Психология взрослого человека: Психологические особенности взрослого человека | Агафонова Ольга

Автор: | 24.08.1981

Содержание

Психологические особенности взрослого человека | Агафонова Ольга

25/07/2016 Агафонова Ольга

В возрастной психологии взрослость обычно рассматривалась как стабильный период. Э. Клапаред охарактеризовал зрелость как состояние психической «окаменелости». Однако исследования показали, что процесс развития человека не завершается с наступлением взрослости. Н.Н. Рыбниковым для обозначения периода зрелости как самого продуктивного, творческого периода жизни человека был предложен термин «акмеология». Акмеологический период охватывает возраст от 18 до 55−60 лет и отличается от юношеского в первую очередь тем, что в нем завершаются общесоматическое развитие и половое созревание, достигает своего оптимума физическое развитие, он характеризуется наиболее высоким уровнем интеллектуальных, творческих, профессиональных достижений.

В период ранней взрослости строится собственный образ жизни, происходят усвоение профессиональных ролей, включение во все виды социальной активности. В период средней взрослости наступает консолидация социальных и профессиональных ролей. Поздняя взрослость характеризуется дальнейшим установлением социальных и специальных ролей по роду занятий и в то же время их перестройкой, доминированием некоторых из них и ослаблением других.

Период взрослости иначе называют периодом зрелости. Зрелый человек занимает центральное место в общественной и возрастной структуре общества. В этом возрасте, как правило, большинство людей достигает вершины профессиональной и общественной карьеры. Ценности зрелых людей начинают играть ведущую роль в жизни общества и они могут утверждать свои вкусы, образ жизни, стиль деятельности.

Психологически зрелый человек характеризуется шестью чертами: 

  • Зрелый человек имеет широкие границы «Я», активно участвует в трудовых, семейных и социальных отношениях, имеет хобби, интересуется политическими и религиозными вопросами.
  • Зрелый человек способен к теплым, сердечным социальным отношениям, уважению и сочувствию. 
  • Зрелый человек демонстрирует самопринятие, умеет справляться с собственными негативными эмоциональными состояниями, выражая свои мнения и чувства, считается с тем, как это повлияет на других. 
  • Зрелый человек демонстрирует здоровое чувство реальности, опыт и притязания. Зрелые люди воспринимают других людей, объекты и ситуации такими, какие они есть на самом деле.
  • Зрелый человек демонстрирует способность к самокритике, самопознанию и чувство юмора.
  • Зрелый человек способен видеть целостную картину мира благодаря ясному, систематическому и пследовательному выделению значимого в собственной жизни.
  • Зрелая личность отличается высокой ответственностью, заботой о других людях, социальной активностью, имеющей гуманистическую направленность.

Личностный аспект зрелости рассматривается в контексте моральной нормативности поведения. Личные нравственные нормы соответствуют гуманистическим ценностям и являются главными регуляторами поведения и отношений; они настраивают человека на прогрессивное развитие, достижение высоких не только личностных, но и социально-позитивных результатов.

Для зрелой личности характерно выполнение разных социальных ролей, использование роли как инструмента перестройки своего поведения в различных ситуациях. Это означает способность гибко перестраивать свою личность, меняться в разных ситуациях. 

А.А. Реан рассматривает зрелость с разных точек зрения: зрелость индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуума. Можно выделить также интеллектуальную, эмоциональную и личностную зрелость. Автор выделяет такие базовые компоненты социальной зрелости личности, как ответственность, терпимость и саморазвитие, а также интегративный компонент, который охватывает все предыдущие. Этим компонентом является позитивное мышление, позитивное отношение к миру, определяющее позитивный взгляд на мир.

Лиц зрелого возраста характеризует выбор условно гибких совладающих стратегий. У них в наибольшей степени выражено предпочтение стратегии «Поиск социальной поддержки», которая наиболее оптимальна для этого возраста; эту совладающую стратегию отличает широкое «поле применения», а также меньшая «трудоемкость».

Вопросы развития личности в зрелом возрасте становятся наиболее актуальными в связи с неуклонным ростом количества взрослых людей в возрасте около 35-45 лет с психологическими проблемами невротического профессионального и личностного характера. Наблюдается тенденция к увеличению социальной апатии и инфантилизации взрослого населения. Многими психологами отмечается наличие кризиса середины жизни.

Нормативный кризис 30−33 лет обусловлен рассогласованием между жизненными планами человека и реальными возможностями. Человек отсеивает незначимое, пересматривает систему ценностей. Нежелание идти на изменение в системе ценностей приводит к росту противоречий внутри личности. Стабильный период 33−40 лет характеризуется тем, что в этом возрасте человек наиболее успешно делает именно то, что хочет. Он ставит цели и добивается их. Возраст 40−45 лет – кризис середины жизни – этот возраст для многих является кризисным, так как происходит рост противоречий между целостностью мировоззрения и однолинейностью развития. Нередко человек теряет смысл жизни. Для выхода из кризиса необходимо обрести новый смысл – в общечеловеческих ценностях, в развитии интереса к будущему, к новым поколениям. Если человек продолжает сосредоточиваться только на себе и своих потребностях, то это приводит к новым кризисам.
Психологическим содержанием кризиса середины жизни является: обесценивание мечты, переоценка ценностей, исчерпанность одних жизненных смыслов и поиск других, формирование продуктивного отношения к жизни, определяющего последующую самореализацию личности.

Большое значение кризису «середины жизни» придавал Э. Эриксон. Возраст 30–40 лет он называл «десятилетием роковой черты», главными проблемами которого являются убывание физических сил, жизненной энергии и уменьшение сексуальной привлекательности. Успешное разрешение кризиса, по Эриксону, приводит к формированию у человека генеративности (продуктивности, неуспокоенности), которая включает стремление человека к росту, заботу о следующем поколении и о собственном вкладе в развитие жизни на Земле. В противном случае формируется застой, которому могут соответствовать чувство опустошения, регрессия.

Б. Ливехуд называл возраст 35–45 лет своеобразной точкой расходящихся путей. Один из путей – это постепенная психическая инволюция человека в соответствии с его физической инволюцией, другой – продолжение психической эволюции несмотря на физическую инволюцию. Следование первому или второму пути определяется степенью развитости в нем духовного начала. Итогом кризиса должно стать обращение человека к своему духовному развитию, и тогда по ту сторону кризиса он будет продолжать интенсивно развиваться, черпая силы из духовного источника. В противном случае он становится «к середине пятого десятка трагической личностью, испытывающей грусть по старым добрым временам, чувствующим угрозу для себя во всем новом».

При позитивном самоотношении наблюдаются принятие человеком собственной личности в целом, переживание чувства уверенности в себе, ощущение ценности своего «Я». Негативное самоотношение сопровождается стремлением человека поставить себе в вину свои промахи и неудачи, выраженной внутренней конфликтностью, неадекватной самооценкой, интенсивным использованием защитных механизмов.

Кризис «середины жизни» часто сопровождают те или иные депрессивные переживания. Это может быть снижение интереса ко всем событиям или удовольствия от них, апатия; человек может чувствовать систематическое отсутствие или снижение энергии, так что приходится заставлять себя ходить на работу или выполнять домашние дела. Часто встречаются переживания по поводу собственной никчемности, беспомощности. Особое место в депрессивных переживаниях занимает тревога в отношении своего будущего, которая зачастую маскируется тревогой за детей или даже за страну в целом. Нередко депрессивные переживания концентрируются вокруг потери смысла и интереса к жизни.

Нередко люди после 35 лет вдруг решают сменить профессию и идут учиться. Также на возраст «около 40» приходится большое количество депрессий, суицидов, случаев алкоголизма. В этот жизненный период больше всего людей обращаются к духовной практике, к психологам, к религии, задумываются об уже прожитых годах, осознают свои ошибки. Формирование компьютерной аддикции также может стать следствием прохождения личностью очередного жизненного кризиса.

Таким образом, возраст взрослости или зрелости приходится на период от 18 до 55 лет и делится на раннюю, среднюю и позднюю зрелость. Основной психологической характеристикой данного периода является психологическая зрелость личности, выражающаяся высокой ответственностью, социальной активностью, заботой о других людях, развитыми нравственными нормами, адаптивным поведением. Период зрелости включает два нормативных кризиса, связанных с выполнением поставленных задач и достижением промежуточных жизненных целей. Если личность имеет положительное самоотношение, выход из кризиса оказывается благополучным, связанным с постановкой новых жизненных планов. При негативном самоотношении, апатии, связанной с будущим тревоге, потере смысла жизни, депрессивности выход из кризиса может быть найден личностью в формировании разнообразных аддикций, среди которых может быть и признак современности – компьютерная зависимость.

Особенности психологии взрослого человека. — Реферат Рефератович

Реферат по учебной дисциплине «Психология»

на тему: «Особенности психологии взрослого человека».

 

 

    План

1. Введение.

2. Молодость от 20 до 25 лет.

3. Ранняя взрослость от 25 до 40 лет. Кризис 30 лет.

4. Средняя взрослость от 40 до 60 лет. Особенности кризиса 40 лет.

5. Период поздней взрослости от 60 лет и старше.

6. Заключение.

7. Список литературы.

    1. Введение.

    После периода юности процесс формирования личности и индивида продолжается — наступают периоды: молодости и взрослости, зрелости и старости. Необходимо учитывать некоторые специфичные проблемы при ознакомлении с обозначенными периодами особого развития взрослого. Четких рамок каждой стадии, их начала и завершения, не существует — это зависит от закономерностей, созревания организма, инволюционных процессов в нем.

   Человеческий жизненный путь — это история образования и развития личности в известном обществе, современника определенной эпохи, сверстника конкретного поколения. К тому же, периоды жизненного пути помечены изменениями системы отношений и образа жизни, сменой способов воспитания, историческими событиями, жизненной программой и суммой ценностей — смыслом жизни и целями, которыми личность обладает.

   Периоды жизненного пути налагаются на возрастные стадии онтогенеза, при этом в такой мере, что в данное время отдельные возрастные стадии определяются именно как периоды жизненного пути. Ступени общественного обучения, воспитания и образования, которые составляют общность подготовительных периодов жизненного пути, становления личности, являются детерминативными характеристиками периодов созревания и роста индивида.     

   Все, связанное с психологией взрослого человека неясно, противоречиво и нечетко описывается, потому как психология взрослого является одной наименее разработанной из возрастных психологий.  Вопреки большому количеству проведенных исследований в данной области, само явление взрослости остается мало изученным.

   Периодизаций возрастного периода достаточно большое количество. Более содержательно и детально разработаны периодизации развития в детстве и отрочестве — это истоки, время личностных образований, становления психических функций.  В период зрелого возраста уже не будет существенных изменений в психическом развитии. Взрослый человек имеет произвольное внимание, произвольную смысловую память, развитые формы речи, творческое мышление.

   В периодизациях   развития   взрослого человека отражаются представления, в некоторых случаях совсем разные, о решаемых задачах, целостном жизненном пути, кризисах и переживаниях. Все периодизации совершенно индивидуальны. Противоречивость в определении возрастных границ, нижних и верхних, выражается различными принципами построения группировок возрастных периодов: психологическим, антропологическим, физиологическим, демографическим. 

    2. Молодость от 20 до 25 лет.

  Сегодня ученые продолжают дискурс по поводу определения возрастных границ молодости, а также разрешения многочисленных проблем, являющихся «молодежными». Отечественный социолог И.В. Бестужев-Лада считал, что молодежь — понятие, не столь взрослое, как историческое, социальное. К этой категории в разных общественных слоях и в разное время к данной категории относили людей разных возрастов.

   Период молодости берет свое начало в период юности — в отдельных периодизациях данный этап называют «поздней юностью» — 18 — 25 лет. А также данный период называют периодом «человеческой близости».

   Данный период открыт общению — без особых усилий возникают дружеские связи, заводятся знакомства, приходит любовь, образуются семьи. Ведущая деятельность — трудовая деятельность или профессиональная учеба, или обе вместе. Вследствие этого молодежь осваивает нормы профессионально-трудовых умений, отношений меж людьми.

   Данный возраст является устойчиво мировоззренческая социализация — при вырабатывании устойчивых личностных свойств, стабилизации всех психических процессов — у человека образуется устойчивый характер. У молодых людей наиболее наблюдается способность к формулированию эвристических гипотез, творческой деятельности, максимальной работоспособности, потому продвижение в разных областях научных знаний во многом имеет связь с молодежной деятельностью.

  Молодые люди овладевают значительно сложными способами умственной деятельности в самых различных и современных областях техники и науки; в трудовой деятельности — усвоенные умения, навыки, знания, реализуются и получают свое творческое совершенствование и дальнейшее развитие.

   Период молодости является важной ступенью развития интеллектуальных способностей. Наблюдается значительное развитие теоретического мышления, делать обобщения, умения абстрагировать. Возникают квалитативные изменения в познавательной сфере — нестандартный подход к уже существующим проблемам; умение включать индивидуальные проблемы в наиболее родовые, общие; умение ставить конструктивные общие вопросы, в том числе на основании задач, которые не лучшим образом сформулированы. В молодости, развитие интеллекта имеет тесную связь с развитием творческих способностей, которые предполагают не просто усвоение информации, а выражение интеллектуальной инициативы, изобретение в некоторой степени нового.

    Проявление активности в творчестве у молодежи предполагает умение преодолевать общежитейские представления, временами выходить за рамки жесткого логического следования, выводов, обращаясь к необычным аналогиям, связям, более того, свободный поиск нового, снятие различных ограничений, запретов для наиболее полного собственного проявления. В то же время осуществляется сохранение необходимости систематичности и организованности в работе, соблюдения интеллектуальной дисциплины.

   Зародившаяся в отрочестве потребность в самоутверждении, продолжает свое интенсивное развитие в молодости. Доминирующие мотивы самоутверждения проявляют себя в желании молодых людей иметь влияние на иных людей, быть убедительным, авторитетным, контролировать их поведение. Они проявляют себя в желании быть победителем в споре, доказать истину другим, навязать другим собственные решения проблем, вкусы, взгляды, стиль и моду.

    Зарубежные, отечественные ученые, изучающие семью, в настоящее время с беспокойством говорят о её кризисной ситуации. Значительно остро проявление кризиса наблюдается в особых случаях, когда возрастной кризис личности членов семьи совпадает с кризисом интерпсихических отношений в семье. Существуют многочисленные периодизации, в которых указаны отчасти точные возрастные границы различных периодов, однако большее количество исследователей сошлись во мнении, что в большей степени семейное счастье бывает хрупким в первые пять лет и на рубеже пятнадцатого года совместной жизни.

     Молодых людей, образующих семью в этом возрасте, ждёт становление семейной жизни, а также — критический период её формирования. Кризис в интерпсихических отношениях проявляет себя при частых конфликтных ситуациях.

    Выработка жизненного стиля предполагает свободное существование «Я», семейное единение «мы» каждого члена семьи. Современное изучение образа, стиля жизни, указывают на его связь с географико-социальными параметрами жизни: местом жительства и профессией. Это естественные различия, детерминирующие содержание социальной стороны человеческой жизни.

    3. Ранняя взрослость от 25 до 40 лет. Кризис 30 лет.

   В данный период наблюдается неравномерное развитие познавательных психических процессов. У человека, достигшего ранней взрослости, развитие интеллекта осуществляется во взаимодействии с трансформацией и формированием его личности. На рубеже 25 лет психофизическая функция прекращает свое развитие, однако, интеллектуальная сфера продолжает свое развитие еще многие годы.

   Взрослый человек способен обособлено держать под контролем ход развития собственного интеллекта и добиваться значительных результатов, относящихся к творчеству или труду. Благополучие человека обусловлено правильно выбранным родом деятельности, уровнем образования, степенью его одаренности. Данный факт удостоверяет об индивидуально обусловленном характере когнитивного развития человека.

   Непосредственно в период ранней взрослости главными проблемами в эмоциональной сфере, которые требуют обязательного разрешения, являются достижение близости и идентичности. В человеческих отношениях эмоциональная близость является основой любви.

    В период ранней взрослости осуществляется развитие комплекса эмоций — эмоция родительских отношений, которая несет в себе чувство доверия и привязанности, чувство интереса к ребенку, радость от общения с ребенком, чувство гордости за него и восхищения им, особая чувствительность к потребностям ребенка.

    В основном человеческая эмоциональная сфера в данном возрасте уже стабильна и сформирована.

    В период зрелой взрослости значительно велика роль мотивационной сферы, потому как человек вступает во взрослую жизнь, ему необходимо решить многочисленные проблемы — выбор профессии, создание семьи, рождение ребенка.

   В жизни каждого человека создание семьи – это значительный шаг, обусловленный мотивами — материальный расчет, любовь, моральные соображения, духовная близость, психологическое соответствие. При создании семьи будущее человека будет зависеть от его ценностных ориентировок.

    При определении человеком своего будущего, также важную значимость имеет выбор профессии. Делая данный выбор человек опирается на родительские установки, практические соображения, интерес к профессии, ориентацию на установившуюся систему ценностей, с возрастом изменяющуюся, желание реализовать свои способности.

    Исследователями подмечено — романтически окрашенные ценности сменяются наиболее практичными ближе к 30 годам. Ведущими становятся внешние факторы мотивации труда — материальное поощрение и заработная плата. Человек уже корректирует свой уровень притязаний и жизненные ценности, реально оценивает собственные возможности.

    Самооценка, «Я-концепция», самосознание обусловлены личностным самоопределением в роли родителя, гражданина, сексуального партнера, супруга, профессионала.

  Соответственно с осознанием своего психологического возраста, профессиональной ориентации, физических особенностей, социальными и основными личными установками к целостной «Я-концепции» присоединяются новообразования, отражающие зрелость личности.

   В период ранней взрослости возникает нормативный кризис 30–33 лет, обусловленный несогласованностью меж реальными возможностями человека и его жизненными планами. В данном возрасте осуществляется переоценка жизненных ценностей, при этом, отсеиваются не имеющие важности ценности. Все это детерминировано изменением представлений о собственной жизни, в некоторых случаях наблюдается полная потеря интереса к вещам, имеющим ранее значимость, изредка даже разрушение прежнего образа жизни.

   Данный тридцатилетний кризис часто называют кризисом смысла жизни. В сущности, именно с периодом тридцатилетнего кризиса большей частью связан поиск жизненного смысла. Данный поиск и весь кризис свидетельствуют о интериоризации от молодости к взрослости. Вместе с тем, проблема смысла жизни образуется уже на начальном этапе молодости, изредка, при развитости личности, даже в подростковом возрасте. Также, зачастую эта проблема встает и в период взрослости.

   Периоду ранней взрослости свойственно самосовершенствование, освоение профессиональной деятельности, создание семьи, воспитание детей, особенность организации досуга, которая способствует воплощению в жизнь нереализованного потенциала личности.

   Таким образом, любой сфере активности человека свойственен специфический характер общения и деятельности: труд – общественно-полезная деятельность, семья – разнообразие и концентрация интерпсихических отношений, досуг – реализация потенциала личности.

    Главный фактор развития в этот период — трудовая деятельность, а главные задачи ранней взрослости — создание семьи и самоопределение.

    4. Средняя взрослость от 40 до 60 лет. Особенности кризиса 40 лет.

    В период средней взрослости человек оказывается в условиях, которые психологически разнятся с прежними. К данному времени он накапливает значительный профессиональный и жизненный опыт; дети повзрослели и отношения с ними изменяются, носят иной характер; родители, нуждающиеся в помощи, стареют.

    В человеческом организме осуществляются естественные для этого возраста физиологические изменения, требующие к ним адаптации. Данным изменениям свойственны: ухудшение общего самочувствия, зрения, замедление реакций, у мужчин ослабевает сексуальная потенция, женщины вступают в период климакса — некоторые переносят его крайне тяжко и психологически, и физически.

   Работа психофизических функций снижается, но на функционировании познавательной сферы человека это не отражается. Работоспособность, оставаясь на прежнем уровне способствует сохранению творческой и трудовой активности. В период средней взрослости еще развиваются способности, имеющие связь с повседневной и профессиональной деятельностью.

  В данном периоде интенсивность естественных изменений интеллектуальной сферы человека обусловлена образованием и одаренностью, противостоящие старению, замедляя ход естественных изменений. Важнейшим приобретением данного возраста является состояния мудрости — способность справляться с неопределенностью, умение оценивать информацию и события в наиболее масштабной связи, чем ранее.

   Эмоциональная сфера имеет неравномерное развитие. Период средней взрослости — это возраст расцвета творческих способностей, карьеры, семейной жизни. Главенствующую позицию занимает труд, он является значимым источником чувств человека. Благополучность трудовой деятельности обусловлена эмоциональным состоянием. В данном возрасте человек наиболее подвержен стрессу, нежели в молодые годы, чаще испытывает чувство одиночества, страдает от депрессии. Более того, он все чаще задумывается о смерти, об исходе его времени.

   Наблюдается изменение структуры мотивации — человек стремится тут же получать результат — действовать без промедления — незамедлительное удовлетворение собственных потребностей. Основные потребности — это корректировка деятельности, реализация собственного творческого потенциала, подготовка к обеспеченной и спокойной жизни в старости, необходимость передать опыт следующему поколению, забота о сохранении теплых отношений с друзьями и родными. В следствие этого происходят переоценка и осмысление жизни в целом, коррекция установившейся системы ценностей в семейной, профессиональной и личной сферах.

    Наблюдается преобразование «Я-образа» развивающейся личности в «Я-образ», который имеет связь с развитием близких людей — сослуживцев, учеников, детей.

   Ведущий вид деятельности — благоприятная профессиональная деятельность, труд, обеспечивающие личностную самоактуализацию человека. Важнейшую значимость приобретают стабилизирующиеся отношения в семье, с супругом, проблемы помощи детям.

    В данный период возникает сорокалетний кризис или «кризис середины жизни». Человек критически оценивает себя и переоценивает собственные достижения. Большинство людей ощущает, что «время потеряно, жизнь прошла бессмысленно». В следствие этого наблюдается развитие депрессивных состояний.

    Мнение многих людей сходится в том, что до сорока лет — это период лучших лет жизни, а после сорока – это период огромной «черной дыры», в которой они проведут остаток собственной жизни. Также, считают, что в данном возрасте прекращается развитие человека, его нравственный рост, что человек «за сорок» вынужден расстаться с юношескими мечтами, планами в отношении личного счастья, семейной жизни, профессиональной карьеры. По мнению американского психолога Р. Кесслера, данное мнение ошибочно. Он считает средний возраст лучшим временем человеческой жизни — уже не беспокоят тревоги молодых людей, и еще не тревожат недомогания и болезни пожилых.

     Многие исследователи придерживаются мнения Кесслера и считают сорокалетний кризис скорее исключением, нежели правилом. Большинство людей переход к среднему возрасту преодолевают спокойно, для них данный период — это период переопределение целей. Данная переориентация способствует сравнению себя с иными людьми, которые ставили схожие цели в идентичной профессиональной деятельности.

   Вместе с тем, возраст средней взрослости для многих становится кризисным в следствие возникновения роста противоречий меж однолинейностью развития и целостностью мировоззрения, таким образом теряя смысл жизни. При возникновении кризиса, исключительным решением создавшейся ситуации является обретение нового смысла — в развитии интереса к новым поколениям, к будущему, общечеловеческим ценностям.

    При «зацикливании» на себе, через некоторое время человека начинаю беспокоить болезни, наблюдается зарождение нового кризиса. Считается, что сорокалетнему кризису более подвержены люди, избегающие самоанализа, использующие механизм отрицания, не замечающие перемен в организме и жизни. По мнению американских ученых, среди состоятельных людей кризис среднего возраста возникает чаще, нежели среди представителей рабочего класса и малоимущих.

    5. Период поздней взрослости от 60 лет и старше.

   Множество исследователей период старше 60 лет называют геронтогенезом — периодом старения. Геронтология — наука, изучающая данный возраст, это область знаний, которая изучает процесс человеческого старения.

   Старость — заключительная ступень человеческой жизни. Достигших данного возраста людей, подразделяют на группы — люди пожилого возраста, люди старческого возраста, долгожители.

   Период пожилого возраста считают транзитным состоянием от зрелости к старости. Его главная особенность — процесс старения, запрограммированный генетически. В период пожилого возраста физически человек менее силен, нежели прежде. Наблюдается уменьшение общего запаса энергии, ухудшение деятельности иммунной и сосудистой систем — осуществляется общее старение организма человека. Большая часть сенсорных функций ухудшается — осуществляется изменение в развитии познавательной сферы. Наблюдается большей частью нарушение интеллектуальных функций. Динамика данных изменений зависит от особенностей личности, индивидуальных факторов, области профессиональной деятельности.

   Мышление пожилых людей значительно развито, потому как, связанная с ним память, базируется на логических связях.

  В эмоциональной сфере наблюдается проявление бесконтрольного усиления аффективных реакций, склонность к беспричинной слезливости и грусти. Человек погружается в себя, эгоцентричен, менее чуток; менее способен справиться с возникшими трудностями. Женщины становятся более практичными, агрессивными, властными, а мужчины — пассивными.

   Зачастую, у пожилых людей возникают мысли о смерти, но наступления этого дня они не боятся.

   Пенсионный возраст меняет роль и положение человека в обществе, что оказывает влияние на его мотивационную сферу. Мотивация шестидесятилетнего человека — это потребность в созидании и передаче духовного наследия, потребность в самореализации. После семидесяти лет возникает иная актуальность —  поддержание здоровья на должном уровне. Проявляется интерес к занятиям живописью, музыкой, коллекционированию.

   Важнейшим для пожилых людей являются семейные отношения, придающие им ощущение прочности, стабильности, защищенности, определяя его горести и радости.

   «Я-концепция» в период старости тоже испытывает изменения. Собственное будущее, настоящее, прошлое, человек стремится объединить, проследить связи меж событиями своей жизни. У человека с деятельной и жизнерадостной «Я-концепцией» в поздние годы также наблюдается продолжение развития личности, проявление к жизни бодрого подхода, замедляющего процесс старения.

   В период поздней взрослости сохранность трудоспособности человека зависит от продолжительности его трудовой деятельности. Сформированные способы деятельности, уровень образования, способности, физическое здоровье также влияют на сохранность трудоспособности. Большинство известных ученых, художников, писателей, музыкантов до значительной глубины старческого возраста вели плодотворную деятельность.

  Определяющие поведение пожилых людей, обстоятельства — это тип личности, пол, снижение психофизических возможностей, материальное благосостояние, градационный уход из активной социальной жизни, осознание надвигающегося жизненного окончания, одиночество, потеря близких людей. Физический мир пожилого человека сужается, наблюдается резкий религиозный интерес.

   Ведущим фактором развития в данный период является ориентация на творческую активность и самоактуализация «Я». Реализовать и сохранять собственный творческий потенциал человек способен до глубокой старости при удачливом сочетании способностей, высокого уровня образования, природных особенностей организма, творческой работоспособности и активности.

    6. Заключение.

   В течении всей своей жизни человек растет, взрослеет, становится зрелым и стареет. Данные процессы сопровождают изменения в сознании, а именно, каковы психологические роли он проигрывает, его реакция на различные вещи. Безусловно, в каждом возрасте применяют индивидуальные методы изучения и воздействия на человека, и возрастная детская психология имеет значительное отличие от взрослой психологии.

   Циклически в жизни каждого человека возникают кризисы возраста — одна система взглядов и ценностей искажается и заменяется немного другой. Такое явление осуществляется в течение всей жизни. В этом ее смысл — это эволюция.

   При возрастном развитии возникающий кризис обозначают по-разному — кризис развития, возрастной кризис, кризисный период. Однако, данные обозначения являются условным наименованием переходных этапов возрастного развития, которым свойственны резкие психологические изменения. Инвариантно от обстоятельств и желаний человека данный кризис может возникнуть неожиданно. Но для одних людей он протекает в меньшей степени болезненно, а для некоторых – бурно и открыто.

   Процесс социализации взрослого человека в психологии рассматривается как значимый и проявляется прерывисто в сравнении с детской социализацией.

  Таким образом, разработки суждения о комплексном изучении человека и построения на основании его возрастной периодизации развития остается теоретической разработкой. Сколь бы ни проводили исследования, разнообразные анкетирования, однако, в целом, психология взрослого никогда не смогут изучить так, как психологию ребенка.

    7. Список литературы.

1. И.Ю. Кулагина, В.Н. Колюцкий, Возрастная психология. Полный жизненный цикл развития человека. Уч. пособие. – М.: ТЦ «Сфера», 2004. — 464с.

2. Психология развития. / Под ред. А.К. Болотовой, О.Н. Молчановой. – М.: , 2005. —  524 с.

3. О.О. Косякова, Возрастные кризисы. / О.О. Косякова. — Ростов н/Д.: Феникс, 2007. — 224 с.

4. Психология человека от рождения до смерти. Полный курс психологии развития / под ред. А.А. Реана. — СПб.: Прайм-Еврознак, 2005. — 416 с.

5. Е.Ф. Рыбалко, Л.А. Головей, Практикум по возрастной психологии. Уч. пособие. — С.-Пб.: Речь, 2008. – 704 с.

6. Е.Е. Сапогова, Психология развития человека. – М.: Арт-Пресс, 2006. – 460 с.

Как психология взрослого развития может изменить общество — Нож

Мотивационные спичи и тренинги, основанные на позитивной психологии, предлагают прислушаться к себе, верить в успех и следовать за мечтой. Нам советуют заниматься непрерывным обучением, проходить психотерапию и прорабатывать детские травмы.

Никогда раньше у нас не было так много способов оценивать и развивать собственное «я». Но мы по-прежнему плохо понимаем, что это означает.

Что такое психология развития

Раньше ученые были уверены, что наше психическое развитие останавливается, когда проходит молодость, а с годами оно плавно переходит в деменцию. Теперь мы знаем, что это не так.

Создателем теории когнитивного развития был швейцарский психолог Жан Пиаже. Во время преподавания в парижской школе он заметил, что дети разного возраста делают одни и те же ошибки. Постепенно он пришел к выводу, что мышление ребенка от младенчества до пубертата проходит через общие для всех стадии.

Сначала мы полагаемся на органы чувств, учимся оперировать предметами и символами, затем начинаем понимать чужую точку зрения и строить абстрактные рассуждения. Последняя стадия, которую описал Пиаже, наступает к 12–15 годам, когда мы осваиваем формальную логику.

Реальность не дается нам как что-то неизменное, она меняется на каждом из этих этапов. Мы видим вещи не такими, какие они есть, — скорее такими, какими мы есть. В глазах смотрящего — не только красота, но и остальные качества наблюдаемого объекта.

Долгое время психологи считали, что развитие человека прекращается примерно к 25 годам, сразу после формирования префронтальной коры. Конечно, мы можем освоить новые навыки — научиться играть на скрипке или говорить на идише, — но ничего радикально нового с нами не произойдет. После Пиаже появилось множество исследований, которые оспорили это утверждение.

Психология взрослого развития стала изучать, как мышление человека меняется на протяжении всей жизни. Речь не просто о небольших и поверхностных изменениях, а о перестройке картины мира. Меняется не только «о чем», но и «как» мы думаем.

Если стадии развития ребенка более-менее универсальны, то мышление взрослых может развиваться по совершенно разным траекториям или надолго застрять на определенной стадии.

Роберт Киган из Гарвардского университета называет эти стадии «уровнями комплексности сознания». Каждый следующий уровень включает в себя предыдущий: мы видим уже не просто отдельные деревья, но и лес, а затем и целую экосистему. Базовый закон развития сознания — это усложнение. Это смена старых шаблонов мышления, а не просто приобретение новых навыков.

Следующую ступень после формальной логики психологи назвали постформальным мышлением. Если обычная логика позволяет прослеживать закономерности внутри определенной системы, то постформальная логика может выйти за ее пределы.

Мы учимся иметь дело с противоречием и парадоксом — видеть сразу несколько точек зрения и понимать их относительную правоту. Жизнь уже не кажется борьбой плохих парней против хороших: даже если я прав, это не обязательно означает, что ты ошибаешься.

Современная жизнь сталкивает нас с задачами, которые могут быть решены только на этом уровне. Глобальный мир, в котором перемешаны разные культуры, с точки зрения формального мышления выглядит бессмысленным и хаотичным. Конфликты между странами и идеологиями, глобальное потепление и другие мировые проблемы нельзя понять, пользуясь только одной системой взглядов.

При этом, согласно исследованиям Майкла Коммонса из Гарвардского университета, лишь 20 % жителей развитых стран могут рассуждать на уровне постформального мышления.

Это редко признают. Обычно люди считают, что каждый может и должен думать примерно одинаково. Люди предполагают, что каждый может и должен рассуждать с помощью простых правил базовой логики («если — то», «или — или»), и этого достаточно. Но на самом деле это не так.

— Майкл Коммонс, психиатр

Как развивается мышление

В 1995 году психолог Роберт Киган выпустил книгу под названием «Выше головы». Этой фразой он подчеркивал расхождение между сложностью задач, которые ставит перед нами современный мир, и сложностью нашего мышления.

Уже нельзя просто найти работу, завести семью и соответствовать определенным общественным ожиданиям — сами эти ожидания становятся запутанными и противоречивыми. Если бы жизнь была школой, никто из нас не смог бы получить в ней диплом.

Киган пытается донести до нас идею, которая может и впечатлить, и вызвать отторжение. Согласно его теории, то, как мы привыкли смотреть на мир, решать повседневные проблемы и строить отношения с окружающими — это не просто наши личные характеристики, а черты определенной стадии в развитии мышления. В своей психологической модели он выделил три такие стадии:

  • Социализированный разум

Личность определяется отношениями с культурой или группой. Главным мотивирующим фактором является одобрение других. То, как меня воспринимают другие («они думают, что я глупый»), сразу же становится частью внутреннего опыта («я глупый»). Формируется в подростковом возрасте, когда человек перестает ставить собственные интересы выше всего остального.

  • Самоавторствующий разум

Имеет собственную систему ценностей, принципов и правил поведения. Может сделать шаг в сторону от своего окружения и относиться к нему критически. Формирует представления о реальности на основе доказательств, а не только мнений. Признает, что другие люди имеют разные, но одинаково действительные системы убеждений.

  • Самотрансформирующийся разум

Способен оценивать ситуацию с разных точек зрения и выбрать, какая из них подходит для данного момента. Настороженно относится к любой законченной идеологии или системе убеждений. Может удерживать в фокусе противоречия между конкурирующими взглядами и видеть их относительную правоту. Постоянно подвергает сомнению не только чужое, но и собственное мнение.

Киган описал психологический механизм, с помощью которого осуществляется переход с одной стадии на другую: то, что было субъектом на одной стадии, становится объектом на следующей.

Сначала нас определяют отношения с окружающими, а затем мы сами начинаем определять эти отношения. Сначала нас определяют идеи и убеждения, а потом мы сами определяем эти идеи.

О чем-то похожем говорил Фрейд: «где было Оно, должно стать Я». Но и само «я» в конце концов становится неустойчивым механизмом приспособления к реальности, который постоянно меняется и эволюционирует.

Чтобы выйти на новый уровень осмысления реальности, необходимо приостановить старые шаблоны мышления.

Рассуждения Кигана невозможно целиком подтвердить или опровергнуть — это скорее внутреннее, феноменологическое описание процесса развития сознания, а не строгая научная теория. Но другие современные исследователи указывают на ту же самую логику, используя более точные методы. Ученые по-разному делят и определяют стадии взрослого развития, но мало кто сомневается в том, что они существуют.

Это не просто еще один вопрос для отвлеченных академических обсуждений. Психология взрослого развития может изменить то, как мы воспринимаем образование, политику и общественные отношения.

Общество всеобщего развития

Если вы терпеть не можете иерархии, разговор о «стадиях развития» может показаться еще одной репрессивной идеологией, которая хочет поработить вашу свободную мысль. Но интересно, что этот разговор всерьез начинают вести именно в самых демократичных и эгалитарных странах мира.

«Точно так же, как Швеция стала пионером с точки зрения гендерного равенства и экологической ответственности, мы можем стать им с точки зрения человеческой мудрости и зрелости», — пишут шведские ученые и представители бизнеса. Если общество будет поддерживать непрерывное развитие взрослых, то оно сможет повысить качество жизни, укрепить демократию, смягчить социальные конфликты и увеличить шансы на решение общемировых проблем.

Возможно, это звучит спорно. Как можно делить людей на более и менее развитых, а тем более использовать для этого государственный аппарат перевоспитания? Разве не это дорога к тоталитаризму?

Мы легко соглашаемся, что некоторые люди лучше разбираются в математике или ядерной физике, но редко готовы считать себя менее «развитыми», чем другие.

Наверное, поэтому психология взрослого развития до сих пор мало обсуждается — а если выходит на поверхность, то в упрощенном виде тренингов по мотивации и личностному росту. Но это обсуждение все-таки стоит начать.

В книге «Нордический секрет» экономист Лене Андерсен и предприниматель Томас Бьйоркман показывают, как Швеция, Норвегия и Дания прошли путь от отсталых аграрных стран к современным индустриальным демократиям. Огромную роль в этом сыграла идея Bildung — универсального образования, которое направлено на развитие индивидуальности и независимого мышления. В конце XIX века по всей Скандинавии появились сотни народных школ — своеобразных ретрит-центров для личностного роста.

Эти школы помогли подготовить людей к новому миру, в котором им предстояло самим руководить своей жизнью, а не просто следовать за авторитетом.

В Европе проблема личного развития постепенно становится предметом широкого обсуждения. В Лондоне появилась некоммерческая организация Perspectiva, которая пытается привлечь внимание мировых лидеров к идее взрослого развития. В Швеции возникла партия Initiative, основанная на взглядах метамодернистских теоретиков Эмиля Фрииса и Даниэла Горца.

С их точки зрения, пора перейти от государства всеобщего благосостояния к государству всеобщего развития — создать общество, которое ценит и создает условия для психологического роста. Появление курсов медитации в школах и бесплатная психотерапия — только первые шаги.

Политические проблемы никогда не бывают только политическими. Они всегда являются также эмоциональными, психологическими и, вероятно, «духовными» проблемами. Политика игнорирует самые фундаментальные вопросы человеческой жизни — вопросы, связанные со смыслом, целью и трансцендентностью. Если мы действительно хотим преобразовать общество, к личному развитию людей следует относиться всерьез.

— из манифеста организации Alter Ego

Согласно исследованиям Роберта Кигана, большинство из нас застревает где-то на средних стадиях психологического развития. Но это не закон природы. Более свежие исследования говорят, что сегодня многие выпускники вузов находятся на той же стадии, которую их родители достигали только в среднем возрасте.

Чем сильнее усложняется общество, тем больше необходимость в новых способах думать и действовать.

Менять свои шаблоны мышления трудно, больно и неприятно. Это всё равно что похоронить свою прежнюю личность. Одной силой воли тут не обойтись — нужны благоприятные условия, время и социальная поддержка. Здесь мало помогают простые лайфхаки или краткосрочные психологические курсы.

Если скоро мы действительно сможем жить до 200 лет, как обещают некоторые геронтологи, психологическое развитие взрослых станет самой актуальной темой ближайшего столетия. Возможно, в результате мы сможем не только уберечь себя от Альцгеймера, но и стать немного мудрее.

новости, психология, возраст, отношения, любовь и семья

Восемнадцать лет — именно такой возраст определяет взрослых людей. Но порой бывает так, что человек давно достиг совершеннолетия, однако так и не стал взрослым. 

Чувствовать себя ребенком, несмотря на то, что человеку далеко за тридцать, а если речь идет о лице преклонного возраста, то «вечно молодым» — не всегда хорошо. Хорошо это тогда, когда человек молод по силе духа, но полностью осознает себя взрослым. Умение искренне радоваться, наличие оптимизма, желание идти только вперед и простой инфантилизм — разные понятия. И если в первом случае люди не унывают, обладают повышенной работоспособностью и неподдельным интересом к окружающему миру, при этом психический, физический и социальный статус равен их возрасту, то во втором — попросту незрелы, и все необдуманные действия совершают по этой причине.

Так какие же черты характеризуют взрослого, зрелого человека? Вот 7 основных из них.

1. Независимость от чужого мнения

Взрослый, самодостаточный человек не боится того, что о нем подумают другие. Он не ищет оценки со стороны, ему достаточно мнения своего внутреннего «Я». Но при этом он никогда не станет действовать в ущерб окружающим. Демонстративное поведение с целью понравиться окружающим или вызвать всплеск эмоций (попросту, зависть) — ребячество.

2. Самоконтроль

Взрослый человек не зависит от поощрений, а запрет для него — не пустой знак, которому нужно слепо следовать. Самоконтроль заключается в полном осознании своих эмоций и поступков, в умении их регулировать, думая о последствиях. Зрелый человек, прежде чем совершить то или иное деяние, взвешивает все «за» и «против», тщательно обдумывает, заглядывая в перспективу. Необдуманные действия происходят ввиду отсутствия самоконтроля, а, следовательно, из-за психической незрелости.

3. Самокритика

Самовлюбленность и нарциссизм — главные составляющие инфантилизма, а трезвая оценка своих плюсов и минусов, сильных и слабых сторон — черта взрослого человека. Взрослый прекрасно понимает, какие нюансы его личностного портрета нужно подправить, доработать, а какие являются достоинствами. 

4. Умение находить компромисс

Дети, особенно подростки, не умеют идти на уступки, находить выход из сложившейся ситуации, чтобы все задействованные лица остались в плюсе. Это прерогатива взрослых. Сюда же относится и умение «сглаживать» конфликтную ситуацию, находить альтернативный выход.

5. Ответственность

Брать на себя такую ношу, целиком и полностью оценивая все риски, могут только психологически зрелые люди. Следовательно, только взрослый человек может, к примеру, заводить семью, растить детей, так как это является огромной ответственностью.

6. Полная самостоятельность

Это абсолютная психическая, физическая и финансовая независимость. О самостоятельности не может идти и речи, если человек не способен сделать выбор без указания, совета или направления извне (чаще регуляторами выступают родители). Отдельного внимания требует тот факт, что самостоятельный взрослый человек не нуждается в финансовом обеспечении сторонними лицами. К слову, привычка постоянно лезть в денежные долги — признак инфантилизма.

7. Интегральное мировоззрение

Это говорит о том, что человек способен не просто делать выводы и заключения, основываясь на собственном восприятии окружающей действительности, а ощущать себя ее частью, ставить себя на место других в той или иной ситуации. Простой пример: слепое критиканство, когда человек, не добравшись до сути, не рассмотрев происходящее со всех ракурсов, делает поспешные выводы, а порой и осуждает — ничего общего с интегральным мировоззрением не имеет.

Фото: Pixabay

Автор: Сергей Туманов

Психологические признаки взрослого человека — Вероника Хлебова

Друзья, я сформулировала некоторые ориентиры, которые вы можете использовать в тестировании своей взрослости.

Прошу вас, не нужно давать себе оценку. Просто примите к сведению, где еще требуется некоторая работа, чтобы немного подрасти.

Я убеждена,что взрослому человеку легче быть взрослым, а не ребенком. Попробуем опереться на свою пользу, и перестанем оценивать себя как плохих.

1. Ребенок берет, а взрослый умеет не только брать, но и отдавать.

2. Ребенок принимает поддержку без благодарности, потому что считает ее разумеющейся.
Взрослый умеет ценить тот ресурс, который ему отдают. Поэтому переживает благодарность.

3. Ребенок не умеет ценить. Ему кажется, что взрослым легко, они не затрачивают усилий.
Взрослые люди умеют ценить не только свои усилия. Они смогли дорасти до того, чтобы смочь ценить усилия других людей.

4. Ребенок нуждается в другом человеке, который удовлетворит его нужду.
Взрослый находит, как удовлетворить свою нужду.

5. Ребенок глобализирует. Если мама сердилась, он скажет «мама злая». Взрослый остается на уровне восприятия процессов, не глобализируя. Я сейчас злюсь, ты сейчас злишься. Все это происходит потому, что ты чем-то недоволен, и я могу быть недоволен.

6. Ребенок вообще не видит мать живым человеком. Она просто функция, которая ему «должна». Поэтому он ждет от других людей внимания и заботы, не заботясь о наличии у них ресурсов.
Взрослый человек осознает, что у каждого человека есть набор ресурсов, которым он распоряжается. Именно он решает, какое количество ресурсов отдать.

7. Ребенок не дорос до осознания ответственности. Поэтому вместо него принимают решения другие люди, заботясь о нем.
Взрослый человек способен брать ответственность. Он признает ответственность за свои чувства, потребности и выборы.

8. Ребенок делает другого человека грандиозным. Он грандиозно добрый. Или грандиозно злой.
Взрослый человек никого не делает грандиозным. Он видит другого человека настоящим, реальным, в каждый момент времени.

9.Ребенок нуждается в опыте взрослого. Он опирается на опыт взрослого. Взрослый человек наращивает свой опыт, уважает его и опирается на него.

10. Ребенок нуждается в том, чтобы его отражали, признавали отдельность и, сохраняя привязанность, поддерживали сепарацию.
У взрослого человека достаточно ресурсов и мотивации поддерживать свои отношения, и сохранять свою отдельность.

11. Ребенок не может справляться со своими эмоциональными состояниями, ему нужен взрослый, который успокоит, поддержит, даст разрешение переживать чувства.
Взрослый быстро идентифицирует свои чувства, нужды,может их назвать. Ему не нужно разрешение,чтобы считать их ценными и значимыми.

То есть у ребенка нет своих ресурсов справиться со своими ограничениями. Ему нужен Взрослый, который ему поможет пройти все рифы взросления. Нужен такой взрослый, который сам все эти рифы прошел.

Если его родитель не взрослый, не зрелый, ребенок не взрослеет, его сепарация не происходит, грандиозность в восприятии мира сохраняется.

При этом накапливается много страха и агрессии перед «своим» взрослым, и на «своего» взрослого, которые спрятаны защитами. Страх и агрессия потом проецируются на других людей.

Автор рисунка: Вероника Лобарева

Похожее

Психология взрослого человека

Возрастное обезвоживание  в свою очередь приводит к иссушению  кожи. Она становится более чувствительной к раздражениям и солнечным ожогам, теряет мягкость и приобретает матовый  оттенок. Иссушение кожи также препятствует потовыделению, которое регулирует поверхностную температуру тела.

Ощущение и восприятие, слух, зрение В процессе старения большинство сенсорных функций у человека существенно ухудшается. Однако это происходит далеко не у всех. Характер и степень ослабления сенсорных функций могут сильно различаться, что прежде всего связано с индивидуальными особенностями и той деятельностью, которой занимаются люди. Вкусовые ощущения почти не меняются, обоняние ухудшается.

Те интеллектуальные функции  человека, которые сильно зависят  от скорости выполнения операций, обнаруживают спад в период поздней взрослости. У людей, достигших этого возраста, возрастает время реакции, замедляется  обработка перцептивной информации и снижается скорость когнитивных  процессов. Подобная медлительность может  быть вызвана изменениями личностных характеристик человека.

Основой памяти в старческом возрасте является логическая связь, а  поскольку логическая память самым  тесным образом связана с мышлением, можно предположить, что мышление пожилых людей весьма развито. Пожилые  люди запоминают то, что для них  важно и может пригодиться  в жизни.

Поздняя взрослость имеет  свои положительные стороны в  отношении развития и трансформации  когнитивной сферы. Но не у всех лиц, достигших данного возраста, динамика когнитивной сферы имеет одинаковый характер, в процессе которой формируются  признаки мудрости.

Снижение познавательной деятельности у людей, достигших  поздней взрослости, может быть обусловлено  разными причинами, прямыми (снижения интеллектуальных характеристик относятся  заболевания мозга, например болезнь  Альцгеймера (вызывающее слабоумие  заболевание, при котором происходит прогрессирующее разрушение клеток головного мозга, особенно корковых) и сосудистые поражения мозга) или  косвенными (общее ухудшение здоровья человека, низкий уровень его образования, отсутствие мотивации к познавательной деятельности).

Среди причин, обусловливающих  снижение интеллектуальных характеристик  человека, ведущее место занимает деменция — приобретенное слабоумие. Это целый комплекс нарушений, включающий дефекты познания, прогрессирующую  амнезию и изменения личности, связанные с наступлением старости. Среди причин, обусловливающих старческое слабоумие, очень много субъективных, в том числе психологических. Некоторые пожилые люди твердо уверены, что потеряют память и окажутся не в состоянии делать то, что им удавалось ранее. Они заранее  начинают ожидать, что станут беспомощными и зависимыми от других и частично потеряют контроль над собственной  жизнью. Старики нередко воображают, что их судьба полностью отдана на волю случая или находится в чужих  руках. Люди, которые так думают, действительно часто утрачивают компетентность и контроль над обстоятельствами. У них меньше самоуважения, они  проявляют меньшее упорство и  реже пытаются достичь необходимых  результатов.

Подводя итог рассмотрению особенностей интеллектуальных характеристик  у людей преклонного возраста, необходимо заметить, что динамика характеристик когнитивной сферы  у лиц, достигших этого возрастного  периода, зависит в значительной степени от субъективных факторов (физических, социальных и психологических), и  в первую очередь от особенностей личности конкретного человека.

Аффективная сфера.

Для периода поздней взрослости характерны специфические изменения  в эмоциональной сфере человека: неконтролируемое усиление аффективных  реакций (сильное нервное возбуждение) со склонностью к беспричинной грусти, слезливости. У большинства пожилых  людей появляется тенденция к  эксцентричности, уменьшению чуткости, погружению в себя и снижению способности  справляться со сложными ситуациями. Исследования калифорнийских ученых показали, что люди, обладающие эмоциональной, психологической устойчивостью  и активностью в 30 лет, энергичны  и в 70 лет.

Пожилые мужчины становятся более пассивными и позволяют  себе проявлять черты характера, более свойственные женщинам, в то время как пожилые женщины  становятся более агрессивными, практичными  и властными. Некоторые исследования обнаружили общие тенденции склонности пожилых людей к эксцентричности, уменьшению чуткости, погружению в  себя и снижению способности справляться  со сложными ситуациями.

В старости ослабление аффективной  сферы человека лишает красочности  и яркости новые впечатления, отсюда — привязанность пожилых  людей к прошлому, власть воспоминаний.

Предстарческие психозы  возникают в возрасте от 45 до 60 лет  и проявляются либо депрессией, либо бредом ущерба и преследования. Депрессия  оборачивается тревогой, мнительностью, уверенностью в тяжелом, неизлечимом  заболевании. Речь таких больных  обычно возбужденная, сверхэмоциональная. Нередки попытки к самоубийству. Предстарческие психозы могут быть спровоцированы трагическими ситуациями или тяжелыми соматическими состояниями человека. Со временем и при соответствующем лечении острые тревожно-депрессивные и бредовые проявления утихают, сменяются унылым пессимизмом, занудливым беспокойством по пустякам, ослаблением памяти и снижением интеллекта, но не обязательно слабоумием.

Несмотря на то, что психические  проявления нивелируются, в поведении  человека по-прежнему наблюдается постоянная настороженность, подозрительность, беспричинная ревность, преувеличенная обидчивость.

Следует отметить, что пожилые  люди испытывают меньшую тревогу  при мысли о смерти, чем относительно молодые, они думают о смерти часто, но с поразительным спокойствием, боясь только, что процесс умирания будет длительным и болезненным.

Мотивационная сфера.

Выход на пенсию изменяет положение  и роль людей в обществе, оказывая влияние на развитие мотивационной  сферы пожилых людей. С каждым десятилетием происходит корректировка  целей, мотивов и потребностей.

Чем старше человек, тем больше ослабляется его связь с обществом. Человеку все труднее становится самостоятельно удовлетворять свои потребности в жизнеобеспечении, все больше требуется внимания и  заботы со стороны других людей.

Человек, перешагнувший 60-летний рубеж и имеющий крепкое здоровье, во многом движим все еще теми же потребностями, что и в более  молодом возрасте. К ним относятся: потребность в самореализации, созидании  и передаче наследства (духовного  и/или материального) следующему поколению, активное участие в жизни общества, ощущение полезности и значимости для  него.

После 70 лет на передний план выходит другая потребность —  поддержание физического здоровья на приемлемом уровне. У человека пропадает  желание участвовать в общественной жизни, происходит сосредоточение интересов  на своем внутреннем мире. В то же время интерес к коллекционированию, занятиям музыкой, живописью, то есть к  тому, что называют хобби, у пожилых  людей не ослабевает. Несмотря на то что с возрастом проблемы со здоровьем усугубляются, человек и после достижения 90 лет может (и должен) продолжать проявлять интерес к жизни, находить новые занятия, позволяющие использовать свои возможности наилучшим образом.

Чувство удовлетворенности  жизнью в старости является важным показателем психологического и, в  частности, мотивационного здоровья человека, которое проявляется в наличии  у него интереса к жизни и потребности  жить дальше.

Как показали психологические  исследования, удовлетворенность человека жизнью в поздней взрослости и  успешность приспособления к ней  зависят от множества факторов. К  ним относятся: здоровье, экономическое  положение, позитивное функционирование, реализация потребности в удовлетворении, которое раньше давала работа.

Другим важным фактором, влияющим на степень удовлетворенности  пенсионера своей жизнью, является экономическое положение.

Особое значение в период поздней взрослости приобретают  семейные отношения (наиболее значимыми  являются супружеские отношения, отношения  с детьми и внуками, с братьями и сестрами), которые дают человеку ощущение защищенности, стабильности и прочности, позволяют почувствовать  себя более устойчиво, во многом определяя  радости, горести и заботы пожилого человека.

Старики испытывают особенную  потребность проводить много  времени в размышлениях о том, как прошла их жизнь (включая брак, детей и внуков, карьеру, достижения, социальные отношения), и оценках  того, что они оставят после  себя людям. Это дает им возможность  подготовиться к спокойному принятию смерти.

 

 


Что есть психологическая свобода взрослого человека?

В контексте беседы о психологическом развитии личности и ее становлении давайте затронем такую важную тему, как свобода, являющуюся одновременно главнейшим показателем качества развития индивида.

Что есть свободная личность? В первую очередь это тот человек, который не поддается чужому влиянию. Им нельзя манипулировать, им невозможно управлять по своему разумению. И это именно то, что делает личность действительно независимой. Такая свобода великая ценность и для самого человека, и для его окружения. 

В чем же ценность такой свободы для его окружения? Дело в том, что если ты не поддаешься на попытки внешних манипуляций, не «ведёшься» на капризы жены, упреки родителей, наезды начальников, ты немедленно становишься для всех «неудобной подушкой», на которой невозможно спать. Но если неизменно придерживаться такой позиции, то рано или поздно она принимается твоим окружением и оно, хочет того или нет, но начинает ей следовать.

Значительный пласт психологов исходит из гипотезы о том, что личность человека не является монолитной, а состоит из множества частей (субличностей), которые, в зависимости от обстоятельств нашего роста, поочередно занимают главную позицию в управлении нашим поведением. 

Это и является предметом нашего сегодняшнего обсуждения, а именно, те самые этапы, которые неизменно проходит личность для того, чтобы, либо стать свободной, либо зависимой. 

Три этапа развития человека.

1. Ранний этап развития, обстоятельства, при которых возникает пара Ведущий + Ведомый.

Ребенок, в силу своего положения, по определению зависит от взрослого. Он не может обслуживать свои потребности и потому нуждается в ведущих, которыми чаще всего бывают родители. На этом этапе неизменно возникает целая серия ограничений его поведения, которая иногда продиктована разумными мерами безопасности, а иногда и нет. 

Взрослый человек управляет ребенком посредством заботы — эмоционального обмена и речи. 

2. Более поздний этап на котором появляется Представитель Родителя (значимый взрослый). 

Это следующий этап возникновения зависимости Ведущий + Ведомый, когда помимо родителя появляется тот, кто порой даже более властен над маленькой личностью, чем даже Папа или Мама. Этот Представитель Родителя (учитель) получает влияние по причине того, что участвует в обучении ребенка и тем самым становится авторитетом, к мнению которого нужно прислушиваться и желаниям которого нужно подчиняться. 

На этих двух ранних этапах, в результате постоянного взаимодействия с ведущими, вырабатывается поведение индивида, которое определяется условиями его роста, и, как правило, это то поведение, которое в значительной мере определяется ожиданиями значимых взрослых. Это означает, что ребенок ведет себя так, как его научили обстоятельства, которые во многом возникали вопреки его собственной воле. В это же время формируется то, что можно назвать матрицами поведения, и именно эти матрицы чаще всего становятся неосознанными моделями нашего последующего взрослого поведения. Считается, что на втором этапе зарождаются и основные субличности, задача каждой из которых — эффективное взаимодействие со значимыми взрослыми. 

Вот вполне знакомый многим пример конфликтного взаимодействия со Значимыми Персонами. Так, если первоклашка часто слышит мат в своей семье, то с большой степенью вероятности он начнет демонстрировать то же поведение в школе, поскольку считает поведение Значимого Взрослого приемлемым. Однако в школе, учитель, услышав такое, наверняка скажет ребенку, что это плохо, что употреблять такие выражения не следует, даже если мама или папа делают это в кругу семьи. 

Подобное конфликтное событие неизменно преобразуется в голове ребенка в определенную манеру поведения, цель которого сохранить хорошие отношения со значимыми взрослыми и, в зависимости от того, кто именно в тот момент обладал большим авторитетом, в его сознании останется та или иная реакция на нецензурную брань. То есть победит либо родитель, либо заместитель родителя. И от этого авторитета будет зависеть, чей именно голос в дальнейшем будет неосознанно определять вашу реакцию — мамы или школьной учительницы.

Подобные наставления из детства знакомы большинству из нас. 

Каковы же наиболее распространенные средства воспитания, которые по совместительству являются средством управления ведущим со стороны ведомого? Вот эти средства, которые хорошо известны всем нам:

  1. Непререкаемый авторитет Значимого Взрослого. 
  2. Эмоциональное воздействие на ребенка — через стыд, чувство вины, страх. 
  3. Манипуляция (я думала ты любишь свою Маму, а ты вот как поступаешь!).

И все это построено на зависимости — естественном желании ребенка быть любимым, откуда происходит его желание понравится значимому Ведущему. 

Вследствие такого воспитания в психике ребенка появляются отдельные субличности, ответственные за взаимодействие с разными Значимыми Взрослыми, которые чаще всего этими взрослыми успешно управляются, ибо всегда «заточены» на поиск компромисса со стороны ребенка. Приводит это к тому, что стандартные и чаще всего неосознаваемые схемы поведения, намертво застревают в нашей голове и определяют в дальнейшем уже взрослую жизнь личности. 

Так и получается, что большинство из нас, являясь уже взрослыми людьми, вполне удовлетворяются этими привычными поведенческими паттернами, чаще всего даже не задумываясь о том, что по сути, наше поведения до сих пор управляется, как реальными, так и виртуальными значимыми персонажами из нашего детства. Здесь и спутники жизни выбранные в полном соотвествии с заданными нам родительскими программами семейной жизни, и начальники, которые почти всегда непостижимым образом точно знают, насколько сильно на нас можно давить, наши дети, которые получают от нас вместо любви те же самые программы поведения, навязанные нам ранее.  

3. Третий этап развития личности который можно назвать Я САМ / Я САМА. 

Этот этап может быть двояким и приводить к совершенно различным результатам.

В одном случае этот этап может стать началом формирования истинно свободного и независимого человека, когда все значимые взрослые и их ценности подвергаются критическому осмыслению и в результате, либо отсекаются, как ненужные и нецелесообразные, либо принимаются и становятся собственными осмысленными ценностями. Это значит, что некритично принятые ранее извне интроекты, проходят ассимиляцию и становятся  гармоничной и неотъемлемой частью личности.  

В другом случае, который увы, является  намного более частым, происходит имитация становления личности. Человек или идет через бунт, который фактически является тем же принятием роли значимых взрослых ( то есть той же зависимостью, но с противоположным знаком), либо по варианту, в котором зависимость становится естественной частью жизни, принимается как должное и неизбежное, а чаще и вовсе не осознается. Такой путь знаком многим и является тем путем, по которому в основном и следует социум. 

Но что же такое человек свободный и независимый?

Девизом поведения такой личности является выражения Я САМ ? Я САМА. Прошлые отношения со значимыми взрослыми сыграли свою необходимую роль и ушли окончательно. Жизнь управляется другими инструментом, а именно, самостоятельным поведением взрослого человека. Именно этот инструмент является целесообразным с точки зрения требований нашей личной истории. Такому человеку уже никто не может навязать свои желания и предпочтения — он исходит из первоочередности своих собственных интересов. 

С подобного «здорового эгоизма» начинается подлинная свобода личности. 

К сожалению, в нашем мире истинно свободные люди большая редкость, в то время как психика большинства «застревает» на втором этапе развития. Именно поэтому большинство из нас всю жизнь находится в бесконечном поиске все новых значимых ведущих, все новых зависимостей, и всегда с легкостью находит их. 

По этой причине мы живем чужими идеалами и ценностями и неизменно «ведемся» на необходимость соответствовать этим чужим представлениям о нас самих. Удивительно, но в большинстве случаев мы сами делаем этот неосознанный выбор в пользу зависимых или созависимых отношений, такова чудовищная сила программы, усвоенной нами в детстве. 

И это одна из самых главных причин, по которым большинство из нас с радостью выбирает несвободу.

Статья написано по материалам лекции психотерапевта Папуша Михаила Павловича.

Комментировать через Facebook

Comment

Психологические услуги для взрослых | Кливлендская клиника

В Центре поведенческого здоровья клиники Кливленда высококвалифицированные специалисты с широким опытом работы предоставляют широкий спектр услуг, отвечающих индивидуальным потребностям человека. Наши клинические специалисты включают психологов, лицензированных независимых социальных работников, лицензированных профессиональных клинических консультантов и лицензированных независимых консультантов по химической зависимости. Клинические специалисты работают с психиатрами и практикующими медсестрами в рамках междисциплинарного командного подхода.

Людям со сложными умственными, эмоциональными и психосоциальными проблемами, которые мешают повседневному функционированию, мы предоставляем комплексную оценку и лечение в заботливой и поддерживающей среде. Наш подход к лечению объединяет сильные стороны и ресурсы для улучшения общего функционирования и качества жизни.

Признавая прочную связь между разумом и телом, наше лечение также направлено на то, чтобы помочь людям улучшить общее самочувствие. Наша цель — помочь людям укрепить навыки и поведение, чтобы оптимизировать результаты для здоровья, улучшить самочувствие, эффективно справляться со стрессовыми факторами и укрепить эмоциональную устойчивость.

Наши службы расположены в главном кампусе Cleveland Clinic и в удобных местах проживания.

Что мы лечим

Консультации, диагностика, оценка и лечение (индивидуальные, групповые, супружеские пары и семья) предоставляются взрослым, которые испытывают трудности, связанные с:

  • Расстройства адаптации
  • Взрослый СДВГ
  • Тревожные расстройства
  • Хроническая боль / болезнь
  • Пары / семейные вопросы
  • Депрессия
  • Расстройства пищевого поведения
  • Горе и потеря
  • Медицинские условия
  • Расстройства настроения
  • PTSD
  • Проблемы взаимоотношений
  • Сексуальное насилие
  • Нарушения сна
  • Расстройства, связанные со стрессом
  • Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ
  • Управление весом

Программы

Психологи для взрослых также работают в следующих отделениях, программах и центрах Кливлендской клиники:

Свяжитесь с нами

Чтобы записаться на прием в службу психологии взрослых и обсудить возможные варианты приема, позвоните нашим координаторам по номеру 216.636.5860.

Психология взрослых | Поведение | Онлайн-курсы

Как вы, наверное, заметили, большинство теорий развития сосредотачиваются на детстве и взрослении, а затем мало что говорят о том, как развиваются взрослые. И все же желание развиваться — часть человеческой натуры. Таким образом, психологическое развитие взрослых часто является результатом индивидуальных намерений и усилий. Другими факторами, влияющими на это, являются изменение, которое вносит новые влияния, потребности, давления и адаптации, желание самореализации, которое побуждает человека находить средства самовыражения и достижений, которые соответствуют его или ее конкретным желаниям, и влияние других, например, группа, друзья, социальные группы и т. д.у каждого из них есть свои ожидания, способы поведения и отношения, которые будут влиять на развитие человека.

Шлоссберг (1984) считает, что не возраст определяет то, как мы развиваемся, а жизненные события и наш опыт в них. Он определил следующие проблемы как критические на любом этапе нашей жизни:

  • принадлежащий
  • чувство ценится
  • автономия
  • компетенция
  • идентичность
  • интим
  • обязательство
  • обновление (личная энергия).
По мере того, как эти проблемы возникают в нашей жизни, мы можем быть мотивированы развивать новые навыки, знания, отношения и развивать новое поведение для их решения. Хотя они говорят: «Вы не можете научить старую собаку новым трюкам», на самом деле старая собака может научиться новым трюкам, если для этого есть мотивация. Человеческие существа могут психологически развиваться на любом этапе жизни, даже на смертном одре.

Поздние этапы Эриксона — переход к взрослой жизни


Эриксон предложил серию стадий развития через детство и юность, ведущих к стадии развития, когда человек переходит из юности во взрослую жизнь.
Эта стадия обычно охватывает возраст от 18 до 30 лет, и может наблюдаться следующее:

  1. Психосоциальный кризис возникает там, где близость или изоляция
  2. Значимые социальные отношения развиваются как партнеры в дружбе и сексуальных отношениях
  3. Благоприятные результаты включают в себя способность устанавливать близкие и прочные отношения, сотрудничать и делиться ресурсами, а также брать на себя карьерные обязательства.
  4. Неблагоприятные последствия — социальная и личная изоляция, страх близости и совместного использования

Стадии взрослой стадии более расплывчаты, чем детские стадии, и люди могут сильно отличаться друг от друга.Задача — добиться близости, а не изолированности. Близость — это способность быть рядом с другими как друг, любовник и участник общества. Вы знаете, кто вы, и вам не нужно бояться «потерять» себя, как это делают подростки. Боязнь обязательств на этом этапе — признак незрелости. Сегодня это может быть не так очевидно, поскольку во многих обществах люди откладывают свадьбу и создание семьи. Например, я оставлю детей, пока не продвинусь по карьерной лестнице, или я не выйду замуж, пока не стану владельцем собственного дома и т. Д.и т. д.

Молодому человеку больше не нужно так много «проявлять» себя. Молодые люди могут не чувствовать необходимости быть в паре, в то время как другие могут попытаться установить идентичность, будучи парой, например. «Я ее парень». Итак, два независимых эго образуют нечто большее, чем они сами.

Для молодых людей часто делается акцент на карьере, городской жизни, разрыв отношений из-за мобильности и характера современной жизни может затруднить установление интимных отношений.Это может означать, что люди часто перемещаются на протяжении всей своей жизни и не развивают чувство общности. Эриксон называет дезадаптивную форму распущенностью. Это склонность к слишком свободному и легкому вступлению в интимные отношения без какой-либо глубины близости. Это означает не только физическую близость. Это может быть дружба / отношения с соседями и друзьями, а также с любовниками.

Злокачественное новообразование называется исключением, которое представляет собой тенденцию изолировать себя от дружбы, общества и любви, а также развивать «ненависть», чтобы компенсировать свое одиночество.Если вам удастся успешно пройти этот этап, вы разовьете добродетель, которую Эриксон называет любовью. Любовь означает способность устранять различия и противоречия посредством «взаимной преданности». Это означает любящих друзей, соседей, любовников, сотрудников и так далее.

Возможно, вас заинтересует ….

В чем разница между детским психологом и взрослым психологом? | Работа

Андра Пичинку Обновлено 15 января 2021 г.

В некоторых из лучших больниц и частных клиник есть детские, подростковые и взрослые психологи для удовлетворения потребностей всех возрастных групп.Дети — это не просто крошечные взрослые. Они часто сталкиваются с психическими и поведенческими проблемами, которые требуют иного подхода, чем те, с которыми сталкиваются взрослые. Если не лечить, эти расстройства могут повлиять на их способность учиться, общаться и расти как личности.

Совет

Клиническая психология взрослых занимается эмоциональными, умственными и поведенческими проблемами, с которыми сталкиваются взрослые на разных этапах жизни. Детская психология, для сравнения, сосредотачивается на потребностях психического здоровья младенцев, малышей и подростков.

Если вы планируете работать в этой сфере, вы должны сначала выбрать область специализации. Хотя всем психологам нужна докторская степень, они могут пройти дополнительное обучение в одной или нескольких областях. Вот что вам следует знать о различиях между детским психологом и взрослым психологом и почему это важно.

Области специализации в психологии

Психологи используют свой опыт для понимания мыслей и поведения людей. Они помогают людям преодолевать трудности, справляться со стрессом, лучше работать и вести более счастливую жизнь.Их обязанности и ответственность зависят от их специализации. После выпуска у вас есть возможность сузить фокус до одной или нескольких областей. Американская психологическая ассоциация (APA) признает 18 специальностей в этой области, включая, но не ограничиваясь:

  • Консультативная психология
  • Судебная психология
  • Реабилитационная психология
  • Клиническая детская и подростковая психология
  • Школьная психология
  • Геропсихология

Например, клиническая психология детей и подростков фокусируется на психических, эмоциональных и поведенческих проблемах, с которыми сталкиваются дети и подростки.Это может быть стресс, издевательства, депрессия, горе и многое другое. Геропсихология, с другой стороны, занимается проблемами психического здоровья пожилых людей. Те, кто работает в этой области, также исследуют влияние старения на мозг и лечат людей с нейродегенеративными заболеваниями, такими как деменция.

Тревога, депрессия и другие психические расстройства могут одинаково влиять как на детей, так и на взрослых. Однако для каждой возрастной группы требуется свой подход к диагностике и лечению. Например, подростки могут прибегать к наркотикам, плохо учиться в школе или заниматься саморазрушающим поведением, когда имеешь дело с депрессией.

Для сравнения, пожилой человек в депрессивном состоянии может испытывать замешательство, есть меньше обычного или сообщать о всевозможных болях без четкой физической причины, поясняет Национальный институт старения. Одно и то же расстройство может проявляться по-разному у людей разного возраста.

Будучи будущим психологом, вы можете выбрать специализацию при поступлении на соискание степени доктора философии. (Доктор философии) или психиатр. (Доктор психологии) программа. Как правило, те, кто занимается Psy.D. степень ориентации на клиническую практику.Кандидат наук. В программах на получение степени больше внимания уделяется исследованиям, и их выполнение занимает больше времени, отмечает Университет Уолдена.

Что такое клиническая психология взрослых?

Клиническая психология, одна из крупнейших областей в этой дисциплине, специализируется на профилактике, диагностике и лечении психических расстройств. Как клинический психолог, у вас будет возможность решать сложные человеческие проблемы и помогать людям изменить свою жизнь к лучшему. Ожидайте лечения пациентов с эмоциональными расстройствами, шизофренией, биполярным расстройством, психическими расстройствами, связанными со стрессом, и т. Д.

В этой области психологии есть несколько специальностей, таких как гериатрия, психическое здоровье взрослых и поведение детей. Например, некоторые клинические психологи могут использовать свои знания, чтобы помочь пациентам справиться с ограниченными возможностями или хроническими заболеваниями, в то время как другие работают со студентами колледжей. Психологи взрослых занимаются проблемами психического здоровья взрослых. Они могут включать посттравматическое стрессовое расстройство, паническое расстройство, проблемы с настроением, психические проблемы, связанные с физическим здоровьем, злоупотребление наркотиками и другие состояния.

Университет штата Пенсильвания (штат Пенсильвания) предлагает докторскую программу по клиническим наукам. Кандидаты могут изучать клиническую психологию детей или взрослых. Клинический курс для взрослых позволяет студентам получить исследовательский опыт и узнать больше о диагностической оценке, когнитивно-поведенческой терапии, психопатологии и других связанных темах. Аналогичные программы для начинающих психологов есть в Хьюстонском университете, университете Вандербильта и Тихоокеанском университете.

После окончания учебы вы можете открыть собственную практику или работать в больницах и поликлиниках.По данным Бюро статистики труда США (BLS), более трети психологов работают не по найму. Обратите внимание, что во всех штатах требуется профессиональная лицензия. Как правило, взрослые психологи, желающие получить лицензию, должны получить докторскую степень и пройти стажировку. Согласно BLS, они также должны работать под наблюдением лицензированного психолога в течение одного или двух лет.

Роль детских психологов

Около восьми миллионов детей в США страдают излечимым психическим расстройством, но только половина из них получают лечение или консультации, говорится в исследовании, проведенном в феврале 2019 года в JAMA Pediatrics.Малыши и подростки часто сталкиваются с эмоциональными и поведенческими проблемами, которые могут повлиять на их психическое благополучие, успеваемость в школе и социальное развитие. Здесь может помочь детский психолог.

Детская психология фокусируется на потребностях психического здоровья детей на разных стадиях развития, от рождения до подросткового возраста. Эта дисциплина изучает изменения, которые происходят на каждом этапе, и то, как они влияют на поведение ребенка. Он также решает когнитивные, социальные, эмоциональные и поведенческие проблемы, с которыми сталкиваются дети.

Те, кто выбрал эту карьеру, работают с младенцами, малышами, детьми и подростками. Они диагностируют и лечат психические заболевания, выявляют поведенческие проблемы и помогают пациентам справиться с травмами, стрессом или тревогой. Эти специалисты также стремятся понять, как семья и школьная среда влияют на развитие ребенка, говорится в сообщении APA.

Еще в 1920-х годах Жан Пиаже пришел к выводу, что дети на разных этапах развития по-разному думают и видят мир. Детские психологи досконально знают эти аспекты, что позволяет им помогать малышам и их семьям.

Требования к образованию для детских психологов

Как упоминалось ранее, психологи США должны получить докторскую степень, чтобы работать в этой области. Хотя можно устроиться на работу со степенью магистра, получив степень доктора философии. или Psy.D. предоставит вам больше возможностей. В зависимости от ваших карьерных целей вы можете получить степень магистра или доктора клинической психологии со специализацией в детской психологии.

Колледж Уильяма Джеймса, например, дает студентам возможность пройти психологический экзамен.D. программа с концентрацией CFAR. CFAR означает «Дети и семьи невзгод и устойчивости». Он направлен на удовлетворение потребностей детей в психическом здоровье, которые борются с ограниченными возможностями, бедностью, насилием в семье и другими невзгодами.

Доктор философии штата Пенсильвания. Программа также включает курсы детской психологии. Студенты проходят подготовку по клинической оценке и вмешательству ребенка, нейропсихологии, психопатологии развития и другим смежным областям. Они должны пройти 12-месячную стажировку, аккредитованную APA, прежде чем получить докторскую степень.Стажировка проходит на шестом или седьмом году обучения.

Лицензионные требования одинаковы для всех психологов, независимо от их специальности. Однако законы различаются в зависимости от штата. Например, психологи из Коннектикута должны пройти аккредитованную APA докторскую программу, получить как минимум один год опыта работы под руководством и сдать экзамен на профессиональную практику в области психологии. Они также должны сдать экзамен по юриспруденции, состоящий из 25 вопросов.

Психология взрослых | Герцог Психиатрия и поведенческие науки

Когнитивно-поведенческая терапия взрослых (КПТ) Концентрация

Обзор

CBT Concentration обеспечивает акцент в полной модели диалектической поведенческой терапии (DBT) примерно 40% времени или 2 дня, а также один полный день ротации оценки в Duke Collaborative Access Clinic (DCAC) с упором на здоровье населения.После того, как интерны выберут Duke, интерны ранжируют свои предпочтения в отношении одной или двух других незначительных ротаций, чтобы разнообразить свой клинический опыт в зависимости от их интересов. Стажеры по концентрации когнитивно-поведенческой терапии будут обучаться в течение года стажировки для проведения индивидуальной оценки и предоставления научно-обоснованной когнитивно-поведенческой терапии для людей с настроением, тревожностью, травмами, употреблением психоактивных веществ и расстройствами личности. Стажеры пройдут обучение в нескольких клиниках, чтобы получить разнообразный опыт. Ротации рассчитаны на год, что позволяет более трудным пациентам посещать в течение года для долгосрочного ухода.

Диалектическая поведенческая терапия (DBT) Акцент

Все стажеры CBT проходят обучение DBT, однако количество пациентов — это пациенты с множественной диагностикой (например, с ПРЛ) и пациенты с менее сложными представлениями. Чаще всего излечиваются такие диагнозы, как настроение, тревога, травмы и расстройства личности. Все стажеры пройдут обучение по проведению CBT и DBT в амбулаторных условиях Duke.

Стажеры могут быть одним из руководителей еженедельной группы DBT для пациентов с пограничным расстройством личности или других подходящих диагностических категорий, борющихся с эмоциональной дисрегуляцией.Совместное руководство группой DBT обеспечивает дополнительное обучение осознанности, терпимости к стрессу, регулированию эмоций и навыкам межличностной эффективности. Стажеры посещают еженедельные двухчасовые встречи группы консультантов DBT в дополнение к одному часу еженедельного индивидуального супервизии DBT.

В целом, основные цели программы для стажеров включают более глубокое понимание когнитивных, поведенческих, биологических и эмоциональных аспектов настроения, тревожности и расстройств личности; развитие навыков когнитивно-поведенческой оценки и лечения этих расстройств; и успешное устное и письменное общение с другими медицинскими работниками.

Кураторский факультет DBT:

Duke Collaborative Access Clinic (DCAC) и здоровье населения

Ротация DCAC предоставляет уникальные и очень разнообразные возможности для оценки и краткого психотерапевтического обучения. DCAC предлагает специализированное обучение, посвященное изучению ценностно-ориентированного ухода и моделей интегрированного ухода. DCAC предлагает быстрый доступ, оценку и краткую терапию, чтобы помочь улучшить обслуживание многих, кто обращается за психиатрическими услугами в Duke Health.Стажер будет компетентен в адаптации оценок (например, PHQ-9; GAD-7; меры PROMIS и т. Д.), Клинических собеседований и краткосрочной терапии (например, КПТ, ACT и т. Д., Когда и по мере необходимости) для удовлетворения конкретных потребностей. клиента.

Уникальность этой ротации заключается в том, что каждый клиент будет сильно варьироваться в зависимости от возраста (например, возраст 18-98), расы, этнической принадлежности, SES, гендерной идентичности, сложности со стороны здоровья и состояния / потребностей психического здоровья. Таким образом, эта ротация заставит стажера быстро, творчески и задумчиво подумать о своей работе и о том, как лучше всего защитить каждого увиденного клиента.Стажер может рассчитывать на три приема и переносить два-три случая краткосрочного лечения в течение своего клинического дня. Они также могут выбрать последующее наблюдение с некоторыми клиентами для более длительной терапии в их временные интервалы CBT / DBT. Супервизия следует рамкам развития, чтобы встретиться со стажерами там, где они находятся, а время супервизии курируется с учетом межличностного процесса и социальной справедливости.

Кураторский факультет DCAC

Стационарная консультация

Стажеры проходят специальную подготовку по применению современных методик КПТ, основанных на принципах, в стационарных условиях, где один интерн будет работать консультантом по психологии в многопрофильной команде нового стационарного отделения психиатрии Duke в региональной больнице Duke.

Стажер узнает, как оказывать совместную помощь, работая с психиатрическими бригадами отделения, чтобы сформулировать цели для одноразового психотерапевтического вмешательства и / или оценки и прямого проведения кратких целенаправленных вмешательств со стационарными пациентами. Запросы на консультацию и клинические презентации пациентов широко различаются, что позволяет всесторонне развивать навыки концептуализации случая и гибко реагировать на современные вмешательства КПТ с упором на навыки и стратегии DBT.

Для стажеров, заинтересованных в получении клинического образования, будут возможности провести неформальное обучение современным стратегиям КПТ для студентов-медиков, ординаторов и медперсонала в стационарном отделении DRH.

Руководитель: Джереми Гроув, доктор философии

Амбулаторная КПТ / поведенческая активация / меры внимательности

Стажеры будут изучать современные методы когнитивно-поведенческой терапии, направленные на регулирование эмоций и процессы вознаграждения при серьезных депрессивных и других расстройствах настроения.Стажеры будут участвовать в групповых встречах и супервизии, чтобы узнать, как трансформировать знания из исследований когнитивной нейробиологии, включая функциональную нейровизуализацию, чтобы лучше понимать и улучшать психосоциальные вмешательства, включая когнитивно-поведенческие и внимательные вмешательства.

Руководитель: Мория Смоски, PhD

Центр расстройств пищевого поведения Duke

Центр расстройств пищевого поведения Duke (DCED) занимается лечением состояний, при которых нарушается доверительное и отзывчивое отношение к себе и, в частности, к своему телу.Помимо расстройств пищевого поведения, таких как нервная анорексия, нервная булимия, расстройство избегания / ограничения приема пищи (ARFID) и компульсивное переедание, мы уделяем особое внимание другим психосоматическим расстройствам, таким как педиатрическая боль. Это направление также включает в себя помощь людям в том, чтобы они чувствовали себя увиденными и понятыми как подлинные «я». Таким образом, основное внимание в нашей работе уделяется работе с семьями людей, которые отождествляют себя с разными идентичностями, чтобы способствовать принятию и пониманию.

У нас есть еженедельный дидактический семинар и еженедельные групповые встречи с психиатрами, специалистами в области семейной медицины, социальной работы, подростковой медицины и психологии для обсуждения сложных случаев и координации помощи.Мы лечим людей в возрасте от трех лет и старше, поэтому стажеры могут самостоятельно выбирать этапы развития, с которыми им комфортно работать, или использовать это как возможность испытать свои навыки в новой возрастной группе. Новые исследования и разработки в центре включают клиническое испытание NIMH для детей в возрасте от пяти до девяти лет с ARFID; родительская группа для родителей трансгендеров или подростков различного пола, онлайн-группа средней школы для ARFID; и интеграция DukeLine в практику стажировки для возможности супервизии (DukeLine — это текстовая линия анонимной поддержки сверстников для обученных студентов, поддерживающих других студентов).

Руководители

Проект совместного обучения коллег по нейрохирургии

Программа объединяет интернов-психологов / ординаторов-психиатров с ординаторами нейрохирургии в духе предоставления поддержки 1: 1 в форме обработки опыта интенсивной профессиональной подготовки и потенциального приобретения новых навыков для управления новыми ролями и обязанностями. Стажеры имеют возможность следить за резидентами нейрохирургии, в том числе в операциях, обходах и других местах, чтобы по-настоящему понять жизнь резидента нейрохирургии.Разработка коротких дидактических презентаций по конкретным темам, определенным резидентами как области, в которых они хотели бы развиваться, а также содействие обсуждениям в небольших группах, связанных с этими презентациями, также будет частью ротации.

Эта ротация может включать другие возможности и усилия нашей группы реагирования на COVID, разработанной в марте 2020 года.

Руководители

Программа СДВГ

Стажеры будут иметь возможность провести оценку и краткое вмешательство когнитивно-поведенческой терапии для взрослых с СДВГ и сопутствующей психопатологией.Многие взрослые, желающие пройти обследование, никогда ранее не обследовались на предмет СДВГ в детстве, и опасения по поводу невнимательности возникают после того, как лечение других проблем (например, сон, употребление психоактивных веществ, настроение, беспокойство) не смогло полностью устранить их симптомы. Оценка включает использование стандартных рейтинговых шкал, структурированных и неструктурированных интервью, психологическое просвещение и планирование лечения во время обратной связи, а также составление краткого диагностического резюме. КПТ при СДВГ направлен на поведенческие стратегии, позволяющие справиться с симптомами невнимательности, включая организационные навыки и стратегии для снижения отвлекаемости, а также более традиционные методы изменения мышления.Стажеры также могут иметь возможность совместно руководить группами, которые обеспечивают вмешательство на основе внимательности при СДВГ.

Руководитель: Джон Митчелл, доктор философии

Дидактика концентрации КПТ

Ротация CBT предоставляет стажерам дидактические и образовательные возможности с помощью нескольких различных видов деятельности.

Встреча консультационной группы DBT служит образовательной возможностью благодаря взаимодействию с преподавателями и терапевтами DBT уровня докторантуры.Один час каждой еженедельной двухчасовой встречи посвящен дидактическому обучению. В течение первого квартала обучения интерны будут участвовать в интенсивных семинарах по вопросам, связанным с началом клинической интернатуры, включая DBT: модель, принципы и стратегии.

Другие семинары включали: когнитивно-поведенческую терапию бессонницы, унифицированный протокол, основы психофармакологии для терапевтов и мультикультурные знания в области психотерапии для различных групп населения. Все стажеры CBT будут находиться под индивидуальным наблюдением, которое может включать просмотр терапевтических записей, наблюдение в режиме реального времени (например,g., «баг в глазу»), совместное руководство группами с руководителями и назначенные чтения.

У интернов

есть несколько супервизоров, которые будут работать с ними непрерывно в течение года, что позволит наладить более глубокие супервизионные отношения и разработать долгосрочные цели клинического развития.

Профессиональное развитие

В начале года стажировки все стажеры выбирают наставника факультета для постоянного наставничества в течение года по вопросам, имеющим отношение к их профессиональному росту (например,g., получение должности постдока или преподавателя, балансирование своей жизни с карьерными устремлениями и т. д.). Кроме того, все стажеры посещают еженедельные встречи, посвященные профессиональному развитию, включая двухнедельные встречи с директором по обучению доктором Крисом Мауро, а также ежемесячные серии супервизии и семинары по вопросам борьбы с расизмом, этикой и профессионализмом.

Возможности исследований

Взрослые стажеры CBT, завершившие диссертацию, могут выбрать выборное исследовательское время, посвященное совместным проектам с преподавателями Duke.Хотя исследование не является обязательным требованием ротации, заинтересованным стажерам предлагается в начале года изучить варианты исследования вместе с преподавателями. Есть много способов участвовать в исследовательских проектах преподавателей CBT во время стажировки. Преподаватели CBT настоятельно рекомендуют и готовы поддержать исследовательскую деятельность во время стажировки. Примеры включают:

Доктор Зак Розенталь руководит Центром мизофонии и регуляции эмоций, Программой исследования и лечения когнитивного поведения и Программой постдокторской подготовки по клинической психологии.Его финансируемое в настоящее время исследование изучает роль эмоциональных процессов в мизофонии, пограничном расстройстве личности и психопатологии в целом.

Доктор Мория Смоски проводит финансируемые Национальным институтом здравоохранения исследования регуляции эмоций и обработки вознаграждения при депрессии, включая исследования депрессии в пожилом возрасте. Доктор Смоски также участвует в текущих исследованиях вмешательств, основанных на внимательности.

Стажеры, заинтересованные в исследованиях расстройств пищевого поведения, могут участвовать в еженедельных исследовательских встречах, чтобы изучить способы сотрудничества над Dr.Исследовательские проекты Нэнси Цукер.

Обучение супервизии

Для расширения возможностей супервизора в первой половине года стажеры CBT проходят дидактическую подготовку по супервизору. В течение второй половины года стажеры CBT наблюдают за аспирантами Duke, студентами социальной работы или ординаторами психиатров на ранних этапах их обучения CBT, и прогресс в качестве нового супервизора в это время контролируется преподавателями CBT.

Руководители для ротаций CBT

  • Илана Бродски Пилато, PhD
  • Коллин Каупертвейт, доктор философии
  • Натан Данкнер, PhD
  • Шанталь Гиль, PsyD
  • Джереми Гроув, доктор философии
  • Стефани Харгроув, доктор философии
  • Джон Митчелл, доктор философии
  • Маклин Поллок, доктор философии
  • Кэтрин Рамос, доктор философии
  • М.Закари Розенталь, доктор философии
  • Джеффри Сапита, доктор философии
  • Мория Смоски, PhD
  • Лаура Вайсберг, доктор философии
  • Нэнси Цукер, доктор философии

Щелкните имя преподавателя, чтобы просмотреть его профиль, включая информацию о грантах и ​​публикациях.

Детская бедность и психологическое благополучие взрослых

Значимость

Детская бедность в перспективном лонгитюдном дизайне связана с дефицитом памяти взрослых; больший психологический стресс, включая поведенческий маркер беспомощности; и повышенный уровень хронического физиологического стресса.Эти результаты расширяют предыдущие перекрестные данные, полученные в детстве, и в значительной степени параллельны существующим на протяжении всей жизни исследованиям последствий детской бедности для физического здоровья.

Abstract

Неблагоприятные условия детства неоднократно связывались с физической заболеваемостью и смертностью взрослых. Мы показываем в проспективном лонгитюдном дизайне, что детская бедность предсказывает мультиметодологические индексы психологического благополучия взрослых (в возрасте 24 лет), сохраняя при этом постоянные аналогичные результаты в детстве, оцененные в возрасте 9 лет.Взрослые из малообеспеченных семей проявляют большую аллостатическую нагрузку, индекс хронического физиологического стресса, более высокий уровень экстернализующих симптомов (например, агрессии), но не интернализующих симптомов (например, депрессии), и более выраженное поведение беспомощности. Кроме того, детская бедность предсказывает дефицит кратковременной пространственной памяти взрослых.

Растущий объем работ в области общественного здравоохранения и медицины показывает, что неблагоприятное положение в детстве перспективно связано с физической заболеваемостью и смертностью взрослых (1–4).Более того, неблагоприятное положение на раннем этапе может формировать долгосрочные траектории здоровья людей таким образом, от которого трудно избавиться с помощью последующей социальной мобильности. Настоящее исследование основывается на исследованиях неблагоприятного положения детей и физического здоровья взрослых на протяжении всей жизни и расширяет их по двум направлениям. Во-первых, мы исследуем психологическое, а не физическое здоровье взрослых в зависимости от детской бедности. Мы исследуем мультиметодологические показатели психологической адаптации взрослых, включая симптомы психического здоровья, кратковременную память, беспомощность и аллостатическую нагрузку.Во-вторых, поскольку у нас есть измерения этих конструктов в раннем детстве, мы проводим проспективный лонгитюдный анализ, проверяя, проявляют ли взрослые из более неблагополучных семей более низкие уровни психологического благополучия 15 лет спустя, независимо от детского благополучия, оцениваемого в 9 лет.

Таким образом, было исследовано несколько показателей психологического благополучия в возрасте от 9 до 24 лет в отношении детской бедности. Первый из них, кратковременная память, описывает количество бит информации, которое человек может хранить в непосредственной памяти.Объем кратковременной памяти важен, поскольку он влияет на кодирование информации в долговременную память и связан с когнитивным развитием детей (5, 6). Поперечные исследования с участием детей младшего школьного возраста в двух разных выборках показывают положительную связь между СЭС домохозяйства и кратковременной памятью (7, 8), а полевой эксперимент показывает, что мексиканские дошкольники в семьях, случайно получающих денежные переводы разной суммы, обусловлено обращением за медицинской помощью и посещением школы, дает положительную реакцию на дозу денежного перевода для краткосрочной памяти (9).Важным недостатком литературы о бедности и памяти является нехватка продольных данных, а исследования, посвященные детскому СЭС и краткосрочной памяти взрослых, не проводились.

Беспомощность — это аспект психологического здоровья, которому мало внимания уделяется в литературе о бедности. Дети из неблагополучных семей сталкиваются с множеством неконтролируемых психосоциальных (например, семейные беспорядки) и физических (например, некачественное жилье) стрессоров, которые могут подорвать чувство мастерства или самоэффективности, делая детей с более низким СЭС уязвимыми для беспомощности (10).Значительные исследования показывают, что хроническое воздействие неконтролируемых стрессоров вызывает беспомощность (11–14). Несколько исследований показывают положительную связь между бедностью и беспомощностью в детстве (15, 16) и позже в подростковом возрасте (16). Насколько нам известно, впервые мы исследуем, связано ли детское неблагополучие с беспомощностью во взрослом возрасте.

В обширной литературе задокументировано повышенное психологическое расстройство в сочетании с неблагополучным состоянием в детстве (17⇓⇓⇓ – 21), но мало в этой работе исследовали, переносятся ли неравенства в области психического здоровья во взрослую жизнь.Два исследования показывают, что ранние домохозяйства СЭП могут приводить к усилению экстернализующих симптомов (например, агрессии) во взрослом возрасте (22, 23). Данные о социальном неравенстве в отношении интернализации симптомов (например, депрессии) на протяжении всей жизни более неоднозначны и дают неоднозначные результаты (23, 24).

Одним из основных механизмов, лежащих в основе неравенства в отношении физического здоровья, является хронический физиологический стресс (25–28). Все чаще ученые оперируют хроническим физиологическим стрессом с помощью аллостатической нагрузки.Аллостатическая нагрузка отражает накопленный износ организма в результате повторной мобилизации систем физиологического ответа на требования окружающей среды (28–30). Аллостатическая нагрузка оценивается по накоплению биомаркеров в нескольких системах реакции на окружающую среду, таких как сердечно-сосудистая система, симпатическая нервная система, ось гипоталамо-гипофиза и надпочечников (HPA), а также метаболические процессы. Аллостатическая нагрузка вызвала значительный интерес в области здравоохранения и наук о жизни, поскольку она позволяет прогнозировать заболеваемость и смертность лучше, чем отдельные факторы риска (28–31).Кроме того, неблагоприятное положение в детстве связано с большей аллостатической нагрузкой у детей (25, 27, 28), но мало что известно об аллостатической нагрузке у взрослых по сравнению с такими детскими факторами риска, как бедность.

Таким образом, в настоящей статье мы оцениваем, предсказывает ли неблагоприятное положение в детстве последующее психологическое здоровье взрослого человека. В частности, мы проверяем, прогнозирует ли детская бедность в возрасте 9 лет проспективно мультиметодологические показатели психологического благополучия в возрасте 24 лет, сохраняя неизменным тот же конструкт в возрасте 9 лет.

Результаты

В таблице 1 представлена ​​описательная информация и корреляционная матрица нулевого порядка для всех основных переменных, включая базовые показатели волны 1 и пол в качестве ковариаты. Для устранения пропущенных значений использовались множественные вменения. За исключением нашего измерения кратковременной пространственной памяти, все показатели психологической дисрегуляции оценивались в возрасте 9 лет на исходном уровне и в возрасте 24 лет у одного и того же человека.

Таблица 1.

Описательные данные и корреляционная матрица нулевого порядка

Как показано в Таблице 1, доход в возрасте 9 лет положительно коррелирует с кратковременной памятью взрослого и обратно пропорционально связан с беспомощностью одновременно и впоследствии в возрасте 24 лет.Детский доход обратно пропорционален экстернализации симптомов в возрасте 9 лет и позже в возрасте 24 лет, с аналогичной, но более слабой картиной интернализации симптомов. Наконец, доход в детстве отрицательно коррелирует с аллостатической нагрузкой в ​​детстве и позже во взрослом возрасте.

Поскольку у нас есть лонгитюдные данные по всем показателям результатов, за исключением кратковременной пространственной памяти, была проведена серия проспективных лонгитюдных анализов для прогнозирования психологических исходов взрослого населения от детской бедности, при этом каждый соответствующий показатель детства оставался неизменным.Каждое из этих уравнений, кроме кратковременной пространственной памяти, содержит показатель детства в возрасте 9 лет в качестве ковариаты модели. Все эти анализы также включали пол в качестве дополнительной ковариаты. Проспективный анализ с полом в качестве ковариаты показал, что доход в возрасте 9 лет был значимым предиктором кратковременной пространственной памяти взрослых β = 0,15, b = 0,36 (SE = 0,15), P <0,05.

Беспомощное поведение взрослых, оцениваемое как доля общего времени, посвященного решению сложной головоломки, было больше в зависимости от детской бедности.Чем беднее домохозяйство происхождения, тем меньше времени взрослый настаивает на решении головоломки, поскольку он или она повзрослеет в течение 15-летнего периода в возрасте от 9 до 24 лет, β = 0,14, b = 0,04 (0,02), P <0,05.

Проспективный лонгитюдный анализ детского дохода по интернализации взрослых симптомов, таких как тревога и депрессия, не был значимым, β = –0,07, b = –0,02 (0,01), тогда как тот же анализ для экстернализации симптомов был значимым, β = –0.16, b = –0,03 (0,01), P <0,05. Чем беднее детство взрослого, тем выше уровень экстернализированных симптомов в возрасте 24 лет.

В заключительной серии проспективных продольных анализов изучалась аллостатическая нагрузка, маркер хронического физиологического стресса. В соответствии с предполагаемыми результатами продольной беспомощности и результатами экстернализации симптомов, взрослые, выросшие в бедных семьях, показали более высокие уровни аллостатической нагрузки, β = –0,11 b = –0.14 (0,07), р <0,05. Аллостатическая нагрузка увеличивается с взрослением, но увеличивается, если человек родился в семье с низким доходом. Аллостатическая нагрузка (0–6) представляет собой сумму 0 = отсутствие риска и 1 = риск, где риск определяется как верхний квартиль диастолического и систолического артериального давления в состоянии покоя; ночной мочевой кортизол, адреналин и норадреналин; и индекс массы тела.

Чтобы оценить чувствительность результатов, исходные модели регрессии также были повторены с дополнительными ковариатами, включая образование родителей, род занятий и статус неполных родителей.Как показано в Таблице S1, значимые предполагаемые эффекты детского дохода на психологическое благополучие взрослых не изменились при добавлении этих статистических контролей.

Таблица S1.

Анализ чувствительности результатов исходной модели, как показано в тексте, с дополнительным статистическим контролем для материнского образования, статуса неполного родителя и профессии

Обсуждение

Надежная эпидемиологическая литература показывает, что неблагоприятное положение в детстве связано с последующей физической заболеваемостью среди взрослых (1⇓ ⇓ – 4).Хотя большая часть этой литературы носит только проспективный характер, несколько проспективных лонгитюдных исследований с исходными маркерами детских болезней в моделях воспроизводят более простые конструкции, что снижает вероятность альтернативных объяснений неблагоприятных эффектов детства. Любой смешивающий фактор с неблагоприятным положением должен повлиять на изменение здоровья, но не на исходные показатели здоровья. Мы показываем здесь, что неблагоприятное положение в раннем детстве перспективно связано с долгосрочными изменениями в мультиметодологических показателях психологического благополучия во взрослом возрасте.

У взрослых, выросших в бедности, уменьшилась кратковременная пространственная память. Этот результат согласуется с поперечными исследованиями, показывающими, что более низкий уровень SES связан с дефицитом функционирования кратковременной памяти у детей (7–9). Это важный результат, потому что способность сохранять информацию в кратковременной памяти имеет фундаментальное значение для множества базовых когнитивных навыков, включая язык и достижения. Кроме того, есть некоторые свидетельства того, что функционирование кратковременной пространственной памяти находится в гиппокампе, подкорковой области, которая, как известно, очень чувствительна к воздействию хронического стресса (26, 29, 30) и, как недавно было установлено, связана с детской бедностью (32⇓– 34).Одна из гипотез, заслуживающая дальнейшего изучения, заключается в том, могут ли изменения в структуре или функции гиппокампа, связанные с ранним переживанием неблагоприятного положения, лежать в основе дефицита пространственной краткосрочной памяти, связанной с детской бедностью. Также стоит отметить, что связь между ранней бедностью и пространственной памятью — самая сильная из четырех различных результатов. В среднем разница между детством с низким и средним уровнем дохода (т. Е. Отношение дохода к потребностям 1: 3) дает около трех четвертей дополнительного элемента в краткосрочной пространственной памяти.Большая корреляция между аллостатической нагрузкой в ​​возрасте 9 лет по сравнению с одновременной аллостатической нагрузкой и пространственной памятью взрослого также предполагает раннее влияние опыта на развитие памяти. К сожалению, поскольку у нас нет оценки памяти в детстве, интерпретация связанных с бедностью дефицитов пространственной краткосрочной памяти у взрослых менее строгая по сравнению с оставшимися проспективными лонгитюдными данными.

Одним из последствий длительного воздействия неконтролируемых требований окружающей среды является снижение чувства мастерства, на которое указывает большая восприимчивость к беспомощности (11⇓⇓ – 14).Несколько исследований детской бедности показали, что как дети, так и подростки из более неблагополучных семей проявляют большую беспомощность (15, 16). Здесь мы показываем, что взрослая беспомощность связана с детской бедностью. Взрослые, растущие в бедности, решают сложные головоломки на ~ 8% меньше по сравнению со средним достатком, и эта тенденция проявляется независимо от аналогичного поведения в 9 лет. Учитывая важность упорного труда и настойчивости перед лицом трудностей для нескольких жизненных навыков, такие недостатки могут оказаться дальновидными и сигнализировать о долгосрочных проблемах, связанных с детской бедностью.

В обширной и хорошо проработанной литературе по разным тематикам показано повышенное психологическое расстройство в связи с неблагополучием в детстве (17–21), но лишь в нескольких исследованиях эта тема изучалась на протяжении всей жизни. В соответствии с детской литературой, мы обнаруживаем перспективную продольную связь между детской бедностью и внешними симптомами среди взрослых около 0,06 по шкале 0–2 по сравнению со взрослыми со средним уровнем дохода. Однако мы обнаруживаем небольшую связь с интернализирующими симптомами.Этот образец результатов соответствует двум предыдущим исследованиям на протяжении всей жизни по экстернализации симптомов (22, 23), а также нулевым интернализующим эффектам в одном предыдущем исследовании (23), но не в другом (24).

Мы также показываем, что неблагоприятное положение в детстве предсказывает сопутствующую аллостатическую нагрузку, что соответствует результатам нескольких предыдущих исследований (25), но указывает на то, что более высокие уровни аллостатической нагрузки возникают на протяжении всей жизни как функция неблагоприятного положения в детстве. При диапазоне аллостатической нагрузки от 0 до 6 переход от детства из бедных к среднему классу снизит аллостатическую нагрузку во взрослом возрасте примерно на треть фактора риска.Учитывая быстро растущие данные о том, что повышенная аллостатическая нагрузка указывает на ускоренное старение (2, 30, 31), это перспективное продольное доказательство социального неравенства в аллостатической нагрузке может оказаться фундаментальным для понимания того, как бедность проникает под кожу и остается там.

Важный вопрос, поднятый предполагаемыми продольными результатами, представленными здесь, заключается в том, отражают ли долгосрочные последствия ранней бедности просто жизнь в неблагоприятных условиях или есть что-то особенно существенное в опыте неблагоприятных условий ранней жизни.К сожалению, из-за высокой степени коллинеарности доходов по выборке за 15-летний период мы не можем осмысленно отделить время развития от воздействия бедности и психологического благополучия взрослых. Хотя многие исследования указывают на критическую важность неблагоприятных условий детства для последующей физической заболеваемости во взрослом возрасте (35), следует проявлять осторожность, учитывая высокую степень коллинеарности доходов, обычно обнаруживаемую в выборках в США между детством и взрослостью.

Некоторые дополнительные ограничения дизайна исследования требуют краткого комментария.Несмотря на то, что исследование является проспективным и лонгитюдным с мультиметодологическими индикаторами психологического благополучия, его дизайн корреляционный, и причинно-следственные выводы не обоснованы. Выборочный отсев по доходу и использование отчетов о психическом здоровье матерей и участников с течением времени, возможно, дали слишком консервативные результаты. Выборка европейско-американская и сельская, поэтому ее нельзя обобщать на более гетерогенное или городское население. С другой стороны, исследований по проблемам сельской бедности и физического или психического здоровья очень мало.Сельская бедность имеет тенденцию быть более стойкой и глубокой, чем городская бедность, что, вероятно, имеет последствия для воздействия на протяжении всей жизни. Другим ограничением является индекс аллостатической нагрузки, который отражает простое суммирование набора дихотомических индикаторов дисфункции в нескольких биологических системах. Этот приблизительный индекс, который, по-видимому, отражает некоторые аспекты хронического износа организма, вероятно, не в полной мере отражает более динамичное и систематическое взаимодействие между множеством биологических систем, поскольку они сталкиваются с хроническими требованиями окружающей среды (26⇓⇓⇓⇓ – 31 ).

Дети, растущие в бедности, сталкиваются с устрашающим набором физических (например, некачественное жилье) и психосоциальных (например, семейные беспорядки) рисков, которые намного превышают таковые у их более обеспеченных сверстников (10). Здесь мы показываем, что, как и в эпидемиологической литературе по физической заболеваемости, детская бедность связана с мультиметодологическими показателями проблем поведенческой адаптации.

Материалы и методы

Участниками были 341 взрослый европеоид ( M = 23.53 года, 51% женщин), но имел место выборочный отсев, когда больше домохозяйств с низкими доходами покинули выборку в течение 15-летнего периода, t (339) = 3,25, P <0,001. Тем не менее, выборочного отсева по какой-либо из переменных результата не было. При приеме на работу выборка из семей с низким доходом была избыточной, так что примерно половина выборки находилась на уровне бедности в США или ниже, а соотношение доходов и потребностей составляло 1,0. Другая половина выборки в 2–4 раза превышала черту бедности, доход большинства американских семей.Исходно среднее соотношение доходов и потребностей выборки составляло 1,67.

Данные были собраны дома двумя экспериментаторами, работающими независимо с ребенком и матерью в возрасте 9, 13 и 17 лет, а затем со взрослым участником только в возрасте 24 лет. Все показатели психологического здоровья, за исключением кратковременной пространственной памяти, были собраны на исходном уровне и в возрасте 24 лет.

Кратковременная пространственная память оценивалась по способности взрослого участника вспомнить последовательность стимулов, представленных в течение 500 мс в четырех квадрантах. тачпад с монохромной подсветкой и четырьмя уникальными соответствующими тонами.Испытание начиналось с одного сигнала, и после правильного повторения начального освещенного квадранта каждое последующее испытание добавляло к последовательности еще один сигнал. Задача участника заключалась в том, чтобы повторить последовательность подсвеченных квадрантов в правильном порядке на тачпаде. Участники выполнили тренировочный пробег, чтобы убедиться в понимании задачи, а затем два экспериментальных испытания с интервалом в 1 час. Кратковременная пространственная память — это среднее значение максимального количества сигналов, правильно вызванных последовательно в каждом из двух экспериментальных испытаний.

На исходном уровне (возраст 9 лет) и на волне 4 (возраст 24 года) участникам был предложен стандартный протокол поведения при беспомощности. В возрасте 9 лет участнику раздали головоломку из бумаги и карандаша и попросили посетить каждое животное на бумаге, проведя по соединительным линиям между животными. Ребенка проинструктировали не поднимать карандаш и не сдвигать назад ни одной линии. Ребенку сообщили, что он или она может продолжить работу над головоломкой, начав заново на другом листе, до тех пор, пока не будет решен или пока он или она не почувствует себя неспособным решить головоломку.На этом этапе ребенок может перейти ко второй похожей головоломке. После того, как ребенок прекратил работу над первоначальной головоломкой и начал второй стимул головоломки, он или она не могли вернуться к работе над головоломкой 1. Для обеспечения понимания задачи использовалась практическая головоломка. Ребенок не знал, что первоначальная головоломка была неразрешима. Индекс беспомощности — это время настойчивости над первой загадкой. Все дети решили вторую головоломку и были уверены, что они хорошо поработали, и что большинство детей находят первую головоломку очень сложной.Если по прошествии 10 минут ребенок продолжал настаивать на исходной неразрешимой головоломке, ему или ей предлагалось перейти ко второй головоломке. Аналогичная процедура использовалась в возрасте 24 лет с игрой-головоломкой Traffic Jam. В этой версии головоломки задача состояла в том, чтобы переставить машины на пластиковом основании, разместив их в разных местах, чтобы целевую машину можно было переместить от начальной точки до выхода из пробки. В протоколе для взрослых участнику было дано 15 минут, прежде чем перейти ко второй, решаемой головоломке.Поскольку максимальное время настойчивости менялось в разных волнах сбора данных, доля общего времени, затрачиваемого на работу над исходной неразрешимой головоломкой, используется как показатель беспомощности. Этот протокол беспомощности был связан с убеждениями о личном контроле, экспериментальными манипуляциями с контролем и хроническим воздействием неконтролируемых стрессоров (11–14).

Психическое здоровье измерялось на обеих волнах с материнской оценкой интернализующих симптомов (α = 0,64) и экстернализированных симптомов (α = 0.74) в возрасте 9 (36) и в возрасте 24 лет по самооценке участника (0, не верно; 1, отчасти или иногда верно; 2, очень верно или часто верно), интернализирующей (например, «Я чувствую себя одиноким»; «Я нервничаю или напряжен »; α = 0,91) и экстернализирующими (например,« я много спорю »;« я слишком нетерпелив »; α = 0,85) симптомами (37). Обе эти шкалы претерпели обширное психометрическое развитие и широко используются в большом количестве разнородных выборок по всему миру (36, 37).

Аллостатическая нагрузка представляет собой физиологическую активность ряда систем ответа, включая сердечно-сосудистую систему, ось HPA, симпатическую систему мозгового вещества надпочечников и метаболическую активность.Для каждой системы участнику присваивается оценка 0 (отсутствие риска) или 1 (риск), при этом риск определяется как оценка в пределах верхнего квартиля значений для каждого из следующих параметров. Артериальное давление в состоянии покоя представляло собой среднее значение со второго по седьмое считывание повторного мониторинга (Dinamap Model Pro-100, Critikon) каждые 2 минуты, пока участник сидел спокойно. Ночная моча собиралась с 8 часов вечера согласно протоколу эксперимента до 8 часов утра следующего дня. Адреналин и норэпинефрин анализировали с помощью ВЭЖХ с электрохимическим обнаружением (38) и кортизола с помощью RIA (39).Нейроэндокринные анализы контролируются на креатинин. Индекс массы тела рассчитывался как кг / м 2 . Аллостатическая нагрузка рассчитывалась отдельно в возрасте 9 и 24 лет. Эта простая аддитивная модель аллостатической нагрузки по системам множественного ответа предсказывает заболеваемость и смертность лучше, чем отдельные компоненты аллостатической нагрузки (26–31).

Дети дали согласие, а их родители дали информированное согласие. Это исследование было одобрено наблюдательным советом Корнельского университета.

Благодарности

Я благодарен семьям, которые участвовали в этом исследовании в течение двух десятилетий. Я благодарю Шошану Алейников, Дэниела Бартоломью, Яну Куперман, Ким Инглиш, Мисси Глоберман, Мэтта Клейнмана, Ребекку Курланд, Мелиссу Медоуэй, Тину Мерилис, Шанель Ричардс, Адама Роксара, Эми Шайер и Кайлера Шерман-Уилкинс за помощь в сборе данных. Франсуаза Вермейлен предоставила статистическую консультацию. Это исследование было поддержано Фондом У.Т. Гранта, Фондом Джона Д.и Сеть Фонда Кэтрин Т. Макартур по социально-экономическому статусу и здоровью, а также Национальный институт здоровья меньшинств и грант 5RC2MD00467.

Краткий обзор теории и исследований привязанности взрослых

Сводка

Исследование привязанности взрослых основывается на предположении, что та же мотивационная система, которая порождает тесную эмоциональную связь между родителями и их дети несут ответственность за связь, которая развивается между взрослыми в эмоционально интимных отношениях.Цель этого эссе — дать краткий обзор истории исследований привязанности взрослых, ключевых теоретических идеи и примеры некоторых результатов исследования. Это эссе написано для людей, которые хотят больше узнать об исследованиях привязанности взрослых.

Предпосылки: теория привязанности Боулби

теория привязанности была первоначально разработана Джоном Боулби (1907 — 1990), британский психоаналитик, который пытался понять сильное страдание пережили младенцы, разлученные со своими родителями.Bowlby заметил, что разлученные младенцы пойдут на невероятные меры (например, плачет, цепляется, лихорадочно ищет), чтобы предотвратить разлука с родителями или восстановление близости к пропавшему родителю. Во время первых работ Боулби психоаналитические писатели считали эти выражения проявлением незрелых защитных механизмов, которые подавляли эмоциональные боль, но Боулби отметил, что такие выражения являются обычным явлением для самых разных млекопитающих, и предположили, что такое поведение может служить эволюционная функция.

Опираясь на этологическую теорию, Боулби предположил, что эти поведения привязанности , такие как плач и поиск, были адаптивными реакциями на разлуку с первичная фигура вложения — тот, кто оказывает поддержку, защита и забота. Потому что человеческие младенцы, как и младенцы других млекопитающих, не могут прокормить или защитить себя, они зависят от ухода и защита «старших и поумневших» взрослых.Боулби утверждал, что в течение эволюционной истории младенцы, которые могли поддерживать близость к фигуре привязанности через поведение привязанности с большей вероятностью доживет до репродуктивного возраст. Согласно Боулби, мотивационная система, которую он называл поведенческая система привязанности постепенно «проектировалась» естественным отбором, чтобы регулировать близость к фигуре привязанности.

Система поведения привязанности — важное понятие в теории привязанности. потому что он обеспечивает концептуальную связь между этологическими моделями развития человека и современные теории регуляции эмоций и личности.По словам Боулби, система крепления по существу «просит» следующий фундаментальный вопрос: Доступна ли фигурка прикрепления поблизости, и внимательный? Если ребенок воспринимает ответ на этот вопрос как «да», он или она чувствует себя любимым, защищенным и уверенным, и в поведении может исследовать свое окружение, играть с другими и быть общительный. Если же ребенок усвоит ответ на этот вопрос чтобы быть «нет», ребенок испытывает тревогу и поведенчески может проявлять поведение привязанности, начиная от простого визуального поиска от нижнего крайнего до активного следования и голосовой сигнализации на другом (см. рисунок 1).Такое поведение продолжается до тех пор, пока ребенок не сможет восстановить желаемый уровень. физической или психологической близости к фигуре привязанности, или до тех пор, пока ребенок «изнашивается», что может произойти в условиях длительного разлука или потеря. В таких случаях Боулби считал, что маленькие дети испытывают глубокое отчаяние и депрессию.

Индивидуальные различия в моделях привязанности младенцев

Хотя Боулби считал, что описанная выше базовая динамика отражает нормативные динамики поведенческой системы привязанности, он признал, что индивидуальные различия в том, как дети оценивают доступность фигуры привязанности и как они регулируют свое поведение привязанности в ответ на угрозы.Однако только после того, как его коллега Мэри Эйнсворт (1913-1999) начал систематически изучать разделение детей и родителей, которое было сформулировано формальное понимание этих индивидуальных различий. Эйнсворт и ее ученики разработали технику, названную странным. Ситуация — лабораторная парадигма для изучения привязанности младенца к родителю. В странной ситуации приносят 12-месячных младенцев и их родителей. в лабораторию и систематически отделяются друг от друга и воссоединяются друг с другом.в странная ситуация, большинство детей (т.е. около 60%) ведут себя так, как предполагалось «нормативной» теорией Боулби. Они расстраиваются, когда родитель покидает комнату, но, когда он возвращается, они активно ищут родителя и легко утешаются им или ею. Дети, демонстрирующие этот узор поведения часто называют безопасным . Остальные дети (около 20% или меньше) сначала неуютно, а после разлуки становятся крайне огорчен.Важно отметить, что, воссоединившись со своими родителями, эти дети трудно успокаиваться и часто демонстрируют противоречивое поведение которые предполагают, что они хотят утешения, но также хотят «наказать» родителя для ухода. Этих детей часто называют тревожно-устойчивых . Третий образец привязанности, задокументированный Эйнсворт и ее коллегами называется избегающим . Избегающие дети (около 20%) не появляются слишком огорчены разлукой и после воссоединения активно избегают поисков контакт со своими родителями, иногда обращая их внимание на игровые объекты на полу лаборатории.

Работа Эйнсворт была важна как минимум по трем причинам. Сначала она предоставила один первых эмпирических демонстраций того, как моделируется поведение привязанности как в безопасном, так и в пугающем контексте. Во-вторых, она предоставила первую эмпирическая таксономия индивидуальных различий в моделях привязанности младенцев. Согласно ее исследованиям, существует как минимум три типа детей: кто уверен в своих отношениях со своими родителями, те, кто тревожно-устойчивые, а тревожно-избегающие.Наконец, она продемонстрировала что эти индивидуальные различия коррелировали с взаимодействиями младенца и родителя в домашних условиях в течение первого года жизни. Дети, которые кажутся безопасными в странной ситуации, например, родители, как правило, отзывчивые к их потребностям. Дети, которые кажутся неуверенными в странной ситуации (т. е. тревожно-устойчивые или избегающие) часто имеют родителей, которые нечувствительны их потребностям, или непоследовательности, или отказа в оказываемой ими помощи.В последующие годы ряд исследователи продемонстрировали связь между ранней родительской чувствительностью и отзывчивостью и безопасность вложений.

Романтические отношения для взрослых

Хотя Боулби был в первую очередь сосредоточен на понимании природы ребенка, ухаживающего за ним отношения, он считал, что привязанность характеризует человеческий опыт всю жизнь.» Только в середине 1980-х гг. однако исследователи начали серьезно относиться к возможности того, что процессы привязанности могут разыграться во взрослом возрасте.Хазан и Шейвер (1987) были двумя из первых исследователей, которые исследовали идеи Боулби в контексте романтических отношений. По словам Хазана и Шейвера, эмоциональная связь, которая развивается между взрослыми романтическими партнерами, частично является функцией той же мотивационной системы — поведенческой системы привязанности — что вызывает эмоциональную связь между младенцами и их опекунами. Хазан и Шейвер отметили, что отношения между младенцами и опекунами и отношения между взрослыми романтическими партнеры разделяют следующие характеристики:

  • оба чувствуют себя в безопасности, когда другой рядом и отзывчивый
  • оба находятся в тесном, интимном телесном контакте
  • оба чувствуют себя неуверенно, когда другой недоступен
  • оба делятся открытиями друг с другом
  • оба играют с чертами лица друг друга и демонстрируют взаимное восхищение. и озабоченность друг другом
  • оба заняты «детским лепетом»

На основании этих параллелей Хазан и Шейвер утверждали, что взрослый романтик отношения, такие как отношения между младенцем и опекуном, являются привязанностями, и что романтическая любовь — это свойство поведенческой системы привязанности, а также мотивационные системы, которые приводят к заботе и сексуальности.

Три следствия теории привязанности взрослых

Идея о том, что романтические отношения могут быть отношениями привязанности, возникла. глубокое влияние на современные исследования близких отношений. Там являются по крайней мере тремя важными следствиями этой идеи. Во-первых, , если взрослый романтические отношения — это отношения привязанности, тогда мы должны соблюдать те же индивидуальные различия во взрослых отношениях, которые Эйнсворт наблюдается в отношениях между младенцем и опекуном .Мы можем ожидать некоторых взрослых, например, быть в безопасности в отношениях — чувствовать себя уверенно что их партнеры будут рядом с ними, когда это необходимо, и открыты для зависимости на других и зависимость других от них. Мы должны ожидать других взрослых, напротив, быть неуверенными в своих отношениях. Например, некоторые неуверенные взрослые могут быть устойчивыми к тревоге : они беспокоятся, что другие может не любить их полностью и легко расстроиться или рассердиться, когда их потребности в привязанности остаются неудовлетворенными.Другие могут быть избегающими : они могут похоже, не слишком заботится о близких отношениях и может предпочесть не быть слишком зависимым от других людей или чтобы другие были слишком зависимы на них.

Во-вторых, если взрослые романтические отношения — это отношения привязанности, то то, как «работают» взрослые отношения, должно быть похоже на то, как Отношения между младенцем и опекуном 90 436. Другими словами, одни и те же виды факторов, которые способствуют исследованию у детей (т.е., имея отзывчивый опекун) должен способствовать исследованию среди взрослых (т. е. иметь отзывчивый партнер). Типы вещей, которые делают фигуру привязанности «желательно» для младенцев (т. е. отзывчивость, доступность) Вот те факторы, которые взрослые должны находить желанными в романтических партнерах. Короче говоря, индивидуальные различия в привязанности должны влиять на отношения. и личностное функционирование во взрослом возрасте так же, как и в детстве.

В-третьих, независимо от того, находится ли взрослый в безопасности или в незащищенных отношениях со взрослыми может быть частичным отражением его или ее опыта с его или ее основными опекунами . Боулби считал, что ментальных представлений или рабочих моделей (т.е. ожиданий, убеждений, «правил» или «сценарии» поведения и мышления), которые ребенок держит в отношении отношения являются функцией его или ее опыта заботы.Для Например, безопасный ребенок склонен верить, что другие будут рядом его или ее, потому что предыдущий опыт привел его или ее к такому выводу. Как только у ребенка возникнут такие ожидания, он или она будет стремиться искать из опыта отношений, который соответствует этим ожиданиям и воспринимать других так, как это окрашено этими убеждениями. Согласно по мнению Боулби, такой процесс должен способствовать преемственности в привязанности закономерности на протяжении всей жизни, хотя возможно, что человек модель привязанности изменится, если его или ее переживания в отношениях не соответствует его или ее ожиданиям.Короче говоря, если предположить, что взрослые отношения — это отношения привязанности, возможно, что дети, которые находятся в безопасности в детстве, вырастут в безопасности в своих романтические отношения. Или, в связи с этим, люди, которые, будучи взрослыми, чувствуют себя уверенно в отношениях со своими родителями, с большей вероятностью будут строить безопасные отношения с новыми партнерами.

В следующих разделах я кратко рассмотрю эти три последствия в свете ранних и современных исследований привязанности взрослых.

Наблюдаем ли мы у взрослых такие же типы привязанности, что и мы? Наблюдать среди детей?

Самое раннее исследование привязанности взрослых включало изучение ассоциации между индивидуальными различиями во взрослой привязанности и тем, как люди думать об их отношениях и своих воспоминаниях о том, что их отношения со своими родителями похожи. Хазан и Шейвер (1987) разработали простой анкета для измерения этих индивидуальных различий.(Эти отдельные различия часто обозначаются как типы крепления , крепления шаблоны , ориентации крепления или различия в организация системы крепления .) Короче Хазан и Шейвер попросили участников исследования прочитать три абзаца, перечисленные ниже, и укажите, какой абзац лучше всего характеризует их образ мышления, чувства, и вести себя в близких отношениях:

А.Мне несколько неудобно быть рядом с другими; Мне трудно полностью доверять им, трудно позволить себе полагаться на них. Я нервничаю, когда кто-то подходит слишком близко, и часто другие хотят, чтобы я быть более близким, чем мне комфортно быть.

Б. Мне относительно легко сближаться с другими, и мне комфортно в зависимости от них и от меня.Я не волнуюсь о быть брошенным или о том, что кто-то слишком близко подошел ко мне.

С. Я обнаружил, что другие не хотят подходить так близко, как мне хотелось бы. я часто переживаю, что мой партнер меня не любит или не захочет останься со мной. Я хочу быть очень близко к своему партнеру, и это иногда отпугивает людей.

На основе этой трех категорий измерения, Хазан и Шейвер обнаружили, что распределение категорий было похоже на то, что наблюдалось в младенчестве.Другими словами, около 60% взрослые считали себя безопасными (параграф B), около 20% описали как избегающие (параграф A), и около 20% назвали себя как тревожно-устойчивые (пункт С).

Хотя эта мера послужила полезным способом изучения связи между привязанностью стилей и функционирования отношений, это не позволило полностью проверить гипотеза о том, что одинаковые виды индивидуальных различий наблюдаются у младенцев может проявляться среди взрослых.(Во многих отношениях Хазан и Шейвер измеряют предположил, что это правда.) Последующие исследования исследовали эту гипотезу. разными способами. Например, Келли Бреннан и ее коллеги собрали ряд утверждений (например, «Я верю, что другие будут там для меня, когда они мне нужны «) и изучил, как эти утверждения» вешают » вместе »статистически (Brennan, Clark, & Shaver, 1998). результаты показали, что есть два основных аспекта в отношении к моделям привязанности взрослых (см. рисунок 2).Одна критическая переменная была помечена как , связанная с привязанностями. тревога . Люди, получившие высокие баллы по этой переменной, склонны беспокоиться о том, их партнер доступен, отзывчив, внимателен и т.д. на нижнем конце этой переменной более безопасны в воспринимаемой отзывчивости своих партнеров. Другая критическая переменная называется , относящаяся к привязанности. Анатолий . Люди высокого уровня в этом измерении предпочитают не полагаться на других или открываться другим.Люди на нижнем конце этого измерения более комфортны в интимных отношениях с другими и в большей безопасности в зависимости и зависимость от них других. У прототипа безопасного взрослого низкий уровень по обоим этим параметрам.

Выводы Бреннана имеют решающее значение, потому что недавний анализ статистических паттернов поведения младенцев в странной ситуации выявляют два функционально аналогичные измерения: тот, который отражает изменчивость тревожности и сопротивления ребенка и другой, который фиксирует вариативность желания ребенка использовать родителя в качестве убежища для поддержки (см. Fraley & Spieker, 2003а, 2003б).Функционально эти размеры аналогичны двумерным. обнаружены среди взрослых, что позволяет предположить, что похожие модели привязанности существуют в разные моменты жизни.

В свете выводов Бреннана, а также опубликованных таксометрических исследований Фрейли и Уоллер (1998), большинство исследователей в настоящее время концептуализируют и измерять индивидуальные различия в привязанности размерно, а чем категорически.То есть предполагается, что стили привязанности — это вещи, которые различаются по степени, а не по типу. Самые популярные меры взрослого стиля привязанности — это ECR Бреннана, Кларка и Шейвера (1998), а также исследования Фрэйли, Уоллера и Бреннана. (2000) ECR-R — переработанная версия ECR. [Щелкните здесь, чтобы пройти онлайн-викторину, чтобы определить ваш стиль привязанности основаны на этих двух измерениях.] Оба этих инструмента самоотчета непрерывно выставлять оценки по двум параметрам привязанности беспокойство и избегание.[Щелкните здесь, чтобы узнать больше о самооценке индивидуальных различий во взрослой привязанности.]

У взрослых романтические отношения «работают» так же, как у младенцев-опекунов Отношения работают?

В настоящее время все больше исследований показывают, что взрослые романтики отношения функционируют аналогично отношениям между младенцем и опекуном, Конечно, за некоторыми примечательными исключениями.Натуралистические исследования взрослых разлука со своими партнерами в аэропорту продемонстрировала, что поведение признаки протеста, связанного с привязанностью, и заботы были очевидны, и что регулирование этого поведения было связано с привязанностью стиль (Fraley & Shaver, 1998). Например, при разводе пар обычно проявляли больше привязанности, чем неразлучные пары, взрослые с высокой степенью избегания проявляли гораздо меньшее поведение привязанности, чем менее избегающие взрослых.В следующих разделах я обсуждаю некоторые параллели. которые были обнаружены между тем, как отношения между младенцем и опекуном и взрослые романтические отношения функционируют.

Выбор партнера
Межкультурные исследования показывают, что надежный образец привязанности у младенчество повсеместно считается самым желанным образцом для матерей (см. van IJzendoorn & Sagi, 1999). По понятным причинам подобных исследование, спрашивающее младенцев, предпочитают ли они привязанность, вызывающую безопасность фигура.Взрослые, стремящиеся к долгосрочным отношениям, проявляют отзывчивый уход такие качества, как внимательность, сердечность и чуткость, как наиболее «привлекательные» в потенциальных партнерах по свиданиям (Zeifman & Hazan, 1997). Несмотря на привлекательность Однако, обладая надежными качествами, не все взрослые имеют надежных партнеров. Некоторые данные свидетельствуют о том, что люди заканчивают отношения с партнерами. которые подтверждают свои существующие представления об отношениях привязанности (Фрейзер и другие., 1997).

Безопасная база и безопасное убежище
В младенчестве безопасные младенцы, как правило, наиболее хорошо приспособлены в том смысле, что что они относительно устойчивы, ладят со своими сверстниками и очень нравятся. Подобные закономерности были выявлены в исследованиях привязанность взрослого. В целом, обеспеченные взрослые люди, как правило, более удовлетворены их отношения, чем незащищенные взрослые. Их отношения характеризуются за счет большей продолжительности жизни, доверия, приверженности и взаимозависимости (e.г., Фини, Noller, & Callan, 1994), и они с большей вероятностью будут использовать романтических партнеров. в качестве безопасной базы для исследования мира (например, Fraley & Davis, 1997). Большая часть исследований привязанности взрослых была посвящена к раскрытию поведенческих и психологических механизмов, которые способствуют безопасность и безопасное базовое поведение у взрослых. Было два основных открытия на данный момент. Во-первых, в соответствии с теорией привязанности, безопасные взрослые с большей вероятностью, чем незащищенные взрослые, будут искать поддержки у их партнеры, когда огорчены.Более того, они, скорее всего, оказывать поддержку в размере бедствующим партнерам (например, Simpson et al., 1992). Во-вторых, атрибуции, которые неуверенные люди делают в отношении поведение партнера во время и после обострения конфликтов в отношениях, вместо того, чтобы облегчить их неуверенность (например, Simpson et al., 1996).

Избегающие крепления и защитные механизмы
Согласно Согласно теории привязанности, дети различаются по видам стратегий, которые они используют для регулирования тревожности, связанной с привязанностью.Следующий разлука и воссоединение, например, некоторые небезопасные дети приближаются их родители, но с амбивалентностью и сопротивлением, в то время как другие отстраняются от родителей, очевидно, сводя к минимуму чувства, связанные с привязанностью и поведение. Один из главных вопросов в изучении привязанности младенцев являются ли дети, уходящие от родителей, избегающие детей, действительно менее огорчены, или их защитное поведение является прикрытием за их истинное чувство уязвимости.Исследования, в которых измеряется способность внимания детей, частота сердечных сокращений или уровень гормона стресса предполагает, что избегающие дети огорчены разлукой, несмотря на тот факт, что они производят впечатление прохладной, оборонительной манеры.

Недавнее исследование привязанности взрослых выявило некоторые интересные сложности. относительно отношений между избеганием и защитой. Хотя некоторые избегающие взрослые, которых часто называют человек, избегающих боязни, взрослых, плохо приспосабливаются, несмотря на их защитный характер, другие, которых часто называют отклоняющими-избегающими взрослые способны адаптивно использовать защитные стратегии.Например, в экспериментальном задании, в котором взрослые были проинструктированы обсудить проигрыш их партнер Фрейли и Шейвер (1997) обнаружили, что увольнение людей (т. е. люди, которые высоко ценят привязанность избегание, но низкий уровень тревожности, связанной с привязанностью). в таком же физиологическом состоянии (по оценке кожной проводимости) как и другие люди. Получив указание подавить свои мысли и чувства, однако увольнения смогли сделать это эффективно.То есть, они могли до некоторой степени деактивировать свое физиологическое возбуждение и минимизировать внимание, которое они уделяли мыслям, связанным с привязанностями. Боязливо избегающий люди не были столь успешны в подавлении своих эмоций.

Стабильны ли модели привязанности от младенчества до взрослого возраста?

Пожалуй, самый провокационный и противоречивый подтекст взрослой привязанности. теория состоит в том, что стиль привязанности взрослого человека формируется его или ее взаимодействия с фигурами родительской привязанности.Хотя идея что ранний опыт привязанности может повлиять на привязанность стиль в романтических отношениях относительно однозначен, гипотезы об источнике и градусов перекрытия между двумя видами ориентации привязанности были противоречивыми.

При рассмотрении вопроса о стабильности необходимо учитывать как минимум два момента: а) Насколько схожи между собой люди, работающие в сфере безопасности. с разными людьми в своей жизни (например,г., мамы, отцы, романтик партнеры)? и (b) в отношении любого из этих отношений, как стабильна ли безопасность с течением времени?

Что касается этого первого вопроса, кажется, что существует скромная степень совпадений между тем, как люди чувствуют себя в безопасности со своими матерями, например, и насколько безопасно они чувствуют себя со своими романтическими партнерами. Фрейли, например, собрал самоотчеты о своем текущем стиле привязанности с значимая родительская фигура и нынешний романтический партнер и нашел корреляции в диапазоне примерно.От 20 до 0,50 (т. Е. От малого до умеренный) между двумя видами отношений привязанности. [Щелкните здесь, чтобы пройти онлайн-викторину, чтобы оценить сходство между ваш стиль привязанности к разным людям в вашей жизни.]

Что касается второй проблемы, то устойчивость привязанности к своему корреляция между родителями составляет примерно 0,25 — 0,39 (Fraley, 2002). Есть только одно продольное исследование, о котором мы знаем, что оценил связь между безопасностью в возрасте 1 года в странной ситуации и безопасность тех же людей 20 лет спустя в их взрослых романтических отношениях.Это неопубликованное исследование выявило корреляцию 0,17 между этими двумя переменные (Steele, Waters, Crowell, & Treboux, 1998).

Связь между ранним опытом привязанности и взрослой привязанностью стили также изучались в ретроспективных исследованиях. Хазан и Шейвер (1987) обнаружили, что взрослые, которые были уверены в своих романтических отношениях чаще вспоминали свои детские отношения с родителями как проявление нежности, заботы и принятия (см. также Feeney & Noller, 1990).

На основании исследований подобного рода представляется вероятным, что стили привязанности в дочерний-родительский домен и стили привязанности в романтических отношениях domain в лучшем случае связаны лишь умеренно. Каковы последствия таких открытий для теории привязанности взрослых? По мнению некоторых писателей, наиболее важное положение теории состоит в том, что система привязанности, система, изначально адаптированная для экологии младенчества, продолжает влиять на поведение, мысли и чувства в зрелом возрасте (см. Fraley & Shaver, 2000).Это утверждение может быть верным независимо от того, являются ли индивидуальные различия в том, как организована система, остается стабильной в течение десяти и более лет, и стабильна в различных интимных отношениях.

Хотя социальные и когнитивные механизмы, на которые ссылаются теоретики привязанности, подразумевают что стабильность в стиле привязанности может быть скорее правилом, чем исключением, эти базовые механизмы могут предсказывать долгосрочную непрерывность или прерывность, в зависимости от точных способов их концептуализации (Fraley, 2002).Фрейли (2002) обсудил две модели непрерывности, основанные на привязанности. теории, которые делают разные прогнозы относительно долгосрочной преемственности даже хотя они были выведены из одних и тех же основных теоретических принципов. Каждый модель предполагает, что индивидуальные различия в представлениях о привязанности сформированы различиями в опыте общения с воспитателями в раннем детстве, и что, в свою очередь, эти ранние представления формируют качество последующий опыт привязанности человека.Однако одна модель предполагает что существующие представления обновляются и пересматриваются с учетом новых такой опыт, что старые представления в конечном итоге «перезаписываются». Математический анализ показал, что эта модель предсказывает, что долгосрочные стабильность индивидуальных различий приблизится к нулю. Вторая модель аналогичен первому, но делает дополнительное предположение, что репрезентативный сохраняются модели, разработанные на первом году жизни (т.э., они не перезаписываются) и продолжают влиять на поведение в отношениях на протяжении всего жизненный путь. Анализ этой модели показал, что долговременная стабильность может приближаться к ненулевому предельному значению. Важным моментом здесь является то, что принципы теории привязанности могут быть использованы для получения модели, которые делают совершенно разные прогнозы о долгосрочном стабильность индивидуальных различий. В свете этого открытия существование следует учитывать долгосрочную стабильность индивидуальных различий эмпирический вопрос, а не предположение теории.

Отлично Вопросы и дальнейшие направления исследований привязанности взрослых

Есть ряд вопросов, которые текущие и будущие исследования по прикреплению необходимо заняться. Например, вероятно, что в то время как некоторые романтические отношения — это настоящие отношения привязанности, другие — нет. Будущим исследователям необходимо будет найти способы улучшить определить, действительно ли отношения обслуживают связанные с привязанностями функции.Во-вторых, хотя понятно, почему поведение привязанности может служить важная эволюционная функция в младенчестве, неясно, привязанность выполняет важную эволюционную функцию у взрослых. В третьих, у нас до сих пор нет четкого представления о точных факторах, которые может изменить стиль привязанности человека. В интересах улучшения людей жизней, необходимо будет узнать больше о факторах, способствующих безопасность привязанности и благополучие в отношениях.

© 2018 Р. Крис Фрейли

Чтобы узнать больше о теории привязанности и исследованиях, ознакомьтесь с книгой, которую мы с Омри написали.

Справочник по клинической психологии взрослых — 3-е издание

Содержание

Рахман , Предисловие. Линдси, Пауэлл , Введение редактора. Линдси, Пауэлл , Практические вопросы исследования в клинической психологии. Линдси, Пауэлл , Введение в лечение. де Сильва , Навязчивые идеи и компульсии: расследование. де Сильва , Навязчивые идеи и компульсии: лечение. Уоткинс , Депрессия: расследование. Уоткинс, Брэдли , Депрессия: лечение. Лам, Мэнселл , Биполярное расстройство: исследование. Mansell, Lam , Биполярное расстройство: лечение. Грей , Посттравматическое стрессовое расстройство: Исследование. Грей , Посттравматическое стрессовое расстройство: лечение. Макманус, Хирш , Социальная фобия: расследование. Хирш, Макманус , Социальная фобия: лечение. Линдси , Панические расстройства: расследование. Линдси , Панические расстройства: лечение. де Сильва , Сексуальная дисфункция: расследование. де Сильва , Сексуальная дисфункция: лечение. Ридли , терапия отношений: исследование. Ридли , Терапия взаимоотношений: лечение. Петерс, Линни, Джонс, Койперс , Психоз: расследование. Johns, Peters, Kuipers , Психоз: лечение. Хейворд, Уокер , Расстройство личности: расследование. Уокер, Хейворд , Расстройство личности: лечение. Госсоп , Расстройства злоупотребления психоактивными веществами: расследование. Gossop , Расстройства злоупотребления психоактивными веществами: лечение. Вудс , Проблемы в более поздней жизни: Исследование. Вудс , Проблемы в более поздней жизни: лечение. Lake, Lavender , Психосоциальная реабилитация: исследование. Lake, Lavender , Психосоциальная реабилитация: вмешательство. Hutton , Введение в клиническую психологию здоровья. Wardle, Chadwick , Disorders of Eating and Weight: Investigation. Chadwick, Wardle , Расстройства питания и веса: лечение. Уайлд, Брумфилд, Эспи , Нарушения сна: расследование. Broomfield, Wild, Espie , Нарушения сна: лечение. Уильямс , Хроническая боль: Исследование. Уильямс , Хроническая боль: Психологические подходы к управлению. Пауэлл , Введение в нейропсихологию и нейропсихологическую оценку. Уилсон , Неврологические проблемы: лечение и реабилитация. Gudjonsson , Психологические доказательства в суде. Морли , Методология отдельных случаев в психологической терапии. Ягуэс, Канаван , Методология единичных случаев в клинической нейропсихологии. Дули , Профессиональные вопросы в новом веке: новые потребности, новые навыки.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.