а женщины с большей вероятностью оценят хорошее чувство юмора, то есть мужчины соревнуются за внимание, а женщины делают выбор.Но мнения, конечно, по этому поводу расходятся.

Обсуждается даже правомерность поиска единой теории юмора. «Самонадеянно думать о том, чтобы раскрыть секрет юмора с помощью единой теории», — говорит Форабоско. «Мы понимаем многие аспекты этого, и теперь нейробиология помогает прояснить важные вопросы. Но что касается ее сущности, это все равно что сказать: «Давайте определим сущность любви». Мы можем изучать ее с самых разных точек зрения; мы можем измерить влияние взгляда любимого на частоту сердечных сокращений любовника.Но это не объясняет любовь. То же самое и с юмором. Фактически, я всегда обращаюсь к нему, описывая его, а не определяю ».

Тем не менее, некоторые общие черты сейчас признаются почти всеми учеными, изучающими юмор. Первый, отмечает Форабоско, — это когнитивный элемент: восприятие несоответствия. «Это необходимо, но недостаточно, — говорит он, — потому что есть несоответствия, которые не являются забавными». Итак, мы должны увидеть, какие еще элементы задействованы. На мой взгляд, например, несоответствие необходимо устранить, но не разрешить полностью; он должен оставаться двусмысленным, чем-то странным, что никогда полностью не объясняется.”

Другие когнитивные и психологические элементы также могут оказать некоторую помощь. К ним, по словам Форабоско, относятся такие черты, как агрессия, сексуальность, садизм и цинизм. Их там не должно быть, но самые смешные шутки — это те, в которых они есть. Точно так же люди склонны видеть больше юмора в шутках, которые «очень умны и очень злы».

«Что такое юмор? Может быть, через 40 лет мы узнаем, — говорит Форабоско. И, возможно, через 40 лет мы сможем объяснить, почему он смеется, когда это говорит.

Темная психология хорошего комика

Сразу после 11 сентября комедия прекратилась. Daily Show не выходили в эфир на девять дней. «Субботний вечер в прямом эфире» , 27-й сезон которого начался 18 дней спустя, на мрачном открытии, где Лорн Майклз спросил мэра Нью-Йорка Руди Джулиани: «Можем ли мы быть смешными?»

Сотрудники сатирической газеты The Onion , только что переехавшей в Нью-Йорк, не знали, как ответить на этот вопрос.Даже через три недели после нападения на комика Гилберта Готфрида публично шипели за то, что он пошутил, что летит рейсом с остановкой у Эмпайр-стейт-билдинг.

Скриншот: The Onion

Сотрудники Onion мучились, но в конце концов решили опубликовать 26 сентября целую статью, посвященную 11 сентября. Юмористический код, проблема стала хитом.Сценаристы Onion направили свою желчь на угонщиков, которых, как они изображали, пытали в аду «клыкастые, зловещие демоны». Один из заголовков гласил: «Бог гневно разъясняет правило« не убивать »».

Газета была завалена письмами фанатов от читателей, которые, казалось, находили катарсис в насмешливой интерпретации террористов.

Триумф Onion отражает давнюю теорию Макгроу о том, что комедия — это равные части тьмы и света. Он считает, что лучшие шутки сводят что-то ужасное и делают его глупым.Будьте беззаботны, и вы рискуете остаться беззубым. Слишком резкий и, как Готфрид, вы заставляете людей чувствовать себя неуютно.

Эта теория юмора «добросовестного нарушения» занимает центральное место в Кодекс юмора , который Уорнер и Макгроу, профессора Колорадского университета в Боулдере, исследовали, углубившись в мировые комедийные тенденции. Книга выходит 1 апреля (очевидно).

Мышление Макгроу расширяется на основе работы Стэнфордского психолога Томаса Витча, которая, в свою очередь, основывается на предыдущих объяснениях того, почему мы смеемся.Великие мыслители веками пытались понять эволюционную цель комедии. Теории, которые возникли, очень разные, но они разделяют одну вещь — тенденцию намекать на темную сторону этого вида искусства.

Гоббс и Платон рассматривали игровую площадку, предполагая, что веселье помогает нам чувствовать свое превосходство над другими. Кант и более поздние психологи говорили о когнитивном сдвиге, который переводит серьезную ситуацию на игровую территорию. В 1905 году Фрейд предположил, что юмор — это забавная идея, которая заявляет о себе, несмотря на протесты конформистского суперэго.

Несколько лет назад психолог Даниэла С. Хугельсхофер предположила, что юмор действует как буфер против депрессии и безнадежности. А эволюционные психологи предположили, что юмор — это способ незаметно затмить наших конкурентов в поисках партнеров. Ничто не говорит «выбери меня», как если бы весь офис / бар / общежитие дублировали твою имитацию Шоша из Girls .

У этих подходов много общего: вы не можете пошутить, не добавив злой поворот, и вы не можете быть комиком, не обладая небольшой силой даже на короткий период времени. аудитория.

И если это так, есть ли что-то в психологии комиков, что позволяет им лучше использовать эти «нарушения»? Нравится ли им обладать такой властью? Или смешные люди просто знают то, чего не знают все мы?

Одна из любимых цитат МакГроу — из Марка Твена: «Секретный источник юмора — не радость, а печаль. На небесах нет юмора ».

Именно это сочетание травмы и радости Макгроу подробно изучил как в своей книге, так и в Университете Колорадо в Лаборатории исследования юмора Боулдера (аббревиатура: HURL).

«Юмор — это то, что людям по своей сути нравится», — сказал он мне. «Но также должно быть что-то неправильное, тревожное и в некотором роде угрожающее. Мы называем это нарушениями ».

Наши предки пещерных людей жили в мире, полном физических угроз. Было облегчением обнаружить, что в темноте шелестит мышь, а не саблезубый тигр.

«Прежде чем люди могли говорить, смех служил сигнальной функцией», — объяснил МакГроу. «Как бы говоря:« это ложная тревога, это доброкачественное нарушение.’”

Щекотка, основная форма юмора, которую используют даже невербальные приматы, является прекрасным примером: «Там есть угроза, но это безопасно», — сказал МакГроу. «Это не слишком агрессивно, и это делает кто-то, кому вы доверяете».

Сегодня наши угрозы реже будут четвероногими, но юмор по-прежнему служит средством их преодоления. Шутки снимают напряжение; они помогают нам справляться с жизненными несправедливостями, как мелкими, так и большими. Но, как и в случае с сотрудниками Onion, после 11 сентября, шутки должны раскрыть эти заблуждения, прежде чем исправлять их.

Когда шутки слишком мягкие или безвкусные, как эта картинка с кошкой, мы не смеемся; нет нарушения. («Ты не можешь себя пощекотать», — объясняет Макгроу.) Между тем, что-то слишком оскорбительное, например, , просто нарушение. («Как будто какой-то жуткий парень в плаще попытался пощекотать вас», — сказал он. «Это ужасно!»)

В некоторых культурах такие вопиющие нарушения не допускаются, ограничивая темы, которые могут стать пищей для шуток. Но Уорнер, соавтор Макгроу, заметил, что, хотя в одних культурах юмор разделяют по тематике, в других — по географии.Например, когда они были в Японии, они заметили, что комедия в клубах была настолько непристойной, насколько это возможно, но в некоторых местах было запрещено шутить:

«В офисе или в школе это не нормально», — Уорнер. сказал. «Даже в офисе исследователей юмора было неприлично смеяться. Но в барах и караоке-театрах все идет ».

В лаборатории HURL МакГроу пытался определить, что именно переводит шутку из оскорбительной в смешную. Или, с точки зрения исследования, что отличает «доброкачественное» от «доброкачественного нарушения»?

Благодаря клиническим исследованиям лаборатория обнаружила, что трагедии — например, землетрясения, смерти и тому подобное — смешнее, когда они физически или социально удалены.Между тем, «неудачи» становятся смешнее, когда мы приближаемся к ним, поэтому злоключения Энтони Вайнера в Твиттере занимали видное место в американских ночных шоу, но сопоставимых недостатков, скажем, у индонезийского политика не было бы. Точно так же участники нашли изображение человека с замороженной бородой (несчастный случай) смешнее, чем человек с пальцем, воткнутым в глазницу (трагедия).

Психологические науки

Лаборатория также определила, что шутки действительно могут быть « слишком рано », как описала моя коллега Джули Бек: Одно исследование, проведенное Макгроу и исследователями из Техасского университета A&M, показало, что твиты об урагане« Сэнди »были наименее забавными через 15 дней после его удара, самыми смешными через 36 дней после факта и снова не смешными 99 днями позже.

Прохождение примерно месяца, как они писали, создает «золотую середину», в которой высмеивание печали не является ни слишком кастрированным, ни слишком резким: «Трагическое событие поначалу сложно шутить, но сначала время увеличивает юмор, поскольку событие становится менее опасным. В конце концов, однако, расстояние снижает чувство юмора, делая мероприятие совершенно безобидным ».

Еще лучше, если комедия может физически раздражать публику, поэтому большинство комедийных клубов запихивают людей в крошечную комнату и заставляют их сидеть на жестких стульях, сказал он, — лучше, если аудитория не слишком комфортный.

В прошлом году комик Стивен Фрай публично рассказал о своем биполярном расстройстве и попытке самоубийства. Описывая свою викторину QI , Фрай сказал: «Бывают случаи, когда я делаю QI , и я говорю« ха-ха, да, да », а внутри я говорю:« Я хочу бля умереть. Я … хочу … чтобы … трахаться … умереть »

« Я видел, как много несчастных парней делали потрясающие стендапы », — однажды сказал Марк Марон своему товарищу-комику.

Между комедией и внутренним беспорядком всегда существовала анекдотическая связь, но эмпирические данные начали ее подтверждать.В 1920-х годах психолог Льюис Терман обнаружил, что дети, которых родители и учителя оценивали как обладающих хорошим чувством юмора, умирали в более молодом возрасте. Продольное исследование финских полицейских показало, что самые смешные из них чаще страдали ожирением и курили. А анализ некрологов New York Times и показал, что артисты умерли почти на восемь лет моложе, чем военнослужащие.

Есть ли что-то необычно утомительное в процессе придумывания нарушений и их использования для взлома людей?

В прошлом месяце группа британских ученых обнаружила, что комики чаще, чем обычные люди, проявляют психотические черты или характеристики, связанные с людьми, страдающими шизофренией или биполярным расстройством.

British Journal of Psychiatry

В статье British Journal of Psychiatry авторы описывают, как они опросили 523 комика, 364 актера и 831 человека с неэффективной работой. В опросе задавались вопросы об опыте магического мышления, антисоциальном поведении, отвлекаемости и «интровертной ангедонии» или об отсутствии удовольствия от других.

Комики и актеры в одинаковой степени набрали больше баллов, чем не исполнители, почти по всем характеристикам.Единственная разница заключалась в том, что комики с большей вероятностью испытывали ограниченную способность испытывать социальное и физическое удовольствие, но этого не было с актерами. Комедианты в большей степени, чем обычные люди или даже актеры, с большей вероятностью испытывали легкое отвращение к человечеству.

«У комиков был интровертный набор черт, что довольно нелогично, — сказал мне оксфордский психолог Гордон Кларидж, один из авторов. «Актеры постоянно общались».

Важно отметить, сказала Кларидж, что это не означает, что комики психически больны.Фактически, некоторые субъекты действительно испытывали психотические симптомы; они просто разделяли некоторые черты характера с людьми, страдающими психотическими заболеваниями.

Эти характеристики могут помочь комикам «задействовать своего рода нестандартное мышление», — сказал он. «Вместе они составляют основу творческого познавательного стиля».

Макгроу, однако, настроен скептически. Он считает, что исследование поддерживает определенный стереотип «сумасшедшего комика», но не является окончательным.

NBC

«Люди думают, что комедианты — облысевшие люди, но у них развилось чувство юмора, чтобы справиться с этим», — сказал он.«Это убедительная идея, но веских доказательств этому нет».

Он указывает на то, что комики набрали примерно наравне с актерами. По его словам, комедианты — это просто актеры, играющие главную роль в собственном спектакле.

«Речь идет о людях, которых мир театра больше привлекает, чем конкретно комедии», — утверждает он. «Гилберт Готфрид не все время так говорит. Льюис Блэк не ходит на автобусной остановке в ярости ».

Кроме того, в комедии никто не продвигается вперед, будучи «засранцем», как выразился МакГроу.Такое конкурентное поле требует внимательного отношения к расписанию сеансов, часов, потраченных на оттачивание шуток, и сердечного отношения к владельцам клубов.

Лаборатория HURL когда-то изучила 600 новичков и экспертов из Upright Citizen’s Brigade, труппы импровизированных комедий, и обнаружила, что единственная разница заключалась в том, что эксперты были более добросовестными, сказал МакГроу.

«По-настоящему облажавшиеся люди не комедианты, они преступники. Они в тюрьмах, и они не смешные. «Они грустные и злые», — сказал он.

«Нет, есть еще кое-что, что предсказывает успех в комедии.

Гил Грингросс, антрополог из Мексиканского университета, считает, что секрет смешного — в умении. Фактически, он написал, что юмор сам по себе является «показателем интеллекта».

Для исследования 2011 года, опубликованного в журнале Intelligence, Грингросс дал 400 студентам серию вербальных и абстрактно-рассуждающих тестов интеллекта, а затем сравнил их с величайшим в истории критерием веселья: написанием подписей для мультфильмов жителя Нью-Йорка .

Подписи были затем оценены судьями, которые не обращали внимания на любую идентифицируемую информацию участников.

Как он и ожидал, учащиеся, набравшие более высокие баллы по показателям интеллекта, также создали самые забавные подписи. Это имеет смысл. Согласно всем теориям юмора, остроумие предполагает быстрое объединение противоречивых идей воедино, при этом достаточно проницательность, чтобы немного, но не слишком сильно обидеть аудиторию.

«Вам нужно быть умным, чтобы видеть неправильные вещи в мире и исправлять их», — сказал МакГроу. «Умные люди лучше читают и знают больше об окружающем мире.Они могут соединить эти точки ».

«Мужчины больше женщин стараются рассмешить других. Они, как правило, создают или пытаются произвести больше юмора в присутствии женщин ».

Грингросс сказал, что когда он проводил те же тесты с профессиональными комиками, у них был гораздо больший словарный запас, чем у студентов.

И, конечно же, , профессионалы «смогли создать действительно смешную подпись за подписью».

Но — приготовьтесь съежиться, коллеги-феминистки — Грингросс обнаружила, что студенты мужского пола писали больше и смешнее подписей, чем студентки, хотя у мужчин в среднем лишь немного больший словарный запас.

Конечно, могло случиться так, что написание подписей New Yorker — не то, как женщины лучше всего выражают юмор. Или может случиться так, что женщины не чувствуют себя комфортно из-за множества нарушений, какими бы доброкачественными они ни были, в клинических условиях.

Однако эволюционное объяснение состоит в том, что женщины используют юмор как доверенное лицо, чтобы выбрать самых умных помощников из толпы. Очевидно, так мы определяем умственную подготовку, не заставляя мужчин татуировать свои результаты SAT на лбу.

Одна из ключевых частей эксперимента заключалась в том, что на самом деле мужчины пытались пошутить еще человека.В целом они написали больше подписей, поэтому у них было больше общих успехов.

«Мужчины больше женщин стараются рассмешить других. Они, как правило, создают или пытаются произвести больше юмора в присутствии женщин », — сказал Грингросс. «С другой стороны, женщины обычно смеются больше, чем мужчины в целом, особенно когда присутствуют мужчины».

Но юмор может действовать как стратегия соблазнения партнера и для женщин: авторы обнаружили, что участницы, которые начали заниматься сексом раньше или имели большее количество сексуальных партнеров, также создавали более смешные подписи.

И из всех различных целей комедии, это может быть самым разрушительным из всех. Может случиться так, что остроумные шутки, выступления в стойке и комедийные сериалы — всего лишь часть одной большой линии, которую вы никогда не ожидали.

Почему социальная психология должна изучать юмор?

«Я считаю, что это химическая функция юмора: изменить характер нашей мысли».
Lin Yutang

Согласно классическому определению Allport (1954) социальная психология считается научным подходом для понимания и объяснения того, как на отдельные мысли, чувства и поведение влияет реальное, символическое или неявное присутствие других людей (стр. .5). С этой точки зрения социальная психология изучает процессы, в которых люди взаимодействуют друг с другом. В этих пространствах взаимодействия происходят фундаментальные психологические процессы. По мнению социального психолога Сьюзан Фиске (2004), для объяснения этих процессов необходимы пять основных мотивов: принадлежность, понимание, контроль, усиление себя и доверие. В этой структуре юмор понимается как социальное событие, на которое влияют: принадлежность к определенной группе, контекст и люди, участвующие в юмористическом событии.

Юмор присутствует ежедневно и используется для множества функций в повседневных социальных взаимодействиях. В частности, юмор — это способ придать смысл и установить символические социальные границы в конкретном культурном контексте. При подходе с точки зрения социальной психологии ключевыми становятся два основных вопроса: как оценивается информация и как мы используем эту информацию, чтобы делать выводы и суждения. Следовательно, для социальной психологии центральным вопросом является изучение того, как воспринимается юмористический контент и как эта информация используется в социальных взаимодействиях.

Что делает что-то смешное?

Следуя примеру профессора маркетинга и психолога Питера Макгроу, который оценивает что-то как юмористическое, вызывает по крайней мере одну из трех реакций: поведенческую (например, смех), когнитивную (оценку чего-либо как «смешную») или эмоциональную (переживание положительной эмоции развлечения).

Большинство исследований считает, что смешными в разных культурах является представление о чем-то неконгруэнтном, необычном, неожиданном, удивительном или экстраординарном (Martin, 2007).В то же время необходимо понимать, что стимул несерьезный и что он находится в расслабленном контексте с забавными подсказками.

В частности, научное исследование юмора с точки зрения социальной психологии ставит перед психологией ряд проблем. Например, как обрабатывается юмористическое общение? Как развивается чувство юмора? Что заставляет некоторых людей смеяться легче, чем других? Какую роль играет юмор в социальных взаимодействиях? Может ли юмор передать предвзятые идеи? Есть ли связь между юмором и физическим и психологическим здоровьем? Эти вопросы — лишь некоторые из проблем, которые показывают, что полный подход, направленный на описание, объяснение и предсказание юмора, должен учитывать очень разные области исследований в психологии.

Исходя из этих соображений, важно признать, что юмористические ситуации возникают в основном в контексте социального взаимодействия. Люди смеются и шутят больше, когда они с другими, чем когда они одни. В редких случаях юмор возникает сам по себе, и это могут быть псевдосоциальные ситуации, такие как просмотр телевизионной программы, чтение книги или вспоминание чего-то забавного. В социальных взаимодействиях люди взаимодействуют в игровой форме, отдавая предпочтение отношениям с социальной, эмоциональной и когнитивной точек зрения (Bateson, 2005).Вот как можно сказать, что наиболее очевидная функция, приписываемая юмору, заключается в том, чтобы быть средством выражения сочувствия, доброты и вежливости. Однако юмор не всегда действует просоциально, и во многих ситуациях это способ передачи оскорбительных сообщений и нападок на других (Argüello et al, 2016). Другими словами, юмор — это в высшей степени социальное явление, которое может выполнять широкий спектр функций в социальном взаимодействии.

Какие социальные функции может иметь юмор?

Юмористические выражения, такие как шутки или шутки, формируются под влиянием того, что имеет социальное и культурное значение.То есть темы юмора относятся к тому, как общества строят свой мир и устанавливают пределы того, что считается смешным или нет. С другой стороны, юмор используется членами разных социальных групп с разными целями и значениями. Итак, можно ли сказать, что юмор выполняет какую-то социальную функцию?

После исследования Зива (2010) было высказано предположение, что юмор имеет как личные, так и социальные функции. Первая функция — позволить приблизиться к социальным табу, будучи относительно безопасным средством выражения идей по спорным вопросам.Вторая функция — допускать социальную критику и высмеивать институты и отдельных лиц, таким образом являясь средством поддержания статус-кво или внесения изменений в систему. Третья функция — закрепить принадлежность к группе, поскольку это важная основа для социальной сплоченности, общения и начала межличностных отношений.

Четвертая функция — служить защитным механизмом для адаптации к ситуациям высокой интенсивности, таким как страх и тревога. Последняя функция — это интеллектуальная игра, позволяющая проявить обычное логическое мышление, а основная цель — развлечение для развлечения.

Таким образом, можно сказать, что юмор обладает потенциалом для выражения разделяемых культурой идей, будь то с целью простого развлечения, для укрепления общественного порядка или также с намерением выйти за установленные рамки.

Заключительные комментарии

В социальной психологии существует множество интересных исследований, посвященных функциям и эффектам использования юмора. По сути, было сказано, что юмористическое общение может выполнять множество функций, таких как оправдание или отказ от ответственности за совершенные действия, демонстрация ценности или уменьшение стыда, подчеркивание обязательств или освобождение от них (Meyer, 2000).Кроме того, юмор считается одним из предпочтительных инструментов для установления отношений, будь то дружба, случайный секс, ухаживание или брак. Также было обнаружено, что он может способствовать групповому взаимодействию и создавать ожидания в отношении других.

Также было замечено, что юмористическая реклама привлекает внимание и развлекает потребителей. Тем не менее, попытка юмора рискованна, потому что потребители могут быть оскорблены неудачными попытками юмора (Warren & McGraw, 2016).

Существует несколько подходов к социальным функциям юмора, которые отражают важность, которую он занимает во всех проявлениях человеческого существа.И производство юмора, понимаемое как творческий процесс, и его оценка требуют индивидуальных когнитивных механизмов и социальных процессов для понимания. Изучение юмора, особенно в социальной психологии, обязательно относится к анализу динамики между группами и внутри них, а также к исследованию намерений и эффектов, которые могут генерировать различные типы юмора.

Каталина Аргуэлло Гутьеррес, доктор философии.
Социальный психолог и член Международного общества юмористических исследований (ISHS).


Ссылки

Argüello, C; Карретеро-Диос, Н; Уиллис, Дж. Б. и Мойя, М. (2018). «Забавно, если так говорит группа»: групповые нормы смягчают пренебрежительное отношение к юмору. Международный журнал исследований юмора, 33, 3. doi: 10.1515 / humor-2017-0055

Бейтсон, П. (2005). Роль игры в эволюции человекообразных обезьян и людей. В А. Д. Пеллегрини и П. К. Смит (ред.). Характер игры: человекообразные обезьяны и люди (стр. 13–24). Нью-Йорк: Guilford Press.

Уоррен, К.И Макгроу П. (2016). Когда юмористический маркетинг вредит брендам? Журнал маркетингового поведения, 2: 39–67. http://leedsfaculty.colorado.edu/mcgrawp/pdf/warren.mcgraw.2016a.pdf

Fiske, S. (2004). Социальные существа: основные мотивы в социальной психологии. Нью-Йорк: Вили.

Мартин Р. А. (2007). Психология юмора: интегративный подход. Калифорния, США: Elsevier Academic Press. DOI: 10.1016 / B978-012372564-6 / 50017-4

Мейер, Дж. К. (2000). Юмор как палка о двух концах: четыре функции юмора в общении.Теория коммуникации, 10 (3), 310–331. DOI: 10.1111 / j.1468-2885.2000.tb00194.

Зив А. (2010). Социальная функция юмора в межличностных отношениях. Общество, 47 (1), 11–18. doi: 10.1007 / s12115-009-9283-9

Психология юмора и его влияние на рекламу и поведение потребителей — Pop Neuro

«Почему так серьезно? … Давайте улыбнемся на этом лице!» — говорит сам пресловутый шут Джокер.

Юмор лучше всего охарактеризовать как то, что пощекотает чью-то собственную фантазию, в ответ на него срывается взрывы, хихиканье или неконтролируемый смех.Юмор способен поднять настроение любому человеку. Это похоже на комфортную пищу, которой жаждет наша душа.

Когда шутка воспринимается как юмористическая, трудно игнорировать естественные последствия смеха. Хорошо исполненная шутка подобна уравновешенной прогулке по канату. Он полагается на постоянное наращивание, которое приносит удовлетворение, когда ожидания нарушаются. Изобретательность — производитель этих безопасных, но приятных сюрпризов, вызывающих зрелище заразительной положительной энергии.

Секреты юмора носят на рукавах людей, или, в данном случае, на выражениях лиц.То, что может показаться замаскированным развлечением, способно повлиять без предупреждения. Это облегчает общение, умиротворяя любое беспокойство, витающее в воздухе. Или еще лучше, выдавая себя за плацебо-препарат .

Как мы увидим, юмор не только снимает стресс, но и убеждает. Каким образом отцовские шутки, глупые каламбуры или сарказм влияют на поведение потребителей? Давайте сначала погрузимся в психологию юмора.

Психология юмора

Люди постоянно стесняются своих публичных выступлений.Мы начинаем сомневаться:

«Моё дыхание пахнет?»

«У меня в зубах застряла еда?»

«Я слишком долго пожимал им руку?»

Все эти опасения заставляют нас чувствовать, что мы находимся в центре внимания в комнате для допросов с Большим Братом. Неспособные естественным образом укротить свое беспокойство, мы ищем отвлекающие факторы. В этом случае юмор — это сокрушительный удар по нашему дискомфорту. (Алекса, поиграй Майли Сайрус в Wrecking Ball!)

Затем все стрессы снимаются и заменяются приятным ощущением, как кипящая вода в чайнике.Наши заботы и тревоги накапливаются, как давление внутри котла. По мере того, как вода закипает, она гноится на подкладке кастрюли, создавая смесь воспаленных пузырьков. Когда внутри нас накапливается напряжение, мы чувствуем беспокойство или раздражение. Но когда мы открываем носик чайника, выходит пар, издавая крик облегчения. Этот высокий звук имитирует смех, когда у нас есть выход, чтобы выпустить это тепло, утихая пузыри изнутри. В психологии это снятие напряжения известно как теория облегчения .

Это плодотворная метафора для понимания психологии комедии. В преддверии выступления возникает все возрастающее эмоциональное напряжение, которое в конечном итоге снимается через кульминацию. Кульминационный момент, особенно когда он неожиданный, снимает это напряжение и заставляет нас переосмыслить всю предшествующую ему подготовку.

Возьмем, к примеру, американского комика Габриэля Иглесиаса. Искусство изюминки у него в крови. Он начинает как рассказчик, пытающийся привлечь полное внимание аудитории. Как только толпа очарована его повествованием, он ждет подходящего момента, чтобы произнести неожиданную кульминацию.В своем специальном выпуске Aloha Fluffy Иглесиас рассказывает аудитории о своей тактике приближения к женщинам: «Я подойду к женщине, я скажу первое, что придет в голову…» , проходят секунды, « … Эй, ты голоден? » Толпа впадает в истерику. Непредвиденный ответ позволил шутке иметь тот элемент неверного направления, который застал всех врасплох, создав сплоченную среду, наполненную смехом. Та же самая реакция может относиться к нашей повседневной жизни.

Как юмор и теория облегчения применимы к повседневному поведению человека

Рассмотрим этот сценарий.Вы впервые встречаетесь с друзьями своей второй половинки. Мысль о том, что вас не принимают, заставляет вас вспотеть. Вы знаете, что первые впечатления имеют решающее значение, поскольку они определяют высокие ставки с самого начала. С началом вечера вы начинаете задумываться, пройдете ли вы тест на «друга».

К счастью, чтобы сломать лед, выходит колода из карт против человечества . Вы слышите вздох облегчения, напряженные мышцы расслабляются. Наконец, возможность показать, насколько вы близки.

Цель игры — застать всех врасплох, дав забавные ответы на заданные вопросы.Игра начинается с первого вопроса, заполненного пустым полем: «Это лучший момент в моей жизни. Я молод, горяч и полон… »Вы смотрите на свои карты и выбираете из своей стопки« калечащий долг ». В комнате начинает светлеть фырканье и хихиканье. Этот ответ ощущается как старый удар по спине, утешительный знак того, что вы прорвались в круг друзей. В течение следующих нескольких раундов вы сохраняете импульс, чтобы привлечь всеобщее внимание.

Самый популярный альбом этого года — « Daddy Issues » от « Дарт Вейдер. »

Мы так и не нашли« лошадь без ног », но по пути мы наверняка многое узнали о« , из чего бы ни был сделан МакРиб ». »

Большинство американцев не проголосовали бы за кандидата, который открыто « Хиллари Клинтон ».

И толпа сходит с ума. Исчезли испытания друга и напряженные ощущения. Внезапно вас приглашают на праздничные ужины, походы и счастливые часы. Вы мгновенно переходили от незнакомца к друзьям, не оставляя следов своих первоначальных нервов.

Этот опыт демонстрирует, как, сам того не осознавая, пара смеха снимает любое напряжение, а также создает безопасную и комфортную среду для самовыражения. Юмор был отвлечением, заставляющим забыть о стрессах. Вместо этого он сплел недавно обретенную связь между вами и новыми друзьями.

Обычно наша жизнь наполнена юмором и смехом, что подчеркивает элемент общего сочувствия . Давайте заглянем под капот потребительского мира, чтобы понять, как он влияет на поведение потребителей.

Как юмор и комикс в рекламе влияют на поведение потребителей

Вспомните, что юмор может отвлекать. А чтобы отвлечение получилось, оно должно привлекать внимание. И чтобы это отвлечение было максимально эффективным, оно должно быть запоминающимся. Это демонстрирует удивительную универсальность юмора в качестве инструмента убеждения, побуждая бренды создавать привлекательность в рекламе с юмористическим тоном.

Поскольку юмор снимает стресс, мы, как правило, сосредотачиваемся на основных моментах нашего опыта, заставляя нас более охотно вспоминать о счастливых моментах.Это часто приводит к тому, что у нас растет естественная симпатия к тому, что заставляет нас чувствовать себя хорошо. Это чувство резонанса — вот то, как бренды получают сильных поклонников.

Бренды похожи на людей: каждый из них обладает индивидуальностью, которая стремится выделиться среди конкурентов и создать отличительную позицию в сознании потребителя. Что касается брендов, создающих юмористические личности, они стремятся сделать еще один шаг в формировании чувства общности.

Возьмем, к примеру, Geico . Один из самых запоминающихся рекламных роликов Гейко — комедийный ролик Hump Day Camel.У всех нас было ощущение, что у нас самая длинная неделя, чтобы понять, что это едва ли среда. Вот почему среда стала ассоциироваться с Hump Day , поскольку это горб на всю неделю. Рекламный ролик начинается с показа усталых офисных работников после продолжительной рабочей недели. Внезапно по офису начинает ходить говорящий верблюд и напоминать всем, что сегодня День горбов. Зрители были застигнуты смехом над непредвиденным поворотом событий, поскольку никто не ожидал увидеть ликующего верблюда среди удрученных рабочих.

Это привело к взрыву в Интернете мемов и нового сленга среды. Их относительное остроумие создало связь со своей аудиторией, побудив многих присоединиться к подножке, которым является Geico. Чтобы еще раз продемонстрировать, насколько эффективен юмор в брендинге и рекламе, Geico последовательно заняла второе место по процентной доле на рынке автострахования, согласно отчету Национальной ассоциации комиссаров по страхованию за 2019 год.

Aviation Gin также использовала этот метод апелляции.Оказывается, веселые актеры могут повысить продажи компании. С тех пор, как в 2018 году суперзвезда Дэдпул Райан Рейнольдс приобрел огромную долю в компании, продажи и производство выросли на 100%. Результат? Поддерживаемый Рейнольдсом Aviation Gin был приобретен за 610 миллионов долларов в апреле 2020 года. Помимо премиальной репутации, творческое направление бренда превалирует над индивидуальностью Рейнольдса. Рейнольдс очаровывает аудиторию, создавая контент, который заново открывает взгляд аудитории на то, что (на самом деле) делает Aviation Gin таким восхитительным.Его саркастическое поведение повышает привлекательность бренда, создавая больше шума и осведомленности об Aviation Gin, создавая рекламу, которая так же освежает, как стакан джина с тоником с огурцом.

Шутки — это удивительные факторы, которые сбивают с толку, которые вызывают первое впечатление и привлекают наше внимание. Когда мы занимаемся своим днем, мы можем вспомнить и поделиться той запоминающейся рекламой, которая заставила нас хотеть большего.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *