Психолог эрик берн: Берн, Эрик — Википедия – Эрик Бёрн и трансакциональная психология

Автор: | 07.05.2018

Содержание

Эрик Бёрн и трансакциональная психология

Эрик Бёрн – американский психолог, автор концепции трансакционного и сценарного анализа.

Трансакция — это единица общения между двумя людьми. Бёрн выделяет три состояния человека: Взрослый, Ребёнок, Родитель, по мнению, психолога человек в том или ином коммуникативном контакте находится в одном из этих состояний.

Зарождение трансакционного анализа

Эрик Бёрн работал в клинике в Калифорнии, проводил множество научных опытов. Кроме того, свою практическую деятельность Бёрн совмещал с преподаванием. У Бёрна была необычная методика ведения приёма: его пациенты сочиняли рассказы о том, какой видят свою дальнейшую жизнь. Психолог считал, что такие рассказы помогают разобраться в общей линии жизни человека. Возможно, Бёрн и сам таким образом «прорисовал» свой жизненный путь ещё в далёком детстве: в нём сочетались два призвания, врачебное, как у его отца и писательское, как у его матери.

Впервые групповую терапию Эрик Бёрн применил в военных госпиталях, в своей работе врач большое внимание уделял интуиции. Во многом взгляд Эрика разнились с официальной наукой, Бёрн писал: «психоаналитическое сообщество и я разошлись, оставшись в хороших отношениях».

В ходе практики в военных госпиталях, несмотря на то, что ему отводилось очень малое количество времени, чтоб поработать отдельно с каждым пациентов, Бёрну удавалось определить, чем занимался человек до прохождения военной службы, а также ответы военных на многие другие вопросы. Он подробно фиксировал все данные в своём журнале, а потом сверял с фактами. Так Эрик Бёрн совершенствовал свою профессиональную интуицию. Работы Бёрна были своеобразным вызовом фрейдовской концепции. Начало зарождения трансакционного анализа прослеживаются уже в самых первых работах Бёрна.

В своей первой статье Эрик Бёрн чётко разделяет категории «взрослого» и «ребёнка». Во второй статье мы видим построение схемы « родитель- взрослый- ребёнок», также в данной статье представлен способ построения диаграмм. Всё это было шагом к изобретению абсолютно свежего психотерапевтического метода. Следующая статья Бёрна носила название «Трансакционный анализ» и рассказывала читателю о групповой терапии.

Пик популярности

Пик популярности Бёрна восходит к 70-м годам, именно тогда книги психолога начали издаваться крупными тиражами. У Бёрна был потрясающий талант излагать сложные научные мысли доступным и интересным, для читателя языком. Грандиозный успех получила, вышедшая в 1964 г., книга «Игры, в которые играют люди».

По задумке автора книга «Игры, в которые играют люди» предназначалась специалистов в области психологии. Но яркое, привлекающее название и гены матери- писательницы сделали своё дело, книга стала мировым бестселлером. Даже в СССР, несмотря на закрытость от западных культур, книга Бёрна получила широкую известность.

Известный российский психотерапевт М.Пашуп писал, что во многих уголках Советского Союза появились психологические кружки, пытавшиеся разобраться в «играх» и «сценариях», но к какому- либо созидательному результату эти попытки не приводили.

М. Пашуп писал: «Дело в том, что бёрновская терапия, похожая в этом на фрейдовский психоанализ, является аналитической, и для проведения трансакционного анализа от клиента требуется некоторое – определённое и довольно узкое – владение его понятийным аппаратом. Клиент Берна должен изучать трансакционный анализ, но как клиент, а не как терапевт. А то, что должен уметь и понимать терапевт либо скрыто между строк, либо недосказано».

Направления трансакционного анализа

Трансакционный анализ представляет собой следующие направления:

Структурный анализ

Бёрн, наблюдая за людьми, обнаружил трансформации в поведении, обусловленные эмоциональными факторами. Эти наблюдения послужили основой для выделения учёным эго – состояний личности.

Э. Бёрн писал: «Наблюдения за спонтанной социальной деятельностью … обнаруживают, что время от времени разные аспекты поведения людей (позы, голос, точки зрения, разговорный словарь и т.п.) заметно меняются. Поведенческие изменения обычно сопровождаются эмоциональными. У каждого человека свой набор поведенческих схем соотносится с определённым состоянием его сознания. А с другим психическим состоянием, часто несовместимым с первым, бывает, связан уже другой набор схем. Эти различия и изменения приводят нас к мысли о существовании различных эго-состояний.

На языке психологии эго — состояния можно описывать как систему чувств, определяя её как набор согласованных поведенческих схем. По-видимому, каждый человек располагает определенным, чаще всего ограниченным репертуаром эго-состояний, которые суть не роли, а психологическая реальность».

Эго-состояния представляют собой некую систему чувств, в основе которой лежит та или иная психологическая схема: Родитель, Взрослый, Ребёнок. Каждое эго-состояние отличается особенным способом переработки и восприятия, получаемой информации. Родитель транслирует социальные нормы и правила, полученные в детстве от своих родителей. Ребёнок – это схема, которая отвечает за биологические потребности. Для этой схемы характерны творчество, спонтанность. Взрослый — поведенческая схема, при которой индивид синтезирует информацию, заложенную в предыдущих двух схемах. Данная схема характерна для зрелой личности.

Трансакционный анализ

Бёрн писал: «После сладостных переживаний, связанных с близостью к матери, ребёнок начинает отдаляться от неё, чтобы лучше узнать окружающий мир, который начинает заявлять свои права. Но чем лучше ребёнок к нему адаптируется, тем дальше он уходит от матери, и в результате теряет столь желанное чувство близости. Всё больше психологических, физических и социальных препятствий будет вставать на его пути, но стремление к близости не уменьшится. Поэтому всю свою жизнь человек будет искать её в намёках, отражениях, обещаниях, которые становятся её временными заменителями». Такие заменители Бёрн называет поглаживаниями, обмен которыми создаёт трансакцию. Он выделял дополнительные трансакции, возникающие при общественных отношениях. Бёрн выделяет пересекающиеся и дополнительные, простые и скрытые, а также угловые и двойные трансакции.

Анализ психологических «игр»

Игра представляет собой ряд трансакций, направленный на получении определённого результата. Для игры характерно наличие скрытой мотивации. Бёрн выделяет несколько видов игр: игра, длиною в жизнь; супружеские; игры для вечеринок, сексуальные; игры преступного мира, игры для психотерапевтических сессий, а также конструктивные игры. Ребенок обучается играм, взаимодействуя с миром.

Скриптоанализ

Фундаментом для многих игр являются определенные сценарии, которые человек получает ещё в детстве от родителей и социума. «Каждый человек чаще всего неосознанно обладает жизненным планом или сценарием, с помощью которого структурирует продолжительные периоды времени – месяцы, годы или жизнь в целом, наполняя их ритуальной деятельностью, времяпрепровождением и играми. Таким образом, они реализуют сценарий и приносят человеку необходимое удовлетворение, прерываясь затем периодами замкнутости или же эпизодической близости. Сценарии обычно основаны на детских иллюзиях, которые могут сохраняться на протяжении всей жизни. С повышением чувствительности, восприимчивости и осознанности человека эти иллюзии рассеиваются одна за другой, приводя к жизненным кризисам, которые описаны Эриксоном. Среди этих кризисов присутствует и переоценка родителями своего ребёнка в пору его юности, подростковое чувство протеста, склонность к философствованию, приходящие вслед. Иногда чрезмерные попытки удержать иллюзии могут привести к депрессии или мистицизму, а отказ от всех иллюзий – к отчаянию» — писал учёный.

Сценарий – это заложенная в детстве «картина мира». Эрик Бёрн считал, что человек не должен проживать свой сценарий от «корки до корки», человеку необходимо адаптироваться к каждой возникающей ситуации, основываясь на поиске наиболее рациональных решений.

Бёрн предлагает концепцию разрешения внутренних детских конфликтов путём перехода из эго-состояния ребёнка в эго-состояние Взрослого (которое представлено, как путь адаптации к среде). Следовательно, возможна модернизация жизненного сценария, не зависимо от решения детских психологических конфликтов.

Методы трансакционного анализа

В трансакционном анализе существует два основных метода:

  • Контрактный метод

Врач и пациент заключают своего рода контракт, в котором оговаривается ответственности обеих сторон за успех терапии.

  • Открытая коммуникация

Этот метод подразумевает полную открытость и «прозрачность» между терапевтом и пациентом.

Последователи Эрика Бёрна

Среди последователей Бёрна были Клод Штайнер, Роберт Гулдинг, Джон Дьюзи, Фанита Инглиш, Томас Харрис, Тейби Калер, Джули Хей и др.

Клод Штайнер организовал совместно с Э. Бёрном Международную ассоциацию развития трансактного анализа. Роберт Гулдинг объединил трансактный анализ с гештальт – терапией. Этот метод получил название: поиск новых решений, Джон Дьюзи разработал опросчик «Личностный профиль эго – состояний»; Фанита Инглиш основала Западный институт трансакционного анализа и гештальт. Томас Харрис – автор множества популярных книг по трансактному анализу. Тейби Калер — автор моделей процесса коммуникации и процесса терапии, успешно применяемых в различных сферах деятельности, связанных с работой с людьми. Джули Хей – автор некоторых позиции в теории трансактного анализа, создатель Европейского Совета Менторства и Коучинга.

Литература:
  1. Берн Э. «Игры, в которые играют люди»;
  2. Берн Э. «Трансактный анализ в психотерапии»;
  3. Стюарт Я., Джойнс В. «Трансактный Анализ в теории и практике»;

Автор: Елизавет Листер
писатель, преподаватель истории

Текст публикуется в авторской редакции

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Разрешите себе жить по собственным правилам!

Судьба любого человека программируется в дошкольном возрасте. Это хорошо знали священники и учителя средневековья, говорившие: «Оставьте мне дитя до шести лет, а потом берите обратно»

Эрик Берн: Разрешите себе жить по собственным правилам!

Развивая идеи психоанализа Фрейда, общей теории и метода лечения нервных и психических заболеваний, знаменитый психолог Эрик Берн акцентировал внимание на «трансакциях» (единичных взаимодействиях), лежащих в основе межчеловеческих отношений.

Некоторые виды таких трансакций, имеющие в себе скрытую цель, он назвал играми. В данной статье мы представляем вам краткое изложение книги Эрика Берна 

«Люди, которые играют в игры» — одной из самых знаменитых книг по психологии XX века.

Транзактный анализ Эрика Берна

Сценарный анализ невозможен без понимания основной, базовой концепции Эрика Берна — транзактного анализа. Именно с него он начинает свою книгу «Люди, которые играют в игры».

Эрик Берн считает, что у каждого человека есть три состояния Я, или, как еще говорят, три Эго-состояния, определяющие, как он ведет себя с окружающими и что из этого в итоге получается. Эти состояния называются так:

  • Родитель
  • Взрослый
  • Ребенок

Изучению этих состояний и посвящен транзактный анализ. Берн считает, что мы в каждый момент своей жизни находимся в одном из этих трех состояний. Причем их смена может происходить сколь угодно часто и быстро: например, вот только что руководитель общался со своим подчиненным с позиции Взрослого, уже через секунду обиделся на него как Ребенок, а через минуту начал его поучать из состояния Родителя.

Одну единицу общения Берн называет транзакцией. Отсюда и название его подхода — транзактный анализ. Чтобы не было путаницы, Эго-состояния Берн пишет с большой буквы: Родитель (Р), Взрослый (В), Ребенок (Ре), а эти же слова в их обычном, относящемся к конкретным людям значении, — с маленькой.

Состояние «Родитель» ведет свое происхождение от родительских образцов поведения. В этом состоянии человек чувствует, думает, действует, говорит и реагирует точно так же, как это делали его родители, когда он был ребенком. Он копирует поведение своих родителей. И тут надо учитывать два Родительских компонента: один — ведущий происхождение от отца, другой — от матери. Состояние Я-Родитель может активизироваться при воспитании собственных детей. Даже тогда, когда это состояние Я не выглядит активным, оно чаще всего влияет на поведение человека, выполняя функции совести.

Вторая группа состояний Я заключается в том, что человек объективно оценивает то, что с ним происходит, рассчитывая возможности и вероятности на основе прошлого опыта. Это состояние Я Эрик Берн называет «Взрослый». Его можно сравнить с функционированием компьютера. Человек в позиции Я-Взрослый пребывает в состоянии «здесь и сейчас». Он адекватно оценивает свои действия и поступки, полностью отдает себе в них отчет и берет на себя ответственность за все, что он делает.

Каждый человек несет в себе черты маленького мальчика или маленькой девочки. Он порой чувствует, мыслит, действует, говорит и реагирует точно так же, как это делал в детстве. Это состояние Я называется «Ребенок». Его нельзя считать ребяческим или незрелым, это состояние только напоминает ребенка определенного возраста, в основном двух-пяти лет. Это мысли, чувства и переживания, которые проигрываются из детского возраста. Когда мы в позиции Эго-Ребенка, мы находимся в состоянии контролируемых, в состоянии объектов воспитания, объектов обожания, то есть в состоянии тех, кем мы являлись, когда были детьми.

Какое из трех состояний Я более конструктивное и почему?

Эрик Берн считает, что человек становится зрелой личностью, когда в его поведении доминирует состояние Взрослого. Если же преобладает Ребенок или Родитель, это приводит к неадекватному поведению и к искажению мироощущения. И поэтому задача каждого человека — добиться баланса трех Я-состояний с помощью усиления роли Взрослого.

Почему Эрик Берн считает состояния Ребенка и Родителя менее конструктивными? Потому что в состоянии Ребенка у человека наблюдается достаточно большой перекос в сторону манипулирования, спонтанности реакций, а также нежелания или неспособности взять на себя ответственность за свои поступки. А в состоянии Родителя в первую и главную очередь доминирует контролирующая функция и перфекционизм, что тоже бывает опасно. Рассмотрим это на конкретном примере.

Человек совершил какую-то оплошность. Если у него доминирует Эго-Родитель, то он начинает ругать, пилить, «грызть» себя. Он постоянно прокручивает в голове эту ситуацию и что он сделал не так, корит себя. И эта внутренняя «пилёжка» может продолжаться сколь угодно долго. В особо запущенных случаях люди пилят себя по одному и тому же вопросу десятилетиями. Естественно, что в какой-то момент это превращается в психосоматическое расстройство. Как вы понимаете, реальную ситуацию такое отношение к ней не изменит. И в этом смысле состояние Эго-Родителя не является конструктивным. Ситуация не меняется, а психическое напряжение возрастает.

А как в такой ситуации ведет себя Взрослый? Эго-Взрослый говорит: «Да, здесь я сделал ошибку. Я знаю, как ее исправить. В следующий раз, когда возникнет такая же ситуация, я вспомню этот опыт и попробую избежать такого исхода. Я всего лишь человек, я не святой, у меня могут быть ошибки». Так разговаривает с собой Эго-Взрослый. Он разрешает себе ошибку, берет на себя ответственность за нее, он ее не отрицает, но эта ответственность здравая, он понимает, что не все в жизни от него зависит. Он извлекает опыт из данной ситуации, и этот опыт становится для него полезным звеном в следующей подобной ситуации. Самое главное, что здесь исчезает излишняя драматизация и обрубается некий эмоциональный «хвост». Эго-Взрослый не тащит за собой этот «хвост» на веки вечные. И поэтому такая реакция конструктивна.

А что же в подобной ситуации делает человек, который находится в состоянии Эго-Ребенка? Он обижается. Почему так происходит? Если Эго-Родитель берет на себя гиперответственность за все, что происходит, и поэтому так сильно себя ругает, то Эго-Ребенок, наоборот, считает, что если что-то получилось не так, то это виноваты мама, начальник, друг или кто-то еще. А раз они виноваты и поступили не так, как он ожидал, то они его разочаровали. Он на них обиделся и решил, что отомстит, ну, или перестанет с ними разговаривать.

Такая реакция вроде бы какого-то серьезного эмоционально «хвоста» для человека не несет, ведь он переложил этот «хвост» на другого. Но что он имеет в результате? Испорченные отношения с тем человеком, на которого переложена вина за ситуацию, а также отсутствие опыта, который мог бы стать для него незаменимым, когда такая ситуация повторится. А повторится она обязательно, потому что у человека не изменится стиль поведения, который привел к ней. Кроме того, тут надо учитывать, что долгая, глубокая, злобная обида Эго-Ребенка часто становится причиной серьезнейших заболеваний.

Таким образом, Эрик Берн считает, что мы не должны допускать в своем поведении доминирования состояний Ребенка и Родителя. Но в какой-то момент жизни они могут и даже должны включаться. Без этих состояний жизнь человека будет как суп без соли и перца: вроде есть можно, но чего-то не хватает.

Иногда надо разрешать себе быть Ребенком: страдать ерундой, позволять спонтанный выход эмоций. Это нормально. Другой вопрос, когда и где мы позволяем себе это делать. Например, на деловом совещании это совсем неуместно. Всему свое время и место. Состояние Эго-Родителя может быть полезно, например, для преподавателей, лекторов, воспитателей, родителей, врачей на приеме и т. п. Из состояния Родителя человеку проще взять под контроль ситуацию и нести ответственность за других людей в рамках и объеме этой ситуации.

Эрик Берн: Разрешите себе жить по собственным правилам!

2. Сценарный анализ Эрика Берна

Теперь перейдем к сценарному анализу, которому посвящена книга «Люди, которые играют в игры». Эрик Берн пришел к выводу, что судьба любого человека программируется в дошкольном возрасте. Это хорошо знали священники и учителя средневековья, говорившие: «Оставьте мне дитя до шести лет, а потом берите обратно». Хороший дошкольный воспитатель может даже предвидеть, какая жизнь ожидает ребенка, будет ли он счастливым или несчастным, станет ли победителем или неудачником.

Сценарий по Берну — это подсознательный жизненный план, который формируется в раннем детстве в основном под влиянием родителей. «Этот психологический импульс с большой силой толкает человека вперед, — пишет Берн, — навстречу его судьбе, и очень часто независимо от его сопротивления или свободного выбора.

Что бы ни говорили люди, что бы они ни думали, какое-то внутреннее побуждение заставляет их добиваться того финала, который часто отличается от того, что они пишут в своих автобиографиях и заявлениях о приеме на работу. Многие утверждают, что хотят заработать много денег, но теряют их, тогда как окружающие богатеют. Другие утверждают, что ищут любви, а находят ненависть даже в тех, кто их любит».

В первые два года жизни поведение и мысли ребенка программируются в основном матерью. Эта программа и формирует первоначальный каркас, основу его сценария, «первичный протокол» относительно того, кем ему быть: «молотом» или «наковальней». Такой каркас Эрик Берн называет жизненной позицией человека.

Жизненные позиции как «первичный протокол» сценария

В первый год жизни у ребенка формируется так называемое базовое доверие или недоверие к миру, и складываются определенные убеждения относительно:

  • себя самого («Я хороший, со мной все в порядке» или «Я плохой, у меня не все в порядке») и

  • окружающих, прежде всего родителей («Ты хороший, с тобой все в порядке» или «Ты плохой, с тобой не все в порядке»).

Это простейшие двусторонние позиции — Ты и Я. Изобразим их сокращенно так: плюс (+) — это позиция «все в порядке», минус (–) — позиция «не все в порядке». Сочетание этих единиц может дать четыре двусторонние позиции, исходя из которых и формируется «первичный протокол», ядро жизненного сценария человека.

В таблице показаны 4 базовые жизненные позиции. Каждая позиция имеет свой сценарий и свой финал.

Эрик Берн: Разрешите себе жить по собственным правилам!

У каждого человека есть позиция, на основе которой формируется его сценарий и базируется его жизнь. Отказаться от нее ему так же сложно, как вынуть фундамент из-под собственного дома, не разрушив его. Но иногда позицию все-таки можно изменить с помощью профессионального психотерапевтического лечения. Или благодаря сильному чувству любви — этому важнейшему целителю. Эрик Берн приводит вот такой пример устойчивости жизненной позиции.

Человек, считающий себя бедным, а других богатыми (Я –, Ты +), не откажется от своего мнения, даже если неожиданно у него появится много денег. Это не сделает его богатым в собственной оценке. Он по-прежнему будет считать себя бедным, которому просто повезло. А человек, который считает важным быть богатым в отличие от бедняков (Я +, Ты –), не откажется от своей позиции, даже если лишится своего богатства. Он останется для всех окружающих тем же «богатым» человеком, только испытывающим временные финансовые затруднения.

Устойчивостью жизненной позиции объясняется также тот факт, что люди с первой позицией (Я +, Ты +) обычно становятся лидерами: даже в самых крайних и трудных обстоятельствах они сохраняют абсолютное уважение к себе и к своим подчиненным. 

Hо иногда встречаются люди, позиция которых неустойчива. Они колеблются и перескакивают с одной позиции на другую, например с «Я +, Ты +» на «Я –, Ты –» или с «Я +, Ты –» на «Я –, Ты +». В основном это нестабильные, тревожные личности. Стабильными Эрик Берн считает тех людей, чьи позиции (хорошие или плохие) трудно поколебать, и таких большинство.

Позиции не только определяют наш жизненный сценарий, они еще и очень важны в повседневных межличностных отношениях. Первое, что люди чувствуют друг в друге, — это их позиции. И тогда в большинстве случаев подобное тянется к подобному. Люди, хорошо думающие о себе и о мире, обычно предпочитают общаться с себе подобными, а не с теми, кто вечно недоволен. 

Люди, чувствующие собственное превосходство, любят объединяться в различных клубах и организациях. Бедность также любит компанию, поэтому бедные тоже предпочитают собираться вместе, чаще всего для того, чтобы выпить. Люди, чувствующие тщетность своих жизненных усилий, обычно толкутся около пивных или на улицах, наблюдая за ходом жизни.

Сюжет сценария: как ребенок его выбирает

Итак, ребенок уже знает, как он должен воспринимать людей, как будут относиться к нему другие люди и что означает «такие, как я». Следующий шаг в развитии сценария — это поиск сюжета, который отвечает на вопрос «Что случается с такими, как я?». Рано или поздно ребенок услышит историю о ком-нибудь «таком, как я». Это может быть сказка, прочитанная ему матерью или отцом, история, рассказанная бабушкой или дедушкой, или рассказ о каком-то мальчишке или девчонке, услышанный на улице. Но где бы ребенок ни услышал эту историю, она произведет на него такое сильное впечатление, что он сразу поймет и скажет: «Это я!».

Услышанная история может стать его сценарием, который он будет пытаться реализовывать всю жизнь. Она даст ему «скелет» сценария, который может состоять из следующих частей:

  • герой, на которого ребенок хочет быть похожим;

  • злодей, который может стать примером, если ребенок подыщет ему соответствующее оправдание;

  • тип человека, воплощающий в себе образец, которому он хочет следовать;

  • сюжет — модель события, дающая возможность переключения с одной фигуры на другую;

  • перечень персонажей, мотивирующих переключение;

  • набор этических стандартов, предписывающих, когда надо сердиться, когда обижаться, когда чувствовать себя виноватым, ощущать свою правоту или торжествовать.

Так на основе самого раннего опыта ребенок выбирает свои позиции. Затем из того, что он читает и слышит, он формирует дальнейший жизненный план. Это и есть первый вариант его сценария. Если помогут внешние обстоятельства, то жизненный путь человека будет соответствовать сюжету, сложившемуся на этой основе.

3. Виды и варианты сценариев

Жизненный сценарий формируется по трем основным направлениям. Вариантов внутри этих направлений множество. Итак, Эрик Берн делит все сценарии на:

На языке сценариев неудачник — это Лягушка, а победитель — Принц или Принцесса. Родители в основном желают своим детям счастливой судьбы, но желают им счастья в том сценарии, который для них избрали. Они чаще всего бывают против изменения избранной для своего ребенка роли. Мать, воспитывающая Лягушку, хочет, чтобы дочь была счастливой Лягушкой, но сопротивляется любой ее попытке стать Принцессой («Почему ты решила, что ты можешь…?»). Отец, воспитывающий Принца, конечно же, желает сыну счастья, но он предпочитает видеть его скорее несчастным, чем Лягушкой.

Победителем Эрик Берн называет человека, который решил в своей жизни достичь определенной цели и, в конечном счете, добился своего. И здесь очень важно то, какие цели сам человек для себя формулирует. И хотя в основе их Родительское программирование, но окончательное решение принимает его Взрослый. И тут надо учитывать следующее: человек, поставивший себе цель пробежать, например, стометровку за десять секунд, и сделавший это, — победитель, а тот, кто хотел добиться, например, результата 9,5, а пробежал за 9,6 секунды — этот непобедитель.

Кто же это такие — непобедители? Важно не путать с неудачниками. Им сценарием предназначено тяжко трудиться, но не для того, чтобы победить, а чтобы удержаться на имеющемся уровне. Hепобедители чаще всего прекрасные сограждане, сотрудники, потому что всегда лояльны и благодарны судьбе, что бы она им ни принесла. Проблем они никому не создают. Это люди, о которых говорят, что они приятны в общении. Победители же создают окружающим массу проблем, так как в жизни они борются, вовлекая в борьбу других людей.

Однако большинство неприятностей причиняют себе и окружающим неудачники. Они остаются неудачниками, даже добившись определенного успеха, но если попадают в беду, то пытаются увлечь за собой всех находящихся рядом.

Как понять, какому сценарию — победителя или неудачника — следует человек? Берн пишет, что это легко выяснить, ознакомившись с манерой человека говорить. Победитель обычно выражается так: «В другой раз не промахнусь» или «Теперь знаю, как это делать». Hеудачник же скажет: «Если бы только…», «Я бы, конечно…», «Да, но…». Непобедители говорят так: «Да, я поступил так, но по крайней мере я не…» или «Во всяком случае, спасибо и за это».

Сценарный аппарат

Чтобы понять, как действует сценарий и как найти «расколдовыватель», необходимо хорошо знать сценарный аппарат. Под сценарным аппаратом Эрик Берн понимает общие элементы любого сценария. И тут надо вспомнить три состояния Я, о которых мы говорили в самом начале.

Итак, элементы сценария по Эрику Берну:

1. Сценарный финал: благословение или проклятие

Один из родителей кричит в порыве гнева ребенку: «Пропади ты пропадом!» или «Чтоб ты провалился!» — это смертные приговоры и одновременно указания на способ смерти. То же самое: «Ты кончишь, как твой отец» (алкоголик) — приговор на всю жизнь. Это сценарный финал в форме проклятия. Формирует сценарий неудачников. Здесь надо иметь в виду, что ребенок все прощает и принимает решение только после десятков или даже сотен таких транзакций.

У победителей вместо проклятия звучит родительское благословение, например: «Будь великим!»

2. Сценарное предписание

Предписания — это то, что нужно делать (приказы), и то, чего делать нельзя (запреты). Предписание — самый важный элемент сценарного аппарата, который варьируется по степени интенсивности. Предписания первой степени (социально приемлемые и мягкие) — это прямые указания адаптивного характера, подкрепленные одобрением или мягким осуждением («Ты вела себя хорошо и спокойно», «Не будь слишком честолюбивым»). С такими предписаниями еще можно стать победителем.

Предписания второй степени (лживые и жесткие) не диктуются прямо, а внушаются окольным путем. Это лучший способ сформировать непобедителя («Не говори отцу», «Держи рот на замке»).

Предписания третьей степени формируют неудачников. Это предписания в форме несправедливых и негативных приказов, неоправданных запретов, внушаемых чувством страха. Такие предписания мешают ребенку избавиться от проклятия: «Не приставай ко мне!» или «Не умничай» (= «Пропади ты пропадом!») или «Перестань ныть!» (= «Чтоб ты провалился!»).

Чтобы предписание прочно укоренилось в сознании ребенка, его нужно часто повторять, а за отступления от него наказывать, хотя в отдельных крайних случаях (с жестоко избитыми детьми) достаточно одного раза, чтобы предписание запечатлелось на всю жизнь.

3. Сценарная провокация

Провокация порождает будущих пьяниц, преступников, а также другие типы пропащих сценариев. Например, родители поощряют поведение, ведущее к итогу — «Выпей!». Провокация исходит от Злого Ребенка или «демона» родителей, ее обычно сопровождает «ха-ха». В раннем возрасте поощрение быть неудачником может выглядеть так: «Он у нас дурачок, ха-ха» или «Она у нас грязнуля, ха-ха». Затем приходит время более конкретных поддразниваний: «Он когда стукается, то всегда головой, ха-ха».

4. Моральные догмы или заповеди 

Это наставления, как нужно жить, чем заполнить время в ожидании финала. Эти наставления обычно передаются из поколения в поколение. Например, «Экономь деньги», «Трудись усердно», «Будь хорошей девочкой».

Тут могут возникнуть противоречия. Отцовский Родитель вещает: «Экономь деньги» (заповедь), в то время как Ребенок отца подначивает: «Ставь все сразу в этой игре» (провокация). Это пример внутреннего противоречия. А когда один из родителей учит экономить, а другой советует тратить, то можно говорить о внешнем противоречии. «Береги каждую копейку» может означать: «Береги каждую копейку, чтобы потом пропить все сразу».

О ребенке, который оказался зажат между противоположными наставлениями, говорят «попал в мешок». Такой ребенок ведет себя так, как будто реагирует не на внешние обстоятельства, а отвечает на что-то в своей собственной голове. Если родители в «мешок» сунули какой-нибудь талант и подкрепили его благословением на победителя, это превратится в «мешок победителя». Но большинство людей в «мешках» — неудачники, поскольку не могут вести себя сообразно ситуации.

5. Родительские образцы 

Дополнительно родители делятся опытом, как в реальной жизни осуществлять их сценарные предписания. Это образец, или программа, формирующаяся по указанию родительского Взрослого. Например, девочка может стать леди, если мать научит ее всему, что должна знать настоящая леди. Очень рано, путем подражания, как большинство девочек, она может научиться улыбаться, ходить и сидеть, а позже ее научат одеваться, соглашаться с окружающими и вежливо говорить «нет».

В случае с мальчиком родительский образец скорее скажется в выборе профессии. Ребенок может сказать: «Когда вырасту, я хочу быть юристом (полицейским, вором), как отец». Но осуществится это или нет, зависит от материнского программирования, которое гласит: «Займись (или не займись) чем-нибудь рискованным, сложным, как (или не как) твой отец». Предписание начнет действовать, когда сын видит восхищенное внимание и гордую улыбку, с какими мать слушает рассказы отца о его делах.

6. Сценарный импульс 

У ребенка периодически появляются стремления, направленные против сценария, формируемого родителями, например: «Плюнь!», «Словчи!» (против «Работай на совесть!»), «Истрать все сразу!» (против «Береги копейку!»), «Сделай наоборот!». Это сценарный импульс, или «демон», который прячется в подсознании.

Сценарный импульс чаще всего проявляется в ответ на избыток предписаний и наставлений, то есть в ответ на сверхсценарий.

7. Антисценарий 

Предполагает возможность снятия заклятия, например, «Ты можешь преуспеть после сорока лет». Такое волшебное разрешение называется антисценарием, или внутренним освобождением. Но нередко в сценариях неудачников единственным антисценарием оказывается смерть: «Свою награду ты получишь на небесах».

Такова анатомия сценарного аппарата. Сценарный финал, предписания и провокации управляют сценарием. Они называются контролирующими механизмами и формируются до шести лет. Остальные четыре элемента могут быть использованы для борьбы со сценарием.

Варианты сценариев

Различные варианты сценариев Эрик Берн разбирает на примерах героев греческих мифов, сказок, а также на наиболее часто встречающихся в жизни персонажах. В основном это сценарии неудачников, поскольку именно с ними психотерапевты встречаются чаще всего. Фрейд, например, перечисляет бесчисленные истории неудачников, тогда как единственные победители в его работах — это Моисей, Леонардо да Винчи и он сам.

Итак, рассмотрим примеры сценариев победителей, непобедителей и неудачников, описанные Эриком Берном в его книге «Люди, которые играют в игры».

Варианты сценариев неудачников

Сценарий «Танталовы муки, или Hикогда»представлен судьбой мифического героя Тантала. Всем известна крылатая фраза «танталовы (то есть вечные) муки». Тантал был обречен страдать от голода и жажды, хотя вода и ветвь с плодами находились рядом, но все время миновали его губ. Тем, кому достался такой сценарий, родители запретили делать то, что им хотелось, поэтому их жизнь полна искушений и «танталовых мук». Они как бы живут под знаком Родительского проклятья. В них Ребенок (как состояние Я) боится того, чего они сильнее всего желают, поэтому они мучают себя сами. Директиву, лежащую в основании этого сценария, можно сформулировать так: «Я никогда не получу того, чего больше всего хочу».

Сценарий «Арахна, или Всегда» основан на мифе об Арахне. Арахна была великолепной ткачихой и позволила себе бросить вызов самой богине Афине и состязаться с ней в ткацком искусстве. В наказанье она была превращена в паука, вечно ткущего свою паутину.

В данном сценарии «всегда» — это ключ, который включает действие (причем негативное). Этот сценарий проявляется у тех, кому родители (учителя) постоянно со злорадством говорили: «Ты всегда будешь бомжом», «Ты всегда будешь таким ленивым», «Ты всегда не доводишь дело до конца», «Ты навсегда останешься толстой». Этот сценарий порождает цепь событий, которая обычно именуется «полосой неудач» или «полосой невезения».

Сценарий «Дамоклов меч». Дамоклу на один день было позволено блаженствовать в роли царя. Во время пира он увидел обнаженный меч, висящий на конском волосе над его головой, и понял призрачность своего благополучия. Девиз этого сценария: «Пока радуйся жизни, но знай, что потом начнутся несчастья».

Ключ этого жизненного сценария — это зависший меч над головой. Это программа на выполнение какой-то задачи (но задачи не своей, а родительской, причем негативной). «Вот выйдешь замуж, наплачешься» (в итоге: или неудачное замужество, или нежелание выходить замуж, или сложности в создании семьи и одиночество).

«Когда вырастишь ребенка, тогда ты почувствуешь себя на моем месте!» (в итоге: или повторение неудачной программы своей матери после того, как вырастет ребенок, или нежелание иметь ребенка, или вынужденная бездетность).

«Гуляй, пока молодой, потом наработаешься» (в итоге: или нежелание работать и тунеядство, или с возрастом — тяжелый труд). Как правило, люди с этим сценарием живут одним днем в постоянном ожидании несчастий в будущем. Это бабочки-однодневки, их жизнь бесперспективна, в результате они часто становятся алкоголиками или наркоманами.

«Снова и снова»— это сценарий Сизифа, мифического царя, который разгневал богов и за это вкатывал на гору камень в подземном мире. Когда камень достигал вершины, он срывался вниз, и все приходилось начинать снова. Это также классический пример сценария «Чуть-чуть не…», где одно «Если бы только…» следует за другим. «Сизиф» — сценарий неудачника, поскольку, приблизившись к вершине, он каждый раз скатывается вниз. В основе его лежит «Снова и снова»: «Старайся, пока можешь». Это программа на процесс, а не результат, на «бег по кругу», бестолковый, тяжелый «сизифов труд».

Сценарий «Розовая Шапочка, или Бесприданница». Розовая Шапочка — сирота или по каким-то причинам чувствует себя сиротой. Она сообразительна, всегда готова дать добрый совет и весело пошутить, но мыслить реалистически, планировать и реализовывать планы не умеет — это она оставляет другим. Она всегда готова прийти на помощь, в результате приобретает много друзей. Hо каким-то образом она в конце концов остается в одиночестве, начинает пить, принимать стимуляторы и снотворное и часто думает о самоубийстве.

Розовая Шапочка — сценарий неудачницы, поскольку, чего бы она ни добивалась, она все теряет. Этот сценарий организован по принципу «нельзя»: «Это тебе нельзя делать, пока не встретишь принца». В основе его лежит «никогда»: «Никогда не проси ничего для себя».

Варианты сценариев победителей

Сценарий «Золушка».

У Золушки было счастливое детство, пока была жива ее мать. Затем она страдала до событий на балу. После бала Золушка получает выигрыш, полагающийся ей по сценарию «победителя».

Как же разворачивается ее сценарий после свадьбы? Вскоре Золушка делает удивительное открытие: самыми интересными для нее людьми оказываются не придворные дамы, а посудомойки и служанки, занятые на кухне. Путешествуя в карете по маленькому «королевству», она часто останавливается, чтобы поговорить с ними. Со временем этими прогулками начинают интересоваться и другие придворные дамы. Однажды Золушке-Принцессе пришло в голову, что неплохо бы собрать вместе всех дам, ее помощниц, и обсудить их общие проблемы. После этого родилось «Дамское общество помощи бедным женщинам», избравшее ее своим президентом. Так «Золушка» нашла свое место в жизни и даже сделала вклад в благосостояние своего «королевства».

Сценарий «Зигмунд, или “Если не выходит так, попробуем иначе”». 

Зигмунд решил стать великим человеком. Он умел работать и поставил себе целью проникнуть в высшие слои общества, которые стали бы для него раем, но его туда не пускали. Тогда он решил заглянуть в ад. Там не было высших слоев, там всем было все равно. И он обрел авторитет в аду. Успех его был столь велик, что скоро высшие слои общества переместились в преисподнюю.

Это сценарий «победителя». Человек решает стать великим, но окружающие создают ему всяческие препятствия. Он не тратит время на их преодоление, он все обходит стороной, и становится великим в другом месте. Зигмунда ведет по жизни сценарий, организованный по принципу «можно»: «Если не получается так, можно попытаться иначе». Герой взял неудавшийся сценарий и превратил его в успешный, причем вопреки противодействию окружающих. Это удалось благодаря тому, что оставлялись открытые возможности, позволяющие обойти препятствия, не сталкиваясь с ними лоб в лоб. Такая гибкость не мешает достижению желаемого.

Как самостоятельно выявить свой сценарий

Эрик Берн не дает четких рекомендаций, как самостоятельно распознать свой сценарий. Для этого он предлагает обращаться к сценарным психоаналитикам. Он даже про себя пишет: «Что касается лично меня, то я не знаю, играю ли я по-прежнему по чужим нотам или нет». Но кое-что сделать все-таки можно.

Есть четыре вопроса, честные и продуманные ответы на которые помогут пролить свет на то, в какой сценарной клетке мы находимся. Вот эти вопросы:

1.Каков был любимый лозунг ваших родителей? (Он даст ключ к тому, как запустить антисценарий.)

2.Какую жизнь вели ваши родители? (Продуманный ответ на этот вопрос даст ключ к навязанным вам родительским образцам.)

3.Каков был родительский запрет? (Это наиболее важный вопрос для понимания поведения человека. Часто бывает так, что какие-то неприятные симптомы, с которыми человек обращается к психотерапевту, — это замена запрета родителей или протест против него. Как говорил еще Фрейд, освобождение от запрета избавит пациента и от симптомов.)

4.Какие ваши поступки заставляли родителей улыбаться или смеяться? (Ответ позволяет выяснить, какова альтернатива запрещенному действию.)

Берн приводит пример родительского запрета для сценария алкоголика: «Не думай!» Пьянство — это программа замены мышления.

«Расколдовыватель», или Как освободиться от власти сценария

Эрик Берн вводит такое понятие, как «расколдовыватель», или внутреннее освобождение. Это «устройство», отменяющее предписание и освобождающее человека из-под власти сценария. В рамках сценария это «устройство» для его саморазрушения. В одних сценариях оно сразу бросается в глаза, в других его надо искать и расшифровывать. Иногда «расколдовыватель» таит в себе иронию. Такое обычно бывает в сценариях неудачников: «Все наладится, но после твоей смерти».

Внутреннее освобождение может быть ориентировано либо на событие, либо на время. «Когда встретишь Принца», «Когда умрешь, сражаясь» или «Когда родишь троих» — это событийно ориентированные антисценарии. «Если переживешь возраст, в котором умер твой отец» или «Когда проработаешь в фирме тридцать лет» — это антисценарии, временно ориентированные.

Чтобы освободиться от сценария, человеку требуются не угрозы и не приказы (приказов у него в голове и так достаточно), а разрешение, которое освободило бы его от всех приказов. Разрешение — главное орудие в борьбе со сценарием, ибо оно в основном дает возможность освободить человека от предписания, наложенного родителями.

Нужно разрешить что-то своему Я-состоянию Ребенка со словами: «Все в порядке, это можно» или наоборот: «Ты не должен…» В обоих случаях звучит также обращение к Родителю (как своему состоянию Я): «Оставь его (Я-Ребенка) в покое». Такое разрешение работает лучше, если оно дано авторитетным для вас человеком, например психотерапевтом.

Эрик Берн выделяет позитивные и негативные разрешения. С помощью позитивного разрешения, или лицензии, нейтрализуется родительское предписание, а с помощью негативного — провокация. В первом случае «Оставь его в покое» означает «Пусть он это делает», а во втором — «Не принуждай его к этому». Некоторые разрешения совмещают в себе обе функции, что ясно видно в случае антисценария (когда Принц поцеловал Спящую Красавицу, он одновременно дал ей разрешение (лицензию) — проснуться — и освободил от проклятия злой колдуньи).

Если родитель не хочет внушать своим детям то же самое, что было когда-то внушено ему самому, он должен осмыслить Родительское состояние своего Я. Его долг и обязанность заключаются в контроле своего Отцовского поведения. Только поставив своего Родителя под надзор своего Взрослого, он может справиться со своей задачей.

Эрик Берн: Разрешите себе жить по собственным правилам!

Трудность заключается в том, что мы часто относимся к своим детям как к нашей копии, нашему продолжению, нашему бессмертию. Родители всегда довольны (хотя могут не показывать вида), когда дети им подражают, даже в дурном отношении. Именно это удовольствие и нужно поставить под Взрослый контроль, если мать и отец хотят, чтобы их ребенок чувствовал себя в этом громадном и сложном мире более уверенным и более счастливым человеком, чем они сами.

Негативные и несправедливые приказы и запреты должны быть заменены на разрешения, которые не имеют ничего общего с воспитанием вседозволенностью. Важнейшие разрешения — это разрешения любить, изменяться, успешно справляться со своими задачами, думать самому. Человека, обладающего подобным разрешением, видно сразу, так же как и того, кто связан всевозможными запретами («Ему, конечно, разрешили думать», «Ей разрешили быть красивой», «Им разрешено радоваться»).

Эрик Берн уверен: разрешения не приводят ребенка к беде, если не сопровождаются принуждением. Истинное разрешение — это простое «можно», как, например, лицензия на рыбную ловлю. Мальчишку никто не заставляет ловить рыбу. Хочет — ловит, хочет — нет.

Эрик Берн особенно подчеркивает: быть красивой (так же, как иметь успех) — это вопрос не анатомии, а родительского разрешения. Анатомия, конечно, влияет на миловидность лица, однако лишь в ответ на улыбку отца или матери может расцвести настоящей красотой лицо дочери. Если родители видели в своем сыне глупого, слабого и неуклюжего ребенка, а в дочери — уродливую и глупую девочку, то они такими и будут.

Заключение

Свой бестселлер «Люди, которые играют в игры» Эрик Берн начинает с описания своей главной концепции: транзактного анализа. Суть этой концепции заключается в том, что каждый человек в любой период времени находится в одном из трех Эго-состояний: Родителя, Ребенка или Взрослого. Задача каждого из нас — добиться доминирования в нашем поведении Эго-состояния Взрослого. Именно тогда можно говорить о зрелости личности.

После описания транзактного анализа Эрик Берн переходит к концепции сценариев, которой и посвящена эта книга. Основной вывод Берна таков: будущая жизнь ребенка программируется до шести лет, и дальше он живет по одному из трех жизненных сценариев: победителя, непобедителя или неудачника. Конкретных вариаций у этих сценариев очень много.

Сценарий по Берну — это постепенно развертывающийся жизненный план, который формируется в раннем детстве в основном под влиянием родителей. Часто сценарное программирование происходит в негативной форме. Родители забивают головы детей ограничениями, приказами и запретами, таким образом воспитывая неудачников. Но иногда дают и разрешения. Запреты затрудняют приспособление к обстоятельствам, тогда как разрешения предоставляют свободу выбора. Разрешения не имеют ничего общего с воспитанием вседозволенностью. Важнейшие разрешения — это разрешения любить, изменяться, успешно справляться со своими задачами, думать самому.

Чтобы освободиться от сценария, человеку требуются не угрозы и не приказы (приказов у него в голове и так достаточно), а все те же разрешения, которые освободили бы его от всех родительских приказов. Разрешите самому себе жить по собственным правилам. И, как советует Эрик Берн, отважьтесь наконец-то сказать: «Мама, лучше я сделаю по-своему». опубликовано econet.ru

Эрик Берн – биография, книги, отзывы, цитаты

ЭРИК ЛЕННАРД БЕРН (наст. имя: Леонард Бернстайн) — американский психолог и психиатр. Известен, прежде всего, как разработчик трансакционного анализа и сценарного анализа. Развивая идеи психоанализа, общей теории и метода лечения нервных и психических заболеваний, Берн сосредоточил внимание на «трансакциях» (от англ. trans- — приставки, обозначающей движение от чего-то к чему-либо, и англ. action — «действие»), лежащих в основе межличностных отношений. Некоторые виды трансакций, имеющие в себе скрытую цель, он называет играми. Берн рассматривает три эго-состояния: Взрослый, Родитель и Ребёнок (которые не являются фрейдовскими Я, Сверх-Я и Оно). Вступая в контакт с окружающей средой, человек, по мнению Берна, всегда находится в одном из этих состояний.

Эрик Бернродился в Монреале (Канада), в семье выходцев из России — доктора Давида Гиллеля Бернстайна и литератора Сары Гордон, рос в бедной еврейской части города. Его отец был увлеченным практикующим врачом-терапевтом, он часто брал сына с собой, когда обходил своих больных. Мать Берна была профессиональной писательницей и редактором. После смерти мужа в 1921 году она материально поддерживала Берна и его сестру, занимаясь литературной деятельностью. Джеймс (James, 1977) считает, что маленького Ребенка в Берне травмировала смерть отца. Безусловно, отец имел сильное влияние на Берна, чьей целью всегда было излечение пациентов. Это влияние отражено в латинском посвящении на первой странице написанной Берном книги «Трансактный анализ в психотерапии» («Transactional Analysis in Psychotherapy»), которое переводится так: «В память о моем отце Дэвиде, докторе медицины, мастере хирургии и враче для бедных» (Berne, 1961). Мать-журналистка, очевидно, сильно стимулировала Берна писать о лечении своих пациентов.

Берн изучал английский язык, психологию и проходил подготовительный курс медицины в Мак-Гиллском университете в Монреале. В 1931 году он получил степень бакалавра гуманитарных наук. В 1935 году Берн получил степени доктора медицины и магистра хирургии в том же самом университете. Затем Берн уехал в Соединенные Штаты, где стал американским гражданином. После интернатуры в Инглвудской больнице в Нью-Джерси он стал психиатрическим ординатором, прикомандированным к клинике при Медицинской школе Йельского университета. Реагируя на антисемитские настроения, широко распространившиеся в то время, Бернштейн изменил свою фамилию, стал Берном и начал практиковать в качестве частного психиатра в Норфолке, штат Коннектикут. Примерно в это же время Берн заключил первый из трех своих браков (все эти браки распались). Затем Берн стал клиническим ассистентом в Больнице Горы Сион в Нью-Йорке и в 1941 году начал проходить специальный курс в Нью-Йоркском психоаналитическом институте, где его подверг психоанализу Поль Федерн, бывший коллега Фрейда.

В 1943 году Берн вступил в Армейский медицинский корпус как психиатр и именно во время войны он начал работать с группами. После увольнения в 1946 году Берн переехал в Кармел, штат Калифорния, и закончил работу над книгой «Психика в действии» («The Mind in Action»), Позднее эта книга была переработана и опубликована под названием «Руководство по психиатрии и психоанализу для широкого круга читателей» («A Layman’s Guide to Psychiatry and Psychoanalysis»). Берн также возобновил свои занятия в Психоаналитическом институте Сан-Франциско и прошел обучающий курс психоанализа под руководством Эрика Эриксона. В 1950 году он получил место в Больнице Горы Сион Сан-Франциско и вновь начал практиковать частным образом. В последние годы жизни Берн работал и в Сан-Франциско, и в Кармеле, расположенном в 125 милях от Сан-Франциско.

Со времени своей работы врачом-психиатром в вооруженных силах Берн проявлял исследовательский интерес к интуиции и развивал концепцию Эго-образа. Эго-образ является интуитивным представлением терапевта о человеке, который каким-то образом описывает свое «Я». Эго-образы в значительной степени базируются на наблюдении и выслушивании рассказов пациентов о себе. В период с 1954 по 1958 год Берн развивал такие направления трансактного анализа, как диагноз Эго-состояний, или структурный анализ; анализ индивидуальных трансакций; анализ серий трансакций как со скрытым, так и с открытым содержанием, иначе известный как анализ игры; анализ сценария (скрипт-анализ) — анализ жизни пациента, с помощью которого можно экстраполировать и предсказывать его будущее. Первая группа трансактного анализа Берна сформировалась в сентябре 1954 года. Берн развивал свои идеи, регулярно проводя семинары в Кармеле, а затем, с 1958 года, Социальные психиатрические семинары в Сан-Франциско, позже названные Семинарами Эрика Берна.

Берн все дальше уходил от ортодоксального психоанализа, и в 1956 году его заявление о членстве в Психоаналитическом институте Сан-Франциско было отклонено в третий раз. По поводу этого случая Берн замечает: «…После пятнадцати лет психоаналитическое движение и автор официально разошлись (оставшись в хороших отношениях)…» (Berne, 1961, р. 13). Когда несколькими годами позже Берну предложили стать членом Психоаналитического института, он с благодарностью отказался. Берн все больше убеждался в том, что консультант должен быть более активным, чем это допускается в ортодоксальном психоанализе, и должен практиковать скорее трансактно, чем у изголовья кушетки в кабинете психиатра. В ноябре 1957 года на Западной Региональной конференции Американской Ассоциации групповой психотерапии в Лос-Анджелесе Берн выступил с научным докладом «Трансактный анализ: новый и эффективный метод групповой терапии» («Transactions Analysis: a New and Effective Method of Group Therapy»), который был опубликован в 1958 году. В течение трех последующих лет он обогащал свой опыт, работая на островах в южной части Тихого океана, куда он отправился для того, чтобы изучить местную социализацию и психические заболевания, распространенные в различных островных культурах. К 1961 году Берн посетил психиатрические больницы приблизительно 30 различных стран в Европе, Азии, Африке и на островах Атлантического и Тихого океанов. Целью этих посещений было подтверждение сделанных предположений в различном расовом и культурном окружении. Наиболее систематическая книга Берна — «Трансактный анализ в психотерапии» («Transactional Analysis in Psychotherapy») — была издана в 1961 году.

В 1963 году была опубликована работа «Структура и динамика организаций и групп» («The Structure and dynamics of Organizations and Groups»), в которой обсуждалось, как можно применять трансактный анализ при работе с группами. В 1964 году Берн представил свои идеи, касающиеся анализа психологических игр, в книге «Игры, в которые играют люди» («Games People Play»), частное издание которой вышло в 1961 году. Принципы трансактного анализа изложены Берном в книге «Принципы группового лечения» («Principles of Group Treatment»), изданной в 1966 году, а идеи, касающиеся анализа сценария (скрипт-анализа), представлены в работе «Что вы говорите после того, как говорите „здравствуйте“?» («What Do You Say After You Say Hello?»), изданной после смерти Берна в 1972 году. Берн также написал книги: «Счастливая Долина» («The Happy Valley») — для детей и «Секc в человеческой любви» («Sex in Human Loving»), — адресованные как непрофессионалам, так и профессионалам. В 1962 году начал издаваться журнал «Бюллетень трансактного анализа» («Transactionai Analysis Bulletin»), редактором которого в течение нескольким лет был Берн. В 1964 году была образована Международная Ассоциация трансактного анализа (International Transactional Analysis Association — ITAA). Задачами ITAA были подготовка специалистов в области трансактного анализа и их аккредитация. Теперь функции ITAA выполняет Европейская Ассоциация трансактного анализа.

В течение 1960-х годов Берн не только писал книги и практиковал в качестве частного консультанта, но и одновременно занимал несколько должностей. Берн был консультантом по психиатрии при главе медицинского управления (Surgeon General) армии США; лечащим психиатром в Клинике психической гигиены администрации ветеранов; лектором, читавшим курс групповой терапии в Нейропсихиатрической клинике Лэнгли-Портера, а также в Стэнфордской психиатрической клинике; адъюнкт-психиатром в Больнице Горы Сион, Сан-Франциско. В начале 1970 года Берн и его третья жена развелись. Берн умер от сердечного приступа 15 июля того же года. Работу, начатую Берном, продолжили многие его бывшие коллеги, посещавшие семинары в Сан-Франциско. В их число вошел Клод Штайнер, который усовершенствовал анализ сценария (скрипт-анализ).

Эрик Берн (книги, биография, психология)

Эрик Берн — это известный американский психиатр, а также психолог. Известен тем, что разработал ныне очень популярный трансакционный анализ и сценарный анализ. Ему же принадлежит разработка эго-состояний, которые, по его мнению, лежат в основе межличностных отношений. Ниже будет представлена его краткая биография, а также основные постулаты учения.

Краткая биография

Эрик Леннард Берн появился на свет в конце весны в 1910 году в канадском городе Монреаль. Его отец, эмигрант из России, работал врачом. Он частенько брал сына с собой на обход. Это оказало влияние на формирование мировоззрения будущего великого учёного.

Рекомендуем: Франсуаза Дольто — кто это?

Выучившись на врача, Эрик Берн эмигрировал в Соединённые Штаты. Психология человеческих взаимоотношений и отношений между людьми всегда волновала его, поэтому в сороковых годах он работал военным психиатром. Когда Вторая мировая война окончилась, он опубликовал свою первую работу «Психика в действии». Через некоторое время психолог переработал эту книжку, и она получила название «Руководство по психиатрии и психоанализу для широкого круга читателей».

Эрик Берн прожил интересную жизнь: писал книги, путешествовал, был женат трижды и три раза разводился. В последние годы своей жизни он работал над созданием статей, а также консультировал пациентов как психолог. Одновременно с этим он был авторитетным лицом в психологическом движении, занимал важные посты и был широко известен среди специалистов и обычных людей.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Величайший психолог умер летом 1970 года, он до последнего дня работал в своей клинике в Калифорнии.

Основы учения

Трансакционный анализ Бёрна можно по праву назвать делом всей его жизни. По мнению психолога, в основе всех осознанных и неосознанных действий человека лежат три эго-состояния. В каждый момент жизни человек пребывает в одном из этих состояний.

Вышеуказанные эго-состояния имеют символические названия:

  • Взрослый.
  • Родитель.
  • Ребёнок.

«Взрослый» – это эго-состояние, отвечающее за анализ окружающей действительности, рассудочное реагирование и серьёзный подход. «Родитель» – это наша совесть, та часть души, которая активно возмущается, если что-то делается неправильно. «Родитель» определяет, что этично, а что неэтично для каждого отдельно взятого человека.

А «Ребёнок»? «Ребёнок» ориентируется только на свои потребности: интересно ли ему это действие? Весело ли? Комфортно или нет? Так всегда мир оценивается детьми, поэтому эго-состояние «Ребёнок» является самой живой и эмоциональной частью человека.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Таким образом, все три эго-состояния уравновешивают друг друга и делают человека способным адаптироваться к условиям окружающей действительности. Эти состояния должны работать согласованно, и если у индивида нет связи между ними, ему сложно жить. Однако не всегда эго-состояния развиты равномерно: порой человек «зависает» в состоянии «Капризного Ребёнка» или в любом другом – «Критикующий Родитель», например. Это повод обратиться к психологу, поскольку такая ситуация может угрожать душевному здоровью самого человека и окружающих его людей.

Рекомендуем: Что значит мортидо в психологии?

Интересно, что американский психиатр развивал в трансакционном анализе не только теорию эго-состояний. Помимо этого он разработал диагноз эго-состояний, он же — структурный анализ, а также анализ сценария. Ведь что такое трансакция? Это действия, лежащие в основе межличностных отношений и поступков человека. Последовательность трансакций можно назвать игрой, в которую играет каждый человек, часто не по своей воле. Эрик Берн изучал эти игры.

На основе трансакций, то есть анализируя прошлое человека и его рассказы о себе, можно сделать выводы о его сценарии. Исходя из этого сценария можно в некоторой мере предсказать его поступки и действия. Подобный анализ широко применяется в консультировании, а также в судебной психиатрии. Данная техника считается одним из величайших открытий двадцатого века.

Эрик Леннард Берн написал несколько всемирно известных книг, идеи которых родились у него после некоторых особенно интересных семинаров. Эти книги сразу же получили широкую известность. Для примера, «Игры, в которые играют люди» почти моментально разошлась огромным тиражом и вошла в серию «Книги, меняющие жизнь».

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

В числе других известных книг этого автора можно назвать:

  • «Психика в действии».
  • «Секс в человеческой любви».
  • «Групповое лечение».
  • «Трансакционный анализ и психотерапия».
  • «За пределами игр и сценариев».

Интерес может вызвать работа «Познай себя». В ней рассказывается об отпечатках прошлого, которые надёжно спрятаны в нашем подсознании, словно в старой кладовке. В данной книге автор развивает и дорабатывает размышления Юнга и Фрейда о богатстве человеческого подсознания, а также об огромном количестве информации, мечтаний, опыта, воспоминаний, которое наша психика скрывает…

В своих научных трудах учёный не только в доступной форме излагает свои взгляды на жизнь и на человеческую психику, но и помогает людям расширять границы своего сознания, уходить от привычных сценариев и рамок, менять правила игры. Все книги содержат множество интересных фактов, шуток и полезных советов, кроме того, написаны они достаточно простым и ироничным языком.

Рекомендуем: Что такое совесть?

Эрик Берн изучал динамику развития больших и малых социальных групп, будь то семья, рабочий коллектив, город Антананариву или планета Земля. Интересны исследования психиатра в области лидерства и подчинения. Он подробно описывает механизм становления такого явления, как лидерство и влиятельность.

Его разработки будут интересны любому, кто планирует достичь успеха в своих жизненных начинаниях. Известно, например, что научно-популярную работу психолога под названием «Лидер и группа» знаменитые американские и британские политики называли своей настольной книгой, а видные бизнес-тренеры часто используют её в качестве практического пособия.

Американский психолог Эрик Берн может по праву считаться величайшим учёным. Его работы стоят в одном ряду с трудами Зигмунда Фрейда и Карла Юнга, а влияние этого талантливого врача на современную психологию и психотерапию практически неоценимо. Его вклад, внесённый в науку о человеческом мышлении, действительно невероятно велик, а его научные разработки используются сегодня во многих областях человеческого знания. Автор: Ирина Шумилова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Биография Эрика Бёрна

Эрик Бёрн — легендарный американский психиатр, создавший теорию трансакционного анализа. Целью психотерапевта при проведении трансактного анализа является выявление игр, которые могут привести пациента к неврозам и психозам, поиск оптимального варианта выхода из игры и перепрограммирование личностного сценария, сформированного в детстве.

Трансакция – единица коммуникации между людьми. Трансакции, имеющие скрытые побуждения, Эрик Бёрн называет играми. По его мнению, при общении человек находится в одном из 3- х эго-состояний: Ребёнок, Родитель или Взрослый.

Детство Эрика Бёрна

Эрик Бёрн (полное имя Эрик Леннард Бернштейн) родом из канадского города Монреаль. Отец Бёрна – Давид Бернстайн был врачом, а мать – Сара Гордон писателем и редактором. Семья Бёрна жила в бедном районе. Отец часто брал маленького Эрика на осмотр пациентов. Играя с детьми в детстве маленький Эрик, исполнял роль врача. Биографы отмечают тот, факт, что Эрику приходилось придумывать различные способы воздействия, чтобы уговорить других детей исполнять роль пациентов.

Отец имел сильное влияние на мальчика. Огромная привязанность к отцу прослеживается и в работах Эрика. Книга «Трансактный анализ в психотерапии» начинается с посвящения отцу Бёрна:

В память о моем отце Дэвиде, докторе медицины, мастере хирургии и враче для бедных». Смерть отца причинила мальчику большую боль, но именно после этого сложного момента в жизни, Эрик начинает писать свои первые эссе.

Обучение профессии

Эрик Бёрн учился в Мак-Гиллском университете в городе Монреаль. В 1931 г. Бёрн получает степень бакалавра, а через четыре года получает степени магистра хирургии и доктора медицины. После чего он перебирается в США, где получает американское гражданство. В Нью–Джерси Эрик Бёрн проходит интернатуру в Ингллвудской больнице, после чего становится психиатрическим ординатором в Медицинской школе при Йельском университете.

Из-за распространения антисемитских настроений психиатр меняет фамилию Бернштейн на Бёрн. Вскоре он перебирается в Нью-Йорк, где становится ассистентом в больнице Горы Сион, а в 1941 году проходит специальный учебный курс в Нью–Йоркском институте. Во время прохождения этого курса Бёрна подверг психоанализу один из последователей З. Фрейда – Поль Федерн. На становление взглядов Эрика Бёрна значительное влияние оказали работы Зигмунда Фрейда. Бёрн говорил:

если представить теорию трансактного анализа в виде яблока, то психоанализ будет его сердцевиной.

Также психолог уделял большое внимание социальному аспекту психических заболеваний.

Впервые ознакомился с групповой терапией Э. Бёрн в процессе прохождения военной службы, когда в 1943 году вступил в армейский медицинский корпус. В 1946 году он переезжает в Калифорнию и начинает работу над созданием книги «Психика в действии».

Вскоре Бёрн проходит учебный курс по психоанализу у Э. Эриксона. В 1950 году Эрик Бёрн возвращается к частной практике.

Концепции и теории Бёрна

Бёрн разрабатывает теорию эго-состояний. Эго-состояния анализируются исходя из повествования пациентов о себе.

1954-1958 годах Эрик Бёрн занимался разработкой концепции трансактного анализа. С 1958 проводит психиатрические семинары в Сан-Франциско.

В 1956 году Бёрн подал заявление в психоаналитический институт Сан-Франциско в третий раз и снова получает отказ. Об этом случае Бёрн писал:

…После пятнадцати лет психоаналитическое движение и автор официально разошлись (оставшись в хороших отношениях)…

Через несколько лет Эрику Бёрну предложили стать членом психоаналитического института, но решил отказаться. Он считал, что ортодоксальность практики не лучшим образом сказывается на результатах.

Ноябрь 1957 года был ознаменован выступлением Берна с докладом «Трансактный анализ: новый и эффективный метод групповой терапии» на Западной Региональной конференции в Лос-Анджелесе. Этот доклад публикуется в 1958 г.

Следующие три года Бёрн практиковал на островах в Тихом океане.

В 1961 году издается книга «Трансактный анализ в психотерапии», а в 1963 публикуется работа «Структура и динамика организации групп». В 1964 году выходит книга «Игры, в которые играют люди». Концепция трансактного анализа представлена в книге «Принципы группового лечения», которая была выпущена в 1966 году.

В книге «Что вы говорите после того, как говорите, здравствуйте?», которая выпущена в 1972 году, Бёрн представляет вниманию читателей концепцию сценарного анализа. В 1962 году появляется журнал «Бюллетень трансакционного анализа». В 1964 году создана Международная ассоциация трансактного анализа.

Бёрна очень интересовала тема интуиции, уже после смерти знаменитого психиатра все его наработке по этой теме были собраны в книге «Интуиция и эго-состояния».

Одной из важнейших заслуг Бёрна является перевод сложных для понимания психотерапевтических концепций на язык понятный простому читателю.

Литература:
  1. Бёрн Э. Игры, в которые играют люди.
  2. Карпенко Л.А. История психологии в лицах.
  3. Литвак М. Е. Из Ада в Рай. Избранные лекции по психологии.

Автор: Елизавета Листер
Писатель, преподаватель истории

Публикуется в авторской редакции

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Эрик Берн, психолог, психиатр

Годы жизни: 10 мая 1910 – 15 июля 1970

«Мы рождаемся принцами, и цивилизационный процесс превращает нас в лягушек».

Берн был проницательным наблюдателем, изучавшим людей и их поведение. Этот аспект развился у него довольно рано, например, младшая сестра Грейс вспоминала, что в студенческие годы он проводил часы в Монреальских доках, наблюдая за алкоголиками.

Эрик Берн (Леонард Бернштейн) родился 10 мая 1910 года в Монреале, Канада, в еврейской семье выходцев из России. Отец, Дэвид Хиллер Бернштейн, был практикующим терапевтом и часто брал маленького Эрика с собой во время обхода пациентов. Мать, Сара Гордон Бернштейн, — писатель и редактор — поощряла литературный опыт молодого Берна.

Дэвид Хиллер Бернштейн умер в 37 лет от туберкулеза. Эрику на тот момент было всего 10 лет, он тяжело переживал утрату.

Восхищение, с которым юный Берн смотрел на отца, предопределило выбор будущей профессии. Он закончил Университет Макгилла в 1931 году, а четыре года спустя получил докторскую степень по медицине и степень магистра хирургии. Завершив обучение, переехал в Америку и получил американское гражданство. Проходил интернатуру в больнице Энглвуда, Нью-Джерси, а затем психиатрическую ординатуру в клинике при медицинской школе Йельского университета.

В конце 1940-х годов на волне антисемитских волнений в США Бернстайн сократил фамилию и официально стал Эриком Берном.

Первое назначение как психиатра он получил в психиатрический госпиталь Нью-Йорка. В 1940 году открыл частную практику в городе Норуолк, штат Коннектикут. В это же время он познакомился с первой женой Рут, которая позже подарила ему двоих детей.

Во время Второй мировой войны Берн прервал практику и присоединился к армейскому медицинскому корпусу США в качестве психиатра. В его задачи входила оценка умственных способностей «нервозных» солдат. Вскоре он обнаружил у себя способность к быстрой и точной постановке диагнозов. Он развил эту находку в ряде научных статей, посвященных роли интуиции в клинической диагностике. В 1945 году они с Рут развелись. Расставание проходило тяжело, на фоне взаимных обвинений бывшая жена заявила, что Берн жестоко с ней обращался.

Дослужившись до звания майора, Эрик Берн в 1946 году уволился из армии и переехал в Калифорнию, где закончил работу над книгой «Психика в действии». Позже Берн доработал этот труд, сегодня он известен под названием «Руководство по психиатрии и психоанализу для широкого круга читателей».

Берн приступил к занятиям в психоаналитическом институте Сан-Франциско и начал проходить обучающий курс психоанализа у Эрика Эриксона. Вскоре после этого он встретил девушку Дороти, в которую немедленно влюбился. Но Эриксон запретил ему жениться, пока он не закончит свой дидактический анализ. Берн завершил эту часть обучения к 1949 году, и они с Дороти поженились. У второй жены были трое детей от предыдущего брака, и от Берна она родила еще двоих сыновей.

Берн долгие годы был сторонником психоанализа, но отошел от его ортодоксального направления, получив отказ на прошение о вступлении в члены Психоаналитического института Сан-Франциско. С одной стороны, он был раздосадован, с другой стороны, это пробудило в нем желание и амбиции внести что-то новое в психоанализ.

Работая психиатром, Берн лечил сотни пациентов и постоянно отмечал, что люди менялись в ходе разговора. Изменения не обязательно были вербальными — они могли касаться выражения лица, языка тела и других невербальных сигналов.

Однажды к нему на консультацию пришел 35-летний адвокат. Во время сессии он сказал: «На самом деле я не юрист, а просто маленький мальчик». Берна очень заинтересовала эта идея: как в одном человеке уживаются два состояния. Он назвал эти состояние «Взрослый» и «Ребенок» и предположил, что это не частный случай, а общее место для всех людей. Позже он нашел третье состояние — «Родитель». После многочисленных экспериментов он обнаружил подтверждение теории. Так в 1957 году Берн представил транзактный анализ.

Транзактный анализ Берна изучает эго-состояния индивида и стратегии, с помощью которых эго-состояния формируют вид социального взаимодействия. Многие идеи транзактного анализа Берн продолжал оттачивать на вечерних семинарах, которые проходили каждый вторник. В 1958 году они переросли в социально-психиатрические семинары Сан-Франциско, и позже их переименовали в его честь. На волне растущей популярности теории Берна в 1964 году появилась Международная ассоциация транзактного анализа.

Карьера Берна развивалась стремительно, но личная жизнь вновь не складывалась — в этот период он развелся с женой. Берн решил посвятить себя работе. В 1960-е годы он занимал сразу несколько должностей, вот лишь некоторые из них: консультант по психиатрии при главе медицинского управления армии США, лечащий психиатр в клинике Психической гигиены администрации ветеранов, лектор, читающий курс групповой психотерапии в Нейропсихиатрической клинике Лэнгли-Портера, в Стенфордской психиатрической клинике.

В 1964 году вышла его книга «Игры, в которые играют люди», ставшая невероятно популярной. Ее обсуждали все ведущие газеты и журналы, Берн давал многочисленные интервью на телевидении.

В 1967 году он женился в третий раз. О своей последней жене Берн писал: «Красивая, интеллигентная, добросовестная, вежливая, ласковая Афродита с длинными светлыми волосами». Несмотря на столь поэтичное описание, брак продлился три года и закончился разводом в начале 1970 года, незадолго до смерти Берна.

Его профессиональные достижения как основоположника транзактного анализа получили широкое признание. Что касается личной жизни — друзья отмечали в нем крайний парадокс: в один момент он мог быть спонтанным и очаровательным, а потом вдруг становился авторитарным, требовательным, жестким.

Причины, по которым распались три брака Берна, так и остаются невыясненными. Один из его друзей предположил, что ранняя смерть прописана в жизненном сценарии Берна: он умер от разбитого сердца, потому что не мог поддерживать любовь и не позволял другим любить себя.

Эрика Берна госпитализировали 26 июня 1970 года с острой болью в груди, которая оказалась сердечным приступом. Через три недели он скончался от нового, более обширного приступа.

Вклад Эрика Берна в психологию

Один из самых видных самобытных психологов 20-го века – Эрик Берн. Получив сначала традиционное медицинское образование, впоследствии он увлекся психиатрией и психоанализом. Сложные отношения с Психоаналитическим Институтом в Сан-Франциско повлияли на его самоопределение в научном мире. Возможно, не было бы никаких открытий и всей Трансактной Теории, если бы не унизительная пощечина от Института, трижды отказавшего в членстве Эрику Берну после обучения.

Путь и становление Эрика Берна как психолога

Американский ученый родился в Канаде в 1910 году и при рождении получил имя Леонард Бернстайн. Его отец был врачом, и это сказалось позднее на выборе профессии. Детские переживания совместных с отцом посещений больных, игр со сверстниками в больницу были усилены ранним уходом из жизни отца. Его смерть ярко запечатлелась в памяти сына.

Он стал доктором медицины и магистром хирургии. В середине 30-х он переехал в США, где окончил интернатуру, открыл психиатрическую практику, сменил имя на Эрик Берн. К 1941-му он уже основательно увлекся психоанализом. Во время Второй мировой войны работал военным психиатром при армии. Параллельно с этим он не переставал консультировать по хирургии.

После армии он обучался психоанализу у Эрика Эриксона. Но почти сразу ученый демонстрирует «инакомыслие». Многое в классической теории психоанализа ему представляется по-другому. Если психоаналитики стремятся дойти с пациентом до момента его рождения, чтобы проработать мельчайшие детали воспоминаний, оставивших яркий след в формировании личности, то Берн предполагал еще более глубокий анализ родителей, воспитывавших ребенка и давших свои установки, и предков – передавших свой опыт и мировоззрение.

Это одна из ключевых позиций Берна – осмысление (или его отсутствие) предыдущего опыта и переданного опыта из поколения в поколение. Поддержки он не встретил со стороны коллег и учителей. Более того, когда в 1956 году он подал заявку на членство в 3-й раз – и в 3-й раз ее отклонили. Это, с одной стороны, подействовало на него разрушительно, с другой – заставило обособиться и заняться самостоятельными исследованиями.

Теория трансактного анализа

Не отказываясь от важных постулатов психоаналитиков, Берн сосредотачивается на межличностных отношениях и том, как они влияют на жизнь человека.

В своих наиболее известных трудах «Игры, в которые играют люди», «Люди, которые играют в игры» он проводит параллели между человеческой потребностью в общении (сенсорных впечатлениях) и потребностью в пище. Не получая необходимых нутриентов и стимулов к развитию, физическое тело развивается с патологиями. То же происходит и с формированием личности.

Длительный сенсорный голод способен деструктивно влиять как на ребенка, так и на взрослого человека. Это приводит к психосоматике, происходят изменения в тканях организма. Этот голод толкает людей на совершение действия (акт), подчас имеющего иные мотивы и выгоды, нежели транслирует субъект. Он призывает окружающих к совместному совершению акта, но преследует свою скрытую цель.

Такое поведение Берн называет «игрой» в значении «неестественное». Игра в его понимании – это осуществление действа двумя и более лицами по заранее спрограммированному алгоритму. Он проводил клинические испытания, в которых рассматривал множество типовых сценариев подобных игр. Их все он последовательно описал и объяснил.

Автор считал, что большинство сценариев человек усваивает в детстве, получая определенные установки от родителей. И это бессознательно руководит им в течение всей жизни, задавая векторы успеха или неуспеха. Большинство людей не замечают подобного эффекта, так как сценарий управляет им в обход сознания. Впрочем, считает Берн, избавиться от любого негативного или позитивного сценария возможно путем осознания происходящего.

Следующим важнейшим моментом, ставшим знаковым в психологии, психотерапии и психиатрии, стал структурный анализ личности. Берн выделил 3 состояния психики человека в реальном времени. Это ощущение человеком себя в окружающем пространстве как ребенка (Я-Ребенок), родителя (Я-Родитель), взрослого (Я-Взрослый). Это не суб-личности, а именно состояние психики, которое характеризуется определенными чертами:

  • Я-Ребенок дает человеку ощущение радости жизни, он обращен к будущему, к познанию, но лишен ответственности;
  • Я-Родитель обращен в прошлое, анализирует прошлый негативный опыт и, стремясь предохранить от подобных переживаний дитя, выставляет запреты;
  • Я-Взрослый существует «здесь и сейчас», он спокойно наблюдает за тем, как ребенок (личность) приобретает опыт, ведь важнее не то, ЧТО и КАК прожил человек, а его интерпретация произошедшего.

Все 3 состояния для личности важны, слишком сильное преобладание одной фигуры способно внести дисбаланс в жизнь. Так же как и попытка уменьшить одну из них. Грамотный анализ себя самого (или с помощью психолога) поможет человеку понять, из каких состояний эго принималось то или иное решение, и как выбираться из тупиковых ситуаций.

Психология движется дальше. Уже сегодня многие ученые в этой области говорят о том, что чрезмерное обвинение родителей, заложивших неправильные установки в малосознательном возрасте, способствует усилению инфантильности личности. Стремление развивать в себе осознанность и ответственность позволит человеку действовать в соответствии только со своими интересами, учитывая интересы остальных и не ожидая от них, что они поставят чьи-то интересы выше своих.

Источники: Эрик Берн «Игры, в которые играют люди», «Люди, которые играют в игры».

Автор: Светлана Ломако

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Купить книгу в Литрес Купить книгу на ОЗОН Купить книгу в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *